Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Рагнаради (№1) - Шпага гроссмейстера

ModernLib.Ru / Научная фантастика / Дихнов Александр / Шпага гроссмейстера - Чтение (стр. 17)
Автор: Дихнов Александр
Жанры: Научная фантастика,
Космическая фантастика
Серия: Рагнаради

 

 


На обратном пути в дверях гостиной я столкнулся с Яромиром, выходившим под руку с Еленой… Место рядом с Джарэтом, к счастью, еще пустовало, а посему я поспешил его занять.

– Как, Ваше Величество, еще новости есть? – поинтересовался я.

– Новостей, кроме привета от Марции и Генриха, нет, зато есть подарок.

– Мне?

– Нет, мне… Помните коня, на котором вы впервые приехали в Местальгор?

– Вы имеете в виду шанахарца? – Я, мягко говоря, удивился. – Вы-то про него как узнали?

– Случайно заметил на вчерашнем смотре гвардии, заинтересовался и приказал разузнать, откуда взялся столь дивный конь. Когда мне дали словесный портрет Человека, приехавшего на нем, я, не задумываясь, забрал его себе.

– И теперь возвращаете мне? – улыбнулся я.

Это был щедрый подарок.

– Просто вернуть коня было бы, согласитесь, банально. – Джарэт неожиданно подмигнул мне. – Отныне, Рагнар, вы можете позвать своего коня из любой точки Галактики, и через секунду он будет с вами, причем навряд ли что-нибудь или кто-нибудь сможет ему помешать… Когда же вы отпустите его, он вернется в конюшню моего дворца. Ну и плюс к коню я прилагаю еще оружие и доспехи. Вы принимаете мой подарок?

Я нашел в себе силы только на слабый кивок. Чем больше я узнавал Джарэта, тем больше поражался его могуществу… И удивлялся, каким чудом однажды смог одержать над ним верх… Внезапно я очень четко вспомнил один момент боя с Джарэтом в пещерах г'нола. Плита, стоявшая за его спиной! Это, пожалуй, и было тем самым недостающим звеном, без которого я не понимал механизм акции Гроссмейстера…

Внимательно следивший за мной Джарэт, похоже, что-то заметил, потому как поинтересовался:

– Вас осенила гениальная мысль?

– Скажите, Джарэт, та плита, которую я разрубил Шпагой, – это некий проход в энергетическое пространство, находящееся вне времени и Вселенной, так ведь?

– Можно сказать и так, – удивился Джарэт. – Но я не понимаю…

– Сейчас поймете. Ответьте мне на два вопроса: использовал ли Вайар такой источник энергии? И что, по-вашему, будет с человеком, выпавшим в такое пространство?

Минуты две Джарэт с полуоткрытым ртом переваривал информацию.

– То есть вы хотите сказать, что Гроссмейстер тоже знал о существовании таких переходов, хитростью вынудил Вайара открыть Дверь, а затем, образно говоря, прыгнул туда и утащил его за собой?

Я не успел подтвердить его версию, так как в этот момент меня тронули за плечо. Обернувшись, я увидел Эрсина, тихо прошептавшего мне:

– Вам не кажется, что здесь кого-то не хватает?

Я еще раз осмотрел гостиную и обнаружил, что кроме Елены и Яромира в ней нет Вотана! Уже по дороге к двери я слушал указания Эрсина.

– Третий коридор направо, первая комната налево…

Я бежал бы столь быстро разве что от динозавра. Дверь в комнату Вотана была заперта, но я с разбегу высадил ее плечом и убедился, что успел едва ли не в последнюю секунду. Белокурый гигант стоял в центре своей небольшой комнаты, сжимая левой рукой кинжал, которым был заколот его брат. Насколько я понял, он уже занес руку для удара, но треск разламывающейся двери отвлек его. В следующее мгновение я, скорее по инерции, врезался в него, и мы рухнули на пол, сокрушив по дороге журнальный столик.

Я ожидал, что Вотан разъярится, оскорбится или в крайнем случае просто пошлет к чертовой матери, но он лишь окинул меня безжизненным взглядом и желчно поинтересовался:

– Пришел продолжать наш неоконченный поединок?

