Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Социология политики (Сравнительный анализ российских и американских политических реалий)

ModernLib.Ru / История / Ашин Г. / Социология политики (Сравнительный анализ российских и американских политических реалий) - Чтение (Весь текст)
Автор: Ашин Г.
Жанр: История
загрузка...

Ашин Г К & Кравченко С А & Лозанский Э Д
Социология политики (Сравнительный анализ российских и американских политических реалий)

      Г.К. Ашин, С.А. Кравченко, Э.Д. Лозанский
      СОЦИОЛОГИЯ ПОЛИТИКИ
      Сравнительный анализ российских и американских политических реалий.
      ОГЛАВЛЕНИЕ.
      Раздел II. Политические лидеры и элиты
      Тема 7. ЭЛИТА: ПОНЯТИЕ И РЕАЛЬНОСТЬ
      1. Спор о термине
      2. Этимология термина и его применение
      3. Понятие "элита" в социологических исследованиях (операциональный уровень термина)
      4. Элита и правящий класс
      Тема 8. СТРУКТУРЫ ВЛАСТИ И ЭЛИТА В США
      1. Теории политического плюрализма и их критики
      2. Неоэлитизм. Модели политической структуры США
      3. К дискуссии о структуре власти в США
      4. Канун XXI века. Продолжение дискуссии
      5. Типология концепций политической власти (конец XX века)
      Тема 9. ОТ МОНИЗМА К ПЛЮРАЛИЗМУ (ЭВОЛЮЦИЯ РОССИЙСКИХ ЭЛИТ)
      1. Закономерности смены элит
      2. Дореволюционные российские элиты
      3. Советская элита
      4. Постсоветская элита
      Тема 10. РЕКРУТИРОВАНИЕ ЭЛИТ В РОССИИ И США
      1. Типологии рекрутирования элит
      2. Особенности рекрутирования американских политико-административных элит
      3. Рекрутирование элит в России
      4. Сравнение российских и американских моделей рекрутирования элит
      Тема 11. ЭЛИТНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ И США
      1. Понятие элитного образования
      2. Из истории элитного образования
      3. Опыт элитного образования в России
      4. Элитное образование и социальная справедливость
      5. Социология элитного образования
      6. Государство и элитное образование
      7. Элитное образование в США
      8. Некоторые выводы
      ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЛИДЕРЫ И ЭЛИТЫ
      Тема 7. Элита: понятие и реальность
      Сравнительные исследования социально-политических систем (а нас интересует прежде всего сравнительный анализ социально-политических систем России и США) многие социологи и политологи начинают с анализа их элит, в концентрированном виде отражающих сущность, специфику той или иной политсистемы. Такой подход в определенной мере оправдан, с положением об особой важности исследований элит в любых социально-политических системах можно согласиться, при условии, что их роль не будет абсолютизироваться, роль субъекта социально-политического процесса не будет отводиться целиком элитам, как это имеет место у ряда элитологов, начиная с Г. Моски.
      Известные специалисты по политической социологии М. Доган и Дж. Хигли в книге по компаративным исследованиям современных элит пишут, что политические режимы обычно рождаются в условиях кризиса, который влечет за собой острую конфронтацию политических элит, и характер этих элит неминуемо накладывает свой отпечаток на весь характер тех или иных политических режимов. Отметим, что для обоснования этого тезиса авторы обращаются к опыту России XX века, где советский режим был рожден в
      [227]
      революционном кризисе 1917 года, постсоветский - в кризисе 1991 года(1).
      Проблема элиты - важный аспект проблемы субъекта исторического процесса. На вопрос, кто является субъектом истории, может быть дан самый общий ответ люди. Но он нас не удовлетворит именно в силу этой общности. Ведь на деле этот объект весьма дифференцирован. Не все люди одинаково "субъектны", некоторые пассивны, некоторые выступают не двигателем, а тормозом социального прогресса. Это относится и к различным классам и социальным группам. Разные люди, разные сегменты общества обладают разным уровнем пассионарности.
      Проблема элиты тесно связана с проблемой разделения труда в обществе, элементом которой является дифференциация общества на руководителей (их всегда меньшинство) и руководимых. Это в определенной степени коррелируется с биологическими, психологическими и иными различиями между людьми, из которых отнюдь не все могут быть руководителями, организаторами. Психологи считают, что таковых всего несколько процентов. Казалось бы, проблема решаема естественным образом, гармонично. Достаточно тривиальная констатация того, что люди не равны по своим психофизическим данным, что только небольшой процент их имеет склонность к организаторской деятельности, причем разделение труда приводит к выделению на роль организаторов меньшинство, а на роль исполнителей - большинство населения - все это видится ключом к оптимальной социальной организации. Однако тут возникает слишком много "но". Прежде всего, люди, занимающие руководящие общественные позиции, как правило, требуют для себя привилегированного положения. Кроме того, они обычно стремятся к тому, чтобы захватить как можно больше власти, уйти от контроля масс, что представ
      ---------
      (1) Elites, Crises, and the Origins of Regimes, ed. by Dogan V. and Higley J., N.Y., Oxford, 1998, p. 3, 4.
      [228]
      ляет опасность для общества. По-видимому, подлинное решение этой проблемы - оптимизация отношений элиты и масс.
      Разумная политика может быть в самом общем виде определена как направленность на уменьшение энтропии в обществе. Кто является субъектом и инициатором такой политики? Можно предположить, что им являются народные массы, объективно заинтересованные в такой политике. Однако вряд ли возможно представить себе, что оптимальная политика, направленная на прогрессивные социальные преобразования, например, на модернизацию общества, будет выработана непосредственно народными массами. Хорошая идея не может придти в голову сразу миллионам людей. Сначала она приходит в голову одному или немногим людям и только потом, при благоприятных обстоятельствах, может овладеть умами миллионов людей. Таким образом, инициатором такой политики обычно является элита (либо стоящая у власти, либо, чаще, потенциальная элита (контрэлита). В этом - ее роль как важнейшего элемента в структуре субъекта социально-политического процесса. Понимание этого особенно важно в свете исторического опыта XX века, который показал, что массы часто оказываются носителями политических процессов, которым больше подходит понятие энтропийных. Они порой оказываются носителями движений отнюдь не демократических, порой тоталитарных (большевизм, фашизм, маккартизм, пужадизм, перонизм, исламский фундаментализм и т.п.).
      Элитарные концепции явились отражением объективного исторического процесса, в котором прогрессивные изменения инициировались прежде всего творческим меньшинством общества. Их возникновение относится к ранним этапам человеческой истории. Низкий уровень развития производительных сил общества заставлял людей трудиться на пределе своих возможностей, почти не оставляя им свободного времени, без которого не может реализовываться свобод
      [229]
      ное развитие человека. Но такое положение не означало консервации одних и тех же примитивных форм человеческой организации. Социальная эволюция нашла выход из этого положения, безусловно, тормозившего прогресс. Развитие человеческой индивидуальности, развитие творческих потенций человека оказалось сфокусированным в определенных группах людей - элите, которая и выступила важным инструментом общественного прогресса, его катализатором.
      Однако положение осложнялось тем, что эти немногие, обладающие свободным временем (за счет эксплуатации подавляющего большинства общества) часто были далеко не лучшими или наиболее способными людьми. В сословном обществе человек выполнял только те социальные роли, которые были следствием его происхождения, его классово-сословной принадлежности. Поэтому порой наиболее одаренные индивиды не могли себя проявить, реализовать свои творческие потенции, что, естественно, замедляло прогресс человечества. С развитием товарно-денежных отношений, с разрушением сословных перегородок расширились возможности для наиболее способных, одаренных людей с инновационными способностями проникнуть в элиту, хотя все равно эти возможности остались неравными. В лучших условиях находятся выходцы их наиболее обеспеченных семейств, занимающих высшие ступеньки социальной иерархии. Собственно, стремление элиты передать привилегии, создать своим детям лучшие стартовые возможности в определенной степени, по-видимому, естественны. Однако на протяжении человеческой истории пробивала себе дорогу тенденция, расширяющая возможности для наиболее способных личностей пробиться в элиту, получить возможность реализовать свои творческие потенции, внести максимальный вклад в развитие человечества. Эта тенденция с особой силой проявила себя в постиндустриальном, информационном обществе.
      [230]
      Известно, что само разделение труда на физический и умственный поставило представителей второго в привилегированное положение. Но как раз люди умственного труда и осуществляют исследования элит. Разумеется, сказанное в особой степени относится к прошлому, когда представителей умственного труда было в обществе ничтожное меньшинство. Напротив, ныне, когда профессии умственного труда стали массовыми, их представители давно уже утратили свое привилегированное положение, их доходы порой ниже доходов людей, занимающихся физическим трудом, и их отношение к правящей элите, ранее преимущественно апологетическое, сменилось достаточно критическим. Собственно, указанные сдвиги "работают" на общий рост демократических тенденций в современном мире.
      Теории элиты - отнюдь не продукт чистой науки, "незамутненного сознания". Они конструируются прежде всего самими представителями господствующего класса (вспомним, что еще в не столь отдаленном прошлом образованные люди были почти сплошь выходцами из привилегированных классов общества). Поскольку само духовное творчество было, как правило, привилегией господствующих классов, естественно, что они исследовали прежде всего свою собственную деятельность. Уже поэтому к элитарным теориям приходится относиться с изрядной долей скептицизма: ведь исследуют элиту чаще всего либо сами представители элиты, либо люди, близкие к ней. Но поскольку роль элиты в обществе прежде всего осмысливали представители господствующих классов, получается, что элита сама себя описывает. А будет ли этот автопортрет достаточно реалистическим, не может не вызывать законных сомнений.
      [231]
      1. Спор о термине
      Начать анализ концепции лучше всего с выявления содержания термина, являющегося для нее центральным - термина "элита" (хотя мы и не склонны преувеличивать значения дефиниций, понимая, что они - только моменты, узлы теории). И тут мы сразу же столкнемся с острыми дискуссиями, которые вращаются вокруг двух главных проблем: во-первых, с пониманием этого термина, с дефиницией, с законностью его употребления и, во-вторых, с вопросом о соотношении элиты с другими категориями, раскрывающими социальную структуру и динамику общества - понятиями массы, класса, страты, лидерства и, прежде всего, с соотношением элиты и господствующего класса. Причем мы обнаружим целый калейдоскоп самых различных толкований этого термина.
      На XIX Всемирном философском конгрессе в секции политической и социальной философии, где в числе других вопросов обсуждалась и проблема политической элиты, справедливо отмечалось, что все говорящие и пишущие об элите интуитивно понимают, о чем идет речь, но как только они пытаются эксплицировать это понимание, так неминуемо возникают разногласия, обнаруживается огромный разброс мнений и точек зрения, порой диаметрально противоположных.
      В XX веке понятие элиты прочно вошло в социологические и политологические словари. Вошло, несмотря на многочисленные возражения со стороны целого ряда социологов, целого ряда направлений социально-политической и социологической мысли. Мнение о том, что термин "элита", введенный в социологию В. Парето, неудачен, что элитаристы, считая элиту субъектом политического процесса, принижают роль народных масс. что он противоречит идеалам демокра
      [232]
      тии, неоднократно высказывалось в литературе, причем авторами, придерживающимися самых различных политических ориентации - от коммунистов до либералов. Начнем с возражений со стороны марксистов, многие из которых избегают употреблять этот термин, считая, что он не "стыкуется" с марксовой теорией классов и классовой борьбы (кстати, эта точка зрения, на наш взгляд, ошибочна); излишне говорить о том, что убеждение в том, что если какая-то теория не совпадает с теорией марксизма, она не верна, то это убеждение явно догматично. Другие возражения марксистских социологов против употребления этого термина более весомы: если он обозначает господствующий эксплуататорский класс, то он не несет никакого нового содержания - значит - и не нужен; если же с его помощью классовая дифференциация общества подменяется дихотомическим делением элита - масса, то он ненаучен. Однако подобная постановка вопроса, ведущая к элиминированию элитологической проблематике, неминуемо ведет к обеднению анализа политических систем.
      Но возражения против правомерности этого термина раздаются не только со стороны марксистов. Один из основоположников современных концепций элиты Г. Моска в большинстве своих работ старался обходиться без этого термина. Против него возражает и ряд сторонников теории политического плюрализма, полагающих, что термин "элита", годный для характеристики примитивных политических систем, неприменим при анализе современных демократических структур. Правда, и они, рассматривая современные политические системы, считают возможным использование этого термина при анализе тоталитаризма, когда дихотомия элита - массы может оказаться эвристической. Так, в частности, полагают английские политологи С. Мор и Б. Хендри, не без основания утвер
      [233]
      ждающие, что теории элиты приложимы к коммунистическим политсистемам, где власть сосредоточена в руках руководства компартий, образующих авторитарную элиту, контролирующую все стороны социальной жизни(1).
      Наконец, против этого термина высказываются радикальные демократы, считающие, что наличие в обществе элиты означает узурпацию ею власти у народа (или хотя бы части этой власти); они полагают, что уже само делегирование народом власти лишает его части суверенитета (собственно, эту мысль высказывал еще Руссо, считавший, что, делегируя суверенитет, народ лишается его). Но тут неминуемо возникает вопрос о технической возможности управлять обществом без элиты. Известно, что Р. Михельс, а за ним большинство современных элитологов дают отрицательный ответ на этот вопрос.
      Есть и чисто терминологические возражения, касающиеся того, что неправильно и даже аморально применять термин "элита", этимология которого не допускает сомнений в том, что имеются в виду лучшие, наиболее достойные люди, по отношению к власть имущим, среди которых мы чаще видим людей циничных, неразборчивых в средствах, жестоких; недаром Ф. Хайек писал в "Дороге к рабству", что "у власти оказываются худшие"(2). Возникает вопрос: можно ли применять термин "элита" по отношению к власть предержащим, среди которых слишком часто оказываются наиболее изворотливые, честолюбивые люди, готовые ради своего властолюбия к любым, самым беспринципным компромиссам.
      Но хотя все эти возражения имеют определенные основания, отказ от термина, который отражает оп
      ----------
      (1) Moore S. and Hendry В. Sociology. Suffolk, 1982, р. 146.
      (2) Хайек Ф. Дорога к рабству. Новый мир // М. - 1991. - No 8. - С. 87.
      [234]
      ределенную социально-политическую реальность, определенное социальное отношение, сам по себе неконструктивен. Раз существует определенное явление -особая роль правящего меньшинства в социально-политическом процессе, значит, нужен и соответствующий термин, фиксирующий его.
      Иное дело, что Парето ввел не самый удачный термин, но искать ему замену на другой - "правящая верхушка", "господствующий класс", "правящее меньшинство", "господствующие слои", "контролирующее меньшинство" и т.д. мало что дает - ведь это будет спором о словах. В этой связи вспоминается позиция Б. Рассела, который, ссылаясь на Ф. Бэкона, говорил о том, что достаточно уточнить термины, чтобы элиминировать большинство споров, которые и ведутся из-за разного понимания слов. Итак, бессмысленно вести спор о словах, гораздо плодотворнее дискуссии не терминологические, а содержательные, прежде всего, о месте и роли элиты в социальной структуре общества, о том, определяет ли она социальный процесс, является ли она внеклассовой социальной группой, выражающей интересы общества в целом, как настаивает ряд авторов, или же это верхушка господствующего эксплуататорского класса, осуществляющая государственное руководство во имя поддержания социальной системы, которая ставит этот класс в привилегированное положение, позволяя эксплуатировать народные массы.
      2. Этимология термина и его применение
      Термин "Элита" ведет свое происхождение от латинского eligere - выбирать; в современной литературе получил широкое хождение от французского elite лучший, отборный, избранный. Начиная с XVII века он употреблялся (купцами, в частности) для обозначе
      [235]
      ния товаров наивысшего качества(1). В XVIII веке его употребление расширилось(2), он начинает употребляться для наименования "избранных людей", прежде всего, высшей знати, а также отборных ("элитных") воинских частей(3). С XIX века понятие это стали использовать также в генетике, селекции, семеноводстве для обозначения лучших семян, растений, животных для их дальнейшего разведения. В Англии, как свидетельствует Оксфордский словарь 1823 года, этот термин стал применяться к высшим социальным группам в системе социальной иерархии. Тем не менее, отметим, что понятие элиты не применялось широко в общественных науках вплоть до конца XIX - начала XX века (т.е. до появления работ В. Парето), а в США - даже до 30-х годов нашего столетия. Однако вряд ли можно сомневаться в том, что этимология может иметь сугубо вспомогательное значение при определении содержания понятия, которое выступает как момент, узловой пункт, а отчасти и результат определенной социальной концепции. Что же такое элита? Выше уже отмечалось, что при ответе на этот вопрос в построениях элитаристов мы не только не обнаружим единодушия, но, напротив, натолкнемся на целый ряд суждений, порой опровергающих одно другое. Похоже на то, что элитаристы сходятся только в одном - в постулировании необходимости элиты для общества. Во всех других аспектах между ними больше разногласий, чем согласия.
      Если суммировать основные значения, в которых этот термин употребляется социологами и политолога
      -----------
      (1) Elites in Latin America, ed. by S.Lipset and A.Solary, Oxford Univ. Press, 1967, p. VII.
      (2) Keller S. Beyond the Ruling Class. Strategic Elites in Modern Society. New Brunswick, 1991, p. 25.
      (3) Bottomore T. Elites and Society, L., 1964, p. 7; Ippolito D., Walker Т., Kolson K. Public Opinion and Responsible Democracy. New Jersey, 1976, p. 122.
      [236]
      ми, то получится весьма пестрая картина. Начнем с определения Парето, который, собственно, и ввел это понятие: это лица, получившие наивысший индекс в своей области деятельности, достигшие высшего уровня компетентности ("Трактат о всеобщей социологии"). В другой своей работе Парето пишет, что это "люди, занимающие высокое положение соответственно степени своего влияния и политического и социального могущества"... "так называемые высшие классы" и составляют элиту, "аристократию" (в этимологическом значении слова: aristos лучший)... большинство тех, кто в нее входит, как представляется, в незаурядной степени обладают определенными качествами - неважно, хорошими или дурными, - которые обеспечивают власть"(1). Среди других определений отметим следующие: наиболее активные в политическом отношении люди, ориентированные на власть, организованное меньшинство, осуществляющее управление неорганизованным большинством (Моска); люди, обладающие высоким положением в обществе и благодаря этому влияющие на социальный процесс (Дюпре); "высший господствующий класс", лица, пользующиеся в обществе наибольшим престижем, статусом, богатством, лица, обладающие наибольшей властью (Г. Лассуэлл); люди, обладающие интеллектуальным или моральным превосходством над массой безотносительно к своему статусу (Л. Бодэн), наивысшим чувством ответственности (Ортега-и-Гассет); лица, обладающие позициями власти (А. Этциони), формальной властью в организациях и институтах, определяющих социальную жизнь (Т. Дай); меньшинство, осуществляющее наиболее важные функции в обществе, имеющее наибольший вес и влияние (С. Келлер); "боговдохновленные" личности, которые откликнулись на "высший призыв", услышали "зов" и
      ----------
      (1) См.: Полис. 1993. - No 2. - С. 81-82.
      [237]
      почувствовали себя способными к лидерству (Л. Фройнд), харизматические личности (М. Вебер), творческое меньшинство общества, противостоящее нетворческому большинству (А. Тойнби); сравнительно небольшие группы, которые состоят из лиц, занимающих ведущее положение в политической, экономической, культурной жизни общества (соответственно политическая, экономическая, культурная элиты) - (В. Гэттсмен и другие теоретики элитного плюрализма); наиболее квалифицированные специалисты, прежде всего из научной и технической интеллигенции, менеджеров и высших служащих в системе бюрократического управления (представители технологического детерминизма), люди, обладающие качествами, которые воспринимаются в данном обществе как наивысшие ценности (сторонники ценностной интерпретации элиты); лица, осуществляющие в государстве власть, принимающие важнейшие решения и контролирующие их выполнение посредством бюрократического аппарата (Л. Санистебан)(1), руководящий слой в любых социальных группах - профессиональных, этнических, локальных (например, элита провинциального города); лучшие, наиболее квалифицированные представители определенной социальной группы (элита летчиков, шахматистов или даже воров и проституток - Л. Боден). В любом случае дихотомия элита - масса является для элитистов ведущим методологическими принципом анализа социальной структуры.
      Приведем еще одно из последних обобщенных определений элиты, которое дают социологи А. Сванн, Дж. Мэнор, Э. Куинн, Э. Райс: "Элиты по определению люди, которые контролируют большую долю материальных, символических и политических ресур
      --------
      (1) Сенистебан Л. Основы политической науки. - М., 1992. - С. 36.
      [238]
      сов общества, чем любая другая страта общества. Они занимают высшие посты в иерархии статуса и власти, полученные ими аскриптивно (по предписанному статусу) или ресептивно (благодаря собственным заслугам). В некоторых обществах элиты резко отделены от других граждан. Элита - те люди, которые занимают высшие властные позиции, контролируют большую часть собственности и имеют наивысший престиж"(1). Эти авторы считают, что, как правило, число этих людей составляет около одного процента от численности населения.
      Сравним эти определения. Сразу же бросается в глаза смешение терминов: некоторые под элитой имеют в виду только политическую элиту, у других трактовка элиты более всеобъемлющая. Дж. Сартори справедливо пишет не только о множестве смыслов термина, но и о переизбыточности терминов: политический класс, правящий (господствующий) класс, элита (элиты), властвующая элита, правящая элита, руководящее меньшинство и т.п.(2). А подобная переизбыточность ведет только к путанице. Прав А. Цукерман, отмечающий в этой связи: "Различными названиями пользуются для обозначения одного и того же концепта, и различные концепты обозначаются одним и тем же названием"(3). Поэтому задача видится не в том, чтобы ввести еще один термин, а чтобы четко определить понятие, ставшее наиболее распространенным, понятие элиты, ввести его со строгим, однозначным содержанием. Отметим, что понятие элиты тесно связано с проблемой социальной стратификации: элита - это высший слой в любой системе социальной стратификации. Естественно, что в определении поня
      -------
      (1) Current Sociology. L" 2000, v. 48, р. 46.
      (2) Сартори Дж. Вертикальная демократия//Полис. - 1993. - No 2. - С. 80.
      (3) Там же.
      [239]
      тия политической элиты речь идет о политической стратификации общества.
      Существующие в политологии дефиниции различаются между собой и с точки зрения широты понятия элиты. Сторонники более узкого определения относят к элите только высший эшелон государственной власти, сторонники более широкого всю иерархию управленцев, выделяя высшее звено власти, принимающее решения, жизненно важные для всей страны, среднее звено, принимающее решения, значимые для отдельных регионов, отдельных сфер социальной деятельности, наконец, разветвленный бюрократический аппарат. Чтобы иерархизировать структурные элементы элиты, С. Келлер вводит понятие "стратегических элит". Появился и термин "суперэлита" или элита в системе элит. По отношению к низшим структурным уровням элиты предлагается термин "субэлиты", региональные элиты и т.д. Наконец, в самой политической элите следует различать правящую элиту и оппозиционную (если это - "системная" оппозиция, борющаяся за власть в рамках данной политической системы) и контрэлиту, имеющей целью изменение всей политической системы.
      Попутно сделаем еще некоторые уточнения. Отмечая наличие разных точек зрения на содержание термина элита", нельзя пройти мимо своеобразной позиции американского социолога Р. Миллса, бывшим одним из лидеров "новых левых". Большинство западных политологов считают его элитаристом и сторонником институционального подхода к элите. Они склонны игнорировать специфику позиции Миллса. Последний признавал деление современного американского общества на элиту и массу, но это признание оборачивалось у него страстным обличением элитарности политической системы. И когда американские политологи, в частности, Д. Гилберт и И. Кал считают Р. Миллса и Ф. Хантера теоретиками элит, в противоположность теоретикам
      [240]
      плюрализма(1), тут нельзя не возразить. В связи с этим возникает закономерный вопрос: насколько правомерно употребление американскими и западноевропейскими политологами термина "элитарист" в отношении всех исследователей, принимающих схему элита - масса. Следует различать аналитический и нормативный подходы к делению общества на элиту и массу и применять термин "элитарист" лишь к тем, кто (подобно Ортеге-и-Гассету) видит свой идеал в элитарной общественной структуре. Миллс же, признавая элитарность американской социально-политической системы, критикует ее как недемократическую (или, скажем мягче, недостаточно демократическую). Нетрудно видеть, что его идеал далек от элитаризма. Скорее следует употребить по отношению к Миллсу более нейтральный термин - "элитолог".
      Как мы убедились, подходы социологов и политологов различных направлений и ориентации отличаются большой пестротой. Но если все же попытаться сгруппировать все эти различные определения, то выявятся два главных подхода к данной проблеме: ценностной и структурно-функциональный. Сторонники первого подхода объясняют существование элиты "превосходством" (прежде всего интеллектуальным, моральным и т.д.) одних людей над другими; второго подхода исключительной важностью функций управления для общества, которые детерминируют исключительность роли людей, выполняющих эти функции (причем выполнение данных функций с необходимостью осуществляется меньшинством). С. Келлер также полагает, что "две главные перспективы характеризуют прошлые исследования элит: моральная и функциональная. Первая концентрируется на моральном пре
      (1) Gilbert D. and Kahl J. The American Class Structure. Belmont. 1992, p. 191.
      [ 241]
      восходстве определенных индивидов, вторая - на функциональной роли социальных страт". Однако обе эти главные интерпретации элитизма страдают существенными пороками. Один - ценностной - может легко вылиться в мистицизм и примитивную апологию власть имущих, другой - функциональный - в тавтологию и опять-таки апологетику. Этого не могли не заметить многие исследователи политический элит, такие, например, как Т. Боттомор, С. Келлер, У. Рансимен. Именно Келлер отметила, что морализаторский подход легко деградирует в мистицизм, тогда как функциональный оборачивается тавтологией(1). Поясняя эти положения, Рансимен пишет: "Если правящая элита определяется как совокупность лучших правителей, подобно тому, как элита шахматистов - это лучшие игроки, то сказать, что элита должна состоять из лучших правителей - не более, чем тавтология. Если, с другой стороны, элита включает тех, кому удалось занять правящие позиции, то тогда говорить, что они управляют потому, что обладают соответствующими качествами, - почти полностью неправда"(2).
      В самом деле, на вопрос, кто обладает властью в том или ином обществе элитарист, функциональной ориентации обычно отвечает: тот, кто имеет власть, главным образом потому, что возглавляет определенные институты власти. А ведь подлинная проблема в том, чтобы объяснить, почему определенная элитная группа овладела властными позициями. Можно по-разному относиться к марксизму, но как раз в этом отношении он четко сформулировал проблему, попытавшись выявить, как экономически господствующий класс, владеющий средствами производства, оказывается и полити
      --------
      (1) Keller S., op.cit., p. 5.
      (2) Runciman W. Social Science and Political Theory. Cambridge, 1999, p. 69.
      [242]
      чески господствующим классом, то есть классом, осуществляющим политическую власть. Что же касается тесно связанного с функционализмом институционального подхода, широко распространенного в политологии и социологии, трактующего элиту как группу лиц, которые занимают руководящие позиции в важнейших социальных и политических институтах(1) - правительственных, экономических, военных, культурных, то он грешит абсолютизацией формального механизма власти, непониманием его социально-классовой природы.
      Из многочисленных критериев для выделения элиты функционалисты подчеркивают один, причем действительно важнейший, Дж. Сартори называет его альтиметрическим: элитная группа является таковой потому, что располагается по вертикальному разрезу строения общества "наверху". Итак, согласно альтиметрическому критерию, саркастически замечает Сартори, предполагается, что кто наверху, тот и властвует, - предположение, основывающееся на том мудром доводе, что власть возносит наверх, а обладающий властью потому и обладает ею, что находится наверху(2). Альтиметрический критерий сводит дело к оправданию фактического положения вещей. В связи с этим функциональный подход оказывается весьма уязвимым для критики с позиций тех социологов, которые отдают примат другому критерию выделения элиты - критерию достоинств, заслуг, согласно которому властвующая элита должна состоять из достойнейших, выдающихся, высокоморальных людей.
      Однако ценностная интерпретация элиты страдает, на наш взгляд, еще большими недостатками, чем структурно-функциональная. На вопрос, кто правит об
      --------
      (1) См: Dye Т. Who Is Running America? The Clinton Era. 5-th ed., N.J., 1995; 6-th ed., 2000.
      (2) Сартори Дж.. Цит. соч. - С. 81.
      [243]
      ществом, элитарист ценностной ориентации может дать ответ: мудрые, дальновидные, достойнейшие. Однако любое эмпирическое исследование правящих групп в любых существующих ныне (и существовавших ранее) политических системах с легкостью опровергнет такое утверждение, ибо покажет, что слишком часто это - жестокие, циничные, коррумпированные, корыстолюбивые, властолюбивые, не брезгующие для достижения своей цели никакими средствами лица. Но если требования мудрости, добродетельности для элиты - норматив, который начисто опровергается действительностью, тогда - пусть нас простят за каламбур какова ценность ценностного подхода? Обычно элитарист консервативной ориентации прокламирует в качестве своего идеала совмещения этого норматива с действительностью (таков был и идеал Платона), и, как следствие этого, совмещения формального и неформального авторитетов. Однако идеал этот с самого начала отягощен рядом предрассудков и стереотипных установок, ибо добродетельных, мудрых он почти всегда ищет в представителях господствующих классов (как это, собственно, и делал Платон). К тому же стабильность социальной системы - действительный идеал консерваторов - требует преемственности элиты, а для наиболее откровенных реакционеров это - переход элитных позиций от отцов к детям с минимальными возможностями доступа к ним "аутсайдеров".
      Стремление элитаристов представить элиту в социально-психологическом плане как людей, превосходящих других по уму, наделенных определенными способностями или моральными качествами, легко оборачивается открытой апологетикой элиты. Если подобные суждения можно простить мыслителям древности, то со времени Макиавелли они не могут не звучать наивно. Это особенно относится к современным исследо
      [244]
      вателям элит, которые могут достаточно ясно видеть, сколь высок среди представителей элиты процент людей лживых, лицемерных, аморальных, ловких, изворотливых, беспринципных искателей власти. Можно задать сторонникам ценностного подхода к элите вопрос: почему среди правящей элиты процент выходцев из имущих классов во много раз превосходит процент выходцев из неимущих? Неужели среди меньшинства населения - богатейших людей, владельцев основных средств производства - и следует искать самых достойных, мудрых, способных? Права С. Келлер, которая пишет, что подобные взгляды "близки к мистицизму". Для того, чтобы считать, что именно представители властвующей элиты являются наиболее достойными, высокоморальными членами общества, нужно либо впасть в мистицизм, либо допустить, что классовая ограниченность порой перерастает в полное классовое ослепление.
      Сторонники "морализаторского" подхода к определению элиты - Билен-Миллерон и другие - вынуждены различать "хорошую" и плохую" элиты. Естественно, "морализаторы" испытывают определенные неудобства от того, что правящая верхушка даже передовых демократических стран разительно отличается от рисуемого ими идеализированного портрета "благородной элиты". Недаром в свое время П. Сорокин и У. Ланден, сами не вполне свободные от подобного "морализаторского" подхода, исследуя элиты индустриального общества, сделали однозначный вывод об "аморальности верхов"(1).
      Похоже на то, что ценностный или меритократический критерий выделения элиты оказывается чисто нормативным, не коррелирующимся с социологическими данными (таким образом, он оказывается в поле политической философии, а не политической социоло
      ---------
      (1) См.: Sorokin P., Lundon W. Power and Morality. Boston, 1959.
      [245]
      гии). И не случайно, что Г. Лассуэллу, взявшему у Парето термин "элита", пришлось менять акценты. Если у Парето термин носил и альтиметрический характер (элита - "высшие классы", "люди, занимающие высокое положение соответственно степени своего влияния, политического и социального могущества") и вместе с тем ценностной характер (элита - "наиболее квалифицированные" люди, "обладающие качествами, которые обеспечивают им власть"), то Лассуэлл очищает термин от ценностных критериев, определяя элиту как людей, обладающих наибольшей властью. Но, избавившись, казалось бы, от одной трудности, Лассуэлл не только не избавился, а, напротив, усугубил другую трудность. Если мы ограничиваемся чисто альтиметрическим подходом, отвлекаясь от качеств правящих групп, то какое право мы имеем называть их элитой, т.е. лучшими, избранными? Как пишет Сартори, "почему надо говорить "элита", совершенно не имея в виду того, что этот термин значит, т.е. выражает в силу своей семантической значимости? Далее, если "элита" уже не указывает на качественные черты (способность, компетентность, талант), то какой же термин мы употребим, когда эти характеристики будут иметься в виду? Таким образом, семантическое искажение, описав круг, возвращается, чтобы породить, в свою очередь, искажение концептуальное. Если мы хотим дальнейшего усовершенствования концепции Парето с помощью Лассуэлла и, наоборот, если мы хотим подправить Лассуэлла с помощью Парето, тогда следует проводить различие как терминологически, так и концептуально, между властной структурой и элитной структурой. Не все контролирующие группы являются по определению... "элитными меньшинствами"; они могут представлять собой просто "властные меньшинства"(1). Сам
      --------
      (1) Сартори Дж. Цит. соч. - С. 82. 246
      Сартори, обнаруживая недостатки и функционального, и ценностного подходов к элите и обсуждая проблему их синтеза, склоняется в целом ко второму.
      Отметим при этом, что ценностной подход может. вылиться не в апологетику, а, напротив, в критику элиты, в выявление несоответствия ее с нормативом и, таким образом, в программу повышения качества элиты. Поэтому многие политологи считают, что в этом - путь развития и даже путь спасения демократии. Как отмечает американский политолог В. Ки, решающим элементом, от которого зависит благополучие демократии, является компетентность политической элиты. "Если демократия проявляет неуверенность, клонится к упадку или катастрофе, то это именно идет отсюда". Близкую мысль высказал Д. Белл: "Оценка способности общества справиться со своими проблемами зависит от качества его руководства и характера народа"(1). Заметим при этом, что если принять ценностные критерии, мы будет вынуждены различать и даже противопоставлять друг другу "элиту де-факто" и "элиту в себе", и тогда задача создания оптимальной политической системы превращается в задачу сделать "элиту в себе" "элитой де-факто". Однако сторонники функционального подхода сталкиваются с не меньшими затруднениями, ибо вынуждены допустить, что один и тот же человек, обладая капиталом и властными ресурсами, считается членом элиты, а лишившись этих ресурсов, перестает быть таковым, то есть элита - не он, а его кресло, его деньги.
      Как мы убедились, аксиологический подход к проблеме (элита - совокупность индивидов, обладающих преимуществами по определенной ценностной шкале) оказывается уязвимым; сами элитисты этого направле
      -------
      (1) Bell D. The Cultural Contradictions of Capitalism, N. Y., 1976 p. 204.
      [247]
      ния вынуждены признать, что часто это ценности с отрицательным знаком. Поэтому ныне большая часть элитологов склонна рассматривать элиту как группу лиц, стоящих у власти, безотносительно к моральным и иным качествам самих этих лиц. Таков, в частности, подход "макиавеллиевской" школы элитаристов, отождествляющих вслед за Моской элиту с правящим классом. Но, вместо того, чтобы объяснить, как и почему экономически господствующий класс становится политически господствующим, они рассматривают политические отношения в качестве первичных, определяющих все другие общественные отношения. В результате причина и следствие у них меняются местами. Отметим также, что ряд элитаристов (Ф. Ницше, Ортега-и-Гассет, Н. А. Бердяев, Т. Адорно) в противоположность трактовки элиты как группы, находящейся у власти (это в их представлении обычно псевдоэлита или вульгарная элита - несамостоятельная, нуждающаяся в массе и потому подверженная массовым влияниям, развращенная массой), считает элиту ценностью в себе безотносительно к ее позициям власти. Более того, по их мнению, духовная, подлинная элита стремится отгородиться от масс, обособиться и тем сохранить свою независимость, уйти в своего рода "башню из слоновой кости", чтобы сохранить свои ценности от омассовления. Иллюстрацией подобных взглядов может служить известный роман Г. Гессе "Игра в бисер". Не менее интересна позиция Р. Миллса, который, различая властвующую и духовную элиту, искал путей к достижению подотчетности первой по отношению к второй.
      Небезынтересно продолжить рассмотрение длящихся не одно десятилетие споров элитологов относительно содержания понятия элиты. Полемика по этому вопросу велась на ряде международных социологических и философских конгрессов, конгрессов политических наук, где отмечалась произвольность иррационалисти
      [248]
      ческой трактовки элиты (в том числе харизматической), попыток трактовать элиту как группу индивидуумов, обладающих определенными (превосходящими) психологическими характеристиками, "комплексом превосходств по уму, характеру, способностям" (Ля Валет). На IV Всемирном социологическом конгрессе отмечалось, что дихотомическое деление элита - масса слишком поверхностно отражает структуру социально-политических систем. В докладе Ж. Ляво на этом конгрессе содержалось весьма примечательное признание: "Приходится удивляться тому, что социологическое исследование отталкивается от такого неточного, малообъективного и двусмысленного понятия, каким является понятие элиты. Добавление прилагательного "политическая" не облегчает задачу. Вызывая в представлении гипотетическую общность людей, отличных от масс, термин "элита" имплицитно отсылает нас к многочисленным социальным философиям, стремящимся оправдать и распространить весьма неточную и "морализирующую" концепцию социальных различий". Тем не менее (и это характерно) - после столь уничтожающей критики докладчик призвал не отказываться все же от понятия "правящая элита", полезного, как он отметил, в качестве исследовательской гипотезы.
      "Какова ценность этого мнимонаучного понятия? - задал вопрос другой докладчик, Дж. Мейсел. - Следует ли отнести теории элиты к области донаучных? Или же их следует рассматривать исключительно в духе сорелевского мифа?". Тем не менее он защищает этот термин. Признавая консервативную ориентацию большинства элитистов, он заметил, что "понятие элиты поистине ниспослано самим господом Богом" всем тем, кто жаждет вступить в бой против гипердемократии и социализма, "этих утопий-близнецов". Дж. Кетлин в своем выступлении заметил, что "термин носит оценочный, а
      [249]
      не научный характер". Собственно, подавляющее большинство участников дискуссии указывало на неопределенность термина "элита", но опять-таки не для того, чтобы от него отказаться, а чтобы внести необходимые уточнения. Дж. Сартори сделал это уточнение следующим образом: "В широком смысле элита высшее руководство, то есть все занимающие высокое положение и призванные к лидерству. Элита - синоним политической элиты. Ни одно понятие лучше, чем это, не подходит для определения правящего класса" (ниже мы постараемся доказать, что отождествление элиты и правящего класса неправомерно, Г. А.). Ю. Пеннати выразил согласие сразу с двумя дефинициями: Монзела (элита - "малая группа, которая в большой социальной группе считается способной к управлению и лидерству, которая обладает внешними атрибутами власти и утверждается в результате определенного выбора или общественной оценки") и Стеммера (элита "квалифицированное меньшинство, правящий класс в иерархически организованном общества"). Упоминавшийся выше Ж. Ляво заключил: "Строго говоря, слово "элита" может пониматься не абсолютно, а лишь относительно; это понятие означает совокупность избранных или выдающихся индивидуумов определенной социальной группы (например, элита дворянства). Хотя критерии этого отбора продолжают оставаться неопределенными, по-видимому, это высокие качества человека"(1).
      Как видим, критика термина "элита" выливается всего-навсего в его уточнение, которое делается опять-таки либо в ценностном, либо в функциональном плане. Большинство элитологов решительно отстаивают правомерность употребления понятия элиты. Так,
      --------
      (1) См.: Transactions of the Fourth World Congress of Sociology, vol. 1.2. L.. 1959.
      [250]
      французский социолог Л. Боден считает, что "слово элита сохранило весь свой престиж... Элита представляет собой группу, совершенно отличную от других. Ее даже едва ли можно назвать классом. Элита - это качество, воля, мораль. Она выдвигает проблему, которая должна решаться в условиях любых социально-экономических режимов, и будущее человечества зависит от этого решения".
      Из нашего краткого обзора споров о понятии элиты можно сделать вывод о том, что как ценностная, так и функциональная интерпретации этого понятия не свободны от серьезных недостатков. Признавая это, С. Келлер видит выход в том, чтобы примирить обе эти концепции, делая в высшей степени спорное допущение, что соединение двух неистинных концепций может дать одну истинную, во всяком случае, находящуюся ближе к истине, более полную. Келлер предлагает "анализировать властные функции элиты независимо от того, успешно или безуспешно выполняются эти функции"(1), отвлекаясь от качеств их носителей, то есть по существу воспроизводит в несколько модернизированном виде функциональную трактовку элиты. Напротив, Сартори, выявляя возможности синтезировать эти подходы, склоняется к ценностной, меритократической интерпретации. Он считает, что альтиметрическая (структурно-функциональная) характеристика элиты страдает недостатком "семантического свойства, искажая самый смысл первоначального понятия элиты, и если не провести разграничения терминов "властное меньшинство" и "элитное меньшинство" (первое альтиметрическое, второе - меритократическое), то неизбежно окажутся перепутаны и оба явления"(2).
      Кто же прав? Ясно, что эклектическое соединение
      ----------
      (1) Keller S. Op.cit., p. 5.
      (2) Сартори Дж. Цит. соч. - С. 82.
      [251]
      двух концепций оказывается нежизнеспособным паллиативом. И уж если бы пришлось выбирать одну из двух приведенных выше концепций, политолог, на наш взгляд, должен был бы предпочесть альтиметрическую модель. Попытаемся это обосновать. Будем иметь в виду, прежде всего, многозначность термина "элита", и, во-вторых, что существуют разные типы элит; причем критерии выделения этих элит могут быть различными. При выделении, например, культурной элиты "работает" ценностной критерий. Иное дело, когда мы вычленяем политическую элиту. Тут мы вынуждены обращаться к альтиметрическому критерию, ибо если мы будем руководствоваться критерием ценностным, элитология может... лишиться своего предмета! Ибо, что греха таить, реальные власть имущие - это далеко не образцы морали, далеко не всегда "лучшие". Так что если в соответствии с этимологией термина элитой считать лучших, избранных, высокоморальных, то в их состав вряд ли вообще попадут политические деятели, во всяком случае, подавляющее большинство их. Тогда в каком же смысле можно употреблять термин в политологии? По-видимому, именно в альтиметрическом, функциональном.
      Наконец, мы считаем, что нужно четко различать в структуре политологии политическую философию и политическую социологию (наряду с другими политологическими дисциплинами, например, политической психологией, политической историей и т.д.). Так вот в рамках политической философии, поскольку она носит нормативный характер, следовало бы предпочесть ценностной, меритократический критерий, а в рамках политической социологии мы вынуждены, увы, ориентироваться главным образом на альтиметрический критерий.
      Подход политического социолога отличается от культурологического. Культурологи обычно применяют
      [252]
      термин "элита" к выдающимся деятелям культуры, иногда он выступает как синоним "аристократии духа". Для социолога политики элита - та часть общества (меньшинство его), которая имеет доступ к инструментам власти. Поэтому суждения о том, что мы в России несколько десятилетий жили без элиты, ибо лучшие люди были уничтожены или томились в концлагерях, находились в эмиграции или "внутренней эмиграции" - суждения, которые можно порой встретить в литературе последних лет, - это суждения нравственные, аксиологические, но не политологические. Раз имел место властный процесс, он осуществлялся определенными институтами, определенными людьми; именно в этом функциональном смысле (а не в морализаторском) - политолог употребляет этот термин (безотносительно к моральным, интеллектуальным и иным качествам элиты).
      Особо следует сказать о дискуссиях по проблемам элиты в нашей стране. В советской научной литературе термин "элита" впервые вводится во второй половине 50-х годов. Вводится, так сказать, через "черный ход", а именно через разрешенный жанр "критики буржуазной социологии" (термин столь же нелепый, как "буржуазная физика" или "буржуазная биология"). Иначе говоря, речь могла идти лишь об элитах в капиталистических странах, причем в негативном контексте. Известно, что в советское время элитологическая проблематика применительно к анализу социальных отношений в нашей стране была табуирована. Официальная идеология утверждала, что в СССР нет эксплуатации человека человеком, следовательно, нет и не может быть господствующего эксплуататорского класса, нет и не может быть элиты, Это было ложью: при советской власти существовала высшая социальная страта (а элиту можно рассматривать как высшую страту в системе социальной стратификации), выполнявшая управлен
      [253]
      ческими функциями, обладавшая институциональными привилегиями, то есть всеми атрибутами элиты, пусть элиты весьма специфической. Как показал М. Джилас, особенность этой элиты, этого "нового класса" заключалась прежде всего в том, что эксплуатация им народных масс осуществлялась не посредством частной собственности на основные средства производства, а посредством коллективной собственности этого класса (причем в этой собственности находилось и само государство). И дихотомия элита-масса вполне "работала" при анализе социально-политической структуры так называемых "социалистических" стран. Не случайно цензура не допускала применения термина "элита" по отношению к странам, считавшимся социалистическими. Элитологический анализ правящих слоев социалистических стран проводился зарубежными советологами и политическими эмигрантами - А. Авторхановым, М. Джиласом, М. Вселенским(1).
      Любой господствующий класс идеологически оправдывает и обосновывает свое господство. Советская элита, этот "новый класс", пошла дальше, она, как отмечал Вселенский, скрывала само свое существование, в советской идеологии этого класса не существовало. Считалось что в СССР были только два дружественных класса - рабочие и колхозники, а также прослойка интеллигенции. И особенно тщательно эта элита скрывала свои привилегии - спецраспределители, спецжилье, спецдачи, спецбольницы - все это было возведено в ранг государственной тайны.
      Дискуссии об элите, о смене элит, об их качестве, о самом термине "элита" применительно к политическому руководству России, о том, является ли постсоветская элита сложившимся социальным слоем, или же
      ----------
      (1) См.: Авторханов А. Технология власти, -М., 1991; Джилас М. Лицо тоталитаризма. М., 1992; Вселенский М. Номенклатура: господствующий класс Советского Союза. - М., 1991.
      [254]
      она находится в начале своего формирования, широко развернулась в нашей стране в 90-е годы.
      Так, известный российский социолог Ж. Т. Тощенко решительно возражает против того, чтобы нынешних правителей России называли элитой(1). И в аргументах, подкрепляющих эту позицию, нет недостатка. Как можно называть элитой в ее истинном значении людей, чье правление привело к драматическому ухудшению жизни населения, к сокращению его численности? Тогда, может быть, это - образцы морали? Увы, это - одна из наиболее коррумпированных групп российского общества, члены которой думают более о собственном обогащении, чем о благосостоянии народа. В этом - главная причина отчуждения, существующего между народом и элитой. Свое "вхождение во власть" эти люди достаточно трезво рассматривают как временное и соответственно действуют как временщики, озабоченные прежде всего быстрым личным обогащением. Побыв во власти и вылетев из нее, они оказываются обычно весьма богатыми людьми, крупными акционерами банков и корпораций, владельцами солидной недвижимости. Значительная часть их - бывшие партийные и комсомольские номенклатурщики, как правило, второго и третьего эшелонов, сумевшие использовать конъюнктуру, с легкостью поменявшие свои убеждения, часто это бывшие теневики, ныне легализовавшие себя, порой это люди с уголовным прошлым. Причем этим людям очень нравится, когда их называют "элитой". Это щекочет их самолюбие. Так правомерен ли по отношению к ним термин "элита"? Может быть, правильнее называть их правящей группой или кланом? Но тогда тот же подход следует применить и к политической элите других стран, также не отличающей высокой нравственностью. Не будет ли
      ---------
      (1) Тощенко Ж. Как же назвать тех, кто правит нами?//Независимая газета, 31.12.1988.
      [255]
      тогда этот спор спором о словах, спором терминологическим? Если в соответствии с этимологией термина элитой считать лучших, высокоморальных, то в их состав вряд ли вообще попадут политические деятели, во всяком случае, подавляющее большинство их. Попадут сюда А. Эйнштейн, А. Д. Сахаров, А. Швейцер, мать Тереза, но не попадут действующие политические лидеры. Тогда в каком же смысле можно употреблять этот термин в политической науке?
      Подход политического социолога отличается от подхода культуролога. Культурологи обычно применяют термин "элита" к выдающимся деятелям культуры, к творцам новых культурных норм, иногда он выступает как синоним "аристократии духа". Для политического социолога элита - та часть общества (меньшинство его), которая имеет доступ к инструментам власти, которая осознает общность своих интересов как привилегированной социальной группы и защищает их. Поэтому суждения о том, что мы в России много десятилетий XX века жили без элиты, ибо лучшие люди были уничтожены или томились в концлагерях, находились в эмиграции или "внутренней эмиграции" - суждения, которые можно часто встретить в литературе последних лет - это суждения нравственные, аксиологические, но не политологические. Раз имел место властный процесс, он осуществлялся определенными институтами, определенными людьми, как бы мы их ни называли; именно в этом - функциональном смысле (а не морализаторском) политолог употребляет этот термин, безотносительно к моральным, интеллектуальным и иным качествам элиты.
      Ответ на интересующий нас вопрос, на наш взгляд, связан с необходимостью различать в структуре политологии политическую философию и политическую социологию (наряду с другими политологическими дисциплинами, такими, как политическая психология,
      [256]
      политическая история и т.д.). Специфика политической философии заключается не только в том, что она представляет собой наиболее высокий уровень обобщения политической жизни общества, но и в том, что она делает упор на нормативность политических процессов, тогда как политическая социология описывает и объясняет реальные политические процессы, которые порой весьма далеки от нормативных. Так вот в рамках политической философии, именно поскольку она носит нормативный характер, следовало бы предпочесть ценностной, меритократический критерий, а в рамках политической социологии мы вынуждены, увы, ориентироваться главным образом на альтиметрический критерий.
      3. Понятие "элита" в социологических исследованиях (операциональный уровень)
      Завершить тему, связанную с понятием элиты, нам не удастся, если мы не спустимся с высот политологической теории к эмпирическим социологическим и политологическим исследованиям элит. Иначе говоря, нам необходим переход с концептуального на операциональный уровень.
      Известный нам Т. Дай пишет: "Наша первая задача - ... разработать операциональное определение элиты, чтобы мы могли идентифицировать (по именам и по позициям) тех людей, которые обладают в Америке огромной властью"(1). А тут социологов ждут новые трудности. Тот же Сартори, как и английский политолог А. Гидденс, пишут, что неумение усмотреть и четко различать концептуальный и эмпирический запросы, как и неумение заняться ими в должном порядке: прежде кон
      (1) Dye Т. Op.cit., p. 10.
      [257]
      цептуальным, затем эмпирическим, - породило "невообразимую путаницу" в литературе об элитах(1).
      Большинство политологов, ведущих эмпирические исследования элит, обращаются к альтиметическому критерию. Профессор Мичиганского университета С. Элдерсфельд, стремясь приложить понятие элиты к эмпирическим исследованиям, пишет, что тут требуется понятие элиты в широком смысле, включающем не только лидеров, принадлежащих к высшему эшелону власти, но и тех политиков, которые пользуются влиянием в пределах города, округа, штата, а также активистов партий, деятелей местного масштаба. Собственно, против этого трудно возразить. Но, во-первых, этот подход мало приближает нас к эмпирическим исследованиям элит, во-вторых, он известен уже много десятилетий, по крайней мере со времени известных работ Ф. Хантера и Р. Даля (кстати, остро полемизировавших друг с другом), в-третьих, если политолог исследует только высший эшелон власти, включающий общенациональных политических лидеров и администраторов, он использует узкое понимание термина. Да и сам Элдерсфельд проводит сравнительное исследование элит США, Англии, Швеции, Нидерландов, ФРГ, Италии, Франции, беря 1500 высших служащих государственного аппарата и парламентариев этих стран(2) (т.е. четко выраженный альтиметрический подход).
      Т. Дай в книге "Кто управляет Америкой?", ставя перед собой задачу выработать операциональное определение элиты, считает, что в нее входят "индивиды, занимающие высшие позиции в институциональной структуре США"(3). В другой книге, написанной им со
      ---------
      (1) Сартори Дж., Цит. Соч., с. 81.
      (2) Элдерсфельд С. Политические элиты в современных обществах. Эмпирические исследования и демократия. - М., 1992 - С.3.
      (3) Dye Т. Who's Running America, p. 11, 12.
      [258]
      вместно с Х. Зиглером, говорится: "Власть в Америке организационно сосредоточена в основных социальных институтах - в корпорациях и правительственных учреждениях, в системе образования и военных кругах, в религиозных и профсоюзных сферах. Высокие посты в основных институтах американского общества являются источником власти. Хотя не вся власть держится на данных институтах и осуществляется через них и само руководство также не всегда использует их потенциальную власть, тем не менее должности в этих институтах являются важной базой власти"(1). В элиту США включаются высшие политические лидеры, руководители промышленности, финансов, владельцы средств массовых коммуникаций, в общем, "те, кто распределяет ценности внутри нашего общества и они же влияют на жизнь всех американцев"(2). Ее численность порядка пяти тысяч человек. Критерий отнесения к элите, как видим, также альтиметрический.
      Соглашаясь с тем, что альтиметрический, он же функциональный подход к элитам "работает" в рамках политической социологии, необходимо сказать и о его ограниченности, о необходимости дополнить его другими подходами и методами.
      В современной социологии при выявлении того, кого можно отнести к элитам (причем разного уровня, от государственного до регионального и местного) используются три основных метода: позиционного анализа, репутационный и метод участия в принятии важнейших стратегических решений(3).
      --------
      (1) Dye Т. and Zeigler H. The Irony of Democracy. Belmont, 1991, p. 91.
      (2) Ibid., p. 91-92.
      (3) См.: Нарта М. Теория элит и политика. - М., 1978. - С. 123-128; Ашин Г. К., Понеделков А. В., Игнатов В. Г., Старостин А. М. Основы политической элитологии. - М., 1999. - С. 204-205; Гаман-Голутвина О. В. Определение основных понятий элитологии // Полис. - 2000. - No 4. - С.97-103.
      [259]
      Позиционный анализ исходит из предположения, что Конституции и официальные государственные институты, а также важнейшие негосударственные институты с их формальной иерархией, дают адекватную картину иерархии властных отношений. Так полагают Т. Дай и его коллеги, считающие, что те, кто занимает высшие посты в институтах власти, определяющим образом влияют на политические события и являются элитой.
      Позиционный, альтиметрический критерий использует и исследователь российских элит, накопившая большой эмпирический материал, О. Крыштановская. Политическая элита определяется ею "на основе позиционного подхода, т.е. в нее включаются те лица, которые занимают посты, предусматривающие принятие решений общегосударственного значения: депутаты Федерального Собрания РФ, правительство РФ, Президент РФ и его ближайшее окружение и др. Мы не называет здесь лидеров крупнейших политических партий страны и глав региональных администраций, так как эти две категории составляют большинство Российского парламента... Обозначим следующие "сквозные", функциональные группы элиты: правительство, парламент, партийная элита, высшее руководство, региональная элита, бизнес-элита"(1).
      Признавая ценность позиционного подхода (в рамках политической социологии), мы хотели бы высказать ряд существенных, на наш взгляд, замечаний. При таком подходе часто игнорируются весьма влиятельные люди, оказывающие косвенное воздействие на политических деятелей, наделенных официальными властными полномочиями. Этот подход таит в себе опасность принять за истину то, что лежит на поверхности, что
      --------
      (1) Крыштановская О. Трансформация старой номенклатуры в новую российскую элиту//Общественные науки и современность. - 1995. - No 1. -С. 51.
      [260]
      формализовано в официальном статусе определенных лиц, опасность отождествить формальную и неформальную политическую структуру. Составив список лиц, занимающих высшие руководящие должности в той или иной стране, элитолог альтиметрической ориентации (именно для него и характерна приверженность к позиционному подходу) может полагать, что политическая элита ему известна, и его задача состоит в том, чтобы определить ее характеристики. Но так ли это? Ведь вне этого списка официальных лиц могут оказаться люди, не занимающие официальных постов, но влияющие на принятие политических решений или на общественное мнение не меньше, а может быть, и больше, чем лица, попавшие в указанный список. Вспомним, например, роль А. Коржакова -"главного охранника" Президента Ельцина до его скандальной отставки 1996 года.
      Чтобы избежать подобной ошибки (точнее, минимизировать ее), чтобы скорректировать недостатки позиционного метода, существует ряд других методов, среди которых особенно важен метод репутационного анализа или экспертных оценок. Суть его - определение людей, пользующихся властью и влиянием, при помощи опросов политических деятелей, верхушки бюрократии, а также ученых политологов, социологов, выступающих в роли экспертов. Одним из первых этот метод использовал видный американский элитолог Ф. Хантер для изучения властных отношений в Атланте и других городах США, а также взаимоотношений между федеральными и региональными элитами этой страны. Отметим, что за последние годы российские политологи накопили опыт в разработке метода репутационного анализа. Мы имеем в виду прежде всего списки наиболее влиятельных политиков России (по экспертным опросам), которые публикуются в "Независимой газете" и некоторых других изданиях. Совмещая оба
      [261]
      этих списка (официальных политических руководителей и список экспертной оценки наиболее влиятельных политиков), накладывая один на другой, мы можем внести соответствующие коррективы и уменьшить возможность ошибок. Слабость метода репутационного анализа - в его субъективности, в том, что он дает сведения не столько о властной дифференциации, сколько о компетентности выбранных экспертов. Тем не менее указанный метод оказывается "работающим" при исследовании состава элит. Так, анализируя указанные списки, опубликованные в "Независимой газете" за 1993-1995 годы, американский социолог Ш. Ривера смогла получить ряд интересных данных о тенденциях формирования состава посткоммунистических российских элит(1).
      Очень интересны и поучительны сравнительные политологические исследования элит разных стран, различных политических систем. Результаты эмпирических исследований позволяют обнаружить как некоторые сходные процессы, происходящие в элитах различных стран, так и специфические для каждой страны. Например, Элдерсфельд, анализируя результаты своего эмпирического исследования, о котором речь шла выше, отмечает, что вызывает беспокойство тенденция к воспроизводству существующего типа элит, к медленному обновлению их состава. Но таковы же выводы из эмпирических исследований американских элит Р. Миллса, Ф. Хантера, Т. Дая и многих других элитологов. А как обстоят дела в российской политической элите? Анализ списков наиболее влиятельных политиков России в их динамике в "Независимой газете" и других изданиях при всех их недостатках все же позволяет судить о том, что те же отрицательные тенденции характерны и для
      ---------
      (1) Ривера Ш. Тенденции формирования состава посткоммунистической элиты России: репутационный анализ//Полис - 1495 - No 6 - С. 61-66
      [262]
      российских элит. Обновляемость этих списков (в частности) за 1993-1995 годы низка, шла скорее "перетасовка карт" одной и той же колоды, т.е. рейтинги политиков, входящих в список, меняются, одни вырываются вперед, другие отстают, но это в большинстве одни и те же люди; мал приток в политическую элиту новых людей. Однако, может быть, тут есть один позитивный момент: низкая мобильность элиты, как правило, есть вместе с тем индикатор стабильности политической системы. Однако Россию "аршином общим не измерить": наша политическая элита одновременно и нестабильна (о чем свидетельствуют частые перемещения лиц на руководящих должностях в период президентства Ельцина), и медленно пополняется новыми людьми (то есть ситуация одна из наихудших). Вывод может быть только один - нам следует стимулировать как раз противоположные процессы, а именно: во-первых, приток в элиту новых людей, высокообразованных и высокоморальных, и, во-вторых, стабилизацию социально-политических отношений.
      Одним из самых надежных способов идентификации элиты, прежде всего политической элиты, является включение в эту категорию лиц, принимающих важнейшие, стратегические решения (одним из разработчиков этого метода является Р. Путнэм(1)). О. В. Гаман-Голутвина считает даже этот метод важнейшим. Именно в этом плане она определяет политическую элиту как "внутренне сплоченную, составляющую меньшинство общества социальную группу, являющуюся субъектом подготовки и принятия (или влияния на принятие/непринятие) важнейших стратегических решений и обладающую необходимым для этого ресурсным потенциалом"(2).
      --------
      (1) См.: Putnam R. The Comparative Study of political Elites, N.Y., 1976.
      (2) Гаман-Голутвина О. В. Определение основных понятий элитологии // Полис. - 2000. - No 4. - С. 99.
      [263]
      Действительно, рассматриваемый нами метод имеет много преимуществ; при таком подходе учитывается и прямое, и косвенное влияние акторов на процесс принятия решений (decision-making). Однако этот метод имеет и ряд существенных недостатков, связанных с выявлением этой самой роли в принятии решений, где задействовано подчас слишком много людей - и политических лидеров, и их ближайшего окружения, и экспертов, готовящих решение, и спичрайтеров и высших чиновников, оформляющих, редактирующих решение (и тем самым вносящих в него определенные нюансы, оттенки). Мы не говорим уже об объективных факторах ситуации, заставляющей принять то или иное решение, порой вынужденное.
      Нам представляется, что каждый из перечисленных методов имеет свои достоинства и недостатки, и для увеличения точности исследования эти методы следует объединить, тем более они не являются альтернативными, а скорее взаимодополнительными. Наконец, к указанным методам следует добавить и метод, называемый в социологии case-study, а также методы контент-анализа прессы, телевидения, других каналов массовой информации, касающихся политической, административной, экономической, культурной и иных элит по каналам массовой информации.
      4. Элита и правящий класс
      Однако вернемся к общетеоретическим вопросам элитологии. Нами осталась нерассмотренной еще одна проблема, являющаяся предметом острых дискуссий в современной элитологии - соотношения элиты как социальной группы и класса. В российской социологической и политологической литературе эта проблематика претерпела радикальную трансформацию - от гиперт
      [264]
      рофирования классового подхода в советское время до игнорирования проблемы классов, ухода от нее - в постсоветское, когда многие социологи как бы "стесняются" употреблять это понятие даже там, где оно совершенно необходимо, в частности, при анализе социальной структуры общества. Нам представляется, что обе эти вредные крайности следует преодолеть. Тут предпочтительна более взвешенная, последовательная и спокойная позиция западных, в том числе американских социологов, большинство которых свободно от гипертрофирования проблемы классов и классовой борьбы и, вместе с тем, широко пользуются понятием "класс" при социальном и политическом анализе общественного процесса.
