Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Сказки под ивами

ModernLib.Ru / Сказки / Хорвуд Уильям / Сказки под ивами - Чтение (стр. 8)
Автор: Хорвуд Уильям
Жанр: Сказки

 

 


      — Папа говорил, что на Юге, там, где жарко, все по-другому. Украшенная новогодняя елка будет смешна и нелепа под палящим солнцем, да и у индейки вкус будет не тот, как и у пудинга. — Помолчав, Крысенок добавил: — А еще папа говорил, что самые счастливые дни в его жизни — это сочельники и рождественские праздники, которые он запомнил с тех пор, когда еще не начал странствовать по свету.
      Крот надолго замолчал, думая о том, что раньше он даже не догадывался, как не хватает отца Сыну Морехода.
      — Скучаешь по отцу? — спросил он.
      Крысенок кивнул, помолчал и ответил:
      — Мы с ним даже не попрощались. Вроде бы все шло хорошо, но вдруг болезнь свалила его. У него хватило сил и времени только на то, чтобы оформить отправку Королевской почтой, передать мне талисман — мой гвоздь, пожать мне лапу и сказать, что теперь мне придется самому искать свое место в жизни, а потом… потом…
      Крысенок, всхлипывая, уткнулся в плечо Крота. Тот обнял его, и они еще долго стояли на берегу тихо журчащей реки, пока хмурое утро не превратилось в пасмурный день.
      — Папа говорил… говорил, что…
      — Что? Что он тебе говорил?
      — Он говорил, что больше всего ему хотелось бы еще хоть раз в жизни отпраздновать Рождество дома. Но… ему так и не суждено было попраздновать в родных краях, а я — ябольше никогда его не увижу.
      Утерев Крысенку слезы, Крот заявил:
      — Ничего, в этом году я лично прослежу, чтобы у тебя было самое веселое, самое радостное Рождество.
      — И чтобы дядюшка Рэт тоже порадовался, — подхватил Сын Морехода.
      — Согласен! Отличная мысль. Мы устроим вам двоим такое Рождество, которое вы никогда не забудете, праздник, который вдохнет в вас радость на целый год вперед!
      Глаза Крысенка заблестели.
      — А что именно мы должныделать на Рождество? — спросил он.
      — Должны? Да ничего мы никому не должны. Просто задуматься на минуточку о том, чего хотелось бы твоим друзьям. Мы ведь дарим друг другу рождественские подарки и вообще окружаем себя в праздник лишь теми людьми и вещами, которые нам дороги. Ну а кроме того, есть еще специальный праздничный ужин с особым меню. Признаюсь тебе без ложной скромности, в наших местах я что-то вроде эксперта по этой части. Например, мой сливовый пудинг…
      — А что такое «сливовый пудинг»?
      — Да ты, похоже, и впрямь мало что знаешь о Рождестве. Ладно, потом объясню. Еще в праздник принято говорить поздравительные речи, веселые тосты — тут среди нас нет равных Тоуду. Этот наговорит чего угодно и кому угодно.
      — А когда это все начинается?
      — Когда начинается? А задолго до наступления праздника! Да ведь Рождество, рождественское настроение — это то, что всегда в нашем сердце, то, что помогает нам пережить долгие зимние ночи и холодное одиночество. Но вообще можно сказать, что начинается праздник в день зимнего солнцестояния, а потом достигает вершины, когда во всех домах, в каждой семье зажигают рождественский камин, а собравшиеся молча загадывают три желания: первое — чтобы был мир между нами, второе — чтобы нашли успокоение те, для кого уходящий год выдался трудным, полным забот и печалей, а третье каждый загадывает только для себя.
      Так они скоротали за разговорами немало времени, и, когда настала пора возвращаться в дом Водяной Крысы, Крот сказал:
      — Сейчас скажем Рэту, что нынешнее Рождество мы собираемся отпраздновать на славу, во что бы то ни стало. И не обращай внимания, если он начнет ворчать, говорить, что он уже слишком стар для всей этой ерунды, — он всегда так. Наоборот, это будет значить, что на самом деле ему становится лучше.
