Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Рагнаради (№1) - Шпага гроссмейстера

ModernLib.Ru / Научная фантастика / Дихнов Александр / Шпага гроссмейстера - Чтение (стр. 4)
Автор: Дихнов Александр
Жанры: Научная фантастика,
Космическая фантастика
Серия: Рагнаради

 

 


В памяти вспыхнули давно забытые строки:


Дворцы, ступени и аркады

В нем вознеслись, как Вавилон,

В нем низвергались ниц каскады

На золото со всех сторон;


Как тяжкий занавес хрустальный,

Омыв широких стен металл,

В нем ослепительно-кристальный

Строй водопадов ниспадал.


Там, как аллеи, колоннады

Тянулись вкруг немых озер,

Куда гигантские наяды

Свой женственный вперяли взор.


И берег розово-зеленый,

И голубая скатерть вод

До грани мира отдаленной

Простерлись, уходя вперед!


Сковав невиданные скалы,

Там полог мертвых льдов сверкал,

Исполнен силы небывалой,

Как глубь магических зеркал;


Там Ганги с высоты надзвездной,

Безмолвно восхищая взор,

Излили над алмазной бездной

Сокровища своих амфор!


Увидеть Столицу в ее нетронутой заповедной красоте стоило даже смертельного риска, и я был благодарен Оракулу.

Снова вспышки света и блеск. Используя текущую через меня энергию, я разгоняюсь, как световой луч отскакиваю от зеркала, мчусь по стеклянной трубе и словно влетаю внутрь елочного шарика. Мое отражение заполнило все вокруг, любая мысль колоколом отдается в голове. Боль, сначала слабая, потом – сильнее и сильнее, кажется, что меня кто-то раздирает изнутри. Собраться, погасить все мысли, все чувства, исчезнуть… Только так я смогу остаться в живых. И боль отпускает…

Миры текут вокруг меня, невероятные, фантастические, иногда – угрожающие, иногда – величественные. Я мчусь сквозь них, пробираясь по стеклянным зарослям к их сердцу, источнику мерцающего зеленоватого огня, я уже многое понял и знаю, что там-то меня и ждет Испытание…

Поворот. Тончайшие, как иглы, шпили города взмывают почти на километровую высоту, рушатся, отступают назад, сменяясь багровым океаном, по которому катятся покрытые трещинами волны. Из трещин сочится кровь… Зеленое солнце стремительно сворачивает, но щупальца-протуберанцы красного уже схватили его. Короткая борьба, в ходе которой вспыхивают и исчезают девять населенных планет, и одна звезда пожирает другую… Синий песок, ярко, пронзительно-синий, кажется, даже светящийся изнутри. Волны серебристого моря накатывают на синий пляж, а когда идешь по нему, раздается звон…

Дрожащие цветные формы, пульсирующие, перетекающие одна в другую, я не понимаю их игры, но чувствую, что за ней скрыт какой-то смысл, что-то очень важное. Тайна бессмертия… Белое, как кость, небо, черный ветер сдувает с такой же белой плоской земли кучки бледно-желтого песка. Все, ветер утих, уже не понять, где земля, где небо… Окружающие меня миры становятся бледнее, прозрачнее. Интересно, они были созданы моим сознанием или спроецированы в него. Зеленый свет все ярче и ярче, ко мне приходит понимание многих законов, которым подчиняется мир. Это дар Оракула – каждый, дошедший до Света, получает его, но не каждому удается унести его отсюда…

Мелькает тень последнего мира: низвергающийся в полную звезд бездну океан, а потом все тонет в потоках зеленого. Я плыву в нем, как в теплой душистой воде, он омывает мой мозг, выгоняет усталость из каждой клеточки, голова становится ясной, сердце бьется спокойно и ровно. Постепенно ощущение движения пропадает, время замедляется, мыслей нет, я в центре Вселенной… В момент, когда время окончательно останавливается, звучит вопрос:

– Ты готов? – Голос мягкий, глубокий и доверительный.

– Да!

