Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Роберт Грендон - Мэйза, принцесса Луны

ModernLib.Ru / Космическая фантастика / Клайн Отис Эделберт / Мэйза, принцесса Луны - Чтение (Весь текст)
Автор: Клайн Отис Эделберт
Жанр: Космическая фантастика
Серия: Роберт Грендон

 

 


Отис Клайн

Мэйза, принцесса Луны

Глава 1

ТРУДНОСТИ

– Либо мы получим эту награду, либо нам придется закрывать лавочку.

Тед Дастин, молодой президент и главный менеджер фирмы «Теодор Дастин, Инкорпорейтед», потянулся к кисету, набил табаком черную вересковую трубку и тяжело вздохнул.

Роджер Сэндерс, помощник президента, которому предназначались эти слова, положил на свой стол охапку документов, прикрыл двери кабинета и уселся в кресло напротив своего шефа.

– Ты хочешь сказать…

– Я хочу сказать, – перебил Дастин, нажимая большим пальцем на колесико зажигалки, – что, готовя снаряд к запуску, мы истратили все до последнего цента, да еще и порядочно влезли в долги. «Теодор Дастин, Инкорпорейтед» разорена дотла, а завод заложен целиком, от крыши до канализационных труб. Если мы не получим этой награды, через тридцать дней кредиторы обдерут нас как липку.

– Мистер Дастин! – Женский голос прозвучал, казалось, из пустоты. Тед повернулся к видеофону – на вид обыкновенному гладкому диску на небольшой подставке, который стоял возле его локтя. Не было видно ни кнопок, ни проводов, ни иных приспособлений для управления этим устройством.

– Да, – сказал Тед, и тотчас на экране видеофона появилось лицо секретарши. Слово «да» и служило сигналом к установлению связи.

– Мистер Ивенс из «Глоб» хотел бы знать, готовы ли вы к разговору с представителями прессы.

– А много их там собралось?

– В приемной ждут двадцать семь репортеров, не считая его самого. Мистер Ивенс говорит, что вы пригласили их всех явиться одновременно.

– Так оно и есть, – ответил Тед Дастин. – Впустите их через пять минут. Конец.

Когда он произнес слово «конец», изображение на экране погасло – связь прерывалась этим кодовым словом, произнесенным резко и подчеркнуто.

Роджер отправился за стульями, а Тед поднялся и подошел к окну. Он стоял и глядел на раскинувшийся внизу завод – нигде ни трубы, ни струйки дыма. Еще десять лет назад и дыма, и труб было достаточно. Энергия, полученная при сгорании угля и нефти, приводила в движение заводские станки и механизмы.

Тед Дастин изменил все это своим изобретением – устройством, которое улавливало и накапливало солнечный свет, преобразуя его в электричество, источник тепла, света и энергии. Таким образом производство получило новую, экологически чистую основу, а Тед, дожив до тридцати лет, увидел, как его солнечные батареи начали применять везде и всюду.

Прибыль, полученную от этого изобретения, Тед немедленно вложил в дело и занялся исследованиями и экспериментами в еще более важной и значительной области – покорение атома. И вот уже на пороге успеха он обнаружил, что его капиталы почти иссякли, а потому истратил последние средства на то, чтобы создать гигантскую пушку и снаряд – и получить награду в миллион долларов от Объединенных правительств Земли.

Когда в кабинет вошел Роджер в сопровождении взволнованных и возбужденных репортеров, Тед повернулся к ним и сказал:

– Рассаживайтесь, джентльмены.

Скрипнули двадцать восемь стульев. Двадцать восемь репортеров торопливо проверили свои диктофоны. Наступила напряженная тишина.

Тед откашлялся.

– Вам известно, ребята, – начал он, – что нам уже давным-давно пора выходить в глубокий космос. Начали мы неплохо, но вот дальше… Первый шаг, честно говоря, мы уже сделали. Поскольку Луна – наш ближайший сосед в космосе и расположена достаточно далеко от Земли, добраться до нее было серьезной проблемой. Объединенными правительствами Земли была назначена щедрая награда в миллион долларов тому, кто первым отправится в это путешествие без ракеты и докажет, что достиг цели.

По каким-то загадочным каналам информации, известным только вам, репортерам, вы узнали, что я включился в эту гонку. Разумеется, до сих пор я держал свои планы в тайне и от общественности, и от соперников. Но отныне с тайнами покончено. Пушка, построенная по моим чертежам Американской артиллерийской корпорацией, имеет в длину триста пятьдесят футов, калибр – семь футов. Несмотря на то что она в четыре раза больше соответствующей толщины самых мощных современных пушек, мои расчеты показывают, что после выстрела она разрушится. Десятого марта пушку доставили на остров Большая Дафна – это один из мелких островов Галапагосского архипелага, недалеко от экватора. Снаряд, изготовленный на моем собственном заводе, сегодня полностью собранный и упакованный, отправился в путь на грузовом воздушном судне компании «Интернэшнл-эйр».

Я рассчитал, что наиболее благоприятным днем для запуска снаряда будет двадцатое марта, так как в этот день Луна в своем извечном кружении вокруг Солнца пересечет орбиту Земли. Снаряд будет наведен и запущен так, чтобы, преодолев начальную скорость и земное притяжение, полететь по дуге и встретиться с Луной в точке, определенной моими расчетами. Принцип его устройства во многом напоминает устройство плавучих мин, которые расставляли минные заградители во время мировой войны сорок лет назад.

Сила, которая выведет этот снаряд в космос, – та самая сила, которую человечеству только-только удалось высвободить и до некоторой степени научиться ею управлять. Это чудовищная мощь, заключенная в атоме. Движение снаряда после того, как он покинет Землю, будет автоматически контролироваться и корректироваться моим новейшим изобретением, которое я назвал «атомотор». Этот прибор отделяет протоны от электронов и, используя могучую силу отталкивания между одноименно заряженными частицами, позволяет им вылетать через особым образом сконструированные цилиндры – после того, как частицы отдадут энергию головкам цилиндров, а оттуда снаряду. Эти цилиндры установлены так, что позволяют автоматическому корректору курса управлять движением снаряда. В момент запуска снаряд будет защищен плитой из легкоплавкого металла, которая разрушится прежде, чем снаряд покинет атмосферу. Кроме того, снаружи снаряд будут защищать шесть слоев утолщенного асбеста, между которыми находится вакуум. В головке снаряда расположена взрывчатка, которая отреагирует на любое соприкосновение с твердым предметом. Это вещество при взрыве даст вспышку необычайно яркого света, которую можно будет легко разглядеть, если снаряд упадет в тень солнца на поверхности Луны, и густое облако черного несветящегося дыма, которое распространится над местом взрыва примерно на сто миль окрест и будет легко различимо с Земли, если снаряд попадет на освещенную солнцем половину.

Завтра, шестнадцатого марта, я вылетаю на остров Большая Дафна, чтобы зарядить и навести пушку. И пока эта пушка не выстрелит, парни, добавить мне больше нечего.

Роджер открыл дверь, и репортеры, пожелав молодому изобретателю успеха, один за другим удалились.

Глава 2

ПУСК

Утром 16 марта Дастин и Сэндерс вылетели на Галапагосы на принадлежавшем Сэндерсу вертолете, который мог развить скорость до восьмисот миль в час. Они прибыли на место около полудня и сразу усердно принялись за работу, так что к вечеру пушка была заряжена и готова к гераклову деянию – установке на платформу.

17 марта пушку навели на цель согласно расчетам молодого изобретателя, а 18-го укрепили на платформе сотнями тонн специального быстро застывающего цемента.

19-го на остров прибыл воздушный линкор «Гавайи», на борту которого находилась группа опытных наблюдателей, представлявших Объединенные правительства Земли. Группа была до зубов вооружена необходимым оборудованием – сверхмощными телескопами, спектроскопами и фотографической аппаратурой.

Хотя Тед Дастин был занят по горло тем, что готовил к вывозу из опасной зоны свое оборудование и сотрудников, ему пришлось отвлечься ради высокопоставленных гостей, показать им пушку, платформу и ответить на тысячи вопросов. Сэндерс тем не менее так хорошо исполнял нелегкие обязанности заместителя, что еще до того, как ученые вернулись на борт «Гавайев», чтобы отправиться в точку наблюдения и там ожидать запуска, он уже погрузил и отправил с острова и людей, и оборудование.

Весь этот вечер и часть ночи – до 1.30 уже 20 марта – изобретатель лично подсоединял автоматическое устройство запуска и проверял его готовность.

К этому времени Дастин, Сэндерс и пилот вертолета Бивенс остались единственными людьми на острове. После завтрака всухомятку и последней проверки каждый из них был готов исполнить свою часть задачи.

Согласно расчетам, Луна должна была пересечь земную орбиту в 18 часов 53 минуты 13 секунд по среднему стандартному времени. Поэтому время запуска назначили на 14 часов 32 минуты 22 секунды, то есть около половины третьего.

Ровно в 2.20 Бивенс запустил вертолетный пропеллер и, поднявшись над краем кратера, взял курс на северо-запад, к точке экватора в 97,2 градуса западной долготы, которая была признана самой удобной для наблюдений. Туда еще прошлым вечером улетели ученые на «Гавайях». Для мощного вертолета это составляло меньше сорока минут полета.

Лопасти винта со свистом разрезали воздух. Тед то и дело поглядывал на хронометр. В 2.30 он поспешно достал из футляра бинокль, открыл шторы иллюминатора и направил окуляры в сторону Большой Дафны.

– Ты же все равно не разглядишь отсюда остров, – заметил Роджер.

– Пожалуй, что так. Мы отдалились от него на добрых две с половиной сотни миль и еще не поднялись достаточно высоко, чтобы остров оказался в пределах видимости.

– Что же ты тогда ожидаешь увидеть?

– Может быть, какие-нибудь признаки взрыва. Погляди-ка сам.

Роджер направил свой бинокль в ту же сторону, а Тед повернулся к Бивенсу.

– В два тридцать пять пустишь дымовой хвост, – приказал он. – Следи за воздушными колебаниями. Очень может быть, что нас ждет хорошенькая встряска.

– Есть, сэр!

В 2.32 Тед и Роджер затаили дыхание и, не сводя биноклей с архипелага, напряженно прислушивались к тиканью хронометра, который отсчитывал секунды.

Наступило расчетное время запуска, минула секунда, другая, а взволнованные наблюдатели так пока ничего и не увидели. И вдруг в небе над горизонтом вспухло серое грибообразное облако. Прямо над облаком вертикально вонзилась в зенит тоненькая, словно вязальная спица, едва различимая в бинокль полоска дыма.

– Ур-ра-а! – завопил Роджер. – Пошел!

Тед никак не отозвался на этот ликующий вопль. Лицо его вдруг посерьезнело.

– Эй, в чем дело? – воскликнул Роджер. – Нам же удалось!

– Боюсь, мы вызвали последствия, на которые никак не рассчитывали, – отозвался Тед. – Видишь ты это черное облако, которое поднимается вверх, пробивая себе дорогу через серое?

– Ну да.

– И желтую полоску прямо под ним?

– Угу. Что это такое?

– Извержение вулкана, – ответил Тед. – Если помнишь, Большая Дафна – кратер потухшего вулкана. Мы сшибли его макушку, а рассерженная матушка-природа довершила остальное. Судя по тому, что видно отсюда, извержение ужасное. И вот, смотри – ответ с небес. Видишь эти вспышки в облаках? В верхних слоях началась гроза.

В это мгновение из хвоста вертолета начал извергаться густой черный дым, и разглядеть что-либо стало невозможно.

– Бивенс, полный вперед! – крикнул Тед. – Выжми из машины все, что сможешь! Через пять минут нас нагонит сильный шквал!

Он был прав – совсем скоро дымовой хвост, тянувшийся за вертолетом, показал чудовищные колебания воздуха.

– Подъем под углом в сорок пять градусов! – приказал Тед. – Помчимся на гребне бури…

Он еще не успел выговорить эти слова, когда вертолет содрогнулся от такого удара, что Тед и Роджер очутились на полу. Встряска сопровождалась оглушительным ревом, точно тысяча ударов грома громыхнула одновременно, перекатываясь незатихающим эхом, которое гремело и рокотало еще несколько минут.

Поднявшись на ноги – с трудом, потому что вертолет немилосердно кренило, – Тед кое-как добрался до иллюминатора и выглянул наружу. Дымовой хвост рассеялся бесследно, и небо позади вертолета опять очистилось. Две вещи Тед разглядел почти одновременно: огромную, как гора, белопенную стену воды, которая гналась за вертолетом по поверхности океана, и прямо над нею – бурлящую массу туч, черную снизу и серебряно-белую сверху. Сердцевину этой массы полосовали ветвистые молнии. Тед прокричал:

– Выше, Бивенс! Гони что есть духу, или нам крышка.

Вертолет судорожно дернулся, и раздался рев – это Бивенс поспешил набрать предельную скорость. Затем машина рванулась вверх, да так стремительно, что Теда и Роджера припечатало к полу.

Но как быстро пилот ни выполнял приказы, он не мог состязаться в проворстве с силами природы. Словно оскорбленная этой жалкой попыткой человека покорить ее, она вцепилась в вертолет могучими руками ветров и играла им, точно перышком. Еще при первом ударе стихии Тед заметил, что Роджер ударился головой о холодильник и безвольно сполз на пол. Тед попытался дотянуться до Роджера, но все его попытки оказались напрасны. Машина без конца то ныряла в воздушные ямы, то кувыркалась и вертелась, как волчок. Не в силах ничем помочь другу, Тед цеплялся за что ни попадя, а его ноги то взмывали в воздух, то бились о стену, то уж вовсе взлетали под потолок. Молнии сверкали непрерывно, и так же безостановочно грохотал гром. Дождь, мокрый снег и град поочередно хлестали в каюту через разбитый иллюминатор.

На секунду вертолет немного выровнялся, и Теду удалось ухватить Роджера за лодыжку. Подтащив бесчувственного друга к себе, он подсунул руку под его обмякшее сухощавое тело и удерживал его изо всех сил, не выпуская из цепких пальцев ручки кресла. Хотя снаружи по-прежнему бушевала буря, Бивенсу, как видно, удалось выровнять движение вертолета, потому что машину теперь швыряло и раскачивало все меньше и меньше.

Наконец вспышки молний отдалились, и темнота, наступившая с бурей, понемногу начала рассеиваться.

Как только Тед получил возможность разжать пальцы, он бережно уложил своего помощника на пол кабины, в которой царил невообразимый беспорядок. Включив свет, Тед торопливо обследовал глубокую рану на бледном лбу Роджера и с облегчением обнаружил, что кости не повреждены. Порывшись в аптечке и перевязав рану, Тед подсунул подушку под голову Роджера, который все еще был без сознания, и пробрался к иллюминатору. Выглянув наружу, он убедился, что вертолет поднялся выше грозы, но все еще летит в густом слое облаков, скрывавшем солнечный свет, словно толстое одеяло. Тед окликнул пилота:

– Все в порядке, Бивенс?

– На все сто, сэр!

– Отлично. Попробуй взлететь еще выше, чтоб мы оказались над грозовыми облаками.

– Есть, сэр!

Роджер слабо застонал и, когда Тед склонился над ним, открыл глаза.

– Что с-случилось? – пробормотал он.

– Ты потерял сознание. Ничего страшного. Скоро совсем придешь в себя. Хочешь чего-нибудь?

– Сигарету.

– Само собой. Держи.

Тед сунул сигарету в пепельно-бледные губы Роджера и дал ему прикурить.

– Отлежись немного, – посоветовал он. – Я попытаюсь сделать кое-какие наблюдения, если только нам удастся выбраться из этих проклятых облаков.

Не сразу, но в конце концов в иллюминаторах вспыхнул долгожданный солнечный свет. Тед обнаружил, что буря отнесла их на три с лишним сотни миль к юго-западу. Когда вертолет снова лег на курс и направился к точке рандеву с «Гавайями», Тед оглянулся проверить, как там Роджер. Его приятель уже пришел в себя и с любопытством разглядывал тонкий слой пыли на полу.

– Откуда это, по-твоему, взялось? – осведомился он и ткнул пальцем в пыль.

– Вулканическая пыль, – пояснил Дастин. – После сильных извержений она, бывает, совершает и кругосветные перелеты, так что нет ничего удивительного, что мы обнаружили ее здесь после этакой передряги. Как твоя голова, старик?

– Спасибо, лучше.

– Вот и славно. У нас как раз есть время перекусить, пока не встретимся с «Гавайями».

Они подкрепились. Покуда Бивенс жевал бутерброды, Тед сам вел вертолет.

– Вроде, сэр, мы уже почти на месте? – спросил Бивенс, проглотив последний кусок.

– Вот именно – почти. Я дам тебе знать, когда надо будет снижаться. Боюсь, без прожекторов нам не обойтись.

Тед принялся изучать показания приборов. Наконец он подал сигнал снижаться. В один миг вертолет погрузился в непроглядную тьму, которую и мощные прожекторы не могли пробить дальше чем на полсотни футов в любом направлении.

– Так мы никогда не найдем «Гавайев», – сказал Тед. – Попробуй-ка, Роджер, связаться с ними по радио.

Сэндерс попробовал раз, другой…

– Радио испорчено, – наконец сказал он. – Должно быть, из-за грозы. Что-нибудь перегорело.

– Ладно, – отозвался Тед. – Следи за приборами, а я посмотрю, в чем там дело.

Ему понадобилось всего несколько секунд, чтобы выявить неполадку.

– Тут мы ничего не сможем сделать, – огорченно сообщил он. – Все до единой платы полетели, а я забыл прихватить запасной передатчик. Думаю, нам просто нужно лететь наугад и надеяться на удачу. Нечего сказать, в хорошенькую историю мы вляпались!

– Что до меня, – отозвался Роджер, – я рад уже и тому, что остался в живых, пускай и без связи.

– Это само собой, но я буду сильно разочарован, если не попаду на борт «Гавайев», в компанию официальных наблюдателей, к тому времени, когда снаряд достигнет Луны. Может, нам и удастся разглядеть этот момент в бинокли, но я лично в этом не уверен.

Они долго барражировали во мгле, описывая все более широкие круги. Время шло, но линкора они так и не обнаружили. Наконец, когда на хронометре было уже 6.20, Тед решил прекратить поиски и приказал Бивенсу возвращаться в точку наблюдения. Вертолет почти достиг ее в 6.50, и еще минута ушла на то, чтобы подняться над верхним слоем облаков.

Солнце зашло, и полуосвещенный шар Луны висел над горизонтом. Тед и Роджер одновременно направили бинокли на Луну. Было ровно 6.53, и они напряженно ждали, когда пройдет тринадцать секунд – расчетное время, за которое снаряд должен был достигнуть Луны.

Тринадцатая секунда промелькнула безо всякого результата. Пошла четырнадцатая, и тут в самом центре небесной мишени что-то произошло. Наблюдатели одновременно увидели на затененной стороне Луны яркую точечную вспышку, и в тот же миг на освещенной солнцем стороне начало медленно расти черное пятнышко.

– Ур-ра! – воскликнул Роджер. – В яблочко! Тед молчал, разглядывая черное пятнышко.

– Похоже, снаряд попал в самый центр кратера, – наконец отозвался он. – Поначалу я решил, что рассчитал неверно, но теперь-то я понял, в чем дело. Мы увидели вспышку как раз через секунду с четвертью после того, как она произошла – потому что именно столько времени идет свет от Луны до Земли.

Черное пятнышко таяло с ощутимой быстротой и через минуту совершенно исчезло.

– Вот и сгинуло наше доказательство, – вздохнул Тед. – Будем надеяться, что наблюдатели успели его разглядеть.

Он повернулся к пилоту и приказал:

– В Чикаго, Бивенс.

Глава 3

НЕОЖИДАННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

Добравшись до своего кабинета в Чикаго, Дастин обнаружил краткую радиограмму от командира воздушного линкора «Аляска»:

Только что обнаружил «Гавайи», потерпевшие крушение в Тихом океане, рация не работает. Официальные наблюдатели не смогли увидеть Луну из-за густой облачности. Буксирую «Гавайи» в Сан-Франциско.

Дж. С. Фаррелл,

капитан воздушного лайнера «Аляска».

Тед молча прочитал радиограмму и протянул ее Сэндерсу.

– Это значит, что мы проиграли? – спросил Роджер.

– Это значит, – ответил Тед, мужественно стараясь скрыть дрожь разочарования в голосе, – что фирма «Теодор Дастин, Инкорпорейтед» через тридцать дней будет продана с молотка в пользу ее кредиторов – целиком и полностью, со всеми потрохами.

В последующие дни Тед и Роджер были заняты тем, что приводили в порядок дела фирмы, готовясь передать их кредиторам. В последнюю минуту адвокат добился для них тридцатидневной отсрочки, но это в конце концов было лишь продлением агонии.

Наивысшую цену за патенты и завод предложил некий русский банкир, и среди персонала фирмы воцарилось уныние, когда было объявлено, что кредиторы, скорее всего, примут его предложение.

Официальные наблюдатели, враждебно относившиеся к Теду, как он и предвидел, единодушно заявляли: не существует ни малейшего доказательства, что его снаряд достиг Луны. Правда, астроном-любитель из Гватемалы сообщил, что видел вспышку и темное облачко неподалеку от кратера Гиппарх именно в названное Тедом время, но его свидетельство было единственным, а потому ничем не подкрепило заявления Теда.

Из-за бури и извержения вулкана южноамериканские обсерватории вообще не смогли наблюдать Луну, а другие обсерватории, которые имели хотя бы слабую возможность что-то рассмотреть, сообщали лишь об исключительно облачной погоде.

Утром 5 мая Тед Дастин угрюмо сидел в своем кабинете, окутанный клубами табачного дыма, когда в комнату ворвался Роджер, размахивая газетой, которую он и швырнул на стол Теда.

– Можешь ты это опровергнуть, Тед? – возбужденно спросил он. – Они утверждают, что твой снаряд упал на Землю и почти до основания разрушил Лондон!

Тед пробежал глазами кричащие заголовки – и у него перехватило дыхание.

ЧУДОВИЩНЫЙ ВЗРЫВ В ОКРЕСТНОСТЯХ ЛОНДОНА!

ВОЗМОЖНО, СНАРЯД

ДАСТИНА ВЕРНУЛСЯ НА ЗЕМЛЮ!

«Сегодня утром, в 4.30, в Темзу недалеко от Грейвс-Энд упал огромный снаряд. Он взорвался с чудовищной силой, убив свыше, тысячи четырехсот человек и ранив многие тысячи. Сотрясение от взрыва ощущалось на всей территории Британских островов, а также на Европейском континенте и было зарегистрировано сейсмографами во всем мире.

