Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Сказки под ивами

ModernLib.Ru / Сказки / Хорвуд Уильям / Сказки под ивами - Чтение (стр. 1)
Автор: Хорвуд Уильям
Жанр: Сказки

 

 


СКАЗКИ ПОД ИВАМИ

 
      The Willows and Beyond © 1996 by William Horwood
      All rights reserved
      Illustrations copyright © Patrick Benson 1996
 
       Издательство выражает благодарность
       литературному агентству Эндрю Нюрнберг
      Перевод с английского Владимира Правосудова

I РЕКА ПРЕДУПРЕЖДАЕТ

      Был уже конец сентября. Предыдущая неделя выдалась ветреной и дождливой. Вода в Реке поднялась, а деревья и трава по берегам, еще пытавшиеся сохранить летнюю свежесть и первую осеннюю позолоту, вдруг как-то разом поблекли, поредели и раскрасились в серо-бурые тона поздней осени. Но теплое солнышко еще не собиралось сдаваться и вновь стало часто появляться на небе, разгоняя тучи и согревая все вокруг еще почти по-летнему теплыми лучами.
      С утра уже было понятно, что день ожидается тихим и солнечным, — бабье лето одаривало всех напоследок теплом и покоем.
      До этого несколько дней Крот сидел дома, не высовывая на улицу и носа. Сегодня он, оставив на хозяйстве Племянника — с тем чтобы тот в преддверии зимы занялся неотложным ремонтом окон и дверей, — решил совершить основательную прогулку: навестить своего старого верного друга Рэта Водяную Крысу.
      Он дошел до Железного Моста и, облокотившись на перила, предался созерцанию речной воды, которая неспешно протекала под мостом, беззвучно огибая опоры. Через некоторое время внимание Крота привлекла фигура какого-то животного, сидевшего неподалеку на берегу. Крот не мог не признать, что эта фигура была ему очень и очень знакома.
      — Эй, Выдра, это ты там сидишь? — осведомился он.
      — Привет, Крот. Конечно я, — отозвался Выдра, с готовностью направляясь навстречу Кроту.
      Заметив стоявшую у ног Крота объемистую и, судя по всему, увесистую корзинку, Выдра поинтересовался:
      — Ты, случайно, не к Рэту собрался?
      — Хочешь — присоединяйся, — пригласил его, как всегда приветливый, Крот. — Сдается мне, что это уже последние деньки, которые можно по праву назвать летними. Вот я и подумал…
      — Будь я на твоем месте, дружище, — перебил его Выдра, — я бы сегодня не совался к Рэту. Он… он разговаривает с Рекой, причем со вчерашнего дня.
      — А-а… — вздохнул Крот, ставя на мост поднятую было корзину. — Тогда придется подумать, чем заняться сегодня. В такие дни Рэта лучше не беспокоить.
      Выдра снова блаженно растянулся на берегу, устремив рассеянный взгляд на Реку.
      — С Рекой что-то не так? — забеспокоился Крот.
      — Вполне возможно, — кивнул Выдра. — Я даже почти уверен. Но в чем именно дело — мне непонятно. Сам знаешь, Рэт время от времени общается с Рекой, иногда это удается и мне, изредка — всем нам, но говорить с ней так долго и так серьезно— такого я не припомню даже за другом Рэтом. Еще вчера вечером я отнес ему кое-чего поесть и выпить — чтобы согреться. Оставил все неподалеку от того места, где он сидит, чтобы не отрывать от дела, но представь себе — сегодня утром я обнаружил, что он ни к чему не притронулся!
      — Думаешь, он так и просидел там всю ночь? — удивленно воскликнул Крот.
      — Уверен, так оно и было.
      — И говоришь, он выглядит озабоченным?
      — Более чем, — кивнул Выдра.
      — Что ж, тогда нам действительно остается только ждать и следить, чтобы Рэта не беспокоили, — задумчиво произнес Крот. — Но лучше быть где-нибудь поблизости: ведь он очнется очень усталым и в первую очередь ему понадобятся еда, питье и теплая компания старых друзей.
