Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Рагнаради (№1) - Шпага гроссмейстера

ModernLib.Ru / Научная фантастика / Дихнов Александр / Шпага гроссмейстера - Чтение (стр. 12)
Автор: Дихнов Александр
Жанры: Научная фантастика,
Космическая фантастика
Серия: Рагнаради

 

 


– Ну и заставил же ты поиграть с тобой в догонялки, – услышал я до дрожи дружелюбный голос Вотана.

Глава 5

Я поднял голову и увидел великого воина метрах в десяти перед собой. Вотан был покрыт пылью и грязью, глаза у него запали, будто он не спал всю ночь, но тем не менее вид у него был весьма грозный, и радушная улыбка на широком лице меня никоим образом не обманула.

– Добро пожаловать! – улыбнулся я в ответ. – К сожалению, хозяина нет, так что я побуду за него. Заходите!

– Да нет, спасибо, я уж как-нибудь тут перетопчусь… Думается, я ненадолго.

Ситуация складывалась совсем скверная, более того, по сути безвыходная, потому как драться с Вотаном или объяснять ему что-либо было бесполезно: в бою убьет, словам не поверит. Оставалось разве что очередной раз уносить ноги… Не обладая глубоким аналитическим умом, Вотан все-таки догадался о моих намерениях и поэтому прервал мои раздумья словами:

– Я бы на твоем месте бежать не пытался – все равно я буду преследовать тебя до последнего издыхания, пока не настигну.

Будет, не усомнился я, и настигнет, да и к тому же проводить время в бегах крайне несолидно…

– Ну? – не слишком вежливо поинтересовался я, сильно злясь на весь мир за такие подарки Судьбы,

– Отдай Фигуру и катись к такой-то матери! – Вотан тоже сменил тон.

– Увы, у меня ее нет…

– Тогда скажи, где она, и убирайся туда же!

– Я не знаю, – совершенно искренне ответил я и для пущей убедительности добавил: – Слово чести, я не знаю, где она.

Вотан несколько смутился, все же мое слово определенный вес имело, однако резонно заметил:

– Тогда почему ты сбежал из Форпоста?

– Чтобы не получить стрелу в башку…

Мой бывший соратник, казалось, колебался, но последовавшее затем предложение разбило всяческие иллюзии на мирный исход разговора.

– Рагнар, давай вернемся на базу, и там ты расскажешь все, что знаешь.

– Такой самолет не полетит, – ответил я ему старой пословицей, ибо никаких радужных перспектив меня в Форпосте не ожидало, и к тому же я обязательно должен был поговорить с Александром.

Вотан усмехнулся и взялся за рукоять своего кривого меча, что означало конец переговоров.

– В таком случае, ты не только вор, но и лжец, – спокойно заметил он. – Я разочаровался в тебе и, более того, вынужден биться с тобой. Защищайся, я не могу убить тебя – только ты знаешь, где Фигура, но все же…

Вотан резко выхватил меч и прыгнул вперед с легкостью оленя, однако реакция меня не подвела, и я столь же быстро бросился в противоположную сторону. Нехорошо, конечно, поворачиваться к врагу спиной, но иногда жизнь кажется поважнее принципов. Влетев в дом, я захлопнул дверь и побежал на второй этаж, где заскочил в кабинет Александра и задвинул дверь шкафом перед самым носом Вотана. Весьма разъяренный богатырь нанес град тяжелых ударов по дубовой двери, а я быстренько придвинул к шкафу еще и письменный стол, так что баррикада казалась вполне надежной. Теперь я мог попробовать отсидеться до прихода хозяина, на расположение которого почему-то очень рассчитывал, несмотря даже на этот погром. Вотан с помощью Джейн мог, конечно, притащить еще нескольких членов Клуба, и тогда моя задрипанная цитадель пала бы вмиг, но, как я правильно предположил, гордость не позволит моему врагу это сделать.

