Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Космический пират Крокс (№4) - Пират против всей галактики

ModernLib.Ru / Детская фантастика / Емец Дмитрий / Пират против всей галактики - Чтение (Ознакомительный отрывок) (стр. 1)
Автор: Емец Дмитрий
Жанр: Детская фантастика
Серия: Космический пират Крокс

 

 


Дмитрий Емец

Пират против всей галактики

Предыстория

Год 3744 по эталонному земному летосчислению


Центральный сектор Галактики. После окончания последней звездной войны прошло более шестисот лет. Боевых действий давно не ведется, хотя по-прежнему случаются набеги космических пиратов, с которыми борется звездный патруль. Вселенную во всех направлениях бороздят звездолеты землян. С каждым годом увеличивается число заселенных человечеством планет, на которых развиваются земные поселения.

На освоенных просторах Галактики нет человека или робота, который не слышал бы о капитане Кроксе, самом грозном пирате Вселенной. Уже много сотен лет он держит в страхе владельцев торговых флотилий и легко обводит вокруг пальца легионы звездного патруля. Во время последней межгалактической войны Крокс командовал боевым флагманом «Звездный странник» и отличался особой удачливостью, пока однажды, в ожесточенном бою, в рубку, где он стоял у навигационного куба, не угодил заряд из лазерной пушки. Тело капитана погибло, а чудом уцелевший мозг был помещен в корпус киборга. От человека в пирате остались лишь одна рука и половина лица.

В отличие от человеческого тела, корпусу робота не страшно время – и именно поэтому капитан Крокс живет уже шесть веков, накопив за это время много знаний и мудрости.

Верный спутник капитана – грозный боевой робот Грохотун. Он туповат, зато никогда не унывает. Его голова отлита в форме рогатого рыцарского шлема. Броня робота неуязвима для лазеров, а сам он необычайно силен и в бою один стоит десятка.

Кроме Грохотуна, у пирата есть еще робот-попугай. Это болтливая, острая на язык, но очень неглупая птица. Грохотун и попугай оба очень любят капитана, зато друг друга не переносят. Не будь попугай таким ловким, рогатый робот давно прихлопнул бы его.

В одном из дальних секторов Галактики есть планета Деметра – жемчужина космоса, повторяющая по своему развитию Землю в начале юрского периода. Огромный океан, называющийся Первичным, омывает единственный на планете континент. На плодородных травянистых долинах с глубокими озерами и заросшими тиной болотами обитают сотни видов динозавров: паразауролофы, игуанодоны, тирексы, дилофозавры, анкилозавры и многие другие. Некоторые из них похожи на исполинов, некогда населявших Землю, другие же, такие, например, как рвуны или зюбры, – уникальные порождения деметрианской эволюции, подобных которым нет во Вселенной.

Около 3634 года, то есть за сто десять лет до начала описываемых в нашей повести событий, в орбиту Деметры вошел русский звездолет-разведчик, а десятилетие спустя на планету прибыла и первая космическая база с поселенцами. В первые годы у людей с динозаврами возникали стычки, и в ход неоднократно пускали бластеры с одной воюющей стороны и зубы и рога – с другой. Разумеется, перевес был на стороне бластеров, и рано или поздно эта война, несомненно, закончилась бы уничтожением ящеров-исполинов, но поселенцы догадались построить периметр – силовой магнитный колпак, отделивший их мир от мира динозавров прочной прозрачной стеной. Теперь уникальная природа Деметры могла развиваться без разрушительного вмешательства человека.

В первых трех книгах фантастического сериала – «Тайна «Звездного странника», «Сердце пирата» и «Возвращение космического пирата» – рассказывалось, как капитан Крокс захватил дочь президента Деметры – Лависсу. На помощь девочке пришли двенадцатилетний мальчик Андрей и его робот-нянька Баюн, волей случая попавшие на тот же звездолет. С их помощью Лависсе удается бежать.