Ученые рассчитали, что снаряд, запущенный изобретателем Тедом Дастином, вернется на Землю в течение тридцати дней, однако теперь они полагают, что его орбита оказалась длиннее расчетной, и потому снаряд, разрушивший Лондон, и есть детище Дастина, вернувшееся позже, чем было предсказано».

Тед раздраженно отшвырнул газету.

– Ну вот, Роджер, – сказал он, – мальчики из племени «я-же-говорил» снова при деле. Честное слово, меня от них тошнит! Ради того, чтобы подтвердить свою ничтожную теорийку, они пытаются превратить меня в глазах всего мира в массового убийцу. До чего же я устал от всего этого!

Внезапно послышался голос телефонистки:

– Мистер Дастин!

– Да!..

– Станция ВН-437 объявила, что сейчас будет передано важное международное сообщение. Включить его для вас?

– Будьте добры.

И тотчас на экране видеофона вспыхнуло изображение – диктор «Всемирных новостей», стоящий у микрофона на станции в Вашингтоне. В одной руке он держал листок бумаги, в другой часы, явно ожидая определенного времени, чтобы начать передачу. Наконец диктор откашлялся и поднял глаза.

– Мы только что получили сообщение из Парижа, – произнес он. – Снаряд, подобный тому, который упал в Темзу близ Грейвс-Энд, рухнул сегодня в самом центре столицы Франции. Город лежит в развалинах, людские потери огромны и до сих пор не подсчитаны. Ученые, которые предполагали, что предыдущий взрыв был произведен снарядом Дастина, на сей раз не выдвигают никаких предположений. Ни один ученый, с которым мы консультировались, не смог предложить какого-то объяснения этим необычайным и чудовищным происшествиям.

Диктор сделал паузу и повернулся, чтобы взять у курьера листок бумаги с новым сообщением.

– Положение со взрывами гигантских снарядов становится все более угрожающим, – продолжал он. – У меня здесь текст радиосообщения из Нью-Йорка. Третий снаряд только что упал в Нью-Йоркскую гавань, затопив или разрушив все находившиеся в ней суда. Убиты и ранены тысячи людей, на много миль в округе вылетели стекла в окнах. Рухнули два небоскреба на Бродвее, усугубив трагедию, так как немало охваченных паникой людей, которые искали убежища, погибло в развалинах.

Опять диктор сделал паузу, чтобы взять новый листок бумаги.

– Сообщение от профессора Фаулера из Йоркской обсерватории: сегодня утром, между часом и четырьмя, он наблюдал Луну и в течение этого времени заметил пять отчетливых и очень ярких вспышек в районе кратера Птолемей. Профессор только что узнал о взрывах в Париже, Лондоне и Нью-Йорке и полагает, что они могут быть связаны с явлением, которое он наблюдал сегодня на поверхности Луны. Его гипотеза такова: Луна подвергается бомбардировке, подобной той, от которой пострадали земные города.

Диктор вдруг исчез с экрана, вместо него появилась телефонистка.

– Сэр, – тихо, словно извиняясь, сказала она, – мне пришлось отключить ВН-437. Вас вызывает президент Соединенных Штатов.

– Соедините, – ответил Дастин.

И тотчас на экране появилось знакомое лицо президента Уитмора. Президент был явно встревожен, и, когда он заговорил, голос его слегка дрожал:

– Мистер Дастин, вы можете как-то объяснить причину тех бедствий, которые обрушились на мир в последние часы?

– Мистер президент, – ответил Дастин, – у меня нет для вас фактов, зато есть гипотеза.

– И что же это за гипотеза?

– Я полагаю, что бомбардировка Земли ведется с Луны. Минувшей ночью Луна достигла позиции, выгодной для бомбометания, и между часом и четырьмя утра профессор Фаулер наблюдал эти пять вспышек. Согласно моей теории, с Луны в направлении земной орбиты были запущены пять снарядов, и три из них уже достигли цели. Более того, они были наведены с такой точностью, что один из наших крупнейших городов разрушен, а два других едва не постигла та же участь.

– Вы утверждали, что ваш снаряд достиг Луны. Полагаете ли вы, что наш спутник обитаем и что взрывы, свидетелями которых мы стали, вызваны снарядами или бомбами, которые запустили в ответ обитатели Луны?

– Да, мистер президент, именно так я и полагаю.

– В таком случае, мистер Дастин, вы вкупе с Объединенными правительствами Земли несете ответственность за эту неожиданную и чудовищную катастрофу, и мы обращаемся к вам с просьбой сделать все, чтобы бомбардировки были прекращены.

– Прошу прощения, мистер президент, но у меня совершенно нет денег, а мою фирму через несколько дней отнимут кредиторы.

– Это, мистер Дастин, – ответил президент, – дело международной важности, и его надлежит решать всеми средствами, какие только есть в нашем распоряжении. Вы и ваша фирма нужны нам, нужны всему миру. Можете хоть сию секунду взять из правительственных средств столько, сколько сочтете нужным, а я пошлю приказ в казначейство, чтобы выдали достаточно денег для удовлетворения ваших кредиторов. Пока что я могу обещать вам только поддержку нашего правительства, но сегодня же я созову форум Объединенных правительств и уверен, что все правительства присоединятся к нам. Делайте все, что можете, чем скорее, тем лучше, и не жалейте ни сил, ни средств, чтобы достичь цели.

– Приложу все силы, мистер президент, – сказал Тед. Экран погас, и Роджер вскочил – он горел энтузиазмом при мысли о новой задаче.

– Молодец, Тед! – воскликнул он. – Ну, так когда же начнем? И с чего?

Глава 4

ЛУНЯНЕ

На следующий день в цехах завода фирмы «Теодор Дастин, Инкорпорейтед» вовсю кипела работа, чего не было уже много дней.

Предсказание Теда относительно двух других снарядов с Луны исполнилось вскоре после того, как он объявил об этом публично, – и этот факт укрепил доверие к нему общественности. Это доверие сильно пошатнулось после того, как он запустил свой снаряд и попал под огонь обвинений со стороны официальных лиц.

Последние два снаряда, запущенные на Землю, были, видимо, наведены не так точно, как предыдущие, но намерения стрелявших оставались очевидными – один снаряд упал посреди озера Мичиган, неподалеку от Чикаго, другой взорвался в Тирренском море возле Рима. Оба взрыва вызвали приливную волну и причинили некоторый ущерб флоту, но на сей раз обошлось без значительных жертв.

Нашлись, конечно, и такие, кто упрекал Теда за то, что он обстрелял Луну и вызвал этим ответные бомбардировки, которые вполне могут повторяться каждый месяц – когда Луна займет выгодную для обстрела позицию.

Никто, однако, не судил молодого ученого суровее, чем судил себя он сам. Тем не менее Теда не мучили угрызения совести и он ни в чем не каялся. У него попросту не нашлось бы на это времени при том жестком графике работы, который он установил для себя и своих сотрудников.

Два основных проекта, которые воплощались одновременно, занимали каждую минуту его бодрствования. Первый – постройка мощной радиостанции, с помощью которой Тед надеялся вступить в контакт с обитателями Луны, второй – создание межпланетного корабля нового типа, в котором Тед полагал достичь Луны лично. Радиостанция должна была быть готова через две недели. С кораблем было сложнее – изготовление его хитроумных и тонких деталей Тед мог доверить только лучшим своим сотрудникам, так что этот проект можно было завершить не раньше чем через шесть недель.

Первые трое суток Тед работал без сна и отдыха, но затем оскорбленная природа взяла свое, и пришлось ему как следует выспаться. После чего вплоть до окончания работы над радиостанцией Тед установил себе норму сна – четыре часа в сутки.

19 мая, ровно через две недели после того, как Луна бомбардировала Землю, и почти через два месяца после того, как снаряд Дастина взорвался на поверхности Луны, в главном офисе фирмы «Теодор Дастин, Инкорпорейтед» состоялось многолюдное и представительное собрание.

Сорок ведущих лингвистов мира, представлявших все расы и цвета кожи земного шара, взволнованно говорили сразу на множестве языков. Здесь были знатоки не только современных языков, но и те, кто посвятил свою жизнь изучению древних наречий – люди, которые добывали секреты языка предков из могил и пирамид, памятников и пещер, из руин древних городов, крепостей и храмов.

Кроме лингвистов, здесь была и небольшая группа величайших деятелей науки, представителей крупнейших стран мира.

И все они время от времени выжидательно поглядывали на дверь личного кабинета Теда Дастина.

Наконец дверь открылась, и вышел Дастин в сопровождении президента Соединенных Штатов Уитмора.

Тотчас же гул голосов стих – Тед поднял руку, призывая к тишине.

– Мы готовы, господа, – объявил он. – Следуйте за мной к лифтам.

В три приема лифты доставили всех собравшихся на крышу. В центре ее возвышалось здание радиостанции, а над ним распростерлась паутина гигантской антенны.

Тед провел своих гостей в небольшой зал, где полукругом стояли столы и стулья. Здесь их встретил Сэндерс и помог Теду рассадить собравшихся по местам.

Когда все уселись, Тед и Роджер открыли створки раздвижных дверей, за которыми оказался небольшой подиум, а на нем – экран видеофона десяти футов в диаметре, который был повернут к собравшимся.

– Теперь, мистер президент, – сказал Тед, – если вы окажете нам честь и нажмете кнопку на вашем столе, вы замкнете контакт передатчика, с помощью которого мы надеемся установить связь с обитателями Луны. Сейчас, согласно приказу Объединенных правительств Земли, прекратили работу все передающие станции мира.

Президент улыбнулся и нажал на кнопку. Тотчас же из видеофона хлынул оглушительный рев и треск.

Тед проворно покрутил нужные верньеры на своем столе, и рев утих. Затем он подошел к видеофону.

– Люди Луны, – заговорил он, – мы не знаем, на каком языке обращаться к вам, а потому будем говорить на всех известных языках Земли. Наша миссия мирная, наша цель – извиниться за вред, причиненный вам – вам, о существовании которых мы ничего не знали. Ответите ли вы нам, люди Луны?

Молодой инженер явно не ожидал ответа – во всяком случае, если и ждал, то не сразу. Повернувшись, он подал знак немецкому лингвисту занять его место – Тед хотел, чтобы эта речь была повторена на всех языках мира. Он уже собирался было сойти с подиума, когда вдруг услышал изумленные возгласы собравшихся.

– Тед, оглянись! – закричал Роджер. – Скорее!

Тед обернулся к экрану и сам задохнулся от изумления, смешанного почти с испугом, потому что в прозрачной глубине десятифутового диска возникла фигура женщины – воплощение женской красоты, зачаровавшей его.

Женщина была невысока – около пяти футов ростом, как на глаз определил Тед, – но держалась с таким достоинством, что казалась выше. Роскошные золотистые волосы, убранные в диковинную прическу, стягивал обруч из платины, усыпанный сверкающими драгоценными камнями. Одежда женщины, если судить по земным меркам, вообще не могла считаться одеждой. Блестящая сеть из тесно переплетенных металлических ячеек образовывала мерцающее одеяние, которое не столько скрывало, сколько обнажало ее красивую грудь, узкую талию и гибкие бедра, оставляя открытыми плечи, руки и ноги. Талию красавицы охватывал сплетенный из цепочек пояс, а на нем висел кинжал в драгоценных ножнах. На указательном пальце левой руки сиял крупный рубин. На ногах у женщины были сандалии из того же серебристого мерцающего металла.

За спиной юной красавицы, чье появление так взволновало достойное собрание ученых, высились двое мужчин, каждый явно выше шести футов ростом. Это, по-видимому, были телохранители – они опирались на рукояти огромных широких мечей-скимитаров[1], доходивших им до груди, и были облачены в блестящие доспехи и шлемы странной формы.

Девушка улыбнулась, показав при этом два ряда исключительно белых зубов и весьма аппетитные ямочки на щеках.

Затем она заговорила. Тед застыл как заколдованный, вслушиваясь в чистые, мелодичные звуки, но у Роджера хватило присутствия духа включить запись.

Однако девушка не успела произнести и десяти слов, когда изображение на экране померкло и звук ее голоса был заглушён беспорядочным треском.

– В чем дело? – обеспокоенно спросил президент.

– Вмешалась другая станция, черт бы ее подрал! – отозвался Тед, лихорадочно крутя одной рукой верньер настройки, а другой – верньер выбора волн.

Пока он возился с настройкой, на экране начало проявляться новое изображение. Какое-то время были слышны два голоса – голос девушки, который становился все слабее, и грубый мужской голос, который постепенно усиливался.

Наконец изображение прояснилось, и на экране появился человек, сложенный, мягко говоря, необычно – почти шарообразное тело, непомерно длинные и тонкие руки и ноги. Хотя он явно был не выше пяти футов ростом, голова у него была вдвое больше, чем полагалось бы землянину его комплекции. У него был плоский нос, раскосые глаза и необычайно широкие скулы. Человек произнес несколько щебечущих, односложных слов, обнажая редкие крысиные зубы и дергая длинные жидкие усы, свисавшие от уголков его рта до самой груди.

На голове лунянина высился остроконечный шлем в виде пагоды из сверкающего золота, а тело его было облачено в чешуйчатые золотые доспехи. Грудь крест-накрест перетягивали два пурпурных ремня, и в их перекрестье сверкал золотой медальон с изображением алого дракона. С одного ремня свисал меч с небольшой круглой гардой и рукоятью почти в фут длиной, с другого – оружие, отдаленно напоминавшее автоматический пистолет. За спиной лунянина в золотых доспехах стояли полукругом люди пониже, но такие же шароподобные, только шлемы у них были короче и сделаны из меди – и их доспехи тоже. На этих людях были надеты коричневые ремни и медные медальоны с зелеными драконами, кроме мечей и «пистолетов» люди эти держали длинные шесты, увенчанные дисками, которые слегка напоминали циркулярную пилу, только с исключительно длинными зубьями.

Появление девушки вызвало в зале удивление, но, когда на экране возникли эти гротескные уроды, оживленный шепот превратился в шум, и Теду пришлось призвать к тишине.

Как только шум унялся, встал пожилой китаец и подошел к Теду.

– В чем дело, доктор Ву? – спросил молодой инженер, продолжая возиться с настройкой.

– Несколько слов из этой речи показались мне понятными – язык этого лунянина напоминает язык моих уважаемых предков.

Увидев доктора Ву, лунянин замолчал и кивнул, словно распознав человека одной с ним расы. Доктор в ответ с улыбкой поклонился и выпалил цепочку односложных слов. Его речь так же поразительно напоминала речь шароподобного существа, как поразительно было отдаленное расовое сходство между доктором Ву и лунянином.

Человек в золотых доспехах поджал губы и сдвинул брови, как бы пытаясь понять китайца. Он повернулся к людям, стоявшим полукругом за его спиной. Те жестами выразили явную озадаченность. Тогда лунянин что-то сказал, и один из них исчез с экрана, а лунянин повернулся к доктору Ву и произнес короткую фразу.

Настала очередь доктора сдвинуть брови и покачать головой. Снова он сказал что-то человеку в доспехах и снова не был понят. Так повторилось несколько раз – и без малейшего результата. Казалось, что эти двое вот-вот поймут друг друга, но что-то мешает им сделать последний шаг.

Потом тот лунянин, что исчез с экрана, вернулся с другим – согбенным старцем, который опирался на его руку. У старика было беззубое морщинистое лицо, редкие, совсем седые усы; руки и ноги у него были гораздо длиннее, чем у других. Вместо доспехов его тощее тело облекала одежда из стеганой черной ткани.

Лунянин в золотых доспехах поглядел на доктора Ву, затем указал на старика и произнес несколько слов. Доктор кивнул и обратился уже к старику. Тот подумал немного и покачал головой. Снова заговорил доктор Ву. Старик опять качнул головой и, запустив руку в складки одеяния, извлек свиток и кисть для письма. Стремительно начертав несколько знаков, он поднял свиток. Письмена разительно напоминали китайские иероглифы.

Доктор Ву в волнении схватил Теда за рукав:

– Видеозапись ведется?

– Да.

– Прекрасно! Думаю, я смогу расшифровать этот текст, было бы время.

Китаец перевел взгляд на старика, кивнул и улыбнулся. Затем он указал пальцем вверх, на небо, и произнес:

– Тянь.

Старик закивал, заулыбался и несколько раз повторил: «Тянь, тянь!» – затем поклонился, словно совершал религиозный обряд.

Доктор тоже поклонился и сказал:

– Шань Ци.

Старик покачал головой, давая знать, что не понял этих слов. Потом он указал на лунянина в золотых доспехах и произнес:

– Пань Ку.

– Пань Ку! – ошеломленно повторил доктор и почтительно склонился перед облаченным в золото лунянином.

Тот, явно раздраженный, вдруг повернулся к старику и разразился потоком односложных слов.

Старик низко склонился перед ним и покачал головой.

Тогда лунянин в золотых доспехах махнул рукой, и изображение на экране погасло.

– Похоже, разговор окончен, – заметил Тед, выключая передатчик. – И как же мы теперь узнаем, о чем шла речь?

– Я могу объяснить три последних слова, – сказал доктор Ву. – «Тянь» – одно из древнейших слов в нашем языке, оно означает «небеса» или «Бог». Это слово они поняли. «Шань Ци», позднейшее значение слова «Бог», оказалось непонятным. Старик указал на того, кто явно облечен властью, и сказал: «Пань Ку». Согласно нашим легендам, Пань Ку был первым человеческим существом, что соответствует Адаму из вашей Библии.

– Из чего можно сделать вывод, – подхватил Тед, – что наши недавние собеседники находятся в относительном родстве с вашими древнейшими предками.

– Судя по всему, это так. Если вы дадите мне копию видеозаписи, а также самолет, я полагаю, что, сверившись с нашими древними рукописями, сумею за несколько дней перевести текст.

– Превосходно! – воскликнул Тед. – Все, что вам нужно, будет готово в течение часа.

Глава 5

УЛЬТИМАТУМ ПАНЬ КУ

Через три дня Тед получил из Пекина радиограмму:

«Дорогой сэр!

Пользуюсь возможностью нижайше представить Вам результаты моих ничтожных усилий по расшифровке письменности людей Луны. Устная речь, увы, осталась для меня совершенно непостижимой, если не считать нескольких разрозненных слов.»

Вот мой несовершенный перевод:

«Почему вы разрушили Ур? Вы, люди Ду Гона, бросили нам, императору Пань Ку, могущественнейшему императору Ма Гона, ча-цзи (значение неизвестно переводчику) войны. Мы сильнее и мудрее вас и можем с легкостью вас сокрушить.

Вы показали, что представляете собой угрозу народу Солнечного Бога, его восьми апостолам и их детям. Император Пань Ку пришлет своего наместника, который будет править вами. Подчинитесь, и будете жить счастливо, если станете подданными Пань Ку. Если будете сопротивляться, вас уничтожат».

По моему ничтожному и недостойному мнению, слово «ча-цзи» означает либо некое орудие войны, либо военный вызов и имеет то же символическое значение, что и перчатка в европейской традиции.

Доктор Ву.

Содержание этого послания было немедленно передано президенту Уитмору, и он, не теряя времени, созвал по видеофону совет Объединенных правительств Земли. Тед Дастин принял участие в этом совещании и помог составить черновик обращения к Пань Ку. Текст обращения был немедленно отправлен доктору Ву для перевода на язык лунян:

«Императору Пань Ку.

Приветствуем Вас!

Объединенные правительства Земли сожалеют о разрушении Ура и хотят сделать все, дабы возместить причиненный ущерб.

Разрушение не было намеренным, так как Объединенные правительства Земли не знали, что Ма Гон обитаем.

Объединенные правительства Земли приносят извинения за вред, нанесенный людям Ура, и готовы к возмещению в любой форме – денежными средствами, провизией, сырьем либо готовой продукцией; однако они едины в своем намерении противостоять любой попытке военного вторжения».

После того как обращение было отослано в Пекин, собрание единодушно решило, что Тед Дастин достоин награды в миллион долларов, так как теперь не остается сомнений, что его снаряд действительно достиг Луны. Казначей Объединения должен был выплатить ему названную сумму.

Поздно вечером Тед вызвал в свой кабинет Роджера.

– Ты уже получил от доктора Ву перевод обращения? – спросил он.

– Да. Я нарисовал его большими белыми знаками на черном фоне и поместил на подставке перед экраном видеофона.

– Отлично! Тогда поднимемся наверх. Через пять минут отключатся все передающие станции, и мы попробуем передать наше обращение.

Они поднялись на крышу в зал радиостанции, где собрались, как и в прошлый раз, лингвисты, ученые и представители Объединенных правительств. Не было только президента Уитмора – у него оказались неотложные дела в Вашингтоне. Его место занял государственный секретарь. Доктора Ву, который тоже не смог прибыть, замещал доктор Фань, китайский ученый, почти равный ему по репутации.

Ровно в десять часов Тед включил передатчик и начал подстраивать верньеры.

На сей раз он был почти сразу награжден появлением очаровательной девушки, которая в прошлый раз так неожиданно исчезла с экрана. При ней, как и прежде, было два телохранителя и вдобавок согбенный седобородый старик, одетый в темно-синее расшитое одеяние и сандалии.

Оба они взглянули на послание, которое показал им Тед. На лицах девушки и старика отразилось одно и то же чувство – смесь страха и изумления. Гадая, что в мирном послании могло вызвать такую реакцию, Тед подозвал доктора Фаня и попросил его написать вопрос: «В чем дело?»

Крысолицый тощий маньчжур сказал, что ему неизвестны знаки для этих слов.

Между тем на экране появилась служанка со свитком и кистью. Служанка держала свиток перед зрителями с Земли, а девушка начала быстро писать на нем два столбца знаков. Один столбец был похож на письмена шароподобных лунян, другой нисколько не напоминал ни их, ни любую другую земную письменность. Цель девушки была очевидна: два столбца располагались так, чтобы первый язык можно было использовать для расшифровки второго.

Быстро поняв ее идею, Тед попросил принести фотокопию послания Пань Ку. Рядом с ним он написал перевод на английский, используя для простоты заглавные буквы. Затем рядом с ответным посланием землян он написал оригинал того же послания, тоже заглавными буквами. При этом Тед, указывая на английские слова, произносил их вслух.

Девушка улыбнулась и вопросительным жестом указала на него.

– Тед Дастин, – произнес он. Девушка указала на себя.

– Мэйза ан Ма Гон.

Тед повторил это имя вслед за ней и указал на свиток, который она заполнила письменами. Девушка начала, по его примеру, произносить слова, поочередно указывая на них, когда вдруг ее изображение исчезло, вытесненное, как и в первый раз, Пань Ку и его свитой.

