Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Сказки под ивами

ModernLib.Ru / Сказки / Хорвуд Уильям / Сказки под ивами - Чтение (стр. 10)
Автор: Хорвуд Уильям
Жанр: Сказки

 

 


      — Можешь, Рэтти, можешь. И ты уже отчасти не здесь. Что-то сломалось в тебе, Рэтти, сломалось с тех пор, как изменилась наша любимая Река.
      — Река, — прошептал Рэт, подходя к кромке воды и вглядываясь в глубину.
      — Спроси ее сам: что она советует тебе. Спроси ее, не бойся! Один раз ты уже был готов внять ее призыву, совпадавшему с велением твоего сердца. Тогда я удержал тебя. Сегодня у тебя появился второй шанс. Постарайся не упустить его. Больше такой возможности не будет.
      — Я уже слишком стар, — пробормотал Рэт.
      — Путешествие вернет тебе силы и молодость.
      — Крот, я… я просто боюсь!
      Крот подошел к другу и положил лапу ему на плечо.
      — Спроси ее, спроси сердцем, и она ответит тебе, — потребовал он и отошел в сторону, чтобы собрать посуду и мусор, оставшийся после пикника.
      Рэт смотрел в Реку, а Крот, пакуя свертки и укладывая корзину в лодку, за все это время не решился даже бросить взгляд в его сторону.
      — Крот, знаешь… — обратился к другу Рэт, ковыряя носком береговую глину.
      — Что, Рэтти?
      Крот с трудом сдерживал обуревавшие его чувства: волнение, любопытство, беспокойство за судьбу друга. Он, как никогда, был уверен в своей правоте, но так же тверда была его убежденность в том, что лишь сам Рэт может и должен принять единственно верное решение.
      — Неужели ты действительно думаешь, что мне еще не поздно попробовать? — осторожно переспросил Рэт.
      — Я уверен.
      — И ты полагаешь, что, рискнув, я не разочаруюсь?
      — Ни за что.
      — А Мореход возьмет меня с собой?
      — Наверняка.
      — Тогда я согласен. Я попробую, и… и нечего вздыхать с таким облегчением! Можно подумать, ты ждешь не дождешься спровадить меня подальше!
      Крот впервые понял смысл выражения «смех сквозь слезы».
      — Брось ты, — отмахнулся он от шутливого обвинения. — Сам же знаешь: скучать без тебя я буду так, что словами не опишешь. Но поверь, когда ты думал над моими словами, я даже загадал: если ты не согласишься, уеду я!
      — Ну и дела! — Рэт даже присвистнул от удивления.
      — Я не говорю, что мне вдруг захотелось попутешествовать, — уточнил Крот. — Такая жизнь не по мне. Я ведь домосед с головы до пят. Просто, понимаешь… если бы мой отъезд оказался тем доводом, который бы убедил и тебя, я был готов это сделать.
      Рэт был тронут до глубины души.
      — Знаешь что, — сказал он, — ни у кого никогда еще не было такого верного, надежного друга, какой есть у меня.
      — Я частенько думал и говорил то же самое, имея в виду тебя, старина, — улыбнулся Крот.
      Привычным движением Рэт развязал швартовый узел, и вскоре лодочка уже заскользила по реке в обратный путь — к дому и одновременно — к началу нового, долгого путешествия в неизведанное.
      Вниз по течению друзья плыли молча, да и ни к чему слова теперь, когда главное уже сказано, главное решение принято, а теплый вечерний ветерок подсказывал, что они не ошиблись: начавшийся как весенний день, заканчивался, бесспорно, весенним же вечером.
      Да, зима кончилась. Это чувствовалось во всем: в воздухе, в запахах, в освещении. Чувствовали это все прибрежные обитатели, повылезавшие на свежий воздух из своих зимних домов. Проплывая мимо домика Рэта, друзья поприветствовали сидевшего у воды Сына Морехода и зашедших к нему в гости Выдру с племянником Крота. Не вдаваясь в долгие объяснения, Крот и Рэт жестами показали им, что плывут дальше вниз по течению, к острову.
