Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Повелитель грома [Бог грома]

ModernLib.Ru / Нортон Андрэ / Повелитель грома [Бог грома] - Чтение (стр. 6)
Автор: Нортон Андрэ
Жанр:

 

 


      Хиксы… нет, вряд ли. То, что работало здесь, не было похоже ни на излучатель хиксов, ни на какое другое оружие, с которым Сторм сталкивался раньше. Не было это похоже и на деструктор, удар которого он пережил в Пещере Садов.
      Всё кончилось так же неожиданно, как и началось. Широкими полосами горели на склоне кусты и трава, но дальше огонь не распространялся. И снова зазвучал знакомый маршевый ритм. Сопровождающие подтолкнули Сторма вперёд. Однако, на этот раз за пленниками пошли только стражники, Вождь и Барабанщик.
      Снова они миновали сожжённый коптер. Должно быть, в него ещё раз ударила молния, так как спёкшийся в бесформенную массу хвост ещё светил неостывшим металлом. Был коптер — и нет его.
      Горгол, Баку, Сурра… Удалось ли им спастись от молний и сетей туземцев? Остин ещё раз попытался позвать, но ответом была глухая тишина, словно что-то блокировало все пути мысленной связи.
      — Подходим к спасательной шлюпке, — сказал Логан. Сторм чуть не задохнулся от тяжёлого запаха гнили — здесь разлагались и животные останки, и растительные. Жертвы… если это и вправду жертвы. И неужели сейчас к этой гниющей груде добавят его и Логана? Землянин попытался вспомнить пару приёмов, которые можно провести даже со связанными руками. «Это оставим на крайний случай», — подумал он.
      В отблесках пожара отчётливо виднелся раздувшийся труп лошади, а позади неё на фоне неба проступал силуэт спасательной шлюпки. Как и говорил Логан, шлюпка, похоже, приземлилась благополучно, по крайней мере, следов крушения заметно не было. Но куда же тогда подевались выжившие?
      Остин так ожидал схватки у шлюпки, что просто растерялся, когда они прошли мимо. Только Барабанщик вынул откуда-то пару молитвенных перьев и пустил их по ветру в сторону шлюпки. Нет, их ждало что-то другое. И снова в воображении Остина возник притаившийся в засаде зверь — чуткий, насторожённый и в какой-то мере разумный.
      Новый подъём, на сей раз по такому крутому и каменистому склону, что пленники не могли удержаться на ногах и их почти волоком втащили на верёвках. Пару раз Сторму удалось опуститься на колени, чтобы чуть-чуть передохнуть и оглядеться.
      По дороге от спасательной шлюпки они пересекли несколько выжженных полос, но гарь была давняя, даже дымного запаха уже не было. Все больше и больше камней выглядывало из травы, вот уже кончились и заросли кустарников, теперь их окружали голые скалы. Потом процессия свернула в какую-то расщелину и Сторм почувствовал под ногами неровные ступени.
      Лестница вывела их на широкий уступ, точнее, на небольшое плато. В скале прямо перед ними чернело отверстие. Но оказалось, что они все ещё не пришли. Пленников повели дальше, вдоль по уступу, плавно загибающемуся к востоку. Приближалось утро, и Сторм с тревогой подумал, не вышли ли они из зоны искусственного климата. Может так это и задумано — оставить чужаков умирать от солнечного жара на вершине священной горы?
      Вход в пещеру давно скрылся из виду, и карниз, по которому они шли, превратился в узкую тропинку между скалой и пропастью. Дорога стала ровной и невольно напомнила Сторму похожую дорогу по ту сторону Пиков, где ему пришлось принять бой с последним на Арцоре хиксом. Это были остатки цивилизации Запечатавших Пещеры.
      Дорога кончилась внезапно, словно обрезанная ножом. Прямо перед ними была скала, а в ней — несколько проходов, закрытых какими-то чёрными плитами. Барабанщик остановился и выбил какую-то замысловатую дробь, словно приветствуя тех, кто был по ту сторону плит.
