Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Сказки под ивами

ModernLib.Ru / Сказки / Хорвуд Уильям / Сказки под ивами - Чтение (стр. 14)
Автор: Хорвуд Уильям
Жанр: Сказки

 

 


      Крот сел, прикрыл глаза, поднял лапы, как обычно делал Рэт, и прислушался к Речке, пытаясь расслышать ее безмолвную песню, в которой поется о судьбах тех, кого она любит.
      Долго сидел он так, почти неподвижно, а когда встал и обернулся, в глазах его светилась уже подзабытая решимость и целеустремленность.
      — Рэтти, — прошептал он, а затем, стряхнув с себя оцепенение, пояснил: — Он возвращается. Я знаю. Он жив, но ему плохо, очень плохо. Я должен его встретить, должен быть там, дома,когда он вернется.
      Племянника не пришлось долго убеждать. Крот, столько раз помогавший друзьям и знакомым в самых рискованных предприятиях, теперь сам нуждался в поддержке, потому что совершить предстоящее путешествие одному ему уже было явно не под силу.
      — Договорились, — кивнул Кроту Племянник. — Я все организую, и к твоему дню рождения мы будем на месте.
      — К дню рождения! — воскликнул Крот. — Рэт никогда не забывал про этот день. И если он спешит домой, то наверняка приложит все усилия, чтобы не опоздать к очередной годовщине. Я… мне очень нужно быть там вовремя…

* * *

      Племянник собрал для разговора Портли, внука Барсука и Мастера Тоуда. На этом совещании было единогласно решено, что вся компания поедет вместе с Кротом туда, где все они жили раньше. Одно путешествие с такими сопровождающими должно было стать для Крота прекрасным подарком на день рождения.
      Еще одним подарком к предстоящему празднику оказалось для Крота возвращение после очередной поездки на светские курорты самого Тоуда домой — для тихого отдыха и лечения. И хотя в последнее время Тоуд передвигался по большей части в кресле-каталке, он заверил всех, что примет личное участие в церемонии прощания с уезжающим Кротом.
      — Крот, старина! — вопил Тоуд в день отъезда. — Если бы я мог поехать с тобой к нашим Ивам, я бы, конечно, не оставался здесь. Но уж коли я вынужден сидеть дома, то позволь мне каждый день на этой неделе поднимать пару бокалов за твое здоровье! Крот не был в восторге от этой идеи.
      — Разве врачи не рекомендовали тебе избегать всяких излишеств, включая и употребление горячительных напитков? — попытался он урезонить друга.
      — Ерунда! — отмахнулся тот. — Эти докторишки умеют только набивать карманы за наш счет, давая советы, от следования которым жизнь превращается в жалкое существование. Подумай сам: ну какая связь между моей подагрой и тем, сколько я выпил шампанского или портвейна? Абсолютно никакой! Все мои болезни — от сквозняков, ужасной кухни и безобразного обслуживания в гостиницах, уж я-то знаю. Так что хочешь не хочешь, а выпью я за тебя обязательно, и ровно столько, сколько сочту нужным.
      — Что ж, это будет весьма любезно с твоей стороны. Но может быть, все-таки… — Крот попытался найти какие-то другие слова, чтобы повлиять на неисправимого Тоуда.
      — Счастливого пути, друг, — сказал ему Тоуд и, привстав в кресле, обнял Крота, чего не делал никогда в жизни. — Уж я-то понимаю, что без тебя ни Кротовый тупик, ни Ивовые Рощи не будут тем веселым, счастливым уголком…
      — Тоуд, Тоуд! — Крот был потрясен этими неожиданными трогательными словами. — Нет, нет, я думаю, что скорее всего…
      — Хватит молоть всякий вздор! — перебил его Тоуд и грузно опустился в кресло. — Марш в дорогу! А вы, мелюзга, поаккуратнее с ним и повежливее: как-никак, а старина Крот — друг самого Тоуда!
