Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Детектив Элайдж Бейли и робот Дэниел Оливо (№2) - Обнаженное солнце

ModernLib.Ru / Научная фантастика / Азимов Айзек / Обнаженное солнце - Чтение (стр. 1)
Автор: Азимов Айзек
Жанр: Научная фантастика
Серия: Детектив Элайдж Бейли и робот Дэниел Оливо

 

 


Айзек Азимов

Обнажённое солнце

Бейли получает задание

Илайдж Бейли упорно боролся со страхом. Сам по себе срочный вызов к государственному секретарю был достаточно неприятен. Срочность означала, что придётся воспользоваться самолётом. Это отнюдь не радовало Илайджа Бейли. Но, в конце концов, путешествие самолётом, хотя, конечно, и не удовольствие, но вовсе не означает прыжок в неизвестность.

На самолёте, как Бейли знал, нет окон. Будет хороший искусственный свет, приличная еда и прочие удобства.

– Мне это совсем не нравится, Илайдж. Зачем тебе самолёт? Почему не поехать не подземном поезде? – настойчиво твердила Джесси.

– Потому что я полицейский, – отвечал Бейли, – и обязан безоговорочно выполнять приказания начальства. Во всяком случае, – он усмехнулся, – если я хочу по-прежнему получать содержание по классу С-7…

Джесси вздохнула. С этим трудно было спорить.

В самолёте Илайдж Бейли неотрывно смотрел на киноэкран, чтобы отвлечься от мыслей об окружающей самолёт атмосфере.

Он твердил: «Я полностью защищён, самолёт подобен небольшому городу». Но он знал, что это не так. Всего лишь несколько дюймов стали защищали его от… от пустоты. Да, да, пустоты, ибо воздух – это пустота.

Наверное, сейчас он пролетал над дорогими его сердцу погребёнными глубоко под землёй городами. Он представлял бесконечно длинные улицы подземных городов, заполненные торопящимися людьми – фабрики, дома, столовые, поезда – всюду привычное тепло и всюду люди, люди… бесконечное множество их. А он один в открытом, холодном, равнодушном пространстве, едва отделённый от него тонкими стенками самолёта, он мчится в пустоте…

Он пытался сосредоточиться на экране. Та предлагали рассказ об экспедиции в Галактику. Герой-исследователь был жителем Земли. Эти детски-наивные попытки показать, что земляне тоже могут исследовать Галактику, вызывали у Бейли раздражение. На самом деле Галактика была закрыта для них. Галактику освоили жители других миров…

Самолёт приземлился. Илайдж и его попутчики вышли из самолёта и разошлись в разные стороны, так и не взглянув друг на друга.

У Бейли ещё оставалось время, чтобы закусить перед тем, как поехать в Департамент юстиции. Кругом царила привычная его сердцу атмосфера. От аэропорта тянулись во всех направлениях бесконечные коридоры, наполненные гулом и шумом людских голосов. Он почувствовал себя в полной безопасности в чреве Земли. Страх прошёл, и ему лишь хотелось принять душ, чтобы почувствовать обычную бодрость и уверенность.

Для получения направления в душ Бейли следовало предъявить своё удостоверение, а также официальный вызов в Департамент юстиции. После проверки предписания с нужными подписями и печатями ему выдали направление согласно его индексу жизни (С-7). Получив в душевой причитающееся ему количество воды, Бейли почувствовал себя освежённым и готовым к визиту в Департамент юстиции. Странно, но теперь он не чувствовал никакого беспокойства.

Государственный секретарь Альберт Минним, крепко скроенный небольшого роста человек с седеющими висками оставлял ощущение благополучия, щеголеватой опрятности и лёгкий запах одеколона. Все это говорило о том, что индекс жизни чиновников Департамента юстиции был достаточно высок. Бейли почувствовал себя неуклюжим, громоздким и отнюдь не щеголеватым.

– Я рад видеть вас, инспектор, – ласково произнёс Альберт Минним и протянул ему ящик с сигарами.