Через пару минут удары в дверь стихли, и я peшил, что Вотан перешел от бурного штурма к осаде, а поэтому занялся изучением другого входа в мою крепость, то есть окна. Открыв его и глянув вниз, я вполне удовлетворился: от земли меня отделяло метров пять слегка шероховатой стены, и от соседнего окна было также не добраться. Итак, пока я был в безопасности, если Вотан, конечно, не станет вдруг ангелом.

Время шло… Я сидел на письменном столе, поплевывая в потолок и гадая, что же делает мой противник. Уснул, наверное, устал ведь бедняга, решил было я, но тут же выяснилось, что я явно недооценил выносливость и изворотливость Вотана. Раздавшийся за моей спиной грохот взрыва поверг меня сначала в изумление, а затем – с помощью обломков шкафа – на пол. Как выяснилось значительно позже, Вотан воспользовался откопанной им где-то ручной гранатой, однако в тот момент мне было не до таких тонкостей. Когда я выбрался из-под досок и каких-то вещей, Вотан, изрядно почерневший от копоти, был значительно ближе, чем мне бы хотелось, и наградил меня сильным и грубым пинком. К счастью, серьезных повреждений я не получил и, затормозив вблизи окна, моментально поднялся, выдергивая Шпагу. Вотан, напористо двигавшийся ко мне, остановился и уставился на поблескивающее острие моего оружия, по-видимому вспомнив легенды прошлого, и тень страха на мгновение пала на его сердце. Этой паузы мне хватило, чтобы переметнуться в ближайший угол и занять там позицию, крайне удобную для обороны – теперь моему противнику, при всей его мощи и искусстве, было непросто меня достать, и я успокоился. У Вотана боевой запал также, похоже, пропал, и он подходил очень медленно и осторожно, ни на секунду не замедляя движение меча, описывавшего передо мной горизонтальную восьмерку. Тактика заключалась в том, чтобы загипнотизировать врага блистающим кружевом стали, сделать резкий выпад, и – голова летит с плеч. Зная это, я немного выждал и провел серию коротких ложных выпадов, заставляя Вотана сбиваться с ритма и оступаться. Осознав, что такая уловка не удастся, мой противник сделал ставку на стремительный силовой напор и ринулся вперед, нанося резкие и короткие диагональные удары. Это было именно то, чего я больше всего боялся, ибо если во владении клинком я Вотану не уступал, то в физической силе проигрывал значительно, к тому же и моя позиция имела изъян: до предела сужая Вотану фронт атаки и сковывая его движения, она не давала мне возможности отступить. Оставалось лишь устоять, отбивая натиск врага, и я, сжав зубы, парировал его удары, вкладывая все силы, свои и Шпаги.

Так продолжалось несколько минут, в течение которых я дважды был слегка задет мечом по груди, а третий раз чудом не потерял кисть левой руки, в последнюю секунду отдернув ее от проносящегося лезвия. Затем атака Вотана ослабла, его удары были по-прежнему быстры, но уже не столь мощны, и теперь я без труда отбивал их. А еще через пару минут мой изрядно вымотанный противник отступил, что было неудивительно после бессонной ночи и долгого пути. Воодушевленный подобным успехом, я, не задумываясь, перешел в наступление, стараясь длинными и размашистыми финтами сбить с толку Вотана и, выбив оружие, принудить его сдаться… Вскоре выяснилось, что эта атака была моей ошибкой: Вотан, как он признался мне позже, специально притворился уставшим, дабы выманить меня на более свободное место, и, надо отдать должное, удалось ему это блестяще. Продолжение боя оказалось для меня весьма болезненным. Внезапно, посреди моего лихого нападения, противник словно взорвался – далеко отбив мой прямой выпад, он молниеносно перехватил меч левой рукой, а правой схватил меня за грудки и просто отшвырнул в сторону. От грохота моего падения, я думаю, вздрогнули небеса, и на несколько секунд я оказался выведен из строя. Вотан моментально подскочил к моему малоподвижному телу и замахнулся мечом, собираясь, по-видимому, оглушить меня. Я мысленно простился со своими надеждами, но вдруг богатырь застыл, уткнувшись взглядом куда-то левее моей головы. Скосив глаза, я увидел лежащее на полу Завещание Гроссмейстера… Это был мой шанс! Я собрал все силы, моментально вскочил и врезал Вотану свинг левой. Он не успел среагировать, отлетел метра на полтора, но, к сожалению, не упал, а лишь сильно осерчал, поэтому после его слов: «Ну, теперь, сволочь, берегись!» – я почел за лучшее бежать.

