Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Полет к свободе

ModernLib.Ru / Лэки Мерседес / Полет к свободе - Чтение (стр. 15)
Автор: Лэки Мерседес
Жанр:

 

 


      Огромный килратх прорычал что-то непонятное на своем языке, Кирха кивнул и ответил так же непонятно.Они поговорили еще несколько секунд. После этого килратх передал свое ружье соседу, расстегнул потрупею и положил ее вместе с пистолетом и кинжалом у своих ног.
      — Это правильно, — одобрительно кивнув, сказал Кирха. — Очень хорошо.
      — Что ты имеешь ввиду, Кирха? — спросил совершенно сбитый с толку Хантер. — Чего же тут может быть хорошего?
      — Он не верит, что землянин способен стать высокочтимым сеньором для килратха, — объяснил Кирха. — Чтобы доказать это, он предложил провести между вами поединок и драться до тех пор, пока один из вас не будет убит. Остальные килратхи — его подчиненные, и он приказал им не причинять нам вреда, если вы его одолеете.
      — И ты полагаешь, что я могу его победить? — спросил Хантер срывающимся голосом, глядя на гигантского кота, который снял с себя все, кроме толстых кожаных доспехов, и стоял перед ним, скаля в улыбке острые зубы. — Ты что, спятил, парень?
      — Вам необходимо драться с ним, мой господин, — решительно сказал Кирха. — Теперь это поединок чести. Вы должны доказать, что достойны быть сеньором.
      — А что, если я не стану драться?
      — Тогда вы — всего лишь низшее существо, относящееся к категории дичи, а я — предатель, и они тут же убьют нас обоих. Вас — потому что вы землянин, а меня — за то, что я попрал честь Империи килратхов, — ответил Кирха и обвел глазами окруживших их воинов. — Вам все-таки лучше драться и победить его, мой господин Хантер.
      — Нам с тобой надо будет обстоятельно обсудить эту проблему «сеньора и вассала», Кирха, — сказал Хантер. — Если я останусь в живых, — добавил он.
      Вызвавший его на поединок килратх вышел вперед и встал напротив него, он широко улыбался, в его пасти сверкали острые, белоснежные зубы, он поигрывал своими крепкими мускулами, которые были хорошо видны даже под толстым покровом пушистого меха.
      — Да, мой господин, — покорно согласился Кирха.
 