      Когда эхо барабана затихло, Вождь подозвал воина, который нёс пояса с оружием пленников. Он методично переломил лезвия охотничьих ножей, потом так же спокойно разбил парализаторы о камень, доказав этим, что не первый раз имеет дело с инопланетным оружием. Потом он подозвал воинов, отдал какой-то приказ и отступил в сторону.
      Воины встали перед чёрной дверью, упёрлись в неё ладонями и нажали. Дверь повернулась, открыв узкий проход. В открывшееся отверстие Вождь бросил пояса и изуродованное оружие пленников, а потом их самих подвели к тёмной дыре и с такой силой толкнули в спины, что они буквально влетели внутрь и провалились в густую, плотную темноту.

Глава 10

      Сторм сильно стукнулся о невидимую стенку, и у него на миг перехватило дыхание. Он уже поднялся на колени и пытался раздышаться, когда на него свалился Логан, заставив его снова растянуться на каменном полу. Темнота кругом была непроглядная — похоже, норби уже успели закрыть дверь наверху.
      Землянин сразу узнал этот застоявшийся пыльный воздух — точно такой же был в переходах к Пещере Садов. Характерная примета всех Запечатанных Пещер — последнего, что осталось на Арцоре от давно ушедшей неведомой цивилизации.
      Немного отдышавшись, он лёг на спину и попытался думать спокойно.
      — Похоже, ещё одна Запечатанная Пещера, — заговорил невидимый в темноте Логан, — и воняет так же противно.
      — Похоже.
      — Как ты думаешь, есть у нас шанс выбраться отсюда? Остин подвигал руками и почувствовал, что верёвки теперь держат не так крепко.
      — Может быть, — коротко ответил он и снова потянул верёвки.
      — А! — радостно воскликнул Логан, — я, кажется, выпутался. Ты где?
      Невидимая рука скользнула по колючему плащу на плечах Остина и занялась верёвками.
      — Не слишком-то они старались, завязывая эти узлы, — пробормотал Логан, освобождая руки Сторма.
      — Мне кажется, это они нарочно, — сказал Сторм, с наслаждением растирая затёкшие запястья. — Раньше мы были связаны достаточно надёжно. И потом, они бы запросто могли оставить нас в сетях.
      Они представления не имели, насколько велика эта пещера и далеко ли их отбросило от двери. Они не знали даже, в каком направлении находится эта дверь. Жуткая темнота и затхлый мёртвый воздух напрочь лишали человека чувства направления, и даже, как подозревал Сторм, ясности мышления. Он постоял с минуту, потом двинулся вперёд, сильно согнувшись, чтобы не отрывать руку от пола. Другую руку он вытянул перед собой.
      — Стой где стоишь, — приказал он Логану.
      — Ты что-то придумал?
      — Они сбросили сюда наши пояса, разбив только оружие. А у меня там прицеплен фонарик, и его, насколько я видел, не тронули.
      Шаг, ещё шаг, и всё время рука шарит впереди, пальцы обдираются о грубый камень, и наконец натыкаются на гладкую кожу. Землянин присел, старательно ощупал свою находку, убедился, что нашёл пояс Логана, и повесил его себе на плечо.
      — Твоё добро я нашёл, — произнёс он в темноту, — значит, и моё где-то рядом. И снова шаг… пошарить кругом… ещё шаг… казалось, пальцы начинают сами видеть в темноте. Он наткнулся сначала на холодный металл разбитого парализатора и тут же, в нескольких дюймах от него, на свой пояс. Остин торопливо ощупал его, нашёл радарный компас, мешочек с таблетками концентрата, аптечку, пустую петлю там, где раньше висел нож, и наконец — гладкую трубочку фонарика. Он тут же нажал кнопку и невольно зажмурился от яркого света.
      — Вот это да! — восторженно прошептал Логан.
      Они были в довольно большой пещере, у которой стены и потолок были покрыты тусклым черным веществом, точно таким же как переходы в Запечатанных Пещерах. На полу тут и там валялись вещи, которые явно не были оставлены здесь хозяевами пещер. Остин тут же принялся разбирать их. Тут были и его разбитый парализатор, и сломанный нож, такое же изувеченное оружие Логана, и ещё чей-то пояс и разбитое оружие. Остин поднял этот пояс, показавшийся ему непривычно тяжёлым, и принялся его разглядывать. Такое снаряжение во всех Пиках мог носить только один человек.
