Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Полет к свободе

ModernLib.Ru / Лэки Мерседес / Полет к свободе - Чтение (стр. 14)
Автор: Лэки Мерседес
Жанр:

 

 


      Хантер с мрачным видом вглядывался в Шлюзовую камеру. За прошедшие несколько дней он услышал от техников много любопытного о «Бонни Хезер» и, в частности, обо всех этих суперсовременных штучках, которыми она, предположительно, нашпигована. Этот корабль почти стоил того, чтобы пойти на двойной риск — вызвать гнев Паладина и попасть под суд Конфедерации — ради возможности полетать на нем.
      Почти стоил.
      — Еще не пора? — проворчал Кирха. Хантер взглянул на часы. В свое время, когда Хантер сам был еще техником, он узнал кое— что такое, что оказалось сейчас весьма полезным для них, а именно: как определять потребление энергии, получаемой от внешних источников кораблем, находящимся на стоянке. До тех пор пока истребитель не отправляли в ремонт, он с помощью шлангов и кабелей подключался к энергетическим системам «Когтя» для снабжения водой и электроэнергией, чтобы не расходовать собственные автономные ресурсы. Но потребление энергии от таких внешних систем зависит от состояния корабля и от того, что в нем происходит. Так, корабль, в котором никого нет или находятся спящие люди, потребляет раза в четыре меньше энергии, чем тот же корабль, когда в нем работают такие фанатики, как Паладин и Гвен. Он пробрался в отсек технического оборудования и ждал до тех пор, пока количество энергии, поступающей в «Хезер», не упало почти до нуля, затем привел сюда обоих своих сообщников, полагая, что двух часов будет достаточно, чтобы Паладин по-настоящему крепко заснул.
      Сейчас эти два часа были уже почти на исходе, и к тому же в носу у него ужасно свербило. Пора начинать действовать, пока он не расчихался.
      — Помните, ребята, — напутствовал он обоих, — мы действуем быстро и бесшумно, как коммандос, пока не пройдем шлюзовую камеру. После этого двигайтесь нормально, не пытайтесь красться.
      — Я все-таки не понимаю почему, — шепотом пожаловалась К'Каи. — Если мы будем идти нормальным шагом, разве Паладин не услышит нас?
      Кирха окинул ее свирепым взглядом, и Хантер понял, что теперь он уже начал немного разбираться в килратхской мимике. Ну что ж, все-таки какой-никакой прогресс!
      — Ты имеешь дело с опытным воином-охотником, о неразумное существо, — прошипел он в ответ. — Если он услышит, что ты стараешься красться бесшумно, его спящий мозг решит, что ты — враг, пытающийся незаметно проскользнуть мимо него! Если же он услышит нормальные шаги, его мозг решит, что это идут свои и, значит, все в порядке.
      К'Каи покачала головой.
      — Ох уж эти млекопитающие, — пробормотала она.
      Хантер не стал вмешиваться в их разговор, а сосредоточил все внимание на осуществлении следующего этапа своего плана — проникновении в отсек предстартовой подготовки, расположенный прямо напротив шлюзовой камеры «Хезер». Нужно было выждать момент, когда сканирующая видеокамера системы охраны отвернется от них, и сделать стремительный рывок. Ему не полагалось находиться здесь,
      К'Каи и Кирхе — тем более. Его могли бы отдать под трибунал уже только за то, что он привел их сюда.
      «Особенно Кирху…»
      Он побежал, двое остальных, мгновенно замолчав, ринулись, как тени, за ним следом. Все трое достигли спасительного отсека в тот самый момент, когда видеокамера стала поворачиваться в их сторону. Они забились в самый дальний конец помещения, надеясь, что тени, отбрасываемые оборудованием, помогут им остаться незамеченными. Здесь не было инфракрасных датчиков, поскольку находящаяся в отсеке аппаратура излучала много тепла и делала их применение бессмысленным. Просто где-то в отдаленной комнате сидел изнывающий от скуки оператор, переводя взгляд с экрана на экран двух десятков мониторов в надежде не упустить малейшего подозрительного движения или появления посторонних людей — задача, пока непосильная для компьютера.
