Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Рагнаради (№1) - Шпага гроссмейстера

ModernLib.Ru / Научная фантастика / Дихнов Александр / Шпага гроссмейстера - Чтение (стр. 8)
Автор: Дихнов Александр
Жанры: Научная фантастика,
Космическая фантастика
Серия: Рагнаради

 

 


Я уходил все дальше и дальше, понимая, что успешно справлюсь с задачей, и все было бы прекрасно, если бы я не чувствовал, что меня кто-то или что-то направляет. В определенный момент я понял, что достаточно, и начал возвращаться, накладывая защитные энергетические слои. Наконец, будучи уже окончательно измочаленным, я закончил работу, – блок был установлен, и оставалось только надеяться, что он получился не слабее прежнего. Чуть передохнув, я направился к выходу.

Двери сами распахнулись передо мной, и я побрел наверх. Ситуация еще более усложнилась, увеличилось число неизвестных мне факторов, и, главное, на меня опять свалилась ответственность. Однако ничего похожего на анализ я провести не мог, ибо попросту устал, и мне было жаль себя.

Сразу у выхода в кольцевую галерею я встретил Лауру, которая, как всегда без предисловий, сообщила:

– Рагнар, через час мы отправляемся!

– Спасибо за информацию… – Не останавливаясь, я прошел в библиотеку, где порадовал Джейн одной разгаданной пластинкой и попрощался с ней.

Уже выходя из библиотеки, я обернулся и на несколько секунд замер, глядя в карту над рабочим столом Джейн: на 12-м поле стояла Фигура Охотника!

Глава 6

Дул промозглый северный ветер, и море от горизонта до горизонта покрылось пенными бурунами. Я стоял на носу глайдера и любовался панорамой уходящего дня. На востоке было совсем темно, а впереди, куда спешил корабль, переливалось светом одинокое облако, подкрашенное лучами уже ушедшего солнца. Лаура тихо подошла ко мне:

– Какая грустная красота…

– Грустная? – Я удивился, как одним словом ей удалось выразить охватившее меня чувство.

– Это облако напоминает мне нас. Солнце Человечества уже зашло, и остались только мы, бессмысленно и безнадежно пытающиеся осветить наступающую ночь. Никому уже нет прока от этого света. Только печальная память о том, что когда-то был день.

– Ты очень мрачно оцениваешь наши перспективы.

– Вернее, их отсутствие… Тебе никогда не приходило в голову, что все это бессмысленно, а, Рагнар?

– Можно жить одним днем и не задумываться над подобными вопросами.

– Да, конечно… Именно так и рассуждали наши предки. Легко так говорить, когда знаешь, что впереди – не бесконечность. А мы… Сколько прожито, а смысла все же нет… Мне страшно, Рагнар.

– Ты хотела бы отказаться от бессмертия?

Лаура надолго замолчала, всматриваясь в темнеющий горизонт. На небе загорелись одинокие звезды, ветер затих, и наступившая тишина нарушалась лишь тяжелым дыханием океана.

– Не знаю, – ответила наконец она. – Хорошо, что мы нашли этот мир, иначе я бы отказалась от своего бессмертия. Зачем оно, если нет надежды?

Что я мог ответить?

Становилось все холоднее, и Лаура в тонкой шелковой накидке дрожала. Внезапно вместо обычной грозной и непреклонной воительницы я увидел худенькую и беззащитную девушку…

– Пошли в каюту! – предложил я, уводя Лауру от ее тоски.

Нас встретил мягкий свет лампы, тепло и уют корабельного салона. Приятно было оставить промозглую и темную ночь и сидеть здесь, прислушиваясь к глухим ударам волн о борт.

– Как все-таки погода влияет на настроение, – вдруг усмехнулась Лаура. – Однако мы живем и, по-видимому, жить будем, а я намерена получать удовольствие от жизни!

С этими словами она направилась на кухню и вскоре принесла поднос с бутылкой виски, двумя рюмками и тарелкой со здоровенным ломтем ветчины и целой горой хлеба.

– Как ты смотришь на это? – поинтересовалась она с набитым ртом.

