Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Полет к свободе

ModernLib.Ru / Лэки Мерседес / Полет к свободе - Чтение (стр. 13)
Автор: Лэки Мерседес
Жанр:

 

 


      — Как пожелаете, мой господин, — проговорил Паладин серьезным тоном, затем снова залился смехом.
      — Не обращай внимания на этого шотландского идиота, — приказал Кирхе его сеньор. — А теперь, приятель, давай поговорим вот о чем. Там, на «Рас Ник'хре», после боя с другим «Фралтхи», я еще толком не понимал, что означает эта странная килратхская церемония, связанная с принесением присяги на верность, я просто делал то, что требовала от меня майор Маркс. Так что перестань пялить на меня свои влюбленные килратхские глазища, потому что никакой я тебе не господин! — Кирха тут же покорно опустил глаза.
      — Нет, Хантер, ты его господин, — возразил второй землянин. — Ну-ка, Кирха, расскажи ему то, что говорил мне насчет сеньоров и воинов, принесших присягу на верность!
      Кирха продолжал стоять молча, уставившись в покрытый пластиком пол.
      — Ты что, Кирха, не хочешь со мной разговаривать? Почему ты молчишь? — удивился Паладин.
      — Ну, Кирха, ответь же ему, — сказал Хантер.
      — Но, мой господин, вы же приказали мне не обращать на него внимания, — ответил растерянно Кирха. Он взглянул на своего сеньора, затем снова быстро опустил глаза, вспомнив приказ не смотреть на него.
      — Чушь какая-то, — пробормотал Хантер. — Ладно, Кирха, ты можешь разговаривать с кем пожелаешь. И перестань смотреть в пол!
      — Как пожелает мой господин, — почтительно отозвался Кирха.
      — Все, с меня хватит, — устало проговорил сеньор Кирхи. — Это не мое дело. Кирха, мне было интересно повидаться с тобой, парень, но я…
      — Послушай, Иэн, окажи мне одну услугу, — сказал Паладин, проводя пальцем по полоске меха на своем лице. — Я хотел бы задать Кирхе несколько вопросов о Гхорах Кхаре, но, очевидно, мне необходимо получить на это твое разрешение. Если бы ты был так добр… Хантер тяжело вздохнул:
      — Ну, разумеется. Кирха, если Джеймс или кто-нибудь еще будут задавать тебе какие-нибудь вопросы, пожалуйста, отвечай на них честно и откровенно. Договорились?
      — Конечно, мой господин Хантер, — ответил Кирха с чувством большого облегчения оттого, что наконец получил от своего сеньора простой и четкий приказ.
      — Очень хорошо. — Хантер сделал глубокий выдох. — Кирха, все это очень интересно, но теперь я должен как следует напиться, прежде чем отправлюсь завтра на корабль.
      «Он улетает? Он собирается улететь?»
      — Но вы не можете улететь без меня, мой господин! — запротестовал встревоженный Кирха.
      Хантер уставился на него округлившимися глазами:
      — Что?
      — Вы — мой сеньор, — объяснил Кирха как можно более спокойно. «Снова быть брошенным здесь? Какой позор, какое бесчестье! Я должен быть при моем сеньоре!» — Мой долг — быть в сражении рядом с вами, защищать вашу жизнь и честь от ваших врагов.
      Услыхав такое заявление, Хантер от изумления открыл рот. Чтобы не показаться дерзким, Кирха опустил глаза.
      — Дело в том, что Хантер никуда без тебя не улетит, Кирха, по крайней мере в ближайшие несколько дней, — вдруг заявил Паладин, продолжая улыбаться. Теперь сеньор Кирхи перевел свой изумленный взгляд на него. — Поскольку мне нужна твоя помощь в общении с Кирхой, я уже обратился с просьбой, чтобы тебя задержали здесь на несколько дней. Я уже зарезервировал тебе спальное место на станции.
      Сеньор бросил взгляд на Кирху и снова повернулся к своему соплеменнику:
      — Но ты не можешь отменить мое назначение, Джеймс! Я — кадровый боевой пилот. Я нужен на «Тигрином когте». Тебе понадобится приказ адмирала, чтобы задержать меня здесь!
