Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Судебный процесс

ModernLib.Ru / Чиландер Фредерик / Судебный процесс - Чтение (Весь текст)
Автор: Чиландер Фредерик
Жанр:

 

 


Чиландер Фредерик
Судебный процесс

      ФРЕДЕРИК ЧИЛАНДЕР
      СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС
      Пер. М. Николаевой
      - Всем встать, - монотонно произнес стражник.
      Вошел судья, пододвинул свой стул и сел.
      - Всем сесть. - Сделав свое дело, стражник перестал интересоваться происходящим.
      Судья быстрым движением взял в правую руку молоточек и едва слышно постучал по истертой поверхности стола. Потом он откашлялся, поправил очки и начал изучать лежавшие перед ним бумаги.
      Огромный зал суда был увешан флагами, гербами, крылатыми словами и изречениями великих людей. Стены были обиты по-старинному, массивными под дуб панелями из пластмассы. На месте кресел для зрителей стояли три гигантские телекамеры и несколько микрофонов. За процессом следили четырнадцать миллионов зрителей. С процесса между Юханнесом Микласом Перссоном и Шведским Государством велась прямая передача по девятому каналу - единственному каналу, который, если верить рекламе, отвечал своему назначению.
      Перссон был маленького роста, коренастый человек, одетый в поношенный синтетический костюм из магазина готового платья, который плохо сидел на нем. После трех недель пребывания в тюрьме он был небрит, судя по виду, от него дурно пахло. И как бы там ни было на самом деле, огромная аудитория с первого же взгляда признала его виновным. Перссон почти ощущал ненависть, излучаемую линзами телекамер. Он чувствовал себя неважно и был сильно напуган. Будущее не сулило ничего хорошего в любом случае, признают ли его виновным или освободят. На нем уже было поставлено клеймо. Ботинки ему жали. Воротник пиджака натирал шею. И обвиняли его ни больше ни меньше как в убийстве: так бесцветным голосом объявил судья, неторопливо складывая очки и убирая их в футляр.
      Присяжные не отрываясь смотрели на Перссона. Он старался не встречаться с ними взглядом. Наконец попросил слова адвокат, который начал свою речь следующими словами:
      - Господин судья, многоуважаемые присяжные! Прежде всего я хочу подчеркнуть, что цель моего выступления - не доказать вину или невиновность моего подзащитного, но лишь квалифицировать его поступок. Что это - непреднамеренное убийство, самооборона с покушением на чужое имущество или просто самооборона? О преднамеренном убийстве в общепринятом смысле слова едва ли может идти речь, поскольку оно подразумевает целый ряд этических и моральных аспектов, которые в данном случае неприменимы. Во всяком случае, по отношению к погибшему. Вы все знакомы с материалами следствия, однако разрешите мне пересказать ход событий с точки зрения моего подзащитного, которая до сих пор не получала огласки.
      Адвокат откашлялся и в расчете на телекамеры одернул пиджак и поправил галстук. Проведи он это дело с блеском, можно в будущем рассчитывать на десяток солидных гонораров.
      - Все началось пять недель назад. Перссон уже несколько лет служит в небольшом рекламном агентстве в северо-западном пригороде. Сам он уроженец севера и еще не совсем освоился в городе. Этим объясняется его робость, когда он зимой поздно возвращался со службы. Перссон всегда был добросовестным работником и честным человеком. Его ни разу не вызывали в полицию, и он не привлекался к судебной ответственности.
      Первый инцидент произошел в пятницу вечером, когда Перссон возвращался домой и к нему, если позволительно так .сказать, пристал робот-коммерсант типа "Максиконсум". Перссон не хотел да и не мог ничего покупать, что подтвердилось и после соответствующей проверки робота. Вы все, конечно, знаете, что этот тип робота, как и все роботы в Стокгольме, представляет собой разновидность серии "Универсал-16". Различаются они только внешностью. Эти существа, очень похожие на людей, прекрасно трудятся в тяжелой промышленности, но не следует забывать, что они не более чем машины. Судья буркнул что-то нечленораздельное. - Очевидно, в разговоре с роботом Перссон выразился неудачно, что передало роботу отрицательный заряд. Скорее всего дело обстояло именно так. Из-за шока и нервного потрясения, вызванного непривычной для него тюремной обстановкой, Перссон не смог припомнить, что именно он сказал роботу в первый раз, но это не так уж важно. Возможно, робот был разлажен - как известно, это новый тип машин, и он только начал обслуживать свой район, сосредоточенный вокруг станции метро. Как бы то ни было, в следующий понедельник робот снова пристал к Перссону, на сей раз твердо вознамерившись заставить его что-нибудь купить. Так продолжалось две недели, вплоть до рокового четверга. Мой подзащитный располагал весьма скромными средствами и не мог позволить себе сорить деньгами. Но робот был так назойлив, что накануне Перссон решил взять с собой немного денег, чтобы отделаться от него. Он собирался купить какой-нибудь дешевый пустяк, к примеру, пачку Слоеного Любительского Печенья. Не успел он спуститься на перрон, как робот сразу же бросился к нему. Он упорно навязывал Перссону свои товары, и тот купил пачку Слоеного Печенья в надежде, что "Универсал" оставит его в покое.