      Впрочем, Рэт не стал возражать, и вскоре было решено, что это Рождество они отпразднуют все вместе, как и подобает дружным и любящим друг друга зверям.
      Когда об этой идее сообщили Барсуку, он тотчас же заявил:
      — Ну уж если собираться всем вместе, то не где-нибудь, а, сами понимаете, в Тоуд-Холле.
      Тоуда уговаривать не пришлось. Он воспринял общее желание отпраздновать Рождество в его усадьбе как честь и даже комплимент его гостеприимству.
      — Были, правда, времена, — вздохнул он, — когда я еще был совсем маленьким, отец открывал двери Тоуд-Холла для всех обитателей Берегов Реки и Дремучего Леса, и даже для ласок и горностаев. Но они тогда были скромнее, знали свое место и вели себя тише воды, ниже травы. Согласен, Барсук?
      — С чем я согласен, так это с тем, что в былые времена вообще многое было лучше, чем сейчас, — мрачно заметил Барсук. — Я сегодня получил официальное письмо из Городского совета, ответ на мой запрос по поводу намечающегося строительства посреди Дремучего Леса. Похоже, по-доброму они не понимают. Что ж, будем сражаться до последнего! И как бы то ни было, чем бы все ни кончилось… Ладно, хватит о грустном: что будет — то будет. А пока давайте действительно приготовим и отметим Рождество так, чтобы было потом что вспомнить!
      — Я думаю, нет смысла обсуждать, кому поручить подготовку праздничного стола, — конечно, большому мастеру этого дела — нашему Кроту и его племяннику! — весело предложил Тоуд.
      Ответом ему был хор одобрительных возгласов и одинокий протестующий голос Крота, сообщившего, что на его кухне вряд ли удастся приготовить угощение для стольких гостей.
      — Не беда, — успокоил его Тоуд, — моя кухня и весь персонал от последнего поваренка до старшей кухарки в твоем распоряжении.
      — Приглашения — это мое дело, — деловито заявил Барсук. — А Портли будет моим помощником по доставке.
      — Можешь воспользоваться моими именными карточками, — любезно предложил Тоуд, — все равно всех приглашаем в мою усадьбу. И не экономь на чернилах: у меня их полно!
      — Что же касается игр, забав и развлечений, — продолжил Барсук, — то я думаю, что в этом деле не найти равных Выдре. Пусть он и возьмется за подготовку и организацию этой части праздника.
      — Выдра, составь список игр, которых тебе не хватает, и я пошлю за ними в Город, — распорядился Тоуд.
      — Украшением и сервировкой стола я бы предложил заняться Рэту, но боюсь, он сейчас не в том настроении, чтобы тратить время и силы на эти забавы. Поэтому мне кажется…
      — Сэр, — подал голос Сын Морехода, — можно мне сказать?
      Барсук кивнул.
      — Мистер Рэт будет расстроен, если ему не поручат никакого дела, — сказал Крысенок. — В то же время сам он действительно не очень хочет что-то делать. Тогда пусть он говорит мне,своему помощнику, что нужно делать, а я уж постараюсь выполнить все указания в точности.
      — Вот что такое настоящее рождественское настроение, — одобрительно закивал Барсук. — Я думаю, Кроту теперь не стоит волноваться, что Рэт перетрудится, готовясь к празднику. А терять такого мастера по расстановке всего и вся по местам мне не хотелось бы.
      — И мне тоже, — тихонько добавил Сын Морехода.
      Так мало-помалу все звери получили по кусочку приятных забот в подготовке общего праздника.
      — А что буду делать я? — воскликнул вдруг Тоуд, неожиданно понявший, что события выходят из-под его контроля.
      По правде говоря, Барсук слишком хорошо запомнил то далекое Рождество, когда отец Тоуда поручил своему сыну подготовить вечеринку. В результате Старый Тоуд взял с Барсука обещание никогда не доверять Тоуду подготовку к Рождеству.