      Слезы катились по щекам неунывающего Тоуда. Заплакал и Крот, не ожидавший, что прощание будет таким душераздирающим. Его посадили в лучшую машину Тоуда, он сквозь слезы попрощался с супругой Племянника и с ее детьми, которых считал своими внуками, в последний раз махнул лапой Тоуду, и машина тронулась с места. По пути они заехали за Портли и внуком Барсука, и не успел Крот прийти в себя и понять, что происходит, как автомобиль уже несся полным ходом по дороге, ветер свистел в ушах, а Мастер Тоуд руководил остальными попутчиками в стремлении угадать и предугадать малейшее желание их уважаемого спутника.
      — Налейте ему шампанского! — весело и требовательно распорядился Тоуд-младший — точь-в-точь как это сделал бы сам Тоуд.
      — Но мне, наверное, не следовало бы… — как всегда, попытался возразить Крот, — хотя ладно, один глоток, не больше.
      — Дайте ему сигару! Лучшую — гаванскую!
      — Да я же никогда не… Ну ладно, если вы настаиваете, я, пожалуй… но только одну затяжку.
      — Дайте ему карту, потому что мы заблудились!
      Когда они все-таки добрались до «Шляпы и Башмака», Крота встретили как почетного гостя — этакую заезжую знаменитость — и закатили ему такой шикарный юбилейный ужин, какого он не мог припомнить за всю свою жизнь. Немного придя в себя и успокоившись, Крот даже позволил себе пошутить:
      — Слушай, Мастер Тоуд, а ты, оказывается, не так плохо водишь машину. А то, когда мы заблудились, я уж было подумал…
      — Нет, правда, у меня лучше получается, чем у Тоуда-старшего? — рассмеялся Мастер Тоуд.
      — Ну, хуже, пожалуй, было бы невозможно, а так — очень даже ничего, — вслед за ним рассмеялся и Крот.
      Наутро они вновь отправились в путь и остановились на ланч на старой, знакомой им всем ферме, где как-то побывали Крот с Рэтом, а Тоуды ухитрились даже уговорить жену фермера и его дочь предоставить им крышу и стол на время, которое внезапно кончилось, когда вернувшийся из поездки в Город хозяин фермы вышвырнул обоих постояльцев в реку. С тех пор дочь фермера превратилась в солидную матрону, обзавелась детьми, а ее родителей давно уже не было в живых.
      Надо было видеть, как радовалась нынешняя хозяйка фермы такой веселой компании гостей и, главное, такому почетному и известному посетителю, каким был для нее сам мистер Kpoт!
      Когда автомобиль вновь зарычал мотором и друзья взяли курс на Ивовые Рощи, Мастер Тоуд обернулся к Кроту и сказал:
      — Ну вот и все. Осталось совсем немного: каких-то полчаса — и мы будем на месте.
      — Не слишком ли быстро мы едем? — поинтересовался известный своей осторожностью Крот.
      — Такая уж у меня машина и, разумеется, такой уж я водитель, — пожал плечами Мастер Тоуд, всем своим видом давая понять, что ехать медленно было бы величайшим унижением для него и для его экипажа. — И потом, что… может… сравниться… с…
      Зачихав, машина несколько раз вздрогнула и, затихнув, остановилась на обочине. Напоследок где-то в ее глубине раздался приглушенный взрыв и из-под капота вырвалось облако пара.
      — Ох уж я устрою скандал в магазине, где мне продали этот тарантас! — рассерженно вздохнул Мастер Тоуд.
      Последнюю часть пути им пришлось проделать пешком. Тем не менее они довольно скоро добрались до берега Реки, как раз напротив того места, где некогда располагался Тоуд-Холл. Теперь особняк был превращен в школу для детей из уважаемых семейств, поселившихся в районе, выстроенном на месте Дремучего Леса. Лужайка перед домом была расчерчена под спортивные площадки, а при первом же взгляде на пристань и лодочный сарай становилось ясно, что нынче там расположен школьный гребной клуб.
      Наконец впереди показался Железный Мост, у которого компания путешественников разделилась: как бы ни хотел Крот выяснить, нет ли признаков жизни в домике Рэта, еще больше ему хотелось узнать, что стало с Кротовым тупиком и его собственным домом.