Пиратам брошен вызов, и капитан Крокс с Грохотуном бросаются в погоню. Друзья скрываются от них вначале на заброшенных уровнях базы «Вселенский Орел», затем на планете копачей, где Лависса на время становится королевой подземного народца – четырехруких человечков. Копачи выращивают в пещерах сверкающие камни – рубиноглазы, в которых капитан Крокс и Грохотун узнают величайшую драгоценность Вселенной. На один рубиноглаз можно купить любую планету, а в пещерах их тысячи.

Охваченные жадностью, пираты завладевают камнями, не зная, что рубиноглазы, в которых скрыты души усопших копачей, наделены способностью делать своих обладателей лучше и добрее.

Помещенный между грудными пластинами киборгизированного корпуса, один из камней становится сердцем капитана Крокса и возвращает ему утраченную человечность. Пират спасает Баюна, Андрея и Лависсу, потерпевших крушение в Первичном океане Деметры, и помогает друзьям пройти сквозь Землю динозавров и невредимыми добраться до периметра.

Казалось бы, все завершилось благополучно: подростки спасены, а Вселенная примет в свои объятия раскаявшегося пирата, да не тут-то было. Отец Лависсы – президент Деметры – не может простить Кроксу похищения дочери, хотя тот и вернул ее живой и без выкупа.

Хотя после окончания последней межгалактической войны разработки новых видов вооружений строжайше запрещены, президент нарушает этот запрет и создает Скелетона – мыслящий боевой звездолет, способный нырять в гиперпространство и появляться из него в разных точках Вселенной. Задание у Скелетона одно – любой ценой найти и уничтожить капитана Крокса.

Стремясь предупредить пирата о грозящей ему опасности, Андрей, Лависса и робот-нянька Баюн пробираются сквозь силовую защиту космодрома на один из звездолетов-транспортников и стартуют с Деметры. На корабле они встречают старого знакомого Баюна – Старого Шкипера, устаревшего робота-космонавта. Шкипер бежал в космос, спасаясь от переплавки, которая ждет всех роботов устаревших моделей, когда у них заканчивается срок службы.

Ускользая от посланных на их перехват кораблей звездного патруля, транспортник с друзьями застревает в гиперпространстве, где на выручку им приходит капитан Крокс.

На выходе из гиперпространства «Звездный странник» уже поджидает Скелетон, запеленговавший его своими локаторами. Президент Деметры в смятении, он понимает, что вместе с Кроксом погибнет и его дочь, находящаяся с ним на одном корабле. Он пытается отменить приказ об уничтожении, но Скелетон – самообучающийся робот, и боевую программу, запущенную на нем, невозможно отменить или стереть.

В неравном бою с более современным и скоростным противником «Странник» получает серьезные повреждения, и, чтобы спасти звездолет и ребят, капитану Кроксу вновь приходится нырять в гиперпространство.

В поисках места, где они смогут отремонтировать «Странник», друзья попадают на планету Вечных Ветров. Пока Старый Шкипер заваривает пробоины, капитан Крокс и Андрей отправляются исследовать планету, поверхность которой представляет собой дно огромного высохшего океана. Они решают, что планета необитаема, как вдруг видят мчащийся им навстречу парусник на деревянных колесах. Парусником управляет девушка-землянка Василиса, единственная, кто остался в живых, с погибшей некогда на этой планете исследовательской базы «Стрела мечты».

Едва встретив Василису, капитан Крокс понимает, что полюбил ее с первого взгляда. Именно о такой девушке он мечтал всю свою жизнь, но судьба свела их слишком поздно. «Кто я? Безобразный получеловек-полуробот! Могу ли я рассчитывать на взаимность?» – думает пират и решает скрыть от Василисы, что любит ее.

Когда «Звездный странник» подлатан и собирается взлететь, девушка принимает решение присоединиться к экипажу пиратского корабля. Впереди их поджидают новые опасности. Едва звездолет выходит из гиперпространства, на него вновь нападает Скелетон. В неравном бою пиратский корабль теряет управление и обречен на гибель. Решив спасти друзей, Старый Шкипер жертвует собой. Он покидает «Странник» и на маленьком рейдере идет на таран. В ослепительной вспышке исчезают оба звездолета. Скелетон уничтожен, но погиб и Старый Шкипер. Космос стал его могилой, но память о нем останется в сердцах друзей.

