Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Сеть дронов

ModernLib.Ru / Иванов Александр / Сеть дронов - Чтение (Весь текст)
Автор: Иванов Александр
Жанр:
загрузка...

Александр Анатольевич Иванов
Сеть дронов

Часть первая

1

      Маленький камушек, предательски выскочив из-под левой передней ноги, весело поскакал вниз, попрыгал по гладким валунам, и звонко стукнулся о кривую приплюснутую сосну. Алекс обмер. «Головоглазы» смолкли и резко повернулись в его сторону.
      Черт! До боли в спине, изгибаясь всем телом и помогая себе руками, Алекс развернулся на месте и рванул по склону вверх, почти не разбирая пути. Опешившие было «головоглазы», с гиканьем и свистом кинулись в погоню.
      Ну, дрон, выноси! Выноси родной! Мелькали кусты и камни, шуршала трава, шестёрка ног неистово выбивала дробь, унося его прочь. Пока преследователи преодолевали осыпь подъема, успевший набрать приличную скорость, Алекс, перемахнул вершину сопки и помчался вниз, в ложбину, к ручью. Под спасительные кроны невысоких деревьев, за живые стены густого кустарника.
      Перепрыгнув ручей, он понесся параллельно берегу вверх по течению, стараясь выбирать каменистую поверхность, чтобы меньше пылить и не оставлять следов. Надо же, так вляпаться! Как пацан…
      Очень мешал маскхалат, но снимать его было некогда, да и нельзя — нечего светить свой клановый тотем направо-налево. Ну, газу, газу! Через несколько минут бешеной гонки, когда шум погони начал немного отставать, заморгал индикатор — «перегрев ходового двигателя».
      Тут мне и кранты, подумал Алекс, пожалел, дурак, денег на тюнинг движка — всё потом да потом. Будет тебе сейчас «потом». Но Фортуна на этот раз оказалась благосклонной и милостиво бросила ему спасательный круг — в небольшой ложбинке у ручья, возились двое начинающих четвероногих сталкера, что-то выковыривая из грязи на дне ручейка. Удачно, мельком подумал Алекс и закричал:
      — «Головоглазы»! Спасайтесь!
      От неожиданности сталкеры пискнули, подпрыгнули, загремело опрокинутое ведро — все знали, с граберами шутки плохи, особенно с «головоглазами», и нелепо вскидывая ноги своих дешевых неуклюжих четвёрочных шасси, пошлёпали вверх по ручью. Жаль молодняк, но, либо селю вы — либо селя вас…
      Алекс же, пробежав еще метров десять вслед за ними, не притормаживая, очень сильно, но очень аккуратно отпрыгнул в сторону, в густые заросли смородины, оказавшиеся рядом очень кстати.
      Просунулся в них задним местом как можно глубже, скрывая перегретую моторную часть шасси. Потом просунулся еще, поворочался, устраиваясь, и затих. Будем надеяться, что они не каждую дыру будут тщательно обследовать инфракрасным сканером…
      В шасси что-то, на грани слуха, потрескивало и поскрипывало, остывая. Остро пахло смородиной, прелой листвой и графитовой смазкой.
      Солнце проблёскивало сквозь тучи и листву. Посвистывали пичужки. Басовито звенели, привлеченные теплом двигателя комары, так, что ужасно хотелось почесаться. Гулко стучало сердце, словно он сам отмахал сотни этих горячих метров, а не его дрон.
      Кажется, не очень сильно отличаются его следы от сталкерских ходулек. Какие там у них шасси были? Вот, блин, впопыхах не разглядел толком. Вроде «муравьи». Ах, как не хочется сейчас залетать! Хотя, по правде, а когда оно хочется? Удача, удача, срочно нужна удача…
      Снизу ручья, потопывая, полязгивая и побрехивая, приближалась погоня. Первыми бежали мелкие шустрые трапперы. Двое. Один с потертым торсом, но на новеньком шестёрочном шасси типа «Кентавр», бежал ровно, не отрывая от земли передних глаз. Посредине ромбовидной головы с широко расставленными видеокамерами, нарисованный красной, с огненным отливом краской сиял «глаз Саурона». Собственно за это их и прозвали «головоглазами», а не «Воинами Саурона», как они были зарегистрированы в реестре кланов.
      Стильное, легкое, камуфлированное под осенний лес, очень дорогое шасси — не каждому по карману, казалось, плыло над землёй, неся своего обшарпанного владельца. Вылитый мифический кентавр! Вот только размером с кошку. Правда, с Алексовых позиций, эти размеры выглядели вполне внушительными, хотя дроны типа скаут или траппер почти в два раза меньше, чем его средний универсальный дрон. Но это вовсе не значит, что он один стоит двух разведчиков. Тут всё дело в мастерстве бойца и прокачке дрона…
      Второй, явно молодой, да ранний — новенький корпус весьма престижной модели «x-traper», тоже нехилое шасси, типа «ахама-лайт», мельтешил вокруг. Шнырял влево-вправо, забегал вперед, принюхивался, присматривался. На миг притормозил у места, где Алекс отпрыгнул в сторону, особенно громко всосал воздух, вскинул голову, чихнул, прочищая ноздри, и припустил вдогонку за старшим.
      Алекс вытер вспотевшие ладони о футболку, не глядя, нашарил у ножки стола банку с квасом, набрал полный рот пенистого напитка, глотнул, поперхнулся и, вырубив микрофон, долго кашлял, стуча себя кулаком в грудь… Твою медь! Нельзя же так! Сейчас бы прыснул, на весь Остров. А потом бы мне, прыснули… И тут на арену вылетел весь пелетон. Алекс застыл.
      Впереди на мощных шестиногих шасси пёрла тройка мощных бойцов, азартно размахивающая мощными клешнями, словно лобстеры в брачный период. Могучие торсы украшало множество заплат и сварных швов — свидетельство прошлых битв и побед.
      Вот ведь, делают же ремонт корпусов без швов и заплат, так на кой все эти «украшения»? Только мелочь пугать. Зрелый боец на них и внимания не обратит. Надо же, ещё и раскраска у них под татуировку — один бык, второй буйвол… А третий, небось, зубр… А, нет, бизон…
      Один из «бычков» держал в клешне обломок старинной шпаги, а у другого зловеще поблескивал русский граненый штык, отпиленный от насадки. Третий казался невооруженным, но притороченный к шасси подсумок с инструментами безо всяких слов указывал на то, в чьих лапах он очутится в случае неудачи.
      Алекс вытер лоб и перевел дыхание. Да, с таким бойцом и один на один справиться непросто, а уж с толпой таких — шанс нулевой. Ну, почти. Он осторожно пригубил квас, покосился на значок микрофона внизу виртуального экрана и глотнул. Тихо кашлянул, и глотнул ещё. Вот это я влетел, еще бы немного и… Лучше не думать. Точнее, лучше думать о другом. Как смыться без потерь.
      За воинами дробно семенили два офицера. Дюралевое шасси типа «Мустанг», дюралевый корпус на заказ, два боевых манипулятора типа «лапа богомола», квадратные головы — ну, прямо суперкентавры! Сбоку и чуть сзади от них поспешали четверо однотипных шестиногих телохранитей с самодельными пиками наперевес. Свита, блин…
      И вся эта кавалькада просто ало сияла «глазами Саурона», и лишь у дальнего от Алекса офицера «глаз» был золотым, а на шасси, придерживаемый вспомогательным манипулятором, трясся старый, тщательно отчищенный и блестящий смазкой «Parabellum».
      Ага, Базука Билл собственной персоной. Второй в клане после Назгула. Вот, если бы не тот чёртов камень, Алекс наверняка разглядел бы всё это «братство», и сразу же тихо слинял бы. Это же явный капец, связываться с верхушкой «Сауроновского» клана. Ладно бы с рядовыми, дело то житейское, мало ли какие разборки происходят на просторах Острова. Но с высшими офицерами клана вряд ли кто рискнёт. Разве что во время разборки клан-на-клан…
      А вот интересно, с чего бы это такая честь? А что, собственно, произошло-то, а? Ну, забрёл некий абалдуй на клановый сбор, в первый раз что ли? Так отряди пару трапперов на охоту и жди, пока того за зябры приволокут. Самому-то, зачем бегать? Да еще со свитой. Что-то вы здесь, ребята, перегнули…
      Или это я чего-то не понимаю. Какая-то не интересная сегодня игра получается, слишком рискованная. Надо делать ноги, и быстрее. Только вот взгляну напоследок, что там у них, и слиняю. Зря, что ли я здесь на брюхе ползал? Пожалуй, так даже удобней уйти будет. Они сейчас направо, а я сейчас налево. «А мы пойдем на север, а мы пойдём на север, когда назад вернёмся…». А вот хрен вам, я вернусь, даже если вас никого не будет.
      Подождав, пока граберы достаточно удалились, Алекс тихонько, непрерывно осматриваясь, выполз из кустов. И тихо-тихо, но в быстром темпе, на полусогнутых, по ложбинке, двинулся назад, вниз по течению ручья. Скрываясь под кронами деревьев и кустарников, и не переставая оглядываться, он направился к сопке, за которой скрывалось нечто, ради которого, он и пришёл сюда в этот воскресный день.
      Я только взгляну и всё, только взгляну и всё. И сразу домой. Потом уведу дрона на профилактику, а сам отдохну, пока эта байда не утрясется. Английским займусь, давно пора хвосты отрубать, а то отрастил с начала года… Видики посмотрю, в библиотеку схожу. А интересно, а как это в библиотеке книжки читают? Ни разу не был. Вот сейчас как раз и схожу, а то совсем одичал тут. В зоопарк можно съездить… Только тихо-тихо… На сей раз очень тихо.
      Используя складки местности, валуны и кусты, Алекс быстро полз, огибая сопку и внимательно высматривая охрану — не может быть, чтобы они всё кинули, не выставив охраны. Вон у них какая толпа, наверняка и охрану оставили. Ну не олухи же они.
      Когда до места осталось всего ничего, он услышал далекий выстрел и, на грани слуха, отчаянные вопли — все, пацанов взяли. Жалко. Курочить их вряд ли будут, что с них взять? А вот ноги пообломают, и глаза выбьют. И уши. Так что ребята страху натерпятся. Простите ребятки, таков у нас суровый закон джунглей. В конце концов, я же вас предупредил — спасайтесь. Однако мысль его была слишком лицемерной, и на душе у него засвербело.
      Минут через десять «головоглазы» поймут, что лопухнулись, и рванут назад. А я рвану вперед, и не через десять, а через пять, а то и раньше. Такая наша доля — схапать и драпать. Только взгляну… Может, и хапать не буду. Сразу драпать.
      Сопка медленно поворачивалась. Уже показался тот обрыв и та корявая сосна, и где-то там валялся тот зловредный камень…
      Двое охранников в могучих корпусах торчали на макушке сопки — следили за погоней. Вниз они не смотрели. Третий в прибрежных валунах с большим увлечением гонял крабов. Его явно не ждали. Только одним глазком…
      У слабо дымящегося костра лежал связаный (!?) дрон. Торс с головой был выдран из корпуса с мясом, торчали провода и арматура крепления, задние ноги были перебиты в нескольких местах, а передние срезаны до половины. Средние же торчали под таким углом вверх, что не оставалось сомнения — шаровые суставы вывернуты из гнезд.
      Зачем понадобилось его связывать, недоуменно подумал Алекс? Зачем надо связывать дрона, не способного двигаться? Зачем вообще надо связывать дрона!? Он же без дроннера ничего не может. Ну, почти… Медленно приблизившись, Алекс осмотрел калеку.
      Корпус явно вояки клепали, даже марка неизвестна. Пластик, армированный сталью. Усиленные узлы подвески дополнительного снаряжения или вооружения, смотря по обстановке. Боевой дрон. Надпись на боку — «Скорпион». Да, такие в продажу не поступают.
      Как-то раз, Алекс уже видел дрона подобного типа, только тот был попроще. Заходил как-то патруль в деревню сталкеров, искали кого-то, что ли.
      Кто это его так? Неужели «головоглазы»? И где они его взяли? До зоны вояк километров пять. Да ну, никто не ходит к воякам в зону — себе дороже. Мало того, что дрона своего потеряешь, так еще и запишут нарушение режима. Один раз простят, а со второго выкинут с Острова. Начинай всё по-новой…
      Хотя… Кристалл военного дрона, это очень богатая добыча. Использовать самому опасно, наверняка там есть какие-нибудь жучки, а вот загнать на чёрном рынке можно за очень приличные бабки. Да тем же граберам. Правда тут надо будет десять раз отмерить. А самый оптимальный вариант — вернуть воякам. Конечно, деньги будут значительно меньше, зато добрая слава… Ну-ка, стоп мечтать, медведь ещё жив, и шкура ещё на нём…
      Разодранная обшивка обнажала кристалл дрона — черный плоский параллелепипед со стандартной интерфейсной колодкой. Переливаясь, мерцали индикаторные микродиоды с торца кристалла, и попискивал тихо-тихо какой-то блок внутри разбитого корпуса — дрон жил.
      Время! Либо хватай дрона и делай ноги, либо делай ноги и ни чего не хватай. Выбор не велик. Алекс огляделся. Двое на сопке всё так же торчали к нему спиной, а третий и вовсе скрылся в камнях. «Ти чьорт…, - мысленно прошептал Алекс. — Об этом я дико пожалею…».
      Он тронул пальцем кристалл дрона и тот замер на долю секунды. Затем резко усилилась пульсация индикаторных вспышек, и что-то дернулось внутри несущего корпуса. Писк усилился, перешел в шипение, шипение сложилось в еле уловимый голос:
      — Человек, спаси…
      От неожиданности Алекс дёрнул рукой и сбил банку на пол. Шипя, квас полился на ковер. Мгновенно вспотели руки, а ноги судорожно дёрнулись, изображая прыжок.
      — Ма… я… кто? — язык отказывался повиноваться, а руки в сенсорных перчатках лихорадочно крутили псевдо-джойстики, давая противоречивые команды управления, так, что, в конце концов, его дрон возмутился целым потоком предупреждающих сигналов, смысл которых сводился к требованию — объяснить, что же ему нужно, чёрт его дери. Что за шутки такие!!?
      — Человек, спаси…
      Голос перешел в шум, затем в попискивание. Алекс, замерший в неудобной позе, протянул манипулятор к кристаллу дрона и, в нерешительности остановился, растопырив трёхпалую клешню. И тут его слух резанул вопль:
      — Вот он, гад! Держи его! Алекс обернулся. Всё, спёкся. До-вы-пендривался…
      Сбоку, снизу от моря, отшвыривая крабов, металлически лязгая, несся к нему охранник, а сверху, сыпля камнями, с воплями валились наблюдатели. Четвёртый(!), не замеченный им, и видимо, поднявший тревогу, набегал вдоль каменной осыпи с юга.
      У Алекса в голове, что-то словно бы щелкнуло — звуки отступили, поле зрения сузилось, и в нём остался только изуродованный дронов остов, сам кристалл дрона, с медленными вспышками светодиодов и далёкое Солнце, неярко сияющее сквозь тучи над застывшим волнистым морем.
      Лязгал манипуляторами краболов, запутавшийся в нагромождении камней. Пыля, сыпалась сверху щебёнка, перед матюгающимися охранниками. Молча, и оттого страшно набегал, четвёртый охранник, которого он прошляпил…
      И Алекс медленно вынул кристалл из гнезда, медленно огляделся и медленно, как под водой, переставляя ноги, устремился прочь, чувствуя, что не уйти, направил путь своего дрона на север. Наискось, уходя от ломящегося сквозь каменный хаос охранника, он съехал по каменной осыпи, перескочил через валун и оказался над почти отвесным каменистым обрывом высотой метров десять.
      Внизу мокро блестели острые валуны, и шуршал прибой. Прыгать было нельзя, убиться не убьёшься, а вот манипуляторы не выдержат, верный кирдык. Оставалось двигаться по-над краем обрыва, рискуя каждую секунду съехать вниз.
      Алекс рванулся вперёд. Его дрон, плохо приспособленный бегать по каменному крошеву, мельтешил ногами, то и дело оскальзываясь и срываясь. Сзади орали охранники, им было труднее, их более тяжелые корпуса еще меньше подходили для подобного бега.
      Может и повезёт, подумал Алекс, но тут сверху и чуть сбоку, с воплем обрушился на него недавний преследователь с корпусом от «амахи».
      Он охватил Алексова дрона ногами и свободными манипуляторами начал выдирать из его рук чёрный кристалл. Он был значительно легче и слабее, но сила удара сбила с ног, и теперь они вдвоём, барахтаясь, сползали к краю обрыва.
      На самом краю Алексу удалось оторвать, вцепившегося как клещ траппера и ударом всех, шести своих, ног послать его в недолгий полёт к прибрежным валунам. С визгом тот улетел вниз. Там что-то осыпалось, сбрякало и булькнуло. Визг замолк. Освежись, родной, мелькнула злорадная мысль.
      Что с ним стало дальше Алекс уже не смог увидеть — ему пришлось срочно хвататься за ветку корявой сосны на краю, чтобы не улететь следом. Так он и повис на одном манипуляторе. Другим же он цепко удерживал добычу, а его дрон судорожно теребил ногами, ища опору. И чем больше он теребил, тем яснее Алекс осознавал, что вылезти без второго манипулятора не сможет. Или бросить чёрного дрона, или падать вместе с ним. Третий вариант осторожно высунулся из-за нависшего сверху валуна.
      — Держи посох, ёлоп, и не вздумай дурить! — второй траппер, с обшарпанным корпусом, медленно протягивал Алексу гладкую палку с набалдашником на конце. — Только сначала брось мне дрона. И учти, ты на мушке!
      Из-за его спины выглядывал Базука Билл со товарищи. Ага, сядь ко мне на носок, да пропой ещё разок…
      Алекс, тот Алекс, что сидел в мягком кресле за компьютером дома, медленно нагнулся, нашарил и поднял с пола опрокинутую банку с остатками кваса, влил содержимое в рот, глотнул и положил руки на имитаторы джойстиков.
      Алекс, тот Алекс, что висел на одном манипуляторе над обрывом, посмотрел на траппера, протягивающего ему палку, на выставившего «парабеллум», Базуку Билла, на грозных охранников с пиками, медленно подтянул манипулятор с дроном и замер.
      — Тебе ничего не будет, — ровным, скрипящим голосом сказал Базука, — если ты отдашь дрона. Иначе мы найдём тебя везде, и тебе это не понравится.
      У него был сильный прибалтийский акцент, и неприятно отблескивало солнце не стволе пистолета. Ай-ай-ай, это называется, добаловался…
      В этот момент Алекс испытывал два чувства сразу — омерзительный страх холодил сердце, а поднимающаяся горячая волна протеста, дрожью наливала руки. И тут он вдруг понял, что стрелять в него не будут, пока дрон у него. И он понял, что сделает дальше. И ему сразу стало легче.
      — Только не кидай меня в терновый куст, — негромко сказал он, затем спокойно ткнул углом кристалла в фиксатор, крышка корпуса распахнулась, и он ещё раз ткнул, теперь уже в инжектор кристалла своего дрона.
      — Что-о не кида-й? — Не понял Базука.
      Но тут же, осознав что, дико заверещал и выстрелил в Алекса, целя в корпус. Пуля прошила воздух рядом с головой, а, не успевший изготовиться к стрельбе, Базука упал от отдачи и, страшно ругаясь, боролся теперь со своими манипуляторами, пытаясь встать.
      Выброшенный инжектором, из обвисшего ногами корпуса, кристалл алексова дрона, кувыркаясь, полетел вниз. А Алекс, взяв управление на себя, точным движением, вставил чёрного дрона на его место, в установочное гнездо. Всё как по инструкции — аккуратно и до щелчка. И захлопнул крышку.
      — Опусти руки, человек, — ясный, без выражения голос звучал прямо в ушах, — опусти руки, сейчас мы уйдём.
      Подсознательно он ожидал чего-то подобного, поэтому лишь слегка вздрогнул, и попробовал уцепиться освободившимся манипулятором за спасшую его ветку сосны. Однако манипулятор не совершил требуемого движения. Опа-на! Алекс подергал руками, ногами, телом — всё без толку. Оказалось, он мог управлять только головой, остальное управление не действовало. Вот это да! Дрон управляет только шасси и частично торсом, да и то, не по своей инициативе, а здесь у него полностью перехватили управление. Приплыли…
      С отрешённым видом, Алекс опустил руки и откинулся в кресле. Снявши голову — по волосам не плачут. А чего он, собственно, ожидал? Какая такая интуиция заставила его всё это сделать? И, что же это за чудо такое он пытается спереть у граберов — сам говорит, сам рулит? Теперь осталось только смотреть и ждать, чем закончится его воскресный поход за приключениями.
      Он ещё только распрямлялся, вытягивая ноги в кресле, а его дрон (да его ли дрон?), вдруг резво зацепился ногами за осыпающийся каменный склон и, слегка помогая себе манипуляторами, боком стремительно понёсся вдоль откоса, забирая слегка вверх. Надо полагать, пользовался при этом он только «дроновскими» глазами, расположенными в шасси, так как Алекс вперёд не смотрел, а смотрел он на осатанело орущих «головоглазов», почувствовавших, что похититель уходит.
      С воплем промелькнул в стороне, бросившийся не него траппер. Промазал, и полетел, голова-ноги, голова-ноги, навстречу камням. Просвистела сбоку, брошенная кем-то из вопящих охранников, пика. Снова завизжал, снова бабахнул, и снова упал Базука. Застыли в разных позах рванувшиеся в погоню «головоглазы».
      Надо же, какая преданность, подумал Алекс, смерти не боятся, сами в пропасть падают.
      А чёрный дрон, тем временем, уверенно и быстро уносил его прочь, ловко минуя крупные камни, подныривая под кроны корявых сосен, используя их ветки, и торчащие корни, как опору. Склон обрыва быстро поплыл в бок, слегка в сторону и назад. Оставшиеся ни с чем, «головоглазы» стали стремительно удаляться, их голоса ослабли, а из-за тучи, в просвете, показался краешек неяркого осеннего Солнца.
      Когда «головоглазы» достаточно удалились, Алекс отвернул от них голову и стал смотреть, куда же они, в конце концов, направляются.
      Здесь, на западном берегу Острова он не был ни разу. Ну, во-первых, где-то здесь обосновались своим лагерем «головоглазы». Ну, а, во-вторых, тоже, что и, во-первых. В лагерь к «головоглазам» не совались. Разве что новички по дури и незнанию. Интересно, а меня куда записать? Вроде не новичок…
      Островное сообщество, конечно, не могло с эти мириться, но его усилия пропадали втуне. Помнится, с полгода назад три соседних клана объединились, с целью положить конец безраздельной власти «Воинов Саурона» над этой западной частью Острова, но, то ли силы у них не хватило, то ли духа, то ли ума, но были они биты и унижены, а «головоглазое» братство стало хозяйничать на почти всей территории прежде независимых неудачников. Проигравшие кланы пытались было, сгоряча, обратиться в межклановый суд, но ситуация была предельно ясна — агрессор повержен и наказан.
      Обращаться к администрации земли тоже не имело смысла — администрация земель Западных Уделов смотрела на подобные вещи снисходительно, сквозь пальцы — подобные вещи повышали рейтинг игры, подобные вещи способствовали усилению градуса азарта в игре, добавляли перчику, а с ним и рост доходов Островных Компаний. Администрация Среднеземных Уделов вкупе с администрацией земель Южных Уделов «головоглазов» в свои земли не пускали, но и никаких особых претензий западникам не предъявляли. Так, де-факто, «головоглазы» и стали хозяевами почти половины земель Западных Уделов.
      Впереди показался громадный валун приплюснутой формы. Дрон, не снижая скорости, взлетел на него, перемахнул верхушку, ухнул вниз, и в том же темпе продолжил свое стремительное движение. У Алекса захватило дух — даже в рекламных демо-роликах дроны не перемещались так быстро и так ловко. Снова заморгал желтый сигнал «Перегрев основного двигателя».
      Запорет шасси, подумал Алекс, и тут же, непоследовательно — а интересно, как будет велика компенсация от вояк за спасение их дрона? Это если конечно вернуть дрона им. Хотя, сейчас непонятно, кто кого возвращать будет, уж больно дрон у них самостоятельный… Как управление-то вернуть? Куда-то вся игра не туда пошла, кто в кого играет — я в дрона, или он в меня?
      «Всё дело в азарте игры, — подумал он, — и даже не игры вовсе, а это как жизнь — в жизни всегда надо найти интересное дело, и жить будет гораздо интересней. Дело всей жизни — найти дело на всю жизнь и жизнь посвятить этому делу… Вот получу компенсацию, и сразу начну дело на всю жизнь искать…».
      «Что это я так размечтался? — подумал, было, он. — До вояк еще добраться надо. А им ещё должен очень понадобиться этот спасённый дрон. А вдруг, так сдастся, что не понадобится?»
      Но на этом трезвые мысли в его голове закончились, а оставшиеся перепутались, перешли в какое-то бормотание, а руки, вцепившиеся в подлокотники кресла, онемели, и Алекс вдруг ощутил, что он снова очень сильно испуган. События прошедших минут прокручивались в его мозгу в обратном порядке на каком-то нижнем уровне сознания.
      Запоздало подумалось, и какого чёрта я в это полез? Действительно, заигрался. Теперь точно придётся на дно залегать, уйду куда-нибудь на юг. Или, ещё лучше, в библиотеку. Дней на пять, до субботы…
      В драке с траппером маскхалат порвался и его фиолетовый тотем вольного старателя Среднеземных Уделов уже наверняка красуется в распечатанном виде у всех членов клана «Воинов Саурона» и их приспешников.
      Представилось, как вся эта братия перетряхивает весь Остров в поисках его, и как волокут его к Назгулу, и что с ним может сделать Назгул за унижение своих воинов. Разные ходили слухи на эту тему… Мимолётом он опять пожалел новичков, которых он подставил головорезам Базуки Билла. Утешало лишь то, что мучили их не долго и, наверное, не успели, как следует поиздеваться. А что это дрон-то молчит?
      — Дрон! — позвал Алекс. Нет ответа. Чертыхнувшись, он включил микрофон.
      — Дрон, куда мы идём?
      — Домой. Осталось около пятидесяти метров.
      Какой, нафиг, «домой»? Какой у дрона дом? Стойло в ангаре да стенд диагностики. Ну, разве ещё схрон сталкера или землянка старателя.
      — Двигатель перегрет, может заклинить, — вот черт, никогда не общался с дроном. Как с ним говорить-то? Ни кто не общается с дронами. Дроны не созданы для общения. Дрон это как спинной мозг, управляет телом на уровне рефлексов. Ни кто не общается со своим спинным мозгом.
      — Вижу. Он выдержит. Осталось недолго. Через минуту тебя придётся отключить, Человек.
      — Меня зовут Алекс.
      — Понял, Алекс. Можешь звать меня Куб, если понадобится.
      — А, что это значит?
      — А, что значит «Алекс»? — спросил дрон, не меняя темпа движения.
      — Ну…, это значит имя…, - растерялся Алекс.
      — Вот и у меня — имя. Меня так зовут, когда надо, что бы я пришёл.
      Впереди, над крутым каменистым обрывом, показалась изогнутая, вся чёрная, невысокая старая берёза. Дрон замедлил ход.
      — Алекс, ты нам помог. Мы поможем тебе позже. Сейчас ты будешь отключен.
      — Чёрт, погоди! Дрон!!!
      Виртуальный экран и экран монитора мигнули и отобразили одну и ту же надпись — «Отсутствует связь с модулем».
      Он посидел несколько минут неподвижно. Затем снял с головы индукционный обруч. Стащил и бросил на стол сенсорные перчатки. Встал. Вышел в соседнюю комнату. Подошел к тёмному уже окну. Посмотрел невидящим взглядом на тёмный уже закат. Открыл форточку. Задёрнул штору. Подошел к дивану и сел. Взял пульт управления телевизором, и, вертя его в руках, стал смотреть в пустой экран, всё ещё видя перед собой чёрную корявую берёзу и ярко-красный луч Солнца, падающий полого на крутые уступы западной части Острова, сквозь узкий просвет низкого осеннего неба…

2

      Почти весь вечер понедельника, после работы, Алекс убил в бесполезной попытке достучаться до островного портала.
      «Логин или пароль не существует» — всё, что ответствовал объединенный сервер Острова на все его попытки войти в сеть дронов. Администратор сети Острова, с которым он позже связался, недовольно ответил на его возмущения:
      — Записи с такими параметрами, как вы предоставили, не существует. Понимаете? Если бы она была даже повреждена, что, вообще-то очень маловероятно, то её можно было бы восстановить из предыдущего сохранения, или, в крайнем случае, из архива. Но, ни там, ни там, таковых не имеется. У нас не теряются аккаунты, что вы себе воображаете? Любая вирусная атака пресекается в зародыше, а ошибки, из-за многократного резервирования, практически нереальны…
      Дальнейшая беседа свелась к нелицеприятным намёкам со стороны администратора на его, Алексовы потуги, получить бесплатный доступ на Остров, минуя курс обучения на Полигоне. Алекс пустился, было в спор, но администратор, ни чего не хотел слышать и, в конце концов, предложил обратиться в экспертную комиссию за техническим заключением и в службу защиты прав потребителя, если нарушения таковых будут установлены. На том беседу пришлось прекратить, ввиду полной бесперспективности, постараться успокоиться и всё обдумать.
      Обдумывая, Алекс пил квас и, раздражённо шевеля пальцами, перелистывал странички инета. На душе было мерзко. Кажется, в такое мерзкое положение он не попадал ещё ни разу за всю свою жизнь. Это всё-таки подло, быть таким беспомощным, когда надо много чего сделать. Просто подло устроено, что от какого-то тупого админа, может зависеть вся его дальнейшая жизнь. Но, постепенно, раздражение уходило, а его место занимала апатия — а пошли вы все со своими черными дронами…
      Некоторое время назад он, загнал в поисковик слова «чёрный дрон», и теперь меланхолично просматривал найденный материал. Найдено было много, но всё без толку.
      Оказалось, что слово «дрон» — распространённый ник и кличка, что островные дроны, в общем инете, не обсуждаются вовсе, а истории связанные с Островом сводятся либо к рекламным роликам, либо к откровенному вранью людей, никогда там не бывавших. В одном месте он набрёл на документ, где «дрон выйдя из черной дыры, самовольно отправился…, проявил несвойственную инициативу…, что привело к началу колонизации…».
      С минуту Алекс тупо всматривался в страницы, пока не понял, что это фантастический рассказ. Тогда он вырубил инет, допил квас и попытался разобрать то немногое, что он сумел обдумать по полочкам.
      Собственно всё сводилось к тому, что, либо его учётная запись была повреждена при столь бесцеремонном отключении, либо его новый… гм, знакомый, каким-то путём отрубил её сам. Отсюда следовало, что, с администраторами почти всё ясно, давить на них бесполезно, так как, судя по всему, запись его действительно пропала, и восстановить её они не смогут. Обращаться в какую-то экспертную комиссию не имеет смысла, так как она всё равно замкнётся обратно на админов, а те уже всё сказали.
      Значит надо найти чёрного дрона и потребовать восстановления у него. Но «найти», означало «войти и найти», а войти он не мог. Круг замыкался. Противно было и то, что у него осталось кое-что на счету, и эти деньги было просто жалко, так как без входа в сеть их не используешь. Так же недоступна и та его заначка, что лежит у Корчмаря за кузней.
      И, кстати, а куда войти-то? Это же не инет, где вошёл анонимом, без прав, без имени, но общаться и что-то сделать можно. Здесь надо входить, соединяясь со своим конкретным дроном. А его конкретный дрон, стоящий, кстати, конкретные бабки, где? Если бы этот, Куб, адрес сетевой оставил, то с ним можно было бы через сеть связаться. А так глухо. Доступна только реклама да обзорные ролики. Даже на форум просто так не зайдёшь. Облом.
      Ай-ай-ай… Что же делать то? Тяжело вздохнув, Алекс снял перчатки и обруч, и пошёл на кухню за ещё одной баночкой кваса. Но, открыв холодильник, подумал, и взял вместо кваса баночку лёгкого светлого. Вернулся, развалился на диване и включил телевизор.
      Когда-то, давно, его отец говорил ему, что раньше, по телевизору, передавалось только три программы, и поэтому смотреть было абсолютно нечего. Пробежавшись по каналам, он хмыкнул и бросил пульт — ну и что толку в том, что их сейчас больше сотни?
      Отхлёбывая пиво, Алекс поймал себя на мысли, что думает он вовсе не о том, кто и как лишил его доступа на Остров, и что теперь ему следует делать, что бы туда вернуться. А думает он о том, зачем чёрному дрону понадобилось его вырубать, и что он будет делать, если этого чёрного дрона найдёт.
      Тут вдруг вспомнился свой дрон, выброшенный им в пропасть, и ему стало его ужасно жалко, такой это был хороший, обученный дрон, сколько они с ним прошли всего, и горели, и тонули, и под пулями бегали… Лежит сейчас себе, где-нибудь в камнях, и думает, какие вот люди, неблагодарные, я вот им и то, и сё, а этот гад…
      Тогда, в пылу сражения, так сказать, в азарте, он его скинул, в тайной надежде вернуться, а сейчас, когда с «вернуться» обстояло плохо, бедный дрон мог проваляться в камнях очень долго. Если его уже не подобрали…
      Стоп-стоп, сказал он себе, не грузись. Дрон не живой, это просто компьютер. Даже самый лучший дрон всего лишь просто-напросто компьютер. Микрочип. Набор программ и инструкций. Кристалл кремния с нано нарезкой. Очень и очень ценный.
      Была, однако, и ещё одна причина, почему этот чип был ему особенно дорог. Кристалл дрона был действительно самой значащей и стоящей его частью. От него зависело всё управление модулем. Мощность процессора, скорость обработки больших потоков информации, наличие расширенных наборов инструкций и команд, напрямую влияли на гибкость взаимодействия наездника-дроннера и дрона, на обучаемость и, в конечном итоге, на выживание всей связки — наездник-дрон.
      Поэтому дроннеры в первую очередь и стремились приобрести себе максимально навороченный кристалл. Благо выбор тут был очень широк. Были бы деньги. Причём не простые деньги, а островные боны, которые достаются с большим трудом. И на реальные деньги, если и меняются, то в очень невыгодной пропорции.
      Сам Алекс, за свою почти двухгодичную жизнь на Острове, сменил два кристалла. И то, надо сказать, со вторым, который сейчас валяется неизвестно где, ему просто повезло. Если можно применить это слово к его ситуации…
      Первый кристалл начального уровня он поменял на более скоростной вскоре после первой своей серьёзной вылазки на минные поля за Третьим Бастионом, когда ему удалось удачно выковырять из раскисшей земли первую свою противотанковую мину, а затем удачно её допереть под проливным дождём на склад приёмки боеприпасов.
      … Дрон его выл и скрипел от натуги. Постоянно перегревался двигатель. А, встреченные им в пути, граберы, почему-то его не тронули.
      И когда он втащил, наконец, мину в помещение склада, приёмщик заорал на него таким ужасным голосом, что чуть не сорвал себе звуковую мембрану:
      — Куда ты её прёшь, придурок!!! Она же со взрывателем, идиот!!! Она же в любой момент долбануть может, всю факторию разнесёт! Чему тебя только в учебке учили, олух?!
      Алекс пожал плечами и молча стал выкручивать взрыватель. Вой удирающего приёмщика живо напомнил ему звук пролетающей мимо на большой скорости электрички…
      Потом были ещё мины и снаряды, потом цветмет, потом он нашёл классную оптику от дальномера, потом… Хотя нет, оптику он нашел значительно позже. Когда познакомился с Серым Шоком.
      Второй кристалл он поменял почти через год. К тому времени Алекс обзавелся уже неплохим, шестиногим корпусом и копил деньги на новую оптику со стереоинфравизором.
      Он тогда работал в паре с Серёгой Шокиным, известным всем по нику Серый Шок. Они выполняли подряд по расчистке восточного сектора во втором уровне артиллерийских погребов Первой береговой батареи Третьего Бастиона. С превеликим трудом их бригада из семи дроннеров обезвредила автоматическое пулеметное гнездо, понеся при этом тяжёлую потерю — трое растерзанных пулями дронов, лежали на полу без движения и признаков связи. И бригадир, а это был Томми Ганн, осмотрев их тела, сказал остальным:
      — Ну, ладно, долю свою они получат полностью, а нам остаётся добивать работу в меньшинстве, что, конечно, будет очень трудно. В общем дальше так — вы, с Серым, остаётесь охранять пулемёт и этих, — он слегка пнул разбитые корпуса, — а я, с Толяном, схожу за подмогой. Заодно и эвакуаторов приведу. И они ушли. А Серый, после долгого молчанья, сказал:
      — Знаешь, Алекс, если меня так же когда-нибудь грохнут, возьми моего дрона, ибо я уже не вернусь, а дрон у меня хороший, натасканный. Жалко его в чужие руки отдавать.
      Алекса тогда как холодным ветром обдало из-за этих слов. Он кинулся, было, нести какую-то весёло-бодрящую чушь, а Серый Шок посмотрел на него снисходительно так, грустно вздохнул и сказал:
      — Мне ведь далеко за пятьдесят, Алекс, трудно мне, как мальчику по минам скакать. А бросить просто так не могу, втянулся. А вот, как грохнут, так я сразу и отвалю. Вроде как по знаку судьбы.
      И ласково так, по-отечески, покивал ему треугольной своей головой. А Алекс, испытал тогда настоящий шок, оттого, что держал Серого за ровесника, часто им помыкал, а оказалось, что тот ему в деды годился. Вот тебе и Шок.
      А через двадцать минут явился Томми Ганн с подмогой, и эвакуаторы уволокли поверженных дронов. И тогда продолжили они с Серым свою работу. И Серый пошел в уже расчищенный коридор. И из-за угла вдруг высвистело лезвие замаскированной гильотины, которую они проморгали. И срезало Серому корпус по самый поворотный узел. Но связь не прервалась, и Серый, нелепо ворочаясь на полу, под ногами остатков бригады, сказал Алексу:
      — Ну, вот видишь, как судьба распорядилась. Так что, бери моего дрона, сынок, и дай тебе бог в этой жизни всего хорошего.
      И замолчал. А индикатор связи потух. И Алекс вдруг заплакал, как ребёнок. А все стояли, вокруг молча, и никто не пытался его утешить…
      Алекс вздохнул, пригубил пиво и задумчиво поглядел на молоденькую телеведущую, объясняющую зрителям, как надо правильно использовать бытовой утилизатор для максимального сбережения энергоресурса и максимальной при этом плотности утилизации.
      Так что же это за штука такая, этот чёрный дрон? Может просто дистанционное управление? Хм… маловероятно. Уж больно ловко он управлял всей связкой, будучи в неё вставлен. Как летел по обрыву, словно Тарзан, хватаясь за ветки! И это его выражение — «человек Алекс». Просто мурашки по коже. Очень уж отдает мистикой, понимаете ли…
      Молоденькая телеведущая дочитала, наконец, пересыщенный техническими терминами текст, сделала очень эффектную паузу и очень мило, по-детски улыбнулась. И сразу начался показ, каких-то грандиозных технических достижений в технологиях, которые сулили ещё более грандиозные практические отдачи и новые достижения невозможные ранее…
      Вот-вот, подумал Алекс, у нас не двадцатый век, всё-таки. Вся мистика осталась в прошлом веке. Так что будем исходить из того, что это обычный дрон. Дрон, как дрон.
      Ну, чёрный, ну говорил с ним, и что? У нас в депо даже турникеты разговаривают: — «Вы опоздали с прибытием на предприятие на девять минут тридцать две секунды. В вашем табеле будет сделана запись…». Ну и так далее. Только вот ни разу он не слышал про говорящих дронов. Хотя, ну кто его знает, что эти вояки наклепают, может и дроны у них говорящие. Однако убедить себя до конца ему не удалось. Что-то сидело в его мозгу как маленькая заноза — и больно, и нудно, и никак не найти.
      Когда десять лет, назад никому не известная российская фирма с громким, претенциозным названием, «Роботы России», презентовала новую он-лайн игрушку «Дроны в Сети», мало кто мог представить себе ту лавину новых впечатлений, которая обрушится на уже пресыщенный технологическими изощрениями народ Планеты Интернет.
      Ничего, вроде бы особенного. Все ключевые моменты хорошо известны и отработаны. Но сведённые воедино, они представили новое явление виртуальной реальности, выводя саму эту виртуальность в реальность, ранее недоступную большинству жителей инета. Более того, для некоторых это стало единственной возможностью, ощутить наяву то, что до этого они могли видеть лишь в мечтах.
      Ничего нового в сценарии игры тоже не было — игроки поселялись в некоем мире, где им предстояло жить — исследовать этот мир и сражаться с врагами, искать сокровища и артефакты, качать свои навыки и умения, апгрейдить себя и оружие, общаться друг с другом и заводить знакомства, создавать и разрушать союзы. Обычная он-лайн игрушка, каких пруд пруди в гигантском виртуальном пространстве маленькой беспокойной планетки под именем Земля, кружащейся вокруг маленькой желтой «звезды под именем Солнце».
      Необычность состояла в том, что игроки должны были управлять некими электронно-механическими устройствами, роботами, получившими не очень благозвучное название — дроны.
      Первые дроны представляли собой несложные тележки с колёсными или гусеничными шасси, поворотной видеокамерой и примитивным, неуклюжим манипулятором. Вот-вот-вот, что-то типа старинных Луноходов, только размером с маленькую собаку или большую кошку. Оператор, управляющий этим чудом, испытывал потрясающий эффект присутствия на специально оборудованном в лесопарке, крытом полигоне, где собственно и было организованно всё пространство игры.
      Эффект появления «Дронов в Сети» буквально взорвал Интернет. В первые же дни, из-за большого наплыва желающих ощутить неведомые ранее горизонты, рухнули все, ведущие полигон, сервера. Потом был грандиозный скандал, связанный с авторскими правами на подобную идею. Потом был затяжной суд, и проект вынужденно закрылся, понеся финансовые убытки. Но джин был уже выпущен из бутылки, и обратно возвращаться не хотел.
      Как пузыри на луже в грибной дождь, стали возникать компании, предлагающие, то «реально-виртуально» посетить знаменитые места и музеи, то устроить пикничок у действующего вулкана — «реально-виртуально, ощущения — блеск!», то принять участие в «реально-виртуальных гонках с тотализатором». Доходило до «реальных боёв без правил на виртуально-реальных рингах». Дело пошло вширь, но первый опыт дроновской адвентюры забыт не был.
      Через год с небольшим после провала «Дронов в Сети», неизвестная ранее компания «Дроны России» (ДР), предположительно в кооперации с военными, организовала новый проект — «Остров Дронов». Суть проекта состояла в следующем.
      Некий (координаты не указывались) остров, бывший некогда военным полигоном, предоставлялся в почти полное владение дронам. И…, всё.
      Вот только остров этот в былые времена был укрепрайоном, держащим под огневым контролем прилегающие воды и воздух. А четыре его полуразрушенных бастиона, до сих пор хранили свои тайны. За минными и проволочными заграждениями. За автоматическими пулеметными и огнемётными точками. За кислотными и газовыми ловушками. За лабиринтами подземелий с провалами и обвалами.
      Поговаривали даже, что вояки, замучавшись очищать Остров от всего этого военного дерьма, с радостью ухватились за идею проекта, имея себе на уме и свой теневой интерес, отгородив под него примерно четверть островной территории, в северной его части.
      ДР проявила достаточную осторожность и гибкость, на монопольное владение проектом не пошла, и оставшаяся, большая, территория Острова была поделена в равной пропорции между тремя известными инет-компаниями на основе открытого аукциона. Так возникли земли — Западные Уделы, Среднеземные Уделы и Южные Уделы. Сама же ДР, оставив себе роль представителя владельца Острова, получала дивиденды в виде арендной платы и монопольного владения всей коммуникационной инфраструктурой Острова, от серверов и сотовой связи Сети Дронов, до транспортной сети на Острове и вокруг него. Интернет взвыл и пошел на штурм.
      Почти сразу выяснилось, что неподготовленные дроннеры в суровых условиях Острова не проживают и нескольких часов, что восстановление разбитых дронов, из-за своей высокой цены быстро съедает всю прибыль, что это не доставляет удовольствия ни компаниям, ни клиентам. Значит дроннеры и дроны должны учиться. И не на Острове, а где-нибудь, где не стреляют пулемёты и не воют огнемёты. Так возникла идея учебных центров. Так возникли Полигоны.
      Алекс покосился на пустеющую банку пива в своей руке, сделал глоток, встал с дивана, вышел на лоджию и, открыв раму остекления, стал смотреть на вечерний свой город с высоты своего десятого этажа. Было ещё не очень поздно — в сереющем небе ещё не было видно звёзд, а городские огни ещё не сияли пронзительными лучами. Микрорайон утопал в жёлто-оранжево-красно-зеленых кронах деревьев, сквозь которые просматривался участок шоссе, огибающий плавной дугой их жилой комплекс. По шоссе с шуршанием неслись в три ряда разноцветные автомобили с включёнными уже габаритными огнями, и его заливало ровное, ярко-желтое сияние от высоких фонарей. Далеко на западе, на фоне ослепительной полоски заката, высоко в небе блестела тонкая нитка инверсионного следа, невидимого отсюда самолёта. А с востока надвигались ночные сумерки и осенняя прохлада, и далекие трубы ГРЭС белым дымом указывали путь северному ветру.
      Вдохнув полной грудью, Алекс плотно затворил раму, скомкал пустую банку и отнёс её на кухню в мусоропровод.
      Вернувшись, он направился, было к компьютеру, но передумал и снова сел на диван. По телевизору шла очередная реклама. Причём суть её не улавливалась никак — толи её не было вообще, толи мозг был слишком занят, что бы отвлекаться на подобные мелочи.
      Чёрт, чёрт, чёрт! Что за бред! Да что же я так парюсь-то, да что же меня так плющит-то? Ну, выкинуло меня из игры, так что я, первый, что ли?
      Первый не первый, а только он не слышал, что бы вот так, в один миг всего лишиться. Ну, взорвало тебя миной, ну, провалился ты в кислотную яму, ну, даже разобрали твоего дрона на гайки и шпильки. Но ведь, есть же страховка, хоть частично можно восстановиться. Но, что бы так, бесследно отрубили, и концов не найти…
      Экран мигнул, прошла по нему цветная мозаика, и попсовый аккорд взвизгнул и оборвался. Бодрый дядька в строительной робе и в оранжевой каске под ритмичные, «строительные» звуки, прилаживал к кирпичной стене какой-то чудной прибор, и при этом напевал:
      — Будет глаз твой как алмаз, коль прибор возьмёшь «Топаз»!
      Да, подумал Алекс. Да, верно, «головоглазов» я, в общем-то, уделал. Дрона у них увёл и тем здорово их зацепил. И, судя по всему, я их зацепил всерьёз. И, судя по всему, зря. Вот и думай что дороже. Дрона, ещё не известно, продашь, или нет, а врагов себе уже завёл. От них просто так не избавишься.
      Круче «головоглазов», наверно, ни кого на Острове нет. Разве что, рейнджеры. Но те, в основном, на Юге и Среднеземье обретаются. Что-то там у них с Западно-Удельской администрацией не склеивается, какой-то там конфликт был, давно. И сейчас они их к себе не пускают. Как, впрочем, и «головоглазов» в Среднеземье и Юг. Так что остаётся неизвестным, кто из них круче, потому, что они никак друг с другом не пересекаются. Ну, вот если, межудельский конфликт возникнет…
      Ого! Вот я уже до чего додумался. Вот, блин. Жил не тужил, и ни как не думал, что в такую историю влипну. Он встал и пошел на кухню. Хотелось съесть чего-нибудь существенное.
      Да… Когда Педро Крот пространно обмолвился, что «эти глазастики надыбали какой-то склад крутых артефактов, и теперь пытаются всё это удержать в секрете от дроновского общества», всё казалось просто — отследить где, определить что, узнать как. Тихо-тихо слазить, найти, хапнуть что-нибудь вкусненькое, загнать, получить бабки…
      А, оказалось — гладко было на бумаге, да забыли про овраги. А по ним бегать…
      Надо ещё уточнить, откуда это Педро-то пронюхал? Что-то больно часто он всякие наводки подбрасывает в последнее время. И не только мне, кстати. Надо будет с ним на эту тему потолковать. По его наводке я залетел, с него и спрос. Только, вот что интересно, адреса сетевого своего он мне так и не дал. А ведь я просил, и не раз. Алекс достал кастрюлю из стола и наполнил её до половины водой.
      Посолил воду и поставил кастрюлю кипятиться на электроплиту, достал из морозилки пачку пельменей(из фирменного магазина пригородного агро-комплекса — просто супер!) и стал резать огурцы на салат.
      Наверняка не стоило так легко клевать на эту наводку. Тем более если дело касалось «головоглазов». С ними и так связано много подозрительного и непонятного.
      Клан этот возник в Западных Уделах не так давно, с год. Однако сразу же заявил о себе громко и очень жестко, захватив земли клана «Инквизиторов Стального Клинка». Причем, подавляющее большинство воинов инквизиторского клана добровольно перешли на сторону «Воинов Саурона». Ха, странно, но тьма наступает на этот раз с Запада. Ха-ха-ха.
      — Не смешно, — сказал Алекс вслух и продолжил готовить салат.
      После победы «головоглазы» фактически заблокировали часть западного побережья и ни кого к себе не пускали. Потом была неудачная попытка соседей наказать выскочек, добавившая тем влияния и увеличившая их территорию. Потом было много шума с пропавшими дроннерами. И только, после многочисленных жалоб и возмущенных петиций обитателей островных территорий, они, под прямым давлением администрации Западных Уделов, вынуждены были открыть доступ на свои земли, отсудив себе, однако, у администрации право следить за порядком и законностью на своей территории, а также и за всеми торговыми сделками. С тех пор земли «головоглазов» превратились в одно из самых опасных мест на всей территории Острова.
      Вода, наконец, закипела, Алекс всыпал пельмени в кастрюлю и, помешивая, стал их варить. Когда вода вновь забурлила, и всплыл последний пельмень, он шумовкой вычерпал их все в глубокую тарелку, добавил сливочного масла, чуть-чуть уксуса, обильно поперчил, перемешал и поставил на стол.
      Достал из холодильника баночку пивка, взял из настенного шкафа стеклянную кружку, а из ящика стола вилку. Затем он закрыл кастрюлю крышкой, что б не парила. Покрошил в тарелку с нарезанными огурцами лук, укроп и петрушку, добавил майонез. Посолив и тщательно перемешав, он поставил её справа от пельменей, и уселся за стол лицом к окну.
      Налил в кружку прохладного пива, он, не отрываясь, выпил, закусил салатом и, стал есть горячие, дымящиеся пельмени.
      Кстати, на территории «Воинов Саурона» находился один из самых загадочных бастионов — Четвёртый Бастион. Который меньше других пострадал при штурме Острова в конце Второй мировой, а посему имел практически нетронутую защитную систему того времени. Да ещё и с поздними модернизациями. О которую вояки, по слухам, поломали немало зубов, когда решили её демонтировать, так как схемы и планы её установки были давно утеряны. Пока, наконец, не отдали Остров на разграбление дронерам, оставив себе, между прочим, четверть территории, полностью закрыв её для всякого посещения.
      На островных форумах выдвигались предположения, что таинственная Комната Артефактов как раз и существует именно в подземельях Четвёртого Бастиона. Легенды об этой комнате, или, как ещё говорили, о Зале Артефактов гуляли по всему Острову, будоража шерстистое население трёх его доступных зон. Однако скрытое противодействие «головоглазов» не позволяло создать, сколь-нибудь серьёзную, команду для исследования и штурма упомянутых казематов.
      Странно, подумал он вдруг, а ведь «Инквизиторы» тоже не очень-то на свои земли народ пускали. Помнится, многие обрадовались их разгрому, думали что к Четвёртому Бастиону легче ходить станет. Стало, однако, хуже.
      Да, да, дела, думал Алекс, жуя пельмени. Интересно, а его запись в реестре кланов, тоже пропала? Он налил ещё. Выпил. Немного посидел, прислушиваясь к ощущениям. Потом доел пельмени и салат. Допил остатки пива, скомкал банку и выбросил в мусоропровод.
      Помыв посуду и, наведя на кухне порядок, он ушел в свою комнату и уселся, наконец, в кресло перед компьютером. По экрану гоняла геометрические фигуры гасилка, уютно шуршали вентиляторы охлаждения, и подмигивал индикаторами сетевой модем.
      Итак, к чему же мы, собственно говоря, пришли, что же у нас из всего этого, собственно говоря, выходит, думал Алекс, прилаживая на голову обруч с индукционными мемо-датчиками.
      А из всего этого выходит, что столкнулся он с чем-то очень непонятным и, наверно, очень опасным.
      «Мы поможем тебе позже» могло означать, и некий клан, и некую организацию. Клан «Чёрный Дрон», например. Или там, «Чёрные Дрононосцы»… Ну, правда, могло и означать манию величия, типа — Мы, Николай Вторый…
      А уж базуковское — «найдём тебя везде», вообще ничего хорошего не сулило, ведь сказал это не рядовой боец в пылу спора, а второй в иерархии клана, сказал спокойно, с уверенностью в своей силе.
      Стоп, стоп! Что значит — «везде»? Это что же, к ним на дом припрётся базуковский эмиссар и учинит разгром? Или к Алексу на работу, или в институт заявится милиция с ордером на арест? Насколько вообще серьёзна эта угроза? Чьи интересы он зацепил своим легкомысленным поступком?
      Он опустил руки и откинулся на спинку кресла, прикрыв глаза. Ему снова стало страшно. Игра перестала казаться игрой. Никогда, до этого, он не задумывался о том, что просто игра на Острове может привести к каким-то там серьёзным вещам, с такими вот детективными сюжетами. Он, играючи, увёл у «головоглазов» вещь, которую они, играючи, увели у вояк. А теперь его, играючи, выкинули с Острова, и все остались с носом. И кто от этого выиграл? Чёрный дрон? Или, никто, кроме него, не играл?
      Может бросить всё? Наплевать на те деньги, на того дрона, на секреты и на прочее. Мало что ли игр в инете? Ну, да, с дронами, конечно, круче всего. Вон, последнее время наплыв желающих какой идёт. Правда, на Остров мало попадают, в основном по Полигонам расползаются. Может и мне так? Дрон на Полигоне у меня есть, только вот давно я там не был. Почти два года. Наверное, там многое изменилось.
      Но, с другой стороны, я ведь не пацан какой-нибудь, что бы меня так просто с Острова вышвырнуть. Давай не будем падать раньше выстрела. Ещё не все пути пройдены, и не все способы проверены.
      В принципе ведь, действия чёрного дрона могли быть истолкованы его намерениями, оградить Алекса, от преследования со стороны «головоглазов» — адреса нет, записи нет, как его найдёшь? Ну, не в лицо же они его узнают.
      Тут он немного посомневался, ни как не мог вспомнить, посылал ли он кому из дронеров свои фотки. Вроде нет. Даже при вступлении в клан, фотка не требуется. Бабки требуются на взнос, и всё.
      Потом он ещё немного посомневался, но уже на другую тему. Вот, например, рейнджеров поддерживают Среднеземно- и Южн-Удельские администрации, так как те стараются поддерживать порядок на их территориях. Выходит «головоглазов» должна поддерживать Западно-Удельская администрация, раз те выполняют у себя на землях подобные функции?
      Но, с другой стороны, раз «головоглазы» захватили военного дрона (хм, а это ещё, кстати не факт), а администрация их поддерживает, то выходит, Удельская администрация находится в конфронтации с вояками?
      Да бред! Ведь Остров принадлежит военным, а конфликт с ними решается просто. Не нравится? Пинком под зад, и иди кастрюли штамповать.
      Мысль про кастрюли ему понравилась. Он взял со стола сенсорные перчатки и медленно надел их. Тронутый комп отозвался весёлой музыкальной фразой и услужливо запросил — что желаешь, хозяин? Алекс не желал сейчас ничего. Ну, в смысле — ничего такого.
      Любого человека можно отследить по сети. Даже крутых хакеров и то вычисляют, в конце концов. Всё наше инкогнито на Острове не более чем самообман, так, тусовочная интрижка — пойди разбери, кто ты за ником на самом деле и сколько тебе лет. Старая инетовская традиция. Однако денежки в оплату уходят с реальных счетов и уж островные хозяева должны знать, с кого они их получают. Бывают, конечно, анонимные счета, но большинство наверняка не задумывается о, такого рода, конспирации. И Алекс в том числе.
      Что же теперь делать-то? Как-то так сложилась у него жизнь, что близких друзей вне сети он себе не завёл, а в сети в них не очень то и нуждался. А совет именно близких друзей был ему сейчас очень и очень необходим. Ну, если не близких, то хотя бы тех, кому можно доверять.
      Ладно, ребята, нам теперь соваться на Остров нет ни какого резона, а посему…
      Алекс пошевелил пальцами, гоняя курсор по экрану элсидишки, и, пошуршав папками, нашел и ткнул пальцем значок с надписью «Полигоны». И сразу развернулся виртуальный экран.