      Барсук вздрогнул, по физиономии его пробежала тень — это он вспомнил, как дорого обошлось то Рождество семье Тоуда и всем их друзьям, какие тяжелые последствия повлекли за собой некоторые невинные шутки молодой жабы. Вспомнил он и местного епископа, оказавшегося подвешенным к люстре вверх ногами, и отца нынешнего комиссара полиции, которого запеленали в разноцветную бумагу и вручили старьевщику как рождественский подарок, и — о, несправедливость! — дядю нынешнего судьи, в те времена — прокурора графства, просидевшего немалую часть праздничного вечера в темном подвале усадьбы — без единой крошки съестного.
      —  Ты,Тоуд? Что тыбудешь делать? — прорычал Барсук, собираясь припомнить Тоуду невеселые события той далекой зимы.
      — Да, я, — просительным голосом произнес Тоуд. — Я бы тоже хотел как-то помочь, если мне разрешат. Между прочим, праздновать мы собираемся все-таки в моем доме. И если уж совсем честно, то Мастеру Тоуду тоже нужно доверить что-нибудь. Он-то ни в чем не виноват.
      Барсук задумался: с одной стороны, он был бы рад держать Тоуда подальше от всех дел. С другой — исключать его из списка участников праздника было нельзя, да и не хотелось. Приходилось смириться с тем, что хозяин Тоуд-Холла, а значит, и всякого рода неприятности и неувязки будут неотъемлемой частью общего праздника. Но Барсук слишком хорошо помнил и тот праздничный вечер у себя дома, когда все шло из рук вон плохо, когда всем было скучно и как-то не по себе и только появление Тоуда поставило все на свои места, превратив собрание, напоминавшее поминки, в веселый, радостный праздник.
      — Тоуд! — торжественно сказал Барсук. — Я оставил тебя напоследок, потому что именно тебя я хотел попросить…
      — Проси! — воскликнул Тоуд.
      — Мы все хотели поручить тебе…
      — Поручайте! Я все сделаю!
      — Это нелегко, но…
      — Нет ничего невозможного для Тоуда из Тоуд-Холла!
      — Это очень ответственное дело…
      — Я готов отвечать!
      — Оно потребует долгих раздумий…
      — Думать — это мой конек!
      — …и немало времени…
      — Я поставил время себе на службу, и вот почему мне удалось столь многого и столь блестяще добиться.
      — …и никто из нас не сделает это лучше тебя.
      — Ну-ну. — Тоуд скромно опустил глаза, но все равно его распирало от гордости. — Кому-то дано вести, кому-то — быть ведомым; кто-то может, а кто-то — нет; кто-то — очень немногие, к числу которых принадлежу я, — могут перевернуть мир себе под стать (как сказал один поэт), другие же лишь карабкаются, прогрызая себе узкую тропинку в этом мире. Одни… короче, что именно ты собирался поручить мне?
      — Подготовь речь.
      — Речь? — переспросил Тоуд, не веря своим ушам.
      Дело в том, что не так уж часто Барсук просил его об этой услуге. Слишком хорошо было известно, что речи Тоуда затягиваются чересчур надолго и обычно сбиваются на одну и ту же тему, а именно всестороннее и обстоятельное прославление жабьего рода-племени на отдельно взятом конкретном примере лично владельца Тоуд-Холла.
      — Да, мы хотели попросить тебя подготовить рождественскую речь, — подтвердил Барсук. — Впрочем, дело это нелегкое, а у тебя, наверное, времени в обрез. Может быть, ты предпочитаешь, чтобы Крот…
      — Крот? Ну ты меня насмешил! Да он двух слов связать не может, не сделав между ними длинной паузы.
      — А если Рэтти? Он, наверное, уже поправится и сможет…
      — Ничего он не сможет! Все его речи одинаковы: начинает разливаться соловьем по поводу моря, путешествий, дальних плаваний… А нам тут до моря — ой как далеко.
      — Тогда, может быть, я сам?