Оставив поврежденный «Странник» в космосе, его экипаж с помощью пространственного перемещателя переносится на Деметру. Из-за искажения координат Грохотун и Баюн попадают в центр периметра, где их хватает звездный патруль. Роботов собираются переплавить, но им на выручку приходят Андрей и капитан Крокс.

Пират помещает сознание мальчика в центральный компьютер планеты и проводит его через сложнейшие уровни сетевой защиты. Рискуя быть принятым за вирус и уничтоженным охранными программами, Андрей пробирается в базу данных. Воспользовавшись паролями президента, он подчиняет себе компьютер и отключает энергоснабжение периметра. Возникает паника, воспользовавшись которой Грохотуну с Баюном удается бежать.

Одновременно с отключением энергоснабжения выходит из строя и силовая защита. По воле случая это совпадает с сезонной миграцией динозавров, и огромные стада древних ящеров надвигаются на периметр. Миры людей и динозавров грозят смешаться…

На этом третья часть этой истории обрывается, а вот и четвертая…

Готовься, уважаемый читатель!

Глава 1

БЕГСТВО ИЗ ПЕРИМЕТРА

Я несусь вперед сломя голову, но все равно не могу убежать от собственной судьбы.

Капитан Крокс

– Я скучаю по «Страннику», кэп! Надо бы его восстановить! – угрюмо пробасил Грохотун, смахивая с правого рога усевшегося на него попугая.

– Р-размечтался, р-рогатый! Р-разве починишь эту р-развалину? – засмеялась птица.

Попугай перелетел на плечо к капитану Кроксу, отвинтил клювом правое крыло и занялся изучением механизма.

– Опять возвр-ратник бар-рахлит! Капитан, пора меня модер-рнизир-ровать! – пожаловался он.

– Эх ты, старая рухлядь! У меня ни одна деталь ни разу не вышла из строя! – похвастался Грохотун.

– Ты кувалда, а кувалды не ломаются! – мгновенно нашелся попугай и, поразмыслив, добавил: – Между прочим, в порядке общей информации, мыслящие блоки тебе заменяли четырежды. И, на мой взгляд, каждый следующий раз все более неуспешно.

– Убить мало болтливую птицу! – без особой злобы сказал рогатый робот.

Он достал пропитанную особым составом губку и стал полировать свои грудные щитки, матово блестевшие, когда на них падали солнечные лучи.

Вот уже второй час капитан Крокс и его спутники сидели в зарослях колючего деметрианского шиповника неподалеку от периметра и ждали Андрея с Баюном. Уставшая Василиса беспокойно ворочалась во сне, точно ее мучали кошмары. Пират с суровой нежностью поглядывал на девушку и, заметив, что ее голова лежит на земле, подложил под нее пучок травы.

В нескольких десятках метров за прозрачной силовой преградой проходило стадо стегозавров. Бронированные гиганты с острыми костистыми пластинами на спинах тащили свои длинные хвосты, заканчивающиеся острыми мечами.

Впереди стада, издавая угрожающие трубные звуки, двигались вожаки, а самки и детеныши держались в центре, где было безопаснее.

В кустарнике, чавкая сочными побегами, возился паразауролоф. За ним жадно следили несколько голодных рвунов и эдафозавр, однако напасть не решались, зная силу его увенчанного костяным шаром хвоста.

Дрожание земли, грохот, похрюкивание, гортанные клики и цоканье – все звуки огромных животных слышны были и внутри периметра. Мир динозавров настойчиво вторгался в мир людской…

Сезонная миграция динозавров по Гигантской равнине была в самом разгаре. Если бы спасательные службы не успели вручную привести в действие резервные солнечные аккумуляторы и перебросить энергию на периметр, то динозавры бродили бы уже среди жилых кварталов, растаптывая дома, а тирексы с рвунами нападали бы на людей.