      — Давайте встретимся здесь, на мосту, завтра в десять часов утра, — предложил Мастер Тоуд. — К тому времени, надеюсь, и машину уже починят.
      Так и порешили: Мастер Тоуд, Портли и внук Барсука направились в деревню, где можно было переночевать, а Крот с Племянником с замиранием сердца пошли к Кротовому тупику, гадая о судьбе родного дома.
      Старую тропинку сменила новая дорожка, изящно обсаженная кустами живой изгороди. Пройдя по ней до первого поворота, кроты обнаружили на дереве новую табличку-указатель.
      Прочитав вывеску, Крот только охнул и прошептал: «Ну и дела!» Удивиться было чему, ибо на табличке аккуратными ровными буквами было черным по белому написано:
       КРОТОВЫЙ ТУПИК
       Собственность Национального Фонда
       Охраны Исторических Монументов
       и Памятников Природы.
       Сюда, пожалуйста.
       (Группы более двадцати посетителей —
       только по предварительной договоренности.
       Просьба к кучерам и водителям
       не загораживать подъезд к музею)
      Не веря своим глазам, кроты открыли калитку и прошли внутрь — по заново вымощенной дорожке, огороженной с обеих сторон невысокой железной решеточкой.
      — Что ж, по крайней мере сам Кротовый тупик на месте и в сохранности, — констатировал Крот, едва скрывая радость. — Впрочем, не могу сказать, что я в восторге от новой дорожки. Может быть, пойдем там, где всегда ходили раньше?
      Найдя место, где недоставало одного из звеньев решетки, Крот с Племянником свернули на старую тропинку, шедшую вдоль речного берега, ту самую, по которой они столько раз возвращались домой на закате после очередного счастливого дня, проведенного с друзьями.
      На последнем повороте, после которого тропинка сворачивала в сторону от Реки, Крот предложил немного отдохнуть. Только сейчас, в первый раз за всю поездку, Племянник заметил, что дядя немного подустал. Крот присел на берегу, глядя в текущую воду и прислушиваясь к таким знакомым и почти забытым звукам, раздававшимся в воздухе Ивовых Рощ.
      Племянник очень волновался. Он далеко не был уверен в ожидаемом Кротом возвращении Рэта и опасался, что поездка может стать просто последним прощанием с родными местами, что может сказаться на здоровье и общем состоянии дяди.
      Разумеется, пейзаж на другом берегу не слишком обрадовал Крота. Невесело ему было глядеть на облагороженную, засеянную ровненькой — казенной — травкой набережную, над которой вместо ив и стены Дремучего Леса поднимались тоненькие, высаженные по линеечке деревца и стриженые кустики, детские площадки, парковые скамейки и павильоны, а за ними — стены и крыши первых домов нового квартала, выстроенного консорциумом его чести господина судьи при активном содействии городских властей.
      Но на этом,на его,берегу все было более или менее таким же, как и в былые времена, и это не могло не радовать Крота.
      — Будем надеяться, что оставшаяся часть путешествия нас не разочарует, — сказал он Племяннику и попросил: — Помоги мне, пожалуйста, подняться. Что-то у меня лапы затекли, а берег оказался слишком крут.
      Поднявшись по склону и выйдя вновь на мощеную дорожку, они с удивлением обнаружили на пути еще одну табличку, уведомлявшую о стоимости дальнейшего прохода для взрослых и детей (до десяти лет), а также рекомендовавшую «при отсутствии смотрителя или его помощницы опустить деньги в кассу и оторвать билет (по одному на каждое лицо)».
      — Вообще-то, — заметил Племянник, — я думаю, нам нет необходимости…
      — Если у тебя есть мелочь, заплати, пожалуйста, за вход, — попросил Крот. — Судя по всему, кто-то явно поддерживает это место в приличном состоянии, а это, как ты понимаешь, требует определенных затрат.
