Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Повелитель грома [Бог грома]

ModernLib.Ru / Нортон Андрэ / Повелитель грома [Бог грома] - Чтение (стр. 2)
Автор: Нортон Андрэ
Жанр:

 

 


      — Потому что там мой сын.
      И снова Сторм глянул на Келзона. Синий район был совсем неисследован. Окружающие его горы были в своё время нанесены на карту, но о том, что лежит за ними, можно было судить только по нечётким аэрофотоснимкам. Предательские воздушные потоки остановили коптеры Изыскателей, а вся территория внизу была охотничьими угодьями страшных каннибалов, которых ненавидели и боялись все остальные туземные племена. Никто — ни представитель правительства, ни колонист, ни охотник на йорис не мог войти в этот район и вернуться. Наконец правительство категорическим приказом запретило любые попытки вторжения. И вот сейчас Офицер Мира как ни в чём не бывало слушает предложение отправиться в запретный район. Сторм терпеливо ждал объяснений.
      — Ты ветеран армии Конфедерации, Сторм. Мой сын тоже. Он служил в Заградительной Оперативной Группе.
      Остин был потрясён. Чтобы на этой захолустной планете появился один из Заградителей, этих первоклассных беспощадных бойцов… Это было невероятно.
      — Его тяжело ранило перед самым разгромом хиксов. С тех пор он лечился на Алпайсе…
      Алпайс, один из миров, отданных медикам, где людей собирали заново буквально из кусочков, где дарили вторую жизнь. Но если молодой Вайдерс был на Алпайсе, то как же он мог оказаться в Синем районе Арцора?
      — Восемь месяцев назад с Алпайса ушёл транспортник с сотней выздоровевших ветеранов. Среди них был и Итон. На краю вашей планетной системы корабль столкнулся с бродячей супербомбой. — Вайдерс говорил таким спокойным голосом, словно рассказывал о чём-то обыденном и не очень важном, вроде вчерашней погоды. И только лихорадочный блеск глаз и слегка дрожащие пальцы выдавали, чего это ему стоило. — Примерно месяц назад на соседней с вами планете Мейхо обнаружили шлюпку с этого корабля. В ней оказалось двое выживших. Она рассказали, что с корабля успели отправить спасательный катер, и они какое-то время летели вместе. Но их шлюпка была неисправна, и они вынуждены были приземлиться на ближайшей планете, а катер направился к Арцору за помощью.
      — Но не долетел, — закончил за него Сторм. Келзон покачал головой.
      — Нет, вполне возможно, что они долетели и угодили прямо в Синий район. В двух лагерях на Пиках автоматы связи уловили слабые сигналы. И пеленги дают точку где-то за Главным хребтом.
      — А на вашей планете в это время года они могут погибнуть просто от того, что у них нет транспорта, воды и продовольствия, — продолжал Вайдерс. — Вот я и хочу, чтобы вы проводили меня туда и помогли мне выручить сына.
      «Если только он был на этом катере и не погиб при посадке», — продолжил про себя Сторм. А вслух постарался сказать мягко и доходчиво:
      — Джентльхомо, вы просите невозможного. Перевалить Пики во время Великой Засухи ещё никому не удавалось, а идти сейчас в Синий район просто самоубийство.
      — Но разве туземцы не живут там круглый год? — настойчиво спросил Вайдерс.
      — Да, норби живут там. Но они знают эту страну гораздо лучше нас.
      — Ну так наймите туземных проводников, если это необходимо. Денег у меня хватит.
      — Деньги не могут купить знание тайных водных источников. Кроме того, сейчас в Пиках все туземные племена собрались на какие-то колдовские церемонии. А значит, при самых благоприятных условиях, даже если бы сейчас было начало Влажного Сезона, в Пики ехать не стоит.
      — Да, я слышал об этом, — сказал Келзон.
      — Интересно было бы посмотреть.
      — Только не для меня — возразил Сторм. — Дело это тёмное и неприятное. Я, собственно, и сюда-то приехал только чтобы доложить вам об этом и нанять новых объездчиков. За последнюю неделю все наши норби ушли в Пики, все до единого.
