Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Рагнаради (№1) - Шпага гроссмейстера

ModernLib.Ru / Научная фантастика / Дихнов Александр / Шпага гроссмейстера - Чтение (стр. 6)
Автор: Дихнов Александр
Жанры: Научная фантастика,
Космическая фантастика
Серия: Рагнаради

 

 


– Я не сомневаюсь, что мы еще встретимся, Рагнар, и мы закончим этот разговор, когда, как вы изящно заметили, кто-нибудь из нас будет подыхать.

Свет вокруг стал меркнуть, очертания предметов и самого хозяина хижины исказились, а через секунду все исчезло…

Надо мной простиралось чистое небо, усеянное звездами, ярко светила давно взошедшая половинка луны, а прямо передо мной возвышались Восточные ворота Местальгора.

Глава 2

Передо мной встал принципиальный, на мой взгляд, вопрос: когда именно я сошел с ума? Ворота Местальгора галлюцинацией не являлись, это я проверил сразу же, но, с другой стороны, я был абсолютно уверен и в реальности той странной встречи – выпитое вино до сих пор приятно согревало желудок, и я отлично помнил, о чем шла речь в нашей забавной беседе с черно-красным незнакомцем. Итак, я либо спятил там, на дороге, когда увидел хижину, либо здесь, и тогда ворота скоро исчезнут… Если же признать, что и то и другое было на самом деле, то с ума сошел не я, а весь остальной мир. Эта мысль меня несколько утешила, но до душевного равновесия было еще далеко, ведь тогда мой незнакомец должен обладать такими магическими талантами, что ни мне, ни Марку и не снились. Кроме того, этот Человек, если это Человек, что сомнительно, был явно заинтересован в моей судьбе с той точки зрения, что меня нужно как можно скорее отстранить от дел. Но чьих, черт возьми, рук эта работа? Джарэт дотоле не произвел на меня впечатления могущественнейшего мага, значит, кто-то из своих… Я усмехнулся: похоже, в Клубе все просто помешаны на интригах, и если действуют, то с размахом. Успокоив себя тем, что в любом случае этот таинственный тип еще должен потревожить меня, я решил, что вот тогда любой ценой и выясню, кто он такой.

Кое-как приведя мысли и чувства в порядок, я принялся устраиваться на ночлег, потому как посреди ночи открывать городские ворота, естественно, никто не собирался. Мой стреноженный конь пасся на обочине, а я, завернувшись в попону, ворочался и тщетно пытался уснуть. Это мне удалось лишь под утро, и во сне меня мучили кошмары.

…Отвратительный скрип и шум голосов. Я приподнял голову и одним глазом посмотрел в сторону источника звука: небритые заспанные стражники открывали городские ворота. Я напряг волю и сел, голова гудела как колокол, и вообще мне почему-то было очень нехорошо, хотя вчера я выпил вроде немного. Однако в полдень меня ждала Лоуренсия, и надо было постараться выглядеть относительно прилично.

В одной из таверн неподалеку от рынка я нашел все необходимое и долго, с наслаждением, обливался водой, чистил зубы и брился. Десять дней непрерывной скачки – не шутка, но наконец, чисто вымытый, с еще влажными волосами, я вышел на веранду и уселся за один из столиков. Главные ворота рынка были отлично видны, и я решил ждать Лоуренсию здесь.

Через несколько минут мое внимание привлек какой-то шум внизу, у входа в таверну. Я прислушался и различил среди хриплой ругани местальгорцев высокий голос Лоуренсии. Бросив свой завтрак, я сбежал вниз, где увидел довольно забавную картину: шкафообразный бородач, размахивая руками и что-то крича, стоял перед женщиной, а та спокойно и насмешливо разглядывала его, поглаживая рукоять меча. Пока я пробирался между столиками, жестикуляция бородача стала опасно оживленной, а глаза совсем вылезли из орбит. К счастью, я был уже рядом, а развернуть этого ублюдка к себе и всадить ему кулак в живот было делом нескольких мгновений. Парень сложился пополам и вылетел из таверны, едва не сорвав по пути ворота.

