Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Где ночуют призраки

ModernLib.Ru / Детские остросюжетные / Дубчак Анна / Где ночуют призраки - Чтение (стр. 1)
Автор: Дубчак Анна
Жанр: Детские остросюжетные

 

 


Анна Дубчак

Где ночуют призраки

Глава 1

ЧЕРНЫЙ ЧЕЛОВЕК. АРХЕОПТЕРИКС

Этот человек преследовал ее уже два дня — ровно столько прошло с тех пор, как Маша вернулась с юга. Высокий, черноволосый, в черных очках, он был до того приметен, что Маша сначала даже посмеялась над собственными страхами: разве может быть опасен такой вот бутафорский «шпион»? Но сейчас, когда он, увидев ее, подходящую к подъезду, вдруг быстро зашагал навстречу, она, не помня себя от страха, быстро, насколько только смогла, открыла кодовый замок и влетела в подъезд. Раздался характерный щелчок — это захлопнулась и намертво закрылась входная дверь. Перед носом преследователя. У Маши было несколько минут, чтобы добежать до лифта, пока незнакомец попытается либо сам открыть входную дверь, либо войти в подъезд с помощью какого-то другого жильца дома.

Лифт был, слава Богу, внизу, словно ждал ее. Маша вошла в него и что есть силы надавила на кнопку. Все. Уж теперь-то он не догонит ее…

Когда она вышла на своем этаже, с нее градом катился пот. И ничего уже не радовало: ни запланированная на вечер прогулка с Горностаевым в парк, где он собирался покатать ее на лодке или катамаране, ни даже тот факт, что утром она в своем почтовом ящике нашла письмо от Соломона. Все потеряло смысл, потому что Черному человеку зачем-то понадобилась она, Маша Пузырева, тринадцатилетняя школьница…

Она проворно открыла все замки на двух дверях своей квартиры и подумала о том, что это ужасно, когда люди (не звери же!) прячутся друг от друга за толстыми металлическими дверями, да еще и приходится спасаться бегством от особо опасных представителей человеческой породы.

В прихожей она перевела дух, но тут же вздрогнула. Только теперь уже от телефонного звонка. Схватила трубку и, лишь услышав знакомый голос Сережи Горностаева, своего друга и одноклассника, расслабилась.

— Маша, где это тебя черти носят? Я уже устал звонить.

Слушай, Горностаев, ты, конечно, хороший человек, но интеллигентности в тебе маловато. Разве можно спрашивать у меня, где это меня носили черти? Сам подумай…

— А что?

— Да то, что черти мои, и где они меня носили — это мое личное дело, понятно? Ну а если серьезно, то у меня проблемы. За мной следят. Уже второй день. Приходи, сам увидишь.

— Но вообще-то я не один, — замялся Сергей, и у Маши забилось сердце. Она поняла, с кем сейчас может быть ее друг. — Неужели Дронов из Испании вернулся?

— Машк, здорово, — услышала она на другом конце провода такой знакомый и родной голос Сашки Дронова, с которым не виделась почти два месяца. — Как дела?

— Как сажа бела. Ладно, приходите, я приглашаю…

Маша положила трубку и посмотрела на свое отражение в зеркале. Вот теперь ее лицо сияло, словно пять минут назад она и не дрожала как осиновый лист перед своим преследователем. Сейчас придут друзья и мигом разберутся с этим троглодитом.

— Дронов приехал?

Маша повернулась на голос. В дверях гостиной стоял заспанный Пузырек — ее десятилетний брат Никитка — и сверлил ее взглядом.

— Ты меня разбудила, — продолжил он, не дождавшись ответа. — Ворвалась как бешеная, дверями расхлопалась. С ума, что ли, сошла?

— Никита, ты мне лучше скажи: где ты был? Я тебя искала битый час. Все дворы облазила, даже на голубятню поднималась. Вот только не надо мне вешать лапшу на уши, что ты спал, а бестолковая, и не заметила…

— Ну я же не виноват, что ты меня не заметила, потому что я действительно спал дома.