      Но Келзона это не удивило.
      — Да, мне уже докладывали. И все они движутся к северо-востоку.
      — В Синий район, — сообразил Сторм.
      — Точно, — подтвердил Келзон. — Ты нашёл кратчайшую дорогу туда, когда сцепился с этими притаившимися хиксами. И Логан тоже не раз охотился в тех краях. Вот я и подумал, что вы с ним — единственные, кто хоть что-то знает об этой стране и…
      — Нет, — резко сказал Остин, всем своим видом показывая, что отказ этот окончательный. — Я ещё не совсем с ума сошёл. Извините, джентльхомо — но Синий район — это запретные земли.
      Вайдерс пристально смотрел на него и в глубине его холодных глаз разгорались искры ярости.
      — А если я с этим не согласен?
      Сторм опустил монеты в кассу столика и поднялся.
      — Это ваше личное дело и меня оно никак не касается. Извините, мне пора идти. Я к вам зайду попозже, Келзон.
      И он с лёгким сердцем выкинул из головы Вайдерса и его проблемы. Своих хватало.

Глава 3

      — Ну так вот, — Сторм поднялся с кресла и взволнованно заходил по комнате, продолжая рассказывать Кваду о своей поездке в Гальвади. — Одного объездчика я всё-таки нанял. Правда его пришлось вызволять из тюрьмы.
      — А что он натворил? — спросил Квад.
      — Подтирал тротуар в Гальвади. А вместо тряпки приспособил пилота министра Володианы. Министру это не понравилось, вот Хаверс и получил двадцать дней отсидки или штраф в сорок кредитов. А поскольку к этому времени он уже оставил свой последний кредит в «Звезде и Комете», пришлось ему отправляться в тюрьму. Он уже три дня отсидел, когда я заплатил за него штраф и выручил его. Похоже дело он знает.
      — А Келзона ты нашёл?
      — Точнее, он меня нашёл. Мне кажется он тянет пустышку и напрашивается на неприятности. — Сторм невольно перешёл на армейский жаргон.
      Из полутьмы бесшумно возникла Сурра и ткнулась головой ему в колени. Она уловила волны тревоги и раздражения и по-своему старалась его успокоить.
      — Что там ещё случилось?
      — Он притащил расфуфыренного инопланетника, которому нужен проводник в Синий район… и чем скорее, тем лучше.
      — Что? — Квад был удивлён не меньше Сторма и смотрел недоверчиво.
      Сторм коротко пересказал историю Вайдерса.
      — Что ж, похоже на правду, — задумчиво сказал Бред Квад. — Только непонятно, почему он так уверен, что его сын был именно в этой шлюпке. А так… — Квад встряхнул головой.
      — Норби могли бы это сделать. Но именно сейчас ни один норби за это не возьмётся. Но с другой стороны… — Голос Квада прервался. Он сидел за своим любимым письменным столом, пара хинговских котят дремала у него на коленях, а третий удобно устроился на плечах. Он внимательно разглядывал карту на стене. — С другой стороны, похоже, что и наши проблемы переносятся в тот район.
      — Почему?
      — Дарт Дастин сделал там пару кругов на коптере. И видел два клана, идущие в походном порядке — они даже не разбивают временных лагерей. Похоже, они куда-то очень спешат. Они даже не задерживаются, чтобы отыскать отбившихся лошадей.
      Сторм невольно остановился и удивлённо уставился на Квади. Чтобы норби бросили в горах лошадей?! Это было, пожалуй, почище желания Вайдерса попасть в запретный район.
      — И все они идут на северо-восток? — спросил он и уже не удивился, получив в ответ утвердительный кивок. — Совсем непонятно. Там же много хуже, чем в землях норби. И там обитают те, кто ест Сладкое Мясо. — Он машинально сделал арцорианский знак, обозначающий людоедов. Ни Шозонна, ни Варита, ни Фанга никогда не кочевали в этом направлении. Они презирают людоедов и считают их нечистыми.