      А вот элитаристы, как правило, отрицательно относятся к термину "класс". Элитаристы функциональной школы, определяя понятие элиты, обычно, предупреждают против отождествления ее с правящим классом. Хотя теории Парето и Моски были явно направлены против марксизма, функционалисты часто пишут о "следах марксистского влияния" в трудах патриархов элитизма и призывают "до конца" освободиться от этого груза. Они не забывают, что Моска, подразумевая элиту, употреблял термин "правящий класс", а Парето одобрительно отзывался о теории классовой борьбы Маркса. Западногерманский социолог К. Клоцбах пишет, что необходимое "очищение" элитизма предпринял выдающийся немецкий социолог К. Маннгейм, который создал "более правильную теорию" о том, что понятие элиты не тождественно понятию правящего класса". Ограниченность гиперотрофирования классового подхода отмечает видный английский социолог Т. Боттомор, требуя отказа от видения социальной структуры "сквозь марксистскую классовую призму" и рассмотрения схемы элита-масса как идеального типа в духе Макса Вебера.
      [265]
      По Маннгейму, элита - меньшинство, обладающее монополией на власть, на принятие решений относительно содержания и распределения основных ценностей в обществе (он различал политическую, интеллектуальную, религиозную и другие типы элит). Он стремился доказать, что система элит стоит как бы над системой классов. Маннгейм утверждал, что развитие индустриального общества представляет собой движение от классовой системы к системе элит, от социальной иерархии, базировавшейся на наследственной собственности (что, по его мнению, есть главный признак класса), к иерархии, основанной на собственных достижениях и заслугах (позднее этими положениями Маннгейма воспользовались теоретики меритократии) Таким образом, Маннгейм считал элиту индустриального общества "элитой способностей" (современные социологи обычно считают таковой элиту постиндустриального общества, однако, теория постиндустриального, информационного общества была сформулирована после смерти Маннгейма) в противовес "элите крови" и "элите богатства". Он видел свою задачу в элиминировании классового содержания, которое в скрытой форме еще просматривалось в ряде элитистских построений, стремился представить элиту чисто функциональной группой, выполняющей необходимые для каждого общества управленческие обязанности.
      Проблема соотношения понятий "элита" и "класс" - предмет полемики в западной, в том числе американской социологии. Это признает и большинство современных исследователей. Так, Р. Мартин считает, что исторически теории элиты развивались как реакция на марксистскую теорию классов, хотя при этом оговаривается, что впоследствии некоторые элитаристы стали относиться к понятию класса с большей терпимостью. Еще более определенно высказываются американские социологи К. Прюит и А. Стоун. "Элитарные теории
      [266]
      находятся в конфликте с марксистской идеей классовой борьбы, - заявляют они. - Если "Манифест Коммунистической партии" провозглашает, что история до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов, то кредо элитаристов заключается в том, что история до сих пор существовавших обществ была историей борьбы элит... Неэлиты являются пассивными наблюдателями в этой борьбе"(1). Элитаристы, отмечают американские социологи Дж. Корветарис и Б. Добратц, "всеми силами стремятся опровергнуть марксистский тезис о том, что правящий класс - это владельцы средств производства, утверждая, что элита это продукт чисто политических отношений"(2). Новозеландский социолог С. Нг полагает, что элиту следует определять "исключительно в терминах власти", отвлекаясь от экономических отношений(3).
      Возникает естественный вопрос: если понятие "элита" даже по признанию многих элитаристов малообъективно (Ляво), донаучно (Мейсел), если термин отягощен своей этимологией, заставляющей имплицитно предполагать наличие "лучших", "избранных" людей, которыми обычно и объявляются власть имущие, то не лучше ли вообще отказаться от этого термина, тем более что его часто трактуют как бесклассовое понятие, как альтернативу классовой дифференциации. Последний подход явно направлен на подмену деления общества на большие группы людей в зависимости от их отношения к средствам производства дихотомией элита - масса, основанной на различном доступе людей к власти - признаке производном, вытекающим из социально-классовой дифференциации, а отнюдь не порождающим ее. И все же не будем спе
      --------
      (1) Prewitt К., Stone A. The Ruling Elites, N.Y., 1973, р. 4.
      (2) Kourvetatis G., Dobratz В. Political Sociology. New Brunswick L., 1980, p. 5.
      (3) Ng S. H. The Social Theory of Power, N. Y. - L., 1980, p. 65.
      [267]
      шить с выводами. Попытаемся подойти к проблеме с другой стороны, а именно: выяснить, нельзя ли использовать понятие элиты не как альтернативу классовой дифференциации, а, напротив, для обозначения ее стороны и момента.
      Вполне допустимо, что в определенных целях исследования социолог использует понятие элиты. При этом мы сталкивается с двумя случаями: 1) уровнем исследования, в котором еще не раскрыта классовая структура общества, но уже зафиксировано деление на "высших" и "низших", власть имущих и объект управления, правителей и исполнителей (ограничение этими представлениями, свойственными обыденному сознанию, может увести от понимания классовой дифференциации и ее причин); 2) с использованием этого термина в отношении части класса, занимающего господствующие позиции в политическом управлении. В последнем случае необходимо уточнить это понятие, которое, по собственным признаниям многих элитаристов, представляется им неопределенным. Это уточнение необходимо потому, прежде всего, что многие элитаристы, ссылаясь на этимологию термина, относят к элите "лучших", "избранных". Поэтому нам и представляется предпочтительным структурно-функциональный подход к элите, ибо он свободен от фетишизации политических элит, признавая, что это не обязательно "лучшие", "избранные" люди прежде всего с точки зрения критериев морали, а также иных критериев (включая интеллект). Во-вторых, уточнение термина необходимо вследствие того, что этот термин часто используется для затушевывания подлинной основы социальной дифференциации (с ним связаны представления о том, что дихотомия элита - масса имманентно присуща всем социальным системам, прошлым и будущим, т.е. они неисторичны). В-третьих, необходимость уточнения связана с тем, что элитаристы, приписывая элите
      [268]
      все достижения цивилизации, отрицают или принижают роль народных масс в историческом процессе.
      Попытаемся соотнести феномен элиты с фактом социально-классовой дифференциации, таким образом введем нужный термин с качественно иным, чем у перечисленных выше элитаристов, содержанием: вместо того, чтобы противопоставлять его феномену классовой дифференциации или подменять последнюю, попытаемся определить его как существенный элемент этой дифференциации. Господствующий класс не есть нечто недифференцированное целое, нерасчлененное внутри себя, не есть некоторая абстрактная целостность; он включает в себя ряд слоев, роль которых в обеспечении власти этого класса различна. Господствующий класс не может осуществлять свое господство in extenso - в своей целостности, в своей совокупности. Его интерес как правящего класса осознается и выражается прежде всего наиболее активной его частью, авангардом, который опирается на определенную организацию - государственный аппарат, политическую партию и т.п. ту часть господствующего класса, которая непосредственно осуществляет руководство обществом, держит руку на руле управления, и можно именовать политической элитой.
      В структуре господствующего класса можно выделить определенные элементы (двигаясь от целого к частному с учетом уровня активности и степени воздействия его на целое): господствующий класс -> политическая активная часть класса, его авангард -> организация класса -> лидеры. К политической элите и можно отнести наиболее авторитетных, влиятельных и политически активных членов правящего класса, включая слой политических функционеров этого класса, интеллектуалов, вырабатывающих политическую идеологию класса, лидеров этих организаций, то есть людей, которые непосредственно принимают политические решения, выражающие совокупную волю класса.
      [269]
      ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА
      Политические лидеры
      Политическая организация (аппарат) государственной власти, партии
      Наиболее активная в политическом отношении часть класса
      КУЛЬТУРНАЯ ЭЛИТА
      Деятели культуры, идеологи класса, владельцы средств массового общения
      ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭЛИТА
      Части класса (группы, слои) оказывающие определяющее воздействие на экономику
      Господствующий класс
      [270]
      Вряд ли можно сомневаться в том, что при исследовании политического процесса нужен термин, обозначающий эту наиболее активную, организованную часть господствующего класса. Но очевидно и другое: если этим термином будет "элита", необходим ряд оговорок и уточнений, чтобы освободить его от того содержания, которое вкладывает в него большинство элитаристов, стремящихся фетишизировать слой лидеров, объявить самыми достойными, компетентными, наиболее пригодными для руководства обществом людей, представить этот слой подлинным субъектом исторического процесса в противоположность "нетворческой", "бесплодной массе".
      Выше уже говорилось о неадекватности ценностной интерпретации элиты - в ценностном отношении ее качества могут быть и со знаком минус. Говорилось и о недостатках функционального подхода, сторонники которого, как правило, трактуют элиту как бесклассовый слой.
      Как отмечает чешский социолог М. Нарта, "наиболее оправданным будет понимать под элитой специфические властно-политические группы, которые в условиях классово-антагонистического общества представляют исполнительную властно-политическую часть правящего класса"(1). Как видим, понятие "элита" не совпадает по объему с понятием "правящий класс": первое оказывается функционально как бы управленческим "исполнительным комитетом" второго. Эти понятия не совпадают полностью и по содержанию. Отметим, что к управленческой деятельности правящий класс обычно привлекает и наиболее способных представителей других классов и слоев населения, прежде всего, слоев, близких правящему классу. Таким образом, в составе элиты могут быть отдельные выход
      --------
      (1) Нарта М. Теория элит и политика. - М., 1978 г. - С. 144.
      [271]
      Господствующий класс и элита
      ГОСПОДСТВУЮЩИЙ КЛАСС
      Экономическая элита
      Культурная элита
      Политическая элита
      Промежуточные слои
      Низшие классы
      [272]
      цы из неправящих классов (что отнюдь не означает внеклассовости рекрутирования элиты, на чем настаивают многие элитаристы). Подобное положение вдвойне выгодно господствующему классу: во-первых, это обеспечивает ему приток "свежих умов", во-вторых, расширяет социальную базу элиты. Как правило, вошедшие в состав элиты выходцы из "социальных низов" по существу интегрируются господствующим классом. Элитологи вспоминают в этой связи невеселую шутку о том, что в сенате США заседают миллионеры - одни из них стали сенаторами, потому что были миллионерами, а другие стали миллионерами, сделавшись сенаторами. Можно сослаться и на то, что в составе американских высших менеджеров имеется лишь небольшой процент выходцев из "низов" (различные авторы называют цифры от 7 до 10%).
      Хотя было бы ошибкой отождествлять элиту и правящий класс, еще большей ошибкой является отрицание связи между элитой и классом, что делают многие элитологи. Можно согласиться с С. Херкоммером, считающим, что понятие элиты имеет смысл прежде всего в отношении к понятию "класс", и что элитные слои моменты внутреннего разделения классов. Р. Мартин считает, что большинство элитаристов, начиная с Платона, отрицают деление общества на классы, некоторые, типа Бернхэма, пытаются сочетать концепцию классов и концепцию элит, и некоторые, например, профессор Калифорнийского университета М. Цейтлин, оперируют понятием "класс", возражая против термина "элита"(1)
      Такое разделение в общем соответствует действительности (пожалуй, не очень удачна ссылка на Платона). Действительно, по мнению Цейтлина концепция классовой структуры общества несравненно глубже ди
      ------
      (1) Martin R. The Sociology of Power. L.. 1977, p. 191.
      [273]
      хотомии элита - масса(1). Абстрактно говоря, Цейтлин прав. Но ведь совсем не обязательно рассуждать по принципу или-или, гораздо правильнее найти пути сочетания этих концепций.
      Наконец, вопрос о том, следует ли употреблять термин "элита", зависит от предмета исследования. Для того, чтобы вскрыть сущность социально-экономических отношений, сущность способа производства, генезис классового господства, можно обойтись и без этого понятия. Настоятельная потребность в нем возникает тогда, когда мы переходим к анализу механизма классового господства, внутренней структурализации и дифференциации самого правящего класса. Господствующий класс порожден определенным способом производства материальных благ; правящая же элита - это порождение и элемент политической системы классово-дифференцированного общества. Совершенно правильно ставит вопрос американский социолог Э. Карлтон, который считает, что "класс в себе становится классом для себя, поскольку он осознает свое классовое положение"(2). Причем он делает это, формируя свою элиту. Известно, что господствующий класс создает механизм реализации своей политической власти. Только в этом случае его господство актуализируется. Важнейшим элементом создания этого механизма и является выделение правящей элиты, которая обладает навыка
      --------
      (1) Political Power and Social Theory. Ed. by M.Zeitlin, Greenwich, 1981, p. 1. Американский леворадикальный социолог У. Домхоффом, пишет: "Понятие "правящий класс" относится к социальному высшему (правящему) классу, который является собственником непропорционально большой доли общественного богатства. Правящая элита, с другой стороны, включает всех, кто находится на командных позициях в институтах, контролируемых членами высшего класса. Какой-то член правящей элиты может и не быть членом правящего класса" (Domhoff W. Who Rules America? New Jersey, 1967, p. 9-10).
      (2) Carlton E. The Few and the Many. A Typology of Elites, Scolar Press, 1996. p. 3.
      [274]
      ми политического управления, интегрирует господствующий класс, выявляет и реализует его классовый интерес.
      Широко распространенные в советской и зарубежной социологии утверждения о том, что марксизм и элитология альтернативны, несовместимы, ошибочны. Весьма далеки от истины суждения о том, что марксизм всю проблематику властно-политических отношений сводит к вопросу о том, какой класс господствует в данном обществе, игнорируя роль внутриклассовых слоев, промежуточных и межклассовых групп. Маркс отнюдь не ограничивался лишь констатацией того, какой класс является господствующим в определенной общественно-экономической формации, в определенной стране. Его анализ политической структуры общества включал и распределение власти внутри господствующего класса. Важнейшим элементом этого анализа служит конкретно-историческое исследование процесса осуществления властных отношений в классово-антагонистическом обществе, роли правящей верхушки в реализации этих отношений.
      К. Маркс в работе "К критике гегелевской философии права" писал о роли бюрократического слоя, создаваемого буржуазией для управления обществом, того слоя, который в современной элитологической литературе именуется бюрократической элитой, который считает самое себя конечной целью государства и выражает совокупный интерес господствующего эксплуататорского класса. Причем этот эгоистический интерес он стремится представить как "всеобщий интерес", защищая таким образом "мнимую всеобщность особого интереса"(1). Кстати, в немецких изданиях сочинений Маркса и Энгельса можно обнаружить присутствие термина "элита" (у Маркса - в одной из первоначально
      -------
      (1) Маркс К., Энгельс Ф. Соч., T.I. - С. 270, 271.
      [275]
      написанной глав "Капитала", у Энгельса - в его набросках об армии)(1). К. Маркс и Ф. Энгельс писали: "Разделение труда... проявляется теперь также и в среде господствующего класса... так что внутри этого класса одна часть выступает в качестве мыслителей этого класса (это - его активные, способные к обобщениям идеологи, которые делают главным источником своего пропитания разработку иллюзий этого класса о самом себе), в то время как другие относятся к этим мыслям и иллюзиям более пассивно и с готовностью воспринять их, потому что в действительности эти-то представители данного класса и являются его активными членами и поэтому они имеют меньше времени для того, чтобы строить себе иллюзии и мысли о самих себе. Внутри этого класса такое расщепление может разрастить даже до некоторой противоположности и вражды между обеими частями, но эта вражда сама собой отпадает при всякой практической коллизии, когда опасность угрожает самому классу"(2).
      Действительно, одно дело - признать, что элита выражает интересы господствующего класса, и совсем другое - отождествить эти категории. Это было бы отождествлением сущности процесса политического господства с механизмом его осуществления. Эксплуататорский класс не может обеспечить, хотя бы чисто технически, свое господство путем равномерного распределения функции политического руководства обществом среди всех своих членов; он может осуществить его через деятельность своего политического авангарда, наиболее политически активных его членов, которые непосредственно управляют организацией господствующего класса, прежде всего государственной машиной. Элита выступает представителем господствующего
      -------
      (1) Marx К., F.Engels. Band 23. Dietzverlag, Berlin, 1972, s. 741, Band 14, s. 8.
      (2) Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т. 3. - С. 46.
      [276]
      класса при выполнении этим классом функций руководства обществом; она выявляет и актуализирует интересы класса - как глубинные, так и непосредственные, - субординирует их; она "формирует" волю класса и непосредственно руководит ее претворение в жизнь.
      Таким образом, на вопрос, кто осуществляет власть в классово-дифференцированном обществе, мы можем ответить: господствующий класс. Когда же нас интересует, как осуществляется эта власть, необходимо выявить механизм политического господства этого класса, одним из важнейших звеньев которого является выделение правящей элиты. Господствующий класс и элита различаются прежде всего по объему: элита - часть класса. Далее, если класс определяется по своему месту в исторически определенной системе общественного производства, по своему отношению к средствам производства, то элита - по отношению к своей роли в политическом руководстве обществом; она объединяет ту часть господствующего класса, которая обладает навыками профессиональной политической деятельности и непосредственно осуществляет государственное управление.
      Привилегированные сословия (дворянство, духовенство) в феодальном обществе составляли немалую часть населения: в конце XVIII века, например, в таких странах, как Франция (25 миллионов жителей) или Россия (39 миллионов), они насчитывали многие сотни тысяч человек; в XX веке в крупной индустриальной стране класс капиталистов насчитывает не один миллион людей. Что же касается элиты, то речь идет лишь о тысячах, причем далеко не только всегда представителей господствующего класса.
      Анализируя пути осуществления правящим классом различных функций в обществе, можно выделить разные типы элит: политическую, экономическую, культурно-идеологическую. Если господствующим классом
      [277]
      капиталистического общества является буржуазия, то экономической элитой современного капиталистического общества выступает финансовая олигархия, верхушка менеджеров. Идеологи класса, деятели культуры, создающие духовные ценности этого класса, владельцы средств массовых коммуникаций составляют культурную элиту, причем большая часть культурной элиты выходит за пределы господствующего класса. О содержании понятия политической элиты говорилось выше. Заметим только, что политическая элита - это и есть элита в узком смысле слова (когда речь идет об элите как таковой, без прилагательных "культурная", "экономическая" и т.д., как правило, имеется в виду именно политическая элита).
      Итак, в классово-дифференцированном обществе класс, обладающий собственностью на основные средства производства, является господствующим классом. Но далеко не каждый член правящего класса непосредственно занимается политическим управлением: не каждый хочет этим заниматься и не каждый из тех, кто хочет, может это делать. В правящем классе можно различить политически активную и политически пассивную части, роли которых в жизни общества и особенно в политическом управлении различны. Правящий класс реализует свое господство в обществе, создавая организации. Для политического управления обществом господствующий класс формирует государственную машину; он создает также политические партии и другие организации своего класса, формирует слой функционеров, лидеров, осуществляющих политическое руководство. Политическая власть гарантирует привилегированное положение господствующего класса, его контроль за средствами производства. Наконец, для укрепления и стабилизации своей власти господствующему классу нужна идеология, обосновывающая и оправдывающая это господство. И опять-таки не весь
      [278]
      класс участвует в выработке этой идеологии, а только его часть, которую и можно назвать идеологической и культурной элитой.
      Таким образом, отношения между элитой и правящим классом достаточно сложны и неоднозначны. Как отмечалось выше, элита выражает волю господствующего класса, причем эту волю нужно, во-первых, выявить и, во-вторых, реализовать. Осуществляя эти функции, элита не только играет особую роль в жизни общества, но и обретает относительную самостоятельность по отношению к своему классу. Для удержания своей власти правящий класс должен представить свой классовый интерес как интерес всего общества. Выдвигаемая им элита обретает определенную автономию по отношению к этому классу и обычно воспринимается не как проводник узкоклассового, но "всеобщего" интереса. Это, разумеется, не отменяет классовой природы элиты, но модифицирует и, в известной мере, маскирует его, что и дает основание многим политологам говорить о бесклассовости элиты.
      Чтобы понять подлинную роль элиты в осуществлении господства в обществе правящего класса, важно соотнести и субординировать интересы этого класса в целом с интересами отдельных его членов, интересами отдельных слоев и групп этого класса, в частности, специфическими интересами элиты. Важно, наконец, субординировать глубинные и стратегические интересы правящего класса, связанные с поддержанием системы, в рамках которой он и является господствующим классом, и непосредственные, связанные с увеличением его доли в распределении общественного богатства. Непосредственный интерес отдельного члена господствующего класса может противоречить интересам других его членов его конкурентов. Это относится в первую очередь к интересам различных, особенно конкурирующих друг с другом группировок господствующего
      [279]
      класса, например, военно-промышленного комплекса и слоев, связанных преимущественно с выпуском мирной продукции. Кто же реально осуществляет интеграцию и субординацию всех этих различных интересов и целей? В этом и состоят прежде всего функции политической элиты. Выделение политической элиты как бы актуализирует господство определенного класса.
      Как отмечает польский социолог В. Весоловский, элита капиталистического общества интегрирует многообразные интересы господствующего класса экономические, политические, культурные, обеспечивает необходимые связи между бизнесом, политиками, военной верхушкой, владельцами средств массовых коммуникаций(1). В иерархии этих интересов примат принадлежит отношениям собственности на средства производства, которые фактически и делают данный класс господствующим и кровно заинтересованным в сохранении социальной стабильности. Как пишет американский политолог У. Домхофф, "не все члены высшего класса вовлечены в управление; некоторые из них наслаждаются жизнью, которую дает им их богатство"(2).
      Существование этой элиты способствует обеспечению стабильности существующей социальной системы, независимо от того, какая из буржуазных или ориентирующихся на сохранение капиталистических отношений политическая партия находится у власти. Как пишут Т. Дай и другие американские политологи, власть в США "структурна", то есть не зависит от персональных изменений и других преходящих факторов; она прочно удерживается в руках элиты. Известно, что внутриполитическая и внешнеполитическая стратегия Соединенных Штатов формируется не тем или иным президен
      -----
      (1) Весоловский В. Классы, слои и власть. - М., 1981 г. - С 103-117.
      (2) Domhoff W. Who Rules America? Power and Politics in the Year 2000. L., 1998. p. 2.
      [280]
      том (он реализует ее тем или иным способом), но той анонимной силой, которая представлена подлинной элитой, выражающей совокупный интерес господствующего класса и прежде всего того слоя, который является доминирующим в составе этого класса и интересы которого могут вступать в противоречие с интересами других составных частей правящего класса.
      Выше уже отмечалось, что властвующая элита, конечно, не только не противостоит правящему классу, но, напротив, обеспечивает его господство. Однако это не исключает относительной самостоятельности элиты по отношению к классу в целом. Кстати, это в свое время отмечал К. Маркс. Известно, что в статье "18 брюмера Луи Бонапарта" Маркс показал большую степень самостоятельности государственной власти, особенно в условиях определенного равновесия классовых сил. Значительная доля этой самостоятельности существует и при отсутствии такого равновесия. И именно подобная относительная самостоятельность государственной власти может создавать иллюзию того, что она стоит как бы над обществом (отсюда и иллюзия надклассовости элиты, хотя она выражает совокупный интерес правящего класса, в частности, класса буржуазии, куда лучше, чем это делал бы непосредственно тот или иной капиталист, осознающий лишь свой непосредственный, причем краткосрочный интерес).
      Относительная самостоятельность элиты по отношению к господствующему классу связана с различием интересов разных слоев этого класса. У элиты есть возможность не только лавировать между интересами отдельных групп и слоев правящего класса, но порой даже принимать решения, против которых выступает большинство представителей этого класса. Так, "новый курс" Ф. Д. Рузвельта встретил сопротивление большинства капиталистов, не сразу осознавших свой собственный глубинный интерес, защите которого и служит го
      [281]
      сударственное регулирование экономики в условиях кризиса, что и предлагал рузвельтовский "мозговой трест". История показала, что рузвельтовская политическая элита лучше поняла насущные и долгосрочные потребности господствующего класса, чем подавляющее большинство его членов.
      И это понятно: капиталист заботится прежде всего о своей собственной, причем непосредственной выгоде; ему близки слова, приписываемые бывшему президенту "Дженерал Моторз" и бывшему министру обороны США Ч. Вильсону: "Что хорошо для "Дженерал Моторз", то хорошо и для страны" (сам Вильсон, впрочем, упорно отказывался от авторства этих слов). Правящая элита, как правило, видит дальше, что в конечном счете отвечает интересам господствующего класса. Причем элита стремится создать впечатление, будто она, принимая компромиссное решение, "равно заботится" обо всех классах и слоях населения. А идеологи господствующего класса, выполняя свою функцию, помогают правящей элите замаскировать ее связь с господствующим классом.
      Ошибкой многих марксистских социологов является стремление элиминировать проблематику элитологии, свести все к проблеме классов и классовой борьбы. Но в элитологии имеется специфическое содержание, несводимое к последней. Иное дело, что вопрос о роли элиты в общественно-политическом процессе можно и должно рассматривать в связи с проблемой классов, классовых отношений.
      Подведем некоторые итоги. За исключением Г. Моски и его последователей из "макиавеллиевской" школы, отождествляющих элиту и правящий класс, и некоторых других политологов, исследующих отношение элиты и господствующего класса, подходом, наиболее типичным для современной элитологии, является рассмотрение правящей элиты в отрыве от классовой
      [282]
      структуры общества и, более того, противопоставление дихотомии элита масса марксистскому учению о классах и классовой борьбе. И если марксистских элитологов можно упрекнуть в гипертрофировании классового подхода, то большинство элитологов впадает в другую крайность, отказываясь видеть связь элиты с отношениями классов и классовой борьбы. Как мы видели, возможно совмещение понятия "элита" с теорией классов. Поскольку анализ политических систем не исчерпывается выявлением того, какой класс является господствующим в данном обществе, а требует дальнейшей конкретизации властных отношений, понятие "элита" может служить делу уточнения и углубления такого анализа.
      ЛИТЕРАТУРА:
      Афанасьев М. Н. Клиентализм и российская действительность. - М., 1997.
      Ашин Г. К., Охотский Е. В. Элитология. - М., 1999.
      Ашин Г. К., Понеделков А. В., Игнатов В. Г., Старостин А. М. Политическая элитология, - М., 1999.
      Гаман О. В. Определение основных понятий элитологии // Полис. - 2000. - No 4. - С.97-103.
      Дай Т., Зиглер X. Демократия для элиты. Введение в американскую политику. - М., 1984.
      Миллс Р. Властвующая элита. - М., 1959.
      Нарта М. Теория элит и политика. - М., 1978.
      [283]
      Тема 8. Структуры власти и структуры элиты в США
      Анализ структуры власти в той или иной политической системе - всегда сложная проблема. Для ее понимания большое значение имеет сравнительный анализ структур власти, а также структуры элит в различных странах современного мира. Пожалуй, особенно интересно сопоставить данные о структуре власти, а также структуре элит в странах, которые в течение большей части XX века выступали в роли сверхдержав, и взаимоотношение которых, несомненно, будет влиять на политические процессы в XXI веке - США и России.
      На протяжении всей второй половины XX века среди американских политологов ведутся острые дискуссии по вопросу о структуре власти в США. Кто является субъектом власти и субъектом политического управления? Наиболее известные политологи США, такие как Р. Даль, Т. Дай, У. Домхофф опубликовали книги под сходными названиями: Кто правит? Кто управляет Америкой?(1)
      -------
      (1) Dahl. R. Who Governs? New Haven: Yale Univ. Press, 1961; Dye T. Who's Running America? The Clinton Years, 6-th ed., N. J., Prentice Hall, 1995; 7-th ed., 2000; Domhoff W. Who Rules America? N. J.: Prentice Hall, 1967; Domhoff W. Who Rules America? Power and Politics in the Year 2000, L., Toronto, 1998.
      [284]
      Ответы на эти вопросы даются не только весьма различающиеся между собой, но порой прямо противоположные. К концу века накал этой полемики не ослаб. За прошедшие десятилетия в ней лишь менялись акценты, менялись персоналии дискутантов, расширялся эмпирический материал. К концу века эта полемика институтизировалась, развиваясь внутри трех сложившихся направлений политического плюрализма (власть плюралистична, детерминируется взаимодействием различных групп интересов), элитизма (власть концентрируется в руках небольшого числа людей, занимающих лидирующие позиции в важнейших социально-политических институтах), наконец, что эту власть не выпускает из своих рук господствующий класс США, представляющий прежде всего финансовую олигархию, владельцев и высших менеджеров крупнейших корпораций.
      Собственно, спектр ответов на интересующий нас вопрос несколько шире. Мы можем выделить следующие основные точки зрения:
      1. Позицию элитистов (иногда их концепцию называют функциональной теорией элиты): власть в обществе осуществляется элитой, т.е. организованным и более или менее сплоченным меньшинством, имеющим в своем распоряжении рычаги власти; причем такое положение вещей - социальная норма (точка зрения Т. Дая).
      2. Позиция элитологов, согласно которой власть в обществе, в частности, в современных Соединенных Штатах и других западных демократиях, осуществляют элитные группы, но это - нарушение демократических прав народа, вызов демократии, положение, обрекающее большинство население на политическую пассивность, на превращение в объект манипуляции со стороны правящей элиты (точка зрения Р. Миллса; подобные взгляды называются также критическими теориями элиты).
      3. Позиция сторонников классового подхода, которые считают дихотомию элита - масса альтернати
      [285]
      вой классовому подходу и потому отвергают его, считая, что власть в обществе (обществе классово-антагонистическом, во всяком случае), осуществляется господствующим эксплуататорским классом, владельцев средств производства, что понятие элиты не является необходимым при анализе политической системы, поскольку совпадает с правящим классом. Конечно, сторонники этой точки зрения - прежде всего, политологи-марксисты, хотя сюда относятся и некоторые политологи-немарксисты, а также политологи, лишь частично испытавшие марксистское влияние (например, У. Домхофф). Вспомним, в этой связи, что сам Г. Моска отождествлял элиту и правящий класс, что позволило его оппонентам посчитать следами марксистского влияния.
      4. Позиция политологов, которые считают понятие элиты совместимым с классовым анализом общества; элита выступает как "исполнительный комитет" господствующего класса (Э. Карлтон).
      5. Плюралистическая концепция, согласно которой понятие элиты, применимое по отношению к недемократическим политическим системам, не "работает" при анализе современного демократического процесса, который представляет собой результат взаимодействия и конкуренции между "группами давления", выражающими интересы различных социальных слоев, и представляет собой определенный баланс интересов между различными слоями населения и выражающими их интересы "групп давления" или "вето-групп" (Д. Рисмен). Эту позицию можно назвать "радикальным плюрализмом".
      6. Наконец, среди плюралистов существует, так сказать, "ослабленный плюрализм", включающий в себя элементы элитизма, или "элитный плюрализм", когда политический процесс рассматривается как состязание и сотрудничество элит, выражающих интересы различных социальных групп (например, лидеры организаций рабочего класса, средних слоев, высшего класса), групп, играющих ведущую роль в основных
      [286]
      сферах социальной жизни (политическая, экономическая, культурная и другие элиты - точка зрения В. Гэттсмена и многих других теоретиков элитного плюрализма).
      Эту схему можно несколько упростить, объединив достаточно близкие между собой вторую и четвертую позиции, а также пятую и шестую. В этом случае конфликтующие позиции можно суммировать следующим образом, как это делает, в частности, американский политолог Г. Кербо(1):
      Три главных дискуссионных вопроса
      Критические теории элиты
      Функциональные теории элиты
      Плюралистические теории
      Нужны ли сильные независимые элиты в развитых индустриальных странах
      нет
      да
      нет
      Выливается ли наличие сильных независимых элит в эксплуатацию (населения)
      да
      нет
      да
      Управляются ли Соединенные Штаты элитой (элитами)
      да
      да
      нет
      Однако эта полемика ведется в западной политологии, так сказать, не "на равных". Среди указанных точек зрения безусловно превалирует, во всяком случае, количественно, плюралистическая концепция.
      Теории политического плюрализма в последние десятилетия являются не просто широко распространенными, они практически безраздельно господствовали в американской и западноевропейской политологии, да и продолжают господствовать, оставаясь и
      ---------
      (1) Kerbo H. Social Stratification and Inequality. - N. Y., 1996. - p. 213.
      [287]
      поныне дежурным, наиболее распространенным объяснением существа западной демократии.
      Теоретики плюрализма - Д. Трумен, С. Липсет, Р. Даль и другие, менее известные, охотно ссылаются на то, что они - наследники демократических философских и политических традиций, связанных с именами Дж. Локка и Ш. Монтескье, отцов-основателей США, прежде всего Т. Джефферсона, идеологов либерализма XIX века Дж. Милля, А. де Токвилля. Кажется, ничто не предвещает заката эры торжества плюрализма. Однако некоторые симптомы этого заката уже начинают обозначаться. Плюралистические теории способствовали внедрению в массовое сознание образа справедливой демократической системы, учитывающей интересы всех групп населения. Этот образ, всемерно популяризирующийся западными средствами массовой информации, выполняет, как отмечают многие западные политологи, вполне определенные идеологические функции. Плюралистическая концепция как нельзя более импонирует и большинству американских и западноевропейских политиков, и теоретикам политологии академического плана: ее положения выгладят заманчиво либеральными, бесклассовыми, деидеологизированными. Не случайно, плюрализм в современной западной политологии стал чуть ли не синонимом демократии.
      Теория политического плюрализма стала банальным общим местом современной политической науки, неким символом общей веры. Но веры без достаточных оснований. Вспоминается в этой связи мысль Н. А. Бердяева о том, что когда идеология находится в зените своего влияния и популярности, она почти наверняка утратила свои основания, а ее положения почти наверняка устарели.
      Хотелось бы уточнить постановку вопроса о политическом (и идеологическом) плюрализме. Вопрос не стоит так: хорош или плох плюрализм, справедлив он или несправедлив. Да, он хорош, он справедлив. Но вопрос совсем в другом: соответствует ли этой модели
      [288]
      современная политическая реальность, в частности, политическая система США.
      Усиление исполнительной власти, невиданный рост государственно-бюрократической машины, определенное снижение роли представительных учреждений вызывает тревогу в широких кругах общественности, в том числе американской и западноевропейской. Эти процессы не могли не получить определенного отражения в американской и западноевропейской политологии, в которой отмечается пересмотр (причем отнюдь не безболезненный) ряда концепций и доктрин, популярных в 50-х - 70-х годах. Центральный вопрос этой полемики: является ли политическая система современных Соединенных Штатов образцом плюралистической демократии или же это элитарная структура? И в этом случае не является ли концепция политического плюрализма (как реальность в США) сознательно насаждаемой иллюзией?
      1. Теории политического плюрализма и их критики
      В модели плюралистической демократии ни один класс или группа населения не обладают монополией власти; организации, выражающие их интересы, выступают как "группы давления" на государственный механизм, который рассматривается как бесклассовый. В этой модели "диффузии власти" последняя рассредоточена между всеми социальными группами, но при этом остается в тени социально-классовая природа этих групп. Эта концепция отрицает классовую сущность политической власти, представляя государство в современных капиталистических странах с демократическим режимом как выражение воли всего населения.
      Известно, что плюралистическая теория рисует социально-политический процесс в развитых капиталис
      [289]
      тических странах как конкуренцию и компромисс между множеством "заинтересованных групп", которые соперничают в разделе "сладкого пирога" благ и преимуществ, создаваемых системой индустриального и постиндустриального общества. Взаимная конкуренция этих групп, по мнению сторонников этих концепций, страхует общество против опасности того, что одна из групп станет "доминирующей элитой". Предполагается, что "заинтересованные группы" через свои организации могут влиять на политическую систему, участвовать в социальном контроле и управлении, причем не столько навязывая свою волю другим группам, сколько создавая коалиции, блокируя угрозы своим интересам, возникающие как со стороны государственных органов, так и со стороны других групп.
      Модель плюралистической демократии претендует на целостное описание "демократического процесса" в современных развитых индустриальных странах, в которых по "техническим (не по социальным) причинам не может быть осуществлена прямая демократия. Хотя индивидуум не участвует непосредственно в выработке государственной политики, предполагается, что он может вступить в формальную организацию, способную влиять на правительство в нужном ему направлении. Плюралисты исходят из того, что дифференцированность современного общества, включающего большое число групп - профессиональных, религиозных, этнических, региональных и т.п., - создает потенциал для образования организаций, выражающих их специфические интересы. Вопрос о классовых различиях и классовой борьбе тщательно обходится как "марксистские крайности" (кстати, на этом основании игнорируется и марксистская критика плюралистических теорий). Организации рабочего класса - профсоюзы, партии - рассматриваются не как организации для ведения классовой борьбы, а лишь как средство усиления определен
      [290]
      ных групповых позиций в системе существующих социально-политических отношений, прежде всего, на рынке труда.
      Классическими работами по проблемам плюралистической демократии являются труды Д. Трумэна, Д. Рисмена, Р. Даля. Так, Даль пишет, что основная аксиома в теории и практике американского плюрализма такова: вместо единого центра суверенной власти должно быть множество таких центров, ни один из которых не должен быть полностью суверенным. Он утверждает, что это дает возможность гражданам и лидерам проявить свое искусство мирного улаживания конфликтов. Таким образом, структура политической власти США, по Далю, представляет собой полиархию, включающую множество центров власти. А подобная полиархия и представляет собой современную модель демократии.
      Не следует понимать нас так, что мы - противники полиархии как модели, образца плюралистической демократии. Напротив, указанная модель заслуживает всяческого одобрения. Вопрос только в том, соответствует ли этой модели политическая система современных Соединенных Штатов. Вспомним при этом, что, по мнению Гегеля, истиной первого порядка является соответствие субъективного знания действительности, а истиной более высокого порядка - соответствие объекта идее объекта, его понятию, его нормативу. Тогда истины первого порядка - это истины политической социологии, а истины второго порядка - истины политической философии. И если бы Р. Даль писал книги по политической философии - дисциплине нормативной, -тогда можно было бы только солидаризироваться с ним. Но ведь Р. Даль претендует на то, что он пишет труды по политической социологии, описывает реальный политический процесс в современных Соединенных Штатах. А вот соответствует ли полиархи
      [291]
      ческая модель политической реальности США - проблема, по которой мнения самих американских политологов расходятся, и расходятся кардинально. Является ли модель плюралистической демократии реализованной в современных Соединенных Штатах или же это-лишь норматив, лишь цель, лишь общее направление движения, по которому развивается современная политическая система США?
      Как отмечают американские политологи У. Домхофф, Р. Уотсон и др., лишь незначительное меньшинство американских граждан может оказать влияние на характер и направление внутренней и особенно внешней политики страны(1). В результате, по словам Р. Миллса, Соединенные Штаты управляются далеко не самыми лучшими, способными гражданами, но выходцами из узкого элитарного круга, главным образом, из богатейших семейств Америки.
      Следует заметить, что Р. Миллс своей книгой "Властвующая элита" нанес по идеологии плюрализма ощутимый удар. "Американцы никак не хотят отказаться от представления, что государство - это своего рода автомат, действие которого регулируется принципом взаимоуравновешивания противоборствующих интересов", иронизирует Миллс. "Когда говорят о "равновесии сил", - продолжает он, это вызывает представление о "равенстве сил", а равенство сил выглядит как нечто вполне справедливое и даже почетное. Но то, что для одного человека фактически является почетным равновесием, для другого часто оказывается несправедливым отсутствием равновесия. Господствующие классы охотно, конечно, декларируют существование справедливого равновесия сил и подлинной гармонии интересов, ибо они заинтересованы в том, чтобы их господство не пре
      --------
      (1) См.: Domhoff W. The Powers That Be. Process of Ruling Class Domination in America, N.Y., 1979; Watson R. Promise and Performance of American Democracy. N.Y., 1972.
      [292]
      рывалось и не нарушалось"(1). В действительности, как доказывает в своей книге Миллс, властвующая элита безраздельно господствует в американском обществе, вследствие чего "все разговоры о демократии в США звучат как издевательство".
      Близкие идеи, хотя и не в столь радикальной форме, причем не по отношению к общенациональному, федеральному уровню, а к региональному, развивал Ф. Хантер в книге "Верховное лидерство в США". Исследуя структуру власти в городе Атланта (штат Джорджия), он показал, что все городские заправилы принадлежат к миру финансистов или зависят от него, что они объединены по интересам в несколько клик, которые сговариваются между собой по важнейшим вопросам. Вывод его исследования был однозначным: действительная структура власти в США ущемляет интересы большинства в пользу интересов элиты"(2).
      Ответ сторонников плюрализма Ф. Хантеру, а как же Миллсу не заставил себя долго ждать. Уже известный нам Р. Даль, исследуя структуру власти в другом американском городе - Нью Хейвене (штат Коннектикут), пришел к выводам, прямо противоположным выводам Ф. Хантера. Даль исследовал, кто в Нью Хейвене принимает решения в трех областях управления городской жизнью:
      в выдвижении кандидатов (от партий) на политические и административные должности;
      кто руководит городским планированием;
      кто осуществляет руководство народным образованием.
      Результаты исследования свидетельствовали о том, что в Нью-Хейвене структура власти не пирамидальная, как на этом настаивал Хантер. Эта власть скорее рассос
      ----------
      (1) Миллс Р. Властвующая элита. - М. - С.333, 336.
      (2) См.: Hunter F. Top Leadership, USA. Chapel Hill, 1959
      [293]
      редоточена среди равных по статусу групп и индивидов. Ф. Хантер на материалах исследования, проведенного в Атланте, доказывал, что власть во всех наиболее важных областях городской жизни сосредоточена в руках городской элиты - собственников и высших менеджеров промышленных, коммерческих, финансовых корпораций и наиболее высокопоставленных чиновников. По Далю, напротив, получалось, что лидеры в каждой из трех исследуемых им структур Нью-Хейвена не были влиятельны в двух других структурах (только 3 из 50 выявленных им лидеров были влиятельны во всех трех структурах: мэр, его предшественник и руководитель городского планирования). Лидерство в Нью-Хейвене, другими словами, оказывается, по Далю, специализированным и дисперстным (см. книгу Р. Даля "Кто правит?")(1).
      Интересно, что через пару десятилетий структуру власти в том же Нью-Хейвене вторично исследовал другой американский политолог - У. Домхофф, написавший по материалам своего исследования книгу "Кто действительно правит?"(2). Домхофф критикует Даля с позиций теории класса, критикует его прежде всего за то, что тот в своем исследовании жестко разводит экономическую, политическую и социальную элиты. Исследуя членство в городских престижных клубах, он доказывал, что большинство членов экономической элиты города являются в то же время и членами элиты социальной, делая вывод, что реальная власть в городе (а в нем, как в капле воды, отражается ситуация, существующая в стране) - в руках представителей господствующего класса.
      Реакция на работы Миллса и Хантера со стороны теоретиков господствующих направлений в социологии
      --------
      (1) Dahl R. Who Governs? Democracy & Power in an American City. New Haven, 1961.
      (2) Domhoff W. Who Really Rules? New Haven and Community Power Reexamined. - N.Y., 1978.
      [294]
      и политологии, прежде всего, со стороны теоретиков политического плюрализма, была резко враждебной. Тем не менее, после выхода в свет книги Р. Миллса "Властвующая элита" каждый, пишущий о структуре власти в США с позиций плюрализма, должен был искать аргументы против концепции Миллса. Этими поисками отмечены работы плюралистов конца 50-х - 60-х годов. Р. Даль обвинил Миллса в "логической неубедительности" и отсутствии достаточных эмпирических доказательств(1). Д. Белл назвал концепцию Миллса "вульгарной социологией". Критикуя "Властвующую элиту", он, в частности, писал: "Даже если, как настаивает Миллс, американская политика определяется элитой, стоит указать, что эта элита... созидательная"(2). В своей нашумевшей книге "Конец идеологии" Белл посвящает целую главу критике теории Миллса, где утверждает, что автор неточно и нестрого употребляет термин "элита", что он дает не эмпирический анализ власти в США, а лишь схему, причем "неудовлетворительную".
      Постоянным нападкам подвергается и книга Ф. Хантера. Ее критики, в частности, Д. Ричи, утверждают, что "невозможно" доказать власть элиты в США, поскольку она не является явной, что клики, описанные Хантером, не связаны постоянно между собой, а вступают во временные отношения и соглашения друг с другом(3). Мы видели, что одна из книг Даля "Кто правит?" прямо направлена против Хантера. Даль утверждает, что политическая элита не является одновременно экономической и социальной элитой; сфера каждой из элит ограничена ее компетенцией, причем взаимная
      ----------
      (1) См.: American Political Science Review, 1958, June, p. 463-467.
      (2) Encounter, I960, No. 6, р. 55.
      (3) Ricci D. Community Power and Democratic Theory. N. Y., 1971.
      [295]
      конкуренция этих элит заставляет их "чутко реагировать на нужды избирателей". Либеральная демократия, с точки зрения Даля, - это и есть "повседневный плюрализм", плюрализм в действии. Этот вывод повторен им в книге "Демократия в Соединенных Штатах - обещания и дела" и других работах(1). Одним словом, в 60-х годах в США и Западной Европе резко усиливается критика элитарных моделей политической системы современных развитых капиталистических стран, главным образом со стороны плюралистов. Ибо с изданием книг "Властвующая элита" Р. Миллса и "Верховное лидерство. США" Ф. Хантера обнаружилось, что анализ политической системы современных капиталистических стран, выявляющий дихотомию элита - масса, может нанести ущерб плюралистическим концепциям, а также нанести ущерб имиджу США как демократической стране. Д. Белл, Р. Даль, Д. Трумэн и другие плюралисты участвуют в бескомпромиссной критике Р. Миллса, считавшего, что современная западная демократия предстает фактическим господством элиты финансового капитала.
      Д. Трумэн критикует Миллса, а заодно и У. Липпмана, анализировавшего политическую систему США с прямо противоположных методологических позиций, за то, что они жестко противопоставляют элиту и массу, причем Липпман считает американскую политическую систему "всевластием масс", а Миллс - всевластием элиты. Трумэн утверждает, что оба они неправы, что распределение власти в США много сложнее: между элитой и массой стоят многочисленные ассоциации, "группы давления", профсоюзы, политические партии и т.д.
      Критика Миллса раздалась и со стороны элитаристов, "функциональных" по отношению к политсистеме
      --------
      (1) Dahl R. Democracy in the United States: Promises and Performance. Chi., 1971.
      [ 296]
      государственно-монополистического капитализма, напуганных радикальной позицией Миллса. Не случайно на IV Международном социологическом конгрессе Дж. Мейсел назвал Миллса "отцеубийцей" старой теории элиты. Потребовались "спасательные работы" по модификации элитаризма, смысл которых заключался в том, чтобы изменить его форму, но сохранить содержание. Большинство западных социологов стали требовать отказаться от понятия единой элиты, годного, по их словам, лишь для низкоорганизованных обществ, и признать множественность элит, стали доказывать, что применительно к современным демократическим политическим системам правильнее говорить не о единой властвующей элите, а о плюрализме элит, о "распылении власти". На том же конгрессе В. Гэттсмен заявил, что понятие единой элиты не может быть отнесено к индустриальным обществам, а Дж. Мейсел утверждал, что ясно очерченная дихотомия элита - масса достаточна лишь для начального анализа политических систем и что ее необходимо уточнить и дифференцировать. Он признал, что теория элиты зашла в тупик, что по мере усложнения социально-политической структуры общества элиты распадаются до понятия, которое становится "саморазрушающим".
      Действительно, когда насчитывается множество элит, когда их находят в любом социальном слое, то общество рассматривается как баланс противоборствующих и взаимодействующих сил, различных групп (причем интересы каждой социальной группы выражает ее элита). Но о последнем обстоятельстве уже не обязательно упоминать: при данном подходе понятие "элита" настолько измельчено, что его можно вынести "за скобку" и утверждать, что общество представляет собой баланс "заинтересованных групп" (по терминологии Д. Трумэна) или "вето-групп" (термин Д. Рисмена). Элитарные теории оказались интегрированными политическим
      [297]
      плюрализмом. В этих концепциях элиминируется само понятие "правящая элита", хотя они и исходят из элитарных установок. И можно согласиться с К. Прюитом и А. Стоуном, которые пишут о существовании в западной политической науке плюралистических теорий двух типов: плюрализм I - теории "вето-групп", плюрализм II - теории множества элит(1). Различия их явно несущественны: это "чистый плюрализм" (или плюрализм I) и несколько "разбавленный" (плюрализм II).
      Поэтому явно ошибочна квалификация элитного плюрализма как элитизма или даже как концепции, находящейся посредине между плюрализмом и элитаризмом, как "разумного компромисса" между этими "крайностями". В действительности теории элитного плюрализма - вариант именно плюралистической идеологии.
      Промежуточную позицию между элитизмом и плюрализмом пытаются занять и сторонники концепций "неограниченной" социальной мобильности в индустриальном и постиндустриальном обществе, считающие, что та или иная общественная страта, опираясь на свою организацию, в определенный момент может участвовать в осуществлении государственной власти. По существу, перед нами все тот же "ослабленный" вариант плюрализма.. Так, сторонники концепций неограниченной социальной мобильности исходят из того, что в современном капиталистическом обществе каждый индивид может относительно свободно переходить из более низкой страты общества в более высокую, в том числе в элиту, а страты последовательно сменяют друг друга у руля государственного правления (что вполне вписывается как в концепции открытого общества, так и политического плюрализма). Однако оппо
      --------
      (1) Prewitt К., Stone A. The Ruling Elites. Elite Theory, Power, and American Democracy. N.Y., 1973, p. 116-127.
      [298]
      ненты подобных взглядов задают законный вопрос: есть ли возможность подняться в элиту у представителей всех классов или прежде всего (применительно к США) у белых англосаксов, протестантов из высших классов, чья власть основана главным образом на их богатстве, их позициях в финансах, индустрии, средствах массовой информации, которые получили дорогостоящее образование в частных школах, в элитных университетах, которые являются членами одних и тех же элитных клубов (точка зрения У. Домхоффа)?
      Но чем же объясняется распространенность и влиятельность различных вариантов плюралистической идеологии, в том числе элитного плюрализма? В значительной мере тем, что она учитывает определенные реальные процессы функционирования современных форм государственно-монополистической системы в условиях демократических политсистем, подчеркивает усложнение механизма властных отношений, некоторую автономию тех или иных социальных групп внутри господствующего класса. Иное дело, что этим моментам зачастую придается преувеличенное значение, и вся концепция выступает как утонченная форма оправдания статус-кво. Демократические свободы, по этой теории, обеспечиваются взаимными разногласиями и равновесием элит. Функции "ограничения", "сдерживания" по отношению друг к другу выполняют политическая, экономическая, культурная, военная и другие элиты. Каждая из них представляет собой относительно замкнутую группу, строго охраняющую от "аутсайдеров" свои прерогативы и привилегии. Этот баланс элит объявляется единственно возможным ныне типом демократии.
      Разделяя элиты по функциональному признаку, политологи плюралистической школы, естественно, не вскрывают классовую сущность каждой из этих элитных групп; они представляют эксплуататорский класс раздробленным на изолированные, конкурирующие между
      [299]
      собой части (финансовая олигархия, политики, генералитет и т.д.), чье соперничество вытекает из "противоположности" функции управления.
      Например, С. Келлер утверждает, что в современном западном обществе лидерство принадлежит не одной элите, "а скорее комплексной системе специализированных элит, связанных с социальным порядком и друг с другом различными способами". Магнаты бизнеса, верхушка политиков, выдающиеся деятели культуры - "все они влиятельны, но в разных сферах; различны их ответственность, источники власти, способы избрания. Этот плюрализм элит отражает и поддерживает плюрализм современных обществ"(1). Келлер признает все же, что не все элиты одинаково влиятельны, и предлагает использовать термин "стратегические элиты" в отношении "тех элит, которые получили или добиваются влияния на общество в целом, в противоположность сегментарным элитам". Границы между стратегическими и сегментарными элитами Келлер не считает четко выраженными. Она признает, что тенденция к плюрализму элит противоречит "давно замеченной тенденции" к монополизации власти, но тем не менее настаивает на своем главном тезисе, что в "либеральных плюралистических системах" лидерство осуществляется высокоспециализированными, функционально независимыми элитами.
      Как уже отмечалось, Р. Даль сформулировал теорию полиархии множественности центров власти (а значит, и элитных групп) в демократическом обществе. Демократией он называет систему, в которой власть дисперсна, в противоположность диктатуре - власти немногих, монополизировавших эту власть. Даль утверждает, что хотя политическое влияние в обществе рас
      ---------
      (1) International Encyclopedia of the Social Sciences, vol. 5, N.Y., 1968, p. 26.
      [300]
      пределено неравномерно, это не означает, что верна "гипотеза об элите", которая представляется "циничной по отношению к демократии". Отрицание правящей элиты он обосновывает тем, что, во-первых, люди, имеющие власть, часто несогласны между собой и находятся в отношениях соперничества, и, во-вторых, власть различных групп людей является специализированной. Даль вводит понятие "кумулятивного неравенства", когда контроль над одним из ресурсов общества, например, политической властью, ведет к контролю над другими видами социальных ресурсов, таких, как богатство, военная мощь и т.д. Думается, что Даль вводит "работающее" понятие, уточняющее и объясняющее процесс концентрации и монополизации власти в обществе. Казалось бы, оно должно логически вести к признанию правящей элиты. У Даля же все обстоит иначе; защищая современную американскую политическую систему, он утверждает, что она не приводит к "кумулятивному неравенству", сохраняя конкуренцию различных сфер общественной жизни.
      Плюралистическая теория обладает большим влиянием еще и потому, что опирается на классическую концепцию разделения властей (законодательной, исполнительной, судебной) в демократических странах, благодаря чему в обществе вырабатывается система "противовесов", с помощью которой одни органы власти могут удержать от "крайностей" другие. Впрочем, ныне большинство государствоведов вынуждены признать, что осуществление действительного равновесия исполнительной и законодательной власти, не говоря уже о судебной, никогда не удавалось; экспансионизм исполнительной власти - это труднооспоримый факт.
      Еще раз подчеркнем, что теории элитного плюрализма имеют определенные реальные основания. Они связаны с усложнением социальной структуры современных индустриально развитых стран, которое имеет
      [301]
      следствием нетождественность экономической и политической власти, экономической и политической структуры общества. Можно сделать вывод о том, что концепция элитного плюрализма создает несколько одностороннюю картину структуры политической системы современных развитых индустриальных стран.
      2. Неоэлитизм. модели политической структуры США
      В 70-е-90-е годах ряд американских и западноевропейских политологов (Т. Дай, X. Цайглер, У. Домхофф и др.) предпринимают фронтальную атаку на плюралистическую концепцию политической структуры капиталистических стран. Они ставят под сомнение, в частности, исходное положение плюрализма о том, что индивид в капиталистической системе может воздействовать на политику государства, участвуя в организованных группах и что поэтому население "современных демократических стран" инкорпорировано в многочисленные группы и организации. Американская действительность, в частности, весьма далека от этого норматива, как это было продемонстрировано в ряде эмпирических исследований. Так, исследования известных американских политологов А. Алмонда и С. Вербы показали, что в США только 1% опрошенных заявил, что надеется воздействовать на те или иные решения правительства через свое участие в деятельности политической партии, и только 4% - через различные формальные организации, включая профсоюзы. Таким образом, лишь ничтожное меньшинство "мыслит в терминах плюрализма". Большинство же не верит в постулаты плюрализма, является в своих воззрениях "доплюралистическим" и в общественной практике ориентируется на индивидуальные действия. И дело тут не только в том, что
      [302]
      большинство населения "не имеет непосредственного контакта с организациями, которые могли бы обеспечить представительство их интересов". Как доказывают сторонники концепции "массового общества", которую канадский социолог Р. Гамильтон называет "патологической инверсией плюралистической теории", в современных Соединенных Штатах наблюдается как раз тенденция упадка роли автономных организаций, которые в условиях государственно-монополистического капитализма неизбежно бюрократизируются и не снимают отчуждение индивидуума(1). Более того, сами эти группы, врастая в бюрократическую социальную структуру, служат не защите личности, но, напротив, оказываются дополнительным орудием в руках манипуляторской элиты.
      К тому же многие, если не большинство, "добровольных", "демократических ассоциаций в действительности далеко не демократичны (это относится, в частности, и к политическим партиям). "Предположение, - пишет Гамильтон, что формальные организации являются демократическими - одно из главных допущений теории плюрализма"(2). И, добавим от себя, одно из самых шатких. Критики плюрализма отталкиваются от знакомой нам теории Р. Михельса о том, что в любой демократической организации с течением времени складывается элита, неподконтрольная массе членов организации, и тогда демократическая структура уступает место элитарной. А если ассоциации, формальные организации служат интересам элиты, то, как отмечает У. Домхофф, направление их влияния будет противоположно тому, на которое рассчитывают плюралисты(3).
      ---------
      (1) См.: Г. Ашин. Доктрина "массового общества". - М., 1971.
      (2) Hamilton R. Class and politics in the United States. N.Y., 1972 p. 39.
      (3) См.: Domhoff W. The Higher Circles & The Governing Class in America N.Y.. 1970.
      [303]
      Подводя итоги критики рассматриваемой концепции, Гамильтон пишет, что "теория плюрализма обнаруживает свою полную неадекватность". В описании того, как работает политический механизм индустриально развитых стран, она оказывается лишь "частично годной". "В лучшем случае, - отмечает он, - можно говорить лишь об ограниченном плюрализме или плюрализме для высшего и высшего среднего классов"(1). Вот это замечание представляется нам весьма примечательным: "плюралистическая демократия" оказывается демократией весьма ограниченной, демократией, которая ориентирована на верхние страты социальной пирамиды.
      К. Прюит и А. Стоун ищут спасение демократии в организациях, ассоциациях, группах, которые квалифицируются ими как посредники между элитой и массами. Тиранические элиты и атомизированные массы вряд ли возможны в условиях активной жизни групп(2), в условиях развитого гражданского общества, пишут они, повторяя концепцию Д. Рисмена, У. Корнхаузера и других плюралистов (хотя сам плюрализм описывается ими в терминах элитного плюрализма, а организации рассматриваются как связь между элитами и неэлитами).
      Наконец, многие политологи пишут о несостоятельности претензий теории политического плюрализма на "деидеологизированность", считая, что данная концепция - это идеология защиты капиталистического статус-кво; ее идеал замена классовой борьбы компромиссом различных социальных групп и реформистской деятельностью властей. Гамильтон замечает, что хотя плюралистическая теория "претендует на то, что представляет собой деидеологизированный реализм, она сама обнаруживает себя исключительно полезной и удобной идеоло
      ----------
      (1) Hamilton R. Op. cit., p. 45.
      (2) Prewitt К. Stone A. Op. cit., p. 74.
      [304]
      гией"(1). Удобной, разумеется, для существующей политической системы. Ее сторонники представляют плюрализм как систему, регламентирующую конкуренцию заинтересованных групп в рамках буржуазно-демократических институтов и процедур. Все эти участвующие в конкуренции группы принимают общие "правила игры". И лозунг сторонников этого направления - "плюрализм в рамках консенсуса", согласия о сохранении фундаментальных основ системы, таких "правил игры", чтобы демократизм не выливался в "гипердемократию", чтобы он обеспечивал эффективное функционирование существующей политической системы.
      Американские политологи Л. Филд и Дж. Хайли пишут, что в течение примерно полувека - с 1925 по 1975 годы - элитарная парадигма мало разрабатывалась, сменившись парадигмой "государства благоденствия", плюрализмом, недооценивавшим роль элит. Зато в последней четверти XX века она сменяется элитистской парадигмой, которая становится популярной(2).
      Все более явное несоответствие плюралистической модели реальному социально-политическому процессу в ведущих капиталистических странах предопределяет и ослабление ее идеологических функций. Похоже на то, что плюралистическая теория перестает быть тем "фиговым листком "для прикрытия элитарной сущности западной политической системы, каким ей надлежит быть по замыслу ее сторонников. Не случайно в западной социологической и политологической литературе последних лет отмечается, что "поток плюралистической ортодоксии становится объектом все ширящейся критики"(3), что начинается нечто вроде "антиплюралистической революции".
      ---------
      (1) Hamilton R. Op. cit., p. 74.
      (2) Field L. and Higley J . Elitism. L., 1980, p. 4-18.
      (3) Femia J. Elites. Participation and the Democratic Creed. - Political Studies, 1979, N.Y., p. 1.
      [305]
      Альтернативными по отношению к плюралистическим концепциям выступают, как мы уже видели, теории классов и классовой борьбы и особенно теории элиты. Не случайно критиков плюралистических концепций Т. Дая, X. Цайглера и других близких к ним по своим взглядам социологов называют "неоэлитистами". По словам Дая и Цайглера, они "бросили вызов" плюралистам, "поставив под сомнение эмпирическую обоснованность их теории, а тем самым подрывая их претензии на нормативные предписания"(1). Не отрицая того, что в американских правящих кругах существуют различные группы со специфическими интересами, они резонно замечают, что различия между этими группами и группировками касаются, в сущности, частных вопросов, тогда как в основных, существенно важных для поддержания существующей социально-политической системы, интересы элитных групп едины; между ними существует фундаментальное согласие. От себя добавим, что это - согласие, базирующееся на общности интересов, проистекающих из того, что они - члены правящего класса.
      Книга Дая и Цайглера "Ирония демократии", о которой речь шла выше, сопровождается характерным подзаголовком: "Необычное введение в американскую политику". "Необычность" эта заключается в том, что книга "не основана на плюралистической идеологии", что само по себе для американской политической науки - большая редкость. Нужно отметить, что в критике плюрализма авторы занимают достаточно сильные позиции. Но их позитивная программа достаточно скудна: это не что иное, как консервативно-романтическая мечта о "хорошей", "мудрой", "дальновидной", "высокогуманной" элите. Ответственность за неэффектив
      -------
      (1) Dye Т., Zeigler H. The Irony of Democracy: An Uncommon Introduction to American Politics, Duxbury Press, 1992, p. VII.
      [306]
      ность политики авторы возлагают на недальновидных политиканов, лидеров, лишенных ответственности перед народом, которые прикрывают теорией политического плюрализма свои эгоистические интересы.
      К тому же авторы полемизируют друг с другом. Так, Дай считает, что путем реформ в США можно установить подлинно демократическую систему, при которой каждый участвовал бы в принятии политических решений. Цайглер же, в противоположность Даю, возлагает надежды на систему "просвещенного лидерства, способного сохранить личные свободы и собственность", отмечая при этом, что "хорошо организованное общество, управляемое образованной элитой, предпочтительнее нестабильности массового общества"(1).
      Дай справедливо пишет, что плюрализм в американской политологии апологетическая теория, "пытающаяся доказать демократический характер американского общества... Она развивалась как идеология примирения идеалов демократии с реальностями индустриального технократического общества". Плюрализм рисует "открытую систему лидерства", которая позволяет выходцам из низших классов подняться в верхние слои общества. Дай показывает, что эти утверждения полностью противоречат действительности, что "огромная власть в Америке сосредоточена в руках горстки людей". Последние представляют собой, по существу, закрытую элиту, причем несменяемую, ибо ее положение не зависит от таких эфемерных явлений, как выборы и смена администрации страны. Подлинная элита США - это Рокфеллеры и Меллоны, а не тот или иной формально избранный лидер. В составе этой элиты ведущую роль играют собственники и высшие менеджеры гигантских промышленных корпораций и банков, в нее входят владельцы средств массовой информации,
      -------
      (1) Ibid., p. VII1-IX.
