Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Рагнаради (№1) - Шпага гроссмейстера

ModernLib.Ru / Научная фантастика / Дихнов Александр / Шпага гроссмейстера - Чтение (стр. 9)
Автор: Дихнов Александр
Жанры: Научная фантастика,
Космическая фантастика
Серия: Рагнаради

 

 


Честно говоря, за прошедший день я не просто устал, а был выжат как лимон. Слишком много сил было потрачено на Джарэта. Поэтому в Форпосте я не стал ни с кем разговаривать, а прямиком направился в свою комнату, где, стянув сапоги, повалился на кровать и закрыл глаза. Голова гудела, в уставшем мозгу скакали картинки ушедшего дня: битва с местальгорским Королем, разговор и наконец последний эпизод, когда в схватке сошлись две тени – владельца моей Шпаги и черно-красного. Я чувствовал, что для глубоких выводов у меня слишком мало исходных данных, но кое-какие идеи приходили в голову. Кроме того, меня беспокоила какая-то неясная тревога: то ли за Джарэта, пребывавшего ныне в очень странном месте, то ли за Марцию. Правда, где она находится, я знал, но давно настало время ее оттуда вытащить. Я решил, что немного передохну и займусь этим, потом собрал волю в кулак и отправился в душ.

Горячая вода, душистое мыло и восхитительно чистые полотенца вернули утерянный душевный покой. Перед ужином мне удалось пару часов вздремнуть, и к столу я вышел бодрым, хорошо соображающим и готовым, как всегда, делать вид, будто знаю гораздо больше, чем на самом деле.

Я немного опоздал, приводя себя в порядок, и когда вошел в столовую, все уже были здесь: Джейн, чинно евшая серебряной ложечкой жидкий суп, Лаура, зверским образом разделывающаяся с цыпленком, Эрсин, скучающий над рыбным салатом, и Клинт, пьющий вино в кресле у камина. Я поздоровался с Эрсином, уселся на свободный стул рядом с Лаурой и пододвинул к себе блюдо с холодной говядиной Есть я хотел не меньше, чем немного ранее спать. Некоторое время прошло в молчании, потом Джейн неожиданно повернулась, резко встала со стула, и в комнате оказался более мрачный, чем обычно, Кнут с испачканной кровью шпагой в руке.

– Спасибо, Джейн, – поклонился он. – Извини, что отвлек тебя от… – он посмотрел в окно, – ужина. Если бы не твоя помощь, мне пришлось бы драться с целой стаей каких-то мерзких тварей. В темноте я не разобрал, возможно, это были волки или шакалы. Приветствую всех! – Он развернулся в нашу сторону. – Надеюсь присоединиться к вам минут через пятнадцать.

Так, подумал я, на Кнута напали волки, и он сбежал в Форпост. Что же это были за звери, заставившие удирать самого Кнута?

Беседа за столом не клеилась. Джейн с Эрсином пытались расспросить о поездке, однако никто из нас не был настроен распространяться, и мы ограничились сухим изложением фактов. О казни Джарэта я, естественно, тоже много не рассказывал, хотя, судя но тому, какие взгляды бросала на меня Лаура, ей было очень интересно, что же сообщил мне Джарэт перед смертью. Затем все же началась светская беседа. состоящая наполовину из пустяков, наполовину из раскиданных то там, то здесь ловушек, чтобы заставить собеседника проговориться. Тем временем в столовую вернулся Кнут и, пропустив мимо ушей шутку Лауры, принялся за ужин. Вскоре комната опустела, я же задержался, чтобы поговорить с Кнутом наедине.

– Простите, Рагнар, – Кнут неожиданно начал беседу первым, – когда я проходил через библиотеку, на столике, где Джейн обычно держит пластинки Доски Гроссмейстера, я заметил какую-то статуэтку. Насколько я понял, это…

– Вы правильно поняли, – кивнул я. – Фигура Гроссмейстера.

– Не ожидал. Значит, удалось-таки обойти Яромира. Хороший урок ему не помещает. Кстати, если не секрет, кто нашел Фигуру?

– Не секрет – я. – Мне была любопытна реакция Кнута.