      Конечно, если Хантеру в самом деле сопутствует удача, то именно сейчас какой-нибудь другой пилот развлекается с подружкой в кабине своей боевой машины, не подозревая о том, что даже за этим его занятием откуда-то сверху следит видеокамера и некий субъект с неподдельным интересом наблюдает за происходящим. О том, что такое бывает, он тоже узнал в свою бытность техником, еще до поступления в летную школу. Хотя, наверное, больше никому в голову не пришло продавать билеты на подобное «видеошоу» другим техникам…
      Он выбросил из головы посторонние мысли и напрягся для последнего рывка к шлюзовой камере. Сейчас требовалась особая точность в выборе момента, потому что теперь они находились в поле зрения двух видеокамер. Он внимательно следил за ними, хронометрировал режим их перемещений и…
      Он бросился вперед, взлетел вверх по аппарели и распластался по стенке шлюзовой камеры, оставив место для К'Каи и Кирхи. Тягостное ожидание сигнала тревоги, сердце колотится, как сумасшедшее, во рту страшная сухость — результат избытка адреналина в крови.
      Ничего.
      Поблагодарив мысленно капризную Госпожу Удачу, он двинулся внутрь корабля, держа пистолет наготове, но не делая попыток приглушить шаги. Внутри корабля стоял полумрак, лампы освещения едва горели, ярко светились лишь крохотные искорки красных и зеленых индикаторных лампочек на панелях приборов и оборудования. Он прошел через рубку управления, далее через помещение, которое можно было бы назвать воплощением мечты какого-нибудь ненормального технофила; эту небольшую комнату набили таким количеством оборудования и приборов, какого Хантер никогда в жизни не видел сразу в одном месте; о назначении более половины из них он даже не догадывался. Если он правильно помнил планировку корабля, то спальные каюты должны быть в конце этого небольшого коридора…
      Точно. Из-за ближайшей двери доносился характерный звук храпа. Хантер решил, что займется этой каютой сам, и кивком указал своим сообщникам на вторую дверь, за которой, как он полагал, находилась Гвен. Паладин, даже если он и вооружен, — несмотря на меры, принятые для обеспечения безопасности корабля, — вряд ли станет палить не раздумывая по внезапно появившемуся в дверном проеме силуэту.
      Приготовившись распахнуть дверь ударом ноги, Хантер подумал о трех возможных вариантах дальнейшего развития событий. Во-первых, рефлексы Паладина могут быть настолько обостренными, что он, не задумываясь, станет стрелять в каждого, кто вломится к нему в каюту. Во-вторых, вполне возможно, что за дверью просто включена запись человеческого храпа, чтобы ввести в заблуждение потенциальных врагов, что было бы совершенно в его стиле. И наконец, в-третьих, дверь попросту может оказаться запертой, и он только разобьет об нее ногу.
      Но рассуждать было уже поздно, пришла пора действовать, и он изо всех сил толкнул дверь ногой. Она с глухим стуком открылась, тут же эхом отозвался звук распахнувшейся соседней двери. Он ворвался в комнату, припал на одно колено и навел пистолет на сонного Паладина.
      Хантер нашарил на стене возле двери выключатель и повернул его. Комнату залил яркий свет. Можно быть довольным собой: он, Хантер, в одиночку захватил старого стреляного воробья и супершпиона Паладина. Паладин моргал глазами, щурясь и отворачиваясь от яркого света.
      — Хантер, сукин сын, ты соображаешь, что ты делаешь? — пробормотал он невнятно хриплым от сна голосом. — Ты же, черт возьми, не дал мне досмотреть самый лучший сон за последние несколько дней. У меня тут оказались три таких соблазнительных помощницы и…
      Хантер медленно поднялся на ноги, и Паладин замолчал, увидев наконец направленный на него пистолет.
      — Я угоняю твой корабль, приятель, — весело сообщил он. — Вот такой сюрприз!