Завесу зеленого света словно отдернули. Я стою в комнате с хрустальными стенами, потолком и полом, определить ее размеры невозможно. В пустоте подо мной переливается золотой огонь, а впереди – черные, совершенно не отражающие свет, как провал в пустоту, двери. Только слабые световые линии, скорее всего внутреннее свечение, доказывали, что передо мной что-то материальное. Я шагнул вперед.

– Зачем ты пришел сюда? – вновь неведомо откуда раздался голос.

Меньше всего я ожидал этого вопроса. Нет, дело не в том, что я не привык оправдывать свои действия… В самом деле, зачем? Чтобы сохранить Шпагу? Я подумал: надо говорить правду, и вообще-то оружие здесь ни при чем. Хоть я и привязался к Шпаге, но… Любопытство? Я увидел новую возможность скоротать вечность? Нет, ведь если я пройду, на меня ляжет груз новой ответственности. Может, лучше оставить все как есть? Я еще раз вспомнил историю всей своей жизни: как метался по Галактике, искал что-то и не мог найти. Почему? Что же мне все-таки нужно? Зачем вообще я живу?

– Я ищу цель жизни!

– А если ты ее не найдешь?

Прошлое, Земля, легкие, парящие башни, серебряные мосты над темной водой… Подавив воспоминания, я криво усмехнулся: зря Оракул напомнил мне об этом.

– Если я так и не найду цели, я буду знать, что целью моей жизни были поиски цели!

Остро повисла тишина, потом двери распахнулись. Еще не зная, что ждет меня, я шагнул вперед. Оракул перевернул всю мою душу, я внезапно осознал ответственность перед Людьми, доверяющими мне все созданное ими за века, чтобы дальше я нес это сквозь время…

Пахнуло ветром, в глаза ударил ослепительный свет, я увидел чье-то знакомое лицо и упал без сознания.

Очнулся я в широкой постели посреди высокой светлой комнаты. В окно барабанил дождь, и вставать совершенно не хотелось. Внезапно раздался стук в дверь.

– Кто там?

– Да я это! – Илайдж вошел в комнату, задернул штору и присел на краешек моей кровати. – Ну как?

– Как видишь, жив.

– Вижу. Но у тебя был очень бледный вид, мы подумали даже, что тебе конец.

– Хм, действительно так плохо?

– Распахиваются двери, оттуда вываливаешься ты, весь белый, с закатившимися глазами, ногти и губы – синие…

– Странно, я ничего этого не помню. А в каком виде обычно выходят от Оракула?

– В разном. Ладно, отдыхай, Рыцарь. К ужину тебя разбудят, у нас тут собралось довольно много народа.

– Отлично, – усмехнулся я, – вот и познакомлюсь. А почему ты назвал меня рыцарем?

– Так выглядит новая Фигура на Доске. Все, отдыхай, у тебя будет напряженный вечер.

Илайдж вышел и прикрыл за собой дверь. Я почувствовал легкое покалывание в левом плече и, глянув туда, увидел на собственной рубашке герб: три пересекающихся кольца – серебряное, янтарное и золотое. Думать было тяжело, я улегся поудобнее и последовал совету Илайджа. Усталость, боль от раны – все это сыграло свою роль, и я проснулся, когда уже стемнело.

Мне навсегда запомнился вечер, когда я впервые попал в Клуб. Сидя у камина, мы с Илайджем курили сигареты и тихо разговаривали, в гостиной еще никого не было. Я специально пришел так рано, чтобы успеть привыкнуть в новой обстановке, почувствовать себя в ней удобно – это могло помочь в предстоящем сложном разговоре.

Легко скрипнула дверь, и в гостиную вошла высокая и стройная темноволосая женщина.

– Здравствуйте, Диана! – поднялся ей навстречу Илайдж. – Позвольте представить вам нового члена нашего Клуба.

Я поцеловал ее узкую руку.

– Счастлив познакомиться с вами.

– Я тоже рада вас видеть, Рагнар. Мои друзья отзывались о вас не очень лестно, но, мне кажется, они были не правы. – Диана, улыбаясь, присела на низкий табурет перед камином и любезным тоном продолжила: – Так, значит, это вы закололи Ганса, тяжело ранили Марка, обвели вокруг пальца Юлиана и дали… м-м… по морде Кнуту?