      Тут камера сделала быстрый наезд на зубы адвоката, и в подсознании четырнадцати миллионов телезрителей на миг появилось рекламное изображение золотисто-коричневого печенья.
      - Однако робот не успокоился. Вероятно, перестал действовать Первый Закон, ибо, по свидетельству очевидцев, пока Перссон лихорадочно искал деньги, робот разорвал на нем одежду и поставил ему несколько синяков. Не удивительно, что Перссона охватила паника, в попытке самозащиты он оттолкнул робота и тот упал на рельсы перед подходившим поездом. Под колесами поезда робот погиб. В поезде ехало несколько полицейских, которые немедленно отвели Перссона в полицейский участок и допросили. Из-за растерзанного в буквальном смысле состояния Перссона и неуверенных показаний перепуганных свидетелей полицейские, вероятно, превратно истолковали ситуацию и решили, что Перссон умышленно столкнул робота под поезд. Мне остается только выразить сожаление, что следствие не представило доказательств своего обвинения, которое в точности повторяет предварительные показания полицейских.
      Адвокат слегка улыбнулся в телекамеру и сел. Судья пробормотал что-то соседу справа, тот медленно кивнул и снова застыл.
      - Ну что же, - сказал судья. - Выслушаем теперь сторону обвинения. То есть Шведское Государство. Тот факт, что я сам являюсь его непосредственной частью, ни в коей мере не отразится на моем объективном решении. А также на решении присяжных.
      Он медленно повернул голову и посмотрел на присяжных, которые впервые за все время отвели взгляды от Перссона, и тот ненадолго почувствовал облегчение.
      Поднялся прокурор, поправил и без того безупречно отутюженный пиджак. Очки в роговой оправе, орлиный нос и высокий лоб над густыми бровями выдавали в нем сурового, но, без сомнения, справедливого человека.
      - Цель суда - установить истину. Истину, уважаемые дамы и господа! А истина суть факты. Неоспоримые факты, не поддающиеся опровержению, - он почти выкрикивал свои похожие на команду лозунги в сторону присутствующих и микрофонов, и голос его гулко отдавался в пустом зале.
      - Факты же заключаются в том, - продолжал он, - что Шведское Государство производит, распространяет и продает роботов на благо народа. Магазины идут к покупателю, а не наоборот. Факты заключаются в том, что эти роботы представляют собой венец творения в области электроники и сверхсовременной техники. Факты заключаются в том, что эти роботы делаются все более похожими на людей. В общей толпе трудно отличить робота от обычного человека. И все для того, чтобы при встрече с роботом у людей не возникало чувства неприязни к машине. Эти уникальные создания выполняют огромную общественно полезную работу во многих областях. Они не менее ценны, чем люди. А быть может, даже более. Еще одна деталь: единственным внешним атрибутом погибшего робота был встроенный в живот механизм для оформления сделок. В остальном он ничем не отличался от обычных роботов.
      Прокурор на секунду умолк, чтобы его слова успели проникнуть в сознание присутствующих.
      - Взгляните на обвиняемого! У него вид преступника...
      - Я протестую, - замахал рукой адвокат Перссона.
      - Против чего? - встрепенулся судья.
      - Прокурор утверждает, будто внешность моего подзащитного отражает его сущность.
      - Разве?
      - Да. Он говорит, что у него внешность преступника, а это...
      - Протест отклоняется. Придумайте что-нибудь получше. Повернувшись к прокурору, судья сказал: - Продолжайте, пожалуйста.
      - Благодарю вас, господин судья, - ответил прокурор и с резким свистом втянул в себя воздух. - Преступник! - прокричал он, указывая пальцем на задрожавшего от испуга беззащитного Перссона. - Позор для шведского парода! Человек, который своими хитрыми уловками уничтожает наших лучших роботов-коммерсантов!