      Так и порешили: отправившись к Выдре домой, они просидели там почти целый день, время от времени отправляя Портли к Реке, чтобы проверить, как там Рэт.
      — Сидит молчит, смотрит на воду, то и дело поднимает передние лапы к небу. Все как всегда, когда Рэт говорит с Рекой, — доложил Портли в одиннадцать утра, в полдень, в два часа дня и в начале четвертого.
      — Подождем до вечера, — сказал Выдра. — Там видно будет. А пока… слушай, Крот, надеюсь, ты не против, если я съем еще кусочек твоего ежевичного пирога? Очень уж вкусно. А Рэту хватит, вон еще сколько осталось.
      — Ешь сколько хочется, — радушно отозвался Крот. — Только, пожалуйста, намажь кремом. Без него пирог совсем не тот.
      Оставив Выдру жевать очередной кусок, Крот вышел на берег реки и посмотрел туда, где у самой кромки воды виднелась знакомая фигурка Водяной Крысы.
      — Ну и дела, — почесав в затылке, заметил Крот. И направился обратно в дом, собираясь ждать дальше — столько, сколько будет нужно.
      И Крот, и Выдра прекрасно знали, что из всех обитателей Ивовых Рощ лучше всех понимал и чувствовал Реку, ее состояние, любой оттенок ее изменчивого настроения только Рэт Водяная Крыса. Зимой или летом, весной или осенью — дня не проходило без того, чтобы Рэт не побывал в воде или на ней. Он плавал, нырял, катался на лодке, ходил по льду… Думалось и мечталось ему лучше всего тоже у Реки. Если же по каким-то общественным или деловым надобностям ему приходилось удаляться от ее берегов, Рэт впадал в беспокойное, взволнованное состояние, выйти из которого ему удавалось, лишь оказавшись вновь у Реки. Рэт всегда обращался к Реке как к живому существу, говорил о ней как о красивой, мудрой, но своенравной и даже чуточку капризной и сварливой подруге. Всем обитателям Ивовых Рощ было понятно, какой Прекрасной Даме отданы душа и сердце благородного рыцаря Рэта Водяной Крысы. Не раз, пользуясь особым ее расположением, Рэт первым узнавал о ее мрачном настроении и, что было особенно ценно во время осенних и весенних паводков, спешил предупредить друзей и знакомых о предстоящем взрыве гнева, сопровождаемом выходом Реки из берегов и затоплением ближайших окрестностей.
      Неплохо знал и чувствовал Реку и Выдра, живший так же близко к ней, как и Рэт. Предупредить друзей о том, что Река не в духе и что в ближайшие несколько дней ее лучше не беспокоить, пожалуй, мог и он. Но что касалось настоящего понимания сути Реки, ее истории, ее законов и заповедей — тут Выдра полностью доверял Водяной Крысе, полагаясь на чутье и мудрость Рэта.
      Особым, доступным только им двоим развлечением было сидение на берегу Реки (непременно болтая в воде пятками) и обсуждение мельчайших деталей, отражающих ее настроение. Только Порт ли разрешалось беспокоить Выдру и Рэта в такие минуты, и то лишь потому, что, поддавшись ее магии и очарованию, друзья могли запросто забыть о том, что, например, чай уже готов или что через какие-то полчаса им надо прибыть в Кротовый тупик — на дружеский ужин к Кроту и его Племяннику.
      Неудивительно, что по мере того, как теплый сентябрьский денек переходил в свежий вечер, а Рэт все сидел, неподвижный, на берегу Реки, у Выдры, а вслед за ним и у Крота крепли подозрения в том, что должно произойти что-то действительно серьезное и значительное.
      Крот уже стал прикидывать, не пойти ли ему домой и вернуться к Выдре рано утром, как вдруг на берегу показался Портли, со всех ног мчавшийся к ним.
      — Он… он ушел! — взволнованно, еще на бегу, доложил выдренок. — Он встал, потянулся и… и ушел к себе в дом, захлопнув за собой дверь.