– Ваши друзья несколько преувеличили, к тому же это обрушилось на меня столь внезапно, что я просто плыл по течению. Все получилось так неожиданно.

– И все же это должно быть интересно, обещайте, что потом расскажете мне эту историю…

– Вам, Диана, я готов рассказать что угодно и когда угодно.

Она рассмеялась. Я восхитился ее улыбкой. Одним словом, пошла обычная светская беседа. Илайдж с необычайно серьезным лицом пересказал свой разговор с Кнутом, потом я в нескольких словах описал Юлиана в качестве экскурсовода по Местальгору, Диана также мило сплетничала, и особого напряжения я пока не чувствовал.

Вновь раздался звук открывающейся двери, и, оживленно беседуя, вошли Джейн и Юлиан, а чуть позже Кнут, Вотан и Эрсин. Последних двоих следует представить особо, ибо они колоритнейшие в своем роде фигуры.

Гербом Вотана была сосна, и я помнил, что он родом с Земли, высокий, светловолосый и голубоглазый, как все его скандинавские пращуры. Он носил имя древнего бога норманнов и действительно вел свой род от обитателей фьордов, а в Империи, включавшей тысячи населенных планет, встретить Человека, который точно знает свою национальность, было по крайней мере необычно. В полном соответствии с традициями своих воинственных предков Вотан был великолепным бойцом, в молодости он в совершенстве освоил разнообразное оружие не только Земли, но и всех более или менее цивилизованных миров. В этот вечер он был вооружен скромным самурайским мечом с белой костяной рукояткой, что в сочетании с джинсами и пестрой курткой смотрелось довольно дико. Однако Вотана мало занимали такие мелочи. Эрсин – худой, с мало запоминающимися чертами лица, блеклыми, кажется, карими глазами, неопределенного цвета волосами и безвольным подбородком – вроде бы малоприятный и незначительный тип. Но было в его манере держаться что-то особенное, так выглядят Люди, привыкшие повелевать. Кроме того, похоже было, что он в близких отношениях с Дианой, какая-то странная взаимная приязнь связывала их…

Вотан с Эрсином заняли место у одного из окон, откуда изредка поглядывали в мою сторону и обсуждали отличия закалки японских мечей эпохи Хидоэси и оружия более поздних веков. Они вовсю демонстрировали, что чересчур заняты этим специальным разговором. Юлиан и Джейн тем временем уселись за столик с напитками. Юлиан что-то рассказывал, лицо Джейн было бледным, а ее руки слегка дрожали. Кнут сделал было вид, что не знает ни меня, ни Илайджа, но мой друг не дал ему так просто отделаться. Он долго рассыпался в извинениях за свой удар, участливо осведомился, не болит ли пострадавшая челюсть, и довел Кнута до состояния особой мрачности.

Тем временем в гостиную вошел последний прибывший в Форпост Человек – Яромир. Я насторожился: ведь, похоже, этот громогласный толстяк не так давно пытался меня убить. Яромир поздоровался со всеми и потребовал у Илайджа немедленно представить меня ему, а похлопав меня по спине, тут же уселся в кресло и принялся болтать с Дианой. Несмотря на всю свою импозантность, этот Человек мне не понравился. Ну а затем Илайдж поднялся и, перекинувшись парой слов с Джейн, вышел на середину зала.

– Господа, – громко начал он, – в наш Клуб вступил новый Человек, я имею в виду Рагнара. Фигура Рыцаря, появившаяся на Доске сегодня днем, – это его Фигура, а герб, избранный для него Оракулом, – три пересекающихся кольца. От имени всех собравшихся я приветствую прошедшего Испытание!

Раздалось несколько вялых хлопков, и я переглянулся с Дианой. Она улыбнулась мне, и тут же я поймал не очень-то добродушный взгляд Вотана.