      Фразы сыпались, как пушечные залпы. Прокурор говорил добрых десять минут и под конец так накалился, что вынужден был поддержать угасающие силы Освежающим Любительским Пивом, которое предусмотрительно поставили на столик перед телекамерами. Но пока прокурор неторопливо осушал запотевший стакан, телезрители не были погружены в абсолютную тишину. Помещенный среди бутылок пива микрофон улавливал приглушенные глотки прокурора и передавал их по прямому каналу непосредственно в телесеть. В эту минуту по крайней мере двести тысяч телезрителей поднялись со своих мест и вынули из холодильников по банке Освежающего Любительского Пива, чтобы сладострастно опустошить ее вместе с прокурором. А те, кто помедлил, последовали их примеру, когда прокурор поставил стакан и, крякнув, отер пену с губ. Теперь можно было продолжать заседание.
      Широко расставив ноги, прокурор встал посреди зала и щелкнул пальцами. На белом экране появился диапозитив, изображающий человека за письменным столом. Он приветливо улыбался фотографу.
      - Это всем хорошо известный господин Йоран Рут, директор Бюро Путешествий Рута, - прокурор на мгновение умолк. - И никого из нас не смущает, что господин Рут робот из серии "Универсал". Все, кто путешествовал или еще будет путешествовать, пользуясь услугами Бюро Рута, знают, что оно превосходно обслуживает своих клиентов.
      На экране мелькнули кадры: счастливые туристы, поджаривающиеся в ультрафиолетовых лучах.
      Проектор сменил кадр. Теперь на экране возник самый популярный в стране ведущий развлекательных телепрограмм.
      - Перед вами господин Тревин, которого мы все знаем как исключительно обаятельную личность. Он также робот. Уже давно доказано, что роботы, находящиеся на руководящих постах, облегчают нашу жизнь. Нам не приходится назначать на ключевые должности обычных людей, далеких от совершенства. Роботов не мучают ни язва желудка, ни какие-либо серьезные проблемы. Роботы - наши спасители! Наше будущее! Роботы - это венец творения!
      Голос прокурора гулко разнесся по залу, сам он повернулся к присяжным, а на экраре в это время появился новый кадр, на сей раз изображающий юных спортсменов.
      - Разве не преступление умышленно погубить робота? Уничтожить его - значит посягнуть на прогресс нации и человечества! Робот совершенен! Совершенен! Поэтому я требую высшей меры наказания для этого косного, общественно опасного индивида. Высшей меры наказания! - Прокурор в последний раз нацелился взглядом в присяжных и сел.
      Судья сурово посмотрел на Перссона и его адвоката.
      - Какие будут дополнения перед тем, как присяжные удалятся на совещание?
      Адвокат по-отечески глянул на Перссона (телекомпания возлагала большие надежды именно на этот взгляд) и покачал головой.
      - В таком случае, - судья повернулся к присяжным, - вам остается лишь решить, кого признать виновным: господина Перссона, бросившего робота на рельсы, или изготовителя робота, то есть Государство. Шведское Государство. Я надеюсь, что ваше решение будет справедливым.
      Присяжные удалились. Перссон пробормотал что-то адвокату, который с сожалением покачал головой.
      Присяжные вернулись в зал. Повторилась церемония вставания и усаживания.
      - Виновен, - сказал председатель присяжных и сел.
      Прокурор долго с удовлетворением смотрел на него.
      Судья обратился к Перссону.
      - Юханнес Миклас Перссон, согласно параграфу первому статьи третьей раздела второго Государственного Законодательства, вы приговариваетесь к высшей мере наказания - отсылке в безвоздушное пространство. Приговор окончательный и подлежит к исполнению безотлагательно.
      С хриплым криком Перссон бросился к дверям, но судья, прокурор, стражник и половина присяжных опередили его. Вскоре его не стало видно под грудой навалившихся тел.
      Прямая передача казни транслировалась на всю страну. В самое удобное для себя время зрители семьями созерцали на домашних экранах, как Перссона втолкнули в крошечный воздушный шлюз, где он обломал ногти о бронированные стены, и как затем его выбросили в открытый космос. Он умер, с удивлением обнаружив, что в безвоздушном пространстве действительно нечем дышать.
      Судья удалился в свой кабинет и сел в кресло за письменным столом. Там он с помощью штепселя под мышкой подключился к компьютеру.
      Прокурор весь вечер подзаряжал аккумуляторы. Пламенные речи съедали слишком много энергии.
      Адвокат получил гонорар от Шведского Государства. Чек был подписан министром средств массовой информации. Почерк был слегка угловатый из-за малого разнообразия в сервомоторах руки. Адвоката благодарили за его вклад в процесс, который должен был продемонстрировать шведскому народу, как опасно препятствовать прогрессу.
      Присяжных вместе со стражником поставили на склад и отключили питание.