– Весьма положительно. – Я соорудил себе бутерброд.

– Знаешь, морские путешествия здорово возбуждают аппетит, – заметила Лаура, отправляя в рот кусок ветчины.

Мы начали болтать о пустяках, не забывая, впрочем, про бутылку. Разговор постепенно перешел к заморским землям и Джарэту. Как ни странно, за несколько веков, прожитых здесь, я ни разу не удосужился покинуть Восточный континент, в то время как члены Клуба, занятые своими тайными делами, похоже, бывали на западе довольно часто. Повеселевшая Лаура рассказывала мне о нем все, что знала.

Почти половину Западного континента занимали горные хребты: протянувшийся вдоль побережья Фрайг-Пир – Рубеж мира, Южное Скалистое плато и бесконечные безымянные взгорья, кряжи, отроги больших хребтов. Две основные реки – Эдор и его приток Мелькора – делили материк почти пополам, давая жизнь засушливым долинам. Север был покрыт болотистыми лесами, глухими и необжитыми, а населенная часть материка условно разделялась на три государства, наиболее цивилизованным из которых был Длэйхаст, чья столица – Антагон – была спрятана где-то между хребтами Фрайг-Пира. Дружины Длэйхаста подчинили себе почти все восточное побережье, нередки были и их набеги через океан на богатые прибрежные города Местальгора. В центральной же части континента обитали два народа: дикие кочевники и маленькое вымирающее племя, занимавшее земли рядом с Южным Скалистым плато. Они именовались г'нола и появились на западе гораздо раньше других народов. Как считала Лаура, это была одна из ветвей местальгорцев, покинувших свою страну после какого-то религиозного раскола.

– Я полагаю, – заметила Лаура, – что Джарэт находится именно в районе Южного плато, которое входит в 14-й квадрат.

– Странный выбор для того, кто скрывается. Расхождения в религиозных вопросах забываются обычно очень нескоро.

– Вовсе нет. Г'нола всегда были в оппозиции к землянам, а Джарэт прославился своей ненавистью к нам. Кроме того, он возродил многое из древней религии, кто знает, может, сейчас они поклоняются одним богам.

– Боги! Я бы не сказал. Вспомни, как он удрал от нас с Клинтом, – это не религия, а магия. Не хотел бы я увидеть Джарэта в сопровождении нескольких тысяч этих г'нола, особенно если они обладают такими же способностями.

– Вряд ли. Магия всегда была элитарна, да и для элиты процесс обучения слишком сложен. Так что не стоит придавать этому особого значения.

– А если он опять попробует удрать?

– У меня найдутся способы его остановить, – улыбнулась Лаура. Она допила виски, распрощалась и ушла в свою каюту.

Что ж, каждый из нас имел свои козыри, были они и у меня…

На следующее утро я проснулся довольно поздно, умылся, спокойно, в полном одиночестве, выпил кофе и отправился в рубку. Там находился Клинт, колдующий с локатором, пультом управления и Доской Судеб.

– Привет, – буркнул он не оборачиваясь.

– Привет, – ответил я и протянул Клинту бутылку лимонада. – Будешь?

– Ага. – Не отрываясь от экрана, Клинт открыл бутылку зубами и продолжил свое священнодействие, посасывая лимонад.

– Долго еще? – поинтересовался я спустя несколько минут.

– Нет, уже почти прибыли. Я стараюсь провести глайдер по фьордам как можно глубже внутрь материка, чтобы меньше идти пешком. Как я ощущаю, до Джарэта километров восемьдесят, но мы еще не на берегу, так что по суше будет не больше пятидесяти.

Сутки-двое, прикинул я, если все пойдет удачно, и заметил кстати, каким интересным даром обладает Клинт. Решив больше не отвлекать его, я отправился в свою каюту заняться сбором вещей. Где-то через полчаса я уже стоял на корме рядом с Лаурой и разглядывал обрывистые берега фьорда. Постепенно они сближались, но каждый раз, когда мне казалось, что дальше не проплыть, Клинту удавалось отыскать новый проход. Так продолжалось около часа, но наконец мы забрались в тупик, и наш кормчий посадил корабль на маленькую песчаную площадку между скал. Вскоре мы двинулись дальше по ущелью, являвшемуся продолжением фьорда, а глайдер, повинуясь программе, самостоятельно отправился к выходу из лабиринта, чтобы вернуться обратно в гавань Форпоста.