— И где же, на потолке? Что-то я тебя в трех комнатах не видела?

— Я спал под кроватью, если честно, — уже совершенно обычным, без тени вредности, тоном признался Пузырек. — Сначала я, конечно, погулял, но потом стало жарко, я вернулся домой и решил поспать. И только прилег, как страшная мысль заставила меня подскочить…

Маша, слушая его, даже руки сложила под грудью и теперь, не скрывая насмешки, смотрела на брата в упор: и долго он будет еще над ней издеваться?

— Что за мысль?

— Мысль о том, что мы на планете Земля живем не одни. Ты слышала репортаж по телевизору? Что случилось в Ставропольском крае?

Маша сама, собственными глазами видела по телевизору, как на зеленом поле в Ставрополье кем-то, предположительно инопланетянами в летающей тарелке, была вытоптана или примята площадка или даже три, и все в форме ровных кругов. Даже был показан вид сверху, от которого всем, даже Машиным родителям, стало не по себе.

«Я тебе всегда говорила, что мы не одни на этой планете, — сказала перепуганная мама папе, глядя завороженно на экран. — Мы — биологический посев… Нас кто-то посеял, как семена, на наш маленький шарик… Нет, Борис, ты только посмотри… Какие ровные круги, это же настоящий след от летающих тарелок… Они ведь еще и пробу грунта взяли, видишь отверстие в земле? И странно, что на этот раз не удалось им от нас скрыть следы своего пребывания!»

И Маша, и Никита поняли, о чем идет речь. Дело в том, что Машину маму всегда раздражала позиция соответствующих органов, постоянно делающих вид, что вокруг ничего сверхъестественного не происходит. Словно никто и не видит летающих тарелок, а все свидетели подобных паранормальных явлений — обыкновенные сумасшедшие.

«Не бери в голову», — как обычно ответил ей папа, относящийся к этой теме более чем равнодушно. Очевидно, ему не нравилась мысль, что и он — как часть этого мира, являет собой «биологический посев».

— Ну слышала и видела этот репортаж. Дальше-то что? Тарелка в нашей комнате приземлилась?

— Пока еще нет, но все может быть… — испуганно вращая глазами, прошептал Пузырек, и Маша за него испугалась. Даже пощупала его лоб:

— Никита, радость моя, ты не перегрелся на солнышке случайно?

— Ты, Машка, как и все женщины, несерьезная. С тобой можно только на определенные темы говорить. А ведь я не зря, наверное, спрятался под кроватью, как ты думаешь?

— Ты действительно боишься инопланетян?

— Боюсь. Откуда мне знать, что у них на уме? Тем более что они уже и своих-то начали уничтожать…

— Своих? А ты-то откуда знаешь?

— Видел труп инопланетянина. Маленького такого, с крыльями. Немножко похож на летающего кролика.

«Все, хватит…» — и Маша, у которой от фантазий брата разболелась голова, лишь махнула рукой и пошла на кухню. Она ждала гостей, и потому надо было хотя бы достать из холодильника компот.

А спустя несколько минут рассказ Никиты забылся. Пришли Сергей с Сашкой, и Дронов услышал от друзей потрясающий рассказ о том, как сразу же после окончания учебы, в первых числах июня, когда самого Сашку родители увезли в Испанию, Маша с Пузырьком и Сергеем совершили путешествие на стареньких «Жигулях» Серегиного отца в Саратов. История выглядела невероятной: как это они могли без документов, на свой страх и риск отправиться за тысячу километров, да еще и найти там клад?! И он бы, наверное, не поверил, если бы Сергей не рассказал ему о встрече с маленьким беспризорником по прозвищу Соломон — правнуком бухгалтера известной ювелирной фирмы Карла Фаберже, и его историю. Его настоящее имя — Михаэль Бауэр. И это именно его мать, Ева Бауэр, посоветовала ребятам часть принадлежащих им по праву сокровищ оставить у нее, а часть превратить с ее же помощью в деньги. Дронов, увидев в руках Сереги доллары, лишь покачал головой. А Маша, скрывшая ото всех подарок Соломона — настоящее золотое яйцо Фаберже, — тихонько вздохнула от досады… Представляя себе лица ребят в тот момент, когда они увидят яйцо, Маша чувствовала такое блаженство, что всякий раз спрашивала себя в подобные минуты, а правильно ли она сделала, что до сих пор держала подарок в тайне. И сама же себе отвечала: да, правильно, ведь это тайна не только ее, но и Соломона…

