Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Властелины космоса (№4) - Операция «Мэйфлауэр»

ModernLib.Ru / Научная фантастика / Инго Мартин / Операция «Мэйфлауэр» - Чтение (стр. 1)
Автор: Инго Мартин
Жанр: Научная фантастика
Серия: Властелины космоса

 

 


Вольфганг Хольбайн, Мартин Инго

Операция «Мэйфлауэр»

ОТРЫВОК ИЗ: «Истории человечества»

Бонтампа Фицроя, том VII,

издание 4300 г. от рождества Христова

(с любезного разрешения автора)

По численности и мощи кибертеки являются одной из самых влиятельных фракций на территории бывшей Империи. Кибертеки, презрительно называемые членами других фракций «техносами», представляют собой объединение бывших имперских военных ученых, техников, специалистов в области генной инженерии, логистики и вооружений, к которым присоединились остатки имперской армии и флота.

Инициатива этого объединения исходила от группы высокопоставленных техников и военных из окружения бригадного генерала Ирвинга Б. Махорвски, главного техника Империи Карла-Георга Брайтхаупта и специалиста в области вооружений майора Джона Делавера Маккински, которые вначале хотели спасти хотя бы то, что можно было спасти после крушения Империи в 3798 г. от рождества Христова.

В 3812 г. на нескольких все еще боеспособных кораблях, находившихся в их распоряжении, они отступили на планету Шмидехаммер Джей 7 в системе Процион А, которая еще во времена Империи была превращена в грозную космическую крепость и до сих пор находилась в относительно хорошем состоянии. Она послужила им убежищем и сегодня является главной планетой кибертеков.

Из этого, первоначально довольно непрочного, союза в последующие годы сложилось то похожее на государство образование, в которое кибертеки объединились сегодня. Махорвски, Брайтхаупт и Маккински использовали в основном старые имперские структуры и, внеся незначительные изменения, сделали их основой своего общества. В официальном постановлении эти трое назначили себя главами государства и с тех пор, как Святая Троица, определяют историю своей фракции.

Эти трое и сегодня образуют высшее руководство кибертеков, хотя их биологическое состояние вряд ли можно назвать похожим на человеческое, так как поддержание их жизненных функций происходит только благодаря использованию биотехнических вспомогательных агрегатов (на галактическом жаргоне их часто называют государями, составленными из лоскутков).

Цели и намерения кибертеков можно обобщенно сформулировать следующим образом:

Высшей целью является сохранение и защита консервативного государственного образования, в котором продолжает жить память об имперском рейхе.

Высшая цель может быть достигнута только тогда, когда обеспечено превосходство кибертеков во всех технологических сферах. Благодаря объединению кибертекам удалось спасти после краха Империи существовавший высочайший технологический потенциал и сохранить его в новую мрачную эпоху. Таким образом, вплоть до сегодняшнего дня они пользовались самым современным из имевшегося оборудованием, которое постоянно совершенствовали.

Конечно, в течение многих лет нельзя было полностью воспрепятствовать тому, что некоторые технические новинки находили свои пути к другим фракциям, чему особенно способствовали зоны свободной торговли на планетах Санкт-Петербург II, Черная Магия и Алладин. Тем не менее и сегодня разнообразные технологические новшества, неизвестные другим фракциям, тайно разрабатываются в подземных лабораториях кибертеков.

Собственно говоря, сохранение названных главных целей кибертеков не предполагает обязательной космической экспансии. Поэтому вполне логично утверждение, что кибертеки относятся к тем немногим фракциям галактической системы, которые довольно сдержанны в своем стремлении к захватам чужих территорий.

После своего обоснования на Шмидехаммер Джей 7 в 3812 г. в течение двух лет они заняли все пригодные для проживания планеты системы Процион А, соорудили планеты-крепости в других системах, а в остальном ограничились несколькими хорошо укрепленными внешними станциями, которые были необходимы для пополнения определенных ресурсов.

О других экспансионистских устремлениях кибертеков ничего не известно, хотя представители других фракций при каждой удобной возможности распространяли слухи, что кибертеки якобы только и ждут момента, когда остальные фракции нанесут друг другу достаточно большие потери, чтоб уж тогда захватить и подчинить себе всю галактику.

