Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Властелины космоса (№4) - Операция «Мэйфлауэр»

ModernLib.Ru / Научная фантастика / Инго Мартин / Операция «Мэйфлауэр» - Чтение (стр. 8)
Автор: Инго Мартин
Жанр: Научная фантастика
Серия: Властелины космоса

 

 


Они осторожно приблизились к станции, но как и предполагал Дэлвар, не обнаружили никаких других автоматических устройств защиты. Невредимыми они подошли к самым воротам.

– И что дальше? – Маккена угрюмо осмотрел обе огромные створки ворот. – Так как нам никто не открывает, то, вероятно, придется нам самим открыть дверь. Никто случайно не захватил с собой ломик соответствующего размера?

– Где-то здесь должен быть механизм открывания, – сказал Дэлвар. – Там впереди что-то очень похожее.

Он подошел к маленькой пластинке, которая была врезана в скалу справа от ворот, но сразу же скорчил разочарованную мину То, что он принял за крышку пульта управления, оказалось экраном сканера, размером с человеческую руку. Под воздействием атмосферных условий экран стал совершенно тусклым.

– Забираю свои слова назад, – проворчал Дэлвар. – Во-первых, не похоже, чтобы эта штуковина еще функционировала, а если даже и так, то это нам не поможет, так как она снимает отпечатки пальцев или еще какие-нибудь характеристики, которых у нас нет. Но попытка не пытка.

Он положил свою ладонь на стеклянную пластинку, но, как и ожидалось, ничего не произошло. Он подвигал ладонь взад-вперед, прижал ее крепче к стеклу, повернул – никакого результата.

– Ну ладно, хоть попытались. Теперь пора исчезать отсюда, поищем другую пещеру, где мы сможем спрятаться до завтра, пока узкоглазые не появились здесь, – предложил Маккена.

– Проклятие! Ненавижу отступать в нескольких шагах от цели, – раздосадованно Долин встала рядом с Дэлваром и тоже провела своей рукой по экрану сканера. Она уже собиралась убрать руку, как вдруг в глубине скалы с гудением заработал механизм. Долин была слишком поражена этим, чтобы среагировать. Она сдвинулась с места только тогда, когда Дэлвар схватил ее за руку.

– В укрытие! – крикнул он. – Кто знает, что нас ожидает за воротами.

Вместе с Долин он прижался справа от ворот к отвесной скале, в то время как Маккена укрылся с другой стороны.

Обе многотонные половинки ворот начали медленно открываться – очень медленно и со скрипом, как будто механизм впервые ожил после долгих лет.

Долин не понимала, почему автоматика среагировала на нее. Обладала ли она какой-либо биологической отличительной чертой, признаком, который автоматика зарегистрировала и поэтому открыла ей доступ к станции? В обычных условиях это было бы почти невозможно – после столетий манипуляций с генами фагоны слишком сильно отличались биологически и генетически от остальной Галактики, чтобы могли существовать какие-то общие признаки. С другой стороны, экран сканера был так поцарапан и изношен из-за тяжелых погодных условий, что любое считывание информации и без того было сильно искажено.

А может быть, автоматика сработала совсем не из-за нее – возможно, кому-то надо было просто положить руку на экран, и древний механизм среагировал с известным запаздыванием на руку Дэлвара. Имелось множество самых разных объяснений, и ни одно из них не было лучше другого.

Тем временем ворота полностью открылись, и за ними можно было разглядеть проход, такой же высокий и широкий, как створки ворот. Очевидно, этот проход был выплавлен в скале, так как стены были гладкими – слишком гладкими, чтобы иметь естественное происхождение. Гудение внутри горы прекратилось, но больше ничего не происходило. Но даже если станция, по всей видимости, давно не использовалась, это еще не значило, что в нее можно было смело входить. Автоматическая лазерная пушка была наглядным подтверждением, и вполне возможно, что здесь имелись и другие защитные устройства.

– Нам, видно, все равно придется рискнуть, – сказал Дэлвар рассудительно. – Я пойду первым.