      — Конечно. Но тем не менее они идут туда — и не отряды воинов, а все племя, вместе с детьми и женщинами. Так что кое в чём Келзон прав — для нас жизненно важно узнать, что означает этот исход. Другое дело — как это организовать.
      Сторм подошёл к карте.
      — В рапортах Изыскателей написано, что через горные воздушные потоки на коптере не пробиться.
      — Все правильно, — мрачно подтвердил Квад. — Но можно попробовать — с хорошим коптером и опытным пилотом, — пролететь над самым хребтом. Правда, вглубь района так не попадёшь. Если туда идти, то только на лошадях или пешком, так, как сейчас идут норби.
      — Но они знают водные источники, а мы их не знаем. — Сторм пальцем очертил на карте линию гор. — А может Логан принял по кому какой-то призыв?
      Голосовой аппарат людей не давал им возможности воспроизводить звуки языка норби. Но некоторые туземцы научились кое-как подражать земному языку и неплохо понимали его. Для колонистов Арцора это не имело особого значения — им вполне хватало для общения пальцевой речи. Но туземцы могли понять инопланетника, говорившего на галактическом языке. И если они встретили таких в горах и весть об этом дошла до Логана… Такое вполне могло случиться.
      — Вы уверены, что он ушёл с Кротагом?
      — Ни один другой клан его бы сейчас не принял. Негромко запищал проснувшийся сурикат. Из темноты вынырнула Сурра, вопросительно взглянула на Сторма и направилась к дверям.
      — Приехал кто-то чужой, — заметил Сторм.
      Сурра прекрасно узнавала всех живущих в поместье людей, животных и норби. Но сейчас она услышала кого-то незнакомого.
      У барханной кошки был феноменально острый слух и гораздо лучший нюх, чем у человека, так что Бред Квад успел подняться и открыть дверь в туманные сумерки раннего утра, прежде чем приехавшие подошли к дому. В яркой полосе света, падавшего из открытой двери, показался серый мундир Офицера Мира и тут же раздался приветственный оклик:
      — Эй, есть тут кто-нибудь живой?!
      — Прошу на огонёк! — отозвался Квад.
      Сторм почти не удивился, увидев, что следом за Келзоном в дверь входит Вайдерс. В этой патриархальной гостиной его сверхмодный костюм выглядел комично и неуместно.
      Здесь по стенам было развешано трофейное туземное оружие, массивная надёжная мебель была сделана из местного дерева руками самих колонистов. И только несколько инопланетных вещиц, оставленных Квадом на память, говорили о том, что здесь живут цивилизованные люди.
      Вайдерс, решительно шагнувший в комнату, насторожённо замер, едва не столкнувшись с Суррой. Большая кошка внимательно осмотрела незнакомца, обнюхала его и презрительно сморщилась. Сторм понял, что теперь она не только навсегда запомнила этого человека, но и успела составить о нём определённое мнение, причём не слишком лестное для инопланетного джентльхомо. Наконец, Сурра оставила незнакомца в покое, величественно пересекла комнату и устроилась на своём любимом низком диване. Но не свернулась, как обычно, уютным пушистым клубком, а осталась сидеть, насторожённая, нервно подёргивая кончиком длинного хвоста.
      Сторм включил плитку и занялся приготовлением неизбежного «кофе». Все происходящее волновало и настораживало его. Келзон решился привести сюда Вайдерса, значит, дела с экспедицией в Синий район у них не ладятся, и он решил заручиться поддержкой Бреда Квада. И Остину показалось, что Вайдерс явился на эту встречу без особой охоты.
      — Хорошо, что вы приехали, — сказал Квад Келзону. — У нас тут неприятности.
      — У меня тоже неприятности, джентльхомо, — вмешался в разговор Вайдерс. — Насколько я слышал, ваш сын не раз охотился в интересующем нас районе и знает проходы туда. Я хотел бы как можно скорее увидеться и поговорить с ним.
      Лицо Квада осталось совершенно бесстрастным, но Остин почувствовал всколыхнувшуюся в нём горечь так же чётко, как раньше воспринимал чувства Сурры.
      — У меня два сына, джентльхомо, — вежливо сказал колонист, — и оба они не новички в горах. Остин уже рассказал мне, что вы хотите попасть в Синий район.