– Привет, Лаура, – улыбнулся я. – Надеюсь, ты не сердишься, что я так бесцеремонно вмешался в вашу беседу?

– Этот человек проиграл мне в кости, – усмехнулась она, – и не хотел отдавать долг. Спасибо, Рагнар, я рада тебя видеть.

Я поцеловал ее узкую руку, и, сопровождаемые удивленными взглядами завсегдатаев, мы вышли из таверны. Я почему-то сразу удивительно хорошо почувствовал себя в обществе Лауры, мне было приятно идти рядом с умной, красивой женщиной, на которую, похоже, удалось произвести неплохое впечатление, правда, при немного странных обстоятельствах.

– Слушай, а зачем тебе понадобилось играть в кости?

– У меня неожиданно кончились деньги, а это самый простой способ их заработать.

– Ладно, – усмехнулся я, – тогда пошли позавтракаем, я угощаю.

– С удовольствием…

Мы повернули к ближайшему кабачку. Я понимал, что занимаюсь не тем, чем следовало бы, что мне нужно думать, как вытащить Марцию из дворца Джарэта, а не сидеть за изысканно накрытым столом, но ничего с собой поделать не мог. Лаура тоже не вспоминала о причине нашего визита в Местальгор, и мы просто наслаждались отдыхом.

Примерно через час, когда мы уже успели выпить изрядно вина, в зал вошел Человек, которого мне сейчас не очень-то хотелось видеть. Я предвидел, что без него в предстоящем деле вряд ли удастся обойтись, но рассказывать о потере Шпаги было крайне неприятно. Короче говоря, у входа в блестящем мундире егеря стоял Юлиан. Он оглядывал зал так, словно кого-то искал, и, конечно, нашел меня. На непроницаемом лице Юлиана появилось некоторое удивление, и, подойдя поближе, он воскликнул:

– Лоуренсия! Рагнар! Какой приятный сюрприз! Как вы здесь оказались?

Чуть захмелевшая Лаура хитро посмотрела в его сторону и, кажется, собралась что-то сказать, но я опередил ее:

– Мне очень понравился этот город в свое время, и я решил, что лучше всего могу провести отдых именно здесь. А как вы нас нашли?

– Совершенно случайно. Я разыскивал одного знакомого, но такая встреча, разумеется, все отменяет. – Взгляд Юлиана скользнул по мне. – Кстати, Рагнар, вам удалось найти Марцию? И где ваша Шпага?

Я промолчал – врать было бессмысленно, а говорить правду очень не хотелось.

– По-моему, вы уже догадались.

– По… Так та пленница Джарэта и есть Марция?.. И ваша Шпага…

– Все верно. Марция сейчас в лапах местальгорцев, мне удалось бежать, естественно, без Шпаги, но я, черт возьми, верну и то и другое!

– Если вы будете так кричать, – нахмурился Юлиан, – то очень скоро присоединитесь к Марции. Я, конечно, помогу вам, но мне необходимо подумать. Кстати, Лаура, а зачем вы сюда приехали?

– Рагнару нужны были союзники, и я показалась ему самой подходящей кандидатурой.

– И?..

– И, как видишь, Юлиан, я здесь и не имею ничего против того, чтобы помочь Рагнару спасти Марцию и вернуть Шпагу…

– Ну тогда оставайтесь здесь и продолжайте спасать Шпагу, как вы это называете, а мне, надеюсь, к вечеру удастся разработать какой-нибудь план. Встретимся здесь же после закрытия городских ворот. – Юлиан сухо поклонился и вышел.

Такое прощание означало крайнюю степень раздражения, впрочем, не беспочвенного… Так или иначе, завтрак был испорчен, и нам с Лаурой оставалось только перейти в комнату и ждать, когда Юлиан появится снова.

Он не возвращался очень долго, и в ожидании мне стало как-то неуютно – я ждал его, чтобы… Нет, оправдываться я не собирался, просто хотелось объяснить ему, что так сложились обстоятельства, что возможности отдать свою жизнь за Шпагу мне не представилось, а рисковать жизнью Марции я не мог… Только захочет ли Юлиан слушать мой лепет? По всей видимости, я лишился его доверия, и почему-то мне это было очень неприятно. Лаура же, когда я сообщил ей о своих сомнениях, немедленно объявила, что все это ерунда и я уделяю слишком большое внимание своим отношениям с Юлианом. Мне осталось лишь пожать плечами и заткнуться.