Он осторожно сделал несколько шагов, пока не дошел до середины открытых ворот, потом вошел в проход. Но и теперь ничего не произошло. Дэлвар сделал им знак рукой, чтобы они следовали за ним. Пол был покрыт пылью, и при каждом их шаге она клубами вздымалась вверх. Было совершенно очевидно, что уже много лет никто не ходил по этому проходу.

После того, как они прошли около десяти метров вглубь горы, ворота позади них начали вновь медленно закрываться. Одновременно над ними вспыхнуло потолочное освещение. Долин вздрогнула и тотчас смущенно улыбнулась. Она испугалась, но и сейчас не было никакой причины для беспокойства.

– Мое почтение, – сказал Дэлвар насмешливо. – Никогда бы не подумал, что наши друзья-фагоны могут что-то построить, что будет отлично функционировать и спустя столько лет.

Члены Братства или фагоны, как все в Галактике называли их, главным образом из-за применявшихся ими войск – состоявших из полученных в результате манипуляций с генами козлообразных существ ростом с человека с планеты Фагон, – действительно не пользовались славой великих инженеров. За редким исключением используемая ими технология или была куплена у других фракций, или находилась на более низком технологическом уровне, и они пытались компенсировать этот недостаток путем широкого использования биологических боевых машин, таких, как наводящие на всех ужас козлообразные существа с привитыми им генами бешенства или выращенные в ретортах боевые биороботы – вот в этом они были непревзойденные мастера.

Освещенный прямой коридор углублялся примерно на двести метров в скалу, а затем разветвлялся.

– Кто бы это ни построил, он приложил очень много усилий, – тихо сказал Дэлвар. Долин была с ним совершенно согласна. Архитектор этой станции пошел на очень большие затраты. Более ста метров скальной породы у них над головами, вероятно, могли защитить станцию даже от ядерной бомбардировки с орбиты. Какой бы цели она ни служила и что бы здесь раньше ни было, но это что-то было достаточно важным, чтобы его так хорошо защищали.

Они достигли перекрестка, где проход разветвлялся в трех направлениях. Дэлвар осторожно выглянул из-за угла, но не обнаружил ничего подозрительного и подал Долин и Маккене знак присоединиться к нему Коридоры, ведущие прямо и направо, были такие же большие, как и тот, по которому они пришли – впечатляющие шесть метров высоты и четыре метра ширины, – и уходили дальше в глубь горы. Кто бы это ни построил, он, вероятно, должен был завозить сюда что-то очень большое. Туннель слева имел нормальную высоту и через несколько метров заканчивался переборкой.

Маккена с шумом выдохнул. Когда Долин обернулась к нему, он заметно побледнел.

– Что еще случилось?

– Или нам только что невероятно повезло, или нечего больше бояться, – он указал на точку на потолке в нескольких метрах позади них. Хорошо замаскированная под люминесцентную лампу, там находилась еще одна лазерная пушка, которая была направлена прямо на них. Она могла убить всех троих, прежде чем они вообще заметили бы, что произошло.

Долин тоже побледнела.

– Не думаю, что именно эта пушка неисправна, – пробормотала она. – Так часто не может везти. Следовательно, защитные устройства станции деактивированы. Защитная система оценила нас как тех, кому разрешен вход, хотя я и не знаю, почему. Но это, конечно, все очень здорово облегчает.

– Хотел бы и я так думать, – прокомментировал Дэлвар. Он вошел в маленький коридор и остановился перед переборкой, И здесь справа находился экран сканера, но только он выглядел как новенький. Он вытянул руку и хотел положить ее на экран, но Долин поспешно подошла к нему, схватила его руку и потянула вниз.

Дэлвар вопросительно посмотрел на нее.

– Давайте не будем рисковать, – сказала она. – Внешние ворота открылись после того, как сканер проверил мою руку. По всей видимости, он среагировал на какой-то признак. Будет лучше, если я и здесь попытаюсь, прежде чем сработает какой-нибудь защитный механизм.

– Звучит убедительно, – сказал Дэлвар и отошел в сторону, освобождая ей место.

Долин сделала глубокий вдох. То, что она сказала, могло звучать убедительно, но это была не единственная причина, почему она так хотела еще раз попробовать. У внешних ворот она была не совсем уверена, открылись ли они благодаря сканированию ее руки, или это была замедленная реакция на попытку Дэлвара. Теперь она хотела выяснить это наверняка. К тому же, этот экран был как новый, если теперь дверь опять откроется значит дело было не в том, что первый экран был сильно поврежден ветром и солнцем.