      [307]
      правительственная верхушка (причем ее члены, как правило, сделали карьеру в промышленных и финансовых корпорациях). Однако элитарист Дай не столько осуждает такое положение, бросающее вызов демократической риторике американских политиков, сколько оправдывает его. Установки Дая весьма консервативны. Ссылаясь на то, что "Соединенные Штаты не уникальны в концентрации власти в руках немногих" (такое положение существует и в других странах и может считаться нормой), он выводит необходимость элиты из "общей нужды в поддержании общественного порядка"(1).
      С иных, леворадикальных позиций критикуют теорию политического плюрализма Ф. Ландберг и У. Домхофф. Если бы теория политического плюрализма была состоятельной, отмечает Ландберг, если бы важнейшие политические и экономические решения в США были результатом компромиссов между примерно равными по силе конкурирующими группами и каждая группа принимала бы участие в выработке таких решений, тогда наблюдалось бы гораздо большее равенство между различными группами в распределении денег, влияния, престижа. "Если решения, касающиеся распределения основных экономических средств, принимаются сообща, чем же тогда объяснить, что это распределение столь неравномерно?" - задает вопрос Ландберг. С позиций плюрализма такое положение необъяснимо. Зато оно вполне объяснимо, если признать, что эти важнейшие для страны решения принимает элита США - магнаты финансового капитала и их ставленники на правительственных постах. Причем "почти все попытки представителей других... элит приобщиться к социально-политическим решениям финансово-политической элиты оказываются тщетными... Вся финансово-политическая элита и ее окружение - это сложное
      -------
      (1) Dye Т. Ор. cit., p. 3-10, 143, 148
      [308]
      переплетение родственных отношений, наподобие тех, которые связывают старейшие аристократические семьи Европы"(1).
      Ответить на поставленный Ландбергом вопрос пытается и У. Домхофф, который показывает, как собственники и менеджеры гигантских банков и промышленных корпораций осуществляют на практике свое господство в США. Он отмечает, что фальшивые, насквозь апологетические теории политического плюрализма всячески маскируют политический процесс, посредством которого "правящий класс осуществляет свое господство над правительством". Не в последнюю очередь из-за подобных концепций, которые широко пропагандируются в США всеми средствами массовых коммуникаций, многие американцы даже "не имеют понятия о существовании этого высшего класса".
      Итак, действительную власть в капиталистических странах, и, в частности, в США, играет правящий класс - капиталисты, в структуре этого класса доминирующую роль играет монополистическая буржуазия. Но механизм осуществления этой власти достаточно сложен и хорошо закамуфлирован. Определенную роль в этом камуфлировании играют и плюралистические теории. "Плюралисты полагают, - пишет Домхофф, - что различные группы, включая профсоюзы, организации фермеров, потребителей, защитников окружающей среды, имеют возможность влиять на политические решения... и что нет такого явления, как правящий класс Америки"(2). Подобные утверждения чаще всего представляют собой сознательное искажение действительного положения вещей. В одной из своих книг Домхофф исследует сплоченность правящего класса США, проявляющуюся, в частности, в создании им аристократи
      --------
      (1) Ландберг Ф. Богачи и сверхбогачи. - М., 1971. - С. 395, 397.
      (2) Domhoff W. The Power To Be. Process of Ruling Class Domination in America. P. XI. XII, 3, 7-8.
      [309]
      ческих частных клубов, куда допускаются лишь "избранные". Важнейшие для страны решения по политическим, экономическим и иным вопросам сначала зреют и обсуждаются в кулуарах подобных элитных клубов и лишь затем проводятся через соответствующие буржуазно-демократические институты, становятся достоянием общественности. Таким образом, массы видят только внешнее действие политики, в процессе которого лишь "озвучиваются" решения, принятые действительной элитой в кулуарах. Именно в интересах правящего класса и осуществляется внутренняя и внешняя политика США, независимо от смены администраций. Политика, которую проводят "команды" Никсона, Форда, Картера, Рейгана, Буша, Клинтона, в действительности определяется этим классом. Таким образом, грубо попираются права американского народа, который фактически отстранен от формирования политики, отчужден от нее.
      "Члены этого привилегированного класса, - пишет Домхофф, - как свидетельствуют исследования социологов и журналистов, живут в хорошо охраняемых апартаментах, их соседями являются такие же избранные, они посылают своих детей в частные школы, выводят своих дочерей в свет, посещают клубы для избранных..., их называют "патрициями", "брахманами", "аристократами", "бурбонами" в зависимости от того, как давно они разбогатели". Вот эти-то "избранные", имеющие совершенно отличный от масс доход и ведущие иной образ жизни, и определяют внутреннюю и внешнюю политику США, прежде всего, через организации господствующего класса, которые, с одной стороны, маскируют их власть, а с другой -делают ее более прочной, (ибо, как отмечают исследователи, власть элиты тем прочнее, чем менее она заметна).
      [310]
      3. К дискуссии о структуре власти в США
      Властвующая элита или элитный плюрализм - это центральная проблема в полемике о структуре власти в Соединенных Штатах, которая продолжается больше четырех десятилетий. "Каков характер этой власти?" - задают вопрос политологи Б. и П. Бергеры, исследовавшие эту дискуссию. Справедлива ли теория властвующей элиты или же многофакторная теория?(1).
      В 50-х - 60-х годах в фокусе внимания находилась полемика между Р. Миллсом и Д. Рисменом по этой проблеме, которую подытожил видный американский политолог У. Корнхаузер(2). Миллс утверждает, что реальную власть в США осуществляет узкий верхушечный слой, в то время как народ фактически бесправен, не он решает основные политические вопросы. По Рисмену, вопрос, кто властвует в США, носит спорный характер: "ситуация гораздо более неопределенна", чем кажется на первый взгляд. Сущность американской политической системы, подчас искажаемую в реальности, Рисмен видит в распределении власти между различными автономными группами, обладающими правом вето в сфере своих интересов. Он считает "упрощенным" мнение радикалов о том, что Америкой управляет Уолл-стрит. Утверждение, что в США правит или должно править меньшинство, он отвергает как "марксистский экстремизм (в первом случае) или элитарный аристократический подход (во втором), допуская, однако, что последний был справедлив в прошлом. Несоответствие американской действительности своей схеме он склонен объяснять всякого рода досадными упущениями, расстройством соответствующих механизмов контроля и т.д.
      --------
      (1) Berger P., Berger В. Sociology. A Biographical Approach. N. Y., 1976, р. 295. Gilbert D. and Kahl J. The American Class Structure. A New Synthesis. Belmont. - 1995, p. 190-204.
      (2) См.: Culture and National Character. Ed. by S. Lipset and L. Lowenthal. Glencoe, 1961, p. 252-262.
      [311]
      Миллс рисует пирамиду власти в США, включающую три уровня: высший реальная власть, которая осуществляется властвующей элитой; средний - который отражает групповые интересы, играет второстепенную роль, наиболее заметную в кулуарах Конгресса; наконец, низший - уровень "фактического бесправия" масс. Пирамида власти, рисуемая Рисменом, состоит из двух уровней, соответствующих второму и третьему ровням модели Миллса. Верхний уровень пирамиды Рисмена "вето-группы", занятые прежде всего защитой своих интересов; низший "неорганизованная публика". "Вето-группы стараются не столько командовать "публикой", сколько привлечь ее в качестве союзника в своих маневрах против угрозы ущемления своей юрисдикции. Поэтому Рисмен утверждает, что существует плюрализм структур власти, что политическая власть в США представляется ситуационной и подвижной.
      Миллс приводит огромный материал, свидетельствующий о том, что реальная власть в США концентрируется в руках элиты, отстраняющей от управления страной народные массы. Рисмен отрицает наличие правящей элиты, настаивает на аморфности структуры власти, отражающей разнообразие интересов главных организованных групп (политических партий, профсоюзов, организаций бизнеса, фермерских союзов и т.д.). Он субъективистски подходит к пониманию власти, считая, что главное - не столько материальные возможности и границы власти, сколько психическое состояние - насколько человек чувствует себя сильным или, наоборот, зависимым. "Если бизнесмены чувствуют себя слабыми и зависимыми, они действительно становятся слабее и зависимее безотносительно к ресурсам, которыми они располагают"(1).
      ------
      (1) Riesman D. The Lonely Crowd. N. Y., 1953, p. 253.
      [312]
      Модель Р. Миллса
      Модель Д. Рисмена
      Уровни власти
      А - властвующая элита
      В - множество групп с различными интересами
      С - массы, неорганизованная публика, практически безвластна
      Отрицает властвующую элиту
      В - совпадает с Миллсом
      С - массы, неорганизованный народ, имеющий некоторую власть над "группами интересов"
      Тенденции к изменениям
      Растущая концентрация власти
      Растущая дисперсия власти
      Процесс управления
      Одна группа определяет важнейшие политические вопросы
      Кто определяет политику, зависит от конкретного вопроса
      Последствия
      Усиление корпораций, военщины, исполнительной власти
      Уменьшение значения общественного мнения
      Безответственность элиты, кризис демократии
      Ни одна группа не возвышается намного над другой
      Утрата интереса к политике
      Кризис лидерства
      [313]
      Чья же модель адекватно отражает американскую действительность? Думается, однозначный ответ будет односторонним. Обе концепции имеют корни в особенностях политической системы современных индустриально развитых стран. Дело в том, что все большая концентрация власти в руках финансовых и промышленных магнатов сопровождается контртенденциями, тщательной маскировкой этого процесса, сопротивлением демократических механизмов политической системы США. Миллс выявляет существенную тенденцию в развитии современного капитализма - концентрацию власти в руках финансового капитала и зависимых от нее элитных групп (политической, военной элиты). При этом он, однако, зачастую отвлекается от внешней формы этого процесса, от важных для социологического анализа проявлений сущности. В то время как Миллс приближается к пониманию реальной структуры власти в США, показывая, что господство элиты базируется на единстве и переплетении интересов корпораций, политических и военных институтов, Рисмен уходит от анализа классовой сущности власти, настаивая на ее "дисперсии". Если сущность политической структуры США элитарна, то ее форма, ее оболочка демократична. Механизм этого сокрытия сущности может быть предметом социологического и социально-психологического исследования. Рисмен и обращает главное внимание на зависимости, которые обеспечивают маскировку господства монополитической элиты, на внешне демократический и обезличенный механизм осуществления элитой власти, на "превращенную форму" определенного общественного отношения.
      При социологическом анализе необходимо учитывать оба этих аспекта. Важно показать, что современное американское общество элитарно (как и его политсистема) по своей сущности (это удалось Миллсу), но необходимо раскрыть и социально-политический и соци
      [314]
      ально-психологический механизм господства элиты (оказавшийся в фокусе внимания Рисмена и абсолютизированный им). Можно отметить, что Миллс порой слишком прямолинеен и недооценивает сложных окольных путей, используя которые элита реализует свою власть. Процесс, сущность которого вскрывает Миллс, на поверхности выступает так, как его описал Рисмен. Оба рассматривают один и тот же процесс, но первый - изнутри, второй - снаружи, первый раскрывает его сущность, второй - его внешние проявления.
      В 70-е - 90-е годы этот незаконченный спор перерастает в полемику неоэлитаристов и теоретиков элитного плюрализма(1). Неоэлитисты рисуют следующую модель структуры политической власти в США (равно как и в других индустриально развитых странах):
      1. Власть вытекает из распределения ролей и позиций внутри социально-экономической системы. Люди получают власть, занимая ключевые позиции в экономических, финансовых, военных и правительственных институтах. Власть находится в руках меньшинства; небольшое число людей распределяет материальные ценности в обществе: массы не определяют государственную политику.
      2. Власть "структурна", то есть отношения власти продолжают существовать во времени независимо от частных изменений в периоды выборов: одни и те же элитные группы продолжают осуществлять власть в обществе независимо от исхода выборов. Для того, чтобы сохранить стабильность социально-политической системы, переход в элиту должен быть медленным, длительным, причем только тот, кто принимает основные согласованные правила элиты, допускается в правящие круги.
      3. Существует явное различие между элитой и массами. Те немногие, которые управляют, не являются
      --------
      (1) См.: Dye Т., Zeigler H. Op. cit., p. 11-12.
      [315]
      типичными представителями масс, элиты формируются преимущественно из представителей высшего социально-экономического слоя общества. Представители масс могут войти в элиту, только заняв высокий пост в институциональных структурах, причем принимая санкционированные элитой "правила игры".
      4. Различия между элитой и массами основано прежде всего на контроле первой за экономическими ресурсами общества; индустриальные и финансовые лидеры образуют главную часть элиты.
      5. Государственная политика выражает интересы не масс, а элиты. Существует конвергенция на уровне верхушки политической системы; небольшая группа оказывает преобладающее влияние в большинстве секторов американской социальной жизни - индустрии, финансах, военных делах, внутренней и внешней политики.
      6. Между членами элиты могут существовать разногласия, но их объединяет консенсус относительно сохранения политсистемы такой, какова она есть, и они действуют согласованно, особенно когда система оказывается под угрозой. Иначе говоря, элиты едины в подходе к основным ценностям социальной системы, расходясь лишь в частных вопросах.
      7. Элита почти не подвержена влиянию масс или подвержена ему в малой степени (через выборы или какие-то иные формы политической активности масс), она может рассчитывать на равнодушие большей части населения.
      Сравним эту модель структуры власти в США с той моделью, которую конструируют сторонники теорий плюрализма:
      Власть - атрибут отношений между индивидуумами, возникающих в процессе выработки решений. Независимо от своей социальной и экономической позиции каждый индивид имеет власть в дос
      [316]
      таточной мере, чтобы побудить другого сделать то, что иначе тот бы не сделал.
      Отношения власти не обязательно сохраняются во времени. Сеть отношений власти, формируемая для выработки конкретного решения, может быть заменена другой сетью, когда вырабатывается иное решение.
      Различия между элитой и массами не четко фиксированы, они могут размываться. Индивиды относительно легко входят в ряды людей, принимающих решения (в зависимости от характера этого решения, от того, касается ли это решение непосредственно этих людей).
      Различия между элитой и массами основываются главным образом на заинтересованности в принятии того или иного решения. Лидерство флюидно и мобильно. Доступ к принятию решений может быть открыт через овладение искусством лидерства, информацию о проблеме, знание демократических процедур. Богатство и экономическая власть открывают доступ к политической власти, но это - лишь один из путей к ней.
      Существует множественность элит. Решения достигаются в процессе взаимодействия элит - заключением сделок, посредничеством, компромиссами. Люди, реализующие власть через принятие некоторых решений, отнюдь не обязательно имеют влияние при принятии иных решений. Нет элиты, доминирующей во всех областях социальной и политической жизни.
      Существует конкуренция между элитами. Институты и организации разделяют власть: предполагается, что они соперничают между собой. Хотя элиты обычно разделяют общее согласие относительно "правил игры", они преследуют различные поли
      [317]
      тические цели. Политика - искусство компромисса между конкурирующими группами.
      Массы могут оказывать значительное влияние на элиты, прежде всего, через выборы, через "группы давления". Конкуренция между элитами ведет к их подотчетности массам, хотя какие-то важные решения, затрагивающие жизнь людей, порой принимаются частными элитами, которые могут быть и не подотчетны прямо массам. Нужно сказать, что некоторые критики плюрализма утверждают, что он является скрытой формой элитаризма, что плюралисты ближе к элитаристской, чем к демократической позиции. При этом они ссылаются обычно именно на элитный плюрализм, который и рассматривают как вариант элитаризма. Однако если сомнение в демократическом характере элитного плюрализма представляется нам не лишенным определенных оснований, то суждение о том, что элитный плюрализм ближе к элитаризму, чем к плюрализму, нам кажется ошибочным. Вторая из анализируемых нами моделей современных политических систем убедительно свидетельствует об этом, показывая, что элитный плюрализм - всего лишь вариант плюрализма.
      Сравним обе модели структуры власти - элитистскую и плюралистическую. На наш взгляд, первая из них в гораздо большей степени отражает реальности современных капиталистических стран и, в частности, США. Однако остается нерешенным ряд вопросов, в частности, являются ли эти две модели альтернативными, как на этом настаивают многие элитаристы, и еще более многочисленные сторонники плюрализма.
      Отвечая на этот вопрос, отметим, что нельзя преувеличивать различия двух указанных моделей, как это делают и неэлитисты и многие сторонники плюралистической концепции. У них достаточно много точек соприкосновения, взаимных переходов, полутонов. В ряде
      [318]
      существенных аспектов обе эти концепции не альтернативны, а комплементарны. Если мы проанализируем методологические принципы обеих концепций, мы сможем обнаружить их общность в ряде фундаментальных подходов, например, в игнорировании классовой сущности политических систем, в изображении государства бесклассовым органом порядка, в утверждении, что народ неспособен управлять обществом, что для этого необходимо политически активное меньшинство, элита или элиты.
      4. Канун XXI века. Продолжение дискуссии
      В 90-е гг., особенно в конце десятилетия и в 2000 г. полемика по вопросу о структуре власти и элит США активно продолжается. В ней можно проследить определенные тенденции, которые в своей совокупности составляют ее третий этап.
      Постмодернистская эпоха, как правило, требует перехода от крайних точек зрения к попыткам синтеза, попыткам рассмотрения их не как альтернативных, но по возможности комплементарных, понимания того, что игнорировать мнение оппонента, считать историей только свою точку зрения - значит занять тоталитарную позицию навязывания своей идеологии, подавления взглядов других. Но может быть в ином взгляде, ином подходе есть зерно истины, которое не следует отбрасывать, а, наоборот, учесть при анализе проблемы. И действительно, в последние годы идут поиски компромиссов, хотя и не всегда последовательных (когда за компромисс выдается всего лишь некоторая модификация старой позиции). Так, в 1991 году вышло новое, дополненное издание книги одного из видных элитологов США Сьюзен Келлер "За пределами правящего класса. Стратегические элиты в современном обществе"
      [319]
      (Keller S. Beyond the Ruling Class. Strategic Elites in Modern Society, Wan Brunswick, 1991). В ней, с одной стороны, можно видеть попытку перебросить мостик между плюрализмом и элитизмом - через ввод понятия "стратегические элиты" - понятия нужного, выполняющего определенные объяснительные функции. Но все же если это и мост, то мост не поперек реки (соединяющий плюрализм и элитизм), а скорее вдоль нее - уточняющий позиции плюралистов. Равным образом это - псевдомост между понятиями класса и элиты. Можно придраться к самому названию книги Келлер "Beyond the Ruling Class". Стратегические элиты, выделяемые Келлер, это не элиты вне или выше правящего класса, они составляют костяк функций, которые выполняют стратегические элиты в интересах правящего класса. Так что книга, на наш взгляд, должна была бы называться "Within the Ruling Class". Весь пафос книги - в модернизации концепции элитного плюрализма.
      Идут поиски компромиссов и в плане сочетания принципов элитизма и демократии, стала влиятельной концепция демократического элитизма.
      В 90-х гг. почти не осталось чистых плюралистов, которые бы напрочь отрицали наличие элит в политической системе США, продолжали бы вслед за Д. Труменом и Д. Рисменом утверждать, что политические решения, принимаемые властями США, - результат компромиссов между группами интересов. Американский социолог Т. Лоуи убедительно показал, что в этих группах интересов формируются свои элиты, которые наиболее активно лоббируют эти интересы. Одним словом, имеет место уточнение концепции плюрализма, а не синтез его с элитизмом.
      Среди сторонников анализа социальной структуры США сквозь призму дихотомии элита - масса происходят еще более существенные изменения. В свое время Миллс и Хантер использовали эту дихотомию для по
      [320]
      каза недемократичности (или во всяком случае недостаточной демократичности) политической системы США, которую они считали элитарной. Кстати, многие американские социологи, исследующие полемику плюрализма и элитизма, ошибочно называют Миллса и Хантера элитистами. Миллса и Хантера правильнее называть антиэлитистами. Напротив, Дая и Цайглера можно с полным основанием называть элитаристами. Ведь для них наличие элиты - норматив для любого общества, и Америка в этом отношении не является исключением, для них это пример наиболее эффективной, квалифицированной элиты. Как и Миллс, Дай утверждает, что Соединенные Штаты управляются узкой элитной группой; как и Миллс, Дай - сторонник функционального или позиционного подхода к определению элиты. Наконец, Дай, как и Миллс, критикует плюрализм как ошибочную в целом позицию, во всяком случае, применительно к США, не подтвержденную эмпирически.
      Но на этом сходство Дая с позицией Миллса заканчивается, и обнаруживаются фундаментальные различия. Если Миллс использовал дихотомию элита-масса в аналитических целях, выступая с позиций обличения американской политики как весьма далекой от идеалов демократии, то Дай исходит из того, что наличие элиты - одно из основных условий организации общества, что нет и не может быть общества без элиты (это бы означало анархию и дезорганизацию), и поэтому вопрос может стоять не о наличии или отсутствии элиты, а о том, каково качество элиты, является ли она квалифицированной или нет. Наконец, если Миллс выступал с леворадикальных позиций (он был главой новых левых в США, одним из лидеров новых левых в мире в 50-х-60-х годах), то Дай занимает консервативные позиции, считает, что элита должна управлять обществом
      [321]
      (только высококвалифицированная и тщательно подготовленная, получившая элитное образование).
      Наконец, как мы видели, существует и третья позиция по вопросу о характере американской политической системы - утверждение, что в США существует правящий класс, основу которого составляют финансовая олигархия, владельцы и менеджеры крупнейших корпораций, и которые политически управляют этой страной. Большинство членов этого класса - наследственные богачи, большинство в детстве посещало элитные, так называемые именные школы, затем - элитные университеты, в основном университеты Лиги плюща (Ivy League). Они осознавали себя как правящий класс. Сначала социализация происходила в семьях американских богачей, затем в тех самых элитных школах, где им внушалось, что они особенные, готовящиеся занять высшие, наиболее престижные позиции в стране, затем на очереди были элитные университеты (при этом главное - членство в закрытых клубах этих университетов). Так закладывались неформальные связи, которые порой продолжались всю жизнь, члены этих клубов обычно всегда поддерживали "своих" и надеялись на солидарность соучеников. Это были "свои", "инсайдеры", сохраняющие дистанцию от аутсайдеров. Эти "избранные" охраняются от "простолюдинов" заборами своих имений. В этом кругу браки очень часто заключаются между членами того же класса, их можно назвать "династическими". Члены класса поддерживают связи между собой через закрытые аристократические клубы, где за ужином, за бриджем, за гольфом они встречаются, где обсуждаются (и часто предварительно решаются) важнейшие экономические и политические проблемы, вырабатывается общая стратегия - экономическая, внешнеполитическая и др. (с использованием фондов, созданных представителями этого класса куда входят ведущие экономисты, политологи, юрис
      [322]
      ты). А затем соответствующая программа передается законодательным и исполнительным органам страны, где заседают доверенные люди этого класса и которые "озвучиваются" для широких масс через решения Конгресса, Президента, пропагандируются средствами массовой информации, подавляющая часть которых принадлежит этому классу.
      Кто пропагандирует подобные взгляды? В 50-х-70-х годах это были прежде всего марксисты и неомарксисты Г. Аптекер, Ф. Ландберг, Б. Данэм. Несколько позже близкую точку зрения высказал профессор Калифорнийского университета М. Цейтлин. Но наиболее плодовитым и известным автором, опубликовавшим на эту тему целый ряд монографий, является, безусловно, У. Домхофф, на труды которого мы еще будем ссылаться.
      А теперь попытаемся сравнить модели структуры политической власти и элит США, предлагаемые рассмотренными нами тремя направлениями (см. таблицу).
      Кто же прав из основных дискутантов? Думается, что определенные основания имеет каждая из перечисленных концепций.
      Плюралистическая концепция привлекает своим генетическим родством с классическими демократическими теориями, с концепцией разделения властей, привлекает своим стремлением конкретизировать эти теории, раскрыть механизм реализации демократических принципов в современном обществе. Традиционная теория демократии, подчеркивая право каждого гражданина участвовать в политическом процессе, лишь декларировала это право, не раскрывала конкретные механизмы этого участия.
      [323]
      5. Типология концепций политической власти (конец XX века)
      Плюрализм стремится сделать теорию демократии более реалистической, он, собственно, и видит свою задачу в том, чтобы выявить конкретные механизмы участия граждан в политическом процессе. Его сторонники считают, что это свое право граждане могут реализовать, вступая в какую-либо существующую группу давления (pressure group) или создавая новые подобные группы, тем самым получая доступ к влиянию на политику. Отсутствие монополии какой-либо элитной группы на власть, существование противоборствующих центров власти, конкурирующих друг с другом, контролирующих друг друга (полиархическая модель), создает для этого условия и возможности. В американском обществе существует сеть элитных групп с различными программами, которые порой кооперируются друг с другом, порой борются между собой. Власть в обществе представляется диффузной, специализированной. Каждая элита властна в своей сфере, но не во всех сферах жизни. При этом различные элитные группы влияют друг на друга. Эта полиархическая модель привлекательна именно как нормативная модель, она весьма демократична. Однако у нее есть весьма уязвимое место. Главная ее слабость - в том, что плюралистическая модель рассматривается как реализованная в политической системе США.
      Вот эту-то слабость и заметили критики плюрализма. Они не отрицают плюрализм как теоретическую концепцию, но они показывают несоответствие политической практики США идеальной модели политического плюрализма. Именно в этом несоответствии и обнаруживаются основания для острой критики плюралистов. На огромном эмпирическом материале они показывают, что реально важнейшие политические реше
      [324]
      Таблица.
      [325]
      ния (как и экономические, как, собственно, и все социальные решения, от которых напрямую зависит жизнь миллионов и десятков миллионов людей), принимает небольшая элитная группа (несколько тысяч человек). Причем образ жизни этих людей качественно отличается от образа жизни подавляющего большинства американцев: они отличаются по богатству, по статусу, по степени влияния на исторический процесс
      Рассуждая на уровне политической философии, т.е. делая акцент на нормативность, мы хотели бы отдать предпочтение плюрализму. Но когда плюралисты объявляют, что идеал плюралистической демократии реализован в современных Соединенных Штатах, это не может не вызвать возражений. В описании американской политической реальности, в описании структуры власти в США предпочтение приходится отдать неоэлитистам, которые убедительно показывают, что реальная власть осуществляется узкой элитной группой, состоящей из нескольких тысяч человек, занимающих руководящие позиции в важнейших социально-политических институтах США.
      Но неоэлитисты, на наш взгляд, совершают ошибку, абсолютизируя эту ситуацию, считая ее нормативом, принижая роль неэлитных страт в обществе, прежде всего народных масс в социально-политическом процессе, имеют тенденцию негативно оценивать эту роль, возлагая все свои надежды на квалифицированную элиту и видя образец этой элиты в современной элите США. Позиция неоэлитистов страдает существенными пороками: утверждение, что именно элита является решающим субъектом политики, означает непонимание того, что в нормативном плане этот тезис противоречит принципам демократии, а вся концепция в целом игнорирует роль народных масс в историческом процессе, является неисторичной, ибо утверждает
      [326]
      вечность и неизменность существования элиты как привилегированной социальной группы.
      Наконец, серьезные аргументы выдвигают и сторонники концепции существования в США правящего или господствующего класса. Социальное неравенство объясняется не естественным неравенством человеческих способностей, а тем, что собственники основных средств производства, социального и символического капитала общества, составляют господствующий класс общества. Этот класс занимает привилегированное положение в обществе, контролирует экономику политику США, средства массовой информации, и защита своих привилегий - приоритетная ценность этого класса.
      Очевидно, что перед нами - один из вариантов марксистской и неомарксистской интерпретации политического процесса. Указанная концепция также весьма уязвима для критики. Прежде всего, не может не вызывать сомнения то, что важнейшие решения по политическим, экономическим, социальным проблемам принимает тот самый господствующий класс, который и является главным объектом критики (а затем эти решения навязываются этим классом массам). Нам представляется, что необходимо развести понятия: "высший класс" и "правящий класс". Система элит не совпадает с классовой структурой. Думается, что те или иные решения не может принимать класс in extenso (в полном объеме, в своей целостности), это - функция политической элиты. Класс не есть нечто недифференцированное целое, нерасчлененное внутри себя, не есть некоторая абстрактная целостность. Интерес правящего класса осознается и выражается прежде всего наиболее активной его частью, авангардом, который опирается на определенную организацию - государственный аппарат, политическую партию и т.д.
      В структуре класса можно выделить определенные элементы (двигаясь от целого к части с учетом уровня
      [327]
      активности и степени воздействия ее на целое): класс - политически активная часть класса, его авангард - организация класса - лидеры. К политической элите и можно отнести наиболее авторитетных, влиятельных и политически активных функционеров этого класса, интеллектуалов, вырабатывающих политическую идеологию класса, лидеров организаций этого класса, то есть людей, которые непосредственно принимают политические решения, выражающие совокупную волю класса. Под элитой обычно понимают те специфические группы, которые представляют исполнительную властно-политическую часть правящего класса.
      Как мы видим, понятие "элита" не совпадает по объему с понятием "правящий класс": первое оказывается функционально как бы управленческим "исполнительным комитетом" второго. Отметим, что эти понятия не совпадают полностью и по содержанию. Политическая элита не состоит только из представителей высшего класса. В современных демократических политических системах последние даже не составляют в ней большинство. Наряду с представителями высшего класса в политическую элиту страны, в частности США, входят представители высшего среднего, среднего классов, а также низших страт общества.
      Таким образом, отношения между элитой и правящим классом достаточно сложны и неоднозначны. Осуществляя управленческие функции, политическая элита не только играет особую роль в жизни общества, но и обретает относительную самостоятельность по отношению к своему классу. Выдвигаемая им элита обретает определенную автономию по отношению к этому классу и обычно воспринимается обществом не как проводник узкоклассового, но "всеобщего" интереса.
      И вырабатываемая квалифицированной элитой политическая стратегия - это не только выражение интересов высшего класса. Подобная примитивно-эгоисти
      [328]
      ческая политика неминуемо приводила бы к социальным взрывам и гибели системы в целом и прежде всего ее высшего класса. Оптимальная политика, вырабатываемая политической элитой, - это обычно компромисс (в идеале консенсус) в отношениях между различными классами и слоями общества, что в долгосрочной перспективе более всего отвечает интересам самого высшего класса, потому что пролонгирует существование и развитие существующей социально-политической системы, ставящей высший класс в привилегированное положение. В рассматриваемой нами концепции - явные следы влияния марксизма, для которого характерно гипертрофирование проблемы классов и классовой борьбы.
      Вряд ли можно согласиться с марксистским тезисом о том, что право - это возведенная в закон воля господствующего класса (К. Маркс). Если бы это было действительно так, это приводило бы к перманентным социальным взрывам, которые невыгодны в первую очередь высшему классу. Думается, что право, как и политика, - это обычно компромисс, учитывающий (пусть в разной степени) интересы всех основных классов и социальных групп общества и тем самым пролонгирующий существование данной социально-политической системы, пролонгирующей status quo.
      Итак, труды политологов, анализирующих роль правящего класса в политическом процессе США и утверждающих наличие этого класса, содержат ряд правильных положений. Но это - не вся правда, и не только правда. Собственно, в каждой из рассмотренных нами моделей американской политической системы мы обнаружили и сильные, и слабые стороны.
      И завершая анализ основных моделей структуры политической власти и структуры политических элит, мы хотели бы предостеречь от окончательных суждений, могущих звучать как приговор. Решение вопроса о том,
      [329]
      кто прав из дискутирующих сторон, не может быть решен абстрактным теоретизированием. Правильность любого решения может быть подтверждена эмпирическими социологическими исследованиями. И при решении исследуемой проблемы мы будем опираться, как на определенный ориентир, на понимания отличий между подходом политической философии, делающей ударение на нормативности, от подходов политической социологии, в фокусе внимания которой - описание наличного социального процесса.
      ЛИТЕРАТУРА:
      Ашин Г. К., Понеделков А. В., Игнатов В. Г., Старостин А. М. Основы политической элитологии. - М., 1999.
      Ашин Г. К. Элитология. Политическая элита. - М., 1996.
      Ашин Г. К. Доктрина "массового общества". - М., 1971.
      Гаман О. В. Политические элиты России. - М., 1998.
      Дай Т., Зиглер X. Демократия для элиты. Введение в американскую политику. - М., 1984.
      Даль З. Введение в теорию демократии. - М., 1990.
      Ландберг Ф. Богачи и сверхбогачи. - М., 1971
      Миллс Р. Властвующая элита. - М., 1959.
      Паренти М. Демократия для немногих. - М., 1990.
      Carlton E. The Few and the Many. A Typology of Elites. Scolar Press, 1996.
      Domhoff W. Who Rules America? Power and Politics in the Year 2000. - L., Toronto, 1998.
      Dye T. Who's Running America? The Clinton Era, 5-th ed., N. Y., Prentice Hall,1995; 6-th ed., 2000.
      [330]
      Dye Т., Zeigler H. The Irony of Democracy: An Uncommon Introduction to Amtrican Politics, Duxbury Press, 1991.
      Gilbert D. and Kahl J. The Ametican Class Structure. A New Synthesis. Belmont, 1995.
      Kerbo H. Social Stratification and Inequality, N. Y., 1996.
      Lerner R., Nagai A., Rothman S. American Elites, New Haven, 1996.
      Parenti М. America besieged, San Fransisco, 1998.
      [331]
      Тема 9. От монизма к плюрализму (эволюция российских элит)
      Для элитиста нет вопроса, с чего начинать анализ той или иной политической системы. Ответ неизменен: с анализа элит. А исследование трансформации политической системы - со смены элит. У такого подхода есть определенные основания. Однако когда элитисты вслед за Г. Моской и В. Парето добавляют, что анализ политсистемы сводится к анализу политических элит, что политическая трансформация общества сводится к трансформации и смене элит, они обнаруживают свою односторонность, недооценку роли неэлитных сегментов общества, прежде всего народных масс, в политическом процессе.
      Именно Парето можно бросить упрек в том, что рассматривая смену элит как причину социально-политических изменений в обществе, он противоречит своей собственной плодотворной концепции, призывающей анализировать общество как целостную систему, развитие которой задает программу движению тех или иных ее сегментов; каждый из элементов системы можно рассматривать как подсистему, функционирование которой можно понять лишь в связи с социальным целым. Следовательно, каждый элемент социальной системы можно понять лишь с точки зрения функции его, его роли в поддержании целостности
      [332]
      системы, ее гомеостазиса. Если последовательно использовать системный метод, в разработке которого серьезную роль сыграл и Парето, к объяснению процесса смены элит, следовало бы рассматривать эту смену как момент (пусть даже важнейший момент) глубоких структурных изменений в обществе как целостной системе. Однако не будем фиксировать свое внимание на недостатках концепции Парето и Моски. Их наблюдения за процессом смены элит интересны и глубоки. Не разделяя многих положений Парето и Моски, признаем, что характер, состав и ориентация правящей элиты, на что они обращали основное внимание, играют огромную роль в функционировании политической системы, определяющие ее качество.
      1. Закономерности смены элит
      Почти столетие назад В. Парето сформулировал теорию кругооборота (циркуляции) элит, объясняющую, по его мнению, социальную динамику. Социальная система стремится к равновесию, и при выводе ее из такого состояния с течением времени возвращается к нему. Процесс этот образует социальный цикл, течение которого зависит прежде всего от циркуляции элит. Они "возникают в низших слоях общества и в ходе борьбы поднимаются в высшие, там расцветают и в конце концов вырождаются и исчезают... Этот кругооборот элит является универсальным законом истории"(1). Неизбежность деления общества на управляющую элиту и управляемые массы он выводил из неравенства индивидуальных способностей людей. Качества, обеспечивающие элите господствующее положение, меняются в ходе цикла социального развития, поэтому меняются и сами типы элит. С одной стороны, общество
      ---------
      (1) Рагeto V. Les systemes socialites. Paris, v. 1, 1965, р. 34.
      [333]
      есть "по большей части история преемственности аристократий". С другой стороны, поскольку качества, необходимые элите, меняются в ходе цикла социального развития, история в конце концов оказывается "кладбищем аристократии".
      По Парето, существуют два главных типа элит, которые последовательно сменяют друг друга. Для обозначения этих типов элит Парето использует знаменитое противопоставление Н. Макиавелли правителей -"львов" и правителей "лис", двух методов управления - с помощью силы, подавления или же изворотливости и хитрости. Первый тип элиты -"львы", для них характерен крайний консерватизм, грубые "силовые" методы правления. Второй тип элит "лисы", мастера демагогии, обмана, политических комбинаций. Стабильная политическая система характеризуется преобладанием элиты "львов". Напротив, неустойчивая политическая система требует элиты прагматически мыслящих энергичных деятелей, новаторов, комбинаторов. Постоянная смена одной элиты другой - результат того, что каждый тип элит обладает определенными преимуществами, которые, однако, с течением времени перестают соответствовать потребностям руководства обществом. Поэтому сохранение равновесия социальной системы требует постоянного процесса замены одной элиты другой, по мере того, как перед элитами возникают повторяющиеся социальные ситуации.
      Общество, в котором преобладает элита "львов" - ретроградов, застойно. Напротив, элита "лис" динамична. Механизм социального равновесия функционирует нормально, когда обеспечен пропорциональный приток в элиту людей первой и второй ориентации. Прекращение циркуляции элит приводит к вырождению правящей элиты, к революционной ломке системы, к выделению новой элиты с преобладанием в ней "лис",
      [334]
      которые со временем перерождаются в "львов", сторонников жестокого подавления и деспотизма. Моска, развивая близкие Парето идеи, полагал, что циркуляция элит - залог здоровья общества, добавляя, впрочем, что все это при условии преобладания стабилизационной консервативной тенденции, сохранения преемственного обновления элиты за счет лучших выходцев из масс.
      Как видим, у Парето мы сталкиваемся с положениями, которые могут рассматриваться как противоречивые. С одной стороны, Парето подчеркивает преемственность элиты, с другой, пишет о закономерности смены элит. С тем же противоречием мы сталкиваемся в работах Моски, который писал: "В некоторых странах мы находим наследственные привилегированных касты... Нет практически страны с продолжительной историей, в которой не было бы в то или иное время наследственной аристократии... все правящие классы стремятся стать наследственными, если не по закону, то фактически"(1). Все политические структуры обладают силой инерции. Вместе с тем Моска отчетливо осознает, что "если мы будем придерживаться мнения тех, кто защищает идею исключительной роли наследственности в формировании правящего класса", то должны будем признать, что сформировавшись, этот правящий класс "должен придти в упадок и утратить свою власть"(2). Моска справедливо замечает, что "превосходство в интеллекте менее всего связано с наследственностью. Дети людей, отличающихся высоким интеллектом, зачастую обладают посредственными способностями"(3). Субъективно склоняясь к идее устойчивости и пролонгирования власти элиты, он понимает, что эта тенденция содержит в себе неминуемую опасность дег
      --------
      (1) Моска Г. Правящий класс // Социс. - 1994, No 10. - С. 193.
      (2) Там же. - С. 195.
      (3) Там же. - С. 194.
      [335]
      радации элиты. Моска делает вывод о том, что в истории человечества постоянно борются две тенденции: стремление доминирующей элиты монополизировать политическую власть и передать ее по наследству и постоянным стремлением к возвышению новых политических сил, раскалывая и ослабляя при этом старую элиту. Поэтому "в человеческих обществах преобладает то тенденция формирования закрытых, устойчивых, кристаллизированных правящих классов, то тенденция, ведущая к более или менее быстрому их обновлению"(1). И он ищет компромисса, оптимума в соотношении этих противоположных тенденций, между консервативными и демократическими устремлениями. "Демократический принцип выборов, основанных на широких избирательных правах, может, на первый взгляд, находиться в противоречии с тенденцией к стабильности, которую, согласно нашей теории, проявляют правящие классы. Однако необходимо отметить, что кандидаты, добивающиеся успеха в демократических выборах, почти всегда те, кто обладает указанной выше политической силой, чаще всего наследственной. В английском, французском и итальянском парламентах часто можно видеть сыновей, внуков, братьев, племянников и зятьев настоящих и бывших членов парламента и депутатов".
      Отметим и другое, на наш взгляд, еще более существенное противоречие, свойственное прежде всего концепции В. Парето - концепции циркуляции элит. Само "понятие циркуляции" элит представляется весьма неопределенным и поддается различным интерпретациям, что уже было отмечено рядом современных элитологов. Так, известный английский социолог Т. Боттомор справедливо считает, что из работ Парето не ясно, относится ли понятие "циркуляция элит" к процессу динамики не элит в элиты или же к замене
      --------
      (1) Моска Г. Правящий класс // Социс. - 1994, No 10. - С. 196.
      [336]
      одной элиты другой(1). Американский элитолог К. Фармер также замечает, что понятие циркуляции элит у Парето иногда относится к постепенному движению индивидов в элиту, а в других случаях - к смене элит(2). Таким образом Парето уходит от вопроса о различении понятий смены и трансформации элит (то есть радикальной смены социальной базы элиты, смены правящих классов в первом случае, и значительных надперсональных сдвигов в той же элите, связанных обычно с повышением уровня мобильности в элиту представителей низших страт общества).
      Парето разделял элиту на правящую и неправящую (контрэлиту). Революция, с его точки зрения, - всего лишь борьба и смена правящей элиты потенциальной элитой, которая, правда, маскируется тем, что говорит якобы от имени народа, вводя в заблуждение непосвященных (позже Бернард Шоу напишет, что революции никогда не помогали скинуть бревно тирании, максимум, что они могут - это переложить его с одного плеча на другое). Итак, революции - не более, чем смена элит: старая элита, стоящая у власти, одряхлела, стала неспособной к эффективному управлению, в обществе возникает новая потенциальная элита, но, чтобы утвердиться в качестве правящей элиты, ей необходима поддержка масс, недовольных старым общественно-политическим строем. Контрэлита и использует эту массу как стадо баранов, с помощью которых пробивается дыра в ветхом заборе, ограждающим прежние порядки. Причем массы обычно остаются в дураках: новая элита "загоняет их в стойло", и порой политический и экономический гнет становится еще более изощренным. Именно в таком плане многие элитаристы интерпретируют Октябрьскую революцию.
      --------
      (1) См.: Bottomore Т. Elites and Society. L., 1994, р. 49-50.
      (2) Famer К. The Soviet Administrative Elite, N.Y., 1992, p. 15.
      [337]
      Заметим, что смена элит может происходить стремительно, как это было после революции 1789-1793 годов во Франции, после Октябрьской революции, или постепенно, растягиваясь на многие десятилетия, как это было в Англии в XVII-XVIII веках. Парето писал, что элита, "не готовая сражаться в защиту своего положения", приходит в упадок, и ей придется уступить место новой элите, обладающей мужеством и решительностью, которых не достает господствующей элите. Он отмечает, что "пока французские правящие классы в конце прошлого (XVIII) века занимались развитием своей чувствительности, затачивался нож гильотины"(1).
      Разделяя политически активную часть общества (по классификации Моски это "политический класс") на правящую элиту и контрэлиту, Парето пишет, что последняя может обладать качествами (прежде всего, психологическими), нужными для управления обществом, но не имеет доступа к власти в силу существующих в обществе статусных и иных социальных барьеров. И это происходит на фоне неизбежной деградации наследственных элит, деградации не только умственной (ибо государственная мудрость не наследуется), но и моральной и волевой (старая элита, которая получила власть на "блюдечке с голубой каемочкой", часто не имеет политической воли бороться за эту власть). По мере смены поколений наследственной элиты растет несоответствие дарований индивидов занимаемым ими социальным позициям. Положение каждого последующего поколения определенной элиты прежде всего связано с преимуществами, которые дает им позиции их родителей; хотя умственные и иные способности не наследуются, дети представителей элиты получают преимущественный доступ к высшим государственным должностям, и качество элиты неуклонно ухудшается.
      -------
      (1) Pareto V. Les systemes socialistes. P., 1965, р. 40.
      [338]
      И в то же время укрепляется контрэлита, куда входя наиболее активные и способные люди, которым не нашлось места в правящей элите.
      Какова же оптимальная политика, которую должна проводить элита, хотя бы с точки зрения интересов ее собственного выживания? По-видимому, - приоткрывать дверь для наиболее мобильных и способных выходцев из "социальных низов" и попытаться абсорбировать их, чтобы, таким образом, избежать революционных потрясений. Именно в этом преуспела английская политическая элита, на протяжении более четырех веков позволяющая наиболее одаренным из тех, кто не принадлежит к аристократии, занимать важные, порой высшие государственные посты.
      Говоря о динамике элит, Р. Михельс отмечал, что фактически происходит не смена старых элит новыми, а, скорее, переплетение новых элементов в элите со старыми. Вот как описывает этот процесс французский социолог М. Алле. Общество делится на наиболее выдающихся людей, составляющих меньшинство (группа А), и людей со средними качествами и ниже средних - большинство общества (группа В). В силу законов генетики в ходе смены поколений происходит дальнейшая дифференциация населения. Группа А в свою очередь делится на меньшинство самых одаренных людей (подгруппа А1) и большинство менее способных (А2). В свою очередь В дифференцируется на более способное меньшинство (В1) и большинство менее способных (В2). И если не обеспечить условия для значительной мобильности в элиту, то реальная элита (которой оказывается группа А2) по своему качеству будет не только уступать группе А1, но и группе В1, иначе говоря, элита неминуемо деградирует, а наиболее способные люди в обществе образуют контрэлиту, превосходящую элиту по своим способностям.
      Объяснение закономерностей смены элит, предло
      [339]
      женное Парето - через различение методов их господства, - только одно из возможных объяснений и, может быть, не главное. Обратимся к еще одной трактовке этой проблемы. Сам Парето убедительно доказывает, что элита, пришедшая к власти, стремится пролонгировать эту власть до бесконечности. Элита - не просто сумма правителей, это особая социальная группа, скрепленная глубокими внутренними связями входящих в нее членов, скрепленная общностью интересов. И стремление увековечить свою власть, отсечь путь к власти неэлитам, увековечить политсистему, обеспечивающую монополию определенной элиты на власть - вот ее главный интерес. Он толкает ее на превращение элиты в закрытую социальную группу, стремящуюся минимизировать возможность социальной мобильности для неэлит, возможность проникнуть в ряды элиты и тем более посягательства контрэлиты на замену старой элиты. Самое заветное желание властвующей элиты сделать свое положение стабильным, а власть, по возможности - наследственной. При этом она опирается на такой мощный и стабильный социальный институт, каким является семья. Как отмечает английский элитолог М. Янг, основатель концепции меритократии, влияние аристократии не продержалось бы столь долго, если бы не поддержка семьи, которая всегда является основой наследования. Многочисленные исследования подтверждают, насколько сильны стремления родителей (прежде всего, разумеется, владеющих собственностью), чтобы дети продолжили их дело. Приписывать своим детям "несуществующие достоинства - этот тип психоза был присущ миллионам семей"(1).
      Но парадокс заключается в том, что достижение этой цели - верный шаг в сторону деградации и гряду
      ---------
      (1) Young М. The Rise of the Meritocracy. 1870-2033. L., 1988, p. 30.
      [340]
      щей гибели закрытой элиты. Собственно, этот сюжет еще раньше, чем Парето, разрабатывал его коллега и соперник Моска. Именно закрытость элиты приводит к ее деградации, к господству посредственностей, к ухудшению качества правителей, и, в конечном счете, к падению правящей элиты под напором превосходящей ее (в том числе и по уму, и по пассионарности) контрэлиты. И поэтому подлинная мудрость элиты - не в том, чтобы строить китайскую стену, которая бы отгородила ее от неэлит, а в том, чтобы стремиться абсорбировать наиболее мобильных людей из социальных низов, обладающих способностями к управлению, и так регулировать этот процесс, чтобы сохранить оптимальные пропорции между ядром элиты и ее новыми членами, чтобы сохранить стабильность социально-политической системы.
      Еще раз сравним английскую и французскую модели трансформации и смены элит. История Англии свидетельствует о том, что феодальная аристократия ее сумела достичь определенный компромисс с народившейся буржуазией (хотя путь к этому компромиссу не был мирным и не обошелся без революционных потрясений в XVII веке). Пожалуй, наиболее дальновидной была политика американской элиты, которая допускала значительную восходящую социальную мобильность в свои ряды. Напротив, во Франции феодальная элита, не сделав вывода из английского опыта, пошла по другому пути, и жестоко поплатилась за свою неспособность найти подобный компромисс.
      Но сказанное выше еще в большей мере относится к дореволюционной российской элите, о процессе зарождения которой, укрепления ее власти и ее деградации речь пойдет ниже. Основная гипотеза, с которой мы приступаем к рассмотрению трансформации и смены российских элит, нам в общих чертах уже известна. Она состоит в том, что чем более закрыта элита, чем
      [341]
      ниже уровень мобильности в ее ряды, тем больше вероятность ее вырождения, дегенерации, и выше вероятность социальных взрывов, понижения качества элиты, и, соответственно, качества управления обществом, и тем выше шансы контрэлиты, включающей в себя наиболее мобильных, политически активных людей свергнуть правящую элиту, повести массы за собой. Поэтому анализируя процессы трансформации и смены российских элит, мы будем в первую очередь обращать внимание на степень открытости или закрытости элит, чтобы проверить достоверность этой гипотезы.
      Итак, мы рассмотрели взгляды основоположников элитологии на процесс смены элит, отметили определенные сильные стороны теорий Моски и Парето. Они выявили особую роль элиты в политическом процессе, сделали ее объектом специального исследования. Но справедливость требует сказать и о слабых сторонах их концепций. Если принять теорию Моски и Парето об определяющей роли элит в историческом процессе, схему Парето о циркуляции элит (а тем более абсолютизировать их), теряет всякий смысл понятие общественного прогресса, невозможно объяснить один из самых глубоких законов общественного развития закон возрастания роли народных масс в истории.
      Так истинна ли теория Парето, подтверждается ли она историческими фактами? Однозначный ответ на этот вопрос был бы упрощением, если не профанацией. Он может быть отрицательным, если трактовать ее в том смысле (к чему склонялся сам Парето), что политическая история есть следствие смены элит, что она детерминируется элитами. Но в ней - большая доля истины, если трактовать ее более широко, как подчеркивание особой роли политической элиты в историческом процессе (имея в виду при этом, что смена элит - не определяющая причина политического процесса, а, скорее, его результат, его момент).
      [342]
      Нас, естественно, в первую очередь интересует вопрос о том, накладывается ли схема Парето на политический процесс в России? В частности, произошла ли в последнее десятилетие смена элиты "львов" - монстров тоталитаризма - на посттоталитарных "лис"?
      2. Дореволюционные российские элиты
      Закономерности трансформации и смены элит четко просматриваются на более чем тысячелетней истории России. На ее примере мы можем выявить зависимость качества элиты и стабильности социально-политической системы от степени ее открытости.
      В. О. Ключевский писал о наличии двух взглядов на начало нашей истории. Одни начинают ее с IX века, другие - с VII(1). Более обоснована, на наш взгляд, вторая точка зрения. Попытаемся коротко описать ранние российские элиты. Первым типом элиты восточных славян была геронтократия: родоплеменные старейшины выполняли властные функции, легитимизированные традициями, языческой религией. Становление древнерусской государственности начиналось со складывания союзов восточнославянских племен во главе с князем.
      Г. Моска писал, что в обществах, находящихся на ранних стадиях развития, "индивиды, проявляющие больше способностей в войне, легко добиваются превосходства над своими товарищами.... Неизбежно, что класс военных будет шаг за шагом добиваться такого доминирования над другими классами, чтобы иметь возможность довлеть безнаказанно"(2). Не будем дискутировать здесь об уместности термина "класс" в этом контексте, нам важна постановка вопроса и вывод Моски
      --------
      (1) Ключевский В. О. Сочинения в девяти томах. - М., 1987. - Т. 1. - С. 162.
      (2) Моска Г. Правящий класс //Социс. - 1994. -No 10. - С. 189.
      [343]
      о том, что элитой становятся "правящие военные классы"(1). К тому же одним из характерных примеров элиты традиционного общества, которой становится класс военных, он прямо называет Россию.
      Близкую точку зрения высказывал и В. О. Ключевский, считавший, что "высшим классом.... русского общества, которым правил князь киевский, была княжеская дружина". Разумеется, этот "класс" не был чем-то недифференцированным. Дружина "делилась на высшую и низшую: первая состояла из княжих мужей или бояр, вторая из детских, или отроков; древнейшее собирательное название младшей дружины гридь или гридьба.... заменилось потом словом двор или слуги. Эта дружина вместе со своим князем вышла... из среды вооруженного купечества больших городов. В XI веке она еще не отличалась от этого купечества резкими чертами ни политическими, ни экономическими. Дружина княжества составляла, собственно, военный класс; но и большие торговые города были устроены по-военному, образовывали каждый цельный организованный полк, называвшийся тысячей... Тысячей командовал выбиравшийся городом, а потом назначаемый тысяцкий, сотнями и десятками также выбранные сотские и десятские. Эти выборные командиры составляли военное управление города и принадлежавшей ему области, военно-правительственную старшину, которая называется в летописи "старцами градскими"(2).
      Начиная с периода зарождения древнерусской государственности, управление выступало как соединение политической, военной, социальной, судебной и отчасти культовой власти. Характерно, что эта первая элита в большей мере зависела от князя, чем князь от элиты (последнее было характерно для Западной Европы),
      -------
      (1) Моска Г. Правящий класс // Социс. - 1994. - No 10. - С. 191
      (2) Ключевский В. О. Цит. соч. - С. 175.
      [344]
      она становилась элитой за службу князю, прежде всего военную, это была элита заслуг. Впрочем, по мере смены поколений она все более превращалась в наследственную элиту, "элиту крови", в боярство. Эта элита в значительной мере и существовала за счет княжеских доходов.
      Что касается норманнской теории о происхождении государства на Руси, то следует заметить, что процесс складывания государственности восточнославянских племен начал происходить еще до Рюрика, а, главное, приглашение "на царство" вообще было достаточно распространено в Европе (особенно в случае внутренних разногласий в процессе конкуренции за власть) и часто было более похоже на "наем" князя (монарха). Князь с дружиной осуществляли сбор дани, охрану государства от набегов соседей, прежде всего, кочевых племен. Именно с династией Рюриковичей связано объединение северо-восточных славян с центром в Новгороде и юго-восточных с центром в Киеве и возвышение Руси в X-XII веках. Ключевский справедливо пишет "не о благодушном приглашении чужаков властвовать над туземцами, а скорее о военном найме. Очевидно, заморские князья с дружиною призваны были новгородцами с союзными с ними племенами для защиты от каких-то внешних врагов и получали определенный корм за свои сторожевые услуги... Почувствовав свою силу, наемники превратились во властителей, а свое наемное жалование превратили в обязательную дань с возвышением оклада". Общий интерес торговых городов Руси и примыкавших к ним селений состоял в том, что с появлением "наводнивших степень печенегов" появилась настоятельная потребность в военной силе, способной оградить пределы страны и ее торговые дороги от вражеских набегов. "Став носителем и охранителем общего интереса, подчинившего ему
      [345]
      торговые города страны, этот князь с дружиной... превратился в политическую власть"(1).
      Обычно великие князья назначали своих сыновей и других родственников править областями, волостями в качестве его посадников (наместников), и те платили как посадские дань со своих областей великому князю-отцу. Между отцом и детьми действовало семейное право. Но между братьями четкого семейного права (во всяком случае, до Ярослава Мудрого) не существовало, и это порождало многочисленные конфликты со смертью отца-великого князя. Ключевский отмечает: "1)... верховная власть была собирательная, принадлежала всему княжескому роду; 2) отдельные князья временно владели теми или другими частями земли. Следовательно, в рассматриваемом складе княжеского владения надобно различать право владения, принадлежащее целому владетельному роду, и порядок владения по известной очереди как средство осуществления этого права"(2). Итак, верховная власть принадлежала роду, а не лицам. "Порядок лиц в очереди владения основывался на том, что дальнейшие поколения должны были подниматься по родовой лестнице и чередоваться во владении волостями в том самом порядке, в каком шли друг за другом их отцы. Итак, дети должны идти в порядке отцов; место в этой цепи родичей, унаследованное детьми от отца, и было их отчиной"(1). По мере размножения князей отдельные линии княжеского рода расходились все далее, отчуждались одна от другой, враждовали. "Каждый младший родич, областной князь, считал себя вправе противиться великому князю киевскому, если находил его действия неправильными, неотеческими". Центробежные силы подталкивались междоусобицами князей, их стремлением к неза
      --------
      (1) Ключевский В. О. Цит. соч. - С. 160.
      (2) Там же. - С. 186.
      (3) Там же. - С. 197.
      [346]
      висимости от великого князя. Кодификация права в "Русской Правде" Ярослава Мудрого не могла отменить указанный процесс; это право - отражение ситуации феодальных отношений, когда натуральное хозяйство стимулировало центробежные тенденции.
      В "Русской правде" фиксируется социальное расслоение населения, права и привилегии элитного слоя. В ней четко обозначено, что по отношению к князю люди делятся на два сословия - на княжих мужей и простолюдинов. Первые служили князю, составляли его дружину, высшее привилегированное сословие, посредством которого князья правили своими княжествами, обороняли их от врагов; это была, так сказать, княжеская элита. Не случайно, что жизнь "княжа мужа" оберегалась двойною вирою. В среде княжих мужей возникает класс крупных земельных собственников - бояр, пользовавшихся широким кругом привилегий. Итак, исторически первой элитой на Руси была военная элита; старших представителей княжеской дружины князь наделял административными функциями, оставлял в областях, волостях своего княжества "на кормление", ввиду отсутствия в казне денег для их оплаты. Эти люди становились все менее зависимыми от центра. Это особенно относится к удельным князьям, которые чувствовали себя независимыми царьками в своих вотчинах. Причем характерно было дробление уделов от одного княжеского поколения к другому. Феодальное дробление Руси привело к ее ослаблению и стало одной из главных причин поражения в битвах с Золотой ордой и двух с половиной векового татаро-монгольского гнета.
      Следует особо сказать о специфической социально-политической структуре Новгородской земли, в которой в XII-XVI веках отмечались элементы республиканского правления. Высшим органом было вече, народное собрание, в котором участвовали все свободные
      [347]
      граждане, избиравшие и смещавшие всех должностных лиц, в том числе высших. Высшим исполнительным органом был Совет господ, в состав которого входили князь (отношения с которым строились на основе договора и функции которого были ограничены; важнейшей из них было руководство обороной Новгородской земли от внешней угрозы), архиепископ, посадские, тысяцкие, верхушка боярства. По существу это и была политико-административная элита Новгородской земли.
      В период возвышения Москвы, ставшей центром, собиравшим российские земли, определенным образом изменяется состав, структура, менталитет политико-административной элиты Руси. Собирание Руси сопровождалось вступлением на московскую службу множества князей, бояр из присоединенных к Москве княжеств, а также поступлением на службу московскому государю знатных иностранцев из Литвы, немецких княжеств, Золотой орды. Великий князь (а начиная с Ивана IV царь назначал наместников, управлявших отдельными регионам) назначал бояр и других представителей элиты на доходные должности, обеспечивающие "кормление" их обладателей. Нужно сказать, что традиции "кормления", которые глубоко укоренились в российской элите и представляли по существу узаконенную коррупцию, оказывали разлагающее влияние на эту элиту, да и на общество в целом. Можно объяснить (но не оправдать) причины этого явления - как объективные (необходимость разветвленной административной элиты в огромной стране и недостаток денег для вознаграждение за их службу ввиду, прежде всего, огромных расходов на непрерывные войны), так и субъективные (живейшая готовность членов элиты извлечь максимум выгод из занятия своего административного поста).
      С созданием централизованного русского государства меняется роль монарха; он уже не первый среди
      [348]
      других князей, он - самодержец, "помазанник божий", осуществляющий авторитарное правление, ломая сопротивление своевольных князей и бояр. Меняется и роль, да и самосознание политико-административной элиты, которая все активнее стремится править Русской землей не по частям и не в одиночку, как поступали их предки, а совокупно, через центральную власть.
      Страна с огромной территорией, вынужденная постоянно обороняться от набегов кочевых племен на Востоке (и осуществляющая приращение своей территории также преимущественно на Востоке) и от экспансии Запада, страна, развитие которой было заторможено татаро-монгольским игом, страна, хронически отстававшая от западных стран, была вынуждена постоянно догонять Запад, чтобы выжить, вынуждена была прибегать к мобилизационному, форсированному типу развития, к модели модернизации, требовавшей огромного напряжения всех сил народа, причем в условиях постоянного отсутствия в казне денег. Этот тип развития предполагал командную, авторитарную, милитаризованную политическую систему, которая делала ставку на принудительные методы решения проблем, систему с вертикальной иерархической системой управления. Эта авторитарная власть предполагала и авторитарную элиту, являющуюся проводником этой власти.
      Причем создание такой элиты требует жестоких репрессий не только против жесточайше эксплуатируемой массы населения, но и против самой элиты, чтобы добиться ее полной лояльности. Отсюда - периодические чистки элиты, наиболее известные из которых - жестокие репрессии Ивана IV против боярства. Исследователь российских элит О. В. Гаман справедливо пишет о том, что З. Бжезинский ошибался в своей книге "Перманентная чистка", утверждая, что чистка элиты
      [349]
      характерна исключительно для советского тоталитаризма(1). Это гораздо более широкое явление, присущие странам мобилизационного, милитаризированного типа развития. Именно государство и его элита инспирируют модернизационные процессы, которые всегда выступают как реформы сверху, при этом действуют насильственно, жестоко, преодолевая инерцию народных масс. А центральной власти приходится пришпоривать и саму элиту, подавляя ее действия, расходящиеся с требованиями централизованной монархической власти.
      Династия Романовых продолжает курс на укрепление самодержавного правления. При Михаиле и особенно при Алексее создается аппарат служилой бюрократии, неуклонно теснившей элиту аристократии. Соборное уложение 1649 г. упорядочивает систему централизованного управления государством через систему приказов, управляющих делами государства.
      Радикальные изменения в системе государственного управления и, соответственно, в системе политико-административной элиты произошли при Петре I. Петр осознавал тупиковость системы традиционной закрытой элиты, которая не давала ему возможности осуществить свои смелые модернизаторские замыслы. Ему нужны были способные и энергичные модернизаторы, нужна была управленческая элита, способная преодолеть инерцию традиционализма. И он умел находить организаторские таланты, поднимая в элиту наиболее способных, проявивших себя представителей более низких страт общества. Процесс модернизации обще
      -------
      (1) Гаман-Голутвина О. В. Политические элиты России в историческом процессе. Закономерности формирования и тенденции развития.//Россия XXI. 1996. - No 3-4. - С. 78. Подробнее о становлении и эволюции российских элит см. в ее монографии "Политические элиты России. - Вехи исторической эволюции". М., 1998.