      Крот прекрасно знал, когда следует остановить лодку и высадиться на берег; не зря Рэт столько раз повторял ему строгое правило:
      «Как только услышишь шум плотины, немедленно причаливай. Опытный гребец вроде меня или Выдры может проплыть еще чуть дальше, но для того, чье мастерство в гребле еще не столь отточено, такое лихачество может оказаться весьма и весьма опасным. Лучше лишний раз не испытывать судьбу».
      И вот, не успел рев воды от плотины донестись до ушей Крота, как Рэт, взмахнув лапой в сторону Острова, воскликнул:
      — Смотри! Нет, Крот, ты только посмотри!
      Крот поднял весла и оглянулся: солнце спустилось уже к самому горизонту и залило половину небосвода золотисто-багряным светом; на этом фоне четкой тенью вырисовывался силуэт острова, поднимавшегося над гладью Реки. Именно здесь, на этом Острове, когда-то давно они после долгих безуспешных поисков разыскали наконец Портли — живого и невредимого, бережно подхваченного сильными руками Того, Кто Помогает, Невидимого Друга, поддерживающего всех обитателей Ивовых Рощ в трудную минуту. Именно здесь они тогда впервые прикоснулись к тайнам Белого Света, и эти тайны навсегда остались в их жизни.
      — Какая красота, Рэтти! — прошептал Крот. — Какое чудо!
      — Знаешь, я ведь и представить себе не мог, что мне захочется бросить все: друзей, Реку, Ивы… Но сейчас, когда я вижу этот закат над огромным миром…
      — Все правильно, Рэт, — кивнул Крот. — Ты все правильно решил. Ты уедешь, но когда-нибудь вернешься сюда, к нам, я уверен в этом.
      — Наверное, я раньше просто никогда по-настоящему не хотел уезжать, потому и остался здесь в тот раз. А теперь все по-другому. Я чувствую, что должен поехать и что должен когда-нибудь вернуться. И тогда, старина, все будет снова хорошо — как прежде.
      — Я буду ждать тебя, а вместе со мной — Река, этот Остров. Причем они, в отличие от меня, даже ничуть не изменятся к тому времени.
      — Да, ведь Река, Ивы, Остров — все они часть Белого Света. Через них я чувствую его призыв, его походный марш, зовущий меня в путь. В один прекрасный день я услышу, как родные места зовут меня обратно, и тогда я сразу же вернусь.
      Они неспешно говорили и говорили, Река медленно несла лодку вниз по течению. И не было друзьям никакого дела до того, что рев падавшей с плотины воды становился все громче, что Остров остался за кормой. В конце концов, какое дело до всего мира тем, кто заново нащупывал в музыке жизни самые тонкие струны дружбы, связывающей их вот уже столько лет.
      —  Тормози лодку, Портли! Крысенок, быстро забирайся на борт!
      Громкий голос совсем рядом принадлежал не кому иному, как Выдре. Вдвоем с Портли они изо всех сил пытались затормозить все ускорявшееся движение лодки к плотине. Отчаянным рывком Сын Морехода перевалился через борт и, схватив весла, сумел развернуть суденышко и отвести его подальше от смертельно опасного водопада.
      — Что случилось? — озабоченно спросил Выдра. — Рэту стало плохо?
      — Да нет, — смущенно пробормотал Крот. — Вроде бы с ним все в порядке.
      — В порядке? Да я чувствую себя здоровее и лучше, чем когда бы то ни было! — гордо заявил Рэт.
      — Тогда почему вы так далеко заплыли — к самой плотине? Сами-то, может быть, и выплыли бы, а лодку запросто могли погубить.
      — Ничего, зато теперь она останется в надежных руках, — твердо заявил Рэт, глядя, как Крысенок уверенно ведет лодку к дому.
      Уже в конце пути Крот подмигнул Рэту и заговорщически уточнил:
      — Здоровее, чем когда-либо?