Ущелье довольно скоро вывело нас на широкую равнину. Справа, почти до самого горизонта, раскинулась степь, кое-где рассеченная отрогами хребта, который мы только что миновали, слева громоздились уступы огромного базальтового плато.

– Нам туда! – Клинт махнул рукой в сторону плато. – Джарэт скрывается там.

К счастью, день выдался прохладный, иначе мы не смогли бы так быстро продвигаться вперед. Идти, правда, было тяжеловато, так как Клинт настоял, чтобы мы взяли трехдневный запас воды и пищи. Часов через шесть мы сделали первый привал; высокие степные травы надежно скрывали нас от случайного взгляда, да и никакой опасности я не чувствовал.

После короткой передышки мы продолжили путь. Пару раз приходилось сворачивать и маскироваться, чтобы избежать встречи с небольшими отрядами всадников. К закату луны мы дошли до подножия плато. Оставаться на ночлег рядом с огромной зловещей скалой, изрытой пещерами, как швейцарский сыр, было неприятно, но выбора не было.

Ночью мы с Клинтом по очереди дежурили. Мне выпала вторая половина, где-то с четырех до семи… Ничего примечательного за это время не произошло, лишь где-то вдалеке поблескивали огоньки, наверное, у входов в пещеры, и мне вроде даже слышалось заунывное пение.

Перекусив вяленым мясом и сухофруктами, с первыми лучами солнца мы отправились в путь. Клинт время от времени простукивал стену, вдоль которой мы шли, и результаты его исследований, судя по кислой физиономии, были разочаровывающими.

– Что там? – наконец не выдержал я.

– Пустота. Весь этот массив источен внутри ходами, настоящий термитник. Не представляю, как мы найдем там Джарэта.

– Бр-р, – поморщилась Лаура, – никогда не любила пещер.

– Зато у Джарэта к ним, похоже, особенная любовь, – усмехнулся я.

Примерно через час мы наткнулись на первый вход, его охраняли двое стражников, но ворота были открыты, – видно, г'нола не боялись нападения. За скальным выступом мы шепотом обсудили положение.

– Берем языка! – Лаура потрогала рукоять меча.

– А может, лучше попытаться войти в контакт? – усомнился Клинт.

– Ага, и сидеть в кутузке до прихода толпы воинов с приказом Джарэта прикончить нас.

– Хорошо, – кивнул Клинт и вышел из-за уступа, подняв руки.

Стражники какое-то время оторопело глядели на него, а потом один из них сделал шаг вперед. Клинт помедлил еще секунду, затем его рука сделала неуловимое движение, и воздух со свистом прорезал фурикен. Оставшийся у ворот воин упал, из его рассеченного горла фонтанчиком брызнула кровь, а через мгновение и второй стражник был сбит с ног, связан тетивой собственного лука и унесен за уступ. Еще через минуту Клинт убрал тело убитого.

– Говори! – обратилась к пленнику Лаура, и тот что-то залопотал, однако она лишь пожала плечами. – Не понимаю.

Не знали этого языка ни Клинт, ни я. Несколько минут ушло на то, чтобы убедить пленника вспомнить другой, более понятный язык, но из этого ничего не вышло, и тогда я вогнал стражнику в рот огромный кляп из рукава его куртки.

– Теперь он хоть и жив, но не опасен, – заметил Клинт. – Пошли.

Но не успели мы сделать и несколько шагов, как я почувствовал изменения в окружающем энергетическом поле, кто-то совсем неподалеку использовал магию.