 

x x x

 
      Хантер сидел на единственном стуле, имевшемсяс в этой крошечной спальной каюте. Гвен сидела на полу около кровати, на ее лице отражалось занятное сочетание тревоги и увлеченности происходящим. К'Каи стояла рядом с Хантером на одной ноге, что было, как он уже знал, позой отдыха, а Кирха заполнил собой весь дверной проем. Ни Паладин, ни Гвен не могли бы выйти из комнаты, минуя его. 
      Но Паладин вовсе не собирался делать этого. Каким-то образом ему удалось убедить Хантера — в основном благодаря личному авторитету — привести сюда Гвен, чтобы «мы все могли обсудить это». Что тут стоило обсуждать, Хантеру было не вполне ясно. Согласно первоначальному плану их обоих предполагалось связать и запереть в кладовке ремонтников. Хантер рассчитывал, что к тому времени, когда их там обнаружат, «Хезер» будет уже далеко. Но он не возражал против того, чтобы Паладин попробовал отговорить их от выполнения задуманного, если ему так хочется. Пусть попытается противостоять отчаянной решимости К'Каи и своеобразным представлениям о чести Кирхи. Хантер полагал, что у Паладина шансов не больше, чем у истребителя против авианосца.
      После нескольких минут бесполезных уговоров Паладин, видимо, пришел к такому же заключению. Он поочередно посмотрел на каждого из «террористов» и коротко кивнул.
      — Итак, вы все трое действительно решили осуществить свое намерение?
      Клюв К'Каи резко дернулся вверх, что, как уже знал Хантер, было равносильно энергичному кивку головой. Кирха вонзил когти задних лап в ковер.
      — Только попробуй остановить нас, — прорычал он. — Это дело чести, безволосая обезьяна!
      Паладин вздохнул и прислонился спиной к переборке каюты.
      — Ну что ж, ладно. Я не буду пытаться остановить вас, — произнес он. — Более того, я хотел бы участвовать в этом вместе с вами.
      «Что?!» — У Хантера отвисла челюсть.
      — Ты, должно быть, пытаешься нас одурачить! Или ты рехнулся!
      — Это ты рехнулся, парень, если думаешь, что сможешь управлять «Бонни Хезер» без меня или Гвен; только я не стану предлагать Гвен принимать в этом участие.
      Она посмотрела на него с явной иронией во взгляде:
      — Ну и хорошо, потому что я не дура, и не сумасшедшая, и не самоубийца! Конечно, я не буду участвовать в вашей авантюре. Даже ради вас, босс.
      — На этом корабле очень много такого, о чем ты даже не имеешь представления и, уж конечно, не знаешь, для чего оно предназначено и как работает, — продолжал Паладин. — Стоит нажать не на ту кнопку или нажать кнопки не в той последовательности, и окажется, что ты ведешь передачу по— килратхски в широком диапазоне частот и сообщаешь им, что…
      Тут он издал серию рычащих и шипящих звуков, которые заставили Кирху плотно прижать уши к голове, сощурить глаза и выпустить когти.
      — Не смей трогать родоначальницу моего клана, ты, развратная обезьяна! — прорычал он. — Твой отец, чтобы не умереть с голоду, выпрашивал объедки у пастухов, а родившая тебя мать была в услужении у сборщика мусора и нечистот!
      Паладин усмехнулся. Кирха вдруг затряс головой, словно только сейчас осознал, где он находится.
      — Я… э-э… — пробормотал он, его уши поднялись вверх, их кончики порозовели, что, как понял Хантер, являлось выражением крайнего смущения.
      — Не расстраивайся, Кирха, — добродушно успокоил его Паладин. — Я только привел . Хантеру наглядный пример ситуации, в которую он может попасть, если меня не будет рядом с ним.
      — Очень наглядный, — мрачно заметил Кирха. — Нет худших оскорблений, чем только что произнесенные вами.
      — И они вывели тебя из равновесия, ты отреагировал на них, подчиняясь мгновенному порыву, не думая. Точно так же поступил бы и любой опытный воин, услышав подобные слова в свой адрес, — спокойно и мягко объяснил Паладин. — И любой пилот истребителя, если бы услышал такое по комлинку.