– Только трубку, сэр, – ответил Бейли, вытаскивая её из кармана. В ту же секунду он пожалел о сказанных словах. Сигара помогла бы сэкономить табак, которого ему не хватало, несмотря на недавно полученный индекс жизни С-7 вместо прежнего С-6.

– Пожалуйста, я подожду, – снисходительно заметил Минним, глядя, как Бейли набивает трубку тщательно отмеренной порцией табака.

– Мне не сообщили причину моего вызова, сэр, – сказал Бейли, заканчивая свою процедуру.

– Я знаю. Причина простая, – улыбнулся Минним. – Вы должны выехать для выполнения ответственного задания, вот и все.

– А куда поехать, далеко?

– О да, весьма.

Бейли задумчиво посмотрел на своего собеседника. Все преимущества, а также дефекты нового назначения были ему ясны. Разумеется, его индекс жизни не будет снижен. Бейли, примерного семьянина и домоседа, отнюдь не привлекала перспектива разлуки с женой Джесси и сыном Бентли. И кроме того, всякая новая работа требовала большего напряжения и ответственности по сравнению с его обычными профессиональными обязанностями. Не так давно Бейли расследовал убийство одного спейсера – обитателя Внешних миров, прибывшего на Землю. Он успешно выполнил задание, но перспектива вновь браться за столь же ответственное дело не радовала его.

– Не будете ли вы любезны сообщить мне, сэр, далеко ли вы отправляете меня и чем я должен буду заниматься? – спокойно спросил Бейли.

Прежде чем ответить, Минним вытянул сигару из ящика, тщательно обрезал её, зажёг, глубоко затянулся и, глядя на медленно тающий в воздухе дымок, раздельно произнёс:

– Департамент юстиции посылает вас на планету Солярия.

Бейли поднялся со стула и внезапно охрипшим голосом спросил:

– Вы имеете в виду один из Внешних Миров?

– Да, именно так, – Минним избегал его взгляда.

– Но это невозможно! – воскликнул Бейли. – Ведь они не пускают к себе жителей Земли.

– Обстоятельства иногда меняются, инспектор. Дело в том, что на Солярии произошло убийство.

Губы Бейли тронуло слабое подобие улыбки.

– Вряд ли это входит в нашу компетенцию, не так ли, сэр?

– Возможно, но они попросили помощи.

– Попросили помощи? У Земли? – переспросил Бейли.

Спейсеры, обитатели других миров, в лучшем случае относилисись к жителям планеты-прародительницы снисходительно-безразлично, а в худшем – с нескрываемым презрением.

– Да, это необычно, – согласился Минним, – но это факт. Они просят прислать к ним квалифицированного детектива. Это решение принято в результате дипломатических переговоров на высочайшем уровне.

Бейли снова сел.

– Но почему именно меня? – тихо спросил он. – Я уже не так молод, мне сорок три. У меня семья. Мне трудно покинуть Землю.

– Инспектор Бейли! Мы ничем не можем помочь вам, – сухо ответил Минним. – Если хотите знать, вас выбрали не мы, а они. Они попросили прислать полицейского Илайджа Бейли, индекс жизни С-7. Как видите, ошибки быть не может.

– Но я недостаточно опытен для такого сложного дела, – упрямо продолжал Бейли.

– Очевидно, им понравилось, как вы расследовали убийство спейсера, имевшее место у нас, на Земле… Во всяком случае, мы ответили согласием. Вам придётся ехать, Бейли. О семье не беспокойтесь. Во время вашего отсутствия о ней позаботятся и, кстати, по более высокому индексу жизни, чем ваш нынешний. – Минним помолчал, затем медленно добавил: – Имейте в виду, Бейли, в случае успешного выполнения задания на Солярии ваш индекс жизни будет не менее, чем С-8… а возможно, и… – тут государственный секретарь многозначительно остановился.