      Паладин похлопал себя по карману куртки:
      — Приказ, Иэн, уже лежит у меня вот здесь. Он подписан коммодором Стюардом. По моей просьбе.
      Сеньор Кирхи казался не столько возмущенным, сколько озадаченным. А у Кирхи словно камень с души свалился. Ему очень не хотелось убивать этого Паладина, поскольку тот поступал по отношению к Кирхе благородно во всех отношениях, но если бы Паладин оскорбил Хантера, то пришлось бы это сделать.
      — Чем же ты, черт возьми, занимаешься, Джеймс? И что это за назначение, которое ты получил?
      Паладин издал языком щелкающий звук.
      — Ты когда-нибудь слышал об Отделе особых операций?
      — Но это же разведка! А ты ведь не разведчик… — сеньор Кирхи запнулся на полуслове, уставившись на своего собеседника. — Ты во что, черт побери, влез, Джеймс?
      — Видишь ли, в деле, которым я занимаюсь, фигурируют: некий суперсовременный корабль, замаскированный под обычный фрахтер и переданный в мое распоряжение, которому я дал имя «Бонни Хезер» и который будет готов для выполнения первого задания через пару дней; некая очаровательная особа — моя помощница, с которой тебе предстоит познакомиться в самое ближайшее время, а также мелкие политические проблемы, возникшие в Империи Килрах. Я не имею права особо распространяться на эту тему, но расскажу тебе все, что могу. Кирха, мы вернемся сюда завтра, Хантер и я, чтобы поговорить обо всем этом более подробно.
      — Как пожелает господин, — сказал Кирха, кланяясь своему сеньору.
      — Мне надо пропустить стаканчик, — сказал его сеньор с непонятным выражением лица. — Нет, не то… Два стаканчика. Нет — несколько стаканчиков…
      К концу следующего дня Хантер горячо желал, чтобы он никогда не видел «Рас Ник'хры», никогда не слышал ни о Кирхе, ни о лорде Ралгхе, и, уж конечно, желал, чтобы Паладина уволили на пенсию и он укатил бы в свою Шотландию, вместо того чтобы впутываться в… «Что бы там ни было, Джеймс все равно мне не расскажет. Как я вчера ни старался его напоить, единственное, что удалось у него вырвать, это что коммодор Стюард взял его в Отдел особых операций, и что он должен узнать от Кирхи как можно больше о внутренних делах килратхов, и что потом он поведет этот свой грузовоз для выполнения какого-то особого задания. Мне все это мало о чем говорит. Наилучший способ знакомства с внутренними делами килратхов — это миновать их боевые позиции и направиться в глубь территории… чтобы очутиться в каком-нибудь богом проклятом концентрационном лагере».
      Он отогнал эту мысль, этот таящийся в глубине сознания каждого пилота истребителя . страх.
      «В конце концов, все это никак не повлияет на ход войны. Сейчас Паладин пытается добыть больше информации об этой их планете Гхорах Кхар. Она находится позади боевых позиций и надежно охраняется килратхами. Ну а мне-то что за дело до всего этого?»
      Он откинулся назад, прислонился спиной к стене и устало закрыл глаза, а Паладин снова и снова задавал свои вопросы…
      — Сколько людей живет поблизости от космопорта на Гхорах Кхаре, Кирха?
      Кирха втянул голову в плечи, что, видимо, было равнозначно пожиманию плечами.
      — Не много. Я видел на городских базарах не больше нескольких десятков.
      Хантер выпрямился, открыл глаза. Взглянув на Кирху, он понял: тот отупел и устал не меньше его, что было совсем неудивительно. «Бедный маленький котенок, сидит под замком и вынужден час за часом отвечать на эти дурацкие вопросы».
      — Джеймс, я думаю, что Кирха имел в виду землян, а не килратхов, живущих вблизи космопорта.
      Кирха склонил голову:
      — Я прошу прощения у моего сеньора. Когда Джеймс Таггарт сказал «людей», я действительно подумал, что он подразумевает землян, а не килратхов.