Вотан почувствовал мое намерение, потому как резким рывком преградил мне путь к отступлению через дверь. Но я обманул его ожидания и, разбежавшись, выпрыгнул в окно. Приземление было удачным, но все же в голове шумело, и драться я был не в состоянии. Обернувшись, я узрел в оконном проеме Вотана, также собиравшегося вниз, поэтому незамедлительно бросился бежать вдоль дома.

Теперь по физическому состоянию мы были приблизительно равны, но, по моим представлениям, я должен был бегать значительно быстрее тяжеловесного Вотана, однако оказалось, что и это заблуждение. Мне приходилось напрягать все силы, чтобы только сохранить дистанцию метров в пятнадцать, возникшую в первый момент. Минут десять мы так я наматывали круги вокруг дома, но затем я почувствовал, что начинаю задыхаться, – к сожалению, в беге я не силен. Очутившись в очередной раз напротив крыльца, я остановился и до приближения пыхтящего, как старый слон, Вотана успел слегка перевести дыхание. Теперь бой проходил незамысловато и в то же время невероятно тяжело для меня. Я не мог больше сдерживать могучие атаки и отпрыгивал, уклонялся, уворачивался, стараясь вообще не скрещивать клинки. Ни о каких контрвыпадах речи и быть не могло, но с другой стороны, такая тактика вскорости тоже довела бы меня до полного изнеможения, поэтому я судорожно пытался найти какой-либо выход и наконец решил провернуть отчаянный трюк. Перестав кружить около врага, я начал быстро отступать к дому, пока не взобрался на крыльцо. Здесь, находясь чуть выше, я занял удобную стойку и некоторое время спокойно сдерживал противника, готовясь к неординарному финту. И вот момент показался мне подходящим. Вотан нанес мощный горизонтальный удар справа налево, а я, блокировав его, сделал вид, что чуть не упал, и отлетел к правой подпорке, поддерживающей козырек крыльца. Теперь оставалось самое сложное: прислонившись к столбу и как бы теряя сознание, я приспустил Шпагу, открывая Вотану возможность провести удар в голову. Мой противник не колеблясь воспользовался этим, и будь все на самом деле – остаться бы мне без головы, но я успел в мгновение ока отскочить в сторону, и меч Вотана со свистом врезался в бревно. Однако, вопреки моему расчету, меч не застрял в дереве, – сила удара была столь велика, что Вотан просто перерубил бревно обхватом по крайней мере в метр. Я грязно выругался, но в этот момент падающий козырек огрел меня по голове, и я рухнул с крыльца. Лежа на земле и наблюдая вырастающую перед собой фигуру закопченного и сгорбленного, но по-прежнему грозного Вотана, я попрощался с последней надеждой, как вдруг услышал голос, показавшийся смутно знакомым:

– Не двигайтесь, Вотан! Даже не пытайтесь пошевелиться!

Вотан обернулся и замер, а я, покачиваясь, приподнялся на локтях. У того места, где прежде было крыльцо его дома, стоял подтянутый и бодрый Александр все в том же сером охотничьем костюме. Только на поясе у него висел огромный меч, а в руках он держал гигантский черный лук, нацеленный точно в грудь моего врага.

– Что за черт! – проорал Вотан. – Как это понимать, Александр?

– Это надо понимать так: я хочу, чтобы вы немедленно убрались отсюда, Вотан, – отчеканил Александр.

– Но остальные…

– Мне плевать на остальных! И не пытайтесь меня обмануть, вы прекрасно знаете мою меткость!

Вотан был зол, растерян, но Александра явно опасался, поэтому в его левой руке возникла Доска. Передо мной на мгновение промелькнул силуэт Джейн, процедив: «Это не последняя наша встреча, предатели!» – Вотан исчез.