Долин больше не колебалась. Решительно она плотно прижала свою руку к экрану. Почти беззвучно дверь отошла в сторону.

Помещение за переборкой было круглым и насчитывало около десяти метров в диаметре. Слева и справа от входа было несколько кресел, которые полукругом стояли перед пультами управления или компьютерами – во всяком случае, там были видны экраны и клавиатура. Долин удивилась, увидев в такой станции компьютер, который действительно обслуживался с помощью клавиатуры – обычно компьютеру просто говоришь, что ты от него хочешь, и он выполняет речевую команду. Но потом она заметила, что клавиатура выглядит иначе, чем та, которую она видела у некоторых приборов, имевших такое обслуживание в полевых условиях.

– Да, тремя пальцами печатают иначе, – это был Маккена, который подошел к ней сзади и, казалось, угадал ее мысли. – Ты разве не знала, что у биороботов только три пальца?

– Тут все выглядит совершенно нормально, – подал голос Дэлвар. Он был прав. Казалось, помещение было оборудовано для нормальных людей – а не для пятиметровых зеленых монстров или чего-либо подобного, как ожидали они. Может быть, и фагоны не были такими ужасными монстрами, как им всегда рассказывали.

– Совершенно нормально? Если не принимать во внимание, что некоторые компьютеры и другие приборы все еще работают. Мне это кажется не совсем нормальным, – констатировал Маккена и указал на мигающие лампочки на пульте в другом конце помещения. Там был включен также один монитор. Охваченная любопытством, Долин подошла ближе и опустилась на стул перед пультом. Больше всего она интересовалась тем, что было видно на экране, хотя там не было ничего особенно примечательного. Верхние две трети занимало изображение пульта и самого экрана, на этом экране еще раз был виден пульт и монитор в уменьшенном виде – бесконечно повторяющееся и постоянно уменьшающееся изображение, как в двух, расположенных друг напротив друга, зеркалах.

В нижней трети экрана мерцала какая-то надпись на языке фагонов. Изучение иностранных языков входило в стандартную программу ее обучения в академии, но прошло некоторое время, пока Долин справилась с расшифровкой знаков. Она всегда ненавидела язык фагонов.

«Как в двух расположенных друг напротив друга зеркалах», означала верхняя строчка.

«Проклятый фагонский язык», стояло на нижней строке.

Озадаченно Долин посмотрела в сторону Маккены и Дэлвара, и в тот же самый момент изменилось изображение в верхней части монитора. Все выглядело так, как будто бы повернулась камера, смотрящая на мир ее глазами.

Ничего не понимая, Долин вновь уставилась на экран, на котором вновь был виден бесконечный ряд экранов. Она почувствовала, как у нее кровь отхлынула от лица.

«Что, черт побери, все это значит?» – спросила она себя. «Что, черт побери, все это значит?» – появилась еще одна строчка в самом низу на мониторе, в то время как самая верхняя строчка исчезла. Этого не может быть.

Предложение повторялось вновь и вновь, в то время пока оно одновременно вертелось у нее в голове, как бесконечная лента.

– С ума сойти, – пробормотал Маккена. – Эта штуковина улавливает твои мысли.

– Мне становится жутко, – воскликнула Долин. Она так резко вскочила, как будто бы стул под ней был раскален. – Попробуй теперь сам. Просто подойди поближе к аппарату.

Маккена заметно побледнел и инстинктивно сделал шаг назад.

– Я, э, – он покачал головой, его лицо было перекошено злобной усмешкой. – Лучше не буду. Это на самом деле жутко. Это не для меня.

– Но это же великое открытие! Мы должны узнать об этом как можно больше. Если у фагонов есть такие…

Долин не удалось продолжить дискуссию так как в этот момент легкое сотрясение заставило пол вздрогнуть. Она услышала глухой звук взрыва.

– Узкоглазые, – крикнул Дэлвар от другого пульта, где заработали, мерцая экранами, несколько мониторов. – Посмотрите-ка сюда.