      — Не огорчайся из-за этого, малыш. А теперь сообщи ему то, что он хочет знать. — Хантер снова прислонился спиной к стене.
      У него было странное ощущение. Кирха был килратхом, врагом, но он больше не чувствовал в нем врага. Может быть, из— за того, как Кирха смотрит на него, ища поддержки, словно маленький ребенок, ждущий похвалы от своей бабушки. Конечно, внешне Кирха выглядел весьма устрашающе — двухметровая гора мускулов, покрытых мехом, да еще клыки и когти в придачу. Но держался он вполне миролюбиво. 
      «В общем, век живи — век учись», — самокритично заключил Хантер.
      Паладин сделал пометку в блокноте и продолжал: 
      — Расскажи мне о городе, раскинувшемся вокруг космопорта. Много ли знати среди его жителей?
      — Да, Джеймс Таггарт, там живут несколько храи… — Кирха замолчал, потом тряхнул головой. — Я не знаю, как перевести «храи» на ваш язык. Это — когда кто-нибудь живет вместе со своими родителями, со своими отпрысками, вассалами… Все они служат его чести.
      — По-моему, это что-то вроде клана или племени, — подал реплику Хантер из угла комнаты.
      — Сколько человек — я имею в виду килратхов — входит в состав такого храи? На мгновение Кирха задумался.
      — Обычно не менее ста. Но иногда они очень малочисленны. Храи лорда Ралгхи состоит только из него самого и меня. И я принес присягу моему сеньору Хантеру. Его желания должны быть для меня превыше всего. Это очень печально.
      Внезапно дверь камеры сдвинулась в сторону. Хантер заморгал глазами от хлынувшего из коридора яркого света, пытаясь разглядеть стоявшую в дверях фигуру. Это была ослепительно красивая рыжеволосая женщина, одетая не в форму, а в короткое платье, позволявшее рассмотреть ее прелестные ножки. Она вошла в камеру и направилась к Паладину.
      — Джеймс, коммодор хочет задать тебе еще несколько вопросов о Гхорах Кхаре. Он хочет знать… — Она замолчала, только сейчас заметив Хантера. — Простите, я не знала, что здесь есть кто-то еще. Мне кажется, что мы раньше не встречались, — сказала она, улыбнувшись. — Я-лейтенант Гвен Ларсон, помощник майора Таггарта.
      — Капитан Иэн Сент-Джон, — представился он, поднимаясь на ноги. — Приятно познакомиться с вами, мисс.
      «Действительно, приятно. Она — самая красивая леди из всех, которых я встречал в последнее время. Может, мне следует, попытаться подать рапорт о переводе, в этот самый паладиновский Отдел особых операций ?»
      — Ну, пожалуй, не стоит заставлять коммодора ждать, — сказал, вставая и потягиваясь, Паладин. — Я скоро вернусь, ребята.
      Дверь за ним закрылась.
      — Ну, как ты поживаешь, Кирха? — спросила лейтенант Ларсон, глядя на свернувшегося на полу килратха.
      — Я очень устал, — ответил Кирха. — Столько вопросов про Гхорах Кхар. Я не поднимаю, почему вас, землян, так интересует эта планета и восстание на ней.
      «Восстание? — Хантер сделал усилие, чтобы не улыбнуться. — Так вот в чем дело!»
      Он вынул из кармана недокуренную сигару, зажег ее и спросил:
      — Так что там насчет восстания?
      — Лорды Гхорах Кхара подняли восстание против Императора… — начал Кирха, но Гвен его перебила:
      — В сущности, это не имеет к вам отношения, капитан.
      — А почему вы так думаете, мисс? — спросил Хантер с ноткой вызова в голосе. Это сработало.
      — Я только… Я подумала, что такому человеку, как вы, пилоту одной из лучших эскадрилий истребителей в нашем флоте, более интересны вопросы тактики и боевых операций корабля, а не политики, — ответила она, смещавшись.
      Он попытался скрыть улыбку:
      — О-о, вы еще меня не знаете, мисс. Во мне много секретов. Но как вы узнали, что я с «Тигриного когтя»?
      — И у меня тоже есть свои сюрпризы, — ответила она, чуть заметно улыбнувшись. — В конце концов, это моя работа.