Когда Юлиан наконец вернулся, я сидел по-прежнему погруженный в мрачные размышления, а Лаура развлекалась, подбрасывая в воздух и разрубая своим коротким мечом перья из распотрошенной подушки. Похоже было, что Юлиан пребывает примерно в таком же расположении духа, как и я, но внешне это почти не проявлялось. Только хороший наблюдатель смог бы заметить изменения в его привычной усмешке.

– У меня почти ничего не получилось. – Он швырнул на стол баул с какой-то одеждой. – Это вам, Лаура, идите и переодевайтесь.

Развернув мешок, она вытащила оттуда некое подобие мундира и светлый, расшитый золотом плащ.

– Зачем все это?

– Запоминайте: вы хотите поступить на службу во дворец, а у меня в отряде есть вакансия, и я вам покровительствую…

– Но этот дикий костюм…

– Вы совершенно оторвались от местальгорской моды. Кстати, этот мундир должен пойти вам.

– Спасибо… – Лаура лукаво улыбнулась, забрала одежду и куда-то ушла.

– А кого придется изображать мне? – поинтересовался я из своего угла.

– Никого, Рагнар. Мне удастся провести внутрь только одного Человека, и это – не вы.

– Но…

– Дворец сейчас усиленно охраняется, везде патрули, так что внутрь вам не попасть. Все, что я могу, – это провести вас за ограду Черного города. Там надо будет подобраться как можно ближе ко дворцу, залечь где-нибудь в кустах и ждать нас с Лаурой. В случае чего прикроете отступление. Я понимаю, Рагнар, – произнес он чуть громче, видя, что я собираюсь возражать, – что вы хотите принять непосредственное участие в вызволении Шпаги Гроссмейстера, но я бессилен вам помочь. Надеюсь, ваша миссия покажется вам достаточно почетной.

Я так и не понял, говорит он всерьез или издевается, но что мне было на все это ответить?

На пороге комнаты возникла Лаура в блестящем мундире.

– Ну как? – поинтересовалась она, поворачиваясь и кокетливо поглядывая в нашу сторону.

Юлиан улыбнулся и кивнул.

– Ладно, сойдет… – поддразнил ее я. Лаура негодующе сверкнула глазами и подчеркнуто переключила свое внимание на Юлиана.

– Итак, – произнесла она после небольшой паузы, – что мне нужно делать?

– Следовать за мной, – ответил Юлиан, направляясь к двери, – не болтать попусту и выполнять все мои распоряжения.

Летом ночь на широте Местальгора наступает быстро, и часов около девяти, когда мы вышли из таверны, было уже темно. Луна еще не взошла, и пока ничто не мешало исполнению плана Юлиана. Мы миновали рыночную площадь, перешли по дворцовому мосту на другую сторону реки и оказались перед памятными мне Северными воротами Местальгора. Стражники, очевидно, были уже предупреждены, и нас пропустили без особых осложнений. Отойдя от ворот на достаточное расстояние, Юлиан остановился.

– Дальше мы с Лаурой пойдем одни. Оставайтесь здесь или подберитесь поближе ко дворцу, если сможете… Будьте постоянно настороже! Удачи, Рагнар! – Юлиан крепко пожал мне руку.

– Удачи… – улыбнулась Лаура и неожиданно поцеловала меня в щеку.

– Удачи и вам! – ответил я и скользнул в кусты слева от дороги.

Мне удалось незамеченным пробраться почти до следующих ворот, и я успел увидеть, как туда прошли мои друзья, после чего ворота вновь закрылись. Впрочем, долго думать над проблемой, как проникнуть внутрь, не пришлось – ответ пришел вместе с плеском воды в канале: бесшумно нырнуть в ров, выбраться с другой стороны и с помощью пары кинжалов влезть на невысокую и ветхую внутреннюю стену было делом пяти минут. Не пришлось даже никого убивать, хотя один из часовых долго и упорно расхаживал подо мной, не догадываясь, что ему нужно только поднять руку, чтобы дотронуться до моих сапог.