      — Но он отказался сотрудничать с нами! — Теперь было видно, что Вайдерс уже дошёл до точки кипения и внешнее спокойствие давалось ему с трудом. Он явно не привык, чтобы ему отказывали и не умел принимать это с достоинством.
      — Если бы он согласился, его следовало бы отправить к психиатру, — жёстко заметил Квад, — Келзон, вы же должны понимать, что это просто-напросто глупо.
      Офицер Мира не поднимал глаз, изучая свою чашку.
      — Да, я знаю, что это очень рискованно. Но у нас нет выхода, Бред! Нам просто необходимо попасть туда. И я думаю, что тот же Кротаг не станет поднимать шума из-за нашего появления, если мы сможем объяснить ему, что мы не шпионим за норби, а помогаем несчастному отцу разыскать пропавшего сына.
      «Так вот в чём дело! — подумал Остин. — Теперь понятно, почему Келзон поддерживает инопланетника. Это очень убедительный предлог. Норби высоко ценят родственные связи и, скорее всего, отнесутся к Вайдерсу с пониманием и сочувствием. Отец разыскивает попавшего в беду сына — это вполне могло сработать. В обычное время норби сами предложили бы Вайдерсу лошадей и проводников, а может, даже разрешили бы пользоваться тайными водными источниками. Но то в нормальное время. А сейчас близится Великая Засуха, да и туземцы заняты отнюдь не нормальными делами.
      — Ведь Логан кровный побратим сына Кротага? — продолжал Келзон. — А ты, — обратился он к Остину, — охотился и сражался вместе с Горголом?
      — Горгол ушёл.
      — И Логан тоже, — добавил Квад. — Он уехал к Кротагу пять дней назад и сейчас, скорее всего, выступил в поход вместе с ними.
      — В Синий район! — воскликнул Келзон.
      — Не знаю.
      — Клан Цамле видели на Первых отрогах. — Келзон поставил чашку, подошёл к стене и ткнул пальцем в карту. — Вот здесь они ставили временный лагерь и отдыхали. Потом пошли дальше. — Палец его проехался по одному из узких длинных каньонов, рассекающих Пики почти до самого Синего района.
      Сторм подхватил и прижал к груди обиженно пищащих маленьких сурикатов и подошёл к карте. Значит, здесь вместе с кланом Цамле исчез Логан. Непонятно, что ему там понадобилось, но наверное, у него были важные причины. Конечно, Великая Засуха действительно опасна и мальчишка поступил безрассудно, но… Сторм стоял у карты и смотрел на неё невидящими глазами. В голове у него начал складываться план. Жаль, что нельзя ехать на Рейне — жеребец привезён издалека и ещё не знает арцорианской засухи. Значит, нужны туземные лошади, хотя бы две, а ещё лучше — четыре. В Великую Засуху надёжнее иметь сменных лошадей. И ещё хотя бы двух вьючных животных, чтобы везти воду. И ещё пищевые концентраты. Конечно, они не отличаются приятным вкусом, зато одной порции хватает на целый день.
      Сурра? Остин чуть повернул голову и установил мысленный контакт с Суррой. Да, она пойдёт. В ответ на безмолвный вопрос он уловил вспышку радости и нетерпения. Хинг, конечно, останется с малышами. Вряд ли в этих горах пригодятся его таланты диверсанта. Значит, он сам, Баку и Сура — это уже что-то даже в самом безнадёжном положении. А кроме того их чувства, более острые, чем у человека или норби, могут помочь найти тайные источники.
      Тут он заметил, что Бред Квад давно смотрит на него с молчаливым вопросом. Он уважал в своём пасынке его опыт и необычные способности и сейчас ожидал его решения.
      — Ты что-то придумал? — спросил он наконец.
      — Пока не знаю, — задумчиво сказал Сторм. — Если будут хорошие лошади, запасы воды, концентраты…
      — Всё это можно завезти на коптере! — Вайдерс тут же ухватился за эту туманную надежду.