После всего сказанного можно подумать, что кибертеки – это миролюбивая, немного своеобразная группа чудаков, занимающихся высокими технологиями, о которых не стоит и беспокоиться. Однако этому противоречат следующие два аспекта.

Во-первых, чтобы защитить свою сферу власти, кибертеки объявили определенные, весьма обширные области бывшей Империи своей зоной влияния. Из-за большого протяжения этих областей, которые, разумеется, не могут быть признаны другими фракциями, с постоянной и неприятной регулярностью происходят большие и малые военные столкновения между соперниками, причем уже образовались традиционные очаги конфликтов, в которых десятки лет идет непрерывная борьба. Достаточно упомянуть семилетнюю войну с йойодинами за криогенную планету Сизиф, местное население которой сегодня полностью уничтожено, или так называемую «войну поколений» в секторе Смайли, где ядерная «чистка» планеты Фишбаул III, проведенная йойодинами, долгое время была темой газетных заголовков.

Во-вторых, нельзя упускать из виду неизбежный конфликт между кибертеками и фагонами. Обе группы проследуют одинаковые цели в отношении технологии, биотехники и генной инженерии и поэтому зависят от одних и тех же ресурсов. И хотя уже одно это даст достаточно горючего материала для военных конфликтов, положение усугубляется еще больше из-за постоянного нарушения границ сферы влияния кибертеков боевыми отрядами фагонов (см. главу «Фагоны»).

И в-третьих, в глазах кибертеков фагоны являются чужаками, которых необходимо не только всеми средствами сдерживать, но и уничтожить. В последние десятилетия это нашло свое отражение в пользующихся дурной славой рейдах против фагонов, во время которых кибертеки стремились в первую очередь заполучить всевозможную полезную технологическую информацию, а затем уже уничтожить соответствующие бастионы (или сжечь дотла всю планету).

Таким образом, кибертеки представляют собой в принципе неэкспансионистскую фракцию, которая, однако, постоянно находится с кем-то в состоянии войны.

Следствием высокотехнологичного оснащения кибертеков является наличие высокоразвитой и отлаженной военной и армейской системы, которая по праву считается лучшей во всей галактике, хотя кибертеки и не стремятся к извлечению преимуществ из своего постоянного военного превосходства.

Армия кибертеков имеет следующую основную структуру:

Ядро армии составляют разрушители бункеров, сокращенно называемые РБ-частями. Эти подразделения состоят из вооруженных самым современным лазерным и ракетным оружием кадровых военных, которые набираются из других частей с учетом многолетнего опыта и при выполнении минимальной нормы участия в боях. Их тяжелая, местами непробиваемая броневая защита позволяет им передвигаться только с помощью сложных антигравитационных установок и другого специального оборудования, а так как из-за этого их мобильность невелика, то они, как правило, никогда не воюют без поддержки легких и средних частей, хотя каждое из них в отдельности может сравниться по своей мощи со средним танком.

Для поддержки разрушителей бункеров в каждой армии кибертеков есть и другие подразделения тяжелых частей – ото так называемые ОШП (отряды штурмовой поддержки), или вартеки. Они имеют несколько более легкую броню, чем разрушители бункеров, и поэтому более мобильны. У них точно такое же вооружение, за исключением сверхтяжелых лазеров. Подразделения вартеков составляют по численности самую большую часть армии кибертеков, и из них выбираются кандидаты в РБ-части. В бою подразделения вартеков и разрушителей бункеров образуют компактную, тесно взаимодействующую боевую формацию, которая, в свою очередь, также сопровождается и прикрывается легкими соединениями.

Легкие ЧПР (части прикрытия и разведки) состоят из высокомобильных и почти не имеющих броневой защиты соединений, вооруженных только средним и легким оружием. Их задача прикрывать в бою другие части, обеспечивать фланги и заниматься разведкой на поле боя. Для этой цели они оснащены разнообразными оптическими, акустическими и нейрофизическими приборами, предназначенными для выполнения боевых спецзаданий (см. главу «Нововведения кибертеков в области биомеханоидной разведки на поле боя»).

Кибертеков не называли бы «техносами», если бы у них не было подготовлено достаточно сюрпризов для вооружения спецподразделений. Наряду с различными боевыми роботами поддержки и связи, которые, правда, имелись и у других фракций, кибертеки добились громадных успехов в области техники биомеханоидной трансплантации, с результатами которой могли сравниться только наводящие на всех ужас мутанты, выращенные в лабораториях фагонов.