Я, прямо скажем, был весьма обрадован, но тут острие стрелы переместилось в мою сторону, и отнюдь не подобревшим голосом Александр промолвил:

– Теперь разберемся с вами, Рагнар!

– То есть? – весьма непраздно поинтересовался я.

– Вам я могу предложить лишь одно: оставьте Шпагу и катитесь ко всем чертям.

Я никак не ожидал подобного поворота событий и лихорадочно соображал, что же делать. В конце концов, не мог же я так жестоко ошибиться…

– Побыстрее, пожалуйста! – прикрикнул Александр, и тут у меня появилась идея, на первый взгляд казавшаяся бредовой.

Я спросил:

– Вы знаете, кто такие сканки?

За все время нашего с Александром общения, щедрого на сюрпризы, я лишь дважды видел, чтобы он удивился, и это был первый раз.

– Повторите, пожалуйста, последнее слово вашей фразы, – попросил он, опуская лук.

– С-к-а-н-к-и.

Александр кивнул головой и задумался, а затем пожал плечами.

– Господи, ну а вы-то что можете об этом знать?

– Практически ничего, – честно признался я, – за исключением того, что они вернулись.

– Вы уверены? – Александр занервничал.

– Абсолютно. Я даже видел одного из них.

– Одного из них… – протянул он. – Похоже, я сильно недооценил вас. Извините! Пойдемте-ка в дом, точнее, в его руины, оставшиеся после вашей милой беседы с Вотаном.

Александр протянул мне руку. Не без труда поднявшись, я вложил Шпагу в ножны и пошел за ним. Мы вновь поднялись на второй этаж, где я смог оценить колоссальный ущерб, нанесенный библиотеке взрывом, а затем прошли в кабинет. Здесь я уселся в слегка поломанное, но все же стоящее кресло, а хозяин, не скрывая раздражения, поднял письменный стол и прислонился к нему.

– Нa мой взгляд, Рагнар, лучше будет, если вы расскажете свою версию, а потом я постараюсь ее дополнить или отвечу на вопросы, которые, полагаю, у вас есть.

Предложение, конечно, было здравым, да и капризничать в моем положении не приходилось, поэтому я принялся рассказывать от самого Адама, то есть от приобретения Шпаги. Александр слушал с неослабевающим интересом, и когда я часа через два закончил; свое повествование боем с Вотаном, сообщил:

– Кое-что из происходящего я могу вам объяснить, но, к сожалению, далеко не все. Во-первых, я наконец открою вам секрет, кому предназначалась Шпага?

Постоянная работа мозгами, по-видимому, и вправду делает их живее, потому как ответ на этот вопрос я нашел уже во время собственного рассказа, когда вспомнил нашу первую встречу. Теперь я понял, что удивило меня тогда: Александр внешне был заметно похож на меня.

– Шпага предназначалась вам, – не без иронии заметил я. – Мы несколько похожи, и тот незадачливый торговец нас просто перепутал, ведь верно?

Александр, улыбнувшись, кивнул.

– Но тогда объясните мне вот что, – попросил я. – Где вы откопали Шпагу? Как вам удается перемещаться в пространстве, не изменяя положение своей Фигуры? И каким образом вы оказались в Meстальгоре при первой нашей встрече?

– Что касается Шпаги, то один мой друг, тоже из бессмертных, случайно обнаружил ее на рынке в одном из северных городов Пантидея и просто передал мне в Дагэрт, так что тут я ничего интересного сообщить не могу. В Местальгоре я оказался по просьбе Оракула, явленной мне в виде сна. Стационарное же закрепление Фигуры, о котором вы тоже уже догадались, – штука весьма хитрая, так что рассказ об этом займет слишком много времени… – Видя мое недовольство, Александр сделал примиряющий жест рукой: – Бросьте, Рагнар, если вам понадобится, то я покажу, как это сделать.