Впрочем, что могло бы быть, но чего не было, разговор отдельный. А сейчас, давно привыкшие к гигантским ящерам, Грохотун и Крокс почти не оглядывались в их сторону. Только однажды, когда в периметр уперлась четырехугольная зубастая морда лизгуна – деметрианского ящера с покрытой пластинами спиной и неразвитыми передними лапами, а его глаза алчно уставились на пиратов, попугай подзадорил Грохотуна:

– Что, культурист, не хочешь попытать силы? Только, чур, врукопашную, без бластера!

– Я привык вести бой по правилам. А этот ящер даже не кусается, он сразу глотает, – заявил рогатый робот.

Капитан Крокс настроил небольшой передатчик и следил за переговорами звездного патруля. Из отрывистых приказов и сообщений стало ясно, что их ищут в противоположном, западном конце периметра, где недавно нашли брошенный пиратами планетоход.

– Иногда полезно ставить автопрограмму. Им даже в голову не пришло, что машина могла приехать туда сама, – усмехнулся капитан Крокс.

– Разве они не заглянули в ее бортовой компьютер? Это же элементарно, так даже в кино делают! – удивился Грохотун.

– Заглянуть-то они заглянули, да попугай подбросил в память компьютера несколько отличных вирусов. Уверен, теперь программисты неделю провозятся!

– Если справятся раньше, можете выщипать мне хвост! – хвастливо заявил попугай.

У птицы имелись основания для хвастовства. Когда-то его прежний хозяин, робот-ювелир, установил попугаю математический сопроцессор с уникальным, специально для него разработанным пакетом программ, и попугай стал неплохим специалистом по компьютерам, паролям, вирусам и взломам защит, за что капитан очень его уважал. Впрочем, время от времени птица начинала хитрить и в ответ на просьбу набрать что-то на компьютере говорила:

– Я вам с удовольствием помогу, капитан. Вы же знаете, я безотказный труженик! Только объясните, на какую кнопочку нажимать.

– Как? Как? Ты первый в мире ленивый робот, которого я встречаю! – хохотал Крокс.

– Вам везет на уникальные совпадения! – отвечал попугай. – Грохотун – самый глупый робот, а я самый ленивый! И куда смотрят составители книги космических рекордов?

Пират настраивался на волны патруля, стараясь подстроиться к частоте, на которой переговаривались роботы-пилоты. Но внезапно он насторожился и сдернул наушники.

– Внимание, сюда кто-то идет! – прошептал он.

Уверенный, что это погоня, капитан Крокс перекатился на живот и выдернул из магнитной кобуры бластер. Грохотун последовал его примеру, и пираты прицелились в сторону, откуда слышались осторожные шаги.

Василиса приподнялась и удивленно озиралась, не понимая, что происходит. Она хотела о чем-то спросить, но пират быстро поднес палец к губам:

– Тсс! Ни звука!

Ветви раздвинулись, и на поляну вышли мальчик в оранжевом полускафандре и громоздкий робот с квадратной головой, на которой поблескивали немигающие зрительные датчики самой древней конструкции.

– Не стреляйте! Свои! Баюн и Андрей! – закричал попугай и, замахав крыльями, подлетел к ним.

– Эх, жаль, побабахать не удалось! Видать, сегодня по гороскопу день какой-то неудачный! – опечалился Грохотун, пряча бластер в кобуру.

– Что-то вы долго! Я почти поверил, что вас схватили. Ну как, были дома? – спросил Крокс.

– Мы не решились заглянуть. У ворот стоит планетоход звездного патруля и крутятся подозрительные роботы. Наверняка подстерегают Баюна, – сообщил Андрей.

– Видал я этих шпиков! Особенно одного! Притворяется сенокосилкой, а у самого антенна планетной связи торчит, и фотоэлементами так и зыркает! – фыркнул попугай.

– Как же они тебя не заметили? – сочувственно спросила у Баюна Василиса.

– Я прятался в зарослях. До чего дожил на старости лет!.. Ну да что ж поделаешь: взялся за гуж, не говори, что не дюж. – Робот-нянька удрученно повесил голову.