Мне пришлось произнести ответное благодарственное слово, после чего я пожал холодную бескостную руку Эрсина, а за ним Вотан чуть не раздавил мою ладонь своими клещами. Он весело улыбался мне, хлопал по спине и нес какую-то чушь о наших прошлых совместных похождениях, словно и не было холодного взгляда несколько минут назад. Беседуя с Вотаном, я краем глаза заметил шепчущихся о чем-то Диану и Яромира…

Постепенно вокруг собрался целый кружок слушающих мой рассказ о событиях, приведших меня в Форпост. Неожиданно раздался громкий голос Яромира:

– Ваша Шпага, Рагнар! Вы знаете, что это такое?

– Да, разумеется. Это – Шпага Гроссмейстера, но я владею ею по праву!

– А как она попала к вам?

«Что он знает об этом? Он шептался о чем-то с Дианой, в которую влюблен Вотан, а именно его брату Кнуту, судя по всему, торговец вез эту Шпагу…»

– Я же сказал, что владею этой Шпагой по праву, – твердо ответил я и усмехнулся: – Надеюсь, вы не обвиняете меня в том, что я убил Гроссмейстера.

– Нет, конечно, – прогудел Яромир. – Но, Paгнар, посудите сами, вдруг с вами что-нибудь произойдет, вас могут случайно убить в конце концов…

– Например, на Золотом тракте? – уточнил я.

– При чем здесь Золотой тракт, там… – пробормотал Яромир, потом внезапно перебил себя: – Я считаю, что Шпагу гораздо надежнее хранить в Форпосте, ведь вы, я думаю, знаете, что это один из предметов, необходимых для возвращения Гроссмейстера.

«Странная реакция, – заметил я про себя. – Он сначала удивился, а потом что-то вспомнил. Любопытно…»

– Я не собираюсь это обсуждать. – ответил я Яромиру. – Шпагу я не отдам!

– Рагнар, поймите, – поднялся с подоконника Эрсин, – никто не намерен отбирать у вас Шпагу, она только будет храниться здесь, так действительно будет безопаснее. Вы просто не знаете еще расстановки сил и поэтому так резки в своих суждениях.

– Не спорю, всего я пока не понимаю, но… – я сделал небольшую паузу и посмотрел в упор на Яромира, – некоторые из этих сил я знаю отлично!

Яромир отвел глаза.

– Я серьезно пострадал из-за этой Шпаги – раздался из дальнего угла хриплый голос Кнута, – но я хотел принести ее в Форпост…

– У вас это здорово получилось! – перебил его Илайдж, возвращаясь к камину. – Только надо было действовать быстро, а не тратить время на запихивание Рагнара в петлю, так, глядишь, и челюсть не болела бы!

Кнут исподлобья глянул в сторону Илайджа и закончил:

– Я – за предложение Яромира!

Следующей молча встала Джейн и, подойдя к камину, стала греть около него якобы замерзшие руки.

– Зачем обязательно в Форпосте, – сказала наконец она. – По-моему, Рагнар прекрасно может защитить Шпагу сам, и не вам, Кнут, в этом сомневаться.

Юлиан уже минуты две сидел, оценивающе поглядывая на лицо Яромира. Когда же изучение закончилось, он налил себе бокал вина и направился к камину, чтобы согреть напиток.

– Извините, Рагнар, – сообщил он по дороге. – В Местальгоре, пытаясь убить вас, я несколько погорячился, к счастью, Кнут подоспел вовремя. На самом деле вы симпатичны мне, надеюсь, мы будем друзьями.

Я пожал протянутую руку Юлиана, и это была почти победа: Яромир оставался в меньшинстве

– Диана, а что ты думаешь по этому поводу? – поинтересовался Эрсин.

– Ничего не думаю, мне что-то не хочется сегодня думать, дорогой. И вообще мне становится скучно. – Диана деликатно зевнула и все свое внимание переключила на маникюр.

Яромир злобно усмехнулся:

– И все-таки, где должна находиться Шпага?

– Какое мне дело? Вы ведете себя как неотесанный мужлан, Яромир, ведь я уже ответила на этот вопрос…

Между тем Вотан тоже перебрался к камину и, выпив с Илайджем, заметил:

– Если воин добыл себе оружие, он должен владеть им до смерти, если это достойное оружие и, конечно, если он – хороший воин. Я не понимаю вас, Яромир, вы ведете себя недостойно!