Напыщенный шароподобный Пань Ку прочел ответ землян, повернулся к стоявшему рядом старику и усмехнулся. Теду почудилось в этой усмешке презрение. Пань Ку велел старику написать ответ, повернулся и величественно удалился из поля зрения. Старик подержал написанный ответ в руках несколько секунд, чтобы его можно было скопировать, затем опустил руки, и экран опустел.

Передав доктору Фаню фотокопии лунных посланий для него самого и для доктора Ву, Тед и Роджер вернулись в кабинет – посовещаться.

– Неладно что-то в Датском королевстве, – уверенно сказал Тед, раскурив трубку. – Ты заметил, какие лица были у девушки и у старика, когда они прочли наше послание?

– Странно, правда? – отозвался Роджер. – Что-то там их потрясло, только вот я понятия не имею, что именно.

– Я над этим тоже ломал голову… И мне пришла довольно неприятная мысль. Я бы не высказал ее никому в мире, кроме тебя… Во всяком случае, сейчас. Но сдается мне, доктор Ву обвел нас вокруг пальца.

– Как это?

– Вместо текста, который мы дали ему перевести, он написал свой собственный.

– Но что же он мог написать-то?

– Вот это, – сказал Тед, – я и предлагаю выяснить как можно скорее. Еще до того, как мы спустились сюда, я послал в Пекин Бивенса. Он должен доставить сюда профессора Эдерсона. Мы можем положиться на профессора – он будет вести честную игру и наверняка сумеет проверить переводы Ву. Во всяком случае, среди белых людей он самый выдающийся специалист по древним рукописям Китая и Тибета. Мне говорили, что он посвятил их изучению всю жизнь.

– А как насчет ученого китайца доктора Фаня?

– По-моему, он блефовал. Если заговор существует, можешь держать пари, что Фань в нем замешан и хорошо знает, как играть свою роль. Он вовсе не так несведущ, как притворяется. А ты видел лицо Пань Ку, этого чучела в золотых доспехах, когда он прочел наше послание? Он усмехался, но усмешка была презрительная.

– И отвратительная, – согласился Роджер. – Не улыбка, а звериный оскал.

– Я бы предпочел, чтобы на меня скалились, чем так улыбались, – заметил Тед.

Вскоре после полуночи пришла радиограмма от профессора Фаулера из Йоркской обсерватории. Он сообщил, что наблюдал пять вспышек на поверхности Луны, в районе кратера Стадий.

А в ранние утренние часы Чикаго содрогнулся от чудовищного взрыва.

Глава 6

ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Все отчеты поступили около пяти часов утра. На Земле взорвалось пять снарядов значительно крупнее прежних и с радиусом поражения свыше пяти миль. Тот, который так тряхнул Чикаго, попал в Рошелль, штат Иллинойс, дотла разрушил этот город и распространил смерть и разрушения до самых пригородов Чикаго и по ту сторону Миссисипи, в Айову.

Второй снаряд уничтожил чудовищными пожарами Цинциннати, Ковингтон и окрестные города и поселки. Третий упал прямо в центре Бирмингема, в Англии, и волна разрушений докатилась до Стаффорда, Шрусбери, Ладлоу, Уорчестера и Регби. Четвертый снаряд, взорвавшись в гавани Туниса, потопил и уничтожил множество судов и породил цунами, которая унесла немало жизней. Пятый снаряд опустошил Кито и его окрестности.

В половине шестого поступило сообщение из Пекина – Хобр и ближайшие города были полностью или частично разрушены взрывом шестого снаряда.

Оставив Роджера заместителем, Тед немедленно вылетел в Вашингтон. И пока он проводил закрытое совещание с президентом, пятьдесят эскадрилий с армейскими инженерами на борту покинули столицу, вылетев в разных направлениях, однако пункты их назначения остались тайной.

Весь день прибывали на совещание представители различных государств. Покинув кабинет президента, они немедленно улетали из Вашингтона… и среди них не было ни одного представителя Азии.

После весьма напряженного дня Тед ворвался в свой кабинет и обнаружил там Роджера – тот, одурев от дел, пытался по ручному видеофону умаслить свою жену и извиниться за то, что опоздает на ужин.

– Но послушай, Ли, – говорил он, – я сейчас просто не в состоянии вырваться. Я пытаюсь один управиться со всеми делами и… о, привет! Тед уже здесь. Будь дома, моя сладкая, моя лапушка. До встречи!

– Эти женатики… – начал Тед.

– Вам, холостякам, дадут сто очков вперед, – отпарировал Роджер. – Как идут дела в Вашингтоне?

– Недурно. Я организовал нашу оборону и предупредил все государства, которые мы имеем основания считать дружескими. До того, как Луна опять войдет в выгодную для обстрела позицию, у нас будет достаточно магнитных вышек, чтобы защитить всю территорию Штатов, а если другие страны не станут терять времени даром, они тоже будут готовы к новой бомбардировке.

– Откуда ты знаешь, что магнитное поле сработает?

– Анализ обломков лунных снарядов показал большое содержание стали. Мы разделили страну на пятьдесят зон, и в каждой зоне будет установлен мощный электромагнит. Мы поставили магнитные вышки в самых безлюдных районах и предупредили всех об опасности, так что остается лишь сделать поле достаточно мощным, чтобы оно притянуло снаряды, а уж с этим мы легко справимся – в нашем распоряжении неограниченные средства. Энергетические станции расположены на достаточном расстоянии от вышек, взрывом их не повредит, а если какая-нибудь вышка и будет уничтожена, мы заменим ее в два счета.

– Ну и голова у тебя, Тед! А как насчет азиатов? Выяснили что-нибудь?

– Ничего определенного. Пока что мы сидим тихо и держим рот на замке. Профессор Эдерсон наверняка сумеет проверить переводы доктора Ву. Если азиаты не обманули нас, времени еще достаточно, чтобы объяснить им принцип нашей защиты.

Профессор Эдерсон появился только к вечеру следующего дня. Роджер встретил его и немедленно проводил в кабинет Теда. Это был невысокий высохший человечек с седеющей бородкой «а-ля Ван Дейк», тонким орлиным носом и большими очками. Толстые выпуклые линзы делали его похожим на сову.

– Я изучал перевод доктора Ву, пока Бивенс, ваш замечательный пилот, вез меня сюда, – сообщил профессор, как только они обменялись приветствиями. – По-моему, перевод весьма точен.

– А как насчет послания, которое он перевел для меня? – спросил Тед.

– Ей-богу, никак не могу взять в толк, отчего это вы написали его в таком воинственном тоне.

– Воинственном? Что вы огам хотите сказать?

Тед поспешно протянул профессору текст послания, которое доктор Ву должен был перевести на язык лунян.

Эдерсон пробежал текст глазами, недоумевая все больше с каждым новым словом.

– Да ведь это же вовсе не то послание, которое я по вашей просьбе переводил!

– Покажите мне ваш перевод! – потребовал Тед. Профессор извлек из внутреннего кармана пиджака пачку бумаг, порылся в ней и протянул листок Теду. Тед прочел вслух:

«Императору Пань Ку. Приветствуем Вас! Объединенные правительства Земли нашли много причин для веселья в послании императора Пань Ку. Объединенные правительства Земли намерены в скором времени полностью разрушить Ма Тон, если его обитатели откажутся подчиниться наместникам, которых пошлют им Объединенные правительства Земли. Имперское правительство Пань Ку сетовало на разрушение Ура. Это лишь ничтожный пример разрушения, которое постигнет Ма Гон, если имперское правительство Пань Ку проявит дальнейшую враждебность».

– Фью-у! – присвистнул Роджер. – Не удивительно, что девушка и старик пришли в такой ужас.

– И не удивительно, что напыщенный и воинственный Пань Ку так презрительно ухмылялся, – добавил Тед. – Похоже, мы здорово влипли.

– Что, если профессор Эдерсон составит новое послание? – предложил Роджер. – Пускай он все объяснит и постарается уладить дело.

– Попробуем, – ответил Тед, – но что-то мне мешает надеяться на хороший результат.

– Прежде чем мы напишем черновик послания, – сказал профессор, – я хотел бы сообщить вам еще о двух событиях. Первое: в Пекине недавно построена гигантская радиостанция. Второе: хотя Китай сообщил о разрушении Хобра и прилежащих городов, я сам пролетал над Хобром и его окрестностями и не видел никаких следов разрушения.

– Профессор Фаулер наблюдал на Луне только пять вспышек, – заметил Тед, – и мы точно знаем о взрыве пяти снарядов. Разрушение Хобра означало бы шестой снаряд, который покинул Луну безо всякой вспышки. По-моему, все ясно, как дважды два. Есть только одна причина, почему доктор Ву исказил наше мирное послание и почему правительство Китая солгало о бомбардировке Хобра.

– И что же это за причина? – спросил Эдерсон.

– Между китайскими роялистами и императором Пань Ку намечен – а сейчас уже, быть может, и заключен – секретный союз.

– Именно так полагал и я, – сказал профессор. – Китайцы и родственные им народы почитают своих предков, почти обожествляют их. Не удивительно, что они испытывают почтение к живому представителю их легендарного предка Пань Ку и встали на его сторону. Господи, да это было просто неизбежно!

– И ужасно, – удрученно добавил Тед. – Объединенный мир мог бы запросто справиться с сотней Лун, но у мира раздробленного нет никаких шансов. И все это, черт побери, моя вина!

– Тысячи искр падают, не причиняя вреда, но одна из них зажигает большой пожар, – заметил профессор. – Ни один человек на Земле не мог бы предвидеть отдаленных последствий вашей внешне безвредной искорки, так что вы не можете быть за это морально ответственны.

– Я и сам себе так говорил, – отвечал Тед, – да только утешение все равно маленькое. Мне остается только пожертвовать своей жизнью, чтобы уладить этот конфликт. У меня есть один план, но сейчас я предпочитаю не говорить о нем.

– Надеюсь, вы не такой глупец, чтобы рисковать собой? – обеспокоенно спросил профессор. – Сейчас вы нужны миру, как никто другой. У нас тысячи ученых, но Тед Дастин – только один.

– Причем он – самое большое бедствие для Земли за все годы ее существования, – проворчал Тед. – Ну ладно, займемся текстом послания.

Через полчаса был готов устроивший всех вариант послания имперскому правительству Пань Ку. Еще час с небольшим ушел у профессора на то, чтобы перевести послание на язык лунян. Затем все передающие станции Земли вышли из эфира, и трое мужчин поднялись в гигантскую радиостанцию.

Пока профессор устанавливал текст на подставке перед экраном, Тед занялся настройкой, а Роджер включил запись.

Их первые попытки вроде бы увенчались успехом: послышался слабый звук женского голоса, и на экране появилось смутное изображение той самой девушки, которую они уже видели прежде. Однако изображение, едва мелькнув, исчезло с экрана, и с той минуты и до раннего утра уставшие люди уже не могли добиться ничего, кроме полной черноты и слабого рокота, напоминавшего отдаленные раскаты грома.

– Похоже, Пань Ку разорвал дипломатические отношения с Землей, – заметил Роджер, поднимаясь со своего места и с наслаждением потягиваясь.

– Боюсь, что вы правы, – отозвался профессор и придвинул подставку к спинке стула.

– Будем продолжать, – решил Тед. – Может, луняне прислушаются к голосу разума, если нам удастся передать послание.

Они продолжали свои попытки на следующую ночь и еще почти две недели подряд. Результат был один и тот же – чернота и отдаленный рокот. Даже изображение девушки не появлялось дольше чем на долю секунды.

Когда все усилия последней ночи оказались бесплодными, Тед выключил передатчик и поднялся с выражением угрюмой решимости на лице.

– Что же, – сказал он, – война неизбежна, если Пань Ку не получит нашего послания. Нам нужно еще как минимум две недели, чтобы завершить большой космический корабль. К этому времени война уже, несомненно, будет в самом разгаре.

– Что же вы предлагаете? – спросил профессор.

– Я доставлю послание лично, – ответил Тед.

– Как? – хором воскликнули его изумленные собеседники.

– Идите за мной, и я покажу вам как. Но не забудьте – вы должны сохранять полную секретность.

Глава 7

ОПАСНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

Через боковую дверь Тед вывел Роджера и профессора на крышу, залитую лунным светом. Охранник резко окликнул их, но, узнав хозяина, почтительно отдал честь.

Они прошли мимо ангаров с вертолетами. То и дело охранники окликали их и при виде Теда отдавали честь.

Наконец они подошли к ангару странной формы, построенному из листовой стали. Вынув ключ из кармана, Тед отпер массивную дверь. Когда спутники вслед за ним вошли в ангар, он прикрыл дверь и включил свет.

– Вот и мой секрет, – сказал он. – Ну разве не прелесть?

– Еще какая! – воскликнул Роджер, с восхищением разглядывая капсулу из серебристого металла, шестнадцати футов длиной, с изящными обводами. Капсула по форме напоминала эскимосский каяк, но этот «каяк» имел башенку, которая выступала над корпусом и под ним. Башенка была сделана из стекла, обрамленного тем же серебристым металлом, и внутри ее виднелось мягкое, с высокой спинкой кресло, а перед ним – пульт с какими-то кнопками и рычажками. Из верхней части башенки торчали во все стороны четыре трубки, каждая из которых заканчивалась стеклянной линзой. Так же была оборудована и нижняя часть башенки. Сам корпус был снабжен четырьмя прожекторами, которые могли светить во всех направлениях.

Тед открыл тяжелую двойную дверь, расположенную в верхней части башенки, и сказал:

– Можете осмотреть капсулу, пока я надену скафандр.

– Ты мне ни о чем подобном не говорил, – упрекнул его Роджер, вместе с профессором восхищенно осматривая уютную кабину.

Молодой инженер только рассмеялся. Открыв шкафчик, он извлек оттуда скафандр и шлем.

– Хотел устроить тебе сюрприз, – сказал он, забираясь в скафандр и застегивая его. – Кроме того, у тебя и так дел было по горло.

– Но для чего предназначен этот аппарат? – спросил профессор, все еще разглядывая кабину. – Не хотите же вы сказать, что он способен летать.

– Так оно и есть, – отвечал Тед, – хотя это будет первый его полет.

– Но каким образом он сможет летать? – не отставал профессор.

– Атомотор, – кратко ответил Тед, прикрепляя шлем к подобию ранца. – Капсула полетит к Луне так же, как полетел и мой снаряд, только медленнее, потому что я не собираюсь выстреливать самого себя из пушки.

– Еще бы, – усмехнулся Роджер, – Зачем же отправлять на Луну вместо человека лужу в скафандре? Ты собираешься лететь прямо сегодня? И когда же ты прибудешь на место?

– Точно не знаю, – сказал Тед, – но если повезет, то еще в начале недели.

– Что? – воскликнул Роджер. До него наконец дошло, что Тед вовсе не шутит. – Ты отправляешься на Луну прямо сейчас – один и без оружия?

– Один, – ухмыльнулся Тед, – но не без оружия. – Он надел шлем и откинул прозрачный щиток, чтобы можно было продолжать разговор. Проверив стропы «ранца», он вынул из шкафчика пояс и застегнул его на талии. На поясе висели две кобуры, из которых торчали рукояти пистолетов.

– И вы намерены защищаться от воинственных обитателей Луны всего лишь парочкой пистолетов? – осведомился Эдерсон.

– Вовсе нет, – ответил Тед. – То, что вы считаете пистолетами, на самом деле дезинтеграторы, или, для краткости, Д-пистолеты. Они действуют по тому же принципу, что и восемь Д-пушек, установленных на капсуле, только с меньшим радиусом поражения.

– Ты имеешь в виду эти восемь трубок, которые торчат из башенки? – спросил Роджер.

– Именно.

– И чем же они таким убийственным стреляют?

– Они не стреляют, – улыбнулся Тед, – а излучают. И это излучение вызывает распад всего, к чему ни прикоснется.

– Но каким же образом…

– У меня лишь два минуты на объяснения, – перебил Тед. – Время поджимает, но очень скоро я покажу вам, как действует это оружие. Атомы состоят из протонов и электронов, как вам известно. Сила, которая удерживает электроны на орбитах, аналогична силе притяжения. Когда я нажимаю кнопку дезинтегратора, он мгновенно испускает два пучка лучей, катодный и анодный, и оба они, точно наведенные, достигают цели одновременно, но под разным углом. Катодные лучи вырывают из атомов положительно заряженные протоны, а отрицательно заряженные электроны выбиваются с орбит анодными лучами. Расходясь, два пучка лучей уносят с собой электроны и протоны, а вещество, которое они составляли, мгновенно распадается и исчезает.

– Великолепно! – воскликнул профессор.

– Умница, – сказал Роджер. – Но как же, скажи Бога ради, тебе удалось сделать все это втайне от меня?

– Запросто, – ответил Тед. – Детали были изготовлены на заводе, а собрал я их здесь, собственными руками. Корпус капсулы был якобы фюзеляжем самолета нового типа, к которому еще не прикреплены крылья. Атомотор считается действующей моделью. Я сам установил его в корпусе. Что до дезинтеграторов, я сам изготовил детали, сам собрал и установил Д-пушки в башенке, работая по ночам в этом ангаре… Кстати, я отдал приказ изготовить еще десять тысяч Д-пистолетов и сто тысяч Д-пушек. Роджер, указания по сборке и применению дезинтеграторов в сейфе, и ты должен проследить за тем, чтобы наша армия как можно скорее получила это оружие… Но довольно объяснений. Мне пора. Если я не вернусь – Роджер, ты знаешь, где найти все мои записи, в том числе и по дезинтеграторам. Используй их и приготовься к обороне как можно лучше.

Он забрался в башенку и включил неяркий внутренний свет.

– Профессор, – сказал он напоследок, – у меня с собой ваши бесценные переводы, надеюсь, что они мне пригодятся. Ну, прощайте!

– Прощай, и удачи тебе! – хором ответили они.

Тед опустил щиток шлема, захлопнул и запер изнутри дверь. Роджер и профессор Эдерсон увидели, как передний ствол Д-пушки на верхней башенке медленно поднимается вверх. Когда Тед нажал кнопку, ни намека на луч не вырвалось из жерла пушки, но в металлической крыше ангара появилась дыра, которая расширялась по мере того, как дуло Д-пушки описывало круги. Металл даже не светился, сгорая, – он просто исчезал с короткой мерцающей вспышкой там, где его касались невидимые лучи.

Когда отверстие стало достаточно большим, Тед прощально помахал рукой. Затем капсула легко взмыла в воздух, на миг зависла примерно в тысяче футов над крышей здания и, с чудовищной скоростью рванувшись вперед, исчезла в небе.

Глава 8

ЛУЧИ СМЕРТИ

Миновала неделя после отлета, а о Теде не было ни слуху ни духу. Все это время Роджер, занятый делами главного управляющего, даже ел и спал в кабинете шефа.

Профессор Эдерсон между тем пытался наладить связь с лунянами, но безуспешно.

На седьмую ночь Чикаго охватила сильнейшая буря. Вой ветра и оглушительные раскаты грома мешали Роджеру спать. Он зажег свет и подошел было к окну, когда из видеофона донеслось его имя:

– Мистер Сэндерс!

Роджер поспешил к видеофону и увидел на экране лицо дежурной телефонистки.

– Да!..

– Президент Соединенных Штатов вызывает мистера Дастина. Что мне делать?

– Мистера Дастина здесь нет, – ответил Роджер, который до сих пор ухитрялся сохранять в тайне отсутствие Теда – знал об этом только профессор Эдерсон. – Соедините меня с президентом.

Тотчас на экране появился президент Уитмор. К своему величайшему удивлению, Роджер увидел, что на президенте меховая шапка и шуба с поднятым воротником. Там, где находился президент, явно было очень холодно – виднелось облачко пара, вылетающее из его губ вместе с дыханием.

– Где мистер Дастин? – были первые слова президента, когда он увидел Роджера вместо человека, которому он позвонил.

– Его здесь нет, – ответил Роджер. – Я его помощник. Могу я быть чем-то вам полезен?

– Вы не ответили на мой вопрос, – настаивал президент. – Где мистер Дастин?

– Я… я обещал никому не говорить этого, – ответил Роджер. – Он отправился отсюда неделю назад… В интересах нашей страны и наших союзников.

Президент нахмурился.

– Мистер Сэндерс, – сказал он, – вы забываете, что мы на пороге войны, что страна на военном положении и что я – ваш главнокомандующий, равно как и мистера Дастина. Я требую ответить, где он находится.

Роджер был в замешательстве. До сих пор он всем говорил, что Тед уехал по делам, позволяя строить любые догадки. Все, конечно, считали, что он отправился в другой город и скоро вернется. Однако президент был вправе требовать правдивого ответа. Сам Тед не мог бы отказаться выполнить это требование.

– Неделю назад он отправился на Луну, – сказал Роджер, – и с тех пор я о нем ничего не знаю.

– Что?! – На миг президент онемел от изумления. – Каким образом? И с кем?

– Один. В небольшой межпланетной капсуле, которую сам же и построил. Он знал, что война разразится прежде, чем будет достроен большой космический корабль.

– Будь я проклят! – взорвался президент. – Хорошенькая история, нечего сказать! Улететь именно тогда, когда он нам больше всего необходим!..

– Извините, – ответил Роджер, – но он полагал, что этот полет поможет остановить войну. Если я могу что-то сделать…

– Может быть, – сказал президент, вынуждая себя успокоиться. – Может быть, вы сумеете объяснить некоторые вещи, которые, как я надеялся, объяснил бы он. Например, откуда взялись такие холода в разгар лета и почему луна зеленая?

– Луны отсюда не видно, – ответил Роджер, – и у нас не холодно. Здесь сильная буря, ветер, дождь, молнии, но не холодно.

– Зато у нас холодно, – раздраженно ответил президент. – Морозы захватили Вашингтон и Балтимор, а на юге добрались до самого Ричмонда. Потомак покрылся льдом, и, хотя теплостанции работают с предельной нагрузкой, тепло сохранить невозможно. Тысячи людей застигнуты врасплох и погибли от холода. Мой термометр здесь, в Белом доме, показывает десять градусов выше нуля по Фаренгейту.[2] А снаружи, говорят, ртутный столбик упал на шестьдесят градусов ниже нуля.[3]

– И вы говорите, что луна зеленого цвета?

– Зеленая, как трава. Сейчас вся округа залита жутким зеленым светом.

– Здесь должна быть какая-то связь, – пробормотал Роджер. – Я имею в виду – между этим зеленым светом и сильными морозами в Вашингтоне. Эх, был бы здесь мистер Дастин!..

– Но его нет, – отрезал президент, – так что вы будьте добры выяснить, что сумеете, и доложите мне либо по видеофону, либо лично – как вам будет удобнее. Конец!