Возникла маленькая пауза, во время которой я пытался привести мысли в порядок и сообразить, что же еще меня интересует, но Александр продолжил и без моих вопросов:

– Вам стоит знать вот еще что: уже много лет я веду необъявленную войну с Яромиром. Мне с самого начала были известны его амбициозные планы – он не нашел ничего лучшего, чем предложить мне сотрудничество. – Александр рассмеялся. – Я, естественно, послал его подальше и с тех пор делаю все возможное, чтобы ему помешать, ну и он, разумеется, платит мне тем же. К тому же Яромир каким-то образом проведал, что Завещание Гроссмейстера у меня… В общем, друг другу мы жизнь попортили отменно, а к цели так никто и не продвинулся. – Александр чуть помедлил. – Это сделали вы, как ни странно. Видно, таков уж промысел Судьбы… Надо заметить, наши отношения с Яромиром вам могут быть интересны с точки зрения объяснения той засады на Золотом тракте. Видите ли, ловушка была также поставлена на меня, так как Яромир знал, что я появился в тех краях, хотя и не знал зачем… – Александр вновь рассмеялся. – А ведь я гнался за вами, и поверьте, если бы догнал, вы бы уже ни с кем не разговаривали. Но вы ускользнули от меня в Местальгоре, а потом было уже поздно… Ну что ж, похоже, получилось, как в старой поговорке: все, что ни делается, к лучшему…

– Ладно, черт с ним, с Яромиром. – Я, признаться, уже совершенно разочаровался в этом толстяке, авторитет которого был явно не заслужен, и теперь меня интересовало другое. – Александр, а что вы знаете о сканках?

– О, это очень интересная история, – совершенно серьезно заметил мой собеседник. – Видите ли, этот дом, в котором мы сейчас находимся, очень стар. Мой дядя выстроил его и жил здесь еще в те времена, когда ни о каком Гроссмейстере никто и слыхом не слыхивал. Будучи Человеком чрезвычайно скрытным, дядя никогда ничего не рассказывал, но, как мне кажется, именно поблизости от этого места он нашел свою, а ныне вашу, Шпагу, – Александр задумчиво покачал головой, – или же Шпага нашла его… Ну да ладно, в общем, кроме Шпаги и Оракула от цивилизации ректифаев осталось еще несколько книг, в основном научных, и в свое время я нашел их здесь, – он махнул рукой в сторону соседней комнаты, – в личной библиотеке своего дяди. Не знаю, читал ли их он сам, но мне удалось перевести их, хотя это было непросто. – Я мысленно отдал должное скромности Александра, с моей точки зрения, это было просто невозможно. – К сожалению, не все в них я понял, потому как развитие науки у ректифаи было на качественно ином уровне, как вы, наверное, сами понимаете, но кое-что полезное я все же почерпнул, например новые принципы управления энергией, позволяющие стационарно закрепить Фигуру, переходы под Доской, как вы их называете и многое другое… Самой же интересной оказалась одна-единственная книга по истории, которая, надо заметить, в точности совпадает с рассказом Джарэта, за исключением того, что причина уничтожения цивилизации кипэ там толком не объяснена. По-видимому, ректифаи также не подозревали о подрывной деятельности сканков в соседней цивилизации, но зато в целом относились к ним безо всяких иллюзий. После взрыва Яфета сканки объявили им жестокую войну. Как и с чем фактически воевали ректифаи, я не разобрался, ибо, как сказано в книге, «сканки не имели материальной формы…». – Александр, сделал паузу, предоставляя мне возможность переварить услышанное. – Вы же, похоже, действительно дважды видели одного из них. Здесь какая-то неувязка… Та война окончилась победой ректифаи, сканки убрались, но не были сломлены, и конец книги выдержан в том духе, что, дескать, решающее сражение еще впереди.

Некоторое время висела тишина, как будто мы минутой молчания почтили память двух великих цивилизаций, а затем Александр подытожил:

– Нельзя, конечно, с уверенностью сказать, отчего погибли ректифаи, от войны ли или тоже зараженные вирусом тления, но в любом случае без сканков и здесь не обошлось. Совершенно непонятно лишь, почему же сканки исчезли, вроде бы одержав победу…

– Насколько я вас понял, Александр, вы разделяете опасения Джарэта и надо готовиться к войне?

