Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Рагнаради (№1) - Шпага гроссмейстера

ModernLib.Ru / Научная фантастика / Дихнов Александр / Шпага гроссмейстера - Чтение (стр. 3)
Автор: Дихнов Александр
Жанры: Научная фантастика,
Космическая фантастика
Серия: Рагнаради

 

 


Ведь если в истории Человечества и была какая-нибудь загадочная фигура – так это Гроссмейстер. О нем ходило множество легенд, подчас противоречащих друг другу, но в основном сводившихся к тому, что в Последний век Империи этот Человек создал для каких-то непонятных целей союз Людей, наделенных необыкновенными способностями, и это сообщество сыграло в войнах немалую роль, но затем Гроссмейстер погиб – и этим все легенды заканчивались… А сейчас весельчак и пьяница Илайдж объявляет, что он – племянник Гроссмейстера. Я с нетерпением ждал продолжения, и оно последовало. Илайдж начал свой рассказ, перевернувший все мои представления о прошлом и настоящем.

– Мой дядя родился как раз тысячелетие назад в Столице Империи. По свидетельствам родителей, он рос, мало чем отличаясь от своих сверстников, разве что был куда более энергичен. В двадцать дет он покинул семью, и с тех пор долгие годы о нем никто ничего не знал. Не исключено, но это лишь мое предположение, что дядя провел их именно на этой планете. Вновь он появился уже в начале последнего века, когда хоронили отца, тогда-то я его впервые и увидел. Невысокий, худой, очень самоуверенный и очень молодо выглядящий Человек, забавлявший всех тем, что никогда не расставался со своей Шпагой, с этой Шпагой… Однако вслух над ним никто не насмехался – от него веяло какой-то странной силой, и он был необычайно умен и прозорлив. Дядя пробыл с нами недолго, вновь куда-то исчез, и в следующий раз я встретился с ним, когда он уже был "прославленным и легендарным Гроссмейстером и собирал свой союз…

В те времена я только что стал бессмертным, был легкомыслен и мотался без всяких целей по всей Галактике, что было весьма нехарактерно для других Людей, как ты, может быть, помнишь. Найти меня было, по-моему, невозможно, но ему это удалось, и он с ходу заявил, что собирается сделать мне очень серьезное предложение. Я хотел было сразу отослать его подальше, но решил все же выслушать, а после резко изменил свое мнение.

По его словам, все, что происходит с Человечеством, то есть эта деградация, не видеть которую мог только слепой, – процесс достаточно естественный, но протекающий как-то чересчур быстро, а это значит, что существует некая сила, ускоряющая регресс.

Поначалу это показалось мне чистой воды измышлениями, но приведенные аргументы были достаточно весомы, и дядя меня убедил. Хотя что представляет собой противник, он сказать не мог… или не хотел. Что любопытно, этого я так и не выяснил… Впоследствии все мы просто выполняли указания Гроссмейстера и совершенно не понимали партии, которую он разыгрывал в масштабах Галактики. Пожалуй, лишь Яромир всегда знал больше других… – При упоминании этого имени я невольно напрягся, однако перебивать не стал. – Да, возвращаясь к тому разговору… Дядя очень туманно намекнул, что владеет никому не известными и очень мощными силами и может противостоять этому врагу нашей цивилизации. Но в одиночку бороться невозможно, и он собирает небольшой, как он выразился, Клуб, а Люди, прошедшие испытание и попавшие в Клуб, получают большие возможности. Он, без сомнения, говорил тогда правду, его действительно беспокоила судьба Человечества. Я тоже разделял его тревогу и отправился с ним на эту планету. Здесь я стал Фигурой, то есть был включен в систему Оракула. Что это значит, ты узнаешь чуть позже.