– Нет, я думаю, сейчас не самое подходящее время. – Я поднялся и аккуратно подобрал с пола оброненный Вотаном кинжал.

– Тогда зачем? – Вотан даже не встал, а лишь присел, облокотившись о ножку кресла.

– Помешать совершить очень большую ошибку.

– А кто тебе сказал, что ты имеешь право судить о чьих-то ошибках? – усмехнулся Вотан. – К тому же ты не ответил на мой вопрос: зачем?

– Что «зачем»? – Я, признаться, несколько растерялся.

– Зачем мне жить?

Я растерялся еще больше – отвечать надо было быстро, а я в подобных проблемах всегда разбирался плохо. После минутной паузы Вотан все же пересел в кресло и заметил:

– Это хорошо" что ты промолчал. Ты достаточно мудр, Рагнар. Присаживайся!

Я сам поразился своей мудрости, однако занял второе кресло и спросил:

– А как насчет отомстить?

Это был удар в точку. Вотан застонал и в буквальном смысле слова проскрежетал:

– Кому, Рагнар? Кому?! Поставьте передо мной хоть дьявола и скажите, что он виновен в смерти моего брата, и я разорву его на части, ты уж поверь… А так…

– Но ведь есть и другие способы.

– Ну да, – Вотан усмехнулся. – Например, освободить Гроссмейстера в пику этому…

– Почему бы и нет?

В глазах Вотана мелькнуло подобие интереса.

– А что, это возможно прямо сегодня?

– Сегодня еще нет, но завтра очень может быть… Слушай, давай не будем о делах, а просто выпьем?

Как мне кажется, это был переломный момент, и Вотан тоже это осознавал. Прошло, наверное, минуты три, прежде чем он махнул рукой в знак согласия и достал из ящика стола бутылку джина. По-прежнему молча он отломил пробку, отпил и, протянув бутылку мне, спросил:

– Ну хорошо, а тебе-то зачем все это надо? – Пока я пил и раздумывал, он заговорил вновь: – Ты никогда не встречался с Гроссмейстером, и для тебя это имя – символ. К тому же ты, мне кажется, значительно лучше других представляешь, насколько преувеличены его достоинства. Так?

Я кивнул, ибо Вотан был абсолютно прав.

– Тот родич Джарэта, о котором он сегодня разглагольствовал, так это вообще черт знает что… Конечно, с точки зрения накопления сил перед войной освобождение Гроссмейстера разумно, но ведь это может оказаться не совсем так, а? Не говоря уже о том, что лично тебе Альфред ничего плохого не сделал.

С этим пунктом я согласиться никак не мог, и парочка из уже описанных эпизодов быстро развеяла заблуждение Вотана.

– Хорошо, вопрос стоит так: или он, или ты. Но ведь ты мог бы выйти из игры? – Только сейчас до меня стало доходить, что Вотан – не только идеальная машина для перемалывания костей. – Я понимаю, тебе мешает гордость, да и просто ты предпочитаешь действие и риск, но где смысл этих действий? Даже в самом распрекрасном будущем ты останешься лишним!

Я знал это, я всегда знал это, хотя периодически и тешил себя иллюзией, что в будущем возможно все… Недавний разговор с Дианой еще раз подтверждал, что трагедия Человечества неразрешима, но все же…

– Живя в этом самом будущем, мне, наверное, приятно будет сознавать, что его создание, черт возьми, зависело и от меня. И потом, я просто люблю жить!