      Хантер, ставший свидетелем внезапной вспышки гнева Кирхи, которая произвела на него сильное впечатление, понял, к чему клонит Паладин.
      — Ну и что будет, если мы действительно возьмем тебя с собой? — спросил он. — Что мы при этом получим, кроме твоего знания корабля? Думаю, мы выиграем немного, если учесть, что нам придется не спускать с тебя глаз ни на минуту!
      Паладин лишь покачал головой:
      — Нет, не придется. Мое слово такое же твердое, как и слово Кирхи, и ты это отлично знаешь, мой мальчик. Я загорелся желанием побывать в килратхском космосе с того самого момента, как получил это безумное назначение, и присоединиться сейчас к вам — это лучше, чем ждать разрешения от Верховного командования. — Он хитро улыбнулся. — Ты ведь знаешь: говорят, что легче получить прощение, чем разрешение.
      — А кроме того, если запахнет жареным, то ты всегда сможешь сказать, что мы вынудили тебя лететь с нами, — сухо заметил Хантер.
      Улыбка Паладина стала еще шире.
      — О, черт! — вдруг сказала Гвен. — Можете считать, что я тоже с вами.
      Хантер изумленно посмотрел на нее. Паладин удивился не меньше, но она не обратила на него внимания.
      — Я не хочу торчать здесь и расхлебывать всю ту кашу, которую вы заварите, удрав тайком в эту вашу экспедицию. К тому же у меня нет никаких особых планов на ближайшие пару недель, — добавила она, пожимая плечами. — И если мы все еще будем в состоянии выносить друг друга, когда все это закончится… — Она подмигнула Хантеру, и он, к своему удивлению, уловил в ее взгляде явное кокетство. — А кроме того, здесь у меня будут три надежных телохранителя на тот случай, если вы вдруг проявите чрезмерную прыть.
      — Я? Прыть? — сказал он с выражением оскорбленной невинности на лице. — Да я же истинный джентльмен!
      — Вот уж черта с два! Разве что во сне, парень, — пробормотал Паладин, и Хантеру показалось, что он, возможно, слегка раздосадован тем, что Гвен «положила глаз» именно на него, на Хантера.
      Он взглянул на своих сообщников:
      — Ну, а вы что скажете?
      К'Каи опустила на пол вторую ногу и распушила перья:
      — Я считаю, что еще два умелых и разумных воина, которым, кстати, принадлежит этот корабль, явятся неплохим пополнением нашей компании.
      Кирха поставил уши торчком и задрал кверху подбородок.
      — Я думаю, что честь Паладина — столь же несомненная, как и у большинства моих сородичей, — сказал он. — Вы, мой сеньор Хантер, откровенно им восхищаетесь. Я не знаю эту женщину, но она обращалась со мной почтительно, и если вы и он за нее ручаетесь, то для меня этого достаточно. По моему мнению, мы должны позволить им лететь с нами.
      Хантер мрачно усмехнулся. Он до сих пор не был уверен в том, что взять с собой Паладина и Гвен — это хорошая идея; но и в том, что все это в целом — затея стоящая, он также сомневался. Но во всяком случае по результатам голосования он остался в меньшинстве.
      — Ладно, Паладин, — вздохнув, сказал Хантер, пряча пистолет в кобуру. — А как, кстати, заводится твоя старая колымага? Ну что ж, ребята, в путь!
 

x x x

 
      Пять дней спустя… 
      Руки Гвен порхали над пультом управления на ее рабочем столе. Казалось, она даже не смотрит на то, что делает. Она просто знала все это наизусть. Хантер с восхищением наблюдал за ней. Он хотел бы уметь работать с таким же изяществом и совершенством.
      — Патруль котов в пределах чувствительности датчиков, — коротко сообщила она задолго до того, как зажглась сигнальная лампочка. Патрульные истребители выглядели на экране монитора как едва заметные пятнышки на фоне астероидов, и , откровенно говоря, Хантер не совсем понимал, как она узнала, что это действительно патрульные истребители, но через несколько секунд бортовой компьютер опознал их и обозначил красными метками.