      [350]
      ства с необходимостью оказывается и процессом модернизации элиты.
      Необходимость модернизации отнюдь не сразу осознается и принимается всем обществом. Вначале ее носителем становится активное меньшинство, которое в борьбе за нее преодолевает инертность массы и сопротивление консервативной части общества. Если традиционная элита, как правило, видит в модернизации угрозу своему привилегированному положению, беря на себя роль центра и штаба сопротивления ей, то функцию инициатора, пропагандиста и руководителя модернизации берет на себя контрэлита, которая в случае успеха и становится элитой модернизации. В условиях кризиса общественно-экономической системы возможен и иной вариант: часть традиционной элиты переходит на позиции защиты модернизации, порой ей удается возглавить этот процесс, став ядром будущей элиты модернизации. Понимание ключевой роли элиты в ходе модернизации давно стало достоянием политической науки. Хотелось бы отметить в этом связи, что ошибочно отождествлять понятия "элита модернизации" и "субъект модернизации". Первое - уже, второе - шире. Первое понятие - сердцевина второго. Субъект модернизации - сложное гетерогенное явление, включающее в себя помимо элиты и другие общественные группы.
      Петру I, как и Ивану IV, приходилось прибегать к репрессиям по отношению к части элиты, активно сопротивлявшейся его политике, ставшей угрозой централизованного правления. Применительно к России XIV-XVIII веков справедливо суждение о том, что именно в периоды, когда элита являлась проводником исполнительной машиной централизованной власти монарха, государство было сильным. И, напротив, когда элита выходит из повиновения монарху, защищая свои групповые интересы, наступают "смутные време
      [351]
      на", ослабление государства (как это было в конце XV - начале XVI веков, во второй четверти XVIII века), хотя эти периоды можно объяснить и как реакцию на реформы и репрессии Ивана IV в первом случае и Петра I - во втором, как реакцию усталости от их преобразований и их бесконечных войн. Не только народные массы, но и элиты оказываются не готовыми к процессу ускоренной модернизации.
      Курс Петра I на модернизацию страны требовал замены традиционной элиты элитой модернизации. И Петр I создавал разветвленную бюрократическую систему управления страной, во многом опираясь на модели управления западноевропейских стран. Эта бюрократия призвана была быть проводником абсолютистской внутренней и внешней политики. Политика модернизации требовала отказа от принципов местничества при формировании элиты, создания единой иерархизированной структуры чиновничества. Документом, определявшим правовое закрепление этой иерархии, был "Табель о рангах всех чинов воинских, статских и придворных" 1722 года. Он устанавливал, что основным принципом формирования административной и военной элиты должен быть не знатность происхождения, а квалификация, служебная пригодность, личные заслуги.
      Строя элиту по принципу вертикальной иерархизации, государство и получает важнейший механизм осуществления его централизованной абсолютистской власти. Реформы Петра I, проводимые сверху (как, впрочем, и все реформы в России), насильственно, требовали элит авторитарного типа, элит, всецело зависящих от власти монарха, осуществлявших централизованную, жесткую власть, получавших награды и привилегии за службу. Этой наградой гораздо чаще, чем деньги, были имения, которые жаловались государем. Кстати, тут с неизбежностью возникает противоречие,
      [352]
      которое со всей силой обнаружилось несколько позже. Наследование пожалованных за службу усадеб освобождало значительную часть дворянства от необходимости поступать на государственную службу и ускоряло процесс создания бюрократической прослойки, той самой, которую в XIX веке стали называть "разночинцами".
      На протяжении 300-летнего правления династии Романовых состав и структура российской политико-административной элиты существенно видоизменялись. При первых Романовых (XVII в.) важнейшие государственные вопросы решались на Земских соборах, на которых была представлена центральная и местные элиты, верхушку боярства составляли члены Боярской думы, выполнявшей совещательные функции при царе; но в XVIII в. боярство разрушается. Россия становится империей; император наделен неограниченной властью, система органов государственного управления строится на принципах бюрократической централизации. При Петре I на смену Боярской думе приходит Сенат, который решает административные, законодательные и судебные вопросы. В XVIII веке, по мнению Ключевского, место боярства "заняла новая чиновность - знать, состоявшая из выслужившихся административных дельцов... это чиновничество усвоило себе некоторые политические замашки аристократии и стремилось из простого правительственного орудия превратиться в правительственный класс, в самобытную политическую силу, поэтому и можно назвать чиновной аристократией"(1).
      Жалованная грамота дворянству Екатерины II закрепляла привилегии дворянского сословия, которое освобождалось от обязательной государственной службы, его членам гарантировалась личная и имущественная
      --------
      (1) Ключевский В. О. Соч. - Т. 5 - С. 103.
      [353]
      неприкосновенность, в губерниях и уездах образовывались органы дворянского самоуправления.
      В XIX в. политико-административная элита претерпевает дальнейшую эволюцию. В начале царствования Александра I на него оказывал влияние либеральный кружок М. М. Сперанского, В. П. Кочубея, А. А. Чарторыжского, вынашивавших планы эволюции самодержавной монархии в сторону монархии конституционной. Эти планы встретили резкое сопротивление со стороны российской административно-бюрократической элиты и были отвергнуты императором.
      После подавления восстания декабристов, которых можно считать контрэлитой, попытавшейся свергнуть социально-политическую систему самодержавия и крепостничества, утверждается военно-бюрократический абсолютизм Николая I. Как отмечает российский элитолог А. В. Понеделков, бюрократия окончательно превратилась в самодовлеющую касту, стремившуюся подчинить себе все стороны человеческой жизни(1).
      Поражение России в Крымской войне продемонстрировало отсталость социальную и техническую, гнилость военно-бюрократической системы. На наш взгляд, вызывают уважение попытки Александра II либерализировать систему управления Россией, модернизировать ее элиту. Крупнейшая из реформ - отмена крепостного права, значительны и такие реформы, как реформа местного самоуправления (земства), судебная реформа, означавшая начальный шаг по направлению к правовому государству. Начавшиеся реформы были прерваны убийством царя и превалированием консервативной элиты, препятствовавшей процессу либерализации.
      Разрыв между народом и элитой возрастал и достиг
      -------
      (1) Понеделков А. В. Элита. (Политико-административная элита: проблемы методологии, социологии, культуры). -Северо-кавказский научный центр. - 1995. -С. 123.
      [354]
      своего апогея в царствование Николая II, вылившись в революции XX века. В ходе революции 1905-1907 гг. Николай был вынужден пойти на существенные уступки в направлении конституционного ограничения самодержавия, на созыв Государственной думы. Тем не менее, правящая элита сохранила свой сословный характер; дворянство, несмотря на свое несомненное ослабление и оскудение, сохранило в элите основные позиции. Эта элита не могла приспособиться к изменившейся ситуации, к требованиям индустриального общества и бесконечно конфликтовала с Думами. К этому добавились внутренние противоречия в элите при слабом (скажем иначе, мягком) нерешительном царе, противостояние правящей элиты и той части политической элиты, которая рекрутировалась по новому для России каналу - через выборы в Государственную Думу. Усилия думской оппозиции и нападки либеральной и социалистической прессы, стремящихся скомпрометировать власть (во многом эта критика была справедливой) увенчались успехом. Властвующая элита полностью исчерпала доверие народа, утратила легитимность в его глазах, и в февральской революции не нашлось никаких серьезных социальных сил, которые бы поддержали разваливающийся режим.
      Попытаемся дать общую оценку дореволюционным элитам. Оценка эта будет явно невысокой, несмотря на некоторые, пусть нечастые, взлеты этой элиты - будь то "сыны гнезда Петрова", военная и дипломатическая элиты Екатерины II, либеральная административная элита и дипломатическая элита (во главе с будущим канцлером А. М. Горчаковым) Александра II. В целом же эта элита представляла собой замкнутую касту, пропуском в которую был не ум, а знатность, где процветал непотизм, клановость, мздоимство, коррупция. Конечно, по сравнению с последующей элитой, например, с головорезами Сталина, эту элиты многие российские
      [355]
      политологи ныне видят в розовом свете. Однако если мы будем оценивать ее по мировым критериям, оценка, повторяем, будет невысокая. Именно в начале XX века обнаружился глубочайший кризис политической элиты царской России, которая потеряла всякий авторитет в глазах масс. Контрэлита, которая стремилась свергнуть самодержавный, монархический режим, оказалась более мобильной, более образованной, более ловкой. Именно она попыталась предложить определенные программы модернизации России. Трагедия России - в том, что в условиях тяжелейшего кризиса, вызванного войной, разрухой победителем среди гетерогенной контрэлиты оказались наиболее экстремистские силы.
      Несомненно, что смена элит происходит, когда старые оказываются неспособными ответить на вызов истории. И хотя в последние годы появилось много публикаций, направленных на возвеличение дореволюционной элиты, на доказательства того, что предреволюционная Россия динамично развивалась и беда в том, что контрэлита злокозненных заговорщиков прервала этот естественный процесс, дело обстоит значительно сложнее. Предреволюционная Россия переживала тяжелый кризис - экономический, социальный, военный, и значительная доля ответственности за него падает именно на правившую элиту, которая оказалась неспособной решить задачи модернизации страны. На их решение претендовала контрэлита, которая, придя к власти и превратившись в правящую элиту, попыталась решить эту проблему самыми жестокими, порой террористическими методами, выбрав мобилизационно-милитаристский путь развития страны.
      [356]
      3. Советская элита
      О причинах краха царизма и Временного правительства, причинах победы Октябрьской революции написаны сотни томов. Здесь не место их анализировать. Нас интересует лишь один аспект этого процесса - смена элит. Ведь это была, пожалуй, наиболее полная, радикальная, быстрая смена элит в истории человечества (если иметь в виду внутреннюю трансформацию страны, а не смену элит вследствие завоевания одной страны другой), более радикальная, в частности, чем во время французской революции 1798-1793 гг.
      Закрытая дворянско-чиновничья элита царизма деградировала, показала отсутствие политической воли, продемонстрировала свою неспособность управлять великой страной, модернизировать ее, абсорбировать лучших представителей "низших" страт. Как писал в этой связи П. А. Сорокин, "вырождающийся правящий класс упорно отказывал в соучастии "талантливым самородкам", "самоучкам" из других слоев, не желая урезывать себя в правах и готовый отвергнуть любых талантливых "пришельцев", таких, к примеру, как Витте".
      Скоро наступила расплата. К власти пришли энергичные, молодые, циничные, безжалостные представители контрэлиты, сумевшие, в отличие от старой элиты, наладить контакт с массами, мобилизовать их на штурм старых порядков, организовать их на свержение царской элиты, а затем и элиты "соглашателей", блокировавшихся с буржуазией. Победили крайне левые, экстремистские представители контрэлиты. Эти новые лидеры выступали под лозунгами эгалитаризма, антиэлитизма. Однако очень скоро оказалось, что вместо построения общества без элиты к власти пришла но
      [357]
      вая, большевистская элита, а методы господства этой элиты оказались не только авторитарными, но и тоталитарными. Антиэлитарные лозунги еще раз показали свою иллюзорность.
      Но как же все-таки получилось, что большевики, выступившие с эгалитаристскими лозунгами, мобилизовавшие массы на борьбу с правящей элитой эксплуататорского общества, взяв власть, сами превратились в новую элиту общества, которое они, ничтоже сумняшеся, называли социалистическим, в котором якобы отсутствуют эксплуататорские классы и которое идет к преодолению классовых различий.
      Революция, направленная против эксплуататорской элиты, против элиты царизма, элиты буржуазии, сама была в значительной мере элитарна. Революцию осуществляло меньшинство общества - петроградский пролетариат, матросы. Правда, это меньшинство громогласно декларировало, что действует от имени громадного большинства населения, трудящихся масс, что они и есть передовые выразители интересов народа. Причем большинство народа, в силу неграмотности и забитости, не дозрело до понимания своих интересов. Эти интересы и выражает авангард пролетариата, класса-гегемона, идущего во главе трудящихся масс. Соответствовала ли эта схема реальности? В скором времени ответ на этот вопрос был получен. Выборы в Учредительное собрание показали, что большевики оказались в меньшинстве, что, впрочем, их не смутило. Выборы, основанные на борьбе партий за голоса избирателей, были объявлены буржуазными. Контрэлита, превратившаяся в элиту, и не думала отдавать власть. Напротив, вся ее политика была направлена на удержание этой власти, на превращение ее в тотальную власть, в диктатуру пролетариата, которая рассматривалась как важнейший рычаг построения нового общества. Впрочем, обещалось, что в соответствии с учением марксизма,
      [358]
      диктатура пролетариата - лишь временный этап на пути построения бесклассового общества, после чего она отомрет вместе с отмиранием государства в целом (после XXII съезда КПСС это положение было скорректировано в том смысле, что государство диктатуры пролетариата перерастает в общенародное государство), а, следовательно, сама постановка вопроса об элите неуместна, это - происки классового врага. Но отмирание государства переносилась в будущее. В настоящем же власть государства, а, следовательно, и его элиты не только не ослаблялась, а, напротив, многократно усиливалась. Менялся только классовый состав элиты, направление ее деятельности, методы реализации ее управленческих функций.
      Такой поворот событий не был неожиданным для наиболее проницательных мыслителей, которые прогнозировали вырождение леворадикальных лидеров в авторитарную, олигархическую элиту, которая, придя к власти, будет диктаторскими методами управлять массами. Достаточно вспомнить "Бесы" Ф. М. Достоевского, в которых левоэкстермистские заговорщики стремились захватить власть, чтобы манипулировать массами, используя по отношению к ним террористические методы.
      Теория "нового класса"
      Вопрос о правящем слое или правящем классе, который возникает после социалистической революции, был поставлен задолго до Октябрьского переворота и обсуждался десятилетия после него. В этой связи несомненный интерес представляет концепция, которая впоследствии получила название теории "нового класса". Целостную концепцию "нового класса" как политической элиты "реального социализма" разработал Ми
      [359]
      лован Джилас. Однако эта концепция по существу была обобщением и развитием взглядов ряда его предшественников, целой традиции критики марксистской теории о построении общества без элиты, которая рассматривалась как демагогическая теория, прикрывающая и оправдывающая приход к власти нового класса, устанавливающего жестокую диктатуру над населением.
      Как известно, Маркс объявлял целью исторического развития (заметим, что эсхатология марксизма близка христианству, для которого конечной целью является второе пришествие Христа и установление царства божьего на Земле) построение коммунизма - общества без классов, без эксплуатации, следовательно, и без элиты. Но главным инструментом построения коммунизма является диктатура пролетариата. Само по себе общество без гнета и эксплуатации - цель весьма гуманная и благородная. Но, как говорят французы, дьявол проявляет себя в деталях. Вот на некоторых деталях марксистской концепции построил ее критику М. А. Бакунин. Когда Маркс в "Критике Готской программы" утверждал, что социализм делает экономические отношения настолько "прозрачными", что не требует товарно-денежных отношений, что работник, отработав, допустим, восемь часов, получает справку об этом и может получить необходимые ему продукты, на производство которых было затрачено другими людьми те же восемь часов, Бакунин задавал Марксу вполне невинный, на первый взгляд, а в действительности весьма ядовитый вопрос: а кто, собственно, будет выдавать подобную справку? По-видимому, чиновник, бюрократ. А над этим чиновником будет еще один чиновник и т.д. Так вот эта бюрократическая прослойка и будет реально управлять обществом, оно и превратится в привилегированное сословие. По Бакунину, государство диктатуры пролетариата, пропагандируемое Марксом. будет представлять собой "деспотизм управляюще
      [360]
      го меньшинства"(1), прикрываемый демагогическими фразами о том, что он объявляется выражением народной воли. Анализируя взгляды Маркса и Лассаля, писал Бакунин, "приходишь к тому же самому печальному результату: к управлению огромного большинства народных масс привилегированным меньшинством. Но это меньшинство, говорят марксисты, будет состоять из работников. Да, пожалуй, из бывших работников, но которые, лишь только сделаются правителями или представителями народа, перестанут быть работниками и станут смотреть на весь чернорабочий мир с высоты государственной, будут представлять уже не народ, а себя и свои притязания на управление народом"(2). А поскольку управление требует специальных знаний, этими "избранными" будут "ученые социалисты". Все это доказывает, "что мнимое народное государство будет не что иное, как весьма деспотическое управление народных масс новою и весьма немногочисленной аристократией действительных или мнимых ученых. Народ не учен, значит, он целиком будет освобожден от забот управления, целиком будет включен в управляемое стадо"(3). А в составе этого деспотического меньшинства легко могут оказаться непомерные честолюбцы, рвущиеся к власти.
      Октябрьская революция, как утверждали большевики, направлена на свержение классового господства эксплуататорского меньшинства. Если все предыдущие революции были направлены на замену одного типа эксплуатации другим типом, то социалистическая революция отличается от всех предшествовавших революций тем, что она устраняет все и всяческие формы эксплуатации. Народные массы под руководством пролета
      ---------------
      (1) Бакунин М.А. Философия. Социология. Политика, - М., 1989. - С. 482.
      (2) Там же. - С. 483.
      (3) Там же.
      [361]
      риата и его революционного авангарда свергают господствующее эксплуататорское меньшинство; установившаяся диктатура пролетариата сама по себе есть лишь переходный этап к бесклассовому коммунистическому обществу, обществу без государства, без эксплуатации, обществу самоуправления трудящихся, обществу без элиты.
      Вопрос, однако, состоит, во-первых, в том, действительно ли новое общество устраняет эксплуатацию, во-вторых, возможно ли в принципе общество без элиты и, в третьих, как оно может реализовываться на практике, и не будет ли рисуемый марксистами коммунистический идеал прикрытием новой формы всевластия элиты, которая захватывает власть и устанавливает жестокую диктатуру, не брезгуя для "всеобщего счастья" никакими методами (как об этом писал Достоевский в "Бесах"). Сомнения на этот счет высказывали многие мыслители. По поводу утверждения марксистов, что диктатура пролетариата будет недолгой и что ее целью будет образовать народ и поднять его политически, Бакунин выражает глубокий скептицизм, утверждая, что "никакая диктатура не может иметь другой цели, кроме увековечивания себя".
      Мысль Бакунина о диктатуре ученых, пусть даже социалистической ориентации, как новой, опаснейшей формы деспотии, где власть принадлежит монополистам знания, развил редко вспоминаемый ныне российский публицист конца XIX - начала XX века В. Махайский, позиция которого вылилась в откровенный антиинтеллектуализм. В книге "Социалистическая наука как новая религия" он объявлял интеллигенцию враждебным пролетариату классом, стремящимся к власти, чтобы стать новым правящим классом, превращающимся в элиту знаний и порабощающим массы. Причем свергнуть власть феодалов или буржуазии, которые не участвуют непосредственно в производстве, несрав
      [362]
      ненно легче, чем элиту интеллигенции: первые являются лишь обузой общества, и от их смены производство не пострадает. Но власть новой элиты знаний сбросить будет практически невозможно, ибо она обладает монополией на знание, и без нее невозможно наладить производство. Как видим, эти взгляды являются как бы инверсией технократических теорий. Если для последних элита знаний обладала знаком плюс, то в теории Махайского - знаком минус. Опаснейшей организацией интеллигенции является, по Махайскому, социал-демократия, которая ищет поддержку у рабочих, чтобы, опираясь на них, захватить власть. Но это типичная организация контрэлиты, которая стремится лишь использовать массы и которой ни в коем случае нельзя верить, иначе массы приведут к власти новый господствующий класс.
      Прежде чем перейти к следующему варианту теории "нового класса", хотелось бы сделать небольшое отступление, отчасти для того, чтобы не нарушать принципов хронологии, а отчасти для того, чтобы доказать, что обвинения в элитаризме русских революционеров, во всяком случае, их радикального крыла, от Нечаева и народников-террористов до большевиков, не лишены основания. Пожалуй, наиболее авторитетным свидетельством в пользу элитаризма (пусть скрытого элитаризма) являются труды В. И. Ленина. Обратимся прежде всего к такой известной его книге, как "Что делать?", в которой в советское время писалось, что эта книга заложила идеологические и организационные основы партии "нового типа". Начнем с того, что в книге обосновывается типично элитарный взгляд на возможности рабочего класса самому выработать социалистическое сознание. Утверждается, что пролетариат сам в состоянии выработать лишь тред-юнионистское сознание, понимание необходимости борьбы за повышение зарплаты, за улучшение условий труда, иначе говоря,
      [363]
      за улучшение условий продажи своей рабочей силы, в то время как коренной, глубинный интерес этого класса состоит в свержении системы гнета и эксплуатации - капиталистической системы, и построения социалистического общества. Но это социалистическое сознание, идеи социалистической революции, социалистического преобразования общества могут быть внесены в рабочее движение только извне - интеллигентами, вставшими на позиции рабочего класса, социалистами, коммунистами. Итак, теорию социализма, стратегию и тактику социалистической революции разрабатывает элита интеллектуалов и организаторов, она вносит социалистическое сознание в рабочее движение. Социал-демократическая (в дальнейшем коммунистическая) партия является соединением рабочего движения с социализмом.
      Далее, насквозь элитарной оказывается организационная структура партии "нового типа". Строжайшая конспирация, строжайший отбор членов партии и особенно лидеров партии, которым "некогда думать об игрушечных формах демократизма"(1). Узкий слой партийных функционеров, ее элита, и широкий слой членов партии, выполняющих решения ее руководства - таков был зародыш будущего "нового класса". Когда же партия пришла к власти, элитарная структура партии была воспроизведена в масштабах крупнейшей страны мира. После Октябрьской революции Ленин писал о решающей роли революционного авангарда рабочего класса (т.е. партии, а фактически партийной верхушки) в руководстве обществом.
      Известно, что Плеханов, Мартов и другие лидеры РСДРП категорически выступали против жесткого централизма ленинской партии, называя его сверхцентрализмом, смертельно опасным для партии, опасным
      ----------
      (1) Ленин. В. И. Полн. собр. соч. - 5 изд. -Т. 6.- С. 141.
      [364]
      прежде всего тем, что принижает инициативу масс, приучая их подчиниться указаниям сверху. Но Ленину нужна была именно такая сверхцентрализованная партия, как важнейший инструмент завоевания и удержания власти. Тот путь к социализму, который предлагало правое крыло социалистов: партия добивается власти на демократических выборах, а предшествующая элита не ликвидируется, а обновляется за счет широкого проникновения в нее наиболее инициативных представителей общества, прежде всего, рабочего класса, интеллигенции отвергается как соглашательский и контрреволюционный.
      Говоря о рассмотренной нами концепции Ленина, М. Вселенский заметил: не рабочему классу нужны марксистские революционеры, а им нужен рабочий класс, "потому что без него они - горстка интеллигентов, при всей своей шумливой энергии власть в стране захватить не могут"(1). Ленинские профессиональные революционеры превратились в профессиональных правителей, в правящую элиту, их власть была институтизирована в форме номенклатурной системы. Сам Ленин признавал: "Если не закрывать глаза на действительность, то надо признать, что в настоящее время пролетарская политика партии определяется не ее составом, а громадным, безраздельным авторитетом того тончайшего слоя, который можно назвать старой партийной гвардией"(2). Провозгласив диктатуру пролетариата, большевики (вполне в соответствии с михельсовским "железным законом олигархических тенденций") установили фактическую диктатуру большевистской верхушки, большевистских вождей, большевистской элиты, переросшую в абсолютную власть харизматического лидера, опирающуюся на террористическую систему то
      ------------
      (1) Вселенский М. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза, М., 1991. - С. 57.
      (2) Ленин В. И. Полн. собр. соч. - Т. 45. - С. 20.
      [365]
      тального контроля над населением. Об этой системе власти откровенно писал Сталин: "Компартия как своего рода орден меченосцев внутри государства Советского, направляющий орган последнего и одухотворяющий его деятельность..." И далее: "Партия - это командный состав и штаб пролетариата"(1). Позже по этому поводу Троцкий скажет, что диктатура пролетариата оказалась диктатурой партии, диктатура партии - диктатурой ее верхушки, диктатурой вождей: "Аппарат партии замещает партию, Центральный Комитет замещает аппарат, и, наконец, диктатор замещает Центральный Комитет"(2). А еще позже М. Вселенский сделает вывод о том, что партия во все большей мере стала играть роль служанки номенклатуры(3), партийной элиты.
      Именно Троцкому принадлежит важная роль в разработке теории "нового класса". Троцкий писал о бюрократическом перерождении руководящей верхушки партии, связывая ее с курсом Сталина на отказ от ленинских традиций, на перерождение партии, обличая Сталина в том, что он наделил аппаратную партийную элиту фактически бесконтрольной властью(4). Находясь в эмиграции, он писал в бюллетене "Вестник оппозиции" о том, что сталинская клика подорвала позиции старой большевистской элиты - "ленинской гвардии", обрушила страшные репрессии на подлинных ленинцев, узурпировала власть в партии и государстве и привела к руководству страной элиту партийной бюрократии. Он подробно описывал процесс бюрократизации партийной элиты, развив концепцию образования на основе правящей партийной элиты нового господству
      -----------
      (1) Сталин И. В. Соч. - Т. 5. М., 1954. - С.71, 72.
      (2) Троцкий Л. Д. О. Ленине. - М., 1990. - Т. 2. - С. 139.
      (3) Вселенский М. Цит. соч. - С.155.
      (4) Троцкий Л. Д. К истории русской революции. - М., 1990. - С. 164-194.
      [366]
      ющего класса. Иное дело, что сам Троцкий был не менее Сталина ориентирован на антидемократические, авторитарные, тоталитарные методы руководства; Сталин и Троцкий были непримиримыми соперниками в борьбе за лидерство в партии и государстве. В книге "Преданная революция" Троцкий пишет о "термидорианском . перевороте", совершенном Сталиным и его кликой. Именно Сталин создал бюрократический слой управленцев, подкупил этих людей многочисленными привилегиями, поставил их над народом. Это - перерожденцы, цепные псы Сталина, это новый класс эксплуататоров, который необходимо свергнуть, чтобы построить аутентичный социализм. И все же Троцкий в "Преданной революции" оговаривается, что возникшая бюрократия сталинского типа не является в полном смысле эксплуататорским классом, как буржуазия, т.е. эксплуататорским классом в классическом смысле, ибо она создана в порядке административной иерархии и, во-вторых, не имеет специфических отношений собственности, и не может передавать государственную собственность, которой она распоряжается, по наследству, хотя и признавал, что этот слой может развиться в классический эксплуататорский слой, в новую буржуазию. Не случайно, что М. Джилас критикует Троцкого за некоторую поверхность, за то, что тот полагал, что бюрократическое перерождение верхов "реального социализма" связано с субъективными качествами Сталина, считал это позорным извращением социализма и предательством марксизма, не понимая, что образование нового класса в ходе революции объективная закономерность. Уже у Маркса в его теории диктатуры пролетариата содержалась в зародышевой форме идея элитарного подхода к революции и послереволюционному периоду, а у Ленина элитарный подход получил дальнейшую разработку, систематизацию, и был положен в основу организационной практики. Так что ста
      [367]
      линизм не был чем-то абсолютно не связанным с ленинизмом, но явился его брутальным продолжением.
      Существенный этап в формировании теории "нового класса" связан с работами видного американского социолога и политолога Джеймса Бернхэма, автора нашумевшей в свое время книги "Менеджерская революция" (она написана в 1940 г.). Отметим, между прочим, что в свои молодые годы Бернхэм увлекался сочинениями Троцкого и посещал троцкистский кружок в США. Вряд ли можно всерьез говорить о том, что теория "менеджерской революции" представляет собой развитие идей Троцкого, но можно сказать точнее, что определенные следы влияния трудов последнего можно заметить в работах Бернхема. По теории Бернхема современная научно-техническая революция приводит к власти "новый класс" - профессиональных управленцев, который и становится подлинной элитой общества, оттесняя на периферию класс собственников на средства производства. Само государство оказывается собственностью "нового класса" - менеджеров. При этом Бернхэм говорит о двух типах менеджерского общества - демократическом и тоталитарном. Примером первого он называет США, второго - гитлеровскую Германию, "корпоративное" государство Муссолини и особенно Советский Союз. Утверждения коммунистов, о том, что в СССР установлена диктатура пролетариата, он отбрасывает, как чистую демагогию (элитой может быть только меньшинство общества, а не такая огромная часть населения, какой является рабочий класс), прикрывающую реальную диктатуру "нового класса", реальной элиты Советского Союза, каковой является прежде всего верхушка партийной бюрократии, а также верхушка технократии - министры (наркомы), начальники главков, директора крупнейших предприятий. Именно этот класс и является привилегированной элитой советского общества, реально осуществляющим
      [368]
      власть в СССР. Причем в XX веке обозначилась всеобщая тенденция, в силу которой отношения собственности оттесняются отношениями управленческими. Поэтому переход власти в руки нового класса - менеджеров, профессиональных управленцев - процесс неизбежный, и задача видится не в том, чтобы противостоять этой объективной тенденции, а в том, чтобы оптимизировать этот процесс, придать ему иные, не тоталитарные формы(1).
      Труды Бернхэма были одним из источником концепции "нового класса" югославского политолога, государственного деятеля (когда-то он был вторым человеком в политической иерархии Югославии, руководимой маршалом Тито), одного из самых знаменитых диссидентов XX века Милована Джиласа. Еще будучи Председателем Союзной народной скупщины (парламента Югославии), он резко выступал против авторитаризма, за демократизацию страны, за свободомыслие. "Новые идеи всегда рождались как идеи меньшинства. Люди не мыслят коллективно... Главная задача демократии - обеспечить свободное выражение идеи, чтобы никто не подвергался преследованиям из-за своих взглядов"(2). Выступив против антидемократического курса компартии, он отказался от всех партийных и государственных должностей, подвергался репрессиям, сидел в тюрьме. В систематическом виде его взгляды изложены в знаменитой книге "Новый класс" (1957 г.). Его книга - разоблачение сущности властных отношений в СССР, Югославии и других странах, называвших себя социалистическими. Отметая как демагогию пропагандистские утверждения о том, что в этих странах нет эк
      ------------
      (1) Дж. Бернхэм считается главой "макиавеллиевскои" школы элитизма в США. Свои основные идеи он изложил в книгах: J Burnham. The Managerial Revolution, N.Y., 1941; The Machiavellians. Defenders of Freedom, N.Y., 1943.
      (2) Борба.-22.12.1953 г.
      [369]
      сплуатации и, соответственно, нет эксплуататорских классов, он показывает, что в этих странах сформировался "новый класс" партийной и государственной бюрократии, безжалостно эксплуатирующий общество.
      Почему люди, которые пришли к власти под эгалитаристскими лозунгами, обещавшие построить мир без элиты, превратились в самую авторитарную, больше того, тоталитарную элиту, подавляющую любую оппозицию, любое инакомыслие? В чем секрет власти этой элиты? Ответы на эти вопросы и ищет Джилас.
      Выше уже отмечалось, что мысли о будущем перерождении революционеров-социалистов, о том, что многие из них - подчас злобные человеконенавистники (Достоевский), непомерные честолюбцы, стремящиеся к абсолютной власти (длинный ряд исследователей самых разных направлений, от Бакунина до Фрейда), мнимые друзья народа, на деле стремящиеся с его помощью прорваться к власти, а затем усесться на шее народа (Махайский), перерожденцы, предавшие светлые идеи, вдохновляющие подлинных революционеров (Троцкий), лицемеры, под флагом борьбы за справедливость и свержения элиты эксплуататоров добивающиеся себе особых привилегий, характерных для предшествующих элит (Дж. Оруэлл), формулировались и раньше. Будет явной натяжкой утверждение о том, что это перечисление вскрывает генезис теории "нового класса". На большинство перечисленных авторов Джилас не ссылается, не использует их аргументы, некоторые из них были ему, по всей видимости, неизвестны (напр., Махайский). Итак, во взглядах перечисленных авторов нет прямой генетической связи, преемственности. Мы хотели бы лишь подчеркнуть, что указанные идеи "витали в воздухе", их нужно было систематизировать, связать в общую концепцию. Это и сделал Джилас. То, что было высказано предшественниками в фор
      [370]
      ме догадок, антиутопий, получило у Джиласа целостное теоретическое объяснение.
      Еще до публикации своего главного труда Джилас выступал с обличением коммунистов в тайном элитизме. "Бюрократическая и догматическая теория о том, что только коммунисты - созидательная сила социализма ("люди особой закалки", по Сталину), служит основой для их отделения от общества... Она скрывает реальную тенденцию к созданию особого привилегированного класса по принципу политической и "идейной" принадлежности, а не на основе способностей и профессионализма. Такая практика может превратить коммунистов в попов и жандармов социализма"(1).
      Главной целью книги М. Джиласа "Новый класс. Анализ коммунистической системы" было доказать, что социализм в СССР и восточно-европейских странах не ведет к созданию бесклассового общества - программной установки компартии, а служит основой для образования нового привилегированного класса. Этим новым классом является бюрократическая верхушка партии и государства, или, точнее, последняя является ядром нового привилегированного эксплуататорского класса, который обладает неограниченной властью в этих странах.
      Можно оспаривать ряд положений книги Джиласа, например, утверждение о том, что "действительным и непоколебимым создателем нового класса был Сталин" (Джилас далее набрасывает портрет Сталина, с которым он неоднократно встречался: "Узкоплечий коротышка, с руками и ногами несуразно длинными, а туловищем коротким... не слишком образованный и литературно одаренный, слабый оратор, но до гениальности способный организатор"). Собственно, сам Джилас связывает происхождение нового класса с со
      -------
      (1) Борба. - 27.12.1953 г.
      [371]
      зданием Лениным партии "нового типа", пишет об объективной потребности элиты модернизаторов для страны, осуществляющий процесс индустриализации. Зачатки нового класса "могли находиться только внутри организации особого рода, опирающейся на сверхдисциплинированность и непреложное идейно-философское единообразие в своих рядах... Зачатки нового класса - ... в слое профессиональных революционеров... Эта крайне узкая прослойка революционеров и разовьется постепенно в новый правящий класс... Это не значит, что новая партия идентична новому классу. Партия - его ядро и основание... к нему можно отнести тех, кто... благодаря монополии на управление получает особые привилегии и материальные преимущества".
      Может вызвать возражение тезис Джиласа: "Социально новый класс пролетарского происхождения. Как из крестьянства вышла аристократия, а из среды средневековых торговцев, ремесленников и землевладельцев - буржуазия, так и главным образом из пролетариата появляется новый класс". Думается, что новая элита или, по терминологии Джиласа, новый класс вербовался в значительной части из маргиналов, людей, вырванных из собственной культурной традиции. Многие из них прошли путь из рабочих и крестьян до профессиональных управленцев; утратив старую культурную традицию, они редко достигали вершин подлинной культуры; значительная часть партийной элиты были выходцами из интеллигенции, часто люмпенизированной интеллигенции, кстати, тоже вырванными из своих корней и своим фанатизмом и жестокостью попиравшие традиции русской интеллигенции. Общий культурный уровень этой элиты был напрямую связан с жестокими репрессиями, обрушившимися на интеллигенцию, особенно гуманитарную интеллигенцию в процессе революции и в послереволюционный период,
      [372]
      с растратой того культурного потенциала, для восстановления которого требуются многие десятилетия.
      Можно спорить и по поводу того, является ли элита "реального социализма" классом, социальным слоем или кастой, но полемика по этому поводу была бы неплодотворной, она носила бы скорее терминологический характер. Предпочитая термин "социальный слой" по отношению к этой элите, мы считаем вполне применимым и термин "класс". Как правило, элита - часть, структурный элемент класса, и по отношению к подавляющему большинству современных социально-политических систем дихотомия элита-масса не раскрывает сложности их структуры; но как раз по отношению к "реальному социализму" эта дихотомия "работает", выполняет объяснительную функцию, охватывает сущность социально-политических отношений. Попробуем проанализировать сущность рассматриваемой социальной группы с позиций классического марксистско-ленинского определения класса. Из четырех классообразующих признаков, которые выделял Ленин(1), то, что рассматриваемый нами социальный слой подпадает под первый, третий и четвертый признаки (место в исторически определенной системе общественного производства, роль в общественной организации труда, способы получения и размеры той доли общественного богатства, которой они располагают) достаточно очевидно и не требует особых доказательств, хотя и они в литературе советского периода игнорировались или замалчивались. Так, замалчивалась ролевая иерархизация социальных отношений, наличие в советском обществе господствующего и подчиненных классов в организации общественного труда сводилась к различиям в характере труда руководителей и исполнителей, умалчивалось об огромных различиях в разме
      ----------
      (1) Ленин В.И. Полн. собр. соч. - Т. 39. - С. 15
      [373]
      pax и особенно в способах получения той части общественного богатства, которой располагают классы (наличие закрытых распределителей, элитных жилищ, спецбольниц и других привилегий, делавших жизнь лиц, входивших в советскую элиту, разительно отличной от жизни всегда нуждавшихся в самом необходимом советских людей, будь то рабочие, колхозники или широкие слои интеллигенции). И, разумеется, на социалистическую систему не распространялись слова Ленина о том, что классы - это такие группы людей, из которых одна может присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства. Хотя этот подход вполне "работал" по отношению к "реальному социализму", официальная идеология исходила из того, что в социалистическом обществе не может быть эксплуатации человека человеком и что это положение Ленина относится только к "класово-антогонистическим" формациям.
      Однако остался второй классообразующий признак - отношение к средствам производства. Но именно это признак класса Ленин - и не без оснований - считал наиважнейшим. И официальная советская идеология подчеркивала, что партийные и государственные руководители социалистических стран не обладают собственностью на средства производства, доказывая на этом основании, что эта социальная группа (номенклатура, элита де-факто) не является и не может являться господствующим классом. Ведь в СССР "господствовала общественная собственность на средства производства". Но этот тезис и был, если можно сказать, главной ложью апологетов "реального социализма". За "общественную" собственность выдавалась государственная собственность, та собственность, которой полноправно распоряжалась партийно-хозяйственная номенклатура, то есть имела место беззастенчивая подмена понятий. Основные средства производства были государственной
      [374]
      собственностью, но само "социалистическое" государство было собственностью бюрократической номенклатуры. Собственно, никто иной, как Маркс писал о том, что государство есть собственность бюрократии(1). Но в полной мере это положение Маркса относится именно к "реальному социализму", обществу с наибольшей степенью огосударствления и бюрократизации.
      Да, формальная собственность на средства производства у нового класса отсутствовала, отсутствовала частная собственность на основные средства производства. Но это была собственность групповая, это была фактическая собственность нового класса, властвующей элиты. Заменой и аналогом частной собственности на средства производства в этом обществе была близость к власти, которая и обеспечивала возможность распоряжаться всеми богатствами страны. Да, государство являлось собственником, но само государство было собственностью правящей элиты. Так что и второй классообразующий признак в полной мере "работал" в этом обществе, пусть в преобразованном виде.
      Вот эту-то "тайну" господства нового класса и расшифровал М. Джилас. Он обнажил механизм эксплуатации новым классом трудящихся масс. Здесь и была сердцевина его концепции нового класса. Джилас писал: "...то, что перед нами особый класс, с особым видом собственности и власти, вовсе не означает, что классом он не является. Напротив... в СССР и других коммунистических странах возник новый .класс собственников и эксплуататоров... Отличительная черта нового класса - особая, коллективная собственность.. Материальные богатства становятся формально национальными, а в действительности - через право владения, пользования и распоряжения - собственностью от
      ----------
      (1) Маркс К. И Энгельс Ф. Соч.-Т. 1.-С. 214-221.
      [375]
      дельного слоя в партии и бюрократии... Здесь быть владельцем или совладельцем означает пробиться в ряды правящей политической бюрократии"(1). В так называемую "социалистическую собственность", по Джиласу, была фактически запрятана собственность политической бюрократии, коммунистической элиты.
      Концепцию Джиласа продолжили и развили и другие авторы, прежде всего - М. Восленский, который вместо термина "новый класс" употребляет другой "номенклатура". Сам Джилас признает правомерность этого термина, считая, что он отражает тот же феномен, который описан и им. В предисловии к книге Восленского Джилас пишет:
      "Предшествовавшие М. С. Восленскому авторы называли этот слой "партократией", "кастой", "новым классом", "политической (или партийной) бюрократией", хотя и писали об одном и том же объекте. Но нет сомнения: термин "номенклатура" совершенно оправдан, когда речь идет об установившемся иерархическом режиме советской партбюрократии и связанных с нею бюрократий"(2).
      Отметим, что Джилас избегает термина "элита". Восленский использует его, хотя и изредка. Для Восленского элита - это социальный слой, из которого черпается номенклатура, так сказать, социальная база последней. Думается, однако, что соотношение понятий элиты и номенклатуры несколько иное. Элита (имеется в виду политическая и политико-административная элита) - это высший слой советской номенклатуры. Но, повторяем, терминологические различия являются вопросом второстепенным. Восленский пишет о номенклатуре как о классе, привилегированном классе советского общества, классе правящем, классе эксплу
      ---------
      (1) Джилас М. Лицо тоталитаризма. - М., 1992. - С. 272.
      (2) Восленский М. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М., 1991. - С. 77.
      [376]
      ататорском. Это прежде всего и объединяет его с подходом Джиласа, ставя его в ряд продолжателей его концепции.
      Смена поколений советской элиты
      До сих пор мы говорили о советской элите в целом. Но эта элита претерпела сложную эволюцию: каждое новое поколение этой элиты и похоже на предыдущее, и, вместе с тем, значительно отличается от него. Поэтому эволюцию советской элиты можно представить как смену поколений элиты, каждое из которых обладает специфическими характеристиками.
      Можно вычленить четыре поколения этой элиты: первое - "ленинская гвардия", осуществившая революцию, мечтавшая о мировой революции, рассматривавшая российскую революцию как базу революции всемирной; в ее костер они готовы были бросить страны и народы, включая свой собственный. Внутри этой элиты разворачивается ожесточенная междоусобная борьба за власть после смерти Ленина.
      Второе поколение этой элиты - сталинисты, жестокие дисциплинированные исполнители воли Сталина, фанатично преданные харизматическому вождю. Происходит смена ориентации этой элиты: берется курс на построение социализма в "отдельно взятой стране", на модернизацию милитаристско-мобилизационного типа, "подстегиваемую" широкомасштабными репрессиями, которые ряд политологов квалифицирует как геноцид по отношению к собственному народу.
      Третье поколение советской элиты - элита бюрократии и партийных функционеров, лидерами которой были Хрущев и особенно Брежнев, максимально расширивший ее права и "вольности". Это был период институцизации и рутинизации номенклатурной элиты,
      [377]
      время относительно стабильных элитных карьер. В конце этого периода - в 70-х - первой половине 80-х годов у власти находится элита застоя, геронтократическая элита.
      Наконец, четвертое (и последнее) поколение советской элиты "перестроечная" элита. По своему составу она была неоднородной, хотя политически в ней преобладали реформаторы во главе с Горбачевым, стремившиеся модернизировать застойную социально-политическую систему, построить социализм с "человеческим лицом", проводившие курс на гласность и демократизацию режима. Трагедия этой элиты заключалась в том, что у нее были определенные пределы ее реформаторства, связанные с советским партократическим режимом. Социально-политическая система, которой они управляли, была принципиально не реформируема, она нуждалась не в модернизации, а в трансформации в иную социально-политическую систему. Но эта функция не могла быть выполнена этой элитой (тогда она и не была бы советской элитой), она была выполнена уже постсоветской элитой. Правление этой элиты многие политологи рассматривают (и не без основания) как размен власти на собственность.
      Менялась и внешнеполитическая стратегия разных поколений этой элиты. Романтические грезы о мировой революции сменились - для второго и третьего ее поколения - имперской идеей, усилением и расширением государства, превращением его в супердержаву. Четвертое поколение осознает поражение СССР в "холодной войне", сдает свои внешнеполитические позиции, приведя к развалу "социалистический лагерь".
      Эволюция и смена поколений советской элиты (собственно, она типична для эволюции элиты, описанной Г. Моской) - это история ее зарождения, прихода ее к власти, укрепления ее могущества, а затем вырождения, упадка и краха. Ее история свидетельству
      [378]
      ет о том, что на определенном этапе исторического развития, решая задачи ускоренной модернизации страны, используя военно-мобилизационный тип развития на этапе, когда еще возможно было экстенсивное развитие страны, эта элита сыграла свою роль - сумела вывести СССР на второе место в мире по экономическому потенциалу, добилась победы - пусть страшной ценой - в Великой отечественной войне, а в послевоенный период сумела сравняться с другой супердержавой, и даже со всем противостоящим блоком наиболее развитых стран мира - с НАТО, по своему военному потенциалу. Но она же показала свою неэффективность в условиях современной научно-технической революции, она не смогла ввести страну в постиндустриальное, информационное общество, которое требует адекватной ему социально-политической системы, системы, которая угрожала самому существованию этой элиты и поэтому была ей глубоко враждебна.
      Те историки и политологи, которые утверждают, что правящая элита в советском обществе была бездарной и некомпетентной, лишь обнаруживают свою односторонность (как обнаруживали свою односторонность советские историки, объявлявшие таковой всю дореволюционную российскую элиту). В этом вопросе особенно необходим исторический, максимально объективный подход, свободный от конъюнктурных политических пристрастий. С этих позиций следует подходить и к оценке советских элит. Это были подчас люди, фанатично преданные делу, идее, пусть ложной, будь то мировая революция или социализм и коммунизм в одной стране, люди, часто не имевшие личной жизни, "горевшие" на работе; это были люди, спаянные железной дисциплиной, умевшие, не колеблясь, использовать все средства, в том числе и антигуманные, аморальные, для достижения поставленных целей, настойчиво осуществлять свои стратегические за
      [379]
      мыслы, используя все наличные людские и природные ресурсы, мало заботясь о судьбах отдельных людей и даже миллионных масс. Вместе с тем это была элита приспособленчества, в условиях "большого террора" она "колебалась только вместе с генеральной линией партии". В ней утвердился своеобразный принцип "отрицательного отбора" - высоко порядочные, высоко-интеллектуальные люди могли пройти сквозь сито партийно-номенклатурной селекции разве лишь в порядке редкого исключения или умело демонстрируя (или имитируя) свою лояльность и исполнительность. Социальный характер и политическое лицо этой элиты, методы ее правления убедительно описаны в книге советолога А. Авторханова "Технология власти".
      Несомненно, что советская элита несет огромную долю ответственность за гигантские жертвы, которые понесли русский и другие народы Советского Союза десятки миллионов жертв гражданской войны, коллективизации, репрессий КГБ, за вовлечение страны в изнурительную гонку вооружений, за политику, приведшую страну к общенародной катастрофе, к глубочайшему экономическому кризису.
      Отметим и то, что нельзя абсолютизировать противоположность дореволюционной и советских элит. При всей радикальности смены элит после Октябрьской революции нельзя не разглядеть и черты определенного сходства чиновничье-бюрократической .элиты царской России и советской партийно-административной элиты. Тут как бы воспроизводится тот же бюрократический тип чиновника, подобострастного к начальству, надменного по отношению к управляемым (в советских условиях это называлось "комчванством"), карьеризм, погоня за начальственными должностями, привилегиями. Забегая вперед, скажем, что эти традиции российских административных элит быстро воспроизвела и постсоветская элита: несмотря на "демократическую"
      [380]
      фразеологию, она никак не может отказаться от привычных административно-бюрократических методов управления.
      Небезынтересно отметить особенности каждого поколения советской элиты, начиная с первого.
      Расправившись с царской политической элитой, с лидерами буржуазной бюрократии, большевики, захватив власть, расставив своих людей на важнейшие политические посты, спешно формируют политико-административную элиту. Из контрэлиты профессиональных революционеров большевистская верхушка превратилась в правящую элиту, сосредоточив в своих руках все рычаги власти, практически ни с кем не блокируясь (короткий период блокирования с левыми эсерами скоро прервался) и утверждая, что они действуют от имени рабочего класса и всех трудящихся. Бывшие профессиональные революционеры, занявшие ведущие политические посты, не имели навыков государственного управления. В большинстве своем искренне верившие в коммунистические идеалы, революционные романтики, они далеко не всегда могли квалифицированно выступать в новой для себя роли. Сразу же после революции потребовалось создание разветвленного аппарата управления и, следовательно, широкое рекрутирование политико-административной элиты. Многие из рекрутантов были прагматиками, честолюбцами, карьеристами, вступление в партию служило для них пропуском на командные должности. В новой элите нашлись и крупные организационные таланты, которые смогли себя проявить именно при новом режиме и не могли реализовать себя в старой сословно-монархической политсистеме. Нельзя недооценивать организационные и публицистические таланты Ленина, Троцкого, Зиновьева, Сталина, Бухарина, Каменева, Рыкова и других партийных руководителей.
      Ленинское поколение элиты было значительно мо
      [381]
      ложе дореволюционной элиты, ее образовательный уровень даже превышал уровень предыдущей элиты, но эти позитивные моменты перечеркивал ее аморализм, установка на то, что для великой цели - социалистических преобразований - все средства хороши (Ленин сформулировал это в виде тезиса о том, что нравственно все, что укрепляет диктатуру пролетариата, способствует построению коммунистического общества), пренебрежение к народным традициям, укоренившейся в народе культуре, его менталитету, убежденность в том, что человеческая природа подвижна, что людьми можно манипулировать, подвергнув коммунистической индоктринизации. Кстати, подобное же пренебрежение традициями и менталитетом российского народа продемонстрировала и постсоветская элита, которая пыталась насаждать реформы сверху необольшевистскими методами (хотя ее ценности и были по своему содержанию противоположными ценностями предшествующей элиты).
      В структуре советской элиты интеллигенты составляли меньшинство, большинство же было за рабочими, люмпен-интеллигенцией, маргиналами, ненавидевшими старую элиту за свои прошлые неудачи, мстительными, лишенными культурных корней и традиций и готовых к крайне жестоким методам управления. Ленин писал в "Очередных задачах советской власти": "Мы Россию отвоевали... Мы должны теперь Россией управлять". Новая элита стала управлять авторитарными, диктаторскими методами; чрезвычайные обстоятельства - революция, гражданская война, необходимость преодоления разрухи - служили основаниями того, что политические назначения производились подчас непосредственно высшими партийными лидерами, которые не обращались к демократическим процедурам (и даже к предварительному обсуждению кандидатур на эти должности в ЦК РКП (Б). Узкий круг партийных
      [382]
      лидеров занимал важнейшие политические, советские, военные посты, сразу же началась практика совмещения партийных и советских постов
      В ходе революции и гражданской войны руководители компартии сплотились в единую властвующую группу, объединенную общей идеологией, общим интересом, наконец, близкими отношениями (в том числе неформальными). Ленин признавал, что реальная власть в стране осуществлялась "тончайшим слоем" наиболее авторитетных партийных руководителей, т.е. партийной элитой.
      Отрыв партийной элиты от партийных масс и тем более от широких слоев институтизируется, закрепляется системой номенклатурных привилегий для партийных функционеров, которая формируется начиная с 1921г. Следует заметить, что этот элитизм в руководстве партией вызывал активное противодействие, он критиковался группами "демократического централизма" и особенно "рабочей оппозицией". Отметим, что брошюра Троцкого "Новый курс" была отчасти посвящена проблемам взаимоотношениям партийной элиты и партийной молодежи, там ставились вопросы обновления и омоложения партийной элиты как средства борьбы против обюрокрачивания партаппарата, оторвавшегося от масс. Брошюра эта подлила масла в огонь внутрипартийной дискуссии и настроила против Троцкого большую часть партийной элиты.
      С болезнью и смертью Ленина начался раскол в партийно-государственной элите, острейшая междоусобная борьба; сначала борьба большинства членов Политбюро - Зиновьева, Каменева, Сталина, Бухарина, Рыкова - против Троцкого и его сторонников, затем пришла очередь быть жертвой Зиновьеву, Каменеву и их группировке; наконец, большинство нового состава Политбюро во главе со Сталиным разгромило Бухарина, Рыкова, Томского и их сторонников. Как известно,
      [383]
      итогом этой борьбы было установление единоличной диктатуры Сталина.
      Имеется гигантская библиография работ, пытающихся объяснить феномен Сталина, но эти книги оставили множество "белых пятен". Ведь другие члены ПБ были умнее, образованнее Сталина. Ответ заключается прежде всего в том, что он сделал ставку на тот социальный слой - партийную бюрократию - опираясь на который он смог добиться абсолютной власти. В контексте элитологии особенно важно обратить внимание на один аспект, связанный с проблемой, поставленной М. Вебером - харизмы и, особенно, наследования харизмы. Думается, что Сталин не был столь образованным человеком, чтобы читать М. Вебера (в отличие от трудов Н. Макиавелли, в его библиотеке найден экземпляр "Государя" с пометками Сталина). Но он мог интуитивно понять суть проблемы, теоретически решенной Вебером, - легитимизации власти нового харизматического лидера, легитимизации наследования харизмы. Для этой легитимизации Сталину нужно было доказать, что харизматическое наследство Ленина перешло к нему. Но ведь старшее поколение большевистской элиты знало, что это не так. Но тем хуже было для этого поколения. Сталину нужно было освободиться не просто и не только от соперников, но и от целого поколения первой советской элиты, знавшего, что Сталин отнюдь не был ближайшим соратником Ленина. Значит, нужно было создать миф о легитимности передачи харизмы. И Сталин его создает, начиная со знаменитой клятвы на похоронах Ленина "Уходя от нас, товарищ Ленин завещал... И мы клянемся, что выполним эту заповедь...". Кстати, чтобы инициатива не была перехвачена Троцким, Сталин дезинформировал того о дате похорон (и тот, будучи на Кавказе, не успевал на похороны). От нескольких поколений молодых коммунистов скрывали "Письмо к съезду", в котором Ленин
      [384]
      предлагал заменить Сталина на посту генсека. И Сталин, и его приспешники создали не просто легенду, а целую мифологию, обосновывающую легитимность перехода харизмы от Ленина к Сталину, целый псевдофольклор типа вошедшего в хрестоматии того времени стихотворения: "... Два сокола ясных вели разговор. И соколов этих все люди узнали. Первый сокол - Ленин, второй сокол - Сталин". Была создана знаменитая кинолениниана 30-х годов, в которой Ленин появляется в самые драматические моменты в сопровождении Сталина, советуется с ним по самым важным вопросам. Получалось, что Ленин и Сталин были не-разлей-вода. И эту ложь старая партийная элита не могла принять, и она была обречена.
      В беспрецедентных в мировой истории репрессиях сыграл свою роль сталинский восточный менталитет. Как происходили типичные дворцовые перевороты в восточных странах? Например, сын султана (особенно не старший сын, не имевший прав на трон), втягивает в заговор против султана часть дворцовой гвардии (в Турции - янычар). Но после убийства султана новый султан чувствует свою зависимость от тех янычар, которые осуществили заговор. Тогда он освобождается от ненужных свидетелей, приказывая казнить янычар, участвовавших в заговоре. А затем - казнить тех янычар, которые убили предшествующую группу янычар. И когда все причастные к заговору - прямо или косвенно - уничтожены, султан чувствует себя прочно сидящим на троне. Сталин чувствовал себя прочным и абсолютным властителем, когда он волна за волной уничтожал или "прочесывал" ненадежную элиту.
      По отношению к элите Сталин действовал не только методом кнута, но и пряника. Он явился подлинным создателем развитой системы номенклатурных привилегий, которая лишь конкретизировалась, не
      [385]
      сколько видоизменялась следующими поколениями советской элиты. Эта система включала элитное жилье, спецмагазины и спецстоловые, спецбольницы, "пакеты" (вторая "секретная" зарплата, не облагаемая налогами) и т.д. М. Восленский считал, что именно Сталин создал номенклатуру, при помощи которой он и управлял страной. Джилас считал, что именно он является создателем и главой "нового класса". Поняв, что старую партийную элиту невозможно трансформировать в послушный инструмент своей воли, он ее уничтожил. Пиком террора была ежовщина. В результате того, что в ходе репрессий "ленинская гвардия", элита первого поколения была большей частью ликвидирована, преемственность между первым и вторым поколениями советской элиты была в значительной мере прервана. Уничтожены были не только антисталинисты и инакомыслящие, но по существу в целом генерация ленинской элиты. Сталину нужна была элита не просто лояльная, но готовая идти за вождем в огонь и воду, горячо одобрять все его начинания (в том числе и новые репрессии по отношению к самой элите). Сформированная из низов новая элита обеими руками держалась за обретенную власть, защищала свой новый статус.
      П. Сорокин, изучавший процесс взлета и падения элит (он использовал термин "аристократии"), писал, что быть элитой в монархии Романовых (Габсбургов, Гогенцоллернов) означало иметь самый высокий социальный ранг. "Падение династий привело к "социальному падению связанных с ним рангов. Большевики в России до революции не имели какого-либо особо признанного высокого положения. Во время революции эта группа преодолела огромную социальную дистанцию и заняла самое высокое положение в русском обществе. В результате все ее члены en masse были подняты до ста
      [386]
      туса, занимаемого ранее царской аристократией"(1). (Последнее положение представляется неточным, политической элитой стали не все члены партии, а ее верхушка, Г. А.). Приведем мнение другого русского политолога и эмигранта Г. Федотова, который пишет в статье "Создание элиты": "Новый правящий слой, который сформировался в России и уже резко отталкивается от народной массы, связан исключительно с государством... при всех усилиях его цивилизации он остается совершенно варварским". Разумеется, суждения Федотова весьма субъективны. Гораздо интереснее сравнение им первого и второго поколений советской элиты: "Первый полуинтеллигентский слой сподвижников Ленина: все эти Луначарские, Каменевы, Троцкие... не оставались чужды культуре XX века. Сталин от нее совершенно свободен, как и тот низовой полуграмотный слой, который он вызвал с собой к власти"(2). Имели ли основания эти суждения? Расправившись со старой гуманитарной интеллигенцией, в числе которой было немало выдающихся ученых мирового масштаба, частью выслав их из страны, частью репрессировав, новый режим заполнял вакуум новобранцами - выпускниками рабфаков, Комакадемии, Института красной профессуры. Научный и нравственный уровень этого слоя резко снизился. Однако это не относилось в такой мере к технической интеллигенции. Задачи модернизации промышленности России требовали высокопрофессиональных специалистов, и технократически ориентированные руководители советского правительства создавали условия для деятельности технической интеллигенции, устанавливая им высокие оклады, хотя и они не избежали репрессий (процесс "Промпартии").
      В результате сталинских преобразований политической системы страны и особенно ее элиты были ликви
      -----------
      (1) Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. - М., 1992. - С. 375.
      (2) Федотов Г. Судьба и грехи России. - СПб, 1992. - С. 217, 109.
      [387]
      дированы следы всякой оппозиции, установлен тоталитарный режим, элита сталинистов сформировалась по принципам личной преданности вождю и страха перед ним. Народные массы, в том числе рядовые коммунисты, были полностью отстранены от решения кадровых проблем, которые были прерогативой парткомов и их лидеров. Партия из революционной трансформируется в управленческую, превращается в важнейший элемент политического управления, это было огосударствление партии де-факто. Руководство партии превратилось в полузакрытую элиту, стоящую над обществом, ее управление носило директивный, командный характер.
      Сталинская элита была жестока, беспощадна по отношению к своему народу, да и к самой себе. Тем не менее, она смогла мобилизовать массы на модернизацию страны и добиться несомненных успехов (второе место в мире по объему производства, победа в Великой Отечественной воине), пусть ценой колоссальных жертв. Советская элита доказала, что авторитарные и тоталитарные методы могут дать результаты на определенном этапе, в условиях мобилизационного типа развития. Именно в условиях сталинской тоталитарной диктатуры сложились механизмы власти советской элиты, которые в дальнейшем пытались модернизировать, либерализировать, но их основы остались неизменными; их пролонгация привела к загниванию всей политической системы, к застою, а попытки отойти от них привели в конечном счете к краху системы.
      Переход от второго к третьему поколению советской элиты был менее крутым, не означал разрыва между поколениями элит, но был по-своему драматичен. Достаточно сослаться на XX съезд КПС с докладом Хрущева с разоблачением культа Сталина, с последующей "оттепелью". Некоторая либерализация режима показалась опасной элите сталинистов и они сделали в 1957 г. попытку дворцового контрпереворота. Его про
      [388]
      вал связан с тем, что Хрущев контролируя секретариат ЦК и орготдел ЦК, привлек на свою сторону большинство членов и кандидатов в члены ЦК и рядом маневров добился того, что вопрос решался не на Политбюро, контролируемом сталинистами, а на пленуме ЦК КПСС, закончившемся разгромом группы Молотова, Маленкова, Кагановича и др. сталинистов. Десятилетие руководства Хрущева интересно для элитологов и с точки взаимоотношения авторитарного лидера и элиты. В течение этого десятилетия он изгонял с командных постов явных сталинистов, выдвигал на их места своих людей. Каково же было удивление и горькое разочарование Хрущева, когда его в 1964 г. предали его же выдвиженцы. А удивляться было нечему: социологи элиты убедительно разъясняют по этому поводу, что групповые интересы элиты приоритетны в системе ценностных ориентации ее членов. Партократическая элита была недовольна постоянными экспериментами Хрущева по переструктурализации партийного и государственного аппарата (разделение обкомов и райкомов, образование совнархозов и т.д.), которые сильно нервировали элиту, порождали неуверенность в ее будущем. Иначе говоря, групповые интересы возобладали над личной преданностью лидеру.
      Элитный "дворцовый переворот", вознесший на вершину власти Брежнева, был переворотом элиты и для элиты. Организационные преобразования брежневского ЦК по сути своей были всего лишь откатом от хрущевских реформ и кое в чем напоминали известный указ "О вольности дворянской", они укрепляли всю иерархию номенклатурных элит, расширяли их полномочия, увеличивали их бесконтрольность, приведя к огромному росту коррупции (впрочем, справедливость требует отметить, что процесс этот начался в предыдущем десятилетии), к опасному для государства расширению теневой экономики. Для этого периода особенно
      [389]
      характерна тенденция прихода к власти целых кланов, полумафиозных группировок, типа "днепропетровского клана" Брежнева; группировки держались на взаимной поддержке и взаимном покрывательстве, своего рода круговой поруке. В особо открытых и беззастенчивых формах власть клановой элиты реализовывалась в союзных республиках Средней Азии, Закавказья, в ряде регионов страны.