      — Вы слишком красивы, чтобы быть шпионкой, — сказал он и тут же пожалел об этом. — То есть я хотел сказать, что вы…
      — Меня взяли на работу не за внешность, а за мои мозги, капитан. — Она рассмеялась. — Хотя иногда привлекательная внешность оказывается кстати. И кроме того, я не шпионка, — добавила она. — Я сотрудник Отдела особых операций, специалист по технике.
      Он попытался снова нащупать ускользавшую из-под ног почву.
      — Итак, вы знаете обо мне все, а я о вас не знаю ничего. Мне необходимо каким-то образом восполнить такой пробел. Может быть, это лучше всего сделать за парой кружек пива на смотровой палубе?
      — Я не понимаю, о чем вы говорите, — вдруг послышался голос Кирхи, который по-прежнему лежал на полу, свернувшись калачиком. — Вы разговариваете, но почти ничего не сообщаете друг другу. Какой в этом смысл?
      — Понимаешь, парень, мы немного поговорили о всякой ерунде, то есть о том, что тебе трудно понять, — Хантер улыбнулся, а Гвен слегка покраснела. — Ну так как, Гвен, договорились?
      Она колебалась:
      — В пять часов у меня встреча с Верховным командованием…
      — Тогда в семь?
      Она улыбнулась:
      — Хорошо. Это моя слабость — не могу сказать «нет» симпатичному пилоту.
      — Я буду помнить об этом, — сказал он и тоже улыбнулся, заметив, что она покраснела еще сильнее.
      — Вы не могли бы мне объяснить все это, мой господин Хантер, — попросил Кирха. — Есть ли какая-нибудь причина для такого способа разговора, во время которого вы почти ничего не говорите?
      — Пожалуй, я лучше пойду в свой офис, — сказала Гвен, направляясь к дверям. — Конечно, я бы очень хотела послушать, как вы будете объяснять Кирхе смысл и значение флирта, но мне необходимо закончить сегодня кое-какую работу. Итак, в семь?
      — Непременно. — Он провожал ее восхищенным взглядом до тех пор, пока дверь комнаты не закрылась за ней. — Чертовски шикарная леди! — резюмировал свое впечатление Хантер, садясь на пол напротив Кирхи и прикуривая потухшую сигару.
      — Я все-таки не понимаю, мой господин, — сказал Кирха. — По-моему, очень немногое из вашего разговора имеет хоть какой— то смысл.
      — Так принято у людей, — начал свое объяснение Хантер, стремясь говорить как можно проще. — На мой взгляд, лейтенант Ларсон — очень привлекательная женщина, и мне кажется, что я ей тоже немного понравился. Но в таких делах нельзя торопиться. Нужно сперва немного поговорить, рассказать что— нибудь забавное, с самого начала произвести хорошее впечатление, ну а потом попытаться назначить свидание.
      — Свидание? — Кирха был явно в замешательстве. — Что такое «свидание»? Мне это слово раньше не встречалось.
      — Свидание — это когда вы идете куда-нибудь вместе, может быть выпить по стаканчику или пообедать, это позволяет лучше узнать друг друга, понять, подходите ли вы друг другу. — Он никогда не думал, что ему придется заниматься разъяснением значения слов, а его любознательным слушателем будет двухметровый котище!
      — Ага, теперь я понимаю. Вы хотите, чтобы она стала вашей… — Кирха запнулся, явно не находя нужного слова. — Вы хотите произвести с ней потомство?
      Хантер засмеялся:
      — Нам, землянам, обычно требуется некоторое время, чтобы принять такое решение, Кирха. С этим делом торопиться не следует. Сначала надо провести вместе со своей дамой достаточно много времени, и только после этого можно начать думать о том, чтобы жить с ней постоянно. Хотя, впрочем, эта девушка, Гвен, такая славная, что ее можно смело пригласить домой и представить родителям.
      — Мне понадобится не один десяток лет, чтобы понять вас, землян, — посетовал Кирха, и его уши слегка опустились. — Я уверен, что еще не один год буду задавать подобные вопросы. Надеюсь, мое любопытство не покажется вам слишком назойливым, мой господин.