      — Ну, старина Крот, теперь твоя очередь, — усмехнулся Выдра. — Сдается мне, ты лучше сможешь выяснить, примет ли сейчас Рэт гостей, или же ему совсем не до того.
      Крот заговорщически подмигнул и заметил:
      — Это зависит от того, сколько ежевичного пирога оставили старине Рэту его прожорливые приятели.
      Быстренько собрав в корзину остатки воскресного пиршества и добавив туда кое-что из куда более прозаического содержимого кладовой Выдры, приятели отправились выяснять, намерен ли их друг возвращаться к общественной жизни и делиться обретенными за сутки сидения у Реки сведениями.

* * *

      — Рэтти! — позвал Крот, постучав в дверь. — Рэтти, ты дома?
      — Ты же прекрасно знаешь, что я здесь, — донесся из-за двери раздраженный голос.
      — Что ж, тогда позволь узнать, дома ли ты для незваных и нежданных гостей? Тут такое дело… Я вот собрал кой-чего… Дай, думаю, зайду к старому другу…
      Дверь чуть-чуть приоткрылась, и в щелочке сверкнули две карие бусинки глаз.
      — Кой-чего именно?
      — Да так, ничего особенного: просто легкий ужин. Просто я слышал, что…
      — И что же ты слышал? — осведомился Рэт — все еще недовольно, но все же открывая дверь чуть пошире.
      — …Думаю, в таких случаях небесполезно…
      — Что ты понимаешь под «такими случаями»? — уже дружелюбнее буркнул Рэт; дверь, скрипнув, открылась еще шире.
      — …в «таких случаях» кое-кому не помешало бы перекусить кое-чего, да и глоток-другой черничной наливки этому «кое-кому» никак не помешал бы.
      Рэт наконец распахнул дверь и с плохо скрываемым интересом уставился на корзину.
      — Что — плохие новости от Реки? — спросил Крот.
      Рэт мгновенно отвернулся от корзины и внимательно поглядел на друга.
      — Вполне вероятно, что дела плохи. Очень плохи, старина. Река меня беспокоит. Беспокоит так, как никогда раньше.
      Рэт перешагнул порог и встал рядом с Кротом, всматриваясь в вечерний свет, заливающий Ивовые Рощи, и прислушиваясь к гоготу гусей, которые по пути на юг остановились переночевать на соседнем лугу.
      Выдра и Портли тихонько подошли к друзьям. Вскоре к ним присоединился и племянник Крота, обеспокоенный долгим отсутствием дядюшки. Племянник мгновенно почувствовал серьезность и важность момента: не говоря ни слова, он вместе с остальными прошел к Реке и молча вгляделся в воду.
      На время мысли о еде вылетели из головы Рэта. Но Крот вскоре тихонько зашел в дом и на скорую руку приготовил чай для всей компании. Пока чайник закипал, он выложил на большую тарелку ужин для Рэта.
      Рэт взял протянутую ему чашку с чаем, обхватил ее озябшими лапами и медленно отпил несколько глотков. Вздохнув, он произнес:
      — Я так до конца и не понял, о чем же именно пыталась предупредить меня Река. Со вчерашнего вечера сидел тут — и не понял. Понимаешь, она ведь говорит не на том же языке, что мы: не словами, не голосом. Река понимает и чувствует глубже нас. Я частенько не могу полностью понять ее. Но на сей раз дело не в этом: нынче именно она не может высказать свое беспокойство, сама не в состоянии выразить, что же тревожит ее. Она… она словно взывает о помощи, но при этом осознает, что ни я, ни все мы не сможем помочь ей, как бы нам того ни хотелось. Точно: в этом-то все и дело! Она зовет на помощь, но зовет не нас, потому что против ее беды мы бессильны.
      Рэту явно полегчало, когда он наконец смог выразить то, о чем так долго говорил с Рекой. Но, несмотря на то что камень упал с его души, выглядел он по-прежнему озабоченным и усталым.