Они поспешили к нему. На одном из экранов был виден вход в станцию. Там стоял многочисленный отряд йойодинов. Они уже взорвали многотонные ворота и теперь сами спешили проникнуть в станцию.

– О, черт побери! – разразилась проклятиями Долин. – А я – то надеялась, что здесь мы побудем некоторое время в безопасности. Эти ребятки быстрее, чем я думала.

Лазерные пушки открыли автоматический огонь по йойодинам, однако не могли их удержать. Они несли потери, но им удалось одну за одной вывести из строя автоматические пушки, и они медленно, но верно продвигались вперед.

– Нам нужно срочно что-то придумать, – констатировал Дэлвар. – Через несколько минут они доберутся до центрального поста, и тогда я не хотел бы быть здесь.

– А это, кажется, своего рода генеральный план станции, – сказала Долин и показала на один из мониторов, на котором царил бегло набросанный беспорядок из линий и кружков. – Если я не ошибаюсь, то это коридор, по которому мы пришли.

Они внимательно рассмотрели план на экране – оба больших прохода шли от перекрестка еще дальше и заканчивались в больших пещерах. Нельзя было определить, были ли эти пещеры искусственными или фагоны нашли их раньше, до строительства станции. Но в любом случае, казалось, эти пещеры относились к станции и были заполнены какими-то машинами, хотя непонятные значки на экране не позволяли определить их предназначение.

– Давайте-ка познакомимся с этим поближе, – решил Дэлвар. – В любом случае нужно как можно быстрее уходить отсюда. Даже если мы не найдем другой выход в пещерах, у нас будет больше шансов спрятаться. Как только начнется основная атака, у узкоглазых будут дела поважнее, чем искать нас. Тогда уж мы сможем наверняка сбежать от них.

Когда они покидали центральный пост, Долин бросила еще один поспешный взгляд на аппарат, который улавливал ее мысли и распечатывал их на экране. По сравнению со всей другой окружающей ее техникой фагонов, этот компьютер оставил у нее самое жуткое впечатление. Она поклялась, что если удастся, вернется сюда, чтобы разгадать тайну, скрывающуюся за этим. Но в настоящий момент у нее были дела и поважнее. Со вздохом она последовала за своими спутниками.

Глава 9

– Я просто глазам своим не верю, – пробормотал Маккена. – Это же настоящее чудовище.

В большой спешке они обыскали первую из двух пещер, но за исключением нескольких ящиков с лабораторным оборудованием она была пуста – по всей видимости, когда фагоны покидали станцию, им помешали, и они были вынуждены оставить значительную часть своего оборудования. Возможно, они собирались взорвать станцию при отступлении, однако или просто не успели это сделать, или не сработала автоматика самоликвидатора.

Значительно интереснее была вторая пещера. В полной растерянности они смотрели на огромную машину, которую Маккена назвал чудовищем.

– «Ходок»! Шагающая боевая машина типа «Солнечный луч III» с плазменной пушкой, если я не ошибаюсь, – воскликнула Долин. – Ты, наверное, опять спал, когда мы изучали ее в академии? – В ее голосе звучало беспокойство, и, несмотря на ее колкости, ей было не до шуток. Она тоже впервые в жизни воочию видела «Ходока», одно дело рассматривать эту боевую машину на архивных фотографиях – и совсем другое видеть ее вот так, в непосредственной близи; разница была огромной. Хотя машина и была выключена, вид у нее был устрашающий.

– С ума сойти, – изрек Дэлвар. – Вот ответ на все наши проблемы. Если мы ее заставим бегать, да мы тогда размажем узкоглазых по стенкам!

Они осторожно обошли машину со всех сторон «Ходок» имел пассажирскую кабину длиной около трех метров. Для водителя или командира там имелось специальное кресло. Снаружи, справа от пассажирской кабины, действительно была установлена тяжелая плазменная пушка, а с левой стороны был необходимый ускоритель. «Ходок» был оснащен, кроме того, тяжелым наглером и огнеметом которые находились впереди под пассажирской кабиной – гигантская огневая мощь, особенно если противник не ожидает этого.