– Вот как! – Кнут вздернул брови, его настроение явно улучшилось. – Удивительно! Однако вам везет, Рагнар: сначала Шпага, потом Фигура… Простите мое любопытство, но как удалось отыскать ее?

– Очень просто: я в неурочное время оказался в кабинете покойного Короля Местальгора и увидел ее там, ну а дальше понятно.

– Гм… – Кнут попытался скрыть свое удивление, но не сумел, а потом уже с обычной непроницаемой миной усмехнулся: – Так вот почему Яромир постоянно жил в старой столице Местальгора.

– Яромир теперь, – ляпнул я, не особенно подумав, – будет ненавидеть меня еще больше…

Кнут, казалось, не слышал ничего, погруженный в свои размышления. Неужто я выболтал ему что-то важное?

– Наверняка вы правы, самолюбию Яромира нанесен сильный удар, но, насколько я понял, вы подозреваете, что он как-то замешан в истории со Шпагой… Кстати, расскажите, как она вам досталась?

– Мне ее подарил один торговец в Дагэрте, в оружейной лавке.

Кнут нахмурился, а затем рассмеялся:

– У вас блестящая интуиция, Рагнар, если вы подумали на Яромира, а не на меня. Ведь, как я припоминаю, мое поведение можно было расценить так, будто Шпага предназначалась именно мне.

– А почему вы решили, что я снял с вас подозрение?

– И вы действительно думаете, что торговец ухитрился перепутать меня с вами? В таком случае я был бы полным идиотом, доверив Шпагу, за которой уже несколько веков гоняется весь Клуб, умственно отсталому дальтонику.

Кнут идиотом не был, поэтому я согласился с его доводами.

– Что же касается Яромира, – продолжил Кнут, – то как вы думаете, сколько дней нужно было Людям, напавшим на вас на Золотом тракте, чтобы добраться из Альриона до места столкновения?

Я прикинул. В любом случае, даже если бы Кнут или кто другой сразу же передал Яромиру, что Шпага у меня. то все равно я встретился бы с засадой гораздо ближе к Местальгору. Более того, это вместе с другими мелкими фактами, ранее замеченными мной, начисто опровергало теорию, что Шпага предназначалась Яромиру.

– Так что? – поинтересовался Кнут, видя мою глубокую задумчивость.

Я только усмехнулся – что было ответить?

– А вы что-нибудь знаете о том, как Шпага попала в руки торговца? – с безучастным выражением лица спросил Кнут.

– Ничего, – честно признался я. – Я тогда и представления не имел о вашем союзе, Шпаге, Гроссмейстере и всем остальном. Эта история свалилась на меня, как снежный ком на голову.

– Забавно. Там, где появляетесь вы, происходят невероятные вещи, и самое странное, что сейчас я вам верю.

Мы еще некоторое время поговорили о Гроссмейстере, о его Фигуре и о том, как она могла оказаться в Местальгоре. Я все больше убеждался в том, что Кнут – честный Человек, заботящийся о благе нашего сообщества, и мне не хотелось, чтобы он держал на меня зло. Со временем разговор окончательно отошел от первоначальной темы и затянулся до позднего вечера. Лишь возвращаясь к себе, я вдруг сообразил, что Кнут ухитрился ненавязчиво расспросить меня о том, бывал ли я в замке Флериона, резиденции Дианы… В итоге у меня создалось впечатление, что Кнут очень последовательно и осторожно ведет какую-то свою игру, а дагэртская история со Шпагой – это действительно чистая случайность. Но кому же тогда, черт возьми, везли Шпагу? Ответа я ридумать не мог, как ни напрягал воображение, и начавшая было складываться у меня в голове мозаика вновь разлетелась на отдельные кусочки…

«Истина, где ты?» – тоскливо воззвал я и, естественно, не услышал ответа. У меня оставалось еще одно дело, с которым нужно было развязаться как можно скорее, в конце концов я же обещал Генриху вернуть Марцию.

В своей комнате я немного посидел, уставившись пустым взглядом в потолок, но время шло… Подумав было, что неплохо на всякий случай оставить записку, я все же этого делать не стал, дабы не посвящать в свои дела слишком многих.