– Джарэт! – почти вскрикнула Лаура, сжимая виски тонкими пальцами. – Он выследил нас и атакует. Быстрее…

Что надо было делать быстрее, я не расслышал, потому как в этот момент атака Джарэта достала и меня. Острая боль возникла в основании черепа, перекатилась по позвоночнику, голова, казалось, готова была взорваться… Я почти физически ощущал накрывшую нас волну атаки, но потом стало полегче – Лауре, а может быть и Клинту, удалось поставить защиту. Я напрягся и присоединился к ним, мысленно отгораживая себя и своих друзей от окружающего мира, разрывая с ним всякие связи, чтобы ни кванта энергии извне не достигло нас. Канал атаки сжался и стал не толще иглы, а затем вовсе пропал…

– Быстрее! – крикнула Лаура. – Я держу его! Сейчас в пещерах все должны лежать в лежку. И не снимайте защиты!

«Легко сказать, да неплохо было бы знать, как это делается», – подумал я. Голова снова начинала болеть…

Погоня за Джарэтом в пещерных лабиринтах выглядела более чем странно: мы пробегали несколько сот метров, следуя за Лаурой, потом накатывала очередная волна боли. Не знаю, как это выглядело для моих более опытных соратников, но для меня туннели то вспыхивали извивающимися оранжевыми щупальцами – атаки Джарэта, – то вдруг я начинал видеть плотное зеленоватое свечение, окутавшее моих друзей, строивших хрустящий ледяной барьер. Не знаю, как понимать свистопляску образов в моей голове, но каждый раз при возникновении защиты боль уходила. Г'нола практически не мешали нам, похоже, атаки Джарэта не отличались особой направленностью и действовали на них тоже.

Постепенно мы приближались, я чувствовал это; мое измененное зрение показывало, что атаки Джарэта становились все более яростными, но или Лаура умело гасила их своими контрударами, или они разбивались о защитные барьеры…

– Осторожно, Рагнар! – выкрикнул Клинт. – Мы подошли уже очень близко. Полный контроль!

Тем временем я попытался сформировать свой собственный канал атаки, словно выбросив из кончиков пальцев мерцающий синевой шар, и тот унесся куда-то за поворот. Не знаю, возможно, в магии подобные выходки считаются ударом ниже пояса, но когда я почувствовал, что шар достиг цели, атака Джарэта ослабла…

В этот момент мы вошли в огромный зал, где метрах в двадцати от нас стоял человек, в котором я сразу узнал Короля Местальгора.

Легко описать рукопашную схватку или дуэль на шпагах, перестрелку, в конце концов, но в этом бою столь грубые физические средства воздействия не использовались, только воля и энергия Джарэта с одной стороны, и наши воля и энергия – с другой. Еще я смутно ощущал наличие иных сил, например мощный вал энергии от Оракула, да и в действиях Джарэта чувствовалось присутствие какой-то силы, на которую он опирался, но сознание отказывалось определить, что это. И еще… моя Шпага. Не знаю, почему и как, но мне казалось, что она тоже принимает участие в этой борьбе.

В бушующей схватке мир странно преобразился: звуки стали тягучими и расплывчатыми, даже пространство изменило свои свойства – все двигалось чуть медленнее, переливаясь и меняя форму Все же я вел борьбу, не обращая внимания ни на что: отрезал добравшиеся до меня щупальца атак, блокировал другие, отключал сознание, когда вокруг меня вспыхивал голубоватый туман… Я не думал, как и почему это делаю, лишь поражался истинной глубине своего дара. В какой-то миг мне показалось, что я снова ступил в Грезы, но все здесь было слишком чуждым, и вдруг ощутил, как проваливаюсь в этот мир…