Потом начались годы борьбы. Я получал задания, выполняя их, метался по всем обитаемым мирам, дрался, не дрался, снова дрался. Остальные делали то же самое, и, как правило, нам сопутствовал успех, но тем не менее дела шли все хуже и хуже: разразились войны, и крах явно приближался. И вот незадолго до Последней Войны дядя придумал, как избавиться от этого врага. Я совершенно не представляю себе механизма того, что он проделал, но суть такова: ему удалось проникнуть непосредственно в сознание противника и сковать его, не оставляя возможности ни для какого физического действия, при этом и сам он оказался точно так же связан. Таким образом, бытующее мнение, что Гроссмейстер погиб, скорее всего не соответствует действительности. Однако войны так и не прекратились, наоборот, настала Последняя, финал которой известен…

Наш Клуб сохранился, хотя после Войны нас осталось немного. Потом стали появляться новые Фигуры. Сейчас нас четырнадцать, хотя нет, тринадцать, ведь Ганса ты убил, невелика потеря, надо заметить… Долгое время у нас не было никаких конкретных целей, мы даже почти не встречались, но около двухсот лет назад Яромир выступил с инициативой: освободить Гроссмейстера, расцепить его с неведомым врагом. Мы восприняли это по-разному, впрочем, и об этом тоже чуть позже. – Илайдж сделал перерыв, чтобы снова набить трубку, а я не удержался и задал не принципиальный, но необычайно интригующий меня вопросик:

– Илайдж, вы ведь все носите на левом плече такие странные значки, почему я никогда не видел ничего похожего у тебя?

Мой друг откровенно рассмеялся и поднял левый отворот своего плаща – с внутренней стороны там был приколот серебристый значок: две скрещенные шпаги на фоне грозди винограда.

– А что значат все эти гербы?

Илайдж затянулся и приподнялся наконец со своего места у входа в шалаш. Подойдя ко мне, он нагнулся, поднял Шпагу и, сделав ею несколько курбетов, продолжил:

– Всему свое время, друг мой! Сейчас несколько слов, как ты желал, об этом предмете. Это, разумеется, не обыкновенная, пусть даже очень острая, Шпага, но в чем ее необычность – лично я не знаю. Она очень стара, и, представь себе, неизвестно ни где она сделана, ни кем! – Это и в самом деле было удивительно. – Как я уже говорил, мой дядя придавал ей большое значение, никогда с ней не расставался, но никогда и не раскрывал ее секрет. Известно лишь, что он достал ее где-то на этой планете. Более того, дядя ни разу на моей памяти ею не фехтовал, а ведь фехтовал он блестяще, я учился у него… – Это значило, что Гроссмейстер владел оружием в высшей степени превосходно, ибо я считался хорошим бойцом, но Илайдж расправился бы со мной даже одним клинком. – Так что, как ты понимаешь, эта Шпага совершенно бесценна, плюс к тому она является одним из ключевых предметов, необходимых для освобождения моего дяди…

Многое уже становилось понятным, но чем больше я осознавал происходящее вокруг, тем сильнее меня раздражала моя прежняя примитивная мерка. Действительно, я оказался втянут в круговорот весьма серьезных и небезопасных событий. Неожиданно Илайдж прервал мои размышления:

– Теперь, Рагнар, твоя очередь. Расскажи, каким образом ты получил Шпагу и что за этим последовало, а потом я доскажу остальное.

Это было справедливо, к тому же, как я предполагал, последующий рассказ Илайджа будет более точен и полон, если он узнает о последних событиях.

Подробно, ничего не утаивая, я поведал Илайджу свою историю, начиная с приезда в Дагэрт. Это заняло около получаса, и все время я следил за выражением его лица, но обычно подвижное лицо Илайджа было совершенно непроницаемо и безучастно, а его огромные синие глаза смотрели куда угодно, только не на меня. Трудно сказать, чем это было вызвано, то ли необычайной серьезностью разговора, то ли нежеланием раскрывать все карты, то ли еще чем. Наконец я закончил рассказ предательским ударом Кнута, и Илайдж без всяких вопросов и пояснений приступил к следующей части этой истории.