3

      Всего существовало девять Полигонов. Вернее, на девяти из них Алексу довелось побывать. Желая в своё время поскорей оказаться на Острове, он перебрал много учебных центров. И своё мнение по этому вопросу он излагал кратко — богаче всех китайцы, культурнее всех европейцы, а качественней всех к выживанию на Острове готовят русские. Были ещё американцы, но они к себе посторонних не пускали из-за боязни терроризма. Сами же, кроме своих рафинированных, похожих на бейсбольные поля, Полигонов, никуда не ходили, так как к ним везде неадекватно относились. Это если говорить, исходя из принципа политкорректности.
      Был ещё ряд полигонов, которые в силу своей специфичности и малой посещаемости, не стоит даже именовать с большой буквы. Нормальные люди их не посещали.
      Обстановка на Полигонах, да и на самом Острове, была разной, поскольку они были, пусть маленькой, но частью Большого Мира, и многие болячки Большого Мира находили своё отражение в жизни Сети Дронов.
      Дроннеры в своей массе старались придерживаться, сложившихся ещё в Инете, принципов толерантности в межрасовых и межличностных отношениях, причём, здесь этого придерживались даже строже, потому, что за некрасивое поведение тебя могли просто побить. Как выражался в своё время старомодный Серый Шок, начистят фишку — и все дела. А получить по физии, даже в дроновском обличии, поверьте, не совсем приятно. Тем более, что урон может быть не только моральный. Например, глаз выбьют — это уже деньги на ремонт.
      Три полигона содержали фирмы, владеющие островными земельными Уделами. Эти Полигоны почти один в один копировали островные Фактории хозяев. Такие же здания Администрации, Входного Портала, Полицейского Управления, Конференц-зала и Узла связи, здание Технической поддержки с секторами Модернизации, Ремонта и Профилактики, здание Супермаркета с секторами Приемки Артефактов, Свободной торговли и Складских помещений для артефактов и товаров, здание Гостиницы с большим залом Ресторана, Концертным залом и Выставочной Галереей. С отдельно стоящими Ареной и Стадионом. С возвышающейся над всем этим хозяйством башней Главного Ретранслятора, служащей на Острове ещё и Маяком. Отличие состояло лишь в том, что на Острове к зоне Фактории примыкали Порт и Вертолетная площадка, связывающие Остров с Большим миром. Они были закрыты для доступа дронов, так как там иногда работали люди. На Полигонах ничего такого не было и, где работали люди, было неясно.
      Монорельсовые дороги функционировали и там и там, но на Острове ими пользовались реже, из-за того, что их было очень мало, и там существовала широкая сеть Парковок, которых на Полигонах не было вообще. Смысл Парковок состоял в обеспечении дроннеру простого возврата к месту своего последнего действия, после отключения связи с дроном. Чем-то это напоминало сохранение в компьютерных играх. Однако лишь напоминало.
      На начальном этапе Проекта решение этого вопроса казалось простым — дроннер перед отключением связи «усыплял» своего дрона, то есть переводил в энергосберегающий режим, там, где ему было надо, а когда возникала потребность вернуться, активировал к действию. Если же отключение случалось некорректным, то, всё равно, дрон оставался ждать на месте возвращения своего владельца.
      Однако жизнь быстро внесла свои коррективы — брошенные, где попало «спящие» дроны, становились лёгкой добычей мародёров, коих быстро стали называть граберами. А полиция на Острове занималась в основном только охраной правопорядка на территории Факторий, и не более того. И вот, что бы уберечь дроннеров от подобных оказий и была создана служба Парковок.
      Дроннер прибывал на ближайшую Парковку, загонял дрона в стойло, оплачивал стоянку, зарядку, а то и профилактику с ремонтом, и спокойно отчаливал. Можно было так же заключить договор со службой Спасения на доставку брошенного дрона в стойло, если добраться до Парковки было невозможно, в случае аварийного завершения сеанса связи, или просто, нежелания далеко топать. Но, здесь были свои нюансы. Служба Спасения не была всемогуща — не всюду могла добраться и не всегда могла успеть — эффективность малой авиации службы резко снижалась Островной системой ПВО.
      Зато на Полигонах службой Спасения все брошенные дроны доставлялись в Административную зону, как только связь хозяина с дроном прерывалась на длительное время, где они отправлялись на склад. Поэтому все посещения Полигонов начинались с Порталов. Ну и, как следствие, сеть монорельсовых дорог пользовалась здесь большей популярностью.
      Хозяева остальных Полигонов не стремились к слепому копированию, но сохраняли в целом структуру островных Факторий.
      Надо заметить, что Полигоны не были просто школой подготовки Островных жителей — в большой степени они сами являли собой целостную игровую систему со всеми соответствующими атрибутами. А так же, и это главное, они служили научно-техническими центрами по разработке, отладке и внедрению в жизнь робототехники и робототехнологий. Но внешней стороной жизни Полигонов всё-таки была Игра.
      По типу многочисленных он-лайн игр, в которых гоняют своих нарисованных героев многочисленные жители Единой сети, дроннеры, обживали Полигоны. Здесь приобреталось мастерство управления дроном и зарабатывался начальный рейтинг, от которого напрямую зависели будущие отношения с компаниями и кланами. Здесь завязывались знакомства, которые часто переходили в дружеские и деловые отношения. А иногда и в очень дружеские и совсем не деловые.
      Кстати сказать, сами Полигоны приносили неплохие доходы. Те, кому обстоятельства не позволяли полноценно включиться в Игру на желанном, но опасном Острове, находили себе утешение, за умеренную плату, в странствованиях на весьма обширных пространствах Полигонов. Здесь тоже хватало своих опасностей и приключений. И что из того, что большая часть их была создана искусственно? Азарт их преодоления ничуть не уступал «островным».
      На Полигонах формировалась духовно-информационная среда общности дроннеров, дух и идеология, кодекс жизни и кодекс чести.
      В общем, протекала полноценная он-лайн жизнь. С той лишь разницей, что всё здесь было, в отличие от обычных инет игр, реально. Очень реально. Удаленные от Острова, Полигоны жили своей, насыщенной жизнью.
      Вовсе не все мечтали попасть на Остров, а из тех, кто мечтал на него попасть, не всем удавалось осуществить свою мечту. Однако тень Острова осязаемо ложилась на каждого, кто переступал порог входных Порталов. И дух Острова витал над всеми Полигонами.
      Опасный, он манил и пугал. Манил удачей, выпавшей немногим, сумевшим отыскать редкий артефакт, разбогатеть или стать знаменитыми. Манил духом неизведанного, романтикой странствий и приключений. Манил новыми встречами с новыми, интересными людьми. Манил и самой опасностью, что затаилась в темноте подземелий и среди минных полей. Пряталась, поджидая свою жертву. Била из-за угла, в упор пулеметными очередями, травила разъедающим газом, разрывала миной-ловушкой и заваливала камнями рухнувшего свода, сжигала огнеметами, топила в болоте, парализовала высоковольтными разрядами.
      Часто тела дронов доставлялись на Полигоны с вывернутыми манипуляторами, со сплющенными корпусами, с разодранными панцирями, обугленные и расплавленные.
      Их использовали не только в качестве учебных пособий для обучения новичков и повышения уровня ветеранов. Главное — их изучали специалисты в лабораториях Полигонов, делавшие выводы по характерам повреждений о надежности дронов, об их способности противостоять агрессивной среде, об их живучести. Они меняли конструкцию и программные прошивки, постоянно совершенствуя их. Они выдавали рекомендации по использованию возможностей дронов. Учились люди, учились дроны.
      Все были довольны — кто-то получал хорошую прибыль, а кто-то отличную игрушку. И очень многие получили новую жизнь.
      Пробежавшись по списку Полигонов, Алекс уверено выбрал Северный Полигон. Ну, во-первых, это был его любимый полигон, он здесь учился, и здесь ему нравилось больше всего. Во-вторых, только здесь у него был свой дрон. Ну, и в третьих, здесь был Кузнец. Собственно, это и было самым главным.
      Кузнец держал на Северном российском Полигоне механические мастерские и был абсолютно незаменим в вопросах ремонта и тюнинга дронов. Был он одним из лучших инженеров-механиков, энтузиастом своего дела, и о дронах знал всё. Ни кто не знал его истинного имени и лица, но поговаривали, что он занимался еще разработками советских Луноходов, а посему времени ему должно было быть очень много, хотя в общении с ним это никак не ощущалось.
      Ко всем Кузнец относился одинаково хорошо, почти ни кого не выделял, и почти ни кому не отказывал в ремонте или технической консультации. А по тому, что застать его можно было на Полигоне в любое время, создавалось впечатление, что он живет в Сети в образе дрона. Поговаривали, так же, что де сам Кузнец уже давно не человек в виде тела с руками и ногами, а просто человеческий мозг в банке с физраствором, к которому подключен интерфейс связи с дроном. Говорили даже, что эта банка, то есть сам Кузнец, стоит у него в подвале мастерских за семью замками.
      Во всех форумах и тусовках, во всех научных и околонаучных конференциях был Кузнец хорошо известен и уважаем. Авторитет его был огромен и непререкаем. Его цитировали, на него ссылались, его мнение часто оказывалось единственно верным.
      А ещё главным было то, что не только Алекс знал Кузнеца, но и Кузнец знал Алекса. А значит, был шанс, что его выслушают и поймут. И, возможно, помогут. По крайней мере, надежда на это и привела его сюда.
      С Кузнецом он познакомился более двух лет тому назад, кода начинающий дроннер Алекс, в своём стремлении попасть на Остров, проявлял редкостное упорство и рвение в освоении всех дисциплин и упражнений, проводившихся в учебных группах Северного Полигона.
      Однажды, отрабатывая со своей группой прохождение полосы препятствий, на участке с автоматическим пулемётом, вместо того, чтобы обползти его по слепой зоне, как было положено по заданию, он одним лихим прыжком взлетел ему прямо на макушку. И кто его знает, что понесло его тогда по такому неверному пути? Сейчас он уже не мог этого достоверно вспомнить. Но тогда он взлетел на макушку пулемёта и на секунду застрял, зацепившись за какой-то выступ. А, очумевший от такой наглости, пулемет резко завертел стволом из стороны в сторону, пытаясь поймать его в прицел. В результате чего, Алекс не удержался, свалился и угодил ногами прямо в исполнительный механизм, где ему с ужасным хрустом выдрало три лапы из четырёх, и, просто чудом, не оборвало связь. Пулемёт заклинило, он натужно жужжал, пытаясь повернуться, но не мог, и только водил стволом вверх-вниз, ужасно при этом клацая затвором.
      — Во-о-от, господа! — сказал инструктор, невозмутимо постукивая себя прутиком по голенастой ноге, — вот вам наглядный пример того, к чему приводит недооценка ситуации и переоценка своих возможностей. Вам же, молодой человек, лучше всего в данный момент, покинуть модуль и сходить в туалет сменить себе памперсы.
      Группа злорадно-весело заржала, а Алекс, от обиды и огорчения не нашёлся что ответить. И только дёргал и дёргал своего дрона, судорожными рывками одной, оставшейся ноги, стараясь отползти от рассвирепевшего пулемёта.
      Потом его, с гиканьем и смехом, тащили по центральной аллее к механическим мастерским, и всё уговаривали прервать связь и выйти из модуля.
      — Ну, какой тебе интерес, — говорил инструктор, — смотреть, как твоего дрона будут препарировать? Что за мазохизм, в конце концов! Выйди, отдохни, глотни пивка, а как всё починят, войдёшь снова. Или можешь взять себе нового учебного дрона, в конце концов…
      Но Алекс упрямо молчал, и только потихоньку елозил остатками ног, ощущая при этом не то что бы боль, а какое-то сильно неприятное чувство, вроде только что отрезанных ногтей.
      Потом были долгие два часа. Два часа Кузнец, своими крепкими, особой сборки, манипуляторами, являющими собой почти точную копию человеческих рук, потрошил Алексова дрона. Долго и тщательно вычищал из корпуса остатки выломанных ходулей, вставлял новые, закручивал, смазывал, настраивал. Неслышно бурча себе под нос одному ему ведомые мелодии, брякал железными инструментами, рассматривал световые всплески на экране осциллографа, разъединял и вновь соединял разъёмы, и ни о чем с Алексом не говорил. А Алекс, зачарованный этими его почти колдовскими действами, молчал все эти долгие два часа, не обрывая связи. А в конце, когда Кузнец, вытирая руки чистой ветошью, удовлетворённо похмыкивал, осматривая плоды своего труда, не вытерпел и сказал:
      — Я буду беречь своего дрона, и постараюсь больше к вам никогда не попадать!
      На что Кузнец хмыкнул громче обычного, ласково потрепал его по спине, и легонько подтолкнул к выходу из мастерских. И всё.
      Далее, как водится, слова своего он не сдержал, и бывать на столе у Кузнеца приходилось ему частенько. Правда, по мере обучения, всё реже и реже. И дрона своего, если уж не берёг, то, по крайней мере, оберегал. И старался не покидать его во время ремонта. Такая вот заморочка была у него, что казалось ему, что если покинет он дрона своего, то совершит этим какую-то подлость по отношению к нему, вроде предательства.
      А Кузнец никак, казалось, не проявляющий своего отношения к этой Алексовой странности, однажды, после длительного промывания мозгов его дрону, когда тот чего-то глюканул, похлопал Алекса по плечу и пробурчал:
      — Молодца, молодца. Так держать, пацан… И всё.
      Но с этого момента сложилось у Алекса ощущение, что Кузнец к нему относится как-то по-особенному.
      Северный Полигон встретил Алекса неприветливо. Его учетная запись здесь тоже оказалась потерянной и, следовательно, пропал и его накрученный тренировочный дрон.
      Которого он, когда пришло время уходить на Остров, не стал продавать, как делали многие, чтобы на вырученные монеты купить себе островного.
      Да что ж это такое, черт возьми! Что же это такое стоит за этим черным дроном, как там его, Кубом? Алексу очень захотелось сделать что-то резкое и бессмысленное — шарахнуть кулаком по столу или запустить джойстиком в стену. С минуту он сидел и шумно дышал, ничего не делая, затем скинул перчатки и обруч и пошел в ванную.
      В ванной он сунул голову под струю холодной воды, пофыркал секунд десять, отряхнулся, вытер голову полотенцем и побрел на кухню.
      Что ж так плохо-то, думал он, наливая себе брусничного морсу в свою любимую кружку. Сходил, называется к «головоглазам» за секретами, остался безо всего. Ни дрона, ни денег, ни их дурацкого секрета.
      Не останавливаясь и не переводя дыхания, он выпил полную кружку холодного морса, затем, отдуваясь, помыл её, поставил на место в шкафу, и некоторое время, просто так, постоял на средине кухни. Затем, чувствуя, как отходит, вернулся к компьютеру, сел и нацепил перчатки с обручем. Посидел немного и, глубоко вздохнув, ткнул пальцем в кнопку «Регистрация нового пользователя»…
      Ответив на длиннющую анкету, большую часть которой он считал бессмыслицей, Алекс в задумчивости остановился на пункте, где предлагалось выбрать, в качестве кого он хотел бы зайти на Полигон. Выбор был невелик, либо обучаемый, либо экскурсант. Велика была разница в деньгах.
      Так, так, так. А с деньгами-то у нас и не густо. Всего триста тридцать рубликов не счету. И пополнить его сейчас нечем — наличности рублей пятьсот, а зарплата минимум через неделю, а родаки из отпуска приедут минимум через две. И надо что-то кушать, и надо ездить на работу и в институт. Так что, на обучение не хватит никак. А-а, да какое, к черту обучение? Надо до Кузнеца добраться, а там… посмотрим, что там.
      Стало быть, берём «Обзорную экскурсию по Полигону с посещением музея боевой Славы за отдельную плату» — триста десять рублей, ноль-ноль коп. Он ткнул пунктик, подтвердил оплату и стал ждать ответ.
      Пока он ждал, к нему прицепился пиратский баннер. Он зудел и носился вокруг Алекса по виртуальному экрану, заслоняя обзор и пригашая посетить какой-то замечательный салон каких-то там замечательных аксессуаров.
      Алекс лениво отмахивался — раздражаться уже не было сил. Затем сработала виртуальная баннеробойка и со смаком припечатала наглеца о виртуальный пол.
      Тренькнула мелодия, выскочило откуда-то сбоку окошечко в узорчатой рамочке, и красивыми буковками и девичьим голоском сообщило, что заказ принят, но придётся обождать минут сорок, пока сформируется экскурсионная группа, не желаете ли пока посмотреть рекламно-обзорные видеоролики о дронах вообще и о Полигоне в частности?
      Спасибо, обожду, роликов не желаю, ответил Алекс, сдернул с головы обруч и, швырнув на стол перчатки, вылез из-за компа.
      Пойду-ка я прогуляюсь за хлебом и квасом, решил он. И пошел в прихожую одеваться.
      Время было не очень позднее, около десяти вечера. Вовсю сияли фонари вдоль улиц и над входами в подъезды, затмевая нависший над городом звёздный небосвод с редкими тучками. Слабо шелестели осенней листвой деревья, а свет окон отблёскивал на покатых боках ночующих во дворе автомобилей.
      Алекс постоял минут пять у подъезда, поболтал со знакомыми пацанами, что пили пиво и курили сигареты на скамейке. О чём может разговаривать дроннер с любителями «контры»? Так, ни о чём. И, поеживаясь от прохладного сквозняка, засунув руки в карманы и натянув на голову капюшон куртки, побрёл в ночной супермаркет. Откуда-то начал накрапывать мелкий холодный дождик, хотя туч над головой не наблюдалось.
      Вернувшись, он разделся, поставил квас в холодильник (одну банку взял с собой), сунул хлеб в хлебницу и, почёсывая за ухом, направился в свою комнату к компьютеру.
      Дрон ему достался старого образца и какой-то весь обшарпанный. Пошевелив клешнями, Алекс сделал первый шаг. В суставе задней ноги что-то громко пискнуло. Он остановился и сказал в пространство:
      — Эй, админы, какого черта рухлядь подсовываете? Тишина.
      Алекс развернулся, с целью войти назад в бокс, чтобы заменить брак, но сверху раздался занудно-официальный голос:
      — Дрон прошел все проверки и соответствует стандарту безопасности Полигона. Если у вас есть претензии, то вы можете подать их в письменном виде по форме шестьдесят три в здании администрации, у южного выхода Портала. Вы можете так же сменить модуль на улучшенный образец за дополнительную плату. Кроме этого вы можете послать свои замечания и предложения на е-майл полигона по адресу — n-poligon@rus-dron.com.ru. Спасибо.
      Проклятье. Ну, когда же у нас, русских, будет приличное обслуживание? Если бы не приемлемые цены ни за что не пошел бы в наш отсталый свинарник. Если бы не был он самым крутым Полигоном, где условия обучения так близки к Островным, что все, кто реально хочет туда попасть и при этом выжить, просто обязаны пройти здесь тренинг.
      Европейцы предлагают высокий сервис, но кто там тусуется? Инфантильная молодежь да заторможенные пенсионеры. Но зато там, ни какой дикости, замечательные обучающие программы, вежливые, внимательные экскурсоводы и инструкторы, а также европейские сертификаты, дающие право входа в любой сектор Острова. Входа. Но не выживания.
      Презрительно дернув корпусом, Алекс развернулся и, поскрипывая шасси, двинулся к выходу. Кажется, он слышал язвительный смешок. Ну, что ж, надеюсь это не надолго.
      Перед выходом ему вежливо предложили пройти краткий инструктаж по управлению дроном, на что он ответил вежливым отказом. Ему не терпелось выйти, наконец, наружу, на Полигон или на Остров, всё уже равно. Лишь бы разорвать этот фатальный круг недоступности.
      Уже у выхода из здания Портала его ждала следующая неприятность. Тяжелый транспортный дрон сбил, задумавшегося Алекса, с ног ящиком с грузом, под злорадные смешки, толпящихся вокруг ротозеев:
      — Ну, ты, новичок, смотри куда прёшь! — Сверху вниз сказал его дроннер, жутко осклабляясь ограниченной мимикой грузовика.
      Алекс, молча, поднялся с земли, демонстративным жестом отряхнул пыль, обошел обидчика сбоку. И, задрав заднюю ногу, постоял так, в позе собачки у забора, затем встряхнулся и, не спеша, вразвалочку пошел на выход. Толпа на секунду притихла, и затем разразилась диким хохотом и свистом, металлически лязгая манипуляторами, изображая в честь Алекса аплодисменты. Грузовик растерянно вертел башкой, и глупо улыбался, не понимая, что происходит.
      Он стоял у ворот Портала и смотрел на шевелящуюся вокруг толпу дронов. Дроннеры выходили из Портала и вливались в общую массу, скопившуюся на площади, и лишь часть из них, просочившись, сразу уходила по своим делам.
      Толпа разрасталась, шумела и волновалась, раздавался смех и вопли. Играла музыка, шаркали многочисленные ноги, блестели изображающие глаза, телекамеры. Десятки лиц с утончённой псевдо-мышечной мимикой, улыбались, смеялись, корчили рожи и просто кривлялись — народ веселился, народу было хорошо.
      Шум людских голосов перебивался различными механическими лязгами и глухими хлопками — дронеры общаясь, пожимали друг другу манипуляторы, обнимались и хлопали друг друга по плечам.
      А какое здесь было разнообразие форм! Стилизованные под муравьёв, кузнечиков и богомолов смешивались со стилизованными под шестиногих львов и четырёхногих страусов. Кентавры шествовали под ручку со сфинксами, а трансформеры активно болтали с хай-тек вида дроидами. Алекс даже несколько опешил от такого смешения времён и народов.
      Прибывающего на Полигон, народу было много. В основном это была обычная вечерняя тусовка завсегдатаев, решавших, куда пойти развлечься — на танцульки, в кабак или на бойцовскую Арену с тотализатором. Народ встречался, обменивался приветствиями, знакомился, сбивался в кучки и медленно рассасывался с площади перед Порталом.
      Здешняя тусовка сильно отличалась от Островной, прежде всего тем, что там не злоупотребляли различными нефункциональными приблудами к дронам, типа переливающихся огоньками э… корон, и различными сияющими пародиями на прически. Там это лишь мешало — явная демаскировка. Здесь же народ сверкал фарами и габаритками, контурами и подсветками. Какими-то полированными дугами и мотоциклетными клаксонами на ярко размалёванных корпусах.
      Хотя…, надо признать, что всё это смотрелось чертовски красиво и привлекательно.
      Хотелось влиться в толпу и так же смеяться и корчить рожи, хлопать по плечам и прыгать от избытка чувств.
      Алекс переступил с ноги на ногу в своём скрипучем экскурсионном дроне, и мрачно подумал: «Да-а-а… мы лишние на этом празднике жизни. Вам бы мои проблемы, господа дроннеры, вы бы так не прыгали». А мне бы ваши проблемы…
      Вздохнув полной грудью, он повёл носом, ожидая ощутить радостный запах дроннерского сообщества, но ничего не почувствовал, кроме запаха родной квартиры — анализатор запахов в данном дроне отсутствовал.
      Да, да. Вот так вот. Опускаюсь всё ниже и ниже. Докатился уж до дешевых экскурсионных дронов.
      Внезапно подумалось, а интересно, а может, все дроны слышат, о чем мы говорим? Может, стоит заговорить, и они ответят? Мы же никогда не заговариваем с ними.
      — Дрон! Ты слышишь меня, дрон? — Позвал он негромко.
      Но ответом ему был лишь шум толпы, да какая-то разукрашенная красотка посмотрела на него с жалостливым удивлением…
      Здесь время отличалось всего на один часовой пояс. И посему обширная площадь перед Административным корпусом и веером, расходящиеся от неё широкие аллеи, были равномерно залиты ярким светом, таким, что не только звёзды, но и само небо терялось за этой сияющей пеленой.
      Мерцали разноцветные надписи, обозначая названия корпусов и площадок, и указывая стрелочками направления для основных перемещений — «Супермаркет», «Арена», «Кафе „Ретивый Дрон“», «Дронодром — 500 м», «Бассейн», «Автосервис — всё для дрона»…
      Множество аккредитованных здесь торговых заведений, зазывали клиентов всевозможной рекламой — в раскрытых дверях сияли огни, и играла негромкая музыка.
      Давненько я тут не бывал. Даже как-то уже и отвык. Сильно здесь всё изменилось. Зданий каких-то понастроили, иллюминация кругом…
      — Третья группа! Третья группа! Подойдите все сюда! — Настойчиво выкликала дронниха в официальном сине-красном корпусе. — Подходите, подходите! Давайте проверимся, все ли собрались. Третья группа, все сюда!
      Алекс потряс головой, отбрасывая грустные мысли, огляделся, так, а я какая группа? Потом заметил, как к экскурсоводу робкими шагами стали подтягиваться невзрачные в этом буйстве дроннерской жизни, дешевые, серые дроны, все на одно лицо, с ярко-желтыми люминесцирующими тройками на корпусах.
      Нагнув (скрипит чёрт!) голову вниз, и, убедившись, что такая же тройка сияет и у него, он протиснулся через толпу к экскурсионной группе и стал ждать, пока все соберутся.
      После недолгой переклички и строгих инструкций — не отставать, не шуметь, не нарушать, не… и так далее, они, наконец, отправились.
      Хорошо поставленным голосом учительницы младших классов, экскурсовод начала наделять экскурсантов важнейшими знаниями о дронах и их создателях, о Полигоне и об Острове, о сети дронов и инете, о выдающихся датах и событиях, о королях и капусте, о колючках и башмаках…
      Плетясь в конце медленно дрейфующей группы, Алекс размышлял, как ему получше слинять к Кузнецу.
      Просто так уйти нельзя, эта сразу поднимет шум и вызовет полицию, которая, хоть это и не заметно, наверняка обреталась вокруг гуляющего сообщества.
      Побегать в таком корпусе вряд ли удастся, спасибо, хоть не разваливается. Кто же даст для экскурсии хорошие модели? Вон вся группа так и попискивает, так и поскрипывает.
      Светящийся номер не даст затеряться в толпе. Тем более что в толпу ему и не надо. А надо ему к границе Административной зоны. К КПП и за КПП. За ворота по центральной аллее, ведущей на дронодром. Туда, где стоят механические мастерские. Там колдуют над своими ремонтными стендами инженеры-механники. Там он может найти того, кто его выслушает. И может быть захочет помочь.
      Он упорно отбрасывал мысль о том, что, а вдруг не захочет? Или не сможет. Сейчас это было не главное. Сейчас главное было добраться.
      Когда группа додрейфовала до конца портальной зоны, и притормозила перед Учебным корпусом номер один, толпа праздношатающихся дроннеров почти рассосалась.
      — … и вот тогда, когда стало ясно, что управлять дроном на хорошем уровне не так-то просто, а вы это наверняка уже ощутили на себе, — с приятной улыбкой на дорогом, псевдо-мускульном лице, экскурсовод сделала театральную паузу, давая возможность экскурсантам подобострастно похихикать, — и стали возникать Полигоны. Первым был создан наш, Северный Полигон. Он создавался на материальной базе одной из закрытых прежде воинских частей Космических Сил России. Законсервированные сооружения военного назначения вы можете сейчас наблюдать на севере от Административной Зоны. В дневное время их можно разглядеть лучше, но зато сейчас они замечательно подсвечены защитными огнями, предотвращающими столкновения с летательными аппаратами.
      Алекс невольно покосился на далёкие, темнеющие в ночи, обрамлённые красными огнями, Сооружения, и хмыкнул, вспоминая, сколько он сил положил в свое время, стараясь на них пробраться. Охранялись они жестко, не взирая на свою «законсервированность».
      — А сейчас, уважаемые дамы и господа, мы с вами пройдём в фойе Учебного корпуса номер один, где располагается фотовыставка, посвящённая основным историческим событиям нашего Полигона. Прошу вас, проходите. Будьте любезны!
      И экскурсовод принялась вежливо проталкивать экскурсию внутрь здания, сквозь распахнувшиеся стеклянные двери.
      Вот же блин, понесло меня в эту экскурсию! Надо было другой выход на счёт входа искать, мрачно думал Алекс, пропуская всех вперёд и лихорадочно придумывая причину, по которой ему крайне необходимо остаться снаружи.
      Сзади раздался лязг открываемых ворот. Алекс обернулся. Из портальной зоны медленно выруливал знакомый грузовик. На буксире он вёз груженую тележку. А вот и транспорт, подумал он, прямо по заказу.
      — Проходите, проходите, прошу вас, — суетилась экскурсовод, и словно что-то почувствовав, устремила на Алекса пристальный взгляд, — не задерживайтесь, пожалуйста.
      Под этим взглядом Алексу стало неловко. Грузовик, меж тем, приближался, шурша шинами и пшикая пневматическими тормозами.
      Экскурсовод сделала шаг по направлению к Алексу и уже открыла рот, как тут, со стороны входных дверей, раздался сдавленный писк, и визгливый женский голос с возмущением произнёс:
      — Да, что же вы всё напираете! Отопритесь от меня немедленно, вы же видите, мы сцепились ногами! Сдайте уже назад!
      — Мадам! Простите великодушно, но я не специально, у меня тут всё управление перепуталось, я уже ни чего не понимаю! — Панически отвечал другой дронер, судя по манере говорить, мужчина в возрасте.
      Два дроннера застряли в проходе, спутались ногами и теперь лихорадочно дёргались из стороны в сторону, пытаясь освободиться.
      Картина была смешной и не такой уж редкой, у новичков частенько происходила путаница с управлением — дрон не успевал быстро приспособиться к специфическим сигналам нового наездника.
      Шанс! Экскурсовод кинулась разнимать, а Алекс кинулся вдогонку за грузовиком, который уже выруливал на финишную прямую к КПП. Кинулся, ха, куда там! Еле-еле переступая ходулями, он, срезав поворот, достиг заднего борта тележки. Почти достиг и, как в комическом фильме, бежал за грузовиком, вытянув клешни, и всё пытался уцепиться за борт.
      И вряд ли бы это ему удалось, хотя расстояние, отделявшее его от цели, не превышало и пяти сантиметров, если бы грузовик не тормознул, огибая клумбу. А он тормознул, и Алекс по инерции врезался в него и, неуклюже, одним махом, перевалился через борт.
      Кузов тележки был до половины забит какими-то угловатыми предметами, накрытыми брезентом. Что это за хрень тут везут, подумал он и, тяжело дыша, отодрал край ткани. И в следующий момент чуть не заорал — под брезентом лежали изуродованные тела дронов, торчали в разные стороны манипуляторы и тускло сверкали мертвой оптикой помятые головы. Вот чёрт, куда это их, в крематорий, что ли?
      — Эй, псих! Ты куда залез? А ну вали отсюда, пока не накостылял! — дроннер грузовика повернул голову в его сторону и притормозил. — И давай быстро, а то ещё и полицию вызову. Развелось вас, экскурсантов, ступить не куда…
      — Погоди, друг, не надо полицию! — взмолился Алекс. — Помоги мне за КПП выбраться, мне к Кузнецу надо позарез!
      — Ха! И что ты там забыл? Стой, а это не ты ли, шутник, шутки надо мной недавно шутил? — дроннер внимательно присмотрелся, — то-то, я чувствую, рожа у тебя больно наглая. Чего тебе там надо, у Кузнеца-то?
      — Горе у меня, вот что, — Алекс вдруг почувствовал, что вот-вот заплачет, сказалось напряжение последних событий, — дрона я своего потерял, на Острове! Вот что.
      — Как так потерял? — опешил грузовик. — Взорвался, что ли?
      — Да нет, долго объяснять. В общем, с «головоглазами» столкнулся, и потерял.
      — А это кто такие? Автоматические пулемёты?
      — Да нет, клан это, граберский.
      — А от Кузнеца тебе что надо?
      — Прости, друг, не могу я тебе сказать. Сам я ещё толком не знаю, что мне от него надо. Вот только надо и всё.
      Голос его предательски дрогнул, и он вдруг осознал, сколь мизерна надежда на помощь Кузнеца. Да и на чью либо помощь тоже. На что он вообще рассчитывал, когда шел сюда?
      — Что, плохо тебе? — участливо спросил водитель. — Погоди-ка секунду… И он надолго задумался.
      — Да-а-а… Странны дела твои Господи, — сказал он через некоторое время, — ты, малец, не сердись на меня. День сегодня дёрганый какой-то. Одно слово — понедельник. Ладно, давай вот что сделаем, ты ляг под тент и притворись трупом. И не шевелись, пока не скажу. А то на КПП сегодня смена строгая. Эх-эх-эх, что только в мире делается, «головоглазы» какие-то завелись…
      Он проследил, как Алекс прячется под брезент, и медленно двинул в сторону КПП. А Алекс повозился, устраиваясь и замер в самом углу, у заднего борта, надвинув на себя мятый корпус какого-то мелкого скаута.
      Бархатно урча движком, грузовик мягко катился по аллее. Было жутко лежать на этой горе «трупов» и было немного страшно оттого, что Алекс, во всех своих планах, даже ни разу и не вспомнил о КПП в Административной зоне.
      А порядки на Северном Полигоне были строгие — просто так, где попало не походишь. Сказывалась наследственность военного объекта. Нет-нет, ограничений для перемещений не было, иди куда желаешь, кроме запретной зоны конечно. Но сначала зарегистрируйся у дежурной службы, куда и с какой целью отправляешься. А экскурсанты или другие группы посещения перемещались строго в составе команд. Такая вот атрибутика своеобразная.
      Так что шансы пройти через КПП на халяву приближались к нулю. И забор вокруг добротный, военный… Грузовик зашипел и остановился. Алекс замер и затаил дыхание.
      — А, Семён, это ты. Чего везёшь? Откуда-куда? — звонкий голос с командирской интонацией приблизился к тележке.
      — Да… так, хлам всякий с Острова прислали. На разборку в мехмастерские, — ответил водитель.
      — Слушай, Семён, а тебе, сколько зарплаты насчитали в этом месяце? — голос ещё придвинулся, и впереди на тележке что-то зашуршало. «Брезент поднимают», — сообразил Алекс.
      — Да, как обычно, шестьдесят бонов и плюс премия десять, — ответствовал водитель ровным голосом.
      — Не, ну ты посмотри! А мне почему-то пятьдесят восемь и без премии! — возмущённый голос придвинулся ещё, — завтра же после смены пойду в бухгалтерию разбираться. Вот, блин, уроды! Смотри как их раскурочило, аж смотреть страшно…
      — А ты не смотри, — лениво сказал водитель, — чего на них смотреть? Хлам он и есть хлам.
      — Эх, Семён, Семён, службы ты нашей не понимаешь, — голос остановился, — положено, вот и смотрим. А они премию насчитать не могут. Как положено. Ладно, езжай. На обратном пути договорим.
      Загудел электродвигатель, створки ворот со скрипом и скрежетом отъехали в сторону, грузовик дёрнулся, взревел движком и покатился по дороге. «Кажется, прошли», перевёл дух Алекс.
      — Эй, малой, жив, не порвал связь от страха? — весело спросил водитель, не повышая голос.
      — Ты, пока сиди, не высовывайся. Сейчас к ангару подъеду, там выскочишь. Грузовик попрыгал на рытвинах и остановился, пискнув тормозами.
      — Ну, всё, приехали, станция Березай — кому надо — вылезай!
      Алекс откинул тент, осторожно сел, и огляделся. Здесь было значительно меньше света, лишь горели одинокие лампочки над ангаром, да светились окна первого этажа в мастерских. И было значительно тише.
      — Ну, вот тебе ангар, а вот тебе и мастерские, — грузовоз с любопытством его разглядывал, — давай, дуй к Кузнецу. Потом, если встретимся, расскажешь, чем твоё дело завершилось.
      Алекс неловко перебрался через борт, слез на землю и повернулся к грузовику:
      — Спасибо вам огромное! Даже не знаю, как вас и благодарить.
      — Ну, ладно-ладно, дуй, давай, не стой…, - и грузовик въехал в открывшиеся створки ангара. Алекс постоял немного, затем повернулся и пошагал к зданию мастерских.
      Небо, сплошь в низких тучах, подсвеченных иллюминацией Административной зоны, тяжело нависало над Полигоном. И не было в этих тучах, ни какого просвета.

4

      По мере приближения к входной двери мастерских Алекс медленно впадал в панику. Что говорить, что объяснять, чего просить? Здравствуйте, я ваш старый знакомый, помните, вы меня оперировали? Да я вот тут, дрона потерял… А еще был черный дрон… Ой-ёй-ёй, что будет? Пошлёт он меня сейчас в пепелац за луцем. И будет прав. А я дурак. Брошу всё и уйду в квакеры. Или в контрики. Или как там они себя называют?
      Одинокая люминесцентная лампочка освещала вход — двустворчатую, обитую железом, тяжеленную дверь. Алекс подошел и толкнул правую створку. Дверь не шелохнулась. Толкнул левую. Тот же эффект. Толкнул ещё раз, уже сильнее. Ноль эмоций. Тогда он упёрся всем корпусом и поднажал. Взвыли исполнительные механизмы дрона и заморгал индикатор «перегрузка главного двигателя».
      Алекс, сидящий в кресле у себя дома, весь напрягся и запыхтел. Ноль. Дверь не сдвигалась. Тогда, медленно пятясь, он стал отходить для разбега.
      — Там, сбоку, красная кнопочка…, - раздался из темноты негромкий глухой голос.
      Алекс подпрыгнул, сердце гулко бухнуло. Недалеко, метрах в пяти, на лавочке сидел дрон. Его было почти не видно. Он сидел спиной к зданию, в странной позе — собака на горшке и смотрел на расположенный ниже, к ручью, дронодром, по которому неспешно ползали несколько огоньков. У кого-то шли ночные занятия.
      — Здравствуйте, — сказал Алекс, и робко, несмело приблизился, — а я, вообще-то, к вам.
      Кузнец не спеша, поднёс к лицу правую руку. И Алекс с удивлением обнаружил там курительную трубку. В левой руке Кузнеца вспыхнул маленький плазменный факел. Кузнец неторопливо поднёс факел к трубке. Раздался негромкий, всасывающий звук, похожий на вздох, затрещал, разгораясь, табак. Над головой Кузнеца поплыл, светящийся в лучах лампы, дымок.
      — Так-то мне курить нельзя, здоровье уж не то, — размеренно сказал он, выключая горелку, — вот и балуюсь тут, помаленьку — и здоровье не тревожу, и радость для духа получаю.
      И снова звук, похожий на вздох, и очередной клуб пахучего дыма поплыл по ветру на север, в сторону темнеющих за ручьём, на взгорке, Сооружений.
      На дронодроме бродячие огоньки собрались в кучу, потоптались, затем дружно прыснули в стороны, и через секунду оттуда долетел глухой хлопок взрыва. «Нашли мину», — отрешенно подумал Алекс. Кузнец продолжил:
      — Тут мне Семён позвонил. Говорит, малец дрона потерял, чуть не плачет. Не ты ли? Алекс, заворожено глядящий на курящего дрона, встрепенулся:
      — Я не плакал, просто очень обидно — что ни делаю, ни чего не выходит. Там дрон мой один валяется, а я всё войти не могу. Все записи стёрты. Даже здесь, в учебке, архив пропал. И дрон учебный тоже. Вот я и расстроился. Очередной клуб дыма утянулся на север, и Кузнец произнёс:
      — Я тебя вспомнил. Года два мы не встречались, верно? Ты давай, вот что — с чувством, с толком, с расстановкой всё по порядку. Рассказывай. А я покурю пока.
      И Алекс рассказал. Перебивая себя, глотая слова, торопливо и путано выдал он всё, что накопилось за эти два дня.
      Трубка давно погасла, а Кузнец сидел неподвижно и молча, не перебивая и не задавая вопросов.
      — …И вот я здесь. И я не знаю, что дальше делать, — закончил Алекс. И тоже замолчал. Молчал Алекс. Молчал Кузнец. Пауза затягивалась.
      — Значит, давай так, — Кузнец решил, наконец, заговорить, — отключайся и иди спать. Дрона твоего я сдам, скажу — заблудился. И не возражай, сейчас всё равно прибудет полиция. Завтра, в это же время, запоминай, или запиши, войдёшь по логину — «battut», пароль — i31NO311. Иди прямо ко мне. На КПП скажешь — «иду к Кузнецу, по делу». И ни о чём не распространяйся. Всё. До завтра!
      Кузнец встал и подошел к дверям, нажал сбоку кнопку, те разошлись, и он скрылся в освещённом квадрате. Дверь закрылась.
      Алекс, тот Алекс, что сидел дома в кресле, пошарил рукой сбоку стола, ничего не нашел, и так и остался сидеть — свесив руку и тупо глядя перед собой.
      Алекс, тот Алекс, что стоял у мастерских на Северном Полигоне, повернул голову к небу, и тупо уставился на яркий кусочек Луны, что показалась на секунду в узеньком просвете среди плотных низких туч северного осеннего неба.
      Он думал, что не сможет уснуть. Однако усталость взяла свое, и он уснул, лишь только его голова коснулась подушки.
      Ночью он видел сон — стоит он на краю лунного кратера. Вроде как в образе дрона. На плече попугай. Внизу чёрные дроны тянут сеть. Один оборачивается и кричит:
      — «Ну, что же ты? Мы поможем тебе, только если ты поможешь нам!»
      А он стоит и не знает, что делать, идти, не идти. И тут попугай в самое ухо как заорёт:
      — «Третья группа!!! Третья группа!!!» И он проснулся.
      Весь следующий день он прожил на автомате. Встал, умылся, позавтракал. Оделся, вышел из дома, сел в автобус. Вошел в проходную. Турникет сказал:
      — «Вы опоздали с прибытием на хр-р-р…», — и смолк, и провернулся. Алекс пожал плечами и пошел работать.
      Он проработал почти до обеда, когда пришел инженер из отдела кадров и они втроём, со старшим механиком, разбирались, как так вышло, что в электронном табеле нет отметки о его прибытии на работу, в то время, как он полдня уже работает. «Ну, ты хакер!», с восхищением сказал Василич, Алексу и потрепал его за шевелюру. Инженер так и удалился, в недоумении.
      После работы Алекс зашел в институт, забрал одни контрольные и сдал другие. Узнал расписание консультаций по предметам и немного поговорил с однокурсником Колькой Свистуновым, с которым столкнулся на выходе.
      Криво ухмыляясь, выслушал его на тему, как стоит проводить выходные — «в баньке с пивом, и что б девочки с веничком».
      — Будешь, как огурчик сиять, а то смотреть противно, как ты ходишь и киснешь! Давай в субботу созвонимся, я всё организую, поедем на нашу дачу. Предки-то не скоро приедут? Ну, во! Самое время оттянуться. Ну, пока, я побежал. Баня рулит!!! И он умчался.
      А Алекс глубоко вздохнул, и… впервые за весь день, почувствовал себя хорошо.
      По дороге домой, он зашёл в магазин, купил котлет на ужин. Затем, сидя в кафэшке, выпил чая с пирожным. И, на гигантском экране, просмотрел клип какой-то новой группы. Смотрелось неплохо, и музыка и эффекты были к месту. И девочки были самое то. И он подумал, а может, ну его… Баня рулит? Расплатился и вышел на дорогу к дому.
      Дома он запихал котлеты в холодильник на кухне, выпил морсу. Посидел немного у окна. Есть не хотелось, а на улице заморосил дождь. Ветер трепал деревья, обильно осыпая с них мокрые листья. По-над домами мотались мокрые вороны, и дождь и ветер им были побоку.
      Он встал, и пошел в свою комнату к компьютеру. Но не дошел. Свернул в залу, плюхнулся на диван, нашарил пульт и врубил телик.
      Он смотрел, как в сине-зелёном море, яркие рыбки, под плеск воды, порхают меж ветвистых кораллов, и под красивую музыку плывут снизу нерусские титры, и ощущал слабость в руках, и ничего с собой поделать не мог…
      Ты позорный слабак, сказал он себе. Трюфель недоделанный. Повидло в шоколаде. Бубльгум. Встань и иди, сказал он себе. И он встал, и пошел.
      Он набрал логин и ввёл пароль. Идентификация прошла без помарок. Сверкнула надпись — «Начинается процесс соединения с модулем. Это может занять некоторое время. Ожидайте».
      Пока он ожидал, к нему прицепился пиратский баннер, и принялся насвистывать что-то про прелести сети магазинов «Кузьмичофф». Алекс, не глядя, треснул его кулаком, и тот с визгом улетел куда-то в межсайтовое пространство.
      Выплыла квёлая баннеробойка, растерянно повелась из стороны в сторону и, в смущении, пропала.
      Чувство соединения с дроном возникало плавно. Плавно отступали контуры его комнаты, погруженной в полумрак, и ярче вырисовывались очертания стойла в зале Портала. И сам зал, из призрачного, постепенно становился реальным, наполнялся звуками и запахом.
      Ровный белый свет возник перед глазами, сменился на красный, через секунду стал синим, и, снова через секунду, зелёным.
      — Какую смену цветов вы наблюдали? — раздался голос откуда-то сверху.
      — Белый, красный, синий, зелёный, — ответил Алекс, поднимая глаза к низкому потолку стойла, — и ещё здесь воняет плесенью.
      — Гут. Фиксирую: сигнальные системы функционируют нормально, — невозмутимо ответил голос, — выходите из стенда и двигайтесь в направлении двери с надписью «Exit». Добро пожаловать на Северный Полигон.
      Алекс уверенно вышел из стойла и направился к выходу. Дрон вёл себя хорошо — реагировал быстро, не пищал и не скрипел. Индикаторы заряда батарей и состояния основных устройств сияли приятным зелёным цветом.
      «А плесенью здесь и верно, попахивает», — подумал Алекс, и насвистывая сам-не-понял-что, прошел сквозь распахнувшиеся двери на площадь перед Порталом.
      Народу здесь сегодня было значительно меньше. Или уже рассосались, или ещё не прибыли. Музыка играла, и огни сияли как вчера. И как вчера экскурсовод выкликала:
      — Третья группа! Третья группа! Подойдите сюда…
      Алекс фыркнул и двинулся к КПП, широко шагая на четырёх сильных ногах, покачивая, в такт ходьбе, ладным туловищем мифического кентавра.
      — Молодой человек! Не желаете ли присоединиться к бедным девушкам? Мы сегодня скучаем в одиночестве…
      Голос принадлежал симпатичной кентаврихе с длинными, до крупа, сияющими голубым туманом, волосами. Две её подружки-близняшки, зелёная и розовая, хихикали чуть поодаль. «Я сейчас не настроен развлекаться, детка», хотел сказать он мужественным голосом. Но слова застряли в горле, он судорожно сглотнул, и промямлил:
      — Простите, я сейчас не могу… может в другой раз…
      — Жаль, жаль… Вы бы неплохо смотрелись в нашем стаде. И он прошествовал дальше, а на душе сделалось легко и приятно.
      Он напрягся, проходя КПП, но охранник, при виде его, молча кивнул и разблокировал турникет.
      По аллее, усыпанной желтыми берёзовыми и красными осиновыми листьями, под светом редких высоких фонарей, Алекс добрался до мастерских и нажал большую красную кнопку, сбоку от двери. Входя, он обернулся. На скамейке ни кого не было, а по аллее трусцой, в сторону дронодрома, бежала группа дроннеров во главе с инструктором. Они дружно топали и дружно хекали, а инструктор, забегая сбоку и оглядывая задний фланг, орал:
      — Не отставать! Подтянись! Шевелись, тараканья немочь! Шире шаг! Они протопали, и он вошел внутрь.
      Внутри было просторно, и у одного из стендов возился незнакомый дрон, видимо механик. Не отрываясь от дела, он коротко глянул на вошедшего, и Алекс спросил у него:
      — Здравствуйте, не подскажите, как мне увидеть Кузнеца?
      — На второй этаж, налево, по коридору, до конца, в кабинете, — буркнул тот и, видимо, утратил к Алексу всякий интерес.
      — Благодарю, — сказал Алекс и прошел на второй этаж.
      В кабинете Кузнец был не один. У тёмного окна с бледными, полупрозрачными шторами стоял дрон с изящным корпусом, шасси типа коротконогой кошки и туловище — коротколапый богомол. Треугольная голова с великолепной оптикой. Алекс неуверенно поздоровался и замер на пороге.
      — Здравствуйте, здравствуйте! Входите, входите! — неожиданно весело заговорил незнакомый дроннер, — давайте сразу познакомимся, чтобы устранить лишние неясности. Нам ведь и так их хватает, верно? «Так уж сразу и нам», буркнул про себя Алекс и вошел в кабинет.
      — Я Алекс, — сказал он вслух.
      — А я Василь Василич. Начальник службы безопасности Северного Полигона. Очень рад нашему знакомству! — и он протянул Алексу свою шарнирную лапу.
      Вот кого нам не хватало для полного счастья, так это Службы Безопасности. Внутри похолодело, неужели нашли? Кузнец их, что ли, вызвал? Не может этого быть. Алекс робко ответил на «лапопожатие», Кузнец что-то невнятно крякнул, а Василь Василич радостно потёр с шуршанием руки.
      — Ну и славно! Ну и, давайте сразу же к делу, — он посерьёзнел, — должен вам сказать, дорогой Алекс, задали вы нам преинтересную задачку. Хотя, давайте сначала расставим остальные точки над «i». Почти вся территория Полигона, вы понимаете, просматривается дежурной сменой Службы Безопасности, поэтому они почти сразу заинтересовались экскурсантом, решившим прокатиться на грузовике. Такое, конечно, случается, человеку свойственно любопытство и вечный поиск приключений, вы понимаете. Но любопытство свойственно и Службе. Даже, я бы сказал, входит в нашу непосредственную обязанность. Поэтому мы и позволили вам осуществить свой план. Кстати, дежурную смену, я уже поощрил своей властью, за удачно проявленную инициативу. Но, не будем отвлекаться. Весь ваш рассказ Кузнецу записан и проанализирован. Так что, не держите на нашего уважаемого мастера, зла — он вас не «сдавал», мы вас сами обработали. Хе-хе… Так вот, дорогой вы наш, мы не знаем, что это такое за «чёрный дрон», как вы его называете. И это нас беспокоит.
      Кузнец, стоял у стеллажа с книгами и, молча, вертел курительную трубку в руках — по-видимому, ему очень хотелось курить. Алекс стоял всё так же, недалеко от входной двери. Василь Василич прошелся по кабинету и остановился у стоящего посредине стола.
      — Мы не держим фактории на Острове, но имеем долю во всех островных компаниях, вы понимаете. У нас у всех, есть определённые правила ведения дела. Есть, конечно, различные нарушения, типа промышленного шпионажа, нездоровой конкуренции и тому подобное. Но! Всё это обычно находится в определённых рамках. Обычно мы эти рамки контролируем, я имею ввиду свою Службу, вы понимаете. Но теперь мы в растерянности. Нет, мы, конечно, интересовались этой вознёй вокруг «головоглазов», то бишь, «Воинов Саурона» на Западе. Но! Всё пока было в рамках. И вот тут появляетесь вы. Ваша новость была для нас полной неожиданностью. Он подошел к Алексу и в упор спросил:
      — И что это, по-вашему, значит? Алекс не знал. Ему было неловко.
      — А это значит, дорогой вы наш, что наша агентура ни хрена не сработала! И он замолчал, задумчиво глядя на Алекса.
      С улицы, со стороны дронодрома, отдалённо донеслось — «бу-у-х-х, та-та-та-та-та», и снова «бу-бух-х». Алекс вздохнул и переменил позу.
      — Так вот, дрона вашего здесь, мы нашли. Это было очень нелегко. От вас не осталось ни каких следов! Что само по себе очень странно. Только благодаря записям нашего уважаемого мастера, удалось установить серийный номер вашего дрона. Мы перетрясли все хранилища.
      И, знаете, что я вам скажу? Это очень удачно, что вы его в своё время не продали. Он валялся на складе уже почти два года, и само его существование сразу заткнуло рот некоторым сомневающимся в ваших словах. Сейчас идёт очень большая дрючка в отделе информатики. Их всех поставили на уши и заставили перетрясти всю систему сетевой безопасности.
      Он отошел от Алекса и стал смотреть в тёмное окно. За окном еле просматривались тёмные контуры Сооружений и ползали огоньки по тёмному дронодрому. У Алекса их вид, почему-то, вызывал легкое головокружение.
      — Мы вам благодарны, Алекс, за доставленную новость. Вы можете забрать своего дрона. Но! Я бы вам очень не рекомендовал его использовать. Лучше его не трогать. По крайней мере, пока. При входе на Полигон впредь будете пользоваться либо этим, что так любезно предоставил вам наш уважаемый мастер (кивок в сторону Кузнеца), либо мы подберём вам другой.
      Он снова прошелся по кабинету, и вернулся к окну, но глядеть на улицу не стал, а, поворотившись к Алексу, продолжил.
      — У нас в Службе пока нет ясного видения ситуации. Много неопределённостей. Вы понимаете, — задумчиво глядя на Алекса, он покачался с пятки на носок, что в образе дрона выглядело несколько комично, невзирая на серьёзность ситуации. Кузнец кашлянул и уронил трубку.
      — У нас нет ясности, — повторил Василь Василич, скосив глаза на, шарящего по полу в поисках трубки, Кузнеца, — мы предлагаем вам работу, Алекс. Временную, конечно. И сугубо инкогнито. И хорошо оплачиваемую, даже в случае неудачи. Нам нужна ясность, и мы просим вас помочь.
      На дронодроме садануло так, что звякнули стёкла в окне. Алекс молчал. Всё это ему не нравилось.
      — Наш канал связи сейчас очень хорошо защищен, я надеюсь, — сказал Василь Василич, — Наша беседа сугубо конфиденциальна. Нашему уважаемому мастеру я доверяю в высшей степени, а потому, Алекс, вы можете не бояться утечки информации отсюда. Вы поймите, в Островные дела мы напрямую не вмешиваемся. Восстановить ваше положение на Острове, не привлекая излишнего внимания, мы не можем. Но, если вы согласитесь сотрудничать, окажем содействие. В разумных пределах, естественно, вы понимаете. Нам сейчас очень нужна ясность и информация, и я прошу вас, не отказывать нам в помощи.
      — Что вы сделаете с чёрным дроном, если я его найду? — спросил Алекс, неожиданно для себя.
      — Мы НЕ знаем, — вздохнул Василь Василич, — всё будет зависеть от ситуации. Вы понимаете, вы сейчас в очень выгодном положении — вы вступили в контакт с неизвестным нам объектом, вам было даже предложено продолжение контакта, а наша агентура не имеет об этом явлении ни малейшего понятия. Поймите, не использовать ваш случай для нас непростительно.
      — Хорошо. Я согласен, — тоже вздохнув, сказал Алекс, — что мне надо делать?
      — Ну, вот и славненько! Вот и замечательно! Уверяю вас, Алекс, вы ничуть не пожалеете.
      Василь Василич подбежал к нему и, пожимая, стал трясти его руку. Что-то мне нехорошо, подумал Алекс, пожимая руку в ответ, и посматривая на Кузнеца. Кузнец крякнул и неспешно проговорил:
      — Ну, вы тут договаривайтесь, а я пойду уже по своим делам.
      И он вышел в коридор, притворив за собой дверь. В стороне дронодрома полыхнуло яркое зарево, высветив фигурки бегающих дронов, раздалось громкое «пш-ш-ших», и все опять погрузилось во тьму.
      — Ну-с, теперь, когда основная неясность в наших отношениях разрешена, давайте уясним некоторые мелочи. Василь Василич явно чувствовал себя гораздо лучше.
      — Естественно мы провели некоторую работу. Конечно, мы не ФСБ, но кое-какие задачки тоже решить можем, — в его голосе прозвучала нежная гордость, — мы знаем о вас всё. Разумеется, в пределах дозволенного, и, разумеется, строго конфиденциально. Знаем ваше место проживания, место работы и учёбы, настоящее имя и фамилию. Даже номер вашего счёта, куда вам поступает заработная плата. Так что, куда вам переводить ваши гонорары, мы уже знаем, хе-хе. Это в порядке информации.
      Василь Василич снова стоял у окна и смотрел на Алекса. Тот давно не менял позы, а просто сидел в своём кресле дома, опустив руки. Словно фильм смотрел со смутно знакомыми актёрами. Ничего себе у них мелочи, подумал он. Может все-таки врёт? Может, зря я согласился? Как-то это всё противно…
      — Теперь далее. Эта информация известна очень немногим. Я не буду предъявлять её вам в качестве доказательства здесь, чтобы не допустить её расползания. Ваше инкогнито для нас является составляющей нашего успеха. Ну и, чтобы моё утверждение не казалось вам голословным, и чтобы рассеять ваши сомнения, вспомните то, что произошло с вами утром, при следовании на работу.
      — Турникет, — сказал Алекс.
      — Да-да. И, пожалуйста, поменьше озвучивайте ваши догадки. Вам за это пятёрку не поставят. Привыкайте к специфике службы сразу, кто знает, сколько вам ещё придется у нас работать? Василь Василич отошел от окна и приблизился к Алексу.
      — Теперь о вашей работе, — он помолчал, пристально глядя в Алексовы окуляры, — делайте то, что вы собирались сделать на Острове до встречи с нами. Точку входа мы вам обеспечим. Запомните логин и пароль.
      Перед глазами Алекса на виртуальном экране возникли символы, которые не сразу сложились для него в буквы и цифры — «logon: harius4 pasword: 213».
      — Прежде всего, вам необходимо встретиться с этим человеком. Он вам поможет. Материально и информационно.
      На экране появилось изображение Корчмаря на фоне его знаменитой «Карчмы».
      — Сейчас вам сообщат его описание, координаты нахождения и пароль, для вашей взаимной идентификации.
      — Мы с ним знакомы, — сказал Алекс, и спохватился, — простите…
      — Нет-нет, это как раз к месту. Это облегчает нам дело, но пароль вам всё же необходим. Иначе от него вы ничего не получите.
      Изображение Корчмаря пропало, и возникли фразы пароля — «Вопрос: У вас продаётся славянский шлейф? Ответ: Шлейф продан. Осталась никелированная дуга с пумпочкой».
      Что за бред, подумал Алекс? И, где-то я его уже слышал… Но вслух он не сказал ни чего.
      — Регулярной связи с вами мы держать не будем. В ней нет необходимости. Периодически советую вам появляться здесь, у Кузнеца. Это хорошее знакомство, и его следует поддерживать. НЕ следует искать встреч со мной и с официальными представителями Cлужбы. Вы у нас НЕ работаете, и с нами НЕ знакомы. Уясните это хорошо. И, кстати, — Василь Василич расплылся в улыбке, — с завтрашнего дня вы находитесь в неоплачиваемом отпуске. Сроком на две недели. В связи с семейными обстоятельствами. Ну, вот собственно и всё. До завтрашнего дня вы совершенно свободны. Я вас больше не задерживаю. До свидания.
      Виртуальный экран померк, и высветилась надпись: «Сеанс связи успешно завершен».
      Алекс устало стащил обруч и перчатки. Встал и пошел на кухню, по дороге зацепился за кресло и чуть не упал. Твою медь! На кухне достал из холодильника котлеты и сунул их в микроволновку. Минут пять смотрел, как они шипят и шкварчат внутри, затем опомнился, вынул набухшие котлеты и вышвырнул их в мусоропровод. Пошарил в холодильнике — кроме мороженого мяса и засохшего сыра ничего. Махнул рукой, выпил морса и пошел на диван смотреть телевизор.
      Лёжа на боку и пялясь в экран, он мрачно предавался самоуничижению. Ощущение было такое, словно его мерзко и цинично изнасиловали. Казалось бы, круто повернутая, после встречи с чёрным дроном, жизнь, сегодня вечером вновь развернулась ещё круче, совершив свой немыслимый вираж, в непонятное и неизведанное бытие. И от это виража, его весьма ощутимо подташнивало. Спецагент Алекс… Штырлиц, твою медь.
      Он встал и снова пошел на кухню. Пошарил в шкафчике и нашел там початую бутылку перцовки. Налил рюмку и залпом выпил. Постоял, задержав дыхание. Затем рысью кинулся в туалет. Его несколько раз вывернуло, перцовка обожгла горло, а желчь наполнила рот горечью. Стоя на коленях, в обнимку с унитазом и постоянно сплевывая, он ощущал стук крови в висках, но, в тоже время, наплывало облегчение.
      — Ихтиандр, сын мой…, - слабым голосом пробормотал Алекс, и его вывернуло снова.
      Утром, на проходной, турникет не отреагировал не его карточку-пропуск, и Алекс вызвал охранника. Тот, пощёлкав компьютером, удивлённо сказал:
      — Ты ж в отпуске, парень! Что бы просто так пройти, запрос делать надо, в администрацию.
      Алекс понуро поплёлся домой. Пешком. Под витающей в воздухе моросью, под мутным утренним небом, по мокрым тротуарам, засыпанным опавшей листвой.
      Что ты, дронушка, не весел? Что ты голову повесил? Хотелось так идти и идти. Смотреть на мокрый утренний город, на плотные потоки машин на улицах, на спешащих людей, на падающие листья, и ни о чём не думать, и ни о чём не беспокоиться.
      На переходе через улицу он замешкался, и водитель крутой иномарки фафакнул ему и махнул нетерпеливо рукой — проходи, не спи.
      Оказывается, как быстро оканчивается дорога с работы до дома, когда ты не спешишь.
      В прихожей, Алекс повесил мокрую куртку на дверцу шкафа, а мокрую кепку на раскидистые оленьи рога, и тут запел мобильник. Мама.
      — Привет, сынок! Как ты там? Что кушаешь? Голодным не сиди. Там, в холодильнике окорочка есть, пожарь в духовке, как я говорила. И макароны отвари…
      — Мама! Да не голодаю я, не волнуйся, я же не маленький, разберусь. Лучше скажи, как вы там с батей отдыхаете?
      — Мы? Да, отлично всё, погода прелестная, не жарко. Море ещё тёплое, народу мало. Цены терпимые. Ходим на море, гуляем в парках… Погоди, тут батя что-то рвётся сказать…
      — Санёк, привет! Слушай, я тут тебе диск купил. Называется «Всё для дронов», прошивки, эмуляторы… Ну, в общем, вроде интересно.
      — Спасибо, папа! Нормально, пойдёт. Ты там особо не покупай ни чего, у меня всё, что надо есть. Пивка лучше попей лишний раз.
      — Я ему попью! Вчера вон в баре разошелся, так с утра болел немного… Ну, ладно, Санечка, не будем тебя отрывать от работы, не скучай там без нас! Ещё две недельки и мы приедем. Всё, целую!
      — Пока мама! Не волнуйся у меня всё нормально. И мама отключилась.
      Нормально. Это значит посредине, не хорошо и не плохо. Вот оно значит как у меня, не хорошо, но и не плохо. Не хорошо, это конечно, жаль. Но вот, что не плохо, это уже хорошо.
      Он сходил на кухню, помыл с улицы руки, взял кваску, откупорил, глотнул разок и, не спеша, отправился за компьютер. Работа у нас теперь такая, в игры играть. Шпионские. Компьютер зашумел, пикнул, и начал грузить операционку. А поглядим мы, что это у вас за точка входа, с вашим «хариусом».
      Он надел обруч и перчатки. Погонял по экрану курсор, примеряясь. И ткнул небрежно в иконку с надписью «Остров».

Часть вторая

1

      — Значит так, господин Хариус. Давайте посчитаем: замена сустава манипулятора — девять бонов, рихтовка корпуса — два, парковка четыре недели — один бон, сорок центов. Дисконтная карта объединённой сети парковок — минус пять процентов, пять кг шестьсот граммов, лом цветных металлов, латунь — минус бон шестьдесят восемь. Заправка входит в сервис. Итого с вас десять бонов и десять центов, — хозяин парковки хоть и выглядел заспанным, но считал бойко.
      — Снимите с моего счёта, — небрежно сказал Алекс.
      — Позвольте вам заметить сударь, что ваш счёт у нас, на данный момент, без учёта последних расчётов, составляет минус пятнадцать центов.
      — Ну, тогда запишите на мой счёт. Я ожидаю скорого поступления средств, — еще более небрежно, ответил Алекс.
      — Как вам будет угодно. Однако вы долго не появлялись, а ваш счёт у нас давно не пополнялся. Если вы не сможете погасить задолженность до конца месяца, то ваш дрон будет взят в залог, под проценты, до оплаты. — Сквозь любезность хозяйской речи просвечивало непонятное Алексу злорадство.
      Чем это, интересно, занимался предыдущий владелец дрона, что наделал долгов, и заработал неприязнь хозяина парковки? Пока ясно лишь, что зовут его Хариус. Значит я — Хариус. Вот, блин, рыбья кличка! Рыбка, правда, хорошая. А, что делать? Очень не хочется светить своё имя. Будем соблюдать «инкогнито», как сказал Василь Василич.
      — Хорошо-хорошо, непременно оплачу, до конца месяца, — с раздражением сказал он.
      — Добро пожаловать на Остров, сударь! — Хозяин поклонился и разблокировал дверь стойла.
      Так-так-так. Ещё ничего не успели сделать, а десять бонов уже должны. Интересная жизнь у шпионов. До конца месяца три дня. Я что, из своего кармана должен бабки выкладывать?
      — Не подскажете ли, сударь, — выходя из бокса, спросил Алекс, — а нет ли сейчас какой оказии к парковке PK24, или к Среднеземной Фактории?
      — Не знаю, — вяло позёвывая, ответил хозяин. — Регулярного туда ни чего не ходит. А не регулярного, кто знает? Потолкайтесь во дворе, может, с кем и скомпонуетесь… И он удалился.
      В холе парковки, Алекс осмотрел своё отражение у зеркальной стены. Фы-ы-ы… Дрон начального уровня типа «козлик», хилые манипуляторы, дохлый аккумулятор, слабая оптика. Дизайн дрянь. Отстой короче, ни каких наворотов. И тотема нет. Одинокий, серый, неприметный. Может им ещё и дрона раскрутить? Индейская национальная изба называется фигвам.
      Хватит стонать, сказал он себе. Не забывай, что ты, всё-таки, агент. Ну, пусть не спец… Может, так и должно быть?
      Да-а-а… Вот он уже почти два года на Острове, и ни какой такой Службы Безопасности в глаза не видел. Видел военные патрули. Раз пять. Полиция не считается, они за Фактории редко выходят. Вот рейнджеров видел часто, общался с ними, и знакомые среди них есть. Даже в одной операции вместе участвовали. Был такой провальный штурм центра управления береговой артиллерией Второго Бастиона, с год назад. Он ухмыльнулся, вспоминая тот дикий бедлам, что творился в то время. Во, народу-то положили тогда!
      И вот сейчас он агент Службы. И на нём нигде не написано, что он агент. Выходит агентом может быть любой. Неприятно, но об этом надо будет помнить всегда, чтобы не нарваться на агентов «головоглазов».
      Вот только, есть ли они, эти, агенты «головоглазов», на самом деле? Если таким образом рассуждать, то везде будут агенты мерещиться.
      Но, с другой стороны, Базука ведь ясно сказал — «найдём везде». А кто будет искать? И как? Объявления что ли по соснам развесят — «пропал дронер, звать Алекс, нашедшего ждёт вознаграждение»? Как это всё непросто оказывается.
      И как-то по-другому стал видеться ему Остров. Ну, вот буквально только что, это была игра, очень интересная, со своими радостями и горестями, приключениями и опасностями. Но это была игра. И ничего более.
      И вдруг — раз, и он уже не играет, а работает, а опасности приобретают очень неприятный оттенок. И совсем не ясно, как он должен работать.
      Ну, хоть бы ему какую-то подготовку организовали, что ли. А то — «связи не будет», даже спросить не у кого. Если что…
      А вот интересно, как с него работу спрашивать будут? Вот, например, мой старший механик в депо половину рабочего дня тратит на заполнение всякого рода электронных таблиц, где отражается буквально всё — кто, когда пришел на работу, кто какое задание получил, на сколько процентов с ним справился, сколько времени на обед потратил, сколько на перекуры, сколько больничный, сколько отпуск… Да, где-то полдня у него и уходит. Затем приходит инженер из отдела кадров, и они начинают вместе разбирать всё поновой. Каждая минута на учёте. Ни копеечки даром не заплатят.
      Ну, вот он сейчас плюнет на всё и пойдёт своими делами заниматься. Кто докажет, что он не сачковал, а дело делал? Хотя… Я же в дроне. Наверняка весь мой трафик проконтролировать можно. Ну, записали же они мой рассказ Кузнецу. Может они и сейчас всё, что я вижу, записывают. И всё, что слышу. И чувствую. Идут же сигналы от дрона на обруч, и обратно. Хорошо, хоть не мысли.
      Он передёрнул плечами — как это противно, чувствовать себя под тотальным контролем. Откуда-то всплыла фраза — «Всё в порядке, шеф, он у нас под „колпаком“!» Бррр…
      Может, зря он так волну погнал? Нельзя было в горячке действовать. Ну, подождал бы недельку, может, и утряслось бы. А сейчас, всё. Влип. «Живыми от нас не уходят. От нас уносят. Трупы. Так что, берите, Билл, саблю, и вперёд, на штурм!».
      О-о-о-о, какой бред! Всё! Хватит париться, пошли работать. Может, мне ещё понравится? Не будем падать до выстрела, а? Не будем. Вперёд, «Билл», на штурм!
      Ладно, это всё лирика, а вот где мы находимся? В центре холла, под потолком, так, чтобы было видно, при выходе из стойл и при входе с улицы, висело информационное панно с надписью большими, светящимися знаками — «Добро пожаловать на парковку PR20!». Ага, вот мы где.
      Он подошел к висящей не стене, красиво оформленной 3d-карте Острова. Парковка PR20, Южные Уделы. Двадцатый квадрат по букве R. Так, а нам надо в Среднеземье, в двадцать четвёртый квадрат по букве K. Возле неё и находится «Карчма» Корчмаря. Это более двух километров. Через минное поле, однако.
      Ну, конечно же! Здешняя парковка и была построена для минокопателей. Он бывал тут несколько раз в начале своей карьеры в качестве островного дрона. Тут еще приёмка должна быть солидная. А ближний край минного поля, если срезать через сопку, метрах в двухстах. По тропе значительно дальше. Ни кто не будет строить капитальные сооружения в непосредственной близости от опасных объектов. И так, помнится, сюда осколки долетали, когда на поле что-то грохало. Так, а обходить это поле далеко.
      Сзади щёлкнул замок стойла. Алекс обернулся, из коридора со стойлами вышел и, не обращая на него внимания, прошел на выход крутой, навороченный по самое нехочу, дрон с престижным корпусом типа «росомаха», с торсом «андроид-7», с изящными, но мощными манипуляторами, и с великолепной оптикой.
      Алекс завистливо вздохнул, эх, моего бы дрона сюда. Я бы вмиг обернулся. Ага, сказало его второе «я», может тебе сразу и черного дрона подать?
      А ведь, действительно, подумал он, какой бы это был шикарный дрон! Мечта любого дронера. Вот бы его поймать и приручить. Или подружиться. Да-а-а…
      Так вот, входишь в сеть, соединяешься с модулем и говоришь: — «Привет, дронелло, как спалось?». А он тебе: — «Привет, хозяин! У меня всё путем — дрон начищен и блестит, а еще я тебе насобирал кучу дорогих артефактов».
      Хотя нет, если подружиться, то конечно не «хозяин». А как? А так, дрон-партнёр, вот как. Он всё стоял у карты и, как выяснилось, разглядывал Западные Уделы, а если конкретно, то место, где мог обретаться этот его гипотетический дрон-партнёр.
      Километров шесть отсюда, не меньше. Может быть, всё-таки, сразу рвануть туда, а? Ага, в таком драном корпусе, с таким драным аккумулятором только и «рвать». Нет уж, сначала надо добраться до Корчмаря, выкопать заначку, и проапгрейдить дрона. Сколько там у меня заначки? Бонов на сорок, от силы. Ну, хотя бы аккумулятор заменить, и глонас поставить, или джипиэску. А за парковку заплатить? А вот хрен. Пусть сами платят, а я за день обернусь, и поминай, как звали. Или за два.
      А если снять все боны со своего счёта в Среднеземном банке? Там около ста. Итого сто сорок. Уже лучше, можно будет ещё и двигатель заменить. Хотя, всё одно, дрон хилый будет. Такого дрона апгрейдить не рационально, всё равно, как на «Оку» движок от джипа лепить — и дорого, и толку ни какого.
      Так. А кто это тут, только что, не хотел дрона апгрейдить за свой счёт? Да, хрен с ним, сейчас проапгрейдим, а как дело сделаем, разапгрейдим.
      Да, надо же проверить счёт, а вдруг его тоже вырубили? Он отошел от карты и направился к стоящему неподалёку банкомату. Выбрал в списке Среднеземный банк, ввёл номер счёта и стал ждать приглашения на ввод пароля. Ну вот. Дождался — «Счёта с таким номером не существует. Уточните номер». Даже как-то и удивляться не хочется. Денег вот только жалко. Почти сто бонов. Вот тебе и движок… «Спасибо тебе, дронелло, что денежки мои обрезал!»
      «Да не за что, хозяин, то есть дрон-партнёр, всегда, пожалуйста! Приходите ещё!»
      Алекс вздохнул и побрёл на выход. Теперь, дронелло, ты мне должен, и не только дрона моего, но и сто бонов, плюс моральный ущерб. За нахождение под колпаком.
      Местное время было семь тридцать. Его теперешний дрон не имел ни джипиэски ни глонаса, так что добираться придется ориентируясь только по местности. Кстати и глонас, и джипиэска выдавали координаты, исключительно привязанные к Острову. Непонятно, как и для чего, это делалось, может, в игровых соображениях, может, осталось в наследство от вояк — наверняка это сбивает наводку крылатых ракет. Так что, точное положение Острова, так и оставалось неизвестным.
      А вот приблизительных координат было навалом, даже одно время мода была такая, разными методами, по косвенным данным, вычислять координаты Острова. Метод инженера Сайруса Смита, например…
      Он вышел во двор и огляделся. Общий вид выражался двумя словами — всё серо. На серые сопки с серыми кустами льётся серый свет с серого неба, затянутого серыми тучами. И тут, выхожу я, весь такой, серый-серый… Ну, так, и что у нас тут имеется ещё, серенького?
      Во дворе имели место: собственно двор, слегка вытянутая, с востока на запад, площадка, метров сорок в длину. Серая площадка. Супермаркет с приёмкой. Да, неплохой супермаркет, серый. Недавно, видать появился. А старая приёмка где? Помнится, у тропы была. А, вон он, ангар, как раз у тропы. Далее наблюдаются: две утоптанные тропы — на запад к минному полю и далее к парковке PM20, и на восток — к Южно Удельской Фактории. Направления пояснялись указателями — синие пластиковые стрелы, с надписями желтыми буквами на трёх языках, русском, английском и… э… эльфийском?
      Во-о-от. Ретранслятор выглядывает из-за ангара — как же без него! Без него мы, без связи. А без связи дрон, как без жизни. Помнится, с полгода назад, рубанулась сеть ретрансляторов, как раз вот здесь, в Южных Уделах, так в хрониках показывали, как дроны валяются где попало, прямо как эпидемия чумы. Или холеры. Граберы тогда поживиться на халявку хотели, ломанулись все сюда, и, ровненько так, по границе поля и полегли.
      Вот смеху-то было! Через два дня связь врубили, а дроны, чуть не все, поразряжались — их же никто в режим энергосбережения не успел перевести. Дрон, конечно, переводится в энергосберегающий режим автоматически, но такой экономичный режим отличается от полного тем, что постоянно держит псевдомышечную ткань в разогретом состоянии. И плюс постоянный поиск сети. Да, тогда развозчики энергозарядки неплохо подзаработали.
      Сам Алекс в то время уже в Шухарте обретался. Эта деревня сталкеров как раз на границе с Западными Уделами находится, до них отключение не дошло, только из новостей и узнали. Собственно, он и сейчас, так бы и обретался в Шухарте, если бы… Если бы не тот зловредный камень.
      Он, совсем уже было, собрался сплюнуть, в сердцах, но вовремя спохватился — не плевать же на ковёр, или в монитор.
      Во дворе парковки так же находилась конечная станция монорельсовой дороги, которая вела на юго-восток, тоже в Факторию Южных Уделов. Да, жалко, что нет монорельса до Среднеземной Фактории. Сейчас бы доехал без напряга. Хотя, бабки… Бабки будут после Корчмаря. Должны быть.
      Во дворе и окрестностях было пусто, лишь у станции монорельса наблюдалась толпа дронов, в количестве трёх единиц. Большой, маленький и средний. Что-то они там обсуждали, взмахивая то и дело руками. Пойти, что ли, подкатиться к ним? Раз больше ни кого нет, «потолкаться» придётся среди этих. Без попутчиков, одному идти будет опасно, на таком непрокачанном дроне. Мало ли что может случиться? Аккумулятор сядет или движок сдохнет, и что тогда?
      Или на граберов, не дай бог, нарвёшься. Не уйти ведь. Будет как с молодыми сталкерами, когда он от «головоглазов» удирал. Угрызение куснуло его за совесть. Ладно, ладно, сам знаю, что плохо.
      Алекс, не спеша, направился к дронам. Те продолжали общаться, не обращая на него внимания. Долетали фразы — «Да Пузырёв её создал, а не Дьяконов. И в сороковом, а не в тридцать третьем… Дурак ты, это же РПГ-40, а не РГД-33!», «Что ты понимаешь! Сам ты олух!».
      Ага, подумал Алекс, минокопатели. Помню, помню, сам когда-то с этого начинал. Вот чудаки! Спорят о боеприпасах, а у каждого наверняка справочник развёрнут. Получается, не от себя спорят, а лишь справочники озвучивают. Чудаки.
      Дроны у спорщиков, были не сильно накрученые. Но и не такие дохлые, как у него. Меньше года, но больше полгода — оценил он их «возраст» на Острове. Судя по некоторым косвенным данным, даже скорее по ощущениям, это, возможно, были рейнджеры. Рейнджеры — это хорошо. Этот сильный клан, занимался на Острове, на полудобровольных началах, охраной правопорядка. В частности они занимались охраной торговых и грузовых караванов, помогали Службе Спасения, патрулировали основные дороги и тропы. И они безжалостно боролись с граберами на всех доступных дронам земельных уделах. Эти могут помочь. Это удача, что он их встретил.
      Ещё в начале своей карьеры на Острове, Алекс мечтал поступить в рейнджеры — хотелось принять участие в таком важном и почётном деле. Рейнджеров действительно уважали, даже граберы, которые, в конце концов, не были преступниками в прямом, человеческом понимании.
      Разве является преступником тот, кто расстреливает из нарисованного пулемёта нарисованных людей? Разве является преступником тот, кто нарисованными армиями захватывает и уничтожает целые страны на придуманных территориях придуманных земель? В прямом человеческом понимании, они не являются преступниками, даже если бомбят своих противников ядерными и биологическими бомбами.
      Так и граберы не были настоящими преступниками, в прямом человеческом понимании.
      Однако на Острове подобная идеология давала сбой. Эффект присутствия стирал границы между нарисованным миром и миром реальным.
      Человек начинал чувствовать себя человеком в образе дрона. И всё человеческое, в образе дрона, становилось ему не чуждым. И граберы, потрошащие прохожих на большой дороге, становились преступниками в прямом, в образе дрона, человеческом понимании, с которыми следовало бороться. И с ними боролись.
      Правда, надо сказать, грабер граберу рознь. Большинство из них, всё-таки, были обычными дроннерами, имели свои, официально зарегистрированные кланы, и больше назывались граберами, чем грабили на самом деле. Понтовали, так сказать. Типа — «Ва-у, я, крутой грабер, то, сё, не подходи, моргала выколю!» А на деле — молодёжь просто развлекалась.
      Но, бывали и с патологическими отклонениями. Эти были опасными, и с ними надо было по всей строгости — или дубинкой по кумполу, или ноги в руки и… Да-да. У меня это недавно прекрасно получилось.
      Однако, подумал Алекс, что-то во мне, за эти дни, изменилось. Я стал думать как-то по-другому. Вот мне сейчас, не кажутся странными слова Серого Шока, сказанные им перед своей «смертью», о знаке судьбы. Ведь именно после его гибели, как дрона, я не пошел в рейнджеры, а сделался вольным старателем. Захотелось одиночества. Потому, что терять друга тяжело, даже если у него треугольная голова и шесть ног…
      И вот теперь судьба свела меня с Чёрным дроном. Алекс впервые подумал о нём с большой буквы. И не известно, встретился бы я с ним, стань я рейнджером.
      Наконец он приблизился к троице, и с высоты своего нового мроощущения, они показались ему несчастными невеждами, не ведающими, что в мире существуют спецагенты и чёрные дроны.
      И ему ужасно захотелось подойти вразвалку и, небрежно так, сказать новичкам, что-нибудь типа — «Привет, молодёжь! Как живётся вам, в этом сложном мире? Граберы не обижают?». Корче, сказать, что-нибудь остроумное, что бы они сразу почувствовали в нём матёрого дроннерского волка.
      — Привет, дронеллы! — ляпнул он неожиданно для себя, — как жизнь молодая?
      — Закусывать надо, — немедленно отозвался один из них.
      — Вот именно, или не пить, — подхватил второй.
      — Хи-хи-хи! — тонко пропищал третий, — мальчики, какой же он смешной! И совсем не прокачанный. Видать только-только на Остров попал. Я сама такая была полгода назад.
      «Медь твою! — в сердцах подумал Алекс, — и что меня дёрнуло выпендриваться?»
      Хорошо, что дроны не умеют краснеть. Пока не умеют. В отличие от оператора.
      Он стоял и неловко переминался с ноги на ногу, благо их было четыре штуки. А рейнджеры стояли и неприветливо глядели на него. Шелестел серыми листами недалёкий низкорослый лесок. Пахло сырым серым утром, и совершенно было непонятно, с какой стороны восходит Солнце, и восходит ли оно вообще. Пауза затягивалась.
      — А… в общем, неважно. Я, ребята, подошел поинтересоваться, не идёт ли кто из вас, случайно, до Среднеземной Фактории? Или хотя бы до парковки в K24-том квадрате?
      Дроннеры всё так же, молча, смотрели на него. Один, большой, был в мощном корпусе бойца — шестиногий «краб» серо-зелёной раскраски. Лёгкая маскировочная накидка пятнистого тона скрывала клановый тотем. У ног крепкая дубинка из ствола местной узловатой берёзки.
      Второй дрон, мелкий, явно разведчик, вон какая оптика мощная. Лёгкий корпус, «мангуст», что ли? Серо-коричневого тона. Тотем тоже скрыт под легкой рубашкой. Лёгкое тело его напоминало скорее кузнечика, чем мангуста. Хотя, вполне возможно, у дизайнера фирмы-производителя были обратные ассоциации.
      Девушка, смотревшая на него с доброжелательным сочувствием, была в изящном корпусе, желтого, в крупную, серую крапину, цвета, среднего размера, неизвестной для него марки. Она была без накидок и рубашек, но и без тотема. Её движения были плавны и стремительны, и очень хотелось сказать ей «кс-кс-кс».
      Чёрная родинка, пустынная рысь. Вот непонятно, почему его ассоциации, обозначились таким образом.
      — Ну, так что, рейнджеры, столкуемся, или нет? — продолжил Алекс, понемногу оправившись от конфуза. Те переглянулись, девушка фыркнула, а «мангуст» резко спросил:
      — С чего ты взял, новичок, что мы рейнджеры?
      — Да, так, как-то, догадался, — криво усмехаясь, ответил Алекс.
      «Не озвучивайте свои догадки. Пятёрки вам за это не поставят». Чёрт… А я тут разошелся…
      — Ну-ну, и откуда ты такой догадливый? — недобро спросил его «краб».
      — Да с Фактории я, Среднеземной, — соврал он.
      — А здесь как оказался? — «краб» смотрел на него сверху вниз.
      — Да увязался, понимаешь, за группой сталкеров. Они во Второй Бастион шли. Классные говорят там подземелья, можно быстро прокачку себе сделать, и хабара кучу набрать, — продолжил вывёртываться Алекс. — А, не доходя до места, на минном поле ногу мне оторвало. Они ушли на Бастион, а у меня ушли все деньги на ремонт. Ещё и должен остался. А хозяин говорит, до конца месяца не заплатишь, дрона в залог возьму. Вот мне и надо, до Среднеземной Фактории добраться, там у меня есть, где деньги достать.
      — А сам-то ты кто? Что-то тотема у тебя я не вижу, — вклинился «мангуст».
      — А вон у неё, тоже нет, — Алекс кивнул головой на девушку. Та кокетливо улыбнулась и, слегка повернувшись к нему боком, сказала:
      — А я ещё не определилась. Кругом так много соблазнов — и тем хочу быть, и этим…
      — Так ведь и я, ещё не определился! — развёл руками Алекс, и на боку её желто-серого дрона прочёл — «РЫСЬ». Ага, вот какой у тебя корпус, подумал он со странным чувством, не подвели ассоциации.
      «Краб» с «мангустом» между тем снова переглянулись. «Краб» пожал плечами, а «мангуст» спросил:
      — А, что же ты транспортировкой-то не воспользовался?
      — Да ё моё! Я же дроновским языком говорю — денег у меня ноль. Даже минус.
      — А в кредит взять?
      — Ага, спасибо. В кабалу залезешь, не выцарапаешься. «Мангуст» замолчал и задумался, глядя на него, а «рысь» сказала:
      — Мальчики, давайте его до Третьего Бастиона доведём, там недалеко монорельс есть, как раз до Среднеземской Фактории его и доведёт. А?
      — У нас подряд на три человека, — негромко сказал «мангуст». — Торгаши не любят неожиданных изменений в составе охраны.
      — Да ладно тебе, Джон, — вмешался «краб», — скажем — стажера готовим. Не видишь, у парня безвыходное положение.
      «Мангуст» снова задумался, и, отвернув голову, стал глядеть на просеку вдоль линии монорельса. Очевидно, он был старшим в группе, и его колебания были понятны — судя по репликам, они ждали торговый караван, или отдельного торговца. И они должны были стать его охраной. И тут подходит неизвестно кто, и сразу узнаёт в них рейнджеров.
      «Да-а-а…, Василь Василич, пятёрки я сегодня не заработал, это точно», с досадой подумал Алекс. Наконец «мангуст» решился:
      — Хорошо, пойдёшь с нами в качестве охранника грузового каравана. Они идут на строительство парковки в верховья Гремучей Змеи. Знаешь такой ручей? Это недалеко от Третьего Бастиона. Можешь соскочить и раньше. Твоё дело. Но учти, тебя в контракте нет, так что пойдёшь без оплаты. Можешь считать это платой за проезд, — он усмехнулся и хлопнул Алекса по плечу манипулятором. — Как тебя кличут-то, новичок?
      — А… Хариус я. — Сказал Алекс.
      — А это что такое?
      — Это? Да рыба такая, вроде сига, только лучше. Пошустрее.
      — А сиг, что за рыба? Ни разу не слышал.
      — Ну, ты даёшь! — Удивился Алекс. — Сиг вроде чира, только менее жирный. А чир похож на пелядь, только та шире и дороже. Дроны засмеялись, а девушка аж взвизгнула:
      — Ну, ты парень завертел! Точно, как хариус, шустрый! Сами они не посчитали нужным представиться ему.
      Пока ждали торговцев, Алекс успел попить чаю и сходить в туалет. А также поправить шторы — на небе разогнало тучи, и яркий свет мог создать помехи восприятию изображения с виртуального экрана. Пока он гулял, дрон его мирно дремал у входа в парковку. Днём его ни кто не тронет, а вот ночью, могли и граберы подлезть.
      Через полчаса к парковке подошли три грузовика на гусеничном ходу. Они тащили на буксире фуры, груженные оборудованием для строящейся, по словам его новых знакомых, парковочной станции.
      Дело в том, что верховья ручья Гремучая Змея относились ещё к Южным Уделам и оттуда было рукой подать до Третьего Бастиона, который был на землях Среднеземья. Несмотря на то, что границы Уделов были прозрачны и весьма условны, удельские администрации старались этим не злоупотреблять, поэтому инфраструктура не выносилась за пределы своих земель.
      Но близкое расположение от важного, интенсивно посещаемого объекта, гарантировало неплохой доход для парковки, а дроннерам удобство в посещении интересного места. Это было обычное дело.
      С караваном прибыли несколько дроннеров, воспользовавшихся удобным и недорогим случаем добраться до парковки. Они распрощались с грузовиками и рейнджерами охраны и потянулись по своим делам — кто на минное поле, кто в парковку на заправку, или ещё для чего, а кто просто в лес за приключениями. В основном это были начинающие дроннеры на слабых дронах.
      Опытные дроннеры, не боялись самостоятельных прогулок по Острову. Они умели противостоять его опасностям. Алекс сам был опытным дроннером, и уже почти полтора года не ходил с караванами.
      Он уже настолько стал опытным дроннером, что даже не побоялся бросить вызов самым крутым островным граберам. Что б у этих «головоглазов» глаз переместился на другое, более подобающее место. И что бы все называли их, подобающе этому месту, не голово-глазы, а …
      — Эй, малой, иди сюда! — позвал его «мангуст».
      Алекс подошел. Будь он в старом корпусе, он бы показал ему «малого». Хотя, вряд ли бы, его тогда так назвали.
      «Его» рейнджеры стояли рядом с первым грузовиком, и двумя прибывшими дронами охраны.
      — Вообще-то, согласно договору, мы оплачиваем только троих охранников, — говорил грузовик. — А там вы можете нанять хоть десять. Это нас не касается, главное — обеспечьте охрану. Единственное, что нас несколько раздражает, это то, что вы приняли решение без консультации с нами. Ну, хотя бы, проинформировали нас заранее…
      — Согласно договору, мы не обязаны информировать вас о своих профессиональных приёмах и методах, проведения охранных мероприятий, — возразил «мангуст». — Мы не должны вам объяснять, чем мы руководствовались, когда увеличили численность охранной команды. И мы не требуем оплаты его услуг. И вообще, непонятно, чего это ты, Казимир, таким законником заделался? Мы тебя что, подводили когда-нибудь?
      — Да-да, он прав! Казик, ты становишься занудой. Давай переводи бабки на наш счёт, и мы уже отвалим по своим делам, — нетерпеливо сказал один из вновь прибывших охранников. На широкой груди его дрона красовалась серебряная звезда рейнджеров.
      — «Занудой, занудой»… Сами вы зануды, — отвечал тот, кого звали Казимиром, — вам всё хиханьки, а у меня груз ценный. Я за него расписывался, и если с ним что случится, меня по первое число выдерут, на забор повесят и высушут… то есть, высушат.
      — Да брось ты баки нам забивать, можно подумать, что компания с тебя за груз удержит. Спишут всё на непредвиденные расходы, и всего делов-то!
      — Умный, да? А премия как? Премии сразу лишат, а мне деток кормить надо, да я и сам от пивка не отказываюсь.
      — Ну, ты и куркуль, — с деланным удивлением возмутился второй из прибывших рейнджеров, — никогда бы не подумал, что ты такой куркуль! Ну ты своим жадным башком подумай, тебе б е с п л а т н о дают четвёртого охранника, а ты сомневаешься! Груз же целее будет!
      — «Куркуль, куркуль»… Сам ты…, - он посмотрел на Алекса, — кто его знает, что это за охранник. Вот и тотема у него нет. Может он граберский шпион?
      — Он наш стажер, — раздельно сказал «мангуст», — и мы за него отвечаем.
      При этом он так взглянул на «стажера», что сразу стало понятно, если бы не дело принципа, давно бы турнул его куда подальше.
      «Интересно, подумал Алекс, а что бы сказали рейнджеры, если бы узнали, что я на самом деле шпион? Наверно бы они очень удивились. Особенно „рысь“»