      — Именно так! — подтвердил Рэт, вылезая на берег. — Ну а теперь, мой верный ученик, наш Сын Морехода, я могу заявить, что сегодня ты еще раз подтвердил свои успехи в овладении навыками плавания, и с этого дня я присваиваю тебе сертификат матроса первого класса с отличием (действителен на внутренних водоемах). Справедливости ради следует признать, что ты уже давно заработал его, да как-то все не собраться было объявить тебе об этом. Но после твоего сегодняшнего геройского поступка ждать дольше не имеет смысла.
      — Рад стараться, мой Капитан, — довольно улыбаясь, ответил Крысенок.
      — А теперь подтверди свой класс и сделай одолжение — сбегай за своим отцом и пригласи его. Нам с ним нужно кое-что обсудить. Я имею в виду детали путешествия к побережью, в которое я отправляюсь завтра вместе с ним!
      — Рэтти! Ты… — От изумления Выдра не знал, что и сказать.
      — Есть, сэр! — кивнул Сын Морехода, проникаясь важностью момента.
      — И еще, — добавил Рэт, — сделай вот что: осмотри лодку, подготовь ее к долгому плаванию, а потом перетащи посуху мимо плотины, спусти на воду ниже по течению и покрепче пришвартуй ее. Приготовь все, что нужно для путешествия. Готовность — к восьми склянкам!
      — Вас понял, сэр! — звонко выкрикнул Крысенок и тотчас же отправился к отцу, чтобы побыстрее рассказать ему потрясающие новости.
      Выдра с Портли проворно вытащили лодку из воды на берег, а Крот все улыбался и улыбался — довольно и безмятежно, как не улыбался уже несколько долгих месяцев.
      — А теперь, мой дорогой Крот, — объявил Рэт, — пока мое судно готовится к дальнему походу, мне потребуется твоя помощь — по части чревоугодия.
      — Слушаюсь, сэр, — с довольной улыбкой отрапортовал Крот, шутливо вскидывая лапу к воображаемому козырьку.
      Рэт рассмеялся — весело и беззаботно, в глазах его горели веселые искорки — он снова был тем самым Рэтом Водяной Крысой, которого Крот встретил много лет назад.

IX ОБЩЕСТВЕННЫЕ СЛУШАНИЯ

      В тот вечер новость о предстоящем отъезде Рэта облетела все окрестности. Разумеется, Мореход целиком и полностью одобрил решение собрата отправиться с ним в путь в теплые страны.
      Выдра с Портли тоже согласились с Кротом, настоявшим на этом, и признали, что решение Рэта отправиться в путь было абсолютно разумным и естественным. Что касается Барсука, то сначала он отказывался поверить собственным ушам, но затем тоже одобрил план Рэта, чем немало убедил того в собственной правоте.
      — Надеюсь только, что у тебя хватит здравого смысла удерживать Морехода от особо рискованных и авантюрных предприятий, — напутствовал Рэта Барсук. — И вообще, поначалу путешествуйте спокойно и неспешно: тебе еще нужно набраться сил после болезни.
      — Конечно, конечно, — кивал Рэт, одновременно думая, не забыл ли он, собираясь в дорогу, что-нибудь важное.
      Затем пришел Тоуд и прошептал Барсуку на ухо, что «дело улажено так, как умеет только Тоуд из Тоуд-Холла».
      — Попрощаешься за меня с Мастером Тоудом? — попросил его Рэт.
      — Нет нужды, старина, — ответил Тоуд. — Ему дали разрешение пропустить занятия в связи с твоим отъездом, и он еще зайдет к тебе попозже. К тому же у него, насколько мне известно, есть кое-какие важные для Барсука сведения.
      — Да, джентльмены, — сказал Барсук, — и это касается, кстати, всех нас. Попрощаться с Рэтом и сказать ему добрые напутственные слова мы успеем завтра утром. А пока что у нас есть возможность в последний раз перед долгим отсутствием Рэта всем вместе обсудить одно важное дело. Совет каждого может быть очень полезен, вот почему я не могу не воспользоваться случаем выслушать и мнение Рэта, пока он еще не уехал.
      — Говори, Барсук, — сказал Рэт, — а мы подумаем и выскажем наши мнения, как мы всегда делали.