Итак, промокший до нитки и воняющий тиной, я все же оказался во внутреннем городе, почти на пороге резиденции Джарэта. Около месяца назад Юлиан показывал мне эти места, но в темноте все выглядело совсем не так, и я опасался заблудиться в лабиринте дворцов и храмов. К счастью, вскоре мне подвернулась очень удобная ниша в стене, где я и расположился, предварительно выкинув статую какого-то святого. Парчовая завеса хорошо скрывала меня от посторонних глаз, а проделав в ней кинжалом несколько отверстий, я получил прекрасную возможность наблюдать одновременно и за дворцом, и за воротами.

Ждать пришлось очень долго, гораздо дольше, чем я рассчитывал. Луна уже успела взойти и скрыться, а я, как придурок или святой, все сидел в этой нише и постоянно боролся с соблазном – сорвать болтающуюся перед глазами занавеску и завернуться в нее вместо плаща, чтобы хоть немного согреться. Это было рискованно, но с другой стороны, я боялся, что стучу зубами от холода слишком громко и какой-нибудь патруль может обратить внимание на этот посторонний шум. Когда же я наконец продрог окончательно и совсем собрался что-нибудь предпринять, вокруг начали разворачиваться события: в окнах дворца загорелся свет, раздались сигналы то ли рога, то ли горна, и в сторону дворца со всех сторон побежали солдаты.

«Поймали?!» – предположил я и открыл Доску, очень надеясь на дворцовый переворот и сильно сомневаясь в его возможности. Разобраться в положении Фигур при таком скудном освещении было трудновато, но я все же разглядел три наши Фигуры на одном поле, и в тот же момент Шут Юлиана переместился. Я сразу дотронулся до статуэтки Никэ, но почувствовал только холод и головную боль. Контакт так и не установился, очевидно, Лоуренсия была без сознания…

Я плохо помню, как выбирался из дворца. Неудача, пленение Лауры и бегство Юлиана куда-то на юг ошарашили меня. Джарэт оказался более серьезным противником, чем я предполагал, и мне необходимо было срочно разработать какой-то план. Пока я перелезал через стену, переплывал ров и петлял по саду, мой мозг мучительно перебирал и отбрасывал один за другим возможные варианты.

В гостиницу я вернулся около пяти утра, к счастью, мне удалось пройти тихо и никого не разбудить. Скинув с себя мокрую одежду, я вымылся и наконец позволил себе улечься в постель. Несмотря на вполне понятную усталость, уснуть мне удалось далеко не сразу, лишь часа через полтора пришло какое-то неверное забытье, но и в полусне я перебирал самые фантастические варианты освобождения Лауры и Марции…

Проснулся я довольно рано, часов в десять, но и эти несколько часов сна дали мне необходимый отдых. Теперь я мог рассуждать гораздо спокойнее, и первое, что я сделал, протерев глаза, – установил контакт с Юлианом. Туманный кокон, повисший над Фигурой Шута, быстро прояснился, и я увидел своего друга, сидящего, как и я, в постели, но с забинтованной головой.

– Рагнар? – Он пытался изобразить свою обычную улыбку.

– Да! Ну, что случилось?

– Слушайте, а все вопросы потом. Это дело касается нас всех!

– Я весь внимание. Только, если можно, с самого начала.