      — Ты? Да ты что, Барсук, совсем спятил? Нет, старина, ты пойми, я, конечно, не хотел бы показаться невежливым, но тебе придется изрядно потренироваться, чтобы выдавить твоими шутками хоть одну улыбку у гостей. Боюсь, на это тебе точно не хватит времени.
      — Ну-ну, — процедил Барсук сквозь зубы.
      — Так что ничего не поделаешь: придется мне браться за это дело. Ничего, время я выкроить сумею, правда боюсь, что не смогу тогда помочь вам в других делах. Знаешь что, Барсук: я чувствую, как на меня находит вдохновение. Мне срочно нужно записать великие мысли. Все, прошу меня извинить, я ухожу к себе в кабинет. Прошу прощения, дамы и господа… А кстати, дамы-то будут? А то одни «господа» звучит как-то некрасиво. А лорды ожидаются?
      Бормоча подобную ерунду, Тоуд покинул общее собрание. Теперь до самого Рождества у него не будет ни единой свободной минуты, он не будет ни во что соваться, а значит, остальные могут спокойно готовиться к празднику.

* * *

      Как и надеялся Крот, это Рождество надолго запомнилось всем. Выпавший за три дня до праздника снег смягчил зимний пейзаж, приглушил все лесные и речные звуки. Но снег был не так глубок, чтобы помешать мышам-полевкам, которые, по давнему обычаю, ходили от дома к дому, пели под окнами и неизменно получали горячий пунш и что-нибудь перекусить. Последним был дом Водяной Крысы, куда они пришли как раз в ту минуту, когда Крот с Сыном Морехода собирали Рэта, потеплее одевали его и готовились отвезти на лодке к Тоуд-Холлу. Хор мышей-полевок сопровождал их на протяжении всего пути. Мышки бежали вдоль берега, звоня в колокольчики, размахивая фонариками и напевая веселые рождественские песенки.
      Следующее утро выдалось морозным и солнечным. Почетные гости Тоуд-Холла Рэт и Крот спустились к роскошному завтраку, которым Тоуд традиционно потчевал старых друзей. Постепенно к завтракающим стали присоединяться и другие гости — Барсук, Выдра, Портли и, наконец, племянник Крота.
      Тоуд вызвал всю прислугу, чтобы обитатели поместья на равных с гостями почувствовали, что дом (пусть даже роскошный особняк) и комната (пусть огромный холл) — это просто общее убежище от ненастья и спасение от опасностей, это тепло вечного очага, огонь которого должен был символизировать разжигаемый рождественский камин.
      Честь зажечь праздничный камин была предоставлена Рэту. Большой зал, в котором позднее должны были накрыть рождественский стол, замер в ожидании. Вот чиркнула спичка — и первые огоньки пламени побежали по вязанке дров, осветили топку камина, отбросили первые блики на стены и окна… Со слезами на глазах смотрел Рэт на зажегшийся — для него и для всех — огонь.
      — Загадал желание? — спросил Крот Сына Морехода.
      — Да, — ответил тот, — чтобы был мир и покой для всех.
      — А для себя?
      — А у меня есть все, что мне нужно. Вы все так добры ко мне.
      — Все равно у каждого из нас есть самая сокровенная мечта, желание, которое мы бережем только для себя. Загадывай же его скорее!
      Крысенок повернулся к камину и долго смотрел на огонь. Затем глубоко вздохнул, и Крот понял, что желание загадано. Оставалось только надеяться и ждать, что оно исполнится.
      — Всем шампанского! — завопил вдруг Тоуд, который в такие минуты отбрасывал все церемонии и на равных принимал всех, даже чистильщика обуви.
      И что с того, что самые молодые ребята и девушки из прислуги становились от шампанского излишне смешливыми? Что с того, что помощник дворецкого притворно бурчал что-то себе под нос? Что с того, что кухарка, забывшись, на радостях чмокнула в щеку самого дворецкого? Если при этом Барсуку, едва сдерживающему смех, пришлось сесть и обхватить живот руками, если Крот не переставал улыбаться всем и каждому, если Выдра шутил и посмеивался, а племянник Крота и Портли откровенно хохотали, — то хозяин чувствовал себя на вершине блаженства. Он был счастлив, что всем гостям в его доме хорошо, что все они веселы и довольны, как во времена Старого Тоуда и даже во времена егоотца.