Лицо президента исчезло с экрана, а Роджер рухнул в кресло и закурил. Что же делать? Что он может сделать? В дверь постучали.

– Войдите, – равнодушно сказал Роджер. В кабинет вошел профессор Эдерсон.

– Сегодня бесполезно терзать радиостанцию, – сказал он. – Вдобавок к помехам, которые преследовали нас в последние дни, еще и эта гроза – связаться с Луной просто невозможно. Я попросил дежурную телефонистку известить все станции, что сегодня ночью мы не работаем.

– Вы слыхали о морозах на востоке? – спросил Роджер.

– Да, поймал сообщение по маленькому приемнику еще до того, как спустился сюда. Чудовищно, правда?

– А о зеленой луне?

– Тоже. Полагаю, это новые проделки лунян. Они умны, находчивы, и, судя по всему, их наука обогнала нашу на много лет.

– Как по-вашему, что это такое?

– Не знаю. Можно было бы понаблюдать отсюда – тем более что эта часть страны не затронута бедствием, но эта неистовая гроза… Было бы самоубийством сейчас подниматься в воздух.

– Если б я считал, что я сумею что-то узнать, – сказал Роджер, – я поднялся бы, невзирая на опасность.

– Я говорил только о возможности, – ответил профессор. – А возможность в том, что, если вам и удастся что-то выяснить, проку от этого будет немного, даже если вам и повезет настолько, что вы вернетесь живым.

– Тем не менее, – сказал Роджер, – я полечу – именно из-за этой вероятности.

– Не будьте глупцом! – встревожился профессор, но Роджер уже вызывал Бивенса.

– Приготовьте вертолет через пять минут, – приказал он. – Я буду через пять минут.

Он торопливо одевался, покуда профессор продолжал отговаривать его от такого безрассудства.

– Не тратьте слов понапрасну, – наконец сказал Роджер. – Я все равно полечу.

– Что же, отлично, – ответил профессор. – Если вы непременно должны лететь, я лечу с вами. Может быть, вдвоем мы сумеем добыть больше ценной информации – если, конечно, уцелеем.

В лифте они поднялись на крышу здания и под сильным хлещущим дождем, который и не думал утихать, подошли к вертолету. Бивенс, сидевший в пилотском кресле, уже завел мотор.

Пассажиры забрались в кабину, и Роджер приказал взлетать. Вертолет поднялся в воздух.

Когда машина, раскачиваясь из стороны в сторону, словно лист на ветру, поднялась выше небоскребов Чикаго, Роджер извлек из-под сиденья два свертка и протянул один из них профессору.

– Парашюты, – пояснил он. – У Бивенса точно такой же. Посмотрите, как я надену свой, и сделайте точно так же. Они могут нам понадобиться.

Ветер перенес их через озеро Мичиган, а потом вертолет угодил в самую гущу разбушевавшейся метели, и земля под ними совершенно исчезла, не было видно даже мощных посадочных огней чикагского аэропорта.

Пропеллеры ревели, Бивенс поднимал вертолет все выше и выше, пока наконец они не взлетели над верхним слоем бурлящих, посеребренных луной облаков.

– Здесь лунный свет вовсе не зеленый, – заметил профессор.

– Но поглядите… Глядите на юго-восток! – закричал Роджер.

Эдерсон повиновался и увидел полосу зеленого свечения – широкая посередине, она сужалась конусом, и острие этого конуса тянулось вверх, прямо к полумесяцу Луны.

– Луна кажется зеленой из Вашингтона, – сказал профессор, – потому что ее жители смотрят на нее сквозь этот зеленый свет.

– Бивенс! – крикнул Роджер. – Остановись здесь!

Когда вертолет, летевший уже относительно ровно, завис в пустоте, поддерживаемый только вращением винта, Роджер направил на луну мощный бинокль. Он подправил резкость, посмотрел и передал бинокль профессору.

– Взгляните на Коперник, – посоветовал он. – Такое впечатление, будто огромный зеленый прожектор светит прямо из центра кратера.

– Так оно и есть, – согласился Эдерсон после тщательного осмотра. – Из самого центра.

Он не успел еще опустить бинокль, когда зеленый луч мигнул и погас. Это превращение было таким внезапным, такой мирной и естественной казалась луна, словно и не было никакого зеленого света и все это только плод их воображения.

И тут они услышали голос Бивенса:

– Сэр, по правому борту три странных летательных аппарата. Кажется, они идут сюда.

Профессор повернул бинокль.

– Боже мой! – воскликнул он. – Что за нелепые штуковины! Они похожи на шары, к которым приделали по два вращающихся диска.

– С левого борта приближается самолет Международного патруля, – доложил Бивенс – Он сигналит этим странным аппаратам, но они не отвечают. Они летят без опознавательных огней.

– Подъем, – приказал Роджер, – и погасить все огни. Ответом ему был рев моторов – вертолет рванулся вверх.

– Слишком поздно, – сказал профессор. – Они нас заметили.

Пока они наблюдали за односторонними воздушными переговорами внизу, из верхнего слоя облаков вынырнули еще два патрульных самолета и заняли места позади первого.

– По крайней мере, теперь силы равны, – пробормотал Роджер.

Две эскадрильи сближались без единого знака или сигнала со стороны чужаков, пока расстояние между обоими ведущими не сократилось до двух тысяч футов. Тогда из ведущего шара вырвался тонкий зеленый луч и ударил в патрульный самолет. На миг показалось, что самолет съежился, словно гигантский кулак стиснул его изо всей силы. Затем он распался на куски, и обломки упали в бурлящее море туч.

Тотчас застрекотали пулеметы на оставшихся самолетах – они сосредоточили огонь на ведущем шаре, однако без видимого успеха. Два других шара выпустили зеленые лучи, и патрульные разделили судьбу своего собрата.

А потом зеленый луч ведущего шара круто пошел вверх.

– Прыгаем! – крикнул Роджер. – Это наш единственный шанс! Сейчас они до нас доберутся!

Профессор рывком распахнул дверцу и выпрыгнул первым. Его парашют раскрылся как раз в ту секунду, когда вслед за ним прыгнули Роджер и Бивенс.

Раскрывшийся купол парашюта мешал Роджеру разглядеть, что творится вверху, но он пролетел совсем немного, когда вокруг посыпались обломки вертолета, и Роджер возблагодарил небо за то, что они так вовремя покинули машину.

Затем он глянул вниз, чтобы узнать, как дела у Эдерсона, и, к своему ужасу, увидел, что профессор падает прямиком на один из шаров. Секунду спустя Роджер пролетел мимо шара, услышал гул бешено вращающихся дисков и погрузился в серый туман снеговой тучи.

Глава 9

КОВАРНОЕ РАСТЕНИЕ

Покинув стальной ангар, который служил приютом одноместной космической капсуле, Тед Дастин на мгновение завис в пространстве, чтобы сориентироваться, а затем рванул прочь от Земли на такой скорости, что приборы через пять минут показали чудовищную температуру на поверхности капсулы. Тед был вынужден сбавить скорость, чтобы не допустить повреждения своего аппарата, и летел уже медленнее, пока приборы не показали, что он вышел за пределы земной атмосферы.

Убедившись в этом, Тед включил детектор метеоров – исключительно чувствительный магнитный прибор, который регистрировал приближение любых метеорных масс. Небольшие метеоры он отталкивал выхлопами атомотора, а от крупных вынуждал уклоняться капсулу. Затем Тед включил автоматический корректор курса – он должен был возвращать капсулу на заданный курс после каждого вынужденного уклонения. И лишь тогда включил максимальную скорость.

Поглядев на спидометр, он, к своему удивлению и удовольствию, убедился, что маленький двигатель, еще не прошедший испытаний, набрал скорость почти вдвое большую, чем он предполагал. Если исключить незапланированные задержки, он того и гляди достигнет Луны за полтора дня, а не за три, как намечал. Это вызвало необходимость скорректировать курс, иначе, чего доброго, он прибудет в расчетную точку лунной орбиты на полтора дня раньше, чем естественный спутник Земли.

Выполнив необходимые расчеты и соответственно настроив приборы, Тед открыл щиток шлема, проглотил шарик концентрированной пищи и выпил горячего кофе. С открытым щитком ему показалось, что в кабине холодновато, и Тед поднял дополнительные прозрачные панели и включил обогреватель. Затем он углубился в переводы профессора, надеясь, что сумеет достаточно хорошо изучить письменность лунян, чтобы создать базу для разумного общения.

Когда минул первый час полета, Тед оглянулся на Землю – огромный полуосвещенный шар в черном море космоса, с морями и континентами, по краям слабо очерченными светом полной луны. Диск Солнца был целиком скрыт Землей, но другие небесные тела в черноте неба светили намного ярче, чем ему доводилось наблюдать с Земли.

Прошло несколько часов; Земля понемногу уменьшалась в размерах, а Луна увеличивалась, а между тем Тед с удивлением отметил, что не столкнулся еще ни с одним метеором. Наконец, после примерно двенадцати часов полета, один метеор вынудил капсулу отклониться с курса, и Теду было приятно, что автоматический корректор курса действует безукоризненно.

Он проглотил еще один шарик-концентрат, выпил кофе и попытался уснуть, но хотя давно приучил себя засыпать мгновенно, на сей раз у него ничего не получалось. Возбуждение от полета наперегонки со спутником Земли оказалось чересчур велико. Тед едва мог заставить себя закрыть глаза хоть на секунду – так много чудес открывалось его взгляду.

Он не заметил, как прошли сутки полета. Уменьшающийся силуэт Земли был теперь слева, а справа – серебряный диск Луны с ее кратерами, горами и равнинами, которые сейчас были хорошо различимы и невооруженным глазом. Капсула летела в плоскости эклиптики Луны, но по мере продвижения нос капсулы все больше и больше направлялся к северному полюсу.

Последние двенадцать часов полета были наполнены чудесами, тревогами и опасностями. До того Тед встречался лишь с несколькими метеорами. Теперь же он обнаружил, что в точке Лагранжа[4] метеоры кишат стаями. Капсула рыскала из стороны в сторону, то ныряла, то взвивалась вверх, когда крупные метеоры пролетали в опасной близости от нее. Теду удалось мельком разглядеть эти космические скитальцы – одни были почти сферической формы, другие – зазубренные осколки камня и металла… Зловещие следы какой-то древней космической трагедии.

Когда Тед миновал точку Лагранжа и Луна оказалась прямо по курсу, количество метеоров значительно сократилось и задержки в полете капсулы были возмещены усиливающимся притяжением спутника Земли.

Теперь, когда цель Теда была почти достигнута, оставалось решить другую проблему: где совершить посадку. Наиболее заметными, бросавшимися в глаза объектами были Коперник на северо-востоке, от которого расходились во все стороны ярко-желтые лучеобразные полосы, и кратер Тихо на юге, окруженный слепяще белыми «лучами».

Целью Теда было отыскать воинственного властителя Пань Ку, но единственным намеком на его местопребывание было то, что кратер Гиппарх находится, вероятно, в пределах его империи – империи, которая с равным успехом могла включать и всю территорию Луны, и относительно малую ее область. Тед решил, что самое лучшее – сесть в окрестностях Гиппарха и все разведать.

Приближаясь к огромному кольцу гор, Тед не заметил никаких признаков жизни. Правда, разрушения, причиненные его снарядом, были налицо: в самом центре обширной равнины внутри кольца гор зияла громадная черная дыра диаметром в добрых пять миль, и весь кратер был завален осколками камня, иные были размером в квартал земного города. Никаких признаков Ура, о котором говорилось в послании лунян, Тед не обнаружил. Озадаченный этим, он долго описывал круги над кратером, затем пересек его границу и вычерчивал все расширяющиеся спирали на высоте две тысячи футов от поверхности, выискивая следы разумных существ или их поселений.

Хотя в огромном кратере, опустошенном взрывом снаряда, Тед не заметил никакой растительности, сейчас ему на глаза попадались лунные леса и луга. Медленно летя на высоте в две сотни футов, он скользил над равнинами, покрытыми бархатисто-серой растительностью, по всей видимости, мхами и лишайниками, над холмами и долинами, поросшими причудливыми деревьями.

Здесь были грибы, напоминавшие блюдца, зонтики, конусы, копья и даже воздетые руки, – все ржаво-черного цвета. Были черные столбы высотой в добрых полсотни футов, увенчанные пурпурными пятиконечными звездами, гигантские серые груши, из которых росли, извиваясь, ветви, похожие на щупальца каракатицы, были черные деревья, достигающие порой ста футов в высоту, ветви которых развертывались, словно перистые листья папоротника.

Решив поглядеть на все эти диковины поближе, Тед посадил капсулу. Внешний термометр показывал, что температура снаружи 210 градусов по Фаренгейту[5] – почти что точка кипения воды на уровне моря! Поэтому Тед опустил забрало шлема и повернул вентиль баллона со сжатым воздухом, прежде чем открыть дверцу башенки. Торопливо захлопнув ее за собой, он спрыгнул с капсулы и сразу же по самые лодыжки ушел в мягкий серый мох, ковром покрывавший лесную почву.

Поскольку скафандр хорошо защищал Теда и от жары, и от холода, его тело сохраняло нормальную температуру, но сравнительно небольшое притяжение земного спутника одарило его коварной легкостью движений. При первом же неосторожном шаге он взлетел на десять футов в воздух и упал ничком в гущу черных ползучих ветвей в двадцати футах от того места, где сделал шаг. Инстинктивно Тед вскочил – и так же внезапно шлепнулся на спину в пятнадцати футах в противоположном направлении. На сей раз Тед поднимался медленно, шагал осторожно и скоро сумел продвигаться вперед без приключений – резкими толчками.

Более-менее овладев искусством хождения по поверхности Луны, Тед воспользовался возможностью присмотреться к диковинной лунной растительности. К его немалому изумлению, все росло буквально на глазах! Хотя у разных растений скорость роста была различной, Тед видел, что все они разбухают и удлиняются с немыслимой быстротой. Наблюдая за зонтикообразным грибом почти в человеческий рост высотой, Тед высчитал, что гриб растет со скоростью фут в час! Черные папоротниковидные ветви гигантского дерева на глазах у Теда развертывались и разбухали. Споровые мешочки под листьями набухали и лопались, выбрасывая облачка мельчайших, как пыль, частиц, которые парили в сильно разреженном воздухе либо оседали на почву, камни и соседние растения. Высокий черно-серый гриб раскрыл свои пластинки и выпустил тучу серебристых спор, которые засверкали на солнце, словно слюдяная пыль.

Теда привлекли движения щупалец растения, которое росло неподалеку, чуть впереди. Тед направился к нему. Щупальца извивались и корчились, точно локоны Медузы Горгоны, но корни, поддерживавшие грушевидный ствол, свидетельствовали, что это чудовище все-таки растительного происхождения. Подталкиваемый любопытством, опрометчивый землянин, едва подойдя ближе к этой диковине, схватил извивающееся щупальце. Он ожидал, что, судя по виду, оно окажется на ощупь мягким и податливым. К его изумлению и ужасу, щупальце вдруг обвило его руку с мощью и неуступчивостью стального кабеля. Тед взлетел в воздух, и щупальце повлекло его к черному, обрамленному мозолистыми «губами» треугольному отверстию на макушке грушевидного дерева.

Тед потянулся было за Д-пистолетом, но поздно. Десятка два, если не больше, прочных и сильных щупалец оплели его руки, прижав их к бокам, обмотали все тело, стискивая его с такой силой, что переломали бы ему все кости и выдавили плоть наружу, как повидло, если бы не защитные доспехи скафандра. Но даже скафандр потрескивал и, казалось, вот-вот готов был лопнуть, а щупальца все тащили и тащили Теда головой вперед к зияющей пасти, усаженной острыми зубами.

Глава 10

ПОХИЩЕНИЕ

Влекомый в гибельную западню, Тед мельком успел заметить, как в небе над ним что-то мелькнуло и как будто затрепетали гигантские крылья. Затем огромные зубы клацнули по скафандру, защищавшему его бедра, и наступила темнота.

Могучие щупальца соскользнули с его рук и верхней части тела, но их место заняли стенки зоба растения-хищника, чья хватка оказалась еще сильнее. Теду оставалось только гадать, скоро ли желудочные соки плотоядного чудовища разрушат его скафандр или же его ждет долгая и мучительная смерть от удушья – а она неизбежно наступит, как только иссякнет запас воздуха в баллонах.

Тед висел в адском одиночестве, не в силах шевельнуть и пальцем, когда вдруг слепящий алый луч прорезал темноту у самого его лица. Вспышка на миг ослепила Теда, а когда зрение вернулось к нему, он увидел, что нижняя стенка его растительной могилы совершенно исчезла и сверкающий алый луч, прерывисто вспыхивая, пожирает обугленные края клубами дыма и огня.

Тед решил, что, вне всякого сомнения, это дело рук разумного существа. У него появилась надежда на спасение, потому что луч – до сих пор, во всяком случае, – не задел его самого. Теперь он мог шевелить головой и плечами, но не осмеливался, боясь, что попадет под алый луч и тогда ему в самом деле придет конец.

Между тем луч неспешно прогрызал себе дорогу – уже совсем рядом с рукой Теда. Рука освободилась; мгновение – и другая тоже была свободна. Затем челюсти растения-хищника ослабили хватку на его бедрах, и он соскользнул в обугленное желеобразное месиво грушевидного ствола, от которого осталась только половина. Две руки обхватили его сзади, помогая подняться. Тед обернулся и оказался лицом к лицу со своим спасителем.

Он был готов ко всему, но все же задохнулся от изумления, увидев, кто именно спас ему жизнь. Перед Тедом в костюме из мягкой облегающей белой шерсти, похожей на каракуль, в прозрачном шлеме-колоколе стояла та самая юная красавица, которую он видел на экране видеофона, – девушка, назвавшая себя Мэйза ан Ма Гон. В правой руке она держала короткую трубку, напоминавшую фонарик, – видимо, то самое оружие, которое освободило его из хищного плена.

Поскольку Тед не мог разговаривать с ней, он пытался придумать иной способ выразить свою благодарность за спасение, покуда девушка ободряюще ему улыбалась, – и тут увидел за ее спиной жуткую тварь. Чудовище не было похоже ни на одно живое существо, которое ему доводилось видеть до сих пор, зато поразительно напоминало изображения крылатых драконов – рисунки, которые всегда казались Теду лишь плодом воображения средневековых художников.

Решив, что девушка в опасности, землянин выхватил оба Д-пистолета и уже готов был уничтожить чудовище, когда девушка встрепенулась и выбила у него из рук оружие. Затем она поманила тварь к себе и стояла совершенно спокойно, покуда чудище вытягивало свою костлявую чешуйчатую шею. Зверь положил уродливую, в роговых щитках морду на плечо девушки. Та погладила уродца, почесала роговую нашлепку носа, а зверюга зажмурилась и прижала куцые уши, явно довольная таким обхождением. Потом девушка оттолкнула голову твари и снова повернулась к молодому ученому, который, потрясенный, стоял неподвижно.

За это время он успел заметить, что украшение на ее шлеме, которое он поначалу принял за перо с аграфом, на самом деле было пучком тончайших металлических радиоантенн. Миниатюрный передатчик, который они обслуживали, был прикреплен прямо под антеннами и размерами и формой напоминал наручный видеофон.

Тед от всей души пожалел, что не сообразил прикрепить к своему скафандру такое же устройство, но раз уж так вышло, приходилось прибегнуть к более примитивным способам общения.

Легонько взяв девушку за плечи – она заметно удивилась, – Тед наклонился и прижал щиток своего шлема к шлему девушки – способ, который применялся водолазами до изобретения подводных радиопередатчиков.

– Благодарю тебя, Мэйза ан Ма Гон, за то, что спасла мне жизнь, – проговорил он.

Девушка улыбнулась и ответил:

– Ди ча-цзи, Тед Дастин.

Тед был озадачен, вспомнив, что «ча-цзи» имеет отношение к военному вызову, но девушка держалась явно дружественно. Все так же улыбаясь, она указала на высившееся за ее спиной чудовище.

– Нак-кар, – сказала она, затем указала на себя и прибавила: – Ума нак-кар.

Животное опустило голову, чтобы пощипать мох, и слегка развернуло крылья, которые до этого были сложены у него на спине. Оказалось, что к спине зверя прикреплено удобное седло с высокой спинкой. Тед заключил, что именно это и пыталась объяснить девушка – что это ее верховое животное… Хотя более жуткую тварь трудно было сыскать.

Тед провел девушку туда, где он оставил капсулу – диковинный скакун неспешно трусил за хозяйкой, – указал на капсулу и, прижав свой шлем к шлему девушки, проговорил:

– Корабль. – Потом он ткнул пальцем в себя: – Мой корабль.

Девушка явно не поняла, и тогда Тед прибавил:

– Ума нак-кар.

Она понимающе кивнула, и оба дружно рассмеялись.

Тед открыл дверцу и помог девушке забраться в тесную кабину, потом и сам забрался туда и уселся рядом с ней в кресло. Закрыв капсулу, Тед поднял ее в недолгий полет над деревьями – вернее, над растительностью, которая могла считаться деревьями в этой необыкновенной и зловещей местности. Девушка пришла в восторг и по-детски хлопала в ладоши, когда капсула, парившая в высоте, проделала несколько фигур высшего пилотажа, а затем плавно, как перышко, опустилась на мягкий ковер из мха.

Тед помог девушке выбраться из кабины; она поднялась на цыпочки и, соприкоснувшись с ним шлемами, проговорила:

– Ума нак-кари на Улту.

С этими словами она показала на своего зверя, на восток, затем добавила:

– Тед Дастин нак-кари на Улту.

Хотя Тед не знал значения всех ее слов, он догадался, чего хочет девушка. Она, видимо, только этого и ожидала, потому что легко вскочила в седло и хлопнула по плечу крылатого монстра рукой, затянутой в перчатку. Зверь неуклюже побежал, подпрыгнул на полсотни футов, расправил крылья и взмыл ввысь. Полеты явно были для него делом привычным. Лениво качая крыльями, крылатый скакун полетел на восток. Тед удивился: в этой почти не существующей атмосфере, оказывается, можно летать!

Тед бегом бросился к капсуле – он не захотел потерять девушку из виду. Забравшись в кабину, он захлопнул дверь и надавил на рычаг стартера. К его изумлению и тревоге, двигатель не заработал. Тед опять надавил на рычаг – ничего.

Тогда он вспомнил, что неосмотрительно оставил дверцу кабины открытой, и, значит, внутрь проник чудовищный жар, царивший на поверхности Луны. Тед свинтил крышку стартера и сразу же увидел неисправность. Одно из соединений он наспех закрепил воском вместо припоя или изоленты – теперь воск растаял, замкнув цепь. Прошло несколько минут, прежде чем Тед сумел ликвидировать замыкание, а за это время включенный им кондиционер охладил кабину.