x x x

 
      — Нам не сдержать их натиска! — в отчаянии крикнула Гвен, отстреливаясь через дверь шлюзовой камеры. Отряд килратхов откатился назад, укрывшись за углом коридора, и Гвен, нажав кнопку на пульте управления, закрыла дверь шлюзовой камеры и затем ударом рукоятки пистолета разбила пульт, чтобы запертую дверь не смогли открыть снаружи.
      — Бегом! — скомандовал Паладин. Он оглянулся и увидел, что К'Каи с трудом поспевает за ними. Фирекканцы не лучшие бегуны, — а в этих узких комнатах и коридорах ей не хватало места, чтобы расправить крылья и полететь.
      — Сюда, скорее! — Паладин распахнул очередную дверь, поднял пистолет и дважды выстрелил внутрь комнаты. Тишину разорвал характерный треск энергетических зарядов.
      Меткие выстрелы сразили наповал двух килратхов, застигнутых врасплох и даже не успевших схватиться за оружие. Один из них ткнулся головой в экран монитора, другой свалился на пол.
      — Быстро! — крикнул Паладин. К'Каи и Гвен вбежали в комнату следом за ним, он захлопнул дверь, щелкнув замком.
      — Я изучал в захваченных нами документах схемы этих станций, — сказал Паладин, оглядывая небольшое помещение. — Здесь находится пост управления, возможно, пост контроля и регулирования параметров окружающей среды. Если мы разберемся в том, что и как здесь действует, то, пожалуй, сумеем извлечь из этого пользу для себя.
      «Ну что ты все изображаешь из себя оптимиста, Джеймс? — спросил он сам себя. — Это была безумная затея, просто самоубийственная, и ты это прекрасно знаешь. Мы погибнем здесь, так и не сумев никому помочь…
      Но я должен продолжать действовать, по крайней мере до тех пор, пока не станет очевидно, что нас схватят. — Он провел рукой по висящей на поясе кобуре пистолета. — Но тогда я не должен попасть к ним в лапы живым. Я слишком много знаю о наших разведывательных операциях.
      Мне следовало остановить Хантера еще в самом начале. Я мог включить сигнал тревоги на «Хезер» и пресечь операцию, прежде чем она началась. Но мне так хотелось взглянуть на Гхорах Кхар, оценить шансы на успех будущей, организованной Командованием, операции.
      А сейчас нам всем придется расплачиваться за мою глупость».
      — К'Каи, держи под наблюдением дверь. Ты, Гвен, проверь-ка этих охранников, — распорядился Паладин. — А я попробую разобраться в системах управления…
      — Джеймс, берегись!
      Паладин услышал возглас Гвен за долю секунды до того, как голубой пучок энергии ударил в пульт рядом с ним. Он кинулся к килратху, уже боровшемуся на полу с Гвен. У килратха с огромной кровоточащей раной в груди оказался пистолет. За мгновение до того, как Паладин набросился на него, килратх оттолкнул Гвен в сторону и выстрелил в нее; вспышка голубого пламени ослепила Паладина. В следующий миг Джеймс уже схватил килратха за плечо, пытаясь вырвать у него оружие.
      Сильный удар тыльной стороной лапы отбросил Паладина к стойке с компьютерами. Килратх поднял пистолет и прицелился…
      «На таком расстоянии он не может промахнуться… Ни убежать, ни спрятаться…»