Баюн не понимал, что происходит и почему он должен скрываться. Его старый сердечник надсаживался от тоски, и роботу казалось, что в нем вот-вот оборвется невидимая струна. Смерти Баюн не боялся – у искусственного интеллекта вообще нет чувства страха, а есть лишь схема самосохранения, заставляющая избегать ненужных опасностей.

Он тысячу раз клял себя, что они с Андреем затеяли то опасное путешествие в космос, сблизившее их с капитаном Кроксом. Из-за него они стали изгнанниками с родной планеты, и теперь им некуда было возвращаться. Если их схватят, то Баюна переплавят, а Андрея наверняка засунут в интернат для сложных детей и будут «лечить» гипнозом, избавляя от излишней авантюрности, а заодно и от всего хорошего, что в нем есть.

Баюну случалось видеть хулиганов, «вылеченных» гипнозом и перевоспитанных в подобных интернатах. Они ходили исключительно по тротуарам, боялись наступить на газон, даже если на него закатился мяч, дорогу переходили только по «зебре», бумажки бросали только в мусорные корзины, в школе сидели смирно, не вертелись и не списывали с миниатюрных компьютеров, замаскированных под наручные часы, и никогда не забывали говорить «спасибо» и «пожалуйста». Казалось бы, это отличные дети, мечта всех родителей, но отчего на их лицах застыло выражение покорности и равнодушия к окружающему?

Нет уж, пока Баюн еще не угодил под пресс вторичного сырья, он не позволит засунуть Андрея в интернат, откуда его воспитанник выйдет задавленным идиотом, который будет послушно есть на завтрак манную кашу и смотреть по видеовизору лишь те программы, которые рекомендованы министерством для подростков его возраста.

И Баюн решился на небывалое, на то, что никогда не сделала бы ни одна современная модель няньки или топографического учителя. Он выступил против законов робототехники, заставлявших его действовать согласно инструкции, и бросил вызов своей механической сущности. Он стал первым в истории очеловечившимся роботом-бунтарем. А все потому, что шестьсот лет назад, когда он был создан, люди еще вставляли в искусственные интеллекты роботов схемы самообучения, и это позволило Баюну суммировать накопленный опыт и делать из него свои выводы.

«Нам с Андреем придется бежать с Деметры, возможно, навсегда. Хорошо было бы добраться до Земли, где живет бабушка, и оттуда послать родителям лазерограмму. Они срочно вылетят на Землю, и, таким образом, семья воссоединится», – размышлял Баюн. Но пока это были только его мысли, и даже с мальчиком он ими до поры до времени не делился, помня пословицу: «Во многих знаниях – многие печали».

В небе бесшумно, похожий на океанского ската, пронесся планетолет звездного патруля, и друзья бросились под защиту кустарника. Но, вероятно, у робота-пилота было другое задание, и, не снижаясь, крылатая машина устремилась к космодрому. Когда планетолет скрылся, Василиса выбралась из кустарника, вынимая из скафандра и волос вцепившиеся в них круглые колючки приставалы, местного кустарника, напоминающего чертополох. Хотя девушка и ушибла ногу, прыгая под защиту зарослей, у нее хватило жизнелюбия засмеяться.

– Добро пожаловать в пиратский экипаж! Я уже начала к этому привыкать! – сказала она, и капитан Крокс взглянул на нее с благодарностью.

– Привычка – вторая натура! – заметил Баюн.

Положение, в котором они находились, было нелегким. Отец Лависсы – президент Деметры – поднял на ноги все силы звездного патруля и весь космофлот. Даже не напрягая слуха, можно было услышать доносившееся с шоссе урчание двигателей массивных автоходов, от которых во все стороны отходили юркие подушечники с патрульными роботами. Подушечники проносились над травой и кустарником, осматривая заросли.

– Они разбили периметр на сектора и методично их прочесывают. Так они и до нас скоро доберутся! – со знанием дела пробасил Грохотун.

Боевой робот оживился, очевидно, ему не терпелось пострелять.