Пляску световых пятен боя сменила какая-то адская круговерть, мое сознание раскололось – я был одновременно в тысяче мест и нигде. Я бесконечное число раз погибал в ледяной тиши космоса и сгорал в пламени звезд, я надсадно, с хрипом в последний раз вдыхал, ледяной метан… и изо всех сил тянулся к Джарэту. В раскаленном мозгу билась одна-единственная мысль: достать, достать… Миры вокруг моего раздробленного сознания двинулись и смешались, мгновение небытия – и я оказываюсь рядом с Джарэтом, стоящим в центре какого-то начерченного символа… Я выхватываю Шпагу и рассекаю метнувшееся ко мне оранжевое щупальце. Голубоватый металл клинка словно пришелец из другого мира, и бредовые краски исчезали там, где проходило лезвие Шпаги Гроссмейстера… Шаг, еще… За спиной Джарэта открыта дверь в черное ничто, в пустоту. Я рублю огненную линию знака, отшвыриваю Джарэта ударом кулака и вижу, как клинок медленно рассекает пустой черный прямоугольник… За мгновение до того, как дверь закрылась, мне показалось, что я заметил какую-то тень, мелькнувшую по ту сторону. Не знаю, что это было, но не жалею, что удержался от соблазна шагнуть в исчезающую дверь. А еще через мгновение все вернулось в норму.

Я стоял перед разрубленной пополам невысокой каменной плитой, а на полу валялся Джарэт, из носа которого капала кровь. Из дальнего угла зала к нам спешили Лаура и Клинт. Я обыскал Джарэта, нашел Фигуру Гроссмейстера и передал ее запыхавшемуся Клинту.

– Как тебе это удалось? – был первый вопрос Лауры.

– Не знаю. – Я устало присел на плиту, толком ничего рассказать я все равно не мог.

Клинт нагнулся к Джарэту и пощупал пульс.

– Пока без сознания.

– Что это, по-твоему? – поинтересовался я, кивая на плиту.

– Магия! – коротко ответила Лаура. – Какие-то неизвестные мне манипуляции с энергией…

– Ну, и что мы будем делать с этим говном? – Клинт ткнул носком сапога в Джарэта.

Глава 7

– Так что же мы с ним будем делать? – повторил свой вопрос Клинт, снимая с плеч все еще бесчувственное тело и прислоняя его к валуну у входа в катакомбы.

Я ничего пока не придумал и поэтому промолчал. Лаура же выразительно провела рукой по горлу.

– Можно и так, – согласился Клинт. – Он порядочный подлец, да только мне это делать противно!

Лаура вопросительно глянула на меня и сразу поняла, что я тоже не горю желанием прикончить Джарэта. С минуту она колебалась, потом криво усмехнулась и достала из ножен меч. Меня это несколько покоробило, однако не помешало спокойно наблюдать за происходившим, как вдруг совершенно четко я ощутил, что Джарэта убивать нельзя. Отметив про себя удивительную активность Оракула в этот день, я спросил:

– Лаура, а кончать его обязательно?

– Посидел бы ты у него в темнице, Рагнар, – она обернулась, и глаза ее сверкнули гневом, – так ты бы не сомневался.

– Но его милости я несколько часов провалялся в дерьме и с дерьмом же во рту, – улыбнулся я, – и все же сомневаюсь.

Но Лаура, похоже, была не расположена шутить и совсем уже собралась снести беззащитную королевскую голову. Оставалась лишь одна возможность.

– Погоди, Лаура, тогда уж лучше это сделаю я.

Лаура поглядела на меня с большим сомнением.

– Но только мне хотелось бы проделать это без свидетелей. – Я поспешил сменить тему: – Клинт, ты не мог бы вызвать Джейн?

Он чуть помедлил, закуривая сигарету, а потом кивнул головой, Лаура демонстративно убрала меч и подошла ко мне вплотную.

– Рагнар, я не рекомендую обманывать меня! – Ее красивые глаза смотрели на меня вызывающе.

Я открыл было рот, но тут заметил, что настала пора закругляться, – Джарэт начинал шевелиться, а только этого мне и не хватало.

– Да, да. конечно, Лаура, какой может быть обман…

По-видимому, я ее убедил, да и Джейн уже ждала, так что мы дружески распрощались, и они отбыли. Несколько секунд я простоял, тихо радуясь очередной идиотской ситуации, в которую угодил, а затем подошел к очнувшемуся Джарэту.

– Как здоровье?

– Бывало и лучше…

– А скоро станет совсем плохо.

Джарэт исподлобья взглянул на меня и усмехнулся:

– Вы что, как бы это поточнее… злитесь?