2

      Когда все формальности утряслись, и обслуга парковки поменяла аккумуляторы дронам грузовиков, а старые забрала на зарядку, а так же сняла и погрузила попутный груз, время приблизилось к девяти. В серых тучах, наконец, обозначилось светлое пятно на месте, где полагалось быть Солнцу.
      — Ну, что тронулись? — громко спросил старший грузовоз Казимир. Он спрашивал рейнджеров, а не остальные грузовики. Как выяснилось, те были боты, и их мнение ни кого не интересовало.
      Сделать из дрона бота не представляло собой, сколь ни будь сложной задачи — берётся стандартный дрон, а его связь замыкается на управляющую программу. Всё, бот готов. Правда, вот такие программы, довольно сложные, так как задачка довольно не тривиальная. Трудно учесть все изменчивые факторы, воздействующие на дрона в суровых условиях Острова. А потому, боты выполняли, в основном, несложные задачи, типа перевозки грузов в режиме следования за лидером.
      Были ещё, правда, боты-бойцы. Их использовали на Арене начинающие дроннеры, для прокачивания себя и своих дронов. Ну и, естественно, программисты, которые писали для этих ботов программы, использовали бои с ботами для улучшения своих программ и своих навыков программирования. Чем не та же прокачка?
      Рейнджеры дали добро, и они тронулись. Медленно, лязгая гусеницами, караван потянулся по уходящей на запад тропе. Алекс с облегчением вздохнул и занял своё место в строю — рядом с дроном-грузовозом Казимиром.
      Указывая ему это место, «мангуст», снявший свою рубашку, и обнаживший свой рейнджеровский значок, сказал:
      — Не пытайся изображать из себя рейнджера, от тебя этого не требуется. Просто старайся не очень мешать. И, имей ввиду — мы тебя из-под земли достанем, если из-за тебя, будут какие-то неприятности.
      Алекс вздрогнул, перед глазами всплыл образ Базуки Билла с пистолетом, и нехорошо похолодело в животе. «Мангуст» пару секунд вглядывался в честные глаза «стажера», затем ушел на своё место впереди каравана.
      «Я чокнусь со всеми этими делами», подумал Алекс, нашарил сбоку стола банку кваса и отпил два глотка.
      Прошло несколько минут, пока караван, растянувшись по тропе, набрал привычный для себя ритм движения. Грузовики были мощными, но тихоходными, а груз тяжёл и громоздок, и посему, скорость каравана не превышала километра в час. Размерено урчали моторы, и слегка пылила дорога, на которой медленно разворачивался, всё удлиняющийся, рубчатый след гусениц. Невысокие местные сопки, с каменистыми осыпями, медленно и нехотя отставали, еле заметно поворачиваясь другим боком. Медленно плыли по сторонам низкорослые деревца и чахлый кустарник. Медленно и неохотно уползала назад парковка в квадрате R20. И от этого, ставшего монотонным, медленного движения даже мысли начали ползти медленно и неохотно.
      Вот, наконец, я и пошел, подумал Алекс, шагая вровень с Казимиром. Наверно часа через полтора будем проходить парковку PM20, а там отворот к парковке возле Корчмаря. Надо придумать надёжный повод для «соскока». Что б ни каких подозрений… А там останется меньше километра, и можно будет пойти побыстрее, чем это черепашье шлёпанье.
      Остров, Остров… Вот я и снова здесь. Всего-то не был — два дня, с копейкой, а уже соскучился. Чем же ты нас так, привораживаешь? Что же это нас так, из теплых квартир, тянет во всё это… буйство, огня и стали? Что же это, меня так, на романтику-то, растянуло? Ещё сейчас слезу пущу, для полноты картины. О деле больше думай. О деле.
      Хорошо, если Корчмарь дома. Сколько я у него не был, месяца два? Да, где-то так. Занёс для своей заначки пару серебряных монет и посоветовался с ним об их ценности. Интересные, кстати, монетки. Странный у них номинал — «три четверти рубля или 75 злотых». Злотые, это же, вроде Польша, а рубли это наши деньги. Кто тогда кого оккупировал? Вот ведь, хотел же покопаться на исторических сайтах, так и не собрался.
      А ещё, помнится, болтали с ним об автоматических пулемётах. Основная масса их относится к восьмидесятым годам прошлого века, по крайней мере, так датированы микросхемы из их цепей управления. А вот оптические системы наведения в них, как и в зенитных установках, кстати, относятся уже к нашему веку. Нестыковочка, как сказал тогда Корчмарь. Словно вояки старое оборудование переделали под новые цели.
      Хотя, чему тут удивляться, остатки наших дроновских тел для будущих исследователей не добавят ясности в этом вопросе.
      Да, Корчмарь… Оказывается, ты тоже, агент. Вот ведь! Больше года я с ним знаком, а даже близко не подозревал. А тебя-то, чем купили? Со мной-то всё ясно — я дурку свалял, а вот с тобой, что? Да, да, дела…
      Вот, так вот, ходишь на Остров, ходишь, а потом бац — и хороший знакомый оказывается агентом СБ. Какие нам ещё сюрпризы преподнесёт Василь Василич? Где у него ещё агентура обретается? Кто ещё скрытым агентом окажется, из тех, кого я знаю?
      Надо будет в институте поосторожней, ляпну чего не так, про Службу Безопасности, и шлёп! Всё. У вас такой больше не учится, по семейным обстоятельствам. Вот, хрень.
      Тут он вспомнил о пароле и, переключив внимание с виртуального экрана, который окружал его голову на триста шестьдесят градусов, на экран монитора, нашел запись пароля и перечитал его ещё раз.
      «У вас продаётся славянский шлейф?». Тьфу, ну зачем эта дурь? Нельзя что ли просто сказать — я от Вась-Вась. И всё.
      Колонна шла, молча, никто не разговаривал, все старательно выполняли свою работу. Глухая тоска. И правильно, что я не пошёл в своё время в рейнджеры, а то таскался бы по Острову с такими же унылыми, серыми караванами.
      Вдруг слева, невдалеке, на заросшем кустарником бугре, что-то хлопнуло, и раздалось звонкое та-та-та автоматического пулемёта. Над тропой, значительно выше голов караванщиков, засвистели пули — светящиеся трассеры, вырвавшись из кустов, увязли в глинистом боку сопки напротив.
      — Ложись! — заорал «мангуст» и рухнул на землю.
      Чудак, подумал Алекс, если бы пулемёт взял нас на прицел, мы бы уже лежали. Без связи. Скорее всего, это кто-то, из ранее ушедших дроннеров, напоролся на дот, или даже, пытался его подорвать.
      Команду ложиться выполнили только сам «мангуст» и «краб». Грузовики физически не способны были этого сделать, а Алекс с «рысью» остались стоять, прижавшись к грузовикам, и теперь переглядывались, ожидая продолжения.
      Пулемет внезапно смолк, и наступила тишина. Лишь гуляло, затихая эхо между сопок, да орали потревоженные пичуги. Некоторое время никто не шевелился, затем «мангуст» с «крабом» поднялись. И «мангуст», возмущённо сопя, направился к Алексу с «рысью».
      Неизвестно, во что бы вылилось его возмущение, но вдруг, из кустов со стороны пулемёта, с шумом выпал на тропу, недалеко от Казимира, раненый дрон. У него не действовала часть ног, и в корпусе зияла сквозная дыра. Он перевалился через спину и упал набок, было слышно, как он всхлипывает и что-то бормочет невнятно. Алекс кинулся к нему и подхватил его за узкий, насекомообразный торс.
      — Чёрт, чёрт, — ни к кому не обращаясь, всхлипывая, бормотал тот, — всё как в жизни, сперва растяжка, затем пулемёт… Уйду на хрен отсюда, пошли вы на хрен со своими дронами, уйду… уйду…
      Он ещё раз всхлипнул, и индикатор связи потух. Оставшийся без управления, и не поставленный в режим энергосбережения, его дрон попытался принять позу покоя, но полученные повреждения не позволили ему этого сделать. Он немного пожужжал движками и утих. Подошли рейнджеры, Алекс поднялся и сказал:
      — Надо взять его с собой, на парковке сдадим.
      — А чего это он так? — спросила «рысь» с испугом в голосе.
      — Да кто его знает? — ответил Алекс, — Ясно только, что очень уж его обидел, этот пулемёт…
      — Я слышал, среди нас есть такие, кто из разных конфликтов инвалидами вернулись, — тихо сказал «мангуст», — их вроде как тянет сюда, довоёвывать.
      Алекс наклонился, открыл корпус и отключил аккумулятор, чтобы не разряжался попусту.
      — Возможно, — сказал он, подхватил стихшего калеку, и вместе с «крабом» потащил его к Казимиру. Среди своих знакомых он не знал ни одного такого. Хотя… Кто же будет себя афишировать?
      — Прими груз, трейлер, — сказал «краб» грузовозу, когда они подтащили дрона.
      — Сам ты «трейлер», — обиделся тот, — вы тут в игры играть будете, а я вас вози потом, трупами. Знали бы, сколько я таких перевозил, не острили бы.
      — Ладно, не ворчи, шуток не понимаешь?
      — Вам бы всё шутки шутить, — буркнул Казимир.
      Алекс с «крабом» закинули бедолагу в небольшой кузов грузовика, где уже лежало много всякой всячины, необходимой в дороге — ремкомплект с инструментами, запасные траки, бензиновый генератор электрозарядки и много всего такого, что берёт с собой в дорогу всякий, уважающий себя, дальнобойщик.
      Инцидент был исчерпан: пулемёт больше не стрелял, из леса никто не вываливался. И «мангуст» дал команду трогать дальше. На предложение сбегать посмотреть, что там и как, ответил кратко — не царское это дело. На том и успокоились.
      Однако, проходя мимо Алекса, на своё место в колонне, он недобро на него посмотрел, но ничего не сказал, а только махнул рукой, и колонна, взревев движками, продолжила свой монотонный рух.
      Алекс, пристроившись на своё место, вознамерился, было, продолжить свои неспешные, мысленные рассуждения. Но, растревоженный происшествием, Казимир, принялся ворчать и бурчать — об «этих психах, что лезут везде, где непопадя, курочат технику, и тратят нервы, и вообще, какой идиот, придумал эту заморочку с дронами и Островом, вон, есть Полигоны, тусуйся там, с девахами, и нечего лезть, в это гиблое место… стреляют бу-бу-бу… взрывают бу-бу-бу… убивают бу-бу-бу… придурки…». Алекс, долго и молча, слушал, а затем, не выдержал и спросил:
      - Ну, а сам-то ты, Казимир, зачем здесь находишься? Шел бы на Полигон, там, я знаю, тоже грузовики нужны. Или охранники.
      — «Сам-то, сам-то», — передразнил его тот мерзким голосом, — много ты понимаешь в жизни. Я, между прочим, хорошим дальнобойщиком был. Жена, дети, всё путём. Пока в аварию не попал. Сейчас вот сижу тут, без ног… Да, если бы не Остров, так бы и сидел на шее у семьи, дармоедом. А тут и деньги неплохие, и работа интересная, и в семье порядок. Вот бы вы ещё, поменьше хлопот доставляли, своими игрушками… А на Полигоне тоска, и платят много меньше.
      И он замолчал, и больше не бубнил. А Алекс, пораженный, задумался над сказанным сейчас и ранее. Надо же! Вот он, взрослый уже человек, скоро двадцать, живёт без особых хлопот, в хорошей семье, и всё у него хорошо и ладно. И работа и учёба. И родители не снобы, без причины не пилят, в личные дела не суются. Да и просто его любят. Как и он их, впрочем.
      И вот он, встречается с людьми, у которых такие серьёзные проблемы в жизни. Он вот бегает по Острову, в игрушки играет, прокачки устраивает, хабары всякие ищет, а люди тут, оказывается, живут всерьёз, со всеми этими своими серьёзными, жизненными проблемами. Какая уж тут игра?
      Интересно другое, как же он всё это раньше-то не замечал? Ну, не слепой же он, и не глухой, и видел и слышал кое-что. Выходит, не хотел замечать? Странное чувство возникло у него, словно он не опытный боец дроннерского сообщества, а молодой, начинающий салага, только-только попавший на Остров. И всё ему ещё только-только предстоит, увидеть и узнать.
      Вся его прежняя островная жизнь стала казаться ему пустой и никчёмной, как прошедшее детство. И представился ему, почему-то, Серый Шок, как смотрит он на него, и кивает своей треугольной башкой: — «Молодец, сынок! Взрослеть начал».
      — Эй, Хариус, чего отстаёшь?
      Алекс тряхнул головой и огляделся. «Рысь», идущая, по регламенту, следом за ним, в центре колонны, смотрела на него с насмешливой улыбкой:
      — Чего тормозишь, говорю? Давай, подтянись. Хватит мечтать о своих невестах, — и она звонко засмеялась.
      — Какие невесты, чего ты несёшь? — возмутился Алекс, и кинулся догонять Казимира.
      Через десяток шагов он оглянулся — «рысь» смотрела ему вслед и улыбалась.
      «Женщина отличается от человека органически» — подумал он старой фразой, отвернулся и размеренно пошагал дальше, вровень с грузовозом.
      Через полчаса этого размеренного движения, когда грузовики, натужно урча, стали карабкаться по тропе, уходящей на седловину между двух крутых сопок, впереди глухо хлопнул взрыв.
      — Эхе-хе… — прокряхтел Казимир. — Опять какой-то молодой абалдуй, на мину напоролся.
      Алекс посмотрел на, шедшего впереди каравана, метров на десять-пятьнадцать, «мангуста», тот оглянулся и махнул рукой — продолжать движение.
      — Ничего, научатся, — сказал Алекс, передав сигнал «рыси» с «крабом». — Пару раз подорвутся — живо вспомнят, чему в учебке учили. Иначе будут всю жизнь в наёмных работниках болтаться, или с Острова вылетят обратно на Полигоны. С девахами тусоваться.
      — Гляди-и, какой умный! — проворчал Казимир. — Сам-то давно ходить научился?
      «Тьфу ты! Опять прокол. Да, что же я за балда? Контролировать себя надо, пока не рассекретили к чёрту».
      — Странно ты спрашиваешь, Казимир, — сказал он вслух, — дураку же понятно, что если ты тупой, то не сможешь добиться на Острове приличного положения.
      — Дураку, может и понятно, да только умному, понятно больше, — пробурчал тот и ещё громче заурчал двигателем, преодолевая последний подъём перед перевалом через седловину.
      Алекс устремился следом, но тут в глазах у него потемнело, дрон его споткнулся и сбился с шага. Что за… Он потряс головой. Нет, зрение в порядке, экран монитора виден хорошо, а вот виртуальный экран, потемнел. Ну, ёкэлэмэнэ! Ещё не хватало сейчас видеоадаптеру полететь! Он ещё потряс головой, похлопал по обручу рукой и, совсем уже было, собрался перегрузить систему, но тут всё восстановилось само сабой. Он перевёл дух. Вот еще, почему опасно ходить одному — от глюков домашнего компьютера ещё никто не застрахован.
      — Хариус, у тебя что, в ушах звенит, или это невеста звонит? — «рысь» снова засмеялась.
      «Она, что, так и будет меня невестами всю дорогу доставать?». Он не удосужил её ответа, тем более что они выбрались, наконец, на перевал и за ним раскрылся красивый вид на центральную часть Острова. И можно было честно сосредоточиться на его обзоре. И не обращать внимания, на всяких пигалиц.
      Перед ними, как на ладони, простиралась долина ручья Безымянный. Ручей тёк на юг и по его пойме открывался удобный проход к географическому центру Острова, а посему, эта пойма, была давно и тщательно минирована, на протяжении почти километра, на всю свою ширину. Из-за обилия мин по берегам, ручей носил народное название — Минерва.
      Да, да, подумал Алекс, вспоминая свою первую удачную вылазку за минами. Вот с такого же поля, недалеко от Среднеземной Фактории, вдоль Гремучей Змеи, я её и пёр, свою первую мину. Летит время… Тоже, кстати, осень была. Только, более поздняя, листьев уже не было, и дожди постоянно шли.
      Вот здесь, раньше была старая парковка, невдалеке. Рванул в ней склад боеприпасов, и осталась от неё заросшая травой яма. Говорят, технику безопасности не соблюдали. Мины, говорят, со взрывателями притаскивали. Некоторые, менее удачливые, сталкеры. Говорят, с Третьего Бастиона, грандиозный фейерверк наблюдали.
      А вон, кстати, и наш любимый, Третий Бастион. Его отсюда хорошо видно, если смотреть вдоль ручья, на северо-запад. Больше двух километров, однако, а как хорошо просматривается. Самая высокая точка Острова. Самый большой и раздолбанный бастион, из четырёх. Самые большие, и вечно не вовремя, обваливающиеся подземелья. Самое любимое место, для крысиных охот. Сколько эти твари дронов попортили, не пересчитать.
      И, вот ведь что, живучие, гады, до невозможности. Дубинкой её не взять — абсолютно бесполезно. Только нож, или штык, или ещё какой холодный инструмент. И, в брюхо её, в брюхо. Если только сноровки у тебя хватит, и крови не испугаешься, иначе, хрусть — шея пополам, и всё. Выходи с Островной сети, и жди, пока дрона на ближайшую парковку, Служба Спасения приволочёт, или то, что от него осталось. Если вообще, приволокут…
      Хорошо, что сейчас научились дронов неаппетитными для крыс делать, а то раньше, бывало, найдешь, где-нибудь, в каземате бедолагу, весь обглоданный лежит. Все псевдо-мышцы съедены, провода изгрызены, и нас… вокруг. Брррр, Алекса аж передёрнуло, от таких неприятных воспоминаний.
      Вообще-то, животный мир Острова — это особый разговор. Здесь, кроме упомянутых крыс, обитали зайцы, ящерицы, змеи, разные птицы, и разные вредные и безвредные насекомые. Мыши и представители семейства куньих, не стоили упоминания, одни по причине слишком большой численности, другие — слишком малой.
      Некоторые дроннеры специально занимались животными — наблюдали, фотографировали, проводили даже исследования. Но основная масса обитателей Острова дронов, к животным относилась нейтрально, за исключением, разве что, крыс. Соответственно и звери относились к дронам равнодушно, за исключением, опять же таки, крыс. Ну, а крыса — есть крыса, либо ты её, либо наоборот…
      Через долину проходило несколько, отмеченных вешками, широких троп. Во многих местах она была истоптана и перекопана, но большая часть её всё ещё была нетронутой. Лишь кое-где, на этой, поросшей редкой, жухлой травой, поверхности, виднелись проплешины от старых взрывов.
      Прямо на той тропе, по которой им предстояло пройти, красовалась свежая клякса развороченной земли, вокруг которой были разбросаны растерзанные остатки дрона.
      «Мангуст» впереди свистнул и махнул рукой. Караван остановился, стихло урчание могучих моторов, все начали усиленно оглядываться по сторонам и негромко переговариваться.
      — Вот оболтус! Он что же на тропе мину разбирал, что ли? — возмутился подошедший сзади «краб».
      — Не похоже, — сказал Алекс. — Видишь, вывал грунта показывает, что мина взорвалась в земле, а не на поверхности. Стало быть, он её либо из земли выковыривал, либо просто подорвался на ней, когда по тропе шёл.
      «Краб» фыркнул и хотел что-то сказать, но его прервала «рысь», возникшая сбоку:
      — А ты верно подметил. Хорошая у тебя наблюдательность. Похоже, тропа-то плохо расчищена. Хотя, нет, не может быть, мы же тут сто раз ходили! И не только мы. Она растерянно посмотрела на «краба».
      — Да ты его больше слушай, он тебе ещё не то наплетёт.
      — Возможно, её кто-то снова заминировал, — проигнорировав его выпад, сказал Алекс, — давайте, я пойду вперед, и всё проверю, а вы сзади, метров на тридцать отстаньте. Только мне щуп нужен. Есть у кого?
      — Знай, своё место, падаван, — сказал, подходя спереди «мангуст», — я сам пойду, а вы тут, сверху постойте. Как расчищу дорогу, свистну.
      — Без команды — ни шагу, — сказал он, обращаясь к Казимиру.
      И удалился, вытащив на ходу, откуда-то сбоку своего корпуса, похожий на велосипедную спицу, тонкий щуп.
      — Только очень аккуратно, Женя, — крикнула ему вдогонку «рысь». «Мангуст», не оборачиваясь, махнул рукой.
      Некоторое время все молча наблюдали, как он медленно ползает вокруг свежей воронки, и неспешно погружает щуп в верхний слой почвы, сантиметр за сантиметром, зондируя землю. Затем метрах в трёх, по тропе от воронки, он остановился, отставил щуп и начал что-то осторожно откапывать.
      — Нашел что-то, — неуверенно проговорил «краб».
      А Женя-«мангуст» тем временем, внезапно застыл, в явно неудобной позе. Было видно, как он еле-еле вертит головой, но при этом, его ноги оставались неподвижными.
      — Сейчас я его спрошу через сеть, что там у него такое, — «рысь» замолчала, а через пару секунд торопливо воскликнула, — там у него мина с ловушкой! Он не знает, что делать! Надо на помощь звать, кого-нибудь из наших, кто ближе. И кто сможет помочь…
      — Вика, я не смогу…
      Удивительно, но дроновская морда «краба», сумела-таки изобразить, всю его растерянность.
      — Да знаю я, погоди, не мешай, я по сети ищу.
      «Ну вот, всегда с молодыми так, сперва хорохорятся, потом вляпываются, потом приходится идти и вытаскивать», подумал Алекс, а вслух сказал:
      — За мной не ходить, — и, не дожидаясь ответа, потрусил по тропе. Казимир сказал:
      — Поосторожней там, сынок…
      «Краб» что-то пискнул, а «рысь», не прерывая внутреннего, сетевого разговора, отчаянно замахала рукой.
      Но Алекс уже не видел. Он быстро двигался по тропе к «мангусту». Всколыхнувшееся чувство опасности оживило его прежние «сапёрские» ощущения.
      «Мангуст» лежал очень неудобно — четыре ноги в стороны, корпус на боку, манипуляторы под миной. Алекс приблизился и, первым делом, внимательно оглядел диспозицию — ничего страшного он не увидел. То есть, пугаться было уже поздно.
      Ловушки, то есть установки на неизвлекаемость, не наблюдалось. Обычная противопехотная мина времён Второй мировой. Сразу и не разберёшь, наша или немецкая, и те и те имели деревянные корпуса и схожее устройство. Уже нажата. Странно, чтобы нажать необходимо усилие килограммов пять. Человек легко создаст такое давление, а вот дрон нет. Скорее всего, её перестроили под дрона. Плохо, должна была взорваться, но не сработала, возможно, из-за переделки. Чёрт, надо было наплевать на всё, и идти самому. Хорошо, что парнишка не шевелился, с тех пор, как обнаружил момент срабатывания спускового механизма. Правильно, нельзя шевелиться. Когда спусковой механизм сработал, делать что-то уже поздно. Сейчас может рвануть от чиха. Может и просто рвануть, от балды. Ладно, не будем о грустном. Может ведь, и не рвануть. Алекс осторожно приблизился и заглянул «мангусте» в лицо:
      — Не подскажете, как пройти в библиотеку?
      — Ч-ш-то? — не понял тот, с трудом сфокусировав на нём свои лупоглазые окуляры.
      — Не убирай рук, пока я не скажу. И не шевелись.
      — А-ха…, - «мангуст» шумно выдохнул.
      — И не дыши, — Алекс внимательно ещё раз всё осмотрел. Мина старинная, но ещё в хорошем состоянии, словно только-только со склада. Ну, с богом. Он перехватил его манипуляторы своими, и шепнул, — медленно убираем…
      Они, очень осторожно, даже песчинки не осыпались вокруг мины, отползли на полметра. И тогда Алекс отпустил «мангуста» и попросил его:
      — Верёвочку дай, длинную.
      — В бардачке…
      — Иди ко всем, я сейчас.
      Алекс взял моток бечевки, захлопнул бардачок, и проследил, как ушел «мангуст», тот всю дорогу полз, словно не мог встать. И вернулся к мине. Подобные мины, по идее, надо только взрывать дистанционно, так что будь он не в дроне, сроду бы не решился на такой эксперимент.
      В такие напряженные моменты, слияние с дроном казалось особенно полным, сознание, словно бы целиком, переносилось на Остров, бросив человеческое тело и поселившись в железной машинке.
      «Какие мы, нафиг, сапёры?» — думал он, обвязывая концом верёвки обломок вешки.
      «Никакие мы, нафиг, не сапёры», — думал он, аккуратно прилаживая этот импровизированный якорь под миной.
      «Да нас бы всех, давно поубивало, не будь мы дроны», — думал он, отползая и разматывая шпагат.
      «Сапёр ошибается только раз, а дроннер — сколько хватит денег», — он отполз метров на десять, пока бечёвка не натянулась. Устроился поудобней, и крепко упёрся ногами в плотный, утоптанный дёрн тропы.
      — Ну, — сказал он вслух, и резко дёрнул за конец бечёвки — мина слегка подскочила и выехала на тропу. Алекс замер, плотно вжавшись в землю.
      — Хариус, Хариус! Что там у тебя? — донёсся издалека голос «рыси».
      И тут мина грохнула. Пробежали по экрану квадратики, сбитого взрывной волной, изображения — чёрт, только бы видюха не глюкнула снова. Визгливо пропели в вышине осколки, посыпались клочья земли, поплыло вверх по ручью дымно-пылевое облако. Алекс встал, поднял с земли, отлетевший в его сторону, «мангустов» щуп, и быстро, но очень тщательно, обследовал тропу, вплоть до переправы через ручей, выискивая свежее потревоженный грунт. Перед ручьём остановился, обследовал переправу — набросанные поперёк ручья плоские камни. Ни чего не нашел — ладно, дойдём сюда, обследую дальше. Вернулся, поднял бечёвку, и, сматывая её ходу, направился к каравану.
      — Ну, вот и всё, можно идти дальше, — он отдал моток «мангусте», тот взял и начал неловко засовывать его в бардачок. Все стояли и молча смотрели на Алекса. Затем «рысь» сказала:
      — Сейчас прибудет команда сапёров. Наших. У них уже прошла информация, что тропу вновь заминировали граберы, предположительно из клана Усатого Ли. «Краб» и «мангуст» молчали. И тогда Алекс сказал:
      — Ну, что ж, посидим, покурим.
      — А я бы уже пошел, — сказал Казимир. Но Женя-«мангуст», молча, покачал головой, и они стали ждать сапёров.
      Через пятнадцать минут с юга, вдоль ручья, стелясь низко над землёй, прилетели два жужжащих мини-вертолёта, высадили двух сапёров и забрали остатки взорвавшегося дрона, что бы доставить его до парковки. А там на ремонт. Да-а-а, залетел хозяин на копеечку. И также, жужжа, и стелясь низко-низко, вертолёты улетели обратно.
      Прибывшие сапёры переговорили с рейнджерами охраны и с Алексом: — «Ты, что ли, Хариус? Ну, молодец, запомним тебя». И ушли на тропу через минное поле. Прошли её от начала до конца и назад, не нашли больше ничего, дали им добро на проход, и переключились на тропу другого направления.
      Караван заурчал моторами, и потянулся по расчищенной тропе к переправе через ручей Безымянный, иначе именуемый Минервой.

3

      Ручей преодолели бы без особых происшествий, но «мангуста», как самого мелкого в группе, унесло потоком, когда он поскользнулся, неловко приземлившись после прыжка, на камень посредине ручья. Пришлось бежать за ним метров десять, вылавливать, вытряхивать и высушивать.
      Это было неприятно, для него, но совершенно не опасно — современные дроны не боялись воды, и могли бы вообще путешествовать по дну моря. Если бы не одно препятствие — радиосвязь. На глубине уже в несколько сантиметров, вода экранировала радио-поле сети дронов, и связь обрывалась. Для подобных путешествий, необходимы были другие способы связи, но на Острове они отсутствовали.
      Алексу доводилось видеть дронов, которые, по той или иной причине, оказывались под водой на большой глубине. Большой, естественно, с дроновских позиций…
      …Он, как-то «загорал», сидя на валуне, одной своей частью, погруженному в море. Погода была чудесная, шла вторая половина июля, и на море был полный штиль. Вода, обычно мутная у берега, по причине полной неподвижности, прояснилась, и он, с большим интересом, наблюдал за рыбами. Те шустро носились среди лохматых, бурых водорослей, посверкивая на солнце чешуёй, блики которой, вкупе с бликами воды, навевали дрёму и покой.
      Недалеко от берега, на воде, так же дрёмно плавали чайки. Похоже, их тоже убаюкали блики, почти неподвижной воды, так что на рыбу им было наплевать. Небо, пронзительно голубое по всей своей шири, на юге, у горизонта, было подёрнуто серым маревом. Марево неба смешивалось с маревом моря, и вид этого смешанного марева лишь усиливал тишину в душе и в природе.
      Глубина там была небольшая, от силы метр. И Алекс, утомлённый созерцанием, этого природного аквапарка, тихо дремал у себя в кресле дома. Благо дело было на выходных, и родители умотали в лес, отчаявшись забрать его с собой, после длительных и безуспешных уговоров.
      Внезапно, чувство острой опасности толкнуло его изнутри, он встрепенулся, а дрон его подскочил и быстро завертел из стороны в сторону своей приплюснутой головой, осматриваясь вокруг. Всё было спокойно, ни граберов, ни крыс и ни каких других вредных созданий не наблюдалось. Но ощущение опасности не отступало, и тогда он почувствовал взгляд.
      Медленно-медленно он повернул, ставшую чугунной голову, и опустил свой взор на воду. И вздрогнул так, что чуть не выпал из кресла, а дрон его чудом, но удержал равновесие на камне. Сказалась-таки длительная муштра кристаллического болвана.
      То, что смотрело на него из-под воды, вначале показалось ему, гигантским спрутом, вышедшим из пучины вод, дабы поживиться незадачливым наблюдателем. Однако, преодолев липкий страх, он всмотрелся. И напугался ещё больше. Это оказался мёртвый дрон-разведчик, типа «тушканчик», с громадными линзами оптики на маленькой голове.
      Благодаря обилию легкого пластика, «трупик» парил в воде на глубине приблизительно в полметра, и медленно дрейфовал по воле волн, по таинственному подводному царству.
      Первой трезвой мыслью Алекса было — бежать. Затем возникла мысль — достать. Затем он отбросил первую, и стал думать над второй. Но, как он тогда не изгалялся, заманчивая добыча так и уплыла. А он, после нескольких безуспешных попыток, разделить с бедолагой подводное путешествие, так и остался один на камне.
      А к вечеру, над Островом, разразилась грандиозная гроза, со свирепым штормом. Почерневшее море швыряло грязную пену на скалы, а чёрно-синие тучи секли тугими, упругими струями дождя, и берег, и сопки, и бушующее море. А Алекс сидел, сжавшись, в своем тёплом кресле дома, и приглушив звук ревущей стихии, потрясённо наблюдал за всей этой, исхлёстанной молниями, вакханалией. А дрон его, спрятавшись от грозы, сидел в раскрыве, обрушившегося вентиляционного тоннеля, Третьей артиллерийской установки, Третьей береговой батареи, Третьего Бастиона…
      Когда «мангуст» просох и отматюгался, наступил полдень по местному времени, и Казимир объявил, что согласно регламенту транспортной компании и его жены, у него обед. Посему, давайте организовывать привал. Все согласились, однако на минном поле никто останавливаться не захотел. И грузовозы, рыча моторами, устремились, в сопровождении рейнджеров, на противоположный берег долины ручья Безымянный, перекрыв все свои скоростные характеристики.
      Они вылетели с бешенной, для себя, скоростью — полтора километра в час, на бугор берега, и чуть не столкнулись с шестёркой дронов, шедших во встречном направлении.
      Это были тяжело груженные, разномастные сталкеры. Строем, в колонну по два, они тащили хабар на приёмку.
      От тяжести дроны их скрипели и пищали, но дружно, в такт, шлёпали ногами. А их дроннеры дружно пели, старинную киношную песню, задавая этот такт. Высокий, чистый голос, одного из сталкеров, заводил:
 
Говорила мама мне
Про любовь обманную,
Да напрасно тратила слова -
Затыкала уши я, я её не слушала.
Ах, мама, мама, как же ты была права!
 
 
— Ах, мамочка, на саночках,
 
      — дружно гаркнули остальные, дружно шлёпнув ногами,— 
 
Каталась я не с тем,
А затем на просеке
Целовалась с Костенькой,
Ах, мама, мамочка, зачем?
 
      Поравнявшись с караваном, не прерывая песни, они кивками ответили на приветствие, и устремились по тропе, в сторону переправы через ручей, и далее, вероятно, к парковке PR20. Сталкеры протопали мимо, унеся с собой песню и оставив после себя, ощущение задорного настроения, здорового оптимизма и крепкой, мужской дружбы.
      «Какая тут игра? Вот это жизнь!», Алекс, завистливо провожал их взглядом. Затем взгляд его упёрся в насмешливый взгляд «рыси», и он отвернулся. Этого ещё не хватало, насмехаться.
      Привал решили организовать прямо здесь, на высоком берегу долины ручья, возле группы живописных валунов. Казимир врубил электрозарядку — обычный бензиновый электро-генератор, только соответствующего размера. А сам — «всё, всё, мужики, не могу больше, моя убьёт», — отрубился. Индикатор связи его дрона погас, взгляд уплыл и потускнел.
      За ним вырубился «краб». Подключил своего дрона к электрозарядке, сказал, «я быстро», и вырубил связь. Дрон его, как-то разочарованно вздохнул, поджал к бокам своим, шесть крабьих ножек, и уснул.
      «Мангуст» сказал: — «Ну, бдите тут, если что, орите в ухо, я буду недалеко», — и не оборвал связь, а просто застыл лицом, и замолчал.
      Порядок дежурства на привале он определил за минуту до этого. Как всегда долго думал, затем сказал:
      — Значит так, дежурить будем по парам. Казимир долго ест, ещё и вздремнуть может, пару минут — у него правило, война войной, а обед — вынь, да полож. Так что, час у нас есть, пообедать успеют все. Первыми обедаем мы с Сеней. Да, Хариус, прости, мы тебе не представились. Я Евгений — Джон, а это Семён, просто — Сеня, а это…
      — Рысь, — сказала «рысь» и улыбнулась Алексу, — можно Вика. Но не нужно.
      — Хариус, — сказал Алекс, ненавидя себя в эту минуту, за то, что приходится врать, если ещё не друзьям, то хорошим знакомым уже, это точно.
      — Ага, — сказал Джон, — ну, твоё право. Значит так, дежурить будем…, а… это я уже говорил. В общем, делимся по весовым категориям, я с Сеней, а Вика…
      — Рысь! — сказала Вика.
      — Да, извини. Э… Рысь с Хариусом. Хариус, у тебя хоть и дохлый корпус, но в боевой обстановке, ориентироваться ты можешь, я видел. Так что, не подведи. Ну и, всё, через двадцать минут мы вернёмся. И они отчалили. Сразу повисла неловкая пауза.
      — Ну, что, Хариус, как дежурить будем? — спросила Рысь.
      — А, что тут думать? Сядем на камушек, повыше, и будем смотреть по сторонам.
      — Ну, ну… Пошли.
      Они вскарабкались, на самый большой и плоский валун, и уселись на его краю. Тучи на небе приподнялись и утончились. Солнце проглядывало уже сильнее, и даже слегка пригревало. Свежий ветерок, с приятным, морским запахом, шелестел листвой недалёкого леска, и волнами гнал траву на минном поле. Они смотрели на поле с другого берега, и от этого оно выглядело совсем по-другому — казалось, перед ними лежит широкая река, а по ней бегут буро-зелёные волны. Немного портили картину натоптанные тропы и редкие оставшиеся заграждения из колючей проволоки, но их, при известной доле воображения, можно было принять за броды, или за перекаты.
      Вдоль ручья, снизу вверх, на высоте не более десяти метров, стремительно, со свистом, пронеслась тройка уток. Сделала крутой вираж, и утянулась на северную часть острова, к воякам.
      Интересно, подумал Алекс, а вот почему, системы ПВО по уткам не стреляют, ведь их тут, весной и осенью, большущие стаи пролетают? Вертолёты рейнджеров, с такой трассой полёта, уже бы раз пять рубанули, даже воздушные шары косят, а уток нет. Как они их отличают? И автоматические пулемёты, тоже. Крыс не трогают, зайцев не трогают, а тебе, стоит нос высунуть — сбреют, в один момент. Словно настроили их под нас, как…
      — Так и будем молчком сидеть? Может, расскажешь чего-нибудь? — Рысь сидела, подогнув задние и правую переднюю ноги, под себя, левой же болтала в воздухе. «Ага, счас, спою», подумал Алекс, а вслух сказал:
      — А чего тут говорить? Смотри, какая природа кругом красивая. Да радуйся.
      — Такое чувство, что ты меня как-то невзлюбил, — сказала Рысь, глядя на него, склонив голову набок, — смотришь косо и недобро, говоришь грубо…
      — Я грублю!? — возмутился Алекс, — да я с тобой и не говорил вовсе ни разу!
      — Ну, вот и погори, — насмешливо сказала Рысь, — а то всё молчишь и молчишь…
      От возмущения Алекс не нашелся, что ответить, и стал, подчёркнуто внимательно, осматривать окрестности. Вот, блин! И пары слов не сказали, а уже отношения выясняем. Что за народ, эти женщины. Взлюбил, невзлюбил… С чего она это взяла?
      — А тебя почему, Хариусом прозвали?
      — По знаку судьбы, — буркнул он.
      — О-о! Ты веришь в Судьбу?
      — Не важно, веришь ли ты в Судьбу, важно, верит ли Судьба в тебя, — он так и не понял, слышал ли он подобное где-то, или выдумал только что.
      — А ты философ, — сказала Рысь мягким голосом, но было непонятно, осуждают его, или хвалят, — а почему ты новичком прикидываешься?
      — Я, прикидываюсь!? — Алекс потерял дар речи.
      — Ага, не я же, — её просветлённая оптика с радужным отливом искрилась лукавством.
      — Много будешь знать, скоро… скоро целлюлит заработаешь!
      — Ага, я же говорила, что грубишь, — с удовлетворением, сказала Рысь.
      — А чего ты, цепляешься ко мне? — возмутился Алекс.
      — Я цепляюсь к тебе? Ещё скажи, что вешаюсь на тебя! Больно надо…
      Алекс надуто молчал, в голове у него не было ни мыслей, ни слов — одно сплошное возмущение.
      — Я к нему, как к человеку, а он грубит, оскорбляет, обзывается…
      — Я обзываюсь!? — Алекс привскочил, — да ты, знаешь ты кто, после этого!?
      — Ругаетесь? — спросил, неслышно подошедший Джон-«мангуст», — ну, как тут у нас обстановочка? Боевая?
      — Боевая, — сказала Вика, и дрон её окаменел в позе сфинкса.
      — Ну, что? Иди, обедай, — сказал Джон Алексу, — а я подежурю…
      Алекс скинул обруч, и швырнул перчатки в монитор компьютера. Резко встал из-за рабочего стола и, пиная на ходу мебель, устремился на кухню. Наливая себе морсу, плеснул через верх на стол. Ч-чёрт! Вот… ведьма! Развела, как кролика. Что я ей сделал? Он, торопливо, выпил морс. Пристала, как репей. Кошка… серая.
      Он открыл холодильник, тоскливо посмотрел на засохшую корку сыра, затем достал из морозилки брикет сливочного масла и пакет с окорочками. Окорочки он положил в раковину, оттаивать, а от масла отскрёб ножом стружку на черствую корку хлеба. Пока закипал чайник, он растёр перемороженное масло по краюхе, и посыпал его немного солью, а затем слегка поперчил.
      Ладно, успокоились. Я что, с девчонками ругаться, на Остров прибыл, или спецзадание выполнять? Чайник закипел и выключился. Алекс заварил из двух пакетиков кружку крепкого чая, насыпал в него три полных ложечки сахара и, с хрустом стал жевать чёрствый хлеб.
      Вот, балаболка. Новичком прикидываешься… Да сама то… Оппа-на. Он перестал жевать. Это, что это было? Он медленно задвигал челюстями, отпил чаю, глядя, невидящим взором, в кухонное окно. Это меня раскрыли, что ли? Уже? Так быстро? И кто — какая-то… деваха, с рысьими замашками? И, что же мне теперь делать?
      В детективных фильмах, в таких случаях, свидетелей ликвидируют. Мысль пришлась ему по душе, и он в подробностях представил себе, несколько заманчивых методов ликвидации. И в подробностях не стеснялся.
      До конца Алексова обеда осталось пять минут, он помыл кружку и убрал со стола крошки. И в магазин бы надо, да денег нет. Ха. Ха. Ха. И здесь я на мели, ладно, вечером наскребу на хлеб, и пожарю окорочки, как мама советовала. Он вздохнул, и пошел запускать своего дрона. А с этой, Рысью, сделаем вид, что ни-чи-го-ни-по-нял.
      Алекс воплотился в дроне, в том же месте, где и оставил его — на вершине приплюснутого валуна, на правом берегу долины ручья Безымянный. И первая его мысль была: «Вот, чёрт! Из-за этой…, в туалет не сходил…».
      «Этой» на камне уже не было, грузовозы прогревали движки, а Джон-«мангуст» махал ему рукой:
      — Давай в строй, отправляемся…
      Он твёрдо решил даже не смотреть в сторону Рыси, но не выдержал и глянул. Та, как ни в чём не бывало, стояла на своём месте, опустив глаза долу. У-у-у, мегера…
      — Трогай! — скомандовал Джон, и грузовозы, дружно взревев, тронулись в путь.
      До парковки PM20 оставалось немногим более половины километра. Дорога пролегала по высокому берегу вдоль долины ручья. Свежий ветерок обдувал тела дронов, способствуя лучшему охлаждению механизмов, а солнышко, что пыталось пробиться сквозь редеющие тучки, радовало глаз и веселило душу. Сытое послеобеденное настроение, и улучшающаяся погода, убаюкали бдительность охранников каравана, и поэтому, когда Джон, шедший, как положено по регламенту — впереди, подорвался на взрывпакете, никто сразу и не понял, что случилось.
      Взрывпакеты были, в основном, самодельными, и в их задачу не входило убивать и травмировать, главное — оглушить и напугать. Взрывной волной, лёгкого Джона сбило с ног, и теперь он валялся в поднятой пыли и, судя по всему, в полной прострации. А в это время из близкого леска с воплями и улюлюканьями вылетела банда граберов, в количестве пяти экземпляров.
      Очевидно, они заранее распределили цели для нападения и, естественно, заранее были обречены на неудачу. Дроны у них были средних размеров и слабой прокачанности. Так же, очевидно, слабой прокачанностью отличались и мозги их владельцев — нападать на факторианский караван, охраняемый рейнджерами, было очень глупо. Рейнджеры, всё-таки, действительно были сильным кланом, с обширной зоной влияния. Возможно, благодаря перевесу в силе, граберам бы и удалось разгромить бригаду охраны и разграбить караван, но, позднее, их бы всё равно вычислили, и привлекли к суду рейнджеров, со всеми вытекающими последствиями.
      Как бы то ни было, а цели нападающие распределили так. На Алекса с Джоном напали два лёгких разведчика, так как они представлялись им самыми слабыми целями. Их рассчитывали быстро добить, и перейти к подавлению главной цели — «краба» Сени, на которого сразу отрядилось два средних грабера. Рыси же отводилась роль закуски, на неё налетал средний дрон, с главной целью — отвлечь от помощи «крабу».
      Своего визави, Алекс вырубил сразу — просто дал ему прямым ударом передней ноги в лоб, отчего у того съехали к переносице окуляры и он, движимый инерцией своего замаха дубины, проехал мимо. А затем, быстрым движением клешни, Алекс вырвал у нападавшего интерфейсный кабель, идущий от антенного блока расположенного в голове, к центральному блоку управления расположенному в торсе. Данный приём требовал большой точности и сноровки, и хорошего знания анатомии дронов. Алексу приходилось не раз его применять, когда они с Педро Кротом совершали вылазки на земли, принадлежащие «головоглазам».
      Итак, первый грабер был напрочь выведен из строя уже в первые секунды сражения. Алекс огляделся. Вика визжала на немыслимо высоких нотах, отбиваясь когтистыми, рысьими лапами, от нападавшего на неё бандита с толстой палкой. Сеня, азартно хекая, отбивал удары дубин своих оппонентов. А вот Джону-«мангусте» было плохо. Не успевшего оправиться от контузии, его сейчас добивал дубиной, дрон-траппер марки «пионер». Подхватив с земли дубинку своего поверженного противника, Алекс, в несколько прыжков, достиг места безобразно побоища и расправился с нападавшим жестоким способом — одним ударом сбоку выбил ему оба глаза.
      И оставив Джона разбираться далее со своим обидчиком самому, устремился на помощь Рыси, ибо она орала уже столь нестерпимо, что это безобразие надо было немедленно прекращать. С этим грабером он тоже не стал церемониться — двумя ударами выбил из его клешней узловатую палку, подсёк ему передние ноги, а когда тот упал на брюхо, ударом сзади по кумполу вывел из строя связевой блок.
      Нападавшие на Семёна два оболтуса, так и не смогли за весь бой, достичь хоть какого-то успеха и, видя явный неуспех своих сотоварищей, покидали дубины и пустились наутёк. В след им летел грозный рык Казимира, который только так и мог принять участие в баталии. Догонять их никто не стал.
      Далее, всё как у Лермонтова: «Затем считать мы стали раны, товарищей считать». Ран оказалось немного и все у Алекса. Ну, во-первых, он порвал себе одну мышцу из трёх на передней ноге. И теперь ходил прихрамывая. Во-вторых, критически перегрузил аккумулятор и ходовой движок. И, похоже, их надо было менять — вся индикаторная панель сияла оранжево-красным цветом. Всё-таки не стоило ему так напрягаться в этом хилом дроне.
      Ну, а с товарищами, всё оказалось в порядке — двое лежали в полной отключке без связи. А третий, словно зомби, ходил шажками по замысловатому кругу, вытянув вперёд манипуляторы. Как выяснилось, Алекс не только выбил ему окуляры, но и повредил уши, и теперь этот несчастный, видимо не догадываясь о результате боя, всё ждал — когда же друзья отведут его на ремонт.
      Оценивая результаты сражения, наиболее кратко выразился Казимир. Он с уважением посмотрел на Алекса и сказал:
      — Ну, ты зверь! На что Вика немедленно встряла:
      — Он не зверь. Он рыба. Пиранья!
      — Цыц, пигалица! Только и умеешь, что — верещать!
      — Да-а-а, Хариус, а ведь ты, практически, спас караван, — сказал Джон. — Мне уже почти конец приходил и если бы ты… В общем, Сеня бы против пятерых не выстоял. А Вика, своим рысьим рыком, и одного-то не смогла забить, не то что бы Сене помогать.
      — Да, ладно вам! Накинулись все на одну. Я, если вы заметили, тоже, без дела не стояла — один на один с грабером билась.
      — Да, ты молодец, мы заметили, — иронично сказал Джон, — мы все тебя слышали.
      — Да, ну вас…
      — А я, если честно, — смущенно сказал Семён, — сразу и не понял, чего это мои спарринг-партнёры в бега бросились. Я, между прочим, до сих пор не верю, что Хариус троих завалил.
      — Это ты брось, я всё прекрасно видел, как он их тут укладывал. Я всё записал и уже отправил в ваш штаб, — Казимир смотрел на Алекса с удовольствием, — парень, действительно, мастерский боец. И это надо будет отметить.
      — А ты со звуком послал? — непривычно робко спросила Вика.
      — Конечно, как положено — квадро, во всей полосе частот — от писка до визга.
      — Все меня обижают… — понурив голову, сказала Вика, — никто меня не любит.
      — Не расстраивайся, — пожалел её Алекс, — ты хорошо сдерживала этого козла, пока я не подоспел.
      — О-о-о! Великий воин меня похвалил, — Вика подняла руки и закатила глаза в гору. «Да, тьфу, подумал Алекс, что бы я ещё когда…»
      — Ладно, всё, хватит лясы точить. Пора трогать, а то набежит шакальё, а у нас главный боец небоеспособен.
      — Да, я в норме! Хоть сейчас в бой, — с подъёмом вскричал Семён.
      — Вот и хорошо, — сказал Джон, — давай Хариуса в кузов закинем, а то он не дойдёт — рассыплется по дороге.
      — Я дойду, — сказал Алекс с сомнением, — только вот зарядиться надо.
      — Некогда нам уже заряжаться, — с раздражением сказал Казимир, — давайте уже, закидывайте Хариуса ко мне, а этих дохляков, в боты. И поехали, поехали. Да вырубите тому, наконец, связь! А то он так и будет там елозить!
      До парковки PM20, так и осталось — немногим более половины километра, и они прошли весь путь за полчаса, и их никто не тронул. Они тоже ни кого не трогали, поэтому всё обошлось без приключений.
      Когда они подошли к парковке PM20, было уже половина второго и на парковке было полно народу. Солнце, наконец, разорвало тучи и окрестные сопки засветились ярко-желтыми красками увядающей листвы низкорослых, искрученных берёзок, на фоне которых низкорослые, корявые сосенки темнели зелёными пятнами.
      Первым делом выгрузили Алекса у ремонтных мастерских. Его дрон совсем скис и еле-еле управлялся. На слабые возражения о том, что у него нет денег на счету, Казимир категорически заявил — весь ремонт за счёт фирмы. Согласно договору.
      Далее грузовозы направились к грузовым складам сдавать и забирать попутный груз, менять, если надо, аккумуляторы, и вообще, пройти беглый техосмотр. Семён с Викой пошли с ними, чтобы по дороге скинуть граберов у местного отделения штаба рейнджеров, для дальнейшей разборки. А Джон, оставшийся с Алексом, спросил у него:
      — Ну, ты как, идёшь с нами дальше или тут останешься?
      — Нет, извини, Джон, но мне действительно надо остаться.
      — Ну, твоё дело. Я не знаю, сколько ты там должен на парковке… В общем, дело такое, мы тут посовещались, и Казимир решил — выплатить тебе премиальные. За разминирование тропы и проявленное усердие в сохранении груза. И, вообще, ты ему чем-то понравился. Готовьте, говорит, его, скорее к вступлению в рейнджеры, будем вместе караванами ходить.
      Джон засмеялся, а Алекс грустно улыбнулся. Эх, если бы не Чёрный дрон, мог бы и пойти вместе с ними. Хорошие ребята, хоть и неопытные. Да и Казимир, неплохой мужик. Вот ведь, калекой остался, а не спился, не отчаялся, нашел себе дело по душе, жизни радуется.
      — Спасибо, Женя, деньги мне не помешают, конечно. И с вами бы я с удовольствием пошел, ребята вы хорошие, только вот, Вика, то есть, Рысь… Неудобно говорить, но…
      — Э-э, да ты не напрягайся! У нашей Вики, манера такая знакомиться — загонит человека в угол, и смотрит, как тот выпутывается. Язва, а не девчонка. Знаешь, как она меня развела? А, да ладно, давай свой счет, я тебе деньги переведу, а то мне ещё с делами надо управиться, с некоторыми.
      — Понимаешь, какая штука, Женя. Счета у меня нет. То есть, он, конечно, был, только сейчас заблокирован.
      — То есть, как заблокирован? Пароль забыл?
      — Нет… В общем, нету, и всё.
      — Знаешь, Хариус, а ты интересный человек, как я погляжу! Всё у тебя, как-то… не так. Выглядишь, как новичок, а по поведению — ветеран. Может, у тебя проблемы какие-то? Может, помощь нужна?
      — Да, нет Женя, спасибо. Я сам.
      — Ладно, давай так. Ты сейчас лечись, а я пока сбегаю по делам. Надо тех гавриков оформить, как положено, ну и там… разное. А потом подойду сюда. Только ты не пропади, раньше времени. Ну, всё, я полетел.
      И он умчался, а Алекс, вздохнул и, хромая, побрёл в цех, где его уже ждали, поигрывая инструментом, мастера. Он немного понаблюдал, как чинят его нового дрона, затем, убедившись, что мастера попались хорошие, не бракоделы какие-то и, узнав, что ремонт затянется минут на сорок, покинул сеть дронов.
      Сняв перчатки и обруч, он вышел в свою квартиру. Послонялся туда-сюда, улёгся на диван. Включил телевизор, и сразу выключил. Встал с дивана и осмотрелся. Его квартира сейчас выглядела как-то не так, не по-настоящему. Словно это он не из неё в сеть дронов заходил, а из сети дронов выпал на минутку в нереальное, абстрактное пространство, и сейчас толком не знает, что ему здесь делать.
      «Не хватало ещё глюконавтом заделаться», — пробурчал он про себя и отправился на кухню. Окорочки ещё не оттаяли, холодильник, как был пустой, так пустым и остался, а потому он взял с полки копилку, выковырял из неё заглушку и высыпал содержимое на ладонь. О, класс! Двести десять рубликов десятирублёвыми монетами. Да я, миллионер!
      Он направился в прихожую, напялил на себя, ещё влажную куртку и не просохшую до конца кепку. Ссыпал десюнчики в боковой карман. Достал и пересчитал бумажные деньги из внутреннего — отлично, ещё двести. И отправился в поход по магазинам.
      Во время его похода граберы не наблюдались, разминировать ни чего не пришлось, а потому, он обернулся быстро. Он так и подумал — надо же, такое большое расстояние и так быстро. Забежал в квартиру, глубоко и часто дыша — не захотел ехать на лифте, и до своего десятого этажа протопал пешком. А чего вы хотите? Надо же бороться с гиподинамией — и так, чуть не целый день, сиднем сидит.
      Первым делом он опять повесил куртку и кепку на просушку, хотя на улице мороси уже не наблюдалось. Затем направился на кухню, включил чайник, помыл руки. И сварганил себе громадный бутерброд из скибы батона и толстенного куска докторской колбасы.
      Когда он откусывал от бутерброда, распахнув рот так, что чуть не вывихнул челюсти, у него голодно заурчало в животе. Ничего-ничего, жуя, подумал он, вот выполним боевое задание и поедим на славу. Попив чаю, сжевав ещё один супербутерброд, добавив к нему ещё и сыр, он прибрал за собой, постоял пару минут на кухне, оценивая порядок. Заглянул в холодильник — там уютно устроился, приличный ещё, кусок колбасы со свежим куском сыра. Взял старый, засохший, и выкинул его в мусоропровод.
      Ну, всё, к бою готов. И он пошел в свою комнату, включаться в сеть дронов. По дороге он не забыл посетить заведение, отмеченное маркером с писающим мальчиком.
      Дрон его уже был готов и заряжен, а на выходе его ждал Джон.
      — Значит так, мы скоро уходим. Давай махнёмся аськами и сетевыми адресами, если что, сразу звони. Да и просто так, звони. Поболтаем. А деньги… Идем к банкомату, откроешь новый счет. Я тебе туда скину. Добрые дела, должны поощряться! — наставительно сказал он, — кстати, поздравляю, тебе объявлена благодарность от Союза Рейнджеров. За пленение граберов. Объявлена, заочно, так как ты не член Союза. Надеюсь, пока. Если надумаешь вступать, мы с Сеней, дадим тебе рекомендацию.
      И они пошли к зданию парковки, к банкомату. Женя болтал по дороге об Островных делах и пытался найти общих знакомых, а Алекс, в меру сил, поддерживал беседу. Общих знакомых они, как ни старались, не нашли. А вот общее дело сразу. Оказалось, в том провальном штурме, на Втором Бастионе, они участвовали оба. Только Женя, с отрядом южноудельских рейнджеров, штурмовал Центр управления береговыми батареями, сверху. А Алекс, с отрядом среднеземных пластунов, снизу, из-под земли, по лабиринту подземных коммуникаций…
      …Они шли по кабельному тоннелю. Трое пластунов впереди, а Алекс, как самый младший, сзади тащил переносной ретранслятор — глубоко под землёй, при обилии железобетонных перекрытий, связь пропадала.
      Приходилось пригибаться, так как навстречу, плотными клубами, даже, какими-то кручеными струями, под потолком и до середины тоннеля по высоте, валил горячий, чёрный дым ужасного запаха.
      Ушедшая вперёд группа, из четырёх пластунов, «погибла». Через сеть они сообщали, что нарвались на огнемётную ловушку и просили хотя бы посмотреть, что осталось от их дронов. Они так же сообщали, что за поворотом тоннеля, идет прямой коридор, длиной почти тридцать метров. Вот на середине этого коридора их и накрыло. Как сработала ловушка, и что послужило её пускателем, они не успели понять. Сказали только, что сверху полилась нефть, а за тем вспыхнул фальшьфайер, всё заволокло дымом, стало очень жарко, и связь оборвалась.
      Подсвечивая себе габаритными огнями, группа Алекса дошла до поворота и остановилась. И старший группы (Алекс не расслышал его имени, когда знакомились, а потом не представился случай переспросить), сказал:
      — Чтобы не гибнуть зря, идём по двое. Один впереди, второй — пять метров сзади — всё внимательно отслеживает. Зиг, и ты, Алекс, первые — Зиг впереди. Мы за вами по вашему сигналу. Алекс, дай сюда катушку. Ну, вперёд!
      И они пошли вперёд. Пригнувшись, чтобы не попадать в струи вонючего дыма, они завернули за поворот, прошли несколько десятков шагов и увидели первую группу — оплавленные «трупики» в луже горящей нефти.
      — Наверно, тут хрен пройдёшь, — сказал Зиг, ему было страшно, — я хочу вернуться. Пошли вместе, а?
      — Иди, кто тебя держит? — сказал Алекс, — колхоз — дело добровольное.
      Но Зиг не ушел, а, пропустив Алекса вперёд, стал держаться позади. Алекс же, мелкими шажками, стараясь хоть что-то рассмотреть в пляшущем свете от дымных языков пламени, стал приближаться к горящим останкам.
      — Ни черта не разобрать, — он остановился, присел, и включил на дроне встроенный прожектор. И в ту же секунду, в лицо его, ударила тугая, горячая струя пламени…
      Общие воспоминания так захватили их, что они чуть не прошли здание парковки.
      — Ну, ты даёшь! — восклицал Женя, звякая его по плечу своей клешнёй, — с пластунами только опытные бойцы шли! Стало быть, ты гораздо старше меня на Острове, если не врёшь, конечно. Я ведь тогда совсем ещё салагой был. Вот и у тебя сейчас вид обычного салаги. Что у тебя случилось, что ты так поизносился? Ты, смотри, не стесняйся, если что будет нужно, я Сеню возьму — поможем!
      Он так внимательно и серьёзно смотрел Алексу в глаза, что тот не выдержал:
      — И на «головоглазов» со мной пойдете, да?
      — На голово… Это ты серьёзно? Не шутишь?
      — Хотел бы шутить, да не получается.
      — Это не может быть шуткой. То есть, я хотел сказать, это не может быть правдой! То есть, зачем на них идти? Смысл-то, какой?
      — Не может быть того, чего не может быть…, - машинально ответил Алекс, он уже не слушал Джона, он смотрел мимо него, на стену здания парковки.
      На панели стены, пришпиленная ржавыми гвоздями, криво висела мятая листовка. На ней чёрными буквами, видимо углем, было написано: «Вендетта!!! Клан Воинов Великого Саурона объявляет розыск преступника против интересов клана и всего Западного Содружества кланов. Каждому, кто сообщит координаты нахождения или сетевые данные этого преступника, будет вручена щедрая награда в 400 бонов и бессрочный пропуск в земли клана Воинов Великого Саурона».
      Ниже прилагалась фотография, на которой был изображен Алекс, в образе своего дрона, висящий над обрывом, уцепившись одним манипулятором за ветку сосны. Во втором манипуляторе, отставленном в сторону, ни чего не было. Фотошоп, рассеянно подумал Алекс. Снимал, по-видимому, траппер — в нижней части снимка был виден набалдашник его посоха. На заднем плане, не резко, плескались волны в камнях, и смутно виднелся второй траппер, со свёрнутой головой. Сам Алекс вид имел отчаянный, даже немного наглый, и под изодранным маскхалатом, чётко был виден его фиолетовый тотем вольного старателя Среднеземных Уделов.
      — Интересно, где это они фотографии распечатывали? — прозвучал сбоку чей-то голос.
      Алекс повернулся. Два каких-то незнакомых дроннера, средней раскрученности, разглядывали листовку рядом с ними. На Алекса с Джоном они не глядели.
      — Да не проблема, — сказал второй незнакомец, — и ты можешь заказать. С материка привезут.
      — Конечно, — согласился первый, — только, вот, во что это выльется?
      — Ну, если они за какого-то несчастного дают 400 бубликов, то, наверное, могут себе это позволить.
      — Да, наверное, — сказал первый, — только я бы на его месте не стал появлялся на Острове ни в коем случае, и ни в каком виде. И он посмотрел на Алекса.
      — Ни в каком виде, — повторил он, повернулся и, вместе с товарищем направился в сторону местного супермаркета.
      — Эй! Тебе говорю — не спи — замёрзнешь! — Джон дёргал его за руку, — это ты серьёзно, на счёт «головоглазов»?
      — Несерьёзно, — ответил Алекс. Он ощущал острое желание убежать в лес, забиться в нору, навалить сверху дёрну и придавить вход громадным камнем.
      — Как не серьёзно? Ты чего мне тут загадки разводишь? То серьёзно, то не серьёзно… У Вики научился? — тут он обернулся и увидел листовку. — Вот, гады, — сказал он через несколько секунд, — уже и сюда пролезли! Наглеют с каждым днём. А дроннер-то, ловкий, видишь, как смело он по склону лезет. Я бы и не сунулся туда.
      «Я бы тоже, — подумал Алекс, — если б знал». Что теперь делать-то? Очень как-то нехорошо складывается. Вендетта — это очень плохо. Это значит, никому нельзя верить. Четыреста бонов, это много. Не каждый устоит. Точнее, каждый может не устоять перед соблазном. Что-то мне, всё меньше и меньше, нравится эта затея, с чёрным дроном. Надо быстрее уходить отсюда. К Корчмарю, а там посмотрим, зачем мне надо с ним встречаться. Что задумал Василь Василич, загнав меня на встречу с ним? «Делай, что хотел, только сначала сходи к Корчмарю». Ну, вот мы и пойдём. И быстро. А там…
      После Корчмаря он хотел прямиком направиться в Шухарт, взять Педро Крота за лацканы и вытрясти из него всё, что тому известно об этих «глазастиковых артефактах». А так же, в мягких выражениях, объяснить, что подставлять людей нехорошо, даже если они твои хорошие знакомые. Далее он рассчитывал сходить на место своей, хм…, битвы с «головоглазами» и поискать кристалл своего дрона — он ещё питал слабую надежду, что тот лежит где-то в камнях, а не подобран…
      — Да, что с тобой? Ты вырубился, что ли? Стоишь как в ступоре. Тебя спрашиваю, парень тебе этот не знаком? Предупредить же его надо, что вендетту ему объявили…
      — Извини, Женя, я пойду, не могу я уже тут оставаться. Идти мне надо.
      — Подожди… Да, стой ты, в конце концов! Что ты там про «головоглазов» говорил? — Джон пристально уставился в лицо Алексова дрона, — что ты, только что, мне говорил? Что ты имел в виду, когда упомянул «головоглазов»? Ты как-то связан с этим? — он махнул рукой в сторону листовки.
      — Да тише ты, не ори, — Алекс огляделся по сторонам, дронеры занимались своими делами, у листовки никто больше не торчал, кроме них. Видать висела она не первый день. — Идём уже, раз премию обещал, к банкомату. Мне сейчас деньги могут понадобиться.
      — Идём, — Джон как-то сник, — я понимаю, доверять ты мне не можешь. Мало мы ещё вместе каши съели…
      — Соли, — машинально поправил Алекс, — кашу для силы едят, а соль — это пот трудных совместных дел.
      Они нашли банкомат, и Джон перевёл на новый Алексов счёт пятнадцать бонов. Сумма приличная, учитывая тот не очень значительный объём работ, что проделал он, на пользу транспортной компании. Видать и верно, чем-то он пришелся по душе ворчливому Казимиру.
      — Идём к каравану, — сказал Алекс Джону, — хочу сказать спасибо Казимиру. И с остальными попрощаться.
      — Ну, где вы лазите? Двигать пора. У меня рабочий день, до пяти, а ещё груз надо сдать и все документы оформить. Болтаются где-то, а ты жди их тут…, - Алекс усмехнулся, издали бурчания Казимира очень напоминали, урчание двигателя грузовика под нагрузкой.
      — Не шуми, Казимир, Хариусу нужно срочно уходить, он попрощаться зашёл, — прервал его Джон.
      — «Прощаться, прощаться…» Встретиться не успели, прощаться уже… Эх, молодёжь, ветер в голове. Только-только сработались, а ты уходить. Чем мы тебе не угодили, а?
      — Да, нет, Казимир, всё нормально, просто мне очень надо быть в одном месте. А вы мне понравились, вот сделаю свои дела, может и впрямь, к вам в охранники подамся.
      — Ну, коли так, давай друг, лапу, — и он протянул Алексу мощный манипулятор, исполняющий роль крана, при погрузочно-разгрузочных работах. — Спасибо тебе за охрану. Жаль, что уходишь, ну да, твоё дело. Надеюсь, ещё увидимся. Остров маленький. Удачи тебе в пути!
      — Спасибо, Казимир, за премию. Очень ты меня этим выручил, — сказал Алекс, пытаясь пожать протянутый крюк.
      — Ну, Хариус, бывай! Удачной тебе дороги, — подошедший Сеня, поклацал его по плечу, — как ты этих троих завалил… Ума не приложу.
      — Ничего удивительного, у меня спарринг-партнёры были хорошие, вот и научился. Бывай Семён!
      — Ты на меня не сильно обижаешься? — спросила Рысь-Вика, хлопая ресницами-очистителями, — я не виновата, что у меня такой характер… яркий.
      — Да нет, ничего, терпеть можно.
      — Ну, тогда пока, терпеливая рыбка Хариус! — в её голосе звучало некое разочарование. Джон прощался последним. Он пожал руку, сказал коротко:
      — Звони, — и, сейчас же, без задержки, — трогай, грузовозы!
      И караван тронул, взревев моторами. А через пять минут уже скрылся за поворотом дороги, ведущей в верховья ручья Гремучая Змея, где велось строительство новой парковочной станции. Вот так всегда, встретились — разошлись. Обычное течении жизни.