      — Верно, — сказал Хантер и протянул руку к клавиатуре своего пульта.
      — Я бы мог провести нас мимо патрулей, — предлжил Кирха, прежде чем Хантер успел дотронуться до клавиш. — По крайней мере, мимо первого эшелона. Я присягал на верность лично лорду Ралгхе. Я не думаю, что кто-нибудь из них имеет ранг, сопоставимый с моим. Они не посмеют отказаться пропустить меня из-за боязни, что это может быть расценено как вызов с их стороны, если я скажу им, что я — гражданский инспектор, направляющийся для проверки: ну скажем снабжения базы. Или что— нибудь религиозное. например, что я — прислужник жриц Сивара, прибыл для совершения обряда очищения их от позора после неудавшейся церемонии.
      Какое-то мгновение Паладин колебался, потом отрицательно покачал головой.
      —Нет, — сказал он и защелкал клавишами пульта управления так быстро, что Хантер даже не мог уследить за его действиями. — Нет, спасибо, Кирха, но мы не можем полагаться только на то, что твой ранг вызовет у них благоговейный страх. У меня имеются все последние коды и компьютерная программа, которая воспроизведет изображение килратха у них на мониторах. Так что мы сможем попасть на станцию без особых проблем.
      Хантер понял еще и то, чего Паладин не сказал вслух: несмотря на все клятвы и присяги Кирхи, он все еще не вполне доверяет.
      Казалось, Кирха собирается ему возразить, но в это время пришел запрос с килратхского истребителя, и спорить уже было слишком поздно. Паладин быстро нажал другую комбинацию клавиш и стал отвечать на запрос.
      И насколько Хантер мог судить, на безупречном килратхском языке.
      Он понимал не более одного слова из десяти, но Кирха, наклонившись к нему, переводил быстрым, еле слышным шепотом — так чтобы датчики не могли уловить этот звук.
      — Он говорит, что мы — пилоты и что мы захватили это корабль землян и хотим привести его на станцию. Он. говорит очень хорошо. Небольшие погрешности, которые он все же допускает, могут быть объяснены тем, что он пилот низкого происхождения, или тем, что родился и воспитывался в колониях, далеко от Килраха.
      Возникла неизбежная пауза, пока командир килратхов выходил на связь со станцией и ждал указаний; тем временем, судя по изображению на экране монитора Гвен, истребители окружили их корабль. У Хантера все сжалось внутри, это была непроизвольная реакция на такую безнадежную ситуацию. Достаточно одного приказа со станции, чтобы их не стало…
      Но хитрость сработала. На экране снова возникло изображение командира: уши торчком, настороженность в глазах пропала. Он прорычал несколько слов, смысл которых понял даже Хантер. В ответ Паладин утвердительно дернул подбородком и коротко рявкнул, после чего выключил связь. Краем глаза Хантер видел, что истребители на мониторе Гвен разомкнули окружение и снова построились в прежний порядок за своим командиром, затем вся группа стремительно удалилась в сторону пояса астероидов.
      Паладин откинулся на спинку кресла и улыбнулся.
      — Разрешение на стыковку, — радостно сообщил он. — Вот такие пироги, ребята.
      — Гм-м… Остается только увидеть, каковы эти пироги, — язвительно заметил Кирха. — Операция еще не закончена, безволосый. — Затем добавил что-то по-килратхски, чего Хантер совершенно не понял.
      Паладин только пожал плечами.
      — Можно сказать и так, — согласился он и снова склонился над пультом управления.
      — Что это там Кирха изрек напоследок? — опросил Хантер у Гвен, повернувшись к ней и вопросительно подняв брови, в то время как Кирха по заданию Паладина занялся подготовкой к стыковке корабля со станцией — прослушиванием переговоров в диапазоне частот открытых каналов связи.