— Фантастика! — только и сказал Дронов, выслушав рассказ до конца. — Но это же куча денег. И как вы собираетесь их потратить? Ты, Горностай, попросишь, наверно, отца отвезти тебя на Мадагаскар… — Сашка знал о мечте друга побывать на острове и увидеть собственными глазами дикую редкую кошку — фоссу.

— Мадагаскар никуда не денется, — важно и вполне серьезным тоном ответил Сергей. — У нас вообще-то были несколько другие планы. Мы собираемся открывать детективное агентство «Фосса».

— Детективное агентство? — удивился Дронов и даже зауважал Серегу за то, что тот молчал обо всем этом до настоящего момента, хотя мог все новости выдать на-гора уже сегодня утром, еще до звонка Машке. — Ну вы, ребята, даете! И чем же таким будет заниматься агентство?

— Скажи сначала, ты с нами или нет? — спросила Маша, с любопытством глядя на ошарашенного Дронова. — Ты будешь с нами работать в этом агентстве или же считаешь все ерундой?

— Ничего себе — ерунда! Да вы только возьмите меня!

Вот именно о такой реакции Дронова и мечтала Машка, представляя себе еще там, в Саратове, как они все вместе будут расследовать преступления. И хотя она имела обо всем этом самое смутное представление (ну, на самом деле, какие преступления, ведь они же еще дети?!), все равно — планы их были смелые и требовали проявления вполне взрослых качеств.

— Но только что мы будем расследовать? — этот самый главный вопрос, который даже Маша (из нежелания быть непонятой или показаться смешной) не осмеливалась задать Сергею, был поставлен Дроновым. И вышло это так естественно, так здорово, что теперь, слушая ответ, адресованный Сергею, Маша и сама обратилась в слух.

— Я уже все продумал, — ответил Сергей и, чувствуя, что все вокруг только и ждут, когда же он скажет что-то важное, вдруг расхохотался: — Вот умора! Вы бы посмотрели на себя! Для начала скажу сразу: навряд ли преступления, о которых сейчас пойдет речь, будут столь уж серьезными, а во-вторых, я не уверен, что они вообще будут. Это я назвал наше агентство детективным, но оно может быть и просто сыскным. Вот, к примеру, надо найти человека. А где его искать и как? Вот для этого-то мы и будем существовать.

— Ив школе тоже узнают о нашем агентстве? — осторожно спросила Маша, которой меньше всего хотелось бы этого. Она вообще не любила смешивать — как она любила выражаться — «свою личную жизнь с общественной».

— Необязательно, — ответил Сергей. — Что же касается того, каким образом мы будем искать людей или что-то, что нас попросят найти, то над каждым заданием будем думать сообща и вместе принимать решения.

— Ну если нет преступлений, то это неинтересно, — вдруг сказал Дронов. — Если уж работать, то по-крупному. Браться за серьезное расследование.

— Но как же мы узнаем о настоящих преступлениях? — пожала плечами Маша. — Ты что, решил сотрудничать с милицией? Да они, если только узнают о том, что мы собираемся вмешиваться в их дела, сразу же нас самих арестуют.

— А Машка права, — тихо вставил Пузырек, — налоги мы платить не собираемся, потому что агентство будет тайным, насколько я понял, а потому нашу деятельность надо будет скрывать. И действовать в интересующих нас целях только в обход милиции.

— Ну тогда я вообще ничего не понимаю! — воскликнул Дронов. — Чем же мы тогда заниматься собираемся? И как узнаем, что кому-то требуется наша помощь? И еще, даже если мы и найдем заказчиков, то работать будем бесплатно или как?