      И если слуги расходились по своим комнатам и принимались за дела с отличным настроением и гордые за своего хозяина, то вовсе не потому, что он раз-другой в году угощал их бокалом шампанского. Нет, дело совсем не в этом. Просто все они знали, что в сердце мистера Тоуда, несмотря на все его странности и самовлюбленность, всегда, весь год есть место Рождеству, празднику, которым он щедро делится с ними, со своими друзьями, со своей усадьбой и со всем миром.
      Но больше всех был потрясен этим праздником, конечно же, Сын Морехода. Ведь это было первое настоящее Рождество в его жизни. И все-таки, с каким бы азартом он ни играл в жмурки и в прятки, время от времени остальные замечали, как какая-то грусть пробегала по его мордочке, порой задерживаясь на ней. Тогда Крысенок старался вежливо и незаметно выйти из игры и все норовил задержаться у окна, глядя куда-то вдаль — на заснеженный сад и по-зимнему медленно текущую Реку.
      — Что-то не так? — обратился к нему Племянник, знавший, что с Крысенком, как и с Рэтом, лучше всего было говорить начистоту.
      — Нет, все замечательно. Просто… мне очень не хватает отца. Как жаль, что его нет с нами. Рождественский камин — онрассказывал мне об этом; елка с игрушками и свечами — у неготоже была такая; вокруг веселые взрослые и дети — онпомнил их всех; даже эти игры — онзнал и умел играть во все из них, и даже больше.
      Племянник подумал и сказал:
      — Мне кажется, что он сейчас был бы счастлив видеть тебя здесь, с нами, радующимся празднику. Пусть через тебя исполнится его заветное желание — справить Рождество дома, в кругу друзей.
      — Согласен, — кивнул Сын Морехода. — Он действительно был бы этому рад. И все-таки насколько было бы лучше, если бы он был сейчас с нами!
      Да, Рождество не было бы Рождеством без этих грустных размышлений о потерях прошедшего года, о бедах и неурядицах. Все эти мысли нужно обязательно уложить, упорядочить и дать им отдохнуть, чтобы спокойно вспомнить удачи, победы и радости, которые и дарят нам новые надежды.
      — Пойдем, — негромко позвал Сына Морехода Племянник. — Всех приглашают к столу.
      Огромный банкетный стол был приготовлен еще накануне. На следующее утро его еще раз протерли чистой тряпкой, накрыли белоснежной скатертью, украсили подсвечниками, вазочками, мешочками с подарками и сервировали лучшим фарфором и серебром Тоуд-Холла. В центре возвышался изящный букет из сосновых и еловых веток, украшенных золотыми и серебряными нитями.
      — В течение ближайших пяти часов мне предстоит еще не раз выступить перед вами с речью, — обратился к присутствующим Тоуд, когда все гости заняли свои места за роскошным столом. — Это мое выступление — всего лишь второе за вечер.
      — Третье! — поправил Выдра.
      — Если не четвертое, — тихо шепнул Крот Рэту, сидевшему на почетнейшем месте — по левую руку от хозяина дома.
      — В нашем роду есть традиция: на всех праздниках мой отец, мой дед, я сам и в будущем — я надеюсь — мой дорогой Мастер Тоуд — все мы произносили и будем произносить неизменный тост — за Незваного Гостя. Место этого Гостя — по правую руку от хозяина этого дома — всегда свободно. Барсук, ты лучше других знал моего отца, обычаи и традиции этого дома. Не хочешь ли ты добавить несколько слов?