– Вернемся к другому интересующему тебя предмету. – Илайдж положил на место Шпагу, поднял кубик и повертел его в пальцах. – Гроссмейстер за свою жизнь создал немало различных магических вещей, но вершиной его творчества был комплекс – Оракул, созданный на острове, который теперь мы называем Последний Форпост. Пройдя через этот комплекс, Человек становится членом нашего Клуба, Фигурой, но это не единственное и не главное назначение Оракула. Он умеет предвидеть судьбу, причем не какие-то конкретные события, а именно Судьбу, и демонстрирует это на таких вот Досках Судеб. – Илайдж перевернул кубик гравировкой вверху и у него на ладони раскрылась Доска. Он присел на землю, чтобы я тоже видел расположение Фигур и принялся объяснять:

– Поле Доски представляет Галактику, которая разбита на крайне неравные участки. Например, если смотреть на Доску отсюда, то эта планета занимает целых пять нижних линий, а все остальные миры – семь. Планета в свою очередь тоже разбита своеобразно: материк, на котором мы находимся, занимает область 5 на 8 клеток, а на остальную территорию приходится лишь четыре вертикали, по две крайние с каждой стороны. Но, как я уже говорил, границы клеток изменяются, если смотреть на Доску из разных мест Галактики, по-моему, они также могут изменяться и произвольно… Теперь что касается Фигур. Белые – это Фигуры Судьбы, они безлики, но делятся на три категории, которые мы условно называем «пешки», «Фигуры» и «Большие Фигуры». Черные – это мы, истинные Фигуры, – индивидуальны и неповторимы, как ты видишь… Ну что ж, теперь я представлю тебе все стоящие на Доске Фигуры, заодно еще раз проанализирую ситуацию. Для удобства мы приняли точку отсчета: единица – левая нижняя клетка, и нарастание идет во горизонтали, с 13 – следующая горизонталь и так далее. Итак, 4-я клетка…

На этом поле стояли две Фигуры: Черная – изображение Человека в длинном плаще с капюшоном и шпагой за поясом, и Белая – обыкновенная шахматная пешка.

– Фигура Монаха – эти уже знакомый тебе Марк, бескорыстный, смелый, но излишне прямолинейный Человек. Насколько мне известно, ты ранил его очень тяжело, и сейчас он отлеживается в одном из домов своего друга Юлиана. Белая пешка – это кочевники из Дахета. Так считают все, и это похоже на правду. Должен заметить, что пешки могут быть опасны или безопасны. Как правило, они играют в наших судьбах не первую роль, тем не менее не считаться с ними тоже нельзя. Дальше, 12-я клетка…

Здесь, в правом нижнем углу, возвышалась Фигура Охотника, прицеливающегося из лука куда-то вверх.

– Это – Александр! – Илайдж ограничился столь краткой характеристикой, но имя произнес с большим чувством. Я не понял, что он имел в виду. – Теперь 14-я и 26-я…

На них находились уже знакомые мне пешки, а на 26-й была еще Черная Фигура Принцессы.

– Это Западный континент, пешки, по-видимому, местные варвары, а Принцесса – Елена. Я ее, практически не знаю, хотя в Клубе она почти с самого его основания. Так, 19-я клетка…

Здесь стояла ажурная, словно составленная из нескольких эллипсов, фигурка матово-серого цвета.

– Это Белая Фигура. В отличие от пешек Фигура – обязательно личность, поэтому их значительно труднее отгадывать. К тому же Фигуры всегда таят в себе угрозу или имеют архиважное значение дли нас. В данном случае, Рагнар, я полагаю, что это – Марция. Раньше эта Фигура стояла на одно поле правее, что соответствует Дагэрту, и одно время рядом с ней были Марк и Ганс.

Илайдж сделал небольшую паузу, давая мне возможность переварить эту догадку, не согласиться с которой было трудно, а затем продолжил, указывая на 28-е поле, где находились еще одна Белая фигура и Черная – Шут.

– Шут – это Юлиан, с которым ты тоже успел подружиться. Необычайно хитрый, даже злой, но все же благородный Человек. Белая Фигура, вторая на этой планете, – это Король Местальгора – выдающийся маг для простого смертного. А рядом, – Илайдж указал на 29-е поле с Фигурой Дракона, – Яромир, он был самым близким другом Гроссмейстера. Кстати, Яромир – единственный из нас, кто не участвует в поисках и вообще в течение сотен лет живет на одном месте, в прежней столице Местальгора – Альрионе. Этот Человек заслуживает отдельного разговора, я ему совершенно не доверяю. Тебя он, кстати, по-моему, должен очень не любить, и это скверно. Ну а теперь 34-е поле…

Здесь стояли третья, и последняя в этом мире, Белая Фигура и Черная – Человек с кубком в руке.