— Об этом я тоже подумал. В зависимости от того, что представляет собой этот заказчик. Если это, к примеру, человек состоятельный, то почему бы не взять с него немного денег, чтобы окупить расходы на содержание штаб-квартиры, оргтехнику, телефон…

— Да! — вдруг вспомнила Маша. — Серый же купил новенький компьютер и теперь собирается подключиться к Интернету…

— Что-то я, ребята, ничего не понимаю. Сначала вы говорите, что надо все держать в тайне, а теперь оказывается, у вас уже есть компьютер… А как же родители, а, Сергей? Они все знают?

— Нет, — ответил Сергей. — В том-то и дело, что они пока ничего не знают, и я еще не решил, что им можно рассказывать, а что — нет. Представь, что будет, если они узнают о том, сколько у нас денег?!

— Думаешь, придется отдавать? — спросил невинным тоном Никитка.

— Во-первых, они ни за что не поверят, что мы действительно нашли клад Фаберже, а во-вторых, попытаются связаться с Евой Бауэр, а то и вовсе в них взыграет патриотизм, и они решат вернуть сокровища государству.

— Они могут… — это уже сказала Маша, которая была категорически против огласки всего, что касалось денег и клада.

— Так вот, о компьютере, — продолжил Горностаев, — наша знакомая, Тамара Саржина, вот уже полгода как живет в Англии, работает там по контракту. А мои родители, ее друзья, присматривают за квартирой, что находится в нашем же подъезде, только этажом выше…

— Она будет нашим «штабом»? — догадался Дронов, и веснушчатое лицо его расплылось в улыбке.

— Правильно, ты потрясающе догадлив. Но самое главное, родители уже давно разрешают мне бывать там, а потому все будет шито-крыто…

Там полно цветов, за которыми мне придется ухаживать, — сказала Маша, которая уже бывала в этой квартире. — Но вообще-то квартирка — класс! Там кожаные диваны, кресла, а в буфете до сих пор стоит банка кофе и сахар…

— Вот только жаль, что табличку нельзя на дверь повесить: «Детективное агентство „Фосса“, — подмигнул Сергею Пузырек. — Ты еще не раздумал купить эту свою фоссу?

Речь шла о том, чтобы купить или заказать чучело фоссы, о чем также мечтал Сергей. И Пузырек никогда не упускал случая, чтобы «подколоть» своего старшего товарища этим смешным и недостойным мужчины, на его взгляд, пристрастием ко всему экзотическому, « прикольному ».

— Нет, я даже съездил в Зоологический музей и записал фамилии всех известных чучельников…

— «Чучельники»! — передразнила его Маша. — Их называют по-другому, — Маша поморщила лоб, но так и не вспомнила. — Что-то такое, связанное не то со спиртом, не то с формалином…

— Чучельники — они и есть чучельники, — пожал плечами Дронов. — Так проще запомнить.

— Ладно, — милостиво разрешила Маша, — пусть будут чучельники. Ну и что же ты, Сережа, будешь делать с этими фамилиями? Разыщешь такого вот чучельника и попросишь его сделать чучело фоссы?

— A y тебя есть другие идеи? Мы сейчас живем в такое время, когда за деньги можно купить и заказать практически все, — уж совсем по-взрослому убеждал ее Сергей. — Даже смерть можно заказать, сама знаешь…

Маша покачала головой:

— Ну ты, Серый, даешь… Ты сейчас так это сказал, словно я — профессиональный убийца. Киллер.

— Вы все не о том говорите, — прервал их практичный Дронов. — Ну заказал ты эту фоссу, дальше-то что?

Это его коронное «дальше-то что?» было тем действенным рычагом, который приводил в движение все вокруг, и это Маша уяснила себе давно. Казалось бы, простым и немного грубоватым вопросом Дронов словно давал сигнал к последующему действию. Так произошло и на этот раз. Только на его вопрос ответил, как ни странно, не Горностаев, а сообразительный и явно нестандартно мыслящий Пузырек.

— А дальше мы дадим объявления в газету, — сказал он так, словно речь шла о чем-то само собой разумеющемся.