– Итак, подведем итоги. Если в ближайший час мы не покинем периметр, то не выберемся отсюда никогда. Во всяком случае, наши тела его не покинут, за души ручаться не берусь. Душа – материя тонкая и малопредсказуемая. – Крокс потрогал бронированные пластины своего корпуса.

Пират прикидывал, нельзя ли их размонтировать и отдать Василисе и Андрею, слабенькие скафандры которых не выдержат попадания из бластера или лучемета. Но бронированные пластины были приварены, и снять их было невозможно.

– Как же мы выберемся из периметра, когда силовая защита включена? – резонно заметил Баюн.

Он жил на Деметре со дня основания на ней поселения и знал, что магнитный колпак не имеет лазеек, а минуя его, выбраться на Гигантскую равнину невозможно.

– Президент почти нас сцапал. Угодили мы в крысоловку, – сказал Андрей.

– Я бы советовал ему быть осторожнее. Китайцы говорят, никто не дерется отважнее загнанной в угол крысы, – усмехнулся пират.

– Фу, крысы… Они такие противные. Если вы спросите мое мнение, капитан, мне больше нравятся ангорские хомячки! – ни к селу ни к городу встрял попугай.

Андрей подошел к периметру и, протянув руку, дотронулся до прозрачного упругого поля, холодного, как стекло. Он знал, что силовое поле в толщину – всего несколько десятых миллиметра, но способно выдержать даже прямой удар раскаленного метеорита.

В отдалении нарастал гул приближающихся подушечников, тем временем быстрые рейдеры звездного патруля прочесывали квадрат за квадратом. Кольцо преследователей сжималось. Андрей невольно представил, что будет с каждым из них, если их засекут. Капитан Крокс не сдастся живым, это точно, да и Грохотун дорого продаст свою жизнь; попугай улетит; его самого отправят в интернат, а Баюна, его старого добродушного няньку, сунут под пресс и наштампуют из него электрические вилки или контакты для автоматических пылесосов.

От бессилия мальчик несколько раз стукнул по периметру кулаком, хотя и понимал, что это бесполезно. Эту прозрачную тончайшую стену не сможет пробить даже тирекс своим коронным таранным ударом головой в прыжке. Надо выбираться из этой ловушки, но как это сделать, когда повсюду снуют патрульные рейдеры, на каждом из которых установлен датчик движения?

Андрей ощущал себя мухой, которую накрыли сверху стеклянной банкой и отрезали от мира прозрачной стеной.

– А нельзя его подкопать? – спросил он.

Баюн покачал квадратной головой:

– Бесполезно. Поле уходит под землю на несколько десятков метров на случай, если у какого-нибудь ящера появится желание прорыть под ним тоннель.

Василиса задумалась, чуть подняв брови. Когда она так делала, на лбу у нее появлялись две пересекающиеся морщинки, делавшие ее старше.

– Помните Пурка, начальника службы безопасности? Он каким-то образом выходил из периметра, даже когда силовая защита была включена. Я никогда не забуду, как он браконьерствовал по ночам и расстреливал динозавров!

Попугай уселся на запястье капитана рядом со встроенным в него микрокомпьютером и быстро застучал по клавиатуре клювом.

– Просто как дятел! – усмехнулся пират.

Ловко миновав сторожевую программу, попугай вошел в правительственный банк данных, в раздел «СЕКРЕТНО. ДЛЯ СЛУЖЕБНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ». По счастью, главный терминал еще не запустили, а обмануть множество разрозненных компьютеров, не входящих в общую сеть, было для крылатого хакера делом пустяковым.

– Вот оно в чем дело! – воскликнул попугай. – Из периметра существует четыре выхода – северный, южный, западный и восточный. Обычно это незаметные проходы шириной до пяти метров – силовая защита снимается по специальному сигналу с правительственного планетохода.

– Ишь ты, лиса курятник построила, а себе лазейку оставила! – обрадовался Баюн. – И к каким воротам мы сейчас ближе?

Попугай вызвал на экран подробную карту и изучил ее.

– К южным. Они отсюда в десяти километрах, если двигаться вдоль стены.