      — А какая помощь нужна ей? — спросил племянник Крота, который, в отличие от дяди, еще не понял, что в таких случаях Рэт и сам прекрасно умеет формулировать и ставить вопросы; ответов же следует ждать — ждать, когда в свое время они придут сами.
      Однако Рэт не стал ни сердиться, ни поучать Племянника. Слишком уж он любил этого молодого родственника Крота, слишком был горд за его успехи в том, чему учил его. В общем, никак не выказав своего неудовольствия, Рэт попытался ответить:
      — Точно я не знаю, но опасность грозит очень серьезная. Опасность реальна, она уже нависла над нашей Рекой, она угрожает самой ее жизни. Ее, а может быть, и нашей тоже.
      Племянник и Портли охнули от неожиданности. В отличие от Крота и Выдры, они еще мало повидали на этом свете, и слова Рэта прозвучали для них как гром среди ясного неба. Шагнув к самой кромке воды, все собравшиеся у дома Водяной Крысы еще пристальнее всмотрелись в величавый неторопливый поток, чье движение казалось им извечным, незыблемым, изначальным — как смена дня и ночи, как чередование времен года.
      — Но как?.. — шепотом заговорил Племянник.
      — Он не знает. Ни ему, ни всем нам не дано этого знать, — тоже шепотом строго оборвал его Выдра.
      — Знаешь, Крот, — сказал Рэт, устало шагая к дому, — мне бы надо денек-другой отоспаться. Отдохну — и забегу к тебе. А пока что постарайтесь особо не распространяться обо всем этом. И главное — не говорите ничего Барсуку. Лучше я сам ему все расскажу — подробно и обстоятельно. Сдается мне, что пустая болтовня и лишние домыслы вокруг этого дела никому не принесут пользы, и менее всего — Реке.

* * *

      Час спустя два крота, попрощавшись с друзьями, направились к Кротовому тупику. Уже на подходе к дому Племянник негромко спросил:
      — Дядя, а что, дело действительно оченьсерьезное?
      Крот едва обмолвился парой слов с тех пор, как они перешли Реку по Железному Мосту. В последние четверть часа шаг его явно замедлился — верный признак того, что Крот глубоко погрузился в какие-то мысли. Остановившись у живой изгороди, отделявшей тропинку от луга, он вздохнул, посмотрел на небо, уже усыпанное звездами, и, принюхавшись к вечернему воздуху, ответил:
      — Очень серьезное — никаких сомнений. Рэтти не пессимист и не паникер. Если он говорит, что с Рекой неладно, значит, так оно и есть. Что именно — я не знаю, да и не буду пытаться разузнать. Во всем, что касается Реки, ее настроения и состояния, нам, кротам, лучше положиться на Водяную Крысу, Выдру да еще, быть может, на выдренка Портли, который на глазах взрослеет и уже неплохо, даже очень неплохо, понимает и чувствует Реку. А пока что Рэт правильно сказал: сплетни, домыслы и просто пустые разговоры пользы не принесут. Так что я предлагаю тебе набраться терпения. Скажи-ка лучше, удалось тебе справиться с противным дребезжанием в том окне и укротить дверь, которая открывается только после изрядного толчка плечом?
      — Вполне, — улыбаясь, ответил довольный собой Племянник, который предпочитал заниматься такой работой без надзора суетливого, гордого за свой дом дядюшки; так что Крот (сам того не ведая) оказал ему большую услугу, оставив дома одного на целый день. — Впрочем, — добавил Племянник, — работы еще хватает. Особенно с окнами. И мне еще понадобится твоя помощь: подержишь лестницу, когда я займусь чердачным окошком. Оно больше всех нуждается в хорошем ремонте, чистке и — по возможности — в свежей покраске.
      — Да, с ним повозиться придется, — согласно кивнул Крот, — я ведь эту раму вставлял и стеклил в первый год жизни в Кротовом тупике. А было это… ой давно. Тебя-то тогда уж точно на свете еще не было.