      — Ладно, тогда слушайте: если вы помните, некоторое время назад до нас дошли известия, что Дремучий Лес находится под угрозой вырубки в связи с расширением строительства Города. К сожалению, по всей видимости, эта молва не лишена оснований.
      Комната погрузилась в зловещую тишину. Все, естественно, помнили те пугающие слухи, но в глубине души надеялись, что опасность миновала и можно забыть об этой угрозе.
      — Через месяц в Городе будут проведены общественные слушания по этому делу, — снова заговорил Барсук. — В общих чертах предлагается следующее: в этом году планируется вырубить половину Дремучего Леса, дальнюю от Реки, то есть от Города и до моего дома. А на следующий год будет вырублена оставшаяся часть — вплоть до берега Реки. Коснется это, как вы понимаете, всех нас, включая Тоуда, чья усадьба, по моему разумению, тоже под угрозой.
      Тоуд мрачно кивнул.
      — Два года, джентльмены, — повторил Барсук. — Всего два года, и вместо Дремучего Леса мы увидим пустырь и стройку — если нам не удастся предотвратить этот ужасный план.
      — Постараемся что-то сделать!
      — Обязательно что-нибудь придумаем! Жестом прервав возгласы присутствующих, Барсук со вздохом предупредил:
      — Честно говоря, я не уверен в благополучном исходе. Дело в том, что немалая часть ласок и горностаев поддерживает этот чудовищный план.
      — Позор! Подлые предатели!
      — Тихо, джентльмены! Прошу вас сохранять спокойствие, — обратился к присутствующим Барсук. — Ласки сообщили мне свою точку зрения: они полагают, что такое расширение Города поможет улучшить условия обитания их сестер, проживающих сейчас в Городе в неимоверной скученности. Что же касается горностаев, то их мнения разделились и они с куда меньшей охотой выступают за этот план. Мне остается только сообщить вам, что каждому, у кого имеются какие-то соображения по этому поводу, следует изложить их в письменном виде (ничего не поделаешь) и передать их по адресу, который я вам сейчас продиктую. Кроме того, всем нам следует принять участие в общественных слушаниях, которые состоятся в Городе двенадцатого мая.
      — Конечно!
      — Разумеется!
      — Непременно! — воскликнул Выдра и поспешил предположить: — Ведь если нас, несогласных, будет много, они не посмеют поступить против нашей воли?
      — Боюсь, что дело обстоит не так просто, друг Выдра, и оно вполне может обернуться против нашей воли. Это уже вопрос не демократии, а денег и влиятельности. Мой внук был откомандирован для сбора информации о том, кто стоит за этим планом, в то время как Мастер Тоуд… впрочем, кажется, вот и он. Тогда пусть он сам расскажет, что удалось узнать ему.
      За окном действительно послышался какой-то громоподобный рокот. Затем он стих, и в дверях появился Мастер Тоуд — в костюме и защитных очках мотоциклиста. Как оказалось, он не так давно загорелся идеей обзавестись этим средством передвижения и не успокоился, пока его мечта не осуществилась.
      Для начала все некоторое время охотно поговорили о мотоциклах и осмотрели приобретение Тоуда-младшего. Затем сам он не менее охотно продемонстрировал всем свое мастерство; демонстрация несколько раз принимала угрожающий характер, и лишь природная ловкость и быстрота реакции прибрежных жителей помогли им без потерь увернуться от беспечного ездока. Успокоился Тоуд-младший лишь тогда, когда очередной вираж едва не стоил ему падения в Реку. Остановившись, он слез с мотоцикла, выпил прохладного морса и, подгоняемый Барсуком, стал рассказывать о том, что ему удалось узнать.
      Следует заметить, что за последние несколько месяцев Мастер Тоуд заметно подрос, возмужал и, скажем так, поправился. И хотя пока что ему еще недоставало той округлой основательности, что так безошибочно характеризовала силуэт Тоуда-старшего, было видно, что вскоре он обретет ее в полной мере.