– К сожалению, я согласен с Джарэтом, хотя бы потому, что он на пятнадцать тысяч лет старше нас, – усмехнулся Александр и добавил: – Да, если появились сканки, значит, быть беде, и нам с вами придется дать им отпор… или погибнуть…

– И вы тоже считаете, что первоочередная задача – освобождение Гроссмейстера?

– Бесспорно, ваши опасения, на мой взгляд, беспочвенны, да вы ведь и сами читали его Завещание. Другой разговор, как это сделать…

Глава 6

Александр глянул в окно и, вдруг замолчав, сделал мне знак подойти.

– Смотрите, войско дикого племени куда-то движется в боевом порядке.

Я посмотрел вдаль, где в клубах пыли виднелся маленький черный ручеек, обещавший через несколько минут превратиться в бурлящую реку вооруженных людей.

– В первый раз вижу в этой дыре столько народа. Рагнар, вы следите за политикой?

Я лишь устало махнул рукой.

– И напрасно. – Александр укоризненно покачал головой. – Я вот тоже не слежу, а теперь поди разбери, что от них ждать. Сметут еще ненароком, торопятся уж больно.

– Торопятся, – согласился я, – и, как мне подсказывает интуиция, политика, по крайней мере этой планеты, тут совсем ни при чем. Это гости к нам…

– В таком случае я не жажду оказаться в их дружеских объятиях. Что ж, придется нам договорить где-нибудь в более спокойном месте. Бедный дом, два нашествия подряд… – Он достал из кармана стальной кубик, а я уже взялся за его рукав, но Доска не раскрылась! – Черт возьми!!! Это мне уже не нравится! Такие вещи просто так из строя не выходят, а с подобным я вообще сталкиваюсь в первый раз. Попробуйте вы!

Моя попытка удачей не блеснула, и мы несколько озадаченно переглянулись.

– Ну? – глубокомысленно изрек я.

– Не располагая временем для аналитического разбора данной ситуации и всех заслуживающих внимания аспектов, наиболее интересным я считаю тот факт, что кто-то очень хочет снять тяжесть долголетия с наших плеч и действует, надо заметить, крайне продуманно, а посему, Рагнар, единственное, что остается, – принять бой!

– Драться?! Но их же…

– На мой взгляд, не менее трехсот, и они уже близко. – Александр прищурился, чтобы точнее оценить обстановку, и в этот момент в проеме окна показалась пылающая ехидным восторгом рожа воина. Правда, в следующую секунду сей восторг был погашен ударом рукояти меча, а раздавшийся вопль убедил нас, что нападающий, в лучшем случае, больно ушибся.

– Да, время дорого как никогда. Я понимаю, Рагнар, что вы слегка утомлены чередой событий, но если мы хотим хоть какого-нибудь их продолжения, нам придется продержаться как минимум полчаса.

– А что будет потом?

– До «потом» следует дожить. – По-видимому, Александра моя дотошность порядком раздражала. – От вас, – пояснил мне он, – многого не требуется: лишь внимательно смотреть но сторонам…

Он не договорил: в комнату влетел огромный булыжник, просто чудом просвистевший между нами, а в доме уже раздавался тяжелый топот. Я подскочил было к двери, но Александр безнадежно махнул рукой.

– Сколько вы весите, Рагнар?

От подобного вопроса в такой момент я оторопел, и пока хлопал глазами, Александр уже привязал трос к короткому дротику.

– Так вот, если больше восьмидесяти, то вы сильно рискуете. Не спускайте глаз с двери! – Невзирая на град стрел, Александр вскочил на подоконник и, неимоверно выгнув спину, метнул оружие.

За дальнейшим я наблюдать не смог, так как в комнату ввалился узкоглазый амбал, яростно вопя и размахивая ятаганом. Будь там сторонний наблюдатель, его бы, наверное, немало рассмешила развернувшаяся битва, когда я прыгал как кузнечик, пытаясь низвергнуть эту гору, крушащую и без того потрепанную мебель кабинета. Хорошо еще, что своей тушей он как бы прикрывал меня, мешая торопящимся на выручку сотоварищам.