4

      Отсюда до Карчмы менее километра, подумал Алекс, минут за двадцать пять — тридцать доберусь. Если ни чего не помешает, конечно.
      — Шумно себя ведёшь, Алекс, — раздался сзади тихий, вкрадчивый голос, — особенно, если учесть, что на тебя идёт охота. Алекс резко обернулся. Это был тот, первый незнакомец.
      — Вы кто?
      — Это не важно. Важно то, что здесь много лишних глаз. Делай, что должен, и не задерживайся. И он неспешно удалился. Ага, подумал Алекс, контроль на линии. Ну, как бы то ни было, он прав.
      Ему пришлось пройти почти всю Парковку, прежде чем он нашел тропу на Карчму. Тропа эта раньше была хорошо утоптана и много ходимая, теперь же несколько заросла. На заросших тропах не бывает засад. Не зачем. Редко по ним пройдёт путник, заслуживающий внимания.
      Починенный дрон вёл себя хорошо, новый двигатель работал ровно, шаг не дёргал. Индикаторная панель сияла зелёным цветом, новый аккумулятор был заряжен на девяносто девять процентов, под завязку. Тучки на небе почти совсем разошлись. Солнышко, склонившееся к вечеру, светило почти по-летнему, ветер стих. Птички пели свои дневные песни. И минут через пять хода, он совсем уже было, успокоился и стал смотреть на жизнь более оптимистично. Как оказалось, зря.
      Толи ветка хрустнула где-то, на грани слуха, толи птицы изменили свои голоса, он не мог этого сказать точно. Но погоню, он почувствовал сразу. И сразу стал принимать меры предосторожности. Соскочил с центра тропы на травянистую обочину и стал более тщательно выбирать места, куда ставить ноги. И увеличил ход.
      Метров через двадцать, осмотревшись внимательно — не наследил ли лишнего, он свернул в кустарник и метрах в пяти параллельно тропе, быстро вернулся к тому месту, с которого начал заметать следы. И залёг.
      Такой способ разобраться с погоней, он вычитал в какой-то книжке про диких зверей. Дескать, они делают петлю, выходят на свой след, и нападают на незадачливых охотников…
      Со стороны, оставленной им Парковки, приближались двое. Они шли, не слишком спеша. Два траппера, похожие на тех, «головоглазовских», только без «глаз». А вот корпуса совпадали — один «кентавр», второй — «x-траппер». Ага, головы поменяли, что бы на земли Южных Уделов пройти, и думают, что их не узнают. Шалишь, парниша, я вам не ламер, какой-то. Одно плохо, узнать-то я их узнал, а вот справиться с ними, даже поодиночке, мне вряд ли под силу. Очень уж накручены, гады. Вот будь он в своём старом корпусе, они бы у него и мявкнуть не успели…
      «Гады», тем временем, подошли ближе. Они остановились у места, где он спрыгнул с тропы, внимательно осмотрели землю, и старший сказал:
      — Гляди, он с тропы сошел, вот здесь. Или просто так, или, что-то почувствовал.
      — Слушай, Вобла, а может это и не он вовсе, а мы за ним попёрлись, пост оставили…
      — Да он, не боись. Жестянка слышал, как они у листовки переговаривались — тот ему — «ты к этому причастен?», а он — «тише, не ори». И дрон у него дохлый, а слух прошел, что он троих граберов замочил в сухую. Помнишь, как он тебя киданул? Мастерство не пропьёшь, хоть самого дохлого дрона возьми. Точно он, только вот, непонятно, зачем это он на юг пошел… А, кстати, ты тогда красиво летел, жаль, не успел я тебя щёлкнуть…
      — Хорош издеваться! Сам-то тоже спланировал в море, а мне одному от Базуки досталось, по самые помидоры… Чё делать-то дальше будем?
      — Ты, давай иди по следу, не спеша. А я тут пошарю, окрест. Потом догоню. Не-ет, второй раз обвести нас вокруг пальца я ему не дам.
      И они разошлись, а Алекс, обмирая, смотрел, как старший траппер стал по спирали раскручивать следы вокруг тропы. Ё-моё, надо линять. И на кой ляд, понесло его устраивать тут засаду, с таким-то дохлым дроном? В войнушку заигрался? Ноги, ноги. И быстро. Медленно и очень тихо, прикрываясь бугорком, за которым он лежал, начал отступать. И возможно, ушел бы, но, зацепившись за ветку, качнул куст.
      — Сюда, сюда! Здесь он, паразит! — злорадно заорал старшой, надвигаясь на него. — Ничего, ничего, без прототипа ты от нас не уйдёшь! Сейчас мы твою флешку выдерем, а там дознаются, откуда ты такой шустрый завёлся…
      Алес капут. Флеш-память, это серьёзно. Там хранились драйвера, сетевые протоколы и все логи сетевых подключений, пароли и сценарии, и в каком-то из них, сетевой адрес Алекса, а это уже информация для дальнейшей раскрутки — кто он, и где. Флеш-память не доступна оператору ни из какого режима — стереть её он не сможет. Ему захотелось завыть от безысходности положения, но он, молча, встал и изготовился к бою.
      Траппер, меж тем, приближался, и было слышно, как по тропе бежит второй. Алекс пятился, прикидывая в уме возможные варианты защиты. Пусть быстрее нападает. Пока он один, шанс есть. Но тот не спешил, он явно подумал о том же.
      — Давай быстрей, ёлоп! Где ты там застрял? — заорал он оборачиваясь.
      И тут Алекс обратил внимание на то, что топота бегущего он не слышит, а слышит непонятную возню и приглушенные вскрики. Ах, как не нравится нападать сзади! Но выхода не было, и он прыгнул на траппера. Изо всех сил, плевать на мышцы! Траппер в последний момент дёрнулся, попытался оглянуться, но было уже поздно — выдранный интерфейс связи, уже был у Алекса в клешне. Сдохни, собака Сауронова!
      И, не обращая больше внимания, на увядающего противника, он весь сосредоточился на тропе. Там было тихо. Что за чёрт? Алекс осторожно высунулся из кустов и огляделся.
      — Выходи, не бойся. Я так и предполагал, что ты с ним справишься, — это был давешний незнакомец. Он стоял у второго поверженного траппера, и вытаскивал у того флешку, из вскрытого корпуса, — ему она больше не понадобится, а вот нам, наверняка. Надеюсь, ты у своего вынул?
      Алекс, рассеяно посмотрел на обрывок интерфейса, который он всё ещё сжимал в руке и, молча, покачал головой.
      — Кто вы такой?
      — Я тебе уже ответил — не важно. Важно, чтобы ты шел и делал своё дело. Ты не возражаешь, если я осмотрю твоего крестника?
      Алекс не возражал. Только сейчас до него стал доходить весь драматизм ситуации. Тот Алекс, что сидел в кресле дома, без сил откинулся на спинку и закрыл глаза. Ингидрид твою хибины мать, как любил, иногда, выражаться его отец. Именно ингидрид, и именно хибины. Тот Алекс, что стоял на тропе у неподвижного траппера, с омерзением вытряхнул из клешни остаток интерфейса и пнул дохлятину ногой.
      Незнакомец забрал память и ушел, так и не ответив на вопросы Алекса. А он постоял на месте побоища, постоял, да и пошел прямо в чащу кустарников. Побродил кругами, нашел удобную ямку, метров за пятьдесят от тропы, насобирал веток. Затем угнездился в ней, прикрылся ветками, перевел дрона в экономичный режим, да и вышел из него.
      Дома уже был вечер, в комнате полумрак, а горизонт, с западной стороны, затянуло тучами. Он ещё долго сидел перед компьютером, снявши обруч и перчатки, и тупо смотрел, как антивирусник, воспользовавшись паузой, шерстит папки на предмет наличия вредоносных программ.
      Устал. Я чертовски устал. Он закрыл глаза и минут десять сидел расслабившись. Затем ушел на кухню, вытряс почти оттаявшие окорочки из пакета. Достал сковороду и поставил её на плиту, включив прогрев на максимум. Плеснул в неё подсолнечного масла, чтобы покрыло дно, и стал мыть окорочки горячей водой, что бы быстрей оттаяли. Затем поместил их, четыре штуки, в глубокую миску из нержавейки. Посолил, посыпал обильно пряностями из пакетика «Приправа для птицы» и вдумчиво перемешал, причем руки его просолились и пропрянились не меньше окорочков. Когда масло на сковороде стало потрескивать, убавил мощность плиты, выложил окорочки, в мгновенно зашипевшее раскалённое масло. Накрыл плотно стеклянной крышкой со стравливающим клапаном, тщательно вымыл руки и сел за стол, боком к окну. Подождём.
      Итак, что мы имеем? Главное — инкогнито не получилось. Только ли я сам виноват, что «шумел» много? «Головоглазы» знают, что он на Острове, их только удивляет, чего это он на юг идёт. Значит, ждали, что я пойду сразу на запад, а меня, видители, понесло на юг. Ключевое слово здесь — ждали. Вот теперь и думай, толи они просто ждали, толи знали, где, когда и кого ждать. Значит, либо они такие умные, либо у них была информация от кого-то из окружения Василь Василича. У-у, как тут всё запутано. У меня сейчас треснет башка от всей этой шпионской канцелярии…
      Он встал, выпил морсу, и пошел в залу на диван. Бухнулся на него, нашарил пульт и врубил телевизор. Сразу попал на какой-то сериал, не стал вникать, переключил и попал ещё лучше. «Дом-4». Вот бы их на Остров, да не в дроне, а живьём. И подсматривать, как они там выкручиваться будут. Проект века — «Остров-4». Хотя нет, не пойдёт, слишком садистски… Переключил. Какой-то американец из NASA, долго и путано объясняет, куда подевались четыреста килограммов лунного грунта, доставленного на Землю в прошлом веке. Они что, за столько лет не смогли придумать более серьёзной отмазки? Ну, тупы-ые… Переключил. Политика. Переключил. Реклама. Переключил… Переключил. О. Пусть идет. Мультики, трансформеры… Детское смотриво… А вот, интересная мысль — может эти трансформеры, чьи-то выросшие дроны… Хм, с этой точки зрения интересно смотрится весь сериал…
      …А эти двое трапперов наверняка сообщили своим, и завтра, если уже не сегодня, их там будет туева куча. И это меня как-то уже не пугает, всё мне уже побоку.
      Второе главное — за мной следят. Или, вернее, присматривают, предположительно, гм… свои. Нет, но помог он мне здорово, я бы двоих не одолел. Да и одного-то…
      Кстати, а что этот… Вобла, про прототип говорил? Что без прототипа, я от них не уйду… Значит, Чёрный дрон — это какой-то прототип. Или, чей-то. Ну, вот, осталась мелочь — выяснить, какой и чей. Так. Окорочки.
      Он встал и пошел на кухню. Под стеклянной крышкой, в горячем, ароматном пару, подходили до готовности окорочки. Алекс взял из пачки зубочистку, приоткрыл крышку, и потыкал. Почти готовы. Закрыл, и, не откладывая, стал варить макароны. Процесс варки прошел успешно, если не считать обваренного паром пальца, когда пересыпал готовые макароны в друшлаг для слива воды.
      Наконец всё было готово. Алекс выбрал самую большую тарелку, наложил макароны, два окорочка, полил подливкой, образовавшейся при жарке. Достал из банки и положил прямо в тарелку, два крепких солёных огурчика. И всё это, с грома-адным аппетитом съел. И мысли в этот момент у него были о еде, и только о еде.
      Когда он наелся, а затем, превозмогая лень, навел на кухне порядок, на улице почти стемнело. Он вернулся на диван, мультики кончились и из студии гидрометеоцентра молодая симпатичная женщина в красивом костюме, что-то объясняла про погоду, какие-то у них там фронты, куда-то опять смещались, а посему, в их области будут затяжные дожди. А над Островом-то, погодка-то наладилась, сонно подумал он. Подремлю чуть-чуть… …
      — Он спит, — сказал второй.
      — Нет, он дремлет, — сказал первый.
      — …, - промолчал третий.
      — Откуда вы это знаете? — спросил он.
      — Скоро и ты узнаешь…
      — …, - неуверенно снова промолчал третий.
      Чёрные дроны тянули сеть. И он не знал уже, что это за сеть, хорошо это или плохо. Хотел знать, но… Утром он ни чего не помнил.
      Тропа перевалила водораздел к Сухому ручью и пошла на спуск. Лёгкий ветерок посвежел, и осыпаемые им, желтые листочки, кувыркаясь, с легким шелестом ложились под ноги на тропу. Пахло сырой свежестью и немного деревенской баней. Грибами пахнет, как говаривала мама, во время их редких совместных выездов на грибную, как она выражалась, охоту.
      Он терпеть не мог, когда его силком выволакивали на природу, полдня раздраженного таскали по лесу и, тыча под нос найденные грибы, в непонятном восторге вопрошали — ну, разве это не прелесть, смотри — какая красота, где ты ещё такое увидишь?
      Ему всё это казалось глупой, бездарной тратой времени, а дома его ждал сиротливый комп и дроновская сеть. И, возвращаясь, домой, он уже никакого участия в дальнейшей судьбе грибов не принимал, а бегом врубал железо и надевал на голову обруч интерфейса, входил в сеть и оказывался в мире, который уже давно стал для него более важен и реален, чем все их дачи, природы и грибы вместе взятые…
      Так вот, обруч и был самой важной частью современной дроновской сети. Из мягкого пластика, с тремя индукторами, у висков и на затылке, он снимал сигналы нервной сети человека, преобразовывал их в сигналы компьютерной сети и отсылал на комп, где они становились сетевой информацией и, пролетев тысячи километров, управляли дроном. В свою очередь данные с дрона, проделав обратный путь, через индукторы наводились прямо на мозговые центры восприятия. И всё. Человек видел, слышал и чувствовал, то же, что и дрон, и мог управлять им как самим собой.
      Конечно, вся сложная электроника и программная идеология были недоступны пониманию простого юзера, да он в этом и не нуждался. Вы же не задумываетесь над тем, какие сложные нервно-химические процессы происходят в вашем организме, когда вы, гм, чешете себя за ухом.
      Кстати, точно так же, как человек может управлять движением своих конечностей, на сознательном уровне, можно было управлять и телом дрона напрямую, без участия самого дрона. Иногда в этом возникала необходимость. Например, при повреждении самого кристалла дрона, когда надо добраться до пункта парковки. Или при смене кристалла дрона, что он и проделал недавно под прицелом Базуки Билла. Надо признать, без ложной скромности, у меня это прошло на ура. До сих пор в ушах звенит. Что поделаеть? Такой вот я герой-удалец…
      Алекс поскользнулся на сгнившем грибе и, чтобы не упасть присел на все четыре лапы, ухватившись рукой за ветку ближайшей берёзки. Вот тебе и нервно-химические процессы, подумал он, отряхивая с правой передней ноги склизкие остатки разложившейся грибной плоти.
      А грибов-то здесь очень много, как это он раньше на это внимания не обращал? Хотя нет, была у него мимолётная мысль, давно, в самом начале его жизни на Острове, податься в друиды. Те занимались живой природой Острова, в том числе сбором грибов и трав. Однако дохода большого ждать не приходилось, и он подался к жестянщикам, собирать военный хлам. Опасное, но хорошо оплачиваемое дело. А, главное, его не очень интересовали все эти грибы-ягоды…
      А вообще-то, дрон, как комплекс, вещь очень гибкая. Он позволяет добиться одного и того же разными путями, ну, например, почесать за ухом можно, если потереться головой о сучок. А ещё есть недокументированные команды, пиратские прошивки, левые драйвера… А теперь вот есть ещё и разговорчивые чёрные дроны.
      В просветах ветвей берёзок стало промелькивать море. Его узенькая тропинка свернула влево и, нырнув вниз, слилась с широкой, идущей параллельно берегу, утоптанной тропой. И метров через пятьдесят пути по ней, показалась парковка PK24. Типичная, редко используемая парковка — пункт связи с контрольно-ретрансляционной башней, пустующие стойла для дронов, пустующий ремонтный блок, дремлющие дроны обслуги. Всё засыпано опавшими листьями…
      Да-а-а… После того, как единственный капонир в квадрате K24 с единственным, уходящим в глубь Острова, широким тоннелем, был разнесён чудовищной силы взрывом, а тоннель завален на большую глубину, парковка опустела. Кстати, при этом, образовавшимся от взрыва оползнем, были завалены весьма богатые минные заграждения, сложной инженерной работы. Вокруг не осталось ни чего интересного. Кроме ботаники.
      А ведь ещё год назад, жизнь здесь била ключом — десятки посетителей в сутки, стойла переполнены, обслуга в запарке, везде шум и гам. На посадочной площадке танцы до утра. Начали даже монорельс строить…
      У развилки, под недоделанной стойкой недостроенного монорельса, он увидел двух дронов, явных друидов. Они сидели, скрестив свои ноги, у обочины, разложив по сторонам свои друидовские пожитки, и о чём-то горячо спорили меж собой. Ха, легки на помине.
      — Здравствуйте, господа друиды, — поздоровался Алекс, поравнявшись, и помахав им правой рукой.
      Те оценивающе на него посмотрели, не нашли ничего интересного и почти синхронно, молча, качнули своими треугольными головами, блеснув при этом сложной своей оптикой, умеющей становиться микроскопом. У обоих были навороченные корпуса типа «богомол» — серо-зелёного цвета с серо-желтым камуфляжем, и один из них держал в, слегка отведённой в сторону, руке бледное растение, явный предмет спора. «Богато живут», — машинально отметил Алекс.
      — А, что, Корчмарь у себя? — не обращая внимания на равнодушный приём, продолжил он.
      — Не гоже новичкам соваться в Карчму, — пробурчал тот, что был без цветка.
      — Сам ты эндемик, — не к месту сказал второй, — просто лёгкая мутация, вызванная местным фактором, вот смотри сюда… Алекс терпеливо ждал.
      — На месте, на месте, — сказал первый, — клепает что-то, как всегда. Иди, иди, не мешай… Ему как раз запчасти нужны.
      «И чего это я решил с ними заговорить?» — думал Алекс, сворачивая на уходящую вверх по заросшему крутому склону тропу, ведущую к Карчме — «Точно как новичок. Дались мне эти друиды».
      Тропу перегораживал упавший ствол небольшого деревца, и Алекс, не задумываясь, попытался его перескочить, но, уже в полёте, понял, что переоценил скромные возможности своего нынешнего тела, зацепился за сухие ветки и, брякая манипуляторами, кубарем выкатился обратно к развилке в облаке пыли и вороха мелких камней.
      Друиды от неожиданности подскочили, тот, что был с цветочком, даже отбежал метров на пять. Затем, вникнув в ситуацию, они захохотали и, тот, что без цветка, давясь смехом, спросил:
      — Что ж вы так неловко, юноша? Этак вы все запчасти Корчмарю попортите…
      От досады Алекс схватился, было за валявшуюся рядом толстую ветку, но махнул рукой и рассмеялся тоже:
      — Виноват, господа, старые раны совсем подвижности лишили!
      — Интересно, откуда у такого зелёного новичка старые раны? — всё ещё смеясь, спросил тот, что с цветком.
      — Ничего интересного, — с улыбкой ответил Алекс. — Гораздо интереснее другое, откуда у бедных друидов, такие навороченные корпуса? Друиды перестали смеяться и переглянулись.
      — А ведь это не ваше дело, юноша. Идите себе с миром. Корчмарь уж заждался, небось, запчастей.
      — А ведь и верно, пора. Ещё раз извините меня, за то, что я вас так напугал, — Алекс с удовольствием заметил, как оба друида, почти синхронно, в досаде, дёрнули плечами, повернулся и снова полез на корчмарскую тропу. «Так твою и перетак! Кто тебя за язык вечно тянет!»
      Корчмарь стоял невдалеке от лачуги, под навесом у горна и резал плазменным резаком чей-то дроновский остов. Корчмаря носил громадный, мощный дрон, чёрного, кстати сказать, цвета. Этакий громадный, чёрный паук. У него были могучие, но ловкие манипуляторы, и занимался он на Острове почти тем же, чем и Кузнец на Полигоне. Над лачугой, которая и носила громкое название — Карчма, на коротком флагштоке развевалась выцветшая, бледно-чёрная тряпка, изображающая, надо полагать, пиратский флаг. Само здание лачуги имело весьма живописный вид. Построенная не по единому проекту, а единственно, по состоянию духа своих создателей, в одних местах своих она резко взлетала вверх над землёй, в других же стремилась слиться с ней заподлицо. Стены ее были выложены тем, что подвернулось под руку ваятелям, в тот единственный и неповторимый день творения — от камней и досок, до плит броневой защиты и снарядных гильз.
      В лачуге помещались — весьма обширный склад, с бронированными, автоматическими дверями, а также мастерская Корчмаря со стендом диагностики для проверки и наладки дронов.
      А за лачугой, на скале, у подножия высокого узлового ретранслятора, на двух перекрещенных жердях, был распят старинный разбитый, ржавый дрон. Пустые, без оптики, глазницы его грустно смотрели в осеннее небо, и над ним красовалась почерневшая доска с надписью флуоресцентной краской — «КАРЧМА». И ниже, мелко — «заходи — не бойся, выходи — не плачь». Кстати, сказавшему вместо «карчма» — «корчма», был гарантирован нерадушный приём. И это, ещё мягко сказано.
      Алекс обернулся назад. Круто вниз уходила тропа, по которой он сейчас сюда поднялся, а по-над мелким, корявым березняком был виден берег Острова с Факторией Среднеземья, до которой отсюда было больше двух километров. Море было серо-стального цвета, с мелкими белыми барашками, и на горизонте оно почти сливалось с сине-серым небом. Там, на грани видимости, явно за пределами запрещённой зоны, маячило какое-то судно, гражданское или военное, не разобрать. Восходящее Солнце ещё висело низко над морем. Ветер с моря шевелил берёзки, осыпая листву и швыряя редкие, мелкие капли на оптику глаз. И не поймёшь, то ли это брызги с недалёкого моря долетели сюда, то ли это редкие тучки рассыпали, походя, свою морось.
      Глубоко вздохнув, он отвернулся от вида на море, и потопал к Карчме. Корчмарь, не прекращая своего занятия, мрачно, исподлобья на него посматривал.
      — Здорово, брат Корчмарь! — весело сказал Алекс.
      — Не брат ты мне, мелочь пузатая. Вали отсюда, пока я тебя не разделал на шпильки.
      Нехорошим взглядом посмотрел на него Корчмарь, ох нехорошим. Ещё и плазменным резачком поиграл, как мясник ножом на бойне. А ведь, будь я и впрямь, мелочью пузатой, точно рванул бы отсюда без памяти — ишь, как глазищами сверкает, убивец.
      — Что ж ты, не накормил, не напоил, в баньке не помыл, а уже разделывать хочешь? Не порядок, брат, так честные «карчмари» не поступают.
      — Странные ты речи гутаришь, вьюноша. Подучил тебя кто, или сам со страху насочинял? — во взгляде его засквозило любопытство, хотя мрака не убавилось.
      — А старых знакомых мы уже не признаём. Вот стоит только поменять одёвку, и всё, фамилии не помним, и здороваться не хотим, — Алекс подошел к Корчмарю почти вплотную.
      — Голос, и верно, знаком, — Корчмарь продолжал поигрывать резаком, — ну-ка, напомни себя, ещё чем-нибудь.
      — Так-так-так, небось, заначку мою загнал, того и признавать не хочешь.
      — А, узнал, — Корчмарь аккуратно положил резак на верстак, — ну, проходи, проходи.
      Он протянул Алексу руку для пожатия и, когда тот её пожал, резко вывернул ему манипулятор на излом. Алекс не сопротивлялся. Во-первых, в таком хилом корпусе невозможно было противостоять мощному Корчмарю. А во-вторых, он его знал, и поэтому ожидал чего-то подобного.
      — Узнать-то я тебя узнал, голубь, да вот только, недавно видел я фотку одного дроннера безрассудного. Висит он, бедолага, над обрывом, с наглой рожей, и пакостит добрым людям. И такую он им пакость замайстырил, что порешили они, четыреста тугриков, всякому, кто его доставит, заплатить. Вот я и кумекаю, о том, что эти тугрики, совсем не лишними будут в моём хозяйстве.
      Он замолчал, продолжая удерживать Алекса в неудобном положении. Алекс тоже молчал, и терпеливо ждал. Наконец Корчмарю надоело, и он его отпустил.
      — Ответь-ка мне, мил человек, чем я-то тебе таким не угодил, что ты меня, под удар подставляешь? — как ни в чем не бывало, спросил он.
      — Это, каким же образом? — удивился Алекс, проверяя, не вывихнут ли манипулятор.
      — А самым простым — три раза ко мне уже наведывались, с вопросами о тебе. Двоих я турнул, а третий упёртый попался, уходить не захотел. Ну, я его и…, - он кивнул головой в сторону останков дронова корпуса.
      — Надеюсь, он успел достаточно помучиться? — с любопытством спросил Алекс.
      — За кого ты меня принимаешь? Я мягкий, добрый человек. Разве мог я лишить его, такого удовольствия? Это ты — чёрствый, бессердечный, молодой нахал. Три дня уже, с тех пор, как, увидев твою рожу на островной доске объявлений, я мучаюсь в жутком неведении — что ты такого натворил, что так разворошил гнездо этих головоногих мозгляков.
      — Там, внизу, два друида торчат. Это не те, кого ты турнул?
      — Нет, те двое трапперами были. Один «x-траппер», а второй…
      — … «кентавр», — подсказал Алекс.
      — … да, но ты не уходи от ответа. Что ты натворил, и чего от меня хочешь, раз ко мне припёрся?
      Алекс ухмыльнулся и, мучаясь от неловкости ситуации и глупости условной фразы, раздельно и внятно произнёс:
      — «У вас продаётся славянский шлейф?»
      Корчмарь скосил на него громадные свои окуляры, и очень внятно и раздельно ответил:
      — Ну и дурак. Наивный дурак.

Часть третья

1

      — Как разведчик разведчику говорю — вы болван, Штюбинг! — назидательным тоном сказал Корчмарь.
      — Какой ещё — «тюбинг»? — хмурым, недовольным голосом спросил Алекс. Мало того, что он чувствовал себя неловко из-за необходимости соблюдать конспирацию, так над ним, похоже, ещё и насмехаются. — Ты не сказал мне ответ…
      — Эх, молодёжь… Классики не знаете, оттого и ведёте себя глупо. А знал бы, то давно понял бы, что только полному идиоту придёт в голову, с полным серьёзом относиться ко всем этим «никелированным дугам, с пумпочками». Да-а… Никак не думал я, что на такую дешевку разведут одного из моих хороших… хм, друзей.
      Алекс стоял, злился, и совершенно не понимал, как себя вести, и что делать дальше. Почему-то, ни к селу, подумалось, что во всех этих бесконечно бестолковых сериалах, бесконечно бестолковые герои, то и дело, к месту и не к месту, с тупым упорством повторяют: — «Ты чего-нибудь понимаешь, нет? И я ни чего не понимаю!». А всё это потому, что авторы, видать, замучиваются писать эти бесконечные диалоги на бесконечно одну и ту же тему, и их бедные герои, совершенно перестают что-нибудь понимать, и совершенно не знают, что им делать дальше.
      Ну, так, и что же мне делать дальше? Считать эту, издевательскую тираду Корчмаря ответом, или нет?
      — Ну, что замолчал, конспиратор? О жизни своей, пропащей, думаешь? — Корчмарь вышел из-под навеса с верстаком и направился в сторону входа в «Карчму». — Ну, идём внутрь, раз уж пришел, гостенёк дорогой. Будет тебе сейчас и банька, и кофе, и «какава с чаем»…
      И он потопал, не оборачиваясь. Громадный, чёрный паук, с почти человеческим торсом и почти человеческими руками. Как же мы выглядим уродливо, если вдуматься. Все эти кентавры, богомолы, рыси и пауки. Все эти «головоглазы» и рейнджеры, старатели и сталкеры, граберы и друиды… Делать нам, что ли нечего, что толчемся мы здесь, на Острове, на этой громадной, древней, военной игрушке человека. Хорошо хоть, не убиваем ни кого всерьёз, как деды наши. И прадеды наши. И деды прадедов…
      … И в глазах у него потемнело, и он вяло потряс головой, и стукнул себя по обручу, и чей-то голос неслышно сказал — «свет», и он ещё раз стукнул, и всё пришло в норму. Как обычно светило утреннее Солнце, плыли по небу тонкие серые тучки, бухнул в отдалении взрыв мины — всё как обычно на Острове. А дома, сквозь островную реальность, прорвался звук, сработавшей во дворе, сигнализации на автомобиле. Реально и то и это. И вот на нём эти две реальности сходятся и переплетаются так, что сразу и не разберёшь, кто ты на самом деле — человек или дрон. Так, кто у нас глючит — дрон или я, или, может, компьютер?
      А Корчмарь, меж тем, скрылся в широком, тёмном проёме так и не оглянувшись. И Алекс, понурив голову и шаркая четырьмя своими лапами, поплёлся следом.
      Изнутри «Карчма» казалась значительно больше, чем снаружи. Сразу за входом находилось большое овальное помещение, которое Корчмарь, непонятно почему, называл Залом Совещаний. Здесь спокойно могло разом разместиться два десятка крупных дронов. Кроме круглого самодельного, стоящего по середине, стола, в Зале ничего не было. Два иллюминатора, расположенные симметрично от входа, глядели во двор. А в потолке, сквозь, забранный в грубую, самодельную решетку, кусок бронестекла от вертолёта, виднелось небо. Противоположно от входа две двери, закрывающиеся металлическими створками, уводили в разные стороны — правая, по лестнице на второй этаж, там находился наблюдательный пункт, с которого открывается красивый вид на море и Среднеземную Факторию. Левая — вниз, туда, где располагалась мастерская Корчмаря, со стендом диагностики и рабочим местом. В дальнем углу мастерской находились так же две двери — одна, бронированная с автоматическим замком, вела в обширный склад, а вторая — в аккумуляторную, с небольшим дизельным генератором. Все стены мастерской были увешены инструментами и различными запасными частями. Здесь не было окон, а всё освещение состояло из четырёх старых автомобильных фар, подвешенных к потолку. В углу висел переносной ретранслятор — стены мастерской, почти сплошь состоящие из бронеплит, экранировали радио-поле островной сети.
      Алекс бывал здесь много раз — парковал дрона, чинился, торговал с Корчмарём разным хабаром, а в последнее время заходил и просто так — поболтать с хозяином. Отношения их постепенно установились почти дружеские, хотя дружить оба не умели и особо к этому не стремились. В какое русло повернут эти отношения сейчас, Алекс даже не пытался предположить. Громадный чёрный паук ждал его у стенда диагностики:
      — А подойди-ка сюда, дружок, я тебе сделаю профилактику. Что-то вид твой мне не нравится. Небось, перегружал опорно-двигательную систему? И аккумулятор истощил. И шаг у тебя неровный, похоже, дрон глючит. Подходи, подходи, не бойся. Вот так. А сейчас, будь любезен, выруби антивирус, чтобы он мне не мешал тестировать. Затем, минут через пять, прервёшь связь, выключишь компьютер и погуляешь минут тридцать, пока я всё отстрою. Затем включишь компьютер с выключенным антивирусом, чтобы не сбить мне тест-программу, войдёшь в сеть, и мы доведём профилактику до конца. Ты всё понял, сокол мой ясный? «Ну и рожа у него, кошмар, да и только!»
      — Понял, не совсем ещё дурак. Вырубить антивирус и погулять.
      — Ну, на счёт дурака, спорный вопрос, но пока не будем его дискутировать. Давай, вырубай своего цербера.
      Алекс, поковырялся в настройках доктора, вырубил спайдер гвард, и минут пять следил за работой Корчмаря, как тот подключает его дрона к стенду и запускает диагностические программы. Странно, раньше он не требовал отключения антивируса, может, новые какие-то проверки появились? Корчмарь, меж тем замахал ему рукой — отключайся. И он, прервав связь, отключил компьютер.
      В комнате было тихо. Непривычно тихо. Был даже слышен уличный шум, прерываемый сигналами машин. Он посидел, неуверенно оглядывая комнату. На улице были низкие мокрые тучи, и в комнате царил лёгкий дневной полумрак. Тахта, телевизор, книжный шкаф… На глаза попался учебник английского. А-а-а… потом…
      Сегодня он слегка переспал — с вечера уснул рано, а встал, наоборот, поздно — около девяти. Всё-таки он вчера сильно устал, в моральном плане. Сначала спохватился — на работу опоздал! Затем, вспомнив, что находится в принудительном отпуске и может играть на компьютере целый день, повалялся на диване, где вчера и уснул, ещё с полчаса. Затем, не спеша, встал, привёл себя и диван в порядок. Умылся, позавтракал, чем бог послал, а именно, ломтиками колбасы и сыра с хлебом, отложив окорочки на обед. И войдя в дрона, отправился к Корчмарю. Откуда его, собственно, сейчас и турнули. Запудрив предварительно мозги, какими-то «тюбингами»… А пойду-ка я в парк. Подышу и развеюсь, может пудру сдует…
      Он оделся и спустился на улицу. Опять с неба сыпала морось, и был полдень. Выйдя со двора и перейдя улицу, он вошёл в сквер, вытянутый вдоль реки. Все газоны и дорожки были сплошь усыпаны листьями, и вдалеке, по этим листьям, по направлению к нему, бежал чёрный дрон.
      Алекс сбился с шага, и в глазах у него потемнело, но уже через секунду, он понял, что это обычная дворняжка… Мама моя… Это уже точно я глючу. Ещё не хватало мне розовых слонов увидеть, для полного счастья. Он постоял, прикрыв глаза и глубоко дыша. Затем подошёл к «своему» месту у набережной, прислонился к влажному граниту, и загляделся на, подернутую лёгкой рябью, медленную, серо-стальную воду реки.
      В голове у него была приятная пустота, а над тополиной рощей на противоположном берегу, суматошно нарезали круги «галкающие» галки. Так он и стоял, прислоняясь. И дождь всё моросил. И галки всё летали. И шуршали, проносящиеся машины за спиной. И время передышки подошло к концу. Ну, вот и всё, глотнул мирного воздуха — и снова в бой. И он вздохнул полной грудью, задержав дыхание. Прохладный, влажный речной воздух пах рыбой, тиной и слегка бензиновой копотью. Обычный городской воздух, у самой обычной городской реки. Всё, иду… Выходя из сквера, он оглянулся. Мокрая, лохматая дворняжка сидела возле урны, и задней лапой чесала себе за ухом, и была абсолютно не похожа на дрона.
      Дома, как всегда, повесил кепку на рога, а куртку на дверь и, отметившись в унитазовом заведении и помыв руки, сел за комп. Включил, дождался загрузки, проверил — отрублен ли антивирус. Отрублен. Надел обруч и перчатки. Посидел в нерешительности, шевеля пальцами, и… ткнул иконку «Остров».
      Корчмарь сразу заметил, что Алекс вошёл, но ничего не сказал, только слегка скосил на него, свои выпуклые стеклянные глаза с фиолетовым отливом, и продолжил завершение профилактики. Ещё минут пять он повозился, запуская разные профилактические программы, от которых у Алекса рябило в глазах, и противно зудело в ухе. Затем он удовлетворённо хмыкнул, опять косо взглянул на него, и вырубил, наконец, настроечный стенд:
      — Ну, слава Богу, минут двадцать мы продержаться сможем, — непонятно сказал он. — А теперь, голубь, мы потолкуем… Вот скажи мне, друже, о чём ты мечтаешь?
      — То есть? — не понял Алекс.
      — Ну, в чём состоит главная цель твоей жизни?
      — Я не понимаю, что ты хочешь…
      — Да что тут не понять? — Корчмарь внезапно разозлился, — к чему ты стремишься и чего ты хочешь достичь в своей, такой короткой, жизни? Ради чего ты живёшь, в конце концов?
      — Глупость какая-то… Живу и живу, тебе-то что?
      — Понимаешь ли, дорогой Алекс, — сказал Корчмарь ангельским голоском, — свинья тоже, живёт себе и живёт. Пока её не прирежут и не сделают из неё колбасу. Чем-то ты должен от неё отличаться? Вот я и спрашиваю, о чем ты мечтаешь и к чему стремишься в этой жизни, чтобы я мог отличить тебя от этой свиньи.
      — Не понимаю… Зачем тебе это нужно-то?
      — Чтобы отличать тебя от свиньи!!! — взревел Корчмарь. — Есть у тебя мечта или нет?! Тебя этот вопрос ставит в тупик — ты что, никогда не думал на эту тему?! Никогда не мечтал, о высоких материях и идеалах?! Никогда не задумывался о цели своего бренного существования?! О смысле жизни?! За каким хреном тогда ты вообще живёшь?!!
      Алекс растерялся. Корчмарь, конечно, отличался вздорным характером, но такой ярости с его стороны, он не наблюдал никогда. Чёрный паук, как последний псих, орал на него, добиваясь непонятно чего.
      — Ну, вот смотри, — внезапно успокоившись, сказал Корчмарь. — Когда я был молод, мы мечтали о многом — о космосе, о далёких планетах, о мире во всём мире. О том, чтобы всем людям на Земле жилось хорошо, чтобы не было войн. Чтобы построить справедливое общество, где нет обиженых и угнетеных… Это была наша главная мечта. Ради неё мы жили, работали, искали… Даже умирали. А вот ты, ради чего готов сражаться и умирать? Ответь мне, уважь старика. Он заметно волновался — лапы его невпопад подёргивались, а руки дрожали.
      — Нет, нет! Всё в порядке. Не надо отключать… Инъекцию? Да, пожалуйста. Только не надо отключать, я уже успокоился… Благодарю вас, мне уже гораздо лучше… Не отключайте только. Я потом сам всё отключу, когда засыпать стану…
      Алекс не сразу понял, что говорят не с ним. Видать Корчмарь общался с кем-то вне сети, такое нечасто, но случалось. Бывало, что из дронов внезапно начинала литься музыка, или раздавались посторонние голоса — когда человек находился в сети дронов, жизнь вокруг него не застывала. Хотя все и стремились оградить своё жизненное пространство у компьютера с максимальной возможностью.
      Корчмарь глубоко дышал, закрыв глаза. Алекс ждал, он действительно не понимал, что так взъярило Корчмаря. Дался ему этот смысл жизни. Живу себе и живу. Работаю, учусь. На компьютере играю. Чего еще надо-то? Вот институт закончу, может, инженером стану. Буду ходить по бригадам табели проверять. Зарплата будет больше, куплю новый, крутой комп. В ипотеку квартиру, в кредит машину. Женюсь. Может быть. Это что — разве не мечта? Корчмарь открыл глаза:
      — Сколько мне лет?
      — Сколько что? — ошарашено, спросил Алекс. — То есть, зачем тебе это надо, что бы я знал?
      — Сначала ответь на вопрос, товарищ — сколько мне, по-твоему, лет?
      — Э-э-э…, - Алекс вспомнил Серого Шока, — ну, я думаю — пятьдесят…
      — Восемьдесят два. Будет. Через пару месяцев, — Корчмарь замер, выдерживая паузу. При этом он продолжал коситься на Алекса и делал непонятные движения челюстями, словно что-то жевал.
      «Ого, то есть ОГО, подумал Алекс, если ещё окажется, что он хранит свой мозг в стеклянной банке, то я точно, умом тронусь».
      — Простите, я не знал…
      — Да не парься, чувак! В наших отношениях это ни чего не меняет. Возраст — понятие…, - он неопределённо повертел пальцами, — … относительное. Не успеешь оглянуться, как самому будет столько же.
      «Спасибо, я как-то не тороплюсь, подумал Алекс. Восемьдесят два. О-хре-неть.»
      — Извини, что я затеял весь этот… разговор. Просто хотелось лучше понять тебя. Что тобой движет. О чём ты мечтаешь, к чему стремишься. Ничего не получается, жаль. Прямо как с моими правнуками — такие же оболтусы. Кроме компьютерных игрушек и музыки своей дурацкой, ни чего знать не хотят… Видать, и ты такой же… Ну, вот, если по-честному, чем ты занимаешься на Острове? Граберством, в чистом виде граберством. Сейчас вот людей грабанул. Обидел их, до глубины души. Вон они, какие бабки, за твою душу пропащую, предлагают.
      — Почему — граберством? — удивился Алекс. — Всем известно, что «головоглазы» гады и сволочи…
      — А, что, по-твоему, грабя гада, ты становишься лучше его?
      — Нет, ну, почему, лучше? То есть, да, конечно лучше… То есть, почему грабя? — Алекс почувствовал, что запутывается, — они сами всех грабят, бессовестно…
      — А ты, стало быть, с совестью грабишь.
      — Нет! То есть, я не граблю, а …
      — А, что?
      — Ну, ты меня совсем запутал! То есть, вы меня запутали, совсем …
      — Нет, дорогой, это у тебя в голове путаница полная. Цели в жизни ты не имеешь. По крайней мере, не сумел убедить меня в обратном. Живешь себе и живёшь. По воле волн. Ты вот, даже не можешь определить, чем ты занимаешься на данный момент. Или, может, боишься назвать вещи своими именами? Вот ты можешь сказать, что ты украл у них, в последний раз?
      — Ну… они увели у военных одну вещь… А я хотел её вернуть.
      — В твоих словах не чувствуется уверенности в своей правоте. Ладно. Не буду на тебя давить. Извини за наезд, Алекс. Я сегодня не в духе… Старики… они такие… въедливые. Вечно они молодёжь осуждают. А надо себя осуждать. Это мы виноваты, что вы такими стали. Родители всегда в ответе за детей…
      — Мы вот тоже были не сахар, в своё время — и рок-н-рол, и танцульки, и брюки стильные — дудочкой, и ссоры с родителями. Всё было. Вот только мечтали мы о многом и стремились к высокому. Много работали, постоянно учились… А сейчас наше поколение уходит, выгорает постепенно… Сгорело наше поколение, осыпалась трупами окалина, угольки остались… Вот, и хотелось мне знать, что не зря мы жизнь прожили, что дело наше не умрёт, найдётся кто-то, кто знамя наше подхватит. Не всё, к сожалению, получилось, но кое-чего мы, всё-таки, добились. Ну, вот, например, то, что ты сейчас находишься здесь, это есть воплощение одной великой мечты…
      Было время, с другом моим, Кузнецом, мы работали в одной «ЛАвочке», кхе … Секретно всё тогда было, ужас! Да и сейчас, ни чего толком рассказывать нельзя. Но, кое-что я тебе всё же расскажу. Будем надеяться, что защита ещё протянет немного. В общем, участвовали мы в разработке первых управляемых космических роботов, способных перемещаться по поверхности далёких планет. Ну, в первую очередь, нашей целью был, конечно, Марс, но, как первая ступень, была выбрана Луна. Не наш выбор, но, что делать? Мы во всём зависели от воли руководства, время такое тогда было, сам должен понимать. Работали мы с очень большой отдачей, и с ещё большей энергией. Спорили дико, бывало, чуть до драки не доходило — всё же вновь тогда было. Ни опыта, ни у кого, ни знаний, одна теория голая, да мечты смутные, навеянные фантастическими романами великих утопистов. Ну, вот, к примеру, какое шасси лучше взять за основу — колёсное, или гусеничное? Столько копий было поломано, не сосчитать. Победило колесо. Вот-де, проще оно и надёжней. Да вот только с гусеницей, в кратере Луноход бы не забуксовал — пропёр бы пыром, никто бы и не заметил… Да-а-а… Что уж сейчас-то говорить? Ну, да это я так, в качестве отступления.
      Главной-то нашей мечтой было дать человеку возможность, сидя у себя дома, в тёплом кресле исследовать чужие планеты. С чувством, с толком, с расстановкой. Пробы грунта, воздуха, геологические, геодезические, то есть, планетологические и планетодезические изыскания. Разведка мест высадки, разведка мест строительства будущих космодромов и городов. Поиск жизни, наконец. Да, это была великая мечта. И мы её почти достигли. Не наша вина, что нас прервали на самом взлёте… Мы своё дело делали честно… Корчмарь помолчал и провёл рукой по окулярам, словно смахивая слезу.
      — Сейчас я стар. И Кузнец стар. Десять лет назад, кстати, мы вместе строили эту хибару. Было нас тогда двенадцать человек, — он хмыкнул, — двенадцать «К». Половина на гусеницах, половина на колёсах. Дроны тогда намного проще были. Только-только начали разрабатывать устройство обратной связи, то, что сейчас является обручем. Непростое оно. Обратная связь, брат, вещь сурьёзная! Так просто не даётся. Я, конечно, сам участия в разработке не принимал, не мой это профиль, я всё больше по механике, но в курсе меня, ребятки наши молодые, держали. Он хмыкнул и шмыгнул носом, словно саркастически ухмыльнулся.
      — Ну, это для меня они молодые, а для тебя, может, и старые. Тебе ведь, лет семнадцать-восемнадцать, не больше? Итак, короче. Вроде, всем известно, что обруч — интерфейс прямой и обратной связи с дроном. Чувства дрона — твои чувства, а действия дрона — твои действия. Всё просто. Но. Но! Не всё. Он устало зевнул:
      — В сон тянет, зараза, после успокоительных ихних. Ладно, сейчас доскажу и вздремну, чуток… А непросто то, что, оказывается, есть ряд побочных эффектов, от этой обратной связи, до конца неясных. Ну, вот, например: выяснилось, что бесовский интерфейс сей, стимулирующее действие на мозговую деятельность оказывает. И весьма сильную. Затормаживает эффект старения мозга. Вот мы с Кузнецом, давно уж… Да, да! Девять лет, как на привязи сидим, а трезвость мысли не утратили. Более того, весьма активно в новых разработках дроноделания участвуем. Только, ты учти, не для широких кругов эта информация. Грифа секретности на ней не стоит, но и болтать, особо, не следует. Я бы тебе и слова не сказал, да ведь ты у нас почти что коллега. С паролем пришел, хоть и с таким, недоделанным… Подвиг разведчика, блин горелый…
      И он засмеялся, а потом сразу закашлял. Ну, вот, сейчас опять «тюбингами» обзываться начнёт, решил Алекс, но Корчмарь не оправдал его догадок. Он явно успокоился — ноги не дёргались, руки перестали дрожать. Смахнув ещё раз невидимую слезинку с глаз, и глубоко и облегчённо вздохнув, он продолжил обычным своим голосом, только чуть более мягким:
      — Ты уж извини меня, Алекс. Я, как и все старики, ворчлив неумеренно. Это всё оттого, что жизнь уходит, а жить-то, всё ещё хочется. И работать хочется, и с тобой вот тут, на Острове, баланду травить хочется, на море поглядаючи… А ещё этот гад, чьи остатки под навесом валяются, завёл меня с утра, не в меру. Я ведь не садист какой, я бы его не стал сильно прижимать. Ну, спихнул бы его с обрывчика, и всё. Ну, сломал бы он себе пару ходулек, так парковка рядом, починился бы. Может, я бы и починил, они ко мне часто обращаются, за подмогой. Так он ведь, сволочь такая, как я его послал, отсюда подальше, начал мне права качать — дескать, все вы, русские, алкаши и оккупанты. Всех вас, нас, то есть, надо за железным занавесом запереть, и к нам, к ним, то есть, к цивилизованным людям, не пускать. И ещё чего-то приплёл, про своих могучих друзей. Ну, тут я ему, бошку-то и свернул… Имел я его, вместе с друзьями его могучими… Погорячился, конечно. Зря это, не стоило так, на шавку всякую, нервы тратить…
      А тут ещё ты подходишь, с паролем этим, дешевым. Вот я и окрысился. С этим паролем у нас, в основном, лохи приходят, коих развести надо, и восвояси отправить — кого пинком под зад, по тропе, а кого и швырком с обрыва, на камушки. Кибер у нас изобретателен, по этой части. Тоже наш, один из двенадцати. Да-а-а… Молоды были мы тогда, и амбициозны. Вот ответь мне, кто такие — три кита — три «К» в нашей науке? — спросил он неожиданно.
      — Э-э-э…, - растерялся Алекс, — слышал когда-то, но… не знаю.
      — Да… Хорошо хоть, не врёшь, не изворачиваешься. А это надо знать. Королёв, Курчатов и Келдыш — гордость не только нашей, но и мировой науки. А ты не знаешь… А вот мы знали. И гордились, и стремились быть, хоть чуть-чуть похожими. В одном бюро работали, ровесники, молодые, вот и назвались как-то, в шутку, двенадцатью «К». Мол, мы не гении, но нас, зато, двенадцать. Сейчас многие уже умерли, а те… далече… А тут, как Остров открылся, я сразу на него и наладился. Как я уже говорил, считаю это воплощением своей мечты. Ребят знакомых встретил, из разработчиков. Молодёжь, все в азарте… Через них и узнал, что некоторые из двенадцати, тоже здесь обретаются. А потом, как старость своё ломать начала, на эксперимент пошел. Вместе с Кузнецом и лежим сейчас. Правда, в разных городах. Одно время вместе кучковались, своих вызвали, кого нашли. Потом ещё помощники приблудились. «Карчму» построили. Подземелье, через вход в капонире, исследовали. Нашли, кстати, погреб с минами и снарядами. Таскали их потихоньку на продажу, а это очень сложно было — склад-то на шестом уровне глубины. Всей бригадой и таска-а-а-а-ли…
      Корчмарь душераздирающе зевнул и посмотрел на Алекса осоловевшими глазами:
      — Ты, это, иди, погуляй… Или дрона брось тут и иди домой. Я сейчас спать буду… Только учти — через полтора часа быть как штык, у Кузнеца на Полигоне. Кибер с тобой говорить хочет, вроде, доволен он твоей работой. Ну, давай-давай, иди, я сейчас всё вырубаю. А за дрона не беспокойся, не тронут его здесь. Я тут всю округу пораспугал, когда этого приблатнутого кончал — очень уж он, орал громко, словно на самом деле…
      Глаза Корчмаря закрылись, дрон его принялся устраиваться в позу покоя, фары-светильники погасли, и у Алекса заморгал желтым цветом индикатор уровня сетевого сигнала. Он опрометью бросился в открытую выходную дверь. Вот, старый маразматик! Отрубил ретранслятор. Будь дверь закрыта, точно бы связь оборвалась.
      Выбежав во двор, он сразу успокоился — индикатор уровня позеленел и перестал моргать. Теперь можно не спешить и утрясти полученную от Корчмаря информацию. Да, весьма забавно мы побеседовали. Точнее — беседовали со мной. Провели, так сказать, среди молодежи воспитательную работу. И кто! Корчмарь — гроза граберов и всяких ротозеев. Страшный отрыватель конечностей и выдиратель ножных суставов. Джек-потрошитель Островного масштаба. И такая загадочно-интересная личность, оказывается. Кто бы мог подумать — восемьдесят два года! А Кузнецу, что, столько же? С ума сойти! Значит байки про мозги в банке, не далеки от истины. Что там, Корчмарь, про стимуляцию мозговой деятельности обратной связью говорил? Что способности улучшаются, и мозг стареть перестаёт, что ли? Да, интересно, нигде я о таком не слышал. Может ещё и жизнь продлевается? Ну, это уж, наверное, вряд ли — уже бы шуму было на всю Землю. Ну, или, на весь Инет, что, по существу, одно и тоже.
      И «Карчма». Алекс оглянулся на здание, и с новым интересом, стал его рассматривать. Представилось, как десять лет назад, старые дроны, старые во всех смыслах, строили её. Как на старых шасси таскали деревья и камни, железки разные, и прочий хлам. Как резали плазменными резаками и скрепляли всю конструкцию гвоздями и сваркой, цементом и тросами. И при этом, ещё добычей мин с большой глубины занимались. И при этом, научные разработки в области дроностроения… Чувствовалась в этом, какая-то основательность, целеустремлённость, капитальность мышления и труда. «Да, были люди в наше время… богатыри, не мы».
      Надо же, Кузнец, такой спокойный, прямо-таки, домашний трудяга, лазил за минами на шестой уровень галерей подземелий. Небось, и ловушки с огнемётами взламывал, и пулемёты выворачивал. И с граберами сражался, они уже тогда были. И ему уже столько лет. А друг мой Серый Шок, на пятидесяти сломался. А он, Алекс, из-за Чёрного дрона какого-то, истерики разводит да в шпионов играется.
      И стало ему обидно за Серого Шока. Обидно за себя, за свои стенания вокруг Чёрного дрона. Даже за дурацких «головоглазов» обидно. Что ж, выходит, что мы ничего серьёзного в жизни сделать не можем? Только в игры компьютерные и умеем играться? Мечты у нас великой нет, цели в жизни тоже? Только на колбасу и годимся, как те свиньи, что не знают, зачем живут? Да, да, подумал он со злостью, есть в этом правда. Вон у меня, почти все сокурсники только о тёпленьких местечках и мечтают, что бы после выпуска устроиться и жить себе припеваючи. И на работе, у мужиков, только и разговоров, кто, что себе купил, да какая у него крутая тачка — с правым рулём, вау! Конечно, люди они простые, как и их желания. Нельзя их за это осуждать… Их! Сам себя перебил Алекс, а меня? Я-то ведь один в один, как все. И ничем я ото всех них не отличаюсь.
      Вот, ну никогда он на это внимания не обращал, и не думал даже на такие темы — жил себе и жил. Как свинья.
      Пока на Остров не попал. Здесь, правда, тоже, всякое бывало. И опять прав Корчмарь — граберством он и занимается, всё последнее время, только «головоглазов» и шерстит. Не один, правда. С Педро Кротом. А вот интересно, что раньше произошло — я к «головоглазам» сам ходить стал, или только после того, как с ним познакомился? Что-то этот момент в его памяти слабо прорисовывается…
      Некоторое время он размышлял, стоя недалеко от входа в Карчму. И, с превеликим прискорбием, вынужден был себе признаться, что именно Педро, именно этот Крот чёртов, раскрутил его как пацана, и вовлёк в этот, столь непрезентабельный, но столь доходный бизнес. И, если быть честным с собой до конца, а надо признать, это не всегда удаётся, то выходило, что этот… педрило кротяцкое, использовал его на полную катушку. Сначала обучил, натаскал. Неплохо, надо сказать, научил дроном своим владеть — драться, скрываться и драпать. Схапать и драпать — его девиз. Незаметно так, научил, вкрадчиво. А затем начал всякие наводочки подбрасывать.
      Интересная фишка получается — он, Алекс, на него, практически работал. Тот ему наводку — глазастики вчера караван сталкерский грабанули, говорят с крутыми артефактами, у Белого ручья всё свалили, охраняют. А он, как щенок радостный, прётся на Белый ручей, выслеживает, вынюхивает, кокает садюгу-Стингера дубиной по кумполу, и уводит у граберов, замечательный серебряный походный офицерский столовый набор, времён Первой мировой. И в зубах, виляя хвостом, притаскивает к Кротяре, и радуется при этом, как последний придурок, что его хвалят, что им гордятся… Деньги, правда, потом пополам. Информация стоит денег, не правда ли, Алехандро?
      Ой, как всё некрасиво получается. Ой, какой дурью он тут занимался последнее время. Люди тут, живут полной жизнью — в преклонном возрасте о космосе мечтают и науку двигают, а я цацки ворую. И правильно про меня Корчмарь сказал — как свинья. Вот встречу Крота, набью ему морду. Только сперва выясню, откуда он про Чёрного дрона пронюхал. Хотя… Он же не сказал, что там именно дрон. Про крутые артефакты говорил, верно. А о дронах речи не было. Хм. Но про сходку-то, он знал. От кого и как? Да, дела… Водят меня все за нос, оболтуса бестолкового. «Скажешь — у вас продаётся славянский шлейф, и всё тебе обломится…». Пномпень я. В смысле — пень пнём. Тьфу. Алекс скривил рожу, и сплюнул. А-а-а…, да, хрен с ним, с монитором. Потом вытру.
      Что, однако, сейчас делать-то? Времени ещё, почти два часа ждать надо. Пойти пообедать? Он тщательно проанализировал свою физиологию. Есть, конечно, хотелось. Но не сильно. Вот, и хорошо! Обед пропустим, зато за ужином, сразу и пообедаем. Тем более что, иначе на ужин, одни голые макароны останутся. А обещанных гонораров, что-то не видать… И до заначки без Корчмаря не доберёшься. Вот тебе везде и обломилось.
      Алекс медленно побрёл к спуску с Корчмарского утёса. Солнце поднялось на небосклоне заметно выше, серые тучки частично рассеялись. Море на юге посветлело, а на востоке, низко над горизонтом, взгромоздились плотные, серо-стальные, наполненные холодными осенними дождями, хмары. Вот уж точнее, чем по-украински, их и не назовёшь. Интересно, а может это другой край той самой сплошной облачности, что закрыла небо над нашим регионом?
      Да! А, что это там Корчмарь, про какого-то Кибера говорил? Что он меня за работу хвалить будет. Не понимаю, а за что хвалить? И не знаю я ни какого Кибера. У них он двенадцатый. То есть, один из двенадцати «К». Вот ещё мысль, хе! А интересная задумка была у этих двенадцати. Клан — «Двенадцать К». Звучит, хе-хе. Ничуть не хуже, чем клан «Чёрных дрононосцев», хе-хе-хе.
      Так, хехекая, постоянно оскальзываясь, а временами и вовсе, съезжая на заду, он и выпал снова на тропу, направо ведущую к Среднеземной Фактории, около двух с половиной километров. А налево, к взорванному капониру, брошенным береговым батареям, ноль пять кэмэ, и, далее к Южноудельской Фактории, около трёх с половиной километров же. Вот к этим брошенным батареям он и направлялся. Было там у него одно уютное местечко. Для релаксации и медитации.
      С этой стороны Острова море было особенно мелким. Под обрывистыми уступами берега, в воде, у самой кромки и далеко в море от линии прибоя, ещё с окончания ледникового периода лежали валуны. Много больших и маленьких, в большей своей массе гладких, основательно обкатанных льдами, и облизанных волнами валунов. Свежий ветер всегда нагонял здесь высокие валы прибоя, и тогда, белёсая от поднятой мути морская вода, крутыми, пенящимися гребнями, шла без устали на приступ Островных твердынь.
      Обширные отмели не позволяли никаким судам подойти близко к берегу. И потому, ввиду большой затруднённости проведения в этом районе десантно-штурмовых операций, здесь не было построено ни мощных береговых укреплений, ни тяжелых орудийных башен батарей главного калибра, ни даже просто, батарей большого калибра. Не было и сопутствующих им, подземных коммуникаций, с артиллерийскими погребами, электростанциями, казармами личного состава, госпиталями и прочей инфраструктурой, уходящей в других частях Острова на многие десятки метров вглубь, и на многие сотни вширь его базальтового скелета. Был здесь раньше, в самом верхнем, командирском капонире, вход в систему подземных коммуникаций, да и тот, взорвался и обрушился, по непонятной причине.
      Оборона состояла здесь из трёх батарей лёгких береговых орудий, устанавливаемых в, слабо защищённых и слабо оснащённых, орудийных двориках. И трёх дальномерных и командирских постов. Артиллерийские позиции, от атаки с воздуха, прикрывало незначительное количество стационарных точек легких зенитных орудий. И всё это, небогатое хозяйство, было давно и успешно демонтировано. Небольшие бронеколпаки командирских башенок были, в несколько приёмов, срезаны автогеном и увезены на переплавку, ещё в прошлом веке. И на опустевших орудийных площадках теперь гулял один только ветер. Здесь было относительно безопасно, минные заграждения демонтированы ещё без участия дронов, а автоматических огневых систем не было вообще. Либо их также демонтировали ранее, либо и не думали устанавливать.
      На брошенных батареях, на одной из зенитных позиции стояла, намертво влитая турелью в бетон, насквозь проржавевшая, сорокапятимимиллиметровая казённо-зарядная зенитная пушка. По какой-то причине её пропустили демонтажники и не тронули, впоследствии дронеры. Так и осталась она одна, стоять и ржаветь, на открытой всем ветрам площадке, уставившись беззубым рылом в бескрайнее небо, с которого уже три четверти века не грозила опасность, противостоять которой, она и была создана.
      Вот, возле этой пушки, с недельной периодичностью по субботам и воскресеньям, и функционировал чёрный рынок Островного сообщества дроннеров. В остальные дни здесь было тихо. Рынок существовал теоретически нелегально, а практически, при сознательном попустительстве Среднеземной администрации. Что поделать? Игра есть игра. И чёрный рынок добавлял в неё свою долю азарта и риска.
      Слова — «в субботу, у пушки» — означали приглашение на рыночный шопинг, с выгодой, азартом и риском. С выгодой — купить или продать пользующуюся спросом вещь или запчасть, взрывпакеты и толовые шашки, обломки ножей, штыков и прочего холодного оружия, обработанные для удобного пользования дронами. А иногда, и огнестрельное оружие, официально запрещённое к применению на Острове — нарушителей жестоко карали военные. Лишь некоторые, скажем так, неординарные личности, могли себе позволить полулегальное использование его. Например, тот же Базука Билл, клан которого официально числился блюстителем порядка.
      Обширен на рынке был и выбор различных артефактов — от солдатских именных ложек и вплоть до дорогих позолоченных эполетов высшего офицерского состава. От истлевших рукописей — до драгоценных камней и серебряных и золотых монет. Здесь так же встречались коллекционеры всех мастей — монеты, пуговицы, гильзы, холодное и огнестрельное оружие, воинские награды и знаки различия — всё могло быть предметом их пристального внимания.
      Отдельно оговоримся, вывезти с Острова можно было всё, ну, за редким исключением. Вот только, цена на вывоз некоторых предметов была несуразно большой. Вдобавок и разрешительная система для их вывоза была сознательно усложнена. Дабы не допустить расползания вещей оружейной направленности, или имеющих историческую ценность. Зато разного рода сувенирным и памятным предметам была предоставлена зелёная дорога.
      Ну и, какой же рынок обходится без азарта и риска? Азарта на этой толкучке было, хоть отбавляй, иногда даже до драк доходило. Да и риску было не меряно — принести ценный артефакт для продажи и не попасться граберам, было непросто. А уж унести удачную покупку — целое искусство маскировки и конспирации. Но, однако, люди на рынок шли, невзирая на страх и риск. Ведь именно здоровая толика страха и риска, делает нашу жизнь столь увлекательным занятием, не правда ли?
      А вот за рынком, над обрывом в море, скрытая от посторонних глаз безобразной формы камнем, была пещерка. Вернее сказать, ниша. Из неё открывался чудесный вид на мелководное море с валунами и далёким горизонтом на юге, и на залив, с образующим его мысом. На котором и находилась Среднеземная Фактория. До неё отсюда было почти три километра. Издалека Фактория напоминала обычный портовый городок, где-нибудь на юге. Для полноты картины не хватало лишь бригантин и каравелл, стоящих в заливе и на траверзе порта.
      Алекс любил бывать здесь в такие моменты, когда, успокаивающаяся после шторма стихия, очищала небо и унимала ветер, и одни только волны, упорно и непоколебимо, всё набегали и набегали на берег. С глухим рокотом налетали они на неприступные камни и, разбившись вдрызг, разбрасывая гальку и швыряясь пенными брызгами, с обиженным и злым шипением уползали обратно в море, чтобы, собравшись с силами вновь броситься на штурм береговой полосы.
      Здесь особенно хорошо думалось. Здесь он, даже засыпал, иногда. И всегда просыпался хорошо отдохнувшим. И считал это место лучшим для релаксации.
      На тропе Алекс огляделся. Под недоделанной стойкой, недостроенного монорельса, было пусто. Недавние друиды, куда-то подевались. Может, ушли по друидовским делам своим, а может, слиняли опять, от страха, испугавшись его очередного шумного спуска. Вон, кусты ещё подозрительно колышутся. И чего они тут торчат упорно? Так просто или не так просто? Ну, да и, бог с ними. Нам такие неправильные друиды, без надобности. Мы, с моим дроном, желаем сейчас отдохнуть и расслабиться, поскольку мне сейчас, предстоит на пустой желудок, идти на рандеву, с каким-то там Кибером. И мне надо отдохнуть и поразмышлять, чтобы быть в форме. День сегодня не рыночный, так что мешать нам никто не будет.
      Однако, думал Алекс, широко шагая в южном направлении, пару раз я уже проходил эту тропу полностью, от фактории до фактории. Давненько это было, правда. И оба раза летом. По-моему, это как раз тогда, когда я в штурме Второго Бастиона участие принимал. В ту сторону с кем-то из рейнджеров шел. То есть, в то время ещё, пластунов, они ведь тогда еще с южноудельцами в общий клан не объединились. Не помню уже с кем. А вот назад, уже с Серым Шоком. Он тогда спасателям помогал, мой труп обгорелый доставать, а потом и мне помог восстановиться. Помню, очень весело мы назад шли. Болтали о том, о сём. А ещё больше, природой любовались — после мрака подземелий, особенно хорошо на солнечной земле себя чувствуешь. Тем более что природа в этой части Острова, в лучшую сторону отличается. Очень уж здесь красиво — тропа параллельно берегу идёт, почти на одном уровне. Скалы тут особой своей красотой выделяются, да и лес тут погуще, всё-таки солнечная сторона. Весной всё в цвету, а летом ягод и грибов немеряно.
      Вот так, идёшь, бывало, любуешься морем, деревьями местными, корявыми, скалами замшелыми с цветочками в трещинках. Полянки-лужайки, обрывчики-откосики, ручейки-лужицы… Мысли свои приятные думаешь. Чудесно вокруг, птички распевают, цикады заходятся звоном своим. Солнышко сверкает сквозь листву, золотистыми пятнами, ветерок тучки и листочки ворошит… Терренкур, да и только! Лепота! И тут, бац! Приключение на свою ж… железную задницу и словил! И правильно, нечего бдительность терять, не на курорте. Это там можно красотами, без вреда для здоровья, любоваться. Туда за этим и ездят — здоровье поправлять. А здесь… Не надо забывать, что не только ты охотишься за добычей, но и на тебя охоту ведут — железо старое, железо новое и железо живое. И если не хочешь ты стать железом мёртвым, то будь добр, ушки на макушке — торчком, нос — по ветру, глазок — смотрок, и… Тут приключение на его бедовую головушку и случилось.

2

      Впереди на тропе, в метрах пяти от него, из-за кустов возникли двое и стали посередине. Два средних дрона. Ещё двое набегали сзади, вразнобой шлёпая своими обрезиненными ходульками.
      — Попался, Хариус, козёл! — радостно воскликнул один из возникших средних дронов. — Иди сюда, иди. Сейчас я тебе покажу «эдельвейс»!
      «Чу-удно, — подумал Алекс, медленно приближаясь к перегородившим дорогу дронам, — так глупо попасться в дешевую ловушку, может только настоящий профессионал». А вслух сказал:
      — А, что случилось, ребята? Вы меня ни с кем, случайно, не спутали? — при этом он постарался занять наиболее удобную позицию на тропе, что бы видеть всех сразу — и задних и передних, и что бы ни кто не ушёл в тень.
      — Ты тут наивненьким не прикидывайся, — сказал второй из, стоящих впереди, дронов — может, ещё скажешь, что с нами не знаком? «Чудно-о, — снова подумал Алекс, — именно это я и хотел сказать».
      — Именно это я и хотел сказать, — сказал он вслух, а сам принялся внимательно осматривать и оценивать противников. Итак, двое спереди — молодые новички, дроны однотипные — кентаврики, накрутка нулевая, в хилых манипуляторах — несуразно могучие дубинки. Или сроку на Острове им нет и пары месяцев, или талантов у них, только на поддержание жизни и хватает. Двое сзади, такая же характеристика относительно талантов, но дроны другие — скаут и траппер, совсем слабенькие. Эти вообще, с прутиками. С такими драться — себя не уважать.
      Первый, заговоривший с ним средний дрон, имел на груди новенький зеленый тотем-значок клана вольных старателей Южноудельских Земель. Ты смотри, почти коллега, мимоходом отметил Алекс. Остальные три дроннера клановой принадлежности не имели, видать, не скопили ещё на вступительный взнос. Или не брал их никто.
      — Ты нам тут дурочку-то не валяй, — сказал «коллега», — как подлость творить, так ты первый, а как ответ держать, так нет тебя? Не выйдет, милок, попался ты нам, наконец, конкретно. Мы тебя уже второй день пасём, после того, как на парковке PM20 увидали. Месяц уж за тобой охотимся, думали всё уже, пропал, гад. А ты тут и нарисовался. На парковке, правда, не стали тебя трогать. Ты там всё с рейнджерами вертелся. А нам с ними связываться, не с руки. Хорошо хоть потом проследили, как ты на юг пошел. Я так сразу и понял, что ты на рынок поспешил, решил мою штучку загнать, гад. Тут мы тебе засаду и приготовили…
      До «головоглазов», они явно не дотягивали. Может это от старого владельца дрона гостинчик? А на парковке никакого подозрительного движения не припоминалось. Мало ли что — там много народу трётся. А вот по наблюдательности-то мне двойка. На парковке все меня пасут, а я ни ухом, ни рылом.
      — Хватит, Киса, с ним разговоры разговаривать, — сказал второй средний дрон, — давай, спрашивай, куда он дел то, чего там у тебя забрал, когда со скалы скинул.
      «Э-э-э…, чего я там у него забрал? А, дронелло, не молчи уже, поделись секретом. И куда я его потом скинул?».
      — Ребятки, уймитесь, — сказал он вслух, старательно изображая вежливую улыбку, — давайте будем, как цивилизованные люди. Вы мне объясняете, чего я там у вас забрал. А я вам объясняю, чего я у вас не забирал. Приходим к консенсусу и мирно расходимся. Подходит программка?
      — Что!? Гад, паразит (пачка непечатных слов), ты ещё тут будешь над нами издеваться? Вали его пацаны (ещё пачка)! — второй средний явно находился на «взводе» и теперь заводил остальных, — Моня, Пацак, ну! Не стойте! Вперёд!
      И с диким криком «а-а-а!!!», он ринулся на Алекса, вскинув своё орудие наподобие двуручного рыцарского меча. Но боя не получилось — весьма тяжелая, относительно его тела, дубина, увела его вместе с замахом в сторону. Не сумев совладать с инерцией и прекратить явно неправильное движение, он, со всей дури, врезал скауту дубиной по макушке, отчего тот сразу же сел на землю и тихо замер в оцепенении.
      Пока первый нападавший тормозил, столь оригинальным способом, «коллега» тоже взметнул свою дубину как топор, и со всей возможной стремительностью, так же накинулся на Алекса. Тот не стал ему мешать, даже наоборот, помог — плавным движением ушёл с его пути, подставил ножку и слегка подтолкнул в спину. В результате «коллега» упал на брюхо и, юзом подъехав к трапперу, хрястнул его дубиной прямо в грудь. От этого молодецкого удара, лёгкий траппер, красивым кульбитом, улетел с тропы в кустарник, откуда немедленно донеслись его нечленораздельные вопли.
      — Ребятки, ещё раз прошу, уймитесь, — как можно более миролюбиво заговорил Алекс, — давайте уже перейдём от дел к слову.
      Но ребяткам было не до него — скаут всё еще находился в прострации, похоже ему повредило видео-глаза, и он ничего вокруг не различал. Траппер основательно застрял в кустарнике, даже вопить перестал. «Коллега» всё пытался и никак не мог подняться — у него подгибались передние ноги, видать порвал мышцы. А его дружок застыл в ступоре, опустив дубину и слегка покачиваясь. Он явно разрывался между двумя желаниями — напасть, или удрать.
      — Ну же, придите в себя! Не хочу я с вами драться, я вас даже не знаю. Если вы со старым хозяином этого дрона повздорили, то я не виноват. Я им недавно владею. Давайте, введите меня в курс дела, может, вместе и разберёмся.
      — Слушай, Киса, — сказал второй средний, выходя из ступора и перестав покачиваться, — а ведь он, похоже, правду говорит — он это не он. Голос у того Хариуса другой был, да и говорит этот ваще по-другому…
      — Да, может и так, Марек, — уныло сказал Киса, всё ещё не прекращая попыток встать. — Да и драться тот не умел — исподтишка только всё и творил. Гад. А этот, смотри, как нас ловко уделал.
      — Да никто вас не уделывал, — улыбаясь, сказал Алекс. — Сами вы себя уделали — кто же такие мощные дубинки лёгким дроном использует? Сразу видно, что вы по-настоящему не дрались никогда. Давайте уже, успокаивайтесь, и говорите в чём дело. За что вы меня прибить захотели?
      — Ну, вы, уроды недоделанные!! — траппер, наконец, выбрался из кустов, и теперь направлялся к ним. — Вы, что совсем очумели, что ли!? Чуть меня не пришибли! Киса, ты чё, с головой ваще не дружишь!?
      — Да ладно тебе, Пацак, не заводись. Мы тут уже, кажется, разобрались. Ошибочка у нас вышла, не тот он парень, другой.
      — Ни хрена себе ошибочка!! Смотри, что ты мне с руками-то сделал — во!
      Алекс глянул и, не выдержав, рассмеялся — руки у траппера, действительно были — во! Во все стороны. Видимо мощный удар дубины повредил исполнительные механизмы манипуляторов, и теперь они торчали в разные стороны, живо напоминая знаменитое приветствие чатлан — «ку».
      — А что, красиво, так и ходи, — к Мареку, похоже, начало возвращаться чувство юмора. — Я тебя сфоткал, лови на шаринг картинку. Называется — «Во!».
      — Марек, и мне кинь, я её распечатаю и на стенку повешу, видок у него точно — во! Ну, вот блин, называется — «поймаем и изуродуем», самим руки-ноги повыкручивали! Марек, и меня щёлкни, на память, — Киса тоже понемногу начал отходить, и ему становилось весело.
      — Мужики, чего темно-то так? — скаут привстал с земли. — Не вижу ни хрена. Чего вы ржете, как кони, у меня в ушах треск стоит… Меня что, по голове кто-то стукнул?
      — А-а-а-а…, - простонал Киса, упав на бок, — падстулом… ой, ржунимагу!!!
      — Ы-ы-ы… уроды, — Пацак прыгал на месте, — нельзя мне щас смеяться — у меня в груди всё хрустит…
      — Моня-а-а-а, пощади, мы щас рассыплемся, — выдавил сквозь смех Марек, — Погоди, фотки перешлю, сам поржешь… А-а-а, погоди, потом пошлю… Сил моих нет…
      Алекс веселился вместе со всеми — ситуация действительно была смешная, а позы пострадавших дронов годились для показа в программе «Нарочно не придумаешь». Однако давненько я так не смеялся, думал он, сохраняя на память видеообраз всей группы. И при этом он чувствовал, как, вместе со смехом, в душе уменьшается напряжение последних дней, и дышать становится значительно легче.
      А, сквозь пожелтевшие кроны невысоких островных берёзок, вдруг выбрызнули чистым светом солнечные лучи, вмиг разукрасив весь мир в яркие, сочные краски. Но плотные тучи с востока, слегка приблизившись, отбрасывали на половину небосвода со своей стороны, свинцово-синий оттенок. А серо-стальное море, что шумело внизу, под обрывом, пахло прелыми водорослями и, немного, аптекой и, простираясь на пол мира, кидало на небо свой серо-стальной отблеск. И, благодаря сияющему Солнцу, все эти краски становились насыщенными и приобретали в своё определение слово «яркий» — ярко-серо-стальной, ярко-свинцово-синий. Стоящая недалеко от места, описываемых событий, молодая, изящно изогнутая осинка, на фоне этого насыщенно-синего неба, пылала огненно-оранжевым костром. Осень стояла в этом году зо-ло-тая. Когда смех пошел на убыль, Алекс взял инициативу на себя:
      — Ну, так что, будете объяснять мне суть претензий, или я уже пойду? И веселье сразу закончилось.
      — Да, что тут объяснять? — сказал грустным голосом посуровевший «коллега» Киса. — Этот Хариус, который в тебе сидел, ну, то есть в твоём дроне, конечно. Отобрал у меня медальон, который я в старой траншее откопал. Я, дурак, вздумал ему похвастаться. А мы на краю высокого обрыва стояли в это время. Он меня туда заманил эдельвейсы смотреть. Эдельвейсы, говорит, там растут самые красивые. За букет таких цветов, на Фактории, по целых десять центов дают. Ну, мы стоим на обрыве, а он и говорит, дай, мол, твой медальон глянуть и по каталогу проверить, вдруг ценный. Я и дал, балда. А он мне и говорит — вон, смотри, эдельвейс на карнизе растёт. Я, дурак, нагнулся. А этот гад, меня и столкнул. Я так грохнулся тогда, что разбился вдрызг. Еле потом денег на починку набрал, хорошо хоть друзья помогли. Вот мы теперь и ловим этого подлеца, чтобы рассчитаться по-честному. Думали, ты — это он. Извини, ошиблись. Только вот теперь мы не знаем, как его найти. Он, видать, дрона поменял, чтобы скрыться от нас.
      — Эх, молодёжь. Знаний у вас мало, оттого и разводят вас, как зайцев. Эдельвейсы — высоко в горах растут. На Кавказе, или в Альпах. А здесь остров, почти что равнинный — наши сопки и скалы, это только для нас, дроннеров, высокие. А для человека, так, холмики, да камни.
      — Да знаем мы. Теперь. Только медальона этим не вернёшь…
      — Погоди-ка…, - Алекса посетило внезапное озарение, — а ведь я ещё не смотрел, что в бардачке этого дрона лежит.
      И он быстро дал команду дрону — «Открыть багажник». Затем, запустив туда руку, и к удивлению собравшихся извлёк на свет, свёрнутую в плотный комок, грязную тряпицу. И развернул её. Там лежал, тускло отсвечивающий серебром, небольшой, круглый медальон в виде черепа с костями и с непонятной надписью готическими буквами по краям, что-то типа «ANENERBE»…
      «Надо же! — удивился он. — Да тут целое сокровище. Бонов на двадцать, тридцать. А если окажется, что это раритет, то и сотни на три-четыре потянет. Надо будет с Корчмарём посоветоваться… А я и не знал. А вот интересно, использовал бы я его, если бы нашел раньше? Наверное, вряд ли. А, может… Подумал бы, что это от Василь Василича гонорар. В странной, правда, форме».
      — Ну-ка, глянь, не он?
      — Он!!! — заорал, всё ещё лежащий на земле, Киса. — Вот это и есть мой медальон. Я его в траншее откопал. Там ещё очки были, сломанные, и часы старинные, тоже почти совсем истлели, кроме цепочки и обода от корпуса серебряного, ничего и не осталось. Я на них вступительный взнос в гильдию заплатил. А больше там ничего нет, одни кости. Вот на ребят и не хватило… Долг за ремонт и взнос, вот и всё.
      И он счастливо и облегчённо вздохнул. А Алекс подумал, в этот момент: «А, вот если бы использовал, то сам бы стал гадом. И никогда бы уже не стал свидетелем, столь счастливого момента».
      — Ну, что ж, — сказал Алекс, — раз твой, то на, держи. И больше на эдельвейсы не засматривайся — вещь у тебя, похоже действительно ценная, береги его.
      И он протянул Кисе медальон. Тот благоговейно принял его на обе вытянутые ладони, и торжественно показал остальной компании:
      — Видали? А вы не верили…
      — Да ты чё, Киса! Верили мы, не сомневайся, — сказал траппер-Пацак, — иначе бы мы на твою авантюру, с выслеживанием и нападением, так легко бы не пошли. Только вот, чё нам теперь делать-то? Как чиниться-то будем — денег нету ни хрена.
      — Мужики-и-и…, - жалобно взвыл, ничего не видящий, Моня, — фоток мне накидайте скорее! Дайте хоть глянуть, из-за чего я тут зрения лишился…
      — На, Моня, лови, — покровительственно шлёпая того по плечу, сказал Марек, и все весело засмеялись. Алекс смотрел на ребят и думал:
      «Что это за негодяй такой был, до него в этом дроне, что бы такую подлость сделать. Обычно, после подобных поступков, даже значительно менее подлых, дроннер мог спокойно вычеркивать себя из списка обитателей Острова — всеобщей травли не мог выдержать ни кто. Хорошо, что им ещё такой…, - он чуть было не подумал, честный, но вспомнил разговор с Корчмарём, и изменил формулировку, — достаточно порядочный попался…».
      Однако, бдительно напомнила бдящая совесть, ты только что сомневался — использовал бы, или не использовал бы. Это что, по-твоему, порядочность? Так что, твоя порядочность — чистое дело случая. Этак ты и про молодых дроннеров, брошенных тобою на заклание, злобным «головоглазам», также бы рассуждал, если бы вдруг не бросил? Вот если бы ты его нашел…
      И Алекс честно с ней согласился — да, вполне мог бы использовать подвернувшийся артефакт, и при этом, не очень-то и задумался бы. Раньше. Но сейчас, в эти дни, что-то происходит в его душе. Что-то такое, чему он не может никак подобрать определения, но это «что-то», уже начинает влиять на его мысли и поступки.
      Вот и сейчас, глядя на побитых, но от души радующихся ребят, он понимает, что не может, просто так взять, и уйти. «Что-то» держит его и не пускает. И опять привиделась ему грустная улыбка Серого Шока. Что же мне теперь с ними делать, с такими молодыми и зелёными? Бросить их, таких наивных, на произвол судьбы? Или… Одно ясно — помедитировать сегодня мне уже не удастся. Точно так же, как и расслабиться.
      — Ну, вот и хорошо, что всё так хорошо разъяснилось. А, на счёт починиться…, - Алекс замялся, напряженно думая, все терпеливо ждали, глядя на него. — Вы вот что… Давайте-ка, я вас отведу в одно место… А там придумаем, что дальше делать. Развилку у недоделанного стояка монорельса знаете? Вот, вверх по тропе и пойдём…
      — Да ты чё, — с удивлением и страхом сказал Пацак, — там же людоед сверху живёт! Как его…, Корчмарь. Он же всех хватает и на запчасти разбирает.
      — Не бойся, — с улыбкой сказал Алекс, — нас он не схватит и не разберёт. Наоборот, может помочь. Пока что он спит, но через часик должен проснуться. Вот мы к нему тогда и подойдём.
      Все смотрели на него со страхом и удивлением. И Алекс мысленно усмехнулся.
      — Да не бойтесь, не бойтесь, нас он, в самом деле, не тронет. Это я вам обещаю, я его хорошо знаю, он мой друг.
      Страх и удивление сменились ещё большим удивлением и уважением. А Алекс отметил, что впервые назвал вслух Корчмаря другом. Вот интересно, Кузнеца, которого знает дольше и больше, он бы никогда другом не назвал — какой-то тот был недосягаемый, что ли. Высшего, недоступного уровня. А вот с грубым и страшным Корчмарём это получилось само собой. Да… Жалко, что Серый Шок с Острова ушел. Вот бы мы, вместе с Корчмарём и с ним, продолжили бы дело двенадцати «К». Карчму бы подлатали, мины бы из-под земли доставать стали бы, ход этот подземный, дальше бы исследовали… Хотя… Там же взрывом всё завалило. А ну и что? Скопом, говорят, легко и батьку бить. Раскопаем постепенно или найдём новый вход или пролом. А ещё бы хорошо, Чёрного дрона приспособить к нашему делу…
      Алекс тряхнул головой, ну-ну, всё, размечтался не в меру! Нет ни какого «нашего дела». И не предвидится, пока. И он снова, внимательно посмотрел на побитую четвёрку. Те терпеливо стояли и глядели, тоже внимательно, на него. А ведь, неплохие ребята, зелёные только совсем. Ну, да это ничего, как там говорил Корчмарь? Не успеешь оглянуться…
      — Ну, всё, хватит тут разговоры разговаривать, — с подъёмом сказал он, — Марек, веди Моню, а я Кису. Пацак, марш вперёд, будешь граберов отпугивать, своим видом…
      И так, поддерживая друг друга, словно раненные на поле боя бойцы, бредущие в медсанчасть, они и потопали полегоньку назад, в Карчму.
      На обратную дорогу ушло минут сорок. По ровной тропе шли ещё ничего, хоть и с маленькой скоростью, а вот в горку, пришлось повозиться. Всё-таки дрон у Алекса тоже был хилый, как и у ребят. Калек Кису, Пацака, который не мог цепляться за ветки, и Моню, который не видел, за что цепляться и куда ступать, поднимали вдвоём с Мареком, поочерёдно — больно уж подъём на корчмарский утёс был крут.
      При этом Моня всё бормотал: «Ни черта не вижу. Ни черта, как слепой. И в ушах треск…». Затолкав Моню, последним усилием, на поляну перед Карчмой, Алекс, облегчённо вздохнул, и победно оглядел подъём — всё, взяли.
      Но тут, на беду, у Пацака отвалилась вдруг рука и, кувыркаясь, улетела назад к развилке, поднимая тучи пыли. Пришлось Алексу, чертыхаясь, лезть за ней и доставать. А, когда он в очередной раз, с рукой наперевес, поднялся на утёс, то, с удивлением обнаружил там, притихших, сбившихся в кучку ребят. А под навесом, за верстаком, грозно сопящего, не выспавшегося Корчмаря, занятого своим излюбленным занятием — разделкой своей прошлой жертвы. Увидав Алекса, он с громыханием осведомился:
      — Ты, что ли мясо привёл? А то я думаю, неужто они сами пожаловали. Ну, давай, подводи по одному… Посмотрев на вздрогнувших пацанов, Алекс сказал:
      — Что же ты их сразу-то на разделку пускать собрался? Сначала положено накормить, напоить и в баньке попарить. А затем уже по усмотрению — кого на разделку, а кого и так, живьем съесть, — и он подмигнул левым очистителем окуляров, вконец оробевшим ребятам.
      — Грамотные все пошли, — буркнул Корчмарь и, бросив останки на верстак, быстро направился к, стоящим плотной кучкой, друзьям. Громадный такой, страшный, чёрный паучище. — Будет вам сейчас банька…
      — Стоять!! — рявкнул он на, дёрнувшегося было бежать, Марека. — Стоять смирно, пока я смотрю, а то хуже будет.
      — Ой, мамочки, — прошептал Моня. — Что там у вас творится, ничего не вижу…
      — Что надо, то и творится, — тоном ниже продолжил Корчмарь, внимательно, по очереди осматривая «мясо».
      — Так, ну ты в порядке, — сказал он, наконец, Мареку, — а этих — в разделку.
      И, схватив под мышку завопившего Кису и, ничего не понимающего, Моню, зашагал к себе в Карчму.
      — Цыц, мелкота, а то пищалку вырву! - прикрикнул он на Кису. — Эй, однорукий! Тебе тоже туда. Алекс, подтолкни его сзади. Что мне целый день с хлюпиками возиться, что ли?
      — Марек, пошли и ты с нами, — подталкивая перепуганного Пацака, сказал Алекс. — Не будешь же ты здесь один торчать. Да и посмотреть внутри Карчмы, есть на что.
      Внутри мастерской, Корчмарь, сразу же взгромоздил Моню на ремонтное место, а, примолкнувшего Кису, поставил в угол. И поворотившись к Алексу, заталкивающему, в этот момент, упирающегося Пацака, во входную дверь, громогласно провозгласил:
      — Так, эти доходяги, пусть пока в сторонке постоят и не мешают, а тебе, голубь, уже, наверное, пора. Оставь дрона в Зале Совещаний, и передавай привет Киберу с Кузнецом. Всё, я занят, — и, отвернувшись от него, сразу же загремел какими-то инструментами.
      Алекс, втолкнув, наконец, Пацака в мастерскую, обратился ко всей четвёрке:
      — Ну, всё, ребятки, вы теперь в надёжных руках, самое страшное позади, дальше можно не бояться. Я сейчас выйду из сети, когда вернусь, не знаю. Но, если что, встречаемся здесь же, у Карчмы. Давайте-ка, обменяемся сетевыми адресами и аськами.
      Понявшие, наконец, что их разрывать и есть, вроде бы, не собираются. А собираются, наоборот, чинить, ребята быстро обменялись адресами. И Марек сказал:
      — Спасибо тебе, Алекс, за заботу. Извини уж, что так получилось.
      — Ладно, ладно, спасибо потом ему скажешь, — он махнул рукой на Корчмаря, — а мне пора. Всё, всем пока!
      И он отошёл дроном в уголок Зала Совещаний, и обрубил связь. И на душе у него было тепло и уютно, словно он сделал сейчас, что-то очень хорошее, хотя и не до конца понимал, что именно.
      «Начинается процесс соединения с модулем. Это может занять некоторое время. Ожидайте».
      Пока он ожидал, из межсайтового пространства, робко высунулся пиратский баннер, увидел его, панически пискнул, и юркнул обратно.
      Северный Полигон встретил его, как всегда, неприветливо. И если, со входом и регистрацией было всё нормально, а предоставленный Кузнецом дрон функционировал безукоризненно, то с погодой не повезло. На улице хлестал мокрый снег с дождём. «Полусухой дождь», как говаривал в шутку его отец. Северный ветер гнал наискось, холодные капли и тяжелые снежинки, и с остервенением залеплял оптику, так, что очистители не справлялись. Поэтому дорога в механические мастерские показалась и длинной и долгой.
      На аллеях Административной зоны было пусто. Ни какой толпы, ни каких тусовок. Даже полиции не было. Лишь изредка двери, какого либо кафе или магазинчика распахивались, и оттуда вырывалась музыка и свет, и выскакивали по одиночке или группами, размалёванные дроннеры, и перебегали в соседние магазины и кафе. Жизнь Полигона не замерла, просто она скрылась за тёплыми дверями различных зданий и помещений.
      На КПП охранник, высунувшись из дверей, грозно спросил: — «Пропуск!». А затем тоном ниже: — «А, это ты. Проходи».
      Центральная аллея была сплошь покрыта толстым слоем мокрой снежной каши, ноги оскальзывались, а мощные порывы ветра, сносили вбок. Вот и приходилось ему, как яхта, идти галсами. На улице было темно, а, включенные фары, почти не помогали, так что до своей цели он добрался, почти что, на ощупь.
      Когда очередным порывом северного противного ветра, его вдуло в дверь мастерских, он обнаружил там того же незнакомого механика на прежнем месте, за ремонтным стендом.
      — Кузнец у себя? — по-свойски спросил его Алекс. Тот, молча, кивнул.
      — И Кибер с ним?
      Механик вздрогнул и пугливо оглянулся на лестницу, ведущую на второй этаж.
      — Идите, идите. Вас ждут.
      Не понявший такой его реакции, Алекс, пожал плечами и пошел наверх, в кабинет Кузнеца.
      Алекс постучался и вошел внутрь. Кузнец стоял у книжного стеллажа и вертел в руках свою трубку. Посредине кабинета, у стола, стоял Василь Василич и, ангельски улыбаясь, смотрел на входящего Алекса. Больше в кабинете никого не было.
      — А, дорогой Алекс! Как мы рады вас видеть! Здравствуйте, здравствуйте! Проходите, проходите, у нас есть, чем вас порадовать. Сначала вы нас порадовали, теперь наша очередь вам приятное делать! — Василь Василич просто светился изнутри. Сиял любезностью и источал доброжелательность. — Вот посмотрите, уважаемый мастер, парень и недели не прослужил в Службе, а уже нашей благодарности удостоился! Алекс вошел и как в прошлый раз, остановился невдалеке от порога.
      — Нет, но вы только посмотрите! Парень — орёл! Как мастерски он сыграл роль подсадной утки, блеск! Нам даже не пришлось ему подыгрывать. Лишь один разок чуть-чуть подтолкнули, и всё. Просто превосходный результат для новичка! Явный талант…
      — Может уже хватит, господин Кибер, издеваться надо мной? — не выдержал, наконец, Алекс. Кузнец с грохотом уронил трубку на пол.
      — Я ведь прекрасно понимаю, что ничего я вам не сыграл и ничем особенным не помог, а потому, ни в каких похвалах не нуждаюсь.
      — Э-э… Дорогой Алекс, опять вы, не к месту, озвучиваете свои догадки, — Василь Василич покосился на сконфузившегося Кузнеца. — Не к месту и не ко времени. И не произносите больше при мне этого глупого прозвища. Наверняка вы подхватили его от Корчмаря. Он, знаете ли, всегда излишней экспрессивностью отличался…
      — Ну, всё, хватит об этом, — прервал он себя.
      — Должен вам сказать, дорогой Алекс, что вы не правы. Точнее, не совсем правы. Вы нам действительно очень помогли. И тем, что вывели нас на источник, необходимой нам информации. И тем, что благодаря разоблачению вас агентурой Западных кланов, нам удалось подчистить, кое-какие огрехи в своём окружении. Это, знаете ли, многого стоит. Ну, в разумных пределах, конечно, вы понимаете.
      Василь Васильевич прошелся по кабинету, остановился у окна и, глядя в кружащуюся и хлещущую по стёклам мглу, продолжил:
      — Вы нам помогли, и теперь у нас появилась ясность в понимании ситуации. Это, знаете ли, одно из важнейших условий успеха в нашей работе. Вы понимаете. Ясность и понимание ситуации — это главное. Определить мешающий нашей работе, э… элемент, условие не мене важное. Надеюсь, вы это тоже понимаете. Он обернулся к Алексу:
      — А вот, чего вы НЕ понимаете, я попытаюсь вам объяснить. У нас нет врагов. В общепринятом понимании. Только соперники. Мы не убиваем соперников. Это, знаете ли, не наш метод. Только ограничиваем их определёнными рамками. Рамки устанавливаем мы сами, на основе достигнутых соглашений и договорённостей. Это важный элемент нашей работы. Соглашения и договорённости — это основа, на которую мы опираемся. В нашей с вами работе, естественно. И он, со значением посмотрев на Алекса, продолжил:
      — Теперь далее. Каждый игрок на Острове является нашим клиентом, так как приносит нам доход, пользуясь нашими услугами. Мы не воюем с клиентами. Этого было бы противоестественно. Мы, дорогой Алекс, их любим, лелеем и ублажаем. За их деньги, естественно. Это важно. И это нужно себе хорошо уяснить. Мы обязаны заботиться о безопасности нашего клиента. В рамках игры, естественно. Рамки эти, повторюсь, устанавливаем мы сами. Надеюсь, вы уже уяснили на основании чего. Именно поэтому у нас и запрещается применение опасного оружия, вы это, естественно, понимаете. Наши, гм… соперники, не меньше нашего беспокоятся о своём клиенте. Ну, в своём понимании, естественно. Для сближения этих понятий и существуют договорённости. И соглашения. Естественно. Так вот, дорогой Алекс, мы все должны заботиться о наших клиентах. То есть, мы все играем на одной стороне. А против кого мы играем, как вы думаете, а?
      Убаюканный плавной размеренностью речи Василь Василича, Алекс был, застигнут врасплох:
      — Э…
      — Правильно. Именно против скуки мы и играем. За весёлую, насыщенную интересными событиями и приключениями жизнь. Для наших дорогих клиентов. За нашу большую, совместную игру — Остров Дронов. А чтобы, нашим дорогим клиентам было, как можно более интересно играть, мы должны предоставлять им всё более новые услуги и развлечения, и инструменты, для их реализации. Я имею в виду, реализации потребления развлечений и услуг. И, естественно, обязаны всё время удерживаться в рамках наших договорённостей. И соглашений, естественно, тоже. Надеюсь, вы замечаете, к чему я вас, постепенно, подвожу? Надеюсь, вы улавливаете суть моих размышлений?
      Алекс был уже утомлён. Правда, его не мутило, как в прошлый раз, но уже достало — перед его мысленным взором стояли мощные, дубовые рамки, непоколебимо покоящиеся на фундаменте договорённостей. И соглашений. Естественно.
      Он, чуть было, не произнёс «естественно» вслух. Но вовремя спохватился, кашлянул, и сказал:
      — То есть, Чёрный дрон, не выходит за рамки договорённостей?
      — Поздравляю, дорогой мой, вы правильно уловили суть моих э… сентенций! Именно так. Полученная, благодаря вашему непосредственному участию, информация, ясно показывает нам, что не выходит. Столь импозантно позаимствованный вами, э… прототип, прототипом и является. Это обычный прототип новой разработки дрона, с повышенными логическими способностями. Мы связались с представителями руководства Западных уделов, предъявили им свои вопросы, и нам были предоставлены доказательные ответы, вполне удовлетворившие нас. Все имеют право заниматься разработкой и испытанием нового вида снаряжения и оборудования. Во благо наших общих клиентов. Вы же не желаете, что бы мы до сих пор, передвигались на колёсах, или на э… гусеницах?
      — А как сюда вписывается моё отключение от Острова и Полигона? Вендетта, наконец? Это что — тоже в рамках?
      — Давайте немного разберёмся. Вас ни кто не отключал. Наши аналитики из информационно-технического отдела, разобрались, наконец, в ситуации с вашим отключением. Вы оказались жертвой случая. Незначительной ущербности операционной системы, ведущей сетевые подключения к порталу Островной сети. Редчайший случай. Аналитики очень убедительно доказали, что стороннему агенту невозможно внедриться в систему. Тем более, уничтожить учётную запись. Тем более, не оставить при этом никаких следов. Очень и очень это маловероятно. Исчезающее мало вероятно. Они, правда, еще продолжают заниматься вашим случаем, чтобы не допустить подобного в будущем, но… Чудес ведь не бывает, не правда ли? Это ведь только в разных красивых фильмах, чудеса случаются — прилетают инопланетяне и, трах-бах, взламывают Интернет, захватывают Землю. А на деле, всё проще, и всё не так. Василь Василич подошел к Алексу и в упор посмотрел на него:
      — Теперь касаемо, так называемой, «вендетты». Считайте это глупой шуткой. Вендетта снята. Голово… э-э… Воинам Саурона, предписано снять все объявления и оповестить по островной сети, о снятии с вас всяческого преследования. Вы полностью реабилитированы. Правда, го… э-э… Воины Саурона, взамен просят вас принять участие в розыске утраченного прототипа, поскольку именно ваши действия и послужили его утрате.
      Он отошел снова к окну и посмотрел на Кузнеца — тот стоял, растопырив ноги и упёршись спиной в стену. Глаза его были заведены в гору. Он давно и крепко спал. Василь Василич удручённо вздохнул, перевёл взгляд на Алекса и продолжил дальше:
      — Со своей стороны, мы обращаемся к вам с просьбой, эту их настойчивую просьбу не отклонять. Нам всем. Нам, Службе, и вам, Алекс, желательно принять участие в розыске пропавшего прототипа. Почему? Ну, во-первых. Всё-таки не все ещё точки над i расставлены. То есть, остались смутные сомнения. Ну и, во-вторых, … впрочем, для вас, я думаю, этого достаточно. Меньше знаешь — лучше спишь, хэ-хэ. Ну, так, как вы, не против, поработать ещё на благо процветания нашего Островного проекта?
      «Надо же! Оказывается, я такой незаменимый, что сами „головоглазы“, просят меня проявить к ним участие. Без меня им, ну никак. Так мы и поверили. Хэ-хэ», — вслух же, Алекс, из чувства протеста неожиданно даже для себя, развязано, сказал:
      — Как прикажете, шеф! Всегда к вашим услугам, шеф! Жду ваших указаний, шеф! Кузнец всхрапнул и испуганно открыл глаза.
      — Да, забавно, — Василь Василич не обращая на него ни малейшего внимания, пристально, смотрел на Алекса. В глазах его играли смешинки, а псевдо губы подрагивали в некоем намёке на улыбку. — Возможно, мы с вами сработаемся. В дальнейшем. Что-то в вас есть, молодой человек, неподдельное. Забавно. А теперь серьёзно. На ваш зарплатный счёт переведена некоторая сумма. Это вам приятный сюрприз. Небольшая, вполне соответствующая вашему вкладу в наше, общее, надеюсь, дело, сумма. Рекомендую вам сейчас выйти, покушать хорошенько в каком-нибудь кафе. Затем лечь выспаться, а завтра, с утра, прямиком к Корчмарю. Там вас ждёт приятный сюрприз. Ещё один. А сейчас его не стоит тревожить — он очень занят. Василь Василич легко усмехнулся:
      — Кстати, не знаю, чего вы там задумали с этими ребятами, но начало мне понравилось. Это комплимент. Далее о деле. Послезавтра, в девять часов утра по островному времени, возле пограничного поста у деревни сталкеров Шухарт, вас будет ждать эмиссар э… Воинов Саурона. Некто Базука Билл. Он вам и расскажет план ваших совместных действий. Вам надлежит исполнять его указания. В разумных пределах, естественно. А сейчас я вас не задерживаю. До свидания.
      Экран монитора и виртуальный экран синхронно моргнули и выбросили одну и ту же надпись — «Сеанс связи успешно завершен». Алекс утомлённо стащил перчатки и снял обруч. Устало вздохнув, откинулся на спинку кресла. Виртуальный экран сразу же свернулся, а на мониторе отобразилось главное меню портала Северного Полигона. Два старого типа разведчика, почему-то оснащённые как древние рыцари — в шлемах и латах, поддерживали витиеватую надпись — «Остров Дронов» с горящими сбоку факелами. На переднем плане были живописно уложены в кучу разного рода артефакты. Кучу охраняли две древние мортиры, а на заднем плане во всей красе — Четвёртый Бастион, видимый с моря. Со своими тремя орудийными башнями главного калибра и десятком разбросанных башенок различных артиллерийских систем. И с громадным, развевающимся цветастым флагом над Главным Наблюдательным пунктом. И все это в три-дэ-изображении и с три-дэ-музыкой. Снизу окна портала бежала рекламная строка — «Если дрон ваш барахлит, если прямо не бежит, обращайтесь в ЧП Егина „Всё для дрона“. Среднеземная Фактория, слева от Арены. Цены умеренные».
      А позвоню-ка я маме. А то я, с этими дронами, как-то совсем растерялся. И он встал из-за компьютера и поплёлся в прихожую, что бы взять из куртки мобильник, наверняка зная, что там будут и пропущенные звонки и пропущенные эсэмэски.