      Мастер Тоуд, не настолько привыкший к выступлениям на публике, как его уважаемый опекун, поначалу растерялся и даже начал говорить по-французски.
      —  Mesamis, — обратился он к друзьям, но, собравшись с мыслями, продолжил свою речь более или менее логично и внятно: — Не стану понапрасну терять время и перейду к главному: то, что мне удалось узнать, полностью подтверждает правоту внука Барсука и его информацию, полученную от рабочих, размечавших участки нашего леса под вырубку. Три человека, организовав то, что называют консорциумом, то есть группу, купили Дремучий Лес, канал и еще много чего, реку им не продали — это собственность короны, — как и территорию по другую ее сторону, так как эта земля принадлежит соседней Деревне.
      — Да кто же эти три негодяя, решившие погубить Дремучий Лес? — грозно спросил племянник Крота.
      Выдержав эффектную паузу, Мастер Тоуд заявил:
      — Все они — старые знакомые моего дядюшки.
      — Эй, Тоуд, ты уж как-нибудь вразуми своих знакомых, — сказал Крот. — Где ты разжился такими приятелями?
      — В суде, — глухо ответил Тоуд. — Только и всего. Три мерзавца, о которых говорит мой любимый воспитанник, это его светлость господин епископ (которого мы с Мастером Тоудом имели честь как-то раз изрядно оскорбить), господин комиссар полиции (от которого нам доводилось убегать со всех ног) и всего-навсего его честь господин судья (пред светлые очи которого нам доводилось представать уже не один раз, и, к сожалению, результат этих встреч за редким исключением бывал не в нашу пользу).
      — Это и есть наши противники? — ужаснулся Крот.
      — Три самых могущественных человека в графстве, — кивнул Мастер Тоуд.
      — Следовательно, наше дело безнадежно? — спросил Племянник.
      Барсук, явно колеблясь, переглянулся с Тоудом, словно они вдвоем знали что-то, о чем остальные пока не догадывались.
      — Скорее всего нам не удастся остановить это наступление на берега нашей Реки, — сказал наконец Барсук. — Но я не хочу сказать, что у нас нет выхода. Надежда есть, пусть и слабая. Для начала нам следует побывать на слушаниях и решить, что делать, исходя из их результата. В любом случае я чувствовал бы себя виноватым, если бы Рэт уехал, не узнав этих новостей, пусть даже и столь печальных, и не высказав нам своих соображений по этому поводу.
      — Что я думаю? — Рэт пожал плечами и без особого энтузиазма сказал: — Полагаю, то же, что и вы: каким бы безнадежным ни казалось дело, мы должны бороться до конца. Протестовать и, если надо, противостоять в открытую. Сдаваться нельзя. Что касается моего голоса, то я всецело доверяю Кроту и отдаю ему право выступать от моего имени везде, где это потребуется. Держаться нужно до последнего, а потом…
      — Да, Рэтти, а что потом? — спросил Выдра.
      — Потом, друзья мои, главное — не забываться и реально смотреть на вещи. Нет смысла цепляться за безнадежно проигранное дело. Нужно искать другие пути — пусть трудные, кружные, обходные и опасные, даже кажущиеся невозможными. Так учил меня Крот, этим советам я буду следовать и во время путешествия, и, надеюсь, вы тоже сумеете воспользоваться ими — придумаете что-нибудь за те месяцы, что остались нам на раздумья. Больше мне нечего сказать.
      Но и этих слов было вполне достаточно, чтобы подкрепить дополнительным голосом слова Барсука о еще не потерянной надежде. Все поняли, что, как бы далеко ни находился Рэт, душой он все равно будет с друзьями, с родными ивами, с любимой рекой.
      Так закончился последний вечер Рэта в кругу старых друзей. Все стали расходиться, договорившись наутро собраться пораньше, чтобы проводить Рэта и Морехода в дальний путь.

* * *

      Наступил рассвет — светлый и по-весеннему свежий, он был полон предчувствия нового: новой жизни, новых встреч и расставаний.