Вотан не без иронии рассмеялся:

– Я, знаешь ли, тоже, хоть иногда и начинаю в этом сомневаться. А помнишь…

Бутылка все активнее кочевала из рук в руки, мы все глубже и глубже забирались в дебри воспоминаний, где у каждого из нас скопилось немало интересных событий. Последняя война между Пантидеем и Местальгором, война с Королевством Хадор, Великое нашествие дахетских кочевников, путешествие на заброшенный космодром в недрах южных пустынь, уже полузабытая Пятидесятилетняя война с пиратами – даже краткого описания любой из этих историй хватило бы на небольшую книгу…

Спустя часика два в расход пошла вторая бутылка, а возраст вспоминаемых событий перевалил за полтысячелетия. Вотан заметно пьянел, но это было к лучшему: он уже мало напоминал Человека, сломленного горем. Его рассказы становились длиннее, ярче, оживленнее, и постепенно я стал слушателем. Конечно, это был лишь краткий всплеск, и горечь этого дня навсегда отпечаталась на его лице, но такая реакция – это было лучшее, на что я мог рассчитывать…

То ли нервное напряжение, то ли количество выпитого вскорости убаюкали меня, я стал слушать вполуха и едва не прозевал тот подарок Судьбы, который был мне столь необходим. Вотан рассказывал очередную историю из своей молодости, приходившуюся по времени на разгар Последней Войны. Суть байки заключалась в том, что он по ошибке затеял жуткую драку в каком-то кабаке на какой-то планете и чудом спасся, благодаря неожиданной помощи своего друга – Человека необычайной силы. Вотан уже собирался переходить к какой-то новой байке, как вдруг до меня дошло. Я вскочил, уронив кресло.

– Вотан, еще раз, как звали этого твоего друга?

– Райнер.

– Это был высокий, худощавый, длиннорукий блондин, и он был членом Клуба?

– Описание подходит, а насчет Клуба, честно говоря, понятия не имею.

Я еще раз прикинул по времени: да, эта история практически совпадала с исчезновением Гроссмейстера…

– Как, ты говоришь, называлась планета?

– Таркад… .

– А где это в координатах Доски?

– 77-е, по-моему, или 78-е поле…

Глава 6

– Да сделай милость: сядь, пожалуйста. В глазах рябить начинает. – Вотан меланхолично махнул рукой. – Дался тебе этот Райнер! Давай лучше выпьем!

– Ты с ума сошел! – При всем желании я не смог сдержать эмоций. – Понимаешь, если это так, если Райнер – член Клуба – был на этой планете тогда, в день исчезновения Гроссмейстера, то мы знаем…

– Что знаем?

– Положение всех Фигур.

Некоторое время Вотан удивленно смотрел на меня, а затем вполголоса, точно боясь спугнуть удачу, произнес:

– Но это надо проверить?

– Обязательно. И чем быстрее, тем лучше.

Что ни говори, а Вотан был Воином с большой буквы. Вмиг исчез хмель, а также горе и разочарование; он уже собрался в поход, он уже рвался в бой.

– Но как мы это сделаем?

– Пойдем, по дороге узнаешь, – я был уже в коридоре, и Вотан не колеблясь последовал за мной.

В гостиную я почти вбежал – к счастью, Джарэт все еще был там, он о чем-то беседовал с Юлйанож и Эрсином.

– Простите, Джарэт, вас не затруднит одолжить мне янтарные бусы на несколько часов. Я обязательно верну, – зачем-то добавил я.

– Рагнар, где горит? – Юлиан смотрел на меняет как на разыгравшегося ребенка.

– Наверное, мы знаем полную расстановку Фигур, но надо проверить…

– Прошу. – Джарэт протянул бусы. – Только поберегите голову, она еще понадобится и вам, и нам.

– До скорой встречи, – добавил Эрсин.

Я кивнул, взял Вотана за рукав, и через несколько мгновений бусина, зажатая в пальцах, слегка увеличилась в размере.

Мы стояли на опушке какого-то леса. Под ногами хлюпало, нещадно палило солнце, и на нас немеддя обрушился рой слепней. Не самое приятное место, но мне было все равно.

– И что дальше? – Вотан подозрительно озирался по сторонам.

– А сейчас мы достанем Доску, ты припомнишь какой-нибудь особо выдающийся пейзаж этого города или окрестностей, и мы переставим наши Фигуры на 77-е поле.

– Погоди. – Вотан покачал головой. – Во-первых, я точно не помню, 77-е или 78-е поле, но даже если пойти на риск и выбрать 77-е, то все равно в том квадрате несколько планет, и где гарантия того, что мы не попадем на другую или, еще того хуже, в бездну?