      Хантер резко выпрямился:
      — Подожди, пушистик. Но ты не останешься со мной так долго. Самое большее — еще неделю. Потом я улечу на «Тигриный коготь», а тебя, скорее всего, отправят в какой-нибудь лагерь для военнопленных. И ты, наверное, в конце концов вернешься домой, если произойдет обмен военнопленными.
      — Но вы не можете позволить им так поступить со мной! Мое место — рядом с вами! — горячо запротестовал Кирха. Его хвост метался ,из стороны в сторону — явный признак волнения. — Вы — мой господин!
      — Пойми, Кирха, я — землянин, пилот истребителя, — качая головой начал Хантер. — И не нужен тебе никакой господин, ты можешь быть самостоятельным человеком… ну килратхом. И тебе незачем неотступно следовать за кем-то другим. — Он мучительно подыскивал убедительные слова для объяснения. — Кроме того, я получаю приказы, которые обязан выполнять. Я должен… У меня есть свои сеньоры; и они отдают мне распоряжения. И эти распоряжения… ну они говорят о том, что тебе придется остаться под арестом, а мне необходимо вернуться на «Тигриный коготь»!
      Кирха был очень возбужден, он прижал уши и втянул голову в плечи.
      — Но, мой господин! Это невозможно! Если я не буду находиться рядом с вами, как я смогу защищать вашу честь? Если я буду сидеть в лагере, я не смогу служить вам как присягнувший на верность воин. Сеньор обязан дать возможность своим воинам служить ему, сражаясь бок о бок с ним, погибнуть со славой в его честь!
      Этот кот принимал их неизбежную разлуку слишком близко к сердцу.
      «Казалось бы, он должен радоваться возможности снова очутиться среди своих соотечественников килратхов, вместо того чтобы маяться среди всех этих землян… Клянусь, я никогда не смогу Понять этих пушистиков».
      — Послушай, Кирха, ты должен понять… — начал он и замолчал. Снаружи, из коридора, послышался какой-то шум, приглушенный закрытой дверью. Это было похоже на пронзительный женский крик, к которому примешивался еще какой-то голос.
      — Подожди-ка минутку, Кирха, — сказал Хантер, вскакивая на ноги и направляясь к двери. Он нажал ладонью на замок, сдвинул дверь в сторону и вышел в коридор.
      Высокий фирекканец и охранник-землянин продолжали громко препираться, при этом фирекканец то и дело срывался на скрипучие и щелкающие звуки своего родного языка. Они совершенно не замечали стоявшего в трех метрах от них Хантера, пока он не закричал так громко, что загудели стены:
      — К'Каи! Какого черта ты здесь делаешь?
      К'Каи, а это была именно она, быстро обернулась, чуть не толкнув плечом охранника.
      — Хантер!
      Через мгновение Хантер оказался в столь крепких объятиях могучих крыльев, что в самом прямом смысле чуть не потерял почву под ногами. К'Каи ерошила ему клювом волосы, выполняя тот самый ритуальный обряд «ухаживания и выискивания насекомых», который навсегда запомнился ему во время первого посещения Фирекки. Через некоторое время К'Каи отступила назад и с любопытством уставилась на него.
      — А ты-то почему здесь, Хан-тер? Ведь «Тигриный коготь» сейчас очень далеко отсюда, он выполняет задание в сек-торе Эниг-ма.
      — Эй, я же первый спросил. — Он улыбнулся. — Я был в отпуске на Земле, а потом меня неожиданно подключили к одной работенке здесь, на станции. Но я улечу отсюда через несколько дней. Но ты, ты здесь… Это значит?..
      К'Каи закивала головой:
      — Да. Я прилетела сюда просить помощи, как ты мне советовал. Этот… кк'р'кки, — сказала она на своем языке, бросив на охранника уничтожающий взгляд, — он не дает мне поговорить с ма-дзор Дзеймс Таг-гарт. Мне нужно поговорить с ним, и непременно.
      «Паладин? Зачем К'Каи понадобился кто-то из Отдела особых операций?» Хантер ощутил холодок в груди.
      — Что происходит, К'Каи?