      — Именно в такое утро мы впервые встретились с Кротом, — объявил Рэт, который в сопровождении Морехода, Крота и всех остальных (за исключением запаздывавшей, как всегда, делегации из Тоуд-Холла) в назначенное время появился у вечно шумящей плотины. — И знаменательно, что именно в такое же утро нам приходится впервые надолго расставаться.
      — Как я буду скучать по тебе! — воскликнул Крот, который в равной мере испытывал радость за Рэта и жалость к себе.
      — Я вернусь, друг. Я обязательно вернусь, когда придет время. Не ты ли говорил, что будешь ждать меня?
      — Конечно буду, и буду вспоминать тебя каждый день. Только пиши мне хоть иногда, пиши, чтобы я знал, что ты жив-здоров и тебе все же удалось побывать в тех местах, названия которых ты знал лишь из атласа да по рассказам Морехода.
      — Кстати, об атласе, — вспомнил Рэт. — Я хотел попросить тебя, чтобы ты взял его себе, по крайней мере до моего возвращения. Я буду писать тебе так часто, как это будет возможно, а ты будешь отмечать на его страницах мой путь по странам Востока.
      — Здорово придумал, Рэт. Молодец! Крот болтал с Рэтом, Мореход прощался с сыном, обоим отъезжавшим пришлось выслушать немало добрых советов и напутствий от Барсука с Внуком, изрядно добавили груза в лодке последние принесенные провожающими свертки «кое с чем вкусненьким» на дорогу.
      Вскоре появился запыхавшийся Тоуд, вскочил на кочку и поспешил произнести торжественную речь, в которой назвал Рэта отличным парнем, храбрым и мужественным, с именем которого у обитателей Ивовых Рощ связаны все надежды и чаяния. Тоуд сказал бы еще много чего, если бы его не прервало появление оркестра из соседней Деревни. Музыканты восседали в весьма опасных позах на выступающих деталях огромного парового трактора, специально арендованного по такому случаю и приведенного к плотине Мастером Тоудом.
      Наконец, под свист пара и скрежет железных колес, под мощный голос труб и прочих музыкальных инструментов, сопровождаемые последними прощальными словами друзей, Мореход и Рэт Водяная Крыса забрались в лодку, Крысенок умело толкнул ее, они вдруг совершенно неожиданно отчалили и как-то сразу оказались далеко от провожающих.
      — Счастливого пути! — донеслось с берега.
      — Счастливо оставаться! — послышалось с лодки.
      — Прощай, Мореход!
      — До встречи!
      — До свидания, папа!
      — Всего доброго!
      Так продолжалось еще некоторое время, потом крики стихли, и лишь один голос — один, но не одинокий, — усталый и охрипший, но не печальный, продолжал звучать на берегу Реки.
      — До свидания, Рэтти! — повторял и повторял Крот, даже когда Мастер Тоуд двинул трактор по дороге, шедшей от плотины вдоль Реки, чтобы, сколько это будет возможно, сопровождать уезжающих музыкой и грохотом; а Крот все прощался с другом: — До встречи, старина. Счастливого тебе пути!
      Незадолго до того, как изгиб речного русла должен был скрыть уплывавшую лодку, Рэт передал весла Мореходу, чтобы в последний раз помахать Кроту лапой.
      Вскоре все стихло. Впрочем, нет, еще один голос, звучавший уже давно, продолжал напевать радостную песню. Как всегда, не всем было дано слышать этот голос — голос Реки, певшей тем, кто умел ее слушать.
      — А песня-то не похожа на безнадежно прощальную, — заметил Крот, сумевший понять настроение Реки. — В ней говорится о счастливом возвращении домой того, кто не смог бы дожить свой век, не побывав в Дальних Краях. А значит, Рэтти еще вернется, обязательно вернется!

* * *

      В первые недели после отъезда Рэта Кроту не пришлось сильно скучать: у него просто не было на это времени, ведь нужно было готовиться к общественным слушаниям, посвященным судьбе Дремучего Леса.
      Крот и Тоуд как никто поддержали идею Барсука всеми силами противостоять вырубке леса. И именно им пришлось пережить позор, когда, явившись на слушания, они получили от ворот поворот.