А так как обучение и содержание каждого вартека или разрушителя бункеров связаны с очень большими затратами, то не удивительно, что кибертеки искали пути и средства, с помощью которых можно было бы вновь вернуть боеспособность раненым бойцам. Поэтому сегодня некоторые воины из подразделений вартеков и разрушителей бункеров имеют биомеханоидные части тела. Они оснащены имплантированными оптическими и акустическими усилителями и нейрокибернетическими приспособлениями, а в отдельных подразделениях есть даже киборги-андроиды с самостоятельно работающим искусственным интеллектом на базе нейротрансмиттеров.

В качестве примера этой в настоящее время еще не полностью отлаженной технологии можно сослаться на случай с бывшим командиром роты С (семнадцатой штурмовой группы), который сегодня часто приводят противники технологии киборгов.

Сержант Скьюа В. Септембер – старый вояка и ветеран РБ-частей – во время битвы с фагонами за крепость Родин на Мерсе СХ 12 переоценил защитную силу своей брони и встал на пути кумулятивной гранаты Симпсона. Так как тело сержанта было разорвано на куски, то о его восстановлении не могло быть и речи, сохранили только голову (с накопленным бесценным опытом), которую в специальной лаборатории прирастили к телу киборга-механоида, напичканному всевозможной электроникой.

Последствия проявились в следующем бою сержанта Септембера во время хорошо подготовленной засады у станции Туборг также на Мерсе СХ 12.

Крупное соединение фагонов почти попалось в смертельную ловушку значительно меньшего по численности отряда кибертеков, когда вдруг совершенно неожиданно сержант Септембер выскочил из своего укрытия и, открыв ураганный огонь, бросился на противника. Сражение закончилось для кибертеков настоящей катастрофой, их отряд понес такие большие потери, что оставшиеся в живых были распределены позднее по другим подразделениям. На этот раз от сержанта Септембера не осталось ничего, что можно было бы сохранить…

Глава 1

– …полукристаллический протеин гормональной структуры, который во время климатически обусловленных очень коротких периодов роста на Гандамаке оказывает на клетки активирующее воздействие и позволяет песчаным лишайникам расти с огромной скоростью. Сначала предполагали, что эти белковые соединения несовместимы с клеточной структурой выращиваемых животных субстанций, однако фагонам удалось изготовить активизирующее клетки производное, которое родственно стимулятору роста С 12. Однако исходный продукт этого производного произрастает только на Гандамаке и, по нашим сведениям, не может быть синтезирован даже с помощью передовой биохимии фагонов. Ферментативная структура – …

Генерал-лейтенанту Киндсвугу удалось к своему собственному удивлению разомкнуть полусомкнутые веки и поднять голову. Уже полчаса слушали они доклад, и столько же времени он боролся со сном – и в этом он не был одинок среди тех мужчин, что сидели вокруг большого овального стола.

Здесь был собран штаб управления боевыми операциями ставки верховного главнокомандования флотом кибертеков на Шмидехаммер Джей 7, в системе Процион А. Шел 251-й день 4301 г. от рождества Христова, и это чрезвычайное заседание было созвано для решения важной проблемы. Проблема заключалась в том, как завладеть планетой. Точнее говоря, завладеть планетой при недостатке сил и без необходимой подготовки. Захватить планету, которая к тому же лежала далеко в стороне от собственной зоны влияния и была уже оккупирована йойодинами. Планету, о которой у них не было ни малейшего представления; им ничего не было известно и о численности оккупационных войск йойодинов. И у них оставалось только девять дней – слишком мало, чтобы попусту тратить хотя бы один из них. Слишком мало, чтобы терять хотя бы час на то, чтобы слушать не только невероятно скучный, но и для предстоящих боевых действий совершенно бесполезный доклад.

Генерал-лейтенант Киндсвуг решил, что этого вполне достаточно. Он был старшим по званию из присутствующих офицеров и лучше всех посвящен в военную подоплеку вопроса, однако у пего не было права просто так лишить доктора Меннинга слова. По крайней мере, официально, но чтобы закончить доклад, не обязательно же пользоваться своей командной властью.