      — А ты не знаешь, Хан-тер? — Ее лапы гневно сжимались и разжимались. — Я пришла просить помощи, но руководство Конфедерации ничего не предпринимает. Мы подписываем с ними договор, а они ничего не делают!
      — Что?
      «Что же, черт возьми, здесь творится?»
      — Сэр, ей не положено находиться здесь, — обратился к нему охранник. — В прошлый раз, когда она приходила, у нее было разрешение, но сейчас его у нее нет. Я объясняю ей, что она должна немедленно удалиться, но она узнала, что майор Таггарт допрашивает здесь пленного, и наотрез отказывается уйти отсюда.
      — Чертовски верно, ей не положено находиться здесь, а именно торчать тут в коридоре, — сказал Хантер. — На тот случай, если ты сам еще этого не уразумел, приятель, сообщаю тебе, что она — дипломат с планеты, входящей в состав Конфедерации. Мы подождем майора Таггарта в камере Кирхи, и не вздумай нам препятствовать. Он потянул К'Каи за собой.
      — Но, сэр!
      Хантер открыл замок, провел К'Каи в камеру и закрыл дверь перед носом возмущенного охранника. Лежащий на полу Кирха весь подобрался при виде вошедших, но затем успокоился.
      — Госпожа К'Каи! — вежливо приветствовал ее Кирха, уважительно подергивая хвостом.
      — Вы знакомы? — Хантер перевел взгляд с Кирхи на К'Каи.
      — Я просила разрешения встретиться с Кир-хой, — сказала К'Каи. — Я хотела поговорить с килратхом. Со всеми другими килратхами я встречалась только в бою, а не за беседой.
      — Хм-м-м… — Он уселся на койку, жестом предложил К'Каи сесть рядом. — Итак, расскажи мне, что происходит с твоей стаей. Все те подробности, о которых ты не сообщила, когда я устроил тебе встречу с полковником.
      К'Каи сложила крылья на груди и начала:
      — Когда килратхи покидали нашу планету, они убили многих моих соотечественников и захватили заложников. Моя сестра, вожак нашей стаи, и ее друг были убиты, а мою племянницу Рикик и многих других наших руководителей они схватили и увезли с собой. — Она часто заморгала своими большими круглыми глазами. — А ваши деятели из руководства Конфедерации ничего не понимают. Они говорят: «Сейчас мы не можем вам помочь. Вам следует выбрать других руководителей». Номы не можем этого сделать. Фирекканцы не такие, как земляне, мы не выбираем вожаков наших стай. Они являются вожаками по рождению и воспитанию. У них есть власть, умение… умение приказывать, управлять. Это неотъемлемая часть их ума и духа. В вашем языке есть слова для этого… — К'Каи некоторое время молчала, явно пытаясь вспомнить нужное слово. — Ха-ризма? Нет, это говорит только о личности. А это нечто большее… это и манера держаться, и окрас, и запах…
      — Феромоны, — подсказал Хантер. — То, о чем ты говоришь, входит в это понятие.
      — Да. — К'Каи резко щелкнула клювом. — А эти, из Конфедерации, они не понимают. Без вожаков у нас нет будущего. Мы пойдем на все, чтобы вернуть наших руководителей, даже покоримся килратхам. Я говорила твоему начальству об этом, но они не слушают.
      — Но почему же Конфедерация ничего не предпринимает? Они могли бы послать группу освобождения, ударное подразделение…
      — О-о, у них куча отговорок, Хан-тер. На этой неделе, видишь ли, они заняты подготовкой другой секретной операции, и у них нет свободных людей. Именно поэтому я хотела договорить с Таггартом, поскольку он отвечает за проведение этой секретной операции. А на прошлой неделе, как мне сказали, килратх-ский флот проводил маневры в зоне станции у Гхо-рах Кхара, и предпринимать что-либо было бы слишком рискованно. На следующей неделе, я уверена, у них будет еще одна такая же веская причина.
      — Гхорах Кхар? — спросил Хантер. — Гхорах Кхар,. это то место, где находится центр вспыхнувшего восстания?