      К'Каи подпрыгнула вверх, расправила крылья и бросилась вниз на килратха. Оба тяжело рухнули на пол, при этом килратх, падая, ударился головой об угол стойки. В комнате отчетливо послышался хруст ломающихся костей. К'Каи стремительно вскочила на ноги, килратх остался лежать на полу, с неестественно вывернутой шеей.
      — Спасибо тебе, К'Каи, — еле слышно проговорил он и бросился туда, где упала сраженная выстрелом Гвен.
      — Гвен, девочка… — Он опустился на колени, наклонился к ней и осторожно повернул лицом вверх. У него перехватило дыхание.
      Лицо и грудь Гвен были страшно обожжены, в нескольких местах обуглены до костей. Во взгляде широко открытых, оставшихся неповрежденными глаз была пустота.
      Паладин пытался нащупать пульс на ее запястье, не переставая тихо и нежно разговаривать с ней.
      — Ну же, милая, ты не можешь так поступить со мной… Посмотри на меня, Гвен, пожалуйста, Гвен…
      — Она мертва, Таггарт, — услышал он голос К'Каи. Он поднял голову вверх и взглянул на нее сквозь застилавшие его взор слезы. — Ты уже ничем ей не поможешь.
      — Она не может вот так умереть. Этого не должно было случиться, это должен был быть я… Она же так молода, еще ребенок… Гвен, милая, ты не можешь погибнуть из-за меня, девочка!
      Паладин крепко прижал ее к себе, спрятал лицо в опаленных рыжих волосах. Он застыл в оцепенении, не способный больше ни о чем думать.
      «Этого не должно было произойти… Только не с ней. Такая молоденькая, у нее вся жизнь была впереди. Я, бесполезный, никому не нужный старик, должен был быть на ее месте. Только не она… не она…»
      — Таггарт, надо подумать и о других, чьи жизни находятся здесь под угрозой, — начала К'Каи.
      — Замолчи! — рявкнул на нее Паладин, не выпуская из объятий тело Гвен. Из его глаз продолжали катиться слезы, сердце сжалось от боли и горя.
      К'Каи наклонилась и клювом ущипнула его за ухо.
      Паладин взвыл и ткнул в нее кулаком, но она ловко увернулась от удара. Он почувствовал, как кровь тоненькой теплой струйкой потекла по щеке, боль высушила слезы, а вспышка ярости заглушила чувство скорби.
      «Ах ты, чертова сука!»
      — Гвен мертва, а мы пока еще живы, и у нас есть дело, которое необходимо закончить! — сердито выкрикнула К'Каи. — Вставай на ноги и помоги мне найти моих сородичей, а то я не только укушу тебя снова, но сделаю и кое-что похуже! 
      Ее трезвые разумные слова вернули ему способность мыслить и рассуждать.
      «Она права. Гвен погибла, но мы не можем бросить начатое дело». 
      — Ты… ты права, — медленно сказал Паладин, глядя на безжизненное тело, которое все еще продолжал держать в руках. Он тихо опустил Гвен на пол, осторожно закрыл ей глаза. Потом выпрямился, встал и подошел к стойке с компьютерами. — Мы… Нам необходимо найти способ затруднить действия этих кидратхских солдат, чтобы получить возможность освободить заложников и вместе с ними покинуть станцию. Ты можешь понять назначение и принцип действия какой-нибудь из этих систем?
      — Нет, Джеймс.
      Он уставился на пульт и заговорил, обращаясь больше к самому себе, чем к ней:
      — Я узнаю эти обозначения. Это система регулирования температуры. Мы можем понизить или повысить ее, но это мало что нам даст… СТОП! А что за переключатели вон там? Похоже, они управляют системой герметизации, приводимой в действие при аварийных ситуациях. — Он пробегал глазами по кнопкам, рукояткам и клавишам, показывая К'Каи на то, о чем говорил. Мы можем полностью изолировать этот участок станции, чтобы килратхи не смогли перебросить сюда подкрепление. Надо только проверить, не преградим ли мы тем самым путь и Хантеру с Кирхой. — Он внимательно всматривался в органы управления, мучительно стараясь вспомнить планировку станции, которую он изучал в течение многих часов. — Нет, если перекроем проходы здесь и вот здесь, Хантер по-прежнему сможет добраться до камер с заключенными.
      — Неплохой план, — согласилась К'Каи, и они вместе установили ручки, клавиши и кнопки в положения, соответствующие наиболее тяжелой аварии, которая могла бы произойти на станции, — появлению многочисленных пробоин в ее корпусе.
      — А вон те индикаторы… Держу пари, это система управления искусственной гравитацией.
      — Очень может быть, — согласилась К'Каи, внимательно рассматривая пульт.
      — Твои сородичи — летающие существа. Они смогут передвигаться чертовски быстро при отсутствии силы тяжести, гораздо быстрее килратхов.
      — Это правда, — подтвердила К'Каи, ее глаза засияли. — Действительно, мы отлично передвигаемся в условиях невесомости внутри моего транспортного корабля.
      — Я уверен, у них есть дублирующие системы, но даже несколько минут нулевой гравитации могли бы помочь Хантеру и Кирхе вызволить заложников и, кроме того, облегчили бы нам задачу прорыва обратно на наш корабль. — Он задумался на мгновение, анализируя экспромтом возникший план действия, пытаясь отыскать в нем явные погрешности. Наверное, их было немало, но сейчас это не играло решающей роли. — По-моему, стоит попробовать, и, кроме того, я не вижу ничего другого, что могло бы нам сейчас помочь. Мы можем выключить гравитацию и использовать это обстоятельство как фактор внезапности, который поможет нам выбраться отсюда. Ухватись за что-нибудь, я выключаю поле тяготения… Ну!
      Он ухватился за край пульта и передвинул ручку переключателя. Спустя долю секунды он почувствовал, как у него засосало под ложечкой — привычное ощущение перехода к невесомости. Тело Гвен плавно отделилось от пола и поплыло вверх, тела килратхов парили в воздухе рядом.
      — Нам надо торопиться, майор, — позвала его К'Каи, повиснув над полом у дверей.
      — Я знаю, — ответил он и, хватаясь руками за рукоятки пульта, подобрался к телу девушки. — Прощай, Гвен, — тихо сказал Паладин, взяв ее за неповрежденную руку, и прижал маленькую изящную ладонь к своим губам. Потом он повернулся и, оттолкнувшись, поплыл к двери.
      — На счет три, К'Каи, — скомандовал он и взялся за ручку двери. — Раз, два… три! — Он открыл замок и с силой распахнул дверь.
      Трое килратхов, беспомощно барахтавшихся под потолком коридора, попытались направить на них свои ружья, но слишком поздно… Несколько секунд спустя Паладин и К'Каи, оставив за собой их безжизненные тела, уже держали путь назад, к «Бонни Хезер».