– Разумеется. Итак, мы с Лоуренсией благополучно прошли вторые ворота и попали на территорию запретного города. Идти по главной дороге было рискованно, поэтому мы свернули и долго пробирались сквозь лабиринты построек: через библиотеку, какие-то часовни, храмы и так далее. Дважды нам встречались патрули, но мы оставались незамеченными. Примерно около полуночи нам все же удалось добраться до западных ворот дворца. С часовыми пришлось покончить, но это было сделано быстро и без шума, после чего мы оказались во дворце. Я имел очень приблизительное представление о том, где Джарэт держит своих узников, и мы шли наудачу, к счастью, западное крыло дворца, примыкающее к храму Алэд-гора, редко посещается придворными. Это покои самого Джарэта, и мало кто ходит туда, по крайней мере, по доброй воле…

Мы уже несколько часов пробирались по полутемным коридорам, поднимались и спускались по лестницам, так никого и не встретив, когда внезапно внимание Лауры привлекла выбивающаяся из-под двери полоска желтого света. Подойдя поближе, я сквозь небольшую щелку разглядел богато убранную комнату, около дальней стены которой на ковре сидела Марция. Перед ней прохаживался очень довольный Джарэт и что-то рассказывал. Мне удалось его подслушать…

– И что же? – не выдержал я.

– Плохо! – усмехнулся Юлиан. – Причем плохо – Это еще слабо сказано. Я многого не понял из рассуждений Джарэта, но суть сводится к следующему: Оракулу и всей его системе для работы, да и просто для существования, необходим непрерывный поток какой-то тонкой энергии, которая принципиально отличается от всех известных нам сейчас видов энергии. Откуда она берется, я не понял, но Джарэт толковал о каких-то иерархических уровнях, о Ментальных Мирах, об океане этой самой энергий и еще черт-те о чем… Все, что я из этого извлек, – это что тонкую энергию ни Оракул, ни другая отдаленная от реального мира система не могут принимать непосредственно. На такое способны только люди, прошедшие специальную подготовку, или, как выразился Джарэт, инициацию.

Эту инициацию и проводит Оракул, после чего к нему через этого человека устремляется огромным поток тонкой энергии из того самого пресловутого океана. Конечно, инициация не дает бессмертия – такие люди стареют и умирают, как и остальные, но это естественный процесс, и Оракул своевременно находит смену стареющему реципиенту. Теперь же ситуация иная: насколько я понял, Марции, а именно через нее сейчас идет поток энергии, грозит внезапная смерть. Оракул охраняет своего избранника от случайностей, но сейчас он оказался не у дел: Джарэт – слишком сильный и хитрый враг. И теперь Оракулу просто не успеть найти подходящую замену Марции, а мы…

– Так что же произойдет, если он убьет ее?

– Остановится поток энергии, система подвергнется распаду и погибнет, наш Клуб рассыплется в прах… Впрочем, не исключено, что падет не только Оракул, может даже, смерть грозит всем нам, ведь будет уничтожено то, что в течение веков было частью нас самих.

– Что же нам предпринять?

– Не знаю… Необходимо любой ценой остановить Джарэта!

Я молчал. Полученную информацию требовалось переварить, ведь никогда еще угроза моей личной безопасности, да и безопасности моих друзей, не была столь реальна.

Юлиан тем временем заканчивал свой рассказ, Но меня мало интересовало, как именно охранники все-таки обнаружили их, как взяли Лоуренсию и как сам Юлиан очертя голову рванул по Доске…

– Когда он собирается ее убить?

– Сегодня! Точнее, в ночь с сегодня на завтра… – Юлиан судорожно усмехнулся, и вдруг его прорвало: – Я не знаю, что делать! Джейн не отвечает, от остальных пользы ни на грош – они слишком, слишком далеко! Надежда только на тебя, Рагнар! Сделай что-нибудь! – Он выкрикнул последние слова, и его лицо побледнело. – Извините… Мне нехорошо…

Прежде чем контакт прервался, я успел разглядеть женщину в белом платье, которая клала Юлиану на лоб какой-то компресс, а затем все пропало.

Глава 3

Не очень хорошо понимая, чем я, собственно, занимаюсь, я прохаживался вдоль стены у Южных ворот Верхнего Местальгора. Солнце уже клонилось к закату, и в моем распоряжении оставалось примерно часов шесть, за прошедшее же время я не придумал ничего. Вскоре после разговора с Юлианом я как бешеный сорвался из гостиницы и примчался сюда, однако в Верхний город сегодня никого не впускали.