      — Это была пословица, аналогичная той, которая в ходу у нас: «Опера не окончена, пока не спела примадонна», — ответила ему Гвен. — Только звучит более мрачно. Буквально, он сказал: «Охота не кончена, пока сердце добычи не вырвано из груди и не съедено».
      — Боже правый! — воскликнул слегка ошеломленный Хантер. — Это звучит слишком уж кровожадно.
      — Такие вот они есть, — задумчиво проговорила Гвен. — Да, такие. Когда-нибудь мы, возможно, поймем почему…
      Затем склонилась над своим пультом, как бы приглашая Хантера последовать ее примеру.
 

x x x

 
      Когда они состыковались со станцией, Кирха вышел в шлюзовую камеру, чтобы отделаться от услужливых низкородных техников и обслуживающего персонала, явившихся предложить ему свою помощь. Хантер стоял тут же, невидимый снаружи, сжимая в руке пистолет, на тот случай, если Кирхе не удастся поладить с собравшимися. 
      Или на тот случаи, если Кирха переметнется на их сторону. Однако после всего, что произошло, Хантер считал это маловероятным. Во всяком случае со стороны Кирхи. Что там творилось в голове Ралгхи, только одному богу могло быть известно. Возможно, чем выше ранг килратха, тем легче ему найти оправдания для небольших отступлений от кодекса чести, А затем и для более значительных, и вот уже от надежных доспехов, каковыми служила прежде незапятнанная честь, отламывается один кусок, затем другой… Известно, что обладание властью всегда толкает на стезю порока, и Хантер сомневался, что у килратхов это иначе, чем у любых других наделенных разумом и чувствами существ.
      Кирха без труда отделался от непрошеных помощников, сообщив им страшным голосом, что сейчас корабль таит в себе серьезнуюопасность и к нему нельзя никому подходить близко до тех пор, пока члены его экипажа не найдут и не обезвредят все ловушки, которые установили, прежде чем покинуть корабль, эти развратные, беспорядочно спаривающиеся, бесхвостые и безволосые обезьяны. Он спустился по внутреннему трапу с высокомерным и одновременно несколько развязным видом.
      — Совсем низкородные, — сообщил он пренебрежительно Хантеру. — Я убедил их убраться и не подходить к кораблю, пока их не позовут, мой господин. Я думаю, они этому очень обрадовались, после того как услышали про ловушки. Похоже, скоро вся территория вокруг таинственным образом опустеет, поскольку теперь они воспользуются любым поводом, чтобы оказаться где угодно, только не здесь. У этих низкородных совершенно нет чувства гордости.
      Хаитер не стал говорить Кирхе о том, что просто у них, по всей вероятности, есть здоровое чувство самосохранения. Он был весьма признателен ему за то, что тот нашел способ без лишнего шума избавиться от них.
      Разговаривая, они вошли в рубку управления, и Паладин успел услышать большую часть того, что сказал Кирха. Это вызвало на мужественном лице Паладина добродушную улыбку.
      — Отлично сработано, Кирха, — похвалил он. — Ты толковый парень, это уж точно. Давай же воспользуемся этим преимуществом, пока оно у нас есть. Мы могли бы проникнуть на станцию, освободить заложников и убраться отсюда прежде, чем они что-нибудь заподозрят.
      Гвен состроила гримасу, давая понять Хантеру, что, по ее мнению, Паладин явно переоценивает их удачливость, но Хантер воздержался от высказываний по этому поводу. По той простой причине, что, пока Кирха вел переговоры с килратхскими техниками, он в полной мере осознал, что здесь территория килратхов и это их станция. Они же находятся во вражеском окружении. И если только их обнаружат…
      Эта мысль настолько его встревожила и взволновала, что у него пересохло во рту и слегка задрожали руки. Чтобы успокоиться, он сделал глубокий вздох. «Спокойнее, старик, — внушал он себе. — Ведь ты не в первый раз попадаешь в такой переплет. И не в последний» А Паладин вел себя так, словно всю жизнь провел на неприятельских космических станциях. Он осторожно вышел из шлюзовой камеры, огляделся и совершенно невозмутимым видом жестом позвал за собой остальных;
      А может, он и в самом деле не испытывал никаких эмоций. Может, все происходящее его ничуть не трогало.