      Так за обсуждением хозяйственных дел и за ностальгическими воспоминаниями они прошли остаток дороги и вскоре очутились под крышей уютного домика в Кротовом тупике. День выдался долгим и беспокойным, а Крот любил говорить, что утро вечера мудренее и что сон — лучшее лекарство от всех бед. И кстати, частенько оказывался прав. Проснувшись наутро хорошо выспавшимся, можно совсем по-другому, в куда лучшем свете, увидеть любую, даже самую сложную ситуацию.
      Если Крот и на этот раз собирался применить для облегчения страданий то же средство, а именно выспаться хорошенько, то этим мечтам не суждено было сбыться. На следующее утро солнце, кажется, только-только взошло над горизонтом, а в дверь уже раздалось громкое и требовательное «тук-тук-тук!».
      «Наверное, Рэтти, — подумал Крот, вставая с постели и накидывая на плечи халат. — Наверное, он понял что-то из того, что говорила ему Река, вот и пришел рассказать мне».
      «Тук-тук-тук!» — снова разнеслось по дому, заставив и Племянника открыть глаза.
      Добродушно ворча себе под нос и вполголоса призывая Рэтти (если это его не затруднит) набраться чуточку терпения, Крот принялся отодвигать засовы и открывать двери.
      — Рэтти, я всегда рад тебя видеть в своем доме, — говорил Крот, — но не забывай, что в такой ранний час еще далеко не все бодрствуют и встречают новый день полные сил и…
      Но за дверью оказался вовсе не Рэт Водяная Крыса. На пороге стоял весьма почтенный джентльмен, облаченный в сине-красную форму. На ремне, переброшенном через плечо, у него висела объемистая холщовая сумка, на которой красовалась вышитая красная корона и крупная надпись: «Королевская почта».
      Крот тотчас же понял (как ему показалось), какую ошибку совершил почтальон.
      — Вам, наверное, нужен мистер Тоуд из Тоуд-Холла, — предположил он, быстро приходя в свое обычное хорошее настроение при виде того, что погода в этот день явно решила побаловать прибрежных жителей летним теплом. — Боюсь, что вы проделали лишний путь, забравшись в нашу глухомань.
      — Мне известно, где проживает мистер Тоуд, — солидно ответствовал почтальон. — Еговсе знают. Но мне неизвестно, приходилось ли когда-нибудь нашей службе доставлять корреспонденцию дальше, чем в Тоуд-Холл. По крайней мере на моей памяти мы не углублялись так далеко в сельскую местность.
      — Ага, — кивнул Крот, несколько сбитый с толку такими длинными и трудными фразами; кроме того, он нутром почувствовал, что, сам того не желая, совершил ошибку, поставив своим вопросом под сомнение компетентность почтенного работника почтового ведомства.
      — Вы, как я понимаю, мистер Крот из Кротового тупика. По крайней мере такой вывод я делаю, исходя из вашей кротоподобной наружности и из того факта, что ваш дом находится в Кротовом тупике.
      — Вы абсолютно правы, — поспешил согласиться Крот.
      — Значит, вы не мистер Водяная Крыса? Как я полагаю, и не он,судя опять же и по его кротоподобной наружности.
      Последний комментарий почтальона относился к Племяннику, показавшемуся в дверях за спиной Крота и с некоторым подозрением рассматривавшему столь редкого и неожиданного гостя.
      — Ни один из нас не Водяная Крыса, — заверил почтальона Крот, успевший понять, что лишь через безоговорочное согласие лежит путь к взаимопониманию с этим джентльменом.
      — В городе проще, — устало сообщил кротам почтальон. — Там на домах номера. Будь моя воля, я бы издал закон, чтобы повесить номера на всех домах за городом.
      — Понятно, понятно, — кивнул Крот. — Но я полагаю, следовало бы сохранить и столь приятную традицию, как придание домам, особнякам и поместьям имен собственных. Вы согласны?
      — Не вижу смысла, — отрезал почтальон.
      — Этого от вас никто и не ждал, — заметил Крот.
      — А еще я не вижу смысла в том, чтобы стоять тут с вами целый день, поддерживая лишенные смысла разговоры. — Почтальон явно на что-то обиделся. — Письма должны быть доставлены. В город или в сельскую местность — неважно. Должны быть доставлены — и все тут. И не только письма, но и другая корреспонденция.