      По-своему Крота даже порадовала мысль, что его дом стал местной достопримечательностью, куда съезжаются гуляющие горожане и даже приходят экскурсии.
      Взяв вслед за билетом листок с текстом, посвященным Кротовому тупику, Племянник стал читать вслух:
       «Кротовый тупик в течение многих лет являлся резиденцией мистера Крота, близкого друга и доверенного лица всемирно известного спортсмена, путешественника и финансиста мистера Тоуда, проживавшего по соседству в Тоуд-Холле. Эти два джентльмена, а также мистер Барсук из Дремучего Леса, мистер Рэт Водяная Крыса с Берегов Реки и мистер Выдра составили костяк сообщества, получившего известность под именем Прибрежных Жителей, или Обитателей Ивовых Рощ.
       Таким образом, посетителям Кротового тупика и Дома Крота предоставляется редкая возможность взглянуть изнутри на жизнь давно распавшегося сообщества, принадлежавшего совсем иному (и, как утверждают многие, значительно лучшему) времени…»
      — Похоже, — усмехнулся Крот, — тот, кто писал эти слова, считает, что мистера Крота уже нет в живых.
      — Так оно и есть! Он умер и похоронен уже много лет назад!
      Столь неожиданным образом в разговор вмешался некий господин в синей морской фуражке с блестящим козырьком, высунувшийся вдруг из окна бывшей спальни Крота.
      — Я смотритель, — пояснил человек в фуражке. — Меня зовут мистер Адамс. Добро пожаловать.
      Исчезнув из оконного проема, мистер Адамс тотчас же появился в дверях. Он был одет в синюю униформу, безукоризненно отглаженную, на ногах его сверкали начищенные до зеркального блеска ботинки. В руках смотритель держал тряпочку, которой вытирают пыль.
      — Всегда рад, когда к нам заходят посетители-кроты, — сказал он. — Настанет день, когда сородичи Крота сумеют по достоинству оценить своего великого собрата, во многом ничуть не уступающего персоне самого мистера Тоуда.
      — Ну, я, пожалуй, не стал бы возносить его столь высоко, — возразил Крот, явно польщенный словами смотрителя.
      — Это потому, что вы, сэр, скорее всего не знаете всех событий героической жизни мистера Крота. Вы, наверное, только вскользь слышали о нем как о друге Рэта Водяной Крысы (или Рэтти — как мы полагаем, именно так называл Крот друга) или о второстепенном персонаже, время от времени появляющемся в истории блестящей жизни знаменитого мистера Toyда.
      — В некотором роде я… — Крот пытался что-то возразить, но смотритель не давал ему и рта раскрыть.
      — Если вы пройдете за мной, господа, я покажу вам кое-что занимательное, а тем временем поведаю историю героической жизни мистера Крота и его ничуть не менее героической смерти.
      — Героической смерти! — явно возмущенный, воскликнул Племянник, решивший растолковать мистеру Адамсу, кто есть кто; однако Крот остановил его одним движением брови, — казалось, его изрядно позабавила идея послушать историю своей собственной жизни и смерти.
      — Прежде чем мы войдем в дом, обратите внимание на маленький садик у входа и вот эту скамейку. Именно на ней любили сидеть, попивая чай, мистер Крот со своим верным другом Рэтом. К сожалению, документальных подтверждений этого факта не сохранилось, и нам приходится основываться на устных свидетельствах предков некоторых окрестных жителей.
      Крот тотчас же вспомнил семью кроликов, которым они с Племянником передали ключи от дома.
      — Вам удалось сохранить здесь все в прекрасном состоянии, — похвалил смотрителя Крот, к радости которого не только сам садик был в полном порядке, но и его гордость — бюсты королевы Виктории и Гарибальди стояли на своих местах, а клумба под окном и вовсе выглядела так, словно он только вчера последний раз сам поливал ее.