– Это мы с тобой, друг мой. – Илайдж сделал эффектную паузу, но я даже не удивился, я ожидал чего-нибудь подобного. – Причем совсем недавно, Рагнар, тебя вообще не было на Доске, потом ты появился как пешка, а с недавних пор, по-видимому после приобретения Шпаги, ты стал Фигурой, и Фигурой опасной! Ладно, об этом потом. – Илайдж презрительно махнул рукой на пешку, стоявшую на 35-м поле, и сразу перешел к 39-му, где было две Фигуры: мчащаяся галопом Всадница и Сфинкс. – А вот Джейн и Эрсин они сейчас находятся в Форпосте, являясь своеобразными координаторами наших действий. Эрсин – наше последнее приобретение, и я не могу сказать ничего определенного, кроме того, что он весьма умен. Ну а Джейн – сестра Ганса, но в отличие от своего туповатого и вспыльчивого брата она – Человек очень хладнокровный и знающий, после Яромира она вторая, кто лучше других понимает принципы действия Оракула. За последние часы я обдумал план, как нам выбраться из дерьма, в котором мы оказались, но для этого необходима помощь Джейн… Итак, 40-е поле…

Там находилось три Фигуры: известная мне Башня Кнута, древний земной Викинг и очень замысловато выполненное дерево, то ли дуб, то ли вяз, на одной из веток которого сидел огромный Ворон.

– Как я полагаю, ты догадываешься, что Башня – это Кнут, ну а Викинг – его брат Вотан… – Илайдж принялся было рассказывать о Вотане, но я неоднократно встречался с этим выдающимся воином и знаком предложил продолжить. – Третья Фигура здесь – это Диана, темная личность, хотя никаких формальных претензий к ней предъявить нельзя. Диана, пожалуй, лучше остальных знает эзотерические искусства, и, честно признаться, я не хотел бы иметь ее своим врагом. Но, учитывая, что она издавна дружна с Вотаном и Кнутом, скорее всего ее отношение к нам также крайне недружелюбно…

– Послушай! – не выдержал я. – Выясняется, что я успел перессориться со всей вашей братией и еще тебя с ними поссорил?

– Где-то так… – подтвердил Илайдж. – Я еще не рассказал лишь о двоих, кто, пожалуй, против тебя ничего не имеет. 54-я и 57-я клетки…

На 57-й клетке стояла Фигура Атланта, разрывающего цепи, а на 54-й, рядом с белой пешкой, находилась очень странная Фигура. Заметив, что я ее разглядываю, Илайдж пояснил:

– Это одна из древних земных богинь, богиня победы Никэ… Ее зовут Лоуренсия, и она – мой друг, как и этот Человек – Клинт. Это единственные Люди, которым я доверяю, но сейчас они, как видишь, далеко на севере и не смогут нам помочь.

– А почему бы им не перейти по Доске?

Илайдж усмехнулся:

– Видишь ли, друг мой, когда переходишь по Доске, то попадаешь не в какое-то определенное место, а в любую точку внутри квадрата, размеры которого очень велики, так что переходами пользуются, как правило, только при угрозе смерти. Ладно, закончим с положением на Доске. В космосе я не вижу ничего неожиданного за исключением вот этого! – Илайдж ткнул в 135-е поле, где стояла Белая Фигура в форме четырехугольной пирамиды. – Большая Белая Фигура, а это значит, что привлечены силы галактического масштаба. Она тоже появилась совсем недавно, и кто это, можно лишь гадать. По крайней мере, она очень далеко.

В разговоре возникла пауза, во время которой я пытался проанализировать услышанное. Прежняя головоломка разрешилась, все стало на свои места. Неясным оставалось лишь, каким образом ко мне попала Шпага, но естественно было предположить, что она предназначалась Кнуту. У меня, правда, было чувство, будто не увязывается еще кое-что, но тогда я не придал этому значения. Зато теперь передо мной вставала новая головоломка…

– Несколько слов для уточнения обстановки, – неожиданно опять заговорил Илайдж, раскуривая очередную трубку – Во-первых, я упустил тот немаловажный факт, что при помощи Доски мы можем общаться друг с другом, для этого надо прикоснуться к Фигуре, с которой ты хочешь переговорить.