– Я – не очень.

– Так в чем проблема?

Похоже, каждое слово давалось Джарэту с трудом.

– С минуту назад я пообещал Лоуренсии, что прикончу вас.

– Зря. – Джарэт уперся руками в землю, пошатываясь встал и повернулся ко мне спиной. – Ну хорошо, тогда чего же вы ждете, Рагнар?

Убивать его расхотелось окончательно.

– Мы могли бы поговорить.

– А мне неинтересно.

– Напрасно, Джарэт, – приходилось говорить откровенно. – Поймите, лично мне абсолютно не хочется с вами прощаться навсегда. Не потому, конечно, что я – великий добряк, поверьте, у меня есть на то весьма веские причины…

– Тогда почему бы вам меня не отпустить, – резонно заметил он, – а то мне порядком надоели ваши разглагольствования.

Я промолчал, дабы не утруждать его повторами.

– Или скажите, что я сбежал.

– Я думал об этом, но Лаура мне не поверит…

Впервые за время разговора Джарэт повернулся и окинул меня оценивающим взглядом, а затем презрительно скривил губы. На мгновение я вскипел – что за черт, я его дважды побил так, что он еле стоит, а он же еще и издевается…

Несколько секунд мы молчали, обмениваясь не слишком дружелюбными взглядами, после чего я успокоился, отдавая себе отчет, что колебания типа убить – не убить нельзя связывать с такими причинами, однако легче от этого не становилось.

– Ну ладно, – тон Джарэта стал любезнее, – вы можете предложить компромиссный вариант?

– Могу! Я согласен нарушить свое обещание, если нам удастся сделать вид, будто я его не нарушал.

В глазах Джарэта вспыхнуло нечто похожее на интерес.

– То есть вы хотите сказать, Рагнар, что знаете, как убрать Фигуру с вашей любимой Доски Судеб?

– Не наверняка, – честно признался я.

– А если не удастся?

Я счел за лучшее промолчать.

– Хорошо, рассказывайте!

Возникшая у меня идея заключалась в том, что скорее всего Доска Судеб и черные пластины, на которых зашифровывал информацию Гроссмейстер, должны обладать одинаковыми свойствами, а в таком случае Джарэт мог бы попытаться повторить мои манипуляции с пластинами, но уже в масштабе всей Доски, то есть проникнуть вглубь нее и попытаться остаться там. Я рассчитывал, что тогда его Фигура исчезнет… Конечно, это было сомнительно, и Джарэт не замедлил на это указать.

– Только два вопроса: во-первых, с чего вы взяли, Рагнар, что я смогу оперировать Доской? Насколько мне известно, это доступно лишь членам вашего братства. И во-вторых, где взять столько энергии?

Я пожал плечами:

– Предполагаю, что работать с Доской могут не только Черные, но и Белые Фигуры, что же касается энергии, то ее вам придется отыскать самому.

– Так-так. – Джарэт принялся прогуливаться взад-вперед, и я поражался происшедшей с ним перемене, ведь несколько минут назад он выглядел как человек, проигравший важнейшую в жизни партию, единственным утешением которому служит гордость. Сейчас он уже был полон сил, и его голубые глаза вновь загорелись мрачноватым огоньком. Наконец он остановился.

– Хорошо, энергию я найду, но если ваш план не выгорит, мне кажется, у вас возникнут трудности?

– Я рассчитываю на вашу честность.

– Опять же зря! – Джарэт весело засмеялся.

Я продемонстрировал ему кулак и тоже рассмеялся.

Внезапно Джарэт резко оборвал смех, несколько раз потянулся, а затем сделал приглашающий жест рукой.

– Пошли.

– Куда?

– Ко мне в гости.

Итак, я вновь шел по запутанным переходам внутри скалы. Теперь все здесь выглядело весьма обыденно: затхлый воздух, черный базальт, освещаемый солнцем из немногочисленных отверстий в стенах, и слабо шевелящиеся тела г'нола.

Шли мы довольно долго и, по моим ощущениям, в другом направлении, о чем я и поинтересовался..