Итак, я вытащил из кармана маленький гладкий янтарный шарик, блики света играли на его медовой поверхности. Сжав бусину, я закрыл глаза и представил себе тот мир, в котором должен был оказаться. Слабый ток энергии, словно рука погружается в холодную воду, и постепенно это приятное ощущение распространяется по всему телу. Очевидно, без Марции я не мог осуществить переход мгновенно…

Я приоткрыл глаза: вокруг царила полная темнота, как будто зрение отключилось, не было также ни звуков, ни запахов. Я чуть двинул рукой и ощутил где – то на грани восприятия трение одежды о кожу, а значит, отключились лишь рецепторы, связывающие меня с внешним миром. Сконцентрировавшись, я начал вспоминать тот серебряно-черный мир: изгиб песчаной косы, недалеко уходящей в море, шорох волн, ирреальную прозрачность неба. И мир постепенно стал возникать, то ли созданный моим воображением, то ли действительный. Еще несколько секунд – и я с шумом вдыхал влажный морской воздух, слушал, как хрустит под ногами серебряный песок…

Некоторое время я стоял и смотрел на то, как черный океан катит и катит бесконечные ряды валов, как они обрушиваются на серебряный пляж и с шипением уползают назад. Это было место вне физической Вселенной, и тем не менее мне удалось туда пройти…

Через несколько минут, толком оглядевшись, я сообразил, что не вижу ни малейших следов Марции. Может, меня занесло в другой мир? Вряд ли, ведь маленький шарик янтаря в моей руке увеличился но сравнению с тем, каким он был раньше, а значит, это тот самый мир, в котором я оставил Марцию. Может быть, не то место? Нет, окружающий пейзаж был слишком знаком: небольшая песчаная коса справа, цепочка тускло-серых скал вдалеке… Я прошел немного вперед и наткнулся на следы, оставленные нами ранее.

– Эй! – закричал я.

– Эй! – звоном откликнулась пустыня.

– Эй! – подхватили мой крик волны.

Когда же эхо затихло, я прислушался, но увы… Я расширил круг поисков, стал углубляться в серебряные дюны, затем еще раз осмотрел побережье. Бесполезно… Когда я подошел к дальним скалам, мне показалось, будто вдали мелькнуло что-то белое. Я бросился туда со всех ног, но это оказался лишь шарф Марции, придавленный камнем. Один из его концов свободно развевался в потоках бриза. Ни записки, ни хоть какого-нибудь намека, проясняющего ее судьбу, ничего, только шарф.

Я не заметил, как наступили сумерки, теплый голубоватый туман наплыл откуда-то из-за дюн и умерил сверкание серебряного песка. А я все сидел на большом камне и бездумно теребил рукой шарф Марции, моя Шпага была воткнута передо мной на манер солнечных часов, хотя тени она, конечно, в этом рассеянном свете не отбрасывала. Мне нужно было обдумать ситуацию, но я в который раз с отчаянием прокручивал в уме лишь несколько простых фактов. Марция пропала, я не знал, что случилось на этот раз, но был уверен – по доброй воле она не ушла бы из этого мира. С ее исчезновением над Оракулом опять нависла угроза, и я абсолютно ничего не мог поделать, потому что переходы по Доске в Грезах невозможны, а самостоятельно, без Марции с ее янтарным ожерельем, мне никогда не выбраться из этого проклятого черно-серебряного мира. Я сидел на камне и отчаянно прокручивал в уме лишь несколько простых фактов. Я не знал, как смогу вернуться обратно…

ЧАСТЬ III

НАЗЫВАЙТЕ МЕНЯ АЛЬФРЕД

Глава 1

В черно-серебряном мире наступила ночь, в темноте которой угас серебряный песок и умерил свою мощь океан. В воздухе больше не было ни дуновения, казалось, что какие-то мягкие призрачные чары окутывают и убаюкивают меня, и, наверное, на час-другой я впал в оцепенение, без мыслей и эмоций. Однако вскоре в моей голове вновь стали проноситься смутные образы, обрывки разговоров, медленно складывающиеся в историю последних месяцев…