– Слишком далеко. Датчики движения нас обнаружат, – огорчился Андрей.

Капитан Крокс загадочно усмехнулся половинкой рта.

– Обнаружат, да не нас! – таинственно пообещал он.

Неожиданно Грохотун выхватил бластер и нырнул за куст шиповника:

– Внимание! У нас гости!

Пригибая к земле воздушной струей ветки кустарника, к ним направлялся легкий подушечник с открытым верхом. У штурвала стоял круглоголовый андроид-пилот с единственным навигационным глазом, в кузове сидели еще три робота звездного патруля, один из которых был вооружен мощным лазерным лучеметом, а двое – привычными ручными бластерами. Судя по тому, что лучеметчик еще не стрелял, с рейдера беглецов пока не заметили.

Василиса и Андрей с Баюном закатились в небольшую ложбину и затаились, прислушиваясь к гулу подушечника. Капитан Крокс извлек свой верный бластер и что-то приказал Грохотуну. Слов было не разобрать, но Андрей увидел, как рогатый робот кивнул и стал отползать. Рейдер с патрульными приближался. Слышно было, как на нем работает дистанционная станция.

– Сектор A-B-5. Нарушителей не обнаружено. Сектор A-B-6 чисто. Сектор B-H-5 в стадии проверки. Сектор P-O-45. Пятый экипаж, доложите обстановку! – разносился из динамиков гнусавый голос Пурка.

– Заканчиваем проверку. Пока все чисто. Конец связи, – сообщил робот-пилот, направляя подушечник к зарослям, граничившим с периметром.

Внезапно из зарослей выпорхнул яркий попугай. Уйдя в крутой вираж, он пронесся прямо перед носом пилота.

– Привет олухам! Позор-р на ваши р-ржавые головы! – прокричал, он, дразня роботов.

– Черт! Откуда здесь взялась эта птица?

Один из патрульных выстрелил в попугая из бластера, но промазал. Птица ловко увернулась и, усевшись на голову пилота, расправила крылья, загородив тому обзор. Отмахиваясь от назойливой птицы, андроид выпустил штурвал. Ладонь его вовремя не нашарила гравитационный тормоз, и подушечник на полной скорости врезался в прозрачную стену периметра. От удара подушечник отлетел в заросли и несколько раз перевернулся. Из его сопел вырывались струи сжатого воздуха, в которых плясали песок и лепестки цветущего шиповника.

Не успели патрульные роботы вскочить, как из кустарника на них прыгнул Грохотун.

– Бросить оружие! У меня невидимая граната с невидимыми осколками и бесшумным взрывом! Со мной взлетит на воздух весь периметр! – завопил он, занеся над головой правую руку.

Патрульные роботы послушно побросали на землю свои бластеры, и Грохотун отключил их, выдернув предохранители. Через несколько секунд все было кончено, и рогатый гигант довольно разглядывал трофейный лучемет.

– Обожаю новенькие игрушечки! – удовлетворенно бубнил он.

– Эй, поосторожнее! А как же невидимая граната с неслышным взрывом? – озадаченно крикнул Грохотуну Андрей.

– Какая граната? – удивился робот.

– Ну, та, про которую ты кричал! – напомнил мальчик.

– Ах, эта! Да не было у меня никакой гранаты, я ее выдумал! Эти патрульные модели вечно ловятся на дурацкие фокусы! – довольно хмыкнул робот.

– Грохотун, хватит возиться с лучеметом! Помоги нам! – крикнул капитан Крокс.

Пират и Баюн переворачивали опрокинувшийся подушечник. Машина почти не пострадала, если не считать нескольких вмятин.

– Я всегда говорил: безвыходных положений не бывает! Вот мы и раздобыли транспортное средство! – отметил Крокс.

– Протестую! – возмутился попугай. – Не мы раздобыли, а я раздобыл! Если бы не мои героические усилия, где бы вы сейчас были? Я, как крылатый лев, рискуя, набросился на пилота и ослепил его.

– А кто отключил роботов? – заспорил Грохотун, кивая на торчащие из кустарника стальные ноги.