– Ты должен представить себе вполне конкретное место…

– Хорошо, а если ее нет?

– Кого?

– Планеты. Она могла быть уничтожена в ходе Последней Войны.

Я перестал отмахиваться от надоедливых насекомых и некоторое время молчал.

– Я не знаю, что будет, но мы должны попробовать – другого выхода, увы, нет.

– Ну хорошо.

– Ты только сосредоточься, представь все до мельчайших деталей – переход произойдет мгновенно.

– Поехали…

Я открыл Доску и переставил наши Фигуры по комбинации, подсказанной мне когда-то Шпагой: 28, 110, 12, 132 и 77. Интересно, в последний момент подумал я, какова вероятность того, что выбранное Вотаном место, да и вообще любое другое, за прошедшие восемьсот лет практически не изменилось?

Как я и говорил, все произошло мгновенно, и вот уже вместо палящего солнца у нас над головой россыпи звезд. Я с любопытством повертел головой. В общем-то ничего примечательного: древний сосновый лес, бурелом, сизый мох под ногами.

– Ты уверен?

– Не совсем. – Вотан недовольно махнул рукой. – Погоди, надо посмотреть…

– Куда смотреть? На звезды?

– Лучше заткнись. Не отвлекай без толку…

Я предпочел почтительно отступить в сторону.

– Нам туда. Думаю, недалеко… – И Вотан уверенно зашагал на юг.

И действительно, вскоре чаща расступилась, и в холодном свете звезд замерцали воды озера. Я даже не успел осмотреться, как понял: мы на месте – ощущение, быстро переходящее в уверенность.

– Да, это здесь. – Вотан указал на мыс, глубоко уходивший в озеро.

На самом краю косы, на голых камнях росло удивительной красоты дерево. Огромная сосна, почерневшая от времени, практически уже мертвая, раскинула свои ветви на фоне фиолетового неба.

– Это – мое дерево, дерево моей юности. Второго такого нет во всей Галактике… – Он подбежал к сосне, сначала осторожно погладил рукой, а потом уткнулся лбом в грубые трещины коры.

Я стоял неподалеку и молча ждал. Так вот она какая, сосна – знак, что приколот на груди Вотана.

– Ну что будем делать? До города недалеко, но ночью ворота закрыты, по крайней мере восемьсот лет назад их закрывали. Я не уверен, что есть смысл брать город штурмом.

– Никакого, – охотно согласился я. – Зачем дам этот город?

Вотан рассмеялся и принялся собирать сучья для костра.

Мы сидели у огня, с аппетитом уплетая жареную рыбу, которую Вотан умудрился поймать на мелководье голыми руками.

– А стоит ли вообще тащиться в город? – Вотан с удовольствием разлегся на мягком мху.

– Попав сюда, мы лишь удостоверились в том, что Райнер в момент исчезновения Гроссмейстера находился на этом поле. Но тот ли это Человек? Попытаемся получить хоть какую-нибудь информацию…

Я не договорил, ибо Вотан вскочил на ноги, схватился за меч и пригнулся, готовый отразить удар. Я замер. Тишина. Но Вотан по-прежнему внимательно смотрел куда-то в лес за моей спиной.

– Зверь какой-нибудь… – Я уже снова расслабился, но он отрицательно мотнул головой и углубился в чащу. «Ну вот, как всегда…» – подумал я, собираясь следовать за ним.

Крик, шум ломающихся веток, и вот уже Вотан снова у костра. В его руках корчился от боли какой-то человек.

– Ослабь хватку, а то он задохнется, – заметил я.

– Вы – Люди, вы – бессмертные?! – Перед нами сидел Человек, но что с ним стало: изнуренное тело, впалые безумные глаза, трясущиеся руки, грязная роба… – Я – тоже бессмертный! Я не собирался нападать… Да разве я могу?.. Но кто вы? Откуда? Неужели межпланетные корабли снова функционируют?

– Сначала расскажите, кто вы. – Я протянул ему флягу с джином, он понюхал, закатил глаза и жадно хлебнул.