Даже Сергей посмотрел на него несколько озадаченно. Он и сам не раз думал о том, каким образом привлекать клиентов, но чтобы дать объявления в газету?!. Нет, это будет более чем дерзко. К тому же еще недавно они пришли к выводу, что их агентство будет тайным. А тут вдруг газета… Но с другой стороны, Пузырек был прав. Каким еще образом они смогут узнать, где требуется их помощь? Разве что случайно, от знакомых или друзей, от родителей. Правда, есть еще и телевизионные передачи, которые просто кишат информацией о совершенных где-то преступлениях. Но каким образом чисто практически влиться в расследование — это Сергей представлял себе с трудом. А потому принял неожиданное для себя решение поддержать Никиту в том, что касалось обращения в газету.

— А что, думаю, это выход, — сказал он и ободряюще взглянул на Пузырька. — Дадим объявление приблизительно такого содержания: «Детективное агентство. Телефон такой-то…» Все. И поверьте мне, что те, у кого в это время возникнут какие-то проблемы, обязательно позвонят. Люди в отчаянии способны еще и не на такое. К тому же вам прекрасно известно, что в случае, если пропадает человек, милиция начинает поиск лишь на третий день. Вы представляете, что должны чувствовать, к примеру, родители какой-нибудь девчонки, которая пропала и не появилась уже через сутки… Вот ты, Маша, предположим, пропала. И что же, твои родители будут целых три дня сидеть сложа ручки и ждать, пока это милиция очухается и примется тебя искать? Да они перероют все газеты и будут искать именно такое объявление.

— Сплюнь, — возмущенно покачала головой Маша. — А то еще накаркаешь. Но в принципе ты прав. Мои родители — народ деятельный. Они сделают все, что от них зависит, чтобы только найти меня. И вполне возможно, что позвонят в детективное агентство. Деньги — это тоже рычаг, и еще какой…

— А у меня тоже есть идея, — сказал Сашка Дронов. — Но перед тем как ее изложить, я должен кое-что объяснить. Дело в том, что даже если нам кто и позвонит, а это будет наверняка взрослый человек, то услышав в трубке детский голос, он подумает, что либо ошибся номером, либо его разыграли… То есть он бросит трубку и уже больше никогда не позвонит. Я только удивляюсь, как это вам раньше не пришло в голову…

— Уж не такой у меня и детский голос, — сказал Сергей.

— Трубку могу взять я. У женщин часто бывают детские голоса, а потому я запросто смогу сойти за секретаршу. Между прочим, наши с мамой голоса тоже постоянно путают.

— И все же… даже если ты, Маша, выполнила свою миссию секретарши, что последует дальше, после звонка?

Я назначу клиенту встречу, и он придет. Причем встречу лучше всего назначать где-нибудь в нейтральном месте, чтобы не засветиться с квартирой Сережиной знакомой.

— И кто придет на встречу? Ты, Сережа? — усмехнулся Дронов.

— Можешь и ты… — ответил несколько раздраженно Горностаев, который понимал, куда клонит его друг. — Думаешь, ничего из нашей затеи не получится?

— Что касается того, чтобы встречаться непосредственно с клиентом, то, думаю, не получится. Представь, у человека горе, кого-то убили или украли, он ищет человека, профессионала, на которого надеется, и вдруг, придя на встречу, видит перед собой мальчишку…

— Да уж… — тут и Машка скисла.

— А теперь моя идея, — тоном человека, явившегося, чтобы спасти ситуацию, произнес Дронов. — Нам нужен телефон с определителем номера. Клиент позвонил, и мы уже будем знать, кто попал в беду. С помощью Интернета мы выясняем, кому принадлежит телефон, и сами, понимаете, сами начинаем расследование. Разумеется, для того чтобы внедриться в среду и быть в курсе всего, что происходит, нам надо быть рядом с этим человеком. Но мы сможем войти в его дом другими способами. И уж в этом плане Маше нет равных… Существует великое множество способов добиться того, чтобы тебе поверили.