Бейли чувствовал себя оглушённым. Он, Илайдж Бейли, скромный детектив, будет жить по индексу С-8, а может быть, и… Он будет курить сигары и получать душ каждый день. Да, но для этого он должен отправиться на неведомую Солярию. Покинуть Землю, семью…

Ровным, неестественно звучащим голосом он спросил:

– Что за убийство, сэр? Каковы факты?

Холёными пальцами Минним повертел сигару.

– Я не знаю деталей дела, Бейли, – наконец ответил он.

– Но кто же информирует меня, сэр? Не могу же я отправиться на чужую планету, не зная ничего об обстоятельствах, связанных с убийством?

– Здесь, на Земле, никто ничего не знает. Соляриане не дали нам никакой информации. Вы должны будете узнать все на месте.

Отчаянная мысль промелькнула в мозгу у Бейли: «А что, если я откажусь?» Увы, он точно знал, что за отказом последует полная дисквалификация…

Минним мягко, но настойчиво повторил:

– Вы не можете отказаться, инспектор. Вы должны выполнять свои обязанности.

– Какие у меня обязанности по отношению к Солярии! – воскликнул Бейли. – Пусть они идут ко всем чертям!

– Я имею в виду обязанности по отношению к нам, Бейли, только к нам. Ведь вы знаете, каковы взаимоотношения между Землёй и Внешними Мирами, не так ли?

Бейли, так же как любой другой обитатель Земли, знал ситуацию достаточно хорошо. Пятьдесят Внешних Миров, с общим населением значительно меньшим, чем население Земли… Но в военно-техническом отношении каждый из этих миров в отдельности был неизмеримо мощнее Земли. Экономика Внешних Миров держалась на высочайшей технике с широким использованием роботов.

– Главное, что закрепляет наше неравенство во взаимоотношениях с ними, – продолжал государственный секретарь, – это наша полная неосведомлённость о них. Они знают о нас решительно все. Их посланцы часто прибывают к нам и требуют полной информации. А мы? Как вы знаете, многие годы жители Земли не допускаются на Внешние Миры. У нас появился редчайший шанс побывать на одной из этих привилегированных планет. Всякая ваша информация о Солярии будет чрезвычайно полезной для нас.

– Вы хотите, чтобы я занимался шпионажем? – мрачно пробормотал Бейли.

– Нисколько! – поспешно воскликнул Минним. – Единственное, что от вас требуется, – это пошире раскрыть глаза и уши. Смотреть, слушать, запоминать – вот ваша обязанность. Вся полученная от вас информация будет подвергнута тщательному анализу и изучению.

– Все это так, – задумчиво протянул Бейли, – но… посылать землянина во Внешние Миры довольно рискованно. Как вы знаете, спейсеры нас терпеть не могут. Несмотря на самые благие намерения, моё пребывание на Солярии может вызвать весьма серьёзные осложнения в космическом масштабе. Правительство Земли могло бы найти повод, чтобы не посылать меня. Например, сообщить, что я чем-то болен. Обитатели Внешних Миров панически боятся инфекции.

Бейли ожидал взрыва негодования со стороны своего шефа, но, к его удивлению, государственный секретарь наклонился к нему и заговорил доверительно:

– Я вам сообщу нечто весьма секретное, Бейли. Наши социологи, изучая современное состояние Галактики, пришли к некоторым тревожным выводам. Имеется пятьдесят Внешних Миров, мощных, богатых, широко использующих труд роботов. Во Внешних Мирах живёт небольшое количество людей, здоровых и могучих… А мы, перенаселённая, бедная, технически отсталая планета, переполненная людьми физически слабыми. Наша короткая жизнь не идёт ни в какие сравнения с долголетием обитателей других миров. Плохи наши дела, Бейли.

– Ну пока ещё рано опасаться чего-либо, – возразил детектив.

– Ошибаетесь, Бейли, совсем не рано. Возможно, наше поколение ещё не столкнётся с реальной опасностью. Но у нас есть дети… Перенаселение Земли все больше прогрессирует. Уже сейчас на Земле около восьми миллиардов людей. Социологи опасаются дурного поворота событий. Жителей Внешних Миров пугает всё возрастающее население Земли. Возможно, в какой-то момент они решат, что с нашей планетой следует покончить… Таков плачевный прогноз.