– Меня зовут Ивар. Я – второй из бессмертных на этой планете, больше их нет. Все погибли, много воды утекло. Первый – Джон, царь, повелитель, бог этой маленькой, гнусной планетки, где земля дышит ядом, – он закатился в безумном смехе. – Мне скоро конец, но и ему осталось немного… Золотые двери палат не спасут от смерти, что вокруг… Когда звезды замолчали, когда пронесся смерч пожаров, он радовался, он знал, что отныне эта планета – его, и прошел к трону по многим головам. Зачем ему прогресс? Зачем ему наука, если дикому народу можно дать демонов вместо лекарства, а у тебя будет все остальное: сладкая жизнь, сладкие девушки… Статуи каменных истуканов, только он один может разговаривать с ними…

– А вы почему же здесь? – Я с трудом разбирался в потоке несвязных слов, искаженных странным акцентом.

– Спасался, бежал, я так не могу. У меня свой Бог, – он запрокинул голову, – звезды, связанные нитью машин. Это мой мир, я еще помню о нем… Я еще помню машину, что учила меня говорить… Она была доброй, очень доброй… Все живое желает смерти того, кто рядом, кровь и смерть – это закон живой природы… Эта чертова земля, как жаждет она смерти всех своих детей.

– Вы бежали… Недалеко отсюда был город, что с ним? – глухо спросил Вотан.

– Он есть и сейчас – Столица. А это – земли Великого, и только я помню, что он – Сморчок Джон… Сюда приходят отдыхать духи, и никому не дозволено нарушать их покой. Ха-ха-ха… Лучшего убежища и не придумаешь. Меня охраняют духи, которых нет. Их все боятся, и только мне одному они приносят пользу…

– Вы помните Человека по имени Райнер?

– Райнер… – протяжно повторил он. – Припоминаю что-то… Джон, он ненавидел его, боялся и… убил…

Хмель явно подкосил его, и вдруг, так и не договорив, Ивар заснул, по-животному свернувшись калачиком.

– Однако, – Вотан присвистнул, а я был просто потрясен услышанным. Еще одна грань вопроса о соседстве цивилизаций, еще один пример роли бессмертных в мире… – Мне кажется, есть смысл посетить этого Джона. – Вотан многозначительно подтянул рукава куртки.

– Ты прав.

Уже заметно посветлело, пора было трогаться в путь. Мы последний раз оглянулись, стараясь запечатлеть в памяти это место, это чудесное дерево, мысленно пожелав ему долгих лет. Уходя, я заметил, что у головы Ивара Вотан оставил один из своих ножей.

Дорога была недолгой – скоро лес заметно поредел и перешел в обширный луг.

– Сдается, нам лучше не афишировать свое появление и замаскироваться, – проронил Вотан.

– Разумно, но как?

– Мы скоро выйдем на дорогу. Подыщем что-нибудь подходящее там.

«Вот и разбойником стал.», – подумывал я, лежа в придорожной канаве.

– Подойдет! – Вотан вдруг ткнул меня в бок, и мы выскочили из укрытия.

Два заурядных крестьянина везли на телеге в город какой-то товар. Завидев нас, они просто остолбенели и не могли, похоже, проронить ни звука, а когда Вотан вежливо, хотя и с обнаженным мечом, попросил их снять плащи, они даже не смогли шелохнуться, глядя на него, как кролики на удава.

– Остолопы! Да не трону я вас! Плащи и шапки отдайте и валите! – Вотан был явно раздосадован таким поворотом событий.

С трудом удерживаясь от смеха, я возвел руки к небу и козлиным голосом пропел:

– Отдай посланному духу часть одежды своей, чтоб у ног каменных превратилась она в ткани златотканые, что скрывают языки пламени ока всевидящего. Таково желание Великого, путника избравшего встречного, смелость проверить видением, душу речами смутными, с наградой обещанной небывалою в царстве ином, грядущем.

Услышав это, крестьяне, срывая с себя одежду, повалились наземь, бормоча молитвы. Теперь Вотан стоял как вкопанный, производя впечатление человека с выбитой челюстью.