      — Вайдерс! — воскликнул он и, поднявшись, повёл фонариком по кругу. Но не было никаких признаков, что здесь был заключён ещё кто-то.
      — Может, отсюда есть какой-то выход? — предположил Логан и указал влево, где за выступом стены вполне могло скрываться отверстие. Так оно и оказалось — в стене чернел какой-то проход.
      Логан собрал верёвки, которыми они были связаны и соорудил что-то вроде страховочного пояса. Оружия у них не было, но если хорошенько подумать… Остин еше раз внимательно осмотрел пояс Вайдерса. Нож и парализатор, конечно, исчезли, но он помнил, что у инопланетника было и другое оружие, которым он так ловко вырубил их в палатке. И возможно, норби не нашли его или не сочли за оружие.
      — Тронулись? — Логан уже стоял у входа в тоннель. Остин нащупал какой-то мешочек на поясе Вайдерса. Он развязал его и вынул шарик в полтора дюйма диаметром с крохотным бугорком на гладкой поверхности. Больше всего это было похоже на обычную осколочную гранату. Он задумчиво уставился на запечатанные двери. Хорошая граната может довольно много. Но смогут ли три таких гранаты открыть запечатанные двери? Или лучше оставить их на будущее и применить с гарантированным успехом?
      — Нашёл что-нибудь интересное? — полюбопытствовал Логан.
      — Может быть, — коротко ответил Остин и в двух словах объяснил, что за горошины он крутит в пальцах.
      — А двери они нам не откроют? Остин пожал плечами.
      — Может да, а может, и нет. Мы же не знаем, как среагирует на них эта чёрная пакость. А если она потечёт, как в прошлый раз?
      Несколько месяцев назад они укрывались в пещере от врагов, и под действием их оружия такое же чёрное вещество замуровало пещеру наглухо. Если бы там не оказалось второго выхода, они остались бы там навсегда. Тогда им здорово повезло, но не стоило рассчитывать, что удача улыбнётся им и на этот раз.
      — Знаешь, давай-ка сначала посмотрим открытый проход, — предложил Логан.
      Это было вполне разумно. Раз здесь валялось снаряжение Вайдерса, значит, скорее всего и сам он какое-то время был здесь. И раз он не сидит тут сейчас, то, похоже, ушёл именно по этому проходу. По крайней мере, другого они не нашли. Что бы ни ожидало их на этой подземной дороге, сама мысль, что кто-то перед ними уже прошёл по ней, успокаивала.
      Они разобрали снаряжение, поделили гранаты и концентраты. Воды у них было немного, только та, что осталась во флягах, но, с другой стороны, и дорога их лежала не под палящим солнцем.
      Проход сначала круто поднимался, а потом, переходил в пологий скат. Остин отметил, что на нём совсем нет пыли, будто кто-то уже стёр её. Он осторожно шёл впереди, держа в одной руке фонарик, а в другой — гранату.
      Сторм услышал, как Логан шумно вдохнул воздух, словно вынюхивая опасность.
      — Вода, — неожиданно сказал он. — Впереди — вода. Воображение Остина тут же нарисовало ему картину ещё одного райского уголка, спрятанного в сердце горы, вроде Пещеры Садов. Правда, не было мягкого свежего аромата зелени, который встретил их там. Здесь влажный порыв воздуха нёс совсем другие запахи, причём, далеко не приятные. Фонарик не раз высвечивал какие-то влажные потёки на стенах тоннеля. Логан потрогал один из них пальцем и тут же с возгласом отвращения принялся вытирать руку о свои туземные доспехи.
      — Слизь, — буркнул он, потом поднёс палец к носу и добавил: — и воняет гадостно. Похоже, эта дорога ведёт прямиком в сточную канаву.