Бейли растерянно взглянул на собеседника.

– Что же вы от меня хотите? – неуверенно спросил он.

– Вы должны получить там необходимую информацию. Мы знаем о них только то, что немногие посещающие нашу планету спейсеры благоволят сообщить нам, и больше ничего. У них есть сила. Но, чёрт побери, ведь есть же у них и слабости, не так ли? А вот о них-то мы не имеем ни малейшего представления. Только зная их уязвимые места, мы получим шанс спасти себя и своих потомков от гибели.

– В таком случае, следовало бы позвать туда кого-либо из социологов, не так ли, сэр?

Минним покачал головой.

– Мы не можем посылать к ним того, кого хотим. Они просят детектива. Очень хорошо. В конце концов, детектив тот же социолог, но социолог в действии, не так ли? Мы знаем, что вы справитесь, Бейли.

– Благодарю вас, сэр, – машинально произнёс Бейли. – Ну, а что, если я попаду в беду?

Государственный секретарь пожал плечами.

– В работе детектива всегда имеется некоторый риск, – небрежно сказал он. – Во всяком случае, уже поздно что-либо обсуждать. Всё подготовлено. Время вашего отлёта установлено.

Бейли напрягся.

– Когда же я должен улететь?

– Через два часа, – последовал быстрый ответ.

– Но я хотел бы съездить домой. Моя жена… – начал было Бейли.

– Мы позаботимся о вашей семье, – прервал его Минним. – Ваша жена не должна ничего знать о вашей поездке. Мы объясним ей, что вы некоторое время не сможете писать ей. Итак, решено. Дорогой Бейли, мы все должны выполнять свой долг. А теперь вам пора на ракетодром.


Бейли был единственным пассажиром огромного межзвёздного корабля. Согласно стандартам гигиены Внешних Миров его долго и тщательно мыли и очищали от многочисленных микробов, по отношению к которым земляне имели иммунитет, но которых панически боялись обитатели Внешних Миров, живущие в стерилизованной атмосфере. После всех гигиенических процедур по каким-то переходам Бейли провели внутрь огромной ракеты. Здесь его ожидал робот.

– Вы полицейский инспектор Бейли? – глухо спросил робот. Его глаза тускло светились красноватым светом.

– Да, это я, – быстро ответил Бейли. Волосы на его голове зашевелились. Как и все жители Земли, он плохо переносил роботов. Правда, он знал одного удивительного робота… Дэниел Оливо было его имя. Дэниел был его партнёром по расследованию убийства спейсера на Земле. Он был… Ну, да что вспоминать о нём.

– Пожалуйста, следуйте за мной, господин, – промолвил робот и осветил трап. Двигаясь за своим проводником, Бейли поднялся по трапу и по новым длинным переходам проследовал в большой салон.

– Это – ваше помещение, господин, – сказал робот. – Просьба не покидать его в течение всего путешествия.

«Ну ещё бы, – про себя усмехнулся Бейли, – здесь я безвреден. Никакой инфекции. Наверное даже коридоры, по которым я проходил, сейчас дезинфицируют, а робот пройдёт специальную обработку».

– Здесь имеются все удобства, – продолжал робот, глядя на Бейли красными глазами, – я буду подавать вам еду и всё, что потребуется, господин. Если вы захотите полюбоваться видом окружающего пространства, можно открыть вот этот люк.

При слове «пространство» Бейли передёрнуло.

– Всё в порядке, парень, – быстро сказал он, – пусть люк останется закрытым.

Бейли употребил выражение «парень», которым земляне обычно называли роботов.

Робот наклонил своё большое металлическое тело в почтительном поклоне и удалился.

Бейли остался один. Во всяком случае, помещение герметично закупорено, и он надёжно ограждён от внешнего пространства. Бейли с облегчением вздохнул.