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

      — А мы не могли бы еще немного потолковать об этом? — спросил Хантер, уставив-шись на огромного килратхского воина.
      Кирха старательно перевел вопрос Хантера, а затем ответ килратха.
      — Он говорит, что время разговоров прошло, и сейчас вы должны доказать, что достойны носить титул сеньора Империи Килрах.
      — О, черт, — пробормотал Хантер с глубоким вздохом, глядя снизу вверх на своего противника. — Я все еще надеялся, что мы сможем решить дело дружеской встречей за карточным столом вместо драки. — Он бросил взгляд на Кирху и вдруг без всякого предупреждения изо всех сил пнул гиганта между ног. Какую-то секунду ошеломленный килратх продолжал стоять, потом согнулся пополам и осел вниз. Остальные воины, стоя на месте, изумленно смотрели на своего скорчившегося на полу предводителя.
      — Это было не совсем благородно, мой господин, — заметил стоявший сбоку Кирха.
      — Все благородно в таком: Проклятье! — завопил Хантер, когда лежащий на полу килратх подцепил лапой его ногу, раздирая острыми когтями толстую кожу сапога. Хантер отчаянно лягался, но свирепый кот обхватил его медвежьей хваткой и начал медленно сжимать. Хантер уже стал задыхаться, но все же сумел дотянуться до единственного, на его взгляд, уязвимого места противника — до его широкого носа. Он ударил по нему основанием ладони, а затем ухватил пальцем и резко крутанул. Воин взвыл от боли и выпустил Хантера. Он откатился назад и успел подняться на ноги как раз вовремя, чтобы увернуться от сильного удара лапой сбоку. Но на этот раз ему повезло меньше — острые когти килратха, продрав куртку, полоснули по спине. Он отскочил назад и прижался к стене. Он чувствовал, как кровь теплыми липкими струйками потекла по телу.
      «Похоже, дело плохо…»
      Килратх потрогал свой кровоточащий нос и прорычал что-то на своем языке. Затем рванулся вперед.
      Он швырнул Хантера на стену и припечатал к ней всем своим огромным весом, буквально вышибив из него дух. Хантер попытался высвободиться, но килратх еще сильнее придавил его. Хантер начал задыхаться.
      — Кирха! — отчаянно позвал он. — Помоги мне!
      — Но, мой господин, это будет недостойно… — начал возражать Кирха.
      «Да пропади оно пропадом, это достоинство!»
      — Кирха, я приказываю тебе помочь мне! — завопил Хантер.
      В следующий момент по совершенно непонятной причине килратх вдруг перестал давить на него своей массой. И только когда он повис в воздухе над полом и стал медленно отплывать от стены, Хантер сообразил, в чем дело.
      «Гравитация! Что-то случилось с гравитацией!»
      Парящий в воздухе около растерявшихся килратхов, Кирха вдруг выхватил у одного из них ружье, прицелился и выстрелил. Потом тут же перебросил ружье Хантеру и накинулся на остальных килратхов, пустив в ход когти и клыки. Хантер на долю секунды застыл в оцепенении, затем поднял ружье и стал стрелять, прежде чем ошарашенные вражеские солдаты пришли в себя. Через несколько секунд все было кончено.
      Когда Кирха повернулся к нему, то просто кипел от возмущения.
      — Мой господин, я не могу поверить, что вы попросили моей помощи во время ритуального поединка! Это противоречит всем традициям…
      — Я знаю, Кирха, знаю, — ответил Хантер и, оттолкнувшись от ближайшей стены, проплыл мимо неподвижно парящих безжизненных тел килратхов к тому месту, где у двери, ухватившись за какой-то выступ, примостился Кирха. — Мы поговорим об этом позже. Ты можешь открыть эту дверь?
      — Думаю, что смогу, мой господин, — ответил Кирха, внимательно разглядывая дверь. Он нацарапал на пластиковой табличке комбинацию из коротких и длинных вертикальных линий. Почти сразу же дверь бесшумно сдвинулась в сторону. Когда Хантер вслед за Кирхой проник в дверной проем, перед его глазами предстала картина всеобщего смятения и хаоса.
      В просторном помещении были собраны десятки рослых пернатых фирекканцев, ошалело смотревших на них большими немигающими глазами. В их взглядах читались боль, тоска, страх.
      — Эй, послушайте, быстро все за мной! Я. освобождаю вас! — закричал Хантер, сопровождая свои возгласы энергичной жестикуляцией. — Живей, я уведу вас отсюда! Никто не шелохнулся.
      — Кто-нибудь здесь понимает по-английски?! — крикнул он, обращаясь к скоплению топчущихся на месте фирекканцев. — Черт побери, этого я не предвидел, — пробормотал он.
      — Мой господин, я полагаю, что знаю выход из этого положения, — тихо сказал Кирха.
      — Хорошо, действуй.
      Кирха сделал глубокий вдох. Раздалось оглушительное злобное рычание, в котором угадывались килратхские слова. «Боевой клич», — сообразил Хантер. Фирекканцы в панике захлопали крыльями и бросились в угол комнаты.
      — Низшие существа из рода дичи, — изрек Кирха. Он стал обходить сбившихся в плотную толпу фирекканцев, гоня их перед собой до тех пор, пока не оказался между ними и большей частью комнаты. Теперь сгрудившиеся фирекканцы находились уже совсем близко от открытой настежь двери.
      — Получается, что ты общался с ними на универсальном языке, парень, — сказал с улыбкой Хантер. — Сюда, пожалуйста, сюда, — призывал он пернатых узников, жестами показывая на дверь. Наконец один фирекканец шагнул вперед, затем другой. Они осторожно двинулись к выходу. Одна из птиц, поменьше других ростом, пронзительно выкрикнула что-то на своем языке, и все остальные фирекканцы также направились к двери.
      — Пошли, пошли! — кричал Хантер, стараясь поскорее выгнать их из комнаты.
 