О том, что они могли связываться друг с другом, я и так догадался, но меня сейчас заинтересовало другое.

– Илайдж, а почему же за все это время тебя никто не вызывал?

Илайдж звонко рассмеялся:

– Прямолинейно мыслишь, друг мой! Меня вызывают чуть не каждую минуту, да только я не отвечаю, такое, естественно, тоже возможно… Так вот, во-вторых, еще немного истории. После того как двести лет назад Яромир предложил нам освободить Гроссмейстера и объяснил свой план, Клуб тотчас же распался на несколько коалиций. Первыми откололись Юлиан, Марк, Ганс и Елена, они заявили, что все это их не волнует, они вполне довольны существующим положением дел и ограничатся лишь поддержанием равновесия на планете.

Я жестом попросил Илайджа сделать паузу. Мне припомнились слова Кнута, что Марция необходима Королю Местальгора для развязывания войны, и теперь мотивы похищения не вызывали сомнений: Ганс и Марк просто хотели сохранить мир на планете. Оставалось лишь сожалеть, что мне не удалось договориться с ними тогда, у золотых рудников. Тем временем Илайдж заговорил вновь:

– Затем через некоторое время сложился союз: Диана, Вотан, Кнут и недавно появившийся в Клубе Эрсин. Ни в ту пору, ни позже их цели мне не были ясны, они что-то недоговаривали, и обстановка в Клубе из прежней дружеской превратилась в довольно-таки напряженную. В итоге те, кто не вошел в первые две группы, а именно Джейн, Лоуренсия, Клинт и я, образовали свой альянс, правда, в отличие от Дианы и компании мы ничего не скрываем и никого не пытаемся обмануть! – Илайдж хотел казаться беспристрастным, но откровенную неприязнь, с которой все это прозвучало, не расслышал бы лишь глухой, и я решил не очень доверять его словам. – Что же касается Яромира, то он ни с кем особенно не дружит, но старается быть в мире со всеми. Вот, собственно, и все, теперь ты вполне можешь ориентироваться в сложившейся обстановке. – Илайдж умолк, а я машинально отметил, что в последнем описании он ни разу не упомянул Александра, однако переспрашивать его я счел несколько бестактным.

«Ориентировка в обстановке» много времени у меня не заняла. Нас скоро убьют, решил я, и мне оставалось лишь поражаться благородству Илайджа, так осложнившего себе жизнь исключительно ради дружбы, ведь он никогда не был мне ничем обязан.

Тем временем у меня весьма ощутимо начал болеть бок, действие спирта заканчивалось, меня потянуло в сон, но я снова отхлебнул горского бальзама и, видя, что мой друг предпочитает молчать, поинтересовался сам:

– Что же ты предлагаешь?

Илайдж повернулся ко мне, и я несколько удивился: вместо привычной улыбки его лицо приняло суровое выражение, а серьезный Илайдж – это было, по меньшей мере, необычно.

– Рагнар, я могу предложить тебе такую альтернативу: либо ты просто отдаешь мне Шпагу, либо мы попробуем прорваться в Форпост. Там ты пройдешь – или не пройдешь – Испытание Оракула и станешь – или не станешь – Фигурой.

Это, бесспорно, было великодушное предложение. Правда, я уже давно предполагал, к чему клонит мой друг, но до конца поверил ему лишь сейчас. Однако, как мне казалось, выбор далеко не предрешен: с одной стороны, какие-то непонятные испытания, полное отсутствие спокойствия в будущем, не особо меня волнующие цели, с другой…

Я принял решение мгновенно, просто физически почувствовал, что добровольно расстаться со своей Шпагой не смогу. И ответил коротко:

– Шпагу я не отдам!

Илайдж кивнул головой и вновь улыбнулся:

– Я так и думал. В таком случае тебе сейчас лучше всего уснуть. Чем быстрее ты встанешь на ноги, тем больше у нас шансов выпутаться из этой ситуации без потерь.