Попугай презрительно щелкнул клювом.

– Это черновая работа! С ней справился бы любой дурак!

– Я не любой дурак! – обиделся Грохотун.

– Да уж, конечно, не любой. Ты у нас особенный, уникальный, я бы даже сказал, фе-но-ме-наль-ный дурачина! Но-но, без нервов! Попрошу попридержать характер! – И, предупреждая рукоприкладство, попугай перелетел на плечо капитана.

Друзья забрались в машину и направили подушечник по границе периметра. У штурвала встал Баюн, внешне больше смахивающий на патрульных роботов, чем полукиборг или рогатый гигант.

Они были уже на полпути от южного входа, как вдруг сработала дистанционная станция и из нее послышался напористый голос Пурка:

– Пятый экипаж! Почему не выходите на связь? Вы исследовали сектор P-O-45? Прием!

Капитан Крокс, сидевший в кузове подушечника, чтобы его не могли заметить снаружи, на мгновение замешкался, но потом взял микрофон и ответил измененным голосом:

– Пятый экипаж на связи. У нас была неисправность передатчика, но мы ее устранили. В секторе P-O-45 все чисто.

– Вас понял… Переходите к следующему сектору, – проворчал начальник службы безопасности и прервал связь.

Василиса с облегчением перевела дыхание. Она смотрела, как капитан Крокс с мясом выдирает встроенный приемник и выкручивает антенну.

– Нельзя, чтобы нас запеленговали! Если объявят розыск, первым делом попытаются перехватить его сигналы, – сказал пират.

Пока они мчались над зарослями к лазейке в периметре, попугай торопливо пытался подобрать пароль отключения силовой защиты. На экране портативного компьютера, сменяясь, с огромной скоростью мелькали числа и буквы.

«Ага… Тройка уже была… Ай да умница я!» – ликовал попугай, когда угадывал цифру пароля; когда же удача от него отворачивалась, он бормотал: «Ах, ты так! Обхитрить меня вздумала! А мы тебя интегралом по морденции!»

Не тратя времени даром, Андрей попытался связаться по видеофону с Лависсой. Но, очевидно, в эту минуту ее не было в комнате, потому что, хотя ее номер каждый раз отвечал, сама она не подходила к терминалу. Один только раз трубку поднял ее робот-телохранитель, но, едва увидев на экране его квадратную, с выражением тупой подозрительности физиономию, Андрей поспешил отключить свой видеофон.

– Интересно, куда запропастилась Лависса? Почему ее нет? – спросил Андрей.

– А ты бы усидел на одном месте в такой час? Наверняка она старается нам помочь, да только ее теперь не выпустят из резиденции, – внес ясность Баюн.

Робот-нянька был доволен, что Лависса в безопасности. Неизвестно, какие опасности поджидают их, вполне возможно, что даже плен и гибель, но уж Лависсу-то президент точно не подвергнет гипнотическому лечению и «выравниванию личности». Впрочем, старый робот и не догадывался, какой фокус может выкинуть напоследок Лависса, ибо эта девчонка – сама непредсказуемость.

Наконец подушечник добрался до заданной точки периметра и завис в нескольких метрах от силовой защиты. В шаге от периметра, как раз на месте прохода, в землю были вбиты два малозаметных светящихся столбика, между которыми скрещивались красные лучи.

– Вот и южные ворота! – обрадовался Баюн.

Он тронул было планетоход, но Крокс нажал на антигравитационный тормоз.

– Стоп! Нельзя, чтобы включилась сигнализация! Давай, птица, за дело! – приказал пират.

– За дело, за дело… А если я изнемогаю от усталости? Ладно, так и быть, в виде огромного одолжения!

Ворча, попугай вспорхнул с плеча капитана и, усевшись на один из столбиков, стал набирать шифр, который секунду назад ему удалось извлечь из взломанной компьютерной сети. Пароль оказался верным. Внезапно красные лучи сменились ровным зеленым свечением, означавшим, что южный проход из периметра открыт.


  • Страницы:
    1, 2, 3