Киндсвуг расправил плечи и откашлялся. Это был достаточно понятный кашель – не такой громкий, чтобы быть по-настоящему невежливым, но достаточно громкий, чтобы хотя бы на мгновение прервать монотонный поток слов.

– Все то, что наш уважаемый доктор Меннинг пытается вам сообщить, господа, означает просто-напросто, что нам не остается ничего другого, как захватить Гандамак.

Как и было задумано, остановка доклада дала Киндсвугу возможность самому взять слово и обратить на себя внимание слушателей, а такое заявление гарантировало ему всеобщее внимание присутствующих и в дальнейшем.

Окинув всех коротким взглядом, он продолжал:

– Как вы все хорошо помните, захват Гандамака йойодинами шесть лет тому назад был совершенно неожиданным, так как никто не мог себе представить, что там, собственно говоря, искали наши узкоглазые друзья.

Лица всех присутствующих теперь были обращены только к нему. Никто не обращал больше внимания на доктора Меннинга, который потерянно стоял рядом со своим стереопроектором и, вероятно, безуспешно размышлял над тем, почему никого, кроме него самого, не интересует ферментативная структура песчаного лишайника.

– Итак, мы знаем теперь, что же на этой невзрачной пустынной планете является достаточно ценным, чтобы вести многомесячную борьбу за ее завоевание, и чтобы установить там орбитальную станцию, способную вести боевые действия в космосе. – Киндсвуг сделал короткую, точно рассчитанную паузу. – Во время стычек с фагонами 150 лет стандартного времени тому назад наши войска внезапно столкнулись с несметным числом боевых биороботов, и никто не мог объяснить внезапное увеличение их числа. А так как было невозможно заслать полевого агента в ряды противника, то тогдашний отдел безопасности разработал долговременный план. Большая партия бывших в употреблении, но еще исправных роботов для ремонта и технического обслуживания была предложена фагонам окольными путями якобы для пиратского захвата, и они попались на этот трюк. Ничего другого от них и не ждали.

Раздались отдельные легкие смешки, но тотчас стихли, когда Киндсвуг нетерпеливым жестом попросил тишины.

– Системы роботов были заражены высокоразвитым компьютерным вирусом, который должен был обнаруживать данные по теме создания биороботов и накапливать их в закодированном виде в своих банках данных, пока не удалось бы проникнуть в управление передающих станций и передать собранную информацию в сжатом виде нам. Но так как за все время не было получено ни одного сообщения, то несколько лет спустя проект был прекращен, и все это дело было забыто.

– Что, однако, изменилось около двух недель тому назад, – вставил доктор Меннинг в тщетной попытке вновь обратить на себя внимание и продолжить свой доклад. Но Киндсвуг не позволил этому случиться.

– Спасибо, доктор, я как раз собирался об этом сообщить, – сказал он, бросив на доктора строгий взгляд, и вновь обратился к остальным. – Ровно 17 дней тому назад одна из наших станций наблюдения в системе Росс 154 уловила высококодированный импульс. Расшифровка длилась несколько дней, так как при кодировке был использован старый флотский код, много лет назад вышедший из употребления. После дешифровки полученной информации мы смогли узнать, что в 4120 г. фагоны захватили Гандамак только потому, чтобы получить доступ к местным песчаным лишайникам. Эта э… штуковина, которая добывается из лишайников, позволяет резко повысить производительность труда и скорость роста при изготовлении боевых биороботов, и йойодины, похоже, уже давно открыли это, Поэтому теперь захват Гандамака предстает не только в совершенно ином свете, но он создал и совершенно другую, угрожающую ситуацию. Йойодины контролируют не только снабжение стимулятором роста С 12, но и проводят свои собственные биогенетические исследования. Мы предполагаем, что очень скоро они будут в состоянии сами выращивать «хумшей».

Киндсвуг вновь сделал паузу, чтобы в воцарившемся угрюмом молчании все еще лучше осознали значение произнесенных слов. Каждый из присутствующих знал, что могло означать это известие. «Хумши» – гуманоидные мутанты, как они назывались на официальном жаргоне – были ничем иным, как биологическими боевыми роботами, созданными из плененных противников йойодинов, а иногда даже из их соотечественников. Генетически перепрограммированные и лишенные прежней памяти, они и физически были превращены в настоящие боевые машины, полностью лишенные чувства самосохранения, которые управлялись на расстоянии с помощью отдаваемых им по радио приказов и существовали только для одной цели: уничтожать все, что встанет у них на пути. Если бы йойодинам когда-либо удалось в неограниченном количестве самим изготавливать этих чудовищ то коренным образом был бы изменен баланс соотношения сил. Фракция йойодинов смогла бы начать объявленный еще столетие назад «джихад» для умиротворения, а точнее сказать, завоевания известной части спирали галактики, и никто не смог бы предсказать, в какую сторону склонилась бы тогда чаша весов войны.