x x x

 
      Хантер обнаружил, что фирекканцы обладают одной особенностью, о которой его никто не предупредил заранее: испытывая сильный стресс, они начинают линять.
      Над движущейся по коридору стаей в воздухе носились перья и пушинки, оставляя позади беглецов очень четкий след и вызывая у Хантера сильнейшее желание чихнуть. Кирха, то и дело смахивая их со своей физиономии, двигался рядом с Хантером, отталкиваясь от стен и перемещаясь в условиях невесомости по инерции. Как только ему казалось, что фирекканцы начинают замедлять темп, он тотчас же повторял свой устрашающий воинственный клич.
      На этой стадии операция, видимо, перестала быть тайной для врага. Хантер надеялся, что ее беспорядочный характер окажется им только на пользу; чем более непредсказуемо будет складываться ситуация, тем труднее будет килратхам с ней разобраться.
      Но сейчас он и сам не был уверен в том, что они попали в нужный коридор. Было бы чертовски глупо, если бы эта безумная гонка привела их в итоге в тупик или какой-нибудь стыковочный отсек с килратхским кораблем, набитым солдатами.
      — Вон! Смотрите! — закричал вдруг Кирха, показывая поверх колышущихся хохолков бегущих фирекканцев. — Ведь это же…
      Точно, это был стыковочный отсек, тот самый нужный стыковочный отсек, и там сейчас находились К'Каи и Паладин. К'Каи что-то пронзительно кричала по-фиреккански, а Паладин отвернулся в другую сторону, видимо чтобы вовремя заметить появление свежих сил килратхов. Теперь фирекканцы замедлили свой бег, в замешательстве остановились…
      И только маленькая фигурка, отделившись от толпы, пулей понеслась к К'Каи.
      Подбежав к ней, юная фирекканка стала исполнять вокруг нее замысловатый танец с подскоками, приседаниями и покачиваниями из стороны в сторону. Хантер понял, что это Рикик, племянница К'Каи.
      К'Каи расправила крылья, и Рикик нырнула под них; К'Каи крепко прижала, ее к себе, словно наседка цыпленка. И тут все фирекканцы вдруг загалдели так громко, что Хантер уже больше ничего не слышал. Они только сейчас поняли, что их гонят не на бойню, а спасают из плена.
      И как это принято у фирекканцев, они решили тут же, на месте, подробно обсудить происходящее.
      Хантер выругался.
      — К'Каи! — закричал он. — Соберитесь вместе и бегите сюда!
      К'Каи посмотрела вокруг и поняла все с полуслова. Она резко крикнула, оттолкнула Рикик от себя в сторону стаи, а сама побежала в другую сторону, к Хантеру, не переставая что— то выкрикивать на своем языке.
      Услышав крик К'Каи, фирекканцы опомнились, перестали галдеть и возобновили свое шествие к кораблю. К'Каи подскочила к ним сбоку, ее более резвая племянница забежала сзади, обе они продолжая тревожно кричать, торопили и подталкивали своих сородичей к аппарели и дальше, вверх к шлюзовой камере корабля, стремясь как можно быстрее загнать всех внутрь.
      У Хантера вырвался вздох облегчения, но в этот самый момент из коридора, ведущего к стыковочному отсеку, из-за поворота появился отряд килратхских солдат. Они залегли на полу и приготовились открыть огонь.
 