– Отправляйтесь домой, добрые странники, да не пейте воды восемь дней, лишь вино сладкое, да молчите о виденном, ни жене не поведав, ни брату родному, а не то грянет кара страшная, кара Великого.

Эффект был потрясающий: они вскочили, отдавая поклоны, некоторое время пятились назад, а потом задали такого стрекача, что и на лошади не угонишься.

Я захлебывался смехом, а Вотан по-прежнему тупо смотрел на меня.

– Ну ты даешь! – выдавил он наконец.

– Однажды я почти месяц отлеживался в монастыре каких-то сектантов – там и не такое увидишь.

– Вот кретины, даже телегу бросили…

– По-моему, очень даже кстати.

Мы быстро переоделись, нахлобучили шапки, и вскоре городские ворота въехали два крестьянина.

– Поторапливайтесь, – прокричал нам стражник. – На площадь и так уже не пробиться, пропустите все…

– Деревенщина серая… – Второй для убедительности смачно плюнул нам вслед.

Толком не поняв, что же именно нельзя пропустить, мы подъехали к главной площади. Толпа, собравшаяся там, и впрямь была на редкость велика, поэтому мы бросили телегу и, пробивая себе дорогу локтями, устремились к центру. Нас ругали, пытались устыдить, но все же теснились, видимо, остерегаясь знакомства с кулаками Вотана. Наконец мы выбрались в первые ряды.

Такого я еще не видел – посреди площади стояло четыре каменных истукана, обращенных лицом к центру и высотой немногим меньше окружавших площадь двухэтажных зданий. Их лица являли собой перекошенные гримасы, переходящие в убогие прически. Камень, из которого они были вырезаны, был редкого, неестественно фиолетового цвета…

Судя по все возрастающему волнению, мы успели вовремя. Внезапно заиграла труба, потом вторая, третья, а затем – все замерли. Отряд всадников расчистил дорогу, и на площадь выехала аляповатая конструкция – некоторое подобие кареты со множеством площадочек, уступчиков и еще не пойми чего, буквально облепленных людьми. Зазвучала хвалебная песнь, дверца медленно отворилась, и глазам народа предстал монарх. Выглядел Великий, несмотря на пышный наряд и труды парикмахеров и гримеров, весьма обрюзгло, что вообще-то нехарактерно для бессмертных. Он затянул праздничную речь, смысл этой околесицы прошел мимо моего сознания…

Наговорившись, Великий вошел в центр круга, ему торжественно завязали глаза, а из кареты вывели четырех девушек в почти прозрачных одеяниях, сандалиях на толстой подошве и с распущенными фиолетовыми волосами. Только сейчас я заметил, что костным тканям местных жителей присущ странный фиолетовый оттенок…

Каждая из вновь прибывших девушек подошла к каменному истукану и припала к его подножию, а Великий прошелся кругом с завязанными глазами и, вернувшись в центр, указал перстом на одну из избранниц, после чего сорвал с глаз платок и под оглушительный рокот барабанов покинул круг.

Вновь зазвучала музыка, и девушка начала танцевать. Ее тело, послушное каждой ноте, рассказывало историю любви к богам, выражая то покорность, то страстное желание соития. Ветер трепал ее фиолетовые локоны, глаза блестели, чуть приоткрытый рот жадно ловил воздух. Музыка то замирала, и девушка припадала к стопам статуи, то вновь набирала силу, и казалось, что сейчас на ее крыльях танцовщица поднимется в воздух. Движения рук были подобны морской волне, стан – гибкому тростнику… С последним аккордом она рухнула наземь и больше не поднималась. Я видел, как судорожно подрагивает ее тело.

Двое слуг на руках отнесли ее в карету, где сам Великий накинул ей на плечи златотканый плащ.

Из перешептываний я понял, что в этом году эта девушка будет носить титул Удивившей демона, и именно в моменты единения с ней услышит Великий волю богов. И донесет ее до народа. А на следующий год будет другая девушка, другой танец…

Толпа стала разбредаться, и мы тоже свернули в какой-то переулок, где, удобно устроившись на поленнице дров, открыли флягу.

– Премерзкая сволочь этот Великий.