      — С удовольствием, — ответил Барсук и встал с бокалом в лапе. — Я отлично помню те дни, когда отец нашего дорогого Тоуда произносил этот тост еще в старом, до пожара, Тоуд-Холле. Как и я сейчас, он тогда говорил о тех, кому в этот праздничный день некуда было пойти, кого никто не ждал, никто не приглашал к столу. О тех, чья жизнь сложилась так, что у них не оказалось семьи и друзей, или же тех, кого судьба занесла далеко от родных и близких. Вот почему мы здесь, в Тоуд-Холле, как и во всех домах, где празднуют Рождество, оставляем незанятым место Незваного Гостя, о котором каждый из нас должен подумать, прежде чем приступить к праздничному угощению. Подумать нужно и о том, что, приди к нам в дом этот Нежданный Гость, подарок от судьбы получил бы не столько он, сколько мы, сидящие здесь. И вот почему…

* * *

      Как же тепло и весело горел огонь в камине Тоуд-Холла, как одобрительно, словно услышав слова Барсука, затрещали горящие дрова; как светлы и добры были физиономии тех, кто, собравшись за праздничным столом и подняв бокалы, слушал эти слова, всем сердцем готовый к ним присоединиться!
      Снаружи, за стенами Тоуд-Холла, даже зимний ветер, вволю нашумевшийся и разметавший снежное покрывало по сугробам в укромных уголках, стих, не желая беспокоить тех, кто праздновал Рождество. Заиндевевшая неподвижная серая трава покрывала речной берег; недвижные, замерли голые ветви деревьев; сама Река, казалось, замерла, умерив свой неизменный хрустально звенящий бег. Стихло и замерло все!
      И все-таки в Ивовых Рощах былоодно живое и очень-очень одинокое существо.
      Как медленно шел этот одинокий путник! Так медленно в рождественский вечер может идти только тот, кто смертельно устал и к тому же ему некуда идти. С замирающим сердцем, замерзая и голодая, он много дней пробирался сюда по заледеневшим полям и рощам, раскинувшимся к югу от плотины. Он ночевал в колючих кустах изгородей или в пустых полуразвалившихся амбарах и каждый раз, засыпая, думал о том, хватит ли у него сил и решимости продолжить путь наутро. Но он не сдался, не повернул назад и вот теперь, с трудом держась на ногах, подгоняемый одной лишь надеждой, шел вперед — голодный, замерзаний и почти отчаявшийся.
      Этот путник, которому некуда было идти в такой день, добрался до Реки, до Ивовых Рощ, под сенью которых он так надеялся обрести приют и, может быть, даже найти гостеприимных друзей, но обнаружил лишь пустые, с темными окнами, дома. Пуст был дом Рэта Водяной Крысы, куда первым делом добрался уставший путник, пусто было и жилище Выдры. Рождественский венок на двери напомнил путнику о том, что это вечер большого праздника — для кого-то. Не слишком хорошо зная эти места, путник решил поискать приюта в Дремучем Лесу, и вскоре зимняя тропа привела его к дому Барсука.
      — И здесь темно, — пробормотал он. — И опять — никого нет!
      Тут его взгляд упал на две цепочки следов, уводивших от закрытой двери. Следы были свежими, не засыпанными снегом, и путник направился по ним, скорее чтобы просто идти куда-то, куда-то туда, куда ходят и другие, чтобы просто обрести хоть какую-то иллюзию не-одиночества.
      Подойдя к Железному Мосту, путник был вынужден остановиться и передохнуть — слишком крут и труден был подъем для его усталых ног. Поглядев в темную глубину Реки, он вздохнул и стал карабкаться на Мост.
      На середине Моста он остановился, огляделся, и впервые за много дней на его физиономии промелькнула тень улыбки. На другом берегу он увидел ярко горевшие теплым светом окна Тоуд-Холла.
      — Ну да, — кивнул сам себе путник, — Рождество. Кто-то празднует… как когда-то…
      Спустившись с моста, он долго шел вдоль забора, окружавшего усадьбу Toy да, и остановился у открытых ворот. В окнах мелькали чьи-то силуэты. Видимо, обитатели и гости усадьбы вовсю веселились, празднуя Рождество.