– Ладно, будь по-вашему, – неожиданно улыбнулся Яромир. – Признаю, что был не прав. Мои извинения, Диана, мои извинения, Рагнар! Пусть все будет как будет.

Я мысленно утер пот со лба. Шпага осталась у меня, и четко обрисовался лагерь противника. Друзья же вызывали сомнение, особенно Юлиан, чья эмблема – маска, а Фигура – Шут… В это время я пожимал руку Яромира, тот все еще извинялся, я ответил, что это пустое, и мы выпили.

– Кстати, – поинтересовался я, – какого дьявола вы подослали ко мне убийц на Золотом тракте?

– Вы тогда только что убили Ганса и к тому же были Фигурой Судьбы, поэтому я решил, что вы опасны. Как видите, впоследствии мое мнение переменилось.

Этот ответ пока вполне удовлетворил меня, хотя было в нем что-то нечеткое… Тем временем Люди начали расходиться: первым, извинившись, ушел Кнут, чуть погодя – Вотан и Джейн, а за ними – и Яромир. С оставшимися в гостиной я чувствовал себя гораздо уютнее, только вот рыбообразный Эрсин… Незаметно разговор перешел к истории Клуба, а затем к личности Гроссмейстера.

– Кстати, Илайдж, – заметил я, – ты говорил мне что-то о плане освобождения твоего дяди. Почему он до сих пор не реализован?

– Видишь ли, друг мой, это не так-то просто. Как я уже говорил, у нас очень слабое представление, какой силой скован Гроссмейстер и как все это было проделано. Неясен и сам ритуал освобождения, о нем толком знает только Яромир, мы же все полагаемся на его искусство, хотя лично я предпочел бы знать все сам. Это, конечно, серьезные, но в принципе устранимые препятствия, сложнее другое. Видишь ли, чтобы освободить дядю, необходимо восстановить на Доске расстановку Фигур, существовавшую в тот миг, когда он ушел, плюс к тому необходимы Шпага и сама Фигура Гроссмейстера. Шпагу ты добыл, значит, остаются Фигуры и расстановка. Что касается последней, то дядя зашифровал ее на клетках своей Доски, которую разломал и раскидал по всей стране. Выглядят эти клетки как оправленные в серебро прямоугольные куски очень тяжелого черного камня. Три из них хранятся сейчас в Форпосте, и содержание одной случайно расшифровал Марк. Таким образом, сейчас мы знаем 9 позиций из 14, потому как из восьми старых членов Клуба назвали свои поля все. Двумя нерасшифрованными занимается Джейн. Видишь, Рагнар, нам предстоят еще долгие поиски…

– А что известно о Фигуре?

– За ней много дет безуспешно, по его словам охотится Яромир.

– И все же, Илайдж, что будет, когда нам удастся собрать все это вместе?

– Точно не знаю. Вероятнее всего, мы восстановим положение на Доске, а потом кто-то из нас, очевидно Яромир, отправится к Оракулу и там, совершит необходимый обряд со Шпагой и Фигурой, после чего Гроссмейстер будет свободен…

Я молчал, оценивая полученную информацию Значит, большая часть членов Клуба занимается поисками этих предметов последние века, и почти безрезультатно. Воля Судьбы, с которой они играют непонятную партию на Доске в 144 клетки? Или что-то еще?

Пребывание у Оракула сильно изменило меня, а чуть позже Илайдж объяснил мне, что каждый Человек, уходя из Чертога Оракула, получает какой-нибудь особый дар, новые способности, причем все, как правило, молчат о себе, и, наверное, не из скрытности, а потому, что это трудно передать словами. Так и в моем случае. Это было какое-то предвидение неудач и опасностей, острое ощущение фальши, двойной игры… Впоследствии я убедился, что его подсказки всегда верны, а пророчества неизменно исполняются, надо только научиться истолковывать их. Так же было и в этот раз: прозрение пришло лишь на миг и тут же исчезло, оставив меня с твердым ощущением того, что все не так просто, как кажется на первый взгляд. Еще одно усилие – и я увидел бы окружающий меня обман и двусмысленность, но тогда я не умел замечать их, кроме того, всегда оставался риск неверного понимания. И все же…

В тот вечер я отправился в свои апартаменты с тяжелой головой. Много было передумано, но я не мог найти зацепку. Я договорился с Юлианом и Илайджем с утра отправиться обратно на континент, ведь я не выполнил обещание, данное Генриху, к тому же Марция вполне могла оказаться той самой зацепкой…

Глава 7

Утром я поднялся поздно, но, несмотря на продолжительный отдых, чувствовал себя неважно.