      Хантер вышел из корабля вслед за Гвен. К'Каи с Кирхой составляли арьергард. Кирха всей душой желал, чтобы К'Каи удалось держать в узде свои нервы. Фирекканцы импульсивны от природы, а сейчас был не самый подходящий момент для того, чтобы терять голову.
      Паладин внимательно оглядел помещение стыковочного отсека, словно что-то искал. В следующее мгновение он нашел то, что ему было нужно, и устремился туда. Остальные последовали за ним. Заглянув через его плечо, Хантер увидел, что это компьютерный пост с клавиатурой и экраном, в верхней части которого имеется бегущая строка для текущих сообщений, касающихся внутренней жизни станции. Видимо, это была такая же установка, как и те, что находятся в причальных отсеках станций землян, благодаря которым можно получить самую разнообразную информацию. Например, узнать место расположения камер, и где содержатся заключенные. Кирха вытянул шею, чтобы увидеть экран, и вдруг встревоженно зашипел. Паладин оторвал взгляд от клавиатуры, поднял голову и посмотрел на экран, по которому быстро бежала цепочка знаков килратхского письма, но слишком быстро, чтобы Хантер мог уловить содержание сообщения.
      — Это зашифрованные команды для гарнизона станции, — прорычал Кирха, разъяренный и встревоженный одновременно. — Им приказано занять этот отсек и захватить экипаж находящегося здесь корабля!
      — Видимо, ваши коды оказались не очень точны, босс, — предположила Гвен, обращаясь к бормотавшему гаэльские (прим: древнешотландские) ругательства Паладину. — Ну и что теперь? В нашем распоряжении не более двух минут до того, как здесь появятся участники торжественной встречи.
      — Они даже не включили сигнал тревоги, — нарочито спокойно заметил Кирха. — Это значит, что они не хотят спугнуть нас. Хотят взять живыми, чтобы допросить. Ну а потом, конечно, убьют.
      — Конечно, — угрюмо согласился Хантер.
      — Пробиться сквозь их ряды будет трудно, — продолжал Кирха. — Сюда, видимо, направлено не меньше четырех рот.
      — Мы разделимся, — внезапно предложил Паладин. — Да, именно так. Хантер и ты, Кирха, бегите к заключенным. По данным компьютера, они находятся вот здесь, — показал он на экран. Кирха кивнул.
      — Я сумею отыскать их, — сказал он уверенно.
      — А тем временем К'Каи, Гвен и я постараемся отвлечь их. Встретимся на этом же месте.
      — О, спасибо, босс, — еле слышно произнесла Гвен. Хантеру показалось, что Паладин ее не услышал.
      — Ну пошли, ребята, — скомандовал Паладин и, повернувшись, побежал к выходу из стыковочного отсека. Прежде чем Хантер успел что-нибудь сказать, Кирха схватил его за руку.
      — Быстрее сюда! — Кирха втащил Хантера в темную нишу в стене стыковочного отсека, мимо которой на расстоянии не более пяти метров, громко топая ботинками, пробежали килратхские солдаты. Когда они скрылись, Кирха начал взбираться вверх по диковинному наклонному столбу из пластика. Через мгновение он глянул вниз.
      — Вы не хотите последовать за мной, мой господин? Но это самый короткий путь к тому месту, где содержатся пленники!
      — Дело не в этом, — сказал Хантер, нервно сглотнув и глядя на столб, который уходил вверх и тянулся далее под самым потолком, повторяя все его изгибы, в тридцати метрах над полом.
      «Надо быть обезьяной, чтобы взобраться туда и не упасть… или котом… Ничего, я справлюсь, — твердо решил он. — Только все время надо повторять это самому себе, Хантер, и, возможно, осилишь его. Как бы там ни было, назад пути нет».. Он обхватил столб руками и начал взбираться вверх, ощущая под пальцами странную теплоту и шероховатость пластика.