– Мы пришли к выводу, что необходимо как можно быстрее взять под контроль Гандамак, и отдел планирования уже подготовил детали операции, которая направлена на достижение этой цели, – так изложил суть своего выступления генерал-лейтенант Киндсвуг.

Раздался приглушенный шепот, но никто из присутствующих не казался особенно пораженным. Все давно уже догадались, по какой причине было созвано это совещание.

– В первую очередь, важнейшей задачей является захват орбитальной станции «Орбита VII» над Гандамаком, чтобы отрезать наземные части йойодинов от снабжения и связи. «Ута» уже получила приказ следовать от Эпсилона Эридана к Дельте Павонис и будет там через пять дней стандартного времени. Корабль имеет незначительные повреждения, но он ближе всех находится к цели. Мы исходим из того, что, несмотря на известную фору, ему удастся захватить станцию. На подлете от Алкахеры соединение, состоящее из кораблей «Индепенденс» и «Девестейшн», но они прибудут в систему Дельта Павонис на день позже, чем «Ута». На «Девестейшне» находятся рота прикрытия и разведки в полном составе и рота разрушителей космических крепостей с достаточным количеством десантных катеров – это наша первая волна. Войска, находящиеся на борту «Индепенденса», имеют тяжелое оружие, они и составят основные силы вторжения.

– По-почему мы не на-нанесем по йойодинам бомбовый удар просто с орбиты, сэр?

Этот вопрос прозвучал из уст адъютанта Клиарли. Его мог задать только адъютант Клиарли, чьи умственные способности, как отмечал про себя Киндсвуг, находились в явном противоречии со звучной фамилией[1]. Он бросил взгляд на небо, которое находилось где-то по ту сторону крыши, в надежде, что какая-нибудь потолочная плитка отвалится и прибьет его адъютанта, но ничего не произошло – наверное, у выскочки из академии был особый ангел-хранитель.

– Итак, послушай, дружок, – если мы сбросим на головы узкоглазых пару камешков, то рискуем промахнуться и только вспугнуть их, – объяснил он со вздохом. Несмотря на наличие сложных электронных устройств наведения, не так уж просто точно поразить цель сквозь 120 километров атмосферы.

– Если же мы возьмем камни побольше, чтобы уж наверняка попасть, то не останется ничего, что имело бы смысл захватывать. Ну, и что из этого следует?

Через несколько секунд напряженных размышлений на лице адъютанта Клиарли вдруг появилось выражение внезапной догадки.

– Мы д-должны послать наземные войска, что – бы у-уничтожитъ йойодинов на месте, генерал.

– Отлично, после того, как и последнему здесь все стало ясно, мы можем продолжать. – Киндсвуг встал, наклонился вперед и, опершись руками о крышку стола, внимательным взглядом окинул всех присутствующих.

– Господа, операция «Мэйфлауэр» началась.

Глава 2

Они пришли вчетвером.

Долин услышала их шаги и голос Ангелочка еще до того, как четверка добралась до душевой, но она была не слишком удивлена. Стычка была предрешена; это должно было случиться, особенно после того, как разгоравшееся несколько месяцев соперничество в последние недели крайне обострилось.

Долин злило только то, что она была настолько неосторожна, что позволила подловить себя именно здесь. Она предоставила Ангелочку определить место и время стычки, в соответствии с этим и был сделан выбор. Но душевая давала преимущества только сопернице.

Прежде всего, она не контролировалась телекамерами, так что у Долин не оставалось надежды, что кто-либо из воспитателей сможет прийти ей на помощь.

Она была одна, но, по существу, она всегда была одна, а не только с тех пор, как попала в интернат Махорвски. Долин была одиночкой, что вовсе не было следствием ее собственного осознанного решения – ей с детства было трудно войти в коллектив.