Я долго пытался найти какой-нибудь способ пробраться за стену, но шансы взять Местальгор штурмом и в одиночку были лишь чисто теоретическими, помощи же от своих товарищей ожидать не приходилось – они просто не успели бы сюда добраться. Разве что Джейн с ее умением корректировать переходы… Я вызывал ее раз десять, но ответом была тишина.

Время шло, и я волновался все сильнее и сильнее потому как мне в общем-то самому не хотелось умирать, да и ответственность за вероятную гибель моих товарищей также падала на меня. Фактически уже тогда я утратил способность трезво мыслить и неторопливо брел вдоль берега реки к Северным воротам.

Я уже почти дошел до северо-западного угла крепости, как вдруг метрах в двух прямо передо мной, буквально из воздуха, возник черноволосый, высокий, чуть-чуть выше меня, атлетического сложения Человек в сером охотничьем костюме и с длинным кинжалом за поясом. Левый отворот его камзола украшала эмблема, похожая на многие, мне уже знакомые: серебряный щит с червленым девизом на каком-то незнакомом мне языке. Чуть прищурившись, он быстро огляделся по сторонам, скользнул оценивающим взглядом по моей персоне и поинтересовался:

– В чем проблема?

Вероятно, находись я в чуть более уравновешенном состоянии, для начала задал бы несколько встречных вопросов, тогда же я очень быстро, но красочно описал положение дел. По ходу моей повести его продолговатое лицо становилось все более и более угрюмым. Когда же я завершил свой рассказ, он довольно резко заметил:

– Вы все ведете себя как законченные идиоты! – Затем некоторое время помолчал, высматривая что-то над моей головой. – Вот что, в крепость мне с вами идти не резон, толку из этого все равно не будет, поэтому единственное, что я могу сделать, – это переправить туда вас. Куда нужно попасть?

Этот незамысловатый вопрос застал меня врасплох. Я стал лихорадочно соображать, куда же мне действительно надо, и, судя по выражению его лица, скрип моих извилин немало его раздражал. Наконец я припомнил, как в утреннем разговоре Юлиан обронил, что нужное крыло королевского дворца примыкает к храму Алэд-гора, и здесь я мысленно поблагодарил Юлиана за данный когда-то экскурс в архитектуру Местальгора. Указав рукой на стоящий почти в центре города огромный черный храм с тремя золотыми куполами, я сообщил:

– Метров на пятьдесят дальше этого храма!

Мой собеседник кивнул и стал быстро водить в воздухе левой рукой. Несколько секунд ничего не происходило, и я уже начал подумывать, что опять схожу с ума, но потом в прозрачном воздухе начали проявляться небольшие темные пятна, постепенно образующие сложный узор, напоминающий надпись из нескольких скрещивающихся иероглифов. Примерно через минуту он опустил руку, внимательно оглядел свое творение и сказал:

– Через сорок три секунды вы перенесетесь в замок, а мне здесь больше делать нечего… Постарайтесь хоть в этот раз не оплошать! Всего!

Через мгновение он раскрыл Доску и исчез, оставив меня, мягко говоря, в недоумении. Методом исключения я уже определил, с кем только что познакомился, но совершенно не понимал, каким чудом он оказался в Местальгоре в столь критический момент, к тому же мне опять казалось, что я упустил нечто исключительно важное… Тем временем секунды бежали, и так как я не сомневался, что заклинание сработает, мне оставалось лишь осмотреть оружие и приготовиться. Как ни странно, к этому моменту я уже абсолютно успокоился, ибо меня не покидало предчувствие, что этот неожиданный и невероятный шанс я не упущу…

Вдруг висящая в воздухе надпись вспыхнула ярчайшим белым светом, а затем словно взорвалась изнутри. В тот же миг окружающий пейзаж стал дробиться на маленькие кусочки и все быстрее и быстрее вращаться вокруг меня. Когда я уже отчаялся различить что-либо в мельтешений цветов, круговерть резко прекратилась: я стоял посреди длинного полутемного коридора со множеством дверей, и поблизости не было ни души.