      Капли на стенах собирались в ленивые маслянистые ручейки, зловоние всё усиливалось. Казалось, изменился сам воздух, превратившись в какой-то липкий и едкий туман.
      Пока они не нашли никаких признаков, что кто-то прошёл тут перед ними. Но скоро они наткнулись на лужу, в которую, похоже, собирались все грязные ручьи, и тут заметили что кто-то не так давно проложил тропинку по её краю.
      — Совсем недавно, — сказал Логан посмотрев на следы, — здесь кто-то шлёпнулся и, конечно, по уши перемазался.
      Остин осветил пол фонариком, и они увидели отчётливые отпечатки грязных сапог. Такой след мог оставить только инопланетник. Вайдерс? Или кто-то со спасательной шлюпки тоже угодил в эту ловушку?
      — Он шёл вниз, — сказал Логан, — и кто бы он не был, судя по следам, он не вернулся.
      — А может, у него не было возможности вернуться? Но у нас есть гранаты, и мы можем пройти там, где не прошёл он. Или не стоит соваться?
      — Пошли, — быстро решил Логан. — С такими крошками, — продолжал он, подбрасывая на ладони гранату, — нас так просто не возьмёшь.
      Они двинулись дальше, внимательно оглядывая пол и стены, но так и не нашли новых следов того или тех, кто прошёл здесь перед ними.
      Сырость чувствовалась всё сильнее, туман сгущался. Но если наверху эта влага казалась прохладной, то чем ниже они спускались, тем она становилась теплее и, кажется, ещё противнее. Запахи были тяжёлые, гнилостные и явно животного происхождения. Сторм отфыркивался не хуже Сурры.
      Теперь тоннель уже не спускался, а шёл ровно. Фонарик выхватил из темноты отверстие под аркой. Куда вёл этот ход?
      Когда они прошли в него, Сторм переключил фонарик на дальний свет и ему показалось, что он уловил отражение от стены далеко впереди. А прямо перед ними лежало огромное зеркало маслянистой воды, по которой плыли какие-то пятна, отливавшие радугой в свете фонаря.
      Дорога, что привела их сюда, подходила прямо к воде и заканчивалась чем-то вроде пристани, явно неспроста здесь построенной. По её краю через равные промежутки возвышались каменные тумбы, они словно ждали швартовов. Значит, по этой реке или озеру в старые времена кто-то плавал?
      Они пошли вдоль пристани. Те же тумбы, та же мерзкая вонючая вода, лениво плещущаяся внизу. Конечно, Пещера Садов тоже была творением чужого разума и они там многого просто не поняли, но она была совсем другой, не такой враждебной. Сторму даже подумалось, что вовсе не создатели Садов спроектировали эти вонючие катакомбы в дебрях Синего района.
      — Интересно, какие суда здесь причаливали? — внезапно спросил Логан. — И кто плавал на этих судах? Это место и сравнить нельзя с Пещерой Садов.
      — Да, здесь все другое, — сказал Остин и добавил фразу на языке навахо.
      — Что? — переспросил Логан.
      — Я сказал, что в этом месте пахнет злым колдовством.
      — Это точно! — тут же согласился Логан. — Ну, а куда мы пойдём теперь? Что-то эта речка не вызывает у меня желания поплавать.
      Они дошли до конца пристани, светя фонариками над водой и пытаясь определить, где другой берег этого водоёма. Но хотя справа и мелькали вроде бы какие-то тени, на берег это было не похоже.
      Наконец Сторм направил фонарик на ту стену, через арку в которой они сюда попали. Там, между подножьем стены и водой, тянулось что-то вроде узенького пляжа. В стене что-то темнело, возможно, ещё один проход, а может, просто тень от какого-то выступа. Это обещало что-то получше вонючей купели, даже если было просто проходом в другую пещеру. Чем больше приглядывался Остин к мутной воде, тем больше убеждался, что в ней может таиться любая дрянь.
      Они спрыгнули с пристани и пошли вдоль пляжа. Тут и там на грубом песке валялись какие-то камни. А может, вовсе и не камни? Остин остановился и пнул один из них сапогом. Тот перевернулся и на землянина уставились пустые глазницы черепа. Закрученные рога сразу показали, что несчастный был норби. И, судя по состоянию костей, погиб он уже довольно давно.