Получившаяся картина, учитывая все известные мне действующие лица, оказалась совершенно необъяснимой. Поэтому приходилось считать реальностью тот факт, что в этой партии участвуют игроки, мне неизвестные и к тому же весьма могущественные. Причем загадки начинались с первого же дня, с пресловутой покупки Шпаги, ведь получалось, что она не предназначалась ни Кнуту, ни Яромиру, а уж остальные тем паче про нее и слыхом не слыхивали. Так кому же вез ее купец, мне, что ли?.. Последовавшие за этим события: похищение Марции, странное повеление Кнута, погоня за Марком и Гансом, бой у золотых рудников Местальгора – объяснялись легко, но вот засада, подстроенная Яромиром на Золотом тракте, – опять загадка, ведь тот ни при каком раскладе не мог знать, что я там появлюсь. Поездка в Местальгор и две попытки меня убить теперь также не вызывали ни раздражения, ни удивления. А затем…

В голове проносились какие-то неясные обрывки мыслей относительно последних событий, и тут я вдруг заинтересовался двумя моментами, которым раньше должного значения не придал. Во-первых; Оракул… Вспомнив заданные мне вопросы, свои ответы и слова Илайджа, что Оракул – мертвая система, сконструированная Гроссмейстером, я внезапно в последнем очень усомнился, ибо, насколько припоминал знания, полученные в молодости, только биологический мозг способен к нелинейной логике. Во-вторых, моя Шпага. В чем заключается ее необыкновенность и как она связана с Оракулом? Я вытащил свое оружие из песка и еще раз внимательно осмотрел, от кончика клинка до причудливой головы зверя на рукояти, но ничего нового не обнаружил… Ну и кроме этого, меня по-прежнему волновал донельзя насущный вопрос о Королевствах Грез: что это – миры, создаваемые воображением Оракула, или он лишь обеспечивает мгновенные перемещения между самыми фантастическими уголками Вселенной? Я мог строить любые предположения и гипотезы, но не имел ни малейшей возможности их проверить, прикованный к своему пустынному миру. Правда, очень понравившаяся мне теория, что Оракул есть некий живой разум, переворачивала все представления об истории, – ведь это не мог быть человеческий мозг…

Зачем мучить себя вопросами, ответы на которые все равно не найти? И тогда я продолжил анализировать недавние события. Клуб – тринадцать совершенно разных Людей, объединенных весьма сомнительной общей целью и стремящихся каждый к чему-то своему. Конечно, многие из них, едва ли не большинство, были лишь профессиональными воинами, как Илайдж или Вотан, но оставались еще Яромир, Диана, Кнут, возможно Эрсин, ведущие, как мне думалось, весьма крупную игру самостоятельно… Бесполезно было и пытаться раскрыть их тайные помыслы, сидя на камне и вспоминая обрывки немногочисленных разговоров, да и, в конце концов, сейчас меня это не особо беспокоило по сравнению с собственными проблемами…

Завершив таким образом свои археологические изыскания, я решил, что, имея в своем распоряжении некоторое количество исходной информации, могу по примеру Оракула заглянуть в будущее. Безусловно, главными героями дальнейших событий, станут Марция и Джарэт. Марция, юная и прекрасная принцесса Пантидея, являющаяся, как выяснилось, источником жизненной энергии для Оракула, и кажущийся тридцатилетним Джарэт, Король Местальгора, видевший, по его словам, около восьмисот лет назад самого Гроссмейстера. Я постарался поточнее восстановить все связанные с ними происшествия, но ни похищение Джарэтом Марции для уничтожения Оракула, ни погоня и бой с Королем за Фигуру Гроссмейстера не дали мне ничего нового для ответа на два принципиальных вопроса: куда исчезла Mapция из этой Грезы и кто такой Джарэт на самом деле? Последняя встреча с местальгорским Королем также настроения мне не улучшила, ведь рано или поздно Лаура узнает, что он жив, и тогда мои отношения с ней будут испорчены надолго и всерьез…

Ну и кроме того, я мог лишь еще раз отметить два самых фантастических происшествия в моей истории, связанных с персоной черно-красного незнакомца, который, похоже, тоже остался пережитком тех времен, когда Человечества не было еще и в помине. Я невольно усмехнулся – слишком уж много получалось разных доисторических фигур, однако я чувствовал, что близок к истине…