      Загнивание, застой общества начался именно с загнивания, деградации элиты. Именно к этому периоду относятся многочисленные скандалы, связанные с "элитными" семьями Брежнева, Щелокова и др. Застою этого слоя способствовало резкое уменьшение мобильности элиты, в особенности вертикальной, - типичная черта стагнации, которая привела к власти элиту геронтократии, неспособную принимать неординарные решения и всеми силами стремящуюся лишь к пролонгации своего господства. Люди, занимающие высшие посты в партии и государстве, стали фактически несменяемыми, они умирали, занимая высокие посты. Менее чем за три года страна торжественно похоронила трех генсеков. Конечно, не геронкратическая элита, не ее коррупция и связанные с ней скандалы - причина застоя, это ее пена, один из его симптомов, но симптом характерный (подобно распутинщине при Николае II). Брежневско-андроповско-черненковская элита одряхлела не только по возрасту, но и по своим убеждениям, по своему менталитету, явно не вписывающемуся в потребности развития страны. Застой это упадок страны, но вместе с тем это - праздник, это лучшие годы партократической элиты. Пышным цветом расцвели семейственность, низкопоклонство, лесть по отношению к начальству.
      Кто был оптимальным политическим лидером правящей элиты в СССР? Думается, не Сталин, хотя он внес наибольший вклад в ее создание и наводил на нее
      [390]
      панический страх своим чудовищным террором; не Хрущев, который пугал ее своими экономическими и политическими импровизациями; тем более, разумеется не Горбачев, который для нее - предатель корпоративных интересов; скорее всего, им был Брежнев (и его бледная тень - Черненко), который максимально расширил вольности этого слоя.
      Хотя постсталинская элита продолжала ностальгически вспоминать "отца народов", в душе она вздохнула с облегчением, она избавилась от кошмара возможного ареста, пыток, расстрелов. Постсталинская элита отказалась от перманентных репрессий, угрожавших ей самоистреблением. Как мы видели, смены элит в середине 50-х годов - сталинской на реформаторскую - не произошло, это во многом связано с тем, что народ продолжал оставаться пассивным, сломанным сталинскими репрессиями и идеологической машиной, да и сама постсталинская элита была плотью от плоти сталинизма и боялась радикальных сдвигов. Попытки Хрущева и Косыгина реформировать управление страной и особенно ее экономикой встретили упорное сопротивление элиты, которое они не смогли преодолеть. Изменилась структура отношений между политическим лидером и элитой. Сталин стоял вне и над элитой. Брежнев был первым среди элиты, он был "свой". Коллективное руководство, сформировавшееся при Хрущеве и получившее наибольшее развитие при Брежневе, означало максимум власти верхушки правящей элиты (при минимуме ответственности).
      Время третьего поколения советской элиты - это время институтизации и, как сказал бы М. Вебер, рутинизации ее власти. Были четко зафиксированы механизмы передвижения на руководящие должности, расписаны привилегии, которые имели члены элиты того или иного уровня. Стабильность брежневской элиты, ее закрытость перешли в стагнацию. В период застоя был
      [391]
      спрос на серость, заурядность: элита застоя не была заинтересована в том, чтобы выдвигать к руководству талантливых, высокообразованных и тем более нонконформистских лидеров (они слишком контрастировали бы с этой элитой застоя). К началу 80-х годов анемия верхов была похожа на анемию элиты царизма накануне революции. А поскольку больше всего советская элита стремилась к пролонгации своей власти, в структуре советской политсистемы не существовало легитимных путей и традиций смены элит. Отчасти и поэтому курс горбачевской реформаторской элиты на перестройку был полностью неподготовленным.
      Перестройка была необходима для элиты, для ее самосохранения; Горбачев в действительности был не предатель советской элиты, он попытался использовать шанс для того, чтобы ее спасти. Перестройка была неизбежна, потому что, если воспользоваться формулой Ленина, верхи не хотели, а низы не могли жить по-старому. Перестройка объективно, независимо от намерений ее инициаторов, с самого начала ориентировалась не на ликвидацию власти правящей элиты, но на ее трансформацию, даже "облагораживание". Но перестройка при всей ее непоследовательности посягала на привилегии этого слоя. Его положение было глубоко противоречивым. С одной стороны, курс на демократизацию и гласность подрывал ее устои, с другой - это слой, существовавший для того, чтобы проводить "установки сверху" (во всяком случае, таким его и создал Сталин), не смел открыто выступить против перестройки, ибо само его существование зависело от лояльности курсу, провозглашенного генсеком. Шесть с лишним лет перестройки были периодом резких персональных изменений в правящей элите общества, но она сохранялась как та же социальная группа. Партократическая элита по-прежнему сохраняла свою власть.
      [392]
      И получалось, что перестройку воплощали в жизнь люди, для большинства которых она была как кость в горле. И уже только по этой причине перестройка была обречена.
      Проводя свои политические преобразования, Горбачев опирался на уже существовавшие политические структуры и властные механизмы, внося в них персональные изменения. Он повторил ошибку Хрущева, о которой мы говорили выше (похоже, собственная история ничему не учит наших лидеров, в том числе и нынешних: достаточно сопоставить афганскую и чеченскую войны). И с ним произошло в августе 1991 года то же, что с Хрущевым в октябре 1964-го. Горбачева предало его же ближайшее окружение. Опять-таки, корпоративные интересы элиты оказались определяющими.
      Выявилась и еще одна существенная ошибка Горбачева - легковесность решения им проблемы сколачивания своей команды, своего ближайшего окружения, своей "внутренней партии", как бы сказал Дж. Оруэлл (тут уместен и термин, который использовала бывший представитель США в ООН политолог Джин Кирпатрик "президентская элита"-люди, являющиеся ближайшими соратниками лидера(1)). Горбачеву так и не удалось создать действительно сплоченной команды, безоговорочно преданной лидеру, понимающей его с полуслова. Ему показалось достаточным, что партаппаратчики проявили лояльность генсеку (а что, собственно, им оставалось делать, если они хотели сохранить свои посты?) и, продвигая одних номенклатурщиков на несколько ступенек вверх, он полагал, что купил их действительную лояльность и ввел в политическую элиту лишь минимальное число неноменклатурщиков.
      ------------
      (1) См.: Kirkpatrick J. The New Presidential Elite, N.Y., 1976
      [393]
      Сравнительная динамика кадровых перестановок в первые годы правления Брежнева и Горбачева (чел.)(1)
      Годы правления
      1-й
      2-й
      3-й
      4-й
      5-й
      6-й
      Брежнев
      Выведены из состава Политбюро и Секретариата
      2
      2
      3
      
      
      
      Введены в состав Политбюро и Секретариат
      1
      4
      7
      
      
      
      Горбачев
      Выведены из состава Политбюро и Секретариата
      2
      6
      4
      6
      5
      21
      Введены в состав Политбюро и Секретариат
      5
      7
      2
      3
      9
      25
      Собственно, всякий раз с избранием нового генсека перестановки в элите были неизбежны, каждый из них опирался на собственное ближайшее окружение, свою команду. Если Сталин сколачивал свою команду семь лет, Хрущев и Брежнев более трех лет каждый, то Горбачев наскоро сколотил ее за год, а затем постоянно менял ее состав. Зато он произвел наиболее радикальные перестановки в элите за предыдущие пятьдесят лет - со времени сталинских чисток. Кроме того, он снимал с постов своих собственных выдвиженцев (министра обороны Соколова, Первого секретаря МК Ельцина, секретаря ЦК Добрынина), а в 89-90 годах снял со своих постов подавляющее большинство тех, с кем он начинал перестройку.
      За годы перестройки ЦК КПС обновился почти на 90%! Особенно велики были перемещения внутри
      -------------
      (1) См. подробнее: "Политические процессы в условиях перестройки", под редакцией О. В. Крыштановской. -М., 1991. - Вып. 1.-С.8-27.
      [394]
      партийной и государственной элиты в 1989-90-х годах. Целые группировки и кланы старой элиты лишались своих постов. Это было глубочайшее потрясение правящей элиты, но, тем не менее, все же не было ее заменой, в социальном плане это не было сменой элит. Однако эти перемещения подорвали авторитет номенклатурной элиты, ее властные позиции.
      Сам Горбачев был выдвиженцем Андропова, сам он состоял в его команде и долгое время считал, что люди Андропова теперь, после его выдвижения на пост генсека стали его "людьми", именно их он оставлял на руководящих постах (во всяком случае, до 1989 года), "вычищая" людей Брежнева и Черненко. Но курсы Андропова и Горбачева - это существенно разные курсы - и по радикальности, и по степени демократизации режима, которую они могли допустить. И люди из команды Андропова, доставшиеся по наследству Горбачеву, были не мене напуганы возможными последствиями перестройки для номенклатурной элиты, чем и другие члены последней, "вычищенные" Горбачевым. Когда второго секретаря обкома Горбачев делал первым, когда секретаря обкома Горбачев делал секретарем ЦК КПСС, это еще не значило, что они будут ставить преданность патрону выше, чем интересы своей социальной группы - элиты партократии.
      К концу срока своего руководства страной Горбачев начал осознавать этот факт, и принял ряд решений о разработке механизмов передачи ряда властных полномочий от парткомов к Советам народных депутатов и трудовым коллективам. Начинается процесс ослабления роли Политбюро и Секретариата ЦК КПСС и, соответственно, нижестоящих парткомов. Горбачев вызывает дружную ненависть со стороны партократической элиты, которая сочла его предателем в собственном стане. Передача ряда властных полномочий от КПСС к Советам и другим общественным организациям было уда
      [395]
      ром по монополии партии на политическую власть. Это вылилось в переход центра власти от ЦК КПСС к Съезду народных депутатов, к отмене пресловутой 6-й статьи Конституции СССР о руководящей роли КПСС, демократизации избирательной системы (выборам на альтернативной основе). От такого удара партократическая элита уже не смогла оправиться.
      Начиная реформы, Горбачев понимал, что они опасны для властной элиты, шли вопреки желаниям партократической элиты, интересы которой он выражал (подобно тому, как Александр II - первый крепостник России - освобождал крестьян вопреки воле большей части помещиков), но это делалось для того, чтобы спасти больную систему и, вместе с тем, спасти и сохранить правящее сословие или правящую элиту.
      Семидесятилетняя история советских элит претерпела две главные трансформации - сталинскую мясорубку и перестройку. Причем обе эти трансформации были изменениями внутри одного качества. Крах перестройки означал крах советской элиты, после него на повестку дня был поставлен вопрос о смене элит. Горбачев изменил политический курс страны, осуществил глубокие изменения (персональные) в составе политической элиты, и все же это не было сменой элит. Удалось ли осуществить смену элит в постсоветский период? Это будет предметом следующего параграфа.
      Семидесятилетняя история советской элиты показала, что ей удалось выполнить определенные задачи, возникшие на первом этапе модернизации страны на этапе движения к индустриальному обществу, в период экстенсивного роста промышленного потенциала страны; ей вообще удавалось решать задачи в условиях чрезвычайного положения - революции, войн, задачи мобилизации масс на широкие социальные действия - индустриализацию, коллективизацию. Но эта элита не смогла выдержать испытание демократией, она была
      [396]
      неспособна перестроиться на демократических основах, это было для нее самоубийством. Ослабление роли партаппарата в период перестройки(1) ослабило его контроль над региональной и республиканской элитами, которые становились все менее управляемыми, все более автономными от центра, что раскачивало весь каркас властных отношений в стране и вылилось в распад Советского Союза.
      Выполнив определенные задачи первой волны модернизации (индустриализации страны), эта элита не смогла ответить на вызов второго этапа модернизации, на вызов постиндустриального общества (проиграв соревнование с Западом в условиях научно-технической революции). К сожалению, на вызов постиндустриального информационного общества не смогла (пока?) ответить и нынешняя постсоветская элита.
      Итак, мы рассмотрели коротко историю советской элиты; мы видели, что Октябрьская революция привела к коренной смене элит. Но обязательно ли новая элита оказывается лучше старой? Один из лидеров кадетов, выступая в Государственной Думе незадолго до революции 1917 года, говорил о том, что хуже некомпетентного правительства быть не может. С тех пор на протяжении нынешнего столетия вплоть до нашего времени мы не раз могли убедиться, как он недооценил тогда наши возможности...
      Поскольку у новой советской элиты катастрофически не хватало квалифицированных кадров, а прежняя либо эмигрировала, либо подвергнута репрессиям, была расширена социальная база рекрутирования элиты за счет рабочих, крестьян, маргинальных слоев,
      ----------------
      (1) Обратим внимание на то, что все теоретики компартии, все ее лидеры от Ленина до Черненко говорили о необходимости возрастания роли партии в жизни страны, и лишь Горбачев, на словах повторяя этот идеологический штамп, привел к уменьшению этой роли.
      [397]
      люмпен-интеллигенции, но качество этой элиты было весьма низким. Г. Федотов назвал власть этой элиты "диктатурой худших".
      Известно, что правящий класс создает механизм своей политической власти, своего социального и морального влияния, получивший на Западе весьма емкое определение - "истеблишмент", и только в этом случае его господство актуализируется. Важнейшим элементом создания этого механизма и является выделение правящей элиты, которая обладает навыками управления, интегрирует господствующий класс, выявляет и реализует его интересы. Поэтому качество правителей - важнейший индикатор здоровья политической системы. На это обращали внимание многие мыслители, в том числе X. Ортега-и-Гассет, Н. А. Бердяев, который утверждал, что если коэффициент интеллектуальности (IQ) падает ниже критической черты, это важнейший показатель упадка страны. Показатель этот у советской элиты был низким (хотя его, разумеется, никто не измерял, и данное суждение подкреплено лишь косвенными данными), и особенно это относится к эпохе застоя. Впрочем, и в 1994 году депутат Госдумы Б. Федоров утверждал, что средний уровень интеллекта по стране выше, чем в правительстве и в Думе(1).
      Лишь в начале своего правления советская элита была элитой революционеров и реформаторов, ориентированных на радикальные преобразования. В дальнейшем она становится все более консервативной, что особенно выявилось в период застоя, который был периодом деградации элиты, ее старения, характеризовался крайне низкими темпами ротации, недопущением в нее ярких, неконформистских лидеров. Среди других задач перестройка, когда явную роль в элите играла
      --------------
      (1) Известия. - 22.11.1994.
      [398]
      ее реформаторская часть, выполнила и функцию омоложения одряхлевшей элиты застоя (так, если средний возраст "брежневской" элиты был 61,8 года, то средний возраст "горбачевской" элиты был 54,0 года).
      Советская элита жестоко эксплуатировала народные массы, и уровень этой эксплуатации был значительно выше, уровня эксплуатации трудящихся в странах Запада. Н. А. Бердяев писал: "Новая советская бюрократия, более сильная, чем бюрократия царская, есть новый привилегированный класс, который может жестоко эксплуатировать народные массы"(1).
      Любой господствующий класс идеологически оправдывает и обосновывает свое господство - ссылками на Бога или на традиции, порой даже на социальную справедливость. Советская элита, этот "новый класс", пошла дальше, она, как правильно отмечал М. Вселенский, скрывала самое свое существование; в официально апробированной советской идеологии этого класса или социальной группы не существует, есть только два дружественных класса и прослойка интеллигенции. И особенно тщательно эта элита скрывала свои привилегии спецраспределители и спецжилье, высокие оклады и спецдачи - все это было возведено в ранг государственной тайны,
      Особенность "нового класса", как мы видели, заключалась в том, что эксплуатация им народных масс осуществлялась не посредством частной собственности на средства производства, но посредством коллективной собственности этого класса. Поэтому изгнание члена элиты из этой группы означало и лишение его той части государственной собственности, которая находилась в распоряжении элиты. То же самое - в случае смерти члена этой элиты, ибо дети не наследовали по
      -------------
      (1) Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. - М" 1990.-С. 175.
      [ 399]
      сты своих родителей (это позитивный момент совегской элиты, которая не докатилась до положения дел в Северной Корее, где это наследование произошло); даже существовала негласная установка на то, что дети высшей номенклатуры не назначаются на высшие номенклатурные должности, обычно они шли в другие, также престижные сферы деятельности. Кстати, такое положение дел не устраивало значительную часть этой элиты. Еще Моска писал, что каждая элита рано или поздно стремится превратиться в наследственную. Советская элита испытывала неудовлетворенность от того, что не могла передать основную свою собственность по наследству (поскольку это была государственная собственность, которой она бесконтрольно распоряжалась), и она все более стремилась превратить себя в элиту собственников, или, как говорят многие политологи и экономисты, "разменять власть на собственность", что, вообще говоря, неточно выражает суть дела. Сама элита рассуждала несколько иначе: зачем менять власть на собственность, когда можно совместить то и другое; поэтому в период перестройки она использовала свое исключительное положение для того, чтобы стать собственником средств производства. Именно в конце перестройки старая элита, осознав неминуемость перехода к рынку и не желая оказаться на обочине, стремилась сохранить свое положение, дополнив власть богатством.
      До распада СССР западные советологи много лет дискутировали вопрос о том, была ли советская элита единой, монолитной, или же имел место элитный плюрализм и соперничество политической, экономической и других элит. В конце перестройки к этой дискуссии присоединились и российские политологи. Одни из них присоединились к точке зрения Джиласа о том, что партократия определяющая сила в структуре элиты, другие полагали, что такой силой является технок
      [400]
      ратия, а политическая бюрократия вынуждена выполнять ее волю; один из аргументов заключался в том, что какие бы решения ни принимали съезды партии и пленумы ЦК, они не выполнялись, если противоречили технократическим установкам элиты.
      Отметим, что в годы перестройки выявился раскол в советской элите на реформаторов и консерваторов; собственно, раскол в правящей элите постоянно сопровождает кризисные явления в экономике и политике. После краха советской элиты вопрос о ее монолитности или плюрализме представляет лишь академический интерес. В полной мере плюрализм элит выявился в постсоветский период.
      Таким образом, хотя перестройка привела к беспрецедентным изменениям в составе элиты, она не была сменой элит, она была трансформацией той же самой элиты. Партноменклатурная система не могла не пасть, ибо она была не в состоянии ответить на вызов времени. Ее коренной порок - в самом монопольном положении партии, которая устраняла конкурентов и критиков и тем самым лишила элиту условий для нормального развития, привела ее к деградации. Партноменклатура была не в силах отказаться от неограниченной, бесконтрольной и поэтому растлевающей власти (ибо для нее это было равносильно самоубийству). Смена элит осталась на повестке дня. Одним из результатов перестройки была конвертация власти правящей элиты в собственность. А далее на повестку дня поставлена конвертация собственности на власть.
      Августовский путч выявил момент истины. Партийно-бюрократическая элита, позиции которой оказались подорванными, попыталась взять реванш. Верхушка бюрократии - как в центре, так и в республиках и регионах - была в своем большинстве на стороне путчистов, она и была главной движущей силой путча. Ясны и причины, по которым эти люди, поставив на карту
      [401]
      свою карьеру, пошли на авантюру: они почувствовали, что почва уходит у них из-под ног. Ликвидация путча привела к снятию главнейшего тормоза социального развития общества, сковывающего энергию и активность народных масс. Псевдореволюционная "перестройка сверху" могла перейти в подлинно революционную "постперестройку снизу", создав активные предпосылки для демократических преобразований. Однако эти возможности не были реализованы в полной мере.
      4. Постсоветская элита
      Подавление путча сломало становой хребет партократической элите, порожденной тоталитаризмом. Но свято место пусто не бывает. Властные позиции занимает посттоталитарная элита. Что же она собой представляет? Чем отличается от предыдущей и что у них общего? А то, что это общее есть, подтверждается хотя бы тем, что многие члены новой элиты перешли в нее из старой, а также тем, что во многом она наследовала командно-бюрократический стиль прежней элиты, ориентацию на вертикальное управление, а не горизонтальное.
      Произошла ли смена элит?
      Постсоветскую элиту ряд политологов поспешил назвать демократической. Однако, на наш взгляд, это несомненное забегание вперед. Во-первых, политическая система, пришедшая на смену тоталитарной, далеко не всегда является демократической. Она может быть, в частности, авторитарной (как это в 1989 году отмечали наши известные политологи И. Клямкин и
      [402]
      А. Мигранян). Кроме того, как уже было отмечено, на нынешнем этапе политической эволюции нашего общества явственно обнаружилось, что различия между старой и новой элитами не столь велики, как это ожидали многие политологи. И это вполне объяснимо. И та, и другая элиты состоят из людей, воспитанных в условиях долгих десятилетий господства тоталитаризма, который порождал определенную ментальность, определенные привычки и стереотипы поведения. (А соперничество этих элит еще не означает их полярную противоположность; порой близкие по целям или по структуре элиты конкурируют особенно ожесточенно. Вспомним в этой связи о смертельной схватке гитлеризма и сталинизма - двух вариантах тоталитаризма). Некоторые политологи не без оснований считают, что понадобятся годы и десятилетия для воспитания новой, подлинно демократической элиты.
      Политическая культура не только старой, но и, в значительной мере, новой элиты отражает уровень политической культуры тоталитарного общества, в котором политическая апатия людей легко перерастает в политический экстремизм. Необходимо видеть, что демократические черты, которые присущи части новой элиты, должны еще долго развиваться. В этом плане интересны наблюдения Стафана Вилькановича, польского политолога, пишущего о польском опыте демократического развития. Он отмечает, что демократии в обществе (в том числе и у его элиты) ровно столько, сколько демократической культуры. А ее усвоение - длительный процесс. Он может развиваться в нужном направлении, если его участники признают себя учениками в области демократии и не будут считать себя демократами только потому, что боролись с ее врагом - тоталитаризмом. "Борьба с тоталитаризмом вовсе не является - по крайней мере не обязательно являет
      [403]
      ся - школой демократии, бывает даже наоборот, так во время этой борьбы демократические учреждения не могут правильно развиваться, а кроме того, почти всегда происходит какое-то заражение злом, характеризующим противника"(1). Вспомним в этой связи, такого борца против тоталитаризма, как З. Гамсахурдия.
      Таким образом, новую элиту можно считать демократической лишь условно, либо же - как норматив, имея в виду, что создание демократической элиты задача развития политической системы нашего общества. Поэтому возникает необходимость уточнить термин "демократический" по отношению к нынешней ситуации в России. Ведь вплоть до августа 1991 года он имел у нас вполне конкретное (и весьма специфическое) содержание, объединяя различные силы, выступавшие против монополии на власть партноменклатуры КПСС.
      Однако, ныне, когда это положение ушло в прошлое, необходимо, чтобы термин "демократический" обрел у нас новое, собственное содержание. Антикоммунизм не может быть основанием для отнесения его сторонников к демократам, среди антикоммунистов мы находим порой таких же сторонников диктатуры, будь то тот же Гамсахурдия или таджикские фундаменталисты. Поэтому, думается, что будет правильнее заменить термин "демократическая элиты" более нейтральным "постсоветская элита".
      В пользу такого уточнения понятий можно добавить и еще ряд аргументов. Демократия - это власть народа, и ее сторонники - те, кто выражает думы и чаяния народа. Тогда можно ли считать "демократической элитой" тех, чья политика привела к драматическому падению жизненного уровня народа, ухудшению его социального обеспечения и дает основания подозревать,
      -----------
      (1) Новый мир. - 1992. - С. 200.
      [404]
      что эта элита выражает интересы не народа, а быстро обогащающегося меньшинства (зачастую, криминально обогащающегося)?
      Нынешняя власть воспринимается народом, как показывают многочисленные опросы, как "чужая власть" (слова известного, ныне покойного демократического публициста Ю. Буртина), как власть узкой элиты, "приватизировавшей" государство.
      По отношению к России XX века "не работает" один из наиболее принятых в социологии критериев отнесения людей к элите общества, под которой разумеется группа людей, ценности и модели поведения которых приняты в обществе в качестве образцовых (и, таким образом, элита выступает как референтная группа для большинства населения). Именно исходя из этого ценностного подхода ряд социологов и особенно культурологов и публицистов утверждают об отсутствии элиты в России, в частности, в годы коммунистического правления, когда по Г. Федотову, П. Сорокину, Ф. Хайеку осуществлялась власть худших(1). Некоторые социологи и сейчас полагают, что правящий слой постсоветской России еще не дорос до того, чтобы назы
      -------------
      (1) Ф. Хайек убедительно доказывает, что вообще в современном массовом обществе властная группа "...скорее всего будет сформирована не из лучших, а из худших элементов любого общества... чем выше умственные способности и уровень образования отдельных индивидуумов, тем резче разнятся их вкусы и взгляды и тем меньше шансов, что они единодушно примут какую-то конкретную иерархию ценностей... Можно сказать, что наибольшее число людей может объединить только наименьший общий знаменатель. Многочисленная группа, достаточно сильная, чтобы навязать свои взгляды на основные жизненные ценности и на все прочее всем остальным никогда не будет состоять из людей с развитыми, резко индивидуальными вкусами: только люди, образующие "массу" в уничижительном смысле слова, наименее оригинальные и независимые, сумеют подкрепить свои идеалы численностью" (Дорога к рабству//Новый мир. - 1991. No8 С. 189).
      [405]
      ваться элитой(1). Но ведь властный процесс в России не прерывался в советский период ее истории, не прерывается и в постсоветский, он исполнялся и исполняется определенной группой людей, и поэтому политолог, специалист по политической социологии не может не анализировать социальную страту, выполнявшую и выполняющую властные функции безотносительно к ценностным критериям, к его оценкам этой группы; иначе говоря, при анализе элитных групп (в том числе современных российских), "работающим" оказывается не ценностной, а структурно-функциональный подход. Тут можно говорить о широкой или узкой трактовке понятия "элита".
      Смена элит в современной России протекает весьма специфично и отлично от того, как она осуществляется в подавляющем большинстве других стран. Известно, что в демократических (или хотя бы в нетоталитарных странах) со свержением старой элиты, элиты деградировавшей, оказавшейся неспособной осуществлять свои властные функции, к власти приходит контрэлита, становящаяся новой властвующей элитой. Причем формирование будущей элиты (контрэлиты) происходит в недрах старой социально-политической структуры, в среде политической оппозиции. Ситуация в России и вообще в странах СНГ в этом отношении весьма специфична. В условиях тоталитарной диктатуры указанный процесс деформируется, замораживается. Семь десятилетий попытки создания оппозиционных организаций безжалостно подавлялись МГБ. Тяжелейшие репрессии обрушились на диссидентское движение, его
      ------------
      (1) Так, известный социолог М. Н. Афанасьев пишет: "Властвующие группы в современном российском обществе уже не являются номенклатурой, но (еще?) не реализуют себя как элиты" (Клиентарные отношения в динамике российской государственности. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук. - М., 1997. - С. 43).
      [406]
      лидеры бросались в тюрьмы и лагеря, гибли в ГУЛАГе, либо вынуждены были эмигрировать.
      Огромная роль в подтачивании тоталитарного режима принадлежит правозащитному движению. Оно было малочисленно (вспомним семерку смельчаков, вышедших на Красную площадь с плакатами, осуждающими вторжение войск стран Варшавского пакта в Чехословакию в 1968 г.). Но влияние этого движения в подтачивании тоталитарного колосса нельзя преуменьшать. Это была неравная борьба, "бодался теленок с дубом", пользуясь словами А. И. Солженицина, велик был ее моральный эффект. Но в том, что диссидентское и правозащитное движение не было организованной контрэлитой, готовой взять власть из рук рухнувшего режима - "заслуга" не только КГБ. В диссидентском и правозащитном движении большую роль играли те интеллигенты, которые отнюдь не стремились стать новой элитой. Вхождение во власть было противно самой природе правозащитного движения(1). И плодами победы демократических сил в 1991 году воспользовались другие люди, многие из которых просто примазались к демократическому движению.
      Однако несомненно, что репрессивный аппарат советского режима смог искусственно задержать формирование контр-элиты. Этот процесс интенсифицировался лишь в конце 80-х годов. Новая элита формировалась частично в недрах КПСС из тех, кто боролся с ее консервативным большинством, и тех, кто, почувствовав новые тенденции (и новые возможности для своей карье
      --------------
      (1) Больше того, при новом режиме диссидентов и правозащитников достаточно мягко оттирают от власти, а иногда стремятся "приручить", подкупить подачками новой власти. Но близость к власти, как отмечают сами правозащитники, обычно оказывается губительной для их движения "Что это за главный защитник прав обездоленных, пользующийся кремлевскими льготами?" - задают они законный вопрос (Известия, 5 июня 1997 г.).
      [407]
      ры), поспешил отмежеваться от КПСС и примкнуть к новым структурам, частично - из лидеров неформальных движений. Новая элита (в отличие от старой элиты), неоднородна - с точки зрения как идеологических ориентации, так и политического "происхождения", компетентности, профессиональных качеств. Тоталитарную политическую элиту отличало единомыслие, внешне "монолитное единство". Еретики из ее рядов безжалостно изгонялись, лишались возможностей продолжать политическую карьеру. Постсоветская элита плюралистична, взгляды ее разнородны.
      Сравним данные, характеризующие некоторые качества советской и постсоветской элит. Вот так выглядит динамика среднего возраста элит за последние два десятилетия. Средний возраст "брежневской когорты" - 56,6 года, "горбачевской когорты" - 52,2 года, "ельцинской когорты" - 48,5 года(1). Омоложение элиты- это хотя и существенный, но внешний показатель перемен, происшедших в стране и ее элите, показатель возросшей мобильности элиты (ее вертикальной мобильности, так как горизонтальная мобильность, которая как раз была высока в советские годы, сейчас несколько упала). Возрос образовательный уровень постсоветской элиты по сравнению с советской, заметно выше процент лиц, имеющих ученые степени; в ней уменьшилась доля лиц, имеющих техническое и сельскохозяйственное образование, зато значительно (почти в два раза) выше доля гуманитариев, особенно экономистов и юристов.
      Тот факт, что в прежней политической элите абсолютно преобладали люди, получившие техническое образование, приводило порой к сильным технократическим тенденциям в социальном управлении. Достаточно
      ---------------
      (1) Крыштановская О. Трансформация старой номенклатуры в новую российскую элиту//Общественные науки и современность. - 1995. - No 1. - С.61.
      [408]
      сказать, что Госплан был более чем на 90% укомплектован инженерами, экономисты были редки, гуманитарии вообще отсутствовали. Такое положение в значительной мере относилось и к правительству в целом, где даже министрами культуры были по большей части люди с техническим образованием. Сейчас этот крен значительно выравнивается. Тенденции роста гуманитариев в политической элите посттоталитарного общества еще более характерны для стран восточной и центральной Европы. Социальной базой нынешней политической элиты в этих странах стала интеллигенция, причем в подавляющем большинстве гуманитарная и художественная. За этими изменениям стоят крупные социальные сдвиги в восточноевропейских государствах. (Попутно отметим большую ценность сравнительного международного изучения процессов смены элит в постсоциалистических странах(1)). Продолжим сравнение старой и новой элит. "Номенклатура", "неофеодальная элита" (термин М. Восленского) была элитой закрытой, элитой кабинетных интриг и подсиживаний, не умеющей общаться с рядовыми гражданами и боящейся их, элитой неинтеллектуальной, а порой, явно антиинтеллектуальной, умеющей лишь отдавать приказы и карать несогласных. Посттоталитарная элита является более открытой, она выше по своему интеллектуальному потенциалу (что, впрочем, относится больше к высшим эшелонам власти), выдвинута в значительной мере не "сверху", а "снизу", и уже потому умеет общаться с массами. Однако после того, как она пришла к власти, быстро обнаружилось, что качества, которые нужны правящей элите, сильно отличаются от качеств, необходимых оппозиционерам. Когда требуется не столько выступать с зажигательными речами на митин
      -----------
      (1) Интересна в этом отношении монография: Lane D. and Ross С. The Transition from Communism to Capitalism? Ruling Elites from Gorbachev to Yeltsin., N.Y.,1999.
      [409]
      гах, сколько управлять обществом, управлять повседневно и квалифицированно, выяснилось, что новая элита сплошь и рядом не готова к этой новой роли и что под ее прикрытием реально правит та же бюрократия, для которой рутинная работа привычна и удобна. Те качества элиты, которые необходимы на первом этапе преобразований, не всегда хороши на втором, когда главное - кропотливая организационная работа по возрождению экономики, решению социальных и культурных проблем.
      Пока же новая элита, как это подтверждается опросами общественного мнения, вызывает разочарование в народе. Все чаще высказываются мнения, что она компрометирует в глазах народа демократические преобразования. И дело не только в том, что она оказалась профессионально слабо подготовленной к управленческой деятельности. Профессионализм, в конце концов, дело наживное. Тем более, что в составе этой элиты способные молодые экономисты, политологи и другие специалисты. Сложнее обстоит дело с ее моралью. Новая элита сплошь и рядом не выдерживает испытания властью.
      Исследователи постсоветской элиты отмечают ее нравственное разложение, то, что страсть к накопительству вытесняет из их сознания идеалы демократии, что одной из причин неудач реформ в России является эгоистический и корыстный интерес этой новой элиты(1). Элите бюрократии в принципе выгодно сохранить и законсервировать нынешнюю "полуразвороченную", как говорил Е. Гайдар, систему отношений собственности в России, ибо это помогает неономенклатуре нести ответственность за "ничью" собственность и распоряжаться ею, использовать ее как источник собственного
      ------------
      (1) Политико-административная элита и госслужба. - Вып.2. - Ростов-на Дону, 1996. - С. 16.
      [410]
      обогащения. В результате общество не стало демократическим, народ, как и прежде, отстранен от рычагов власти и управления, обновилась лишь элита, сменились формы ее господства (прежняя элита была однопартийной, моноидеологичной, нынешняя - плюралистической и многопартийной), формы ее эксплуатации народных масс. Вот как оценивает эту ситуацию Ю. Буртин: "Осталась система эксплуатации большинства населения" правящей бюрократической элитой, только к прежнему коллективному способу такой эксплуатации прибавились новые. Царят казнокрадство и коррупция, беспредельно царствует чиновник, а рядовой человек перед ним по-прежнему бесправен... Это ублюдочный псевдокапитализм, результат половинчатых реформ, проведенных за счет народа в пользу "обновленной" неономенклатуры"(1). А вот взгляд на эту же проблему со стороны. Американский публицист С. Эрлангер в газете Интернешнл Геральд Трибюн так характеризует постсоветскую элиту: "... вульгарные нувороши, этот новый класс, состоящий из преступников и вельможных воров, составляет основу феодального по своей сути производства". Произошла "замена коммунистической элиты сборищем теневых бизнесменов, коррумпированных чиновников и уголовников"(2).
      Новая элита, рвавшаяся к власти, раздавала щедрые обещания, формулировала привлекательные лозунги, которые на поверку оказались обманом. Так, новая элита, идя к власти, обличала "номенклатурную приватизацию", ту самую, которая в народе получила название "прихватизации", и которую было начала осуществлять в конце перестройки партократическая элита. Но что пришло ей на смену? Постперестройка не остановила процесс номенклатурной приватизации. Изменился
      --------
      (1) Известия. - 1.06.1994.
      (2) Известия. - 20.03.1997.
      [411]
      только ее субъект, и возросли ее темпы. На приватизации "греет руки" прежде всего элита бюрократии. И не нависает ли над народом невеселая перспектива превратиться из объекта эксплуатации партократической элиты в объект эксплуатации (вряд ли более гуманной) криминально-бюрократической буржуазии? В условиях постсоветской политической системы субъектом политических преобразований опять-таки оказывается прежде всего элита бюрократии, в каком бы обличии - тоталитарном или демократическом - она ни выступала, а народ по-прежнему оказывается отчужденным от власти.
      Новая элита шла к власти на гребне справедливой критики привилегий коррумпированной номенклатуры. Но, придя к власти, многие ее члены прежде всего стали усиленно заботиться о собственных привилегиях. Вопрос о привилегиях набил изрядную оскомину и покрыт изрядным налетом политической демагогии. Но он принципиально важен. Дело в том, что это явление на бытовом уровне выражает определенные сущностные процессы. Борьба с привилегиями элиты - одна из козырных карт в избирательных кампаниях Б. Ельцина в конце 80-х начале 90-х годов. Он тщательно разыгрывал эту карту, "отказавшись" от кремлевской больницы и записавшись в обычную районную поликлинику или появляясь в городском транспорте и обычных магазинах. Однако вскоре выяснилось, что привилегии новой элиты были не только сохранены, но и возросли, они только изменили адресат.
      Комиссия по привилегиям Верховного Совета, созданная в конце перестройки, всегда была "лишней" для этого органа, это - кость, которую он бросил массам, помнящим об обещаниях, данным им в процессе избирательных кампаний. Комиссия, хотя и просуществовала недолго, собрала богатый материал о безнравственности правящей элиты, не только старой, но и
      [412]
      новой. Но характерно, что прежний, советский парламент не решился ее распустить. Это сделал новый, "демократический" парламент.
      Новая элита перенимает традиции стиля жизни старой элиты (вместе с квартирами и дачами, занятыми новой элитой, которые они поспешили приватизировать). Кстати, это явление стало одной из основ блока старой номенклатуры и номенклатуры новой, квазидемократической. Депутаты Государственной Думы, собравшись на заседание, сразу же стали обсуждать вопрос о повышении своей зарплаты до уровня зарплаты министров Правительства России, приняли решение о выплате депутатам Думы по 60 тысяч долларов на покупку квартир в Москве. И это в стране, где трудящиеся месяцами не получают зарплату, где десятки миллионов людей живут ниже уровня бедности! Жесткая экономическая политика, сопровождающаяся обнищанием народа, взятничеством, казнокрадством, использованием служебного положения в корыстных целях компрометирует в глазах народа становящуюся демократию, толкает массы к оппозиции, к поддержке левых сил, что и было продемонстрировано на выборах в Госдуму 1993 и 1995 гг. В марте 2000 г. депутаты Госдумы, понимая, что на обычную пенсию прожить невозможно, решили обеспечить себя "спецпенсиями" - при средней пенсии менее тысячи рублей депутаты обеспечили себя пенсией по шесть тысяч. Теперь в России два стандарта пенсионного обеспечения: один для правящей элиты, другой - для всех остальных(1).
      Итак, новая элита должна быть элитой заслуг (меритократией), элитой ответственности, а не элитой привилегий. И тут возникает деликатный вопрос: а возможна ли вообще элита без институционных привилегий? И еще один, связанный с ним: если это и воз
      ----------
      (1) Известия. - 05.10.2000.
      [413]
      можно, будет ли такая "дешевая" элита оптимальной? Ведь отсутствие всяких привилегий в условиях напряженной работы может помешать сформировать корпус политической элиты из действительно лучших, наиболее талантливых управленцев (иначе они уйдут в бизнес и другие структуры, как это и произошло в России в последние годы, когда многие наиболее квалифицированные чиновники министерств уходили в финансовые и промышленные частные компании). Высокие правительственные посты, не связанные ни с какими привилегиями, могут потерять для них привлекательность. Так не будет ли наивным рассчитывать на то, что элита будет состоять из подвижников, идеалистов, думающих только о том, чтобы бескорыстно и самоотверженно служить народу?
      Отметим, что политологи, особенно западных демократий, давно обсуждают этот вопрос. И тут сталкиваются леворадикальная и консервативная позиции. Первая исходит из того, что если элита будет обладать институциональными привилегиями, то она будет думать не столько о защите интересов народа; особенно его беднейших слоев, сколько о защите этих самых привилегий, и поэтому с течением времени превратится в группу, противостоящую народным массам. Носители консервативных умонастроений возражают, они досадливо отмахиваются от "назойливых" требований эгалитаристов. Зачем говорить только о привилегиях элиты? Подумайте сначала о ее огромной ответственности. Ведь если ее представители будут вынуждены думать о хлебе насущном, они с необходимостью будут хуже управлять общественными делами. В результате общество в целом только проиграет.
      Кто прав в этом споре? Многие политологи полагают, что решение данной дилеммы - нахождение оптимума, "золотой середины", а точнее, нахождение той грани, когда необходимые для выполнения политичес
      [414]
      ких и иных функций права (пусть это будут по существу даже привилегии) не переходили в злоупотребления, чтобы элита не превращалась в группу, эксплуатирующую общество.
      Однако вернемся к центральному вопросу: состоялась ли смена элит в нашей стране или же дело ограничилось трансформацией элиты? Здесь необходимо ввести различение этих понятий. Первое означает свержение прежней элиты и приход к власти контрэлиты, как правило, являющийся следствием революционных преобразований, перехода власти из рук одного класса в руки другого (или других). Второе - более широкое понятие, включающее в себя не обязательно смену элиты контрэлитой, но и радикальные преобразования внутри самой правящей элиты, возвышение, приход на лидирующие позиции новой группировки внутри правящей элиты или даже иного социального слоя. Причем в отличие от персональных изменений, которые всегда происходят внутри любой элиты, трансформация элит связана с крутым изменением ее политического курса, изменением соотношения различных групп и социальных слоев внутри правящей элиты, изменением методов рекрутирования элиты, иногда - допуском в элиту определенных представителей контр-элиты.
      То, что в России начала 90-х годов произошла трансформация элиты, не подлежит сомнению. Но не всякая трансформация есть смена элит. В период перестройки сменилось свыше 80% членов и кандидатов в члены ЦК КПСС. Это была трансформация элит, но не смена элит.
      Иначе говоря, смена элит-это коренное, качественное изменение элиты, тогда как трансформация элит может происходить в рамках старого качества, в пределах узловых точек меры, пользуясь гегелевским языком. Итак, в первом случае мы говорим об изменении социально-классовой базы элиты, во втором слу
      [415]
      чае дело может ограничиться изменением соотношения сил различных группировок внутри элиты или сменой контроля над элитой той или иной социальной группы. Указанное различение тем более необходимо, что его не делает Парето и другие классики элитологии; в его работах не ясно, относится ли его понятие "циркуляции элит" к процессу динамики неэлит в элиты или же к замене одной элиты другой"(1).
      Кризис советской социально-политической системы показал необходимость смены элит. Перестройка была попыткой радикального обновления элиты, хотя и непоследовательной. Она не привела к смене элит; это была имитация такой смены; это была лишь трансформация элит. Утверждение, что в начале 90-х годов произошла смена элит, представляется многим политологам спорной. Партократическая элита (во всяком случае, в ее советском варианте) сошла с исторической арены, но многие политологи убедительно показывают, что партноменклатура сменилась неономенклатурой. О радикальном изменении российских элит свидетельствуют хотя бы регулярно публикуемые в "Независимой Газете" и других органах печати персоналии политической элиты, из которых следует, что до 90% людей, оказывающих влияние на политический процесс в России, за 90-е годы сменился. О том, каков характер этих изменений, среди российских и зарубежных политологов идут острые дискуссии,
      -------------
      (1) Отмечая недостатки теории Парето, мы признаем, что в целом его концепция может оказаться эвристической для понимания политического процесса. Следует признать, что она работает при анализе политического процесса в России последнего десятилетия, когда господство партноменклатуры (элиты "львов") сменяется господством элиты "лис". Но смена элит - не детерминанта исторического процесса, а лишь необходимый момент перехода от одной социально-политической системе к другой; существенным моментом изменения социально-классовой структуры общества и является смена элит.
      [416]
      сталкиваются различные, порой противоположные точки зрения.
      Первая, наиболее высказываемая точка зрения заключается в том, что переход от тоталитаризма к демократии сопровождается обязательной сменой элит тоталитаристской на демократическую. Партноменклатура КПСС, узурпировавшая власть в СССР, сметена с политической арены; против нее и был направлен основной удар демократических преобразований. Процесс этот сопровождался попытками реванша (путчи 1991 и 1993 годов), но в конечном счете демократическая линия победила. Какие возражения встречает это утверждение? Выше уже обсуждался вопрос о том, можно ли считать подлинными демократами тех, чья политика привела к падению жизненного уровня народа, к положению, когда миллионы людей месяцами не получают зарплаты, тогда как меньшинство - элита чиновников, "новые русские" - обогащаются. Главный интерес этой элиты используя власть, получить собственность уже не в управление, а во владение, причем не тайком, а на законном основании (Ю. Афанасьев).
      Сформировался новый истеблишмент, ориентированный на обслуживание интересов крупного российского капитала, складывающегося или уже сложившегося, в частности финансово-банковского и торгового капитала, а также энергетического, военно-промышленного, агропромышленного комплексов. Поэтому критики новой элиты говорят о демократах в кавычках ("демократы" опозорились, "подставились", проворовались, утратили право апеллировать к властям от имени народа, они ничем не лучше партократов, даже хуже, ибо те никогда не воспринимались как "свои").
      Обратим внимание на вторую версию рассматриваемого явления, по которой смены элит вообще не произошло: прежняя, номенклатурная, в основном сохранилась де-факто, лишь перекрасив свой фасад
      [417]
      с партократического на псевдодемократический, возникла неономенклатура. Демократы, взяв на себя ответственность за проведение реформ, не добились перераспределения собственности и власти, стали лишь дымовой завесой, воспользовавшись которой, старая партийно-хозяйственная элита вновь заняла вполне легально - лидирующие позиции (Л. Тимофеев). Многие социологи при этом ссылаются на то, что в ряде республик и областей резких изменений в составе элиты вообще не произошло, те же лица (в прошлом - партбоссы) просто пересели в новые кресла. В результате во многих регионах страны, во многих сферах социальной жизни дело обошлось в основном заменой кадров на самых верхних эшелонах власти, а то и просто ограничилось снятием наиболее одиозной фигуры. На средних и низших эшелонах власти сохранилась прежняя партийно-советская номенклатура. (Впрочем, можно привести и иные примеры, когда в политико-административной элите Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга произошли весьма существенные перемены). Вот точка зрения некоторых известных российских политиков: "...80 с лишним процентов партийных и хозяйственных номенклатурщиков остались в управленческих структурах начиная с района и кончая Кремлем" (Т. Гдлян). "Коммунистическая номенклатура осела во всех эшелонах власти. Она никуда не исчезла и не меняется" (К. Боровой). После августа 1991 года почти никто из упраздненной номенклатуры КПСС не обратился на биржу труда: бывшие номенклатурщики либо вошли в состав неономенклатуры, либо стали руководителями или влиятельными советниками коммерческих структур. Большая часть ельцинской элиты состоит из выходцев из элиты горбачевской. Но нужно ли бросать упреки нынешней власти за это? Что предлагают ее критики справа - запрет для бывших активистов КПСС на занятие управленческих должностей? Совмес
      [418]
      тим ли такой "запрет на профессию" с демократией да и целесообразен ли он? Во всяком случае, можно сделать вывод, что тезис о том, элита в основном не изменилась, является достаточно односторонним, хотя и не лишенным некоторых оснований (особенно в некоторых регионах России).
      Третья точка зрения близка ко второй, но она по-другому обосновывается. И раньше коммунистическая элита страной не управляла: призывы к светлому коммунистическому будущему были лишь идеологическим камуфляжем, прикрывающим вполне реальное господство бюрократической чиновничьей элиты. Та же бюрократия правит и теперь, прикрываясь, как фиговым листком, демократической фразеологией. Переход к новой политсистеме не означал отход ее от власти, а скорее уход ее первых лиц, наиболее скомпрометировавших себя; для среднего и низшего звена этой номенклатуры нашлось место в неономенклатуре (особенно это относится к региональной элите). КПСС была по сути, партией номенклатуры. Но в той же "партии власти" состоит и современная политико-административная элита, и вдохновляют ее не идеалы - коммунистические, антикоммунистические или какие либо еще, но интересы, которые она всеми силами защищает.
      Часть партноменклатуры легко отказалась от идеологического коммунистического камуфляжа своего стремления к власти, часть, ненавидя демократические перемены в стране, стала опорой оппозиционных сил, как коммунистической, так и националистической направленности. Большая часть номенклатурной элиты сбросила ставшую ненужной коммунистическую оболочку, уже стеснявшую ее, сковывающую возможности обогащения, грозившую оттеснить ее на обочину пути трансформации "реального социализма" в "номенклатурный псевдокапиталиэм". Собственно, феномен перерождения политиков, дорвавшихся до власти - явле
      [419]
      ние известное, достаточно древнее, многократно описанное в литературе: просто в России оно произошло особенно быстро и цинично.
      Отчуждение власти от народа сохранилось, та же "партия начальства" опирается лишь на новые механизмы власти. Более того, переходный период, когда старые антирыночные законы отменены, а новые - рыночные еще не созданы или еще не работают - лучшее, сказочное время для бюрократической элиты, дающее ей такие права, о которых ранее она могла только мечтать. Именно она решает, разрешать или не разрешать преобразование тех или иных государственных предприятий в частные или акционерные, сдавать или не сдавать в аренду землю или городские помещения и кому именно. Отсюда - возможность получения громадных взяток, которые кладут начало созданию огромных состояний. Если прерогативой этой элиты ранее была власть, то теперь она дополнена собственностью, той самой приватизацией в интересах элиты, которую народ и окрестил "прихватизацией". Приходится признать, что в яростной схватке коммунистов с демократами победили чиновники.
      Наконец, появился и четвертый вариант интерпретации проблемы смены элит. И коммунистическая, и демократическая элиты скомпрометировали себя в глазах народа (первая - страшными репрессиями по отношению к собственному народу, вторая - безжалостностью в проведении "шоковой терапии" и заискивания перед Западом), поэтому нужна еще более новая, "незапятнанная" элита. Один из тезисов избирательной кампании В. Жириновского звучал примерно так: я и мои соратники никогда не состояли в компартии и не замарали себя действиями "демократической" элиты по ограблению собственного народа, нам можно верить, дайте нам "порулить", дайте шанс "новым людям". С этой позиции Жириновского чуть не потеснил А. Ле
      [420]
      бедь. Его "третий путь" выглядел альтернативой и коммунистической, и "демократической" номенклатуре: поскольку и те, и другие чужды народу и рассматривают его как "серую, управляемую массу", партия "третьего пути" должна заставить элиту подчиняться интересам общества и государства.
      Какая же из предложенных версий истинная? Не будем предвосхищать ответ на этот вопрос. Наша задача - дать максимально объективный анализ ситуации, способствовать правильному решению этого вопроса, который каждый должен решить для себя сам. Заметим, однако: ныне обнаружилось, что различия между старой и новой элитами не столь велики, это отнюдь не полярные противоположности. Напротив, власть, осуществлявшаяся до недавнего времени партноменклатурой, а ныне новой элитой, унаследовала от старой элиты так много, что кажется порой ее зеркальным отражением(1). Это в той же мере относится и к кандидатам в "самоновейшую элиту". Но, может быть, этому обстоятельству как раз и не стоит удивляться. До сих пор в структуре государственных институтов России не существовало легитимных традиций смены элит. И советская, и постсоветская элиты воспитывались в условиях тоталитарной политической системы и несут на себе груз его политической культуры. Все они, как русская литература XIX века вышла из "гоголевской шинели", вышли из тоталитарной политсистемы. Это говорит о том, что процесс смены элит, по-видимому, будет достаточно длительным.
      ----------
      (1) В этом отношении интересны данные (за 1995 г.), приводимые О. Крыштановской:
      Рекрутация современной элиты из советской номенклатуры (в %)
      Всего из советской номенклатуры
      Окружение президента
      Партийная элита
      Региональная элита
      Правительство
      Бизнес-элита
      75.0
      57,1
      82,7
      74,3
      61,0
      [421]
      И большевистскую, и новую российскую элиты роднит утопическая уверенность в осуществимости глобальных, коренных социальных преобразовании, игнорирующих социокультурные традиции, менталитет народа. В. Черномырдин во время своего визита в Бонн в 1997 г. говорил, что марксизм родился в Германии. Но только в России нашлись умники, готовые воплотить его теории в действительность. Но ведь почти то же самое он мог сказать о тех "российских умниках", которые попытались переносить на российскую действительность модели монетаристской экономики, разработанные Чикагской и Гарвардской школами... И в том, и в другом случае мы сталкиваемся с непониманием элитами того, что человеческий менталитет, социально-культурные традиции - это мощные инерционные системы. И убежденность в возможности построить рыночную экономику за 500 дней или за пять-шесть лет - это та же элитарная "куриная слепота", проявлением которой являются и попытки новой элиты вычеркнуть из российской истории семьдесят советских лет. Нравится это или не нравится, но российская и, в частности, советская история - это тот грунт, опираясь на который инновационные элиты только и могут дать толчок подлинным реформам, могущим ввести Россию в постиндустриальное, информационное общество. Для этого не нужно поступаться российскими традициями, российским своеобразием, а, напротив, опираться на те элементы ее культуры, которые "резонируют" с требованиями постиндустриального общества.
      Новая элита сохранила худшие черты предшествовавшей элиты: коррупцию (которая сильно возросла), злоупотребления властью, некомпетентность. Новая элита, которая, идя к власти, ратовала за ликвидацию привилегий партократов, сегодня сама заполучила роскошные квартиры, дачи, машины, живет явно не по средствам.
      [422]
      Номенклатурное прошлое и сегодня во многом определяет облик, черты поведения элиты, ее оторванность от масс.
      Структура постсоветских элит
      Выше мы писали о полемике между советологами о том, являлись ли советские элиты монолитными или же в них были элементы плюралистичности. Ныне полемика прекратилась ввиду утраты предмета спора и очевидности плюрализма постсоветских элит.
      Постсоветские элиты обладают сложной структурой - это, прежде всего, политическая, а также административная элиты, среди которой следует различать общероссийскую и региональную элиты, элиты силовых структур, бизнес-элиту, культурную элиту. И если можно сказать, что различия между отдельными специализированными элитами существовали и в советский период, то ныне мы являемся свидетелями появления новой элиты - бизнес элиты, что изменило структуру всех российских элит. В системе постсоветской экономической, финансовой, технократической элиты бизнес-элита имеет тенденцию играть ведущую роль. Отношения между постсоветскими элитами сложные и неоднозначные, они изменяются от консенсуса до конфликтов (и нам еще предстоит ответить на вопрос о том, что лучше для масс).
      Политико-административная элита
      Разрушение партноменклатурной системы началось еще в конце 80-х годов - с ослаблением партийного контроля над экономикой, с ликвидацией отраслевых отделов ЦК КПСС; выборы в народные депутаты
      [423]
      СССР на альтернативной основе открыли новый канал рекрутирования политической элиты. Ослабление общесоюзной элиты и усиление республиканских и региональных элит привели к неспособности первой отстоять единство Советского Союза.
      Разгром путча 1991 года, крах КПСС, лишение властных функций партноменклатуры привели к вакууму власти, к дефициту управленческих кадров, к усилению рекрутирования демократически ориентированной элиты, резкому обновлению состава политической элиты. Вместе с тем, распад КПСС не привел к тотальному изменению персонального состава политической элиты, как в 1917-1920 годах (это особенно справедливо для региональных элит).
      И уже в период 1993-1995 гг. отмечается прогрессивное уменьшение мобильности в политическую элиту, эта тенденция продолжается и поныне. В этом отношении определенный интерес представляет исследование американского социолога Ш. Риверы, проанализировавшей изменения в списках ста ведущих политиков России, публиковавшихся в "Независимой газете" (с января 1993 по февраль 1995 гг.). Конечно, можно говорить о несовершенстве методики экспертной оценки рейтинга политических лидеров, к которой прибегает "Независимая газета". Но ее данные позволяют увидеть тенденцию уменьшения мобильности в элиту. В 1993 г. среднемесячная ротация среди этой группы составляла 12 человек, в 1994 г. - 9 человек. За полугодие с января по июль 1993 г. в этом списке оказалось 42 новых имени. Затем за три последующих полугодия количество вновь включенных в список сокращается соответственно до 27, 24 и 20 человек(1). При этом индивидуальные позиции представителей политической
      ------------
      (1) Ш. Ривера. Тенденции формирования состава посткоммунистической элиты в России//Новая элита в России. - М., 1996. - С. 36-40. См. также: Полис, 1995. - No 6. - С. 63-65.
      [424]
      элиты остаются неустойчивыми, политики постоянно поднимаются или опускаются по этой шкале. Как можно оценить эту ситуацию? С одной стороны, сокращение резерва, из которого черпается высшая политическая элита, свидетельствует об уменьшении ее открытости, рядовые граждане России ощущают, что доступ в высшие эшелоны власти ограничен, что существует разрыв между элитой ("они", власть имущие) и массой ("мы"), усиливается отчуждение власти от народа. С другой стороны, уменьшение мобильности в элиту может свидетельствовать о стабилизации системы и соответственно, политической элиты. В действительности же это не так: неустойчивость индивидуальных позиций представителей элиты ведет к развитию у них чувства неуверенности в прочности их положения, способствует их коррумпированности, толкает их на то, чтобы поскорее обеспечить будущее свое и своих детей. Таким образом, ситуация явно не вызывает оптимизма: к минусам нестабильности элиты нужно прибавить минусы роста ее закрытости.
      Интересен вопрос о численности российской политико-административной элиты. Западные политологи, оценивая количественные параметры политической элиты, говорят о нескольких тысячах людей в крупных странах (около 5 тыс. в США) или нескольких сотнях (в странах западной Европы). Нам представляется, что Россия укладывается в эти количественные параметры. Если говорить не только о политической элите в собственном смысле, а о более широкой категории политико-административной элиты России, многие социологи называют цифры от двух до пятнадцати тысяч. Косвенным указанием на численность политико-административной общероссийской элиты является количество государственных деятелей и высших чиновников, которых обслуживает Управление делами Президента РФ. По свидетельству его бывшего руководителя П. Бо
      [425]
      родина, Управление обслуживает администрацию Президента, обе палаты парламента, высшие судебные инстанции, некоторые министерства и ведомства, в общей сложности 12 тысяч человек.
      Структура политической элиты в постсоветской России связана со структурой власти в стране; она включает следующие компоненты: Президент РФ и президентские структуры - и по Конституции РФ и де-факто играют ведущую роль во властных структурах страны;
      - Парламентский корпус - члены Федерального собрания - Государственной Думы (многие члены ее жалуются, и не без оснований на то, что обладают весьма ограниченными ресурсами власти, что законодательная власть явно уступает исполнительной), и Совета Федерации, представляющий прежде всего региональные интересы и региональные элиты (его влияние ослаблена указами Президента 2000 г. о назначении Полномочных представителях Президента в 7 округах, на которые разделена РФ и которые как бы стоят над губернаторами); -правительственная элита: премьер и его заместители, министры и их заместители; особую роль играют руководители силовых структур РФ, а также руководители российской дипломатии (министр иностранных дел и его заместители, члены Коллегии МИД, послы в крупнейшие страны мира);
      - высшие представители судебной власти - Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ (судебная власть в нашей стране много десятилетий была лишь послушным инструментом политической элиты, и ныне, декларируя свою политическую неангажированность, она так и не смогла выступить реальным противовесом в системе разделения властей, как это обычно имеет место в современной демократической системе);
      -лидеры основных политических партий России, прежде всего, представленных в Государственной Думе;
      [426]
      - региональная элита - президенты республик - субъектов РФ, губернаторы, председатели областных законодательных собраний, лидеры региональных отделений партий.
      Это, так сказать, формальная структура политической элиты. Но огромную роль в политическом процессе играет неформальная структура элит, прежде всего, группировки и кланы внутри элиты, ведущие открытую или, чаще подковерную борьбу за власть и влияние, в том числе за влияние на Президента. Каждая элитная группировка возглавляется лидером, который обычно контролирует ту или иную государственную структуру или определенный регион. Между ним и членами группировки возникают клиентарные отношения. В современных условиях, считает исследователь клиентарных отношений в российской государственности М. Афанасьев, реальными структурными единицами властвующего слоя выступают клиентарные группировки(1) и дает идеально типическое определение властвующего слоя сегодняшнего российского социума как постноменклатурного патроната.
      ----------------
      (1) См.: Афанасьев М. Н. Клиентализм и российская государственность. М., 1997. Наличие группировок и кланов в российской политической элите отмечают и зарубежные политологи и политические деятели, такие, как бывший посол США в России Пикеринг, который в 1995 году обличал наличие в российской правящей элите властолюбивых, эгоистичных и коррумпированных кланов (случай беспрецедентный в истории дипломатических отношений между США и Россией) (Известия, 29. XI, 1995). А известный германский парламентарий О. Ламбсдорф писал в журнале "Интернационале политик": "В России возникла система олигархический кланов. Они конкурируют между собой за влияние и власть, а также за конкретные выгоды... для них важны собственные интересы, а не интересы общества. Их объединяет также тесное переплетение с политикой, т.е. с властями в Москве и регионах. Эти кланы уклоняются от любого демократического контроля и, наоборот, ставят палки в колеса демократического развития. Именно эти олигархические кланы фактически стоят у власти в Москве, а также в российских регионах" (Известия, 15. 06, 1997 г.). Об отношении американской элите к российской можно судить по интервью, которое дал такой видный американский политолог, в прошлом сам входивший в состав политической элиты США, как 3. Бжезинский, газете "Известия": "...в России - это принципиально важно - глубочайшая пропасть между политической элитой и всем обществом. Та трансформация, которая произошла в самом обществе, показывает, что в конечном счете Россия пойдет по пути демократического европейского государства. И поэтому мы, американцы, должны оказывать помощь этому гражданскому обществу, неправительственным организациям, но ни в коем случае не подпитывая элиту" (Известия, 21.09.2000). Жаль только, что заслуженная критика российской элиты порой выливается в антироссийскую кампанию в целом, как это было, например, с истерией об отмывании российских криминальных денег через Bank of New York оказавшейся по большей части пропагандистским вымыслом.
      [427]
      Выше отмечалось, что процесс трансформации политической элиты России связан с ее поколенческим обновлением, с ее омоложением. Отметим, что в "команде Ельцина" в момент ее прихода к власти до половины ее состава составляли политики 1935-1944 года рождения. С 1992 года наблюдается дальнейшее омоложение политической элиты, где тон начинают задавать политики 1945-1955 года рождения. Процесс дальнейшего омоложения политической элиты продолжается при президентстве В. Путина. Под стать молодому президенту члены его Правительства, средний возраст которых - 49 лет (наши подсчеты).