Но самым примечательным в этой машине был способ ее передвижения. «Ходок» не катился, не летал и не скользил, а перемещался, о чем и говорило его имя, на ногах – двух пятиметровых конструкциях, имевших множество шарниров, которые складываются под пассажирской кабиной. В этом положении было легко добраться до кресла пилота, а вся конструкция немного напоминала верблюда, который присел отдохнуть.

Дэлвар вскарабкался в пассажирскую кабину и изучал множество переключателей и индикаторов на приборной доске.

– Вы хоть представляете, как ездят на таком «Ходоке»? – поинтересовался Маккена насмешливо. Казалось, ему было плохо при одной мысли, что придется довериться этой жуткой машине но что касалось его вопроса, то Долин должна была с ним согласиться. Каждый из них умел обращаться с любым средством передвижения кибертеков, но это было что-то совершенно иное – машина, которая передвигается на ногах и которая порождена совершенно чуждой культурой.

– Конечно, нет, – ответил Дэлвар. – Но вряд ли это очень сложно – бегать я сам умел намного раньше, чем меня научили ездить. – Он нажал несколько кнопок на пульте управления, но без особого успеха.

Долин подошла к пассажирской кабине и внимательнее осмотрела приборную доску. Дэлвар сидел на месте пилота, наклонившись вперед. Однако это была очевидно неправильная поза, чтобы управлять этой машиной. Если исходить из формы кресла, то водитель или пилот «Ходока» должен был почти горизонтально лежать, когда вел машину.

– Сержант, я думаю, вы сидите неправильно, – сказала Долин.

– Да? И что же навело тебя на эту мысль?

– Кресло выглядит скорее как кушетка, и водитель, очевидно, должен откинуться назад, когда машина начнет двигаться, – объяснила Долин. Она указала на наклонную спинку кресла. – Если вы откинетесь назад, то ваша голова должна лежать вот здесь, – она указала на овальное углубление в верхнем конце кресла пилота, которое, видимо, служило для поддержания головы. Но это углубление не имело мягкой обивки, как остальная часть кресла, в нем находились несколько металлических пластинок неправильной формы, о предназначении которых она могла только догадываться.

Дэлвар фыркнул.

– Может быть, фагоны считали это удобным, но я лучше обойдусь без этого. Подумай лучше, как можно управлять этой штуковиной.

– Но именно об этом я и говорю, – возразила Долин немного раздраженно. – Если посмотреть внимательно на приборную доску, то станет совершенно ясно, что невозможно управлять такой машиной, как эта, с помощью вот такой игрушечной клавиатуры. – Она нетерпеливо показала рукой на приборную доску. Они не могли терять время. Йойодины могли обнаружить их в любой момент.

Озадаченно Дэлвар уставился на нее.

– Куда ты клонишь?

– Мы ведь давно отказались от управления нашими боевыми машинами с помощью приборных досок, и хотя фагоны не достигли нашего технического уровня, но и они могли продвинуться в этой области. Я предполагаю, что это углубление – эквивалент нашего сенсорного шлема.

Дэлвар еще раз недоверчиво осмотрел углубление в конце кресла.

– Может быть, ты даже и права, – допустил он. – Тогда остается только вопрос, будет ли эта штуковина реагировать на наши мозговые импульсы. Маккена, ты лучший пилот среди нас. Если кто и сможет управиться с этой штукой, так только ты.

Маккена побледнел.

– Но… сенсорные шлемы никогда не были моей сильной стороной, – сказал он. – Я намного лучше справляюсь с обычными системами управления. А что касается сенсорных шлемов…

Он замолчал и посмотрел на Долин. Она вздохнула.

– Я прошла дополнительный курс обучения управлению с помощью сенсорных шлемов, – призналась она. – И хотя я не очень рвусь получить именно эту работу, ну да ладно, я попробую.

– Отлично. – Дэлвар вылез из кабины и движением руки пригласил ее занять место пилота. Долин сняла свой шлем и села в кресло. Она секунду помедлила, а затем медленно откинулась назад, в то время как Маккена и Дэлвар выжидательно смотрели на нее. Едва ее голова коснулась металлических пластинок в углублении, как на приборной доске загорелось множество лампочек. В первое мгновение она испугалась, но сразу же сумела вновь овладеть собой. Она посмотрела на индикаторную доску перед собой, между тем с легким гудением заработал привод «Ходока».