x x x

 
      К'Каи исчерпала весь свой запас бранных слов и уже начала повторяться. Большинство этих благородных, утонченно воспитанных вожаков стай, наверное, никогда в жизни не слышали ничего подобного, но Рикик уже успела усвоить с десяток отборнейших ругательств и сыпала ими направо и налево, не хуже любого портового грузчика. К'Каи гордилась ею, хотя мать Рикик (да будет вечная ей память!), наверное, крутилась на своем погребальном дереве не хуже навигационного гирокомпаса. Все свое внимание К'Каи сосредоточила на шумной толпе соплеменников; о том, что творится за ее спиной, она была в полном неведении, поэтому первые выстрелы, прозвучавшие сзади, стали для нее такой же неожиданностью, как и для всех остальных. Когда двое ее сородичей, вскрикнув, упали, она, повинуясь инстинкту, бросилась на пол. Рикик продолжала криками и жестами торопить и подгонять фирекканцев. Ей помогал Хантер. К'Каи быстро огляделась по сторонам. Паладина нигде не было видно, но по тихому рокоту прогреваемых двигателей корабля К'Каи поняла, что он пробрался сквозь пернатую толпу и уже находится в пилотской кабине. 
      Получалось, что им с Кирхой досталась роль арьергарда.
      И впервые за последние несколько месяцев она встретилась лицом к лицу с килратхами как с равными — тоже с оружием в руках, готовая расквитаться за жизни своих сородичей.
      — Получай, бескрылый мерзавец! — крикнула она и начала стрелять. Рядом с ней вел огонь Кирха, но она заметила, что он старается целиться чуть выше кончиков ушей килратхов.
      В первый момент ее охватила ярость. Как он смеет щадить врагов!
      Но потом она вспомнила, кто они для него. Его сородичи, его народ. Может, он даже знал кого-то из них.
      Ее гнев немного остыл, и, понимая охватившие его чувства, она попробовала следовать его примеру, намеренно стреляя мимо залегших килратхов. Нет, она ни в чем не могла его винить, тем более что, когда один из вражеских солдат понял их тактику и попытался броситься вперед, его тут же сразили два попадания в грудь, и ее выстрел был сделан на долю секунды позже. Но ясно, что душа Кирхи к этому не лежала.
      Очередная серия выстрелов Кирхи позволила ей на секунду оглянуться назад. Она успела увидеть, как последний ее соплеменник покинул шлюзовую камеру и Хантер энергично размахивает руками, призывая ее и Кирху бежать к кораблю.
      — Кирха! — закричала она. — Все уже на месте! Беги к кораблю, я прикрою тебя!
      Он оглянулся, удостоверился, что все так и есть, и бросился бежать. Она сделала несколько заградительных выстрелов подряд, приподнялась, чтобы последовать его примеру, и…
      Резкая боль!
      Ее нога подломилась, и она упала. Как в замедленном показе, она видела застывшего в напряжении Хантера, попыталась встать, но не удержалась и снова упала, отчетливо понимая, что ей не добраться до шлюзовой камеры…
      Тут кто-то схватил ее и поднял. Она пронзительно закричала от неожиданности и боли, с шумом выдохнула воздух, когда ее грудь ударилась о покрытое мехом плечо. Она оглянулась и увидела вскакивающих на ноги и бегущих к ним килратхов…
      Однако Кирха рванулся вперед с такой быстротой, которая сделала бы честь любому фи-рекканцу; он стремительно бросался из стороны в сторону, увертываясь от выстрелов, словно знал, куда они должны попасть, он взлетел вверх по аппарели и нырнул внутрь шлюзовой камеры и в этот самый момент ее наружная дверь закрылась за ними.
      Он опустил ее на пол, прорычал: «Держись за что-нибудь» — и упал рядом. И это все, что они успели…
      Отстыковав корабль, Паладин на максимальной скорости направил его прочь от станции. К'Каи потащило по полу и швырнуло в угол. Корабль несся вперед с возрастающим ускорением, совершая резкие маневры. К'Каи и Кирху бросало из стороны в сторону, они катались по полу, стараясь за что— нибудь ухватиться.
      Но все это было не важно. Боль в ноге тоже не имела значения. Спасутся они или нет, теперь зависело не от них, а от Паладина. Сейчас для нее имело значение лишь одно — килратх, рискуя жизнью, спас ее от гибели.
      Она поймала взгляд Кирхи, который с мрачным видом висел на переборке, ухватившись за поручень.
      — Почему? — беззвучно спросила она. Несколько мгновений он пристально смотрел на нее круглыми немигающими глазами, затем втянул голову в плечи и ответил, стараясь перекричать грохот работающих на полной мощности двигателей:
      — Может, потому, что ты — друг моего сеньора. Может, потому, что ты — товарищ по оружию, честный и благородный воин.
      Потом он скривил губы в подобии мрачной усмешки и добавил:
      — А может, потому, что я хотел приберечь тебя себе на ужин.
      Ну что ж, сквозь пелену усиливающейся боли, которая встала между ней и остальным миром, это казалось совершенно логичным.
      — О да, — сказала она спокойно. — Конечно.
      И уж совсем не по-геройски потеряла сознание, все еще продолжая цепляться за поручень.
 