Размышления о будущем вернули меня к главному – своей собственной судьбе. Как действовать дальше? Неужели нет выхода из ловушки? Эти мысли настолько раздражали меня, что я встал и принялся было нервно прохаживаться около камня, но, бросив мимолетный взгляд себе под ноги, оторопел и застыл на месте как вкопанный. Еще немного, и я затоптал бы написанную на песке комбинацию цифр. Написанную кем?! Мной?! Моей Шпагой?! Я затравленно оглянулся, но мир вокруг был по-прежнему пуст и безмолвен. Уже привыкнув к всевозможным чудесам и самым невероятным происшествиям, я вынужден был признаться, что не просто удивлен, а ошеломлен, ведь цифры были написаны Шпагой! Пусть посредством моей руки, но именно самой Шпагой!.. Что же может значить эта странная комбинация?

Как озарение ответ не пришел, и я, немалым усилием воли взяв себя в руки, внимательно изучил цифры, с каждой секундой теряющие свои очертания на песке. Целиком комбинация выглядела так: 28 110 12 132 39. Я понимал: это подсказка, подаренная мне Шпагой, но я не знал, как ею воспользоваться, а задавать вопросы вслух было очевидной бессмыслицей. С трудом припомнив математику, я попытался подыскать какую-то алгебраическую закономерность, но тщетно. Наконец я попробовал рассуждать логически: где в последнее время я сталкивался с числами? Недолгое размышление дало единственно возможный ответ: Доска Судеб. Все эти числа могли быть только координатами клеток Доски!

Я раскрыл магический кубик и осмотрел позицию. Ничего неожиданного, разве что большинство Черных Фигур собралось в Форпосте, на 39-м поле, где уже толком было ничего не разглядеть. Фигуры Джарэта по-прежнему не было, а единственная Белая Фигура Марции и мой Рыцарь свободно парили над полем, не останавливаясь ни в одной из клеток. Это утешило меня по крайней мере тем, что Марция все еще в Грезах и скорее всего ей ничто не угрожает. На клетках, указанных в комбинации, было пусто, за исключением, естественно, 39-й. Слегка волнуясь, я поймал свою Фигуру и поставил на 28-е поле, однако мой Рыцарь вновь отправился в бесцельные блуждания. Впрочем, я иного и не ожидал, ибо наиболее вероятным казался другой вариант действий. Я вновь взял свою Фигуру и быстро переставил ее по пяти указанным в комбинации клеткам и в той же последовательности. Я не успел даже увидеть Рыцаря на 39-м поле, как вдруг черно-серебряный мир раскололся на куски, и я оказался в Последнем Форпосте, у входа в Чертог Оракула.

По моим ощущениям, было уже далеко за полночь, поэтому я, стараясь не шуметь, отправился к себе в комнату, вновь раздумывая над вопросом, что же такое моя Шпага… Я настолько погрузился в свои мысли, что заметил идущую мне навстречу высокую женщину, лишь когда она заговорила со мной.

– Добрый вечер! Вы, наверное, Рагнар? – Голос у нее был звонкий, но не резкий, и звучал крайне приятно.

Я, естественно, остановился, слегка поклонился и окинул быстрым взглядом ее крепкую, но красивую фигуру в черном платье с брошью – серебряный вереск – на левом плече.

– С кем имею честь?

– Меня зовут Елена. Вы, может быть, слышали обо мне… Я редко бываю здесь, но не смогла отказать себе в удовольствии взглянуть на Фигуру Гроссмейстера. – Елена слегка улыбнулась и тряхнула густыми пепельными волосами. – Как вам удалось ее добыть?

– Простите меня, пожалуйста, но за сегодняшний день я смертельно устал и просто мечтаю отдохнуть, – искренне сказал я и, улыбнувшись в ответ, добавил: – Завтра я буду к вашим услугам. А кстати, где Фигура?

– Она на рабочем столике Джейн. – Кивнув мне, Елена прошла мимо.