Пока все идет хорошо, сказала она себе, в то время как гудение медленно перешло в легкий свист и вдруг совсем исчезло. Один из многих индикаторов перед ней поменял свой цвет с красного на зеленый.

Долин спросила себя, как же заставить машину двигаться, как вдруг «Ходок» резко встал, а Дэлвар и Маккена отлетели в сторону. Они тоже не ожидали такого резкого движения.

Долин посмотрела вверх и увидела быстро приближающийся потолок пещеры, к которому «Ходок» грозился катапультировать ее. Ей надо как-то остановить машину – и не успела она до конца сформулировать мысль, как «Ходок» прекратил свое движение.

– Функционирует! – закричала она. – И даже лучше чем наши сенсорные шлемы. Мы можем еще кое-чему поучиться у этой техники. Эта штуковина мгновенно выполняет все мои мысленные команды.

– Тогда будь поосторожнее! – предостерег ее Дэлвар. – Не хватало только, чтобы ты по ошибке заставила «Ходока» расшибиться о стену.

– Вниз! – подумала Долин. И «Ходок» медленно опустился, кабина остановилась совсем низко над землей, а ноги вновь сложились под ней.

– Чего вы еще ждете? – закричала она. – Залезайте наконец.

– Вперед, зададим им жару! – заорал Маккена. Он уселся между Долин и ускорителем плазменной пушки, так как в кабине «Ходока» место было только для одного. Дэлвар поступил так же, усевшись между кабиной и плазменной пушкой справа от Долин.

Долин не удалось открыть большие ворота в боковой стене пещеры, зато она воспользовалась возможностью, чтобы опробовать огневую мощь «Ходока». Результат ее приятно поразил – уже первым залпом она до основания разрушила тяжелые бронированные ворота.

Они не знали, как далеко йойодины проникли в станцию. По крайней мере, до них они еще не добрались. Автоматические защитные системы фагонов, видимо, оказались более эффективными, чем это им показалось вначале. Тем большее облегчение почувствовала Долин от того, что им не пришлось сражаться против них.

Правда, она все еще не знала, какому счастливому обстоятельству они обязаны, что их допустили в станцию, но по всей видимости, это была единственная причина, почему они все еще были живы.

С того момента, как она освоила «Ходока», уважение Долин к фагонам еще больше выросло.

Что бы ни говорили об отсталой технологии фагонов, «Ходок» был совершенной конструкцией, вполне сравнимой с соответствующими разработками кибертеков.

По большой дуге Долин обогнула ту часть горы, в которой была спрятана станция. Выйдя на дорогу, она вновь приблизилась к главному входу. Перед ним стояли две платформы на воздушной подушке, на которых прибыли йойодины. Они были вооружены тяжелыми пушками, в данный момент там была только дежурная команда, так как все остальные йойодины принимали участие в штурме станции.

До сих пор никто еще не заметил «Ходока». Долин немного опустила кабину, чтобы Дэлвар и Маккена смогли спрыгнуть с нее на землю.

– Подними защитный экран и покажи им, где раки зимуют! – крикнул Дэлвар и ободряюще улыбнулся ей, прежде чем вместе с Маккеной укрыться за скалой.

Долин включила отражательный экран и двинулась вперед. При этом кабину она не поднимала, чтобы до последнего поворота дороги оставаться под защитой скал, скрывающих ее от йойодинов.

Эти две платформы имели тяжелое дальнобойное вооружение и были крепким орешком даже для «Ходока». Очевидно, йойодины еще не заметили ее, так как орудийные башни были направлены на вход в станцию, как будто они ожидали оттуда внезапного нападения.

Это давало ей шанс – она должна была постараться вывести из строя хотя бы одну из платформ, прежде чем они смогут ответить на нападение.

Долин приблизилась к повороту. Пока «Ходок» крался вперед с низко опущенной кабиной, Долин не могла видеть, что делается за поворотом, так же как и йойодины не видели ее.

Ее рука медленно потянулась к спуску плазменной пушки.