      Несомненно, что наиболее близко к политической элите стоит административно-чиновничья элита, важнейшая функция которой - обслуживание политической элиты, практическая реализация ее решений. Деятельность этих элит и их функции постоянно переплетаются, поэтому многие социологи используют понятие "политико-административная элита" (включая в нее наряду с государственными руководителями высших администраторов и чиновников) как синтез поли
      [428]
      тической и административной элиты. В этом смысле употребляется и термин "управленческая элита". Это - социальный слой, который, пожалуй, более других выиграл от происшедших в стране социально-политических изменений последних лет. Ликвидация монополии компартии на власть имела следствием не столько укрепление демократических начал в государственном управлении, сколько фактическую бесконтрольность чиновничьей элиты. Чиновничья элита России обнаружила огромную живучесть и способность к расширенному воспроизводству - в полном соответствии с законом Паркинсона о самовозрастании бюрократии. Сегодня чиновников в России значительно больше, чем было во всем СССР, их доля в населении увеличилась более чем вдвое. Прогнозы специалистов в отношении чиновничьего корпуса неутешительны: в ближайшие годы страна будет страдать от проблем, связанных и с раздутостью, и с низкой эффективностью государственного аппарата. Новое правительство М. Касьянова обещает сокращение управленческого аппарата (впрочем, об этом многократно объявляли и его предшественники, но результатом неизменно был рост числа чиновников). На этапе борьбы за власть в 1989-1991 гг. те, кто объявлял себя демократами и противостоял коммунистической номенклатуре, обличали бюрократизированную, отчужденную от народа власть. Придя к власти, они создали систему бюрократического управления, намного превосходящую (хотя бы уже по количеству чиновников) советскую. Огромное количество зданий, принадлежавшее различным партийным комитетам - вплоть до ЦК КПСС, зданий, где размещался советский госаппарат все ни заняты "новым старым" чиновничеством, для них построены новые здания, "демократы" примерили чиновничьи одежды, которые так не нравились им ранее. "Демократические" аппаратчики пересели в номенклатурные "членовозы", пере
      [429]
      ехали в квартиры бывших "вождей" и их офисы, пользуются всеми привилегиями, которые дает власть, и быстро забыли о своих демократических обещаниях.
      После шумной борьбы демократов против привилегий номенклатурной элиты нынешние российские высшие чиновники имеют разветвленную систему привилегий (всевозможные надбавки к должностному окладу - за выслугу и др., премии, удвоенное отпускное пособие с оплатой проезда до места отдыха и обратно, дотированные квартиры, дачи, столовые, больницы). Эти привилегии не поддаются учету, ибо соответствующие указы и инструкции регламентируют "спецкормушки" лишь в общих чертах, отдавая наиболее аппетитные детали на откуп самим чиновникам, т.е. это форма оплаты, размывающая грань между законным и незаконным. Разумеется, гораздо больше дает чиновной элите и всей чиновной рати торговля лицензиями, таможенными и налоговыми льготами и т.п., результаты "приватизации" ими государства.
      Чиновничья элита управляет страной явно неквалифицированно, о чем свидетельствует стагнация российской промышленности и сельского хозяйства, невыплаты зарплаты и пенсий и т.д. Но, работая хуже основной массы населения, она живет несравненно лучше последней, что аморально. Чиновники "приватизируют" сферы своей компетенции, что приносит им сказочное обогащение. Российская бюрократия - сплоченная сила, способная подчинить государство, направить его по латиноамериканскому пути развития.
      В законе "Об основах государственной службы в России" от 1995 года говорится о "государственных деятелях", которые значатся в нем как категория А (это и есть политико-административная элита страны), и о чиновниках категории Б и В, задачи которых - "обеспечение исполнения полномочий лиц категории А". Заметим только, что в условиях общего ослабления рос
      [430]
      сийской государственности ослабляется прежде всего авторитет высших чиновников, что автоматически усиливает позиции чиновников средних и младших. То есть с ослаблением российской государственности власть все более переходит с верхних этажей на средние и низшие. Чиновник среднего уровня, функции которого "обеспечение полномочий лиц категории А", в значительной мере выходят из под контроля последних, становятся все более автономными и ощущают свою силу и бесконтрольность. Да, их могут снять с работы, но что такое его зарплата по сравнению с полученными им взятками, которые на много порядков выше его зарплаты? А система кланов и клиентарные отношения, о которых мы говорили по отношению к группировкам в политической элите, в среде чиновничества еще более распространены.
      "Правовой беспредел" в стране в 90-х годах, когда федеральные и региональные законы не исполнялись, в частности, закон о государственном бюджете, толкает чиновников на коррумпированность, это для них - лучшее время, они тут правят бал. Например, если военные заказы в соответствии с законом о государственном бюджете финансируются на 100%, это означает, что они финансируются автоматически, и чиновник лишь простой исполнитель. Но если заказ финансируется не полностью, то именно чиновник решает, кому дать и кому не давать ограниченные финансовые средства, тогда он - бог и царь и в потенции - богач, ибо ему будут предлагать взятки - прямо или косвенно. При всех политических переменах последних лет российская бюрократия цепко держит власть в своих руках. Т. Гайдар в книге "Государство и эволюция" пишет: "Бюрократия легко отряхнула прах марксистской идеологии со своих ног... "Тело" и "мозг" этой системы остались неуязвимыми, сменилась лишь оболочка". Человеку противостоит по-прежнему огромная, жестокая и
      [431]
      коррумпированная бюрократическая система, подминающая под себя все социальные отношения в стране, в том числе и складывающийся рынок, делающая его криминально-бюрократическим.
      Экономическая элита
      До конца 80-х годов доминирование политической элиты было столь бесспорным, что многие политологи писали о ней как о единственной элите. За последние годы ситуация радикально изменилась. Впервые возникла бизнес-элита, которая стала не только определяющей силой в экономике, но и играет существенную роль в принятии политических решений. Бизнес-элита - важнейший структурный элемент экономической элиты России, которая включает в себя также директорский корпус государственных предприятий. Значительная часть нынешней экономической элиты России - выходцы из номенклатуры. Но нужно сказать при этом, что бизнес-элита - единственная элитная группа (кроме культурной элиты), где не преобладают бывшие номенклатурщики. Бизнес-элита формировалась на наших глазах, за последнее десятилетие. Впрочем, ее нельзя назвать и не номенклатурной: если к выходцам из партноменклатуры в ее среде добавить ставленников последней, ее уполномоченных, то ослиные уши номенклатуры проглядывают достаточно явно. Номенклатурные партчиновники, госчиновники и их родственники и доверенные лица в начале 90-х становятся бизнесменами, пускают в дело накопленный капитал.
      Как возникла и как развивалась бизнес-элита? Каковы основные "этапы большого пути"? Исследователи российской бизнес элиты датируют начало ее формирования 1987-1988 гг. Это связано с упразднением отраслевых отделов ЦК КПСС, ослаблением его контро
      [432]
      ля над экономикой, разрешением на создание кооперативных, негосударственных предприятий. Пионером тут выступила так называемая "комсомольская экономика". Центры научно-технического творчества молодежи, находившиеся, впрочем, под пристальным вниманием и опекой парторганов, обрели право заключать договоры с государственными предприятиями и получать с них наличные деньги (и, таким образом, "зарабатывали" на конвертации безналичных денег в наличные, получая при этом значительный "навар"). Некоторые из этих фирм заработали первые миллионы, используя право на покупку импортных товаров по официальному курсу (доллар = 63 копейкам) и получали прибыль в тысячу процентов, заодно подкармливая "присматривающее" за ним партийное начальство.
      К 1988 г. относится начало так называемой "номенклатурной приватизации" (некоторые социологи и экономисты называют ее "приватизацией государства государством"), точнее, приватизации государственной собственности верхушкой номенклатурной бюрократии, технократии, чиновничества. Упраздняются ряд министерств и главков, то есть на деле они не ликвидировались, а переименовались в концерны, акционерные объединения (в частности, министерство нефтяной и газовой промышленности превратилось в концерн "Газпром" и другие объединения). Но это было не только переименованием, а превращением государственной собственности в акционерную или, чаще, государственно-акционерную собственность.
      Распад СССР и гайдаровские реформы ускорили этот процесс. "Ваучерная приватизация", заявленная как "народная приватизация", оказалась для народа обманной: акции предприятий, подавляющее большинство которых были убыточными или бесприбыльными. в которые непосредственно или через чековые инвестиционные фонды вкладывались ваучеры, как и следова
      [433]
      ло ожидать, оказались с мизерным или нулевым доходом. Зато она добавила "жирка" возникающей бизнес элите, которая вкладывала ваучеры, скупая их по дешевке у населения, в высокодоходные предприятия, доступ к покупке которых был ограничен, например, акции того же "Газпрома", которые можно было перепродать по высокой долларовой котировке, или акции газеты "Известия". Небольшая часть этих акций доставалась работникам этих предприятий, а львиная доля - дирекции (примерно 5% акций, что, как в том же случае с "Газпром", делала членов директората богатыми людьми), чиновникам и уже разбогатевшим бизнесменам. Изрядный куш получили представители теневой экономики, спекулянты, фарцовщики, кто уже поднакопил денежные средства и за бесценок мог скупить приватизируемые предприятия или солидные пакеты их акций.
      Многие директора предприятий настояли именно на тех способах разгосударствления, которые, если и не дали им контрольные пакеты акций, то их значительную часть. Директора и другие руководители предприятий, имевшие право на 5% акций (что само по себе составляет круглые суммы, если иметь в виду огромные предприятия, особенно модернизированные), не удовлетворившись этим, скупают (обычно через подставные фирмы) акции у собственных рабочих и служащих, часто не получающих вовремя зарплату. В результате государственного протежирования (со стороны коррумпированной элиты) небольшие группы людей получили доступ к огромным богатствам.
      Не удивительно, что подобная ублюдочная приватизация не привела к созданию сильного среднего класса, который мог бы стать опорой стабильной социально-политической системы, а привела лишь к обогащению "новых русских", многие из которых либо сами вышли из партийного и государственного чиновниче
      [434]
      ства СССР, либо были близки к нему, пользовались его покровительством. "Новые русские" ошеломили не только соотечественников, но и европейцев размахом своих трат, стремлением к роскоши, вульгарностью своих вкусов. Это "яростное" потребление - реакция на нестабильность социально-экономического положения в России, опасность все потерять. Так, в 1995 г. Россия купила больше престижных моделей "Мерседесов", чем любая европейская страна. Характерно, что сам Е. Гайдар вынужден был согласиться с тем, что проведенная в стране приватизация - приватизация номенклатурная, заметив при этом, что иной и быть не могло: "везде и всегда перераспределение собственности протекало в интересах правящей элиты"(1).
      Директора получили значительную независимость от государственного контроля. Вступая в сделки с чиновниками, финансовыми структурами, они приватизируют предприятия, основные фонды которых продаются по "остаточной стоимости", во много раз меньшей, чем их реальная стоимость. Особую роль в экономической элите играет элита финансовая. В августе 1988 г. был зарегистрирован первый коммерческий банк. Большинство первых коммерческих банков было прямо или косвенно связано с партийными деньгами, а также комсомольско-молодежными. Президенты и директора банков превратились в крупных собственников (их обогащение легко был предвидеть - ведь от них зависело дать или не дать какой-то фирме кредит и на каких условиях).
      Еще одна база рекрутирования бизнес-элиты - легитимизация существовавшей и ранее "теневой" экономики, представители которой создали фирмы, заполненные выходцами из криминальной или полукриминальной среды; бывшие "фарцовщики" и спекулянты
      ---------
      (1) Известия. - 10.01.1995.
      [435]
      стали "отмывать" свои капиталы, легализоваться. Переплетение интересов чиновников и бизнес-элиты, связанные с системой льгот, привилегий, лицензий, низкопроцентных кредитов - основа формирования класса криминально-бюрократической буржуазии.
      В 1988-1990 годах в России появились долларовые миллионеры, очень скоро их становится несколько тысяч, появляются мультимиллионеры и, наконец, миллиардеры. Вот как кучка людей стали миллионерами и мультимиллионерами. В начале 90-х годов они покупали нефть, металл, сырье за 1% от мировой цены, а потом, действуя "в связке" с правительственными чиновниками, продавали это за рубежом по их полной стоимости. Были введены лицензии и квоты на экспорт, а, значит, создалось широкое поле для злоупотреблений (огромные взятки чиновникам, раздававшим эти квоты). По оценкам А. Ослунда, бывшего в 19911994 гг. советником правительства России, люди, торговавшие сырьем и нефтью, прикарманили в 1992 г. 24 млрд. долл.(1)
      Во второй половине 90-х годов резко выросла финансовая мощь и влияние на политику олигархов Б. Березовский, Р. Вяхирев, Р. Абрамович, В. Аликперов, В. Потанин, В. Гусинский). Приход к власти В. Путина привел к резкому ограничению роли олигархов, их влияния на политику.
      Современную российскую бизнес-элиту и административную элиту вряд ли можно описать вне связи с криминальной элитой, с которыми та тесно переплетена. Именно эти связи бизнес-элиты с чиновничеством и криминальным миром - одна из причин, по которой так мал уровень иностранных инвестиций в российскую экономику. Как признал Е. Гайдар (что
      ---------
      (1) Аргументы и факты. -No 9. - 2000. - С.3.
      [436]
      соответствует социологическим опросам), лишь небольшая часть бизнес-элиты поддерживает радикальные рыночные реформы, большинство вписалось в криминально-бюрократический капитализм (так скорее всего можно назвать социально-экономическую систему современной России). Сращивание коррумпированного чиновничества с бизнес-элитой и мафией родило такого монстра, аналогов которого не было в истории России. Если искать в мире аналогии, то ближе всего к нам находятся социальные системы некоторых стран латинской Америки, такие как Колумбия. Причем то, что криминализация постсоветской России не является случайностью, подтверждается тем, что в еще большей мере, чем в России, криминализация имеет место в других странах бывшего СССР - в Таджикистане, в Грузии, в Азербайджане, в Казахстане, на Украине.).
      Запутанность, нестабильность, а главное, противоречивость одних российских законодательных актов другим порой не оставляет предпринимателям никакого иного выхода, как преступать закон, поэтому в преступники можно записать при желании почти любого из них. Все это очень выгодно чиновникам, могущим брать взятки за свою снисходительность, юристам, обслуживающим фирмы и особенно криминалитету.
      Сама российская преступность строится на принципах элитизма, ее возглавляет элита криминалитета - "воры в законе". В России отбывает наказание свыше миллиона человек. Но "воры в законе" как правило, за решетку не попадают... Стоит ли удивляться нулевому результату борьбы с преступностью, если она ведется (а порой и возглавляется) коррумпированными чиновниками. Для искоренения преступности нужно создание такого социально-доминантного слоя, который бы не только не допускал в свои ряды людей, нечис
      [437]
      тых на руку, но и подвергал бы их остракизму. Нужно чиновничество, которое бы связало свою судьбу с карьерой на государственной службе, которая была бы высоко престижной и гарантирующей обеспеченное будущее, так что опасность быть выброшенным из этой структуры была бы несоизмерима с возможностью нечестного обогащения.
      Региональная элита
      Теперь нам пора ввести еще одно измерение структурных элементов элит, где ось вертикальных властных отношений преобладает (или должна преобладать) над горизонтальными, тогда как отношения между различными функциональными общероссийскими элитами должны строиться, по нашему мнению, преимущественно по горизонтали. Иначе говоря, мы переходим к анализу соотношения общероссийских и региональных элит.
      Хорошо известно, что чем слабее власть центра, тем сильнее власть региональных элит. Именно этот процесс мы и наблюдали в России в 90-х годах, где власть явно смещалась от центра к периферии. Известно также, что преобладание центробежных сил, ослабление центральной власти опасно для целостности страны. Собственно, в опасности этого процесса мы убедились на примере распада Советского Союза. А не является ли этот распад моделью, показывающей возможную судьбу и Российской Федерации? Отвечая на этот вопрос, посмотрим на процесс распада СССР с точки зрения отношений между центральными и региональными элитами и их роли в этом процессе.
      Начнем с вопроса о том, кто выиграл от распада СССР (мы не будем говорить о республиках Прибал
      [438]
      тики, а только о республиках СНГ)? Народы всех этих республик пережили и переживают существенное падение своего жизненного уровня, возможностей для социальной защиты. Главная причина катастрофического падения производства в этих странах - разрыв хозяйственных, а также и культурных связей. Но есть по крайней мере одна социальная группа, которая оказалась в выигрыше, подняла свой статус, свое богатство. Это - элиты бывших союзных республик (а также бывших автономных республик и областей, региональные элиты). Именно республиканские элиты были основными двигателями распада СССР (в том числе и элита РСФСР, ибо провозглашение суверенитета РСФСР ускорило процесс дезинтеграции страны).
      Недавний исторический опыт нашей страны говорит не только об опасности центробежных сил в России, но и об опасности силового давления центра, игнорирующего местные особенности, местные традиции. Опыту отношений центра с Чечней противостоит опыт отношений с Татарстаном. Дезинтеграция СССР - это предостережение для россиян, тот негативный опыт, который неумолимо маячит на российском горизонте в том случае, если общероссийские элиты будут проводить негибкую и недальновидную политику в отношении с регионами и региональными элитами. Эта политика должна быть не только гибкой, но в то же время и твердой, принципиальной. Дезинтеграционные процессы породили феномен регионализации как реакцию региональных элит на слабость центральных властей, их неспособность создать адекватную интересам народа концепцию государственного и социально-экономического строительства.
      Ослабление центральной власти в 90-х годах привело к укреплению власти местных элит, к их стремлению воспользоваться слабостью общероссийских элит для укрепления собственных позиций, роста своей ав
      [439]
      тономии от центра. Соотношение сил между центром и регионами радикально изменилось. В 90-х годах не только регионы ищут в Москве высоких покровителей, а московские кланы и элитные группировки ищут поддержки регионов в своей борьбе за власть. Роль центра неуклонно падала. Амбиции национальных и региональных элит - один из источников напряженности в нашем обществе. Именно они являются движущей силой движения за суверенизацию, в котором эти элиты стремятся упрочить свое положение, уменьшив зависимость от центра, порой обособляясь от него. И тут опять-таки следует помнить опыт, связанный с распадом СССР, когда разрыв традиционных экономических связей привел к росту разочарования, увеличил бедствия народа. Одной из составляющих процесса разрушения и расшатывания российской государственности является эгоизм и властолюбие политических элит некоторых титульных этногрупп, проводящих политику дискриминации лиц нетитульной национальности, прежде всего при рекрутировании элит национальных республик. И не случайно, что большинство россиян с одобрением встретила действия В. Путина по укреплению властной вертикали в России.
      Постсоветская региональная политико-административная элита начинает формироваться в начале 90-х годов. В большинстве регионов на ключевых властных постах сохранились представители бывшей партийной и советской элиты. Причем там, где в начале 90-х годов губернаторов назначал Б. Ельцин, подходя к назначению, как правило, с политическими критериями (из политиков, которые в 1991 г. выступали против ГКЧП), обнаруживалось, что почти у всех них была ахиллесова пята - они пришли во власть, не имея своей команды; власть на местах, принадлежавшая бессменному чиновничеству, сформировавшемуся по
      [440]
      большей части в советские времена, не принял их (Ельцин был вынужден некоторых губернаторов, назначенных его указами, затем отстранять от должности другими указами). С ведением системы избрания губернаторов во многих областях были избраны губернаторы, находящиеся в оппозиции к центральной власти. К этому толкала ситуация в большинстве регионов России - невыплата в срок зарплаты, ухудшение социального обеспечения.
      Стремительное повышение роли и статуса региональных (республиканских) элит, которые в советское время были всего лишь послушными проводниками политики верхов, оказалось не подкрепленным организационно; российская провинция испытывает дефицит квалифицированных лидеров и элит, носителей свежих идей. В провинциях сформировались кланы (впрочем, многие из них сохранились со времен партноменклатуры). Региональная элита в ее современном виде сформировалась из выходцев из бывшей партноменклатуры, которую кое-где потеснили активисты демократических партий, а также из хозяйственных руководителей. Выше уже отмечалось, что в большинстве регионов России радикальной смены элит не произошло. Правда, есть и иные примеры. Политологи пишут о "муниципальной революции" начала 90-х годов в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и некоторых других городах. Но это, скорее, исключения, подтверждающие правило. У региональной элиты - свои "правила игры" - не через демократические институты, а через традиционные отношения номенклатурного и постноменклатурного патроната. Население почти всецело зависит от "начальства". В этих отношениях взятка играет еще большую роль, чем в центре (и она менее маскируется), эта элита более самоуверенна, ибо знает, что простому человеку с ней трудно бороться. Старые фигуры (старая элита) в но
      [441]
      вых интерьерах - повсеместная картина в регионах. В телефонном справочнике административных и хозяйственных руководителей Воронежской области 1994 г. почти сплошь те же имена, что и в подобном справочнике 1990 г. В 39 районах области из 39 руководителей лишь 5 - новые(1). Порой региональные руководители сидят в тех же кабинетах, в которых они сидели в советские времена, изменились лишь названия их должностей. Новая старая номенклатура осуществляет власть в Татарстане: в корпусе глав городских и районных администраций в 90-х годах из 57 человек 37 - бывшие партноменклатурщики. Быстрые переодевания в новые одежды не затронули номенклатурной системы, только ее носители сменили идеологические ориентиры. В провинции, увы, особенно справедлива фраза о том, что чем больше перемен, тем больше все остается по-старому.
      Президент В. Путин начал свою деятельность с укрепления вертикали власти, с приведения законодательства всех субъектов РФ с федеральными законами, борясь с центробежными тенденциями, с теми региональными лидерами, которые чувствуют себя в своих регионах в роли феодальных баронов, Естественно, что такая политика вызвала противодействие со стороны ряда региональных лидеров, Проблему отношений центра и регионов нельзя считать решенной.
      Культурная элита
      В структуре российских элит культурную элиту мы поставили на последнее место по причине малого влияния ее на управленческие решения в стране, по ее малому престижу в современной России(2). А в норматив
      ---------
      (1) Известия. - 14.07. - 1994 г.
      (2) Характерно, что социологический опрос культурной элиты Москвы, проведенный в ноябре-декабре 1999 г. показал, что половина опрошенных (44,9%) ответили, что у них нет ощущения своей принадлежности к элите (Элита Москвы. -М., 1999. - С. 51). Самооценка культурной элиты настолько низкая, что она граничит с явлением, которое психологи характеризуют как кризис идентичности.
      [442]
      ном плане именно культурная элита должна занимать первое место среди социально-доминантных групп общества, среди других функциональных элит. Ибо подлинная элита человечества - это прежде всего духовная элита; она призвана генерировать новые идеи, ставить и решать смыслобытийные вопросы, освещать своему народу и всему человечеству пути в будущее. Под элитой интеллигенции мы имеем в виду не просто людей, профессии которых связаны с преимущественно умственным трудом (это - интеллектуалы), а людей с обостренным чувством справедливости, людей, ориентированных на гуманистические ценности. Это слой людей, традиционно критически относящийся к власти, обычно и не рвущиеся к ней. Потому-то интеллигенция не избалована симпатиями властей, хотя последние почти всегда пытаются ее подкупить, поставить к себе на службу и, когда им это удается, коррумпированные интеллектуалы перестают быть подлинной интеллигенцией.
      Именно культурная элита более всего соответствует самой этимологии термина "элита" (или, по крайней мере, наиболее близка к нему), это именно лучшие, наиболее способные, творческие, могущие найти нетривиальные решения проблем, стоящих перед страной, человечеством, расширить его интеллектуальные горизонты, обнаруживающие узость рамок прежних подходов и выводов. Интеллигенция как элита - нравственный фермент общества, это те, кто принимает на себя ответственность за все, происходящее в мире - и
      [443]
      за свою социальную группу, и за свой народ, и за весь мир (так понимал элиту, в частности, X. Ортега-и-Гассет). Если принять в соответствии с В. Парето расчленение власти на ту, которая основана на силе и ту, которая основана на убеждении, то политическая элита является носителем первой, а культурная элита - второй. Именно элита интеллигенции - зачинатель и катализатор прогрессивных процессов, в том числе модернизации общества, движения его к индустриальному и далее - к постиндустриальному.
      В отличие от коррумпированных интеллектуалов и увенчанных лаврами лизоблюдов власти интеллигенция не имеет привилегий, ее труд не оценивается высоко в материальном отношении. Принимая за элиту политическую элиту социальную группу, выполняющую властные функции в обществе, мы неминуемо сталкиваемся с противоречием функционального и ценностного подходов к элите. Ибо элита, с одной стороны, - это функция (политическая элита выполняет функцию управления государством), с другой стороны - это качество (и, как видим, именно элитными качествами наша, да и не только наша политическая элита не обладает); именно нормативный, ценностный подход обнаруживает подлинную элиту человечества в культурной элите, творящей новые культурные образцы.
      В доброе (или недоброе) старое время в нашей стране часто говорилось: "интеллигенция (писатели, художники и т.д.) в долгу перед народом". Если это суждение справедливо, оно, во всяком случае односторонне, ибо народ, по меньшей мере так же в долгу перед своей интеллигенцией, которую он в советское время не защитил от поругания начальства, от страшных репрессий, а ныне она брошена в стихию рынка, став одной из низкооплачиваемых страт населения. Россия претерпела много бед именно из-за уничтожения в XX
      [444]
      веке большой части элиты интеллигенции - ценнейшего генофонда нации, что привело к деградации или одностороннему развитию культуры в стране. Изгнание из страны и истребление части (причем лучшей части) интеллигенции в советское время, снижения ее статуса и жизненного уровня в постсоветское время может привести лишь к одичанию и деградации общества в целом.
      В советский период после репрессий и высылки элиты интеллигенции и ухода во "внутреннюю эмиграцию" многих других, значительная часть оставшихся была "приручена", интегрирована в советской социально-политической системе, индоктринизирована, была в определенной мере допущена в официальные структуры государственного аппарата, утратила важнейшую функцию культурной элиты функцию критики власти. Известно, что внутри элиты существует естественная неоднородность; в культурную элиту входят те, кто внес наибольший вклад в генерирование нового знания (научная элита) или в создание новых форм эстетического освоения действительности, кто внес наибольший вклад в развитие культуры - русской и мировой. В советский же период оказалась полностью искаженной иерархизация внутри интеллигенции. Формальная и неформальная структура культурных элит разительно отличалась друг от друга. Стоявшие во главе Союза писателей Г. Марков или Союза художников Н. Пономарев отнюдь не были самыми выдающимися, талантливыми, уважаемыми, но - зато они были одобряемые политической элитой. Или сравним формальную и неформальную элиты советской философии 30-х - 70-х годов. Формальную представляли академики М. Б. Митин, П. Ф. Юдин, Ф. В. Константинов, Г. Ф. Александров, Л. Ф. Ильичев, П. Н. Федосеев. Ни один из них не был выдающимся философом. Это были партийные чиновники от филосо
      [445]
      фии. А неформальная, подлинная элита этого периода - это совсем другие люди - это А. Ф. Лосев, В. Ф. Асмус, Э. В. Ильенков, М. К. Мамардашвили.
      Интересны механизмы отбора в культурную элиту: тут возникает социальный фильтр, который либо способствует пропуску и отбору лучших, наиболее талантливых, либо препятствует подлинной, естественной иерархизации. Так, при советской власти обрушивались репрессии на "идеологически чуждых" писателей, художников, таких как М. Зощенко, А. Ахматова, Э. Неизвестный и, напротив, поддерживались дутые фигуры. Иначе говоря, официальная формальная иерархизация людей культуры бросала вызов подлинной дифференциации по критериям таланта, оригинальности, творческих вкладов в развитие культуры(1). В перестроечный и постперестроечный период многие дутые и "от начальства поставленные", пользуясь словами М. Е. Салтыкова-Щедрина, были сброшены с пьедесталов. Увы, это не сделало постсоветскую культуру и ее элиту процветающей; культура деградирует уже по иной причине: она брошена в пучину рыночных отношений, где процветает массовая культура, обладающая массовым спросом, и опять-таки на поверхности - отнюдь не самые талантливые. Сохранение и развитие культурной элиты, во многом определяющей интеллектуальный потенциал страны, является важнейшей общенациональной задачей.
      Культурную и прежде всего научную элиту можно дифференцировать на технократическую и гуманитарную. Первая выступает с программой рационализации социальной жизни, сделав ее функциональной требованиям индустриальной и постиндустриальной цивилизации. Не случайно, что в политической и научной
      ---------
      (1) См. подробнее: Интеллектуальная элита Санкт-Петербурга. - СПб. - 1993 г. - Ч. 1.
      [446]
      элите советского периода до конца 80-х годов преобладали люди с техническим образованием. Горбачевская программа "ускорения" также ложится в русло технократического мышления (недаром в ней говорилось о "человеческом факторе": человеке как "факторе" производства). Напротив, в оппозиции конца 80-х - начала 90-х годов преобладала гуманитарно-ориентированная интеллигенция. Первая ориентация характерна для апологетов индустриального общества, вторая гуманистически трактует постиндустриальное общество. Важная функция интеллигенции --защита общества от политической элиты. Если же она питает власть, поставляя интеллектуалов, становящихся функционерами власти, она рискует потерять качество интеллигенции. Вспомним различение, введенное А. Солженициным - интеллигентов и "образованцев", из которых формируется номенклатура и неономенклатура.
      Культурная элита видит свое призвание в том, чтобы поднять духовность россиян, сформулировать общенациональную идею, цели и пути развития страны. Эти цели, во-первых, экономические - подъем производства, достижение высокого уровня жизни. Но для российского менталитета, российской культуры приоритетными являются цели надэкономические, как более возвышенные, прежде всего, нравственные, и подлинная элита России - не элита потребления, а элита духовности.
      Опасен разрыв между элитой (в том числе культурной) и массой. "Западнические" и "почвенические" модели обустройства России, которые предлагает ряд представителей культурной элиты, разительно отличаются от массовых ожиданий. Замкнутость элиты на себе самой делает ее планы заведомо утопичными, заведомо провальными, как попытка перенести западные экономические модели на Россию, игнорируя ее культурные традиции, в условиях вакуума власти и от
      [447]
      торжения конкурентной этики. Если элита будет отождествлять свои ценности с западными, в то время, как большинство народа находится в другом цивилизованном поле, это будет трагедией элиты и трагедией народа. Однако помимо западнического эпигонства и недоверия к российским культурным традициям, нашу элиту и наш народ ждет еще большая трагедия, если победит та часть культурной элиты, которая ориентирована на "почвеничество", на изоляниционизм и ксенофобию. Да, мы решительно против массово-культурной экспансии против России, угрожающей ее культуре, но мы за самые широкие контакты на уровне высокой культуры. От нашей культурной элиты народ ждет принципиально новых, нетривиальных решений и подходов к судьбам нашей страны; выход - в такой модернизации общества, которая не будет означать отказа от его лучших культурных традиций, и вместе с тем не будет отказом от достижений современной цивилизации, но движением к постиндустриальному обществу с сохранением своей идентичности, своих особенностей, иначе говоря, к культурному синтезу.
      Взаимоотношение элит: конфликт или консенсус?
      Если вопрос - произошла ли на рубеже 80-х и 90-х годов смена элит или дело ограничилось их трансформацией, до сих пор вызывает споры, то переход от единой властвующей элиты периода тоталитаризма к усложнению структуры элит и, более того, к элитному плюрализму - несомненен. Этот переход - составная часть движения общества от тоталитаризма к демократии.
      Советская элита, если и не была монолитом (в ней
      [448]
      можно было различить функциональные элиты, например, технократическую, культурную, да и в самой политической элите имелись различные клиентарные группировки), то во всяком случае отличалась высоким уровнем сплоченности и единства, прежде всего идеологического, а также организационного (признание руководящей роли партии, лидирующей функции ЦК КПСС) и, соответственно, высокой дисциплиной, располагала высоким мобилизационным потенциалом. Постсоветская элита обладает значительно более сложной структурой, она плюралистична, интересы ее структурных элементов могут существенно различаться, порой центробежные силы внутри нее превосходят центростремительные, хотя общие интересы, связанные со стабилизацией социально-политической системы, ее объединяют. Структура постсоветских элит в этом плане более приближается к структуре элит развитых демократических стран, таких как США, включающих политическую элиту (правящую и оппозиционную), экономическую, культурную и т.д.
      Действительно, в тоталитарной системе элита слитна, это общество не может терпеть плюрализм ни в чем (вспомним "бульдозеризацию" выставки живописи) и тем более элитного плюрализма. Напротив, в развитом гражданском обществе, где существуют группы с различными интересами и для нормального функционирования политической системы существенно важен учет интересов этих групп, естественен элитный плюрализм. Советская элита была единой. Разве Сталин потерпел бы раскол элит? Эту элиту объединял общий интерес - поддержание советской системы. В постсоветской России существует не только элитный плюрализм, но и разобщенность и борьба группировок внутри политической элиты; клановый и групповой эгоизм
      [449]
      внутри элиты ведет к междоусобным стычкам, к нестабильности(1).
      А что принес России переход от единой к плюралистичной элите? И -более широко - что лучше для народа вообще - единая элита, плюралистическая элита, но добившаяся консенсуса внутри себя по основным ценностям, или же элита, находящаяся в состоянии конкуренции между различными функциональными элитами или даже конфликта между различными группировками политической элиты? На первый взгляд, ответ элементарен: единая элита, действующая согласованно, предпочтительна конфликтующей элите. Но не будет ли такой ответ поверхностным и односторонним? Может быть и вариант монолитной элиты, и вариант элиты, раздираемой конфликтами - "оба хуже", оба противоречат интересам масс. Если элита монолитна, роль народных масс минимизируется, эта элита склонна к авторитарному правлению, часто не получая отпора. Но если идет война элит, страдает опять-таки народ. Р. Арон считал, что тут мы имеем дело с выбором между стабильностью и свободой. Конфликтующие элиты - угроза для стабильности политической системы. Но монолитные, бесконфликтные элиты - это угроза для свободы народа, превращение его в объект управления элиты(2). Различие элит, разделение труда между ними, их взаимная конкуренция и критика делает народ посредником и верховным судьей в этом споре, элиты ищут поддержки у народа, они вынуждены выражать не свои узкогрупповые интересы, а интересы народа, ибо иначе победит конкурирующая элита. Од
      -----------
      (1) Приведем характерный для ситуации в современной России пример. Как показали результаты опроса российской элиты в 10 крупных городах России, проведенного исследовательским центром РОМИР, 53,5% политической элиты считают нереальным отказ от "черных" выборных технологий (газета "Время". 16.11.2000 г.).
      (2) Арон Р. Демократия и тоталитаризм. - М., 1993 г.
      [450]
      нако от борьбы элит страдает стабильность политической системы, и когда борьба доходит до конфликта, до междоусобицы - опять-таки страдает народ. Постоянные перемещения и "разборки" в позднеельцинскую пору надоели обществу, и оно предпочло твердое руководство В. Путина. По-видимому, и монолитность, и конфликт элит - крайности, нужно искать оптимум в отношениях между элитами. В развитой демократии конкуренция элит - это "игра по правилам", а не битва на жизнь или на смерть, которая приводит к кровавым столкновениям. Народ, играя роль арбитра, выбирает одну из элит, оставляя для другой возможность победить в следующей избирательной кампании и не допуская установление диктатуры победившей элиты.
      Но хотя мы констатировали, что структура новых российских элит все более приближается к структуре элит современных развитых стран, в том числе США, существует и значительное различие между этими структурами. В России абсолютное верховенство принадлежит политико-административной элите, ею охвачены решающие командные позиции. Еще сильны традиции не правового, а полицейского государства, традиции тоталитарного и авторитарного периодов российской истории, когда эта элита по существу бесконтрольно распорядилась страной, а отношения между различными функциональными элитами были строго иерархизированы, это были вертикальные властные отношения: все элиты были подконтрольны политической и не могли бросить ей вызов. Сохранились и традиции чрезмерной персонификации власти (царя-батюшки, генсека, президента). Политические элиты до сих пор считают себя вправе командовать прочими социально-доминантными группами, ориентируясь на вертикальные структуры власти. А в условиях гражданского общества должны преобладать как раз горизонтальные связи. Социально-доминантные группы действуют в
      [451]
      пределах своей компетенции, пусть даже политическая элита играет роль "стратегической элиты" (термин С. Келлер). Все элиты, обладая относительной самостоятельностью в демократическом обществе, стремятся усилить свое влияние на власть. Итак, монопольная власть политической элиты - наследие прошлого, которое должно быть полностью преодолено.
      Таким образом, конфронтация элит опасна для стабильности социально-политической системы, она неминуемо ведет к ослаблению, а то и дискредитации власти. Но и другая крайность-единая, монолитная элита опасна для масс, минимизируя их роль в политическом процессе, который творится элитой за закрытыми дверями. Поэтому в политическом процессе важно найти оптимум в отношении элита-масса.
      Пока же элитные группы российского общества - одни из наиболее конфликтных групп России. Социальные изменения последних лет привели к глубоким расколам и конфликтам внутри элиты. Конфликт элит или конфликт группировок внутри определенной элиты особенно опасен, когда он приобретает криминальный оттенок, что, увы, становится правилом российской жизни, с вываливанием "компромата" на политического противника и даже с убийством по политическим мотивам. Если конфликтная теория элит полагает, что существует единая правящая элита, предполагая совпадение господства, власти, собственности, то функционалистская теория исходит из плюрализма элит, из того, что распределение власти, богатства между социально-доминантными группами, занимающими различное положение в обществе, определяется их функциональной значимостью в системе власти (для политической элиты), в системе отношений собственности (для предпринимательской элиты), в системе науки, культуры (для интеллектуальных элит). Функционалистская концепция элит предполагает различие
      [452]
      между системами ценностей, которым отдается приоритет (власть-для политической элиты, финансовые ресурсы - для бизнес-элиты, культурные инновации и их социальное признание - для интеллектуальных элит). К заслугам функциональной теории элит относится выявление групп, оказывающих давление на элиты (прежде всего, политическую элиту), выявление элитных групп, опосредующих отношения между политическими и предпринимательскими элитами, определение механизма этого влияния (от лоббизма до воздействия на средства массовой информации, финансирования политических партий и избирательных кампаний). При таком подходе порой элитные группы отождествляются с группами давления, которые не имеют фиксированной социальной позиции в структуре общества. Идея плюрализма элит оборачивается отказом от фиксации социальной иерархии элит, их социального статуса, исходит из их динамизма.
      Для стабильного государства важно поддержание динамического равновесия между различными группировками элит. Поскольку складывающийся российский истеблишмент заинтересован в социальной стабильности, доминирование одной элиты должно уступить место диалогу элит, учету интересов других социально-доминантных групп, горизонтальным связям между элитами. Плодотворны подходы к феномену власти, не отождествляющие ее с господством, делающие упор на достижение согласия и разделения функций и полномочий между различными социально-доминантными группами. Хотя ни бизнес, ни культура не отгорожены от связи с властными отношениями, функцию правящей элиты можно видеть не в господстве, а в достижении консенсуса социально-доминантных групп и, более широко, всех классов и социальных групп общества, учете их специфических интересов при принятии политических решений. Для демократической полити
      [453]
      ческой системы должны существовать горизонтальные связи элит (а еще лучше, если они преобладают над вертикальными). Нам не следует сохранять жесткие вертикальные связи в отношениях социально-доминантных групп, являющихся референтными группами для населения; задача - наладить плодотворный диалог между ними, найти баланс сил между различными элитами, утилизировать потенции каждой из элит на благо общества (ухода от конфликтов, в которых победа любой из элит означает ущерб для общества).
      Курс на российские реформы не может осуществиться без квалифицированной политической элиты, без элиты предпринимателей, без научной элиты, разрабатывающей программу реформ. Важно найти механизмы, снимающие конфронтацию элит ради сохранения таких базовых ценностей, как целостность страны, благосостояние ее народа; отсюда - важность выработки механизмов нахождения компромиссов, партнерства внутри элит и между ними. Оптимальна такая система отношений между элитами, когда преобладает не тенденция конфронтации, но эффективного взаимодействия, понимание того, что функции различных социально-доминантных групп общества взаимодополнительны, и компромисс между элитами - в интересах их самих и общества в целом. Взаимодействие и сотрудничество элит - важное условие социального развития, основанного на партнерстве, важный элемент неконфронтационного развития.
      В заключение сравним модели структуры политической власти в США и России с точки зрения монизма или плюрализма элит, рассмотренные нами в предыдущей и настоящей главах. Мы можем констатировать, что в большей части политической истории России эта модель приближалась к монистической элите. Тенденция к монизму и тенденция к плюрализму элит - это два полюса, которые причудливо взаимодействовали в
      [454]
      российской истории (это переходы от сильной, авторитарной монархической власти к ослаблению центра и усилению боярской автономии в "смутное время" конца XVI - начала XVII вв., или междоусобицы дворянских элит в послепетровский период XVIII века). Все же большая часть ее истории падает на сильную монистическую элиту. Отметим вместе с тем, что авторитарная власть, не допускавшая существования сильной, автономной, независимой от себя элиты, вела к застою общества. Одной из главных причин отсутствия в России демократической плюралистической модели элитного взаимодействия была слабость дореволюционной российской буржуазии, ее неспособность стать контрэлитой и руководителем процесса модернизации России, создания гражданского общества.
      Пик элитного монизма падает, разумеется, на советский период, когда тоталитарная элита жестоко подавляла все отклонения от "генеральной линии" ЦК КПСС. Отход от этой монистической модели наметился в конце периода перестройки (1987-1991 гг.). И только постсоветский период истории России стал периодом движения ее к плюрализму элит.
      Напротив, американская модель политической системы представляет собой в своей основе модель плюрализма элит. И уже поэтому постсоветский период с его ростом плюрализма элит можно считать приближением российской модели политической системы к американской. Но монизм и плюрализм элит- это два плюса, это идеальные модели структуры элит в веберовском смысле. И поэтому нельзя абсолютизировать и плюрализм американских элит (в предыдущей главе мы видели сильную тенденцию к единству американских элит, когда дело касалось ключевых вопросов американской социально-политической системы, американской системы ценностей).
      [455]
      ЛИТЕРАТУРА:
      Афанасьев М. Н. Правящие элиты и государственность посттоталитарной России. - М. - Воронеж, 1996.
      Афанасьев М. Н. Клиентализм и российская государственность. - М., 1997.
      Ашин Г. К. Современные теории элиты. - М., 1985.
      Ашин Г. К., Охотский Е. В. Курс элитологии. - М., 1999.
      Ашин Г. К., Понеделков А. В., Игнатов В. Г., Старостин А. М.. Основы политической элитологии. - М., 1999.
      Гаман О. В. Политические элиты России. Вехи исторической эволюции -. М., 1998.
      Черноус В. В. Правящие элиты дореволюционной России. Ростов-на-Дону. 1999.
      Панарин А. С. Российская интеллигенция в мировых войнах и революциях XX века. - М., 1998.
      Понеделков А. В. Политическая элита: генезис и проблемы ее становления в России. - Ростов-на-Дону, 1995.
      [456]
      Тема 10. Рекрутирование элит в России и США
      Важная задача политической науки... определение возможностей и путей повышения качества элиты. Объективные критерии этого качества... результаты ее управленческой деятельности, синтетическим показателем которых является состояние страны в целом, качество жизни ее населения... процветает страна или находится в состоянии упадка, каков жизненный уровень населения, его культуры, насколько свободен народ, насколько реализуются его творческие потенции, насколько обеспечена его безопасность... внешнеполитическая, экономическая, экологическая. Субъективные критерии оценки качества элиты... ее интеллектуальный потенциал, ее нравственные устои, ее культурный и образовательный уровень.
      Очевидно, что качество элиты во многом зависит от принципов ее рекрутирования. Известно, что политическое рекрутирование... это вовлечение людей в активную политическую жизнь. И важнейшее место в нем занимает процесс рекрутирования политической элиты, посредством которого формируются законодательные и исполнительные органы государства, правительственный аппарат, руководящие кадры государственных учреждений. Исследовать процесс этого рекрутирования... значит исследовать политический
      [457]
      процесс с точки зрения того, как люди вовлекаются в политику, выдвигаются на руководящие политические посты (в том числе становятся политическими лидерами), устанавливают политические контакты, как они делают политическую карьеру.
      1. Типологии рекрутирования элит
      В стабильных политических системах рекрутирование элиты институтизировано, то есть осуществляется в соответствии с тщательно разработанными процедурами (обычно освященными традициями), в результате чего персональный состав элиты с большей или меньшей периодичностью обновляется, а сама политическая структура остается в значительной степени неизменной. По-иному обстоит дело в условиях крутой ломки политической системы, в периоды политической нестабильности. Тогда происходит трансформация или смена элит; люди, занимавшие ключевые позиции в государственном управлении, лишаются своих постов; возникает много вакансий, которые заполняются с нарушением обычных рутинных норм. Недостатка в желающих занять элитные позиции общество никогда не испытывает, что стимулируется высоким статусом управленческой деятельности, престижем, возможностью получения ряда привилегий, в том числе материальных. Иное дело... насколько квалифицированными оказываются новобранцы на элитных позициях, каковы их моральные и деловые качества.
      Не вызывает сомнения, что проблема рекрутирования элиты тесно связана с вопросом о социальной стратификации и социальной мобильности. Как известно, социальная стратификация - это дифференциация общества, ранжирование его членов (а также социальных групп) на основе таких критериев, как соци
      [458]
      альный статус и роль индивидов в социальной системе, это ранжирование социальных групп и индивидов по таким основаниям, как распределение материальных благ, социальный престиж, профессия, образование, участие во властных отношениях и т.д. Социальная стратификация не есть нечто неподвижное, постоянное. Изменение индивидом или социальной группой своего места в социальной структуре называется социальной мобильностью. Это понятие было введено в науку великим русским (затем американским) социологом П. А. Сорокиным и глубоко раскрыто в его классической работе "социальная мобильность", изданной в 1927 году. Главное внимание автор уделил исследованию переходов, перемещений из одних социальных слоев в другие. Естественно, что в проблеме социальной мобильности особое внимание исследователей привлекает восходящая мобильность в элитные слои. Собственно, проблема рекрутирования элиты может по праву считаться частью более широкой проблемы восходящей мобильности.
      Власть элиты ("аристократии" по Сорокину) стабильна, когда последняя состоит из мудрых, талантливых, решительных людей и потому не боится конкуренции со стороны выходцев из социальных низов. Когда же элита слаба, бесталанна, "головастики", родившиеся в более низких стратах социальной пирамиды (люди, обладающие умом, высокими способностями, в том числе способностями к лидерству), не допускаются к элитным позициям, социальный баланс в обществе нарушается, социально-политическая система общества становится неустойчивой. И тогда этой дряблой аристократии нужны барьеры против восходящей мобильности этих "головастиков". Но последние раньше или позже выходят из "социальных подвалов", и барьеры на пути этой восходящей мобильности выходцев из
      [459]
      низов разрушаются, и тогда заработают новые принципы рекрутирования элиты(1).
      Таким образом, системы рекрутирования элиты с течением времени изменяются. И можно согласиться с американским элитологом Р. Путнамом, что каждая социально-политическая система вырабатывает разветвленную технологию разделения людей, жаждущих власти, от тех людей, которые действительно занимают эти позиции. Выработанные правила селекции служат нормами, управляющими восходящей мобильностью и рутинизирующими процесс рекрутирования элиты(2). Вряд ли стоит сомневаться в том, что по существу эти правила, эти стандарты стоят прежде всего на страже стабильности элит уже потому, что по большей части устанавливаются самими элитами.
      Итак, стратификация выступает прежде всего как ранжирование. "Почему общество ранжируется? И нужно ли вообще это делать?" - задает вопрос американский элитолог Э. Карлтон. - И если все-таки нужно, то на какой основе должно происходить это ранжирование? На основе социального происхождения, богатства, или же на основе талантов и заслуг?(3)
      При капитализме, по К. Марксу, основой классового расслоения является отношение к средствам производства, доступ к капиталу. М. Вебер подчеркивал роль социального статуса в системе социальной стратификации. Чем более сложным является общество, чем более развита в нем система разделения труда, тем более сложна, дифференцирована система статусных ролей, рангов. Американский элитолог Э. Карлтон различает
      ----------
      (1) Сорокин П. А. Человечество. Цивилизация. Общество. - М. - 1992. - С. 292.
      (2) Putman R. The Comparative Study of Political Elites, N. J., 1976, p. 52.
      (3) Carlton E. The Few and the Many. Typology of Elites. Scolar Press, 1996, p. 209.
      [460]
      элиты по рождению, богатству, по расовым и национальным признакам, по культуре. И ставит вопрос: "Соответствует ли ранг вкладу, который вносит человек в социальный процесс, его заслугам", или же этот ранг базируется на "социальном происхождении, получает ли он от общества больше или меньше?" Идеалом, по Карлтону, является меритократия - элита заслуг (подробнее о меритократии речь пойдет ниже).
      Собственно, подобную позицию разделяют многие, если не большинство современных социологов. А. Суонн, Дж. Мейнор, Э. Куинн, Э. Рейс пишут: "Элиты, по определению, контролируют большую часть материальных, символических и политических ресурсов. Они занимают высокие посты в иерархии статуса и власти, получив их по положению и заслугам"(1). Так вот по положению или по заслугам в этом и состоит, как нам думается, суть проблемы рекрутирования элиты. Как отмечают многие социологи, критерии более открытого или, напротив, закрытого характера рекрутирования элиты определяются тем, ориентированы ли те или иные социально-политические системы на критерии аскриптивности (предписанности) или ресептивности (достижений). Аскриптивный статус (ascriptive status) - это статус, связанный с унаследованными факторами, прежде всего, с социальным происхождением, тогда как ресептивный (receptive) статус основан на собственных достижениях (употребляется также причастие achieved). Именно последний критерий является индикатором открытости элитного рекрутирования и одновременно указывает на его меритократический характер(2). Ресептивность термин, который показывает, что тот или иной человек
      ---------
      (1) Swann A., Manor J., Qyen E. Elite Perception of the Poor. Current Sociology, v. 48, Jan. 2000, p. 46.
      (2) См.: Lerner R., Nagai A., Rothman S. American Elites. Yale Univ. New Haven, 1996.
      [461]
      попадает в элиту не благодаря предписанному, полученному по наследству статусу, богатству или связям, а собственным заслугам, способностям, трудолюбию. Таким образом, ресептивность указывает на результат собственных усилий человека, а не на наследственные привилегии (так, например, докторская степень не может быть унаследована от родителей).
      Система рекрутирования элиты имеет исключительную важность для политической системы; она может либо обеспечить более или менее равные возможности доступа к власти всем гражданам, либо ограничить эти возможности, а то и вовсе лишить этих возможностей. Одна из характерных черт подлинно демократической политической системы... создание возможностей для каждого гражданина достичь такого положения, которое дает ему право считаться членом политической элиты(1).
      В процессе рекрутирования политической элиты важнейшие моменты... широта ее социальной базы, круг лиц, осуществляющих отбор элиты (селекторат), наконец, процедура, механизм этого отбора. Опыт завершающегося тысячелетия свидетельствует о том, что закрытая элита, которая формируется из представителей узкого привилегированного слоя, воспроизводится на своей собственной ограниченной базе, неминуемо деградирует, загнивает, рано или поздно уступая место обществу с более открытой элитой, что ведет к изменению всей социально-политической структуры. И чем более закрытой является элита, чем уже ее социальная база, тем меньше у нее шансов продлить свое господство, выжить в соревновании с другими социально-политическими системами. Следует оговориться, что эта закономерность действует с наибольшей силой в тех
      -------
      (1) Eulau H., Czudnowski M. (eds). Elite Recruitment in Democratic Politics, N.Y., 1996, p. 24.
      [462]
      общественных структурах, где оказывается более развитой система социальных коммуникаций, в том числе связей между странами, культурами, цивилизациями. При отсутствии или малой развитости таких связей общество с закрытой элитой может весьма долго сохранять свою устойчивость.
      В целом можно сказать, что качество элиты зависит от способов ее рекрутирования, от того, насколько элита "прозрачна", открыта для наиболее активных, образованных, способных к инновациям людей из всех классов и слоев общества, а также от того, существуют ли заслоны на пути вертикальной социальной мобильности для людей случайных, нравственно нечистоплотных, т.е. действительно ли в элиту попадают наиболее достойные в нравственном и интеллектуальном отношении люди. Открытость элит... важный элемент "открытого общества" (термин К. Поппера), где высок уровень социальной мобильности. И, соответственно, закрытые, непрозрачные элиты... элемент "закрытого общества", где социальная мобильность низка или даже отсутствует. Закрытый тип рекрутирования элиты является исторически первым, тогда как второй является результатом развития политической системы, ибо требует для своего функционирования высокого уровня политической культуры. Первый тип характеризуется, прежде всего, узостью социальной базы этой элиты. Это... господствующий класс (слой, сословие), который и монополизирует политическую власть; все элитные позиции заняты его ставленниками. Закрытый тип рекрутирования элиты характерен для политической системы традиционного общества, а по отношению к современным политсистемам... для авторитарных и тоталитарных политических режимов. Поскольку данный тип рекрутирования элиты сужает социальную базу последней, препятствует занятию элитных позиций наиболее способными людьми из низших страт обше
      [463]
      ства, инакомыслящими и т.д., он обрекает политическую систему на застой, последняя неминуемо вырождается, утрачивает способность к эффективному управлению, по существу провоцирует образование контрэлиты, превосходящей правящую элиту по своим интеллектуальным и пассионарным показателям, которая использует недовольство масс существующей социальной системой для ее свержения, для смены элиты.
      Проблема рекрутирования элиты - предмет острых дискуссий, начиная с сочинений Конфуция и Платона. Отметим, что наиболее дальновидные идеологи традиционного общества, такие, как Конфуций, понимали недостатки закрытого типа рекрутирования элиты. Чтобы прорвать стену этой закрытости, Конфуций подчеркивал необходимость системы сдачи экзаменов на право занятия государственной должности. Плодотворные мысли о справедливом формировании правящего слоя высказал Платон. В связи с этим известный американский социолог Сьюзен Келер пишет, что основной идее Платона в этом вопросе - что элита должна обучаться и представлять собой меньшинство, основанное на компетентности и высокой морали - до сих пор никто не бросил серьезный вызов(1). С этой фразой можно согласиться лишь отчасти, с оговоркой: то, что компетентным и высокоморальным может быть только меньшинство общества - до сих пор остается гипотезой, а не аксиомой.
      Американский исследователь проблем рекрутирования элиты М. Чудновский предложил гипотезу, которая нам представляется обоснованной: в обществах, где социальная стратификация ригидна (жестка) и социальные изменения слабы, важнейшим критерием рекрутирования элиты является социальное происхожде
      ---------
      (1) Keller S. Beyond the Ruling Class. Strategic Elites in Modern Society. New Brunswick, 1991, p. XVI.
      [464]
      ние. В более открытых системах социальной стратификации выше уровень социальной мобильности, и, соответственно, социальное происхождение имеет меньшее значение. При этом в демократических политических системах особенно важен вопрос о репрезентативности элит.
      Собственно, данные об образцах селекции и рекрутирования элиты и помогают определить степень ригидности элиты. Причем при анализе рекрутирования элиты важны данные не только о мобильности индивидов и их восхождении на элитные позиции, но также (и даже в особенности) подъемы и падения отдельных социальных групп, целых классов внутри элиты. С. Келлер не без оснований считает, что в монолитном обществе, в котором правящий класс имеет эффективный контроль над политическим процессом, элитные карьеры зависят прежде всего от принадлежности к этому классу. Напротив, в плюралистическом обществе в фокусе внимания оказываются карьерные пути индивидуумов в элиты, особенно стратегические элиты(1).
      Поскольку, продолжает Келлер, никто не смог оспорить тезис о том, что управлять обществом должны "самые лучшие", талантливые, "целью рекрутирования элиты и является определение этих лучших, талантливых, хотя определение "лучший" варьируется(2). Ни один метод рекрутирования элиты не является раз и навсегда высшим или низшим, он должен быть функционален по отношению к социальным и культурным системам. Даже в демократических обществах нельзя пренебрегать важностью исследований социальных позиций претендентов на элитные позиции. Но именно селекция на базе заслуг стимулирует развитие творчества и инициативы, делает общество более динамичным.
      ------
      (1) Keller S. Op.cit., p. XIX-XX.
      (2) Ibid., p. 186.
      [465]
      Рекрутирование элиты всегда базируется на неформальных или формальных правилах. Как отмечают американские социологи Р. Лернер, А. Нагаи, С. Ротмен, "с течением времени критерии рекрутирования элиты изменяются, становятся более сложными и дифференцированными (поскольку само общество становится все более сложным). В прошлом они базировались на религии, классовой структуре, традиции, затем - на членстве в военной элите, позже - в административной бюрократии"(1). Можно сказать, что если на ранних стадиях всемирной истории закрытое рекрутирование политико-административных элит было абсолютно преобладающим, то в XX веке можно говорить о преобладающей тенденции открытого рекрутирования элит. Тем не менее, мы подчеркиваем, что говорим о тенденции, поскольку полностью открытой системы рекрутирования элиты, основанной исключительно на ресептивных качествах личности, до сих пор не существует, разве что в утопических сочинениях типа "Возвышения меритократии" М. Янга, да и это сочинение следует скорее отнести к жанру антиутопии.
      2. Особенности рекрутирования американских политико-административных элит
      Один из ведущих элитологов США Т. Дай так формулирует проблему рекрутирования американских элит: "Кто эти люди наверху? Как они пробрались наверх? Наследуют ли они свои позиции или же зарабатывают их, пробираясь по ступенькам институциональной иерархии?.. Есть ли возможность пробраться наверх людям обоих полов, всех классов, рас, национальностей?
      --------
      (1) Lerner R., Nagai A., Rothman S., Op. cit., p. 4.
      [466]
      Или же только белым, мужчинам, англо-саксам, выходцам из высшего и высшего среднего классов? Рекрутируются ли национальные элиты преимущественно из выпускников частных "именных" школ и университетов "Лиги Плюща""?(1)
      Но Дай исследует современное рекрутирование элиты США. Мы же начнем с короткого исторического введения, памятуя, что институт рекрутирования элиты не является чем-то неизменным и постоянным, что он изменяется вместе с изменением социально-политической системы. Д. Балцелл, исследуя проблему рекрутирования американский элиты с самого начала колонизации Америки, пишет, что американская социально-политическая система двигалась от весьма недемократической к более демократической. Первоначально американской элитой выступала так называемая "естественная аристократия", которая становилась наследственным высшим классом. Причем Балцелл справедливо замечает, что "высший класс является социальной и исторической категорией", а отнюдь не "естественной аристократией", это была группа семей, чьи предки были членами элиты одно или несколько поколений(2). Далее американская элита институтизируется, почти полностью сохраняя черты закрытой, привилегированной касты. Причем эта элита была заражена этническими предубеждениями (англо-саксизм), весьма консервативна. Не случайно, что в период "великой депрессии" 1929-1933 гг. правящий класс США был резко настроен против реформ Ф. Рузвельта и только с победой "нового курса" американская элита стала либерализироваться.
      И все же развитие американского общества посте
      --------
      (1) Dye Т. Who's Running America? The Bush Era. The 5-th ed.. N. J., 1990; The Clinton era, the 6-th ed. N. J" 2000, p. 13.
      (2) Balzell D. The Protestant Establishment. Aristocracy and Caste in America. N.Y., 1966, p. 20.
      [467]
      пенно шло в направлении более открытой элиты. Война американских колонистов за независимость от Англии приняла характер революционной войны против феодальной колониальной системы. Восстание против английского владычества, победы повстанческой армии под командованием Дж. Вашингтона, принятие "Декларации Независимости", а затем и Конституции США, провозглашение американского народа верховным сувереном, положение о том, что власть правительства основывается на согласии управляемых, разделении властей законодательной, исполнительной, судебной - все это качественно изменило политическую систему страны, демократизировав ее. Демократическая политическая система потребовала и демократизации системы рекрутирования элиты. Дальнейшие демократические преобразования в США - предоставление бывшим рабам гражданских прав, предоставление избирательных прав женщинам, отмена избирательного ценза и др. расширили социальную базу рекрутирования политико-административной элиты США.
      Но провозглашенные и даже юридически оформленные политические права, в частности, право каждого гражданина войти в политическую элиту, могут оставаться чисто формальными. Как признают американские социологи Р. Лернер, А. Нагаи, С. Ротмен, нельзя игнорировать реальное неравенство попасть в элиту представителям различных социальных групп, нельзя игнорировать аскриптивные факторы, в силу которых членами элиты оказываются не столько в силу собственных заслуг и достижений, сколько в силу предписанного статуса(1). Сын Г. Форда вступает в мир с ресурсами - материальными и социальными несопоставимыми с сыном рабочего. Поэтому представляется более уместным исследовать вариации аскриптивности
      ----------
      (1) Lerner R. а. о. Ор. cit., p. 19.
      [468]
      и ресептивности в процессе рекрутирования политической элиты США. Но, во всяком случае, американские социологи, как правило, согласны с тем, что общество, основанное на принципах ресептивности, то есть меритократии, является идеалом с точки зрения рекрутирования элиты. Р. Лернер и его соавторы пишут: "Мы (американцы, Г. А.) восхищаемся людьми, которые оказались наверху благодаря тяжкому труду и продемонстрировали успехи. Мы верим, что правительство должно обеспечить равенство возможностей". Соответствует ли это действительности? Или то, что каждый, начинающий свою карьеру продавцом газет, имеет шансы стать Президентом США - всего лишь пропагандистский массовокультурный миф? Ряд американских социологов считает, что США приближаются к меритократическому принципу рекрутирования элиты, Другие возражают, приводя довольно основательные доводы: "Если у нас действительно меритократическое общество... то половину элиты должны составлять женщины, 12% - негры и т.д... Мы признаем, что расизм, сексизм и другие формы дискриминации препятствуют этому"(1).
      С. Келлер в связи с рекрутированием элиты пишет о двух непримиримых тенденциях в социальной жизни, связанных с одной стороны, с нуждой в порядке и, с другой стороны, нуждой в переменах. "Если социальное лидерство становится таким консервативным, что оказывается иммунным по отношению к новым идеям... это ведет к закату лидерства, лидеры уходят в отставку или насильственно свергаются"(2). С другой стороны, порядок и стабильность в обществе требует преемственности в политике, стабильного лидерства и стабильной элиты. Чтобы сбалансировать эти
      --------
      (1) Ibid., p. 18
      (2) Keller S. Ор. cit., p. 172.
      [469]
      две тенденции, в рекрутировании элиты должно быть оптимизировано соотношение аскриптивных факторов, которые обеспечивают преемственность, стабилизируют элиту, и ресептивных, которые способствуют инновациям в обществе.
      Каково же соотношение этих тенденций в современном американском обществе? И в какой мере реализован идеал "равных возможностей", который прокламируется в американской идеологии и американской массовой культуре? Т. Дай пишет по этому поводу: "Американский идеал - не бесклассовое общество, а скорее общество, в котором индивиды свободны в своем движении вверх на основе таланта, тяжелой работы и счастливого случая. Вертикальная мобильность очень ценится в американской культуре"(1). И действительно, существует значительная вертикальная мобильность в США. Остается выяснить, каков же уровень этой восходящей мобильности.