Совет был абсолютно верный, я и так уже почти отключался, но все же напоследок опять не удержался и спросил:

– Илайдж, неужели освобождение твоего дяди – твоя единственная цель?

То ли он долго молчал, то ли я очень быстро уснул, но ответ так и не услышал.

Весь следующий день я поправлялся, бок почти не беспокоил, хотя от потери крови я едва мог передвигаться. Еще через день я почувствовал себя уже значительно лучше и более-менее твердо ходил. Когда же очнулся от послеполуденного сна, Илайдж заявил, что ждать дольше невозможно.

– В нашем квадрате появился Вотан, думаю, он ищет нас, а встреча с ним не сулит ничего хорошего даже мне. Остальные тоже без устали вызывают меня, и, как я полагаю, мое молчание их порядком раздражает. Так что пора действовать! – Илайдж раскрыл Доску.

– Постой, что ты собираешься делать?

Сей донельзя прямолинейный вопрос явно пришелся Илайджу не по вкусу, тем не менее он терпеливо разъяснил:

– Видишь ли, друг мой, Джейн – единственная из нас, кто умеет притягивать на себя Фигуры при переходе по Доске, поэтому мы можем мгновенно и совершенно точно оказаться в Форпосте, если она согласится нам помочь…

– А если не согласится?

– Тогда хреново! – лаконично отрезал Илайдж и дотронулся до Фигуры Всадницы. Примерно секунду изменений не было, затем Фигура стала менять свои очертания, затуманиваться и расти. В результате через несколько секунд над Доской образовался завихряющийся туманный кокон, который отплыл немного назад и начал принимать контуры человеческой фигуры.

Джейн оказалась невысокой плотной блондинкой с не очень красивым, тяжелым, но благородным лицом. Она была одета в длинное белое платье, на котором мне сразу бросился в глаза знак: матово-серебряное копье с золотым наконечником…

– Боже мой, Илайдж, что с тобой происходит? – мы не можем тебя дозваться третий день! – Джейн была явно взволнована.

– Видишь ли, Джейн, я помогаю Рагнару. – Лицо Джейн изрядно посуровело, и я подумал, что начало разговора было не совсем удачным, однако Илайдж продолжил: – Он мой друг, и я не желаю, чтобы ему причинили вред.

– А как со Шпагой Гроссмейстера? – Джейн явно не видела меня, что, как я понял, объяснялось особенностями Доски…

– Я хочу, чтобы Рагнар стал Фигурой, и тогда эти проблемы отпадут, к тому же нам все равно необходим четырнадцатый! – Илайдж выжидающе замолчал.

– Но Ганс!..-Джейн явно колебалась, а я мог только удивляться, почему она нас еще не послала подальше.

– Он сам виноват, Джейн, ты же прекрасно знала своего брата!

На мгновение в глазах Джейн блеснула молнии, и я почувствовал, что она отнюдь не так проста, как кажется, но все же через секунду, как будто отмахнувшись от собственных мыслей, она устало произнесла:

– Ладно, Илайдж, ты хочешь, чтобы я скорректировала ваш переход, и я это сделаю. Но учти, после этого сюда наверняка захотят попасть и многие другие, им я тоже не откажу. – Образ Джейн растаял в воздухе.

– Ну что ж, – Илайдж обернулся ко мне и протянул руку, – все идет, как я и предполагал, но Джейн права, в Форпосте нам придется действовать с максимальной быстротой, так что соберись с силами.

Все еще удивляясь, я взял Илайджа за руку и успел лишь заметить, как Фигура Человека с кубком, двинулась влево…

Глава 6

Мы оказались в большом зале с высокими стрельчатыми окнами, сквозь которые ярко светило полуденное солнце. Последний Форпост был намного западнее точки нашего отправления.

– Здравствуйте! – Я склонился в низком поклоне перед Джейн. – Очень благодарен вам за помощь.

– Так это вы – Рагнар… – Джейн изучающе оглядела меня. – Здравствуйте! Илайдж, – заговорила она, отворачиваясь, – если Рагнар действительно хочет пройти Испытание, то ему нужно поспешить. Отведи его ко входу в Чертог Оракула, и постарайтесь не попасться на глаза Эрсину. Я думаю, он будет не в восторге от такого пополнения.