– На крышу! Быстрее!

Я краем глаза увидел уплывающие вверх ноги Александра, и тут, на свою беду, сам толком не поняв как, умудрился рассечь кочевнику харю. Вконец остервенев от боли, он бросился на меня.

От окна меня отделяло не больше трех метров, и я просто прыгнул к веревке, вцепился в нее руками, но в последний момент, фактически уже в воздухе, был схвачен за ногу. То, что произошло дальше, несколько противоречило моим представлениям о теории вероятности, потому как я не только тут же не свалился, но и почувствовал, что Александр тянет веревку, пытаясь вырвать меня из лап смерти. Что еще более удивительно – нога не сломалась в клещеподобной пятерне и не оторвалась, когда этот монстр ухитрился споткнуться и, не отпуская добычи, рухнуть на меня всей тяжестью своего тела. И что уж совсем невероятно, меня не изрешетили стрелами, хотя лучников внизу было немало. Несколько секунд я ощущал всю прелесть игры в перетягивание каната, и это было малоприятно, учитывая, что сил играющим хватало. Наконец, обезумев от боли, я дернулся, вырвался и просто взлетел по канату, опрокинув на своем пути изрядно вспотевшего Александра.

– Вы неимоверно везучи, – заметил он, перерубая веревку с уже висящим на ней дикарем. – Сейчас ваша задача – обеспечить мою безопасность в течение пяти минут, пока я сделаю кое-какие приготовления. – С этими словами он укрылся между двумя дымоходами.

Я остался стоять посреди крыши, ошалело вертя головой во все стороны и пытаясь разобраться, что же происходит внизу. Стрелы врагов нам повредить не могли, так как их короткие луки сюда просто не добивали. Не без труда, но все же я сообразил, что нападение возможно либо через окна, используя наш метод дротика и веревки, либо с помощью приставных лестниц. Окон, выходящих на крышу, было четыре: два с фасада и по одному с боков… В любом случае оставалось ждать, когда орущие внизу люди, слегка обескураженные сопротивлением, казалось бы, легкой добычи, выработают план нападения и свяжут имевшиеся у них короткие лестницы.

«Сколько людей я гроблю каждый день, и зачем?» – почему-то подумалось мне. Сердце вдруг защемило от неведомо откуда взявшейся жалости к несчастным, что будут гибнуть сами и отчаянно пытаться погубить нас. Ради чего они идут на смерть, пренебрегая своим коротким веком?

Однако мои сентиментальные размышления были пошло прерваны неожиданным появлением на крыше воина, явно не разделявшего мое умонастроение. Черт возьми, не знаю, как жизнь других, но моя сейчас зависела от принципа: либо я его, либо он меня. Какое тут, к дьяволу, человеколюбие! Раздраженный своей философской релаксацией, я быстро сбросил кочевника с крыши, хотя каждое движение давалось измученному телу с большим трудом.

– Как дела? Пока затишье? – Александр вышел из своего укрытия, и вид у него был уставший. – Мне удалось вызвать несколько небольших гроз, и когда они придут, то, управляя ими, мы быстро справимся с ордой. Ну, а минут тридцать-сорок придется надеяться только на силу рук и меткость глаз.

Я согласно кивнул, хотя плохо представлял, на что сейчас способны мои руки, впрочем, еще меньшее представление я имел о том, как можно вызвать грозу или управлять ею. Воспользовавшись паузой, я растянулся на крыше, подставив лицо жаркому дневному солнцу, и с наслаждением расслабил мышцы. Прекрасно понимая, что передышка будет недолгой, я все же попытался урвать кусочек покоя, однако и в этот раз щедрой моя Судьба не была. Неожиданная атака была напористой и по всем направлениям, да к тому же сопровождалась оглушительным шумовым эффектом. Среди кочевников было много сильных и опытных воинов, мастерски орудующих ятаганами, и один точный удар мог стать роковым.