      Проблема эта оказывается остро дискуссионной. В дискуссиях о том, является ли социальное происхождение важнейшим фактором достижения элитных позиций, об аскриптивных или ресептивных, меритократических принципах ее рекрутирования многие ее участники жалуются на то, что превратилось в расхожее клише суждение о том, что американская элита - это преимущественно белые, англо-саксы, протестанты, выходцы из богатых семей, которые смогли дать своим детям дорогостоящее частное образование, и что в результате элита США не представляет население страны по основаниям пола, расы, класса(2). Не будем априори верить расхожим суждениям, но не будем их сходу отрицать как не соответствующих истине. А установить истину далеко не просто. Хотя бы пото
      -----------
      (1) Dye Т. Ор. cit., p. 191.
      (2) Lerner R. а. о., Ор. cit., p. 21.
      [470]
      му, что, как пишет Т. Дай, в социологических опросах подавляющее большинство американцев склонны относить себя к среднему классу, в то время как члены элиты стремятся спрятать свою принадлежность к высшему классу.
      Эту принадлежность к высшему классу Дай определяет по ряду оснований. Интересно, что при этом на первое место он выдвигает вопрос о том, посещал ли человек частную престижную школу, и только на второе - вопрос о том, занимают ли и занимали ли его родители высокое положение (в частности, были ли его родители владельцами, директорами, высшими менеджерами крупных корпораций, банков, правительственными чиновниками высокого ранга, владельцами юридических фирм, газет, президентами университетов или филантропических фондов). И это не случайно. Образование, полученное в престижных и дорогостоящих частных школах и университетах, - явная заявка на получение элитного статуса.
      Свыше 90% американской элиты имеют высшее образование (по сравнению с 19% американского населения в целом; при этом особую важность имеет качество образования - элитная частная школа или бесплатная муниципальная, престижный частный университет или непрестижный). По мнению американского элитолога Р. Путмена, путь в элиту (политическую, экономическую и другие) складывается из двух основных составляющих: социальное происхождение и образование. Но тут особо важно соотношение того и другого.
      "Когда достижение элитного статуса основывается на успехах в учебе и умении в большей мере, чем на наследственных прерогативах, доступ в элиту меритократический. Если же хорошее образование - следствие элитного статуса родителей, это говорит о низкой социальной мобильности, большей закрытости
      [471]
      элит"(1). Путмен рисует несколько типичных моделей рекрутирования элиты, в частности: образование + высокое социальное происхождение = элитный статус; высокое социальное происхождение + образование = элитный статус; высокий социальный статус - необходимое условие, а образование - просто продукт социального статуса.
      Многочисленные эмпирические исследования проблемы элитного рекрутирования показывают, что большинство членов американской элиты -выходцы из богатых семей, из высшего и высшего среднего класса (прежде всего, высших беловоротничковых). По подсчетам Т. Дая, 30% американской элиты происходит из высшего класса, и около 70% - из среднего. Другие социологи, соглашаясь с первой цифрой, предлагают дифференцировать вторую, считая, что большая часть указанных Даем 70% - это выходцы из высшего среднего класса, и только меньшинство - из низшего среднего класса. Выходцы из рабочего класса в американской элите очень редки.
      По вопросу рекрутирования элиты США (прежде всего, политико-административной) среди американских социологов можно выделить три основные точки зрения:
      Сторонники классового подхода (У. Домхофф, М. Паренти). Домхофф утверждает, что доминирующим классом в США являются корпоративные богачи, составляющие менее 1% населения (прежде всего, это - собственники и высшие менеджеры американских корпораций, банков), хотя это и не означает, что другие классы безвластны. "Корпоративные богачи - национальный высший класс... формирует властвующую элиту"(2) из самого
      --------
      (1) Putman R. The Comparative Study of Political Elites, p. 28.
      (2) Domhoff W. Who Rules America? Power and Politics in the Year 2000. L, Tor., 1998, p. 2.
      [472]
      себя и своих ставленников. М. Паренти считает, что в США "правящий класс является по большей части саморекрутирующимся"(1).
      Сторонники политического плюрализма (Р. Даль, С. Келлер, Р. Лернер). Различные элиты США (политическая, экономическая, культурная и другие) в большой мере независимы друг от друга, и рекрутирование каждой из них специфично. Американская политическая система представляет собой полиархию, в ней существует целый ряд центров власти. Впрочем, многие плюралисты готовы признать, что в американских элитах тон задают люди, рекрутируемые из мира корпораций, и их представительство в американских элитах непропорционально велико.
      "Неоэлитисты" (Т. Дай, X. Зайглер). Дай считает, что люди, определяющие американскую политику (а также экономику и все другие важнейшие сферы социальной жизни), представляют собой не класс, а именно элиту (это социальная группа (порядка 5-6 тысяч человек, занимающие 8-9 тысяч элитных позиций в важнейших социально-политических институтах США). Хотя американская элита имеет сложную структуру (что подчеркивают и плюралисты), это единая социальная группа, разногласия внутри нее касаются второстепенных вопросов и которая сплачивается, как только возникает угроза социально-политической системе США, это. группа, объединенная общностью интересов и фундаментальных ценностей.
      Дай признает, что члены элиты США нетипичны для американского населения. "Они рекрутируются из людей хорошо образованных, обычно уже занимаю
      ---------
      (1) Parenti М. America Besieged, San Francisco, 1993, р. 200.
      [473]
      щих престижные посты, они богаты, старше по возрасту, это городские жители, белые, преимущественно англо-саксы, мужчины из высшего и высшего среднего классов". Вот усредненный портрет представителя американской элиты. Средний возраст члена корпоративной элиты - 60 лет, элиты сферы образования и культуры - 62 года, правительственной элиты - 56 лет. Имеет высшее образование. Каждый четвертый имеет научную степень. 42% членов правительственной элиты - выпускники 12 престижнейших университетов США.
      В социологии существует множество типологий рекрутирования элиты. Нам представляется, что типология рекрутирования элит по основанию открытость закрытость является наиболее правильной. Она, в частности, представляется нам предпочтительнее типологии рекрутирования элит по основанию демократизм-авторитаризм, как предлагают некоторые политологи. Выше уже отмечалось, что и в демократических системах элиты могут весьма различаться по степени открытости. В этой связи интересен подход американского политолога Б. Рокмэна, вычленяющего две тенденции отбора элит в современных демократических системах... гильдийную и антрепренерскую. Для системы гильдий характерна высокая степень институтизации в процессе отбора, важная роль образования, прежде всего, специального, медленный путь наверх, тенденция к воспроизведению характерных черт уже существующей элиты, небольшой, относительно закрытый селекторат. Антрепренерская система отбора исходит из того, что индивидам, стремящимся попасть в элиту, необходима поддержка не только внутри управленческой системы, в которой они и собираются делать карьеру, но и вне этой системы, и они находят эту поддержку (т.е. опираются на более широкий селекторат), и инерциальные силы организационных норм в меньшей степени тор
      [474]
      мозят их продвижение в элиту(1). По гильдийной модели обычно осуществляется селекция бюрократической элиты, а политическая элита рекрутируется преимущественно по антерпренерской модели. В системе гильдий кандидаты на продвижение должны обязательно угодить небольшой группе лиц наверху (которые и выполняют функции селектората). Бюрократическая элита заинтересована в организационной рутине, в привычных методах, в преемственности. Для антерпренерской системы, где селекторат более широкий, кандидату на элитные позиции нужно влиять не только на вышестоящих лиц, но и апеллировать к влиятельным людям вовне этой системы. Критерии селекции разнообразны и противоречивы, при продвижении вверх можно миновать карьерные ступеньки и рутинные процедуры. Только в этой системе, замечает Рокмен, "на высший пост США смог подняться бывший киноактер, вступивший в политику в 55 лет". Если спроецировать эту типологию на российскую историю последнего времени, можно сказать, что только по первой модели могли продвигаться наверх лидеры застоя, а по второй... Б. Ельцин или А. Лебедь.
      Но вернемся к более широкой типологии рекрутирования элит... закрытой и открытой. Открытый тип рекрутирования элиты обычно основывается на отборе, имеющим вид "честного конкурса", при котором решающим являются личные качества человека, его способности, его образованность, нравственные характеристики, а не его (или его родителей) социальное положение, принадлежность к определенной социальной группе (привилегированному сословию, классу, национальности или группировке). Только при условии, что именно индивидуальные, а не надындивидуальные ха
      -------
      (1) Советское государство и право. - 1988 г. - No 5. - С. 112.
      [475]
      рактеристики должны быть критерием отбора, элита может быть ассамблеей лучших, достойнейших, то есть меритократией. Если же превалирует принцип выдвижения на элитные должности не самого умного, способного, честного, но зато "своего" человека, доказавшего преданность социальной группе, клану, лидеру... это означает закрытый тип селекции, ведущий к негативным последствиям для общества и, в конечном счете, к деградации элит.
      Однако, как убедительно показал П. А. Сорокин, вряд ли когда-либо существовало и когда-либо сможет существовать общество абсолютно закрытое, где отсутствовала бы вертикальная мобильность, равно как и общество, в котором вертикальная мобильность была бы абсолютно свободно(1); подобное общество было бы абсолютно бесструктурным. Таким образом, общество с абсолютно открытой или абсолютно закрытой элитами... это "идеальные типы" (в веберовском смысле), реальные политсистемы лишь приближаются к одному или другому. Наиболее "чистой", приближающейся к модели полностью закрытой элиты является древнеиндийская кастовая система, в которой касты кшатриев и брахманов отделены практически непроницаемой перегородкой от низших каст; к этой модели близко большинство древневосточных деспотий. К противоположной модели... общества с открытой элитой в наибольшей степени приближаются современные демократии, однако и тут утверждения об "обществе равных возможностей"... скорее декларация о намерениях, чем констатация политической реальности. И в этой политической системе выходцы из высших страт общества, обладающие деньгами, социальными связями, возможностями для получения дорогостоящего образования
      --------
      (1) См.: П.Сорокин. Социальная стратификация и мобильность //Человек. Цивилизация. Общество. -М. - 1992 г. - С. 295-424.
      [476]
      обладают лучшими стартовыми возможностями для элитной карьеры.
      Один из крупнейших американских политологов Г. Лассуэлл справедливо отмечал, что нельзя абсолютизировать тезис о "равном доступе к власти" в западных демократиях, просто тут нет абсолютных барьеров на пути рекрутирования элит. Демократия отличается главным образом тем, что она стремится уменьшить эти барьеры. Ждать большего было бы, по мнению Лассуэлла, "нереалистично". Хотя бы потому, что социальный процесс требует определенного уровня социальной стабильности, а постоянная смена элит может расшатать политсистему. Политические исследования свидетельствуют о том, что большая часть политической элиты рекрутируется из высших социальных страт. Так, в ФРГ до половины элиты рекрутируется из высшего и высшего среднего классов, составляющих 5% населения(1).
      Закрытый тип рекрутирования элиты характерен для традиционного общества, а по отношению к современным политическим системам... для тоталитарных и автократических политических режимов. Поскольку этот тип сужает социальную базу рекрутирования элиты, он обрекает политсистему на застой, она утрачивает способность к эффективному управлению, снижает качество элиты и по существу провоцирует образование контрэлиты. Социальная база элиты в демократических странах более широкая, даже при существовании в них господствующего класса, который цепко держит в своих руках основные нити государственного управления, выходцы из низших страт оказываются более представленными в политической элите. Это не означает, что в классово-дифференцированном обществе элита превращается в бесклассовую группу. Как убедительно пока
      --------
      (1) H.Eulau, М. Czudnowski (eds.) op.cit., p. 239.
      [477]
      зал Р. Михельс, избрание в парламент, назначение на значительную государственную должность выходца из низшей социальной страты обычно меняет его образ жизни: он перенимает стиль жизни и привычки представителей более высокой социальной страты, интегрируясь в существующую социально-политическую систему. Итак, существующие демократические политические системы явно не дотягивают до критериев открытой элиты, модель открытой элиты... скорее норматив, цель которой они явно не достигли. Большая часть административного аппарата состоит не из избираемых, а назначаемых чиновников, и тут селекторат достаточно узок. Но узость селектората не обязательно свидетельствует о недемократичности политсистемы. Тут важен критерий отбора, которым руководствуется селекторат... представляет ли он собой честный конкурс, конкуренцию на основе способностей и заслуг, или решающим оказываются богатство, знатность, связи.
      3. Рекрутирование элит в России
      А каковы традиции рекрутирования элиты в России? Если прав А. И. Пригожин, который относит Россию к типу обществ синкретических, где ценность человека определяется не столько его качествами, сколько принадлежностью к конкретному социальному целому - профессии, нации, классу, сословию, организации(1), то вряд ли это способствует укреплению и совершенствованию ее политической системы.
      Более чем тысячелетняя история России... это типичная история закрытой политической системы и со
      ----------
      (1) См.: Пригожин А.И. Патология политического лидерства в России//Общественные науки и современность. - 1996 г. - No3.-С.23-24.
      [478]
      ответственно закрытого типа рекрутирования элиты с жесткой иерархизацией: Великий князь (царь)... удельные князья... боярство... дворянство. Определяющим принципом рекрутирования элиты было местничество, назначение на высшие должности (например, на воеводство) определялось не столько квалификацией и даже заслугами, сколько знатностью, родовитостью. Нужно сказать, что принцип местничества не устраивал и складывающееся самодержавие... и не только потому, что оно снижало качество элиты, сколько потому, что в интересах самодержавия было уменьшение автономии феодалов, усиление их зависимости от трона. Конфликт между царем и боярством достиг своего апогея при Иване IV, когда он вылился в создание параллельного механизма управления... опричнины, привел к ослаблению роли боярства, хотя Боярская Дума продолжала существовать как совещательный орган и при Михаиле, и при Алексее Романовых.
      Реформы Петра I подорвали местничество (но отнюдь не уничтожили его). Боярская Дума была заменена Сенатом, назначаемыми государем чиновниками. Дворянство становится единым господствующим сословием, принцип местничества подрывался критерием квалификации и заслуг, что, впрочем, не перечеркивало сословность, а совмещалось с ней (преимущественное право на занятие высших государственных должностей имели дворяне).
      Иерархизация чиновничества упорядочивалась введенным Петром I в 1722 году "Табелем о рангах", который во многом учитывал опыт западноевропейских стран по структурированию бюрократической системы. Это не означало, что правящий класс феодалов выпустил власть из своих рук или даже поделился ею с низшими сословиями; закрытая элита лишь слегка приоткрыла дверь для выходцев из более низких социальных слоев. Таким образом, ограниченное признание прин
      [479]
      ципа квалификации и личных заслуг не подрывало сословность, а лишь модернизировало ее. В конфликте принципов эффективности и наследственности господствующий класс не шел на серьезный компромисс, на ущемление своих привилегий, но лишь на некоторые уступки; это приводило к тому, что принцип эффективности обычно приносился в жертву принципу сословности. Процесс ослабления наследственной закрытости элиты, однако, продолжался в XIX веке (реформы Александра I, особенно в ранний период его царствования и гораздо более последовательные либеральные преобразования Александра II). В политико-административную элиту России проникают выходцы из разночинцев, вводятся элементы местного самоуправления. Значительная демократизация государственного управления имела место в начале XX века под влиянием революции 1905-1907 годов (выборы в Государственную Думу и др.).
      Но все это не решало радикально вопрос об отходе от закрытости элиты. Стабильная правящая элита должна включать в себя лучшие интеллектуальные силы общества, иначе она оттолкнет их в контрэлиту, и последняя возглавит массовое движение против правящей элиты. Крах самодержавной монархии был в значительной мере связан с крахом закрытой сословной элиты. Среди контрэлиты, возглавившей борьбу неэлит, прежде всего, рабочего класса, крестьянства, победителями оказались левоэкстремистские силы во главе с большевиками.
      Октябрьская революция, сметя старую политическую систему, не покончила с закрытым характером элиты. На смену сословно-монархической элите пришла советская, рекрутирование которой приняло характер номенклатурной системы. О последней сказано немало... в частности, таким известным ее критиком, автором нашумевшей в свое время книги "Номенклату
      [480]
      pa", как М. Восленский. Поэтому остановимся лишь на некоторых ее чертах, имеющих непосредственное отношение к предмету нашего изучения. Большинство советологов называют эту систему закрытой, аргументируя это тем, что путь на высшие номенклатурные (т.е. элитные) должности возможен лишь для членов номенклатуры, занимавших более низкие позиции, то есть для тех, кто уже входил в эту систему. Если это и справедливо, то лишь отчасти. Во-первых, исследователей, называющих номенклатурное рекрутирование элиты полностью закрытым, можно упрекнуть в неисторичности. Они забывают, что социальная база советской политической элиты многократно расширилась по сравнению с прошлым. В нее хлынул поток новых людей из социальных низов, и послереволюционная система рекрутирования элиты была во всяком случае менее закрытая, чем дореволюционная. Возможность элитной карьеры открылась перед гораздо большей частью населения страны, чем до революции. И хотя вертикальная мобильность ограничивалась целым рядом параметров... социальное происхождение (путь в элиту был закрыт для выходцев из бывших "паразитических классов", репрессированных органами государственной безопасности), политико-идеологическая лояльность, в ряде случаев национальность, а монополия партии на власть препятствовала созданию конкурентных механизмов, способных обеспечить оптимальный отбор в элиту, все же новая система рекрутирования была менее закрытой, чем прошлая. Подобную систему рекрутирования элиты правильнее было бы назвать полузакрытой. Можно было бы даже утверждать, что в историческом плане это было шагом вперед. Этому мешает лишь одно обстоятельство: мы не можем не признать, что политика массовых репрессий, проводившаяся большевиками, в том числе против представителей прежней элиты, отрицательно сказалось на генофонде нации.
      [481]
      Американский советолог К. Фармер, исследуя рекрутирование элит, проводит различие между естественными (в нашей терминологии... "открытыми", и думается, что этот термин имеет преимущества, так как открытые элиты, как мы видели, не есть нечто "естественное", но результат исторической эволюции) элитами, которые "естественно возникают в условиях неконтролируемой конкуренции", а элитные позиции...следствие обладания людьми определенными качествами, и "искусственными" элитами (близко к нашему термину "закрытые" элиты), члены которых занимают элитные позиции независимо от их качеств. Номенклатурные систему Фармер считает "безусловно искусственной"(1). Мы уже отмечали, что основания для такого суждения имеются. Номенклатурная система сохранила высокую степень закрытости рекрутирования элиты. Достаточно сказать, что ни один высший политический руководитель страны не был избран в качестве такового легитимным путем всенародного свободного голосования.
      В чем суть номенклатурной системы? Официальные советские источники определяли номенклатуру как "перечисление наиболее важных должностей, кандидатуры на которые предварительно рассматриваются и утверждаются парткомами (райкомами, обкомами, ЦК)"(2). Кстати, этой дефиницией пользуется и М. Восленский как рабочим определением, требующим конкретизации и выявления сущности номенклатуры, заключающейся, по его мнению, в том, что она являлась правящим классом в СССР(3).
      Понятие "номенклатура" оказывается ключевым для понимания административно-политической карьеры в
      ----------
      (1) Farmer К. The Soviet Administrative Elite. N. Y., 1994, p. 3.
      (2) Партийное строительство. - М., 1981 г. - С. 300.
      (3) Вселенский М. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М., 1991 г. - С. 149.
      [482]
      Советском Союзе, для рекрутирования элиты. Основные ступеньки номенклатурной карьеры: вступление кандидатом в члены КПСС, затем в члены КПСС; избрание на внештатный партийный пост (парторг, член партбюро и т.д.), что означает попадание в партактив; попадание в номенклатуру (в список должностей, назначение на которые... прерогатива парткомов), включение в номенклатуру определенного уровня, особенно высокого, (обычно этому предшествовало включение в "резерв на выдвижение"). Иерархия номенклатурных должностей включала: номенклатуру райкома (горкома) КПСС; обкома (крайкома, автономной республики); ЦК компартии союзной республики; Секретариата ЦК КПСС; Политбюро ЦК КПСС. Высшие ступеньки политической карьеры... кандидаты в члены ЦК КПСС, члены ЦК КПСС, секретари ЦК КПСС, члены Политбюро ЦК КПСС, генеральный секретарь ЦК КПСС.
      М. Восленский считал, что численность номенклатуры составляла около 750 тыс. человек (с семьями... более трех миллионов, т.е. менее полутора процентов населения). Он полагал, что советская элита... это социальная база номенклатуры. Думается, однако, что соотношение элиты и номенклатуры скорее обратное: номенклатура... более широкое понятие, чем элита. Советская элита... это люди, занимавшие верхние ступеньки в номенклатурной иерархии. Поэтому и численность советской элиты... на несколько порядков ниже. Многие советологи относят к советской элите кандидатов в члены ЦК КПСС, членов Ревизионной комиссии КПСС, членов ЦК КПСС; наряду с политической элитой сюда входили и представители технократической, военной, официальной культурной элиты. Но и этот, в значительной мере, формальный подход нуждается в уточнении: в этот список могли не входить некоторые первые секретари обкомом, особенно вновь из
      [483]
      бранных, заместители заведующих влиятельнейшими отделами ЦК КПСС, некоторые члены военной верхушки, министры. Вместе с тем, некоторые кандидаты в члены и члены ЦК КПСС... "номенклатурные" рабочие и колхозники, введенные в ЦК с целью "представительства трудящихся", но не обладавшие ресурсами власти, не входили в политическую элиту де-факто.
      Система номенклатуры не была стабильным институтом. Период сталинизма был периодом быстрых карьерных взлетов, обеспечивавшихся массовыми репрессиями и постоянно возникающими в результате их номенклатурными вакансиями. С середины 50-х и особенно с 70-х до середины 80-х годов система номенклатурной селекции стабилизируется, рутинизируется. Возможности продвижения наверх в условиях застоя были ограничены низкой сменяемостью элит: высшие государственные должности занимались фактически пожизненно. Система отдавала предпочтение хорошо "обструганным" партийным чиновникам, доказавшим свою лояльность правящей элите. И обрубались пути наверх личностям незаурядным, самобытным, нонконформистским. Таков был номенклатурный "истеблишмент". В этой связи уместно напомнить наблюдение Ф. Хайека о том, чем выше умственные способности и уровень образованности индивидуумов, тем резче разнятся их вкусы и взгляды, а "тот, кто ищет единство взглядов, должен опуститься в сферы, где доминирует более низкий моральный и интеллектуальный уровень"(1).
      В течение десятилетий система номенклатурного рекрутирования не удовлетворяла притязания людей с высокими интеллектуальными способностями, творческих, талантливых, потенциальную элиту общества,
      ----------
      (1) Хайек Ф. Дорога к рабству//Новый мир. - 1990 г. - No8. - С. 189.
      [484]
      толкая их на диссидентство или внутреннюю эмиграцию, в контрэлиту (ситуация, чем-то напоминающая российскую ситуацию начала XX века, приведшую к трем революциям). Политическая система не может считаться устойчивой, если ее элита не включает в себя людей с высоким интеллектуальным потенциалом, с высоким уровнем пассионарности; в этом случае последние образуют контрэлиту, которая будет выше по своему качеству, чем правящая элита.
      Номенклатурные руководители опасались тех, кто может их обойти, "подсидеть", продвигая по службе тех, кто внушал доверие своей преданностью, т.е. фактически практиковали отрицательный отбор. Тем не менее, вывод, что каждое следующее поколение номенклатурной элиты ниже по своим интеллектуальным и профессиональным качеством, был бы не точным. В 50-х... 80-х годах росли формальные требования к людям, делавшим элитную карьеру (например, требование высшего образования - общего или полученного в высших партийных школах или Академии общественных наук при ЦК КПСС), но неизменно изгонялись те, кто не отвечал принятым стандартам. Все это закономерно приводило к деградации элиты, неспособной ответить на вызов постиндустриальной эпохи. Номенклатурная система была нацелена прежде всего на развитие в человеке исполнительских качеств. А в постиндустриальном обществе, которому приходится решать проблемы, с которыми человечеству зачастую еще не приходилось сталкиваться, решать их нетрадиционно, новаторски, функционально необходимы механизмы отбора в элиту высокоодаренных людей, способных к инновациям, к синтезу возникающих в мире передовых технологий и социально-политических институтов и культурных традиций страны. В этих условиях номенклатурная элита, которая в период экстенсивного развития экономики могла мобили
      [485]
      зовать массы (прежде всего, насильственными методами), на решение стоящих перед страной задач и добиваться при этом определенных успехов, в новых условиях не могла не быть препятствием социального прогресса.
      Перестройка была попыткой обновить элиту, удалив из нее наиболее консервативные элементы с целью спасти политическую систему. Но система, основанная на монополии партии на власть, была принципиально не реформируема. И уже потому перестройка была обречена. Смена элит в СССР диктовалась и необходимостью смены поколений, стоящих у власти. Фактически несменяемость элиты в застойные годы вылилось в правление геронтократии, которая практически была неспособна управлять огромной страной, и поэтому власть полностью оказалась в руках партийно-государственной бюрократии. В период перестройки произошло значительное омоложение правящей элиты. По подсчетам О. Крыштановской, средний возраст "брежневской когорты" политической элиты... 61,8 лет, "горбачевской когорты... 54,0 года. Омоложение правящей элиты продолжается и в постсоветский период (средний возраст "ельцинской когорты"... 48,5 лет)(1). И процесс омоложения элиты продолжается при президентстве В. В. Путина.
      Социальная мобильность элиты, минимальная в годы застоя, многократно возросла в годы перестройки. На протяжении шести лет шли перманентные чистки и перемены в номенклатуре, особенно высшей; в состав государственно-административной и партийной элиты вошли люди, ранее не входившие в номенклатуру (таковых было более 25%). Но Горбачеву это не помогло: его предали его же "выдвиженцы". Социологически это
      -----------
      (1) Общественные науки и современность. - 1995 г. - No1. - С. 61.
      [486]
      легко расшифровывается: их корпоративные интересы оказались выше личной лояльности, более приоритетными в ценностной шкале этого слоя. Курс на демократизацию и гласность, переход к рыночным отношениям несли угрозу номенклатурному истеблишменту, подрывали устои власти партийно-советской элиты. Задуманную Горбачевым "революцию сверху" должна была осуществлять та самая политическая элита, которая в душе боялась и ненавидела ее. Перестройка была периодом перетряхивания партийно-советской бюрократии, вместо того, чтобы быть временем ликвидации этого слоя.
      Подытожив сказанное, нетрудно сделать вывод о том, что номенклатурная система рекрутирования элиты недемократична, несправедлива, неэффективна. Но хотелось бы предостеречь от односторонних оценок. Прежде всего, важно, с чем мы соотносим эту систему рекрутирования элиты. Если с демократическими нормативами... все отрицательные эпитеты будут уместны. Но поставим ее в исторический контекст, сравним с дореволюционной и постсоветской системами рекрутирования элиты... и наши критические стрелы несколько притупятся. Номенклатурный управленческий аппарат порой работал более четко и слаженно, чем постсоветский, выпускал гораздо меньше документов с грубыми "ляпами", которые становились причиной скандалов и которые приходилось дезавуировать. А кадры, производимые этой машиной, оказались весьма живучими и далеко не случайно заняли многие высшие должности в постсоветских странах (Б. Ельцин, Л. Кравчук, Н. Назарбаев, Э. Шеварнадзе, Г. Алиев, С. Ниязов, И. Каримов, А. Бразаускас, П. Лучинский и др.). Объясняется ли это тем, что эта система производила людей, ориентированных на власть любой ценой, а идеология (коммунистическая) была лишь обрамлением этой главной цели, или причина... в том, что эти люди об
      [487]
      ладали наибольшим опытом управленческой работы, и с ними не смогли конкурировать митинговые демократические лидеры, не прошедшие эту школу... это другой вопрос.
      И второй вывод. Мы справедливо отвергаем номенклатурную систему. Но просто зачеркнуть ее опыт, начиная рекрутирования элит в постсоветской России с нуля, было бы неправильно.
      Самое печальное... в том, что из номенклатурного опыта мы берем не отдельные немногие позитивные моменты (такие, например, как сочетание вертикальной и горизонтальной мобильности в карьерах членов политико-административной элиты), а как раз ее негативные черты, такие, как непотизм, протекционизм, клановость, отсутствие подлинной конкурсности, идеологическая ангажированность, пусть иными знаками, чем коммунистическая. Рекрутирование постсоветских элит во многих отношениях оказывается слепком с номенклатурного рекрутирования. Именно поэтому постсоветскую элиту часто не без оснований называют неономенклатурной.
      Американский советолог Дж. Клюгмен, описывая факторы, способствующие попаданию в советскую элиту (речь идет о конце 80-х годов), пишет, что для элитной карьеры определяющими являются "вертикальные отношения между патроном и протеже. Более широкие социальные связи... вне команды... также важны: друзья, родственники, бывшие соученики, бывшие коллеги. Такие команды могут формировать нечто подобное мафиозным "семьям"(1). Описание Клюгменом рекрутирования советской элиты периода перестройки сильно напоминает рекрутирование постоветской элиты. К сходным выводам приходит исследователь клиентарных отношений в среде российского постсо
      ----------
      (1) Klugman J. The New Soviet Elite. N. Y., 1989, p. 5.
      [488]
      ветского чиновничества М. Афанасьев. Приведем результаты проведенного им опроса слушателей Российской Академии государственной службы при Президенте РФ, проведенного в 1995 году. Слушатели считают, что карьеру чиновника определяют главным образом отношения личной преданности, а также поддержка какой-либо экономической или финансовой структуры; влияние этих факторов гораздо сильнее, чем профессиональные характеристики (исполнительность, квалификация, образование, интеллектуальная самостоятельность)(1).
      Однако не стоит гипертрофировать сходство в рекрутировании советских и постсоветских элит, оставляя в стороне существенные различия между ними. Уже первые относительно демократические выборы 1989 года означали появление принципиально нового, причем мощного канала рекрутирования элиты, где роль селектората выполняло не номенклатурное сито, а все население, точнее, электорат. Это был крутой поворот, несомненный прогресс для страны, в которой до 90-х годов ни один верховный политический лидер не был избран всенародно. Иное дело, что этот новый канал не привел к коренному улучшению качества элиты, что прежде всего связано с низкой политической культурой электората, с отсутствием в стране демократических традиций, потому что избиратели и отдавали голоса то С. Мавроди, то А. Коржакову. Этот канал не поставил препятствий для рекрутирования в элиту не просто беспринципным карьеристам (которые были в избытке представлены в номенклатурной элите), но и тем "новым русским", которые сделали состояние на коррупции, а то и просто неопытным, неискушенным в политике людям.
      ---------
      (1) Мировая экономика и международные отношения. - 1996 г. - 4. - С. 32.
      [489]
      Номенклатурное рекрутирование опиралось на четкие "правила игры"; попавших в номенклатурные списки ждала, как правило, размеренная долгая карьера. Постсоветское рекрутирование элиты отличается, помимо гораздо меньшей регламентации, еще и многоканальностью. Плюрализм элит, сменивший единую номенклатурную элиту, означал и различие каналов и путей рекрутирования элит, различие правил и норм, складывающихся в продвижении наверх внутри различных элитных группировок и слоев. В целом можно сказать, что продвижение в элиту ускорилось, больше возможностей появилось у сравнительно молодых людей занять элитные позиции. Подавление путчей 1991 и 1993 гг. стало стимулом прихода в политическую элиту новых людей, частичной смены и обновления элит. Это было время быстрых, порой головокружительных карьер и не менее быстрых падений. Что касается падений, то они продолжались и в последующие годы. Однако следует заметить, что довольно скоро приток свежих людей в элиту уменьшается (1994-1999 гг.), идет процесс усиления исполнительных органов по сравнению с представительными, "назначенцев" на элитные должности по сравнению с избранными на элитные посты; доступ в элитные группы ограничивается в связи с их заполненностью.
      Тенденция к дифференциации элит дополняется контртенденцией... то есть сращиванием элит... политико-административной, финансово-экономической и...самое страшное для страны... мафиозной. Происходит криминализация значительной части политической и экономической элит; представители мафиозных кланов рвутся к власти. Как заявляла И. Хакамада, до трети парламентариев связаны с мафией и есть угроза того, что более половины политиков будут оплачиваться мафиозными структурами. А это значит, что существует опасность того, что рекрутирование элиты может кон
      [490]
      тролироваться мафией. Больше того, в современной России уже есть регионы, где назначение на элитные посты невозможно без одобрения криминальными "авторитетами".
      Демократические перемены в ранее тоталитарной или авторитарной политической системе должны принципиально изменить модели рекрутирования элиты, стиль поведения последней, образ жизни, чтобы она не уподоблялась старой номенклатуре, озабоченной главным образом институтизацией своих привилегий. Увы, этого не произошло, неономенклатура во многом оказывается зеркальным отражением прежней элиты. Новые элитные группировки России сплошь и рядом оказываются результатом разложения и распада номенклатуры.
      Наиболее распространенным способом продвижения "наверх", дающим максимальные шансы на успех в нынешней России... это стать членом "команды", работающей на влиятельного лидера, обрести покровителя, то есть вступить в клиентарные отношения (плюс... покровительство финансового спонсора, часто мафиозного). Между этими командами и внутри них непрерывно ведется открытая, а чаще закулисная борьба, имеют место скандалы, "разборки", борьба "компроматов". Итак, решающую роль в деле продвижения в элиту по-прежнему играют не личные достоинства, а принадлежность к "команде", клану, социальной группе, что, разумеется, препятствует отбору в элиту действительно лучших, наиболее способных и, главное, высокоморальных людей.
      Можно согласиться с утверждением А. Коржакова о том, что в политической элите России оказались люди, "все меньше и меньше склонные следовать государственным интересам. Они лоббировали интересы кого угодно: коммерческих структур, иностранных инвесто
      [491]
      ров, бандитов, личные, наконец"(1). Но тут только следует добавить, что эти слова в полной мере могут быть адресованы и самому автору книги, из которой взята эта цитата, и элитной группировке, в которую он входит и которая оказывала сильное влияние на Президента и правительство.
      Разумеется, высокоморальную элиту может иметь только высоко-моральное общество. Связь тут двусторонняя, и именно на элите лежит особая ответственность. Ведь элита... это люди, в нормативе обладающие ценностями, на которые ориентируется население, их референтная группа. Она решающим образом влияет на формирование общественного мнения, которое играет важнейшую роль в сохранении общества от энтропии и стагнации. Аморальная элита... первый индикатор больного общества. Низкий уровень доверия населения России политической власти (10%) опасен для стабильности политической системы. Отметим, что критика властвующей элиты... имманентный признак демократической политической системы. Вместе с тем, следует признать, что постоянная дискредитация политической элиты, поддерживаемая средствами массовой информации, снижает эффективность политсистемы. Критикуя политико-административный аппарат, СМИ почти не пишут о позитивных моментах в его деятельности, не анализируют положительные примеры, а политологи явно недостаточно разрабатывают программу улучшения рекрутирования элиты.
      Хотелось бы отметить элементы некоторой преемственности в сфере рекрутирования элит при всей контрастности политических режимов России в последние три столетия. Так, читая введенный в 1995 г. Закон "Об основах государственной службы Российской Федера
      --------
      (1) Коржаков А.. Борис Ельцин: от рассвета до заката. - М.,
      [492]
      ции", невольно проводишь параллель с петровской "Табелью о рангах" и, в известной мере, с четко фиксированными регламентациями и привилегиями советской номенклатуры. Несомненно, позитивным моментом закона является то, что он предусматривает аттестацию государственных служащих. Регламентация карьеры чиновников... дело, в общем, нужное, но ясно, что эта регламентация лишь форма, и важно, каким содержанием эта форма наполняется. Попытки упорядочения системы рекрутирования элиты для повышения качества последней в авторитарных системах и в странах с неразвитой демократией часто носят паллиативный характер. Особую важность представляет вопрос о том, будет ли политико-административная элита рекрутироваться по открытой модели, или же ее основой будет узкогрупповой интерес или личные пристрастия политического лидера.
      Центральный вопрос, стоящий перед исследователем проблемы рекрутирования элиты,... вопрос о том, можно ли как-то усовершенствовать селекцию политико-административной элиты и обеспечить создание меритократии, то есть "власти достойных"? Можно ли предотвратить создание контрэлиты, которая рано или поздно поставит под угрозу социально-политическую систему. Обеспечить стабильность политической системы невозможно, не упорядочив формирование элиты.
      Как показывает опыт ряда стран, существует несколько путей оптимизации ее рекрутирования. Это, во-первых, тестирование претендентов на государственные посты. Опыт тут накоплен немалый, начиная от экзаменов, которые должны были пройти поступавшие на административные должности в императорском Китае и кончая самыми современными методами тестирования при приеме на работу в государственных и частных учреждениях США, Японии, ряда европейских стран. Кстати сказать, определенный опыт тестпрова
      [493]
      ния административно-политической элиты, пусть небольшой и не самый лучший, имеется и у нас: тесты были предложены кандидатам на министерские и другие руководящие посты в правительстве И. Силаева.
      Это тернистый путь, ибо трудно представить себе, чтобы известные деятели, претендующие на руководящие посты, а тем более уже занимающие их, добровольно согласились на тестирование (включающее определение "коэффициента интеллекта"), не сулящее многим из них ничего хорошего. И тут важно заставить правящую элиту демократическими методами пойти по этому пути.
      Еще один проверенный путь улучшения качества элит... замещение элитных должностей... по крайней мере, в значительной их части... на конкурсной основе. При этом могут использоваться разные типы и формы конкурсов: закрытые и открытые, региональные и общероссийские и т.п.
      Значительная роль в тестировании и конкурсном отборе должна принадлежать независимым экспертам (включающих психологов, социологов, специалистов по менеджменту), которые могли бы квалифицированно и беспристрастно оценить прошлую деятельность претендентов, степень их профессиональной подготовки, уровень культуры и интеллекта, нравственные и волевые качества.
      Наряду с результатами тестирования следовало бы иметь официальное медицинское заключение о здоровье соискателя государственной должности. Ну а пока человечество еще не изобрело "пробы" на нравственность, то пропуском в элиту должна быть еще и безупречная репутация. Следует подчеркнуть, что предлагаемые меры могут дать должный эффект лишь в том случае, если будут применяться ко всем претендентам на все государственные посты, включая пост Президента России.
      [494]
      Однако все сказанное... лишь заключительная фаза рекрутирования элиты, так сказать, верхушка айсберга. Известно, что коммуникационные и организаторские способности личности, необходимые лидеру, руководителю, начинают формироваться в раннем детстве. Поэтому общество должно быть заинтересовано в возможно более раннем выявлении талантов и способностей и их развитии. Поиск одаренных детей, создание атмосферы, благоприятствующей появлению талантов, поднятие престижа образования, тщательный конкурсный отбор в вузы, обеспечивающие элитное образование, должны стать частью государственной политики.
      При этом очень важно, чтобы в такой огромной стране, как Россия, где центр всегда подпитывается провинцией, подготовка и рекрутирование элиты осуществлялась на возможно более широкой территориально-географической основе. Между тем сегодня наблюдается противоположная тенденция. Приток из провинции, особенно отдаленной, в элитные учебные заведения в последние годы сократился. У людей нет денег на дорогу, на проживание в столице. Говорят, талант, мол, все равно пробьется. Это опасное заблуждение. Кто-то, конечно, добьется успеха. Но многие могут потеряться в пути, если их вовремя не поддерживать. А внакладе останутся в конечном счете государство и общество.
      Итак, изменилась ли кардинально в демократическом плане система рекрутирования российских элит? Обеспечивают ли существующие механизмы селекции, отбор в элиту наиболее достойных? Ответ может быть только отрицательным. Но было бы неправильным завершать рассмотрение этого вопроса на столь минорной ноте. Да, селекция элит в России не обеспечивает отбор лучших, достойнейших, подлинной меритократии. Но ведь важна не только моментальная фотография нынешнего состояния дел. Важна тенденция. В более
      [495]
      чем тысячелетней истории России просматривается движение от закрытой элиты к элите если еще не открытой, то гораздо менее закрытой. Однако тут не следует полагаться на стихийность, иначе переход от отрицательного к положительному отбору элиты, растягиваясь во времени, представляет угрозу самой российской государственности.
      4. Сравнение российской и американской моделей рекрутирования элит
      В заключение попробуем сравнить обе рассмотренные нами модели формирования политико-административных элит.
      1. Выше мы попытались выделить "идеальные типы" (в веберовском смысле) рекрутирования элит - открытый и закрытый, отметив при этом, что не существует этих типов в чистом виде, т.е. полностью закрытых (может быть, исключение составляет лишь древнеиндийская кастовая система) и полностью открытых систем, а есть лишь приближающиеся как угодно близко к одной или другой из этих моделей, выяснили преимущества открытого типа рекрутирования элит перед закрытым, отметили общую тенденцию развития всемирной истории от закрытого к открытому типу формирования элит. Все эти моменты четко прослеживаются на истории рекрутирования американских и российских элит.
      При сравнительном анализе рассматриваемых нами моделях формирования элит двух стран легче говорить прежде всего об их различиях. Однако не будем игнорировать некоторые общие тенденции, хотя бы ту, что на протяжении истории этих стран прослеживается тенденция движения от более закрытого типа к более открытому. Другое дело, что степень приближения к от
      [496]
      крытой системе формирования элит России и США различны, что американская модель в исторической ретроспективе явно ближе к модели открытого рекрутирования (это определяется историческими особенностями развития каждой из рассматриваемых стран, одна из которых пережила столетия авторитаризма и деспотизма, что не могло не отразиться на государственном устройстве, политической культуре и, разумеется, специфике рекрутирования элит).
      Было бы симплификацией утверждать, что американская система рекрутирования элиты открытая, а российская - закрытая. Мы видели, что начальный, колониальный период истории Северной Америки был периодом преимущественно закрытых элит. Но целый ряд объективных условий благоприятствовали движению к более открытому рекрутированию элит. Известно, что Соединенные Штаты миновали стадию феодализма (точнее, в них имелись лишь пережитки этой системы), подавляющая часть истории США - это развитие в условиях мира, отсутствия разрушительных войн. Соединенные Штаты полностью использовали преимущества своего географического положения.
      Национально-освободительное движение американского народа в XVIII веке, принявшее в последней четверти века характер революции, принесшее стране независимость, Конституция, наиболее передовая для своего времени, а позже победа северян в гражданской войне, демократические процессы XX века - все это способствовало утверждению более прогрессивных принципов формирования элит, означавших приближение к системе открытого их рекрутирования.
      Иная ситуация складывалась в России. Первым типом элиты зарождавшегося российского этноса была родоплеменная знать, старейшины, родоплеменные вожди, жрецы (волхвы). Современные данные подтверждают концепцию В. О. Ключевского о том, что мелкие
      [497]
      восточнославянские племена в VI веке начинали смыкаться в более крупные союзы, колена или племена(1); в ситуациях столкновения племен их вожди выступали как военные предводители (князья); положение их подкреплялись традициями, сакральными представлениями. Дружинники князя - прежде всего старшие дружинники - выступали и как военная, и как политико-административная элита.
      Боярство - фактически первая политико-административная элита формировалась из старших дружинников князя, из младших княжичей, получая награду за службу (главным образом земельные угодья), а также доходные должности (кормление), рекрутирование элиты носило закрытый характер. Княжество по древнерусскому праву было предметом общего владения княжеского рода - право наследования переходило от отца к сыну и от брата к брату (отсюда и постоянная вражда за княжеский престол между детьми князя и их дядями). С созданием централизованного Великого княжества Московского боярство и князья, потерявшие свои уделы (часто уступавшие их Великому князю) превратились в служилый класс.
      Характерно, что боярство всегда стремилось иметь независимый (от службы) источник дохода (им была земельная рента), оно являлось земельной аристократией, стремилось иметь возможность уйти с государевой службы. С течением времени боярство превращалось в паразитический класс получателей земельной ренты, а Великий князь все более опирался на служилое дворянство. Но с течением времени и дворянство претерпевало эволюцию, подобную эволюции боярства: служилое сословие, получая награды за службу главным образом в виде земельных наделов, стремилось иметь независимый от государя доход и по возможности ухо
      --------
      (1) Ключевский В. О. Соч. - Т.1. - С. 129.
      [498]
      дить с государственной службы, превращаясь в паразитический слой, живший за счет эксплуатации крепостных. А государство во все большей мере опиралось на бюрократическую элиту (впрочем, высшие слои бюрократии были теми же дворянами). Начиная с эпохи Петра 1 происходит усиленное внедрение бюрократических методов рекрутирования элиты.
      Еще в условиях Киевской Руси сложилось основное противоречие рекрутирования политико-административной элиты (затем оно развивалось в условиях Московской Руси и Российской империи) - принципа рекрутирования в соответствии со знатностью рода, и принципа меритократического - получение чинов, наград и привилегий за службу, за успехи в своей деятельности.
      Как известно, в любой социальной системе особое значение имеет проблема стимулирования людей, стратификация их в соответствии с исполняемыми функциями, что тесно связано с проблемой социального неравенства. Идеальной целью рекрутирования элиты является выдвижение на элитные позиции наиболее компетентных, достойных (меритократический принцип). Но целью социальной системы является также поддержание стабильности общества, одним из элементов которого является преемственность элит, чему тогда служил принцип формирования элиты по принципу родовитости, который вылился в местничество, в клановость. Преобладание этого принципа неизбежно приводило к ухудшению качества элиты, к ее деградации.
      Указанное противоречие пронизывает историю рекрутирования российских элит от Киевской Руси к Московскому государству и далее к Российской империи. Причем принцип клановости элитообразования проявил свои отрицательные последствия и в период существования советской социально-политической систе
      [499]
      мы, а также и в постсоветской, в которой имеет место феномен клиентелизма - зависимости, вытекающей из неравного распределения ресурсов власти. Патрон-клиентские отношения носят преимущественно личностный характер (личная преданность лидеру), клану, порой носят родственный характер(1).
      Тысячелетний путь развития феодализма, который прошла Россия и который требовал закрытых, сословных элит, причем в условиях постоянных войн, междоусобиц, почти трехвекового татаро-монгольского ига, наложил отпечаток на всю новую и новейшую историю России, отложившись в самом генотипе россиянина, что не могло не тормозить движение к открытой системе элитообразования. Огромным препятствием к открытой системе элитообразования был период монопольной власти КПСС и номенклатурного рекрутирования элит. Тем не менее, тенденция движения к более открытой системе элит явственно проявилась в ходе исторического развития России, прежде всего, в постсоветский период. Это выразилось в рекрутировании элиты через систему демократических выборов, в формировании их через политические партии, наряду с рутинным карьерным продвижением по лестнице бюрократической иерархии. Как видим, меняются механизмы рекрутирования элиты, административные назначения дополняются выборностью на важнейшие элитные посты.
      2. Различие типов рекрутирования элиты в значительной мере определяется тем, каков характер соответствующей социально-политической системы, является ли он инновационным или же мобилизационным(2).
      -----------
      (1) См.: Афанасьев М. Клиентелизм и российская государственность. -М., 1997.
      (2) Сравнительный анализ элит в инновационных и мобилизационных моделях развития общества осуществлен в монографии О. В. Гаман-Голутвиной "Политические элиты России. Вехи исторической эволюции". - М., 1998.
      [500]
      Американская социально-политическая система является примером преимущественно инновационного развития, тогда как российская примером по преимуществу мобилизационного типа развития.
      Инновационный тип развития обеспечивает благоприятный фон для становления гражданского общества, а роль государства сводится прежде всего к обслуживанию интересов этого общества. Напротив, мобилизационный тип общества связан с доминирующей ролью государства, жестко контролирующего все социальные процессы. Мобилизационный тип развития характерен в условиях дефицита экономических, временных и иных ресурсов общества, в условиях "догоняющего развития". Для "броска вперед" оказывается необходимой ведущая роль государства, ограничение ряда гражданских свобод, порой режим чрезвычайного положения.
      США почти на всем протяжении своей истории развивались как раз по модели инновационного общества, хотя и были периоды (достаточно короткие), когда по необходимости включались мобилизационные механизмы ("новый курс" Рузвельта со значительным усилением государственного вмешательства в социальный процесс, периоды участия США в мировых войнах).
      Напротив, Россия, особенно со времен Ивана Грозного, вынуждена была (в силу огромной территории, постоянных разорительных войн, необходимости преодоления отсталости от Запада) развиваться преимущественно по мобилизационному типу. И хотя были временные отрезки, в которых отчетливо проступали черты инновационного развития (60-е -70-е годы XIX века, начало XX века, постперестроечное время), периоды мобилизационного развития абсолютно преобладали (в XX веке это периоды первой мировой войны, революций, гражданской войны, индустриализации, коллективизации, постоянного чрезвычайного положе
      [501]
      ния в условиях "капиталистического окружения", второй мировой войны, восстановления народного хозяйства, изнурительной "холодной войны", стремления "догнать и перегнать" США). Постсоветский период можно рассматривать как тяжелый процесс (прежде всего в силу векового мобилизационного надрыва) перехода к инновационной модели развития.
      3. Тип модели общественного развития - инновационный или мобилизационный оказывает непосредственное, причем определяющее влияние на характер рекрутирования элиты. Поскольку в мобилизационной модели социального развития государство является определяющей, доминирующей силой, собирающей в кулак все наличные ресурсы общества (она, собственно, и возникает, как правило, на фоне острого дефицита этих ресурсов), постольку осуществляется и верховенство политической элиты над экономической и прочими элитами, В мобилизационном обществе, где экономическое развитие почти полностью контролируется государством, сама экономическая стратегия становится функцией политической элиты. Вертикаль власти выливается в вертикальную структуру внутриэлитных отношений. Поэтому советская элита выступала на поверхности как некий монолит, хотя и структурализированный внутри себя (партийно-бюрократическая элита, технократическая, культурная и др.). Поэтому многие элитологи в отношении мобилизационных обществ с полным основанием говорят о гегемонии в них политической элиты. Те же элиты, которые не принимают этого верховенства политической элиты, часто рассматриваются как дисфункциональные элиты, как контрэлиты, которые, по возможности, подавляются.
      Напротив, в инновационной модели социального развития государство находится на службе общества, между элитами получают развитие горизонтальные связи, причем примат принадлежит, как правило, эконо
      [502]
      мической элите. Возникают влиятельные группы интересов, воздействующих на политическую элиту. Преобладает консенсусная модель элитного рекрутирования, что, в общем, свидетельствует о более развитой политической культуре общества, способности его к компромиссам, к взаимному учету интересов различных социальных групп. Контрэлита получает шанс легитимного прихода к власти. Правящая элита и оппозиция, как это имеет место, в частности, в США, меняются местами.
      Американский социолог М. Мерджер считает, что в США, как и в Западной Европе, управленческая властная вертикаль идет снизу, с низших страт общества, составляющих его большинство (тезис более чем спорный), а также что в иерархии американских элит на первом месте стоит экономическая элита, а не политико-административная (с чем можно согласиться). Впрочем, и он не может утверждать, что элита в этом обществе является широко открытой; напротив, достичь элитного статуса у представителя низкой социальной страты весьма мало шансов. Политической оппозицией в инновационной модели развития являются те группы интересов, которые не согласны с тем или иным политическим курсом государства; они составляют альтернативную элиту, и при победе на выборах превращаются в правящую элиту, меняющую приоритеты политического курса, но сохраняющую незыблемыми основные цивилизационные ценности, основные демократические "правила игры". Таким образом в подобной политической системе наблюдается элитный плюрализм.
      Напротив, в мобилизационной модели мы обычно наблюдаем конфронтацию элит, конфликты и революционные взрывы, в которых порой побеждают наиболее экстремистские элитные группировки. Во второй половине XIX и начале XX века вместо того, чтобы ис
      [503]
      пользовать английский или американский опыт компромисса элит, допуска нарождавшейся буржуазии к элитным постам, как это было в Англии еще в XVII-XVIII веках, достижения компромисса между элитными группами интересов, Россия следует по конфронтационному пути. Российская правящая элита оказалась неспособной решить проблему элитного компромисса, интегрировать в свои ряды элиту буржуазии, использовать ее потенциал как субъекта модернизации и подтолкнула страну к революции с ее трагическими последствиями. Огромный ущерб России был нанесен Октябрьской революцией, когда не только была истреблена или выброшена из страны "элита крови", а вместе с ней вся политико-административная элита, была уничтожена элита буржуазии а вместе с ней и дух предпринимательства. Но, пожалуй, самый тяжелый для России удар был нанесен разгромом, вынужденной эмиграцией элиты духа, знаменитой российской интеллигенции, а затем и ликвидацией элиты крестьянства (так называемых "кулаков"). Взамен большевики создают новый привилегированный класс партийно-бюрократическую элиту, призванную осуществить план мобилизационной политики путем жестоких репрессий и подавления любых проявлений оппозиционности.
      4. В мобилизационных типах социально-политической структуры рекрутирование элиты обычно жестко контролируется сверху, из-за чего это рекрутирование является более или менее закрытым. Политическая элита довлеет над обществом, и она не склонна лояльно относиться к контрэлите. Элита и контрэлита руководствуются скорее принципом конфронтации, а не компромисса; субъектом модернизации, субъектом изменений политического курса является не население, не группы интересов, а политическая элита. Именно такой была ситуация почти на всем протяжении развития российской социально-политической системы.
      [504]
      Напротив, в инновационном обществе мы наблюдаем более высокую степень открытости элит, преимущественно открытую конкуренцию за элитные позиции. Хотя американскую социально-политическую систему мы не можем назвать прозрачной, она является гораздо более открытой, чем в мобилизационных моделях общественного развития.
      Поскольку постсоветский период является переходом от мобилизационной модели развития к модели инновационной, можно ожидать - и это подтверждается многочисленными социологическими исследованиями - что происходит определенный поворот к более открытой системе рекрутирования политико-административных элит, несмотря на то, что этой открытости мешает клановость, высокий уровень коррумпированности элиты и другие моменты, рассмотренные нами выше.
      Известно, что важным каналом рекрутирования политико-административных элит являются политические партии, в рамках которых формируется большое количество руководящих политических кадров. И здесь политическая система Соединенных Штатов с ее развитой двухпартийной системой имеет определенную "фору". В России же многопартийная демократическая система находится еще в периоде своего становления.
      В целом нетрудно сделать вывод о том, что существует прямая связь между степенью демократичности политической системы и уровнем открытости формирования элиты. И если США и, прежде всего, ее элита опирается на прочную базу более чем двухвековых традиций, вырабатывающих соответствующую политическую культуру, то Россия, напротив, страдает от отсутствия укорененности демократических традиций. По сути дела, Россия переживает начальный период становления демократической политической системы и, вместе с тем, формирования демократической элиты.
      [505]
      ЛИТЕРАТУРА:
      Афанасьев М. Н., Клиентелизм и российская государственность. - М., 1997.
      Ашин Г. К. Рекрутирование и смена элит. - М., 1998.
      Вселенский. М. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. -М., 1991.
      Гаман- Голутвина О. В. Политическая элита России. Вехи исторической эволюции. - М., 1998.
      Ключевский В. История сословий, - Пг, 1918.
      Козловский В. В., Уткина А. И., Федотова В. Г. Модернизация: от равенства к свободе. - СПб, 1995.
      Михеев В., Джевланов О. Номенклатура: эволюция отбора. - М., 1993.
      [506]
      Тема 11. Элитное образование в России и США
      Образовательный процесс занимает важнейшее место в рекрутировании элиты. Повышение качества элиты напрямую связано с качеством образования в той или иной стране и, непосредственно, с качеством образования, получаемого элитой. Особую роль образование играет в постиндустриальном, информационном обществе, в котором огромное значение имеют инновационные способности элиты, умение нестандартно мыслить, способности к оригинальному решению проблем, многие из которых принципиально новы для человечества. Вступая в XXI век, мы в полной мере можем осознать не только важность этой проблемы, но и ее масштабность, наметить подходы к ее решению, ее практической реализации.
      Пожалуй, отчетливо эта проблема осознается в наиболее развитых, продвинутых странах. Там идет настоящая охота за талантами во всех важнейших областях человеческой деятельности - в политике, бизнесе, науке, искусстве (в том числе поиски их и за рубежом, инициируя "утечку мозгов" из менее развитых стран, еще более увеличивая свой научно-технический отрыв от них).
      В информационном обществе, в котором главной ценностью становится информация и, соответствен
      [507]
      но, "информационный человек", неизбежно возрастают требования в самой образовательной системе. Постиндустриальные структуры постоянно будут поэтому остро нуждаться в производстве высококвалифицированной элиты, меритократии, необходимость в которой будет увеличиваться по мере их общего развития.
      Мировая философско-социологическая мысль все более приходит к выводу, который поверхностному взгляду может показаться недемократическим: научный и в целом культурный потенциал страны в современном информационном обществе определяется не столько средним уровнем участвующих в социально-экономическом процессе, сколько потенциалом ее культурной элиты. Именно поэтому особо важная задача системы образования видится в поиске и развитии потенциальных способностей и талантов, прежде всего, подрастающего поколения.
      Войдет ли Россия в XXI век как великая держава или же окажется на периферии человеческой цивилизации? Наше будущее закладывается сегодня, оно в решающей степени будет определяться молодым поколением, которое начинает жить и творить в новом тысячелетии, В современном мире получает шанс стать процветающей страной такое государство, которое создает максимальный простор для реализации творческих потенций человека, для выявления талантов и способностей людей и сумеет поставить их на службу обществу. Поэтому общество должно искать, выявлять таланты и способности своих членов и, желательно, как можно раньше, с детского возраста, развивать и пестовать их. Известно, что коммуникационные способности, например, качества лидера, формируются уже в раннем возрасте. Для того, чтобы выявить и развить эти таланты, нужны определенные предпосылки и, среди них, создание равных стартовых возможностей для молодого поколения, возможности вступить в конкурентную борьбу за получение образования самого высокого уровня, которое явилось бы ключом к восходящей социальной мобильности. Именно при
      [508]
      этом условии к высшим, наиболее престижным позициям в обществе придут действительно наиболее талантливые, честные люди, могущие обеспечить оптимальное управление обществом,
      Таким образом, любая социальная система, и особенно в условиях постиндустриального общества, нуждается в организации подготовки элиты, в системе элитного образования, желательно как можно более открытого. В современных условиях та система, которая закрывает путь наверх талантам (или хотя бы ставит препоны на их пути, недостаточно широко открывая двери социальной мобильности, неважно, по каким причинам - идеологическим, социально-классовым, национальным или иным), обречена.
      Раньше чем перейти к проблемам элитного образования в России, обратимся к мировому опыту элитного образования, особенно в XX веке, прежде всего, опыту развитых стран Запада, в частности, Соединенных Штатов. Мы обращаемся к этому опыту отнюдь не для того, чтобы его копировать, переносить в непреобразованном виде на российскую почву, а для того. чтобы учесть все позитивные и негативные стороны этого опыта. Для этого мы попытаемся сделать обзор социологических исследований этого феномена в различных странах, в частности, в России и США.
      1. Понятие элитного образования
      Термин "элитное образование" используется в литературе неоднозначно, порой в разных смыслах. Прежде всего, элитным называют образование высокого качества (в англоязычной литературе - high quality education). Однако это не единственное значение, которое вкладывается в это понятие. Этот термин используется помимо этого и в ином смысле. Под ним понимают также образование, нацеленное на подготовку элиты - политической, экономической, культурной. Во втором случае
      [509]
      главный вопрос: кого готовят к занятию элитных позиций? Выходцев из элитных семей, из богатых и знатных, подготовку замены родителей детьми, чтобы воспроизводить элиты таким "естественным" способом? Или же следует искать одаренных детей, талантливую молодежь во всех социальных стратах общества? Первый подход - назовем его "элитарным образованием" - означает систему закрытого образования, он обрекает на деградацию элитное образование, да и саму подобную элиту. Применительно к России это бы означало подготовку к элитным позициям детей высших государственных чиновников и "новых русских", имеющих возможность нанимать дорогостоящих репетиторов, причем из преподавателей элитных учебных заведений. И только второй подход отвечает задаче создания элиты высокого качества, действительно лучших, отборных - в интеллектуальном и этическом плане. Это должна быть открытая система элитного образования, и уже поэтому является более предпочтительной.
      Порой под термином "элитное образование" имеется в виду образование для элиты, для выходцев из высших привилегированных классов и страт общества. Для того, чтобы не смешивать эти значения, мы вводим в этом случае термин "элитарное образование". Таким образом, элитарное образование - это образование для узкого круга, предназначенное для выходцев из знатных ("элита крови") и наиболее состоятельных семей (элита богатства). В этом случае неизбежно возникает вопрос о степени открытости системы образования. Ясно, что элитарное образование означает закрытую систему образования. А термин "элитное образование" используется по отношению к такому типу высококачественного образования, которое носит открытый характер, то есть им охвачены дети, отличающиеся высокими интеллектуальными способностями, являющиеся выходцами из любых социальных слоев, классов,
      [510]
      групп, где критерием отбора являются не знатность, богатство или связи, но именно интеллектуальные и иные качества личности, ее таланты.
      Отметим, что термин "элитное образование" порой используют и как родовое понятие, относящееся как к закрытому, так и открытому высококачественному образованию. Заметим также, что в процессе развития образовательных учреждений различаются (а затем, особенно в современных условиях) все более расходятся два типа элитного образования - естественно-научного и гуманитарного (Ч. Сноу писал по этому поводу о дивергенции двух этих типов культур). Соответственно, можно различать также социально-политическое и общекультурное элитное образование. Их различие связано прежде всего с тем, что первое ориентировано на подготовку политико-административной элиты, а второе - на подготовку культурной элиты, создателей духовных ценностей. Как мы увидим ниже, институт образования исторически возник как именно элитное образование, образование для выходцев из элитных семей (подавляющее большинство населения на начальных ступенях развития общества обходилось без специальных образовательных институтов, вернее, образование было имманентной функцией рода, племени, семьи). И лишь позднее, в ходе исторического развития институты образования становятся более широкими, более открытыми, включающими неэлитные страты общества и, наконец, институтами массовыми. Интересно, что в России при советской власти произошла инволюция этого процесса, когда после Октябрьской революции элитное образование было уничтожено или ушло в тень, и лишь через несколько десятилетий возникло движение по воссоздание элитных институтов образования (особенно это относится к среднему образованию).
      [511]
      Как мы увидим дальше, в XX веке, и особенно с наступлением XXI века можно зафиксировать общемировую тенденцию - движение к демократизации образования, которое включает в себя движение от элитарного образования, ставящего людей в неравные условия конкуренции за получение доступа к образованию высшего качества, то есть означающего дискриминацию людей по социальным, а также национальным и иным критериям, к элитному, где образование высокого уровня дополняется его большей открытостью. Вместе с тем, следует признать, что до сих пор открытость элитного образования никогда не была полной, это именно тенденция (причем, пока еще слабая). Это как бы один из векторов всемирного образовательного процесса. Нельзя не отметить также то обстоятельство, что ряд социологов выражают свои опасения по поводу опасности опошления самой идеи элитного образования, порождающего порой псевдоэлиту или квазиэлиту.