Я также двинулся своей дорогой, отметив про себя, что теперь познакомился со всеми членами нашего сообщества. Меня, однако, удивило, что Фигуру не положили в какой-нибудь сейф или просто запирающийся ящик, ведь так любой мог бы ее взять. Эта мысль меня откровенно рассмешила, но, проходя мимо полуприкрытой двери в библиотеку, я вдруг остановился. Действительно, сейчас я могу войти в комнату, взять Фигуру, и никто об этом не узнает, но с другой стороны, мне-то она зачем? Я уже собрался было идти дальше, и тут мне пришло в голову, что интересно было бы немного поэкспериментировать с Фигурой Гроссмейстера и Доской. Чуть поколебавшись, я развернулся, нырнул в темную библиотеку и уже через несколько секунд вышел оттуда, унося драгоценную вещицу в нагрудном кармане камзола, рядом с янтарной бусиной. Если бы я тогда мог знать, какие это повлечет за собой последствия, то со всех ног кинулся бы обратно.

Вскоре я добрался до своей комнаты, по дороге заметив, что, несмотря на глубокую ночь, в Форпосте спали далеко не все – в нескольких комнатах горел свет, а из гостиной раздавался приглушенный гул голосов, среди которых я узнал звонкий и веселый смех Юлиана. Уже открывая дверь, я вдруг услышал сзади оклик:

– А, добрый вечер, Рагнар! Вы, значит, уже вернулись из Грез? – Повернувшись, я едва различил в темноте бледное худощавое лицо Эрсина, уставившегося на меня немигающим взором.

– Да, только что… – Ему-то какого черта надо?!

– Извините за назойливость, но как вам удается перемещаться между Грезами и реальным миром? – Лицо Эрсина выражало лишь спокойное любопытство.

Объяснять что-либо не хотелось, да к тому же я действительно устал, но все же разговор с этим Человеком казался мне небезынтересным, поэтому я предложил:

– Заходите! Сидя разговаривать удобнее.

Войдя в комнату, я зажег свет и хлопнулся на кровать, а Эрсин, пройдя мимо двух кресел, присел на край подоконника, напоминая собой собственный герб – черный беркут на голубом флаге. Возникла небольшая пауза, по-видимому, мой гость ждал ответа на свой вопрос, и я решил не обманывать его надежд. В течение минут пятнадцати я старательно объяснял ему, что перемещение в Грезы – это такой своеобразный дар Оракула, и описывал свои ощущения при этом. Не знаю уж, поверил ли он, но, как мне показалось, вид у него был удовлетворенный. Закончил я, в свою очередь спросив:

– А какой талант Оракул подарил вам?

– Я умею видеть прошлое.

– То есть?

– Иногда, встречаясь или разговаривая с человеком, я узнаю, что происходило с ним в прошлом. – Казалось, Эрсин улыбается.

– Не очень этичный дар, если это, конечно, правда, – усомнился я.

– Зря вы мне не верите. Впрочем, смотрите сами, вот вам случай, произошедший лет триста назад в одной из пограничных войн… – Дальше Эрсин в деталях пересказал историю, когда я с небольшим отрядом воинов Пантидея угодил в засаду, подстроенную дахетскими кочевниками. Знать о ней не мог никто – после той жесточайшей схватки в живых остался я один…

Это было, прямо скажем, потрясающе, на мгновение я просто почувствовал страх перед этим Человеком. Он между тем спокойно заметил:

– Что же касается этики, то, как вы сами понимаете, не я этот дар выбирал.

– И много интересного вы узнали о наших друзьях? – Вопросик был, конечно, нагловатый, но из любого ответа можно было что-нибудь извлечь, однако Эрсин лишь пожал плечами и промолчал.

Несколько минут прошло в тишине, пока я раскуривал трубку. Затем Эрсин оторвался от созерцания собственных рук и заговорил вновь:

– Рагнар, вы ведь часто принимали участие в местных войнах, не так ли?

– Да, последние пятьсот лет я воевал за Пантидей во всех вооруженных конфликтах, и на моем веку немало пережитых кампаний.

– А зачем?

– От скуки. Все равно делать нечего.