Юлиан и Илайдж ждали меня в гостиной, и, судя по количеству пустых бутылок, уже давно. Правда, никаких признаков неудовольствия не было и в помине: они смеялись, перекидывались остротами, казалось, попросту забыв о происходящем вокруг. Мне никогда не был чужд юмор, но в тот момент их веселье почему-то покоробило меня, и, выпив предложенный мне бокал, я перевел разговор в деловое русло.

– Каким образом, господа, вы собираетесь попасть на континент?

Все еще улыбаясь, Илайдж глянул в окно, где за завесой дождя едва виднелось море, затем поднялся и, промолвив: «Да, нам пора!» – двинулся к выходу из гостиной.

Вначале мы шли в направлении Чертога Оракула, но затем свернули куда-то вглубь замка и стали спускаться по узкой винтовой лестнице. Судя по всему, мы наверняка покинули пределы здания и продолжали спуск по ступенькам, вырубленным в стенах базальтового колодца. Я пытался считать пролеты, но быстро сбился, с трудом поспевая за легко сбегающим вниз Илайджем. Наконец, когда я уже совершенно выдохся, лестница закончилась небольшой ровной площадкой. В мерцающем свете факела Юлиана я сумел разглядеть три тяжелые, окованные металлом двери, Илайдж подошел к правой. Он нажал какую-то невидимую кнопку в стене, и дверь начала неторопливо отъезжать в сторону, а я вполголоса поинтересовался у Юлиана:

– Где это мы?

– Как бы внутри скалы, образующей остров

– Как бы?..

– Окружающий нас базальт – лишь тонкая оболочка, – усмехнулся Юлиан. – Внутри весь остров напичкан сложнейшими механизмами, служащими Оракулу…

– Вы идете? – перебил его Илайдж, чей голос раздался из открывшегося в скале грота.

Юлиан, ерничая, слегка поклонился окружавшим нас стенам и, немного рисуясь, прошествовал в грот. Я на секунду задержался, мне не хотелось уходить отсюда, казалось, я чувствую какой-то пульсирующий сигнал, направленный ко мне, и еще вдруг я ощутил огромный поток энергии, стекающейся к этому месту.

Однако меня ждали, и я вошел в дверь, тотчас же закрывшуюся у меня за спиной. В огромном сводчатом гроте было значительно светлее, чем я предполагал, и это объяснялось тем, что в дальнем конце виднелось размытое пятно выхода. Осмотревшись, я понял, почему Илайдж привел нас сюда – пещера была своеобразной гаванью Форпоста. Чуть впереди пол обрывался прямо в воды океана, а справа и слева от меня располагались два причала. Правый пирс был пуст, а у левого стояла теперь уже древняя машина, являвшаяся одним из последних технических, достижений Империи, – шестиместный антигравитационный глайдер. Я понятия не имел об управлении подобной техникой, но Илайдж, похоже, разбирался в этом неплохо: уже через несколько минут наш корабль, набирая ход, двинулся к выходу в море.

Как только мы выскочили из-под свода пещеры, на глайдер обрушился ливень, и Юлиан поспешил сойти вниз, в каюты, я же еще ненадолго остался на палубе длинного белого катера. Последний Форпост, как называли его Люди Клуба, быстро удалялся на северо-запад, и я с непонятной тоской смотрел на белый замок, отчетливо выделяющийся на фоне серого неба. Белый замок, венчающий черную скалу… Какие бы цели в своей жизни ни преследовал Гроссмейстер, место для их осуществления он выбрал красивое. Я не сомневался, что еще вернусь на этот северный остров, но мне хотелось сделать это как можно скорее…