      — Да. Гхо-рах Кхар. Ты хороший друг нашей стаи, Хан-тер. Неужели и ты не можешь ничего сделать, чтобы помочь моему народу? Может,, ты поговорил бы с этим коммодором Стюардом?
      — Я могу попытаться, К'Каи. Хотя не уверен, что это поможет.
      — Взятие заложников — это бесчестный поступок, позорящий настоящего воина, — заговорил Кирха, продолжая лежать на полу, свернувшись клубком. — Мой народ… нет, принц Тхракхатх, я пошел на этот шаг только из политических соображений, поскольку никакой чести в этом поступке нет.
      — Я хочу, чтобы ты сказал им об этом, Кир-ха! — горячо попросила К'Каи.
      Кирха снова пожал плечами, но теперь этот жест выражал беспомощность.
      — Как вы знаете, госпожа К'Кай, я здесь сам почти что заложник. Мой господин Хантер говорит, что меня: могут еще долго не освободить, может, много десятков дней. Кроме того, я не могу действовать без указаний моего господина Хантера, а он сказал мне, что я должен оставаться здесь до тех .пор, пока меня не отправят в лагерь для военнопленных. 
      «Куда бы ты не пошел, я последую за тобой».
      На мгновение Хантер задумался над этой фразой. 
      — Кирха, ты что сейчас сказал: Это значит, что ты даже не думал о том, чтобы совершить побег ?
      — Я никогда не поступал вопреки приказаниям своего господина, — ответил Кирха, явно оскорбленный таким вопросом Хантера.
      — Мне кажется. до меня начинает доходить вся эта премудрость о взаимотношениях между вассалом и сеньором, парень. Значит, если бы я тебе приказал биться головой о стену, ты бы сделал это, не задавая никаких вопросов ?
      — Я бы мог усомниться в разумности такого приказа, — ответил Кирха, оскалив зубы в килратхской улыбке, — Потому что если я причиню себе вред, то больше не смогу достойно защищать вашу честь. Но если бы действительно пожелали этого, я бы сделал.
      — Да, ты сделал бы: Знаешь, это какое-то безумие. Ты — килратх, один из наших врагов, но я верю тебе.
      Хантер почувствовал, что его охватывает какой-то странный восторг, предвкушение чего-то захватывающего. Как будто он стоит на краю скалы, ледяной ветер бьет в лицо, еще мгновение — и захочется кинуться в бездонную пропасть.
      — Кирха, если бы я тебе приказал отправиться на ту космическую станцию у Гхорах Кхара и освободить соотечественников К'Каи, ты бы сделал это ?
      — Конечно, мой господин ! Я всегда выполню любое ваше приказание, — твердо заявил Кирха.
      — Правильно, приятель. — Хантер улыбнулся. — Значит есть. Есть решение твоей проблемы, К'Каи.
      — И что же это за решение ? — озадаченно спросила она.
      — Ты хочешь чтобы руководство Конфедерации организовало тайную операцию по освобождению твоих сородичей с космической станции у Гхорах Кхара? Для осуществления такой операции необходимо участие специалиста-килратха, такого, который сумеет провести нас мимо охранения и защитных учтройств. Необходим также кто-то, кто доставит туда участников операции, то есть пилот высшей квалификации. И еще необходим корабль, специально оборудованный для выполнения такой операции: — Он неожиданно встал, глядя блуждающим взглядом на стены камеры. — Подождите минутку, я сейчас тут разберусь кое с чем : — Он подошел сбоку к умывальной раковине, затем аккуратно снял со стены зеркало. Как он и подозревал, за пластиковым отражателем была скрыта миниатюрная видеокамера. Хантер ухватился за провода, отходящие от нее, и вырвал их из гнезда. Крошечный красный огонек на верху камеры мигнул и погас. — Ну вот, — сказал он удовлетворенно, — теперь мы можем продолжить наш разговор без посторонних.
      Кирха удивленно вытаращил на него глаза:
      — Значит земляне следили за мной ,
      — Обычное дело, когда содержишься под стражей, — сказал Хантер и усмехнулся, — Мне ли не знать об этом, я неоднократно бывал в подобной ситуации. И всегда портил их, когда оказывался на гауптвахте. Ненавижу, когда за мной подглядывают.