– Там, где мы сражались, нет естественных источников энергии, – пояснил Джарэт, – а там, где скоро будем, есть… кое-что!

– Кстати, о войне… Куда вела дверь за вашей спиной?

– Вопрос снимается.

– Это нечестно?

– Ну такой вот я плохой. – Джарэт помедлил. – Это долго объяснять, а времени нет, так что извините. К тому же мы пришли.

Сделав очередной поворот, мы оказались в любопытном месте – на небольшой открытой площадке, окруженной ровными скалами около сорока метров высотой. Северо-восточная часть стены освещалась уже опускавшимся солнцем примерно до половины, на дне же колодца царила полутьма.

– Ну как, Рагнар?

– Что «как»?

Джарэт, казалось, искренне удивился.

– Странно, вы что, не чувствуете потока энергии?

Я попытался, но безрезультатно.

– Очень странно, – еще раз констатировал Король и, махнув рукой на юг, сообщил: – Источник где-то внутри скал, и что это может быть, я, признаться, даже не предполагаю. Однако пора заняться делом. Впрочем, погодите… Какое сегодня число?!

Я не имею привычки следить за датами, и этот вопрос заставил меня призадуматься.

– Уж не пятнадцатое ли июля?! – Джарэту похоже, изменило его обычное хладнокровие.

– По моим подсчетам, пятнадцатое.

– Итак, пятнадцатое июля, около трех часов пополудни… Знаете, Рагнар, а вам очень повезло, просто трудно поверить в такое совпадение. Подождем немного, и вы получите достойное вознаграждение за свое великодушие… Вот, смотрите! – Джарэт ткнул пальцем в центр площадки.

Я перевел взгляд: на черном фойе скал начали вырисовываться два расплывчатых призрачных силуэта, через несколько минут принявших четкую форму. Две вполне человеческие фигуры, стоящие лицом друг к другу и вполоборота к нам. Никогда доселе я с призраками не встречался и поэтому принялся рассматривать их со все возрастающим интересом.

Дальний призрак – воин очень высокого роста, одетый в короткий плащ, под которым светилась блестящая, судя по всему, серебряная кольчуга. Я попытался разглядеть черты его лица, но с такого расстояния это было трудновато, а затем мое внимание приковала его шпага, которую он только что вытащил из ножен. Несколько секунд я еще сомневался, но, кинув взгляд себе на пояс, убедился: в правой руке призрака была моя Шпага, Шпага Гроссмейстера! Трудно определить возникшее в тот момент ощущение, но я был, мягко говоря, изумлен… Через некоторое время мне удалось оторваться от созерцания иллюзии собственной Шпаги, и я попытался разобраться, что же происходит.

Похоже, эти господа были настроены крайне враждебно, но пока еще только разговаривали, причем говорил в основном второй, невысокого роста человек, стоящий ко мне спиной, и эта спина тоже казалась мне смутно знакомой. Вдруг невысокий резко махнул левой рукой на юг, туда же, куда недавно указывал Джарэт, а в правой у него непонятно откуда появился клинок. Высокий пожал плечами и сделал несколько шагов в сторону так, чтобы оказаться между противником и южной скалой, в связи с чем у меня сложилось впечатление, будто он защищал этот неведомый источник энергии. Возникла минутная пауза, во время которой я буквально чувствовал напряжение, царившее здесь много лет назад, а затем невысокий бросился в атаку.

Бой, развернувшийся перед моими глазами, мог бы служить образцом фехтовального искусства. Здесь было все: длинные многофинтовые атаки и молниеносные выпады, уклоны и отводы, мгновенные перемещения и фехтование в стойке. Прошло уже с полчаса, а противники сражались на равных, что было несколько странно, – воин в серебряной кольчуге выглядел значительно сильнее физически и дрался Шпагой Гроссмейстера, однако… Тут мои размышления прервались, и я испытал еще одно потрясение. За последние минуты призраки передвинулись поближе к нашему краю площадки, невысокий развернулся лицом ко мне, и тут я его узнал! Это был тот самый черно-красный незнакомец, с которым я столь памятно беседовал в хижине по дороге в Местальгор! Проанализировать, что это может значить, я не успел, так как в то же самое мгновение бой достиг своей кульминации.