      Крот опасливо покосился на сумку почтальона, словно там и скрывалась касающаяся его эта таинственная «другая корреспонденция», несомненно таящая в себе какую-то опасность. Но, судя по виду, сумка была пуста, что, впрочем, никак не казалось удивительным, принимая во внимание тот факт, что дом Крота в эту сторону от Города был последней точкой доставки.
      — Не хотите ли чашечку чая и поджаренного хлеба с маслом? — поинтересовался Крот, предположив, что, быть может, с почтальонами нужно изъясняться таким образом.
      — Это уж, извините, было бы нарушением всех и всяческих правил, — сурово возразил почтальон. — И это — учтите — если вы не намекали (а даже намека на намек было бы достаточно) на то, что ваше предложение включало в себя алкогольные напитки. В таком случае я должен был бы расценить ваши слова как диверсию против Королевской почты, подвергнуть административному аресту вас лично и всех проживающих в этом доме, а затем доставить в городскую магистратуру.
      — Я… э-э-э… — Крот не находил слов — так удивило его известие о том, что простое предложение чашки чая почтальону может привести его на скамью подсудимых.
      — Не кажется ли вам, сэр, что было бы лучше, если бы вы в дальнейшем помолчали, в особенности в отношении чая и поджаренного хлеба? Вместо этого вы могли бы продемонстрировать толику здравого смысла и лояльности к государственному почтовому ведомству, дав прямой и недвусмысленный ответ на простой вопрос: если мистер Рэт не живет здесь, то где он живет?
      — На другом берегу, — сказал Крот и, помолчав, уточнил: — Реки. Если идти через мост, то придется вернуться и сделать крюк. Всего с полчаса пешком. На лодке, конечно, быстрее.
      — Как это мило с вашей стороны, — оскалился в улыбке почтальон. — Позволю себе заметить, что нас лодками не экипируют.
      — Вообще-то я мог бы сам передать Рэту письмо или посылку. Мы с ним старые дру…
      — Сэр, я заметил наличие у вас одной странной и весьма опасной особенности, а именно умения неоднократно наступать на одни и те же грабли. На вашем месте я бы воздержался от последнего предложения. Попытка перехватить почтовое отправление является преступлением намного более тяжким, чем подкуп и задержка почтового служащего.
      По правде говоря, Крота эта грозная речь не ужаснула. Видимо, он уже свыкся с мыслью о том, что общение с почтальонами — дело трудное, нервное, а главное — таящее в себе постоянный риск нарушить закон, даже не желая того. Весьма интересной представлялась ему предстоящая встреча сурового джентльмена в форме с Рэтом Водяной Крысой, у которого было не больше опыта общения с почтальонами, чем у самого Крота. Впрочем, почтальон вдруг решил сменить гнев на милость и выдал Кроту кое-какую интригующую информацию.
      — Между прочим, — заметил он, — это даже не письмо.
      — Даже не письмо, — отозвался Крот, уяснивший, что лишь повторение сказанного суровым джентльменом может быть некоторой страховкой от непроизвольного нарушения закона.
      — И не посылка.
      — Вот как… — развел руками Крот. — Значит, и не посылка.
      — И даже не «адресат-выбыл-вернуть-отправителю».
      — И даже не… не это, — кивнул Крот, чувствуя, что разгадка уже близка.
      — Нет, сэр. И я вам скажу, нам не часто случается доставлять подобные отправления. Если честно, я даже рад этому, учитывая, сколько сил и нервов стоит мне сегодняшняя доставка и общение с адресатом.
      Закончив речь, почтальон стал рыться в бездонном чреве своей форменной сумки.
      — Что же это? — позабыв всякую осторожность и дипломатичность, спросил Крот.
      Впрочем, на этот раз желание поделиться исключительной информацией победило в почтальоне служебную суровость и неприступность.