Опять он нажал на стартер, атомотор заработал, и капсула поднялась сразу на изрядную высоту – Тед хотел поскорее разыскать девушку и ее диковинного скакуна. И в тот же миг увидел ее – примерно в миле к востоку. Он заметил, что крылатый зверь машет крыльями чаще прежнего, а высоко над ним завис шар, крест-накрест перечеркнутый двумя полосами. Вверху и внизу шара вращались два диска. И вдруг шар спикировал, словно коршун на добычу.

Рванув капсулу вперед, Тед заметил, как из руки девушки вырвался тонкий алый луч. Он задел одну из полос на шаре, и из дыры брызнули клубы искр и дыма. Затем из шара сверкнул зеленый луч и пересекся с красным. В точке пересечения оба луча исчезли, тотчас дым и искры растаяли. Еще один зеленый луч хлестнул по крылу дракона. Крыло как бы сморщилось, а потом развалилось на куски, и зверь начал падать, отчаянно размахивая уцелевшим крылом. Вместе со всадницей он рухнул в рощу высоких пурпурнозвездных деревьев.

Тед не сводил глаз с этого неравного поединка, разыгравшегося за считанные секунды, а между тем гнал капсулу вперед на бешеной скорости. В тот миг, когда девушка упала, он влетел между нею и атакующим шаром, едва не задев один из зеленых лучей, которые все еще тянулись вниз. Развернув капсулу, Тед направил переднюю Д-пушку на снижающийся шар и нажал на кнопку.

Хотя из жерла не вырвался видимый луч, в шар он явно попал – на месте удара возникло сияние, которое ширилось по мере того, как луч прогрызал дыру в шаре.

Тотчас в ответ сверкнул зеленый луч и разрубил на куски нос капсулы. Капсула вошла в пике, чего Тед никак не мог предотвратить, потому что вражеский луч срезал выхлопные трубы атомотора. Искалеченный нос капсулы зарылся в гущу пурпурных звезд. Заросли были такими густыми, что совершенно закрывали дневной свет.

Тед не пристегнулся к креслу, и во время удара о землю его швырнуло лицом на пульт, да с такой силой, что едва не вышибло дух, и несколько секунд он просто не мог пошевелиться. Когда наконец способность дышать вернулась к нему, он сумел подняться на ноги и протиснуться к двери. Черный ствол звездоносного растения почти заблокировал ее, но Тед сумел срезать его у основания лучом Д-пистолета, дождался, когда дерево рухнуло на своих собратьев, и выбрался наружу, на сей раз не забыв плотно прикрыть за собой дверь.

Он спрыгнул на землю и огляделся, пытаясь сориентироваться в темноте. Тут и там между черными стволами поблескивали пятна света, но это не могло дать ему и намека на нужное направление. Он пошел к световому пятну, мерцавшему прямо перед ним. Оно было ярче прочих, а значит, этот свет проникал через большое открытое пространство.

Бесшумно ступая по мягкому серому мху, который рос между тесно стоявшими черными стволами, Тед наконец дошел до прогалины, которую отмечало световое пятно. Прогалина была невелика, и Тед сразу понял, что не простая случайность направила его именно сюда. На этой прогалине девушка, которую он искал, сражалась не на жизнь, а на смерть с круглым, как шар, коротышкой в костюме из желтого меха. На голове у коротышки был медный шлем с прозрачным забралом и макушкой в виде пагоды.

Противники фехтовали, но отнюдь не стальными клинками, а более опасным и разрушительным оружием – девушка пыталась достать врага алым лучом, а он отбивал ее атаки зеленым лучом из похожего на пистолет излучателя и сам переходил в атаку, которую она парировала алым лучом.

Рядом с девушкой бесформенной грудой плоти лежали останки ее скакуна.

Выхватив Д-пистолет, Тед направил его на противника девушки и нажал на спуск. Прицелился он в голову, и она мгновенно исчезла. Обезглавленное тело рухнуло наземь, все еще сжимая в мертвой руке излучатель. Зеленый луч подрезал ствол гигантского звездодерева, который сморщился и повалился на прогалину. За ним последовали соседние деревья – луч подрезал их одно за другим, но это зрелище Теда уже не интересовало.

Он собрался было появиться перед потрясенной девушкой, когда из папоротниковидных зарослей за ее спиной высунулись две тощие длинные руки в желтых рукавах, схватили девушку и втащили в заросли. Алый луч мигнул и погас. Тед бросился на помощь по следу, оставленному похитителями, – по истоптанным и переломанным растениям. И добежал до следующей прогалины как раз вовремя, чтобы увидеть, как двое лунян в желтом волокут девушку в тот самый шар, который недавно атаковал ее.

Теперь Тед разглядел, что шар сделан из желтого металла. То, что издалека показалось ему перекрещивающимися полосами, на самом деле было комбинацией лестниц и мостков.

Выше и ниже мостков тянулись ряды ромбовидных, закрытых стеклом иллюминаторов. Была тут и открытая ромбовидная дверь, именно туда похитители бросили девушку на глазах у беспомощного Теда – он не мог применить Д-пистолет, не рискуя задеть Мэйзу.

Один из лунян захлопнул ромбовидную дверь, и оба диска начали вращаться. Шар оторвался от земли, и Тед, метнувшись вперед, успел ухватиться за ступеньку лестницы. Быстро забравшись подальше от вращающегося вогнутого диска, он перебрался на мостик и скорчился там, чтобы его не заметили из иллюминаторов. Предстояло решить, что теперь делать.

Он мог попасть внутрь шара только двумя способами. Либо прорезать дыру в корпусе лучом дезинтегратора, либо пробраться в отверстие, которое он уже проделал Д-пушкой до того, как была сбита капсула. Это отверстие находилось высоко, и добраться до него можно было, только если вскарабкаться по лестнице, а потом соскользнуть по гладкому корпусу до самого отверстия. Предприятие в высшей степени рискованное и почти безнадежное. Во-первых, вряд ли ему удастся пробраться по лестнице незамеченным – чудо уже и то, что до сих пор никто не увидел его из иллюминатора.

Во-вторых – даже если он и сумеет выполнить «во-первых», – соскользнуть вниз по корпусу будет чрезвычайно трудно и опасно. Цепляться там не за что, и десять шансов против одного, что он пролетит мимо отверстия.

Но даже если он и управится со всем этим – дальше ему придется еще труднее. На него направят разом несколько зеленых лучей, и его жизнь окончится прежде, чем он добьется своего.

Само собой, он может запросто проложить себе путь Д-пистолетом, но что будет с девушкой? Сейчас она отделена от него только корпусом шара и несколькими дюймами воздуха. Она может оказаться именно в той точке шара, через которую он решит прорезать себе дорогу.

Выглянув через перила ограждения, Тед увидел, что шар на большой скорости пролетает как раз над тем местом, где совсем недавно он едва не погиб в пасти хищного растения, и направляется на восток. Секунду спустя шар пересек границу гигантского горного кольца Гиппарха и начал снижаться над пустынной, заваленной обломками скал равниной. Неужели он летит к разрушенному городу Уру? И там лунян встретят их соплеменники? Если так, надо поторапливаться.

Махнув рукой на все предосторожности, Тед быстро полез вверх по лестнице. При каждом шаге он ожидал, что вот-вот из иллюминатора вырвется зеленый луч и уничтожит его, но скоро уже, к своему удивлению, сидел на макушке шара, целый и невредимый. По правую руку, футах в десяти, была дыра – отсюда вышел луч Д-пушки, слева, в восемнадцати футах от Теда, – отверстие, куда вошел луч, который наискось пробил туннель в корпусе шара. Прямо над этим отверстием тянулась взрыхленная полоса частично разрезанного металла – это луч Д-пушки дернулся вверх, когда сбили капсулу. Полоса тянулась почти до того места, где сейчас корчился, цепляясь за лестницу, землянин, и могла, судя по всему, стать неплохим подспорьем для спуска. По крайней мере, она не такая скользкая, как гладкие бока шара, – металл там, где скользнул луч, стал ноздреватым, точно его съела кислота.

Распростершись ничком, Тед нащупал в ноздреватом металле достаточно надежную опору для своих пальцев, затянутых в перчатки, и начал спуск головой вперед. Он покрыл уже треть дистанции, когда вдруг рядом с ним выросла темная стена. Тед оглянулся и понял, что шар нырнул в черную пропасть, вырванную в дне кратера Гиппарх его межпланетным снарядом.

Кое-где в стене мелькали отверстия – входы в шахты и туннели; иные были довольно крупными, но все почти целиком завалены обломками камня. Тед понял, что должен спешить – до посадки недалеко, – и с удвоенной энергией продолжил свой опасный путь.

Его пальцы едва успели вцепиться в край дыры, когда шар замедлил падение и резко остановился. От толчка Тед соскользнул с гладкого корпуса, но успел одной рукой ухватиться за край дыры. Поспешно подтянувшись, он вполз внутрь шара и оказался в небольшой верхней каюте, освещенной ромбовидными иллюминаторами. В каюте никого не было.

На полу валялись искалеченные тела тех членов экипажа, кто попал под луч дезинтегратора. Тед отыскал дверь. За нею обнаружился трап, который вел в нижнюю каюту. По пульту с кнопками и верньерами он заключил, что это пилотская кабина, но и в ней не было ни души. Распахнув ромбовидную дверь в дальнем конце кабины, Тед нос к носу столкнулся с двумя десятками лунян, которые гуськом выходили из боковой двери. Все они были вооружены излучателями, но такой встречи ожидали еще меньше, чем он. Молниеносно выхватив оба пистолета, землянин с двух сторон к середине прорезал цепочку врагов прежде, чем на него направили хоть один излучатель.

Лишь один лунянин, оказавшийся шустрее прочих, успел броситься к двери, остальные бесформенной грудой останков рухнули на пол.

Тед метнулся вслед за ним, выскочил на мостик и едва успел пригнуться, уворачиваясь от зеленого луча. Прицелившись через ограждение, он уничтожил стрелявшего.

Шар сел перед огромным, изуродованным взрывом зданием. Портик поддерживали высеченные из бурого камня гигантские человеческие фигуры. Вместо лестницы в здание можно было попасть по пандусу – изразцы, прежде украшавшие его, тут и там валялись среди обломков.

И по этому пандусу бежали вверх трое – Тед разглядел, что двое лунян в желтом волокут с двух сторон под руки Мэйзу ан Ма Гон. Не смея стрелять из боязни задеть девушку, он спрыгнул с мостика и бросился вдогонку. Но луняне вместе с Мэйзой исчезли внутри здания.

Глава 11

ПОДЗЕМНЫЙ МИР ЛУНЫ

Теду понадобилось лишь мгновение, чтобы добежать до двери, за которой скрылись девушка и ее похитители, но, когда он вбежал в огромный зал, там никого не было.

Свод зала поддерживали фигуры лишь немногим меньшие, чем у портика. Статуи изображали лунян – шароподобных, кривоногих, с непропорционально большими головами и тощими руками. Стены зала до самого потолка были уставлены полками, а полки забиты тысячами металлических цилиндров шириной от двух до восьми дюймов, но длиной неизменно пятнадцать дюймов. Кое-где рядом с полками стояли богато украшенные лестницы – на их позолоченных боках красовались изображения драконов. Часть лестниц и цилиндров валялась на полу.

Тут и там в стенах зияли бреши и гигантские трещины – разрушительные следы взрыва, о котором напоминали и груды штукатурки и камней.

Зал освещало рассеянное желтое сияние – оно исходило из голов каменных колоссов и отражалось в глянцево блестевшем потолке.

На полу лежали мертвые тела лунян, окруженные тучами насекомых. Судя по виду ближайших к Теду трупов, разложение зашло уже довольно далеко. Озираясь по сторонам, землянин увидел, как серая тварь, похожая на крысу, но размером с шотландского пони, вынырнула из дыры в стене, схватила мертвеца и вместе с добычей скрылась в своей норе.

Все мертвецы были в мешковатых одеяниях, напоминавших пижамы, и без шлемов – в отличие от лунян, с которыми Тед встретился в шаре. Видимо, это были тела жителей Ура, убитых взрывом его снаряда.

Но все эти подробности лишь на секунду заняли внимание Теда – он искал взглядом Мэйзу ан Ма Гон и ее похитителей. Само собой подразумевалось, что они не могли так быстро пересечь этот огромный зал, но могли выскользнуть через пролом в стене, прежде чем он добежал до двери.

Тед двинулся вперед, чтобы проверить свою догадку, и, когда он проходил мимо каменного колосса, из-за огромной ноги вдруг блеснула зеленая вспышка. В тот миг, когда луч задел шлем землянина, Тед инстинктивно вскинул Д-пистолет и выстрелил в том направлении, откуда вырвался зеленый луч. Долю секунды спустя вспышка нестерпимой зелени ослепила Теда, голову пронзила чудовищная боль, и он рухнул на пол. Стекло шлема зазвенело, ударившись об изразцовые плитки, и наступила тьма.

Тед не знал и не мог знать, как долго он провалялся без сознания на полу огромного подземного дворца. Он очнулся с тупой головной болью и ощущением, что какая-то сила навалилась на него, немилосердно круша кости.

Тед поднял голову, чтобы осмотреться, и первым делом порезал подбородок об осколок разбившегося щитка шлема. Лишь потом он смог рассмотреть, что именно свалилось на него: несколько пластов обрушенной штукатурки. С немалым трудом Теду удалось высвободить руки и снять с головы ставший уже бесполезным шлем, ощетинившийся осколками стекла.

Воздух в зале был прохладным и почти такой же плотности, как на Земле, – совсем другие условия, чем на поверхности Луны, где сильно разреженная атмосфера и жар лунного дня не позволяли людям обходиться без защитной одежды. Приятно было снять шлем, хотя воздух в зале и был пропитан тошнотворным запахом гниения.

После пяти минут изнурительного труда Тед высвободил ноги, придавленные к полу грудой тяжелых обломков. Поднявшись на ноги и осмотревшись, Тед сразу понял, откуда на него сыпалась штукатурка. Луч Д-пистолета подрезал постамент каменного гиганта, за которым скрывался противник Теда, и статуя рухнула, увлекая за собой солидный пласт штукатурки с потолка.

Рядом с массивной ногой статуи Тед увидел останки лунянина, частично уничтоженного дезинтегратором – видимо, это и был тот, кто стрелял в него. Под ногой, раздавленный ее весом, лежал другой мертвый лунянин. Мэйзы ан Ма Гон нигде не было видно. Неужели она посчитала его мертвым и бежала, бросив под завалом из штукатурки? Или ее хрупкое тело лежит, размозженное и истекающее кровью, под упавшей статуей?

С нарастающей тревогой Тед обошел вокруг поверженного гиганта, безуспешно пытаясь разглядеть девушку. И вдруг он вздрогнул, услышав свое имя:

– Тед Дастин! Тед Дастин!

Голос Мэйзы исходил, казалось, из недр статуи. Тед вскочил на каменного великана, высматривая в нем пустоты, куда могла провалиться девушка, но, только добежав до могучих бедер, наконец увидел ее. Она застряла в щели между огромных колен.

Лучом из Д-пистолета Тед за считанные секунды отрезал ногу статуи и освободил Мэйзу.

Чудом она осталась невредима, но благодаря везению или собственной ловкости – Тед так и не понял. Щиток ее шлема оказался открытым, антенны миниатюрного передатчика смялись в лепешку.

Едва освободившись из плена статуи, девушка подобрала излучатель, выпавший из руки мертвого лунянина, и побежала к двери, знаком приказав Теду следовать за ней. Они уже почти добежали до пандуса, когда Тед услышал за спиной громкий лязг, грохот и топот множества ног. Оглянувшись, он увидел толпу вооруженных лунян – они выбегали из-под арки в дальнем конце зала. Вместо меховых костюмов и прозрачных шлемов на этих лунянах были надеты доспехи и металлические шлемы. Помимо излучателей луняне были вооружены еще и длинными мечами и копьями с зубчатыми наконечниками.

Прочертив Д-пистолетами две смертоносные дуги, Тед скосил первые ряды нападавших, а остальных вынудил остановиться – они явно были потрясены силой неведомого оружия. Пользуясь замешательством врагов, Тед подхватил свою спутницу и, развернувшись, помчался вниз по пандусу могучими пятидесятифутовыми прыжками, которые еще сильнее потрясли преследователей. Он пересек круглую площадь, заваленную обломками камней и поверженных статуй, мертвыми телами, которые кое-где уже были объедены здешними крысами, и нырнул внутрь полуразбитого каменного колосса.

Лязг оружия и доспехов приближался, и Тед оглянулся – посмотреть, не видно ли их преследователей. В этот же миг его нога ушла в пустоту, и Тед, увлекая за собой спутницу, рухнул в зев туннеля четырех футов в диаметре. Туннель круто шел под уклон.

Скользя и кувыркаясь, беглецы наконец уткнулись в стену пересекавшего туннель коридора, который тоже вел вниз, но этот уклон был достаточно пологим.

Крики и лязг металла, донесшиеся сверху, заставили Теда проворно вскочить на ноги. Он помог девушке встать, схватил ее за руку, и они кинулись куда-то вниз. Они не пробежали и ста футов, когда стало совсем темно, и путь оказался таким извилистым, что пришлось продвигаться впредь с немалой осторожностью. Какое-то время они шли ощупью в полной темноте. Наконец не осталось никаких звуков, кроме их собственных шагов, и тогда вспыхнул яркий свет, на мгновение ослепивший Теда. Тед протер глаза тыльной стороной ладони и увидел, что сноп света бьет из фонаря, укрепленного на шлеме девушки. Видимо, прежде она не включала свет из осторожности.

Теперь их бегство возглавляла Мэйза. Они шли по лабиринту туннелей, и девушка сворачивала то влево, то вправо, все время выбирая коридоры, которые вели вниз под уклон. Тед заметил, что время от времени она посматривает на таинственные лунные иероглифы, начертанные на стенах, – видимо, дорожные указатели.

Наконец она выключила фонарь, и тогда Тед заметил, что в глубине туннеля впереди них мерцает странный фосфоресцирующий свет. Источник его стал ясен, когда беглецы вышли из туннеля на широкий луг, густо заросший высокими прямыми растениями, которые напоминали Теду покрытые фосфором гигантские побеги спаржи. Они были разной толщины – от шести дюймов до почти трех футов в основании, а иные «побеги» достигали высотой добрых семидесяти футов. Свет, который они источали, мог сравниться по яркости со светом полной луны. Он отражался в мириадах белых блистающих сталактитов, которые свисали с высокого свода пещеры. Сталагмиты тоже блистали тут и там среди светящихся побегов, и широкая прогалина, по которой шли беглецы, была словно вымощена мелкими обкатанными обломками сталактитов и сталагмитов.

Вдруг Мэйза схватила Теда за руку и увлекла в гущу высоких светящихся стволов. Укрывшись за стволом потолще, она знаком велела Теду последовать ее примеру.

Едва он успел спрятаться, как до его слуха донесся громкий хруст и громыханье. Затем из-за поворота дороги вышла, переваливаясь, огромная тварь более чем жуткого вида. Тед видел прежде рисунки китайских бескрылых драконов, и это отвратительное чудовище в пятидесяти футах от него разительно напоминало такой рисунок, только сильно увеличенный – тварь была высотой с верблюда и в три раза длиннее. Между крохотными ушами дракона и тем местом, где начинался шипастый хребет, прямо на массивной голове восседал шароподобный лунянин. Из ноздрей дракона вырывались частые клубки светящегося пара. Мириады чешуек, покрывавших длинное извивающееся тело, и тысячи острых шипов вдоль спины отражали фосфоресцирующий свет леса, с двух сторон подступавшего к дороге.

Между кривыми, широко расставленными лапами отвратительного чудища был пропущен длинный шест. К переднему концу шеста был прикреплен У-образный ошейник, охвативший чешуйчатую шею, к заднему – вереница скрипучих и грохочущих тележек, которые соединялись друг с другом кольцами и крючьями. Тележки катились не на четырех колесах, а на двух цилиндрах и были нагружены до краев металлическими блоками, которые звенели и подпрыгивали от каждого толчка.

По обе стороны от тележек шагали гуськом луняне в сандалиях и грубых мешковатых туниках до колен. Черные длинные волосы работников были закручены на макушках в причудливые прически в виде пагод. Каждый работник нес металлический сосуд с двумя ручками, короткую трубку, заостренную на конце, как перо, и небольшой деревянный молоток.

За первым драконом ползли еще два, в точно такой же сбруе и с точно таким же грузом. Тед заметил, что последний дракон на ходу пощипывает придорожные побеги светящихся растений и с удовольствием пережевывает добычу. Понятно было, почему эти твари выдыхают светящийся пар. Гораздо позже Тед узнал, что это была команда сборщиков сока, из которого лунные химики делали светящуюся желтым светом жидкость. Залитая в прозрачные сосуды, она освещала подземные города лунян.

Когда процессия скрылась из виду, девушка подала знак Теду, и они двинулись дальше. Они пошли по светящемуся лесу уже безо всяких помех, миновали множество развилок и перекрестков, и наконец дорога закончилась.

Возделанные плантации уступили место немыслимой смеси светящихся и несветящихся растений всех форм и размеров – вьющиеся лианы, низкорослые грибы, высокие деревья с гладкими, шипастыми, узловатыми стволами, с макушками в виде грибов, звезд, конусов, иные с широкими раскидистыми листьями, словно пальмы или папоротник.

Несветящиеся растения были большей частью белого цвета, хотя встречались и серые, и черные. Тут и там среди уже привычного фосфоресцирующего свечения мелькали островки красного, зеленого, розового, фиолетового или желтого света. Некоторые растения излучали два-три оттенка одного цвета или даже несколько разных цветов. Это был огромный, зловещий, сказочный мир цветов и оттенков – мир прекрасный и одновременно отталкивающий.

Девушка без малейшего страха углубилась в эти джунгли. Тед последовал за ней, держа наготове дезинтегратор.

Чем глубже входили они в многоцветные дебри подземного мира, тем чаще им на глаза попадались представители местной фауны, которых вначале вообще не было видно. Должно быть, близость людей постепенно оттесняла диких зверей в глубь джунглей.

Из теней таращилось на беглецов множество глаз. Мелкие животные, чувствуя приближение людей, торопились уйти подальше. То ли бесперые птицы, то ли крылатые рептилии – Тед не знал, как их лучше назвать, – порхали в ветвях над головой. Те, что покрупнее – иная тварь могла бы запросто поднять в воздух слона, – парили высоко под сводом подземелья или лениво кружили над деревьями, выискивая добычу. Тела некоторых рептилий местами светились, и эти световые пятна тускло поблескивали во время полета или вспыхивали на хребтах, шеях или кончиках крыльев, точно стаи громадных светлячков.