      — Во имя Семи Громов, что это?! — воскликнул Логан и, схватив Сторма за руку, направил фонарик в другую сторону. Там тоже белели кости.
      Но какие кости! Остин даже не мог рассмотреть скелет, потому что его загораживала гигантская голова. Наполовину затянутый песком череп с клыкастыми челюстями — ничего подобного он не видел ни на Арцоре, ни на других планетах.
      — Три глаза! — взволнованно воскликнул Логан, и его голос жутко разнёсся над спокойным озером. — Смотри, у него три глаза!
      Он был прав. Два глаза были сильно сдвинуты к бокам, а посередине, прямо над выступом зубастых челюстей, красовался третий. Три глаза!
      На земле когда-то тоже водились чудовища, их кости люди выкапывали и помещали в музеи. Возможно, скелет принадлежал одному из древних чудищ, водившихся на Арцоре задолго до появления разумной жизни.
      Но Сторм не был в этом уверен. Что-то в трехглазой твари было чуждо всему миру Арцора.
      — Вот, должно быть, было страшилище! — Логан опустился на колени и начал отгребать песок, стараясь прокопаться к зубам. Сторм тем временем внимательно осмотрел череп норби. Потом отломил один рог и поднёс его к глазнице чудища, сравнивая состояние костей.
      — Зачем это? — удивлённо посмотрел на него Логан, прерывая свою работу.
      Остин невнятно пробормотал что-то на языке навахо.
      — Ты уж будь добр говорить как все люди! — раздражённо буркнул Логан.
      — Я просто растерялся, — неохотно сказал Сторм. — Понимаешь, это совершенно невозможно.
      — Да в чём дело?
      — Вот смотри. Это череп норби, — показал Сторм. — Он сильно крошится от сырости и времени. А это туземец, явно принадлежащий к современной расе Арцора. А теперь сравни его с черепом трехглазого. Они совсем одинаковы, словно попали сюда одновременно. Но этого никак не может быть.
      — А почему?
      Тут Сторм рассказал ему про древних обитателей Земли и о том, что это чудище могло быть одним из древних обитателей Арцора, вымершим задолго до появления разумной жизни.
      — А кости выглядят совсем не такими древними, — это ты хотел сказать? Может быть… А может, и норби — столь же древний вид, и они когда-то жили вместе?
      — Может, и так. У каждой планеты своя история. Но тогда норби сохранили бы предания о таких тварях, и мы бы о них слышали.
      — Равнинные норби всегда боялись Синего района, но, я думаю, не из-за того, что здесь водились такие твари. Норби — отважные охотники. Справляются же они чуть не голыми руками с гуганской птицей-убийцей и со всеми другими здешними милыми крошками вроде йорис?
      — Ну и что из этого?
      — Если эти твари были живы ещё недавно, ну, скажем, сто или триста лет назад, то какие-нибудь из них и до сих пор могут обитать в этих подземельях. А дикие норби об этом знают и специально сбрасывают им жертвы.
      — Ты хочешь сказать, что где-то здесь и сейчас бродит такой красавец и поджидает очередных пленников? — спросил Логан, поднимаясь с колен и отряхивая руки. — Не такая уж приятная новость.
      — Может, я и ошибаюсь, — заметил Сторм, но про себя решил смотреть в оба. Если такая туша выскочит неожиданно, тут и граната не поможет.
      Они тихонько брели по пляжу, освещая фонариком каждое тёмное пятно и чутко прислушиваясь. Но слышен был только плеск воды и скрип песка под сапогами. Неподалёку от них в стене открылся тёмный проем. Но не успели они подойти к нему, как Логан снова схватил Сторма за руку и направил фонарик вверх.
      — Фифгар! — выкрикнул он, и Остин сразу вспомнил эту горную птицу, питающуюся ягодами. — Но что он здесь делает?