      — Весело им сейчас, — вздохнул путник и без всякой неприязни, лишь по-хорошему завидуя, заметил: — Уж чего-чего, а наелись-то они сегодня досыта. Ничего, если я найду место, где переночевать, если раздобуду чего-нибудь поесть, то завтра… может быть, завтра и я смогу, пусть и с опозданием, отметить свое скромное Рождество…

* * *

      — …И вот почему, друзья мои, — продолжил Барсук свой тост, — я предлагаю всем присоединиться к тосту за Незваного Гостя, ибо, кем бы он ни оказался, его встретили бы здесь уют, тепло и наше радушие. Потому что — помните об этом — благословен тот дом, которому выпала честь принять в этот вечер Незваного Гостя!
      Все подняли бокалы, и каждый по-своему, но обязательно с искренней доброжелательностью произнес: «За Незваного Гостя!»
      Волна доброты и душевного тепла наполнила зал Тоуд-Холла, проникла во все его уголки, вырвалась за стены и растеклась по окрестным лужайкам, полям и ивовым зарослям. Сила рождественского волшебства, превращающая огонек обычной свечи в свет мерцающей звезды, согревающая огнем в камине сильнее, чем в обычные дни, — эта сила вместе с порывом доброты, исходившим из душ обитателей и гостей усадьбы, заставила утихший вечерний ветерок встрепенуться и прошептать усталому путнику:
      — Остановись, не уходи, друг. Иди вперед. Ты найдешь, что искал.
      В эти секунды Барсук, Тоуд и все остальные как раз поднимали бокалы за Незваного Гостя, и путник, так долго шедший к берегам Реки, тоже вспомнил об этой рождественской традиции.
      — Незваный Гость? — пробормотал он. — Неужели я могу?..
      — Да, — прошептал ветер, — можешь. Тоуд и его гости как раз снова уселись за стол и готовились приступить к ужину, когда в большую парадную дверь особняка кто-то постучал. Дворецкий вопросительно посмотрел на Тоуда.
      — Что же ты ждешь? — воскликнул тот. — Немедленно открой, и если незнакомец голоден — веди его к нашему столу, а если нет — все равно веди!
      Тоуд явно разволновался. Да, бывали случаи, когда рождественский Незваный Гость приходил к дверям усадьбы, но, во-первых, это было давно, а во-вторых, никогда еще его появление так точно не совпадало с только что произнесенным тостом, слова которого все еще звучали в ушах гостей.
      Разговоры за столом стихли, замерли с тарелками в руках официанты — что-то в этом неожиданном стуке заставило всех напряженно прислушиваться к тому, что происходит в приемной. Скрипнув, распахнулась дверь, послышались голоса. Кажется, кто-то незнакомый пытался вежливо и стеснительно протестовать против любезного внимания дворецкого к тому, кто рассчитывал в лучшем случае на место в чулане да на кружку чая.
      Затем в банкетный зал вернулся дворецкий и тотчас же зашептал что-то на ухо Toyду. Тоуд явно удивился его словам и даже переспросил:
      — Ты точноуверен?
      — По крайней мере он так сказал, сэр.
      — Тогда веди его сюда, веди немедленно! — почти закричал Тоуд, голос которого, к общему удивлению, дрогнул, словно от сдерживаемых слез. — Господа, — обратился он к гостям, — прошу любить и жаловать: наш рождественский Незваный Гость!
      Весело улыбаясь, гости встали из-за стола. Немало удивленные и заинтригованные, они готовы были радушно встретить незнакомца.
      — Сюда, пожалуйста, сэр, — донесся из соседней комнаты голос дворецкого. — Нет, нет, уверяю вас, мистер Тоуд действительно настаивает на этом.
      — Но разве они сейчас не ужинают?
      — Я полагаю, что в данный момент — нет, сэр. Они ждут вас.
      —  Меня?
      Наконец дворецкий распахнул дверь и почти втолкнул в зал смущенного странника.
      — Мистер Тоуд и господа гости, — торжественно объявил дворецкий, — имею честь представить вам мистера Морехода, неожиданно прибывшего к нам на праздник из столицы Египта — Каира!
      — Как?..