Были там светящиеся черви и насекомые самых разнообразных форм, и светящиеся змеи свивались клубками на пнях и ветвях, вспышками света на спине или кончике хвоста как бы предупреждая незваных пришельцев о своем опасном присутствии.

Воздух был наполнен какофонией звуков – ревом, карканьем, воплями, визгом, рычанием и шипеньем – невыносимая мешанина, которая порой прерывалась мелодичными трелями, посвистыванием или перезвоном невидимых колокольчиков.

Порой громадные чудовища, похожие на помесь дракона с динозавром, напролом продирались сквозь чащу и то и дело останавливались, чтобы полакомиться травой или набить пасть огромными порциями светящихся грибов. Наевшись, они выдыхали клубы фосфоресцирующего пара, и светящиеся облачка, точно призраки, колыхались над гигантскими мордами.

И повсюду стоял сырой затхлый запах, словно плесень и серные спички смешали с протухшей водой и кипятили в котле на медленном огне.

Наконец беглецы вышли из джунглей и очутились в обширной саванне. Белая трава с узловатыми стеблями и светящимися верхушками доставала Теду до плеч. Теперь они с Мэйзой шли бок о бок, и Тед заметил, что девушка то и дело поглядывает на предмет, обвивавший ее запястье, – должно быть, местный аналог компаса.

На миг внимание Теда было отвлечено парой неуклюжих созданий, каждое высотой больше чем в полсотни футов, – они беспечно щипали травку в четверти мили справа от него. А затем случилось нечто ужасное.

Вначале Тед только услыхал за спиной свист гигантских крыльев. Потом что-то ударило его по затылку, и он ничком рухнул в траву.

Кое-как поднявшись на ноги, Тед поспешил выхватить дезинтегратор и сразу увидел девушку – она билась в когтях огромного крылатого ящера, который поднялся уже довольно высоко. Палец Теда напрягся на спуске, однако стрелять он не решился, сообразив, что, если сейчас прикончить чудовище, девушка тоже неминуемо будет обречена. Падение с такой высоты искалечит ее хрупкое тело.

Между тем крылатая тварь летела с чудовищной скоростью и быстро исчезла из виду вместе со своей добычей.

Удрученный, Тед сунул Д-пистолет в кобуру, и лишь сейчас взгляд его упал на валяющийся в траве излучатель – видимо, рывок твари выбил его из руки девушки.

Тед потянулся было поднять его, когда вдруг далеко впереди, в туманной дымке, куда крылатый хищник унес Мэйзу, увидел ярко-белую, стремительно удаляющуюся звездочку. Этот свет не был похож на свечение местных тварей, и Тед тотчас понял, что это значит. Мэйза включила свой фонарь, укрепленный на шлеме, – в надежде, что так он сумеет отыскать и спасти ее.

Могучими прыжками, которые на Земле показались бы чем-то из ряда вон выходящим, но здесь были вполне обычными для его земных мускулов, Тед бросился в погоню.

Глава 12

БИТВА В ВОЗДУХЕ

Пока Роджер Сэндерс падал, а вокруг него падали обломки вертолета, три таинственных шара, которые за считанные секунды произвели своими зелеными лучами такое разрушение, исчезли из виду в непроглядной заверти снега и туч.

Порывы ветра с такой силой хлестали и дергали парашют, что Роджер не на шутку испугался, как бы не оборвались стропы, – но они выдержали, и Роджер наконец приземлился, оказавшись по пояс в снегу.

Роджер барахтался, пытаясь выбраться из сырых и липких снежных объятий, когда вдруг услышал:

– Мистер Сэндерс!

Роджер крикнул в ответ, и через полминуты кто-то подошел к нему, разгребая снег ногами. Бивенс – а это оказался именно он – помог Роджеру выбраться из сугроба.

– Я упал удачнее вас, сэр, – пояснил он. – Приземлился как раз посреди шоссе, а вы угодили прямиком в канаву. Вот я и бродил вокруг, звал вас – надеялся, что вы откликнетесь.

– Ты не знаешь, что сталось с профессором?

– Знаю, сэр. Он прыгнул как раз передо мной, и я видел, как он упал прямо на мостик этого странного шара. Он пытался спрыгнуть, но в шаре открылся иллюминатор, и его втащили внутрь. Боюсь, что его убили. Ужасный конец для одного из величайших умов столетия.

– Чудовищный, – согласился Роджер. – Тед будет сильно горевать, когда узнает об этом… Если, конечно, сам доживет до того, чтоб узнать. Однако слезами горю не поможешь. Как ты думаешь, где мы находимся?

– Я бы сказал, что где-то в Индиане, сэр, и неподалеку от аэродрома. Видите, вон там, за метелью, мигают огни? Это, наверное, сигнальные вышки.

– Что ж, попробуем добраться до них и проверим. Шагая по направлению к смутным вспышкам света, они в конце концов добрались до аэродрома Саут-Бенд. С тех пор как появились самолеты с вертикальным взлетом и опытные пилоты могли взлетать буквально «с пятачка», Саут-Бенд превратился в тренировочную базу для курсантов-летчиков.

Отряхнув друг друга от налипших комьев снега, Роджер и; Бивенс вошли в здание, где охранник, попыхивая вонючим; дымом из большой глиняной трубки, от нечего делать играл сам с собой в карты.

Роджер сразу бросился к видеофону, чтобы доложить о случившемся, Бивенс принялся объяснять охраннику, что произошло, и в этот миг на экране появилось изображение человека в военной форме. Он поднес к глазам листок бумаги и прочел:

– «Приказ номер 318 дробь 246. Патрульными самолетами ВВС США – бортовые номера 347, 1098 и 221 – замечены три летающих объекта шарообразной формы. Один из шаров неизвестным науке зеленым лучом уничтожил номер 347. Номера 1098 и 221 обстреливали шары без видимого результата, пока связь с ними не прервалась. Все боевые самолеты в зоне 36 должны с полным экипажем прибыть в штаб дивизиона и ждать дальнейших распоряжений».

– Ну, брат, теперь пойдет потеха! – воскликнул Роджер. – Боюсь только, что наши самолеты не выстоят против зеленых лучей. А все-таки хотел бы я быть там, когда все начнется!

– Я тоже, сэр, – сказал Бивенс.

Роджер торопливо повертел верньерами настройки, связался напрямую с президентом Уитмором, доложил о происшедшем и получил приказ немедленно возвращаться в Чикаго, взяв для этой цели самолет в Саут-Бенде.

Перед самым взлетом Роджер и Бивенс заметили шесть боевых самолетов с полным экипажем, готовых к взлету. Эти самолеты поднялись в воздух через несколько секунд после них.

В воздухе заметно потеплело, и вместо снега сыпал мелкий дождь. На полпути к Чикаго и он прекратился, однако плотный туман, образовавшийся от быстрого таяния снега, изрядно затруднял видимость.

Несмотря на эти помехи, Бивенс, искусный и опытный пилот, посадил самолет точно на крыше Дастин Билдинг и приказал одному из пилотов Теда немедленно отогнать самолет назад в Саут-Бенд.

Холода прошли так же быстро, как начались, и этот факт только подтверждал, что их причиной был гигантский зеленый луч с Луны.

Вернувшись в кабинет, Роджер наскоро сказал несколько слов по видеофону своей жене, а потом с головой погрузился в дела, которых за время его отсутствия накопилось изрядно. Из мастерских сообщали, что большой космический корабль скоро будет готов к запуску. Но что еще важнее, Роджер узнал, что десять тысяч Д-пистолетов и тысяча Д-пушек, предназначенных для установки на самолетах, уже собраны и остается только поставить анодно-катодные батареи, которые производились в другом подразделении. В следующем докладе сообщалось, что в этом отделе уже готовы сотня больших батарей и пять сотен маленьких.

Роджер вынул из сейфа инструкцию, оставленную Тедом, прочел ее от корки до корки и приказал, чтобы в кабинет доставили десяток Д-пушек и сотню Д-пистолетов с соответствующим количеством батарей.

Только к утру Роджер закончил возиться со сборкой. Прихватив с собой Д-пистолет и Д-пушку, он поднялся на крышу и попробовал орудие на останках ангара – вышло вполне удовлетворительно.

Вернувшись в кабинет, Роджер установил на каждом дезинтеграторе предохранитель, приказал упаковать оружие и загрузить в самолет. Часом позже, взяв пилотом Бивенса, он уже летел в Вашингтон.

На подлете к столице он в бинокль наблюдал последствия катастрофы, которую вызвал зеленый луч. На границе действия луча реки и ручьи были перекрыты ледяными заторами и разлились по прилегавшим землям. От сильных морозов растительность пожухла и увяла. В городах и поселках от дома к дому ходили сотрудники Красного Креста, оказывая помощь уцелевшим, а за ними по пятам следовали похоронные автобусы и большие машины, нагруженные завернутыми в холст останками тех, кто уже не нуждался ни в какой помощи.

Прибыв в Капитолий, Роджерс сразу же потребовал немедленной встречи с президентом.

Глава государства, оторвавшись от вороха бумаг, приветствовал его не слишком любезно:

– Какого черта вы здесь вшиваетесь? Я же приказал вам возвращаться в Чикаго! Кто присмотрит за заводом и радиостанцией, пока вы и Дастин шляетесь черт знает где?

– У меня важное дело, – отвечал Роджер. – Я вернусь в Чикаго самое большее через час, но сначала должен показать вам кое-что, о чем не решился открыто говорить по видеофону.

– Так ведь у вас есть шифр! Или вы боитесь, что кто-то мог его разгадать?

– Отнюдь, но это «кое-что» вы должны увидеть собственными глазами. Я привез новое оружие, изобретенное мистером Дастином. Первые экземпляры были изготовлены на заводе за время отсутствия мистера Дастина, и я думаю, что с этим оружием мы сможем достойно противостоять зеленым лучам лунян.

– Где оно?

– В грузовом самолете, который стоит под охраной на крыше отеля «Линкольн».

Не медля ни секунды, президент Уитмор схватил шляпу:

– Летим!

По пути он приказал, чтобы министр обороны Джеймисон и генерал Маршалл через пятнадцать минут прибыли на крышу отеля «Линкольн». Сам президент и Роджер долетели туда за несколько минут на личном вертолете президента.

Роджер распаковал Д-пистолет и объяснил главе государства принцип действия этого нового оружия. Затем он подвесил на проволоке лопасть старого пропеллера и бесследно ее уничтожил на глазах у потрясенного президента.

В эту минуту прибыли министр обороны и генерал Маршалл, и специально для них была уничтожена еще одна лопасть.

Министр Джеймисон, человек глубоко штатский и недавно назначенный на эту должность, выразил восторг и изумление, но генерала Маршалла эта демонстрация явно не убедила.

– Каков радиус поражения этого оружия? – спросил он.

– Согласно расчетам мистера Дастина, теоретический радиус вот этого пистолета – одна миля, – отвечал Роджер. – Другими словами, он должен бесследно уничтожить любое известное вещество любой прочности и плотности в пределах мили. Тем не менее на расстоянии от одной до двух миль этот пистолет убьет человека или животное, даже если не уничтожит целиком их тела. У меня есть с собой пушки, сконструированные по тому же принципу, но с теоретическим радиусом поражения до двадцати пяти миль.

– Это оружие было испытано на названных вами дистанциях?

– Мне это неизвестно, но расчеты мистера Дастина, как правило, очень точны.

– Мистер президент, – сухо произнес генерал, – при всем моем уважении к вам я требую, чтобы это оружие прошло испытания.

– Я хотел предложить то же самое, – сказал Роджер.

– Проведем испытания немедленно, – решил президент. – Мистер Сэндерс, пока генерал подготовит воздушные мишени, распакуйте пушку.

Через четверть часа президент и Роджер все в том же президентском вертолете зависли над береговой линией залива Чесапик. В нескольких сотнях футов над ними в правительственном вертолете находились генерал Маршалл и министр обороны. Один из их сотрудников управлял по радио воздушными мишенями – четырьмя миниатюрными вертолетами.

Когда одна из мишеней уже удалилась на милю от них, генерал подал знак Роджеру, который быстро расправился с мишенью при помощи Д-пистолета. При этом вторая мишень, в двух милях от них, развалилась на куски и рухнула в воду, хотя на этом расстоянии выдержала пятиминутную обработку излучением.

Затем Роджер установил на треножнике Д-пушку и, прицелившись с помощью бинокля, уничтожил мишень, которая находилась в двадцати пяти милях от него. Четвертая мишень, зависшая в тридцати пяти милях, последовала за третьей после считанных секунд облучения.

– Великолепно! – заключил президент, когда вертолет уже возвращался в Капитолий. – Сколько у вас дезинтеграторов?

– Я привез с собой десять пушек и сотню пистолетов, – ответил Роджер. – В течение недели я могу прислать еще девяносто пушек и четыре сотни пистолетов.

– А как быстро вы можете развернуть их производство?

– Мы уже сейчас в состоянии производить пятьсот пистолетов и сотню пушек в неделю. Если потребуется, мы в любое время сможем увеличить производительность.

– Тогда остановимся на нынешнем уровне, – заключил президент, когда они уже выбирались из вертолета, – а если понадобится все ускорить, я вам сообщу.

Они вернулись в президентский кабинет и сразу же услышали голос дежурной телефонистки:

– Через минуту «Всемирные новости» передадут важное сообщение о событиях в Китае. Включить, сэр?

– Да, – ответил президент, усаживаясь в кресле перед экраном.

На экране появился диктор «Всемирных новостей». Мгновение он смотрел в камеру, держа в одной руке часы, а в другой листок бумаги, затем заговорил:

– Наш корреспондент в Пекине сообщает, что три таинственных шара с Луны, которые минувшей ночью уничтожили зелеными лучами три патрульных самолета и исчезли, сегодня утром появились в Китае. Двенадцать людей необычного вида – с круглыми, как шар, телами – встретились с президентом и с правительством Китая. Однако, как только граждане Китая узнали о загадочных пришельцах – а многие и увидели их воочию – и как только стало повсеместно известно, что правительство Китая намерено подчиниться владычеству лунян и помочь императору Луны завоевать Землю, в столице вспыхнуло восстание, и правительственный дворец подвергся нападению.

В последовавшем за этим бою были убиты президент и все члены его кабинета, а также двенадцать лунян. Летающие шары, разрушив зелеными лучами большую часть города и убив сотни тысяч людей, улетели на восток. Когда их видели в последний раз, они на большой высоте и с чудовищной скоростью летели над югом Японии и, судя по всему, направлялись к Соединенным Штатам.

Генерал Фу Йен, предводитель восстания и временный президент страны, объявил, что в конфликте с Луной намерен поддержать другие народы мира и в скором времени разошлет властям всех стран официальные уведомления об этом. Предполагается, что в этом решении его поддерживают как минимум девяносто процентов населения Китая. Одним из первых действий президента Фу Йена в новом качестве было заключение под стражу доктора Фаня как одного из участников и подстрекателей заговора против народа Китая. Его сообщник доктор Ву погиб вместе с президентом и членами кабинета во время штурма правительственного дворца.

– Новость любопытная и весьма воодушевляющая, – заметил президент, – если, конечно, это правда, – кто знает, чего можно ждать от китайцев. Однако нам еще предстоит столкнуться с этими летающими шарами. Сейчас они летят сюда, и одному Богу известно, как быстро. Мистер Сэндерс, вы как нельзя кстати представили нам свое новое оружие. Не возьметесь ли вы командовать боевой эскадрильей, которую мы отправим навстречу нашим воинственным гостям?

– Сочту за честь, – ответил Роджер.

– Прекрасно. Тогда поспешите приготовить ваши орудия. Через десять минут на крышу отеля прибудут десять опытных бортовых стрелков, и, пока вы будете учить их обращаться с Д-пушками, пять боевых самолетов будут готовы к вылету.

Через пять минут Роджер с помощью Бивенса торопливо выгружал из самолета Д-пушки, когда внизу под ними взревела сирена воздушной тревоги, за ней другая, третья, и скоро весь город наполнился их ревом.

В считанные секунды поднялась в воздух эскадрилья боевых самолетов. Глянув в бинокль, Роджер сразу увидел причину тревоги. Те самые три шара, которые, как несколько минут назад сообщалось в новостях, направились в сторону Соединенных Штатов, сейчас стремительно мчались к Капитолию. Из каждого шара хлестало, вспарывая беззащитный город под ними, не меньше десятка смертоносных зеленых лучей. Самолет, который случайно пересек их курс, исчез в мгновенной зеленой вспышке.

На крыше отеля, рядом с самолетом Теда, все еще стоял президентский вертолет. Пилот, небрежно облокотившись на крыло, наблюдал за взлетевшей эскадрильей.

– Быстро, Бивенс! – гаркнул Роджер. – Настал наш черед! Садись в машину, а я принесу Д-пушку!

Тут же взревели моторы, и вертолет оторвался от крыши. Президентский пилот, потеряв равновесие, упал, кое-как поднялся на ноги и, разинув рот, глядел вслед своей машине. Вертолет летел быстро, и через несколько минут Бивенс уже нагнал эскадрилью.

– Теперь вверх, – приказал Роджер. – Да поживее Вертолет начал подъем, и в этот миг застрекотали пулеметы, гулко загрохотали пушки – бой начался. Шары, которым огонь землян явно не причинял никакого вреда, принялись методично уничтожать эскадрилью. Один за другим уже несколько огромных боевых самолетов развалились в воздухе и упали, когда Роджер наконец направил Д-пушку на ведущий шар. Невидимый луч прорезал в лунном аппарате дыру диаметром четыре фута прямо в центре, однако шар продолжал лететь и все так же хлестал по самолетам зелеными лучами. Но стоило Роджеру лишь опустить, а затем поднять дуло пушки, как шар был разрезан на две аккуратные половинки, как острый нож разрезает яблоко. Останки шара рухнули на землю.

Роджер перевел луч на второй шар и разрезал его с той же легкостью, что и первый, однако прежде, чем он успел прицелиться в третий, пилот лунян, который явно не хотел разделить печальную участь своих сородичей, поднял верхний диск, и шар рванул вертикально вверх на такой чудовищной скорости, что в один миг бесследно исчез из виду.

Роджер схватился было за бинокль, но даже с многократным увеличением не сумел разглядеть стремительно удиравшего врага.

– За этой птичкой не угонишься, Бивенс, – со вздохом признал он. – Они сейчас уже на полпути к Луне. Давай-ка поглядим на те, что мы сбили.

Они снизились, но около шести самолетов опередили их, и, когда Роджер и Бивенс прибыли к месту катастрофы, солдаты уже выволакивали из-под обломков убитых и оглушенных лунян. Из разбитых шаров извлекли сорок полуживых пленников – по большей части с переломанными конечностями – и двадцать шесть трупов.

Роджер больше всего страшился обнаружить среди обломков тело профессора Эдерсона, но этого не произошло. Или луч дезинтегратора уничтожил его бесследно, или он находился в уцелевшем шаре.

Из пятидесяти самолетов, вылетевших на битву с врагом, только треть сопровождала Роджера на обратном пути в Капитолий. Остальные, вместе с экипажами, были целиком уничтожены зелеными лучами.

Вернувшись в президентский кабинет, Роджер в ответ на похвалы лишь пренебрежительно пожал плечами.

– Это было совсем не трудно, – сказал он. – Проще, чем стрелять из рогатки по глиняным голубям.

Президент улыбнулся.

– Не думаю, что генерал потребует новых испытаний, – заметил он. – Зато теперь он круглые сутки будет требовать новых дезинтеграторов.

В эту минуту на экране видеофона появилось лицо телефонистки.

– Сэр, – сказала она, – Чикаго вызывает мистера Сэндерса.

– Соедините, – приказал президент.

И в тот же миг на экране появилась мисс Уитли, секретарша и личная телефонистка Теда.

– Мистер Стэнли, дежурный на большом видеофоне считает, что луняне пытаются связаться с нами, – сообщила она.

– Скажите ему, чтобы постарался не терять связи с Луной, пока мы не отключим все передающие станции, – ответил Роджер. – А потом соедините меня с ним.

Глава 13

ЛЕТАЮЩИЕ ЯЩЕРЫ

Сколь ни могучи были прыжки, которыми преследовал Тед крылатое чудовище, унесшее Мэйзу, белая звездочка ее фонаря все тускнела и тускнела, неумолимо свидетельствуя, что он отстает от похитителя.

В конце концов фонарь мигнул и погас, но Тед продолжал мчаться дальше.

Он проносился мимо гигантских травоядных ящеров, и они, потревоженные на своих пастбищах, поднимали массивные головы и презрительно фыркали на ничтожного чужака. Хищные ящеры, отвлеченные от кровавого пиршества, вели себя куда более враждебно – они рычали или жутко ревели, когда Тед огромными прыжками проносился слишком близко от них. Однако землянин не обращал внимания ни на тех, ни на других.

Один раз дорогу ему преградила громадная, покрытая перьями тварь, которая внешне напоминала тигра, только вместо длинного хвоста у нее был толстый шипастый обрубок. Тварь была крупнее коня-тяжеловоза и выглядела поистине кошмарно. Оскалив сверкающие клыки и выпустив острые серповидные когти, она прыгнула на землянина.

Тед затормозил, зарывшись пальцами ног в мягкую почву, и отпрыгнул назад на добрых полсотни футов. Прежде чем тварь успела повторить прыжок, он выхватил оба пистолета. Лучи дезинтегратора лишь на миг чиркнули по мощной груди зверя, но словно гигантская невидимая коса гладко рассекла его тело. Лапы и брюхо, побуждаемые рефлекторным движением, все еще пытались прыгнуть, но голова и верхняя часть туловища шлепнулись на землю.

Тед не стал задерживаться, чтобы полюбоваться столь редкостным зрелищем – четыре массивные лапы, вихляя, пытаются нести огромное отвислое брюхо, – и так же стремительно помчался дальше.

Вскоре местность вокруг стала ощутимо меняться. Сперва на волнистой мерцающей поверхности саванны появились редкие белые камни, в основном конической формы, но чем дальше бежал Тед, тем растительность становилась реже, пока не исчезла совершенно. Тед оказался в каменном лесу из белых колонн, конусов и пирамид – могучих сталагмитов невиданной высоты. Эти великаны поднимались навстречу таким же громадным сталактитам, свисавшим до сводчатого купола пещеры. – Почва под ногами была целиком покрыта обломками разных размеров, от белой пыли до валунов весом в тысячи тонн – видимо, останки сталагмитов и сталактитов, разрушенных лунотрясением.