— Ладно, Дронов, это уже мой хлеб, — хмыкнула в каком-то творческом экстазе Маша, представляя себя главным действующим лицом в предстоящей драме. — И вообще, мне то, что вы говорите, начинает нравиться все больше и больше! Я даже готова пожертвовать личной жизнью, но чтобы только все поскорее началось. Никита, доставай газеты, вырезай купоны, и давайте все вместе писать объявление…

Она на мгновение закрыла глаза и увидела себя в темном переулке с пистолетом в руке. Раздался выстрел — ив кустах кто-то дико заорал. Это был убийца, тот самый маньяк, за которым охотилась милиция всей Москвы…

— Машка!

Она открыла глаза и увидела брата, делающего ей какие-то знаки. За столом Дронов с Горностаевым писали объявления. Словом, работа закипела. И только она на какое-то мгновение перенеслась из комнаты куда-то в ночь, в опасность…

Маша тряхнула головой и вернулась в реальность. «Надо бы купить кожаные брюки, в них удобнее…» — пронеслось в голове вместе с образом длинноногой девчонки, с легкостью перелетающей через забор…

— Машка, — Никита показывал ей взглядом, чтобы она пошла за ним куда-то в сторону ванной комнаты.

Маша нехотя поднялась с кресла и поплелась вслед за братом.

— Как ты думаешь, показать им то, о чем я тебе говорил?

И Маша, напрочь забыв об их разговоре накануне прихода Дронова с Сергеем, ничего не подозревая, кивнула головой: «Валяй».

Никита взял ее за руку и потащил за собой в ванную комнату. Там на полу стояло пластмассовое ведро, прикрытое сверху полотенцем.

— Ты готова к тому, чтобы увидеть то, что там находится? — вполне серьезно спросил Никита и даже побледнел от волнения.

— Слушай, что ты мне морочишь голову? Открывай… Что ты там еще придумал?

— Труп инопланетянина… Помнишь, я тебе говорил? — с этими словами Пузырек откинул полотенце, и Маша увидела на самом дне ведра черное обугленное тельце непонятного существа с обгоревшими крыльями. «Маленький археоптерикс», — только и успела подумать она и потеряла сознание.

Глава 2

КРОКОДИЛЬИ «ЗВЕЗДЫ»

Уже третью ночь он не мог уснуть. Перед глазами стоял инопланетянин. Маленький, трогательный, сгоревший при невыясненных обстоятельствах…

После того как Маша грохнулась в обморок, Сергей и Сашка, прибежавшие на шум и крик Пузырька, и сами-то чуть не сошли с ума от страха, увидев это маленькое черное чудовище.

— А я считаю, что это детеныш инопланетян, посмотрите, какой он маленький… — говорил Никита, чувствуя себя в центре внимания и от этого испытывая небывалый подъем. Он даже не думал о Маше, которую перенесли на диван, дали ей понюхать нашатырного спирта… «Она очнулась, и слава Богу», — так думал он, оправдывая свою холодность по отношению к сестре чисто мужскими качествами, заключающимися в том, чтобы уделять больше внимания проблемам мирового масштаба, а не опускаться до мелочей, вроде девчоночьих обмороков. В этом вопросе он целиком придерживался позиции своего отца, Бориса Пузырева, серьезного человека, считавшего, что именно мужчина — двигатель всего прогрессивного, особенно если это касалось научной деятельности. А разве НЛО — шутка? Они есть, они уже совсем близко и подобрались к Ставрополью. А что будет завтра? Где в следующий раз они высадят свой невидимый десант и не с Красной ли площади будут брать пробу земли? И где появятся ровные круги — следы от приземления летающих аппаратов?

То, что произошло после Машкиного обморока, когда с работы вернулись родители, Никите и вспоминать не хотелось. Он был унижен, раздавлен, опозорен.

Отец, увидев маленького инопланетянина, признал в нем сгоревшую кошку.

Никита вытер слезы и сел на постели. В комнате было все синим от полыхавшей за окном августовской ночи. И даже распахнутое окно не помогало. Кондиционер работал лишь в гостиной, но прохлада до Никиткиной спальни не доходила, она по дороге к нему превращалась во влажную духоту.