      — Это, — сообщил он, — извещение. С одной его стороны — Предписание Клиенту об Ознакомлении и Сообщение об Извещении, с другой — Разрешение Клиенту на Ознакомление, Получение и Забирание (говоря проще — вынос и вывоз). Все вышеперечисленные действия надлежит выполнить в помещении Центрального почтового отделения нашего города по причине габаритов или веса почтового отправления, не влезающих ни в какие ворота Правил и Нормативов. В таких случаях мы, почтовые служащие, не можем брать на себя труд и ответственность за доставку и извещаем адресата о необходимости сделать это лично.
      Крот лишний раз убедился в правоте своих дурных предчувствий. «Другие отправления» действительно оказались пренеприятнейшей штукой. Он даже позволил себе испытать чувство некоторого облегчения от осознания того, что Извещение на Получение и какое-то там Разрешение на Забирание адресовано не ему, а Рэту. Как-никак, а Рэт — парень куда более деловой и практичный, чем Крот. Уж он-то знает, что делать с такими Извещениями, а если и не знает, то что-нибудь придумает.
      — А каково содержимое этого… э-э… отправления? — осведомился Племянник, любопытный не меньше, чем дядя.
      — Я не имею права сообщать вам об этом, — отчеканил почтальон казенную фразу, но, сгорая от желания поделиться столь захватывающими новостями, тотчас же нашел выход: — Впрочем, ни один пункт Правил не запрещает мне зачитать открытое официальное отправление вслух. В тех же Правилах ничего не сказано о том, что вам в этот момент запрещается находиться поблизости и услышать то, что я буду зачитывать.
      Эффектным жестом фокусника он извлек из сумки какую-то карточку, внимательно окинул ее изучающим взглядом, хмыкнул, прокашлялся и произнес всего два, но жутко непонятных слова:
      — Живой груз.
      — Э-э… прошу прощения… — заикнулся Крот.
      — Я вижу, что мне придется взять на себя труд зачитать Извещение еще раз, сэр.
      Но вы уж, со своей стороны, потрудитесь расслышать его.
      Вновь уткнувшись взглядом в карточку, почтальон так же четко во всеуслышание продекламировал:
      — Живой груз!
      — И что теперь? Мистеру Рэту надлежит получить его?
      — Или их.Живые грузы — они такие. Заранее ничего про них не скажешь.
      — А не позволено ли вам зачитать еще что-нибудь из этого Извещения? Что-нибудь полезное, что могло бы дать нам ключ к разгадке этой тайны? — не удержался Крот от дальнейших вопросов.
      — Единственное, что может быть полезно в этой ситуации (из того, что есть на бланке Извещения), — это указание пункта отправления данного груза. Больше здесь ничего толкового не написано. А знать обо всех посылках и грузах я не обязан: прием посылок и багажа — это другой отдел. Мы же занимаемся только доставкой письменной корреспонденции. А что касается пункта отправки — посудите сами: если бы на штемпеле стоял адрес «Чизери, Венслидей, Йоркшир», то было бы вполне законно предположить, что содержимым этого отправления является старый добрый венслидейский сыр.
      — Да, но в таком случае он не был бы живым грузом, — предположил Крот.
      — На вашем месте я был не стал утверждать этого столь категорично, — возразил ему почтальон. — Видели бы вы кое-какие из тех сыров, что доводилось мне лицезреть на складе Сортировочного отдела…
      — Тем не менее вернемся к нашим живым грузам, — перебил его Крот. — Если бы под пунктом отправки значилось что-то вроде фермы или, например…
      — Например, скотобойня или мясокомбинат, то скорее всего живой груз не являлся бы таковым, а именно живым, что мы смело можем классифицировать как переход этого отправления в разряд неживых, а именно умерщвленных или просто мертвых грузов… Я вас не утомил? Так вот, в вашем случае груз, судя по всему, имеет шансы быть живым, потому что пункт отгрузки…
      — Так-так… — забеспокоился Крот.
      — …указанный в Извещении, не свидетельствует явно об обратном. Надеюсь, мне нет необходимости напоминать, что я не имею права…
      — Разумеется, само собой, — поспешил заверить почтальона Крот, успевший сообразить, что того и самого снедало любопытство.