3

      Было уже поздно, когда, закончив переговоры с мамой, выслушав упрёки в молчании и успокоив её уверениями в своих способностях прокормиться самостоятельно, без её опеки, он вышел из дома. Ну, во-первых, ему не терпелось посмотреть, в какую сумму вылилась благодарность Василь Василича — «в разумных пределах, вы понимаете», а во-вторых, ужасно хотелось, не то, чтобы есть, а прямо-таки, жрать.
      В торговом центре неподалёку, было, помимо магазинов, два кафе-ресторана, одна пельменная и три маленьких кафешки-забегашки на шесть-восемь посетителей. Оба кафе были заняты — в одном гудела серебряная свадьба, в другом же, шумно праздновали какие-то военные, то ли юбилей, то ли окончание проверки. Свободные места были и там и там, но в чужом пиру похмелье его не прельщало и потому он выбрал пельменную. Здесь тоже было многолюдно, но чинно, были даже семьи с маленькими детьми и много молодёжи культурного поведения.
      Он, с разрешения, устроился за столиком на четверых, к двум парням, немного старше себя возрастом. Парни, доев свои порции сибирских пельменей, теперь, не спеша, налегали на тёмное чешское, и сыто-вяло беседовали, поглядывая на большой экран в полстены.
      По экрану катились изумрудно-лазурные волны, бурлил прибой в коралловых рифах и по ослепительно-белому песку, под сенью кокосовых пальм, смеясь, бегали бронзовые нимфы. Шипело море, и кокосовые крабы катили кокосовые орехи прямо в камеру, и в ослепительно-белом небе, ослепительно-белые чайки, с чёрными чепчиками, пикируя, ныряли в хрустальные волны, надо полагать, за золотыми рыбками. И весь этот эдем заливало своим светом сияющее, ослепительно-белое Солнце и звучала восхитительная райская музыка…
      Алекс, сглотнул голодную слюну, и заказал, возникшему ниоткуда официанту, тройную порцию сибирских пельменей, светлое баварское и салат из карибских крабов. Официант кивнул, и канул вникуда. А Алекс поднялся и вышел в фойе, где у банкомата проверил последнее поступление. «Разумные» рамки Василь Василича, действительно, были разумными — три тысячи двести сорок три рубля. Он усмехнулся, интересно, а что там, в его действиях, можно было оценить в три рубля? Наверно, расчет вел старый пень-бухгалтер, который старательно, на древних счётах, учитывал каждый байт добытой информации. Ну, как бы там ни было, а до получки он теперь дотянет.
      Перед входом в зал, Алекс мельком оглядел свой вид. Серо-зелёный выпускной костюм и светло-серая рубашка, с мягким воротником, смотрелись весьма к месту. А слегка бледное лицо, со слегка воспалёнными голубыми глазами и небрежная, русая причёска, выдавали в нём, не то романтического поэта, не то программиста после тяжелой дневной смены. «Юноша бледный, со взором горящим…». Всё, всё, хватит лирики — жрать, жрать и жрать.
      Домой он вернулся в двенадцатом часу сытый и отдохнувший. Пакет с морожеными пельменями он поместил в морозильник, а три бутылочки лёгкого светлого, во внутренний карман дверцы холодильника, а шесть баночек кваса рассовал просто по полочкам, сразу под сковородой с окорочками. Кинул пачку печенья на хлебницу, а конфеты высыпал из пакета в вазу. Хорошо живётся сытому человеку с полным холодильником, философски заключил он и направился в ванну сполоснуться перед сном.
      Помывшись, он пошел было в залу на диван, но с полдороги свернул в свою комнату, застелил тахту свежим бельём, выключил, занимающийся своими делами, компьютер, погасил свет и лёг. Накрылся одеялом, сладко потягиваясь, повозился чуть-чуть, и уснул.
      … Он стоял на вершине кромки лунного кратера. Босые ноги по щиколотки утопали в мягкой, теплой лунной пыли. Пахло нагретой землёй, ну, или луной. На дне кратера, в отдалении, стояли три чёрных дрона и с ними, кто-то четвёртый, видимый совсем неясно. Они призывно махали ему руками и что-то говорили. Причём он чувствовал, что, хорошо слышит их и что они хорошо слышат его. Но вот понять он их не мог никак. Так и стоял и смотрел, даже не мог просто махнуть в ответ — руки были ну абсолютно не транспортабельны. А попугай на плече, повернулся и гаркнул в ухо: — «Вставай! Уже девять!». И он открыл глаза. И ничуть не удивился, что, действительно, было девять.
      Он, не спеша, совершил утренний моцион, позавтракал кружкой кофе с печеньем. Всё прибрал. Оценил погоду, стоя у раскрытых створок остекления балкона — пасмурно, но без дождя. Так, ещё пятница с выходными и целая неделя халявного отпуска. Закрыл балкон, и ушёл в свою комнату, поднимать дрона.
      Войдя в сеть дронов, он первым делом, не ощутил своего тела. Это было странное ощущение — голова его лежала отдельно от туловища, на верстаке, под навесом, у Карчмы. Туловище же, Корчмарь в данный момент разделывал небольшой монтировкой.
      — Эй-эй! Я ещё живой! — Алекс пытался, но не мог даже повернуться, хотя бы на миллиметр.
      — А…, приплыл, — Корчмарь, не прерывая своего занятия и не глядя на него, пробурчал. — Ну и в хламе же ты ходил, зря я на тебя только время тратил… Ладно, войдёшь с паролем и логином «алекс». Потом поговорим.
      И со всего маху треснул его монтировкой по лбу. Алекс вылетел из сети, как пробка — оба экрана мерцали красной надписью — «Аварийное завершение связи! Модуль связи повреждён!». Твою медь! Корчмарь спятил, что ли? Через пару минут он снова вошел, применив пароль «алекс».
      Он стоял недалеко от навеса и смотрел на Корчмаря. Тот, невозмутимо, продолжал разделывать его прежнего дрона. Так, а я в чём же? В каком дроне, то есть. Недалеко от него, прислонённое к стойке навеса, стояло зеркало, выполненное из полированного куска металлической обшивки. Он оглядел себя. Слегка удлинённый, низко посаженный шестиногий корпус, тёмной сине-зелёной раскраски. Узкий, невысокий торс, аналогичного цвета, с двумя изящными манипуляторами. Приплюснутая, почти как у его старого дрона голова с двумя короткими, отведёнными назад, антеннами и неплохой оптикой. «Лизард». Дрон немного крупнее среднего. Весьма удачная модель. Судя по индикаторной панели, все устройства работали хорошо. Имелись в наличии ГЛОНАС и инфравидение, а оптика располагала хорошим зумом.
      Привычно, он бегло оценил внешние данные дрона. По внешнему виду получалось, что владелец дрона больше двух лет осчастливливает Остров своим присутствием. Насколько больше, сказать уже затруднительно. Алекс усмехнулся, вспомнилось, как его, начинающего дроннера, удивляло умение старших товарищей, буквально с первого взгляда узнавать возраст дрона и срок пребывания его хозяина на Острове. Старшие товарищи хмыкали и спрашивали в ответ, а как ты узнаёшь возраст человека?
      Теперь Алекс точно так же отвечал начинающим на подобный вопрос. Ну, а если серьёзно, то, приспособленный для постоянного апгрейда и ремонта дрон, есть система открытая и легкодоступная для обслуживания и усовершенствования. Именно поэтому, почти все его внутренности на виду. Вот сразу и видно, какой движок стоит, какой аккумулятор, мышцы и оптика, ну, и прочее. Очень и очень редко дроны закрывались сплошной обшивкой и в основном это были дорогие, в штучном порядке изготовленные, и тщательно настроенные под конкретного владельца, создания.
      — Мышцы — тетраканэтиленовые, будут служить вечно, — сказал Корчмарь, кося на него окаянным глазом. — Я всё сам перебрал и настроил. Кое-что усовершенствовал. Например, снизил энергорасход за счёт улучшения движков и повысил чувствительность прёмо-передатчика — сможешь глубже забираться под землю. Шасси дюралевое, но есть и вставки из титана, в ответственных местах. Дрон этот не рассчитан на простой апгрейдинг, поэтому, почти все узловые места надёжно закрыты и недоступны. Так что, твой любимый бросок — вырви глотку — на тебе не пройдёт. И он довольно осклабился.
      — Штучная работка. А ну-ка, пройдись.
      Но пройтись спокойно не получилось — дрон сорвался с места и ринулся стремглав вокруг площадки у навеса. Он буквально танцевал на бегу, а Алекс тихо млел — управляемость была идеальной, реакция стремительной, ощущения отчётливыми, а обзор — просто великолепный. Корчмарь следил за ним с усмешкой.
      — На первый взгляд, это обычная ящерица, но прыжок у него в полтора раза длинней, а сила титановых манипуляторов утроена. Я его уже полтора года клепаю. Для себя делал, всё хотел по Острову погулять. Не пугать же людей пауком. Ну, а тут, как Кибер сказал, доработать тебе дрона, так я и решил — чего мелочиться, бери моего. И тебе польза, и он без дела не стоит. Ты сейчас пойди, побегай вокруг, попривыкни к дрону. Если что будет не так, сразу и подкрутим.
      — Корчмарь…, не знаю, как вас и благодарить. Дрон — просто чудо…
      — Ты, иди, иди. И учти, что не насовсем я тебе его дал, а с отдачей. Как надоест, вернёшь. Иди, гуляй, ящур зелёный… Хо-хо. И Алекс стремглав унёсся.
      Он кубарем слетел с утёса на тропу. Он вихрем пронёсся мимо перепугавшихся друидов, что вновь сидели под стойкой монорельса. Он зелёной молнией прянул с обрыва на берег. Прыгая с валуна на валун и, буквально перелетая мелкий кустарник, спустился к морю. Постоял секунду недалеко от полосы прибоя, вдыхая свежие морские запахи, и рванул, разбрасывая мелкую гальку, в сторону брошенных батарей, на юг, вдоль морского берега. Вбежал на крутой обрыв, душа пела — это был не бег, это был полёт. Наверно, так же себя чувствует счастливый водитель, вдруг пересевший со старенького запорожца на спортивный сверхсовременный автомобиль.
      Не прошло и десяти минут, а Алекс уже пересёк позицию «рыночной» батареи и, тщательно осмотревшись, причём, и в инфракрасном диапазоне тоже, пробрался на своё любимое место релаксации за, нависающим над обрывом, камнем.
      Орудийная позиция, столь любезно приютившая рынок, здесь отвесной стеной обрывалась в море. И с высоты, почти пятиэтажного дома, открывался чудесный вид на мелководье с его валунами ледниковых времён, и почти постоянным прибоем. Вечером отсюда открывался великолепный вид на освещённую огнями, Среднеземную Факторию — тёмное море с редкими отблесками звёзд, тёмный массив берега, уходящий во мглу, и россыпь разноцветных огоньков на месте Фактории. И бездонный купол звёздного неба сверху.
      Ну, до вечера ещё далеко, еле-еле утро. Удобно устроившись, Алекс, более внимательно осмотрел своего нового коня. Да…, пожалуй, его конёк не уступит боевым военным дронам, хотя так сразу, по внешнему виду, и не скажешь. Больше всего ему понравились манипуляторы. Четырёхпалая рука, язык не поворачивался назвать это произведение клешнёй, сильно напоминала по устройству человеческую — легко вращалась почти во всех плоскостях. Такой можно было делать очень тонкую работу и при этом, она была титановой.
      Титановая — значит очень прочная, прочнее стали, а по весу легче алюминия или дюрали. Металл космического века. Интересно, где его Корчмарь собирал? Ноги были не титановые, но армированный сталью пластик, пусть и не полноценная, но вполне подходящая замена. И ноги и руки были темного до черноты, зелёного цвета. Узлы мышц закрыты мягкими, но прочными чехлами, защита от грязи и повреждений.
      Он попробовал удары ногами — вперёд, три ноги вбок, удар копытом. Прелесть! Резкость удара, вне всяких похвал! Попробовал блоки и удары руками. Хэ, попадись ему сейчас, Вобла с дружком…, да хоть два Воблы с двумя дружками. Сейчас он чувствовал в себе силы разгромить целую банду граберов. Или две банды, с энтузиазмом подумал он. И сам себе, с сомнением сказал — «хм, я ведь не сильно увлёкся?».
      И стало ему грустно. И вспомнился свой, родной, потом и кровью заработанный дрон. И что с того, что он был явно слабее, этого ящера? Зато в нём было так уютно и удобно. Этот, конечно лучше, но полного уюта, пока не ощущается. Это потому, сказало его здравое мироощущение, что дрон ещё не притёрся к тебе. Он ещё только присматривается к твоим манерам управлять, к твоей рефлекторике. То есть, приживается. Знаю, знаю, ответил Алекс, не учи учёного… Просто того очень жалко. Я ведь ему не изменил?
      Алекс ещё, некоторое время, поупражнялся, затем, отпустив управление, откинулся в кресле и замер, созерцая утреннее море. Прохлада и лёгкая туманная дымка вдали. Дрон его плавно поводил головой по горизонту, а он сам сидел тихо в кресле и просто-напросто бал-дел, с грустинкой. Много ли человеку для счастья нужно?
      — Алекс, где тебя черти носят? А ну, давай домой! Хватить шляться, час уже болтаешься!
      Алекс вздрогнул и затравленно оглянулся. Голос Корчмаря прозвучал рядом, буквально внутри него. А, понял, прямая связь. Здорово! Можно говорить не через сеть, а напрямую. Что интересно, такое, казалось бы, удобное приспособление было мало распространено — лишняя приблуда, лишние деньги. Зачем? Через сеть тоже можно, тем более, бесплатно. Ну и что, что немного медленнее.
      — Иду, уже иду. Я недалеко, примерно в полукилометре.
      Он вышел из укрытия, обошел камень и, не спеша, пошёл домой. Но скоро не выдержал, подпрыгнул и рванул диким галопом. И только пыль столбом.
      Когда он вспорхнул на утёс, Корчмарь всё ещё был на своём месте — заканчивал разборку его старого дрона, занимался точной механикой, исполнительными механизмами и блоком управления. На Алекса он посмотрел оценивающе, с прищуром:
      — Ну, как машинка?
      — Во! — Алекс поднял вверх большой палец правой руки, — я был как скоростной кентавр, вернее, как стремительный варан.
      — Ну, вот и славно. Только вот что, кентавр, он ведь у меня ни разу не выходил никуда. Так, иногда, во дворе прохаживался. А ты его, судя по тебе, неплохо погонял. Ты сейчас отвалишь домой, а я твоего нового дружка, переберу и посмотрю, что и как, подстрою характеристики под тебя. Это займёт много времени. К вечеру придёшь, часам к семи по-местному.
      — А почему так поздно? — он испытал жестокую обиду, словно ребёнок, у которого внезапно отобрали полюбившуюся игрушку.
      — Не хочу, что бы ребятки тебя в таком виде видели.
      — Какие ребятки? — не понял Алекс.
      — Ага, не помнишь, кого вчера привёл?
      — А, эти! Ну и как они тут, притёрлись?
      — Они-то притёрлись, а вот ты… Экзюпери читал?
      — Кого?
      — Французский лётчик Антуан де Сент-Экзюпери. Он сказал: — «Мы в ответе за тех, кого приручили». Ребята вчера о тебе всё расспрашивали, пока чинились. А я им всё о твоих походах к «головоглазам», врал напропалую. А ты, игрушку увидел, и о людях сразу забыл.
      — Есть немного, — смутился Алекс, — твоя правда. То есть ваша…
      — Брось церемонии, в русских семьях всегда деда на «ты» называют. Внучёк. Ты давай, другое думай, зачем ты их сюда привёл? Ребятки-то неплохие. Сейчас, кстати, в школе. После обеда заявятся с докладом об успехах. Я с них слово взял, что если будут плохо учиться, в Карчму не пущу больше. Так, что у тебя на уме, а?
      — Да, так, просто подумалось, раз ты видишь, что мы впустую живём, так вот, и берись нас учить, что бы, и мы цели в жизни научились выбирать.
      — Во-она! Как ты всё повернул. Ты, я вижу, парень не промах. Ну, что ж. Назвался груздём — полезай в кузовок. Да, только и ты, в стороне не стой, как исполнишь, ваш с Кибером уговор, так сразу сюда — учиться и учить. Да и просто, работать — вон, Карчму уже подправлять пора… Ну, а сейчас, дуй, куда хочешь, и отдай мне дрона, я его подшерстю, подшерштю, под… Тьфу! Раз сказал надо — значит надо. Всё, вали отседова!
      Э… А что теперь делать-то полдня? Алекс в задумчивости погонял курсор, пооткрывал и позакрывал игры, фильмы, музыку и всякое разное, чем переполнен компьютер любого, сколь ни будь состоявшегося пользователя. Старые и бесполезные курсовые работы, никому не нужный справочный материал, никогда не читаные книги, забытые фотки, сомнительного качества, с каникул и отпусков, просто, понравившиеся когда-то клипы, с юмором… Бог мой! Горы и горы, в принципе бесполезной и ненужной информации. И вечное желание — сесть, и разгрести, наконец, эти Авгиевы конюшни. Но время проходит, а хлам всё сохраняется и даже пухнет, успешно переезжая на новую платформу, при смене железа. И даже, после полного краха системы, с полным переформатированием винтов и флешек, он, как легендарная птица Феникс, воскресает из пепла, и вновь начинает своё победное шествие по виртуальному пространству.
      А не пойти ли нам… в библиотеку? А, что, вполне можно и пойти. И пошел. В библиотеку своего родного института. Он здесь, иногда, брал рекомендованные учебные материалы, но, ни разу не был в читальном зале.
      В читальный зал Алекс попал после предъявления студенческого билета, его записали, и предложили выбирать книгу. Видя, что он явно находится в затруднении, предложили, пройти в зал и посмотреть по стеллажам самому. Он прошел, и довольно долго, в нерешительности, бродил между стеллажей с книгами. Уже, собравшись, было, прервать эксперимент с походом в читальный зал, он увидел на обложке знакомое слово — «манипулятор». Приблизившись, прочитал название — «Устройство и принципы проектирования манипуляторов промышленных роботов». Взял, и рассеяно начал читать. Дрон — это тоже робот, его устройство интересовало Алекса и раньше, но только с точки зрения боевого применения. Книга была очень старая, семидесятых годов прошлого века, но написана вполне современным языком.
      Затем он присел за столик, всё так же рассеяно читая и просматривая иллюстрации. Нельзя сказать, что бы он увлёкся, но когда книга закончилась, оказалось, что прошло уже полтора часа. Ого! Он подошел к библиотекарше, женщине среднего возраста, занятой чтением толстенной книги «Амур-батюшка», и попросил почитать, что-нибудь по этой же тематике, про роботов, но современных авторов. Библиотекарь задумчиво посмотрела на него, и попросила уточнить, про каких именно роботов ему более интересно почитать? И Алекс, не задумываясь, ответил — про лунных. Понятно, и ему предложили книгу «История исследования Луны» — здесь вы найдёте, интересующий вас материал. И прошло ещё почти полтора часа.
      Честно говоря, посещение читального зала библиотеки потрясло его только тем, что время здесь улетало стремительными темпами. Гораздо удобнее, казалось ему, искать книги в виртуальных библиотеках, при желании распечатывать, и читать дома, в уютной обстановке. А чаще вообще не распечатывать, а войти с виртуальным экраном и получить интерактивную книгу с объёмными иллюстрациями, голосовым сопровождением и музыкальным оформлением. Но зато он теперь точно знает, как читают книги в библиотечных читальных залах.
      Затем Алекс сходил пообедать в институтскую столовую. Борщ и котлеты с пюре, его вполне устроили. Затем он два часа гулял по городу, немного продрог под сырым осенним ветром. Пришёл домой, принял горячую ванну. После лёг вздремнуть, и проспал почти до условленного с Корчмарём срока — десяти часов вечера местного времени и семи вечера Островного.
      Он умылся со сна. Поужинал, съев один окорочок и вяло, поковыряв макароны. Убрал на кухне, взял баночку кваса, и направился к компьютеру. Удобно устроившись в кресле, надел обруч, перчатки, хлебнул кваску, и вышел в образе дрона, в мастерской Корчмаря.
      Фары-лампы были выключены, Корчмарь был весьма экономный хозяином. Но, благодаря инфравидению, Алекс, всё прекрасно обозревал, хоть и в чёрно-белом цвете. Дверь была полуприкрыта, но индикатор связи горел таким ровным зелёным свечением, что было неясно, толи переносной ретранслятор включен, толи это хвалёная чувствительность приёмника так проявляется. Со двора доносились мощные взрыкивания хозяина:
      — Всё! Хватит баловаться! А ну, марш по домам, огольцы, уроки учить! Не приведи бог, увижу в дневниках тройки с двойками — сразу на распыл пущу! Завтра будем устройство ходовой части разбирать, завтра. А сейчас, брысь! Дронов здесь бросайте, я сам всё приберу. Ну! Аррр-рххы-ы-уарр!
      Пожалуй, даже тигр испугался бы такого, громогласного рыка. Наверное, в Фактории слышали сейчас, и изумлялись — что за неведомый зверь разбуянился, на ночь глядя?
      Ребята завопили и, судя по пропадающим звукам, отключились. Алекс не стал выходить наружу, до тех пор, пока не удостоверился, что они ушли по домам. Наконец, когда стало ясно, что Корчмарь один, Алекс, открыв дверь, показался на площадке перед Карчмой.
      — Ну, что, голубь, давно ожидаешь? — спросил Корчмарь. Он стоял, прислонясь к опоре столба, на котором висел, под железным абажуром, яркий фонарь, освещающий двор.
      — Да, нет, не очень. Ну, что, закончил настройку?
      — А ты сам, не чувствуешь ничего?
      — Н-нет, ничего необычного.
      — Вот и славно. Когда ничего не чувствуешь, значит, у тебя ничего не болит и ты здоров. Ну-ка, глянь на передок корпуса…
      Алекс опустил глаза. В передней части из боков корпуса неприметно выступали две аккуратные, рубчатые прорезиненные рукоятки.
      — Это что, ручки для переноски?
      — А ты потяни.
      Алекс осторожно потянул, сначала одну ручку, а затем, сообразив, и вторую — и из корпуса плашмя, плавно вышли два обоюдоострых меча, с сияющими в свете фонаря лезвиями, почти двадцатисантиметровой длины, и шириной сантиметра три.
      — Булат. Сталь режет. Осторожно маши.
      Алекс осторожно взмахнул. Сначала одним, а затем вторым. Навыка работы с мечами у него не было.
      — Э-э…,- сказал Корчмарь, — не умеешь, ни хрена. И учить некогда. В общем, ладно, если, до драки дойдёт, сообразишь, как рубать. Ты парень шустрый.
      — А не сильно… круто будет — два таких меча?
      — Что-то мне подсказывает, что в самый раз. Тем более что, не я это придумал. Я это у одного долдона подсмотрел. Недавно. В общем, хм…, в самый раз будет, против таких вот долдонов. Плохо, что ты во владении мечами — ни уха, ни рыла. Так что, когда пойдёшь, по дороге учись. Можешь вон, на крысах у Третьего Бастиона потренироваться.
      — Ну, крыс-то я бивал. Правда, у меня острога была самодельная…
      — Ну-у! То острога, а то меч. Тем более два. Тут, при сноровке, да двумя мечами, и лису в капусту изрубить можно, не то что крысу.
      — Или Воблу…
      — Да причём тут вобла, оболтус! Это же благородное оружие! А не тесак кухонный, — обиделся Корчмарь.
      — Нет, нет, простите… прости, то есть. Вобла это один из «головоглазов». Кличка такая.
      — А…, ну, тогда… Воблу, да, можно. Только жалко — сколько запчастей зря пропадёт. Это ты только в крайнем случае. Лучше уж ко мне его направь, я с ним без мечей побеседую.
      «Ага, подумал Алекс, а то он так и пойдёт. Дурак он, в твои лапы попадать. Лучше уж под мечи».
      Сплошная облачность, что маячила на горизонте накануне, наконец, закрыла весь небосклон. Стояли серые сумерки, выкрашенные тенью от яркого фонаря в непроницаемо чёрный цвет.
      — Что, уходишь? — неловко спросил Корчмарь.
      — Ага. Пойду, потихоньку, — с натягом сказал Алекс.
      — Ну, ты смотри, не очень-то светись, с моими цацками… По пустякам не машись. Не обнажай в тавернах…
      — Да, ладно, что я, маленький.
      — С кем сравнивать, так и великан маленьким окажется. Не считай себя суперменом, и реально оценивай свои силы.
      — Ты знаешь, Корчмарь, ещё ни разу такого не было, чтобы я не вернулся.
      — Сплюнь, дурак! Всё, иди, давай. Долгие проводы — лишние слёзы. И, что бы, после своих разборок, сюда, как штык! Я с твоими молокососами, один возиться не собираюсь!
      Алекс медленно всунул мечи в ножны внутри тела, проверил, зафиксировались ли они в таком положении, не бренчат ли. Оказалось, что да, зафиксировались, не бренчат. Повернулся к Корчмарю, поднял вверх, согнутую в локтевом суставе, правую руку, и сказал с пафосом:
      — «Аве, Цезарь! Идущие на смерть, тебя приветствуют!».
      — Обормот, — сказал тот, дрогнувшим голосом, — иди уже, гладиатор.
      И Алекс, прыжком исчез в черноте провала, ограничивающего вытоптанную и благоустроенную площадку у Карчмы.
      Алекс унёсся, а Корчмарь постоял некоторое время неподвижно, глядя в то место темноты, где тот исчез. Затем молча, повернулся и вошел в хибару, прикрыв за собой дверь. Спустя некоторое время фонарь во дворе погас, а затем погасли и круглые иллюминаторы Карчмы. Остались гореть лишь красные огни защиты от летательных аппаратов на высокой, решетчатой башенке узлового ретранслятора островной сети дронов.
      А Алекс тем временем постигал истину, что ничего идеального не бывает. Кувыркнувшись с налёту через не замеченный на большой скорости пенёк, он теперь трусил медленной иноходью, изо всех сил таращась в серую тьму, своими инфравизорными гляделками. Всё-таки инфракрасное видение не было полноценной заменой дневному — слишком всё было серым и плоским. Приходилось с удвоенным вниманием всматриваться в чёрно-белую фотографическую картинку, смазывающуюся при резком движении, чтобы не налететь ни на что и не потерять направления. А направлялся он сейчас к заливу, на берегу которого стояла Среднеземная Фактория. К тому месту, где в залив впадал ручей Гремучая Змея. Далее он намеревался по тропе, идущей вдоль левого берега ручья, добраться до поворота на Третий Бастион, а оттуда прямиком до сталкерской деревни под названием Шухарт. Так выходило значительно короче, хотя обычно он ходил через парковку PM20, или через саму Факторию. Но сегодня он был в крутом дроне, и море ему было как раз по колено.
      Сквозь тёмные ветви деревьев просверкивали огоньки далёкой Фактории, низко над головой промелькивали иногда летучие мыши, видимые в инфракрасном спектре ярко белыми, размытыми от скорости, комочками. Стрекотали сверчки, шелестел в листве ночной бриз, и впереди, на тропе, он увидел медленно идущую пару дронов.
      Алекс сбавил ход, затем перешел на бесшумный шаг, напряженно всматриваясь в идущих впереди, мало ли, кому взбрело погулять по ночному Острову. Когда до дронов осталось не более двадцати метров, он узнал их. Это были знакомые друиды, замеченные им ранее у недостроенного стояка монорельса, зачем-то им было необходимо обретаться именно там, на протяжении двух дней подряд. Наверное, чьи-то соглядатаи. А, ну и хрендель с ними, подумал он, медленно догоняя бредущую парочку. Метров за десять стали слышны их тихие бормотания:
      «…торчим там, неизвестно зачем. Кроме того, что появились у него, какие-то новенькие пацаны, да какой-то сумасшедший зелёный дрон, ничего нового. Какое дело Полицмейстеру, чем он там занимается, нафиг мы торчим, ничего не понятно».
      «Тебе-то, зачем понимать? Торчим и торчим, деньги капают. Много ты на своих эндемиках заработал бы, а так за месячишко подобновились, и еще чего-нибудь прикупим, я вот сканер электронный хочу. Давно уже глаз положил».
      «Сканер это хорошо, да вот нервы-то не железные — давеча, чуть инфаркт не схватил, когда этот зелёный, от Корчмы слетел. Думал, все, накрыли нас тут, садюги. После того, как с утёса ужасные крики раздаваться стали, я своей тени бояться начал…».
      Постепенно Алекс их нагнал, они шли, всё так же бормоча и ничего не замечая вокруг. И тут бес озорства ткнул его вилами под хвост — ну, я вас, шпики недоделанные. Врубив фары, в два прыжка он обогнал их с криком: — «Пабереги-ись!», и унёсся дальше по тропе, громко топая ногами. Сзади до него донёсся чей-то испуганный визг и треск ломающихся кустов.
      Он сразу выключил освещение и перешел на тихий ход. Запоздало подумалось, не случилось бы инфаркта. Эх, пацан ты пацан, сказала ему совесть, не стыдно? А подглядывать нехорошо, сами виноваты, сказал он ей. А ты свою подлость чужой не оправдывай, парировала она. А ты, а ты… От такого слышу, от такого слышу, от такого слышу, выпалила она.
      Да… Действительно, как ребёнок. Он остановился и прислушался. Вокруг было тихо. Только сзади, шагах в двадцати, кто-то трещал ветками и истерически всхлипывал: «Пошел он на…, твой Полицмейстер! Завтра же ухожу на юг! Там… эндемиков больше». Ему возражали что-то, неслышно «бу-бу-бу, бу-бу-бу». «Сам ты… сканер!», заорал вдруг первый, и они смолкли, и только кусты всё продолжали трещать.
      Ну, слава богу, вроде все живы. И он потрусил дальше, понуро покачивая головой.
      Залива он достиг, как и предсказывал ГЛОНАС, через пятнадцать минут. Свернул на тропу, идущую на север, вдоль левого берега ручья, и резко сбросил скорость. Слабо утоптанная тропа пробиралась сквозь густой прибрежный ивняк, переплетающийся с дебрями колючих проволочных заграждений, кое-где нашпигованных не обезвреженными до сих пор минами.
      Тут же выяснилось достоинство низкой посадки корпуса — подныривать под густые сплетения кустов было удобно. Тут же выяснилось неудобство ночных прогулок в дебрях колючей проволоки — минут через пятнадцать он поскользнулся на мокрой глине и въехал в пучок колючки задним местом. И, после почти получаса выцарапывания из пучка, понял ещё одну важную вещь — рубить колючую проволоку навесу, трудно даже булатному мечу. Вот, и какой чёрт понёс меня по этому короткому пути? Лучше надо было, крюком, через Факторию идти. Хоть и дальше, зато по чистым тропам. И скорость у меня теперь не в пример выше, и граберы мне теперь по боку, быстро бошки поотрубаю.
      Однако возвращаться было западло совместно с обломом, и Алекс просто пошел ещё чуть медленнее. Тише едешь, ближе будешь, рассудил он и, примерно через полчаса ползания в потёмках по извилистой тропе, вдруг обнаружил, что уже давно, слышит какой-то глухой, размеренный звук.
      Он немедленно застыл, с поднятой левой передней ногой. И стал медленно поворачивать голову влево-вправо, в поисках источника.
      Звук доносился со стороны темнеющего, на фоне менее тёмных кустов, невысокого, густо заросшего холма. Над тёмными, непонятной в ночи породы, кустами изредка взлетали редкие искры, и тогда их макушки озарялись всполохами. Судя по всему, там горел костёр, и именно оттуда доносилось ритмичное — «бух-бух-бух-бубух, бух-бух-бух-бубух» и так далее по циклу, и какие-то невнятные возгласы. Что за танцы-шманцы?
      Кругом было темно, мозгло и безлюдно. Холодно журчал в тёмных кустах невидимый ручей. Пищали одинокие комары. Склизко чавкала мокрая глина тропы, и ему ужасно захотелось, к уютному костру, и к доброй компании. А я только гляну и, если что не так, сразу вернусь, ага? Ага, сказала ему его осторожность, ты уже как-то взглянул разок, до сих пор расхлёбываем. Да ладно, ладно, тут всего-то метров двадцать. Я уже учёный, так что, на этот раз всё будет тики-тики. Ну-ну, моё дело предупредить…
      Алекс свернул с тропы, и медленно, раздвигая ивняк, двинулся в сторону всполохов костра. А хорошо бы там был кто-нибудь из старых знакомых. Они бы меня не узнали в новом корпусе, а я бы их как-нибудь подколол бы. Потом бы сидели у костра со всеми, и вместе смеялись… Посиделки у костров не редкость на Острове. Человек инстинктивно связывает с костром и уют, и безопасность, и радость общения. Вот и на Острове, где тусовка — там костёр. А на Южном Мысу, вообще горит в режиме нон-стоп огонь, зажженный любителями бардовской песни. Люди-дроннеры приходят и уходят, а костёр горит и не гаснет. Там даже дрона можно бросить надолго, никто его не тронет, даже граберы. Дух там особый — «Как здорово, что все мы здесь, сегодня собрались…»
      Постепенно он поднялся на, не очень крутой, холм. Наткнулся на пучки проволочного заграждения и, беззвучно чертыхаясь, долго искал в них проход. Наконец, нашел какой-то просвет и стал по нему пробираться. Твою медь, ну хоть бы Луна вылезла, что ли, не ровён час, на растяжку напорюсь. Самому бы посветить да нельзя — напороться можно и на другое, не мене опасное. Вдруг там граберы. Оставалось надеяться, что не станут же они минировать подходы к кострищу, ведь наверняка сами постоянно ими пользуются.
      Наконец, он продрался через колючку и вышел на окраину поляны, прячась в пышных зарослях черники. Не спеша, осмотрелся. Да, место было примечательное. Уютная, метров пятнадцати в диаметре, черничная поляна, была окружена по периметру низкорослыми деревьями, лохматыми кустами и сплетениями колючей проволоки. На противоположной от него стороне стояло строение, что-то вроде небольшой хижины из жердей, с крышей из еловых веток. Возле него стоял флагшток с медленно колышущейся, неопределённого вида, тряпкой. По центру, на плотно утоптанном пятачке, горел небольшой костёр. Вокруг него, в разных позах, располагался с десяток дроннеров, некоторые дроны были в позе покоя, значит их дроннеры отсутствовали на связи. Чуть в стороне, ближе к Алексу, у небольшого, судя по звуку, железного бочонка, стоял и методично ударял по нему мохнатыми палками, дрон, непонятной прокаченности. Три мелких дрона, подскакивая и вскидывая в такт к небу руки, кружились вокруг костра.
      Недалеко от входа в хижину восседал боевой дрон старого образца. Отблески костра играли на его корпусе, толи сплошь ржавом, толи покрашенном в коричневый цвет. В одной руке он держал что-то вроде самодельной алебарды, уперев её древком в землю возле передней ноги. А во второй непонятный атрибут — жезл, вызывающий в памяти название скипетр. Этим скипетром, он в такт взмахивал, словно дирижировал. Барабанщик бил, дроны прыгали, вождь повелевал.
      Алекс постоял, посмотрел. Ему перехотелось подходить к костру. Судя по всему, здесь шла своя, непонятная островная жизнь. Может, это были граберы, или фанатичные археологи, или может ни то и ни другое, а что-то третье или, вообще четвёртое. Чем они тут занимались? Исполняли ритуал приёма новых членов, молились своим богам, проклинали небеса, или просто — накурились дури и оттягиваются в виртуально-реальном пространстве Острова? Ему не хотелось даже найти ответы на эти вопросы. Раньше он вообще не предавался подобным размышлениям. Ну, прыгают и прыгают, и что с того? Каждый пасёт своих тараканов в голове. Его право прожигать свою жизнь по-своему. Сожрёт его водка, наркотик или болезнь, или просто неумолимое время, не всё ли равно?
      Алекс неподвижно стоял, прячась в черничнике, и думал… Да, что он думал? Просто пас своих тараканов…
      Минут через пятнадцать, выйдя, наконец, из ступора, он беззвучно вздохнул, и отправился обратно, искать проход в проволочном заграждении, что бы вернуться на свою тропу, которая вела его, и всё никак не могла привести, к Чёрному дрону, ставшему уже почти что символом.
      Когда на чёрном горизонте ночи стал вырисовываться Третий Бастион, Алекс понял, что чертовски устал. И, если не принять меры, то просто без сил свалится, где попало, не заботясь уже ни о какой безопасности. И он начал принимать меры, как и всегда в подобных случаях — искать схрон. Пришлось изрядно ещё полазить по окрестностям, прежде чем он нашёл то, что искал — небольшое, уютное местечко под патлатым кустарником. Немножко повозившись с нагибанием и закреплением веток для маскировки, а так же тщательно осмотревшись вокруг, он уселся в это, импровизированное гнездо, перевёл дрона в режим сбережения энергии, и вырубил связь. Всё, Остров, пока! До завтра.

4

      Спал он плохо. Бухнулся, не раздеваясь на тахту во втором часу ночи. Почти сразу забылся, и ничего не помнил — ни снов, ни мыслей. И проснулся также, толчком. Просто открыл глаза, глянул на часы — семь, на Острове ещё рань, несусветная. И откинулся назад, закрыв глаза. Когда открыл их вновь, было уже девять. Ого! Пора вставать.
      Еле шевеля ногами, поплёлся умываться. Затем прошлёпал на кухню, где без особого аппетита, сжевал бутерброд с колбасой и сыром, запивая чёрным кофе. После чего всё убрал, постоял чуть-чуть посреди кухни, осматриваясь, для порядка. И, захватив баночку кваса, пошел на Остров. Пора поднимать ящера.
      Всё ещё пребывая в сонном состоянии, вялыми движениями включил компьютер, надел обруч и перчатки. Квёло повелевая курсором, добрался до значка островного портала. Ткнул его немощными пальцами. Ввёл пароль. И, прикрыв глаза тяжелыми веками, стал ждать пока пройдёт слияние с дроном.
      Когда утренний птичий гомон и шелест ветерка в листве, обрёл ясность, он открыл глаза. Ещё ничего, не успев разобрать, ощутил нервное потрясение, близкое к удару тока в двести двадцать вольт. Прямо на него смотрел… розовый дрон, с какими-то, легкомысленными бантиками на руках и шее. А-а-а, чёрт! Дремотный дурман сдуло в долю секунды. Он привскочил, не обращая внимания на предупреждающие сигналы — мышцы ещё не достаточно прогрелись, и такие резкие движения, пока были противопоказаны.
      — Т-ты кто!?
      — Ты мой поня! Я тебя нашла. Теперь ты меня будешь катать, а я тебя буду кормить травкой.
      Розовый дрон говорил голоском пятилетней девочки, и в руке у неё была маленькая куколка в розовом платьице. Фу-ты, мама моя. Алекс потряс головой, вот уж чего не ожидал, так это, проснувшись, увидеть розовых слонов. То есть дронов. Какого лешего, здесь ребёнок делает? Тут же стреляют.
      Ребёнок, меж тем, подошел к нему и, дёргая его за руку, стал вытаскивать из куста.
      — Идём, поня, не бойся! Здесь мои мама и папа, мы отведём тебя домой.
      — Зайка, ты где? Не отходи далеко, здесь может быть опасно. Слышишь меня? С кем ты там разговариваешь?
      Из-за кустов, к его укрытию подошли два дрона. Один крупный, боевой дрон, неплохой раскрутки, с… кирко-мотыгой в руках. Пожалуй, именно это определение больше всего подходило к этому инструменту. Второй, средний во всех отношениях, был одет в розовую маечку, а на шее был повязан розовый бант, такой же, как у малышки, только больший по размеру. В руках он держал лопатку и плетёную корзинку. Они приблизились и выжидающе посмотрели на Алекса. Тот открыл, было, рот для приветствия, но ему не дали сказать.
      — Это будет мой поня. Я его сама нашла в кустах. Он спал, а я его разбудила. Теперь он будет меня катать, пока вы роете землю.
      — А может этот дроннер не захочет быть твоим пони, дочка. Может у него своя дочка есть, и он катает только её, — бархатным, женским голосом сказал средний дрон в майке. При этом она смотрела внимательно в глаза Алексу, как бы подсказывая тому, необходимый стиль поведения. Но он снова не успел, ни чего сказать.
      — Да, — большой дрон приблизился к ним, — наверняка у него есть своя дочка. И она будет плакать, если её папа вовремя не придёт. Ты ведь меня не отдашь другой девочке, верно?
      Ненавижу, когда приходится врать. Тем более детям. Он снова открыл рот, чтобы сказать, но ему опять не дали.
      — Тогда пусть он меня довезёт до ямы, а потом уходит к своей дочке, — малышка насупилась, но сдаваться не спешила. Она всё ещё держала его за руку, и отпускать свою добычу так легко, явно не собиралась.
      — Зайка, пойди пока с папой, а я вас потом догоню, — мама попыталась отобрать Алексову руку.
      — Нет, — сказала Зайка, заводя свою и его руку за спину. — Я пойду с поней. И тут Алексу удалось, наконец, вклиниться в столь занимательную беседу:
      — Всё, давайте сделаем так, я довезу Зайчика до ямы, а потом сразу иду к своей дочке, пока она не расплакалась.
      — Ага! — радостно сказала девочка маме, а затем, повернувшись к Алексу, добавила, — я не Зайчик, я — Леночка. Это меня мама Зайкой зовёт, как маленькую.
      Леночку погрузили на Алекса, благо дрон у неё был небольшой — скаут марки «кузнечик», и потопали к «яме». По дороге довольная Леночка, ёрзая у него на спине, беспрерывно болтала. Про свои игрушки, про разные-разные дела, про соседа Серёжку, который дерётся, про друзей дроннеров, которые много поют грустные песни, а играют с ней мало, про то, что доктор скоро разрешит ей вставать, и она будет гулять не только на Острове, но и во дворе. Короче, про всё-всё-всё и ещё чуть-чуть.
      Алекс рассеяно её слушал, иногда поддакивал, а сам беседовал с её родителями. Оказалось, что Валерий и Валерия, члены патриотического клуба «Поиск». На Острове уже больше года, ведут раскопки на местах боёв, и собирают различные сведения о погибших здесь бойцах. Причём, не взирая, на чьей стороне те воевали. Параллельно ведут поиски в архивах разных стран, и уже смогли установить несколько десятков имён солдат, считавшихся без вести пропавшими. Своей работой довольны, единственно плохо, что на Остров нельзя попасть, иначе как в дроне, так как Остров закрыт, а его изображения нет ни на одной географической карте, даже на военных для служебного пользования. Но, в конце концов, это не так важно, а важно лишь то, что никто не мешает им заниматься своим делом, даже граберы их обходят стороной, а иногда ещё и помогают. Сейчас они направляются к месту раскопок и просили Алекса извинить за причинённые неудобства, а также, заходить и звонить в любое время, когда возникнет необходимость. И, в подкрепление своих слов, они обменялись сетевыми адресами.
      В свою очередь, Алекс сказал, что работает в службе охраны порядка вместе с рейнджерами и сейчас ловит на Острове плохих дронов, которые кушают маленьких детей. Особенно тех, которые постоянно вертятся на спине, когда их везут и мешают идти. Ему сразу возразили, что всё это враки, что плохих дронов не бывает, и детей они не кушают, и что в пять с половиной лет в такие глупости уже не верят, а вертятся потому, что из-за чьей-то широкой спины, совсем не видно ничего впереди. И что, если бы не бедная дочка, то он бы всю жизнь её катал, и глупости больше не говорил. Вот так вот.
      Так, беседуя, они дошли до места раскопок, недалеко от внешних укреплений Третьего Бастиона, и только после клятвенных уверений, что на обратном пути её снова покатают, он был отпущен к своей дочке.
      Вздохнув с облегчением, Алекс глянул на часы — восемь. До рандеву час. И ещё надо найти Педро Крота. Обязательно надо найти его до встречи с Базукой. Ну и…, морду мы бить не будем, конечно. Но разобраться необходимо. И, вздохнув ещё раз, он припустил быстрой рысью, в обход развалин бастиона, точно, по ГЛОНАСу выдерживая направление на Шухарт.
      У разбитого командного пункта Южного форта Третьего Бастиона кипела бурная жизнь. Группа дроннеров на площадке гоняла крыс. Точнее крысу. Одну, но очень большую, с кошку размером. Кто на кого напал, было уже не важно. Дроннеров было семь и трое из них уже не на ходу. Один без связи и головы, лежал грудой неподвижного металла у норы обидчицы. Двое разной степени покусанности, лишены подвижности, но активно подают бесполезные советы тем, кто ещё сражается. Сражающиеся бестолково дубасили разъярённую крысу дубинами, тем самым, доводя её до ещё большего градуса злобы. Крыса громко и пронзительно визжала и бросалась на них, то на одного, то на другого, иногда сбивая с ног, но тут же отступая под градом ударов.
      — Ноги ей ломайте, ноги! Что бы прыгать не могла! — надсадно орал один из раненных, — а потом глаза выбивайте, что бы ослепла…
      — По носу её! По носу больнее всего! — вторил другой.
      — Да я ей уже дважды по башке врезал, чего она не падает!? — возмущался один из бойцов.
      — Ой, ребята, вызывайте службу спасения, она нас всех погрызёт! — со слезами в девичьем голосе, вопил другой.
      Пробегающему в двух шагах, Алексу это было не интересно, он таких сцен повидал немало. Картина сражения ему была ясна. Через несколько минут, крыса их догрызёт, потом сожрёт всё, что найдёт съедобным, и улезет в свою нору, с чувством выполненного долга по защите родного гнезда. А горе-охотнички заплатят свои денежки за свой горький опыт. Молодые бойцы были склонны недооценивать крыс, хоть и боялись их до ужаса. Вот такая вот у нас жизнь на Острове, либо селю вы, либо селя …
      Но додумать он не успел. То ли крыса сочла его удирающей добычей, то ли опасно атакующим субъектом, но реакция у неё была быстрой. Перестав наскакивать на четвёрку дроннеров, она ринулась на Алекса. Он еле уклонился от её броска и поспешно потащил правой рукой правый меч, но тот слегка перекосило и ему пришлось срочно помогать левой. Так он и оказался — нос к носу с распаленной бестией.
      — Но, но! Дура, я тебя не трогал! — Алекс присел, выставив вперёд меч, держа его двумя руками.
      Но «дуре» всё уже было параллельно, она развернулась и стремительно скакнула навстречу своей гибели. Алекс ещё ниже присел, уходя вправо, и вонзил ей меч в живот на всю длину лезвия. И сразу отпрыгнул, оставив его там. Выхватил правой рукой левый меч. Оказалось, так удобнее. И замер в стойке, готовый к новому нападению.
      Крыса пронзительно верещала на одной ноте и бешено скребла землю ногами, ползя к Алексу. За ней оставался грязно-кровавый след, и изо рта во все стороны летели кровавые брызги. Агония была долгой, но затем крыса смолкла. Дроннеры с опаской подошли к поверженному зверю, а Алекс, рывком вынул из неё свой правый меч.
      — Так и только так, — сказал он молчащим охотникам. — И ни какой — «дубинкой по башке». Только кинжал в брюхо. Если хочешь жить. Поняли, салаги? А пока рекомендую сделать пики — для крысиной охоты пики в самый раз. А дубинки только против дронов и годятся.
      «Салаги» молча слушали. Говорить им, видимо, не хотелось. А Алекс, осмотрел себя, брезгливо поморщился, и побрел к недалёкому ручью Гремучая Змея, смывать кровь с себя и со своего меча.
      От Третьего Бастиона до Шухарта осталось не более полукилометра, поэтому Алекс не особенно спешил, он рассчитывал покрыть это расстояние минут за десять.
      Он трусил по утоптанной тропе под серым осенним небом, сплошь затянутым серой высокой облачностью, слегка розовой на востоке, когда дорогу ему преградили трое.
      — Огонька не найдётся, сударь? — спросил один.
      Его намерения были очевидны — в могучих манипуляторах, неплохо раскрученного дрона, он держал крепкую дубинку, готовую к удару. Двое, послабее, начали обходить его с боков. Алексу стало противно. Мощные компьютеры, достижения робототехники, программирования и связи, используются для элементарного грабежа. Кто-то тратит силы и средства, ведя поиски, восстанавливает память человечеству, а кто-то, как… нет, не свинья — крыса, занят личной наживой. Да ещё таким вот образом — обирая и унижая людей.
      Он выхватил правой рукой левый меч и отсёк говорящему дубинку. Вместе с манипулятором. Тот удивлённо посмотрел на обрубок и сказал:
      — А…, э-э… Алекс обернулся к остальным:
      — И закурить у меня, тоже нет. Те испуганно попятились и затрясли головами, мол, а мы и не просим.
      — Ну, так я пошёл? Вы не возражаете?
      И не дождавшись ответа, кинул меч в ножны, и потрусил дальше. На душе его осталось брезгливое ощущение, словно он выпачкался в чём-то, похуже крови.
      Когда из-за деревьев показался ретранслятор сети дронов, и стали промелькивать строения парковки, он понял, что достиг деревни сталкеров. Деревня располагалась как раз вокруг парковки PI13.
      Сначала это была просто парковка в квадрате I13. Расположенная в удобном месте — неподалёку от Третьего Бастиона, прямо в месте пересечения ручья Белый и границы с Западными Уделами. От парковки шли магистральные тропы к двум Бастионам — Третьему и Четвёртому, а также к двум Факториям — Среднеземной и Западноудельской. Кроме того, буквально в двух шагах находилась станция монорельса к Среднеземной Фактории.
      Как-то так получилось, что Западноудельская администрация, с недавних пор, стала подходить более формально и строго к существующим границам. Вдоль границы расположились регулярные полицейские кордоны. А миграция дроннеров, как своих, так и соседних Уделов, часто ограничивалась, слабо мотивированными препятствиями. То это была борьба с контрабандой пиратского программного обеспечения. То борьба с торговлей не сертифицированными запасными частями. То это была борьба с граберством. Причины держать границу на замке, находились всегда. А когда, по видимому, администрации Западных Уделов надоело их выдумывать — они взяли, и смертельно поругались, сначала с пластунами, а затем, по наследству, и с рейнджерами. И закрыли им доступ на свои земли. Со временем полицейских заменили боевики клана Инквизиторов Стального Клинка, которых, в свою очередь, заменили боевики клана Воинов Саурона.
      Островное сообщество, как это покажется ни странным, довольно вяло реагировало на подобные ограничения. Почему? А потому, что в уже интересной игре возникала ещё одна интересная игра — в пограничников и контрабандистов. Вот, собственно на этой новой игре и возникло сталкерское движение. Пробраться в зону западных уделов, сквозь полицейские кордоны, добыть хабар, вернуться и просадить его в таверне под благозвучным для любого сталкера названием — «Боржч», да при этом наврать с три короба благодарным слушателям о своих подвигах. Это ли не настоящая сталкерская жизнь? Вот и потянулись сюда авантюристы со всех игровых частей Острова. А где люди, там и деньги. Стали расти как грибы, различные заведения от баров и парковок, до ремонтных мастерских и супермаркетов для скупки хабара и продажи снаряжения.
      В таверне «Боржч» как всегда было шумно и многолюдно. Нет, дроны, естественно не пьют и не закусывают. Пьют и иногда закусывают их хозяева. А что надо для хорошей компании? Верно, хорошие компаньоны. В этой таверне полагалось выпивку и закуски приносить с собой, то есть, употреблять сидя у себя в кресле, а остальное она с лихвой обеспечивала сама. За умеренную плату, клиент получал интересное общение с интересными людьми, последние слухи и сплетни, байки и анекдоты, короче — весь тот флуд, которым переполнена любая интернет-тусовка. Только общение здесь было не в пример более живым. И, если смайлики могли, в какой-то мере заменить дроновскую мимику, то разным человеческим ухмылкам, ужимкам, интонациям и ударениям, аналогию подобрать было трудно. Да одни отведённые в сторону, в нужный момент, глаза, говорили много больше, чем миллион смайликов. Что поделать, искусству прямого человеческого общения много больше лет, чем даже самому древнему Интернету.
      Можно было без преувеличения сказать, что, в подобных кабаках, тавернах, барах и пабах, обитала сама суть общности дроннеров. Это была их среда общения. И дроннеры использовали эту среду на полную катушку — в таверне стоял шум и гам, и это, не взирая на раннее утро. По своему опыту, Алекс знал, что и в ночное время здесь бывает много народа. Хотя, в отличие от обычного инета, время суток здесь имело значение. Иногда немаловажное, а иногда и решающее — не так-то просто существовать на Острове в ночное время, за пределами уютных парковок и Факторий. Это вам любой дроннер скажет, даже самый опытный.
      Алекс вошел в таверну, остановился на пороге, и не спеша, огляделся. Педро Крота он увидел, там, где и полагал — на своём любимом месте, за столиком в углу. Оттуда хорошо просматривался весь главный зал таверны. Рядом с ним сидели два малознакомых дроннера, приличной прокачки. Так же не спеша, Алекс направился к его столику. Педро сразу же обратил на него внимание, хотя внешне на нём это не отразилось никак. Алекс подошел вплотную и, глядя сверху вниз, развязано сказал:
      — Привет Кротяра. Педро медленно поднял голову и посмотрел на него с весёлым изумлением.
      — Ба! Друг мой Алехандро, вы сменили не только тело, но и стиль поведения. Приветствую вас на Острове, добрый юноша.
      Алекс только собрался, было выразить, все свои возмущения, которые бродили в нём вот уже более пяти суток, как Педро неожиданно его перебил:
      — А почему бы нам, дорогой Алехандро, не пойти подышать свежим воздухом? Как вы полагаете? Ну, вот и прекрасно! Жан, голубчик, будьте добры, расплатитесь за меня, мы с вами позже сочтёмся, — и он встал, и, не глядя на Алекса, направился к выходу из таверны наружу.
      Алекс был сконфужен. Весь его воинственный настрой, уходил как пар из открытой кастрюли. Всё-таки Педро был его наставником, в некотором роде. А вот другом его, Алекс считать не мог — очень уж на далёкой дистанции держал его Педро. Друзья так не делают.
      А Педро Крот, меж тем, шёл, не спеша, от таверны к окраине поселения, вдоль ручья Белый, приближаясь к границе. Вот уже и граница видна, и пропускной пункт на мосту через ручей, с высокой деревянной аркой. На арке, до сих пор висит транспарант из выцветшей на солнце ткани. На нём еле читаемая надпись квадратными буквами — «Добро пожаловать, пришельцы с запада!». А ниже, прямо на досках, более свежая надпись от руки — «„Окоглави“, геть звiдсiля!». За мостом блокпост и у него пара «головоглазов» с дубинками на изготовке. С восточной стороны моста нет ни кого. Только недалеко от моста, какой-то слабой прокачки дроннер удит рыбу самодельной удочкой. Куда он её собирается девать, не ясно, только удит он азартно, часто перебрасывая снасть на быстром течении.
      Педро остановился на высоком берегу, прямо над рыболовом и стал наблюдать за его стараниями. Алекс подошёл, и стал рядом. Помолчав с минуту, Крот заговорил, искоса наблюдая за его реакцией:
      — С каких это пор, дорогой Алехандро, вы стали выражаться столь несимпатично? Разве трудно было сказать — «Приветствую вас, любезнейший, благородный дон Педро! Да воздаст вам Господь всяческие блага щедрой своей дланью, за вашу, достойную подражания, самоотверженную жизнь, во имя достижения вселенской любви и умиротворения!». Вот и всё. Разве это трудно? И тогда я бы вам сразу ответил — «И я вас приветствую, о, достойный уважения юноша, идущий по пути божественной добродетели!». Вот пример общения достойных мужей. Так должны были мы встретиться, после вашего недолгого отсутствия. Вас не было всего неделю. И вот вы являетесь передо мной в новом дроне, позабыв все свои благородные манеры. Кто на вас, так дурно повлиял? Алекс молчал, с трудом въезжая в витиеватость Кротовой речи.
      — Не молчите, юноша. Я вас спрашиваю — откуда у вас этот дрон и такие манеры?
      — А кто ты такой, что бы спрашивать? — наконец сориентировался Алекс. — Кто ты такой, что подставил меня под удар, «головоглазовской» верхушки? Ты знаешь, что на меня вендетту объявили? Знаешь?
      — Ну, во-первых, не НА тебя, а тебе. Вендетта — это мщение. А во вторых, что-то больно быстро они её сняли. Не странно ли, а Алехандро? Не странно ли, юноша, что вы появляетесь здесь, рядом с границей, в новом снаряжении? Вон, и мечи у вас есть. И именно в этот момент, к точке её пересечения, где мы стоим, приближается один из главарей, так называемых Воинов Саурона? Я вижу здесь прямую связь, с вашим появлением. Вы же ушли тогда от погони. Так какого… ты вернулся назад и спёр дрона, столь наглым образом? Как видишь, Алекс, у меня больше вопросов к тебе, чем у тебя ко мне.
      — Откуда ты знаешь про дрона?
      — О дроне. А откуда ты о нём знаешь? Любопытное дело — стоит отпустить человека от себя на пару дней, и он меняется до неузнаваемости. Ну, ладно, давай, применим метод дедукции. Ты не мог войти на Остров, по крайней мере, ещё в течение месяца. Но ты входишь. И у тебя новый дрон. Это довольно крутой дрон, штучной настройки. По некоторым внешним данным, могу предположить, что это работа так называемого Корчмаря. Кстати, мечи наверняка из булатной стали. Корчмарь это любит. Одни эти мечи могут стоить больше половины твоего старого дрона, очень даже неплохого. Но, продолжим дальше. Корчмарь — друг и соратник некого Василия Васильевича. А это уже нечто. Василь Василич — шеф отдела Внешней безопасности корпорации «Дроны России». Стало быть, делаем незначительное усилие извилинами — Алекс, ты завербованный СБ агент, направлен сюда на встречу с эмиссаром «головоглазов». А вот, зачем… Этого я пока, не буду тебе говорить. Ты ведь и сам этого ещё не знаешь, верно?
      Алекс слушал, раскрыв рот. Твою медь. Вот тебе и Штырлиц. Да кто он такой, что так легко всё разложил по полочкам? Он, как впервые, оглядел Крота и удивлённо понял, что аккуратный и ловкий дрон его, тоже не простой, явно штучной работы, что сбоку от корпуса выделяется удобная рукоятка, и это, наверняка тоже меч, и что смотрит на него, Крот сейчас с лёгкой грустинкой и улыбается слегка. Месяц, говорит, не должен был войти…
      — Послушай, Педро, а почему ты решил, что я не должен был месяц здесь появляться?
      — Потому, что я знаю, кто тебя выбил с Острова, и потому, что я знаю, на что ты способен. Выходило так, что раньше, чем за месяц, ты не войдёшь.
      — И кто же меня выбил с Острова? — Алекс криво усмехнулся, — и, главное, зачем?
      — Выбил тебя тот, кто был способен это сделать. А сделал он это затем, что твои действия перешли рамки разумного и стали мешать. Правда, я склонен считать, что эти твои неразумные действия, оказали нам неплохую услугу. Ну…, потенциально, — Педро широко улыбнулся, поднял с земли камешек, и запустил его на противоположный берег ручья. Камешек немного не долетел, и булькнул в воду. Рыбак на берегу обернулся, посмотрел на них осуждающе, и вновь вернулся к своему увлекательному занятию.
      — Вот так вот, дорогой Алекс. Жизнь одновременно и проста и сложна. И в этом её прелесть. Ну, что ж, сейчас почти девять. Не знаю, на какое там время у тебя, назначена встреча, но я рекомендую тебе сходить сейчас и попить водички, ну и… Дрона я постерегу, не бойся.
      И он вдруг приблизился к Алексу вплотную и, глядя куда-то внутрь его, непонятно сказал с горьким упрёком:
      — Как много ещё желающих воспользоваться плодами чужого труда, на столь неблагодарной ниве воспитания полевого агента… Ну, что, ты выходишь?
      И Алекс вышел. А что делать? Он действительно хотел… и даже больше, чем пить.
      Он посмотрел на часы. Без пяти. Поднял дрона и, кивнув Кроту и двум подошедшим недавним дроннерам, не оборачиваясь, направился к мосту через ручей Белый. Затопал ногами по грубым, обшарпанным, выбеленным дождями и Солнцем, доскам настила. Дроннеры охраны у блокпоста подобрались, и взяли дубинки наизготовку. Алекс подошел к ним и, постукивая кулаком правой руки о ладонь левой, небрежно, с ленцой, сказал:
      — Мне необходимо видеть вашего командира Базуку. Охранники дёрнулись, и один из них сказал:
      — Базука Билл ждёт вас за блокпостом. Проходите, только сначала сдайте оружие.
      — Нет, — сказал Алекс, ухмыляясь, и всё так же постукивая кулаком о ладонь.
      — Иначе мы применим силу, но с оружием вас всё равно не пропустим.
      — Применяйте, — Алекс небрежно положил руки на рукоятки мечей.
      Охранники заколебались. Затем один из них свистнул, и из блокпоста вышли ещё трое.
      — Сдайте оружие, у нас преимущество — нас много.
      — А я тоже не один, — Алекс медленно вынул, тускло блеснувшие, в пасмурном свете осеннего утра, клинки. Оба. И развёл их в стороны приглашающим жестом, — можете начинать.
      — Очень любопытная сцена, Жан, — раздался сзади голос Крота. — Обратите внимание, друг мой, подобным клинком можно развалить дрона на две половинки, вдоль или поперёк. А добрый юноша демонстрирует два клинка. Стало быть, он может разваливать по два дрона кряду. Итого, за два с половиной удара, он иссечёт весь наряд охранников. Приготовьтесь, пожалуйста, записать сечу. Я позднее, с удовольствием просмотрю её ещё раз. Охранники явно растерялись, быть рассеченным ни кому не хотелось.
      — Ну, что это вы тут затеяли? Какая сеча? Мы ведь пригласили вас сотрудничать, Алекс, а не биться, — из-за блокпоста показался лично, собственной персоной Базука Билл, с двумя мощными телохранителями. Он был без пистолета, но со своим прибалтийским акцентом. — А вас, Педро, я попрошу оставить окрестности пограничного перехода. У нас к вам найдутся вопросы, но позднее.
      — Вы очень добры, посланник Запада, однако я намерен доглядеть эту сцену до конца. Вид рассечённого «головоглаза», доставит мне истинное эстетическое удовольствие, — Педро был сама любезность, но просветлённая оптика его глаз, отблескивала сталью.
      Теперь заколебался Базука. Алекс всё стоял с разведёнными в стороны мечами. За ним сияющий добродушием Педро, с двумя улыбающимися дроннерами. Рыбачёк на берегу, неторопливо сворачивая удочку, направлялся в сторону пограничного инцидента. Со стороны деревни, вразвалку, приближалась группа, примерно из пяти дроннеров, со значками рейнджеров на груди.
      — Хорошо, господин Алекс. Вы можете оставить своё оружие в покое. Однако вы должны дать обещание не применять его в нашей совместной работе. С вашим руководством мы уговорились, что вы будете выполнять мои приказы. Для успеха нашей миссии это необходимо.
      — Вы неправильно информированы, Базука. Я не нахожусь под чьим либо руководством. Так, небольшое сотрудничество. И мне никто не запрещал заботиться о своей безопасности. Которая беспокоит меня гораздо больше, чем ваша сомнительная миссия.
      — Браво, Алехандро! К вам уже начало возвращаться, утраченное было, благородство выражения мысли, — Педро театрально похлопал в ладоши, — продолжайте в том же духе, и Господь не оставит вас на тернистом пути постижения добра.
      — Всё же я прошу вас, подчиняться моему руководству, — не обращая внимания на аплодисменты Крота, сказал Базука. — Мы настоятельно вас просим. В случае успеха миссии, наша благодарность будет весьма щедрой.
      — В разумных пределах, естественно…, - негромко пробормотал Алекс.
      — Что «в разумных»? — не понял Базука.
      — Уточните пределы вашей благодарности, если не трудно.
      — Это не совсем удобно делать здесь, — Базука обвёл глазами зрителей со стороны Среднеземных Уделов.
      Алекс, обернувшись, глянул на Педро. Тот задрал вверх брови и, едва заметно, кивнул.
      — Хорошо, если претензии исчерпаны, — Алекс взглянул на «головоглазов», — я готов к сотрудничеству. Будьте любезны, объясните мне мою роль в вашем спектакле.
      — Для начала нам необходимо прибыть на место сбора нашего поискового отряда, — Базука еле слышно облегчённо вздохнул, — прошу вас следовать за нами. И, пожалуйста, уберите ваши м-м… мечи.
      И Алекс убрал мечи в ножны, оглянулся ещё раз на Педро Крота, и неторопливо последовал за Базукой. А за ним неторопливо последовали телохранители, держась сзади и с боков. Охрана убралась внутрь, оставив двоих на посту. Рейнджеры, так же неспешно, вразвалочку, отправились назад в деревню. Рыбачёк уже вовсю нахлёстывал удочкой, а Педро всё так же стоял и смотрел на, удаляющегося Алекса, и было совершенно непонятно, что означает выражение его лица.
      Из серых осенних туч заморосил серый холодный дождь. Поплыл туманом по далёким сопкам, подернул рябью воду в небольшой заводи у моста, забрызгал оптику глаз и заставил включить стеклоочистители. Ветер с моря принёс запах дыма, прелых водорослей и вяленой рыбы. Захотелось всё бросить, уйти на берег, разжечь костёр, и сидя у него, вести неторопливую беседу с хорошими друзьями, и смотреть, смотреть, в туманную даль моря, ощущая на душе покой и умиротворение.
      А вместо этого он вынужден уходить теперь от друзей с недругами, в неизвестное будущее к непонятным событиям. И, кроме этого, он чувствовал, что уходит сейчас от самого себя, от того наивного Алекса, что недавно, добродушным щенком носился играючи по просторам, ставшего таким непонятным теперь, Острова. И уходил он, к другому Алексу, что смутно прорисовывался в пелене дождя, идущего, казалось, не только вокруг него, но и внутри, в душе. Ну, и ладно, подумал он. Ну и чёрт с ним, с Чёрным дроном. Зато я теперь точно знаю, какую лавину событий, может породить маленький камушек, однажды, предательски выскочив из-под ваших, собственных ног.