      Это было очень медленное продвижение, особенно когда он висел под потолком, обхватив столб руками и ногами, скрытый царившим там полумраком, и смотрел на снующих внизу килратхских солдат, которые теперь тщательно обыскивали «Бонни Хезер» в поисках незваных гостей, не догадываясь о том, что стоит им только взглянуть вверх, и они обнаружат двух из них. И тогда через десять секунд раздастся команда: «Приготовиться! Целься! Пли!..»
      Хантер отогнал от себя эту мысль и сосредоточился на том, чтобы не сорваться со столба и потихоньку двигаться вперед, сантиметр за сантиметром. Кирха, прильнувший к столбу в нескольких метрах впереди, был, казалось обескуражен неспособностью его сеньора легко подняться наверх.
      «Это называется эволюционной дифференциацией, котенок: у тебя лапы и когти, а у меня — пальцы и ногти», — подумал Хантер, продолжая упорно карабкаться по столбу.
      Прошло бог знает сколько времени, а он еще висел, обняв столб, и смотрел, как Кирха, с трудом открыв крышку люка, подтянулся и исчез в нем.
      — Эй, Кирха, — прошептал Хантер едва слышно. — Ты не против того, чтобы помочь своему господину пролезть к тебе? — Хантер никакими силами не смог бы оторваться от столба настолько, чтобы уцепиться за край люка и подтянуться на руках. Кирха высунулся из люка, легко оторвал Хантера от столба и втянул в люк.
      «А он сильнее, чем кажется на первый взгляд», — с удивлением отметил про себя Хантер.
      — Спасибо, дружище, — пробормотал он, закрывая за собой крышку. — Ну и куда теперь?
      — На некоторых таких станциях камеры для заключенных располагаются на четвертом уровне, а иногда — на шестом, — шепотом сообщил Кирха. — Нам надо сначала обследовать четвертый уровень, который находится как раз над нами.
      — Звучит разумно, — так же шепотом ответил Хантер. Он последовал за Кирхой по проходу и затем через наклонный коридор прямо на четвертый уровень. В конце коридора они увидели запертую дверь. Подбежав к ней, Кирха вдруг остановился и стал рассматривать странного вида пластиковую табличку на двери.
      — Для того, чтобы открыть эту дверь, нужно набрать определенный код, но я не могу его вспомнить.
      — К'ракх дрисх'каи раи х'ра ! — раздался сзади громкий окрик на килратхском языке. Хантер резко обернулся.
      — О, черт ! — Прямо в глаза ему смотрел ствол килратхского ружья. перед ними с ружьями наизготовку стояли пятеро килратхов, бросая взгляды то на Кирху, то на него.
      — Ну скажи им что-нибудь, Кирха, — пробормотал Хантер, ткнув локтем в бок своего вассала, уставившегося неподвижным взором на солдат.
      — Джа'лра расх'накх храи? — сердито выкрикнул один из солдат и шагнул вперед, не отрывая взгляда от Кирхи.
      «Этот тип, должно быть, их командир. Боже, он не меньше двух метров ростом и почти столько же в ширину!»
      — Что он говорить, приятель ? — шепотом спросил Хантер.
      — Он спрашивает, почему я нахожусь в обществе землянина, — также шепотом ответил Кирха. Потом он громко заговорил по— килратхски, и монолог его продолжался довольно долго. Все это время Хантер встревоженно смотрел на килратхов, внимательно слушавших своего сородича.
      — Что ты сказал ему? — нетерпеливо спросил Хантер, когда Кирха наконец закончил свою пространную речь.
      — Я сказал ему, что вы — мой господин, что вы самый лучший, самый благородный, замый знатный сеньор из всех, каких я только знал, и даже несмотря на то что вы — землянин, ваше слово значит для меня то же, что и слово императора, и что я и мои потомки будут преданы вам на все времена:
      Когда Кирха закончил свои объяснения, Хантер увидел как килратхи нервно выпускают и втягивают когти.
      — Э-э, Кирха, не стоит так подробно и красочно рассказывать обо всем этом:

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16