      — Мы гордимся исторической точностью нашей экспозиции, — сказал мистер Адаме. — Я уверен, будь мистер Крот жив, он не захотел бы, чтобы его дом перестраивался и модернизировался. Тем не менее кое-какие изменения здесь все же произошли. Вот, например, эта дорожка: раньше ее здесь не было, но в пик сезона у нас бывает столько посетителей, что мы сочли за лучшее направить их поток в единое русло. Сам мистер Крот любил уют и следовал традициям. Истинный джентльмен, он всегда радушно принимал гостей, кем бы они ни были. И теперь, храня память о нем, мы пытаемся поступать точно так же и содержать его дом так, как, по нашему мнению, он вел бы хозяйство сам. А теперь — не хотите ли проследовать за мной внутрь Дома Крота?
      Смотритель прошел вперед, а Крот задержался на пороге, чтобы, во-первых, смахнуть с ресниц набежавшую слезу, а во-вторых — бросить еще один взгляд на садик и скамейку, на которой они с Рэтом действительно просидели немало часов за чаем и дружескими беседами.
      В доме смотритель провел «гостей» по комнатам. Начав с кухни, он показал им затем гостиную и спальни — все находилось в полном порядке, так, как Крот оставил много лет назад. Лишь кое-где были добавлены отдельные новые детали: запас угля и дров у каминной решетки или же сухие цветы в изголовье старой кровати Крота.
      — Мой сын собрал их на берегу Реки, — пояснил смотритель. — Нам показалось, что мистер Крот одобрил бы наш выбор.
      — Одобрил бы, я уверен — непременно одобрил бы, — улыбаясь, сказал Крот, вертевшийся на месте и показывавший Племяннику то на одну, то на другую вещь; все вокруг пробуждало в нем новые и новые воспоминания.
      — Расскажите нам, пожалуйста, о смерти мистера Крота, если это вас не затруднит, — попросил Крот.
      — Вы наверняка слышали об исторической битве за Латберийские угодья, выигранной под предводительством находившегося на передовой мистера Toy да.
      — Ну да, разумеется, — кивнул Крот, не будучи уверен в том, что именно ему следует говорить.
      — У нас есть веские основания полагать, что мистер Крот был одним из безымянных погибших в том кровавом сражении, одним из тех, кого похоронили потом в братской могиле — врагов и друзей вместе, — сведения о местонахождении которой, увы, безвозвратно утрачены.
      — Да, это очень печально, — заметил Крот.
      — Именно так, сэр, ибо у меня, как у смотрителя музея, есть немало вопросов, которые я с удовольствием задал бы ему.
      — Например? — осведомился Крот.
      — Например, я ничего не знаю о том, зачем он поставил у себя в саду бюст Гарибальди.
      — Я полагаю, что этот радикально мысливший, свободолюбивый итальянец был кумиром бурной молодости мистера Крота, придерживавшегося в те времена не менее радикальных взглядов, — сказал Крот.
      — Интересная теория, — задумчиво заметил смотритель.
      — Что еще вам бы хотелось узнать? — спросил Крот, снимая пальто.
      — Ну, например, мне бы оченьхотелось узнать (хотя, увы, секрет безнадежно утрачен вместе со смертью мистера Крота) рецепт вот этогонапитка.
      Открыв старый кухонный буфет, смотритель снял с полки пыльную бутылку и с величайшей осторожностью поставил ее на стол.
      Крот взял бутылку и осмотрел ее.
      — Аккуратнее, сэр! — взмолился мистер Адаме. — Это, по всей видимости, последняя сохранившаяся бутылка знаменитой чернично-сливовой наливки, приготовленной лично мистером Кротом.
      — И похоже, одна из самых удачных, — кивнул Крот, принюхиваясь.
      — Вы разбираетесь в этих вещах, сэр?
      — Я разбираюсь в этом, —искренне сказал Крот, кивнув в сторону бутылки. — Честно говоря, кое-кто утверждает, что лучше меня эта «вещь»не получается ни у кого. Согласен, Племянник?
      — Вы сказали — «Племянник»? — шепотом переспросил смотритель, у которого вдруг почему-то закружилась голова.
      — У вас найдется листок бумаги и карандаш? — спросил Крот, присаживаясь к столу. — Сейчас я вам напишу рецепт.