– Правильно, от скуки. – Казалось, Эрсин ожидал именно этого ответа, и его дальнейшая речь была подготовлена заранее, или же он был просто хорошим оратором. – Так вот, посмотрите, Рагнар, вы – выдающийся, более того, прославленный воин – в течение многих веков сражались за одну Империю, причем временами были в числе ее первейших полководцев. Все или практически все войны Пантидей выигрывал во многом благодаря вам и еще нескольким бессмертным. Вспомните, например, тридцатилетнюю войну с северным Королевством Хадор. Каков был бы ее исход, если бы перед решающей битвой под стенами Дагэрта вы не пробрались в стан врагов и не убили их вождя, совершив один из легендарнейших подвигов в истории этого мира?

Откуда я мог знать, что бы тогда было? Конечно, не исключено, что я прихлопнул бы этого придурка во время битвы, но, честно говоря, у северян было бы больше шансов на победу…

– Не знаю и, главное, не пойму, какое значение это имеет сейчас?

– Как сказать… Представьте, Пантидей без вашей помощи проигрывает войну, и Империя, охватывающая все цивилизованные земли, распадается. Образуется множество мелких княжеств, которые затем развиваются самостоятельно, и общий прогресс цивилизации идет быстрее, так как любой историк-профессионал скажет вам, что чем больше конкурирующих очагов культуры, тем быстрее развивается сама культура… – Эрсин сделал паузу, чтобы передохнуть, а я с интересом ждал продолжения – говорил он далеко не банальные вещи.

Мой гость легко спрыгнул с подоконника и принялся неторопливо ходить по комнате, продолжая говорить и слегка жестикулируя левой рукой.

– Из всего этого я могу сделать единственный вывод, Рагнар: вы, да и многие другие Люди, оказываете серьезное негативное влияние на развитие этого мира, искусственно тормозите прогресс. – Я никогда не рассматривал свою жизнь и действия в таком аспекте, поэтому вполне допускал, что Эрсин может быть прав. – Знаете ли, меня беспокоит судьба Галактики, в которой ныне царят разор и запустение. Ей нужна сильная, молодая цивилизация, способная вновь вдохнуть жизнь в ее просторы. Цивилизация, похожая на Человеческую, когда та вышла в космос… Эта планета, быть может, единственная, пригодна для подобной миссии, а мы, остатки уже отжившей культуры, – согласитесь, спорить с этим трудно, – мы лишь мешаем становлению нового. Разумеется, каждый волен выбирать свой путь, но я – за невмешательство.

– Вы знаете, нечто подобное я уже слышал от Юлиана. – Хотя, надо отдать должное, Эрсин показался мне красноречивее.

– Не совсем… Юлиан утверждает, что ему безразлично все и можно вообще ничем не заниматься. Я же не отрицаю деятельности. Пожалуйста, делайте что угодно, лишь не мешайте.

Я совсем утомился, и, хотя разговор не обманул моих ожиданий, пора было закругляться.

– Простите, Эрсин, но для чего вы мне все эта говорите? Я, конечно, выслушал вас с большим интересом, но боюсь, что это моей жизни ничуть не изменит.

– О, я не столь наивен. – Эрсин дружески улыбнулся. – Просто подумайте над этим, и вот еще над чем. Если вас интересует, как себя чувствует цивилизация, на которую оказывается давление извне, то сейчас вы можете увидеть это на нашем примере.

Эрсин сделал эффектную паузу, а я мысленно поперхнулся, но, стараясь не изменить выражение лица, спокойно обронил:

– Это, знаете ли, требует доказательств…

– Пожалуйста, пожалуйста. Напомнить вам события последних месяцев? Итак, в конце мая на Доске появилась Большая Белая Фигура, тотчас находятся Шпага Гроссмейстера и, извините, вы, Рагнар. Затем, спустя буквально месяц, – Фигура Гроссмейстера, и к тому же вы расшифровываете пластину. Сотни лет – ничего, и вдруг – все сразу. Я в такие совпадения не верю.

Я тоже в такие совпадения не верил и поэтому искренне согласился с Эрсином, который поинтересовался моим мнением по этому поводу.

– Боюсь, что не смогу рассказать вам ничего интересного, – слукавил я, – но если что-нибудь произойдет, то непременно дам вам знать.