      Случилось так, что некоторая часть общественности графства Латбери, в основном завсегдатаи небезызвестной пивной «Шляпа и Башмак», организовали в тот день демонстрацию. Пользуясь важностью темы судьбы Дремучего Леса, они решили привлечь внимание к другому вопросу, решения которого добивались уже давно. Речь шла о предоставлении всем местным жителям свободного доступа в охотничьи угодья его чести господина судьи, занимавшие немалую часть окрестностей и принадлежавшие его семье с восемнадцатого века.
      Предвидя возможные беспорядки, городские власти выставили у дверей зала Городского собрания, где было намечено проводить слушания, взвод констеблей и вдобавок восьмерых конных полицейских. Это нагромождение сверкающих шлемов и синих мундиров заставило Тоуда побледнеть и покрыться холодным потом. Так уж сложилось, что они с полицейскими недолюбливали друг друга, и все беспорядки начинались именно тогда, когда пересекались их дороги.
      В последний момент выяснилось, что в зал будут допущены только те, кто получил официальное уведомление и, более того, не забыл принести его с собой (копии к рассмотрению не принимаются). В числе дисциплинированных счастливчиков оказался Барсук. Те же, кто не смог представить охране соответствующие документы, на слушания не допускались. В число их попали Тоуд с Кротом, а за компанию и Мастер Тоуд.
      — Констебль! Я же Тоуд, Тоуд из Тоуд-Холла! — не унимался Тоуд, взывая к голосу разума полицейского.
      — Очень может быть, сэр. А если это и не так, то в данный момент меня это не касается, — невозмутимо отвечал ему старший констебль. — Я нахожусь здесь с единственной целью: обеспечить исполнение местного законодательства нашего графства, с которым, а именно с Актом о процедуре проведения общественных слушаний, принятым в тысяча девятьсот седьмом году, статья шестьдесят третья, часть пятая…
      — Прекратите болтовню! — завопил Тоуд. — Я вот-вот выйду из себя, так что лучше пустите меня в зал. Прошу учесть, что некоторое время назад на берегу Реки была проведена конференция жителей Ивовых Рощ, на которой общим голосованием меня избрали представителем и уполномочили выступить на сегодняшних общественных слушаниях, касающихся принципиально важного для всех нас вопроса. Для не особо понятливых позволю себе напомнить, что и члены парламента избираются по той же схеме и никто не вправе лишать их…
      Тут Тоуд прикусил язык, решив, что полисмен может начать выяснять истинность его полномочий как делегата от не проводившейся конференции. Но констебль лишь твердо и решительно, с самым безразличным выражением лица, повторил уже несколько раз произнесенную фразу:
      — Вход на слушания строго по пропускам, сэр.
      — Чушь! — выкрикнул Тоуд и в сердцах совершил весьма опрометчивый поступок: решив проникнуть в зал заседаний во что бы то ни стало, он резко бросился вперед, надеясь прорвать полицейское оцепление; при этом он махнул лапой Мастеру Тоуду и Кроту, приглашая их последовать его примеру.
      Потом Крот очень радовался тому, что у него хватило благоразумия не поддаться эмоциональному порыву. Он увидел, как на двух несчастных жаб набросились несколько дюжих полисменов, путь вперед им окончательно преградила конная стража, а вдобавок ко всему на место происшествия поспешил прибыть Самый Старший констебль.
      — На вашем месте, сэр, я больше не стал бы предпринимать попыток прорыва, — заявил офицер Тоуду, который к тому времени вместе со своим подопечным болтал лапами в воздухе, удерживаемый за воротник на весу здоровенным полицейским.
      — Мне бы не хотелось арестовывать вас, — продолжил свою мысль Самый Старший констебль. — Полагаю, вас тоже не обрадовала бы такая перспектива, сэр. Если память мне не изменяет, вам уже доводилось ознакомиться с интерьером городской тюрьмы, а мне — запомнить вас как известного зачинщика беспорядков и злостного хулигана.