Мне оставалось только помалкивать.

– Но ты-то, Джейн, – Илайдж улыбнулся, – надеюсь, ты не враг Рагнара?

– Я помогла вам перейти в Форпост, несмотря на то что Рагнар убил моего брата… Больше тебе ничего от меня не надо? Тогда я пойду… и постараюсь не быть ничьим врагом.

– Как, черт возьми, много у нас друзей, – отметил Илайдж, когда Джейн скрылась за дверью. – Однако нам пора!

Илайдж повел меня по широким коридорам форпоста. Мы прошли несколько залов, а затем вышли в спиральную галерею, обвивающую замок по периметру. Идя вслед за Илайджем, я дышал врывавшимся через большие окна свежим морским воздухом и думал… Оракул, как они его называли, – система, обеспечивающая мгновенные перемещения в пространстве, способная предвидеть будущее и еще черт знает что, к тому же устраивающая Испытание…

– А что будет, если я не пройду тест, Илайдж?

– Мы найдем твой труп завтра, под дверью Чертога Оракула, – меланхолично отозвался мой друг.

Я слегка поперхнулся. Какого черта! Что, из-за этой дурацкой Шпаги я собираюсь рисковать жизнью?.. А почему бы и нет? Сам удивленный этой исключительной мыслью, я решил не развивать ее дальше. Ну а если…

– Мы пришли, – прервал мои размышления Илайдж. – Ты готов?

Коридор упирался в массивные двери, сделанные из черного камня и какого-то сизо-серого металла, отполированная поверхность которого слегка блестела. Ручки видно не было. Я глубоко вздохнул, оглянулся, бросив через окно взгляд на небо, и поинтересовался:

– Как они открываются?

– Встань прямо перед ними… – Илайдж отошел в дальний угол помещения. – И удачи тебе, Рагнар!

Двери Оракула распахнулись и стали медленно приближаться ко мне. Я шагнул вперед. Комната вокруг исказилась, потемнела и поплыла, промелькнуло несколько мгновений, и двери сомкнулись за моей спиной.

Темнота. Тишина. Пропало ощущение верха и низа, и я уже не чувствую своего тела, только смутно догадываюсь, что мой разум еще в нем… Перекрыты все сенсорные каналы, сознанию не за что зацепиться, и я словно начинаю проваливаться в черную бездну. Потом вокруг возникает свет, не вспыхивает, а именно возникает в каждой точке. Я успеваю заметить стеклянный блеск, а потом оказываюсь на огромной равнине, покрытой волнующимся океаном травы. Солнце светит в затылок, и никаких признаков Оракула. Я не удивляюсь, и это странно. Впрочем, нет, хорошо. Меня допустили до Испытания, но каким оно будет? Я внимательно оглядываю окружающий меня ландшафт: синее небо, желтое солнце, зеленая трава, коричневые, с белыми шапками горы на горизонте. Делаю шаг в их сторону, еще один…

Стеклянный блеск – и вокруг вырастают деревья. На мои волосы, лицо медленно падают крупные голубые снежинки. Я ловлю одну из них, она ощутимо теплая. Шаг вперед… Секундное соприкосновение с поверхностью изогнутого зеркала, я успеваю заметить свое отражение и оказываюсь в океане. Волна, на которой я стою, неспешно несет меня к берегу. Впереди огромный остров, заросший буйной тропической зеленью. Он лежит на воде, как притаившееся чудовище, и только узкие башни взлетают в небо над джунглями. Что все это значит?

Я не успеваю даже начать искать ответ – снова блеск, как будто я открыл глаза и на мгновение увидел в полутьме огромный стеклянный цветок. Ураганный ветер сбивает с ног, я цепляюсь за желтовато-зеленую землю, она подается под моей рукой, и из ямки брызжет фонтанчик коричневатой жидкости с запахом цветов. Она мгновенно замерзает и становится такого же желтовато-зеленого цвета, как и окружающая равнина. Поднимаю голову и успеваю заметить над собой грандиозную воронку в облаках. Потом вновь видение стеклянного цветка, и тишина.