Из микрофона послышался металлический голос. Робот инструктировал Бейли, как вести себя в условиях ускорения при подъёме корабля.

Бейли ощутил толчок, огромный корабль завибрировал, раздался грохот, сменившийся гулом и жужжанием реактивных двигателей. А вскоре наступила гнетущая тишина. Корабль двигался в космическом пространстве.

Бейли ничего не ощущал. Всё вокруг казалось ему нереальным. Он повторял себе, что с каждым мгновением на многие тысячи миль отдаляется от дома, от погребённых под землёй городов, от Джесси… Но и это почему-то не фиксировалось в его мозгу. Ощущение времени стёрлось. Недели или месяцы – этого он не знал, – тянулись однообразно, без всяких событий. Бейли знал одно – он отдалялся от Земли на многие световые годы. Он не мог знать точно, на сколько. Никто не Земле не имел ни малейшего представления о том, где находится Солярия: давно миновали дни, когда земляне покоряли космические просторы и основывали новые миры.

В салон вошёл робот. Его мрачные, с красноватым отливом глаза взглянули на ремни, которыми Бейли был прикреплён к креслу. Робот ловко поправил застёжку, внимательно оглядел все помещение и отчётливо произнёс:

– Мы прибудем на Солярию через три часа, сэр. Пожалуйста, не покидайте ваше кресло. За вами придёт господин, который проводит вас в вашу резиденцию.

– Минуточку, – сказал Бейли. Пристёгнутый к креслу ремнями, он чувствовал себя совершенно беспомощным. – Какое время суток это будет?

– Согласно среднему галактическому времени это будет…

– Да нет, о, дьявол, по местному времени, парень, по местному, – почти закричал Бейли.

Но робот невозмутимо продолжал:

– Сутки в Солярии равняются двадцати восьми, запятая, тридцати пяти стандартным часам. Солярийный час состоит из десяти декад, каждая из которых в свою очередь состоит из ста сектад. По расписанию мы прибываем на ракетодром в двадцатую декаду.

Бейли остро возненавидел робота. За точность, за непонятливость и за то, что он, Бейли, проявлял перед роботом слабость.

– Это будет день или ночь? – спросил Бейли хрипло.

– День, господин, – спокойно ответил робот и вышел.

Бейли вздрогнул. О, дьявол! Он должен будет ступить на поверхность незнакомой планеты днём, не защищённый ничем от солнечного света, от окружающего пространства… Не будет даже иллюзорных стен темноты…

Но он не смеет проявлять слабость перед обитателями Солярии. Будь он проклят, если он это сделает. Сурово поджав губы, Бейли закрыл глаза и начал упорную борьбу с самим собой, со страхом перед открытым пространством.

Илайдж Бейли встречает старинного знакомого

Напрасно он твердил себе: большинство людей живут в открытых пространствах. Обитатели всех миров, кроме Земли… Когда-то в прошлом и предки землян жили на открытой поверхности Земли. Отсутствие стен не приносило никакого вреда. Это только неприятные ощущения без привычки.

Но все это мало помогало.

Нет, он не справится… Он живо представлял себе, как те, кто встретят его (в носу у них, разумеется, будет дезинфицирующий фильтр, а на руках перчатки) будут с презрением взирать на него, жалкого и трясущегося землянина. Даже не с презрением, а просто с отвращением…

Корабль остановился, привязанные ремни сами расстегнулись, а Бейли продолжал сидеть в кресле. Он чувствовал страх перед Солнцем, светом и пустотой.

Открылась дверь. Краем глаза Бейли увидел высокую фигуру человека с бронзовыми волосами. «Наверное, один из тех гордых самоуверенных потомков землян, которым сейчас принадлежит вселенная», – неприязненно подумал Бейли.

Спейсер заговорил.

– Коллега Илайдж?

Бейли порывисто вскочил с кресла. Некоторое время он стоял, уставившись на вошедшего. У него было прекрасное, идеально правильное лицо, пропорциональное телосложение и безмятежно спокойные, ярко-голубые глаза.