      Констебли бесцеремонно оттащили изрядно потрепанных Тоудов от дверей зала заседаний, где и оставили их вместе с соучастником — Кротом — на радость собравшейся поглазеть на происходящее толпе зевак.
      Отряхивая запылившийся костюм, Тоуд пожаловался:
      — Это несправедливо.
      — Вы абсолютно правы, — еще мрачнее заметил Мастер Тоуд. — Это просто чудовищно: не допускать законопослушного гражданина на общественные — замечу — слушания, а когда он протестует, угрожать ему тюремным заключением! Вот во Франции, будь на то воля народа, не сносить бы этому констеблю не то что погон, но, пожалуй, и головы.
      Дело заключалось в том, что, продолжая образование, Мастер Тоуд в последние месяцы посвятил немало часов изучению истории Великой французской революции, в результате чего обнаружил в себе столь радикальные взгляды, что сам удивился собственному вольнодумству.
      Жажда справедливости, возгоревшаяся в душе Тоуда-младшего, подпитывалась примерами страстей, пылавших в охваченном революционным восстанием Париже. Но здесь, в этом городе, страсти разгорались куда медленнее. Впрочем, в толпе все же нашелся кто-то не побоявшийся высказать крамольную мысль:
      — Справедливости он захотел! Да какая уж тут справедливость, если в исходе дела заинтересован сам епископ!
      — И комиссар полиции! — поспешил подлить масла в огонь неутомимый Мастер Тоуд. — Поверьте мне, у этого джентльмена тоже имеется шкурный интерес в подконтрольном проведении слушаний.
      — Да ну? — раздались голоса в толпе.
      — Вот это скандал! — высказал кто-то общую точку зрения.
      — И более того, — вступил в разговор сам Тоуд, увидевший, что аудитория настроена к нему вполне доброжелательно, и решивший не упускать возможности высказаться, — сам его честь судья тоже набьет себе карман за наш счет, добившись вырубки Дремучего Леса.
      — Точно, и при этом его честь сейчас будет вести заседание. Ясное дело, чем теперь закончатся слушания, — высказался еще один протестующий горожанин.
      — Не бывать этому, если за дело возьмутся ребята из «Шляпы и Башмака».
      — Что-что? — едва расслышав знакомое название, Тоуд испуганно огляделся; в его памяти еще не стерлись воспоминания об этом злачном месте, от неприветливых и кровожадных завсегдатаев которого его с немалым риском спасли Крот с Рэтом.
      — А ты думал, Дремучий Лес — это единственное, что решил прибрать к рукам наш почтенный судья? — спросил Тоуда его новый союзник и поспешил рассказать обеим жабам о проблеме охотничьих угодий Латбери.
      — Это несправедливо! — завопил Мастер Тоуд, чувствуя, что эта фраза должна стать лозунгом дня.
      — Несправедливо! — поддержал его Тоуд-старший.
      — Тоуд, успокойся. — Крот попытался урезонить друга, видя, какая разношерстная и не слишком презентабельная публика собралась вокруг них. — Я уверен, будет лучше, если мы предоставим Барсуку обсудить проблему официально.
      — Ерунда! — отмахнулся Тоуд, почувствовавший общественную поддержку. — Переговорами и обсуждениями еще никто ничего не добивался! А мы намерены добиваться справедливости!
      — Я согласен, что это несправедливо, — высказал свою точку зрения Крот.
      По всей видимости, сделал он это зря. Толпа приняла его за одного из предводителей восстания и, подняв на плечи вместе с Тоудом, вновь понесла обоих к оцеплению, преграждавшему путь в зал заседаний.
      — Это несправедливо! Мы требуем справедливости! — ритмично выкрикивали демонстранты. — Вперед! С нами мистер Тоуд из Тоуд-Холла и его друзья!
      Тем временем в зале все шло своим чередом. Три важные птицы, заинтересованные в осуществлении плана, занимались каждый своим делом: один председательствовал на слушаниях, другой следил за порядком, третий молился. Барсук как раз заканчивал свою заранее подготовленную, хорошо аргументированную речь в защиту Дремучего Леса.

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15