      — Самый опытный пилот на распрекраснейшей машине не сунется в этот воздушный котёл, — категорически заявил Квад. — Там то и дело появляются бешеные воздушные потоки.
      — Организуем склады вдоль маршрута, — голос Келзона звучал почти так же обрадованно, как перед тем голос Вайдерса. — Доставим на коптере воду и снаряжение к подножью гор и поставим станции.
      Эта идея была вполне реальной и давала возможность использовать инопланетную технику. Такие склады припасов прокормили бы экспедицию до самой границы Синего района. И в то же время коптер не лез бы в запретный район, а значит, и норби ничего не могли бы возразить против полётов. Ну, а что будет за барьером, сейчас всё равно не угадаешь.
      — Когда вы сможете выехать? — требовательно спросил Вайдерс. — Я берусь за день подготовить снаряжение и найти пилота.
      Неприязнь, которую Сторм почувствовал к Вайдерсу ещё при первой встрече, снова шевельнулась в землянине.
      — Я ещё не решил, пойду ли я вообще, — холодно сказал он и тут же обратился к отчиму: — Азизи, — сказал он, награждая Квада званием боевого вождя навахо, — как ты считаешь, это — возможно?
      — Если боги благосклонны и удача не изменит, воин может сделать невозможное, — ответил Квад на языке навахо.
      — Да будет так, — сказал Сторм и, перейдя на общий язык, добавил для Келзона и Вайдерса: — Давайте договоримся сразу: я делаю это не для вашего удовольствия, а чтобы выяснить, не грозят ли нам, колонистам, какие-то неприятности. И только я сам буду решать, насколько далеко можно зайти и когда надо возвращаться.
      Вайдерс нахмурился и нервно потеребил пальцами нижнюю губу.
      — Я понял так, что вы сами собираетесь командовать и никого не будете слушать?
      — Именно. Ведь это я рискую жизнью, и не только своей, но и всей команды. И я не раз имел случай убедиться, что если в отряде два командира, то ничего, кроме глупостей, не получается. Так что командовать буду я.
      Глаза Вайдерса вспыхнули негодованием, но он сдержался.
      — Сколько тебе понадобиться людей? — спросил Келзон. — Я могу подбросить пару человек из своих.
      Сторм покачал головой.
      — Я пойду один, с Баку и Суррой. Попробую пройти Первый отрог и разыскать клан Цамле. Там Логан, там Горгол, и если я уговорю их на это дело, то больше нам никто не понадобиться. Здесь нужен минимум людей, способных идти налегке, а иначе и начинать не стоит.
      — Но я должен пойти с вами! — вспыхнул Вайд ере.
      — Ни в коем случае. — непреклонно заявил Сторм. — Вы здесь чужой и не приспособлены к походной жизни. Вы будете нам только обузой. Или всё будет так, как сказал я, или вообще ничего не будет.
      Какой-то момент казалось, что Вайдерс заупрямится и придётся с ним всерьёз поспорить. Но он только нервно передёрнул плечами, посмотрел на Келзона и Квада, понял, что они полностью согласны со Стормом, и промолчал.
      — Ладно. Когда вы выходите?
      — Нужно подготовить лошадей, собрать снаряжение… Скажем, через два дня.
      — Два дня! — фыркнул Вайдерс. — Ладно. Мне остаётся только согласиться.
      Но Сторм уже не слушал его. Сурра неожиданно двинулась к двери и потребовала, чтобы Сторм вышел вместе с нею. Небо уже начало светлеть, но в стороне горных хребтов было ещё достаточно темно, чтобы человек и кошка смогли разглядеть неожиданную вспышку. Очень далеко, на самом краю мира, огненный меч распорол небеса. Похоже было на молнию, но сейчас стоял совсем неподходящий для гроз сезон. А кроме того, это пламя шло как будто снизу вверх, а не свергалось вниз, как молния. Всё исчезло прежде, чем до Сторма дошло, что именно он увидел.
      Сурра рычала и фыркала. Теперь и Остин уловил какой-то слабый отзвук, скорее, даже просто колебание воздуха, такое далёкое и слабое, что если бы не реакция кошки, он решил бы, что ему это почудилось. Там, за гранью Пиков что-то происходило.