Однако он все равно встал и подошел к окну. Затем пошел на кухню, открыл холодильник, достал еще непочатую, светящуюся таким родным оранжевым цветом бутылку с фантой, отвинтил крышку и с наслаждением сделал несколько обжигающих глотков этой газированной, пузырчатой апельсиновой сладости… Фанта спасла его от воспоминаний. Он вместе с бутылкой вернулся к себе, уселся на подоконник и, случайно взглянув вниз, на ровную желтеющую песком детскую площадку, чуть не вывалился из окна…

Испугался, спрыгнул на пол и провел ладонью по вспотевшему лбу. Сделал еще несколько глотков фанты и снова взобрался на подоконник.

Уличный фонарь, высветив большое круглое пятно, нахально предлагал Никите картинку-мираж, в которую было трудно поверить. Дело в том, что если это ему не снилось, то прямо рядом с крыльцом их дома, в центре детской площадки находился огромный… крокодил. Аллигатор. Собственной персоной.

Никита начал тереть глаза, словно пытаясь проснуться, но крокодил все равно лежал как бревно на песке, словно это не центр Москвы, а пляж на берегу Нила. Никита не просыпался. Больше того, когда он начинал щипать себя, ему было больно. Неимоверно больно. Он едва сдерживался, чтобы не закричать.

«Пузырек, ты сошел с ума. Сначала тебе мерещатся инопланетяне, а теперь в твоем дворе завелся крокодил», — приблизительно так отреагирует Маша, да и все остальные, расскажи он им про свое видение.

Послышался какой-то шум. Шум мотора. Никита снова взглянул вниз — крокодила уже не было. Все правильно, улыбнулся он, как улыбаются психбольные (он видел это в кино) — идиотской улыбкой и вернулся в постель. Все правильно: крокодил услышал шум мотора и уполз в кусты. Вот и отлично. А то бы ему прищемили хвост…


Сергей с самого утра готовил себя к ответственному событию — дню презентации своего агентства. В сущности, агентство было не только его, но уж так случилось, что друзья единогласно признали в нем лидера и поручили именно ему директорский пост.

В отличие от Маши, которая тайком от мамы пользовалась ее косметикой и духами, Сережа вот уже три раза пытался побриться папиными дорогими лезвиями. Запершись в ванной комнате, он выпускал из баллона легчайшее облако душистой мыльной пены, густо покрывал ею свое тонкое мальчишеское лицо и, с важным и даже несколько усталым видом разглядывая свое отражение, лениво водил бритвой по щекам…

Никто не знал и не видел, что он держит станок лезвием в обратную сторону, но сам Сергей — тот Сергей, что находился и жил в зеркале, — именно брился. В «зеркальном» Сергее Горностаеве было куда больше мужского, чем в том, что стоял в махровом папином халате посреди ванной комнаты. У него даже лицо было много умнее и серьезнее. И он наверняка презирал своего двойника за это фальшивое бритье и желание казаться старше и значительнее. Разве в самом факте бритья могут быть элементы мужественности? Чушь собачья. Но он «брился» и не мог себе объяснить, зачем ему это нужно.

Умывшись и плеснув себе на руки бальзама после бритья, Сергей движениями, которые непроизвольно были им скопированы опять же таки с отца, растер ими щеки и снова посмотрел на свое отражение. И вдруг, вспомнив вчерашний вечер, расхохотался. Бедный Пузырек! В своем желании удивить, шокировать и оказаться в центре внимания он зашел уж слишком далеко: пытался всех убедить в том, что в ведре детеныш инопланетянина, когда это была всего лишь сгоревшая кошка… И тут его мысли плавно перешли на кошку, и улыбка сошла с раскрасневшегося лица.

Он вышел из ванной. В квартире было тихо — родители уже давно ушли на работу. На кухне его ждал завтрак, а на холодильнике, за «микроволновкой» — пачка сигарет. Достав одну, он налил себе в чашку кофе, разбавив молоком, поудобнее уселся в плетеное кресло и, сунув сигарету в рот, вздохнул: «Бедная кошка. И кто это ее сжег? Кому понадобилось совершать такое зверство? И откуда вообще берутся такие изверги?»