      К'Каи, склонив голову набок, внимательно посмотрела на Хантера и спросила его с явным недоумением:
      — Итак, о чем ты только что говорил, Хантер? Ты собираешься предложить Конфедерации способ, которым они должны осуществить эту операцию?
      — Я сделаю даже лучше, леди, — ответил он, широко улыбаясь, — Я сам освобожу твоих сородичей. Ты можешь считать меня ненормальным, но я уверен в Кирхе. После того как здесь в течение нескольких дней нам пришлось слушать то, что он говорил, я действительно верю, что он выполнит все мои приказы, не выдаст нас котам. А раз он — один из них, значит сможет провести нас через их боевые позиции. Поэтому мы освободим Кирху из-под стражи. Это не составит большого труда, я представлю дело так, будто мы ведем его на допрос. Поскольку килратх никак не может покинуть станцию самостоятельно, все должно пройти без всяких осложнений. Затем мы отправимся туда, где стоит корабль «Бонни Хезер», и он совершит у нас такой пробный рейс, какого еще не совершал ни один корабль. Это будет рейд через вражеские боевые позиции с целью освободить фирекканских вожаков. Что ты скажешь на это, К'Каи?
      — Я бы сказала, что ты точно ненормальный землянин, Хан— тер, — ответила она задумчиво, — Но поскольку, похоже, другого способа спасти Рикик и остальных не существует, то думаю, этол именно то, что мы должны сделать.
      — А ты, Кирха?
      — Вы мой сеньор, смысл моей жизни, — ответил килратх настолько серьезно, что Хантер не позволил себе рассмеяться, несмотря на всю абсурдность этих слов. — Я пошел бы за вами на смерть и дальше, если бы это было в моей власти.
      — Будем надеяться, что так далеко заходить не придется. Если все пойдет хорошо, то ты просто сопроводишь меня до Гхорах Кхара и обратно. Итак, наша следующая остановка — «Бонни Хезер»: На нем сейчас не должно быть никого, если только: Джеймс говорил, что они с Гвен готовят корабль к старту, который должен состояться через несколько дней. Значит, там могут быть как они сами, так и другие специалисты. Пойду-ка я лучше в оружейную и прихвачу там на всякий случай пистолет.
      — Но ты ведь не застрелишь Таггарта, правда, Хан-тер? — спросила явно встревоженная К'Каи.
      — Ни в коем случае, — улыбнулся Хантер. — Но, по крайней мере, я напугаю его до смерти, подержав на мушке. И это будет началом расплаты с ним за все те случаи, когда в добрые старые времена он неоднократно вовлекал меня в конфликты с военной полицией во время отпуска на Земле: А может, это я его вовлекал: Но, в конце концов, это неважно. У нас есть план, и давайте приступать к делу!

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

      — А знаете, ребята, ему это должно здорово не понравиться, — поделился своими соображениями Хантер, разглядывая открытую шлюзовую камеру «Бонни Хезер». Одно дело предложить безумный план, а другое — приступить к его реализации. Теперь Хантеру стали приходить в голову более трезвые мысли. Они втроем притаились в почти пустом отсеке технического оборудования, примерно в ста метрах от «Хезер». Помещение было тесным, и из— за близости перьев К'Каи, а может, меха Кирхи, у Хантера защекотало в носу, и он боялся, что вот-вот начнет чихать. Он знал, что Паладин и прежде всегда молниеносно реагировал на посторонние звуки, а теперь, учитывая его новую работу и, возможно, полученную специальную подготовку… словом, Хантер не очень стремился проверить на практике, как он сейчас отреагирует на предполагаемую опасность. Скорее всего, это будет нечто вроде: «Сначала стреляй, а потом извиняйся. Перед тем, кто останется в живых».
      — Ну и что? — прошипела в ответ К'Каи. — Понравится ему или нет, лично мне это совершенно безразлично, если корабль будет в наших руках.
      — Да, но потом тебе больше не придется с ним работать. А мне — придется. Разумеется, при условии, что после военно— полевого суда от меня останется что-нибудь и Паладин сможет получить свою долю.

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16