Скинув мокрый плащ, я прошел в кают-компанию глайдера. Все здесь было оборудовано по последнему слову моды тысячелетней давности, и Юлиан, одетый в охотничий костюм местальгорского егеря, смотрелся на фоне видеоэкранов широкого обзора весьма забавно. Я не сдержал улыбки, но Юлиан отгадал мои мысли и, доставая из бара чудом сохранившуюся там бутылку виски, отпарировал:

– Не думайте, Рагнар, что ваша куртка бродячего воина больше подходит к этой обстановке. Да в общем, это неважно, присаживайтесь, я хочу поговорить с вами, благо Илайдж еще некоторое время будет занят программированием глайдера.

И хотя мне не очень понравилось такое начало, я сел, налил себе виски и достал последнюю пачку сигарет.

– В общем-то я виноват перед вами, Рагнар, – Юлиан необычно медленно подбирал слова, – за то нападение в Местальгоре, но это вполне объяснимо, и вы, я думаю, меня понимаете. Кроме того, я поддержал вас вчера, когда решался вопрос о Шпаге, так что мы квиты. Вы действительно симпатичны мне, в отличие от большинства наших компаньонов, Яромира, например…

– Извините, – перебил я Юлиана, – а чем вам не нравится Яромир? Да и остальные?

Юлиан усмехнулся:

– Быть может, смешно слышать такое от Человека, чей герб – маска, но все же… В них слишком много фальши, они постоянно стараются перехитрить друг друга, словно они не друзья, а злейшие враги. Впрочем, я никогда не вдавался в подробности их взаимоотношений, так что тонкости мне неизвестны. Что же касается Яромира, то он точно ведет двойную игру.

– Вы уверены? – Я и сам не сомневался, что Яромир плутует, но ничего конкретного сказать не мог.

– Я торчу в Местальгоре не только из-за архитектурных красот этого королевства. – Юлиан не сводил глаз с рюмки в своей руке и выглядел как-то скованно. – С молчаливого согласия остальных, я присматриваю за Королем Местальгора, все-таки он – Белая Фигура. Так вот, Яромир не раз вступал в контакт с Королем, стараясь, чтобы я об этом не прознал…

– Ну, в этом нет ничего криминального, – проронил я.

– Да. – Юлиан в упор посмотрел на меня. – И больше ничего я ему в вину поставить не могу, тем не менее я вас предупредил, Рагнар!

– Спасибо! – искренне ответил я и в который уже раз за последние дни задал вопрос: – Король Местальгора… В этой истории он играет большую роль, а я даже не знаю его имени. Что это за человек?

– Это не Человек! – странным тоном поправил меня Юлиан.

– Хорошо, что это за смертный?

– Он вряд ли смертный, и он не Человек! – Видя мое замешательство, мой собеседник пояснил: – Он – маг, самый настоящий. Я знаю Джарэта уже много лет, почти с самого его рождения, но он – загадка, а ведь я хорошо разбираюсь в психологии… Вас, Рагнар, по-видимому, интересует, для чего ему понадобилась Марция. Говорят, без нее он не может начать войну с Пантидеем.

– Говорят?

– Именно, но мне кажется, здесь что-то другое… А в целом Джарэт – очень обаятельный и умный человек. – Кривая ухмылка вновь заиграла на лице Юлиана. – Вы не обижайтесь, Рагнар, но это по моему предложению мы решили спрятать Марцию, что называется, от греха подальше.

Я не обиделся.

– А где вы ее спрятали?

Юлиан пожал плечами.

– Спросите у Марка, он в курсе последних событий и не откажется сообщить вам об этом.

– Ой ли?

– Он тоже не обидчив.

Юлиан поднялся, и мне показалось, что разговор окончен, но я ошибался. Мой собеседник снова был серьезен – смена настроений происходила у него мгновенно.

– Посмотрите вокруг, Рагнар! Эти Люди, они бегают, суетятся, стремятся сами не знают к чему, неужели и вам это нужно? Неужели и у вас недостаточно здравого смысла, чтобы просто созерцать, наслаждаться прекрасным и не влезать в дрязги?