      — Но ведь…
      — Но этого же не может…
      Много еще «но» и «разве» звучало в зале Тоуд-Холла, но не было среди гостей более удивленных, ошеломленных и готовых упасть в обморок, чем Рэт и Сын Морехода.
      — Но, папа… я же думал, что ты… что тебя больше нет… — чуть слышно прошептал Крысенок.
      — Я тоже так думал, сынок, и это было недалеко от истины, — тяжело вздохнул Мореход, отдавая дворецкому посох с привязанным узелком из большого носового платка, где хранились все немудреные пожитки странника. — Я действительно…
      Дальнейшее объяснение пришлось отложить, потому что Сын Морехода, словно сбросив оцепенение, с радостным криком бросился через зал и обнял отца. Слезы катились из глаз Крысенка, его плач переходил в счастливый смех и обратно. Отныне и навсегда он твердо поверил: рождественские желания всегдасбываются!
      Крот же, наблюдавший вместе со всеми за трогательной встречей отца с сыном, не мог не заметить и другого, а именно веселого, жизнерадостного огонька в глазах Рэта, огонька, загоревшегося именно сейчас, огонька, который, казалось, погас навсегда. Счастливый Крот увидел, что дверь в большой мир, казавшаяся закрытой уже навеки, могла вновь широко распахнуться для его верного друга.
      Уже позднее, когда Незваный Гость, которого посадили по правую руку Тоуда, вместе со всеми гостями отдал дань роскошному ужину, он вкратце рассказал историю своей несостоявшейся смерти и долгого возвращения:
      — Подхватив заразу страшнее, чем чума и оспа, вместе взятые, я поспешил вверить судьбу сына Королевской почте, а сам приготовился проститься с жизнью — в согласии с собой и с миром. Мне было очень плохо, я знал, что оставалось мне совсем немного, но в какой-то миг я осознал, что меня мучит желание еще раз вдохнуть свежего морского воздуха. На местном рынке я знал одного арабского паренька, которому я однажды кое в чем здорово помог. Среди всего прочего этот парень продавал в своей лавке воду из Средиземного моря — на ее основе местные целители делают многие свои лекарства. Я попросил знакомых, и они принесли мне от него подарок: большой кувшин морской воды. Вдыхая ее аромат, я забывал о болезни и вспоминал переход вокруг мыса Горн и другие счастливые минуты моей морской жизни. Я решил отпить глоток-другой такой родной мне воды, хотя бы просто в память о том, как я чуть не захлебнулся в ней на Ревущих Сороковых. Вдали от моря соленая морская вода не показалась умирающему морскому волку невкусной или неприятной. Я решил отпить еще немного, потом еще… Опустошить кувшин не заняло у меня много времени, но, к моему огромному удивлению, когда он опустел, я уже чувствовал себя намного лучше! Хвала небесам, не прошло и недели, как я со своим новым компаньоном (тем самым арабом) уже разливал, запечатывал и продавал средиземноморскую воду в качестве лучшего и единственного средства от той страшной лихорадки — по два пенса и одному фартингу за бутылку. Как только у меня накопилось денег, чтобы купить билет в третьем классе, я тотчас же отправился в путь. Мне так хотелось увидеть сына, о судьбе которого я ничего не знал все это время. Я счастлив, что могу поблагодарить Рэта за то, что он приютил его, а вместе с Рэтом — и всех вас, кто (как я понял за последние час-два) был так добр к моему Крысенку. Вот, в общем-то, и вся история моего возвращения на Берега Реки.
      Об оставшейся части праздника сохранились лишь неясные, обрывочные воспоминания. Все сходятся лишь в одном: подготовленная Тоудом речь о преимуществах пеших прогулок перед Рождеством была просто великолепна.
      Мореход оказался отменным оратором и рассказчиком — достойной парой самому Тоуду. В своих речах он, изрядно оголодавший за дорогу, нередко сбивался на тему вкусной еды за праздничным столом. В частной беседе он охотно делился своими кулинарными познаниями и секретами кухни халифа Аль-Басры, чем всемерно расположил к себе Крота. Любители вкусно накормить друзей, они быстро нашли общий язык.

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15