Продвижение Теда замедляли и эти препятствия, и темнота, которая становилась все гуще с тех пор, как светящаяся саванна осталась далеко позади. Во тьме призрачно белели причудливые колонны сталагмитов, и все сильнее Тедом овладевало тягостное убеждение, что поиски его, в сущности, безнадежны. В эту мрачную минуту он осознал одно: девушка, едва знакомая ему, значила для него куда больше, чем просто спутник в лунных приключениях, и, если она мертва, ему тоже незачем будет жить.

Отчаявшись и обессилев, он присел на валун и привычным, почти бессознательным движением потянулся за трубкой. Вдруг мелкий камушек ударил его по ноге. За ним посыпались другие, и Тед поспешно поднял голову.

За его спиной, как огромный пень, торчал обломанный сталагмит диаметром добрых сто футов и высотой все сорок. Над зазубренным краем судорожно дергался кончик огромного крыла, будто его владелец с кем-то сражался. Но самое главное – и кончик крыла, и обломанный край сталагмита заливало белое сияние, отличавшееся от фосфоресцирующего свечения лунной флоры и фауны. Неужели это фонарь Мэйзы?

Тед вскочил, лихорадочно обшаривая взглядом гладкие, почти отвесные бока сталагмита. Затем, вспомнив, какое преимущество дают ему на Луне земные мускулы, он отступил на несколько шагов, разбежался и свечкой взвился в воздух.

Он рассчитывал ухватиться за край обломанной макушки сталагмита, но, к своему изумлению, легко перемахнул через край и приземлился в чашеобразной впадине диаметром около двадцати футов рядом с двумя тварями, уродливей которых он не видывал. Это были тощие, голенастые и лупоглазые карикатуры на ящера, который унес Мэйзу. А сам ящер с распростертыми крыльями балансировал на краю впадины, держа за ногу бессильно обвисшее тело девушки, и явно пытался накормить этой добычей своих детенышей. Судя по тому, что малютки неистово трясли острыми клювами, пытаясь избавиться от налипших клочков белой шерсти, до сих пор им удалось разве что содрать несколько лоскутков со скафандра Мэйзы.

Все это Тед увидел за долю секунды – и так же мгновенно начал действовать. Выхватив Д-пистолет, он одним ударом смертоносного луча начисто снес голову ящеру, поймал в объятья выпавшую из пасти чудища Мэйзу и сам был сбит с ног пролетевшей со свистом башкой твари. Обезглавленное тело ящера зашаталось, перевалило через край впадины и с грохотом рухнуло к подножию сталагмита. Тед, почти оглушенный ударом гигантской головы, тем не менее быстро расправился с отвратительными детенышами и лишь тогда взглянул на девушку, лежавшую у него на коленях.

Глаза ее были закрыты, голова безвольно свесилась, уткнувшись в прозрачный шлем. Тед поспешно откинул щиток, потер ее лоб и щеки, подул на веки, и ресницы Мэйзы слабо затрепетали, показывая, что она приходит в себя.

– Тед… Тед Дастин… – пробормотала она, теснее прижимаясь к нему.

Тед сжимал ее в объятьях, и сердце его билось так сильно, что это никак нельзя было объяснить только недавними физическими усилиями. Затем девушка открыла большие голубые глаза, заглянула ему в лицо и сказала:

– Кари на Улту.

Видимо, это означало: «Идем на Улту», – но у Теда не хватало слов, чтобы спросить о направлении, и он попытался выразить вопрос знаками.

Девушка села, поглядела на прибор у себя на запястье и указала в сторону, куда они шли до того, как ее унес крылатый ящер.

– Улту.

Без единого слова Тед поднялся, все еще держа ее в своих объятиях, подошел к краю сталагмита и шагнул вниз, приземлившись у подножия сорокафутового гиганта с такой же легкостью, с какой на Земле спрыгнул бы с семифутовой высоты.

Мэйза испуганно вскрикнула, но испуг сменился восторгом и удивлением, когда они приземлились целыми и невредимыми. Затем она знаком попросила, чтобы Тед поставил ее на ноги.

Тед бережно опустил ее, и вместе они двинулись вперед в темноте, которая становилась все гуще, – правда, идти теперь было легко, потому что фонарь Мэйзы освещал им дорогу, и в свете фонаря белые колонны сталагмитов выглядели особенно странно и жутковато.

Много миль прошли они во тьме – такой плотной, что ее можно было резать ножом. Видна была лишь часть дороги, освещаемая фонарем. Затем непроглядный мрак понемногу рассеяло слабое фосфоресцирующее свечение, и редкие пучки светящейся растительности постепенно перешли в могучую сумятицу лунных дебрей, которые уже не нуждались в постороннем освещении.

Но прежде чем путники углубились в джунгли, Тед вынул из кобуры один из своих пистолетов, протянул его девушке и показал, как надо стрелять, нажимая на спуск. Мэйза испытала новое оружие на рощице светящихся грибов, затем на мелком летающем ящере, и Тед с радостью отметил, что стрелок она превосходный – несомненно, благодаря опыту обращения с излучателем.

Потом Мэйза погасила фонарь, и вместе они погрузились в бурное смешение звуков и цветов, необычных запахов и еще более необычных зрелищ, которое представлял собой подземный лес Луны.

Они шли по джунглям больше часа, и на этот раз обошлось без неприятных приключений. Вскоре они вышли на берег быстрой реки шириной футов в шестьдесят.

Мэйза вынула из кармана своего скафандра небольшую чашку, наполнила ее водой из реки и протянула Теду, но он галантно отказался, знаками предложив ей пить первой. Мэйза так и сделала, отпивая воду мелкими глоточками, словно это был последний бокал некоего драгоценного вина старинного и редкого урожая. Тед между тем набрал воды во фляжку и сделал большой глоток. Вода имела легкий щелочной привкус, но была вполне пригодна для питья.

Осушив чашку, Мэйза расстегнула два клапана, прикреплявшие к вороту скафандра ее прозрачный шлем. Она сняла шлем, уселась на плоскую шляпку невысокой поганки и принялась внимательно рассматривать тончайшие проволочки на гребне шлема – антенны радиопередатчика. Девушка долго возилась со смятыми в лепешку антеннами, озадаченно морщила белоснежный лоб, но наконец сдалась и досадливо пожала плечами.

Тогда Тед, который пристально наблюдал за ней, взял из ее рук шлем и сам осмотрел поврежденный передатчик. Его познания в области радиотехники вкупе с необыкновенным изобретательским чутьем оказались настолько кстати, что очень скоро он отыскал источник повреждения.

Достав походный набор инструментов, Тед принялся за работу, а его спутница между тем собрала поблизости опавшие листья и сухие сучья и подожгла их тонким алым лучиком из своей зажигалки. Затем, вынув из ножен охотничий нож Теда, Мэйза срезала несколько ломтей с грушевидного гриба, который рос у самой воды. Нанизав ломти на зеленый прутик, она поджарила их над огнем.

К тому времени, когда Тед закончил возиться с радиопередатчиком, Мэйза выстелила шляпку поганки широкими листьями вместо скатерти и на этом импровизированном столе разложила аппетитно поджаренные ломтики и какие-то небольшие плоды, которые в изобилии росли вокруг.

Вернув девушке шлем, Тед, как мог, выразил свое восхищение ее сноровкой – выразил тем, что уселся напротив нее и усердно принялся за трапезу. Жареный гриб оказался необыкновенно вкусным, а незнакомые плоды были очень даже съедобны.

Когда с едой было покончено, Мэйза нажала кнопку своего передатчика, ей немедленно ответили, и несколько минут она говорила с невидимым собеседником. Тед, конечно, ни слова не понял из этого разговора, но, когда Мэйза глянула на свой наручный компас, догадался, что она сообщает их местонахождение. Закончив беседу, девушка отошла к деревьям с длинными плакучими ветвями, под которыми густо рос мох. Улегшись на этот ковер, она знаком пригласила Теда последовать ее примеру и поспать.

Но землянин, как он ни устал, не мог и глаз сомкнуть в таком незнакомом и опасном месте. Он присел на мох рядом с девушкой, вынул из кобуры пистолет и похлопал по нему, давая понять, что будет охранять сон своей спутницы. Не протестуя, Мэйза закрыла глаза, и скоро ее небольшая, красиво очерченная грудь стала мерно вздыматься и опускаться – девушка заснула.

Несколько часов Тед развлекался тем, что наблюдал за разнообразными обитателями подземного леса. Гигантские ящерицы с грациозно изогнутыми шеями лениво шлепали мимо, то и дело с быстротой молнии тыкая мордами в воду и извлекая зажатую в челюстях рыбину или мелкое земноводное. Небольшие крылатые ящеры парили над самой водой, время от времени камнем падали вниз и торжествующе выныривали на поверхность с еще живой, бьющейся добычей, которую и заглатывали, почти не жуя.

Однако усталость наконец взяла свое, и Тед поймал себя на том, что клюет носом. Он встряхнулся, но скоро опять начал подремывать и, решив, что подремлет только минутку, провалился в сон.

Он не знал, как долго спал, но пробуждение оказалось внезапным и грубым – воин в сверкающих серебряных доспехах придавил коленом его грудь и приставил к горлу острие меча, а еще двое воинов прижимали к земле его руки. Первая мысль Теда была о Мэйзе, но тут он увидел, что ее плотным кольцом окружили воины в серебристых доспехах.

Глава 14

ВОЗЗВАНИЕ

Выпрыгнув из вертолета раньше своих спутников, профессор Эдерсон не мог увидеть, что сталось с Роджером и Бивенсом – его парашют раскрылся почти мгновенно, и огромный купол заслонил небо.

Зато он, к ужасу своему, увидел, что падает прямо на один из таинственных шаров, которые так безжалостно расправились с патрульными самолетами и с их машиной.

Напрасно Эдерсон пытался уклониться от падения на вражеский аппарат. Его с силой ударило о мостик. Хотя профессор был почти оглушен, он попытался встать и перепрыгнуть через ограждение, но тут в шаре открылась ромбовидная дверь, и на него набросился бочкообразный лунянин в скафандре из желтого меха и шлеме-пагоде с поднятым щитком. Коротким кривым ножом он рассек стропы парашюта и втащил профессора внутрь шара, захлопнув за ним дверь.

Эдерсон пытался отбиваться – с трудом, потому что все еще не оправился от удара, – но противник скрутил ему руки за спиной и рывком поднял на ноги. Грубо толкая профессора перед собой по узкому коридору, лунянин распахнул дверь и швырнул пленника в тесную камеру. Покрытый синяками, полуоглушенный, профессор упал на металлический пол, дверь камеры с лязгом захлопнулась, и он остался один в душной непроглядной темноте.

Как долго он там пролежал, страдая от боли в избитом теле и туго стянутых запястьях, профессор определить не смог – часы со светящимся циферблатом были на левом запястье, а руки ему связали за спиной.

Прошло, вероятно, не меньше часа – и дверь камеры открылась. Все тот же лунянин рывком поставил пленника на ноги и, проведя вниз по узкому проходу, втолкнул в просторную и комфортабельную каюту, где на высоком помосте восседал, скрестив ноги, исключительно осанистый и дородный лунянин в шлеме-пагоде, который был гораздо выше, чем у его спутников. Лунянин изучал свиток, лежавший перед ним на ромбовидном столике.

Когда профессора подтащили ближе к помосту, лунянин поднял на него глаза. У него было пухлое лунообразное лицо с жидкими длинными усами, которые свисали ниже обширного тройного подбородка. Маленькие раскосые глазки торжествующе сверкнули при виде пленника.

– Ты хорошо справился, Лин Чинь, – даже лучше, чем я предполагал. Этот червь – тот самый, что пытался связаться с нашим великим владыкой Пань Ку после того, как мы разорвали дипломатические отношения с Ду Гоном. Я видел его на наших экранах. Очевидно, это лингвист, и, может быть, он даже понимает наш язык.

– Ну, тогда я начну с того, что поучу его хорошим манерам, – заявил Лин Чинь. – Эй, ты, жалкая и ничтожная тварь с Ду Гона! Падай ниц перед могущественным Кван Цу-ханом, главнокомандующим боевого флота империи Пань Ку!

– Я – Ам Ерик-хан, – ответил профессор, произнося слово «американец» на китайский манер и стараясь говорить медленно, чтобы не наделать ошибок в непривычном языке. – Я не склоняюсь ни перед кем, кроме великого Бога моих отцов.

Толстяк Кван Цу-хан потер свои пухлые ладошки и просиял.

– Все лучше и лучше, Лин Чинь! – воскликнул он. – Ты взял в плен не только мудрого, но и облеченного властью человека. Как ты изучил наш язык, Ам Ерик-хан? – обратился он к профессору.

– Изучая современную речь и древние манускрипты потомков Пань Ку, который много тысяч лет назад прибыл с нашей планеты на вашу, – ответил Эдерсон.

– Принеси подушку для дугонского хана и разрежь его путы, – распорядился Кван Цу-хан. – А потом удались, чтобы мы могли побеседовать наедине.

Лин Чинь покорно вынул острый нож и перерезал веревки. Затем он принес большую пухлую подушку, помог профессору усесться и, отвесив глубокий поклон в сторону помоста, вышел и плотно прикрыл за собой ромбовидную дверь.

– Итак, Ам Ерик-хан, – сказал Кван Цу-хан, – что тебе известно о том великом и почитаемом Пань Ку, который тысячи лет назад прибыл на вашу планету? И что ты можешь рассказать мне о его потомках?

– Я только догадывался, что такой человек на самом деле существовал, – отвечал профессор, разминая затекшие запястья. – Он так давно посетил нашу планету, что даже его потомки, которые сейчас многочисленны, как небесные звезды, называют его лишь своим первым, легендарным предком. Соединив ваше послание с традициями потомков Пань Ку и отметив ваше расовое и физиологическое сходство, я пришел к этой гипотезе.

– И твоя догадка верна, – сказал Кван Цу-хан, – потому что древнейшие наши летописи повествуют о том, как могущественнейший Пань Ку отправился на Ду Гон. Случилось это, когда жестокая битва с Лю Гоном так сильно повредила нашу атмосферу, что жить на Ма Гоне стало возможно только в самых глубоких подземельях. Однако с тех пор никто не слышал об этом Пань Ку, и считалось, что он погиб, пытаясь достичь Ду Гона.

– Это интересно, – отозвался профессор. – Насколько я понимаю, вашу планету вы называете Ма Гон, а нашу – Ду Гон, но могу ли я узнать, что такое Лю Гон?

– Это планета, которая движется вокруг великого Солнечного Бога по орбите, внешней по отношению к Ду Гону, планета, которая с поверхности вашего мира выглядит красной звездой.

– Стало быть, Лю Гон – это Марс, – заключил профессор. – И вы в прошлом воевали с Марсом?

– Не только в прошлом. Наш мир по сию пору несет на себе отметины этой войны и будет нести их вечно.

– Я бы очень хотел услышать об этом.

– Хорошо, но рассказ будет кратким – у меня мало времени. Много тысяч лет назад наш мир имел самостоятельную орбиту, которая проходила как раз посередине между вашей планетой и Марсом, как вы его называете. Наш мир вращался вокруг собственной оси, как ваша планета и Лю Гон, сутки на нем были короче, а год длиннее, чем у вас.

Миллионы лет наш народ владел Ма Гоном и создал высокую цивилизацию, породил ученых, которые исследовали неизмеримо большое и неизмеримо малое. Наши космические корабли достигали иных миров, что вращаются вокруг Солнечного Бога, исследовали эти миры и их многочисленные спутники. Кое-где мы нашли разумных обитателей, но лишь жители Лю Гона по своему развитию не только были равны нам, но кое в чем и превосходили.

Скоро между Ма Гоном и Лю Гоном началось регулярное грузовое и пассажирское сообщение. Мы торговали с этими проклятыми белокожими тварями, посещали их с самыми дружескими намерениями. Они основали свою колонию на Ма Гоне, мы – на Лю Гоне. С самого начала у нас были трудности с белыми колонистами. Скоро пролилась кровь, последовали репрессии, и дело зашло так далеко, что была объявлена война между двумя планетами – война, которая уничтожила население Лю Гона и большую часть жителей Ма Гона… И разрушила миллионнолетнюю культуру нашего мира.

Жители Лю Гона применяли ужасное оружие – метеоритные рои, которые они собирали в космическом пространстве с помощью магнитных линий, а потом швыряли в нас. До сих пор на лике нашей планеты зияют страшные следы падения метеоритов. Погибли миллионы беззащитных людей, была разрушена работа многих столетий. Наши космические флоты, сражаясь смертоносными лучами – зеленые против алых, – практически уничтожили друг друга.

Наш народ не мог управлять метеоритными роями, как жители Лю Гона, но и мы не были обделены научными познаниями. Великий Пань Ку, который в то время правил Ма Гоном, установил по всей планете мощные излучатели, направленные прямо на вражескую планету. Эти излучатели разрушали атмосферу Лю Гона, выбрасывая ее в космос и тем обрекая жителей этой планеты на мучительную смерть от удушья.

Увы, у этого оружия был опасный недостаток – проходя через нашу атмосферу, лучи понемногу разрушали и ее, и это привело наш мир к замедленному самоубийству.

Однако ни одна, ни другая сторона не собиралась отступать. Между тем наши ученые, которые добились успехов в экспериментах по изменению движения нашей планеты, обратились к Пань Ку за разрешением создать огромный электромагнит, с помощью которого они могли бы управлять движением Ма Гона и таким образом уклоняться от метеоритных бомбардировок Лю Гона, которые ежедневно уничтожали наши города и сокращали население. Пань Ку дал согласие, и скоро они увеличили мощность своих энергетических станций до такой степени, что могли управлять орбитой Ма Гона.

Станции сделали свое дело. План был в том, чтобы передвинуть Ма Гон за вашу планету, чтобы наш мир был прикрыт от метеоритных бомбардировок. Эта цель была достигнута, но, когда планета оказалась в том месте, на какое указывали расчеты, наши ученые столкнулись с чудовищной силы магнитным полем, о наличии которого они и не подозревали. Энергетические станции не сумели справиться с этим полем, и Ма Гон попал во власть притяжения не только Солнечного Бога, но и вашего мира. Осевое вращение Ма Гона претерпело сильные изменения и постепенно стало таким, как сейчас. Изменилась и орбита нашего мира – теперь Ма Гон то скрывался за вашей планетой, то выбегал на внешнюю орбиту, то медленно шел по внутренней и, дойдя до определенной точки, снова пускался в свой нескончаемый бег.

Бомбардировки с Лю Гона продолжались до тех пор, покуда на обеих планетах не осталось слишком мало людей, чтобы вести войну. Сам Пань Ку погиб, когда метеоритный рой разрушил столицу империи. Атмосфера Ма Гона стала такой разреженной, что немногие уцелевшие люди выжили, лишь укрывшись в огромных подземельях, куда стекались, словно реки в озеро, остатки воздуха – к гравитационному центру.

Операторы гигантских излучателей в конце концов умерли на своих постах от нехватки воздуха. Бомбардировки с Лю Гона постепенно ослабевали – по мере того как люгонцы гибли под воздействием нашего излучения, – пока не прекратились вовсе.

Лишь несколько сотен наших предков уцелели в глубоких подземельях, и среди них не осталось ни одного ученого – потому что все ученые погибли, защищая нашу планету. Простые люди, спасшиеся в подземельях – большей частью торговцы и земледельцы, – не знали, как построить космический корабль, излучатель зеленого луча, разрушитель атмосферы и тысячи других полезных, но сложнейших устройств, которые прежде создавали ученые. Уцелевшие вынуждены были начать с примитивнейших вещей и постепенно создавать новую цивилизацию и научную школу.

Даже библиотеки, которые представляли для них наивысшую ценность, остались вне пределов досягаемости, на лишенной воздуха поверхности Ма Гона, да и те были по большей части уничтожены метеоритными роями. Те же, что уцелели, подверглись старению и нескончаемому обстрелу частицами космической пыли, которую больше не задерживала атмосфера, и погибли прежде, чем до них сумели добраться.

Старший сын Пань Ку, к которому перешел титул после смерти отца, командовал нашим космическим флотом и был захвачен в плен правителем Лю Гона. Он оставил жену на сносях, и она спаслась в подземельях вместе с несколькими сотнями беженцев, которые дали начало новой цивилизации. В назначенный срок у нее родился сын, и поскольку Пань Ку так и не вернулся к своему народу, этот мальчик унаследовал титул и власть своих предков, и с тех пор его потомки правят нами.

Почти через тысячу лет после великой битвы наши предки, которые и умножились в числе, и умножили свои познания, научились изготовлять скафандры, в которых они могли выходить на поверхность. Дышали они сжатым воздухом из баллонов. Исследуя руины древней столицы, они нашли металлический цилиндр с посланием, которое тысячу лет назад оставил здесь сын погибшего во время войны Пань Ку. В послании говорилось, что он бежал с Лю Гона, потому что некому уже было его охранять. Он прибыл на Ма Гон в одноместной космической шлюпке… И нашел свой мир обезлюдевшим и непригодным для жизни.

Он сообщал, что улетает на Ду Гон – мир, в то время населенный жуткими чудовищами и дикарями; что он никогда не покинул бы Ма Гон, если бы нашел в живых хотя бы одного своего подданного; что он не может больше оставаться в мертвом мире, когда есть шанс найти жизнь и власть в ином, живом мире. В заключение он молил Солнечного Бога простить его за желание выжить и, если то будет возможно, продлить его расу и его императорский род.

– Но ведь Ма Гон населяют сейчас и люди белой расы, – заметил профессор. – Откуда же они взялись?

– Примерно через тысячу двести лет после великой войны, – ответил Кван Цу-хан, – отряд наших предков, который исследовал поверхность Ма Гона, наткнулся на отряд белых людей – как потом узнали, это были потомки люгонских колонистов, которые во время войны укрылись в подземельях. Они тоже создали скафандры и баллоны со сжатым воздухом, что позволяло им путешествовать по руинам нашего мира. Начались переговоры, но великая ненависть между двумя расами взяла верх, и первая же ссора переросла в вооруженную стычку. Лишь по нескольку исследователей с каждой стороны вернулись к своим соплеменникам, чтобы поведать о случившемся.

Это происшествие возродило войну между расами, и мой народ был побежден, потому что враг сумел создать смертоносные алые лучи, а наши ученые тогда еще не смогли отыскать секрета предков – зеленого луча. С тех пор сотни лет наследники Пань Ку правили только как наместники императоров белой расы. Это закончилось пятьдесят лет назад – наш народ был освобожден великодушным и миролюбивым правителем белокожих, которого звали Мэйзо-хан. Наречия двух рас между тем смешались, и образовался единый язык Ма Гона.