Возможно, ключ к этому был скрыт в ее происхождении. Не часто случалось, чтобы на Шмидехаммер Джей 7, главной планете кибертеков, подбрасывали детей в возрасте нескольких недель. Но именно это случилось с Долин. Ее нашли рядом с домом для сирот в корзинке с подогревом. Все розыски и расспросы относительно ее происхождения были напрасными, да вообще-то никто особенно и не старался докопаться до истины.

Единственной приметой была табличка с именем Долин, которая висела на цепочке у нее на шее.

Она выросла в сиротском приюте, и уже с самого раннего детства была не такой, как другие дети. Другие, по крайней мере, знали своих родителей и, если даже потеряли их так рано, что не могли о них вспомнить, то хотя бы знали, кем они были.

У Долин все было иначе. Она совершенно ничего не знала – ни кем она была, ни откуда появилась. А так как у нее не было прошлого и была она без роду, без племени, то уже очень рано начала сочинять свою собственную историю. Уже в раннем детстве в своих грезах наяву она рисовала себе самые страшные тайны и интриги, которыми могло быть окутано ее происхождение.

В отличие от других детей в сиротском приюте Долин никогда не мирилась с той ролью, которая была предписана ей обществом. Она была чем-то особенным, в этом она никогда не сомневалась, и из этого черпала силы, которые ей были нужны, чтобы утвердиться – а этих сил ей было нужно очень много.

Долин никогда не считала себя лучше других, скорее, она всегда довольствовалась тем, что просто была другой, но это сделало ее одиночкой, которая часто служила мишенью для насмешек. Уже только поэтому она была вынуждена стараться действительно всегда быть в выигрыше по отношению к остальным: быть более сильной, ловкой и хитрой, чем они.

В первые годы своей жизни девочке приходилось неоднократно менять сиротский приют, так как ее постоянно против ее воли втягивали в различные потасовки или с помощью лжи и клеветы выставляли в дурном свете.

И, когда в шесть лет она наконец попала в интернат, в ее судьбе опять ничего не изменилось. Напротив, враждебность по отношению к ней и жестокость стычек только увеличились.

С одной стороны, это наверняка было связано с почти неутолимой жаждой знаний, которая очень скоро принесла ей славу карьеристки, но главной причиной всех ее проблем была Ангелочек.

Ангелочек!

В свои девять лет – на два года старше, чем Долин – она все еще сидела во втором классе, так как у нее были трудности с чтением, якобы врожденные, но Долин считала, что всему причиной была ее лень.

И тем не менее Ангелочек – или Анжела, как ее звали в действительности – была любимицей всех учителей и воспитателей. Она по праву носила свою кличку. Своим нежным личиком и длинными золотистыми волосами она действительно немного походила на ангела, но это была только видимость. В глубине души она была полной противоположностью ангелу. Как самая старшая, Ангелочек была самой большой и самой сильной в классе, и это преимущество она использовала, чтобы незаметно от взрослых установить в классе жесткую диктатуру.

Кто противился ее воле – жестоко наказывался. При малейшей провинности виновный получал взбучку, но ходили слухи и о настоящих пытках, начиная с ожогов и вырванных ногтей и кончая тяжелыми увечьями.

Долин единственная из всех не покорилась Ангелочку, более того, она даже осмелилась открыто воспротивиться ее диктату и сумела одержать бесспорную победу в первой и пока единственной драке между ними. Та стычка стоила Ангелочку выбитого зуба. Правда, тогда она была одна.

На этот раз она привела с собой подкрепление.

На какое-то мгновение Долин охватил панический страх. Бежать было невозможно, и она подумала, не лучше ли ей где-нибудь спрятаться, но было ясно, что Ангелочек точно знает, где находится Долин. Кроме того, за исключением маленького шкафчика, в котором хранились инструменты уборщицы, во всей раздевалке не было ни одного места, где можно было бы укрыться.

Долин заставила себя успокоиться. Может быть, если все достаточно ловко устроить, у нее еще есть шанс спастись бегством от Ангелочка и ее подручных. Она схватила свою майку, быстро натянула ее и бросилась в душевую. Поспешно открыв все краны горячей воды, она вновь вернулась в раздевалку и притаилась у стены за дверью.