      — Похоже, показывает нам дорогу, — спокойно сказал Остин и перевёл фонарик на тёмное пятно, из которого вылетела птица. Отверстие казалось глубже, чем узкие щели, которые они встречали раньше. Если птица и правду пролетела там, то это может оказаться сквозным тоннелем.
      Птица покружилась в полоске света, словно нарочно привлекая внимание, а потом вернулась назад к своему проходу и уселась на краю, печально мяукая.
      — Может, это выход? — нетерпеливо решил Логан.
      — По-моему, стоит попробовать, — заметил Сторм. А про себя подумал, что проход, похоже, неширокий и вряд ли в нём поместится какая-нибудь трехглазая тварь. Там можно идти, не опасаясь, что кто-то подкрадётся сзади, и не шарахаясь от каждого камня впереди. Остин повесил фонарик на шею, и они начали подъем.

Глава 11

      Теперь они стояли рядом перед самым отверстием. Может, это дорога в какую-то другую пещеру или всё-таки, судя по появлению птицы, путь в открытый мир?
      Если это был переход, то его, похоже, проделали не древние строители, а сама природа. Здесь не было ни гладких стен, ни знакомого чёрного вещества. Но это всё-таки была дорога, и когда они шагнули в тоннель, птица жалобно закричала и полетела за ними, слово её притягивал свет фонаря.
      Правда, проход шёл не вверх, как они надеялись, и временами настолько сужался, что им приходилось протискиваться боком. Но воздух не был ни затхлым ни вонючим, и в нём чувствовалось свежее дуновение.
      Логан недовольно фыркнул.
      — Что-то ничего хорошего не видно, — заметил он.
      Новый порыв ветерка опять принёс запах сырости и гнили, похожий на тот, что изрядно надоел им в тоннеле, ведущем к озеру. Но Остин был уверен, что проход нигде не поворачивал, а значит, они не могли возвращаться назад.
      Птица так и летела за ними. Теперь её мяуканье начинало действовать на нервы, словно она по-своему оплакивала глупых людей, так безрассудно бредущих в темноту. Остин на минуту погасил фонарик, и когда глаза немного привыкли, они увидели, что прежняя непроглядная тьма сменилась серыми сумерками. Проход закончился, они стояли на краю обрыва. Остин осторожно шагнул вперёд и посветил вниз. То, что оказалось внизу было так жутко и неправдоподобно, словно приснилось в ночном кошмаре.
      Они словно на насесте сидели на выступе скалы над такой огромной пещерой, что целиком увидеть её можно было разве что с коптера. Здесь тоже была вода — речка, пруды и даже небольшое озеро. Но вся пещера, словно шахматная доска, была разгорожена каменными стенами на правильные клетки. И в каждую клеточку была подведена водная струя. Для чего? Здесь не было никаких плантаций, и на огороды это тоже не было похоже.
      — Загоны, — уверенно сказал Логан, уловив в причудливой картине что-то знакомое.
      Эти геометрически правильные загородки вполне могли быть загонами, только вот кто их здесь ставил и что за скотину в них содержали? Они долго смотрели вниз, пытаясь уловить хоть признак движения в этих загородках. Растительность была блеклая, возможно, от неяркого сумеречного света: какие-то чахлые кустики, а у воды, похоже, жёсткий тростник. Все вокруг не только не очаровывало, как в Пещере Садов, а совершенно отталкивало.
      — Тут давным-давно никого нет, — сказал наконец Логан. — Посмотри-ка на эту стенку.
      Остин посмотрел, куда указывал Логан. В этом месте стена рухнула, открыв проход на соседний участок. Остин вынул бинокль. Хоть света было и не много, он надеялся увидеть, что лежит за этими печальными загонами. Он осторожно повёл взгляд справа налево. Загоны, загоны, вода, заросли камыша; насколько хватал взгляд, везде было то же, что и прямо под ними. Различалось только содержимое загонов: в одних росли почти голые кусты, в других виднелась блеклая зелень, а два или три были совсем пустые.
      Приглядевшись, он заметил невдалеке от них какое-то строение, совсем не похожее на загоны. Он показал на него Логану и передал бинокль.