Высокий нанес рубящий удар по диагонали справа налево и при этом поскользнулся, оказавшись в крайне невыгодной позиции, клинок его противника метнулся вперед в прямом коротком выпаде, и мне подумалось, что спасения нет. Но каким-то чудом высокому удалось вернуть Шпагу и почти отвести удар, но все же правое плечо у него было пробито. На секунду бой замер, а затем высокий переложил Шпагу в левую руку, и я увидел одну из красивейших атак в своей жизни. Непрерывный трехминутный каскад финтов и ударов вынудил черно-красного прижаться вплотную к южной стене, а еще через минуту его круговая оборона была прорвана, и Шпага Гроссмейстера вонзилась в правую сторону груди. И тут высокий совершил большую ошибку: видя, как враг бессильно сползает по базальту, он опустил Шпагу, и отнюдь не быстрый выпад черно-красного прошел, пронзив высокому живот. Оба великолепных бойца рухнули на землю, а через несколько секунд призраки растворились…

– Отсюда мораль, Рагнар, – голос Джарэта был невесел, – не будьте чрезмерно благородны!

– Что все это значит? – Я никак не мог оторвать взгляд от места битвы, хоть и понимал, что призраки не вернутся.

– Я знаю не больше вашего. Однажды, а точнее три года назад, я случайно оказался здесь в тот же день и час и увидел все это, через год история повторилась. Я, конечно, узнал вашу Шпагу, но кто эти люди и чего они добивались, я не знаю.

– Человек с моей Шпагой… Надо думать, это Гроссмейстер, – предположил я.

– Отнюдь! – уверенно возразил Джарэт.

– Откуда такая убежденность? – Я в упор взглянул на Короля.

Он чуть помедлил, а потом сообщил:

– Я видел Гроссмейстера, и это – не он!

– То есть как это видели? – Я чувствовал, что на сегодняшний день мне уже хватает.

– Глазами, – улыбнулся Джарэт. – Мне кажется, вы сейчас опять захотите отвлечься от действительности, но, увы, надо спешить, так что я, пожалуй, займусь энергией.

Процедура заняла у Джарйта примерно полчаса, которые он молча простоял, уставившись в скалу, я же попытался сделать какие-нибудь выводы из увиденного и услышанного. Ничего путного все же не получалось, и единственное оставшееся у меня убеждение заключалось в том, что я бы очень дорого заплатил, чтобы узнать, кто был этот человек с моей Шпагой и остался ли он жив после этой схватки.

– Ну что ж, начнем. – Я полез в карман за Доской, но Джарэт жестом остановил меня: – Не нужно, у меня есть своя…

Это тоже была новость, однако после всего случившегося у меня уже не было сил удивляться.

– Одну секундочку, Джарэт. Еще один вопрос, он не займет много времени: когда вы видели Гроссмейстера?

– Лет восемьсот назад, точно не помню…

Джарэт совсем было приготовился к работе, но вдруг повернулся ко мне и улыбнулся:

– А все-таки здорово вы мне сегодня врезали, Рагнар! До встречи!

– До встречи, – отозвался я.

Несколько минут никаких видимых изменений не было, и я начал с грустью подумывать о том, что мой план провалился, как внезапно фигура мага стала тускнеть, затем терять четкие очертания, словно ее начала обволакивать дымка, и вот он исчез. Я выхватил Доску: на 14-м поле стояла только одна Фигура – моя!

Я прикоснулся к Фигуре Джейн и через минуту уже стоял в гостиной Форпоста. Мы приветливо поздоровались, и тотчас я услышал вопрос Лауры:

– Джарэт мертв?

Я указал на Доску:

– Как видишь. ?

Лаура взглянула на меня со странной улыбкой:

– А почему же так долго?

– Я задал ему несколько вопросов

– Ну, и?..

– Ну, и он ответил!

Глава 8


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19