Не прошло и двух секунд, как дверь распахнулась от сильного толчка. Бросив взгляд в зеркало над умывальником у противоположной стены, Долин убедилась, что Ангелочек шла во главе целой команды. За ней следовали Кара, Джелла и Лиц: ее лейб-гвардия, рабски преданная своей предводительнице.

Долин схватила распахнувшуюся дверь и изо всех сил снова захлопнула ее. Ангелочек явно не была к этому готова. Она попыталась инстинктивно придержать дверь руками, но среагировала слишком поздно. Раздался глухой удар, когда пластмассовая дверь хлопнула ее по лбу, а затем крик, в котором слышались одновременно боль и ярость.

Долин снова бросилась в душевую. Как она и ожидала, все помещение заполнилось клубами пара от кипящей воды, бьющей из открытых кранов. Видимость была не более одного метра, и с каждой секундой пар становился все гуще. Долин исчезла в облаках клубящегося пара.

– Вперед, тащите ее сюда! – завопила Ангелочек, полная ярости и ненависти.

– Дерьмо проклятое! Я убью тебя, как только доберусь до тебя, в этом можешь не сомневаться. Чего вы ждете? Хватайте ее скорее.

Долин добралась почти до задней стены душевой, но именно там ее будут искать остальные, значит, отсюда надо поскорее уходить. Если повезет, ей удастся в этих клубах пара незаметно проскочить мимо остальных.

– Закройте сначала эти чертовы краны! – заорала Ангелочек. – Тогда мы хоть что-то увидим.

Стараясь не шуметь, Долин начала пробираться к выходу. У нее было преимущество, так как она была босиком и ее шаги не были слышны, в то время как все остальные были в ботинках.

Долин удалось обойти одну из противниц, так как вовремя услышала ее шаги по кафельному полу, но сразу же после этого она увидела перед собой еще один силуэт. Судя по длинным черным волосам, это была Кара. Долин попыталась вновь скрыться в клубах пара, но Кара уже заметила ее. Оставался только один выход – напасть первой.

Прежде чем Кара успела среагировать, Долин подскочила к ней, схватила за длинные волосы и изо всех сил рванула за них. От боли Кара издала истошный вопль. Долин толкнула ее, и Кара влетела под струи горячего душа. Ее вопли стали еще истошнее.

Долин бросилась прочь. Она знала, что две противницы остались позади нее, может быть, ей удастся добежать до двери, прежде чем другие схватят ее.

Но счастье, на которое она надеялась, на этот раз оставило ее. Когда она добежала до раздевалки, то увидела, что Ангелочек осталась стоять в дверях – скорее всего, совершенно сознательно, чтобы отрезать ей путь к бегству. Ее лицо было измазано кровью. Видно, она довольно сильно ударилась о дверь.

И еще одно обстоятельство вынуждало Долин спешить. Передние души уже были закрыты, пар быстро выходил через открытую дверь, и видимость стала уже почти нормальной. Из-за этого не было никакой возможности незаметно пробраться мимо Ангелочка. Тем не менее Долин попыталась сделать это, так как ничего другого ей и не оставалось. Она вполне допускала, что Ангелочек не побоится убить ее, и даже если этого не случится, то уж калекой они сделают ее наверняка. У Долин сильно забилось сердце. Речь шла о жизни и смерти, она просто обязана была вырваться из душевой, чтобы попасть в ту часть интерната, которая контролировалась телекамерами.

Она помчалась прямо на Ангелочка, которой в последний момент удалось принять оборонительную стойку. Долин знала, что ей никогда бы не удалось сбить с ног более сильную девочку, поэтому в самый последний момент она немного изменила направление и попыталась проскользнуть у Ангелочка под руками, чтобы прорваться между нею и дверной рамой.

Действительно, ее план почти что осуществился. Ей удалось оттолкнуть Ангелочка и почти проскользнуть через образовавшуюся щель, но на этом ее счастье и закончилось.

Она слишком поздно заметила ногу, которую выставила Ангелочек, споткнулась о нее и потеряла равновесие. Беспомощно взмахнув руками, Долин со всего маху полетела на кафельный пол, больно ударившись о плитку подбородком. Тотчас она почувствовала во рту солоноватый вкус крови. Оглушенная, она потрясла головой и оперлась на руки и коленки, но прежде чем успела встать, Джелла и Лиц навалились на нее. Они грубо перевернули ее на спину и прижали руки к полу.


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8