Не знаю, как у меня со здравым смыслом, однако, подумав, я ответил так:

– Быть может, вам это покажется смешным, Юлиан, но я Человек и чувствую себя частью Человечества, и я не хочу видеть наш народ в нелепом, бессмысленном прозябании, он достоин лучшей участи. Меня и в самом деле мало беспокоит освобождение Гроссмейстера, тем не менее я буду действовать. Действовать и созерцать, если угодно!

– Не думаю, что вы правы, Рагнар, но это ваш выбор. Мы завтра расстанемся, но помните, что в известном смысле вы можете на меня рассчитывать. – Юлиан коротко кивнул и, не дожидаясь ответа, вышел из кают-компании.

Не знаю почему, но я поверил ему.

– Очень благородный Человек! В известном смысле… – Обернувшись, я увидел смеющегося Йлайджа, входящего из коридора, соединяющего кают-компанию с рубкой.

Разговаривать со своим другом мне сейчас не хотелось, и я оставил его один на один с недопитой бутылкой виски. Запершись в понравившейся мне каюте, я потратил немного времени на изучение-вспоминание азов обращения со сложной техникой, вскоре мне это наскучило, и я достал Доску. Фигуры стояли теперь иначе, чем в день нашего памятного разговора с Илайджем, но анализировать положение мне было лень, и я прикоснулся к Фигуре Монаха. Однажды я уже пробовал дотронуться до Фигуры, но наткнулся на пустоту, в этот же раз она была вполне осязаема, и контакт, как я почувствовал, установился мгновенно…

Через несколько секунд туманный кокон преобразовался в Марка, тот сидел в глубоком кресле и листал какую-то книгу. Заметив меня, он отложил ее в сторону и слабо кивнул. С момента нашего последнего свидания его лицо заметно побледнело и осунулось.

– Я ждал вашего вызова, Рагнар. Извините, но меня все еще утомляют долгие разговоры, поэтому сразу приступим к делу… Вас ведь по-прежнему интересует Марция?

Я возможно вежливее кивнул.

– Превосходно. Мы спрятали ее в пещере, в западных отрогах Асского хребта, почти у Бронзового перевала… – Далее он толково и подробно описал ущелье и пещеру, которые мне требовалось отыскать. Такой подход к делу меня более чем порадовал, однако, когда Марк закончил, я не мог не задать беспокоящий меня вопрос:

– Что же она там делает?

– Спит.

– То есть?!

Слабая улыбка тронула тонкие губы Марка.

– Да будет вам известно, Рагнар, что я немного разбираюсь в магии, в частности, умею погружать людей в сон – долгий, короткий, какой угодно… Не беспокойтесь, это абсолютно безболезненно и безвредно, вам достаточно будет прикоснуться к Марции, и она проснется.

– Так вы и стражу у Золотого перевала усыпили! – догадался я.

Марк едва заметно кивнул.

– Если больше у вас нет ко мне вопросов, то я прощаюсь…

– Одну секунду, Марк. Извините меня за ту встречу на рудниках, я не сомневаюсь, что мы бы и тогда договорились, но кое-кто погорячился, и увы! Еще раз извините!

– Не стоит извинений. – Образ Марка растаял.

«Не стоит так не стоит, ему виднее…» – решил я и лег спать.

Я встал на рассвете, когда на горизонте уже показался Флерион, второй по величине город Местальгорского королевства и соперничающий с Дагэртом торговый центр планеты. Расположенный на одноименном острове, Флерион был древним городом, но за последний век и он изменился до неузнаваемости… Единственное, что тогда меня могло заинтересовать в этом городе, так это резиденция Дианы, однако Илайджу моя идея пришлась не по душе, и мы решили в город не выходить.

Часам в девяти утра мы вошли в гавань, и к моему удивлению, наш глайдер не вызвал сногсшибательной реакции, из чего нетрудно было догадаться, что это зрелище в порту Флериона достаточно привычное. Здесь мы расстались с Юлианом, который предпочел добираться до Местальгора обычным судном. Наше прощание было в традиционном стиле Людей: короткое «до свиданья!», пожатие руки, и все расходятся не оборачиваясь…


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19