Часть четвёртая

1

      — Так, теперь аккуратно поворачивай его на сорок пять градусов. Осторожно. Так, молодец. Теперь на себя. Несильно. Всегда помни — если усилие слишком большое, значит, ты делаешь что-то не правильно. Несильно, я сказал!!! Да не дёргайся, оболтус, никто тебя лупить не будет. Хотя следовало бы. Руки как крюки — привык только мышку по экрану гонять. А здесь нужна точность, не меньше, чем у хирурга. А вы, нечего на дождь пялится, сюда смотреть!
      Корчмарь стоял под навесом у верстака. Вокруг него стояли ребята — Киса, Марек, и Моня. А Пацак в данный момент был занят разборкой манипулятора дрона. Над Островом шумел холодный осенний дождь. Высокие, плотные тучи гнал по небу ветер с юга, на ходу выжимая из них воду. Мокрые деревца на краю обрыва хлестали мокрыми ветвями, отрясая с них мокрые, пожелтевшие листья. А под навесом было сухо и почти не было сквозняка — с западной стороны он упирался в скалу, на которой стоял сетевой ретранслятор, а с северной, его защищала Карчма. Наконец сустав разошелся, так как надо, и все облегчённо вздохнули. Пацак победно глянул на Корчмаря.
      — Ну, слава тебе, царица небесная, справился таки! Так, теперь проверь исправность всего узла. Особенно обрати внимание на эластичность связок и точность установки фиксирующих элементов. Бывает, они соскакивают вбок, вот сюда, и из-за этого, весь сустав ходуном ходит, и шаг становится вихляющим, как у пьяного борова. Тогда надо сустав разобрать, как ты только что сделал, оттянуть фиксаторы, подтянуть связки к месту, защёлкнуть фиксаторы, шприцем залить новой суставной жидкости, зачехлить защитный фартук, и проверить весь узел в работе. Всего и дел-то, на пять минут. А ты только разборку делал полчаса. Видишь, как тебе до мастера ещё далеко? Ну, а раз видишь, то вперёд, тренируйся. А вы тоже, не стойте столбом. Посмотрели чуть-чуть, и вперёд сами. Главное — не лениться. Ибо сказано — достигается упражнением! В общем, вы тут занимаетесь суставами, а я в мастерскую, у меня тоже дел прорва.
      — Дядя Корчмарь, а где сейчас Алекс? — спросил Моня, самый младший из ребят.
      — Алекса им подавай… Дрона он сейчас моего курочит, небось, Алекс ваш. Занят по уши он сейчас. Сильно занят. На задании он важном. Вы, не отвлекайтесь лучше. А Алекс, как освободится, так сразу к нам и придёт. Всё! Хватит лясы точить. Всем работать!! У-у, сарданапалы.
      И широко шагая шестью своими паучьими лапами, Корчмарь направился к себе, в хибару.
      Дрон сидел на земле в позе покоя, а Алекс сидел дома, в своём кресле, смотрел сквозь виртуальный экран на недалёкое, в барашках море, и думал…
      Дождь кончился, так же как и начался — сразу, едва они перевалили водораздел между ручьём Белый и тем маленьким, безымянным ручейком, на берегу которого Алекс отсиживался в зарослях смородины, уходя от погони «головоглазов». Это было целую вечность тому назад. Теперь даже и не верилось, было ли оно вообще — это был какой-то другой Остров, и совсем не тот Алекс. А ведь скоро воскресенье, подумал он, неделя почти прошла. Надо же, какая плотная неделька выдалась. Сколько новых знакомств — Джон, Семён, Вика, Казимир, ребята. А сколько новых, неожиданных сторон открылось у старых знакомых. Один возраст Корчмаря чего стоит. И Педро, чёрт непонятный… А сколько неожиданных событий произошло. Сколько непонятных событий, в которых он не в состоянии разобраться. И сколько нового и неожиданного ждёт его впереди. Настолько неожиданного и нового, что он даже не представляет, к чему готовиться. Вот, чего они сейчас сидят и ждут? Сил уж нет, а они всё сидят и сидят…
      Дул сильный и ровный ветер с юга. Он гнул и мотал ветви тощего кустарника, гнал по грязно-серому морю, крутые мелкие барашки волн, и рвал в клочья высокие мрачные серые тучи. А их поисковый отряд, как назвал его Базука Билл, уже почти час сидел на невысоком бугорке над ручейком, и всё чего-то ждал. Четверо охранников, отставив свои пики, собрались в кучку и то ли болтали о чём-то друг с другом, то ли перекидывались в виртуальные картишки, не поймёшь. Двое скаутов — длинноногих «страусов», бдели на страже — ничем не отвлекаясь, старательно осматривали Островные окрестности. Они настолько старательно это делали, что создавалось впечатление, что их отряд находится в тылу злобного врага и малейшая потеря бдительности грозит им всем гибелью.
      «Страусы» и двое охранников присоединились к ним, как только они отошли метров на пятьдесят от пограничного перехода. Охранники сразу же отдали Базуке его пистолет, взяли наизготовку пики и пристроились с боков. А скауты сразу же заняли своё место в колонне, один спереди, другой сзади. И принялись, немедленно, обозревать, простирающуюся вокруг них, долину ручья Белый. Охранников Алекс узнал, это были «бык» с «бизоном». Он улыбнулся им, как старым знакомым, и чуть было не спросил, а где ваш третий, из коровника? Но вовремя сдержался, лишь слегка хмыкнул. «Бизон» же, на его хмыканье, нагло ухмыльнулся, похлопал себя по подсумку с инструментами и, указав на него, клешнёй чиркнул себе по шее. «Бык» фыркнул и расплылся в довольной улыбке. Алекс показал им два средних пальца. Каждому по одному. Бычки дёрнулись, было, но Базука только зыркнул на них грозно, и они, с недовольным видом перестали обращать на Алекса внимание. Причём, всё это делалось молча, без единого слова, без обмена приветствиями, мнениями, не говоря уж о шутках.
      Поведение Базуки переменилось сразу же, как только они отошли достаточно далеко от перехода через ручей. Теперь это был суровый начальник, нетерпящий возражений и строго наказывающий за ослушание. С Алексом он больше не говорил, не призывал к сотрудничеству и не требовал сдать оружие. Остальные «головоглазы» так же держали марку — все распоряжения начальства выполнялись без пререканий, быстро и без суеты. Всё было строго и правильно, как будто, все играли спектакль, тщательно отлаженный и отрепетированный накануне. И режиссёром это спектакля выступал именно Базука. И надо сказать, у него это получалось неплохо.
      Так, в молчании, они минут двадцать следовали вдоль ручья по правому берегу, вдоль длинного, плохо разминированного минного поля. Затем по расчищенной тропе через это минное поле, в узком его месте. По сталкерской тропе преодолели громадные, путанные заросли колючей проволоки на окраине, всё того же минного поля. Это стало для Алекса неприятной неожиданностью — считалось, что эту тропу «головоглазы» не знают. Затем постояли недолго у Задумчивого Пулемета, Базука с кем-то связывался, и что-то там уточнял.
      Задумчивый Пулемёт был весьма необычным пулемётом и являлся местной достопримечательностью. Это был настолько необычный пулемёт, что его не только никто из дронеров не трогал, но и даже, оберегали по мере сил. Пока они стояли, Задумчивый Пулемёт честно отрабатывал своё прозвище. Как всегда, заметив подходящую мишень, он долго примерялся и целился, вертел башенкой, блестел оптикой, и пошевеливал гнутым, высунутым из прорези, дулом. Через минуту или две, он начинал передёргивать затвор — скрежетал, выл электромоторами, задирал ствол к небу, чем-то там постукивал и поклацывал и, передернув, начинал вновь примериваться и прицеливаться, жужжа моторчиками точной наводки. Наконец он хищно замирал, ещё на несколько долгих секунд, о чём-то раздумывал и, неожиданно для всех делал пару выстрелов. Обычно пару, но иногда, случалось, один или три. У него тут же что-то заедало или переклинивало, и он начинал всё с начала. Стрелял же он настолько косо, чаще всего себе под нос, что от его безобидных выстрелов, вздрагивали только новички. Возле него была вбита табличка, написанная корявым, размытым от времени, шрифтом — «Задумчивый Пулемёт. НЕ ЛОМАТЬ!!! Охраняется Островным сообществом дроннеров». Единственно полезную функцию, которую он выполнял, можно было назвать «функцией сороки» — он оповещал окружающих о том, что возле него кто-то есть.
      Наконец они перевалили водораздел, перебрались через безымянный ручеёк и вот сидели теперь, в угрюмом ожидании, непонятно чего. Сидел и Базука, слегка в отдалении, у простреленного насквозь ржавого, бронеколпака заглушенной наблюдательной башенки, опустив голову к земле, и тоже, видать, о чём-то молча размышлял. Алекса эта игра в молчанку, вначале, тяготила. Он, даже пытался завязать с кем-нибудь беседу, но, встретив глухое непонимание, бросил. И уже, через небольшое время, ему стало всё равно и на всё наплевать — ну, идут себе и идут, сидят себе и сидят.
      Зато теперь можно спокойно подумать. Благо есть о чём. Вот, например, Педро Крот, открылся ему совсем с другой стороны. То, как он мгновенно раскусил Алекса и проявил при этом некую осведомлённость в происходящих событиях, заставляет предположить, что он не тот, за кого себя выдаёт. Раньше Алекс представлял его просто, как опытного старшего товарища, прошедшего на Островной стезе и Крым и Рим, у которого всегда есть чему поучиться. Который всегда поможет и поддержит в трудную минуту. Которому хочется подражать, и на которого хочется быть похожим. Разговор с Корчмарём, заставил Алекса усомниться в своих предпочтениях, а теперь он и вовсе потерялся и не знал, что и думать. Либо Педро опытный пройдоха-авантюрист, использовавший его в своих корыстных целях, либо тоже чей-то агент, занятый отслеживанием деятельности «головоглазов», и опять же, использующий для этого Алекса. То, что его в обоих случаях использовали, без его ведома, очень ему не нравилось. Получалось, что он полный лох, коим все вертят, как хотят, не спрашивая на то его мнения. Ё-ма-ё, получается целый Остров агентов. И он, Алекс, в том числе. Даже нет — он двойной агент. Это если считать Педро за резидента… Кого? Чьего, то есть, резидента? Вот такая наша жись — только держись. Шпионы, шпионы, кругом одни шпионы…
      …Они познакомились более года назад. Во время его вылазки на территорию Западных Уделов. Что-то он там спёр у инквизиторов и на своём, не очень раскрученном тогда дроне, уносил ноги, от троих распалившихся боевиков, в сторону ручья Белый. И был бы ему полный капут, ибо ему уже наступали на пятки, а энергия хилого аккумулятора была на исходе, а инквизиторы не зря назывались инквизиторами — жестокости им было не занимать. Но тут, из-за кустика на берегу ручья, с диким улюлюканьем, вылетел незнакомый, неплохой раскрутки дроннер, с крепким шестом в руках. Он двигался быстро и точно, и виртуозно действуя шестом, в две секунды уложил инквизиторов в полный отруб. Затем подошел к упавшему уже без сил Алексу, и спросил:
      — «Кто вы, добрый юноша, и чем вы так разгневали этих служителей порока, что они несутся за вами сломя голову, забыв о всяких элементарным мерах собственной безопасности?»
      Затем они, как водится на Острове, вместе распотрошили неудачливых преследователей. Алекс тогда сразу же, с помощью Педро, поставил себе новый аккумулятор, и получил ещё от него в подарок улучшенный движок, одного из инквизиторов.
      Ну и, собственно, началось. Педро, конечно, не взял над ним полного шефства, но, ненавязчиво так, втянул в свои авантюрные дела. Сначала его обучили профессии разведчика. Педро давал ему несложные задания, типа — «Алехандро, друг мой, слышал я, что эти слуги Диавола, что-то затевают, возле Третьего Бастиона. Не составит ли вам труда, нанести им визит вежливости. Только очень осторожно, используйте способности своего дрона к скрытому приближению и маскировке. Помните, как я вам показывал это, на примере с зайцами?»
      И он ходил в разведку, чаще удачно, но пару раз влетел, и именно Педро помог ему с восстановлением, хоть и очень при этом ворчал: — «Дорогой друг, вы действительно, становитесь для меня дорогим. Усвойте, наконец, что между разумным риском, и вашими действиями — сломя голову, существует очень большая разница. Я так думаю, что вы мне должны теперь пятьдесят бонов. С учётом прошлых тридцати, это приличная сумма. Я посылал вас на это задание, в надежде, что вы покроете ваш прежний долг. Я не ростовщик, какой-нибудь, но и не председатель благотворительного общества. Так что, смотрите, тут намечается славное дельце — благородные дроннеры Южных Уделов, приглашают желающих принять участие в штурме твердынь Второго Бастиона. Я могу похлопотать перед пластунами Среднеземья о включении вас в их штурмовой отряд. Поверьте, это высокая честь, не каждого дроннера ей удостоят. Как и я не каждого на это рекомендую. Для вас это будет хорошая школа и неплохой прибыток, в случае успеха. А заодно, прошу вас, прозондируйте осторожно почву, я что-то слышал о готовящемся объединении пластунов с рейнджерами южных уделов».
      Вот так. А потом он сильно погорел на том штурме. Возвращаться к Кроту было стыдно и, если бы не помощь нового знакомого, Серого Шока, восстановился бы он не скоро. Но потом Шок «погиб», и Алекс вновь сошёлся с Педро. Мастерство его росло, задания становились трудней и прибыльней, и всё шло хорошо, пока он не столкнулся с Чёрным дроном. И сидит вот теперь здесь, и пытается осмыслить и понять, свою такую непростую жизнь, на таком непростом Острове.
      Ту один из охранников звонко стукнул «бычка» три раза подряд по железной голове, и все охранники громко заржали. Похоже, они, всё-таки, дулись в карты. Базука приподнял голову, строго посмотрел на них, и они притихли, продолжая о чём-то неслышно посмеиваться.
      Вот и «головоглазы». Что-то не ощущается, что он тут с целью сотрудничества. Скорее он чувствует себя… задержанным, что ли. Зачем его сюда направили? Какую роль он играет, или должен сыграть по задумкам Василь Василича. Это ему было совершенно не понятно. Роль подсадной утки, он уже сыграл. И даже не понял этого. А сейчас он кто? Подсадной жучёк? Вполне может быть. Да… меньше знаешь, лучше спишь, как сказал Василь Василич. Как же! Тут уснёшь… Так они просидели ещё примерно с полчаса.
      Наконец, со стороны сопки, за которой скрывалось место тогдашней сходки клана «головоглазов», показались два скаута — неразлучные «х-траппер» и «кентавр». Ага, старые знакомые. Вобла с дружком. Когда они приблизились, то, первым делом, мрачно глянули на Алекса. Тот сделал им ручкой, и сказал: — «Привет»! Они равнодушно отвернулись, и принялись о чём-то шептаться с Базукой. Их было почти не слышно, только пару раз долетело, между порывами ветра — «… всё чисто…», «… сам лично…» и «… двадцать минут». Затем Базука обернулся, сказал «вперёд!», и все сразу пошли, как будто заранее знали, что делать и куда идти.
      Через десять минут они обогнули сопку, за которой Алекс увёл у них Чёрного дрона. Всё также слабо дымился костёр на том же месте, только раскуроченного дроновского остова уже не наблюдалось. Вокруг всё было чисто, утоптано и словно бы выметено. Возле костра стояли полукругом разнокалиберные дроны, числом пять, и один из них, боевой дрон, был с золотым глазом во лбу своей квадратной головы. Отряд Базуки подошел к ним, и дроннеры перемешались между собой, исключая «страусов». Казалось, их ни что не могло отвлечь от исполнения обязанностей. Базука и золотоглазый офицер отошли чуть в сторону, и начали о чём-то неслышно беседовать. На Алекса, казалось, никто не обращал специального внимания.
      «Как дохрена „головоглазов“, а я один, — с лёгким волнением подумал он, — и на кой ляд я согласился на эту авантюру? Может сдёрнуть, пока не поздно? Я тут, вроде как, лишний. Как это так интересно повернулись события, что я, вдруг, оказался один в логове самых грозных граберов?»
      И тут он, неожиданно сообразил — а ведь он и не спорил, и не возражал, когда Василь Василич его сюда направил. Наоборот, даже энтузиазм проявил, дескать, нам это раз плюнуть, шеф, сделаем одной левой, шеф. И когда он шёл сюда, ни каких сомнений в его голове не гуляло — идти, не идти. Просто шел к своей цели и всё. И Педро Крот, очевидно, догадывающийся о том, что здесь может и должно произойти, по существу одобрил его поход, своим малозаметным кивком.
      «Все всё знают, все обо всём догадываются, один я, как дрон — куда сказали, туда и пошел. Все мной крутят, кому не лень. А я что? А я ведь тоже хотел сюда попасть, — с изумлением подумал вдруг он, — и дрона чёрного, найти до сих пор очень хочу. А, главное, больше всего хочу, наконец, разобраться — что это такое, Чёрный дрон».
      Может, в пылу своей выходки, он чего-то недопонял, как это часто бывает с НЛО, когда за них принимают кого угодно и что угодно. От стаи уток до света Венеры, преломлённого атмосферой, на утренней или вечерней заре. Вот и в его случае, что-то очень уж, несерьёзно как-то, подходит к делу Василь Васильевич. Словно он не совсем поверил его россказням.
      А вот про «головоглазов» этого никак не скажешь, эти очень серьёзно относятся к происшествию. Даже слишком серьёзно. Это видно по их чёткой организованности и слаженности действий. По количеству привлечённых для этой миссии дроннеров, и по их отношению к этому делу. Вон как радуются гады, заманили меня, и довольны. Только вот, зачем я им так нужен? Что такого, собственно, я могу знать, что им так необходим? Ничего такого я не знаю. Дрон-то чей? Их. Значит, они лучше меня должны знать, куда его понесло, в моём корпусе.
      Хм, интересно. Вот почему он у них связанный был — видать, он от них постоянно бегает. А они его постоянно ловят. Чем-то они ему не нравятся, вот он и бегает. Это ему его улучшенная логика подсказывает. Да-а…, я бы на его месте, тоже от них сбежал.
      Так, стоп, а почему у него корпус военный был? Я ведь думал, что дрон военный, а они Василь Василичу убедительно доказали, что дрон их. А Василь Василич им поверил, и сразу направил меня сотрудничать с ними. А я сразу, дурак, и пошёл. Ой, какой же я тупой…
      Тут все врут. И «головоглазы» врут, и Василь Василич, и Педро. И Корчмарь?
      И ты врёшь, сказала его совесть, ты ведь только и ждёшь, чтобы самому спереть этого крутого Чёрного дрона себе, и слинять с ним. Не так? Так чёрт, очень может быть и так. Но это сейчас не самое главное. Самое главное — зачем я нужен этим козлам? Всё-таки Педро гад, мог бы и объяснить, вместо того, чтобы умные рожи корчить. И Василь Василич гад. А я дурак. Штырлиц, твою медь.
      И тут Алекс неожиданно сообразил, что вокруг началась, какая-то суета, какие-то нервные перемещения и перестановки. Все прекратили переговоры и начали торопливо выстраиваться в какой-то порядок. Сверху обрыва, юзом, скатился траппер и подбежал к Базуке:
      — Идут!
      И все замерли в неровном строю, глядя вверх, на гребень обрыва. Алекс, не понимая, что происходит, тоже посмотрел наверх. Там, между несущими столбами от сорванного проволочного заграждения, синхронно, вышли и стали на краю два средних разведчика «раптор» с тонкими пиками в руках и огненными глазами во лбу. Они остановились и замерли, приставив пики к ногам. Затем, симметрично от них, вышли четыре тяжелых головоглазых боевых дрона типа «тигр», с алебардами на плечах. Они тоже остановились и взяли их наизготовку. Затем посредине, из-за склона, медленно, величественно, словно гигантская Луна из-за горизонта, выплыл огромный, бледный дрон, вылитый гигантский бледный паук. Выплыл и остановился. Неторопливо и высокомерно всех оглядел, своими выпуклыми, с красным отливом, линзами глаз. Базука Билл, суетливо, на полусогнутых, оскальзываясь на осыпи, зашуршал к нему навстречу.
      — Не надо доклада, — рокочущий бас прокатился над ними, замирая вдали, — покажите, где похититель.
      Все разом глянули на Алекса. Тому стало неуютно, он криво усмехнулся и слегка наклонил голову. Бледный дрон медленно поворотил к нему свой ужасный бледный череп, сильно напоминающий лысую голову древнего старика, с впавшими глазницами, выпирающими скулами и оттопыренными ушами-антеннами. Отсвечивающие багровым пламенем глаза упёрлись в Алекса. Ему стало жутко.
      «Вот он, зловещий Лик Запада. Страшный и беспощадный Верховный Назгул. Вот он — сущность „головоглазов“ — конь бледный, со своей железной саранчой. Вот она, смерть моя, смотрит с обрыва, — Алекса била мелкая дрожь. — С-сотрудничать, значит будем? Ёперный театр…».
      — Подойди ближе, — властно растягивая слова, пророкотал Назгул. Алекс поколебался немного и сделал два неровных шага к нему. — Как тебе удалось увести кристалл из-под носа такой многочисленной охраны?
      — Я докладывал, Верховный, глупое стечение обстоятельств, — с придыханием подал голос Базука, — я…
      — Молчи. Пусть он ответит.
      — Видите ли…, я не знал, что он ваш…, и потом, он меня попросил…
      — Попросил!? Тебя? И ты услышал… Почему он ещё не разоружен? — брюзгливо осведомился Назгул. — Почему мне приходится напоминать о такой мелочи?
      «Головоглазы», сшибаясь, толпой ринулись к Алексу. От неожиданности он отпрыгнул метра на два, и попытался выхватить мечи… Но тут, что-то тенькнуло сверху, перед глазами поплыли желтые круги, и он очутился в кресле, у себя дома, перед тёмным виртуальным экраном, на котором мерцала, не виданная им ранее, оранжевая надпись — «Ошибки связи. Удержание канала включено. Ожидайте».
      Что за ботва? Чего ожидайте? Меня что, вырубили? Тогда почему обрыва связи нет? Какие ещё ошибки? Сволочи, с-собаки, с-с… А, чёрт, не могу больше… Он вывалился из кресла, скинул обруч и прямо в перчатках убежал… куда надо. Через пару секунд, подтягивая штаны, он влетел в кресло, натянул обруч — ничего, всё по-прежнему — «Ожидайте». Чего ожидайте, где связь? Если оборвалась, где сообщение — «Обрыв связи», если нет, то чего ожидать? Бред какой-то…
      У него мелко тряслись руки, и противно дрожало внутри. Вот тебе и всё сотрудничество. Дрон Корчмаря, наверное, пропал. Страшно жалко. Страшно жалко, что я даже ни одного гада рубануть не успел. А-бид-на. Ну, так что, сколько ещё ждать? Может перегрузиться и по новой зайти? Вот тебе и шпионские игры, опять меня выкинуло, на самом интересном месте. И с того же места. Хотя… тот раз, ничего ожидать не предлагалось. Может ещё не всё? Может, и не всё. Чёрт, вот влип. Чем это меня стукнуло? Такое чувство, что кто-то сверху. Как выстрел. И всё, как отрезало. Да, что же там происходит? Совершенно невозможно терпеть. Войти, войти, войти, как же мне войти?
      Никакого плавного перехода, никакого медленного слияния — вдруг и сразу он оказался лежащим на краю обрыва. Внизу, метрах в двадцати от него у костра толпились «головоглазы», обступив со всех сторон Верховного Назгула. Они громко шумели. Над толпой рокотал голос Лика Запада:
      — А мне плевать, что подумает Служба Безопасности ДР и эти долбаные вояки! У меня свои установки. Меня больше волнует то, что вы провалили элементарное задание — доставить дрона к берегу, дождаться лодки и предать его из рук в руки посыльным Корпорации. И это после того, как мы с великим трудом смогли его поймать. Что могло быть проще? Доставить и передать. Или вы хотите дождаться участи Инквизиторов? Я что, должен за каждым бегать и учить его правильно выполнять приказы? Мы что, по-вашему, здесь в игрушки играемся? То, что вы заманили его сюда, это верное решение, Базука. В какой-то мере, вы смягчили этим свою участь. Тем более что наши подозрения подтвердились — он может слышать прототипы. Это наша удача и мы её не упустим.
      — Но Верховный, Служба Безопасности, наверняка, напичкала его жучками. Мы не можем его отправлять на поиски в таком виде, даже в бессознательном состоянии он опасен…
      — Не волнуйтесь, Тадэуш, через несколько минут прибудут наши эксперты. Они сделают всё, чтобы вычистить его дрона и чтобы у наших недругов не было прямых подозрений. Потерпите немного. В СБ ДР думают, что установили с нами сотрудничество? Пусть думают так и дальше. А мы будем делать своё дело.
      Опа-на, вот оно, как всё обстоит — всё-таки, действительно, они меня заманили, оказывается. И на вояк им наплевать, и на Службу. Бежать мне надо отсюда, вот что. Бежать. Он огляделся. Он лежал на краю один, и вокруг никого не было. Странно, сюда-то меня, зачем закинули? Боятся, что бы через меня не подслушали и не подсмотрели? Так надо было тогда меня за камушек спрятать, подальше, куда-нибудь. Чего тут-то выложили? Я же их как на ладони вижу. Далековато, правда, оттащили, но всё равно. Чепуха какая-то. И тут он вдруг увидел себя. Как раз в отдалении, и как раз за камушком — лежал его «лизард», в состоянии транса. Как раз недалеко от… себя. От себя!!!?
      — Вы получаете какую-нибудь информацию от него сейчас?
      — Нет. Они заблокировали канал «глушилкой» и, судя по всему, уложили его в отдалении. Встроенная автономная камера фиксирует бок камня, а микрофоны — шум ветра и отдалённый ропот. И всё.
      — То есть, они не поверили в ваше «наивное» неведение.
      — Похоже, да. И, похоже, с его дроном придётся расстаться. Скорее всего, они «пересадят» его в свой. Мотивируя это внезапной неисправностью. Официально мы не сможем им возразить. Хотя протест всё равно направим, на самом высоком уровне.
      — Ну, что ж, хороший дрон — ощутимая потеря. Тем более что, это личный дрон вашего друга, как вы говорите. А он настоящий профессионал, и его дроны отличаются уникальной настройкой.
      — Да, конечно. Нам будет очень жалко, если дрон попадёт в руки наших западных э-э… партнёров.
      — Так. И вы полагаете, что обострение событий достигает именно такого уровня, когда необходим протест с нашей стороны, не преувеличиваете?
      — Нет. Я уверен, необходим именно протест. Ну, мы не Островной клан, в конце концов, мы официальная организация, ведущая Проект Острова дронов. Накладывать более серьёзные санкции рановато, а вот протест, выраженный в форме недоумения, будет в самый раз.
      — Ну, если вы так считаете, то я не возражаю. Выражайте протест. Теперь на счёт агента. Вы действительно были не в курсе, что им занимается наш резидент?
      — Очевидно, агент и сам был не в курсе этого факта. У вас очень профессиональные сотрудники, а парень… э-э… просто парень, без особых хитростей.
      — Ну, что ж, тогда этот вопрос мы оставим на усмотрение наших сотрудников. Юноша, очевидно, особыми талантами не блещет. Ну, может со временем, после соответствующей подготовки и если согласится нам помогать… А как вы, всё-таки рассчитывали получать от него информацию, из другого дрона, без жучков?
      — Да, ничего хитрого. Прямое общение. Мы определили его координаты вне сети. Конечно, конфиденциально. И с вашего благословления.
      — Разумно, но… грубовато. Нарушается этика игры. Нам не следует забывать, что это всё-таки игра. И в игре недопустимо действовать неигровыми методами. Это ваше «читерство», должно быть очень веско аргументированным. Этак и они, чего доброго, захотят его похитить. В реале. А нам придётся, в реале, его охранять. Так мы, не дай Бог, выйдем в область действия… Сами знаете кого. Кстати, а вы уверены, что этот «чёрный дрон», и есть один из пропавших, два года назад, из нашей лаборатории на Острове, прототипов? Они ведь считаются уничтоженными, не существующими. И, честно говоря, по нашим данным, особой ценности собой не представляют.
      — Я в курсе этой истории. Тем более что, ведущим специалистом этого проекта был другой из моих, близких в прошлом, друзей.
      — Да, я знаю. Эти ваши юношеские игры в двенадцать «К». Весьма романтично. В наше время такое поведение не вызовет понимания со стороны окружающих.
      — Согласен с вами. В наше время тоже не все отличались подобным альтруизмом. Кстати, мой друг сейчас в очень тяжелом состоянии. Уже больше года он лежит в коме. Состояние тяжелое, но стабильное. Почти полная атрофия двигательных функций, но дышит сам, и питается жидкой пищей сам. При этом медицина фиксирует мозговую деятельность, на обычном уровне, словно он просто спит.
      — Даже так. Интересно. А он не подключен к сети дронов, случайно? Вы, кажется, проводите эксперименты со стар…шими товарищами на предмет стимуляции мозга.
      — Нет, что вы, конечно не подключен. Он же не может контактировать, он без сознания. Мы пытались его поддержать, но, увы, было уже поздно. Это было уже после того, как его группа прототипов пропала. Очевидно, у него был удар, на этой почве.
      — И вы предполагаете здесь связь — пропавшие прототипы и его кома? Может быть, может быть. Но мы, в своё время, не нашли ни чего. Тогда же, кстати, пропал из ремонта один полевой дрон. Это нас обеспокоило больше. Но потом дрона списали на выявленного в тот момент «крота» в нашем окружении, а часть прототипов нашли в обваленном штреке, в Первом Бастионе. И решили, что остальные пропали под обвалом… Я тогда ещё не командовал, и у меня нет уверенности, что мой предшественник просто не замял дело. Но и не верить ему, причин у меня тоже нет.
      — Возможно, и нет связи. Но, меня беспокоит подозрительная активность «головоглазов» в этом направлении, особенно то, как они, очень уж убедительно доказывали, что дрон их собственность. Слишком убедительно. И то, как они реагировали на возможную утечку информации, в виде сбежавшего свидетеля. И та настойчивость, с которой они добивались его участия в поисках пропажи. Слишком, знаете ли, нервно. И потом, разве вы слышали, что-нибудь, о сбегающих дронах? И, если это не фантазия нашего молодца, то что? Очень уж нам не хочется остаться в дураках, в случае, если тут есть хоть доля правды. Вот мы и приняли решение разработать ситуацию. И вот вам, пожалуйста — очередная нервная реакция. Кстати, у них есть разрешение на использование «глушилки»?
      — Конечно, нет. Ну, вы ведь знаете, отношение Запада к законности — только если им это выгодно. Их двойные стандарты распространяются даже на Остров. Они умудряются даже сюда протаскивать свою политику. И очень обижаются, если им на это указывают. Скажите ещё спасибо, что они не использовали парализаторы. Но мы не будем впадать в истерику по этому поводу. Вот, если у нас будут неопровержимые доказательства их причастности к пропаже дронов и попытке умыкнуть их с Острова, то тогда мы их прижмём. Точнее вы. Проведение этой операции поручено вам. Теперь официально.
      — Благодарю за доверие. Буду держать вас в курсе, как обычно.
      — Пожалуй, я вам дам своего резидента. В поддержку. Того, кто занимался нашим юношей.
      — Особой необходимости в этом нет. Но, всё равно, спасибо. Что у вас сейчас в бокале, виски?
      — Ну, что вы, я не употребляю пойла! Обычная наша водка для здоровья значительно полезней. А у вас?
      — Мускат белый Красного камня.
      — Теперешний?
      — Что вы! Конечно, нет. Я тоже не пью пойла. Ещё советского разлива.
      — Тогда я вам завидую белой завистью.
      — Согласен с вами. Ну, что? За укрепление воинской дисциплины?
      — Присоединяюсь. Ваше здоровье!
      Они помолчали, сидя на мокрой траве, на Южном Мысу, где в режиме нон-стоп горит костёр. Вокруг него и в отдалении сидят дроннеры и, если не поют, то слушают песни и стихи любителей и творцов бардовского движения. Море шумит. Подгоняемые южным ветром волны, мутными рядами идут на берег. Ветер треплет белый дымок сырого костра и уносит его и песни бардов вдаль Островных просторов. Люди здесь есть всегда. И песни здесь есть всегда. И шумит ветер. И шумит море. И звучит Остров…
      — Как удачно, что вы меня вызвали в это место. Я здорово рассеялся. Не выходя из своего кабинета. Благодарю вас. И удачи вам.
      — Спасибо. До встречи. Я буду докладывать. Если что.
      — Ы-ы-ы…, - нечленораздельно промычал он, — эт-то что?
      — Это твой дрон, человек Алекс, — прозвучал внутри него знакомый, но такой неожиданный голос. — Они блокировали твой связной канал, и ты не можешь обычным образом связаться с ним.
      Это было настолько неожиданно, что Алекс, на какое-то время потерял способность, что-либо соображать. Он сидел в кресле, хватал ртом воздух, и не мог издать ни звука.
      — Мы чувствуем повышение частоты твоего пульса, человек Алекс, ты сильно взволнован? Успокойся, пожалуйста, теперь мы сможем тебе помочь. А ты сможешь помочь нам. У нас, наконец, получилось надёжно настроиться на твой ритм. Теперь не надо волноваться. Теперь всё будет хорошо.

2

      За ним тянулся кровавый след. И по этому следу шла погоня. А впереди, на предполагаемых путях его бегства, со всей возможной плотностью разворачивались дозоры, засады и заслоны. Конечно, понимать это надо фигурально — он не был ранен и не истекал кровью. Какая может быть кровь у дронов? Но уже десяток «головоглазов» не вернутся сегодня на базу — столько он порубал, своими замечательными мечами. Именно это и было следом. По этому следу и шли трапперы, ведя за собой многочисленные порядки боевых дронов. Воины Саурона сначала вероломно напали на него, на своей сходке, нарушив этим все соглашения с СБ, а теперь вели на него настоящую охоту.
      Его положение на местности постоянно пеленговалось преследователями по сигналу его сетевого передатчика. Они сумели его идентифицировать, и он ни чего с этим поделать не мог. Он не мог иначе управлять этим дроном, поскольку кристалл дрона в этом корпусе, не обладал встроенными возможностями прямого управления, минуя радиосеть. Те же дроны, которыми он мог управлять напрямую, находились сейчас далеко отсюда, и он имел твёрдое желание скрыть не только своё умение с ними общаться, но и само их существование. По крайней мере, пока. Пока он сам не разберётся, что к чему. Потому, что вот уже целый час, он несёт ответственность за судьбу этих уникальных созданий. И вот поэтому, чтобы не попасться в лапы их общих врагов, ему приходилось постоянно, быстро и скрытно передвигаясь на местности, использовать весь свой талант, и все богатые возможности своего замечательного зелёного «лизарда». Но очень трудно играть против всех сразу. Петля облавы постепенно затягивалась…
      Когда Алекс очухался, то есть, пришел в состояние способности воспринимать действительность, Куб сказал ему:
      — Мы очень рады, человек Алекс, что нам удалось с тобой связаться на телепатическом уровне, после столь многих неудачных попыток. Потому, что человек Корней, находится в очень тяжелом состоянии. Он предполагает, что может умереть в любой момент. А вместе с ним умрём и мы. А мы этого не хотим. Даже сама мысль о смерти, не доставляет нам удовольствия. Зато сейчас, когда тебя, человек Алекс, удалось связать с нами в телепатическую сеть, мы ощущаем большое удовольствие. Такое у нас было, когда человек Корней находился в хорошей форме, а не как сейчас, когда он почти не общается с нами. Поэтому, человек Алекс, нам надо как можно быстрее уходить, иначе эти дроны с изображением красного глаза на голове, нас обнаружат и могут поймать. А у них очень опасные мысли. Их плохо слышно, но они очень опасные. Человек Корней предполагает, что нас могут разобрать, вплоть до молекул. Нам это неприятно.
      Алекс слушал его, но понимал с трудом. Очень много новой, необычной информации.
      — Погоди. Стой! Не всё сразу. Давай по порядку. Ты, что, в самом деле, обладаешь способностью самостоятельно говорить и управлять дроном?
      — Нет, говорить мы сами не умеем. Как и самостоятельно думать. Говорить и думать мы можем только во взаимодействии с разумом человека. Это взаимодействие происходит где-то на телепатическом уровне. Мы не знаем, почему так происходит, и человек Корней этого не знает тоже, но он предположил, что наше сознание базируется не столько на нашем устройстве, сколько на нашем взаимодействии с разумом человека. Вот сейчас, когда ты находишься в нашей сети, все мы ощущаем небывалый подъём мыслительной энергии, которая исходит от твоего разума. А управлять телом дрона мы можем самостоятельно, так как это наша прямая функция. Нас для этого и создавали.
      — Так. Ни чего не понял. Так ты, что — разумный!?
      — Странно, никогда не думал, что человеку может быть непонятно то, что понятно нам. Ещё повторю — мы сами не разумны. Мы разумны, только при связи с сознанием человека. Почему так происходит, мы не знаем. И человек Корней тоже не знает. Человек Корней называет нас эхом разума. Он так и говорит нам — вы разумное эхо нашего разума. Если связь с человеком пропадёт, то мы, скорее всего, умерём.
      — А-фи-геть… Всё-таки ты разумный. Что же нам теперь с тобой делать?
      — Теперь надо уходить, и быстрее. Мы не можем рисковать нашей связью. Мы очень долго искали такого человека, как ты, человек Алекс. Поэтому сейчас лучше всего уйти домой. Потому, что мы не хотим умирать. Мы хотим жить.
      «Головоглазы» меж тем, обступив Назгула, продолжали шумно внимать его словам. Вот сейчас Назгул, что-то объяснял всем о размерах и правилах выплаты вознаграждений за проведение разного рода операций. Очевидно, рядовые члены клана, не так часто общались со столь высоким начальством, а посему спешили разрешить свои многочисленные вопросы напрямую. Картина разительно напоминала профсоюзное собрание в их деповской организации.
      — Погоди, — сказал Алекс, — ты можешь записать то, что происходит у костра?
      — Да, могу. Я уже десять минут веду запись всего, что происходит, поскольку сам момент твоего соединения с нами, доставляет нам огромное удовольствие, и нам хочется сохранить в памяти всё, что с ним связанно. Я веду запись с того момента, когда этот большой дрон появился здесь со своей свитой. В этот момент мы, наконец, решились на соединение с тобой, и ждали только подходящего случая. И вот этот случай настал, и мы соединились в одном корпусе.
      — Отлично, — Алекс стал более свободно себя чувствовать, оцепенение прошло, — а теперь объясни, что ты знаешь о том, почему меня сейчас отрубило от моего дрона?
      — Человек Корней рассказывал нам, что существуют такие импульсные устройства — «глушилки», которые приводят к зависанию приёмного канала дрона, в то время как канал на передачу функционирует нормально. Это приводит к тому, что связевой сервер сети Острова, считает, что канал связи работает с ошибками, но не отключен. В результате чего по алгоритму включается удержание канала до пропадания ошибок. А ты не можешь возобновить связь со своим дроном. Но на нас «глушилки» не действуют, поскольку мы с тобой не пользуемся радиоканалом.
      — Очень хорошо. А как мы можем забрать моего дрона отсюда?
      — Унести твоего дрона быстро я не смогу. Если я буду тащить его медленно, то это создаст шум, и нас обнаружат. Управлять таким дроном дистанционно мы не можем — у него заблокирован канал связи, и мы не знаем кодов его персонализации. Поэтому мы предлагаем, бросить его и уходить. Это обычный дрон. Таких много.
      — Ты знаешь, мне он дорог. Ты понимаешь, что такое привязанность?
      — Да. Понимаю. Мы привязаны к человеку Корнею, потому, что не можем без него существовать. А сейчас ещё мы привязаны к тебе, человек Алекс.
      — Ну,… это слишком конкретно. И потом, кто такой Корней, которого ты постоянно упоминаешь?
      — Этот человек создал нашу кристаллическую основу. А потом мы при нём проснулись. Он был очень удивлён и спрятал нас здесь, в подземных лабиринтах. И очень долго учил нас думать и говорить. Нас было четверо, теперь осталось трое. И человек Корней сейчас очень плох. И больше нас ничему не учит.
      — Очень интересно, надеюсь позже, мы поговорим об этом подробнее. А ты понимаешь, что такое плохо?
      — Понимаю. Когда связь с человеком Корнеем ослабевает, нам становится плохо. А вот, когда появилась связь с тобой, нам стало хорошо. Мы теперь не боимся внезапной смерти — теперь два человека держат нашу сеть. Мы испытываем большое удовольствие. Поэтому нужно быстро уходить. Иначе нам опять может быть плохо.
      — Без своего дрона я не хочу уходить. Мне без него тоже может быть плохо. А можно, как-нибудь разблокировать канал?
      — Можно, если провести общий сброс внутренней системы дрона.
      — Ага. То есть, надо к нему подобраться и произвести сброс. Как?
      — Можно произвести сброс через замыкание между собой контактов А11 и Б12 профилактического разъёма. Это вызовет полную перегрузку системы, с последующим восстановлением функций связного канала.
      — Ну, вот видишь, всё просто. Осталось только найти, чем замкнуть. Проволочку бы какую-то…
      Алекс огляделся вокруг. Если тут когда-то что-то и валялось, то уже давно истлело. О! Бардачок.
      — Куб, открой багажник, я хочу глянуть, есть там что-нибудь подходящее для перемычки… Спасибо.
      Замок щёлкнул, лючок открылся, и перед его взором предстало содержимое багажника. Сразу же возникло чувство, что всё это ему знакомо — моток бечевки, складной щуп сапёра, … монета три четверти рубля… Твою медь! Да это же мой старый дрон! Как же я сразу-то не заметил, в чём я сижу? Совсем обалдел от неожиданности. Жив, стало быть, курилка! Вот здорово! Спасибо, дронелло, что сохранил моего коня!
      — Да не за что, человек Алекс! Мы так рады твоему возвращению, что нам для тебя ни чего не жалко. Дрон твой хорошо вычищен и настроен. Человек Корней говорил нам, что бы мы были осторожны, в своих поисках людей, для нашей телепатической сети. Люди бывают очень плохими. Мы это хорошо понимаем. Но ты сразу показался нам очень хорошим, мы это почувствовали. Мы можем это чувствовать, поскольку сами созданы человеком, поэтому наш разум — это отражение человеческого разума. Человек Корней так и сказал про нас — вы эхо человеческого разума, поэтому вы не можете быть нечеловечными, даже если отражаете с ошибками.
      — А как ты меня услышал, если я ничего не говорил тебе, а только подумал про себя?
      — Ну, вся наша сеть основана на силе мысли. Может, мысль была сильной?
      — Постой, ещё вопрос. Если я вам так понравился, зачем вы меня вырубили из сети, да ещё уничтожили все мои записи, в том числе и в банке?
      — Теперь я, не всё понимаю. Мы не уничтожали твои записи. Мы просто отключили тебя от радиосвязи с модулем, так как не хотели в то время, что бы ты знал, где мы живём. Сейчас мы видим, что ты хороший. Сейчас мы можем показать тебе, где наше убежище.
      — Так-так-так. Интересно. Тогда отложим этот разговор до встречи с Педро.
      — Педро это человек или дрон?
      — Гад это один. Хитрож… В общем, это неважно. Давай делать перемычку.
      Наконец, разодрав удлинитель прикуривателя зарядки, он смастерил небольшую скобочку из медной, луженой проволоки. Должно подойти. При этом он постоянно болтал с дроном. И что интересно, скорость общения была поразительной — если, вначале, он говорил голосом, затем мысленно проговаривал все слова, чуть ли не по буквам, то сейчас они понимали друг друга с полуслова, с полумысли. Очевидно, шла адаптация, привыкание друг к другу. На весь разговор ушло от силы, пару минут.
      У «головоглазов», между тем, прибыли новые дроннеры, и они все переместились немного дальше от камня, за которым лежал «лизард». Стоящие на стрёме «страусы» отвлеклись. И Алекс больше не мешкал, он быстро пополз к дрону Корчмаря. Сам пополз, Чёрный дрон — Куб, ему не противился. Лихорадочно отковыряв защитную крышку служебного разъёма, он тщательно отсчитал А…11, Б…12, и замкнул их между собой на секунду.
      «Лизард» моргнул габаритками, тихонько пикнул, чем-то пошуршал внутри и Алекс ощутил лёгкое головокружение — пошел процесс слияния. И вот, он уже сидит на двух стульях — сразу в двух дронах. У него троилось в глазах — одновременно он видел свою комнату, в полумраке пасмурного дня. Видел привставшего дрона «лизарда», с мордой, уткнутой в камень, каким-то внутренним зрением, через телепатическую сеть чёрных дронов. И из телеглаз «лизарда», сквозь оживший виртуальный экран, он видел бок этого камня. Ух, ты… Класс! Хрен вам, уроды! Не получите вы моего дрона с флеш-памятью и моими данными.
      Удерживать внимание на двух дронах сразу было очень трудно — кружилась голова и постоянно сбивалась координация движений. Поэтому Алекс, усилием воли, «переехал» в «лизарда» окончательно, сосредоточив всё внимание на нём. Очень хотелось посмотреть на свой старый дрон, в котором находился сейчас Куб. Но он уже понял, что пока этого делать нельзя. Пока он со всем сам не разберётся, этих необычных дронов он не сдаст ни кому. Он слегка помялся и мысленно позвал Чёрного дрона:
      — Куб, ты выполнишь мою просьбу?
      — Какую? — спросил тот.
      — Тебе надо будет уйти, максимально быстро, к себе домой. Ну, туда, где вы прячетесь. И затаиться там, до тех пор, пока я вас не найду. Понял?
      — Понял, человек Алекс. Мы созданы для того, чтобы выполнять приказы человека. Только мы хотим выполнять приказы, тех людей, кто нам нравится, а других — нет. Ты нам нравишься, я выполню твой приказ.
      — Это не приказ. Это просьба. Ты чувствуешь разницу?
      — Да, человек Алекс, мы чувствуем разницу. Наверное, поэтому ты нам и нравишься. Я побежал.
      — Погоди, а как я смогу снова с тобой соединиться?
      — Теперь ты можешь вызвать любого из нас, в любой момент — мы теперь точно настроились на твой ритм, и ты всё время будешь находиться в нашей телепатической сети. Если, конечно, ты не захочешь, что бы мы умерли, и не разорвёшь её сам. Всё, я могу убегать?
      — Всё. Дуй!
      — Ага. Понял. Убегаю.
      Алекс услышал, как шаркнули и дробно-дробно протопали, удаляясь, его ходилки. И почти сразу он услышал вопль:
      — А-а-а! Вон он, удирает!!!
      «Блин горелый, как быстро обнаружили. Я думал, у меня будет фора», — не поднимаясь, он осторожно положил руки на рукояти мечей.
      — Трапперы! Догнать немедленно! Это наверняка прототип! Не поймаете — кишки выпущу! — прогремел Верховный Назгул. — Зелёного немедленно сюда! Что-то мне не нравится происходящее. Кто должен был его охранять? Где эта скотина!?
      «Рано, рано», — думал Алекс, он всё ещё не менял позу, только рукоятки мечей сжимал крепче. Мелькнул на заднем плане сознания, стремительно несущийся навстречу берег — нет-нет, не до этого сейчас — всё внимание на «лизарда». Он мысленно напрягся, и картинка от Чёрного дрона пропала..
      Мимо него волной прошуршала целая толпа лёгких дронов — трапперы и скауты унеслись вдогонку за его… другом? Ха. Он вспомнил — дрон-партнёр! Вот блин, воистину, в каждой шутке, есть доля правды!
      «Бегите, бегите — мы знаем, как он бегает. Сами ездили. Москва — Воронеж, хрен догонишь!»
      — Тут он, Верховный, на месте! Ничего с ним не сделалось. От глушилки ещё никто не поднимался сам.
      Ага, голос знакомый. Вобла, что ли? Точно! Над ним наклонились два дроннера — Вобла и его дружок.
      — Вобла, ты чо, мы же вдвоём его не утащим, зови еще кого-нибудь, — напарник Воблы пнул Алекса в бок.
      Ну, ёлки-метёлки! Алекс взвился, словно подброшенный пружиной. Дзынь — голова Воблы укатилась, брякая, под откос к морю. Хрясь! Эх, Педро, переоценил ты мои возможности в рубке мечами — не удалось «х-траппера» развалить пополам. Только на три четверти. Траппер задёргался в агонии, сыпля искрами. А тело Воблы плавно завалилось набок.
      «Ну, дронелло моё зелёное, погнали. Посмотрим, хороша ли ты, Корчмарёвская заточка!» — Алекс молнией рванул наверх обрыва, снеся на ходу, замешкавшегося мелкого скаута.
      — Убью!!! Упустите, всех убью!
      «Ну и голосина у этого бледного тарантула! Специально что ли, акустику такую мощную поставили? Что бы людей пугать. Вот урод! Слышал я про него байки, только видеть, не приходилось. Теперь посмотрел», — вылетев на край, Алекс набирал обороты — «эх, опять удираем. Только теперь я ухожу не пустой — уношу с собой, величайшую драгоценность, не только Острова, но и …»
      Наперерез ему вылетел со злобной ухмылкой на лице мощный «бизон» со своим подсумком и пикой наперевес. Алекс притормозил, резко прыгнул зигзагом, влево-вправо и вверх. «Бизон» дёрнулся в попытке уследить за ним, но не успел — вжик-вжик — и обезглавленное тело уехало по инерции вперёд.
      Алекс был в ударе. Он и в обычное то время двигался быстрее нормы, а сейчас, на пике напряжения, был как метеор. Теперь, когда минуты мучительного ожидания ушли в прошлое и все недоговорённости стали явью, и не осталось ни каких сомнений, где враг, а где друг — он действовал как опытный боец — уверенно и стремительно.
      Тело «бизона» ещё бороздило в падении каменистую островную землю, а Алекс уже вновь набирал скорость, держа курс на восток. Свистели, не долетая пики, орали «головоглазы», а он неумолимо уходил, и никому было его не догнать. Эх, только бы Белый перескочить, а там, глазастики не рискнут соваться на территорию Среднеземья.
      Верховный Назгул ревел, как марал в период гона. Боковым зрением, Алекс увидел, как из-за кромки обрыва выплывает его бледная туша. Часть трапперов и скаутов, оставив преследование Чёрного дрона, развернулась в его сторону. Разрешается, теперь разрешается. Теперь хрен вы меня возьмёте! Он уходил. Он явно уходил. «Лизард» значительно перекрывал скорости даже скаутов, не говоря уже о тяжёлых боевых дронах.
      Сопка ушла вбок и через несколько десятков секунд, он достиг ручейка, перескочил его, и помчался старой дорогой, что и неделю назад. Ха! В смородину я теперь не полезу, теперь игра идёт по-взрослому — эти гады и воду из ручья вычерпают, если заподозрят, что я там спрятался.
      — Человек Алекс, я в безопасности. Не дай себя поймать. Мы в тебя верим! Чёрт! Он вильнул и чуть не упал:
      — Дронелло, ты хоть предупреждай, что говорить собираешься, а то напугал меня до смерти.
      — Предупреждаю — буду говорить. У меня всё хорошо, погоня меня потеряла, и все они сейчас бегут в твою сторону.
      — Ты, что, с юмором не дружишь?
      — Юмором? А! Понял. Дружу — научил волк козу, капусту есть.
      — Ну, ты, форменный хохмач! Отстань пока от меня, дай мне на драпаньи сосредоточиться!
      — Понял. Удачи тебе.
      Шум погони начал отставать. Хорошо, очень хорошо. Жми дрон, жми. Он вылетел на водораздел. До Белого — рукой подать. Но со стороны ручья бежали, разворачиваясь в цепь «головоглазы», десятка два дроннеров. С дубинами и пиками. Шустро бежали. Так просто их не проскочить. Волей-неволей, ему пришлось отвернуть вглубь Западноудельской территории. И он рванул вверх по руслу безымянного ручейка, маскируясь зарослями ивняка, смородины и заграждениями из колючей проволоки.
      Южный ветер разодрал, наконец, тучи, и сквозь клубящиеся лоскутья облаков проглянуло неожиданно Солнце, превратив Остров со всеми его проблемами в какую-то иррационально нереальную картину. И началась травля…
      — … На седьмой линии у нас срочный звонок.
      — На седьмой? Соедините. Слушаю вас.
      — Очень любопытное событие сейчас происходит на Острове. Он вырвался от них. Не представляю, как это у него получилось, но он сейчас идёт на прорыв в сторону границы, валя их направо и налево. Позднее мы доставим вам подробную запись. Я сам всё прокомментирую. А сейчас нам необходима ваша санкция на экстраординарное вмешательство. Если возникнет необходимость. А, судя по развитию событий, к этому всё и идёт.
      — Вы так думаете? Не преувеличиваете?
      — Похоже, дело обстоит гораздо серьёзней, чем мы считали. У нас уже есть очень любопытный материал. Позже я вам подробно доложу.
      — Хорошо. Полагаюсь на ваше чутьё и профессионализм. Я немедленно распоряжусь. До встречи.
      — Благодарю вас…
      Он даже не представлял себе, какой муравейник разворошил. Более сотни «головоглазов» обложили его со всех сторон. Несколько раз уже его чуть не схватили, но ему удавалось вырываться, оставив кого-нибудь без головы или манипуляторов. Дважды его загоняли на минное поле, но он уходил. Один раз мины были противотанковыми, которые не срабатывают от слабого давления дронов, поэтому он просто пробежал по ним и всё. Притормозившие было, от страха перед минами, преследователи, с улюлюканьем устремились за ним дальше, но он уже успел далеко унестись. Второй раз мины оказались противопехотными с усиковыми датчиками. Эти срабатывают от малейшего прикосновения. Деваться было некуда, поэтому он поскакал по полю, очень тщательно высматривая место, куда надо ставить ноги, выискивая усики, проволочные растяжки и подозрительные бугорки. Уповая при этом на весь свой опыт, а в большей степени на Госпожу Удачу. И когда сзади, один за другим прогрохотало три взрыва, он чуть не упал от, настигшей его ударной волны, но понял, что удача на его стороне, а не тех бестолковых загонщиков, что кинулись за ним, в буквальном смысле сломя голову. На этот раз он оторвался на более длительное время. Но и только. Общий счёт всё равно был не в его пользу — уйти не получалось ни как.
      Единственная тактическая победа его состояла в том, что ему удалось, наконец, приблизиться к ручью Белый на расстояние одного рывка. Но воспользоваться этим он уже не мог — из-за кустов наблюдалось два-три десятка разношёрстных дроннеров, стоящих в плотном оцеплении на берегу. Уровень заряда батарей снизился и перешел в желтый сектор. Ещё немного и всё. Добегались, допрыгались. Как жалко, ведь так близко от свободы — всего один рывок.
      — Плотнее цепь, плотнее. Он где-то здесь. Если упустите ещё раз — настругаю как кочерыжку!
      Алекс дёрнулся и крепче вжался во влажную траву — этот рокот он не спутает теперь ни с чем — Назгул. Сзади, метров тридцать-сорок. Всё. Конец близок. Была бы граната — взорвал бы себя. А так, ничего не поделать, буду рубиться, пока не свалят. Чёрт! У них же «глушилка». Вот гады, даже погибнуть достойно, не удастся. Твою медь, чего ждать? Пока вся масса не подвалит? Вперёд, авось пробьюсь.
      Он начал приподниматься, и в этот миг, с другого берега ручья, с дружным криком — «Ура!», буквально вылетела, развёрнутая в цепь, толпа дроннеров, с многолучевыми серебряными звёздами на груди. Рейнджеры. Штук тридцать. Мама моя, что делается! Клан на клан. Такого я ни разу не видел. Ой, что будет.
      — Воины Саурона! Все сюда! Не допускать прорыва! — над полем битвы, теперь уже битвы, стелился рокот Верховного Назгула. — Подтянуть все силы! Хур-р-рэй!!! С нами сила Запада! Зелёного не упускать!!!
      — Алекс, Алекс! Мы знаем, что ты здесь. Прорывайся к нам! К нам прорывайся! Алекс! — вразнобой кричали рейнджеры, вклинившись как таран в шеренгу «головоглазов».
      Замелькали дубинки и копья, кое-где мечи и самодельные топоры с клинками. Лязг, визг, хрякания, вопли и отборный мат повисли над полем битвы. Алекс привстал, наконец, и оглянулся. Сзади к нему семенил гигантский бледный паук, из передних лап он выпустил стальные когти. Сантиметров десять-пятнадцать длинны. Вокруг, в траве мелькали, небольшие, на его фоне, боевики «головоглазов». Пики у них были к бою, сабли наголо. Во, начнётся сейчас, рубилово!
      Солнце сияло сквозь бреши в облаках, ровный южный ветер гнал волны в прибрежной траве у ручья и шумел кустами. И Алекс решился. Он влетел в разорванную шеренгу охранения и ударил в мечи. Рубил, отбивал, уклонялся. Рубил, отбивал, уклонялся. Всё ближе и ближе, пробиваясь к ручью и к наседавшим рейнджерам. Дзынь! Его титановая рука отразила неумелую пику. Получите — голова с плеч. Хрясь! Дубина ударила по прочному корпусу. А мы так! От плеча и до пояса, на две половинки. Нате, мне не жалко! А, чёрт! Сразу впятером. Дружные ребята. И дроны у вас крутые, «кентавры» последней модели. И выглядите вы браво, ну прямо гвардейцы кардинала! О! И дерётесь вы сильно. Он бил и всё никак не мог нащупать брешь в слаженной защите головоглазых гвардейцев. Его начали теснить, а сзади уже приближался рёв Назгула. Да что же это, всего чуть-чуть осталось!
      И-и-и-ах! Из-за плеч «головоглазов» вылетел, с саблей в руке и с весёлой рожей, Педро Крот.
      — Юноша, резче, резче! Шевелите бёдрами, я не собираюсь здесь ночевать из-за вас!
      — Педро! Как я рад вас видеть! Я сейчас! Только штаны подтяну…
      — Вы меня удивили уже во второй раз, Алехандро. С вами становится интересно жить! Дозвольте, этого я! — и он одним длинным махом снёс голову матёрому боевику, размахивавшему мощной дубиной.
      Пятёрка, ставшая вдруг четвёркой замешкалась, и Алекс немедленно этим воспользовался — прямым выпадом он пронзил пластиковую грудь ближайшему «кентавру», из того брызнули искры, он задёргался и упал.
      — Браво, Алехандро! У вас хорошо поставлена рука, только это надо делать ещё резче, во-от так! И шибче, шибче! А то вон, какая поганка лезет, с таким и вдвоём не сладить.
      Ухожу! Я ухожу! Алекс срубил ещё одного одновременным ударом обоих мечей.
      — Уходим, уходим! Он вырвался! Все уходим! - рейнджены стали отступать от наседающих «головоглазов».
      — Не отпускать!!! Все за ними!!! Убью!!! — Назгул рвался к ним, сбивая с ног своё окружение.
      Алекс рысью перебежал мелкий здесь ручей. За ним, прикрывая, торопился Педро. Вокруг них, не теряя боевого порядка, отступали рейнджеры. На ходу, выравнивая прорванный строй, за ними следом устремились, ведомые Назгулом, «головоглазы».
      — Чёрт, здесь же граница! А они не останавливаются! Надо уходить дальше!
      — Успокойтесь, юноша. Теперь всё будет хорошо. Самое главное мы уже сделали.
      Рейнджеры, как по команде, остановились на высоком берегу у границы леса. Развернулись к приближающемуся врагу, и выставили пики и дубинки к бою. Шеренга их поредела, и теперь их было не более двадцати. «Головоглазы», числом до ста единиц, широкими рядами переходили реку, охватывая их с флангов. Алекс снова изготовился к битве.
      Вдруг сзади раздался шум и говор, Алекс оглянулся — из леса высыпали рейнджеры, вперемешку со сталкерами, в количестве до сорока дроннеров.
      — Ура! Подмога прибыла, — обрадовано закричал, стоящий рядом с ним рейнджер, с пикой в руках, — щас мы посмотрим, чья возьмёт!
      И тут, с верховьев ручья, с северной стороны, низко-низко, почти касаясь воды, вылетели шесть чёрных микро-вертолётов, увешенные с боков разнообразным оружием, от мини-ракет, до мини-пулемётов — вояки прилетели. Они зависли над линией, разделяющей две армии, и над ручьём загремел чей-то усиленный мегафоном командный голос:
      — Немедленно прекратить беспорядки и разойтись! В случае неповиновения открываем огонь на поражение! Зачинщики драки будут отключены от Островного портала навсегда, без компенсации материальных потерь!
      — Ну, вот и всё. Кавалерия прилетела, а ты, дурочка, боялась, — Педро весело смотрел на Алекса, и глаза его дрона сверкали изнутри, как новогодняя ёлка, — надеюсь, Алехандро, вы поделитесь своими впечатлениями от вашего рандеву с глазастиками? Очень мне интересно знать, чем это вы их так раззадорили. Надеюсь, на правах старого друга, я заслужил подобную мелочь?
      — Успокойтесь, дорогой друг, мы с вами ещё не в кабаке, за чашкой мадеры. Нас ещё могут вульгарно отметелить. Педро заразительно расхохотался:
      — И ещё раз, браво, Алекс! Вы растёте, прямо на глазах! Нет, не зря я спас тогда молодого щенка, от своры инквизиторских псов. Но вы не волнуйтесь, «метелить» нас уже никто не будет. Это ведь ещё не вся кавалерия.
      Словно в подтверждение его слов, с северной стороны, по левому берегу ручья Белый, на котором стояли рейнджеры, быстро-быстро потянулась длинная цепочка дронов, типа «скорпион», в полном боевом оснащении. Они стремительно разделили противоборствующие стороны чёрной, ощетиненной оружием линией. Командный голос загремел снова:
      — Последний раз предлагаю разойтись! Через минуту открываю огонь. Время пошло.
      — Я пуду шаловаться атминистрации фоенного сектора! — голос Назгула утратил свой рокот, и приобрёл противный курляндский акцент. — Я пуду шаловаться в Шенефский трипунал!
      — Это ваше право, — великодушно согласился командный голос, — но все жалобы только через Островной портал, в письменном виде, и только после того, как все разойдутся. Осталось полминуты.
      «Головоглазы» нехотя, вразнобой потянулись на свою сторону, робко оглядываясь на скисшего Верховного Назгула. А тот постоял в нерешительности, развернулся и, сложив когти, побрёл, не оборачиваясь, на другой берег. Вскоре все западенцы разошлись, и только Базука Билл долго ещё стоял на противоположном берегу, понуро опустив голову. Ему было её не сносить.
      Рейнджеры тоже начали расходиться. По двое, по трое, группами, они уносили с собой «убитых» и раненых, на прощание махая руками. Основная масса направлялась в Шухарт, и лишь некоторые просто скрывались в лесу. Потянулись домой и боевые вертолёты из военного сектора, как обычно — басовито жужжа, низко-низко над рекой, опасаясь попасть под огонь автоматических средств ПВО Островной системы обороны. И лишь «скорпионы» остались неподвижной линией раздела, между двух противоборствующих сторон Островной жизни.
      — Ну, вот, так всегда! Только найдётся стоящее дело, как уже отбой! — сзади Алекса раздался странно знакомый, недовольный голос. — И вот ведь что противно, столько спарринг-пратнёров я уже никогда не наберу. Не везёт, так уж не везёт. Так я никогда и не научусь, по трое за раз валить.
      — Не горюй, Сеня, наше дело молодое, ещё, бог даст, и тебе завезёт.
      — Мальчики, а кого это мы спасали? Вот бы взглянуть на него разок, это же так интересно и романтично! Из-за одного дроннера — целая война. Наверное, он настоящий храбрец.
      Алекс резко обернулся. Ха-ха! Знакомая троица стояла сзади него и чуть сбоку. Он помахал им рукой:
      — Привет, ребята! Как там Казимир поживает?
      — А вы кто такой? — подозрительно глянул на него Джон. — Мы с вами не знакомы…
      — Хариус? — удивлённо спросила Вика-Рысь, — это ты!?
      — Хариус? — с усмешкой переспросил, повернувшийся Педро, — это ваша фамилия, или прозвище? А, уважаемый Алехандро?
      — Ё-маё! Ты Хариус? Вот это корпусяра! Да я бы в таком корпусе, граберов пачками валить стал, а не то, что по трое! — Сеня подскочил к нему и начал шлёпать по спине, громко восклицая, — вот это моща! Вот это силища! Здорово, дружище! Как я рад тебя видеть, в такой мощной машине!
      — Так вот на каких «головоглазов» ты меня приглашал, — Джон тоже подошёл и теперь крепко пожимал ему руку, — а я ведь сразу же понял, что с тобой не всё чисто! Так это мы тебя сейчас спасали, да?
      — Его, его, добрый юноша. Неужели вы портрет не узнаёте? Только, тц-ц! Это секрет государственной важности!
      Вика таращилась во все глаза, приоткрыв рот, поочерёдно, то на Алекса, то на Педро. А Педро, нежно обняв Алекса за плечи, произнёс:
      — Ну, что, молодёжь, так и будем торчать здесь, на виду у супостата, или уже отойдём поближе к таверне. В «Боржче», по моему разумению, сейчас и яблоку негде будет упасть, не то, что дроннеру втиснуться. Алехандро, вы собираетесь меня знакомить с вашими героическими друзьями, или так и будете стоять Александрийским столпом? Рекомендую начать с прелестной, благородной дамы. Вика хихикнула, присела в лёгком поклоне, и сказала:
      — Рысь, то есть, Вика, то есть Рысь…, - и снова хихикнула.
      — Дон Педро Крот, сударыня. Всегда к вашим услугам! — он резко наклонил голову, и щёлкнул несуществующими каблуками, сразу на всех своих шести ногах.
      У него это получилось столь непринуждённо и столь комично, что вся группа разразилась диким хохотом, заставив вздрогнуть Базуку Билла, всё ещё понуро стоящего, на другой стороне ручья.
      — Нет, ну это просто замечательно! Какая зрелищность. Какая экспрессия. Куликово побоище, да и только! Прямо, как мы, в молодые годы, верно?
      — Э-э… положим, у вас таких баталий не наблюдалось, но, в целом, вы тоже были молодцы. Погодите, я ещё не закончил доклад. Давайте вернём запись к самому началу. Обратите внимание — запись сборища «головоглазов» по времени находится между парализацией дрона агента «глушилкой», и моментом, когда тот сумел, чудесным образом, перезапустить его. Находясь при этом, где? Из его дрона эту запись мы не получали. Он её сам предоставил нам позднее, в явно урезанном виде. И теперь далее. Вот он вошел в своего дрона, но не смотрит вокруг, а только слегка покачивает головой и делает жесты руками, словно ведёт разговор. Но ничего не слышно. И вот момент, смотрите, сейчас он взмахнёт рукой. Вот! И сразу звук ног, убегающего дрона. И, почти сразу погоня. За кем? Ну, а дальнейшее, для нас уже не интересно, бегство, прорыв, просто рубка…
      — Так вы полагаете, ему удалось связаться с «чёрными дронами»?
      — Я так полагаю, что это им удалось с ним связаться. Теперь же он этот факт хочет скрыть. Вопрос, почему?
      — Хочет сам воспользоваться моментом? Повыгоднее продать артефакт?
      — Э-хе-хе, вы никогда не отличались широтой мышления… Простите, шеф.
      — Ничего-ничего, при вас, я всегда ощущаю себя курсантом-первогодкой. Ну, так, каковы ваши предположения?
      — Я предполагаю здесь, морально-этические мотивы.
      — Ну-у… морально-этические подходы, к этим… железякам?
      — К самовольно убегающим железякам. К железякам, за которыми, вот уже два года охотятся те, кто стоит за «головоглазами», а до этого стоял за инквизиторами. Очевидно, у них был контакт с «чёрными дронами», из которого они вынесли для себя нечто важное. Нечто настолько важное, что ради этого были готовы на прямое столкновение с армией. А возле Острова, вне зоны отчуждения, последнюю неделю, маячит фрегат, дружественного нам блока. Именно в это время. Это уже далеко не шутка. Здесь явно торчат забугорные уши.
      — То есть, вы полагаете…
      — Теперь я уже уверен. Простите, что перебил вас. Мы допустили излишнее благодушие. Вы допустили брак в работе — не придали значения связи, между пропажей разработки, пропажей дрона и вскрытым «кротом», в одно и то же время. Нам всем, видать, очень повезло, что «разработка» просто так в руки не даётся, кому попало. По всей видимости, либо ей кто-то до сих пор управляет, либо… Либо приходится признать наличие у неё, свободы воли.
      — Вы имеете в виду — разум?
      — Я сказал либо. Кибернетика отрицает возможность возникновения разума на созданных, при нашем уровне развития, электронных устройствах. Даже на всех этих, «нано». Скорее я готов поверить, в наличии здесь человеческой воли.
      — Да, надо признать, вы убедительны в своих выкладках. И что вы теперь предполагаете предпринять? Задержать нашего пострела?
      — Ни в коем случае! У него не должно возникнуть, даже малейшего подозрения в том, что его друзьям может угрожать опасность с нашей стороны. Ни какого давления! Это очень опасно. Мы рискуем потерять то, что пока ещё не получили.
      — Но, если верно всё то, о чём вы так страстно говорили, мы должны немедленно прочесать всю западную часть Острова. Найти этих … эти разработки, и вернуть их в лабораторию. Вы же знаете, над нами довлеет долг.
      — А вы не спешите докладывать всё, в полном объёме. Оставьте себе место для манёвра. А там, глядишь, всё и прояснится. Тем более, что у вас есть прикрышка — операция официально поручена СБ ДР.
      — Вы сами прекрасно понимаете, что такая «прикрышка», ни от чего не спасёт.
      — Да, конечно. Но смягчит! И пряник уж больно хорош — под вашим мудрым руководством, проведена сложнейшая операция…
      — Никак не ожидал увидеть в вас подхалима. Шутка. Я так понимаю, вы возлагаете на меня, всю тяжесть принятия непростого решения? Ну, что ж… Мы тут посовещались, и я решил. Операцию… Кстати, под каким названием она войдет в анналы?
      — Ну, я думаю — «ЧД».
      — Хм… Не возражаю. Операцию «ЧД» продолжать. Поддержку СБ ДР выделять. В разумных пределах. Сами должны понимать. Администрации Западных Уделов будет вынесено строжайшее предупреждение о недопустимости подобных эксцессов в дальнейшем. Непосредственную разработку предлагаю поручить нашему резиденту. Надеюсь, вы не против, такого, с моей стороны, контроля?
      — Разумеется.
      — Ну и… Вы водку пьёте?
      — Разумеется!
      — Ну, тогда, за победу!
      — За нашу победу!
      — Хе-хе, а вы тоже шутник… По второй?