Просто невероятная тишина, подавляющая. Я стою на краю огромного плато, обрывающегося в темно-фиолетовый океан, в котором пляшут отражения ярких звезд над моей головой. В их неверном свете я замечаю усеивающие равнину останки воинов… Это поле боя, и понятно, почему здесь так тихо. Это тишина смерти. Я делаю шаг, и мир опять исчезает. Ситуация вновь изменилась, но в этот раз смена декораций происходила чуть дольше, и я успел кое-что разглядеть…

Теперь я стою на равнине, покрытой огромными плоскими камнями, на горизонте – извергающийся вулкан, а от вулкана за море, по крайней мере на четверть горизонта, протянулся сверкающий арочный мост. Но я не концентрирую на этом внимание, готовясь к новому переходу. Шаг вперед… Так и есть! Когда очередной пейзаж исчез, а новый еще не появился, я успел рассмотреть всепроникающую ткань этого фантасмагорического мира: переплетение световых лучей, блестящих поверхностей, стеклянных труб, хрустальных колонн и алмазных лиан. Все дрожит и пульсирует под потоками наплывающего откуда-то из глубины зеленого света. Я почувствовал, что стремлюсь туда, к источнику этого сияния, но тут возникла новая картина.

Темнота. Ни солнца, ни луны, ни звезд, только бледные тени в отдалении. Я подношу руку к глазам, синеватый огонь расползается по кисти, пульсирует в ответ ударам сердца, ослепительными искрами вспыхивает над нервными узлами. Браслет выделяется на руке темной полосой, не светится и одежда. Я подбираю камень, он тоже темен, а вот на рукояти Шпаги, почти на пределе видимости, вспыхивают крохотные синеватые искорки. Шорох за спиной, я оглядываюсь: огромная тварь, подобная крысе, уже встала на дыбы, готовясь к прыжку. У нее три передние лапы и странно раздвоенная голова, я выхватываю Шпагу, и тут снова происходит перемещение.

На мгновение оказавшись в стеклянном мире, я чувствую текущий через меня поток энергии и бросаюсь ему навстречу, к зеленому сиянию. На меня обрушивается сноп пестрых лучей, я отброшен ими и теперь парю в каком-то сероватом пространстве. Вокруг – неясные контуры, тени, словно меня проносит в тумане над разрушенным городом. Шпили и купола… Стая каких-то существ, похожих на черные кляксы, срывается с развалин уступчатой башни и пропадает в сером. Странный мир, одни силуэты, как будто рисунок карандашом, лишь что-то цветное парит рядом… Господи! Да это же я! И еще один, нет, этот чуть другой – меня окружает целая стая двойников… Перед глазами все пляшет. На мгновение возникают джунгли, через которые просвечивает все то же серое.

Бред. Полная остановка мысли. Мой разум блокирован чем-то, информация заполнила собой все клеточки мозга. «Так сходят с ума…» – успевает пронестись в голове. Шум в ушах, дикая какофония звуков, мельтешащие образы на сером, откуда-то со стороны я слышу свой голос:

– У тебя стерта грань между сознанием и подсознанием…

Эта мысль вырывает меня из бреда сумеречного мира и бросает обратно в стеклянный лабиринт, я уже могу немного управлять своим полетом и быстрее устремляюсь к зеленому свету.

Постепенно я начинаю осознавать, что значат все миры, через которые я прошел… Это изучение меня.

Следующая высадка – в воздухе, подо мной маленькая антигравитационная платформа с легкими перилами по борту, впереди – город. Стон вырвался из моей груди, и я сжал хрустнувшие перила. Это была Столица. На берегу морского залива и на островах дельты впадающей в залив реки стоял этот город, город-сказка, город-мечта. Я смотрел на его ажурные башни, сверкающие мосты, стройные колоннады, величавые здания – и плакал. Все это было стерто в пыль. Построенный величайшим мастером на месте старинного земного города, носивший древнее и гордое имя, невыразимо прекрасный, похожий на застывший органный хорал город – Столица Земли, Столица Великой Галактической Империи…


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19