      Без лишних церемоний и дальнейших комментариев щекотливой ситуации почтальон зачитал:
      — Пункт отправки — Египет!
      — Быть того не может! — всплеснул лапами Крот, чьи представления о живых грузах из Египта ограничивались почему-то одними верблюдами. — Ну и дела! — вздохнул он.
      — Вполне разделяю ваши чувства, сэр, — кивнул почтальон.
      Тут Крот понял, что не имеет права больше задерживать представителя Королевской почтовой службы, и предложил проводить его к Рэту короткой дорогой — вдоль реки.
      Прогулка в солнечное, еще почти по-летнему теплое утро была сплошным удовольствием. Как Крот и предполагал, Рэт уже давно проснулся и теперь бодро возился с лодкой и веслами на своем берегу.
      Завидев появившегося на другой стороне Крота, Рэт приветственно взмахнул лапой:
      — Привет, старина! Только-только тебя вспоминал; вот — в гости к тебе собираюсь…
      Поток приветствий оборвался, когда взгляду Рэта предстал появившийся из-за ив почтальон. Изумлению Водяной Крысы не было предела. Крот и Племянник наскоро растолковали ему, что к чему. В мгновение ока лодка Рэта пересекла водную преграду, отделявшую его от представителя Королевской почты. Впрочем, тут вышла небольшая заминка: почтальон наотрез отказался вручать Извещение где бы то ни было, кроме как по адресу, указанному на бланке, вследствие чего вся компания поспешила переправиться через реку обратно, к дому Рэта.
      — Тут, наверное, какая-то ошибка, — заметил Рэт, почесав в затылке, когда Извещение было несколько раз зачитано, осмотрено вдоль и поперек и тщательно обнюхано. — Нет, точно ошибка. Я знать не знаю никого в Египте, и уж никаких верблюдов я себе точно не заказывал.
      — Боюсь, этим делу не поможешь, сэр. Правила есть Правила, — напомнил всем почтальон. — Мы, Королевская почта, несем ответственность за груз с того момента, как он прибывает, и до того, как клиент признает получение Извещения. При этом в качестве знака согласия может расцениваться даже ваше молчание. То есть с того момента, как вы, хотя бы про себя, прочитали Извещение, начинается отсчет времени, а именно: вам дается один день на то, чтобы бесплатно получить вышеуказанное отправление. Начиная же со второго дня вступает в силу штрафной тариф за хранение груза: шесть пенсов в день — минимум. Разумеется, счет идет исходя из числа голов живого груза, присланного тому или иному получателю. И я полагаю справедливым, что стадо верблюдов или табун арабских скакунов обойдутся несколько дороже одной полудохлой клячи.
      — Но, сэр, если… — попытался вставить что-то Рэт.
      Почтальон не стал выслушивать возражений.
      — Позволю себе предупредить вас, сэр, — продолжил он, — о весьма возможном повышении тарифов в самом ближайшем будущем. И не забудьте о прецедентах! Например, дело лорда Белла, бывшего хлопкового короля Глазго, легкомысленно признавшего получение Извещения о прибытии пятнадцати больших тюков хлопка-сырца из Индии, а затем забывшего получить их в подобающие сроки. Шесть лет такой забывчивости — и судебное- дело кончилось банкротством: имущество лорда описали за долги почтовому ведомству, а сам он прямиком направился в долговую тюрьму.
      — Ой, Рэтти, я думаю, тебе стоит забрать его — или их — прямо сегодня, — негромко сказал Другу Крот.
      — Но выбираться в Город в такой денек — это же последнее дело! Только этого мне не хватало.
      — Позволю себе напомнить, сэр, — проникновенно сообщил почтальон, несомненно обладавший опытом общения с трудными клиентами и знавший, как найти у любого из них слабое место, — что в вашем случае судебный исполнитель, несомненно, в первую очередь конфискует в качестве первоначального взноса за просроченные платежи не что иное, как вот эту самую лодку.

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15