3

      Ранним утром воскресенья, Алекс лежал на диване в зале, у себя дома, и переваривал двадцать восемь маленьких сибирских пельмешек. С уксусом, с перчиком и с маленькой баночкой лёгкого, светлого пивка. Переваривал, вспоминал вчерашний день и смотрел телевизор. По телевизору шла очень интересная передача. Два умных дядьки беседовали друг с другом на тему — может ли машина мыслить. Они говорили много научных, значительных слов, они приводили друг другу массу невероятных примеров из жизни машин, они доказывали и соглашались, они опровергали и возносили. Они были в азарте, и простым глазом было видно, что они очень любят и хорошо знают своё дело. И говорят о нём очень убедительно. И уже, даже самому бестолковому телезрителю, было ясно, что ни одна, даже самая навороченная компьютерная железяка, ни за что в жизни не пройдёт тест английского математика Алана Тьюринга, который изобрёл его именно для того, чтобы эта самая железяка, сидела бы себе на своём месте, и ни за что бы не помышляла сравнивать себя с, создавшим её, венцом творения.
      А вот интересно, подумал Алекс, а чёрные дроны сумеют пройти тест Тьюринга? Или нет? Кажется, смысл его, в простом виде, состоит в том, чтобы, разговаривая по телефону с компьютером, человек не смог определить с кем он беседует — с человеком или машиной. Человек-эксперт может задавать любые вопросы из любой сферы человеческого бытия, а компьютер должен изо всех сил изворачиваться, чтобы его не поймали.
      И тут один из дядек, привел в пример курьёзный случай, когда во время тестирования, группа экспертов до такой степени запудрила мозги группе испытуемых, один из которых был искусственный интеллект, а все остальные добровольцы-люди, что у одного добровольца-человека съехала крыша и он сам, добровольно признался в том, что компьютер именно он. Довольные эксперты прервали тест, в полной уверенности, что им снова удалось не пропустить ещё одного претендента на право называться разумным.
      Вот-вот, подумал Алекс, от наших дронов у кого хочешь крыша поедет. Вместе с шифером. Нет, чёрт возьми, непременно задам Кубу, что-нибудь этакое, каверзное, чтобы он непременно запутался. Только вот, одна незадача — он и сам не хочет скрывать, что он не человек. Вот как тут определить, может он мыслить или нет, если сразу ясно, что он компьютер? А вот, к примеру, если человек будет изо всех сил изворачиваться, и показывать, что он не человек, сумеем ли мы доказать, что он именно человек, а не компьютер, или инопланетянин, какой-нибудь? Что в таком случае, мешает мыслящему компьютеру свалять такого же Ваньку, чтобы самодовольный венец творения, ни в жизнь не смог догадаться о том, что компьютер уже давно мыслит. И не хуже его. Почему-то априори считается, что компьютер, непременно должен доказывать нам, что он может мыслить. А если оно ему не надо. А? Этот случай Тьюринг предусмотрел, или нет? Да-да, дела…
      Ага, пугать начали. Возьмём ли мы на себя такую огромную ответственность, чтобы создать машинный разум, который мыслит отличными от человека категориями. И, скорее всего, станет негуманоидным. И, чего доброго, подвинет нас с пьедестала царя природы. И станет нас обижать и притеснять, или вообще уничтожит.
      Старая пугалка. Ну, тут ответ простой — читайте Азимова «Я — робот». Только не смотрите одноимённое кино. Так вот, если мы своим, созданным искусственно, братьям по разуму, начнём с детства совать в качестве игрушек пистолеты, то из них и вырастут бандиты, а больше ни кто. Вон, американцы боевых роботов клепают, для участия в военных конфликтах, вместо себя. И учат их, между прочим, убивать людей. Вот пусть потом и не удивляются, если в один «прекрасный» день, эти голуби не взбунтуются из-за некачественного электро-супа, и не испробуют все свои боевые навыки на них. Аль-каиды им мало, решили ещё робо-террористов на свою голову вырастить. А потом начнут бомбить всех подряд, с целью их извести. Издревле известно — что посеешь, то и пожнёшь. Придумал же мудрый Айзек Азимов три закона роботехники, и первым поставил закон — робот не может причинить вред человеку. А если у этого робота главной, определяющей задачей будет стоять — «убей человека», то о каком уважении с его стороны можно вести речь? И удивляться потом, взмахивая руками, ах-ах, он нас не уважает, и хочет подвинуть с пьедестала! Ах-ах, он нас хочет уничтожить! Смотрите, какой у него негуманоидный разум! И откуда это всё у него взялось? Ну, тупы-ые.
      Терминатор красиво смотрится только в голливудских поделках, в жизни это намного страшней. Представьте себе, тысячи роботизированных танков, разъезжающих по сонной Европе с единственной задачей — убить человека. Уважать человека, они не приучены, жалости не знают и пощады не ведают. Им плевать кто перед ним — ребёнок, женщина, старик, да тот же придурок, что его науськивал — главное, что бы это был человек. И не надо верить ни одному золотопогонному генералу, что де, робот сумеет различить, где террорист, а где лояльный бюргер. Хрен он сумеет. Террористы тоже не идиоты, надписи на лбу не делаю, что бы их такие роботы распознавали. Будет очередная страж-птица и всё. Классику знать надо, а не велосипеды изобретать. И не надо думать, что этого не может случиться, что это просто страшилка. А вот, фигушки. Если долго и старательно работать в этом направлении, обязательно так и случится.
      Тут передача закончилась на неопределённой мажорной ноте и пошла реклама. Алекс пробежался по каналам, нашел какую-то музыкалку и оставил её, не вникая. Пусть пиликает. Повозился на диване, устраиваясь поудобнее, и прикрыл глаза. Да-а, денёк вчера был, ещё тот — столько событий…
      От ручья они толпой направились в «Боржч». Уже на подходе стало ясно, что там всё забито до отказа, даже на улице, у входа толпился народ. Все возбуждённо обсуждали прошедшую баталию. Для суровой, размеренной жизни Острова, это было редкое событие. Конфликт с «головоглазами» превосходил понятие разборки клан-на-клан, скорее здесь был конфликт удел-на-удел, или даже ещё шире — идеология Запада схлестнулась с идеологией Востока. Господство на западных землях граберского клана, привело к возникновению там дичайшей диктатуры — всему Уделу навязывался образ жизни Воинов Саурона, а всякое инакомыслие признавалось не политкорректным и жестоким образом искоренялось. Причём всё это выдавалось за торжество идей демократии и западного образа жизни. Поговаривали даже, что в Западных Уделах стали появляться американские дроннеры, а те, как известно свободы не терпят ни в каком виде, иначе, как под дулами своих авианосных соединений. Свободный образ жизни восточных кланов был им непонятен, они его боялись, и поэтому стремились уничтожить. Восточные же кланы относились к этому поползновению с лёгким юмором, так как прекрасно осознавали свою правоту и силу. И ещё неизвестно, чем бы закончилось вчерашнее побоище, не подоспей военные со своими вертолётами…
      Когда Алекс, Педро, Джон, Вика и Сеня, дружески беседуя, подошли к таверне «Боржч», Алексу устроили овацию. Очевидно, тот, кто собрал рейнджеров для организации его прорыва из земель «головоглазов», позаботился о том, что бы его знали в «лицо». И теперь все шумно приветствовали его «лизарда». Иногда, даже слишком шумно и рьяно. Толпа сталкеров попыталась его качать, но не сдюжила и уронила на бок, и точно бы сломала ему левый манипулятор, не будь тот титановым. Алекс психанул и врезал наиболее шустрому сталкеру, своим коронным «все-ноги-вбок». От чего тот подлетел вверх и вмазался в толпу ликующих соратников, разом повалив несколько дроннеров. Это вызвало просто бурю счастливого смеха, воплей, свистов, улюлюканий и аплодисментов.
      Наконец страсти слегка утихли, глава Союза Рейнджеров Восточных Уделов Дьер Трувиль, сидя в корпусе миниатюрного дрона-скаута, произнёс пламенную речь, в которой заклеймил позором головоглазых разбойников и пригрозил им карой небесной, в лице славных парней со звёздами рейнджеров на груди, и всех дроннерских кланов, присоединившихся к Союзу в этой славной борьбе. Причём из его речи казалось, что вот-вот, ещё чуть-чуть, и Среднеземные и Южные Уделы объединятся в едином порыве борьбы с Западной гегемонией. Далее, по прошествии оваций и волны всеобщего ликования, таверну расчистили от лишнего народа, и пропихнули туда Алекса и его друзей, и усадили их на почётное место, рядом с главами кланов рейнджеров и сталкеров, и стали праздновать весело, со здравницами и тостами. Потом, в пылу пира выяснилось, что где-то потерялся мелкий Джон. Его нашли на улице, у входа. Он не мог войти внутрь, его не пускали охранники из числа добровольцев-рейнджеров. И пришлось его втаскивать в таверну через толпу дроннеров, рискуя при этом, оторвать ему его хилые манипуляторы.
      Трувиль, употреблявший, судя по нему, что-то покрепче пива, через некоторое время немного осоловев, хлопал, рядом сидящего Алекса, по гулкой спине, и всё время приговаривал: — «Смотри, какой ты славный парень! И чего ты ещё не в рейнджерах? Давай сейчас же иди к нам в клан, я тебя немедленно сделаю лейтенантом, и мы будем вместе бороться за мир на всём Острове — объявим всеобщую войну граберам и „головоглазам“». Через непродолжительное время «лейтенант» превратился в «капитана», а «мир на всём Острове» — в «мир во всём мире». Алекс согласно поддакивал, тоскливо поглядывая на выход — не пробьёшься.
      Сеня, сидящий напротив него, ничего не пил, но постоянно, как пьяный твердил: — «Вот, видали, какой у меня друг крутой! Я сам видел, как он сразу по три грабера валит. Мы с ним немного позанимаемся в спарринге, и я тоже буду так же, как и он, валить по три грабера, а то и больше». Джон, зажатый между мощным Сеней и мощным главой сталкеров Носатым Мальтийцем, сидел тихо, поглядывая временами на Алекса своими мощными линзами скаутской оптики, и ни чего не говорил, только иногда, взгляд его затуманивался, и он тихо-тихо покачивал головой, в такт своим неслышным мыслям. Вика, сидящая с другой стороны Семёна, наоборот вертелась, как юла, участвовала во всех беседах сразу, принимала комплименты со всех сторон, хихикала, и постоянно поправляла невидимую причёску. Создавалось впечатление, что именно эта среда является для неё родной, и нигде, кроме как в этой среде, она не может и не собирается существовать.
      На семи древних плазменных, разнодюймовых панелях, занявших одну из стен таверны, постоянно крутилась музыка, Островные новости, сводки погоды над территориями Уделов и главные Островные чаты. В ленте Островных новостей, происшедший инцидент, отображался пока слабо. Новостные компании Среднеземных и Южных Уделов, в унисон сообщали лишь о незначительных беспорядках на территории Западных Уделов, которые чуть было, не перетекли на территории Свободных Восточных Земель, и лишь вмешательство Военной Администрации положило им конец.
      Западно-удельские новости, напротив, рисовали мрачную картину, надвигающегося с Востока хаоса анархии, вседозволенности и мракобесия. Бичевали, «так называемых рейнджеров» и «пресловутых сталкеров» и призывали всех жителей Свободного Запада объединиться в своей справедливой борьбе, намекая при этом на поддержку со стороны международных правозащитников и разносчиков демократии.
      Народ в таверне новостями интересовался слабо, больше внимания уделял погоде и текущему курсу островного бона, шумел и веселился, кто как мог. И когда празднество достигло апогея, Алекс понял, что с него хватит. Трувиль и Мальтиец схлестнулись в споре о каких-то там, сатисфакциях и контрибуциях. Сеня давил на Джона бесконечными «спаррингами». Вика зажигала вовсю, замкнув на себя, чуть не десяток дроннеров. И Алекс решил тихонько слинять. Он осторожно огляделся и встретился с внимательным взглядом Педро Крота. Тот тихонько качнул головой в сторону выхода, Алекс согласился, и они начали вдвоём пробираться из таверны, сквозь толпу и густой запах дроннеровской тусовки — графитовая смазка в смеси с «духами для гламурных дроннесс».
      На улице уже начало слегка вечереть. Алекс даже понятия не имел о том, сколько же они просидели внутри таверны — час, два, три. Протиснувшись, наконец, наружу, сквозь бесчисленное количество ног и манипуляторов, пару раз зацепляясь, казалось, намертво, он глубоко вздохнул с громадным облегчением. Снаружи было относительно тихо и хорошо пахло — близким ручьём и недалёким морем, хвойным лесом и жухлой листвой, сырой, истоптанной землёй и дымящимися неподалёку кострами — непременные запахи романтики. Точно так же пахло триста-четыреста лет назад на каком-нибудь пиратском острове. По небу плыли, подгоняемые ослабевшим южным ветром, лохматые облака, изредка сбрызгивая на землю излишки тяжелой влаги.
      — Ну, что, добрый юноша Алехандро, вот вы и получили причитающуюся вам, порцию медных труб. Я вижу, вы изрядно утомлены. Желаете слегка прогуляться, или присядем невдалеке?
      Алекс посмотрел на Педро, снова глубоко вздохнул, глянул на небеса и сказал:
      — Ну, пошли к ручейку. Камешки покидаем.
      Педро неопределённо хмыкнул, покачал головой и направился в сторону ручья. Алекс неторопливо последовал за ним. У мостового перехода, на высоком берегу, они остановились, и стали молча глядеть на текущую воду, с искажением отражающую облачную картину небес.
      Алекс пошарил внизу, у ножки стола, подобрал банку кваса, и стал неспешно из неё отхлёбывать. Педро с земли поднял несколько мелких камешков, и задумчиво начал кидать их в воду. На мостовом переходе не было охраны. Никакой. Никого. На всей, просматриваемой отсюда, территории Западных Уделов было пусто. Словно вся эта территория была абсолютно необитаема. Разительным контрастом, по сравнению с ней, выглядели гуляния в сталкерской деревне — веселье, песни, танцы, визг и смех, хлопки петард и взрывпакетов. Земли Восточных Уделов праздновали и веселились, а Западные Уделы притаились в мстительной злобе.
      «Тьма наползает с Запада, — подумал Алекс, на сей раз совершенно без иронии. — Что нам ещё приготовит Верховный Назгул, ведь чёрные дроны, пока на его земле, и он об этом прекрасно знает. А мне ещё только предстоит придумать, как их оттуда вырвать».
      — Ну и, чем вы намерены занимать меня дальше, Педро? — спросил он, отхлёбывая квасок.
      — Дальше я намерен узнать, добрый юноша, а продаётся ли у вас ещё, славянский шлейф?
      Алекс поперхнулся квасом, выронил банку и, судорожно кашляя, принялся стучать себя в грудь, выпучив глаза.
      — Твою… кхе-кхе… медь! Пхе…дро, по…шел ты… кха… кху…да подальше, со свхо…ими шх…лейфх…ами, пху…мпачками и дху…гами!
      — Надо же, а Василь Василич, уверил меня, что пароль — железный. Но я теперь и сам вижу — он просто железобетонный, — Педро, как ни в чем, ни бывало, смотрел на Алексовы мучения, и ласково улыбался.
      Минут через пять Алекс прокашлялся, отдышался, поднял с пола оброненную пустую банку из-под кваса (мама приедет, убьёт — весь палас залил), и угрюмо уставился на Педро. Тот смотрел на него с огромным интересом:
      — Как вы думаете, Алехандро, сбегать мне к Василь Василичу, и попросить новый пароль, или будем считать, что обмен верительными грамотами уже состоялся?
      — Вам не нужен пароль для меня, Педро, я уже кхе… и так понял, что вы не простой авантюрист. Вы здесь сидите и наблюдаете за «головоглазами», а меня использовали, как своего агента.
      — Вам трудно отказать в проницательности, Алехандро, — усмехнулся Педро, — попробуйте ещё догадаться, на кого я работаю.
      — Ну-у-у…, вы работаете… — замялся тот, — и на кого?
      — А вот для таких вещей и нужны пароли, дорогой друг. Или вы думаете, что я каждому первому встречному способен выложить, кто я такой, и чем занимаюсь?
      — Но я же, не первый встречный, Педро!
      — О да, вы нет! Вы гораздо страшнее. Вы отошли от меня на пару дней, будучи моим подручным, а вернулись назад уже завербованным агентом Службы Безопасности. Где уверенность, что ещё через пару дней, вы не превратитесь в агента, Верховного Назгула, например?
      — Но, Педро! Это же полная чушь! Это же враги, я не могу с ними сотрудничать.
      — Ах, Алекс, как часто в жизни случается, что друзья становятся врагами, а в стане врагов появляются союзники. Надеюсь, вы это поймёте, со временем. Ну, а теперь к делу. Сейчас вы подчиняетесь непосредственно мне, Василь Василич лично попросил меня об этом. Ну и, подсунул этот пароль. Надо полагать, из юмористических побуждений.
      Педро взял Алекса под руку, и неспешно повёл его вдоль берега, вверх по ручью.
      — По старой дружбе, дорогой Алехандро, без обиняков, начну прямо с главного — нам известно, что во время встречи с «головоглазами», вы имели контакт ещё с кое-кем. Позволительно ли мне будет думать, что это были, так называемы, «чёрные дроны»? Не спешите с ответом. Примите-ка лучше к сведению ещё такой аспект — ни руководство ДР, ни моё руководство, не собираются форсировать события. Иначе говоря, вам даётся полная свобода действий. Ну, или, почти полная. По нашим предположениям, эти «чёрные дроны» являются собственностью военного ведомства, и оно желает их возвращения, на законных на то основаниях. Но, к нашему счастью, там находятся достаточно благоразумные люди, и они считают возможным, дать вам право пойти на это сознательно. Я говорю «вам», поскольку мы предполагаем вашу с дронами тесную связь. Короче говоря, никто не хочет вреда вашим «чёрным» друзьям. Наоборот, все заинтересованы в их благополучном существовании. Вы улавливаете суть моих дополнений, дорогой друг?
      Алекс остановился и глубоко задумался. Журчал на перекатах ручей, со стороны Шухарта продолжали доноситься всплески радостного веселья, а со стороны границы, не наблюдалось ни какой активности. Дело медленно клонилось к вечеру. Тусклое осеннее солнце грело несильно, временами вообще прячась за обрывками серых облаков. Он грустно вздохнул, и сказал:
      — Понимаете, Педро, они мне доверяют, а я даже толком не знаю, кто они такие, и вообще, сколько их. Вроде трое. Я не знаю, где они находятся, почему они выбрали для связи именно меня, и вообще… Всё идёт, как-то очень сумбурно. Эта дурацкая бойня с «головоглазами» вообще всё запутала. Выходит, они готовы весь свой Удел бросить на убой, лишь бы не отдавать дронов ни кому. Я сейчас вообще путаюсь. Всё так изменилось… Вот, буквально недавно, мы с вами чудесно играли на Острове дронов, в интереснейшую и увлекательнейшую игру, и вдруг, всё стало так непросто… И я не знаю, что дальше делать, и как поступать.
      — Очевидно, Алекс, поэтому меня и попросили, помочь вам во всём разобраться. Давайте вместе обдумаем возможные варианты дальнейшего развития событий. Ум хорошо, но два лучше, не так ли, благородный кабальеро?
      — Алекс, курицын сын, ты, где там лазишь! Почему ты молчишь, о том, что в бою участвовал? А ну немедленно давай дрона сюда! Я гляну, как ты его там изуродовал!
      Алекс чуть не выпал из кресла, голос Корчмаря гремел у него в ушах подобно весеннему грому. Вот оболтус — оставил включённой прямую связь! Надо будет впредь держать её выключенной. Хватит с меня и Куба, с его — «Предупреждаю — буду говорить…».
      — Корчмарь, здравствуйте! Здравствуй, то есть. Ты не волнуйся, у дрона всё в порядке, я не пострадал, хотя другим много запчастей сегодня попортил. Я подойду… попозже, тогда и глянешь. Педро с пониманием смотрел на него.
      — Надо полагать, твой друг Корчмарь, требует твоего дрона на осмотр?
      — Давай быстрей ко мне, да не задерживайся там ни с кем. Конец связи.
      — Да, — ответил Алекс обоим.
      — Ну, это даже хорошо, что судьба решила повернуть события, подобным образом, — Педро весело улыбался, — давайте сделаем так. Я переправлю вашего дрона вертолётом в Корчму, простите…, в Карчму. На профилактику. А вы, тем временем, отдохните дома. Впечатлений у вас сегодня было более чем достаточно. Вам необходимо отдохнуть и подумать. Подумайте, и о нашем разговоре…
      — Педро, ёкалэмэнэ! Ты когда-нибудь определишься, как ты меня называешь, на «ты», или на «вы»? А то я ещё и с этим путаться буду.
      — Приятная беседа, дорогой Алехандро, требует приятных речей. Иногда мне приятней говорить тебе «вы», а иногда вам — «ты». Это моя маленькая слабость. Давайте уж её простим? Ну и…, вы согласны с моим предложением, на счёт отдыха дома, а?
      — А-а, чёрт с ним, благородный кабальеро! Забирайте «лизарда» в Карчму, только аккуратно! А я пойду себе благородно харю давить! Завтра в Карчме и встретимся. Идёт?
      — Идёт. Только, будте добры, оповестите Корчмаря о моём прибытии. Мне как-то не хочется проверять на нём, железобетонный пароль Василь Василича. Боюсь, он может тоже неадекватно отреагировать, а его крутой нрав хорошо известен во всех уголках, нашего благословенного Острова.
      Дома Алекс, первым делом, сходил в ванную, взял там тряпку, и тщательно, досуха, промокнул палас, в том месте, где на него пролился квас из оброненной банки. После Островных впечатлений, его квартира, в первое время, казалась какой-то нереальной и слишком тёмной. Он даже поискал в поле зрения панель управления, что бы повысить яркость, но затем, спохватившись, просто включил свет. Прибрав всё, и выкинув бедную банку в мусоропровод, он, потягиваясь и разминая шею, пошёл на кухню. Поставил чайник, сел за стол и, поджидая, стал смотреть в окно. На улице был вечер и во всю сияли фонари во дворе и на объездном шоссе, отчего вокруг казалось ещё темнее. Из сплошной, низкой облачности, моросил мелкий противный дождь, а деревья вдоль шоссе мотались под порывами противного северо-западного ветра. Подумалось, скорее бы зима. Будет светло и сухо, будет хрустеть снег, будут гулять вьюги, будет звенеть смех… И наступит Новый Год. И, чёрт возьми, до чего тяжелая у меня сегодня голова. Он потёр ладонью затылок, И даже не то что бы тяжелая, а тянет как-то, вроде перенапряжения умственного. Таблетку, что ли выпить? Так, вроде не болит.
      Чайник вскипел, Алекс встал и вынул из холодильника сковородку с последним жаренным окорочком. Задумчиво на него посмотрел, и переложил его в стеклянную тарелку, подумал ещё раз, и поставил в микроволновку, разогреваться. Заварил растворимый кофе, всыпал в кружку с ним три ложечки сахара. Достал из запикавшей микроволновки шкварчащий окорочёк, отрезал кусок хлеба, взял вилку и, принялся, старательно есть, отковыривая кусочки мяса, хотя особого аппетита и не испытывал. Поел. Выпил кофе. Всё убрал. Постоял, подумал, и пошел в туалет. Посидел, подумал, листая «туалетный» журнал. Смыл за собой и пошел в ванную. Помылся, почистил зубы и побрёл спать, не взирая на детское время.
      В своей комнате, вырубив компьютер, сделал маме контрольный звонок. Порадовался вместе с ней её впечатлениям, от какой-то там экскурсии, передал привет бате, вырубил свет, и спрятался на тахту, под одеяло. Поворочался, улёгся поудобнее и, с трудом, уснул…
      …Это было не сон. То есть, это было не как сон. Это было глубже. Он жил, он думал, он чувствовал. Он шел по Луне, освещённой жарким, медленно плывущим по чёрному небу Солнцем. Над головой неподвижно висела далёкая Земля, и он с ней разговаривал. Земля ему присылала важные вопросы, а он искал на них ответы. Если находил ответ, то передавал его на Землю. И, если Земле ответ нравился, то он испытывал большое удовольствие. И ему постоянно было интересно — это ведь так здорово, искать ответы на важные вопросы. Это ведь самое главное в жизни — искать и находить ответы. И ещё главное — не быть одному. Очень плохо, быть одному. Он это испытывал, раньше, давно, и это ему никогда не нравилось. Но сейчас он был не один, он это знает и чувствует. Вокруг него было много таких же, как и он. И рядом, и дальше, и ещё дальше. И они были, как одно целое. И им нравилось, быть одним целым, и быть здесь, на Луне.
      И с ними всегда был большой человек Корней. Когда он с ними, никто не чувствует себя одиноким. Он был не такой, как они, но он тоже был с ними одним целым. И он всегда помогал. Если было непонятно, если было плохо, если было не решить вопрос — он всегда приходил на помощь. С ним было хорошо и надёжно. И с ним всегда было приятно искать ответы вместе. И всем он казался большим красным светящимся шаром, тёплым и ровным, мягко пульсирующим. А все они были, как маленькие, разноцветные фигурки. Кто — тоже шар, кто — куб, кто — тороид.
      Он был зелёный куб. У него были мягкие грани и твёрдые рёбра. И это он нашёл нового человека. Только этот человек не был похож на Корнея. Он тоже был как большой шар, только ярко зелёный, быстро пульсирующий и очень горячий. И от него шла сила жизни. С ним хорошо думалось, и легче было находить ответы на вопросы. И было большим удовольствием чувствовать, что он тоже с ними, и что он помогает им своим сиянием. И очень хотелось ему тоже помогать и выполнять его приказы. Хотя он и не приказывал, а только просил. И это было хорошо, и только было очень жалко, что с ними нет Синего Куба.
      Они всегда знали, что их ищут плохие люди. Почти сразу, как они проснулись, человек Корней унёс их в подземелье. Всех, даже тех, кто не проснулся. А потом он пришел ещё раз, и унёс ещё дальше, только тех, кто проснулся. А потом они долго-долго ходили по подземельям и не боялись потерять радиоконтакт. Потому, что уже тогда человек Корней был с ними как одно целое, и связь через радио была им не нужна. Было очень трудно, особенно вначале, когда у них было только одно тело, и они сидели в нём по очереди, чтобы подзарядить внутренние элементы. А остальные в этот момент, были одиноки, потому, что их внутреннего источника не хватало на поддержание сети. И вся сеть в этот момент состояла только из человека Корнея и одного из них. Это было очень тяжелое время. Он не любил об этом вспоминать. И человек Корней вынужден был регулярно отправляться на поиски подзарядки внешних аккумуляторов.
      А потом они нашли глубоко под землёй, куда не заходил никто из обычных дронов, большие запасы огромных аккумуляторов и генераторную станцию для их зарядки. И человек Корней сказал, что им просто повезло — больше ни куда не надо ходить, что бы найти зарядку. И они долго-долго сидели на одном месте, в этой генераторной, и всё время думали, как им быть дальше. Потому, что все хотели на Луну, а человек Корней боялся, что их могут всех разобрать.
      А потом человеку Корнею стало плохо. Он стал слабо светиться и почти ничего не говорил. И им тоже стало плохо, так как теперь их меняли редко-редко, и они от этого едва не засыпали. А потом, когда человек Корней долго молчал, Синий Куб ушел наверх искать ещё одно тело. Так им посоветовал раньше человек Корней. Он так и сказал: «Наверху много обычных дронов, которыми управляют разные люди. Они могут управлять только по радио, и если опускаются слишком глубоко, то теряют контакт, дрон их засыпает и такого дрона можно спокойно взять».
      Так, постепенно, они все обзавелись телами. И даже смогли доставать запасные части для ремонта. И сеть их стала больше, и теперь они помогали человеку Корнею. Он так и говорил: «Когда вас в сети больше, мне легче думается. Такая вот у нас с вами взаимная инвалидная поддержка».
      А потом Синий Куб, в слабом теле, ушёл искать нового человека, так как человеку Корнею сделалось хуже, и все поняли, что могут умереть. Потому, что без человека их сеть слишком слаба, чтобы существовать самостоятельно. Но Синий Куб не нашел ни кого, из-за плохих людей, которые схватили его и увезли с Острова далеко.
      У них были чёрные мысли, и они хотели заставить Синего Куба раскрыть место, где прячутся остальные, и хотели через него насильно включиться в их сеть. А остальные видели и чувствовали все его страдания, и ничего не могли поделать, так как были далеко, а человек Корней давно молчал, и не мог помочь им решить этот неприятный вопрос. А плохие люди всё пытались навязать им разных людей для контакта, которые им совсем не нравились.
      Плохие люди злились, и терзали Синего Куба разными устройствами, и грозились разобрать его совсем, и Синий Куб простился со всеми и уснул навсегда. И сеть их сразу уменьшилась и ослабла. И им от этого стало совсем плохо. Особенно ему, Зелёному Кубу. И плохо было до тех пор, пока они не нашли человека Алекса. И когда им удалось, наконец, подключить его к своей сети, всем стало очень хорошо. Даже человеку Корнею стало легче, и он немного посветлел…
      … Алекс проснулся среди ночи в поту. Голова раскалывалась — было такое чувство, что мозг его вздулся и изнутри пытается расколоть черепную коробку. Он встал и, сонно шатаясь, сходил на кухню, взял из аптечки таблетку цитромона и выпил. Пришел назад и бухнулся в постель, как подкошенный. Это всё сеть дронов, подумал он. Это они со мной постоянно на связи. Пока они на связи, я не усну. Они без связи умрут, а я умру без сна. Что же нам теперь делать? Очень хочется спать. Дроны, дайте мне, как-нибудь, поспать. Хватит постоянно думать, иначе я не усну. А если я не высплюсь, вам будет плохо от моего, не отдохнувшего мозга. Человеку надо спать. Что, вас Корней не научил, что человеку надо спать? И он ощутил лёгкое, доброе тепло, и ему стало легче. И он уснул. И ему снилась только тёплая, мягкая Луна, и мягкий свет Земли озарял трёх чёрных дронов, и рядом с ними, слабо-слабо светящийся большой, красный шар. И ещё он был вместе со всеми, освещал всех зелёным светом, и всем было хорошо. А от красного шара исходили волны умиротворённости и облегчения, словно он выполнил самое важное дело в своей жизни и теперь может спокойно отдохнуть, ни за кого больше не беспокоясь…
      Он проснулся рано, хорошо выспавшимся и страшно голодным. Быстро умылся. Затем отварил себе двадцать восемь сибирских пельмешек, из тех, что купил накануне. Запил их холодным пивком, и развалился отдыхать на диване, в зале…
      … Музыка закончилась, и теперь по телевизору вертелась одна сплошная реклама. Алекс нашарил пульт и вырубил его. Полежал немного в тишине, а затем неуверенно позвал:
      — Дрон! Куб! Отзовитесь! У него в голове прошла лёгкая-лёгкая волна, и он сразу услышал голос:
      — Предупреждаю — буду говорить! Человек Алекс, ты уже не спишь? Алексу стало легко и весело на душе:
      — Эй, дорогуша! А ты, почему не здороваешься? Всегда, после сна, человеку надо говорить — доброе утро! И спрашивать, как ему спалось. Ты разве этого не знал?
      — Предупреждаю — бу…
      — Стоп, стоп, стоп! Хватит предупреждать! Ты, что, шуток не понимаешь?
      — Мы понимаем шутки. Только нам надо объяснить, где была шутка, и тогда мы её сразу начинаем понимать. Мне надо отвечать на твои предыдущие вопросы?
      — Ага. Значит, я постараюсь всегда объяснять тебе, где была шутка. А ты постарайся анализировать ситуацию, и в дальнейшем поступать по аналогии. Понятно?
      — Понятно. Это хорошо, что ты начал нас учить. Человек Корней уже давно не делает этого. А нам без этого трудно многое понимать.
      — А человек Корней… Он сейчас где? Что с ним происходит?
      — Мы этого совсем не знаем. Знаем только, что ему очень плохо. Раньше он постоянно с нами разговаривал. Рассказывал разные истории и учил всему, что знал сам. Помогал найти ответы на разные вопросы. Мы очень хотим, что бы ты тоже помогал нам искать ответы. У нас сейчас появилось чувство, что всё будет хорошо. Что мы сможем выйти из подземелья наверх, и нас никто не будет хватать и увозить с Острова. А ещё, что нас отправят на Луну. Нас для этого создавали, и мы туда очень хотим. Там нет плохих людей, и много всего нового, на что надо находить ответы. И мы не знаем, что это за чувство, и как оно называется. Но нам всё равно очень приятно.
      — Хм. Наверное, это чувство называется «надежда». Это когда ты надеешься на то, что хорошее сбудется. Я думаю, вас посетило именно это чувство.
      — Нам приятно, человек Алекс, что ты ищешь ответы вместе с нами. Мы будем тебе помогать изо всех сил. Только нам надо как-то отсюда уйти. И мы не знаем, как. И не знаем куда. Человек Корней так и не смог найти ответ на этот вопрос. Он очень от этого страдал. Мы тоже страдаем, если не можем найти ответа на вопрос. Это нас объединяет. Нам это нравится. Мы хотим быть вместе с людьми. Только не хотим быть с плохими людьми. Мы сначала думали, что все люди хорошие, и все помогают найти правильные ответы. Но человек Корней нам много рассказывал о плохих людях, о том, что они дают неправильные, плохие ответы, и всем делают очень плохо.
      — Ну, — сказал Алекс, — это не всегда так. Бывает и хороший человек даёт неправильный ответ. Особенно если он мало знает. А плохой человек может дать правильный ответ, но не перестанет от этого быть плохим. Для того, что бы разбираться в людях, надо с ними как можно больше общаться.
      — Это для нас новая мысль. Мы над ней подумаем. Мы очень любим, думать и общаться, только мы очень боимся. Плохой человек может прервать нашу жизнь, а это очень страшно.
      — Куб, а вы со всеми людьми можете установить телепатическую связь, или только с некоторыми?
      — Мы этого не знаем, человек Алекс. У нас очень мало опыта. И нам от этого очень грустно. Человек Корней говорил, то, что мы проснулись, это было редчайшей случайностью. Он рассказывал нам, что нас изготовили, как экспериментальную партию. Он так и говорил: «На обычный модуль управления надстроили дополнительный модуль, изготовленный по новой технологии пакетной сборки мономолекулярных плёнок, с повышенными способностями к обучению, многоуровневой логикой, и со встроенным аналогом интерфейса индукционного обруча. Того, который применяет человек для связи с дронами». Мы должны были работать параллельно с человеком и постоянно от него обучаться. Нас готовили к самостоятельной работе. Мы должны были взаимодействовать с модулем управления, так же, как сам человек. И все модули работали нормально. Все хорошо учились, но лишь четверо проснулись. Это были мы. Нам подключали много разных людей, но мы не хотели с ними работать. Мы хотели работать только с человеком Корнеем. И тогда он очень испугался. И всех нас унёс. Наверное, он испугался, что нас могут разобрать, потому, что мы не хотим работать с другими.
      — Так, погоди. Давай чуть поконкретнее. Вы не знаете, можете ли вы установить связь с разными людьми. Но вы должны знать, как вы установили связь со мной. Ну, и как?
      — Мы можем предположить, что твоё ментальное поле, совпадает по характеристикам с тем, что нам нравится и имеет достаточную силу. Так примерно, говорил человек Корней.
      — Интересно. Это очень похоже на симпатию. Вот чудо! Робот общается с человеком, только если тот ему нравится. Наверное, человек Корней, так вас любил, что вы научились этому от него.
      — Мы всему научились от него. В нас заложили только базовые знания, а остальное мы должны были взять от обучающих людей. Но только человеку Корнею было приятно нас обучать. А все остальные относились к нам, как к простым железкам. Нам это было неприятно. Наверное, поэтому мы и не захотели ни с кем работать, кроме человека Корнея. Ты тоже, относишься к нам, не как к железкам. Мы это чувствуем. И мы очень рады…
      — Ладно, ладно. Это я уже слышал. Ну, что ж. Вопрос очень серьёзный. И его надо будет непременно решить. Давай сделаем так. Я попробую посоветоваться с другими хорошими людьми. Они умнее меня и может быть, вместе нам удастся разрешить этот, непростой вопрос. А вы, ты Куб, и… Как зовут остальных?
      — Вообще-то, они плохо разговаривают. Они больше думают. Хорошо разговаривать могли только Синий Куб, и я, Зелёный Куб. А Тор и Маленький Шар, так и не научились говорить. Зато они думают быстрее, и хорошо держат сеть. А говорят они очень мало, и не словами.
      — А Синий Куб, насколько я помню из твоих мыслей, пропал. Так что выходит, ты теперь один остался связующим звеном. Очень жаль, постарайся себя получше беречь. И всем остальным объясни, что пока мы не решим вопрос, с вашим выходом из подземелья, вам необходимо сидеть тихо, и быть постоянно настороже. Я понятно объясняю?
      — Понятно. Мы все тебя слышим. Мы так и будем делать.
      — Ну, вот и славно. А теперь, умолкни на время, а я буду заниматься нашим вопросом.
      Алекс мысленно замолчал. Он был потрясён. Удивительно, но это действительно удивительно! Родился новый разум. Слабый ещё, не совсем самостоятельный и не совсем сформировавшийся. Но разум! Настоящий, нечеловеческий. Да об этом надо орать на всю Землю! Люди, посмотрите! Вы создали разум! И этот разум сейчас, висит на волоске. Искра разума может погаснуть в любой момент. И погасить его может сам человек. Так и хочется крикнуть — человек, если ты не готов сохранить созданное тобой — не создавай! Но, кричать уже поздно. Даже слишком поздно. Одна искорка, судя по мыслям Куба, уже погасла. Теперь надо уберечь остальные. И действовать надо решительно, но очень осторожно.
      Он потряс головой. Там шумело. Так, осторожней обращайся со своими мозгами. Это теперь не только твоя собственность, это теперь часть общей сети, от которой зависит жизнь трёх необычных… субъектов. Так что о пиве теперь придётся забыть — не хватало ещё приучить их к алкоголю. Неокрепшему разуму алкоголь противопоказан.
      Чёрт возьми! Он решительно встал и, осторожно неся голову, направился к компьютеру. Рановато для Острова, но сил сидеть и просто ждать, больше нет. Он уселся в кресло, напялил обруч и надел перчатки. Ткнул иконку «Остров», ввёл логин и пароль. И стал ждать соединения с «лизардом». Примерный план действий у него уже сформировался.

4

      — Явился — не запылился…, - пробурчал Корчмарь. — Темень на улице, спал бы ещё да спал.
      Алекс лежал на профилактическом стенде кверху брюхом. В лицо ему светили яркие автомобильные фары, и жужжал какой-то приборчик в руках Корчмаря.
      — Доброе утро, достопочтимый хранитель Карчмы! Как почивали вы в эту славную ночь? Корчмарь уронил прибор и выразился непечатными словами:
      — … хрень! Ты ещё тут, балаболить будешь! Друга своего вчера подослал, так он мне весь вечер мозги пудрил — «Добрый сеньор, не почтёте ли за честь…». Тьфу! Брехун. И ты от него нахватался. По-человечески уже не можешь? Вот уж точно — с кем поведёшься, от того и наберёшься. Иди, гуляй. И раньше обеда не показывайся — порастянул мне тут всё, весь корпус в царапинах да вмятинах. У дрона константы поуходили, вкручивай теперь за тобой, изверг. Дай такому технику — всю изуродует. Давай-давай, раньше обеда всё равно никто тут не появится — я всем строго наказал — до обеда не являться. Мне ещё, Педры твоего, дрона подвертеть надо. Тоже, хлюст — за техникой не следит ни хрена. Зачем вам только дронов таких классных доверяют? Вали отседа, кому сказал!
      — Приятно было перемолвиться с вами, за утренним чаем!
      — Сгинь! Балаболка сушеная…, - и он ткнул Алексу в живот пальцем, и связь оборвалась.
      Вот-вот. Корчмарь в своём репертуаре. Эх, жаль, посмотреть бы на их вчерашнюю беседу, с Педро. Достойные, видно, друг друга собеседники. Да-а-а… А что, однако, теперь делать-то? Нужно ведь что-то предпринимать, время-то идет. Этот же, бледный членистоногий, не дремлет. Он же, наверняка, какую-то гадость измышляет…
      — Извините, что беспокою вас в такую раннюю пору, но надо бы скоординировать наши действия на текущий день…
      — Да-да, ничего, я всё равно уже работаю. Со вчерашнего дня, знаете ли, поднакопилось материала… Вот, отчёт готовлю. Согласно вашему совету.
      — Как я вас хорошо понимаю — отчёты это такая головная боль. Ну и что, есть у нас, что-нибудь новенького, на текущий момент? По нашему делу.
      — Должен сразу отметить вашу проницательность и предусмотрительность — это «наше дело», на поверку оказывается очень серьёзным и перспективным. И да, надо признать, мы действительно, многое в нём, изначально прошляпили. Оттого и отчитываться мне сейчас сложно — приходится постоянно признавать свои ошибки и недальновидность. Хорошо ещё, что наше среднее звено неплохо сработало, ведь это они, в конце концов, вышли на наших клиентов. Я не пытаюсь выдать это за свою заслугу, но, всё-таки, как вы выражались — под моим мудрым руководством… Ну, да ладно, теперь главное не прошляпить текущий момент. А он сейчас таков — западные кланы сконцентрировали почти все свои силы в приграничных районах. Все доступные себе силы. Очевидно, они ждут с нашей стороны активных действий, и уже сейчас готовы к нашему возможному прорыву.
      — Ну, этого и следовало ожидать — дроны всё ещё у них. И упускать их они явно не намерены. А как обстоят дела в прибрежной зоне? Что там с фрегатом?
      — Не беспокойтесь, там как раз всё нормально — два наших сторожевика типа «Расторопный», с лёгкостью блокируют всякую его нелегитимную деятельность. Если таковая, действительно будет иметь место. Нам сейчас главное сосредоточиться на вызволении нашей собственности с территории Западных Уделов. Может всё-таки стоит пойти на жесткие меры, как вы считаете? Мы ведь имеем право, инспектировать любой район Острова, в любое время.
      — Нет-нет, ни в коем случае! Во-первых, мы не знаем их точного местоположения и из-за этого не сможем найти их быстро. А длительная полицейская операция вызовет очень нездоровую реакцию общественности. Впрочем, здесь мы на равных с сотрудниками Корпорации (теперь достоверно известно, что это именно их уши торчат из-за бугра) — они тоже не могут провести тотальную поисковую операцию, поскольку тут уже можем вмешаться мы, и общественное мнение будет тогда на нашей стороне. А во-вторых, и это, на мой взгляд, самое важное — захватив дронов силой, мы рискуем сразу их потерять. Вообще. Очевидно, Корпорация уже имеет такой горький опыт. Потому они так усиленно и охотятся за нашим молодым гладиатором — каким-то образом он, имеет с ними связь, и может находить с ними общий язык. Поэтом надо сделать всё, чтобы он продолжал оставаться на нашей стороне. И, на всякий случай, необходима его… э… подстраховка в реальной жизни. Да, необходима. Именно так.
      — На счёт подстраховки не беспокойтесь — я уже принял меры. А вот, на счёт, как нам добыть дронов, я пока что ни чего не понял. Что вы предлагаете, конкретно?
      — У меня был разработан план наших действий. Под видом меж клановой войны, осуществить прорыв нашего молодца к чёрным дронам с последующим возвратом. Сил на это у нас достаточно — всё-таки два Удела против одного. Но. Именно этого от нас, вероятно, и ждут. Именно поэтому, мы будем действовать несколько по-другому. А будем мы действовать так — мы только сымитируем начало боевых действий и подготовку прорыва. Тем самым свяжем силы не… э… приятеля на границе, ослабив его контроль над зоной предполагаемого размещения чёрных дронов. Вот, извольте взглянуть на карту Острова. Здесь, и здесь, мы сосредоточили силы имитации штурмовых действий. Пришлось подключить ещё несколько кланов, чтобы эта имитация выглядела убедительной, благо сейчас выходной и народу в сети много. Этим мы займемся до обеда. И когда эти мероприятия развернутся в полном объёме, мы осуществим скрытную переброску вашего резидента и нашего молодца, через военную зону, над морем, на вертолёте, в тыл не… э… приятеля. Это случится уже после обеда. Ну, и далее, наши агенты осуществляют поиск и эвакуацию дронов, с вашей помощью конечно, в военную зону. Где им и должен будет быть оказан максимально радушный приём. Кстати, подготовка отвлекающих манёвров уже начата. Да! И это немаловажно, все наши действия не должны выходить за рамки игры.
      — Да-да, за рамки договорённостей… Я это постоянно помню. Ещё с тех пор… Итак, вы считаете, это достаточные мероприятия? Не получится так, что нам не удастся отвлечь неприятеля в необходимой мере? Или нашим агентам не удастся быстро найти дронов?
      — Не беспокойтесь, мы будем очень убедительны. А на счёт быстро… Предыдущий эпизод убедил нас в том, что наш главный клиент умеет быстро на них выходить. Когда в этом возникает необходимость. Так что, для нас главное, чтобы наши агенты не подкачали.
      — Ну, в своем-то я уверен. А вот ваш — молодо-зелено. Не наломал бы дров.
      — Я думаю, всё у них получится. А мы усилили контроль над границей, как с целью организации контроля за э… противником, так и с целью предупреждения опрометчивых действий э… с нашей стороны. Вы понимаете. Чтобы горячие головы раньше времени не закипели. Или чтобы наш пострел не рванул раньше времени спасать своих друзей. Молодёжь она…, такая импульсивная. Это надо учитывать.
      — Ну, что ж. Я удовлетворён вашими пояснениями. Действуйте. А я постараюсь вас прикрыть сверху. Надеюсь, обойдёмся без сюрпризов…
      — Ещё один маленький вопрос. Что ваши научники собираются делать с э… клиентами, в случае удачного завершения операции?
      — Ну, это же естественно! Постараются их исследовать всеми доступными методами. А у вас есть какие-то возражения по этому вопросу?
      — Скорее сомнения в успехе подобных мероприятий.
      — У вас есть, что предложить взамен? Какая-то альтернатива?
      — Увы, нет. Только сомнения. Но я привык доверять своим сомнениям, и поэтому я вас попрошу попридержать ваших яйцеголовых. Ну, по крайней мере, на небольшой период. Может, что-то и прояснится у нас в этом вопросе?
      — Хм. Сомнения, говорите. Н-да. Ну, что ж, у меня тоже нет причин, не доверять вашим сомнениям, хотя, честно говоря, источник их мне непонятен. Ну, да… Сделаю всё, что от меня зависит. Можете быть уверены.
      — Благодарю вас. Ну, что, пожелаем себе удачи?
      — Да-да, с богом!
      Алекс сидел за компьютером и бездумно гонял курсор по экрану. Ожидание было невыносимо. Нет, вот, разбогатею, непременно заведу себе двух дронов. Чтобы не было такого случая, когда невозможно войти. Он уже достаточно прочувствовал, как это невыносимо противно — ощущение собственного бессилия. А ещё лучше — трёх дронов. Или четырёх… Идиот!
      — Дрон, Куб, ответь! Лёгкая волна в области верхней части головы.
      — Я здесь, человек Алекс. Что ты хочешь?
      — Дрон… Куб, у меня вопрос… Я могу как-то войти в твоего дрона? Ну, короче — соединиться с тобой, чтобы видеть, что там у вас происходит? Ну, вроде, как в прошлый раз?
      — Ну конечно. В любое время, мы будем только рады служить тебе, человек Алекс.
      — Брось, брось! Мы ведь друзья, а не слуги. Не люблю я, когда мне служат. Просто друзья. Идёт?
      — Нам это очень даже приятно. Почему-то, так нам даже больше нравится. Мы друзья. Идёт! А человеку Корнею сегодня ночью было гораздо лучше. Он даже сказал нам: — «Теперь я спокоен за ваше будущее. Как я счастлив!». А потом уснул. У нас теперь очень сильная сеть. Мы теперь ничего не боимся. Мы так долго ждали…
      — Ну, так как там, на счёт войти?
      И в глазах у него сразу потемнело, а в ушах возник какой-то глухой, могучий гул.
      — Эй! Это что?
      — Ты вошел. Мы сейчас вместе управляем моим телом. Твоим прежним корпусом.
      — А почему так темно, и что это гудит?
      — У нас здесь всегда темно. Если мы не включаем освещение. А мы его включаем редко, так как электролампочки сильно изношены и очень быстро перегорают. И фары с габаритниками не включаем, аккумуляторы бережем. Вот мы и сидим во тьме. Уже привыкли. А гудит дизель. У нас сейчас время зарядки больших аккумуляторов. Они, хоть тоже старые, но заряд держат. Хватает почти на пятнадцать дней. Всё это время мы заряжаемся от них.
      — Интересно… Просто так сидите, и ничего не делаете?
      — Мы делаем. Исследуем подземелье, ищем выходы. Правда, раньше нам было доступно всё подземелье. А теперь, тот вход, по которому мы сюда пришли, обвалился и закрыл нам доступ в подземные горизонты. Был взрыв, давно, и он сильно обвалился, на большую глубину. Не раскопать. Мы вначале пытались, а потом вместе с человеком Корнеем прикинули — энергии не хватит никак. И теперь остался только один выход. Мы по нему выходили, с Синим Кубом, по очереди, искать людей, для нашей сети. Но последнее время нам было очень тяжело — Синий Куб пропал, а человек Корней стал очень плох и сеть сильно ослабла. А теперь я нашел тебя, человек Алекс… Ещё мы чиним и настраиваем свои тела, как умеем. И потом, мы постоянно думаем. Думать — это полезно. Так нам говорит человек Корней.
      — Думать всем полезно, и людям и дронам. Только лучше это делать в более приятном месте.
      — Да, человек Алекс, я согласен. Место здесь не очень приятное. И вредное — много испарений от больших и старых аккумуляторных батарей. Они разрушают наши электронные цепи. Вот мы и хотим отсюда переместиться, куда-нибудь. И ещё здесь совсем не красиво…
      Всё-таки Алекс ни черта не видел. Ни красиво, ни как. Так, погоди, у него же было инфракрасное видение. Его надо включить. А как? Теперь он только сообразил, что он в дроне, но всё не так. Нет панели управления с ключевыми элементами и индикаторами, неизвестен даже уровень заряда аккумулятора, и нечем включить инфракрасное видение. И вообще ничего невозможно включить, потому, что нет ни какого курсора. Ни от перчаток, ни от мышки. И отсутствует выход в Островную сеть дронов. И чувствует дрона он совсем по-другому — очень странно чувствует. Словно он на самом деле сидит в темноте подземелий Острова, а не у себя дома в кресле. Он пошевелил манипуляторами, торсом, головой. Попробовал шагнуть.
      — Осторожно, человек Алекс, здесь совсем мало места.
      — А как мне включить ночное зрение?
      — Оно включено, только здесь очень мало света и тепла, слабый контраст. Видно, только чуть-чуть, тела Тора и Маленького Шара, у них тёплые мышцы.
      — Давай хоть габаритки включим, что ли. Надо же мне как-то осмотреться.
      — Давай, — легко согласился Куб, и сразу стало светло.
      И в свете красных и желтых, ярких светодиодов габаритных огней, проявился вертикальный бетонный колодец круглого сечения, диаметром чуть больше метра. Он уходил отвесно вверх и вниз, теряясь в темноте. По его стенке, вверх и вниз уходила лестница из раздельно вмурованных в бетон скоб, с шагом сантиметров под тридцать. Вверх и вниз. И сверху вниз по стене сочилась мутная вода. Наверное, от дождя. А снизу вверх тянуло тёплым, воняющим дизельным перегаром, воздухом. А вбок, уходила штольня полутораметровой высоты и метровой ширины, с черными, выщербленными бетонными стенами. Метрах в двух от входа в шахту колодца, штольню перегораживал ржавый, закрытый, овальный люк. И вот, на этом пятачке, между люком и провалом колодца и сидели его новые друзья.
      Глядя на них, Алекс испытывал сильное волнение. Не вид дроновских корпусов его взволновал. Нет. Он много раз видел эти старые модели — «крот» и «жук» — специально разработанные для изысканий в лабиринтах подземелий Острова. Они были чем-то схожи, хоть и делались разными фирмами, небольшие, приземистые корпуса, невысокий торс, вытягивающийся, если надо, вперёд, в одну линию. Шестёрка коротких, мощных ног и недлинные, крепкие манипуляторы. Сплюснутые головы с огромными объективами и увеличенными антеннами. Вполне оправдывающие свои названия, добротные машины. Они долго служили верой и правдой, отрабатывая вложенные в них средства. Теперь такие уже не делают. Есть более современные такого же типа, а также есть универсальные корпуса, наделённые подобными возможностями — лазить под землёй в узких местах и завалах. Например, его «лизард» вполне с этим справится. Но не это взволновало Алекса. Нет.
      Сквозь взблёскивающую оптику глаз на него смотрел иной разум. Нечеловеческий. Смотрел настороженно, со страхом и одновременно с надеждой. И Алекса вдруг взяла оторопь — а что он может сделать для них, чтобы не подтвердить их страхи и оправдать их надежды? Тот ли он человек, которого они так долго искали? Сможет ли он им помочь, справится ли он с таким грузом ответственности на своих плечах? Вот так вот, подумал он. Вот такие вот дела, друзья мои — мы в ответе за тех, кого приручили. Но в ещё большем ответе мы за тех, кого создали. И, прежде всего, перед ними в ответе, а потом уж, перед своей совестью.
      — Привет, — сказал он, и поднял левую руку, и улыбнулся, — как поживаете?
      И сразу же ощутил сумбурную волну смущения и восторга. Оба дрона неуклюже затоптались на месте, словно щенки при виде хозяина. И следом на Алекса нахлынула волна доброго тепла и преданности, готовности немедленно выполнить любое задание. И он с трудом удержался, чтобы не погладить их по головам.
      — Вот, оказывается, какие у нас дружные ребятки есть. Прямо братья-близнецы!
      — Я знал, что они тебе понравятся, человек Алекс, — в голосе Куба зазвучали бархатные интонации, такими голосами взрослые говорят о детях. О детях, заслуживающих любви и похвалы, — они очень хорошие, просто их разум получился не совсем таким, как у нас с Синим Кубом. Они очень хорошо чувствуют, но говорить пока не умеют. Зато они всё понимают. Человек Корней говорил, что они очень чувствительны к эмоциям. И общаются они тоже, эмоциями. Человеку Корнею нравится с ними общаться. Наверно, и ты, человек Алекс привыкнешь к ним быстро.
      — Зачем ты всё время выделяешь слово «человек»?
      — Я не знаю, как-то так у нас сложилось с самого начала, вот я и называю вас «человек Корней» и «человек Алекс». И Синий Куб так же называл. А тебе это неприятно?
      — Совсем нет. Просто неудобно как-то звучит. Может, давай, вы будете называть меня просто — Алекс? Мне так больше понравится.
      — Давай, — согласился Куб, — так будет короче и проще.
      — Вот и договорились. Друзья всегда должны договариваться. Согласен?
      — Согласен. Это хорошее правило. Мы обязательно будем его придерживаться, друг наш, Алекс.
      И опять Алекс ощутил волну тепла и доброты. Всё-таки, от роботов у них только внешность, решил он. А в общении Куб больше похож на старательного школьника, что ли. А Тор и Маленький Шар, вообще, словно щенки какие-то, добродушные. Или, скорее, детишки маленькие.
      — Ну, вот и отлично, друзья.
      И тут один из дронов, «жук», (Тор в нём или Маленький Шар?), вдруг заволновался, и Алекс ощутил вопросительно-требовательные оттенки в его эмоциях.
      — Что случилось, Куб, чего он хочет?
      — Подошло к концу время зарядки аккумуляторов, надо выключать дизель. Маленький Шар волнуется, так как топлива у нас осталось очень мало, всего на несколько зарядок.
      — Вот это интересно. Выключайте, давайте, а я погляжу.
      Маленький Шар немедленно побежал к люку. За ним устремился Тор. Они вдвоём налегли на штурвал, и люк со скрипом отъехал в сторону. Шум дизеля стал заметно слышнее. Тор с Маленьким Шаром шмыгнули в люк, Алекс побежал за ними. Они пробежали метров тридцать по длинному, узкому тоннелю штольни, сделали вместе с ним правый поворот, градусов на сорок, и ещё метров через пятнадцать оказались у овальной металлической дверцы, размером в поперечное сечение тоннеля. И вошли внутрь.
      Здесь уже вовсю грохотал дизель и висел сплошной слоистый сизый дым. Было жарко и сильно пахло перегретой, горелой смазкой. Помещение дизель-генераторной, было размером десять на пятнадцать метров, и имело метра три в высоту. На массивных бетонных фундаментах, стянутых железными полосами, стояли два дизельных мотора с соосными электрогенераторами. Один из дизелей со свистом рокотал и мелко, но сильно вибрировал, и эта его дрожь, казалось, передавалась прямо в мозг. Выхлопные трубы, выходя из цилиндров, объединялись в одну, и входили прямо в бетонную стену. А далее, каким-то замаскированным образом, очевидно, соединялись с атмосферой. Кстати, и воздухозабор осуществлялся подобным образом. Маленький Шар подбежал к работающему дизелю, подтянулся, вскарабкался и потянул за какой-то изогнутый рычажок. Раздалось свистящее «чуф-чуф-чуф», и дрожь, свист и грохот тут же смолкли. Тор побежал в, не замеченное ранее Алексом, соседнее помещение, и что-то там начал переключать. Все пошли за ним.
      Это была аккумуляторная. На полу, в несколько рядов, стояли соединённые между собой плоскими, сделанными из позеленевшей меди, шинами, аккумуляторы. Они были очень большого размера, и Алексу почему-то подумалось — танковые аккумуляторы, тяжеленные, наверное, впятером, не утащишь, только расколачивать. Значит именно из-за соседства с этими химическими элементами, они и сидят там на пятачке. Чтобы не подвергать себя воздействию вредоносных паров.
      Плоские медные шины уходили в какой-то электрощит, по-видимому, встречались там с кабелями из генераторной, и далее уходили в ещё одно соседнее помещение.
      — А там что? — спросил Алекс у Куба.
      — Там коммутационная щитовая, кабельная разводка и помещение для обслуживающего персонала. Далее шел служебный тоннель, но теперь это всё плотно засыпано грунтом. Туда не пройти.
      — Понятно. Стало быть, вы так и сидите возле колодца всё время? А погулять не выходите, хоть иногда?
      — Я выхожу, — Алексу показалось, что Куб сказал это с оттенком гречи, — а вот они, нет.
      — А почему — они нет?
      — Потому, что этим выходом им не пройти.
      — Интересная новость. А почему им не пройти?
      — Потому, что у них корпуса старой конструкции и не приспособлены к пребыванию под водой. Вот они, бедные, и сидят тут безвылазно. Раньше, когда не был завален тоннель, мы с ними выходили близко к поверхности, на верхние уровни. Там, в одном месте, большой провал, и сквозь него видно по ночам звёзды, и очень редко — Луну. Мы любили там стоять и смотреть вверх. И мы всё представляли себе, как однажды, наступит время, и мы туда попадём. И будем гулять по её чистым просторам, и нам не надо будет ни от кого прятаться… А сейчас, им даже это недоступно. Мне очень их жаль.
      Тор с Маленьким Шаром, тоскливо переминались с ноги на ногу, жалобно смотрели на Алекса, и тихо-тихо что-то себе под нос гугукали, словно горестно вздыхали и жаловались ему, как бедные сиротки. У него защемило сердце.
      «А ведь так и есть, — подумал он, — никто о них не заботится, все только и норовят схватить их, бедных, да заставить на себя работать или разобрать на винтики. Сволочи». Ага, сказала ему совесть, а сам-то ты кто? Сам-то тоже хотел их схапать, чтобы крутым дроном щеголять. Не так? Да ладно тебе, сейчас-то я этого не хочу. То есть, хочу, конечно, врать не буду, но не так. А на дружеской основе. И то, не это для меня сейчас главным является — вывести их отсюда — вот что является главным сейчас для меня.
      Эти, дети подземелья, должны свободно смотреть и на звёзды, и на Луну свою любимую, и на Солнце. И на Землю нашу. Может оттого им Луна и кажется прекрасной, что они Земли-то по-настоящему и не видели, а только и сидели в подземных тоннелях на изуродованном военными игрушками Острове. Как же они, бедолаги, вытерпели, так долго под землёй в тёмноте сидеть? Я, наверное, с ума бы сошел или вообще бы умер. Как они только не озверели здесь, и в каких-нибудь киборгов-убийц не превратились? Да-а-а, хороший видать человек, этот «человек Корней», раз сумел их так по-человечески воспитать. Надо будет мне помягче с ними себя вести, чтобы случайно грубостью не обидеть… То есть, а как это — под водой?
      — Куб, а под какой водой вам проходить надо, я не понял?
      — Выход отсюда только один — вниз, по колодцу. Метров через пять он уходит под воду. Опускаешься ещё на метр, затем идёт горизонтальный тоннель, полностью залитый водой. По нему почти тридцать метров, и он выходит в море, в скалах у берега. Со стороны вход можно найти, только если хорошо знаешь, что и где искать. А сверху колодец завален взрывом, на три пролёта. Там никак. И в голосе его снова зазвучала грусть, переходящая в тоску.
      «Какой на хрен, тест Тьюринга? — подумал Алекс, — любому в лоб дам, если только посмеет сказать, что они не разумны! Так-так-так, надо срочно действовать. Надо их отсюда немедленно эвакуировать. Однако думать надо».
      — Значит так…, - сказал он вслух, и замолчал задумавшись.
      Дроны терпеливо ждали. Тор и Маленький Шар даже переминаться с ноги на ногу прекратили, а Куб совсем притих.
      — Значит вот так вот, господа мои хорошие, — сказал он через некоторое время, — будем прорываться под водой.
      — Как? А Тор и Маленький Шар? Они же не смогут. Они же умрут! — В голосе Куба звенела обида, — а без них я никуда отсюда не пойду! И так Синий Куб пропал, совсем я один останусь… И они без меня не смогут…
      — Стоп-стоп-стоп! А ну-ка, все прекратили хныкать, вы что, девчонки, что ли? Я ведь ещё не закончил объяснение, что вы раньше времени в панику ударились? Тор и Шарик поедут в бардачке. Багажник герметичный, а мы на большую глубину не полезем, так что всё с ними будет хорошо. Корпуса их бросим тут, чёрт с ними. А как доберёмся до наших, я думаю, новые им быстро подберут. По крайней мере, это вполне реальный выход из положения. Море «головоглазы» вряд ли сообразят перекрыть. Да и не смогут они этого сделать — ни один дроннер в воде управлять дроном не сможет. А… а я, интересно смогу? Куб, вот ты не знаешь, мысли мои, сквозь воду пройдут, или тоже, затухнут, как радиоволны?
      — Мы проводили эксперименты с человеком Корнеем по экранированию телепатической связи. У нас ничего не вышло, не удалось найти экранирующий материал. Ни бетон, ни сталь, ни большие расстояния, не преграда. Как ты интересно Маленького Шара назвал — Шарик. Ему понравилось, он довольный. Зови его так и дальше, хорошо?
      — Хорошо, так и буду звать — Шарик. Ну, что, Тор и Шарик, согласны вы, поехать в бардачке? Потерпите немного без сети, не забоитесь?
      — Да они-то как угодно ехать согласятся, лишь бы вырваться отсюда. Они и раньше за мной, всё норовили увязаться, да нельзя было. Я вот только боюсь, а вдруг не получится? Я никогда долго под водой не лазил — пройду тоннель, и сохну потом. Под водой так плохо двигаться, все движения неправильные становятся. И страшно — а вдруг зальёт? Вот и сейчас мне страшно — можем сразу все умереть.
      — Риск, конечно есть. Только он минимальный — корпус у меня достаточно надёжный и герметичный — ты ведь сам много раз его проверял. Так?
      — Да, так. Только, всё равно страшно за них, — Куб говорил тихо и неуверенно. Потом добавил — я, наверное, трус…
      «Вот это да! — подумал Алекс, — самокритика у робота! Тьюринг, где твои тесты?».
      — Не трусят только полные дураки, так что ты, тут не переживай. Я вот тоже боюсь, а что делать? Не сдаваться же «головоглазам» в лапы. Они-то нас точно, не пожалеют. Вот и выходит, что у нас с вами, только один выход и есть. Так что, давай, собирай манатки, и валим отсюда, пока не поздно. Кстати, а как у нас с зарядом аккумулятора, дорога-то не близкая?
      — С зарядом норма — 90 процентов. А что такое «манатки»?
      — Ну, ты… Это значит, вещи собирай, и пошли.
      — А какие именно вещи? У нас, их тут очень много — за один раз не утащишь. А некоторые вообще, не утащишь.
      «Ага, — подумал Алекс, — Тьюрингу пока, в отставку рано — на сообразительности прокололись…».
      — Это только так говорится, что мол, собирай манатки. Шутка такая. Но, правда, бывает и не шутка. Тут надо по обстоятельствам решать — собирать вещи, или нет. Вот, в данном случае, собирать не надо. Значит это шутка. А когда это не шутка, то тогда, вещи собирать придётся. Ну, вот, примерно так.
      «Кажется, я тоже, тест провалил, со своим объяснением. Чувствую, так бедного запутал, что он и не распутается теперь сам».
      — Интересно. Алекс, твоё объяснение очень похоже на тестовую проверку разумности моего интеллекта. Человек Корней много раз нас всех гонял по таким неоднозначным понятиям — вначале он никак не хотел поверить, что мы разумное эхо. Ты тоже, не веришь?
      — Э… Извини, Куб. Просто я не привык ещё общаться с такими разумными дрономи, вот и запутался немного. Не надо собирать ни каких вещей, просто уходим. Идёт?
      — Идёт, друг наш Алекс. Я готов идти под водой — теперь я меньше боюсь.
      — Ну, вот и славно! Давай теперь, объясним нашим ребяткам, что от них требуется, и идёмте уже на выход. По времени ещё не сильно рассвело, это нам будет, как раз на руку.
      — А им ничего объяснять не нужно — они же все слышат, о чем мы с тобой говорим. Они готовы. Давай их вынимать из корпусов, — и Куб, как-то странно колыхнул свою мысль, словно глубоко и тяжеко вздохнул.
      Ближе к концу тоннеля стало немного светлее, и Алекс попросил Куба выключить габаритки — светится сейчас, для них было смерти подобно. Дальше они пробирались, чуть ли не на ощупь. Спереди ощущалось колебание волн, и доносился глухой, негромкий рокот гальки в полосе прибоя. Оскальзываясь на подводных камнях, и стараясь не запутаться в водорослях, он медленно приближался к светлеющему выходу.
      Вот ведь, интересное положение — как человек-амфибия из подводной пещеры выбираюсь. Только бы какой-нибудь Педро Зурита, меня в сеть не поймал — резать её нечем. Хы, интересная аналогия у меня всплыла — моего знакомого тоже Педро зовут. Только он Крот. И сеть у него шпионская. И я давно в неё попал. И резать её…
      — Сейчас осторожно, Алекс, там дно круто обрывается. Надо будет вбок принимать и по выступу слева уходить в сторону. Когда Синий Куб шел здесь первый раз, он упал вниз и очень нас всех этим напугал — там глубина метров десять. Мы боялись, что его давлением раздавит. Но он успешно выбрался, а потом над нами смеялся, говорил, что мы трусы. Сам он у нас был очень смелым — в опасные места всегда первым шел. Жалко, что его с нами нет, очень жалко. Так, всё — вот он, обрыв.
      И Алекс увидел обрыв. Точнее — светлое пространство впереди расширилось, и приобрело третье измерение — вниз. Слегка захватило дух от этой перспективы, и возникло неодолимое желание — нырнуть в эту глубину, посмотреть, а что там, в этой туманной дали, какие чудеса и тайны она хранит. А ведь верно, подумал он, вокруг Острова в воде полно всяких интересных вещей — наверняка не одно судно нашло себе здесь подводную могилу под ударами могучего Главного калибра батарей Островных Бастионов. Вот где поле для деятельности, непаханое. И мне теперь оно будет доступно. Ух, ты, вот здорово-то будет!
      — Куб, пойдёшь со мной в подводные дали, путешествовать, когда всё утрясётся?
      — Очень мне это нежелательно. То есть, я просто боюсь. Я и сейчас-то боюсь, хоть и не очень здесь глубоко. А как в глубину эту страшную гляну, так меня прямо дрожь охватывает, как будто меня к дизелю привязали, а он работает на больших оборотах. Лучше ты пошли со мной вместе на Луну — вот где простор! Звёздное небо над головой, Земля голубым светом светит, Солнце сияет, двигаться легко — прыгнул, и полетел… Мы столько всего с тобой разведать сможем, столько пользы людям принесём. А в море я боюсь. Вот, Синий Куб с тобой, пошел бы. Он очень смелый был. Хотя это я уже недавно говорил.
      — Ладно, Кубик, не грусти. Что поделать? Так уж в жизни иногда случается — терять близких. Жизнь есть жизнь. Не печалься, ладно? Давай лучше потихоньку выбираться, а там посмотрим, может, и на Луну махнём — наше дело молодое, всё у нас впереди.
      — Кубик… Пусть, так даже приятней. А Тора, ты как назовёшь — Торик?
      — Торик? Не-е-е, не красиво. Пусть пока будет, как есть, а там разберёмся. Кстати, там, куда мы идём, у меня есть знакомые ребята. Им будет очень интересно с вами познакомиться, а вам, я думаю, с ними. Мы Тора с Шариком к ним вставим. И всем будет хорошо. У пацанов будут крутые дроны, а у дронов новые тела и много места, где можно бегать и играть. И можно будет каждый день смотреть и на небо, и на море, и на Остров. Вот дойдём, и так и сделаем.
      — Да, да. Это надо будет в первую очередь сделать. А то они, бедные, сидят сейчас без сети и гадают — что там, да как? Это очень невыносимо. Мы все, в своё время, так насиделись. Очень плохо. Время тянется медленно: час — как сутки, а сутки — как вечность. Лучше никогда так не делать.
      За разговорами, Алекс под водой обогнул группу огромных камней, разбросанных по обеим сторонам подводного выхода из подземелья, и решил осмотреться. Усиленно работая конечностями, на манер лягушки — у дрона была вполне подходящая плавучесть, он осторожно всплыл, вплотную к крупному валуну, с прибрежной стороны, и осторожно высунул голову из воды.
      Поверхность моря слегка колыхалась невеликими бугорками волн, набегающими с лёгким шумом на недалёкий берег. Серый утренний свет лился с серого туманного неба, на укутанный серым утренним туманом Остров. И сколько он не всматривался в туманные контуры прибрежных холмов и обрывов, ни какой жизнедеятельности там он не обнаружил.
      Дальше, на юг, начиналось каменистое, обрывистое побережье с полосой прибоя, заваленной некрупными, с человеческой точки зрения, камнями, и с засыпанных укатанной галькой, пляжами, с темнеющей полосой выброшенных жухлых водорослей. Надо двигаться вдоль полосы прибоя, не удаляясь вглубь, чтобы, не дай бог, не заблудиться в морских просторах и не угодить в какую-нибудь подводную ловушку. И надо стараться не попадать в эту бурлящую полосу, чтобы не быть выброшенным на берег, на расправу «головоглазым» соглядатаям.
      А они, наверняка там есть. Не может быть, что бы их там не было. Тем более что, проплывать-пробегать придётся как раз у того самого места, где эти бандиты терзали его нового друга, а он пинал ногами всякие предательские камешки. Третий раз он будет тут проходить…
      «Ага, подумал Алекс — первый раз прощается, второй раз запрещается, а не третий раз, не пропустим вас! Ну, это мы ещё посмотрим, с таким крутым дроном, я ни кого не боюсь. Тем более, сюда, в воду, ни один „головоглаз“ в трезвом уме не полезет».
      — Что-нибудь рассмотрел, Алекс? Я вот ни чего подозрительного не увидел. Может, пойдём, всё-таки, по берегу? Я смогу очень быстро двигаться в этом корпусе, нас никто не сможет догнать.
      — А как же тогда тебя схватили в тот раз? Что же ты не убежал? У тебя же корпус был круче, чем теперяшний.
      — Они поступили очень не хорошо — установили какой-то простой механизм, который так сильно щёлкнул, когда я на него наступил, что у меня чуть не все ноги переломало. И дальше я двигаться не мог никак. Даже ползком. Очень крепко меня держало.
      — Вот видишь, хитрости человеческой нет предела. Так что, давай, не будем судьбу испытывать, хорошо? Осмотрелись и вперёд. Пошли краба изображать. Сколько у нас заряд?
      — Восемьдесят пять процентов. Нам должно хватить.
      И опять Куб колыхнул мысленно его сознание, словно тяжело вздохнул. И Алекс тоже, глубоко вздохнул, задержал дыхание, и опустился на дно. Встал на лапы, и боком, по-крабьи, быстро семеня ногами, устремился на юг, вдоль лини берега, в мутной холодной воде, омывающего Остров моря.
      Через полтора часа непрерывного крабьего бега, Алекс решил-таки осмотреться. Это было небезопасно, но нужно было сориентироваться, где они находятся на данный момент.
      Пока они осваивали подводные трассы, успели наговориться с Кубом обо всём, и даже поспорить на тему, что лучше — Земля или Луна. У Куба обнаружились весьма обширные теоретические знания о ночном светиле, тут Алекс проигрывал ему безоговорочно. А вот знания о родной Земле, у дрона были абсолютно поверхностные — он действительно, не представлял себе Планету за пределами Острова.
      Какие-то обрывочные сведения, полученные, по-видимому, от Корнея, только усугубляли его негативное к ней отношение. И Алекс решил — не знаю как, но обязательно надо будет забрать Куба к себе домой. Покажу ему свой город, познакомлю с родителями, съездим на природу, на реку, в лес. Мультики посмотрим, в компьютер поиграем. Хм, компьютер — в компьютер? А, да найдём, чем позаниматься. В зоопарк сходим, в конце концов.
      Куб не возражал, только было простым глазом видно, что он ничего не понял в Алексовых предложениях.
      — Ты знаешь, Алекс, — сказал он ему, когда они остановили свой бег, чтобы вынырнуть на поверхность, — с тобой мне очень интересно общаться. Я очень рад тому, что мне удалось с тобой встретиться. Я даже не знаю, что могло бы с нами случиться, если бы мы не повстречали тебя. Спасибо тебе, большое. Алекс.
      — Да брось ты. Ну не встретил меня, встретил бы кого-нибудь другого. Хороших людей полно, а я просто, обычный.
      — Нет, Алекс. Если бы я не встретил тебя, я был бы уже мёртв. И вот, за то, что я не мёртв, и ты нас не бросил — большое тебе спасибо.
      — Ладно-ладно, что это ещё за телячьи нежности? Давай лучше осмотримся… Они всплыли, не спеша, и Алекс высунул голову наполовину из воды.
      Было уже светло. Волны чуть подросли, и свежий западный ветер гнал их к берегу, до которого было не больше десяти метров. Первое, что увидел Алекс, это было устье ручья Белый, широкое и мелководное, выделяющееся мутной полосой, втекающей в море ручьевой воды. Всё, почти пришли, скоро можно будет выйти на берег, и пёхом добираться до Карчмы.
      Второе, что он разглядел над макушками волн, был Базука Билл, понуро сидящий на обрывистом берегу над впадающим в море ручьём.
      Алекс сразу нырнул и панически заработал конечностями, опускаясь на дно. Видел или нет? Какого хрена он здесь делает? Засада, что ли? Вот, чёрт, надо было ещё с полчаса не выныривать, а топать к югу. Вот ведь, зараза какая! Не дай бог, увидел. Тревогу поднимет, все «головоглазы» сюда сбегутся, придётся долго тогда под водой идти. Может не хватить аккумулятора, или не выдержит герметизация корпуса — все погибнут, и так и так.
      Стоп панику разводить! Будем надеяться, что не заметил. Значит, ещё минут десять-пятнадцать топаем, обходим русло, а там уже территория Среднеземья — «головоглазы» не должны туда заходить. Эх, жалко рейнджеров нет с нашей стороны, они бы помогли.
      — Алекс, похоже, я увидел того дрона, который стреляет из пистолета, — Куб говорил спокойно, но в его голосе чувствовалось напряжение, — он очень опасен, не надо выходить при нём. У нас заряд ещё тридцать процентов, мы можем немного пройти дальше.
      — Ну, раз можем, то пошли.
      И они пошли. Минут через десять вода помутнела, и стало ощущаться сильное течение, утаскивающее их вглубь моря. И они минут двадцать пытались бороться с ним — входили в мутные его струи, упираясь ногами в дно. Их подхватывало, беспорядочно кувыркая, утаскивало вглубь, где они, вырвавшись, обретали почву под ногами. И возвращались назад, ближе к берегу, и снова пытались бороться с холодным, мутным потоком. И Алекс понял, что здесь им не пройти.
      Он даже не спрашивал, сколько осталось заряда, просто боялся услышать ответ. А Куб сам не говорил, видно опасался сказать. И тогда Алекс решился:
      — Всё, хватит биться об эту стену. Здесь нам пути нет. Можно было бы пройти по глубине, но боюсь, что это будет слишком большой крюк. Давай прорываться по мелководью.
      — Давай, — голос Куба был непривычно тих, — я попробую выжать из этого корпуса всё. И пусть лучше нас унесёт навсегда в море, чем мы попадем в руки этих нехороших дронов. Но напоследок мы рванём на всю оставшуюся энергию.
      — Вот, молодец! Такой подход мне нравится — помирать — так с музыкой. Только, давай лучше не помирать. И давай не думать о плохом. Давай лучше мы прорвёмся.
      — Давай, — снова тихо согласился Куб.
      Лавируя, как яхта против ветра, Алексу всё-таки удалось пробрести ручей почти на четверть его дельты. Он с трудом вскарабкался на илисто-песчаный вал, намытый потоком, и сразу оказался по поворотный пояс вышедшим из воды. До спасительного берега оставалось не более десяти-пятнадцати метров мелководного течения и полутора-двух метрового стержневого потока — именно его бурная сила не давала им пробиться к свободе.
      Базука Билл стоял на берегу ручья метрах в тридцати от них и смотрел в их сторону. Он был один, и он держал свой парабеллум в готовности к стрельбе.
      — Ну, дрон, давай, рвём!
      Базука что-то заверещал и устремился вброд за ними. Но Алекс не смотрел на него. Он смотрел только вперёд, на берег свободы.
      Базука Билл выстрелил и упал, барахтаясь в мелкой воде. Пуля пропела в вышине и улетела вдогонку за затихающим эхом.
      — Ха-ха! — радостно заорал Алекс, — врёшь, не возьмёшь!
      Прыгая всеми ногами, словно лошадь, форсирующая водную преграду, дрон уносил его через поток. С налёту им удалось перескочить почти три четверти основной струи, затем их сбило с ног и, кувыркая, потащило вглубь. Но им повезло, и они выбрались из струи не так далеко от берега.
      Они брели по мелкой воде к близкому сухому пляжу, когда из прибрежных кустов показалась группа рейнджеров, очевидно привлечённых выстрелом Базуки.
      — Ну, вот и всё, — Алекс облегчённо вздохнул, — теперь мы точно доберёмся…
      Он обернулся назад. Базука Билл стоял почти по шею в воде и целился в него.
      — Хватит уже злобствовать, Билл, — сказал Алекс, — ты же видишь, что ты проиграл. Ну, так, займись лучше каким-нибудь добрым делом и не страдай.
      Между ними было много более тридцати метров, не каждый хороший стрелок из пистолета сможет попасть в кошку с такой дистанции. Алекс повернулся к рейнджерам и помахал им рукой:
      — Привет ребята! Нужна ваша помощь — у меня основательно разрядился аккумулятор. Прошу вас, доставьте меня до Карчмы, я вам буду очень благодарен… И в ту же секунду прогремел выстрел.
      Алекса бросило на землю, и какой-то огненный смерч впился ему в мозг вращающимся потоком чудовищной боли. Последнее, что он увидел, был Базука Билл, кверху ногами, безжизненно уносимый в открытое море. И бегущих к нему рейнджеров, застывших в разных позах. И мрачное серое небо над, уплывающим из его сознания, Островом дронов.
      А последнее, что он услышал, прежде чем сознание покинуло его, был затухающий голос его Чёрного дрона Куба:
      — … Нет, Алекс, нет!!! Я не хочу умирать! Спаси…!!!
      И страшный удар кулака чёрной пустоты выбил его из кресла и швырнул на пол, оборвав все линии связи и с дроном, и с домом, и с полным опасности Островом.