      И тут тишину утра разорвал тревожный и воинственный крик орла. Баку беспокойно переступал и бил крыльями на своём насесте. Ему ответило трубное ржание Рейна. Другие жеребцы и кобылы тоже забеспокоились. Послышался храп, ржание, топот. Значит, животные тоже уловили этот отзвук, и он их встревожил.
      — Что случилось? — спросил за спиной Квад.
      Рядом с ним уже стоял Келзон и подходил не такой быстрый Вайдерс.
      — Я думаю, — начал Сторм и, неожиданно для себя, перешёл на язык навахо, — это преддверие войны, Азизи.
      — А там сейчас Логан! — воскликнул Квад. — Ладно, я еду с тобой.
      — Нет, Азизи. Ты сам знаешь, что этого делать нельзя. Здесь тоже могут быть неприятности, и только ты сможешь удержать колонистов от глупостей. Я беру с собой Баку. Если будет нужда, я пришлю его за тобой. А Логан… Логан ближе к норби, чем любой из нас: ведь кровное побратимство нерушимо связывает даже бывших врагов.
      Он чувствовал, — что ему не удалось заговорить тревогу Квада, но ничего другого сказать не мог. Сам он со своей боевой подготовкой, с прекрасно подобранной командой мог дать сто очков вперёд любому объездчику. И Квад был закалён не хуже, прекрасно знал Пики, ладил с туземцами и, конечно, мог быть очень полезен… Но только авторитет Квада мог заставить колонистов сидеть в их поместьях и ни при каких обстоятельствах не лезть в земли норби. Сторму совсем не улыбалось оказаться в западне между неведомыми опасностями Синего района и карательным отрядом Дьюмероя. Несколько месяцев назад он на себе испытал, что такое Дьюмерой на тропе войны, и не собирался рисковать снова.
      Квад с трудом заставил себя улыбнуться.
      — Ну, слава богу, ты хоть признаешь, что я могу быть в чём-то прав. Да и Логан, как мне кажется, не стал бы меня слушать, а вот тебя, может, и выслушает. Так уж сложилось… — на минуту показалось, что он забыл о Сторме и говорит сам с собой.
      Животные постепенно успокаивались, и люди вернулись в дом. Они ещё поработали над картой, намечая места будущих станций, а потом завалились спать и поднялись только вечером, когда дневная жара уже спадала. Квад и Сторм проводили Келзона и Вайдерса в Гальвади.
      Остин, все ещё не пришедший в себя после бессонных ночей и трудностей дневного перехода, валялся на койке и глухая душевная тревога не давала ему уснуть. Он не верил, что этот огонь в Пиках и сопровождавший его отзвук вызваны каким-то природным явлением. Но что бы это могло значить?
      — Древние враги, — прошептал он на языке навахо.
      Полгода назад он, Горгол и Логан случайно обнаружили Пещеру Садов. В этом ботаническом заповеднике были собраны растения множества разных миров, и все они росли и благоденствовали в автоматическом раю, созданном для них неведомыми космическими странниками. Они приземлились на Арцоре задолго до прихода землян, вырыли гигантские тоннели и пещеры в глубине гор и исчезли неизвестно куда. Сады оставались самым значительным следом этой цивилизации. А поскольку сами Сады были прекрасны и благотворно действовали на человека, то и об их создателях у людей сложилось доброе мнение.
      Археологи и изыскатели, до сих пор работающие в Пещере Садов и в разрушенном посёлке в долине перед пещерой, облазили там каждую щель и не нашли ничего нового. Но логично предположить, что если одна гора скрывала такие сокровища, то нечто подобное может обнаружиться и в любом другом месте. И скорее всего в Синем районе, который считается у туземцев священным, может быть, как раз потому, что там остались явные следы пришельцев.
      Глухая тревога и дурные предчувствия, вызванные утренним происшествием, так и не проходили. Почему-то Сторм точно знал, что на этот раз его ожидают отнюдь не прекрасные сады.