x x x

 
      Хантер опустился в кресло второго пилота рядом с Паладином, который энергично действовал органами управления, стремясь как можно быстрее сообщить кораблю стартовую скорость. Он удивленно огляделся по сторонам. 
      — А где Гвен? Я не видел ее… — Он запнулся на полуслове, увидев выражение лица Паладина. — О нет…
      — Я должен был запретить ей участвовать в этой злосчастной авантюре, — горько посетовал Паладин, не переставая манипулировать ручками, клавишами и кнопками. — Должен был. Я мог остановить всю эту операцию прежде, чем она началась. Но я не сделал этого…
      — Это все из-за меня, старик… Не терзайся так. Мы все можем еще стать покойниками, хотя до сих пор удача не отворачивалась от нас, — сказал Хантер. — Что там на датчиках?
      — Несколько истребителей, более крупных кораблей пока не видно. У нас есть шанс уйти. Может быть. Но скоро появятся и другие корабли, — размышлял вслух Паладин. — Пока что ангелы— хранители надежно оберегали нас, но я не знаю, как долго это продлится. «Хезер» — отличный корабль, но это всего лишь фрахтер, у него не очень большая скорость. А до точки прыжка еще долгий путь.
      — А какие на этом корабле есть пушки? — спросил Хантер, оглядывая кабину.
      — Не очень мощные. Но в грузовом отсеке стоят две «Рапиры» с полным запасом топлива и боекомплектом, — сообщил Паладин.
      — Думаю, К'Каи сможет пилотировать этот корабль без проблем. Я думаю, Джеймс, нам лучше сопровождать их на «Рапирах», — предложил Хантер.
      — Согласен. К'Каи! — позвал Паладин. Сильно хромая, отважная фирекканка вошла в кабину, поддерживаемая — невероятная картина! — килратхом Кирхой.
      — Да?
      — Вам придется поработать, леди. Курс проложен к точке прыжка. Мы с Хантером вылетим на перехват преследующих нас килратхов. Предупреди нас, когда корабль будет готов к прыжку, чтобы мы вернулись на борт. Если не сможем вернуться — выполняй прыжок без нас.
      Глаза К'Каи не выражали никаких чувств, она внимательно слушала Паладина.
      — Понятно.
      Протиснувшись сквозь забивших все проходы фирекканцев, Хантер и Паладин прибежали в грузовой отсек. Паладин бросил Хантеру летный комбинезон и шлем, которые тот быстро натянул на себя. Несколько минут спустя Хантер находился уже в кабине «Рапиры».
      Когда манометр внешнего давления показал, что воздух из отсека уходит, Хантер запустил двигатели истребителя.
      «Никогда еще не стартовал из грузового отсека, — подумал он, оглядываясь назад, где стоял истребитель Паладина. — Но в последнее время мне часто приходится делать то, чего я никогда прежде не делал… Вот, например, увлекся прелестной девушкой, которая погибла прежде, чем у меня появилась возможность рассказать ей о моих чувствах…»
      Паладин подал ему условный сигнал, подняв вверх два больших пальца, и через несколько секунд дверь отсека плавно и бесшумно открылась, отъехав в сторону. Еще через секунду Хантер, резко увеличив мощность двигателей, был уже вне пределов корабля. Сделав крутой разворот с набором высоты, он обогнул «Хезер» и развернул свою «Рапиру» в сторону только что покинутой станции и пяти истребителей «Джалтхи», преследующих их корабль. В отдалении за станцией виднелись три килратхских сторожевика класса «Камекх» и огромный крейсер, которые медленно разворачивались, направляясь в их сторону.
      «Неплохо бы нам убраться отсюда до того, как мы окажемся в зоне действия их вооружения», — подумал Хантер.
      — Паладин, к нам на большой скорости приближаются пять «Джалтхи». Идут в тесном строю, — сообщил он.
      — Давай не будем встречать их в лоб, — предложил Паладин. — Я возьму на себя… Хантер! Что ты делаешь?!
      — Прикрой меня, приятель! — Врубив форсаж, Хантер ринулся навстречу килратхам. Он задействовал систему стрельбы неуправляемыми ракетами и начал сближаться с вражескими истребителями встречным курсом при включенных на полную мощность форсажных камерах так стремительно, что они не могли вести по нему прицельную стрельбу ни из пушек, ни ракетами. Килратхи в панике нарушили свой строй в самый последний момент, как раз тогда, когда Хантер выпустил свои первые две ракеты. Через мгновение он пронесся мимо рассыпавшихся в стороны «Джалтхи», и его «Рапира» содрогнулась от двух близких взрывов. Он включил тормозные реверсы и развернул свою машину. Перед ним находились только три килратхских истребителя, перестраивавшихся для атаки на «Хезер». Обломки двух других медленно разлетались в пространстве.
      — Ну вот, теперь надо драться всего лишь стремя, — сказал он с улыбкой. — Постарайся ненадолго отвлечь их на себя, ладно?
      — Ты ненормальный! — кричал Паладин на экране. — Тебя же могли убить!
      — Я хочу помешать запуску новых истребителей, — пояснил Хантер, не обращая внимания на негодование Паладина. — Возьми их на себя, хорошо? На минутку…
      У него осталась только одна неуправляемая ракета, но ее было достаточно. Пролетев над поверхностью огромной станции, он выпустил ракету прямо в шлюз полетной палубы и повернул истребитель за мгновение до ослепительной вспышки.
      Сделав крутой разворот над станцией, он вернулся к месту схватки с «Джалтхи» в тот момент, когда залп пушек Паладина накрыл один из них, и он, потеряв управление и беспорядочно вращаясь, полетел в сторону. Два оставшихся килратхских истребителя маневрировали, пытаясь поймать «Рапиру». Паладина в свои прицелы. От близких разрывов его машину бросало из стороны в сторону — это вели огонь из своих мощных пушек тяжеловооруженные «Джалтхи».

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16