Примерно с полчаса я с предельной осторожностью бродил по многочисленным залам и переходам старинного дворца. Здесь уже практически не было жилых и служебных помещений, и в подтверждение слов Юлиана люди действительно встречались редко. Но никаких следов Марции и Лоуренсии я не находил и уже собрался связаться с Юлианом, когда за поворотом коридора раздались шаги. Ближайшая дверь оказалась незапертой, я быстро шмыгнул в какую-то маленькую комнату, и тотчас же из-за угла в сопровождении слуги с факелом показался Джарэт. Он не торопясь проследовал мимо створки двери, за которой я притаился, и буквально сразу же свернул в какое-то боковое ответвление. Выждав несколько секунд, я двинулся вслед за ним, ориентируясь по звукам шагов и отблескам света. Так, держась на расстоянии метров десяти друг от друга, мы прошли анфиладу маленьких залов, поднялись на несколько пролетов по крутой узенькой лестнице, а затем я увидел, как Джарэт и слуга входят в покои, у дверей которых стояли двое стражников. Я ни на секунду не усомнился, что именно здесь находится Марция и что мне необходимо срочно что-то предпринять. С наглым видом я поднялся наверх и двинулся по коридору мимо двух воинов. Когда же дистанция стала минимальной, выхватил левой рукой кинжал и прыгнул. Удар правой в висок беззвучно свалил одного, другой же успел увернуться от кинжала и заорать:

– На помощь!

Сожалея, что тревоги избежать все-таки не удалось, я вонзил ему в горло нож и ногой высадил дверь. Открывшаяся моему взору картина была драматической донельзя: Марция со связанными руками и ногами лежала на диване, а Джарэт двигался к ней, сжимая в руке уже знакомый мне серебряный кинжал…

Я бросился вперед, на ходу выхватывая и кидая второй нож. Я никогда не отличался снайперской точностью в метании оружия, но наверняка убил бы Джарэта, если б в последнее мгновение его не заслонил собой слуга. Теперь Короля отделяло от Марциий метра два, меня-метров пять, но все же я успел в броске достать его, и мы рухнули на пол. Джарэт разворотливости не проявил, и я хорошенько приложил его затылком о паркет, от немедленной смерти его спас лишь громкий топот, раздавшийся со стороны лестницы и заставивший меня подумать о бегстве. Подняв оброненный Королем кинжал, я подскочил к Марции, разрубил веревки и помог ей встать на , ноги. Топот стремительно приближался, и я, схватив явно ничего не соображающую девушку за руку, потащил ее в коридор. Разумеется, я мог бы сразу же уйти вместе с ней по Доске, но во дворце еще оставались Лоуренсия и моя Шпага…

Когда мы выскочили в дверь, стражники уже показались в конце коридора, но, к счастью, Марция пришла в себя, и мы бросились бежать. Принцесса против моего ожидания бежала очень легко и быстро, и мы оторвались от тяжеловесных преследователей, как вдруг очередной поворот завел нас в тупик. Я уже сунул руку в карман за Доской, но тут заметил слева и чуть сзади небольшую дверь. Она была заперта, но прочностью не отличалась, и через несколько секунд, сняв со стены факел, я вошел в большую великолепно меблированную комнату, являвшуюся, очевидно, рабочим кабинетом Джарэта.

Одного взгляда по сторонам мне хватило, чтобы решить: здесь нужно задержаться по возможности дольше. Втянув Марцию за собой, я закрыл дверь и придвинул к ней ближайший шкаф. Таким образом, у нас появились две-три свободные минуты, и первым делом я бросился к большому письменному столу у окна в дальнем конце комнаты. На нем горой были навалены рукописи, какие-то необычные предметы, но я не обратил на них ни малейшего внимания, потому как посреди этого беспорядка, чуть поблескивая в дрожащем свете факела, лежала Шпага Гроссмейстера, моя Шпага… Я проникся глубокой благодарностью к Судьбе за такой подарок и, понимая, что освободить Лауру сейчас все равно не удастся, решил, что пора уходить. Повернувшись, я обнаружил рядом с собой Марцию, напряженно всматривающуюся в какую-то точку. Проследив за ее взглядом, я увидел длинное ожерелье из двух рядов янтарных бусин…

– Мне кажется, это именно то, о чем вчера говорил Джарэт. – Марция протянула руку и осторожно подняла ожерелье.