      Пока Крот аккуратно писал сложный рецепт приготовления своей знаменитой наливки, а Племянник продолжал разглядывать экспозицию музея, смотритель молча переводил взгляд с одного гостя на другого, боясь нарушить тишину и опасаясь даже подумать о том, что вдруг пришло ему в голову.
      — Вот, держите, — сказал наконец Крот. — И не верьте, если кто-то станет утверждать, что сюда нужно добавлять миндальный орех. Это неправда. Самое важное — правильно собрать дикие сливы. Во-первых, лучше всего собирать те, что растут по левую руку, если идти отсюда к Реке по старой тропинке, а во-вторых, делать это нужно сразу же после первых осенних заморозков — ни раньше ни позже, тогда они сохраняют в наливке тот самый аромат и цвет. Да и собирать их в это время легче, чем летом. Вот и весь секрет. Может быть, я могу еще чем-нибудь помочь вам?
      Смотритель понял, что не сможет прямо сейчас задать этому кроту свой самый важный вопрос; ему казалось, что, спросив прямо, кто такой его гость, он грубо разрушит колдовское очарование этого посетителя и его спутника. Вместо этого мистер Адаме попросил разрешения пригласить своих детей, которым будет полезно и интересно познакомиться со столь знающим гостем и послушать его рассказы, а затем позволил себе задать еще один — последний — вопрос:
      — Мне до сих пор не удалось выяснить, и я просто теряюсь в догадках относительно того, как, при каких обстоятельствах мистер Крот впервые повстречал ставшего его лучшим другом Рэта Водяную Крысу. Было ли это здесь, когда деловитый господин Рэт зашел сюда, чтобы попросить хозяина дома помочь снять с мели застрявшую лодку, или же это произошло там, на берегу Реки, где мистер Крот прогуливался в один прекрасный день… Увы, эта тайна остается окутанной мраком.
      Наступила тишина; Крот долго-долго пристально смотрел на мистера Адамса. Затем, улыбнувшись, обернулся и сказал:
      — Племянник, чует мое сердце, что нам придется задержаться, а значит, вскипятить чайку да затопить камин. А то осенними ночами в тупике бывает весьма прохладно.
      Племянник занялся поисками необходимого для приготовления чая и загремел на кухне кастрюлями и тарелками. Сам же Крот встал из-за стола и пересел в свое любимое старое кресло. Смотрителю он предложил сесть в стоявшее рядом второе кресло и сказал:
      — Ну что ж, а теперь я расскажу вам о том, как мистер Крот познакомился с Рэтти. Видите ли, дело было весной и он как раз занимался генеральной весенней уборкой. Работа предстояла большая: вымыть и вычистить весь дом. Весна только-только началась, но ее дыхание уже бесповоротно проникало повсюду, даже в самые укромные уголки мрачного чулана. Весна требовала чистоты…
      Так Крот начал долгую историю своей первой встречи с Рэтом Водяной Крысой. Тем временем Племянник, затопив камин и заварив чай, подсел к беседующим, а чуть позже тихонько открыл и ту бутылку, которую смотритель бережно хранил столько лет. Ни Племяннику, ни самому Кроту не могло и в голову прийти, что этот эликсир — действительно на редкость удачный — следует хранить как музейный экспонат, а не выпить вечерком в хорошей компании.
      В любом случае всегда можно было сделать свежую наливку, тем более что как раз был подходящий сезон. Можно даже сделать запас на долгие-долгие годы, один из которых — Крот был в этом уверен — должен стать таким же радостным и счастливым, как тот, который он считал самым счастливым в своей жизни. Это был год, когда Крот из Кротового тупика познакомился с Рэтом, который представил одинокого отшельника Реке, Ивам и показал дорогу в Дальние Края.

Эпилог САМЫЕ ДАЛЬНИЕ КРАЯ

      Наступил вечер, и Крот почувствовал, что изрядно устал.