      — Похоже, там жили те, кто управлял здешним зверинцем, — согласился с ним Логан. — Сходим, посмотрим?
      Что ж, это была вполне разумная идея. Но, глядя на эти квадраты и прямоугольники, Остин не чувствовал ни малейшего желания спускаться вниз и брести через эту малоприятную растительность. Логан и сам чувствовал что-то омерзительное в этом мире. Но не сидеть же здесь вечно, идти куда-нибудь всё равно было нужно.
      Остин взял бинокль и ещё раз осмотрел одиноко стоящее здание. Пещерные сумерки стирали детали, и он не мог даже приблизительно определить его размеры, словно разглядывал его сквозь воду или туманное стекло. Возможно, дело было и не в свете — в воздухе все отчётливее чувствовалась сырость, начал даже собираться туман.
      Они так и не заметили никакого движения в загонах, словно там не было ничего живого, только по реке временами пробегала подозрительная рябь. Остин не надеялся встретить что-то разумное, но животная жизнь здесь вполне могла быть. Кроме того, даже пустой дом мог много рассказать о своих строителях, и даже указать выход отсюда. Вряд ли сами хозяева проникали сюда по пещерному лазу.
      — Похоже, туда можно добраться, — произнёс Остин и сам удивился, как неуверенно прозвучали эти слова.
      Логан рассмеялся.
      — Чудная страна, — пояснил он в ответ на удивлённый взгляд брата. — Я бы себя куда лучше чувствовал, будь здесь пара-тройка наших ребят. Как-то неприятно сознавать, что в любом загоне может сидеть наш длиннозубый трехглазый приятель и поджидать свой ужин, а мы совсем одни, и даже ножей у нас нет. Вряд ли наши гранаты испортят ему аппетит. Ну ладно, чему быть, того не миновать. Чем дольше ждёшь, тем страшнее становится. Пошли?
      Не оглядываясь, он шагнул с края обрыва. Остин последовал за ним. Сапоги вязли в гравии и крупнозернистом песке, и это существенно облегчило им спуск. Наконец они очутились в одном из загонов, огороженном стеной футов десять высоты. Здесь не было ни одного пролома, через который они могли бы пройти дальше, а стены были слишком гладкие, чтобы легко на них забраться. Пришлось использовать верёвки и устроить что-то вроде импровизированной лестницы. Они потом не стали её развязывать, и она пригодилась им ещё пару раз там, где в стенах не было проломов.
      В одном из таких глухих загонов они нашли скелет животного, какого Остин и во сне не чаял увидеть. Голова его была узкая и длинная, с крохотной камерой для мозга, но зато с длинными зубастыми челюстями, на конце которых был посажен длинный и острый рог.
      Логан тут же ухватился за него и принялся расшатывать пока не выдрал из крошащейся от времени кости. У него в руках оказалось довольно острое оружие дюймов десять длинной, опасное, как клык йорис.
      — И снова совсем незнакомая тварь, — заметил он.
      — Похоже, здесь их кто-то коллекционировал, — отозвался Остин, обходя кругом чудовищный скелет. Он уже понял по какому принципу устроены загоны — чтобы каждый был обеспечен водой. Подобно тому, как в Пещере Садов были собраны ароматические растения разных миров, так и здесь кто-то собрал зоосад то ли зверей, то ли рептилий. Сейчас никто не скажет, был ли это настоящий зоопарк или что-то вроде скотного двора. Сады процветали до сих пор без участия садоводов, но здесь что-то стряслось.
      — Этому можно только порадоваться, — заметил Логан, когда Сторм поделился с ним своими мыслями, — Я как-то не представляю себе такую охоту, с которой я уже не вернусь домой. Хотя из этой твари трофей получился бы превосходный, — продолжил он, любовно поглаживая рог. — Спорить готов, — пробормотал он, засовывая его в пустые ножны, — что Кротаг в жизни не видел ничего подобного.
      — Опять стены развалены, — сказал Остин, присаживаясь рядом с братом на обломки. — Похоже, хозяева этого места очень спешили его покинуть.