Я собрался было поинтересоваться, что же говорил Джарэт, но мой взгляд скользнул чуть дальше и вопрос так и замер на губах. На рабочем столе Короля Местальгора я увидел небольшую черную фигурку, изображающую полулежащего в глубоком кресле Человека, на поясе которого висела миниатюрная шпага с рукоятью в виде головы дракона. Не узнать Шпагу было невозможно, следовательно, передо мной была Фигура Гроссмейстера. Несколько секунд я стоял как зачарованный, а затем события начали разворачиваться слишком быстро. В дверь посыпался град ударов, и тотчас же за моей спиной раздался хрипловатый, чуть насмешливый голос:

– Я вижу, вам нравятся мои игрушки!

Схватив Шпагу и развернувшись, я увидел стоявшего у противоположной стены Джарэта. В правой руке он держал факел, в левой – заряженный арбалет, нацеленный точно в грудь Марции. Я прыгнул, заслоняя принцессу, и Джарэт на мгновение замер.

– Отойдите, Рагнар, вы мне не нужны! Зачем вам терять свое бессмертие, отойдите!

Я пытался срочно что-нибудь придумать, как вдруг почувствовал, что Марция схватила меня за руку и прошептала:

– Сейчас мы исчезнем отсюда, Рагнар!

Последнее, что я заметил, – искаженное яростью тонкое лицо Джарэта и вылетающую из арбалета стрелу…

…Серое сумрачное небо, низко плывущие облака, молочный туман внизу… Мы с Марцией стояли на вершине одинокого гранитного утеса посреди моря дождя и тумана. Принцесса по-прежнему держала в руке янтарное ожерелье, внезапно она чуть передернула нитку, и в ее пальцах оказалась зажата другая бусина…

…Высокие красные деревья, напоминающие лиственницы, ручей с голубоватой водой, проносящиеся высоко в желтовато-голубом небе птицы.

– Ты можешь объяснить, что происходит? – поинтересовался я, хотя в общем-то догадывался и сам.

– Постараюсь. – Марция как-то смущенно улыбнулась. – Знаешь, Рагнар, примерно года два назад со мной начались непонятные перемены: я стала острее воспринимать мир, ощущать силы, которых раньше не чувствовала, и главное – мне снились удивительные цветные сны, где действие происходило в каких-то невероятных местах… Иногда они были очень четкими, иногда расплывчатыми, а тогда, в пещере, я начала путешествовать по этим мирам, и порой они становились реальными, осязаемыми… Я ничего не понимала, пока вчера вечером ко мне не пришел Джарэт. Он был сильно пьян и довольно долго рассказывал о разных вещах, но говорил очень сбивчиво и к тому же изредка переходил на совершенно незнакомый мне язык… Из его слов я поняла следующее: где-то здесь, на планете, существует фантастическая и грозная машина, Оракул, которая служит узкому кругу бессмертных, преследующих самые эгоистические цели. Извини, Рагнар! – Марция заметила, что мое лицо приняло не самое добродушное выражение, и еще раз улыбнулась. – Ну так вот, эта машина окружена множеством Ментальных Миров, или Королевствами Грез, – так, сказал Джарэт, их называли раньше. Я же являюсь источником какой-то особой энергии для этой структуры, точнее даже не источником, а передатчиком из какого-то океана энергии, именно поэтому я все время непроизвольно сталкиваюсь с Грезами… Дальше он долго распространялся о том, что для всеобщего, и в особенности для его, Джарэта, блага эту машину необходимо уничтожить, и, убив меня, он это проделает. Лишь в конце своего монолога, как раз перед тем, как появились твои друзья, он пробормотал, что у него есть редчайший магический предмет, с помощью которого можно пройти в Грезы, если, конечно, ты связан с системой Оракула. Он не сказал, что это такое, но несколько раз упоминал янтарь, и когда я увидела эти бусы, то сразу почувствовала – это и есть та самая вещь. Когда же я взяла их в руку, то миры, скрытые в них, возникли у меня перед глазами, и я поняла, что в любой момент могу перенестись туда.


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19