– Дэниел, о дьявол!

– Мне приятно, что вы помните меня, партнёр Илайдж, – послышался голос с приятными модуляциями.

Чувство огромного облегчения залило Бейли. Он почувствовал непреодолимое желание подскочить к Дэниелу, обнять, крепко встряхнуть его, смеясь, похлопать по спине, словом, проделать все те дурацкие шутки, которые обычно проделывают старинные друзья после долгой разлуки.

Но Бейли просто шагнул вперёд, протянул руку и произнёс:

– Вряд ли я смог бы забыть вас, Дэниел.

– Это весьма приятно, – повторил тот, с важностью покачивая головой. – Как вы знаете, я-то никак не могу забыть вас до тех пор, пока я исправен.

С этими словами Дэниел взял руку Бейли в обе свои и крепко пожал её. Но Бейли не почувствовал боли от этого крепкого пожатия, наоборот, скорее приятное ощущение. При этом в глубине души он надеялся, что бездонные глаза его собеседника не сумели проникнуть в его сознание и зафиксировать ещё не вполне прошедший порыв, когда всё его существо было переполнено горячим чувством дружбы. Ибо только проявлением слабости могло быть это чувство, поскольку оно относилось к Дэниелу Оливо, шедевру роботехники планеты Аврора.

Стараясь сохранить невозмутимость, Бейли спросил:

– А вы тоже привлечены к делу об убийстве, Дэниел?

– А разве вам не сообщили этого? Я думал, вы информированы. Сожалею, что сразу не сказал вам. – Разумеется, на идеально безмятежном лице робота не было заметно и тени сожаления. – …Дело обстояло следующим образом, – продолжал он. – Доктор Ган Фастольф, которого мы с вами встречали на Земле во время нашей прежней совместной работы, предложил правительству Солярии пригласить вас, партнёр Илайдж, для расследования преступления. Доктор Фастольф поставил также условием моё участие в деле.

Бейли усмехнулся. Доктор Фастольф был спейсером с планеты Аврора, самой могущественной из внешних миров. Совершенно очевидно, что мнение аврорианца котировалось высоко повсюду в Галактике.

– Значит, решили запустить в работу проверенную упряжку, а? – шутливо заметил Бейли и вздохнул.

Радостное возбуждение, вызванное появлением Дэниела, постепенно улеглось.

– Я не могу знать целей доктора Фастольфа, партнёр Илайдж. Я знаю, что меня направили сюда, поскольку у меня есть опыт совместной работы с жителями Земли, и я знаком с их особенностями.

– Особенностями! – воскликнул Бейли и нахмурился. Ему не понравилось это слово в применении к нему самому.

– Таким образом, – невозмутимо продолжал робот, – я принял специальные меры, чтобы вы прямо с корабля попали в закрытое помещение. Я знаю, что вы не переносите открытого пространства, поскольку вы провели всю жизнь в подземных городах вашей планеты.

Бейли резко переменил тему.

– Здесь на корабле имеется робот (слово «робот» Бейли умышленно подчеркнул), который заботится обо мне. Он выглядит просто как робот, а не как человек. – В голосе Бейли снова послышались злорадные нотки. – Вы уже видели его?

– Да, я говорил с ним.

– Для чего он предназначен? И как я могу сообщаться с ним?

– Он значится под номером Х-9475. На Солярии приняты серийные номера для роботов.

Бейли нажал кнопку. Менее чем через минуту появился вызванный робот, тот самый, который не походил на человека.

– Ты – номер Х-9475? – спросил Бейли.

– Да, господин.

– Ты мне раньше сказал, что за мной на корабль прибудет господин. Ты этого господина имел в виду? – Бейли указал на Дэниела.

Глаза обоих роботов встретились. Номер Х-9475 произнёс:

– Его бумаги удостоверяют, что именно он прибыл для встречи с вами, господин.

– Тебе что-нибудь говорили о нём раньше?