      — А звери, предоставленные самим себе, проголодались и решили сами о себе позаботиться?
      — Вполне возможно. Но ты только подумай, что это были за твари, раз уж они развалили такие стенки! — он похлопал рукой по камням. — Наверное, что-то похожее на ожившую камнедробилку, очень мощную и к тому же взбесившуюся. Хорошо, что люди не пришли сюда раньше. Думаю, во времена первопоселенцев эти чудища были ещё живы.
      Они старательно преодолевали один загон за другим, придерживаясь основного направления к дому. Таблетки концентратов не только поддерживали силы, они избавляли от необходимости спать, но Сторм знал, что такое искусственное бодрствование скоро сменяется полным упадком сил. Хорошо бы найти надёжное укрытие в этом доме, к которому они так стремятся, вдоволь там отдохнуть и отоспаться. А то действие таблеток может кончиться в самый критический момент, и тогда они останутся совсем беспомощными.
      На вершине последней стены они остановились, и Остин осветил фонариком близкое уже здание. Между ними и домом тянулась ровная полоса каких-то столбов. Но если на них и крепилась когда-то изгородь, то от неё давно не осталось и следа. Насколько могли видеть путешественники, ничто не преграждало им путь к узкой двери в тяжёлое двухэтажное здание. Они спустились со стены и подошли к линии столбов, но Остин вдруг остановился и схватил за руку Логана. В нём шевельнулись воспоминания о системах защиты, каких он навидался на дальних мирах. То, что барьер невидим, ещё не. значит, что его не существует. Если скотина, обитавшая в этих загонах, могла проламывать стены, значит, место это должно быть защищено весьма надёжно, например, силовым барьером. Логан выслушал эти соображения и кивнул.
      — Вполне возможно, — согласился он. Потом поднял камешек и бросил его между столбами. Тот спокойно пересёк открытое пространство и звонко стукнул о стену дома. — Если поле когда-то и было, то теперь, похоже, ничего нет.
      Кажется, всё было ясно, но когда они двинулись вперёд, что-то в Сторме отчаянно запротестовало. Инстинкт, древний и не раз проверенный им на деле инстинкт, тот врождённый дар, который позволил ему стать Учителем зверей, предостерегал его. Он постарался справиться с собой и шагнул в пространство между столбами.
      И тут же, зажав уши и согнувшись пополам, покатился по земле, сражённый болью от непереносимого звука или вибрации, или ещё чего-то настолько чуждого, что он и названия ему не знал. Весь мир заполнил какой-то жуткий скрежет, на который отзывалась каждая жилочка, каждая клетка его тела. Остин не раз испытывал и физическую боль, и душевные муки, но ничего подобного он и представить себе не мог, по крайней мере, в реальном мире.
      Придя в себя, он обнаружил, что лежит мокрый от пота и обессиленный, прижавшись спиной к чему-то твёрдому. Оглянувшись через плечо, он увидел серую стену и совсем рядом — тёмный треугольник. Дверь! Значит, он всё-таки прорвался к дому! Он попробовал вспомнить, как это произошло, но память молчала.
      Ряд столбов… излучатели. Похоже, что-то вроде сонара. А где Логан? Что с ним? Встать на ноги ему не удалось. Первая же попытка вызвала такой приступ головной боли, что он вынужден был сесть и закрыть глаза. Тогда он отдышался, осторожно встал на четвереньки и пополз к двери. Тут, на пороге он и нашёл Логана — тот сжимал руками голову и тихо стонал.
      — Что это за штука? — спросил Логан, когда они уже лежали рядышком в комнате за дверью.
      — Мне кажется, что-то вроде сонара.
      — Впечатляюще.
      Ультразвуковые хлысты были знакомы погонщикам фравнов, но не пользовались среди них особой любовью. Таким излучателем трудно было управлять, и пользоваться им мог только настоящий мастер. Пользуясь определённым набором волн можно держать стадо в полном подчинении, но ошибись хоть чуть-чуть — и вызовешь панику или повальное безумие и недосчитаешься потом едва не половины стада.

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10