– Да, изрядная скотина, – не мог не согласиться я с Вотаном. – А ты не знаешь, почему все живое здесь имеет фиолетовый оттенок?

– Знаю. – Вотан еще раз отпустил любезность в адрес правителя. – Люди использовали эту планету как источник каких-то очень редких солей. Они были необходимы как добавки к ядерному топливу или что-то вроде этого. Точно не знаю почему, но они крайне ядовиты. Эти каменные демоны – просто глыбы яда, отравляющие весь город. Наверняка каждый второй здесь болен раком…

– Ты хочешь сказать…

– Я хочу сказать, что еще пара сотен лет, и этот город превратится в одно большое кладбище. Аборигены, правда, имеют врожденный иммунитет к этой гадости, но при постоянном соприкосновении с солями их и это не спасет. Во времена Империи существовала разветвленная сеть медицинского обслуживания и контроля, а сейчас…

– А Джон? Не может же он быть настолько глуп, чтобы не предохранять хотя бы себя?

– Да, но остальным-то от этого не легче. Все эти боги давно должны быть захоронены глубоко под землей, а никак не украшать площадь. К тому же, даже если и остались препараты, на всех их все равно не хватит.

– По попробовать-то надо?

– Надо. Надо выпустить кишки из этого клоуна… – Вотан скрипнул зубами, и мне подумалось, что сейчас все боги всей Галактики не смогут продлить дней Великого.

– Пошли тогда…

Путь ко дворцу пролегал мимо грязного рынка, где Судьба вновь преподнесла нам подарок. По базару расхаживал главный повар Великого, этакий пингвин с противно-писклявым голосом. Покупок, если можно так назвать чуть ли не открытый грабеж, было очень много, и его свита была просто не в состоянии все это унести. И тут на глаза ему попался Вотан.

– Эй ты, чурбан неотесанный! Вместо того чтобы считать ворон, лучше возьми все это и иди за мной. Гордись, тебе доверены продукты для стола Великого.

С неподдельным выражением восторга на лице, Вотан, сметая прилавок, устремился к благодетелю. Я поспешил за ним, тихо отодвинув одного из носильщиков и увесившись его кульками.

Так мы добрались до дворца. Утес, река – это место можно было бы назвать красивым, если бы не сотни калек, просящих милостыню и жаждущих исцеления от взгляда Великого.

Мы беспрепятственно миновали многочисленную дворцовую стражу и оказались в хозяйственных постройках дворца, где, сбросив покупки и получив грош на двоих, поспешили укрыться в одной из кладовок. При общей суматохе это было нетрудно. Вскоре мимо нашей двери проследовали два офицера, намеревавшихся пополнить запасы спиртного. Мы у них одолжили одежду, правда, на этот раз без словоблудия и весьма грубо. Теперь путь был относительно свободен, но, чтобы не нарваться на непредвиденные трудности, мы воспользовались одной из водосточных труб на тыльной стороне главного здания дворца.

Взобраться на второй этаж особого труда не составляло, два шага по карнизу, и – редкая удача – первое же окно было приоткрыто. Прыжок – и никем не замеченные мы проникли внутрь дворца.

И надо же было такому случиться – оказались в приемном покое Его Величества. Аристократы заголосили, стража бросилась в бой, и вдобавок сумятицу увеличили невесть откуда взявшиеся музыканты. Громче всех вопил сам Великий:

– Измена! Стража! На плаху!

Наверное, он продолжал бы эту тираду, но был оглушен метко брошенным в него барабаном. Я вообще заметил, что Вотан не любит лишнего шума на поле боя и в первую очередь старается удалить самых крикливых.

– Хватай его и убираемся! Скоро станет жарко! – прокричал он мне.

Но это было не так-то просто. Во-первых, самые ретивые стражи твердо решили спасти повелителя ценой своей жизни, а надо заметить, многие из них недурно владели клинком. Во-вторых, когда мне все же удалось добраться до Великого, он уже немного оклемался и проявил недюжинную изворотливость. Я вообще не любитель подвижных игр, когда же тебе еще и стараются вонзить под ребра сталь… В конечном итоге мне пришлось достаточно грубо обойтись с царственной особой и горько разочаровать искателей славы, пустившись в откровенное бегство и волоча за собой «сиятельную персону».