Глава 4

      Вчера Сторм нашёл первый склад продовольствия. Он был предусмотрительно спрятан в расщелине, которая могла дать убежище от зноя и ему и животным. Но времени на розыски ушло значительно больше, чем он рассчитывал. Он не рисковал идти в этой пустынной стране глубокой ночью, даже полагаясь на феноменальные способности Сурры и природные инстинкты лошади. А утренних часов и коротких вечерних сумерек явно не хватало.
      Но он решил не отступать. То и дело натыкался на многочисленные следы проходивших кланов и наконец вышел на какую-то настоящую дорогу. Пока все подтверждало доклад Дорта Лансина — туземцы двигались очень быстро, в походных порядках, что было просто опасно в это время года. Больше всего это напоминало бегство от какого-то неведомого врага.
      Никаких странных явлений в Пиках он больше не видел. Ни Сурра, ни Баку не проявляли особого беспокойства, и Сторм тоже почти успокоился. Он ехал вдоль русла высохшего ручья, ведя в поводу понурых, запыхавшихся запасных лошадей, когда заметил, что Сурра насторожилась. Натянув повод, Сторм прижал лошадь к скальной стенке и молча ждал, что кошка будет делать дальше. Теперь и он слышал насторожившие её звуки — далёкая переливчатая трель, словно голос ветра во Влажный Сезон. Это был обычный сигнал сбора у норби, и как ему показалось, он узнал позывные племени Шозонна. На всякий случай, он вынул из кобуры парализатор и снял его с предохранителя.
      Но Сурра уже успокоилась. Пушистый разведчик явно не находил в этих звуках ничего незнакомого или опасного для себя. Она побежала вперёд, и Сторму оставалось только надеяться, что туземцы не заметят её. Песочно-рыжая шкура почти сливалась с сухой, выжженной солнцем землёй каньона, и при желании кошка могла стать совсем невидимой.
      Сторм прошёл немного вперёд, ведя всех лошадей в поводу. Становилось слишком жарко, чтобы ехать верхом. Ещё час — и пора прекращать поход и искать укрытие на день. Но тут он уловил мысленный сигнал кошки и снова поднялся в седло. Считалось хорошим тоном встретить туземца верхом, на равных. Особенно строго это соблюдалось, когда люди и норби встречались для переговоров или торговли.
      Землянин крикнул. Голос его, странно искажённый стенами каньона и подхваченный гулким эхом, прозвучал неприятно даже для него самого. Тут из-за поворота показалась осёдланная чёрно-крапчатая туземная лошадка. На ней сидел Горгол.
      Норби остановился. Лицо его было абсолютно бесстрастным, словно он встретился не со старым другом, а с человеком, которого видел первый раз в жизни, хотя руки уже бросили повод и приготовились к разговору.
      Но начинать пришлось Сторму.
      — Я хочу увидеть Логана, — сказал он. — Вы не можете запретить мне увидеть брата.
      Горгол пристально посмотрел в лицо Сторма, и его пальцы сложились в знак отказа.
      — Но Логан идёт с вами, — настойчиво продолжал Сторм.
      — Логан принят в клан, — поправил его Горгол, и Сторм немного успокоился. Если Логан и сейчас считается членом клана, значит, никакие неприятности ему не грозят, по крайней мере, в ближайшее время.
      — Логан принят в клан, — согласился Сторм, — но у него есть и другая семья. И сейчас я, его брат, приехал к нему с важным сообщением от его отца.
      — Сейчас у нас нет времени пасти фравнов и гонять лошадей, — жёстко ответил Горгол. — Клан идёт в горы на колдовские обряды.
      — У нас тоже есть свои важные дела, и человек не имеет права пропускать мимо ушей зов своей семьи. Об этом я и хотел поговорить с Логаном. Подумай сам, разве я, не умеющий находить воду, зашёл бы так далеко в горы в начале Великой Засухи, если бы не действительно важное дело?
      Горгол, кажется, готов был признать его правоту, но когда Сторм попытался поехать вперёд, норби развернул лошадь и загородил дорогу.
      — Я должен рассказать это Кротагу. Будет так, как он решит. А ты подождёшь здесь.