– Нет, господин.

– Ты знал, как он выглядит?

– Нет, господин. Мне просто сообщили его имя.

– Кто сообщил?

– Капитан корабля, господин.

– Он – солярианин?

– Да, господин.

Бейли облизнул губы и задал весьма важный вопрос:

– Какое имя тебе назвали?

– Дэниел Оливо, господин, – ответил номер Х-9475.

– Молодец. Можешь идти.

Х-9475 отвесил «роботический» поклон и удалился.

Бейли повернулся к своему партнёру и задумчиво произнёс.

– Вы не рассказали мне всей правды, Дэниел.

– Не понимаю, партнёр Илайдж, – удивлённо сказал Дэниел.

– Я вспомнил одну странную вещь. Х-9475 совершенно точно сказал мне, что за мной на корабль прибудет человек, понимаете, человек, господин, как он его назвал.

Дэниел спокойно слушал и молчал.

– Я думал, – продолжал Бейли, – что робот ошибся. Я также подумал, что сначала предлагали послать человека, а потом заменили его вами, а Х-9475 не уведомили об этом. Вы слышали, я проверил это. Робот знал, какие бумаги вы представите и как вас зовут. Но ваше имя было дано не полностью, не так ли, Дэниел?

– Действительно, так, – согласился робот.

– Ваше имя вовсе не Дэниел Оливо, а Р.Дэниел Оливо, то есть робот Дэниел Оливо.

– Вы совершенно правы, партнёр Илайдж, – снова подтвердил робот.

– Значит, Х-9475 понятия не имел о том, что вы робот. Он считает вас человеком. С вашей внешностью такой маскарад вполне возможен.

– Я согласен, партнёр Илайдж.

– Продолжим.

Бейли чувствовал, как его заливает волна странного восторга – он напал на какой-то след. Он любил подобные ощущения и чувствовал себя в родной стихии.

– Вряд ли кто-нибудь заинтересован обманывать жалкого робота, – продолжал он с энтузиазмом. – Роботу совершенно всё равно, имеет он дело с человеком или с механизмом. Он повинуется приказу. Значит, капитан солярианского корабля и сами солярианские власти не знали, что вы – робот. Это логично, не правда ли?

– Я полагаю, это вполне логично, – невозмутимо произнёс Дэниел Оливо.

– Очень хорошо. Но тогда встанет вопрос: для чего всё это делается? Доктор Ган Фастольф, рекомендуя вас в качестве моего партнёра, скрывает от солярианцев, что вы робот. Разве это не опасно?

– Конечно, опасно.

– Но, в таком случае, в чём причина такого странного поведения доктора Фастольфа?

– Мне это было объяснено следующим образом, партнёр Илайдж, – спокойно ответил человекообразный робот. – Ваше сотрудничество со спейсером поднимает ваш авторитет в глазах соляриан. А контакт с роботом, наоборот, снизит его. Поскольку я уже однажды сотрудничал с вами, было решено, что я предстану перед солярианами в качестве человека, хотя никто в переговорах с ними не подчёркивал этого факта.

– А это правда, что Солярия славится производством роботов? – спросил Бейли.

– Я вижу, что вы информированы о Солярии, – ответил Дэниел.

– Но я ничего, решительно ничего не знаю об этой планете, – возразил Бейли.

– В таком случае, я могу передать вам следующую имеющуюся у меня информацию. Из всех пятидесяти Внешних Миров Солярия является первой планетой в вопросе роботехники, как с точки зрения количества, так и разнообразия выпускаемых моделей. Солярия экспортирует специализированные экземпляры роботов на все другие планеты.

Бейли кивнул с мрачным удовлетворением. Поскольку Солярия является общепризнанным центром роботехники, доктор Фастольф, посылая своего призового робота, мог руководствоваться чисто человеческими соображениями, не имеющими ничего общего с поддержанием авторитета Бейли. «Не сомневаюсь, что даже солярианские эксперты в области роботехники будут введены в заблуждение Дэниелом Оливо, блистательным роботом с планеты Аврора, – подумал Бейли. – О, дьявол, люди повсюду люди, и ничто человеческое им не чуждо. Даже на могущественных Внешних Мирах».