      — Застелить для вас постели мистера Крота и его племянника — дело одной минуты, — заверил смотритель, все еще делавший вид, что не понимает, кто его гости. — Это, конечно, не по правилам: посторонним ночевать в Доме Крота запрещено. Но в конце концов, кто, кроме нас с вами, узнает об этом? В любом случае, джентльмены, насколько я могу судить, мистер Крот на моем месте ни за что не отпустил бы вас в дорогу на ночь глядя.
      — Но нам нужно будет встать рано, еще затемно, — напомнил Крот. — У нас осталось последнее дело здесь, на берегах Реки. От имени одного друга мы должны поблагодарить ее за все, что она для нас сделала, и попрощаться с нею.
      — В любом случае по субботам в половине десятого к нам приезжает повозка с экскурсантами из Города. К этому времени мы должны будем позавтракать и собраться, — пояснил смотритель.
      Как же хорошо спали в ту ночь Крот и Племянник! Какие сладкие они видели сны, как ласкали их слух такие знакомые звуки за стенами их дома: протяжное уханье совы, далекое тявканье лисы и над всем — шуршащее, едва уловимое дыхание наступающей осени, слышимое в каждом дуновении ветра в Ивовых Рощах.
      Смотритель разбудил их вовремя, как и обещал. Завтрак, приготовленный им на прощание, был великолепен. Впрочем, оценил это только Племянник, позавтракавший весьма основательно. Крот же ограничился чашкой чая и куском пирога.
      — Утро сегодня прохладное, сэр. К тому же туман. Но надеюсь, легкая прогулка взбодрит и согреет вас.
      — Да-да, — кивнул смотрителю Крот, прикидывая, хватит ли у него сил на то, чтобы дойти так далеко.
      — Дядя, что-нибудь не так? — забеспокоился Племянник.
      Крот надел пальто и старый шарф и открыл входную дверь. На улице действительно было холодно — очень и очень, и действительно висел туман — очень и очень густой.
      — Дядя, что-нибудь не так?
      — Разве ты не слышишь? Неужели тебе не слышна ее песня, ее тихий, но такой внятный голос?
      Наскоро попрощавшись со смотрителем, Крот нырнул в утреннюю дымку, предоставив Племяннику рассыпаться в «спасибовамбольшое» и «премноговампризнательны» перед мистером Адамсом за обоих.
      — Он обычно не такой, честное слово, — извинялся за дядю Племянник, — просто он что-то переволновался да и подустал изрядно.
      — Что вы, что вы, мне было очень приятно познакомиться с вами и с этим джентльменом, который так любезно рассказал мне много нового и интересного о мистере Кроте.
      Смотритель хитро подмигнул Племяннику и усмехнулся: он-то давно уже понял, кем был его вчерашний посетитель, так не похожий на других. Подмигнув в ответ, Племянник, весело смеясь, побежал вслед за Кротом по знакомой тропинке, уходившей вниз к Реке.
      — Дядя Крот! Дядя Крот! — закричал Племянник, вдруг забеспокоившись.
      Туман неожиданно показался слишком густым и каким-то странно клубящимся. Далеко ли ушел Крот, не сбился ли с дороги — этого Племянник не знал.
      — Дядя, где ты? Подожди меня! Племянник бежал по тропинке изо всех сил, но увидеть знакомый силуэт Крота ему так и не удавалось. Впереди мелькала то его голова, то шарф, то взмахивало крылом полы старое пальто. А еще — сквозь туман слышалось пение, какой-то голос пел о долгом пути, об ожидании, о счастливом возвращении и встрече.
      — Дядя, я здесь! — закричал Племянник. — Я здесь, совсем рядом! Скоро выйдет солнце, туман рассеется, и тогда… тогда…
      Племянник сбился, замолчал и вдруг, уже у самой Реки, остановился. Он увидел не только то, что искал и ожидал увидеть, но и нечто куда более значительное и впечатляющее.