      Остин понял, что настаивать не стоит и огляделся. Неизвестно, сколько придётся ждать, может, и весь день. Значит, нужно найти какое-то укрытие: меньше, чем через час солнце превратит каньон в раскалённую печь. Горгол прекрасно понял его намерения. Он развернул лошадь и просигналил:
      — Поезжай за мной. Тут недалеко есть укрытие, в котором можно переждать день. Но ты должен пообещать остаться там и не пытаться ехать дальше.
      — Я обещаю, — согласился Сторм.
      Место, куда привёл его Горгол, приятно удивило Сторма. Здесь не нужны были даже крытые шкурами кочевые шатры норби. Бурные потоки, нёсшиеся по этому каньону во время влажного сезона, вырыли глубокую пещеру, достаточную, чтобы разместить целый клан, а нанесённая ими земля и камни надёжно укрывали её от солнца, оставляя только узкую щель входа. Остин сумел удобно разместить лошадей, Баку взгромоздился на воткнутый в стену шест и задремал, а Сурра блаженно растянулась на прохладной земле. Остин разделил воду и провизию, захваченные на попутном складе. Если он и дальше будет придерживаться первоначального графика, то через пару дней доберётся до следующего склада.
      Но пока неизвестно, как уладятся дела с норби; тут могут быть любые неожиданности.
      Он лежал, прижавшись спиной к прохладной земле, и в сотый раз пытался предугадать, как обернётся дело. Предположим, норби не согласятся вести чужаков в Синий район — сможет ли он хотя бы расспросить их о дороге через Пики. С заранее завезёнными на коптере припасами он мог рискнуть, и преодолеть этот путь в одиночестве.
      Кажется, он всё-таки заснул, утомлённый этими раздумьями, и теперь проснулся от того, что Сурра осторожно потрогала лапой его руку. Это был знак «Внимание!», которым они пользовались со времён боевой службы. Особого беспокойства она не проявляла, и он решил, что к убежищу подходит Горгол. Но туземец, спустившийся в укрытие, оказался подростком, ещё не надевшим охотничьи трофеи.
      — Днуцли! — воскликнул Сторм, узнав его и скрестил большие пальцы в воинском приветствии. Младший брат Горгола был явно польщён, что его приветствует, как равного, человек, хоть и чужой расы, но имеющий боевые шрамы.
      — Я знаю, ты — воин, отмеченный почётными шрамами, — тонкие пальцы мальчика быстро мелькали в сумрачном свете. — Я послан передать тебе решение Кротага. Носящий священные перья велел сказать: «Настало время великих колдовских обрядов в горах, и огонь дружбы угасает. Если брат нашего брата хочет ехать, он должен помнить, что колдовские стрелы, безвредные для верующих, могут поразить неверующего».
      Что ж, это всё-таки не отказ, а только предупреждение. Остин понял, что уже добился немалого. Но можно было попробовать и так. Он протянул руки в полосу света, падавшего из открытого входа, повернул их так, чтобы мальчик мог отчётливо видеть знаки.
      — Любое колдовство опасно для неверующих. Но я верующий. И хотя у меня свои обряды, хотя я называю своих богов другими именами, мои боги не менее мудры, чем ваши. Мне не страшно ваше колдовство, у меня есть своя магия.
      Этим утром, после встречи с Горголом, он достал и надел на шею старинное индейское серебряное ожерелье, украшенное небесно-голубой бирюзой. Оно досталось ему в наследство от земных предков навахо. Серебряный же ритуальный браслет воина он носил всегда и знал, что норби считают его магическим талисманом.
      — Если брат нашего брата верующий, то ему дозволяется идти вместе с кланом Кротага.
      И они двинулись в темноту. К удивлению Остина, который считал этот каньон главной дорогой через предгорья, мальчик примерно через милю оставил его и свернул в какую-то узкую каменную щель.
      Сурра держалась поодаль, пока лошадь норби не перестала её бояться и не вступала в контакт с Остином, но Баку, уже поднявшийся достаточно высоко, передал, что недалеко впереди расположился лагерь норби.

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10