Не уверен, что от нас остался бы даже намек на мокрое место, не обладай мы столь долгой и разнообразной практикой военного дела. Я бегал как угорелый и сбивал всех, кто пытался влезть на крышу, а Александр едва успевал доставать свои огромные черные стрелы, каждая из которых неизбежно попадала в цель. Когда же стрелы закончились, в воздухе замелькал его длинный меч. Теперь каждый из нас защищал свой участок крыши, и мы уже окончательно измучились, но тут ветер стал усиливаться, а небо потемнело.

– Нам осталось уже недолго! – воодушевленно прокричал я, тут же споткнулся о чье-то тело, и обоюдоострая секира просвистела в сантиметре от моей головы.

– Ваша небрежность когда-нибудь вас погубит, – нравоучительно заметил Александр, демонстрируя аккуратность и практическое применение подручного материала. Он сбрасывал убитых на головы ползущих по лестницам варваров, тем самым на время отсекая пути нападения и поддерживая в должном порядке боевую площадку.

Атаки становились все яростнее и яростнее, кочевники уже совершенно обезумели от злобы. Эта адская мясорубка не давала толком возможности перевести дыхание, я едва успевал утирать брызги крови с лица, и мы вертелись как два ужа на сковородке, сбрасывали лестницы, обрубали канаты. Несколько раз от неминуемой гибели меня спасали лишь Судьба, желавшая, видимо, продолжить свои развлечения со столь благодатным материалом, как я, и Шпага. Во многом целостностью своей головы я был обязан ей, моментами мне казалось даже, что это она управляет моими окостеневшими руками. Я уже совсем задыхался, когда с неба упали первые тяжелые капли дождя, а ветер превратился в ураган.

– Нам все-таки удалось спастись! – услышал я, и в это мгновение небо потряс зловещий раскат грома, а воздух прорезала первая молния, направившая свое острие в самую гущу толпы внизу. Ветер достиг такой силы, что устоять на ногах становилось все труднее.

Варваров охватила паника, крик, поднятый ими, достиг порога ультразвука. Теперь умело направляемые Александром молнии сжигали лестницы, убивали сразу десятки людей, но атаки продолжались. Волны штурма сменяли одна другую. Я из последних сил держался на ногах, кроме того, поверхность крыши уже превратилась в каток, и мне казалось, что очередной порыв ветра просто сбросит меня вниз.

– Александр, а нельзя ли как-нибудь убавить ветер? Нет сил на борьбу еще и с ним!

Александр на мгновение даже остановился, и, обернувшись, я увидел недоумение на его лице.

– Когда вся эта заваруха закончится, я попрошу вас как можно более подробно рассказать, каким чудом вам удалось сквозь сотни лет, причем более чем неспокойных, пронести столь мощный запас детской непосредственности, – донесся его голос, заглушаемый воплями очередной жертвы и новыми раскатами грома.

Окончание этой битвы я помню с трудом: все силы уходили на то, чтобы удержаться на ногах, глаза застилал красный туман, а в минуты передышек, что, честно говоря, случались все чаще и чаще, я просто подставлял лицо под холодные капли и дышал, как загнанный зверь. Один раз, поскользнувшись, я едва успел ухватиться руками за карниз, чтобы не шмякнуться оземь.

– Можете отдыхать! Теперь я справлюсь один, осталось совсем немного! – стараясь перекрыть ветер, прокричал Александр.

Я не заставил себя долго упрашивать, тут же улегся и больше не вставал, сам же Александр занялся тем, что молниями громил остатки войска. Желающих продолжить штурм больше не находилось. Я же тем временем закрыл глаза и, кажется, минут на десять отключился. Очнувшись, я увидел лишь несколько десятков всадников, спешно покидавших поле боя. Это было все, что осталось от еще недавно грозного войска. Грома и молнии уже не было, а Александр сидел, прислонившись спиной к трубе, и тоже отдыхал. Лишь ливень хлестал по-прежнему беспощадно.


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19