      Не Крота, стоящего на берегу Реки, увидел он, а отплывавшую от берега небольшую лодку. Эта лодка, словно только что отвязанная от свисающей над водой ивы и отчалившая от берега, могла ждать своего пассажира несколько минут, а могла — с вечера, а то и вовсе много-много лет. Но именно сейчас она выплывала на середину Реки, как это бывало столько раз тогда, давно, и солнце, пробившееся сквозь утренний туман, светило нестерпимо ярко, ослепляя Племянника и не давая ему разглядеть и понять, что происходит.
      Нет, нет, кое-что он видел вполне отчетливо. Вот лодка, да, та самая, так хорошо знакомая бело-синяя лодочка, вот Крот, сидящий на корме, — таким его видел Племянник с берега несчетное число раз. Но кто же сидит напротив него, кто так уверенно держит в лапах весла, кто это — так похожий на…
      — Рэтти? — прошептал Племянник, и солнце засверкало еще ярче, а песнь Реки зазвучала слышнее и отчетливей. — Дядя Крот?
      На миг Рэт и Крот обернулись и молча посмотрели на провожавшего их Племянника. На их лицах была написана искренняя симпатия, любовь к старому другу и близкому родственнику, но на всем этом лежала тяжелая беззвучная печать прощания.
      Туман совсем рассеялся, и лодка заскользила по сверкающей воде вниз по течению — к священному острову.
      — Дядя? — еще раз прошептал Племянник.
      — Прощай! — пела Река, к голосу которой наконец присоединились голоса Рэта и Крота. — Прощай!
      И хотя туман больше не висел над Рекой, а солнце больше не слепило Племяннику глаза, ему так и не удалось рассмотреть наверняка, кто же именно сидит в лодке.
      Он все так же молча всматривался в речную гладь, по которой скользила бело-синяя лодочка. Когда она поравнялась с островом, прощальная песня сменилась песней приветствия. И хотя на таком расстоянии нельзя было все разглядеть в деталях, Племянник был готов поклясться, что видел на острове Барсука, а с ним и Выдру, и Рэта, помогавшего Кроту сойти на берег; был среди них и Тоуд — молодой, моложе, чем когда-либо за все те годы, что его знал Племянник. Тоуд суетился, звал всех за собой, говорил, что у него есть отличная идея, настоящий план для всех, — только нужно быстро идти на другую сторону острова, потому что сейчас начнется… потому что прямо сейчас и прямо оттуда начнется путь в Самые Дальние Края.
      Итак, Тоуд тоже отправился в свое последнее путешествие…

* * *

      Племянник еще долго сидел на берегу, глядя на воду, на исчезающие в камышах остатки тумана, на шелестящие ивы. В чистом утреннем воздухе весело сверкала Река, отчетливо виделся остров. Лишь противоположный берег, тот, где раньше рос Дремучий Лес, был скрыт за последней туманной кисеей. Племянник сидел и думал. Он думал, думал и думал…
      — Племянник? Слушай, неужели это ты?
      Племянник вздрогнул, словно проснувшись или вернувшись из мира Самых Дальних Краев. Он еще не понял, что происходит, но его охватило какое-то неясное предчувствие. Вот прямо перед ним на воде покачивается небольшая лодка. Нет, конечно, не та, что принадлежала Рэту, совсем другая. Но и этот ялик был отлично знаком племяннику Крота: он прекрасно помнил, как много лет назад мастерил свое суденышко Сын Морехода.
      Племянник встал и сказал:
      — Привет, Сын Морехода. Рад тебя видеть. Решил вернуться в родные края?
      Что удивительно — не было в голосе Племянника изумления, он словно ждал, что именно сегодня, именно здесь встретится со старым другом.
      — Мы с Рэтом еще несколько дней назад вернулись и все ждали вас. Сегодня ведь день рождения Крота, и Рэтти был уверен, что тот приедет в родные места. Так сказала ему Река. Она торопила его на всем пути от самого устья. Рэт так спешил! И вот сегодня…
      Сын Морехода посмотрел в ту сторону, куда уплыли Крот с Рэтом.
      — Ты их видел? — шепотом спросил он и, действуя веслом как шестом, подогнал лодку к самому берегу.

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15