– Ладно, думайте! – Эрсин махнул рукой в знак прощания и уже в дверях вдруг снова обернулся. – Знаете, мне бы не хотелось, чтобы содержание нашей беседы стало достоянием коллег.

– Как скажете, – ответил я. Что ж, болтливость в мои пороки не входила.

После нашей встречи у меня остался только один вопрос: как это Эрсин умудрился пройти Оракула с такими взглядами на Человечество и его будущее? Или же его позиция переменилась после Испытания?

Однако это все вопросы теоретические, а практически надо было решать что-то с Марцией. Попытавшись подумать на эту тему, я убедился, что заниматься этим не в состоянии, и решил ложиться спать. Я разделся и с удовольствием растянулся на кровати, только сейчас вспомнив про Фигуру Гроссмейстера, оттопыривавшую карман камзола. Проводить с ней какие-либо опыты в этот момент я просто не мог, относить обратно было лень, к тому же я не сомневался, что до утра Фигура никуда не денется. Уснул я моментально…

Проспал я не больше пяти часов, как вдруг был разбужен шумом за дверью. Прислушавшись, я узнал голос Лоуренсии:

– Кнут, а вы не видели фигуры Гроссмейстера?

– Со вчерашнего дня – нет.

– Она исчезла из библиотеки!

– Не волнуйтесь, Лоуренсия. Право же, я думаю, она быстро отыщется…

– А где Рагнар?

– Понятия не имею, его я также не видел с ужина.

– Черт! – По коридору разнесся звук быстрых шагов Лауры и неторопливых Кнута.

Я подумал было поспать еще, но все же решил, что это будет некрасиво, ведь Лаура, похоже, обеспокоилась всерьез.

Я встал и начал одеваться. Снимая со спинки кресла камзол, я обмер – Фигуры в кармане не было! Следующие несколько минут у меня в голове стоял, что называется, пустой звон, а сам я метался, как молодой носорог, обыскивая комнату. Естественно, я, ничего не нашел, и тут в дверь постучали. Мало что соображая, я накинул камзол, сел на кровать и постарался придать лицу максимально заспанное выражение.

– Войдите!

Дверь моментально распахнулась, и в комнату вошла Джейн, с порога спросившая:

– Рагнар, Фигура Гроссмейстера не у вас?

– Нет.

– И вы не брали ее с моего рабочего столика?

– Нет… – солгал я, не сообразив, что, бесспорно, лучше было бы сказать правду.

– Так вот… Она пропала… Все собираются в гостиной, так что, пожалуйста…

– Да, да, конечно. – Я был совсем растерян.

Джейн ушла, а я еще несколько секунд лихорадочно обдумывал, что же говорить. Рассказывать правду не хотелось но двум причинам: во-первых, чтобы не выглядеть в глазах всего Клуба легкомысленным недотепой, во-вторых, мне могли и не поверить, учитывая, что я только что обманул Джейн, а тогда… Я невольно поежился, но с другой стороны, если они все-таки вычислят, что Фигуру украл Рагнар, то ему, бедному, будет еще хуже…

Так и не придя к выводу, какое из двух зол меньше, я пришел в гостиную. Сразу вслед за мной вошел Вотан – все, как я понял, были в сборе. Никогда доселе я такого количества членов Клуба вместе не видел – в гостиной находилось одиннадцать Человек, все, кроме Илайджа, Марка и Александра. Мы с Вотаном обменялись короткими приветствиями с присутствующими и уселись на свободные места: Вотан у камина рядом с Дианой, а я на подоконник слева от Эрсина. Тотчас же с привычного места у столика поднялась Джейн, и все невольно повернулись в ее сторону.

– Итак, господа, вот мы и в сборе. – Джейн говорила с трудом, медленно подбирая слова, а взгляд ее был прикован к чему-то в глубине камина. – Вы все уже знаете об исчезновении Фигуры Гроссмейстера, ведь так? – Возражений не последовало. – И все вы сказали, что ничего не знаете о ее судьбе, но так быть не может, поэтому я еще раз спрашиваю, господа: кто из вас взял Фигуру?


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19