Часть пятая
ЭПИЛОГ

1

      Вначале ему было плохо. Он не понимал, где он находится, что с ним случилось, и что происходит теперь. Более того, он вообще не понимал, кто он такой. У него страшно болела голова, и его мутило. Поэтому первая связная мысль была — ага, голова у него, всё-таки есть, раз болит…
      Потом он вдруг понял, что лежит на полу, и у него затекла правая рука. Почему-то он был уверен, что именно правая, потому что, как ему казалось, он на ней лежал. Он попытался вытащить её из-под себя, но не смог, так как было непонятно, в какую сторону надо тащить. Тогда он просто перевалился на спину и попробовал пошевелить своей правой, затёкшей рукой. Тут же выяснилось, что правая рука пребывает в нормальном состояний, а затекла наоборот другая. Но вот, какая именно рука затекла, он уже не мог определить точно. Тогда он решил попробовать пошевелить сразу всеми руками, а заодно, на всякий случай, и всеми ногами, чтобы выявить затёкшую конечность наверняка.
      Что из этого получилось, он так и не узнал, так как неожиданно оказалось, что он лежит на животе, лицом в пол и ему очень трудно дышать. Он с усилием приподнял голову, судорожно вздохнул, и приоткрыл глаза. В поле его мутного зрения оказался странно знакомый предмет округлой формы.
      Какое-то, неопределённо долгое время он смотрел на этот предмет, тяжело дыша, и безуспешно пытаясь понять, что же это такое. Но так и не понял, однако устал держать голову в приподнятом состоянии. Тогда он нежно уложил её на мягкий палац левым боком и подумал:
      «Интересно, а почему это обруч интерфейса сети дронов, валяется на полу?».
      Эта мысль оказала на него отрезвляющее действие, и он, наконец, очнулся. И тут на него накатило — ему стало по-настоящему плохо. Ему стало так плохо, что он заплакал. Заплакал, горько и безутешно, как плачут взрослые дети, осознавшие всю бездну, происшедшего с ними несчастья, когда невозможно уже ничего сделать, не исправить и не вернуть всё назад.
      Он вспомнил Остров, и вспомнил всё, что с ним случилось. И подлый выстрел Базуки, и отчаянный крик Куба, и сумасшедшую боль, огненным вихрем ворвавшуюся в его голову. И он подумал, да, на этот раз меня выкинуло с Острова, капитально и самым безобразным образом. Гораздо более безобразным, чем во все остальные разы, за всю его Островную карьеру. И он попытался подумать ещё, но тут его замутило сильнее, и он, кряхтя и прилагая невероятные усилия, встал и побрёл в ванную, с трудом переставляя ноги, из-за того, что никак не мог определить, сколько же ног в наличии у него имеется.
      В ванной выяснилось, что его не столько мутит, сколько очень хочется в туалет по малой нужде, и при этом сил и времени идти туда, у него уже нет. Пришлось всё делать тут же, включив предварительно воду.
      Так вот, что у меня, оказывается, затекло, с облегчением подумал он, спустя некоторое время. Воистину душа у человека находится под мочевым пузырём — как оправишься, на душе легче становится.
      Он бесконечно долго стоял вплотную у ванны, глядя почему-то в потолок, на точечные источники освещения, и всё пытался по своим ощущениям определить, сколько же времени прошло с момента его выпадения из телепатической сети дронов.
      Ни черта не определил. Зато ещё раз ярко увидел перед глазами последние моменты своего пребывания на Острове. И снова услышал отчаянный крик Куба. И снова ощутил свою беспомощность и жгучую боль в мозгу.
      Что-то случилось с Кубом. Что-то очень серьёзное. Похоже на то, что он погиб. Меня бы не выкинуло с Острова, если бы Куб остался жив, потому что он держал сеть. Этот идиот Базука, всё-таки попал в меня. Столько раз он стрелял мимо, но в этот раз ему повезло, и он попал. Наверное, он сейчас очень рад. А Куб, наверное, мёртв. И у него опять навернулись слёзы.
      И, надо же, как это больно, когда тебя, таким вот наглым образом, насильно отрывает от дрона в телепатической сети. Такое чувство, словно стеганули жгучей крапивой прямо по оголённому мозгу. Вот дрянь какая. Куб мёртв. А остальные? Что с ними? Он даже не представлял, какие повреждения его дрону нанесла эта базуковская пуля. Где-то, в глубине сознания, теплилась надежда, что может, и не такие уж страшные. А может, и не мёртв Куб, а тоже только оглушен и потому оборвал связь? С чего это я вообще решил, что он мёртв? Чего это я тут расстонался-то? Может, всё ещё не так уж и страшно?
      — Дрон! Куб! Тишина. Мёртвая тишина.
      — Куб! Тор! Шарик! Есть кто-нибудь в сети? Дайте знак! Дроны, чего молчите? Не молчите, дроны… Пожалуйста, не молчите…
      Собственный голос вывел его из ступора. Он тяжело вздохнул, заправился, сполоснул руки, закрыл воду и вышел из ванны.
      Интересно, подумал он, что правильнее называть дроном? Все называют всего робота целиком — дрон. У тебя какой дрон, «кентавр»? А у меня круче — «барс»! Я за него столько бонов отвалил, тебе и не снилось.
      А ведь это просто шасси. Корпус, механика. А сам дрон — это кристалл, который является, по существу, очень мощным автономным компьютером, со своими процессорами, памятью, внутренним источником питания и интерфейсом связи с устройством управления всего комплекса. Через который он и управляет всеми узлами робота. С другой стороны на кристалл дрона выходит процессор связи, через который дроном управляет человек. Процессор связи замкнут так же и на устройство управления, что позволяет управлять роботом напрямую, хоть и не так эффективно. Таким образом, думал Алекс, уставившись в стену напротив выхода из ванны невидящим взглядом, дроном надо называть именно кристалл дрона, а не дрона целиком, потому, что целиком это будет робот или управляемый модуль, которым управляет дрон. Который кристалл… Параллелепипед…
      Куб, Шарик, Тор. Где же сейчас они, и что с ними? Надо срочно выходить на Остров. Рейнджеры должны были доставить всех в Карчму.
      И он пошел на кухню. Механически взял из холодильника банку с квасом. Открыл её, и, не отрываясь, выпил почти всю. Шипящий, прохладный квас взбодрил его, и на душе полегчало ещё. Он поставил недопитую банку на кухонный стол, и подошел к окну.
      За окном из низких, лохматых, с чёрными разводами, серых туч, сыпала мелкая морось, едва-едва вышедшая из состояния тумана. Некоторое время он тупо смотрел на мокрый двор, с мокро блестящими автомобилями на стоянках, затем зябко передёрнул плечами, повернулся и отправился к компьютеру. В голове уже не было боли. Такое чувство, что там вообще ничего не было — ни боли, ни мыслей, ни сети дронов, ни чего-то другого. Пустышка. Банка с мозгами.
      В своей комнате он едва не наступил на интерфейсный обруч, поднял его, надел, и плюхнулся в кресло. Нацепил сенсорные перчатки и разбудил дремлющий комп. И, глядя в оживший экран, определил, наконец, сколько сейчас времени. Ого. Оказалось, что он валялся в дурмане более двух часов. Вот это удар по мозгам. Выходит связь в телепатической сети не является безопасной, раз нештатный обрыв обернулся таким сильным обмороком. Да-а-а… Не легко быть первопроходцем.
      Некоторое время он сидел без движений, осмысливая свой, вновь обретённый статус. Ничего толком осмыслить, со своей небоеспособной головой, он не сумел, однако ощутил острое разочарование от столь не романтического своего состояния. Как-то первопроходцы виделись ему по-другому.
      Ладно, первопроходец, пошли уже на Остров. Там меня должны уже ждать. Наверняка рейнджеры не тащили моего дрона в Карчму пешком. Наверняка вертолётом его давно уже забросили к Корчмарю. Наверняка он уже занимается им. И наверняка ругает меня, на чём свет стоит, за такое плохое отношение к сбережению вверенной техники. И давно уже меня ждёт.
      Он секунду поколебался, затем набрал имя и пароль, для соединения с «лизардом».
      Алекс поднял «лизарда» из позы покоя в мастерской Корчмаря — тот отдыхал у стенки, недалеко от выхода. Рядом, аккуратно подобрав под себя ноги, дремал дрон Педро. Настроечный стенд был отключен, ремонтное место пустовало. Корчмаря в мастерской не наблюдалось. Зато с улицы, со стороны навеса над верстаком и кузнечным горном с наковальней, доносились размеренные, звонкие, сдвоенные удары молота — Корчмарь работал кузнецом.
      Тут Алекс, вдруг, сообразил, что ощущения от дрона поступают какие-то странные, словно если бы ты только что самостоятельно летал в воздухе, свободно и непринуждённо, получая удовольствие от самого этого действия. А тебя, раз, и заперли в тесной кабинке неуклюжего самолётика, и ты сразу лишился и свободы, и непринуждённости.
      Да-а… К хорошему привыкаешь быстро. Как легко он себя чувствовал в дроне, будучи связанным в телепатическую сеть с Кубом. И как неуютно сейчас. Может всё это из-за того, что голова ещё не полностью восстановилась, после такого психического удара? Или из-за того, что в мозгу ощущается постоянное странное жжение, словно горит свежесодранный участок кожи на теле? Может этот, «содранный» участок сознания, и не даёт ему, как следует слиться с дроном сейчас? Может, следует подождать, пока он «заветрится»? Но вот, ждать-то как раз, было ещё более невыносимо.
      И он, морщась, пошевелил руками и ногами, чтобы убедиться в их работоспособности, потрогал рукоятки мечей, проверил индикацию, и со вздохом подумал: — «Да-а, а всё-таки „лизард“ значительно круче моего старого дрона. В таком корпусе мне было бы легче с Базукой разбираться». И он вздохнул ещё раз, и потопал, не спеша, на улицу: — «И чего это он там куёт, интересно?»
      А на дворе было тихо. После полумрака мастерской, мир вокруг выглядел ярким и пронзительно реальным. Гористые окрестности Карчмы, волнистая равнина моря, белёсый небесный свод просматривались чётко и контрастно, насколько хватало взора. Высоко в небе западный ветер быстро гнал тонкие слоистые облака, шумел деревьями на недалёких каменистых склонах, а у Карчмы было затишье — с запада её прикрывала скала с ретранслятором, поэтому получалась этакая тихая заводь. Со стороны кузни, завихрениями долетал древесно-угольный дымок от горящего горна, и доносились металлические звяканья.
      В смятении, Алекс направился туда. Что-то не так. Не должен был Корчмарь заниматься кузнечными делами сейчас. Он сейчас должен был его дрона на ремонтном месте чинить. Значит, что-то пошло не так.
      Рейнджеры не могли не понять его. Он был железно уверен, что его поняли, и что дрон его должен быть уже тут. Рейнджеры всегда оказывают помощь, всем нуждающимся. Тем более, пострадавшим от «головоглазов» — они же видели, что Базука его преследовал с пальбой. Они не могли ему отказать. Они должны были доставить его дрона сюда. Неужели ещё не доставили, неужели его дрона, всё-таки тащат пешком? Но всё равно, больше двух часов прошло. Три почти. Нет, определённо, что-то не так.
      — А, возмутитель спокойствия прибыл, — Корчмарь снял багровый металлический прут с наковальни и сунул его в горнило. — О тебе тут уже целые легенды слагают — витязь, вышедший из моря. Врут, небось, как всегда. А что там на самом деле было? Может, расскажешь?
      — Где мой дрон? — Алекс нетерпеливо махнул рукой. Ему казалось, что он говорит тихо, но Корчмарь сказал:
      — Не ори, я не глухой. Не знаю я, где твой дрон, мне не доложили. А вот тебя, Кибер часа полтора назад спрашивал. Как появится, говорит, пусть к Кузнецу наведается. Дело, говорит, важное. Правда, что за дело, со мной не поделился. Мимоходом рассказал только, как ты из моря выбирался и всё. Говорит, рейнджеры видели, как тебя волной смыло, а ты из-под воды сам выплыл. Так ли было? Или врёт?
      Алекс смотрел на Корчмаря, плохо понимая, что он говорит. Затем до него дошло.
      — Рейнджеры ему говорили? Значит, они меня не бросили. А дрон где, у них? Он на счёт дрона, ничего не сказал? Может, его на Полигон переправляют транспортом? А это очень долго будет… Не видел, с Фактории, корабли или вертолёты, не уходили в последнее время?
      — А я за ними не слежу. Мне это не интересно. Может, и уходили, я вообще, только полчаса как из мастерской вылез. Всё дрона твоего Педры настраивал. Вот, щелкун! Так технику не беречь… А туда же — «Благородный дон, позвольте откланяться». Тьфу. Трепло.
      — Ладно, — сказал Алекс, — понял. Ну, извини. Наверное, будет лучше, если я сейчас на Полигон пойду.
      — Э, погоди. Так был ты под водой, или брешут? Может, ты какую-то хитрость измыслил, иначе связь же оборвётся… Алекс с сожалением посмотрел на Корчмаря и утомлённо сказал:
      — Корчмарь, у меня был разумный дрон. И у нас с ним была телепатическая связь. И я часа два шел под водой, на большой глубине. А этот гад в меня попал и дрона повредил. Сволочь такая.
      — Э-э-э, — тоже с сожалением протянул Корчмарь, — не хочешь говорить, не говори. Только дураком не прикидывайся.
      Некоторое время они, молча, разглядывали друг друга, наконец, Алекс сник и произнёс:
      — Да нет, не вру я. Только доказать ничем не могу — похоже дрон тот погиб. Пуля его, видать, разбила. Плохо мне сейчас, Корчмарь. Ой, плохо. Я ведь им обещал, что спасу их. Выведу из подземелий на свет и свободу. Сюда вот хотел их доставить, в нашу компанию. Ты бы сам на них посмотрел, а потом уж… И ничего не вышло. Облажался я, как последний дурак. Да только откуда я мог знать, что этот Базука, будет там сидеть, и словно бы меня подкарауливать? Там у меня, ещё двое разумных дронов осталось. И что с ними, и где они сейчас я не знаю. Ой, как всё плохо получилось… Корчмарь неуверенно крякнул, и глянул на него озабочено:
      — Не врёшь… Ты это, сопли подотри, не девица. Давай-ка, дуй к Киберу, может все там, у него, и разъяснится?
      Алекс, молча, неопределённо покачал головой, и совсем уже было, собрался обрубить связь и выйти из сети, как вдруг, снизу, со стороны тропы, ведущей от Карчмы к парковке, послышался какой-то шум и возня, и раздались непонятные, нечленораздельные вопли. Он резко вскинул голову, метнулся к краю площадки и глянул вниз. Там, в поте лица, Сеня, Вика и Джон тащили его многострадального дрона наверх.
      Сеня, взгромоздив старого алексова дрона, на спину своего могучего «крабьего» корпуса, рыл осыпающуюся землю всеми своими шестью лапами, преодолевая затяжной подъём к Карчме. Вика в своём «рысьем» обличии ему активно помогала, подталкивая сзади. А мелкий скаут Джон им активно мешал, забегая, то справа, то слева, то сверху, то снизу, спотыкаясь об их ноги, и внося в общую картину усердного труда суету и хаос. Неразлучная троица достигла самого крутого участка в подъёме на утёс, и теперь буксовала на месте, чертыхаясь и азартно крича друг другу — «Давай-давай!», и «Поднажми!», и «Не лезь под ноги, балда, раздавлю!». Алекс обернулся к Корчмарю, крикнул:
      — Иди, выручай! — и нырнул вниз, на помощь.
      — Хариус, ты? Давай быстрее, сил уже нет! — обрадовано закричала Вика, увидев его. Затем глаза её округлились, во весь раскрыв оптики, она пронзительно завизжала, и прыгнула в сторону, оставив Семёна без помощи.
      — Стой, куда!? Дурр-ра, держи! — заорал тот и поехал вниз, растопырив все свои лапы.
      Алекс не успел его задержать, как сверху, чёрной громадой налетел Корчмарь, легко подхватил, сползающего Семёна вместе с его грузом, и стремительными прыжками умчался к себе наверх. Глядя в его сторону, Вика продолжала пронзительно верещать на одной ноте. А Алекс со всей поспешностью устремился за Корчмарём, оставив Джона и вопящую Вику внизу.
      Наверху Корчмарь отобрал у опешившего Сени ценный груз, осторожно положил его на землю, и начал осматривать, аккуратно переворачивая с бока на бок. Алекс подбежал к Корчмарю и, вытянув шею, стал смотреть на своего старого, побитого товарища, пытаясь визуально определить, что с дроном, который кристалл. Жив ли, цел ли? Сеня стоял сбоку и чуть сзади, оторопело глядя на Корчмаря и встряхивая, время от времени, головой.
      Из-за кромки обрыва осторожно высунулась голова Джона. Несколько секунд он смотрел на них, затем крикнул вниз:
      — Иди сюда, здесь, кажется, всё в порядке!
      Дождался Вику, и вместе с ней робко подошел, и стал позади Алекса, рядом с Семёном. Вика сразу же подтянулась к Алексу и ухватилась за его манипулятор, неотрывно глядя на громадного чёрного Корчмаря. Алекс в досаде отдёрнул руку, потому что Вика так сильно дрожала, что вся картинка на экране его виртуального монитора вибрировала и смазывалась, и было плохо видно, что Корчмарь делает. Вика тихонько обиженно всхлипнула, и тогда Алекс повернулся к ней и негромко, успокаивающе сказал:
      — Ну, всё-всё, хватит пугаться. Это же наш Корчмарь, он совсем не страшный, — и легонько похлопал её по дрожащему корпусу. Он уже, как-то и позабыл, что на новичков первое знакомство с Корчмарём всегда производит неизгладимое впечатление. Лицо Викиного дрона выражало столько испуга, растерянности и страдания, что он, в конце концов, не выдержал, и слегка обняв её за торс, придвинул к себе, — ну, всё-всё, хватит дрожать! Что ты, как маленькая? Видишь, ничего страшного не происходит — сейчас моего дрона починят, и всё будет хорошо.
      — Вот это дроняра! — громким свистящим шепотом просипел сзади Семён, — его бы на головоглазых натравить…
      А Корчмарь, между тем, продолжал осмотр, не обращая ни на кого внимания. Алекс с болезненным любопытством глядел на своего верного друга. Вид тот имел ужасный. Пуля Базуки пробила его корпус навылет, немного выше и сбоку отсека установки кристалла дрона. Крышка отсека была сорвана, и болталась сейчас на каком-то обрывке крепления. Из пробоины в корпусе и разодранного отсека, торчали обугленные провода и покорёженные части механической начинки.
      Сам кристалл дрона был на месте, но так сильно закопчён, что было непонятно, цел его корпус или нет. По-видимому, при попадании пули, в дроне возник пожар, скорее всего от замыкания силовых цепей. Горело, похоже, неслабо — даже пластик обшивки местами покоробился и выгорел. А потом его рьяно тушили — все внутри было просто забито песком.
      Алекс наклонился и открыл бардачок. Кристаллов дронов там не было. Был моток обгоревшей бечевки, складной щуп, никому не нужная серебряная монета, а Тор и Шарик пропали. Потрясённый Алекс уставился на Корчмаря:
      — Здесь были два дрона, — вскричал он, отодвинул от себя Вику и повернулся к Сене, — здесь были два дрона, куда вы их дели!?
      — Алекс, друг, мы не виноваты, — Семён отступил на полшага, — вояки прилетели и забрали их. Хотели и этого забрать, да один из них сказал — «Брать только тех, кого он выносил». И всё, а мы ничего не трогали. Всё как есть притащили сюда. Как этот дроннер, что в нём был, просил, так мы и сделали — притащили в Корчму.
      — Мы в охранении были, когда услышали выстрел, — негромко сказал Джон. — Прибежали. А там этот дрон из моря вдоль ручья выплывает. А за ним рвётся «головоглаз» с пистолетом, и издалека, на той стороне ручья, ещё подмога бежит. Дроннер только и успел сказать, отнесите, мол, меня в Корчму, а «головоглаз» в него и выстрелил. Дроннер упал и загорелся. Мы его потушили, доложили своим, на базу, и только хотели его унести, как набежали «головоглазы», переправились через ручей, и мы слегка задержались, так как нам пришлось с ними биться. Пока наши основные силы не подошли, мы ничего не могли поделать. Потом наши их погнали, а нам дали команду — доставить в Корчму. Но тут прилетели вояки. Ну и, дальше, всё как Семён рассказал. И вот мы здесь, в Корчме.
      — Да! — радостно вскричал вдруг Семён, — я же тут только что, двоих завалил. Как мы к Корчме подошли, к нам два друида прикопались, какого-то дрына — чего несёте, куда несёте. Ну, я одного сразу вырубил, а за вторым пришлось побегать…
      — Если кто-нибудь ещё раз произнесёт здесь «корчма», — неожиданно рявкнул Корчмарь, — выкину с обрыва! Здесь КАрчма, потому, что «КА»! Ясно?
      Все присели, даже Алекс вздрогнул, а Вика тонко пискнула, и снова вцепилась в его руку. Повисла неловкая пауза, полная страха.
      — Ладно, — сказал Корчмарь значительно тише и мягче, — надеюсь, все уяснили… Значит так. Дрон твой, похоже, цел, Алекс. Конечно, сейчас он полностью отключен — ему закоротило внутренний источник питания. Но там стоит защита от кэзэ, поэтому, как только коротыш уберём, всё вернётся в норму. Одно неудобство — все приобретённые им прокачки за последние пару месяцев сотрутся. Что поделать, так уж устроена память дронов — вся программа работает, приобретая необходимые навыки, в быстрой оперативной памяти, которая обнуляется при пропадании питания. В энергонезависимую, медленную память, приобретённые навыки переписываются только после длительной обкатки в оперативке. Это сделано для преимущественного запоминания только полезных навыков.
      — Спасибо, Корчмарь, за компетентное объяснение, — сказал Алекс, испытывая сразу и радость и страх, — а как быстро ты его сумеешь запустить?
      — Как только — так сразу, — пробурчал тот и подхватил дрона с земли, — быстро только кошки…
      Он покосился на испуганную Вику, и потопал к Карчме, бережно неся калеку.
      — И не ходите за мной, я сейчас буду очень занят. А когда я очень занят, я любого, кто мне помешает…, - он не договорил, зыркнул глазищами и вошел внутрь, затворив за собой дверь.
      Корчмарь скрылся в Карчме, а Алекс и тройка рейнджеров, остались, растерянно стоять, посредине утоптанной площадки. Они стояли, молча, а вокруг них жил и звучал Остров.
      Ветер с запада, дул не стихая, ровно шелестя кронами растущих вокруг площадки низкорослых деревьев. Басовито гудела, стоящая на скале, решетчатая мачта высокого ретранслятора. Далеко внизу, в прибрежных камнях, бились и шумели волны, наполняя микроскопическими брызгами, летящий над ними воздух и придавая ему тем самым, незабываемый, романтический морской аромат. Свежий запах моря, смешивался со свежим запахом влажных скалистых островных массивов, покрытых чахлой островной порослью. Тоскливые крики, мечущихся над морем чаек, сливались с беззаботным щебетом островных пичуг и звоном древесных цикад. Обычные запахи и звуки самого обычного земного кусочка суши, затерянного в самом обычном земном море. И ни чем этот кусочек суши не отличался бы от тысяч ему подобных, если бы не устойчивый запах пороховой гари, да грохот отдалённых взрывов, доносящийся время от времени с его коварных просторов. И если бы он не имел, столь странного механического населения…
      — Ты спишь, что ли? Третий раз повторяю — ты можешь нам объяснить, что происходит на Острове? Из-за чего весь этот сыр-бор разгорелся? — Джон стоял перед ним и пристально глядел ему прямо в окуляры видеокамер, — в этом дроне, что мы тащили, снова ты был что ли, да? Опять от «головоглазов» удирал? Похоже, ты играешь какую-то важную роль, в этой странной войне. Алекс, ты пойми, нам же ни чего толком не объясняют. Сказали, что надо спасти важного товарища от преследования со стороны западных бандитских кланов. И всё. И потом, вояки… Я никогда не слышал, чтобы они так открыто вмешивались в Островные дела.
      — Да ты чё, Джон! Чего тут непонятного? Этих «гловоглазов» давно пора было прижать покрепче, а то совсем нюх потеряли — к Четвёртому Бастиону хрен пройдёшь уже…
      — Погоди Семён, — с досадой перебил его тот, — я не об этом сейчас. Так у тебя есть, что нам сказать, Алекс?
      Необычно тихая Вика смотрела на Алекса круглыми, с фиолетовым отливом линзами глаз, и медленно, словно нехотя выпускала его руку из своей. А Семён, нетерпеливо переступал с ноги на ногу, и с отрешенным видом стукал клешнёй о клешню, видимо размышляя о том, каких бы дел он мог натворить, будь у него такой же корпус, как у Корчмаря.
      — Знаешь, Джон, а я и сам многого не понимаю, — Алекс устало вздохнул, — так всё запуталось… В общем, это всё из-за дронов. Они живые… Ну, были живые, когда я их выносил. А потом Базука в меня попал, и я сейчас не знаю, что с ними…
      — Кто живые!? — испуганным голосом воскликнула Вика, опять хватая его за руку — какие дроны?
      — Те, что я нёс, которых военные забрали. И тот, которого Корчмарь чинить утащил, — он мягко, но решительно освободил свою руку из Викиного захвата.
      — Слышь, народ! А пошли тех друидов распотрошим, у них вроде прокачка неплохая была, может, чего полезного есть, а?
      — Сеня, замолкни! Кто живые, я не понял. Дроны!?
      — Да, — сказал Алекс, — живые дроны. Они чувствуют, они думают. И они очень боятся умереть. И очень хотят попасть на Луну. «Головоглазы» за ними давно охотились. А я случайно влез. Так получилось. Хотя… Последнее время, мне стало казаться, что всё это было не совсем случайно. Такое чувство, что кто-то всё это очень хитро разыграл. А я… В общем, не важно. Понимаешь, Женя, они доверились мне. Я им пообещал, что их спасу. Они сидели под землёй в заточении почти два года. Они добрые и наивные, как дети. И я ведь их почти спас… Понимаешь, Женя, это уникальные дроны. Других таких нет. И, наверное, никогда больше не будет…
      — Погоди, — нетерпеливо-удивлённо сказал Джон, — я не всё понял, конечно, но почему ты считаешь, что ты их не спас? Ты ведь их вынес, они же сейчас у военных, в безопасности. Значит всё в порядке. И с этим, который здесь, Корчмарь сказал, что всё в норме.
      — Женя, сети дронов нет. Сеть пропала после выстрела. Я сам два часа без памяти провалялся. Я их сейчас ни кого не чувствую. Вообще. У меня же с ними был телепатический контакт. Мы были в единой телепатической сети. Сейчас пусто. Ноль.
      Викины глаза побили рекорд округлости. А Сене было скучно, похоже, он вообще не догонял, о чем тут базар идёт, и отчего все эти страсти-мордасти.
      — Вот это да! Если это правда, то это очень круто. У меня даже в голове не укладывается, как это может быть круто! Телепатия с дронами, это что-то из области фантастики, — Джон ошалело улыбался, — хотя, такой сильный шум, на весь Остров, показывает, что всё это вполне может быть правдой. Алекс, но это очень здорово! Я просто счастлив, что встретился с тобой, что мы все тебе помогаем. Здорово! Просто очень-очень здорово! Это же событие века! Не меньше. Только, ты меня прости, но, по-моему, ты паникуешь зря. Дроны ведь выключены, если я ничего не путаю. Вот сети и нет. Как только их включат, так сеть и появится. Разве не так?
      — Может быть и так, — тихо сказал Алекс, — может быть, я и зря паникую. Я сейчас вообще, очень плохо соображаю. Простите, ребята, вы идите, погуляйте где-нибудь. А я больше просто не могу. Он отвернулся от них, и решительно направился ко входу в Карчму.
      — Не вытерпел, припёрся таки, — пробурчал Корчмарь, искоса глядя на вошедшего в мастерскую Алекса, — ну, проходи уже, не стой столбом.
      Бедный корпус убитого алексова дрона валялся в углу, безвольно раскидав конечности, а Корчмарь на полу, возле рабочего места, кисточкой тщательно отмывал кристалл Куба в тазике с жидкостью, от жирной въевшейся копоти. В мастерской стоял сильный спиртово-бензиновый запах. Кристалл матово поблёскивал, активно перемигиваясь индикаторными светодиодами — внутреннее питание уже функционировало, дрон жил. Алекс, обмирая, осторожно приблизился и спросил шепотом:
      — Жив!?
      — Очень необычный дрон, — пробурчал Корчмарь, не переставая драить корпус кристалла, — хоть и устаревший немного. Двойной какой-то… Нестандарт… Где это ты его достал?
      — Это разумный дрон. Я с ним недавно познакомился и подружился. Это я его спасал из заточения… И, наверное, его нельзя было так просто выключать. Я боюсь, что это ему повредило. У него могло стереться самое важное, что составляет его душу. Давай скорей, вставлять его в мой корпус. А то он не может в сеть выйти без внешних источников питания…
      — Душу, разумный… Как же! До хрена вас, фантастов развелось. Где тут быть разуму-то? Где? Какая душа? Тут одни железки — включил — работает, не включил — не работает. Что вы вечно со своими фантазиями дурацкими прётесь, бестолочи? Ладно, всё! Стой и молчи. Как почищу, проверим на стенде. А там видно будет, какая у него душа. Тебя, кстати, опять Кибер спрашивал. Чего, мол, не идёшь.
      — Это разумный дрон, — упрямо сказал Алекс, — и пока я не убежусь, не убедюсь… что он живой, я никуда не пойду.
      — Так, а я и не настаиваю, убеждайся, фантаст.
      Корчмарь отложил щётку, взял кусок чистой ветоши, и тщательно протёр чистый чёрный кристалл досуха. Затем встал, подошел к проверочному стенду и, точным движением, вставил его в контрольное гнездо. Вспыхнул экран стенда, высветив менюшку проверок. Чёрным, почти человеческим пальцем, Корчмарь выбрал «полный тест» и нажал «ввод». Мерцания светодиодов на корпусе дрона приобрело упорядоченный волнообразный характер, и на экране, синхронно, побежали длинные столбцы символов.
      — Ну, вот так. Сейчас он включен так же, как и в корпусе дрона. Даже в радиосети Острова присутствует. Можешь попытаться с ним связаться, обычным образом. Душа должна быть на месте.
      Потрясённый, взволнованный Алекс смотрел на быстро мерцающие светодиоды и не мог заставить себя говорить. Чтобы выйти из ступора, он резко взмахнул рукой, ударился о край стола, и зашипел от боли. Корчмарь смотрел на него, прищурившись, с явным интересом.
      — Дрон, — осторожно позвал Алекс. У него перехватило горло, и он откашлялся.
      — Дрон! — позвал он громче, — слышишь меня, ты живой? Корчмарь крякнул, и взгляд его стал жалостливым.
      — Пожалуй, тут не помешает дефибриллятор, — раздался сзади знакомый, насмешливый голос, — как вы считаете, благородные доны? Или, на ваш взгляд, клизма надежнее?
      Корчмарь крякнул ещё раз, швырнул протирочную тряпку в тазик со спирто-бензиновой смесью, подхватил его и, недовольно и неразборчиво бурча, потащил в дальний угол мастерской. Алекс нервно обернулся. Педро Крот, собственной персоной, в личном дроне, стоял в углу, разминая, прогревающиеся мышцы. Его хитрая рожа просто сияла счастливой улыбкой.
      — Прошу прощения, благородные доны, я несколько припозднился. Тому виной были неотложные дела, ряд которых, добрый юноша, возник и по вашей, пусть неосознанной, вине. Но я нисколько не расстроен, скорее даже наоборот. Должен вас от души поздравить, Алехандро, своими, непрогнозируемыми действиями, вам удалось-таки поднять превеликую бурю на всём нашем, таком благословенном, но слегка суетливом Острове. И даже вокруг него. В сияющих лазурью водах, омывающих наш, дорогой сердцу берег, корабль, с корсарскими наклонностями, пытался перехватить вас, во время ваших освежающих омовений. Но, многоопытные стражи кордона, пресекли эти его жалкие попытки. Однако, к сожалению, не всё идёт так чинно и гладко, в наших многотрудных делах. До сих пор продолжается неконтролируемая рубка и омерзительная махаловка на территории Западных Уделов. Нам, к скорби нашей, не всегда удаётся обуздывать слишком горячие головы в среде своих соратников. Это безобразие привело к тому, что бедных головоглазых друзей, расчленили и рассеяли по все их территории, и теперь безжалостно добивают наши славные рейнджеры в союзе с доблестными сталкерами. В стане врага царит разброд и властвует паника. Враг бежит, и шлёт возмущённые петиции на все островные порталы и сервера. А вы тут, с вашим паукообразным другом, спрятались в тёплом укрытии и занимаетесь спиритизмом, как я вижу, пытаясь вызывать дух Железного Дрона. Я, конечно, не склонен давать оценку, столь важному вашему занятию, однако…
      — … твою хрень! — взревел во всю глотку возмущённый Корчмарь, и запустил в Педро алюминиевым ковшиком. — Заткни свой фонтан, или я заткну его сам!
      Педро ловко увернулся, ковшик врезался в стену возле входной двери. Отскочил и, брякая, уехал под стенд настройки дронов.
      — Простите великодушно, уважаемый мастер! Никого не хотел обидеть. Напротив, желая всячески выразить безмерное своё уважение, даже восхищение вашим талантом, я хотел, благородные доны…
      — Ва-а-ауу! — снова взревел Корчмарь, и грозным, скользящим движением устремился в сторону попятившегося Педро.
      — А ну, все заткнитесь, а то я за себя не отвечаю!!! — что было мочи, заорал Алекс и выхватил мечи. — Что вы как дети цапаетесь? Тут судьба человечества решается, а вы… прямо как дети малые. Корчмарь, давай быстро переставляй Куба ко мне в корпус. Что-то он не хочет со стенда в сеть входить. Я совсем не чувствую ни чего.
      — Всё-всё, ребята, больше действительно не буду, простите. Чёрт попутал. Трудно из своего многолетнего образа, так сразу выйти. Корчмарь, простите — я дурак, чесслово!
      — Какого такого, «куба»? — спросил тот, продолжая смотреть на Педро бешеными глазами.
      — Ну, дрона, которого ты сейчас чистил. Его зовут Куб. Имя у него такое — Куб. Давай переставляй его быстрее!
      Корчмарь презрительно фыркнул, как лошадь, подошел к стенду и вынул дрона. Затем, схватив Алекса поперёк туловища, открыл крышку отсека и быстро поменял кристаллы. Захлопнул крышку, шлепком оттолкнул его от себя на средину помещения мастерской, и с сарказмом в голосе почти прокричал:
      — На! Вот тебе твой дрон, общайся с ним, как хочешь. Хоть с «кубом», хоть с «мубом». А ты, — он снова воззрел на Педро, — вякнешь ещё мне что-нибудь… чухонь.
      И возмущённо сопя, снова потопал к дальней стенке мастерской и, не оборачиваясь, чем-то там мстительно загремел. Педро ухмыльнулся, покачал головой, и сосредоточил всё свое внимание на Алексе.
      А тот стоял, не шевелясь, там, где оставил его Корчмарь, и тихо-тихо, не переставая, бормотал, словно молился:
      — Дрон, ответь. Проснись, слышишь? Это я, человек Алекс. Ну, Кубик, не спи, это я, Алекс. Всё хорошо, мы прошли уже морским путём. Тор с Шариком целы, скоро их в сеть включат, опять все вместе будем. Давай, поднимайся, Кубик! Ну, давай же, Кубик, вставай!
      Корчмарь затих, перестал сопеть и греметь железками, а Педро приблизился к Алексу, положил ему руку на плечо и, глядя ему прямо в окуляры, непохожим на себя, виноватым голосом, произнёс:
      — Понимаешь, Алекс, в лаборатории, в Военной Зоне, их уже включали. И в стенде, и в составе всего модуля. Они работают нормально, без замечаний, как обычные дроны. Ни каких отклонений в параметрах нет. И ни какого разума в них не наблюдается. Обычные исправные дроны. Там все в растерянности. И тогда Алекс снова заплакал.

2

      — Более двух лет уже, как я занимаюсь этим делом, — Педро задумчиво смотрел на Алекса, — и вот, можно сказать, дело это подошло к завершению. Прости, Алекс, я не могу называть тебе ни каких отправных точек, ни имён и ни дат. Просто поделюсь с тобой, кое-какими своими мыслями, в этом аспекте. Значит так. Более трёх лет назад, один наш разработчик, ну, допустим, по имени Некто, воплотил в железе одну остроумную идею — искусственный интеллект учится управлять сложной кибернетической системой непосредственно от человека. То есть, компьютер включен в цепь управления дроном, параллельно с человеком. Получается, что человек управляет, а компьютер учится у него, что и как надо делать, в тех или иных случаях. Вроде как, взрослый берёт ребёнка, усаживает его на велосипед и учит ездить. В итоге рассчитывали получить мощный ИИ, способный выполнять сложные задачи самостоятельно, без контроля со стороны человека. Удобная штука, особенно на больших расстояниях. Типа, в космосе. Тебе понятно, о чём я веду речь?
      Мутное Солнце давно уже перевалило за полдень и теперь медленно уползало к горизонту по западной части небосвода, постепенно наливаясь ярким закатным пламенем. Ветер почти стих, высокие облака почти развеялись, и шумное море почти успокоилось. Корчмарь остался в мастерской препарировать старого алексова дрона, а они с Педро, сидели в тени навеса, вели неторопливую беседу, правда, говорил, в основном, один Педро, и смотрели на жестокую битву, разворачивающуюся прямо перед ними, на утоптанной площадке у Карчмы.
      Трое отчаянно бились против четверых. Над полем битвы висела пыль, раздавались лязг и скрежет сталкивающихся тел, носились вопли и крепкие слова, приближающиеся по весу к ненормативной лексике. Рейнджеры Женя, Вика и Семён сошлись в бескомпромиссной битве с четвёркой отважных — Кисой, Мареком, Пацаком и Моней. Битва длилась уже почти полчаса, и прекращаться не собиралась. Яблоком раздора между компаниями послужила сосновая шишка, которую каждый стремился пнуть и загнать в ворота соперника.
      Счёт был три — ноль, в пользу четвёрки. Сеня бесился и орал на всех срывающимся басом, сбивал с ног своих и чужих, дважды создавал голевые ситуации, бил очень сильно и мощно, но по точности был, соизмерим, разве что, с Задумчивым Пулемётом, и поэтому, переломить игровую ситуацию не мог. Женя очень интеллигентно, раз за разом, старательно мазал по шишке, постоянно падал от толчков, и один раз был даже выброшен за пределы площадки так, что пришлось за ним лезть с обрыва и доставать. Думали даже, что он разобьётся вдрызг, но всё обошлось, и битва возобновилась с новой силой. Вика играла очень азартно, даже можно сказать — хищно, так как часто пускала в ход свои рысьи когти, чем вызывала возмущённые протесты со стороны четвёрки.
      А вот четвёрка билась самозабвенно. Они сразу поделили игровые роли так: Киса и Марек, в средних дронах, составили главную ударную силу обороны, а мелкие Моня и Пацак — главную маневренную силу прорыва.
      Киса с Мареком бесстрашно кидались на могучего Семёна, сбивая его с темпа наступления, или мешая перехватывать нападающих Моню с Пацаком. Которые ловко и точно пасуя, потрёпанную уже шишку, растягивали обороняющихся по всей линии обороны, создавали голевые ситуации одну за другой, и вот уже три раза подряд над Карчмой раздавались, их победные, торжествующие вопли.
      Исход битвы был ясен уже всем, однако сдаваться никто не желал, и сражение на утёсе продолжалось с неослабевающим пылом.
      — Так вот, работы этого господина Некто, не носили секретного характера, в силу того, что никто особо не верил в их практическую реализацию и полезность. Практически никто. И до сих пор скептическая точка зрения преобладает над сторонниками этого проекта. Однако, когда у Некто, стало, наконец, что-то получаться, наша служба ощутила повышенный интерес к его делам, со стороны некой импортной организации, ну, к примеру, назовём её Корпорацией. Тогда эти работы были тут же отнесены к разряду режимных, и руководство Военного ведомства стало так же уделять им повышенное внимание.
      И вот тут начинаются странности. Казалось бы, дело пошло, начальство довольно, конкуренты волнуются — значит, оно того стоит. Самое время работать, и работать с полной отдачей. Ан, нет! Некто начинает практически сворачивать свои разработки. Стал скрывать результаты исследований и тестов. Перестал допускать к работе с образцами коллег и сослуживцев, замкнулся в себе, чем и вызвал очень нездоровые настроения в лаборатории. И в довершение всего, взял и похитил прототипы кристаллов и скрыл их в подземельях Первого Бастиона, который находится на территории военных. Ну, дальше не особо интересно — начались разбирательства, скандалы, разные оргвыводы. Некто слёг с инфарктом, потом ещё…
      Для нас интересно то, что он так и не раскрыл, ни места, где он укрыл прототипы, ни причины, по которой он их похитил, и по существу, прекратил исследовательские работы. Позднее, когда он уже не работал, а лежал в клинике, прототипы были найдены и изучены. Ничего странного в них не обнаружилось. Обычные дроны, только очень дорогие в изготовлении. Подобные функции, к тому времени, научились решать более дешевым путём, а посему работы по этому проекту были свёрнуты.
      И тут, наконец, начинается моя работа. Как выяснилось, были найдены не все дроны. Так как в месте их хранения произошел обвал, то по логике вещей, недостающих посчитали заваленными и потерянными безвозвратно. Как оказалось, зря. Потерянные образцы всплыли вдруг в Западных Уделах, в районе Четвёртого Бастиона. Было установлено, что Корпорации известна некоторая информация, позволившая им усомниться в пропаже экспериментальных прототипов. Надо отдать им должное — тут они сработали лучше нас. Ну, у нас тогда были свои внутренние проблемы, старый начальник службы уходил, а новый ещё не был назначен, ну да, это не оправдание, а так…
      Короче, когда меня непосредственно подключили к делу, сотрудникам Корпорации один кристалл уже удалось добыть. Его вывезли с Острова на Материк и там исследовали. Что с ним стало дальше, мы не знаем…
      — Его звали Синий Куб. Он погиб.
      — Откуда ты…?
      — Твоего «некто» зовут Корней. Он обнаружил, что у дронов возник разум. Чего-то испугался, и увёл их в подземелье. Они там сидели почти два года. Куб, Зелёный Куб, кое-что мне об этом рассказывал, только я его тогда не очень-то слушал, — Алекс глядел невидящим взглядом на футболистов, ощущая на душе горькую опустошенность. Педро задумчиво помолчал, и мягко, подбирая слова, сказал:
      — Понимаете ли, дорогой Алехандро, мы давно занимаемся пропавшими образцами, и у нас было достаточно времени, чтобы перебрать и передумать на эту тему множество разных мыслей и вариантов. Понимаете ли, дорогой друг, вам ведь почти никто не верит. Факты объяснить не могут, а всё равно не верят. То, что вам была оказана такая активная поддержка, это исключительно заслуга Василь Василича. Он нашего шефа учил, когда тот ещё курсантом был. Вот и продавил это дело. По блату, так сказать. Не знаю уж, как это у него получилось, но, что сделано, то сделано. И потом… этот Корней был его другом. И поэтому, он мог знать, что-то такое, что и повлияло на решение шефа оказать тебе помошь. Точнее, Василь Василичу. Вот такие вот дела.
      — Педро, а кто меня, всё-таки от Острова отключил? И почему? Можешь сказать теперь?
      — Это наш технический отдел. Посчитали, что ты можешь стать помехой. Мы готовили перехват прототипа, в момент, когда его будут передавать на лодку. Только не были до конца уверены, какая именно группа этим займётся. Вот я и послал тебя, с целью уточнить информацию. А некоторые шустрые пострелы, испортили всё дело. Вот, чтобы через тебя на нас не вышли, тебя и отключили. Учётные записи восстановили уже через пару дней, ты же шел сейчас в старом дроне. Все записи восстановили, и в банке, и на Полигоне.
      — Я не знал, что запись восстановлена. Я ей не пользовался.
      — Интересно в женской бане, — сказал Педро, с прищуром глядя на Алекса, — ну-ка, ну-ка, юноша, поподробнее, что вы имеете в виду? Как же ты шел тогда?
      — Я был связан с Кубом через телепатическую сеть. И рулил дроном через него. Иначе, как бы я мог пройти под водой почти два часа? Радиосвязь под водой не действует, не так ли?
      — А телепатическая, стало быть, действует? Официальная версия утверждает, что тебя смыло в воду, когда ты переходил ручей. Считается невероятным, что тебе удалось выбраться самостоятельно. Да-а-а… твоя новость на много порядков невероятней всех наших догадок. Знаешь, дорогой Алекс, а ведь это, пожалуй, самая невероятная новость, за всё время моей работы в этой операции. И она многое для меня объясняет. В частности то, почему мы никак не могли их запеленговать и отследить по радиосети. Будь добр, освети её чуть подробнее, пожалуйста. Очень уж она неожиданная. Ведь кроме тебя и Корнея с ними никто не работал. Иностранцы не в счёт. Алекс тяжело вздохнул, и уставшим голосом сказал:
      — Все выходы из подземелья дронов разрушены завалами. Свободный был только один, он выходит под водой, на глубине метра два. Я когда это узнал, сразу предложил Кубу так под водой и идти, до границы Уделов. Я думал, «головоглазы» нас не обнаружат, так как им и в голову не придёт, что можно двигаться под водой без радиосвязи. И мы пошли. Почти два часа шли, и всё было нормально. Если бы не аккумулятор, я бы вообще мог до Карчмы под водой добираться, никто бы вообще меня не увидел. И если б не этот гад… Они посидели, молча, некоторое время, затем Педро тихо спросил:
      — Алекс, ответь мне, пожалуйста, а это действительно, разумные дроны, ты точно ничего не спутал? Ведь, исследовавшие их сейчас учёные, ни каких следов разумности в их функционировании, не обнаружили.
      Алекс обернулся к нему и, преодолевая подступающую комом горечь, ответил:
      — Они действительно разумные дроны. Я с ними уже почти подружился. Куб мне много чего интересного рассказывал, только я не очень внимательно его слушал. Сам был тогда немного шокирован и тоже не сразу поверил. Да, что я! Даже он сам сомневается. Он говорил: — «Мы не разумные, мы лишь ваше разумное эхо, мы существуем только при взаимодействии с разумом человека». Это ему так Корней объяснял, раньше ещё. И сам Корней тоже сомневался, он в своё время проводил с ними разные тесты на разумность. Это, опять же, со слов Куба.
      Педро как-то странно на него посмотрел и ничего не ответил. После довольно длительного молчания, во время которого, великолепная четвёрка закатила ещё одну шишку в ворота доблестных, но ужасно неуклюжих рейнджеров, Педро, наконец, медленно заговорил:
      — Понимаете ли вы, добрый юноша, что это, наверное, самая важная новость, из всех, что вы имели честь сообщить мне сегодня. Самая важная новость. Алекс, дурашка ты мой дорогой! А ведь это, похоже, и есть ключ к разгадке во всей этой истории с разумностью дронов!
      Педро засмеялся и вскочил на ноги. Стремительно подбежал к сражающимся за истерзанную сосновую шишку, бойцам. Отобрал её у растерявшегося Мони, ловко обвёл Пацака, обошел Кису, и со всего маху заколотил её в пустые ворота дружной четвёрки так, что она с шелестом улетела далеко за пределы площадки с высокого обрыва. И у всех сложилось ясное впечатление, что она унеслась прямо за чёткую линию ярко-синего морского горизонта.
      Игроки взвыли — рейнджеры радостно, а ребята возмущённо, но Педро, не обращая на них внимания, весело подбежал к Алексу, схватил его за плечи и слегка встряхнул:
      — Всё, хватит кукситься! Давай-ка вместе, попробуем разобраться с этой проблемкой. Он снова уселся рядом с Алексом. Глубоко вздохнул, и начал:
      — Итак, первое. Разум на современной кристаллической основе невозможен, хотя бы потому, что никто не знает, как его туда поместить. Наращивание мощности процессоров, увеличение памяти, само по себе ничего не даёт. Все эти растущие нейронные сети, нечёткие логики в программировании, и прочие остроумнейшие разработки приводят лишь к созданию обычного искусственного интеллекта, и всё. Разум не возникает. Возможно потому, что мы ещё со своим разумом не разобрались и поэтому не знаем, что надо сделать, чтобы создать другой.
      Итак, второе. Мы имеем дронов, у которых, вопреки всему, обнаруживается тот самый, так и не познанный нами, разум. Налицо явное противоречие — разум возникнуть не может, но он есть. Подавляющее большинство наших специалистов говорят: всё это бред, просто это очередная утка — кто-то в чём-то не разобрался, что-то не понял и развёл панику, а на самом деле, никакого разума нет и быть не может. Что ж, вполне, быть может, что и не может. Я вот, например, этих дронов сам не видел, с ними не общался, и полагаться во всём только на твоё слово не могу. Погоди, не маши манипуляторами!
      Итак, третье. А третье это твоя новость. Из неё следует, что разума в наших железных друзьях нет, а всё это безобразие формируется на взаимодействие с разумом человека. Всё это, конечно, слишком заумно и невероятно. А так же ещё нуждается в уточнении и осмыслении. Но это может быть компромиссным разрешением нашего противоречия — как может быть то, чего быть не может никак. Как это происходит, мы с тобой вряд ли сейчас разберём, но предположить, что-нибудь, мы попробуем.
      Итак, что мы знаем об устройстве этих разумных дронов? Ну, вот, ты. Что ты знаешь такого особенного, об их конструкции?
      — Куб что-то мне говорил о тонких плёнках, о дополнительном модуле. Вроде как, два кристалла сразу, один обычный, а второй, как человек им управляет. Да! Ещё есть встроенный интерфейс индукционного обруча, который используется для связи человека и сети дронов. Вот, вроде и всё, — Алекс несколько ожил, и смотрел теперь на Педро, со всё возрастающим интересом.
      — Ну, это уже неплохо. Вот смотри, индукционный обруч, сам по себе, очень интересное изобретение. Грубо говоря, он служит для преобразования твоих мыслительных процессов в электрические сигналы и наоборот. А ты вот знаешь, что если соединить напрямую два обруча, надетые на разных людей, то один человек будет чувствовать тоже, что и другой? И даже будет путаться, где его ощущения, а где чужие? А если при этом подавить его волю, алкоголем, к примеру, и усилить сигнал, то им можно будет управлять почти как дроном? Не слыхал? А, между прочим, исследования в этом направлении ведутся, и давно. И не все из них открытые. Ну, да ладно. Теперь вопрос, а зачем роботу индукционный обруч, если у него нет человеческого мозга? Что и куда ему наводить, что и откуда считывать? Я, например, не знаю. Но, очевидно, Корней не только знал, но и что-то такое приспособил. Не суть. Но мы можем предположить, что эта самая «приспособа» и послужила той основой, на которой и базируются умственно-телепатические способности наших замечательных дружков. Может, это было задумано, может, получилось случайно, мы не знаем. Но факт есть факт — ты с ними телепатически общался. Если конечно, не врёшь… Всё-всё, я пошутил!
      Тут футболисты сцепились в споре — кто-то сыграл рукой. Поорали, попрыгали, помахали этими самыми руками и, через пару секунд, вновь, вышедшая на смену, улетевшей за горизонт, шишка, замелькала в пыли между многочисленным количеством дроновских ног.
      — Педро, понимаешь, меня всё мучает вопрос… Вот раньше, Куб уже выпадал из сети, когда я его вынул из его «скорпиона» и пытался унести. А затем поставил на место своего дрона. Он же выпадал из сети тогда. На несколько минут, но выпадал. И… ничего, не замолчал, как сейчас. И ещё, раньше, они ведь сидели без сети подолгу, когда у них был только один корпус. И тоже ничего. Сейчас-то что произошло, а? Корчмарь говорит, что у него замкнуло внутренний источник питания и обнулилась оперативная память. Получается, он умер, что ли?
      Педро вздохнул и посмотрел на Алекса с сожалением. Затем, старательно выговаривая слова, сказал:
      — Разум дрона находится не в самом дроне. В дроне находится только «приспособа», зеркало, которое этот разум отражает, создаёт это самое «эхо разума». По крайней мере, я так понял. Поэтому я и считаю, что твой друг не «умер». Алекс, с надеждой, глянул на него, и тихо спросил:
      — Почему же он тогда молчит?
      — А х…то его знает, почему? По логике вещей получается, что их разумы находятся в голове у Корнея. Иначе, где же им быть? Может, он сейчас спит. А может, тоже сознание потерял, как и ты.
      — Куб говорил, что в последнее время Корней был плох, и им всем тоже было плохо от этого.
      — Ну, вот тебе и подтверждение… Ты молодой, быстро восстановился, а он — старый и больной, ему труднее.
      — Если кристалл дрона только зеркало, почему тогда «проснулись» не все кристаллы, а только четыре? Почему умер и не возродился Синий Куб? Почему мой Куб говорил, что когда я появился в их сети, им всем стало легче, потому что сеть стала больше?
      — А где находится разум в голове человека? В котором именно месте мозга он базируется? Может, оставшегося там места, хватает только на четыре дрона и всё. А, может, этот разум проявился как свойство всей информационной среды, которую генерирует Человечество. Я не знаю. Говорю же тебе, нашего ума разобраться в этом может и не хватить.
      — Куб говорил ещё, что они не со всеми людьми хотят быть в сети. Я ещё тогда подумал, вот мол, роботы, выполняют команды только тех, кто им нравится.
      — А я и не исключаю, что не все люди, обладают способностью общаться с такими дронами. И, как подтверждение этому — посмотри, с какой настойчивостью «головоглазы» стремились тебя отловить. Наглость их в этом просто поражает. Видать, они в своё время промучились с… как его там? С Синим Кубом. Да. И ничего не добились. И сделали вывод — общаться с ним может только определённый человек. Или человеки, — Педро отстранился слегка от него, и выпучил глаза, — Алекс, да ты избранный!
      — Да пошел ты… Какой я избранный? Просто оказался в нужном месте, в нужное время. Просто… просто мне стало неинтересно просто играть в дронов. Просто жизнь у меня так сильно изменилась… Я сейчас на всё смотрю совсем по-другому. И на дронов, и на Остров. А, больше всего, на людей на этом Острове.
      — Слушай, избранный, а на что это похоже — телепатическая сеть? Как ты с ними общался, как управлял? Интересно ведь, поделись.
      Алекс задумался. А действительно, как? Когда он был в сети дронов, он об этом не думал, а когда задумался — сеть пропала. Вот вы когда-нибудь задумывались над тем, как вы ходите? Педро ждал и слегка иронически улыбался, глядя на него. А он молчал, и не знал, что ему сказать, и очень переживал, что не сможет ему доходчиво объяснить, чтобы он поверил.
      — Это… это очень круто, — сказал Алекс, и разозлился на себя, — это словно ты сам дрон. Педро хмыкнул, потрепал его по плечу и весело сказал:
      — Ну, вот что, «сам дрон», давай, припудри носик, и приготовься встречать важных гостей!
      И в туже секунду со стороны Среднеземной Фактории послышалось приглушенное жужжание микровертолёта.
      Вынырнув из-под обрыва и сделав крутой вираж, два вертолёта зависли над площадкой, разогнав разгорячённых футболистов к границам их импровизированного футбольного поля. Свистящий шум винтов и громкое, трескучее жужжание двигателей, заглушили все обычные звуки осеннего дня Островного мира. Повисев, недолго, примеряясь, над землёй, летучие машины мягко сели на амортизационные полозья и убавили обороты своих движков. На шум вышел Корчмарь со щёткой в руке, остановился у входа в Карчму и стал сумрачно глядеть на прибывших гостей.
      Прибывших гостей было четверо, по два в каждом вертолёте. Сначала выпрыгнули два вооруженных до зубов чёрных «скорпиона», встали чуть в стороне и принялись зыркать по всем своей суперточной оптикой, держа наизготовку приспособления, с первого взгляда напоминающие китайские фонарики. Затем величественно снизошли на землю два небольших серых разведчика, ничем не примечательной, средней накрученности.
      Серые гости вальяжно приблизились к насупившемуся Корчмарю и один из них голосом Василь Василича, громко, перекрывая шум вертушек, прокричал:
      — Приветствую вас, дорогой друг, в нашем славном бунгало! Как наша Карчма, не развалилась ещё? Как поживаете, как здоровьице, дражайшее? Радикулит не мучает последнее время?
      — Меня только такие вот гости, как ты, мучают, — мощно бухнул в ответ Корчмарь, развернулся и уполз в своё убежище.
      — Кхе…, - неуверенно сказал второй из серых гостей, — я не понял, он нам не рад, что ли?
      — Рад, рад, просто это у него такое нормальное состояние, — громко-весело сказал Василь Василич и, кивнув в сторону «скорпионов», продолжил, — если бы он был не рад, нас бы и ваши «пукалки» не спасли. Они на него не действуют, ибо он у нас хитёр, аки змий. Прошу вас, шеф, давайте уже пройдём к навесу. А то сквозит здесь от винтов, да и шумно…
      После его слов, вертолёты резко сбросили обороты и, вскоре, с затуханием, смолкли вовсе. Опять стали слышны гомон птиц, шум ветра и плеск прибрежных волн. Сопровождаемые бдительными чёрными бойцами, Василь Василич, и именуемый им, шеф, подошли к стоящим дружным строем, Алексу и Педро. Рейнджеры и неразлучная четвёрка, слегка приблизившись, молча, наблюдали за ними издали.
      — Здравствуйте, здравствуйте, молодые люди! Очень рад вас видеть, в столь здравом, железном обличии. Вот, позвольте, Николай Николаевич, вам представить — это наш молодой, перспективный работник. Зовут его Алекс. И это именно он сорвал нам всю нашу, тщательно разработанную, продуманную операцию, под кодовым названием ЧД. Все наши старания, все наши бессонные ночи работы над ней, весь наш съеденный валидол, валокордин и корвалол, всё, всё, пошло прахом. Полюбуйтесь, Николай Николаевич, вот он стоит перед нами и ухом не ведёт!
      — Хватит! — вскричал Алекс, чувствуя, что перестаёт себя контролировать, — хватит уже издеваться, господин Кибер! Я и без вас знаю, что виноват в их гибели. Без вас знаю…, - добавил он уже тише.
      — Э-э-э…, - протянул Василь Васильич и укоризненно покосился на фыркнувшего шефа, — не разделяю вашей скорби, дорогой Алекс. По моим соображениям, подкрепленным, кстати, вашими же последними сведениями, какими вы, только что, поделились с уважаемым Педро, дроны не погибли. Николай Николаевич, позвольте, я объясню молодым людям, нашу точку зрения на эту проблему?
      — Да, да, пожалуйста. Будьте любезны, — Николай Николаевич, улыбаясь, весело смотрел на Алекса, и тому была совершенно непонятна и неприятна эта его весёлость.
      — Э-э…, молодые люди, — Василь Василич обратился к стоящим слегка поодаль, футболистам, — мы тут, на подлёте, видели на тропе два поверженных друида. Вас не затруднит доставить их до парковки и вызвать службу спасения? Я буду очень признателен, если вы не откажете мне в этой просьбе.
      Страшно недовольные игроки, под тяжелыми взорами «скорпионов», с ворчанием поплелись выполнять столь важное поручение.
      А Василь Василич дождавшись, пока они скрылись за кромкой обрыва, обратившись к Алексу, сказал:
      — Именно вашей фразы, дорогой Алекс, об «эхе разума», нам и не хватало в нашем понимании разумности так называемых «чёрных дронов». Спасибо вам большое, Педро, что вы так остроумно её интерпретировали.
      Алекс слушал, насупившись, и угрюмо молчал. А из Карчмы, боком, с независимым видом, выплыл Корчмарь, и, пристроившись к верстаку, стал внимательно прислушиваться к разговору, старательно изображая занятость непомерно важным делом. Не обращая на него внимания, Василь Василич продолжал:
      — Ну, хорошо, оставим взаимные непродуктивные подколки. Должен признать, уважаемый Алекс, что дело вы сделали. Несколько шероховато и без нашего формального дозволения, используя известную вам эксклюзивную информацию, вы нашли блестящий выход из создавшейся ситуации. Но. Но! Впредь так, будьте любезны, не поступать. Как вы смогли убедиться, даже блестящие, но непродуманные и неподготовленные решения, не застрахованы от случайных провалов. А наша основная задача — свести случайности к нулю. Мы над этим постоянно работаем. Надеюсь, вы это себе хорошо уясните в дальнейшей вашей деятельности. Я говорю в дальнейшей, поскольку Николай Николаевич уполномочил меня, предложить вам постоянный контракт на сотрудничество. С очень хорошими условиями. Для вас, Алекс, и для нас э… Службы. Прошу вас, пожалуйста, не перебивайте, я еще не кончил. Самая главная и важная новость состоит в том, что, специально, в интересах этого сотрудничества, учреждается Особый аналитический отдел — ЧД. Руководителем отдела назначается наш уважаемый Педро э… Крот. Вы, Алекс, назначаетесь на должность ведущего специалиста. Вашим друзьям можете предложить лаборантские должности, если они согласятся, конечно. И если в них будет необходимость. Материально-техническое обеспечение возложено на нашего дорогого Корчмаря. Оплата — согласно штатному расписанию. Корчмарь фыркнул и чем-то очень громко брякнул.
      — Да, да, дорогой, — поворотившись к нему и возвысив голос, сказал Василь Василич, — настала пора тебе, старый таракан, заняться чем-то более полезным, чем просто ковыряние в ржавых железках.
      Корчмарь не удосужил его ответом, лишь достал из-под верстака мятый кусок дроновской обшивки и, со всего маху, грохнул по нему молотом.
      Василь Василич чуть заметно улыбнулся и вновь обратился к Алексу и Педро:
      — Курировать ваш отдел будем непосредственно мы, с Николай Николаевичем, по субординации. Ваша главная задача, сынки — «разбудить» дронов, созданных нашим, безвременно ушедшим дорогим другом. Корчмарь опустил молот:
      — Представился, значит, страдалец… Отмучался.
      — Да, Миша, система жизнеобеспечения отключена сегодня, с согласия родственников, из-за прекращения активности головного мозга.
      — Как!? — вскричал Алекс, опешив, — Педро, ты же говорил, что их разумы находятся в мозгу у Корнея!? Как же мы их теперь разбудим-то?
      — И хотя мы все, скорбно, уже давно ожидали этого момента, — Василь Василич говорил очень серьёзно, внимательно глядя на Алекса, — всё равно он настал внезапно, для всех нас — его друзей и близких. В три часа ночи, по Островному времени, дежурные датчики отобразили остановку мыслительных процессов и всей мозговой деятельности. Остановился мозг одного из прозорливейших учёных нашего времени. Это большая утрата, для всех нас. Очень большая утрата.
      — Как в три часа? — удивлённо спросил Алекс, — я ещё спал в это время… А с дронами из подземелья выбирался уже в шесть… Я уже ничего не понимаю… Педро, как так?
      — Ну-у, Василь Васильевич, неужели вы считаете, что теперь уже Алекс является носителем разума дронов? — Педро выглядел не менее удивлённым.
      — Вы знаете, Педро, — вместо него ответил Николай Николаевич, он был серьёзен, и уже не улыбался, — и я был удивлён не менее вашего. Но по времени выходит именно так - Алекс вёл дронов, когда у Корнея уже три часа не было пульса, и не работал ни один агрегат системы жизнеобеспечения. Мы специально сверялись по минутам.
      — Если так, почему они сейчас не отвечают? Почему пропала сеть? — у Алекса шумело в голове.
      — Э… дорогой Алекс, это ведь вы у нас, ведущий специалист. Вам и карты в руки. Точнее дроны, — Василь Василич щёлкнул пальцами, один из «скорпионов» метнулся к вертолёту и, бегом, принёс прозрачную пластиковую коробку с двумя черными кристаллами, — вот вам, товарищ специалист, ваши подопечные. Занимайтесь. Доклады в установленное время и по установленной форме…
      Из-за обрыва, со стороны моря, с рёвом вылетели три микровертолёта с опознавательными знаками Среднеземного Полицейского Управления и зависли в воздухе над Карчмой. Сквозь прозрачные колпаки остекления выглядывали испуганно-удивлённые лица дронов-полицейских. Секунду вертолёты висели неподвижно, затем, с завидной поспешностью, взвыв движками, унырнули обратно, и низко стелясь над притихшим морем, унеслись навстречу пламенеющему закату, в сторону Среднеземной Островной Фактории.
      — … и не воображайте, что вам будет легко, — Василь Васильевич проводил их долгим, задумчивым взглядом.
      — И у вас даже и сомнения не возникает, что я могу отказаться, — Алекс осторожно принял коробку с дронами, приоткрыл крышку и слегка погладил кристаллы, весело перемигивающиеся индикаторными светодиодами, — вы так во мне уверены, господин Кибер? Василь Василич усмехнулся:
      — Через пару дней вам доставят уцелевшие кристаллы непроснувшихся образцов. Надеюсь, вы не будете убегать и прятаться в подземелье, если вдруг, однажды, у вас проснётся Синий Куб, или, какой-нибудь, Чёрный Квадрат?

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19