Это оружие было особенно эффективным на дистанции до двадцати пяти метров. В шаге от поворота Долин подняла «Ходока» во весь его рост.

Когда огромная машина вынырнула на гребне холма, обе платформы находились всего лишь в нескольких метрах от нее. Как Долин и предполагала, их командам понадобилось какое-то время, чтобы преодолеть свое удивление – эти секунды замешательства обрекли одну из платформ на, гибель: плазменная пушка взревела и прямой наводкой поразила орудийную башню. Платформа перевернулась и, объятая пламенем, упала на землю.

Долин развернула «Ходока» влево, чтобы взять на мушку вторую платформу, но ее пилот успел стартовать. С максимальным ускорением платформа помчалась назад, прямо на «Ходока». Машина на воздушной подушке движется низко над землей и при этом только по относительно ровной поверхности. Поэтому платформа не могла свернуть с дороги. Она промчалась в каком-то полуметре от «Ходока» и сразу же открыла огонь, для чего ей даже не понадобилось поворачивать орудийную башню.

Залп пробил защитный экран и задел левую ногу «Ходока». От этого попадания Долин сильно тряхнуло в кресле пилота, и на какое-то мгновение ей показалось, что «Ходок» вот-вот опрокинется назад, но он устоял.

На табло индикации повреждений она увидела, что перебит гиромобилизатор – машина еще могла двигаться, но ее маневренность значительно уменьшилась.

Только когда платформа почти уже вышла из зоны обстрела, Долин удалось развернуть «Ходока» и дать еще один залп. Платформу сильно затрясло, и она чуть не врезалась в скалу, но пилоту удалось справиться с управлением. Клубы дыма повалили из орудийной башни.

Платформа не могла больше защищаться, но все еще могла маневрировать.

Радость от мнимой победы улетучилась, как только платформа помчалась на «Ходока» и Долин поняла, что собирался сделать пилот.

Он собирался ее таранить! Долин чертыхнулась. Проклятый кодекс чести предписывал йойодинам скорее погибнуть, чем сдаться в безвыходной ситуации, и вот она и ее «Ходок» были мишенью такой атаки камикадзе. На поврежденном «Ходоке» она не могла увернуться, и ей осталось лишь одно – стоять на месте и стрелять.

Долин изо всех сил нажала на спуск плазменной пушки и не отпускала его.

Пушка взревела, за несколько секунд жара в кабине стала просто невыносимой. Струя раскаленных газов закрыла ей видимость. Долин могла только молиться, чтобы ее выстрел попал в платформу до того, как та собьет ее. Из-за струи огня и клубов дыма вновь показалась платформа. Видимо, Долин еще раз попала в нее, так как она горела еще сильнее, однако это не мешало ей продолжать двигаться, хотя и с меньшей скоростью Долин попыталась сделать шаг в сторону, не прекращая вести огонь по платформе.

Но «Ходок» перемещался слишком медленно – она не успеет! Долин сняла руку с управления плазменной пушкой и расстегнула свой ремень. Когда платформа в тридцати метрах от нее, как огненный шар, ударилась о землю, Долин выпрыгнула из кабины. Ударившись правым плечом о землю, она перекатилась на бок. Ее лицо исказила гримаса боли.

Когда она, спотыкаясь, поднялась на ноги, то увидела, что горящие обломки платформы продолжают по инерции двигаться по дороге в ее сторону.

Спасая свою жизнь, Долин бросилась бежать со всех ног. Она не знала, в какой стороне были Дэлвар и Маккена, у нее не осталось времени искать их.

Когда она была в десяти метрах от «Ходока», остатки платформы врезались в его ноги. Коленные шарниры «Солнечного луча» переломились, как две спички, кабина наклонилась вперед, сначала медленно, а затем все быстрее, и упала на горящую платформу. В тот же момент Долин бросилась ничком на землю позади скалы и прикрыла голову руками. Раздался страшный взрыв, разбросавший обломки машин во все стороны.

Последнее, что увидела Долин, прежде чем потеряла сознание, были йойодины, которые, услышав шум боя, покинули станцию и теперь бежали к ней с угрожающе поднятым оружием в руках.

Примечания

1

От англ., clearly – ясно (прим. ред.).


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8