      2. Из истории элитного образования
      История элитного образования включает в себя историю развития элитных образовательных систем и институтов, а также историю элитопедагогики. Она особенно интересна с точки зрения впитывания современными образовательными институтами традиций, накопленных многовековым развитием элитного образования. Интересен и поучителен также опыт отказа от этих традиций (например, в России в послереволюционный период).
      На заре человеческой истории на протяжении десятков тысяч лет образование было неотделимо от жизни рода, затем семьи: мать выступала в роли педагога по отношению к дочери, отец - по отношению к
      [512]
      сыну, им ассистировали бабушки, дедушки, соплеменники (то есть специального института образования не существовало, он зародился на позднейшей стадии развития первобытного общества, точнее, на стадии его разложения и складывания классово-дифференцированного общества). Со временем домашнего образования оказалось недостаточно, прежде всего тем, кто готовил себя (или кого готовили) на роль вождя племени, шамана или жреца. А в условиях растущего разделения труда, когда человеку потребовался значительно больший объем информации, стали создаваться специализированные образовательные институты; в это время возникает и профессия педагога. Одновременно обнаружилось, что система разделения труда требует различного уровня подготовки, соответствующего квалификации того или иного рода деятельности.
      Как уже отмечалось выше, первые образовательные институты возникли как институты элитные. Само получение образования означало выделение индивида, приобретшего определенные знания, из числа прочих членов племени, возвышение над ними. Получение образования было и ценностью в себе, выступало как элитизация личности, и, вместе с тем, было средством для занятия высокого положения в общине. Сами образовательные институты носили практически полностью элитный характер, и лишь много позже расширили круг принимаемых учащихся (это относится прежде всего к древней Греции).
      С тех пор человечество накопило огромный опыт элитного образования, опыт многих веков и даже тысячелетий, начиная от домашней подготовки фараонов, царей, королей. Вспомним, что наставником Александра Македонского был Аристотель, наставником Нерона - Сенека (впрочем, Сенеке не удалось укротить неистовый характер Нерона, превратившегося в жестокого тирана, по приказу которого сам его учитель должен
      [513]
      был кончить жизнь самоубийством), воспитателем наследника российского престола - видный юрист и государственный деятель К. Победоносцев, вспомним также о знаменитых элитных учебных заведениях - от Академии Платона, Ликея Аристотеля до Оксфорда, Кембриджа, Сорбонны, Гарварда, Принстона.
      К периоду, который знаменитый немецкий философ К. Ясперс назвал "осевым временем" истории (IV-VI вв. до н. э.), относятся и первые классические образцы рефлексии по поводу сущности элитного образования, его содержания (возникает элитопедагогика) и его предназначения.
      Одна из первых целостных систем элитного образования была разработана Конфуцием. Эта система влияла на культуру Китая и всей восточной и юго-восточной Азии на протяжении двух с половиной тысячелетий и продолжает влиять на нее. Это была не только система получения знаний, но прежде всего духовного, нравственного самосовершенствования. Проблемой для Конфуция была не только подготовка к государственному управлению "сына правителя" и администраторов-чиновников, но, более широко, воспитание "благородного мужа", каковым он считал не просто выходца из высших слоев общества, но человека, получившего широкое и глубокое образование и только в силу этого приобретшего право на занятие высокого (элитного) государственного поста. Это право проверяется системой строгих экзаменов, и только по их результатам человек может быть допущен к занятию административной должности. Его идеалом было воспитание совершенного (элитного) человека, стремящегося к добродетели, к знанию, осознающего свою ответственность. Итак, "благородный муж", то есть человек элиты, является таковым в силу воспитания в себе высоких моральных качеств, благодаря образованию. И перед человеком незнатного происхождения может
      [514]
      открыться возможность войти в элиту общества, если он обнаружит высокие способности, будет усердно трудиться, проявит себя как добродетельный человек. Строгий отбор, экзамены на административные должности Конфуций считал важнейшим средством повышения уровня государственного управления. Это была первая образовательная система, которая включала в себя элементы того, что в будущем будет сформулировано как принцип равных возможностей в области образования.
      Великие античные философы были, как правило, основателями собственных школ, проявили себя как выдающиеся педагоги (Фалес, Пифагор, Сократ, Платон, Аристотель, Эпикур)(1). Во многом благодаря их деятельности Древняя Греция явилась колыбелью европейской цивилизации.
      Часто первые образовательные учреждения носили эзотерический характер, создавались для узкого круга избранных. Так, школа Пифагора имела вид тайного союза, с жесткой системой индивидуального отбора кандидатов и посвящения "избранных" в тайны учения: высшей целью обучения было достижение совершенства личности. Учение пифагорейцев воспринималась как тайна, знать которую дозволялось только адептам, которые рассматривали себя как элиту общества.
      Неформальной элитной школой был знаменитый кружок Сократа. Ученики Сократа прославили его методы элитопедагогики - обогащение человека знанием, умение мыслить диалектически; он выделял людей, быстро усваивающих науку, умеющих, как писал его ученик Ксенофонт, использовать знание для руководства людьми, чтобы сделать их счастливыми.
      Целостная система элитного образования была раз
      --------------
      (1) См. подробнее: Ашин Г. К., Бережнова Л. Н., Карабушенко П.Л., Резаков Р. Г. Теоретические основы элитологии образования. - М" 1998.
      [515]
      работана Платоном. Как большинство выдающихся философов античности, в том числе его ученик Аристотель, он считал, что разрабатываемая им философия - не для толпы, но для избранных, и потому не подлежит массовому тиражированию, она предназначена для подготовки элиты - элиты стражей, офицерства и сверхэлиты аристократии духа. Платон воспроизводит древний восточный миф о том, что при сотворении людей бог примешал к каждому человеку определенный металл: людям, достойным стать правителями, - золото, к стражам - серебро, ремесленникам и земледельцам - медь и железо. И хотя Платон не был свободен от консервативной установки о том, что представители различных классов, слоев общества "большей частью" рождают себе подобных, он не абсолютизировал этот тезис, признавая, что "все же бывает, что от золота рождается серебряное потомство, а от серебра - золотое; то же - и в остальных случаях"(1). Так что классовый признак не является строго наследуемым, и поэтому необходимо более способных из низших слоев переводить в высшие а менее способных детей из высших слоев - в низшие.
      Выявление способностей ребенка и молодого человека происходит, по Платону, в процессе воспитания и образования. И особую роль для общества имеет воспитание и образование будущих правителей. Как видим, взгляды Платона откровенно аристократичны, Но при этом важно отметить, что критерий аристократизма для Платона - не родовитость, не богатство, а высокие интеллектуальные и моральные качества. Это люди долга и чести, призванные взять на себя ответственность за судьбы страны. И при выборе достойнейших для занятия элитных позиций селекторат должен пренебречь родственными или дружескими связями, что совер
      ----------
      (1) Платон. Государство. - М., 1994. 415 а-б. - Соч. - Т. 3.
      [516]
      шенно необходимо для поддержания статуса элиты, для легитимизации ее позиций. От селектората (которым являются философы-правители), требуется высокая принципиальность, и "если ребенок родится с примесью меди или железа, они никоим образом не должны иметь к нему жалости, но поступать так, как того заслуживают его природные задатки, то есть включать его в число ремесленников или земледельцев: а если у последних родится кто-нибудь с примесью золота или серебра, это надо ценить и с почетом переводить его в стражи". Готовность отрешиться от родственных чувств и личных симпатий - тот оселок, на котором можно проверить нравственные качества лиц, осуществляющих селекцию; только на этой основе можно преодолеть протекционизм, непотизм и тем предотвратить вырождение элиты. По Платону, для того, чтобы стать правителями, мало природных задатков, надо их выявлять и развивать в процессе воспитания, совершенствовать в процессе зрелого опыта. Наставники, предлагая детям различные упражнения, причем сложные, должны изучать наклонности и способности каждого ученика, и особое внимание уделять тем, в которых они разглядели потенциальных правителей. Созданная Платоном Академия просуществовала почти тысячелетие.
      Другой классик элитопедагогики - Аристотель, создавший в Афинах элитное учебное заведение - Ликей, соединявший функцию учебного заведения с разработкой философских и научных знаний. Он также ставил задачей воспитание духовной аристократии, как бы мы сказали, элитизацию личности, причем полагал, что глубины философии доступны лишь избранным. Кстати, его знаменитый ученик Александр Македонский упрекал своего учителя в том, что он обнародовал свое учение, предназначенное только для узкого круга, считая, что этим он подрывает авторитет правителя. "Чем
      [517]
      же будем мы отличаться от остальных людей, если те же самые учения, на которых мы были воспитаны, сделаются общим достоянием? Я хотел бы превосходить других не столько могуществом, сколько знаниями о высших предметах"(1). Собственно, его учитель и считал знание о первопричинах мира, о сущем высшим качеством человека, свидетельством его элитности. Мы можем только сказать об определенной размытости понимания и Платоном, и Аристотелем статусной элиты и элиты меритократической. Древнегреческие учебные заведения можно различать по степени их открытости (от закрытой школы Пифагора до несколько более открытых школ Платона и Аристотеля).
      В Древнем Риме образование в большей мере носило аристократический, статусный характер, и было более прагматическим, практически ориентированным. Молодой аристократ воспитывался сначала в семье, тут же часто и получал начальное образование. Следующей ступенью была грамматическая школа, где преподавались греческий и латинский языки и литература, затем шла риторическая школа, имевшая главной целью развитие ораторского искусства.
      В раннем средневековье образование будущей политической элиты носило по преимуществу домашний характер. Средневековое мировоззрение определялось прежде всего учением о небесной и земной иерархии; средневековая система образования отражала эту иерархию, носила сословный характер. Господство "элиты крови" предопределяло закрытость аристократического обучения, которое первоначально имело преимущественно придворный характер, Но монополия придворного образования закончилась в связи с созданием школ при монастырях, некоторые из них
      --------
      (1) Плутарх. Избранные жизнеописания. - М., 1990. - Т2 - С. 22-23.
      [ 518]
      отличались высоким уровнем учености. Но главный вызов домашнему и придворному обучению был связан с интереснейшим феноменом средневековья возникновением первых университетов (XII-XIII века). Первоначально университеты были полностью ориентированы на обслуживание интересов церкви, готовя теологов, специалистов по церковному праву. Затем обучение в них стало носить более светский характер. В университетах изучалась аристотелевская логика, физика, латынь, греческий, метафизика, математика и другие дисциплины. Прилежно обучаясь, студент получал степень бакалавра и, продолжая образование, магистра. Позже в качестве высшей ученой степени вводится степень доктора. Интересно, что университеты носили в значительной степени интернациональный характер, студенты могли переходить из одного европейского университета в другой, из университета французского - в немецкий или итальянский; такие переходы облегчались обязательным знанием латыни, на которой и читались лекции. Несмотря на засилье религиозной догматики, университеты способствовали развитию наук. Регулярные дискуссии, проводившиеся в этих университетах, развивали мышление, дисциплинировали его. В университетах формировались определенные традиции, которые развивались в эпоху Возрождения (особую роль в ХV веке сыграла Флорентийская академия) и в новое время, когда именно с университетами, такими, как Оксфорд, Кембридж связано быстрое развитие наук, во многом предопределившее начало первой промышленной революции.
      Обобщая опыт развития мирового института образования, выдающийся испанский философ и культуролог X. Ортега-и-Гассет писал в книге "Миссия университета" о том, что именно университеты являются центрами воспитания интеллектуальной элиты, потому что в них заложена идея элитаризации субъекта образования.
      [519]
      Миссию университета Ортега видит в воспитании "аристократии талантов", которые являются ферментами в развитии мировой культуры.
      Идея университета родилась прежде всего как идея элитного университета. Гарвард, Принстон, Йель, Оксфорд, Кембридж, Сорбонна, Московский, Токийский и другие ведущие университеты мира играют фундаментельную, ведущую роль в формировании элит постиндустриального общества. Американский исследователь элитного образования Верспур пишет, что подобные университеты "очень сходны в своих функциях: они репродуцируют процесс селекции элит"(1). Ведущие университеты США являются элитными учебными заведениями; их выпускники имеют наибольшие шансы достичь элитных позиций. Еще в большей мере это относится к английским университетам - Оксфорду и Кембриджу. Английский социолог X. Томас подчеркивал, что почти все члены Верховного Суда Великобритании, епископы, консервативные члены парламента и многие лейбористские парламентарии - выходцы из элитных частных школ и элитных университетов. При этом шансы на получение элитного образования уменьшаются по мере движения вниз по социальной лестнице. Причем селекция элит в странах Запада отнюдь не обязательно связана с частными элитными университетами. Во Франции, где государственная служба традиционно считается одной из наиболее престижных, элитные вузы, готовящие государственных чиновников, почти полностью интегрированы в систему Grandes Ecoles.
      Элитные университеты в наибольшей мере ориентированы на производство интеллектуальной элиты. Это относится как к западным, так и российским универ
      ----------
      (1) Revitalizing Higher Education. Ed. by Salmi J. and Versphoor A., Wash., 1994. p. 26.
      [520]
      ситетам, таким, как Московский, Петербургский, Уральский, Ростовский.
      Рассматривая современное состояние элитного образования, мы обратимся прежде всего к опыту элитного образования в наиболее развитых странах мира, сделав ударение на сравнении элитного образования в России и США.
      3. Опыт элитного образования в России
      Создание элитных образовательных институтов в России началось в XVII XVIII веках. Первым высшим образовательным учебным заведением в России была Славяно-греко-латинская академия, основанная в 1687 г. по инициативе известного просветителя Симеона Полоцкого. Веком российского Просвещения был XVIII век. Петр I провел реформы, направленные на ускоренное промышленно-техническое, экономическое, военное и культурное развитие страны. В России стали открываться школы - инженерные, навигацкие, медицинские, землеустроительные. Петр I настойчиво прививал российскому дворянству мысли о необходимости образования, порой превращая это в обязанность, как одну из служебных повинностей дворянства. И идея необходимости образования для дворян получает признание, возникают образовательные институты, системе воспитания молодого дворянства уделяется пристальное внимание, а работа на ниве просвещения начинает считаться престижной. В XVIII веке возникает ряд закрытых учебных заведений - дворянских корпусов, где молодежь не только готовилась к государственной службе, но и получала более широкое образование в области истории, искусства, математики, естественных наук. В 1701 г. по указу Петра I была основана Школа математических и навигацких наук
      [521]
      одно из первых светских учебных заведений России. Одним из лучших дворянских учебных заведений считался Сухопутный шляхетский корпус, весьма престижными учебными заведениями были Пажеский корпус, Инженерный корпус.
      Выдающуюся роль в развитии российской науки, а также элитного образования сыграла основанная Петром 1 в 1724 году Академия наук, ставшая питомником научных школ по основным направлениям естественных, технических и общественных наук, выпестовавшим крупнейших ученых мирового значения. Важнейшими центрами элитного образования стали основанный в 1726 году Петербургский и в 1755 году-Московский университет.
      Видное место в развитии элитного образования в России и ее культуры в целом занимал Царскосельский Лицей, где на одном курсе учились А. С. Пушкин и будущий канцлер России А. М. Горчаков, а также И. И. Пущин, А. А. Дельвиг. Лицей воспитал целую когорту видных государственных и культурных деятелей страны.
      XIX век был веком расцвета российской культуры, ее золотым веком. Возникает одна из величайших в мире литератур, когда творили А. С. Пушкин и М. Ю. Лермонтов, И. В. Гоголь и И. С. Тургенев, Л. Н. Толстой и Ф. М. Достоевский. Это была главным образом дворянская культура, а также культура разночинцев. Творят великие музыканты - М. И. Глинка, П. И. Чайковский, М. П. Мусоргский, "Могучая кучка" объединяет выдающихся музыкантов, разворачивает просветительную деятельность. Создаются Московская и Петербургская консерватории, Академия художеств.
      Замечательными достижениями в духовной культуре отмечен Серебряный век российской культуры - литературы (И. А. Бунин, А. А. Блок), живописи ("мир искусства", русский авангард), музыки (С. В. Рахманинов, А. Н. Скрябин), знаменитая философская школа
      [522]
      В. С. Соловьев, К. Н. Леонтьев, Н. А Бердяев, великий социолог П. А. Сорокин. Эти деятели культуры были тесно связаны с элитными учебными заведениями России, начиная с гимназий и кончая Московским и Петербургским университетами, Московской и Петербургской консерваториями, Академией художеств.
      Важнейшей особенностью культурной жизни России явилось формирование в XIX веке нового для всего мира явления - интеллигенции(1), которая оказала большое благотворное влияние не только на духовную, но и, более широко, на социальную жизнь страны. Значительная и, как правило, лучшая часть интеллигенции была так или иначе связана с элитными учебными заведениями страны (была либо их выпускниками, либо сотрудниками).
      Опыт элитного образования в России нас будет интересовать не только в плане сохранения традиций институтов элитного образования и их лучших образцов в России, но еще в том отношении, что в советский период истории России был взрыв элитофобии, который в полной мере коснулся элитного образования. Это касается прежде всего системы среднего образования, когда ее развитая система классических гимназий и реальных училищ была разрушена и заменена системой "единой трудовой школы". Были также подорваны структуры высшего образования и его элитной основы, подверглись гонениям и были частично уничтожены многие научные школы, ранее занимавшие ведущее место в мировой науке. Подлинная элита российской интеллигенции была в значительной мере отлучена от высших учебных заведений (как чуждые в классовом отношении элементы). А оставшиеся были поставлены в убийственные для творческого духа цензурные рамки.
      ----------
      (1) Как признает К. Маннгейм, именно в России было впервые осмыслено понятие "интеллигенция" (См.: Маннхейм К. Диагноз нашего времени. - М., 1994. - С. 400).
      [523]
      Это относится главным образом к гуманитарным наукам. Что касается естественных и особенно технических наук, их большевики частично оставили в покое, а порой даже поощряли, если представлялась возможность использовать их потенциал для повышения военной мощи страны. Страшный удар был нанесен по российской гуманитарной науке, когда были высланы многие выдающиеся деятели российской и мировой культуры (печально знаменитые "философские пароходы"), а на оставшихся были обрушены чудовищные репрессии.
      Октябрьская революция стала трагедией не только для российской политико-административной и экономической элиты, но и ее интеллектуальной элиты. Она по существу загубила многие элитные учебные заведения, нанесла удар по интеллигенции в целом.
      Преобразования в области образования прошли под флагом эгалитаризма и массовизации, имела место дискриминация при приеме в университеты и другие вузы страны, когда в них не принимали наиболее подготовленных абитуриентов из так называемых враждебных классов и интеллигенции, при этом создавались рабфаки для скороспелой подготовки в вузы представителей рабочей и крестьянской молодежи. Крупнейшие специалисты в области общественных наук заменялись менее квалифицированными, но зато присягнувшими на верность марксизму-ленинизму. Чтобы восполнить пробел в преподавательских кадрах, был создан Институт красной профессуры с многочисленными филиалами; по окончании учебы в этом институте (если студентам посчастливилось уберечься от репрессий в годы сталинщины) его выпускники становились "красными профессорами". Кстати, нечто подобное затем повторилось на Кубе, когда левые профессора эмигрировали от диктатуры Батисты, а потом правые профессора - от диктатуры Ф. Кастро. И когда выяснилось, что некому
      [524]
      читать студентам лекции по общественным дисциплинам, студенты старших курсов Гаванского и других университетов страны стали преподавать студентам младших курсов.
      Но прежде чем вести речь о ситуации в высшей школе, необходимо коротко остановиться на положении в среднем образовании. Нам важно не только обобщить опыт привилегированных учебных заведений царской России, выявить его позитивные, а также негативные моменты. Необходим также анализ позитивного и негативного опыта советской средней школы. Известно, что после Октябрьской революции в Советском Союзе безраздельно господствовала теория и практика единой школы. На определенном этапе она сыграла частично позитивную роль, во всяком случае, когда было необходимо экстенсивное развитие школьного образования, ликвидация обширных зон неграмотности. Позитивными моментами образовательного процесса в советский период истории было, во-первых, провозглашение права всего населения на всеобщее бесплатное образование и, во-вторых, определенные и крупные шаги в реализации этого права, прежде всего в среднем образовании (которое со временем стало обязательным), а также в огромном расширении масштабов высшего образования. К негативным моментам этого периода относится то, что единая школа, ставшая единообразной, порой просто серой, стандартизирует обучение, как правило, игнорирует индивидуальные особенности учащихся. При очень высокой наполняемости школьных классов учитель просто вынужден "стричь всех под одну гребенку". К тому же советская школа в течение десятилетий еще и осуществляла идеологическое оболванивание учащихся, их индоктринизацию. Но при всем этом было бы грубой ошибкой игнорировать крупные достижения советской средней школы, появление многих ярких педагогов-новаторов,
      [525]
      внедрявших новые, прогрессивные методики в преподавание различных школьных дисциплин. Во всяком случае, по качеству образования в 50-е-80-е годы советское среднее образование стояло, по данным ЮНЕСКО, в первой десятке всех стран мира. Особенно отмечались успехи в преподавании математики и естественно-научных дисциплин. И не случайно, что на всемирных конкурсах, проводимых ЮНЕСКО и другими международными организациями среди детей и юношества советские школьники часто оказывались победителями и, во всяком случае, были в числе призеров. Все это говорит не только об обилии талантов в нашей стране, но и о качестве педагогов.
      Но век НТР застал нашу школьную систему неготовой к новой ситуации; началось наше постепенное отставание в области образования, от передового уровня в мире. Наша образовательная система дала трещину, и в настоящее время переживает кризис, во многом отражающий системный кризис нашего, уже постсоветского общества.
      Советская концепция образования базировалась на положении о необходимости формирования ученика, его образа мыслей, ориентируясь на господствующую в обществе идеологию. Но это - типично тоталитарный подход, несовместимый с демократией. В обществе, переходящем от тоталитаризма к демократии, необходим переход к развивающему образованию, в котором ученик развивает свои взгляды, свой образ мыслей, развивается как личность, причем самостоятельная, автономная личность. Именно такой подход отвечает современным представлениям о демократии, о правах человека.
      Но вернемся к проблеме единообразия, одинаковости средних школ советского периода. Уже тогда передовая педагогическая общественность страны ставила вопрос о том, как уйти от этого единообразия. Опреде
      [526]
      ленным ориентиром в этом отношении стало создание специальных математических школ, таких, например, как математическая школа при МГУ, в которую принимались талантливые дети со всей страны и где преподавали даже ведущие профессора МГУ, или балетных школ типа школы при Большом театре, художественных школ, куда также отбирались талантливые дети, проходившие конкурс, музыкальные школы, наконец, спецшколы с углубленным изучением иностранных языков. Но все это было частичным решением указанной проблемы. Важным путем общего ее решения является дифференциация школьного обучения и, прежде всего, создание элитных школ. Но в полный рост эта проблема встала уже в постсоветский период. Но тут возникает вопрос, весьма болезненный для российского менталитета: совместимо ли создание элитных школ с социальной справедливостью?
      4. Элитное образование и социальная справедливость
      Вопрос о дифференциации образования, о справедливости или несправедливости существования элитных школ довольно продолжительное время обсуждается в мировой литературе по социологии образования. В ней выявились два альтернативных подхода. Эгалитаристские критики элитного образования используют следующие аргументы: наличие элитных школ - это вызов демократии, это пережиток аристократических времен, это социальный атавизм, элитные школы вредны, потому что они ставят детей в неравные условия, потому что они воспроизводят и поддерживают, закрепляют систему социально-классового неравенства. Собственно, аргументы критиков элитарного образования нам
      [527]
      хорошо известны, поскольку это прежде всего марксистские критики. Их аргументы не лишены оснований. Но известно также, что эгалитаристские теории в советской педагогике нанесли значительный ущерб качеству образования в нашей стране; они делали среднее образование действительно "средним" в смысле его посредственности, единообразия, униформизма, игнорирования вундеркиндов, которые "ломают строй", и требований к педагогам обращать свое основное внимание и свое время "подтягиванию" отстающих, которые во что бы то ни стало должны получить среднее образование (так, собственно и было в советское время, когда педагоги обязаны были обеспечить получение всеми их учениками среднего образования, что было важнейшим критерием оценки вышестоящими чиновниками их работы).
      Теперь выслушаем и другую сторону - сторонников элитного образования, среди которых преобладают специалисты по социологии образования, придерживающиеся консервативной ориентации. Их аргументы также звучат весьма весомо. Единая (и единообразная) система обучения не учитывает разнообразия личностных ориентации, глушит индивидуальность, нивелирует личности обучающихся, не стимулирует развитие их талантов, уникальных способностей. В демократическом обществе наряду с государственной должна существовать и независимая от него система образования, в том числе альтернативного образования, и пусть родители и дети выбирают ту систему, которая им больше подходит. А если одаренные дети из малообеспеченных семей не могут позволить себе оплачивать обучение в дорогостоящих частных школах, то они имеют право на дотацию со сторону государства, благотворительных фондов, на стипендии для талантливых детей из бедных слоев общества которые имеются во многих элитных школах (увы, это не относится к российским элит
      [528]
      ным школам). Эгалитаристским критикам консерваторы отвечают, что элитные школы - это маяки образования, своего рода поле для экспериментов; эти же школы часто являются спонсорами одаренных детей безотносительно к их статусу их элитные школы готовы обучать бесплатно и даже платить им стипендии, потому что наличие одаренных детей в привилегированных частных школах способствует подъему уровня обучения в самих этих школах, а воспитание ярких талантов выгодно для всего общества и, прежде всего и непосредственно - для спонсоров этих школ, особенно если ими являются крупные корпорации или государство, потому что выпускники этих школ являются базой для пополнения сотрудников этих корпораций, научных и просветительных учреждений, наконец, служат улучшению имиджа соответствующей корпорации и т.д.
      Многие американские и английские специалисты по социологии образования подчеркивают, что Итон, Харроу (элитные школы) Оксфорд. Кембридж (элитные университеты) в Англии; Гротон и Сент-Поль (элитные средние учебные заведения), университеты "Лиги плюща", такие как Гарвард, Йель, Принстон, Коламбиа в США, должны не замыкаться в себе, но, напротив, выступать моделью, к которой должна приближаться вся система соответственно Великобритании и Соединенных Штатов.
      Можно заметить, что картина, рисуемая сторонниками элитного образования, пожалуй, слишком розовая, это скорее норматив, идеальная модель, расходящаяся с действительностью (особенно российской), но зато служащий определенным ориентиром для образовательной системы. Можно и нужно выявлять недостатки системы элитного образования в разных странах (в том числе в дореволюционной и в современной России). Вопрос заключается лишь в следующем: эти недостатки следует выявлять для того, чтобы постараться их
      [529]
      устранять, чтобы скорректировать эту систему образования с современными потребностями общества, или же для того, чтобы его отвергнуть в целом в пользу эгалитарного, усредненного образования, которое, как мы видели, было столь характерно для СССР.
      В стране, движущейся к рыночному хозяйству, люди все более четко начинают сознавать, что социальная справедливость - это не равенство всех в нищете, а равенство возможностей, которое неминуемо сопровождается неравенством в результатах деятельности отдельных личностей. Следует развести понятия: "справедливость" и "равенство", так как равенство может быть глубоко несправедливым. Это в полной мере относится к системе образования. Ведь если, к примеру, в начальной школе для всех - и для тех, в ком дремлет гений Моцарта, и для тех, кому "медведь на ухо наступил", - существует единая норма - 45 минут в неделю - урока музыки, то это, разумеется, равенство, но равенство вульгарное. Это отнюдь не справедливость - ни по отношению к личности (не дает ей возможности развивать свои способности), ни по отношению к обществу (лишает его талантов и успехов, которые могли бы быть достигнуты этими талантами). Это псевдоравенство. Реформируя нашу систему образования, безусловно, следует изучить и использовать богатый опыт элитного образования США, Англии, Германии, Франции и, конечно же, опыт дореволюционной России. Но, повторяем, слепо копировать этот опыт нам не следует.
      Но пока мы еще не ответили на поставленный нами вопрос: справедливо ли элитное образование? Для его решения прежде всего и предлагается различение элитного (открытого) и элитарного (закрытого) образования. Элитарное образование - образование детей узкого круга, в который входят люди по критериям знатности, богатства, связям. Социологи обычно различают "элиту крови" (критерий знатности, господствующий в
      [530]
      традиционном обществе), элиту богатства (критерий, основной для индустриального общества) и элиту знаний (становящийся приоритетным в информационном обществе). Поскольку элитное образование - образование для выходцев из узкого круга, оно, на наш взгляд, несправедливо, оно расточительно для общества: ведь в этом случае теряются таланты детей, семьи которых не входят в элиту общества или не могут себе позволить дать детям дорогостоящее частное образование.
      Напротив, элитное образование, помимо того, что это образование самого высокого уровня, характеризуется тем, что главным его критерием являются способности, таланты детей, оно не должно зависеть от происхождения и богатства родителей. Для усвоения знаний и ценностей, предлагаемой этой системой образования, необходим высокий уровень интеллектуальных способностей.
      Различие между элитарными и элитными школами видно хотя бы из того, что отпрыски богатых семей, поступив в элитную школу, просто не смогут в ней учиться, если не обладают достаточными интеллектуальными способностями, Из такой школы они просто вынуждены будут уйти, поскольку в ней они "не потянут", даже если их родители и заплатили немалые деньги за их обучение. Можно видеть, что элитарное образование сопряжено с системой закрытого рекрутирования элит, в то время как элитное образование - с системой открытого ее рекрутирования.
      Дискуссионным является и другой вопрос: правильно ли считать, что дифференциация образования и создание элитных школ служит укреплению и закреплению существующей социальной стратификации общества и уже поэтому не отвечает принципам и нормам социальной справедливости. Или же, напротив, более корректным является утверждение, что хорошее образование - один из важнейших каналов усиления соци
      [531]
      альной мобильности в обществе, служит как своеобразный социальный лифт, поднимающий людей снизу в более высокие страты общества (большая часть современных социологов придерживается последней точки зрения).
      Не предвосхищая ответ на этот вопрос, обратимся к выяснению соотношения двух рассматриваемых нами видов образования - элитного и элитарного. Можно показать, что они соотносятся как два пересекающих круга, у которых часть площади - общая. Элитарное образование может быть одновременно и элитарным и наоборот. Собственно, элитарное образование в определенной мере почти всегда является элитным (хотя бы с точки зрения его качества). Более того, можно утверждать (и мы это уже видели выше), что элитное образование исторически возникло и развивалось в рамках элитарного (иначе и быть не может в условиях социально дифференцированного общества). И если попытаться выявить историческую тенденцию, можно отметить, что постепенно круг детей, получающих элитное образование, расширялся и изменялся структурно: все большую роль при этом играли способности, и все меньшую - знатность, богатство, связи родителей. Можно сказать, что дифференциация обучения вообще и элитное образование как ее момент соответствуют важнейшей тенденции современной цивилизации - процессу индивидуализации.
      Однако наряду с общими элементами между элитарным и элитным образованием существуют различия, перерастающие в противоположность, и это позволяет нам классифицировать первое как несправедливое, а второе - как соответствующее современным представлениям о социальной справедливости.
      Таким образом, мы выяснили, в чем главный недостаток и, более того, порок элитарного образования. И нам следует принять меры против существования этого
      [532]
      явления, тем более, что оно дает о себе знать в нашей стране, как в условия былой советской системы, так и продолжает существовать в постсоветской системе. Мы имеем в виду престижные полузакрытые школы, в которые детей зачисляют "по блату" или за взятку, престижные вузы, где несравненно большие шансы поступить в них имеют дети, родители которых могут нанимать дорогостоящих репетиторов (преимущественно из числа преподавателей именно этих вузов), одним словом, при приеме в которые имеет место скорее "конкурс родителей", чем детей. Ныне положение изменилось лишь в том смысле, что место старой партократической элиты заняла элита "демократических" чиновников и бизнес-элита. Итак, нам необходимо расширение элитного образования при отсечении элитарного - во имя развития творческих способностей личности, во имя принципов демократии и социальной справедливости.
      Нужно отметить в этой связи, что именно на движение к большей социальной справедливости направлено решение Министерства образования Российской Федерации о постепенном введении с 2001 года единого государственного экзамена для выпускников школ, по результату которого без приемных экзаменов их будут зачислять в вузы. Несправедливо, когда немногие выпускники школ имеют возможность заниматься с репетиторами, которые не столько дают знания, сколько "натаскивают" к экзаменам в конкретный вуз. Новые правила направлены на выравнивание возможностей выпускников провинциальных школ для поступления в столичные вузы, в том числе элитные.
      Совершенно очевидно, что ныне и в обозримом будущем общество не сможет функционировать без элиты. Значит, квалифицированную элиту, ориентированную на высокие гуманистические ценности, нужно готовить, причем готовить загодя, по возможности плано
      [533]
      мерно. Именно в этом плане важна проблема элитного образования, которое может оптимизировать процесс рекрутирования и смены элит в обществе.
      5. Социология элитного образования
      Проблема элитного образования и социальной справедливости - одна из важных проблем социологии образования, предмет которой - система образования как социальный институт, ее взаимоотношение с другими структурными элементами общества, с обществом в целом (то есть образование является подсистемой целостной системы - общества). Образование можно определить как получение знаний и ценностей индивидом, то есть в широком смысле, его социализация.
      Основателем социологии образования является Э. Дюркгейм, который сформулировал задачи этой дисциплины следующим образом:
      зависимость образования от других сфер общественной жизни и общественного разделения труда;
      роль образования в общественном воспроизводстве и социальной мобильности населения;
      равенство в школе разновидность социального равенства;
      структурная перестройка системы образования в процессе исторической эволюции общественных отношений;
      проблема социальных функций (социального назначения) образования и воспитания(1). Как видим, все эти проблемы тесно связаны с вопросами элитного образования, а вторая и третья проблемы связаны с ними самым непосредственным образом.
      -----------
      (1) См: Дюркгейм Э. Социология образования. - М., 1996.
      [534]
      Особенно велика роль образования для социальной мобильности и репродукции общества. Концепции социальной стратификации обращаются к классовой и статусной иерархии общества и неравномерности образовательных возможностей между людьми, принадлежащими к различным классам или имеющим различный статус. В исследованиях социальной мобильности ударение обычно делается на межпоколенческую мобильность, которая означает изменение класса и статуса от родителей к детям.
      Пример межгенерационной мобильности - когда сын или дочь рабочего становится менеждером. Напротив, если они остаются рабочими - это пример социальной репродукции. Системы социальной стратификации, которые подчеркивают аскриптивный (предписанный) характер классовой и статусной позиции, определяются как закрытые: они ведут к наследованию статуса, к воспроизводству класса. Те системы социальной стратификации, которые подчеркивают личные достижения, определяются как открытые, ведущие к социальной мобильности.
      Как эти проблемы решаются в современной социологии образования? Большинство исследователей отмечает, что в западной социологии образования сложились следующие основные направления:
      1. Функциональная концепция. Отмечая важную роль образования в социальной мобильности, функционалисты утверждают, что различные социальные роли, в особенности элитные, требуют различных способностей. Если общество функционирует эффективно, они должны быть заполнены людьми с соответствующими способностями. С тем, чтобы привлечь наиболее квалифицированных людей на элитные позиции, эти позиции должны сопровождаться более высокими социальными и экономическими наградами. Образование и
      [535]
      призвано развивать способности индивидов и используется как средство социальной селекции, причем оно обеспечивает селекцию, базирующуюся в большей мере на персептивных (основанных на личных достижениях), чем аскриптивных (основанных на приписанном статусе). Функционалисты подчеркивают роль образования для удовлетворения нужд в социальном порядке, связанном с рациональностью, меритократией и демократией; система образования призвана обеспечить обществу эффективную и справедливую селекцию способностей и талантов, так что именно наиболее способные достигают самых ответственных, то есть элитных позиций.
      Неомарксистское направление в социологии образования - своего рода вызов функционализму. Оно подчеркивает, что организация образования во многом отражает диктат корпоративно-капиталистической экономики (S. Dowless, Y. Gintis), что школа выполняет заказ капитализма - служит корпоративной иерархии, передает привилегии от поколения к поколению; характер образовательной системы определяет господствующий класс, капиталистическая элита. Впрочем, некоторые представители этой школы (Р. Willis) считают, что школы - не только агенты социальной репродукции, но и центры сопротивления капиталистическим порядкам, то есть центры формирования контрэлиты. Положение массовых школ относительно элитных ухудшается, в частности, потому, что элитные школы переманивают к себе с помощью стипендий детей из низших социальных страт. "Никто не возражает против того, чтобы сделать образовательные стандарты высокими, - пишет Дж. Мэтьюз в книге "Классовая борьба: что неправильно и что правильно в лучших американских элитных школах". Но элитные школы существуют не только для высоких достижений, но и из желания по
      [536]
      ставить себя выше других"(1), усиливая классовую сегрегацию в обществе.
      К этому направлению близка конфликтная теория или, как ее часто называют, концепция статусного конфликта. Сторонники этого направления начинают обычно с утверждений о том, что общество состоит из различных групп с разными, конфликтующими интересами, что сущность стратификации - стремление групп, захвативших власть, богатство и престиж (элитных групп), поддержать свою позицию за счет непривилегированных групп. Школы помогают репродуцировать и легитимизировать систему стратификации, объявляя, что она основывается на индивидуальных достижениях, тогда как на деле она отбирает на элитные позиции индивидов на основе предписанного статуса. Возникнув на базе веберовской традиции, сторонники этого направления подчеркивают попытки различных групп (этнических, профессиональных, классов) использовать сферу образования как механизм получения привилегий; статусные группы пытаются увеличить свою восходящую социальную мобильность вплоть до уровня элитной группы. Эти социологи ссылаются, в частности, на то, что школьники и студенты из высших страт общества достигают более высоких результатов (у них больше амбиций, они имеют больше поощрений от родителей и т.д.).
      В американской и западноевропейской социологии образования стала популярной концепция "человеческого капитала", согласно которой образование, как и в целом усвоение культуры, есть процесс накопления "человеческого капитала". Этим термином обозначают улучшение производительной способности человека благодаря произведенных им расходов на образова
      --------
      (1) Mathews J. Class Struggle. What is Wrong (and Right) with American Best Public High Schools. N.Y., 1988, p. 4.
      [537]
      ние, что ведет к повышению его общественного положения (статуса, заработной платы, престижа). Расходы на образование рассматриваются как "жертва", принесенная индивидом (а равно и обществом в целом) во имя будущих выгод. Обучение, с этой точки зрения, есть процесс превращения экономического капитала в личностный, процесс реконверсии экономического капитала в культурный. Причем именно инвестиции в "человеческий капитал" являются наиболее перспективными(1).
      Интересно, что группа американских ученых (С. Фэн, Дж. Оверленд, М. Спэгет) попытались с позиций концепции "человеческого капитала" проанализировать перспективы развития современной России и роль ее системы образования в этом развитии. К сожалению, пишут авторы, обстановка в России не способствует тому, чтобы молодежь инвестировала время и средства в образование, хотя бы потому, что заработная плата большинства выпускников российских вузов ниже доходов уличных торговцев, не говоря уже о мафиози. Сегодняшнему молодому поколению в России не хватает экономической заинтересованности инвестировать средства в человеческий капитал. И если молодежь будет стремиться в первую очередь к быстрым деньгам, следующее поколение россиян будет менее образованным, чем их родители, а значит и менее производительным. Авторы книги советуют сделать систему образования России эффективным инструментом для инвестирования человеческого капитала, поощрять молодежь к инвестированию в образование, и критикуют правительство России за недостаточность усилий в этом направлении. Но эта критика - с дружественных позиций, Авторы книги утверждают, что великая рос
      -------
      (1) См.: Ашин Г. К.,Бережнова Л. Н., Карабущенко П.Л., Резаков Р. Г. Цит. соч. - С.228-237.
      [538]
      сийская интеллектуальная традиция, соединенная с широкой грамотностью, технической подготовкой, обеспечивает мощную основу процветания России как в непосредственном будущем, так и в далекой перспективе(1).
      Интересный синтез конфликтной концепции и теории "человеческого капитала" в социологии образования представляют работы видного французского социолога П. Бурдье. В книге "Государственный нобилитет. Элитные школы в поле власти" Бурдье показывает тесную связь и взаимный обмен в области власти и в области образования, который имеет особое значение для истеблишмента. Поддержка стабильности элиты во многом обеспечивается системой контролируемых ею учебных заведений. Этот синтез создает "элиту элиты". Знатный титул сам по себе не обеспечивает еще подлинную элитность. Не обеспечивает его и богатство само по себе. Элита не любит парвеню, с их быстрым успехом и дурными манерами. Элитное образование, академические звания сами по себе также совершенно недостаточны. Принадлежность к истеблишменту - символический капитал, имеющий свои собственные законы накопления, отличные от экономического капитала. "Элита элиты" соединяет в себе целый комплекс черт, которые дополняют друг друга. Это такие черты, как аристократизм рождения, личное богатство, меритократизм академических успехов. Эти черты комбинируются, "воспитывая в новых лидерах абсолютную уверенность в своей легитимности"(2).
      В другой книге, написанной П. Бурдье в соавторстве с Ж.-К. Пассероном "Репродукция в образовании. Общество и культура" показывается, что школьная систе
      ------------
      (1) Fan S., Overland J., Spagat V. Human Capital, Growth and Inequality in Russia, Denver, 1997.
      (2) Bourdieu P. The State Nobility. The Schools in the Field of Power, Oxford, 1996, p. 335.
      [539]
      ма вносит свой вклад в воспроизводство структуры распределения культурного капитала и через него - социальной структуры, системы позиционных дифференциации и дистанций. "Прогресс ведет нас от коллективного и наследственного статуса нобилитета прошлого к сегодняшнему образовательному нобилитету", хотя все же элитные позиции продолжают находиться в очень тесной связи с социальным происхождением, то есть с приписанным статусом. "Несомненна связь между элитными школами и тем, что мы определяем расхожим термином "правящий класс"(1). Интересно, что, сравнивая образовательную систему США с французской и английской, Бурдье признает, что в Соединенных Штатах она более меритократична, и там талантливый выходец из социальных низов имеет больше шансов пробиться наверх.
      6. Государство и элитное образование
      Прежде, чем обратиться непосредственно к элитному образованию, нельзя не отметить некоторые общие сдвиги в развитии современных образовательных систем, Пожалуй, раньше всего следует отметить рост финансовых вложений в образование в мире в целом и особенно в наиболее динамично развивающихся странах. Причем, рост отмечается не только в абсолютных цифрах, но и в процентах к ВВП. Американские президенты Дж. Буш, а затем и У. Клинтон заявляли, что Соединенные Штаты гордятся тем, что расходы на образование в них превышают расходы на оборону. Собственно, развитие науки и образования ныне являются важными показателями влияния и мощи страны (если
      ----------
      (1) Bourdieu P. and Passeron J.-C. Reproduction in Education. Society and Culture. L., 1996, p. X.
      [540]
      смотреть на эту мощь в динамике). Причем нетрудно обнаружить прямую зависимость между размерами финансирования образования теми или иными странами и темпами их социально-экономического развития; то есть вложение в образование оказываются наиболее эффективными с точки зрения социально-экономического прогресса. И, соответственно, действует и обратная зависимость. Стоило, например, Бразилии на некоторое время уменьшить бюджетные ассигнования на образование, как это сказалось на замедлении темпов ее экономического развития. И потребовало коррекции национальной стратегии. Увеличение расходов на образование касается и ряда развивающихся стран, берущих пример в этом отношении с "азиатских тигров".
      К сожалению, с этой общемировой тенденцией контрастирует политика в области образования в России, резко снизившей свои ассигнования в этой области. В результате нас быстро обгоняет в сфере образования все большее число стран. Так, по количеству студентов к общей численности населения Россия занимала одно из лидирующих позиций в мире в 60-х- 70-х годах. Ныне же по этому показателю Россию обогнали не только США и большинство стран Западной Европы, Япония, но и такие восточноазиатские страны, как Южная Корея, Тайвань. Ссылки на экономические трудности не могут оправдать подобную недальновидную политику в области образования, которые снижают шансы России на подъем, на возрождение в XXI веке.
      Хотелось бы вспомнить в этой связи послевоенную Японию. После 1945 года страна лежала в руинах. Но экономическая разруха не привела к ослаблению внимания к образованию, а скорее обострила внимание к нему. И образование подрастающего поколения оказа
      [541]
      лось одной из точек опоры, позволившей Японии совершить в 70-х-80-х годах прыжок в постиндустриальный мир.
      Потребности информационного общества детерминируют необходимость существенных сдвигов, структурных изменений, смены приоритетов в социальной системе. Крен в сторону технократизма, характерный для большинства стран, находившихся на стадии индустриального общества, постепенно преодолевается. Эта тенденция обозначилась в образовательных системах Северной Америки и Западной Европы. Но, пожалуй, особенно интересен процесс развития в той же Японии и, более широко, в странах конфуцианской и буддийской культуры. Важнейшим элементом всякого, и в особенности элитного образования в этих странах является воспитание в молодых людях высоких нравственных качеств. Этическое и эстетическое воспитание занимает важное место в школьных программах, образовательный процесс ориентируется на воспитание таких нравственных ценностей, как чувство долга, трудолюбие, самосовершенствование личности, уважение к другим людям, особенно к старшим, к культурным традициям. В рамках этой традиции поощряется воспитание предприимчивости, но оно выступает прежде всего как средство самореализации личности (богатство как таковое занимает в системе этих ценностей более низкое место). Мощным технологическим рывком в 60-е - 80-е годы Япония в немалой степени обязана вниманию проблемам образования, прежде всего, элитного (отметим тут роль Токийского университета). Повторим, что в тяжелейший для Японии период после поражения во второй мировой войне в ее системе образования много часов отводилось нравственному и эстетическому воспитанию. Не с этих ли уроков начиналось "японское чудо"?
      [542]
      Потребности информационного общества требуют гармонически развитого человека, развитого не только интеллектуально и физически, но и нравственно, это общество нуждается в людях, получивших широкое гуманитарное образование, в гуманитарной элите. Не случайно, и в США с их прагматической ориентацией в последние десятилетия в учебных планах школ, колледжей, университетов гуманитарные дисциплины занимают все более важные позиции.
      Следует отметить, что эта - мировая - тенденция гуманитаризации образования проявляет себя и в России: направление развития ее системы высшего образования - сокращение технических вузов сопровождается увеличением гуманитарных специальностей, особенно юридических, экономических. Хуже обстоит дело с другими показателями российской образовательной системы. Сокращение ассигнований на образование сопровождается "утечкой мозгов", невысоким качеством массового (неэлитного) образования, застоем в таком важном показателе развития образования, как число студентов на тысячу человек населения. В настоящее время в Соединенных Штатах свыше пятнадцати миллионов студентов обучаются в более чем 3700 вузах; если прибавить сюда разветвленную систему образования для взрослых, то более половины американцев охвачено разными формами образования(1). В России же сейчас - 4,2 миллиона студентов. Посмотрим на данные об образовании в России и США в динамике. В 1950 г. СССР тратил на образование 10% национального дохода против 4% в США. В 1988 г мы видим уже обратную ситуацию: 7% в СССР и 12% в США. А уже в 1992 г. эта цифра опустилась ниже 4%. В середине 90-х годов на нужды науки тратилось в России 0,52% от
      -----------
      (1) Statistical Abstract of The United States, Wash., 1999. p. 194, 209.
      [543]
      ВНП, тогда как в Израиле - 3,5%, в Японии - 3,05%, в США - 2,75%(1). Эти драматические изменения в положении образования и науки в России нанесли удар не только по российскому массовому образованию, но и образованию элитному.
      Известно, что ассигнования на образование - это вложение в будущее страны, а уменьшение этих ассигнований - мина замедленного действия под будущее той или иной страны. Возрождение России как великой страны возможно лишь в том случае, если образование станет одним из важнейших приоритетов в ее социальном развитии. Ибо она может возродиться не за счет продажи своего газа, нефти и других сырьевых ресурсов (что означает ограбление наших внуков и правнуков и прямую дорогу в страну "третьего мира"), а только развивая те традиции великой культуры, благодаря которым она внесла неоценимый вклад в развитие мировой цивилизации.
      7. Элитное образование в США
      Теперь - коротко об особенностях элитного образования в Соединенных Штатах, Первые элитные школы стали возникать в английских колониях на восточном побережье Северной Америки, главным образом, в Новой Англии, в XVII веке. Естественно, в качестве образца рассматривались знаменитые английские элитные школы - Итон, Хэрроу, Винчестер. Возникают и первые университеты, такие, как Гарвард (основан в 1636 г. как колледж, реорганизован в университет в начале XIX века; это, безусловно, самый знаменитый из американских университетов, который подготовил бо
      --------
      (1) Карабущенко П. Л. Политическое образование для становления элит // Полис - 2000. - No 4. - 2000, - С. 178-179.
      [544]
      лее 2,5 тысяч признанных национальных лидеров). Возникают Йельский, Колумбийский, Принстонский и другие университеты. Образцом, моделью служили знаменитые английские университеты - Оксфорд, Кембридж. Все эти университеты, а также такие средние учебные заведения, как Сент-Марк, Сент-Поль, Гротон, Сент-Джордж, носили элитный характер: учащиеся и студенты были выходцами из аристократических семей американских колонистов Новой Англии, а затем и других районов восточного побережья Северной Америки. С обретением независимости США число учебных заведений быстро увеличивалось.
      Американские public schools принципиально отличаются от школ с аналогичным названием в Англии, где, собственно, и возник этот термин, где он означает привилегированную полузакрытую школу интернатского типа, обычно с высокой платой за обучение. В США этот термин имеет иное значение, соответствующее его этимологии: public - общественный; под ним имеется в виду бесплатная школа, спонсируемая государством, штатом, местными органами власти. Такие школы зародились в Соединенных Штатах в первые десятилетия XIX века. Их организаторы вдохновлялись идеей общей школы, обслуживающей плюралистическое общество(1).
      Но в условиях глубокой классовой дифференциации общества, наличия классов и социальных групп с разными ценностными ориентациями а, главное, разными финансовыми возможностями, идея общей школы выглядела достаточно утопичной и сменилась концепциями, в большей мере отражающими реальную ситуацию в американской образовательной системе. Появился термин parentocracy (власть родителей), который оз
      ---------
      (1) См.: Equality and Inequality in Educational policy. Ed. by Dawtrey L., Clivtiand, 1995.
      [545]
      начает зависимость того, в какую школу поступит ребенок - в элитную или массовую - от социального положения родителей, от их финансовой состоятельности, а также влияния социальной позиции родителей на дальнейшую карьеру их отпрысков.
      Основное деление американских школ проходит по основанию: государственная (точнее, спонсируемая государством, штатом, местными органами) и частными. У частных школ много преимуществ - они лучше оснащены в техническом отношении, у них меньшие по численности классы, а это значит, что преподаватели могут индивидуально подходить к каждому учащемуся, учитывать его психологические особенности (способности, скорость усвоения учебного материала, темперамент и т.д.); частные школы обладают более квалифицированным составом преподавателей (хотя бы потому, что в них выше зарплата учителям), лучшими библиотеками, там лучше условия для занятия спортом (бассейны, футбольные и баскетбольные площадки и т.д.).
      Впрочем, деление школ по качеству на государственные и частные в значительной мере условно. Было бы неправильным считать, что все частные школы лучше государственных. Бывают и исключения. Некоторые "паблик скулз" по качеству обучения превосходят многие государственные - прежде всего благодаря своему расположению в наиболее престижных районах (вообще местожительство в определенном районе оказывается ключевым понятием, дающем представление и о качестве жизни в целом, и о качестве образования. Община в престижном районе достаточно богата для того, чтобы поддерживать в порядке свою территорию и свои учебные заведения).
      Специалисты по социологии образования отмечают, что частные школы не всегда дают лучшее образование; приводятся примеры, когда элитные частные школы
      [546]
      отбирают при поступлении тех учеников, которые с большей вероятностью будут преуспевать в учении, и отсекают других, менее способных; бывают случаи, когда элитные частные школы, конкурируя за лучших учеников, переманивают наиболее талантливых учеников из других школ, предлагая стипендии для таких учеников из малообеспеченных семей. Это объяснимо: школа заинтересована в способных и хорошо мотивированных учащихся, которые помогают поднять общий уровень обучения в школе. Но тем самым ослабляется потенциал массовой школы, ухудшается ее положение по сравнению с элитными частными школами.
      Из частных школ только незначительное их количество является подлинно элитными. Это наиболее престижные дорогостоящие школы для выходцев из высших страт общества. Их называют также "подготовительными" школами (prep. schools), некоторые из них - именные школы (named schools), названные обычно по имени их основателя. Высокая плата и замаскированная дискриминация в практике приема позволяет не пропускать туда детей из менее престижных семей. Здесь преподают высококлассные педагоги, в старших классов порой - профессора, в классе всего несколько учеников, преподаватели их хорошо знают, подход к ученику - строго индивидуальный, учитываются его интересы, запросы; тут не только обеспечивается обучение по лучшим академическим программам, тут обучают хорошим манерам, в этих школах завязываются светские знакомства, полезные в дальнейшей жизни. Ученикам стараются дать всестороннее развитие, и интеллектуальное, и физическое (в школе есть роскошные бассейны, поля для гольфа, теннисные корты). Подавляющее большинство выпускников "подготовительных школ" поступают в элитные университеты. Именно эти "socially elite" (в нашей терминологии
      [547]
      элитарные) школы вызывают наибольший интерес социологов образования(1).
      К самым престижным элитным университетам относятся университеты "Лиги плюща" - Гарвард, Йель, Принстон, Колумбия, Пенн (Пенсильванский ун-т), Дартмут, Корнелль, Браун. Степень, полученная в них, производит впечатление на потенциального работодателя и обеспечивает допуск к "сильным мира сего". В целом те, кто окончил частные университеты, имеют более престижную и высокооплачиваемую работу, чем те, кто посещал государственные университеты.
      Но это еще не все. Как писал еще Р. Миллс в своей известной книге "Властвующая элита", для искателя элитной позиции, для стремящегося быть "подлинным аристократом", недостаточно просто окончить Гарвард или Йель. Важно, какой Гарвард или Йель ты закончил. Под "настоящим" Гарвардом имеется в виду тот или иной аристократический клуб при этом университете - "Порселайн" или "Флай", под "настоящим" Йелем - "Фэнс" и т.д. В элитных учебных заведениях складывается специфическая элитарная субкультура, поддерживаемая фамильными связями, закрытыми школами, клубами.
      ***
      Как мы видели выше, элитное образование - часть общей системы образования, зависящая от него. Поэтому для элитного образования небезразлична позиция общества, государства по отношению к образованию в целом, общая политика государства в области образования в целом и элитного образования в частности.
      Опыт развития мировой системы образования в последние десятилетия показывает, что в этой области должна проводиться гибкая система управления этим
      ----------
      (1) The International Encyclopedia of Education. V. 8, Pergamon, 1994, р. 4827.
      [548]
      процессом (часто не прямая, а косвенная - в виде влияния), где отсутствует жесткая централизация, где нужно добиваться баланса правительственных программ образования и региональных, местных программ. Особенно деликатным должно быть отношение государства к элитным учебным заведениям: учет их специфики, помощь им, в том числе финансовая, при их максимальной автономии.
      В пользу этого говорят результаты международного исследования национальных систем контроля за поднятием уровня высшего образования в ряде развитых стран Запада, получившие отражение в книге "Меняющееся отношение между высшим образованием и государством"(1). Национальные программы развития образования включают в себя контроль за академическим уровнем образования, за уровнем менеджмента в образовании, педагогический контроль, сфокусированный на искусстве обучения, профессиональный контроль - анализ выпускников вузов с точки зрения учета требований "потребителей", поощрение разнообразия форм и методов обучения. Общая задача политики в области образования должна быть нацелена на вклад ее в социальное и экономическое процветание общества.
      Отметим в этой связи, что американское правительство, особенно в последнее десятилетие, держит проблемы образования в фокусе своего внимания. В 1991 г. Дж. Буш, выступая с речью об общей политике в области образования, подчеркнул, что родители должны быть свободны в выборе того, какого рода школы они предпочитают для своих детей. В инаугурационной речи 1993 г. У. Клинтон говорил как о важной национальной задаче, чтобы каждый американец имел возможность получить образование вплоть до высшего, что суще
      ---------
      (1) Changing Relationships between Highter Education and the State. Ed. by Henkel M. and Little B" L.. 1999.
      [549]
      ственно важно в условиях информационного общества. В инаугурационной речи 1997 г. он развил и конкретизировал это положение.
      Вопросам образования уделили большое место в своих программах основные претенденты на президентский пост в 2000 г. Дж. Буш мл. поставил проблему образования на первое место. Помимо ассигнования 5 млрд. долл. на повышение грамотности, он предложил увеличить выделение грантов на высшее образование еще на 8 млрд. долл., выступил за систему финансовых поощрений и штрафов штатов в зависимости от успехов местных школьников на общенациональных единых выпускных экзаменах (тестах). А в программе А. Гора также стоял пункт об увеличении числа учителей и снижении численности классов в муниципальных школах. В инаугурационной речи в январе 2001 г. Буш важное место уделил именно образовательным программам.
      Следует отметить, что в Конгрессе США постоянно и систематически обсуждаются проблемы образования в стране, в том числе элитного образования. Приведем несколько примеров. На слушаниях в Сенатском комитете по вопросам здравоохранения, образования, трудовых отношений и пенсий 10 июня 1999 г. сенатор Ч. Крэсли (от штата Айова) внес законопроект об увеличении поддержки одаренных учащихся и студентов. (Заметим в скобках, что подобный законопроект неплохо было бы выдвинуть в Государственной Думе). Причем он справедливо отметил, что оказание такой помощи талантам отнюдь не является элитаризмом. Это, напротив, нечто противоположное элитаризму. Задача видится в том, чтобы все учащиеся, студенты, могли получать образование, соответствующее их талантам, независимо от их имущественного положения. В законопроекте мы читаем: "Сенат предоставляет гранты одаренным и талантливым... которые смогут использовать
      [550]
      эти средства на обучение по специальным программам, включая дистанционное обучение (что особенно важно для сельских районов)... Талант - это проблема для общества. Одаренные и талантливые ученики и студенты обладают огромным потенциалом стать либо лидерами, либо бременем для общества, поскольку могут использовать свой талант для деструктивных целей". На заседании этого же комитета 7 июля 1999г. сенатор Э. Кеннеди отметил: "Образование является нашим национальным приоритетом". На заседании этого же комитета 14 сентября 1999 г общественный деятель Б. Коэн сказал: "Соревнование (за мировое лидерство) перешло с полей сражений в классные комнаты... школы нуждаются в модернизации... эти деньги можно взять из ассигнований Пентагону"(1).
      8. Некоторые выводы
      В заключение, опираясь на опыт мирового элитного образования и, прежде всего, исходя из потребностей социально-экономического и политического развития России, попытаемся поставить вопрос о том, какова должна быть государственная политика России в области элитного образования. Прежде всего, необходим курс на постоянное увеличение инвестиций в область народного образования в целом, это - магистральный путь возрождения России с ее великими культурными, научными традициями. Необходимо также усиление поддержки государством элитных научных и учебных заведений, являющихся флагманами и маяками развития науки и системы образования. Нужна "точечная" поддержка талантливой и способной молодежи, кото
      ---------
      (1) Hearing of the Committee on Health, Education, Labor and Pensions US Senate. June 10, 1999, Wash., 1999, p. 1-3; Ibid., July, 7, 1999, Wash. 1999, р. 10; Ibid., Sept. 14. 1999, Wash., 1999, р. 4-5.
      [551]
      рая бы включала в себя поиск и отбор одаренных детей, талантливых юношей и девушек, главным образом уже опробованном нами путем проведения конкурсов региональных и общероссийских, олимпиад, присуждение грантов их победителям и призерам, чтобы они могли подготовиться для поступления в элитные вузы страны (особенно это касается помощи одаренным детям, талантливой молодежи, живущей в провинции, в городах и селах, далеких от культурных центров). Это должно быть важным элементом государственной политики в области образования.
      Завершая тему, сравним образовательные системы России и США, прежде всего, с точки зрения развития в них элитного образования. Мы видели глубокие различия этих систем, связанные с различием исторических традиций, менталитета, экономической и политической структуры этих стран, наконец, мобилизационным или инновационным типами развития.
      Несомненно, что в наибольшей степени эти образовательные системы различались в период, когда в нашей стране была установлена советская власть. Американская система образования всегда строилась по типу плюралистического развития, в котором конкурировали разные образовательные модели, где важную роль. наряду с государственными образовательными программами играли программы, разработанные общественными организациями, причем федеральные носили скорее совещательный, чем директивный характер (что естественно при существовании частных образовательных институтов), где большое влияния на образование оказывали штатные и местные органы. Иначе говоря, это система с высокой степенью децентрализации.
      Противоположную модель образовательной системы представляла собой советская система образования - это был государственный диктат, унификация, идео
      [552]
      логизация учебного процесса, господствовал эгалитаристский подход к организации системы образования.
      В постсоветский период образовательная система России быстро движется в направлении ее деидеологизации, перестал существовать тотальный государственный контроль, идет процесс диверсификации образовательных программ и образовательных институтов, большего учета групповых и индивидуальных запросов населения. Иначе говоря, это явное движение к плюралистической модели образования. Таким образом, мы можем констатировать определенную конвергенцию образовательных систем России и США в рамках парадигмы плюралистической образовательной системы.
      И, в сущности, это только частный случай подобных конвергентных тенденций. Выше мы видели движение России от этатизма, от политического монизма к плюрализму политической системы, что, несомненно, сближает ее с политической системой Соединенных Штатов. Мы также видели выше движение российских моделей рекрутирования элиты - от номенклатурной к плюралистической, к разноканальности рекрутирования элит, одним словом, к более открытой системе рекрутирования элит, что также сближает ее с системой рекрутирования американских элит. Итак, мы можем констатировать общее движение социально-политических структур обеих стран к плюралистическим моделям, причем моделям открытым, в большей мере отражающим демократические процессы в современном мире, в том числе феномен возрастания роли индивидуума как субъекта социального процесса, в чем отражается гуманизация и демократизация мирового социально-политического развития.
      [553]
      ЛИТЕРАТУРА:
      Ашин Г. К., Бережнова Л. Н., Карабущенко П. Л., Резаков Р. Г. Теоретические основы элитологии образования. - М., 1998.
      Дюркгейм Э. Социология образования. - М., 1996.
      Карабущенко П. Л. Политическое образование для становления элит //Полис. 2000 - No 4. - С. 178-179.
      Косолапов С. М. Социология образования. - М., 1993.
      Платон. Государство, книга третья, Собр. соч. - М., 1994. - С.170-186.

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19