Сергей курил без дыма и огня. Но все равно внутренне курил. И страшно переживал за кошку. Но потом, вспомнив о том, что сегодня утром Пузырек отнесет в редакции аж пяти газет тексты объявлений, немного разволновался и достал еще одну сигарету, предварительно раскрошив в блюдце первую. Он спрашивал себя, правильно ли сделал, дав Никите деньги на то, чтобы объявления вышли срочно, и некоторые уже сегодня! Но дело было сделано. Часы показывали одиннадцать. Все уже давно, наверное, встали и теперь ждут его звонка, чтобы договориться о встрече в штабе «Фоссы». А он даже еще не позавтракал.

Положив на вареное яйцо майонез, он сглотнул слюну. Майонез занимал в его жизни особое место. Это было его слабостью, как у Пузырька, к примеру, его американизированные буржуйские напитки типа фанты и колы. А если бы кто знал о пристрастии Сергея к майонезу, то какую кличку повесили бы на него? «Кальве»? «Хэлманз»? От такой «кликухи» уж точно «не отмоешься»… Зацепив вилкой упругий кусочек сваренного вкрутую яйца, он со всех сторон обмакнул его в майонез и хотел было уже отправить в рот, но ему помешал телефонный звонок. Звякнув вилкой о тарелку и снова сглотнув слюну, Сергей схватил трубку.

— Это детективное агентство «Фосса» ? — услышал он на другом конце провода низкий мужской голос и обмер: все, началось… Неужели Пузырек успел дать объявление так рано?

— Да, я вас слушаю, — ответил он тоже как можно более низким голосом и весь напрягся. Вот сейчас последует фраза типа: «Мне срочно нужна ваша помощь»…

Но вместо этого услышал:

— Сколько стоят ваши услуги?

Это был более чем неожиданный вопрос, на который вот так запросто не ответишь.

— Смотря какое дело, — ответил он глухо и сам подивился, куда пропал его звонкий голос.

— Убийство. У меня убили жену. Пуля попала в сердце. Найдите мне того, кто это сделал… Я заплачу любые деньги…

— Хорошо, мы займемся вашим делом. Вы готовы встретиться со мной?

— Горностаев, да я готова встретиться с тобой уже часа три, если не больше… — вдруг услышал он в трубке заливистый Машкин хохот и почувствовал, как вспыхнуло его лицо. «Вот поросенок!» — Один — ноль в мою пользу! — не унималась она, закатываясь на другом конце провода.

— Ладно, позвони Дрону, и приходите через полчаса в «штаб». Где Никита?

— Он все сделал и теперь во дворе ищет следы внеземных цивилизаций… — Она продолжала веселиться, и Сергею была приятна мысль о том, что его компаньонка сегодня в хорошем расположении духа.

— Тогда до встречи, — сказал он, несколько обескураженный после такого розыгрыша. Он знал, что об этой шутке уже через пару минут будет знать Дрон.


Квартира Саржиной действительно была словно создана, чтобы стать штабом. Для этого в ней имелись все необходимые условия. Во-первых, совсем рядом с квартирой Горностаева, что само по себе было очень удобно. Во-вторых, в ней имелся телефон. В-третьих, она была просторная, комфортная и могла разместить много людей на тот случай, если это понадобится в работе.


Все собрались как по команде, расселись в глубоких кожаных креслах, и Сергей, как самый главный, выступил с речью:

— Возможно, уже сегодня выйдет газета с нашими объявлениями, а потому просто необходимо, чтобы кто-то находился здесь и ждал звонков. Кроме того, надо успеть до первого звонка купить необходимые канцелярские принадлежности. Вот блокнот, например, куда надо будет записывать те номера, которые высветятся на электронном табло определителя номера.

— Но ведь у нас же еще нет такого телефона, — резонно заметила Маша. — Кто отправится его покупать?


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8