И мысль о том, что все человеческие существа имеют свои слабости, вселила некоторое успокоение в его душу.

Вслух он небрежным тоном спросил:

– А сколько времени мы будем в пути?

– Около часа. Не беспокойтесь, самолёт изолирован от внешней среды.

Бейли снова почувствовал недовольство. Его почему-то раздражали заботы о нём, как будто он был беспомощным ребёнком. Его также раздражали безупречные обороты речи Дэниела. Бейли с любопытством взглянул на него. У Дэниела была чудесная кожа, с бронзовым отливом, покрытая золотистым пушком, выглядевшим особенно по-человечески. Поразительной была его мускулатура. Мускулы двигались по всей коже столь реалистично, что казалось, это живой человек из плоти и крови, великолепное творение природы. Однако Бейли знал, что под этой превосходной кожей находятся не нервы и сухожилия, а металл и механизмы. Его грудь можно раскрыть и произвести необходимый ремонт аппаратуры. Он знал, что в черепе робота помещён позитронный мозг. Превосходный, но всё же позитронный. Интересно, что в этом чуде техники могло бы выдавать его происхождение? Скажем, для опытного глаза роботехника. Трудно сказать… Разве только чересчур правильная речь? Или поведение без эмоций? Или, может быть, слишком высокая степень совершенства для человеческого облика? Бейли тряхнул головой – не стоит терять время на бесплодные размышления.

– Давайте поговорим о Солярии, Дэниел, – как велика эта планета? – обратился он к роботу, когда они заняли свои места в герметически закрытой кабине самолёта.

– В диаметре – девять тысяч пятьсот миль, – медленно последовал ответ. – Из трёх ближних к Земле планет Солярия самая большая и единственная обитаемая. По климату и атмосфере очень сходна с Землёй. Но количество плодородной земли значительно больше, чем на Земле. Зато по минеральным богатствам Солярия намного беднее Земли и её ресурсы почти исчерпаны. Планета легко может прокормить своё население, а широкое использование труда роботов и их экспорт позволяют поддерживать весьма высокий стандарт жизни.

– А как велико население Солярии?

– Двадцать тысяч человек.

Бейли мягко переспросил:

– Вы хотите сказать, двадцать миллионов, Дэниел?

– Двадцать тысяч человек, партнёр Илайдж, – спокойно повторил робот.

– Разве Солярия заселена недавно?

– Планета заселена около трехсот лет назад, и более двух веков она независима. Что же касается населения, то оно умышленно поддерживается на уровне двадцати тысяч. Эту цифру соляриане считают оптимальной.

– Какую часть планеты занимают эти двадцать тысяч?

– Всю её плодородную часть. На планете имеется также двадцать миллионов функционирующих роботов, партнёр Илайдж.

– О, дьявол! – воскликнул Бейли, не в силах подавить своё изумление. – Это значит, что на каждого жителя приходится тысяча роботов?

– Да, именно так. Это рекордное соотношение даже по сравнению с другими Внешними Мирами, партнёр Илайдж. Следующей идёт Аврора. Там соотношение пятьдесят к одному.

– Для чего солярианам столько роботов?

– Роботы используются на полях, в шахтах… заняты выработкой энергии и всех видов изделий.

Двадцать миллионов роботов!.. Голова Бейли слегка кружилась. Горсточка людей и миллионы человекообразных машин… Он вспомнил разговор со своим шефом об опасности, угрожавшей Земле. Этот разговор сейчас казался слегка нереальным, но всё же Бейли отлично помнил его.

Бейли всю свою жизнь был человеком долга. Его долг на планете Солярия состоял в том, чтобы слышать и видеть. Да, открытое пространство страшило его, но он должен работать в любых условиях и не посрамить родную планету. Бейли взглянул на закрытый иллюминатор.


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12