– Молодец. – Вотан пришел мне на помощь, расчищая дорогу для отступления. – Надо найти место потише!

Мы пробежали несколько комнат, пока не оказались в тронном зале, о чем я догадался, правда, лишь тогда, когда Вотан перегородил троном дверь.

– На некоторое время их это задержит. Очень тяжелая штука… – Вотан внимательно оглядел обширную комнату. – Зал не проходной. Мы можем побеседовать…

Джон же, поняв, что мы – Люди, испустил такой крик ужаса, что я уж было начал считать его спятившим. Однако сильный удар по зубам привел его в чувства.

– Нас интересует судьба Человека по имени Райнер. Ты должен был знать его.

– Но он умер, давно умер!

– Умер?! – Вотан не на шутку рассвирепел. – Такие Люди не умирают! Они погибают! А ты, негодяй, умрешь… Умрешь в страшных муках, когда я буду разрывать тебя на кусочки зубами, слушая, как именно тебе удалось его погубить.

– Но я не виноват! Я предлагал ему сотрудничество, ведь он был великим чародеем, мог исчезать и появляться в любой момент и многое другое. Но мне пришлось спасаться – он хотел меня убить…

– Я сделаю то, что ему не удалось!

– Погоди, Вотан! Что здесь делал Райнер? – Я отодвинул Джона подальше от Вотана.

– Уничтожал шахты по добыче минералов…

– Минералов?! – Вотан опять дернулся вперед.

– Несчастный случай… Взрыв…

– И все другие бессмертные тоже погибли в результате несчастных случаев, – подытожил я.

– Они все были против идеи. – Джон, казалось, совсем потерял голову. – Безмозглые пресмыкающиеся… Пугали ядом… Все, все презирали меня…

– Да уж есть за что! Сознательно губить целый народ…

– Нет! Аристократы защищены…

– Ты покажешь нам оборудование…

Вотан недоговорил – в комнату ворвались несколько стражников. Одним прыжком великий воин преградил им дорогу, но дело принимало скверный оборот – нападающих было слишком много. Я сжал горло Джона так, что у меня побелели пальцы.

– Как нам спастись? И где оборудование?

Его лицо посерело, и я поспешно отпустил руки, – мог ведь перестараться. Джон что-то хрипел, но в этот момент на меня налетело несколько воинов. Защищаясь, я сорвал гобелен со стены и увидел бронированную дверь.

– Ключи!

Наверное, мой вид не располагал к препирательствам, потому что Джон оставил попытки возражать и сопротивляться.

– Вотан! Сюда, быстрее!

Когда дверь за нами захлопнулась, мы с трудом перевели дыхание.

– Надо убираться отсюда! То, что мы еще живы, это просто везение, – заметил я.

– Мои воины исправят это! Отсюда вам не выбраться! – Джон был красный как рак и по лицу его струился пот.

– Да уж как-нибудь, а вот то, что ты натворил, уже не исправить. – Вотан пнул ногой оборудование. – Металлолом!

– Как?! – Джон аж подскочил.

– А вот так, – Вотан издевательски усмехнулся. – Батареи питания сели лет этак двести назад.

– Не может быть!

– Может. Но не переживай, ты умрешь не от рака.

– Слушай, Великий, а ты один, кто понимает язык богов? – поинтересовался я.

– Да, ведь я – единственный бессмертный.

– Ну что ж, тогда мы доведем до конца дело Райнера и очистим город от этой дряни. Природное равновесие восстановится, по крайней мере шансы на это достаточно велики.

Некоторое время Вотан непонимающе смотрел на меня, а затем его лицо начало медленно расплываться в улыбке.

– Боги предали – смерть богам, так?

– Да, а главное, свобода. С концом правителя этой империи тоже конец. А впрочем, Великий, ты хочешь жить?

С Великого слетели последние остатки величия. Он затравленно озирался то на нас, то на дверь, которая должна была вот-вот рухнуть под напором тарана. Наконец он выдавил что-то типа:


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19