На протяжении столетий наши ученые тайно трудились, стремясь постигнуть секрет зеленого луча и космических кораблей. Когда великодушный Мэйзо-хан освободил наш народ, работа продолжилась с удвоенным рвением, и теперь, как видишь, у нас есть и то, и другое.

Нынешняя правительница белой расы, которая все еще именует себя Мэйза ан Ма Гон – это наследственный титул верховного владыки Ма Гона, – является внучкой человека, который освободил нас; и даже если она втайне мечтает снова поработить наш народ, ей это не удастся, потому что у нас есть зеленый луч и космические корабли.

Мы же могли бы победить ее народ только ценой чудовищных потерь с обеих сторон, поэтому мы предпочитаем не трогать ее, пока она не причиняет нам неприятностей, и направляем нашу силу на более слабого врага – пока. Конечно, когда-нибудь мы должны будем покорить белокожих, ибо не может быть двух верховных правителей на Ма Гоне, – но это время еще не пришло.

Шар прекратил движение, и это говорит мне, что мы прибыли к месту назначения. Я должен ненадолго покинуть шар. Если ты дашь мне слово, что не попытаешься бежать, я позволю тебе свободно перемещаться по шару.

– Где мы находимся? – спросил Эдерсон.

– Мы в столице потомков Пань Ку, который много тысячелетий назад прибыл в ваш мир. Я должен встретиться с глазу на глаз кое с кем из них.

– Хорошо, – сказал профессор, – я даю слово, что не попытаюсь бежать.

– Прекрасно. Оставайся на борту, и тебе не причинят вреда.

Он нажал кнопку в стене у себя за спиной. Тотчас появился Лин Чинь.

– Мудрому Ам Ерик-хану дозволено свободно передвигаться по кораблю, – сказал Кван Цу-хан, – но, если он попытается бежать, схвати его или убей.

– Лин Чинь слышит и повинуется, – отвечал сей достойный муж и, отвесив поклон, вывел профессора из каюты.

Эдерсон прошелся по кораблю, с большим интересом разглядывая его интерьер. Затем он вышел через ромбовидную дверь на мостик и тотчас же узнал тот район Пекина, где ему прежде уже не раз доводилось бывать. Рядом с его шаром зависли над землей еще два, и из них по трапам спускались несколько лунян.

Эдерсон апатично разглядывал толпу, собравшуюся на улице возле шаров, когда вдруг заметил среди зевак знакомое лицо. Китаец, тоже узнавший его, радостно улыбнулся, но профессор сделал предостерегающий жест и знаками показал, чтобы друг подождал внизу.

Вытащив из кармана блокнот и карандаш, Эдерсон стремительно набросал иероглифами небольшую записку, адресованную генералу Фу Иену:

«Я пленник на шаре лунян и дал слово чести, что не попытаюсь бежать. Однако я не давал слова не переписываться с моими друзьями.

Мои тюремщики ведут сейчас переговоры с вашим правительством о подписании договора, который сделает ваших соотечественников рабами шароподобного монарха Пань Ку, который правит Луной.

Ваши соотечественники сражались и проливали кровь за свободу и демократию. Неужели сейчас они отрекаются от своих завоеваний? Вы, и только вы, друг мой, в силах их спасти. Действуйте быстро, если не хотите опоздать.

Искренне ваш Дж. Эдерсон».

Профессор скатал записку в шарик, шепотом подозвал своего китайского друга, и тот, сняв тропический шлем, перевернул его и подставил, как чашу. Эдерсон бросил записку.

– Для Фу Йена, – шепотом добавил он.

Китаец кивнул, спрятал записку в карман, нахлобучил шлем и растворился в толпе.

И вдруг сильные пальцы тисками сжали шею профессора.

– Жалкий червь! – прорычал разъяренный лунянин, встряхнув его, как котенка. – Говори, что бросил человеку в толпе, или, клянусь великим Солнечным Богом, ты умолкнешь навеки!

Глава 15

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЛУНЕ

Пробудившись от сна и обнаружив, что двое солдат в доспехах прижали к земле его руки, а третий, придавив коленом грудь, приставил к горлу острие меча, Тед Дастин мог лишь моргать, гадая, проснулся ли он на самом деле или еще спит и видит сон.

Затем он услышал резкий, повелительный окрик Мэйзы.

Солдаты тотчас же отпустили его и застыли по стойке смирно, позволив ему подняться. Видимо, это были воины Мэйзы, которые приняли землянина за врага. Их белая кожа и немонголоидные черты лица свидетельствовали, что они не принадлежат к расе Пань Ку.

Девушка вновь отдала приказ, и солдаты двинулись к берегу реки, где стояло длинное, с низкой осадкой судно из белого металла. Его силуэт напомнил Теду дракона, на котором летала Мэйза. Металлические крылья были выгнуты вверх и смыкались, образуя фантастическое подобие крыши над каютой. У судна не было ни руля, ни весел, ни лопастей – Тед мог только гадать, какой силой приводится в движение эта причудливая ладья.

Поманив его за собой, девушка легко вспрыгнула на палубу. Едва землянин последовал за ней, как один из воинов оттолкнулся от берега, а другой, усевшись на носу корабля перед небольшим пультом, нажал несколько кнопок. На корме судна что-то взревело, и ладья стремительно рванулась на середину реки. Рулевой нажал другие кнопки, и судно, ревя еще громче, с немыслимой скоростью помчалось вниз по течению.

Пробравшись на корму, Тед выяснил, что ладья приводится в движение и управляется двумя тройками соединенных между собой труб, которые выходили из кормы и уходили под воду. Когда рулевой нажимал нужную кнопку, из труб вырывался сжатый воздух или какой-то иной газ, и за кормой тянулся широкий шлейф бурлящих пузырей. Чтобы повернуть налево или направо, достаточно было нажать кнопки, которые отклоняли в нужную сторону гибкие концы соединенных труб, изменяя тем самым направление выброса сжатого воздуха.

Вернувшись на нос корабля, Тед присел рядом с девушкой и смотрел, как летят мимо бортов диковинные подлунные пейзажи. Скорость судна, как он прикинул, была не меньше ста миль в час, так что лунная флора и фауна мелькали перед его глазами лишь обрывочными картинками. Неземная светящаяся растительность миля за милей тянулась вдоль берегов петляющей реки. Порой гигантские летающие ящеры пикировали на ладью, но явно недооценивали ее скорость и промахивались, с шумом плюхаясь в воду в ста или больше футах позади лодки. Вынырнув, они кое-как взлетали, лениво хлопая крыльями, поднимались повыше и с отвращением отправлялись на поиски не столь шустрой добычи.

Так минуло почти шесть часов путешествия, когда рулевой вдруг сбавил скорость и судно остановилось перед массивными створками огромных, наглухо запертых ворот, которые вырастали прямо со дна реки. Свод высокой каменной арки отмечал начало туннеля.

Воин на корме трижды ударил в гонг, и створки ворот медленно разошлись. Ладья вошла в туннель, заполненный мягким фосфоресцирующим свечением – оно исходило из полусфер, равномерно размещенных по своду вдоль туннеля. По обе стороны от ворот, рядом с небольшими блокгаузами, стояли стражники в доспехах, с длинными копьями и излучателями у пояса. Когда ладья проходила мимо них, стражники опустили копья и преклонили колена, салютуя своей правительнице.

Судно углубилось в туннель. Трижды, через каждые четверть мили перед ним раскрывались ворота и стражники салютовали Мэйзе. Пятые ворота, из которых лился поток яркого света, тоже распахнулись после трех ударов гонга, и ладья вновь оказалась на открытом пространстве.

На ухоженных берегах реки тут и там стояли здания из белого камня. Каждое здание осенял металлический вогнутый зонтик на высокой ножке. Тед не сомневался, что эти устройства предназначены для улавливания и использования солнечной энергии.

Все зонтики были наклонены примерно под одним углом. Заметив это, Тед посмотрел вверх, чтобы определить положение солнца, но тут его ожидал сюрприз – вся долина, по которой текла река, шириной почти в десять миль, была накрыта прозрачным куполом, точно гигантская теплица. Купол подпирали искусно сработанные металлические арки. Ближняя стена долины, отвесная и шероховатая, вставала милях в двух от плывущей по реке ладьи; дальняя, почти неразличимая, была подернута голубоватой дымкой. Наконец судно остановилось у причала, который протянулся над водой и начинался у большого здания, увенчанного высокой круглой башенкой. Примерно в миле слева от этого здания высился ряд башенок, и от них тянулись четыре туго натянутых троса. Они проходили через огромное арочное окно у вершины самой большой башенки и тянулись дальше, к другим башенкам, которые виднелись в миле справа.

Двое слуг опустились на колени и склонили головы, приветствуя принцессу, затем придержали ладью, пока Мэйза и Тед сходили на берег.

Они вошли в здание и прошли через большой сводчатый зал, где мужчины, женщины и дети преклонили колена перед Мэйзой. Несколько мужчин было в доспехах и при оружии, но большинство имели явно штатский вид. Мужчины носили яркие разноцветные туники без рукавов, доходившие до бедер и перехваченные поясами, – туники были всех цветов радуги. Почти все люди ходили босиком, хотя на некоторых были надеты примитивные сандалии, сплетенные из травы и с травяными ремешками.

Женщины все до одной носили белые облегающие одеяния из полупрозрачной ткани, которые не столько скрывали, сколько подчеркивали их формы. Тед был поражен этим контрастом с обычаями Земли, где женщины, наоборот, одевались ярко, а мужчины предпочитали строгие тона.

Совсем маленькие детишки были абсолютно голыми. Те, что постарше, носили набедренные повязки, а подростки одевались согласно своему полу, как и взрослые.

Из этого зала Мэйза и Тед вышли к лифту, который вмиг поднял их на вершину башенки, к тому самому сводчатому окну, где сходились туго натянутые тросы. К одному тросу была прикреплена на колесах овальная кабина из белого металла, с прозрачными панелями по бокам и раздвижной дверью в центре. Дверь была открыта.

Они забрались в кабину и уселись в удобные мягкие кресла. Слуга закрыл за ними дверь. Кабина мягко тронулась, стремительно набирая скорость, пока не достигла, по расчетам Теда, самое меньшее четырехсот миль в час.

Летели часы, а кабина мчалась все с той же скоростью, и Тед поневоле задумался, какова же протяженность долины. Поглядев на компас, он определил, что они движутся на юго-восток. Долина оказалась везде примерно одинаковой ширины, и, хотя кое-где мелькали рощи, земля по большей части была возделана. Поля орошались из канавок, отведенных от большого канала, который тянулся посреди долины. Питали этот канал речки, тут и там выбегавшие из отверстий в скальных стенах долины. На полях трудились мужчины и женщины; одни использовали сельскохозяйственные орудия, работавшие от неизвестного Теду источника питания, другим помогали похожие на драконов тягловые животные, третьи пользовались только ручными орудиями.

Заметив, что Тед пытается что-то высчитывать, его спутница достала из кармана в стене кабины свиток пергамента. Это оказалась карта Луны. Девушка указала на самый длинный из известных на Земле лунных лучей.[6] Этот луч выходил из кратера Тихо и заканчивался в Море Холода, неподалеку от северного полюса.

Розовым ногтем указательного пальца Мэйза отметила начало их пути в кратере Гиппарх, подземное путешествие в накрытую прозрачным куполом долину или трещину на поверхности Луны, которую земные астрономы всегда считали одним из лучей Тихо, и показала расстояние, которое уже преодолела кабина подвесной дороги. Затем Мэйза ткнула пальцем в кратер Тихо и произнесла:

– Улту.

Тед понял, что именно там и находится подземный город лунян – должно быть, столица, потому что к Улту сходилось больше всего лучей.

Когда они закончили изучать карту, Тед вынул из кармана блокнот и карандаш и написал те немногие слова на языке лунян, которые он выучил в переводе Эдерсона. Девушка помогала ему составлять фразы и произносить слова, объясняя их значение знаками и рисунками. В свою очередь Тед обучал свою очаровательную спутницу английскому языку. Так они приятно проводили время до самого прибытия в Улту.

Когда Мэйза вышла из кабины на центральной станции, откуда во все стороны расходились тросы подвесной дороги, ее манера держаться дружески и легко сменилась иной, и Тед впервые увидел принцессу Луны во всем ее царственном величии.

Видимо, известие о том, что она спаслась из плена солдат Пань Ку, уже стало достоянием всех ее подданных, потому что огромный зал центральной станции был битком набит людьми, а на городских улицах толпилось столько народу, что пришлось перекрыть движение транспорта. Два ряда воинов образовали в толпе проход для принцессы, когда она начала спускаться с платформы туда, где ее ожидали пышно одетые люди – кто в разукрашенных доспехах, кто в богатых одеяниях, усыпанных драгоценными камнями. Они преклонили колени перед Мэйзой и приветствовали ее горячими восклицаниями, явно выражая радость по поводу ее освобождения. Судя по всему, это были высшие военные чиновники и представители знатных родов ее королевства.

Простолюдины, отгороженные цепью воинов, выражали свои чувства не менее горячо. Многие – и мужчины, и женщины – плакали от радости, не стыдясь своих слез. Очевидно было, что юная принцесса любима своим народом.

Тед шел за Мэйзой, рядом с ним шли наиболее пышно одетые дворяне. Они наконец подошли к огромному арочному выходу на улицу. Там, к изумлению Теда, Мэйза взяла его за руку и, высоко вскинув другую руку, обратилась с речью к своим подданным. Когда принцесса умолкла, толпа разразилась восторженными воплями, и важные дворяне теснее окружили Теда, явно считая за честь поцеловать его руку. Должно быть, Мэйза самыми яркими красками расписала, как он спас ее от солдат Пань Ку и летающего ящера.

У подножия лестницы принцессу ожидала великолепная карета, разукрашенная серебром и алым шелком. В карету были впряжены два бескрылых дракона. Мэйза все так же держала Теда за руку, и вместе они спустились по ступенькам. Тед помог принцессе усесться в карету, но сам заколебался, и тогда Мэйза решительно увлекла его за собой.

Воины тотчас расчистили им дорогу, и громадные рептилии, такие неуклюжие на вид, резво потрусили вперед.

Через несколько минут карета остановилась у дворца – внушительного сооружения из блоков сверкающего черного камня, которые вместо известки были скреплены белым металлом.

Здесь спутница Теда передала его с рук на руки важному с виду камергеру, который провел землянина в роскошные покои. Молодой, но ловкий слуга помог ему снять скафандр и приготовил ванну. Когда Тед вымылся и побрился, его облачили в одеяние из блестящей золотистой ткани, отделанной черными лентами, – именно такую одежду носили придворные. Потом слуга затянул на его ногах ремешки удобных, с мягкими подошвами сандалий и застегнул на талии пояс с планшетом и кобурами Д-пистолетов.

Скоро в дверях появился все тот же камергер и знаками пригласил Теда следовать за собой. Миновав лабиринт дворцовых галерей и переходов, они вошли в огромный, со сводчатым потолком, тронный зал. Мэйза восседала на серебряно-алом троне, который высился на помосте в дальнем конце зала. Принцесса облачилась в одеяние из белого металла, в котором Тед впервые увидел ее на экране видеофона. Ее золотистые волосы стягивал платиновый обруч, усыпанный сверкающими драгоценными камнями.

По обе стороны от трона, почтительно выпрямившись, стояли телохранители, придворные – мужчины и женщины, высшие офицеры и знать.

Подойдя к трону вслед за камергером, Тед увидел, что слева, у самого подножия трона, стоит человек, чье лицо ему знакомо, почтенный седобородый старец в синем, богато расшитом одеянии. Именно этот старец был рядом с принцессой, когда Тед во второй раз пытался наладить связь с лунянами.

Камергер, который подвел землянина к трону, отвесил низкий поклон и отступил.

Мэйза милостиво улыбалась, однако держалась величаво, как и подобает принцессе крови на официальной аудиенции. Используя несколько знакомых ей английских слов, она представила Теду по очереди всех дворян, каждый из которых низко кланялся, услышав свое имя. Последним она представила седобородого старца в синем.

– Тед Дастин, величайший ученый Ду Гона, – сказала Мэйза, – пожелай ди ча-цзи Вэнибл-хану, величайшему ученому Ма Гона.

– Ди ча-цзи, – пробормотал Тед непонятное слово, поскольку именно этого, судя по всему, от него и ожидали.

– Ди ча-цзи на му, – ответил почтенный лунянин и склонился в глубоком поклоне.

– Вэнибл-хан, ты обучишь Теда Дастина нашему языку и сообщишь мне о его успехах, – распорядилась Мэйза.

Старец еще раз почтительно поклонился и знаком пригласил Теда последовать за ним. В тот же день, в покоях, отведенных землянину, начались занятия. И ученику, и учителю очень помогало то, что каждый из них уже знал по нескольку слов чужого языка. Тед узнал, между прочим, что «ди ча-цзи» означает «мир», а «на му» – «тебе».

Два дня ученые были поглощены своими уроками, отвлекаясь только на еду и на сон. Оба оказались настолько способными учениками, что продвигались в своих занятиях с ошеломляющей скоростью. В конце второго дня Вэнибл-хан сказал:

– Идем, я хочу показать тебе кое-что.

Они спустились во внутренний дворик дворца, где стояли два оседланных крылатых дракона.

– Чтобы править своим драконом, – сказал Вэнибл-хан, – достаточно произнести на нашем языке: «вправо», «влево», «вверх», «вниз» или «прямо». Дракон подчинится приказу.

Тед и его седобородый спутник уселись в седла.

– Вверх! – скомандовал Вэнибл-хан.

Тед тоже крикнул: «Вверх!» – и оба зверя, пробежав немного с расправленными крыльями, поднялись в воздух.

Скоро они приземлились у большого здания на окраине города и, оставив своих драконов на попечение слуги, вошли под большую арку.

Тед оказался в помещении крупнейшего завода, который ему когда-либо доводилось видеть. Здесь собирали или чинили сотни овальных кабин – вроде той, что доставила его и Мэйзу в Улту.

Тед не смог сдержать радостного возгласа, увидев вдруг свою капсулу. Видимо, ее доставили сюда по приказу Мэйзы, и доставили недавно, потому что рабочие еще снимали цепи, которыми ее крепили во время перевозки.

– У нас много искусных механиков, – сказал Вэнибл-хан, – и если твой аппарат можно починить – только прикажи.

– Позовите механика, – попросил Тед, – и я покажу ему, что нужно сделать.

Покуда искали главного механика, Тед вынул из планшета блокнот и карандаш и набросал чертежи недостающих деталей. Под совместным руководством Теда и главного механика (Вэнибл-хан при необходимости служил переводчиком) рабочие сняли поврежденный нос капсулы и получили инструкции по изготовлению недостающих частей.

– Через два дня капсула будет готова, – заверил главный механик, когда они уходили.

Спустя два дня Тед и Вэнибл-хан снова появились на заводе. Тед забрался в кабину капсулы и полетал под высоким сводом заводской крыши. Мотор и приборы работали отменно. Довольный, Тед вернулся в сборочный цех, пригласил в кабину своего ученого друга и, вылетев с ним из высоких ворот завода, через несколько минут приземлился на крыше дворца.

Они едва успели выбраться из капсулы, когда к ним, задыхаясь, подбежал гонец и низко поклонился.

– Ее высочество призывает ваши светлости не медля ни минуты явиться в зал наблюдений! – выдохнул он. – Народы Ду Гона в смертельной опасности!

Глава 16

ТЕД ВДЕТ В АТАКУ

Тед и Вэнибл-хан торопливо прошли по множеству лестниц и коридоров и наконец очутились в большой квадратной комнате со странными панелями на стенах. На каждой панели была движущаяся картинка, которая словно просвечивала снаружи сквозь прозрачную стену. За пультом в центре комнаты сидел оператор и время от времени нажимал на кнопки.

В комнате помимо Мэйзы находились еще двое рослых телохранителей и несколько пожилых советников. Когда Тед и Вэнибл-хан вошли, она указала на одну из движущихся картинок.

– Тед Дастин, – сказала она, – Пань Ку атакует твоих соотечественников страшным оружием. Смотри.

Тед взглянул на панель и увидел, как в огромный телескоп, большой лунный кратер, в котором он узнал кратер Коперник. Из центра кратера прямо в зенит уходила полоса яркого зеленого света.

– А теперь взгляни сюда. – Мэйза указала на другую панель.

Там было изображение земной поверхности. Хотя облака и размывали очертания материка, Тед узнал Северную Америку. Вашингтон и его окрестности были накрыты огромным зеленым пятном.

– Что может сделать этот луч на таком расстоянии? – спросил он Вэнибл-хана.

– Это, – отвечал ученый, – целиком зависит от мощности излучателя, которым располагает Пань Ку. Если излучатель достаточно мощный, зеленый луч вызовет сжатие и разрушение всякого вещества, с которым соприкоснется. Даже потеряв часть энергии, этот луч способен отнимать тепло от всего, с чем он соприкасается. Я уже сейчас могу сказать, что территория, накрытая этим излучением, страдает от сильных холодов – быть может, даже нестерпимых для людей.

Тед резко повернулся к Мэйзе.

– Могу я получить шлем и скафандр? – спросил он. – Мой прежний скафандр непригоден, у меня нет к нему шлема.

– Разумеется. Куда ты хочешь отправиться?

– Уничтожить этот излучатель.

– Десять тысяч моих всадников на нак-карах полетят с тобой, – сказала Мэйза.

– Ты очень добра, принцесса, – ответил Тед, – но я полечу один. Это моя война, и в ней гибнут мои соотечественники.

– Ты отказываешься? – Она была уязвлена до глубины души.

– Да, принцесса – хотя и с глубочайшей благодарностью. Время дорого, а в капсуле я долечу до излучателя быстрее, чем твои всадники, и сберегу этим много жизней, которые иначе были бы принесены в жертву.

– Что ж, – сказала она, – хорошо! Это твоя война, потому что я еще не объявила войну Пань Ку, но я сделаю это немедленно. И если уж мы не можем сражаться бок о бок, я буду сражаться по-своему, а ты – по-своему.

Она повернулась к советнику, в доспехах:

– Позаботься о том, чтобы Тед Дастин немедленно получил все необходимое для полета наружу.

Через четверть часа Тед Дастин стоял на крыше дворца, одетый в шлем-колокол и скафандр из белого меха, какие носили подданные Мэйзы. Он нетерпеливо переминался с ноги на ногу, ожидая, пока оседлают большого нак-кара, чтобы его всадник мог провести Теда через одну из больших и извилистых воздушных шахт, что вели из подземного города Улту в окруженную кольцом гор сердцевину кратера Тихо.

Вэнибл-хан стоял рядом с землянином, поглаживал белую бороду и спокойно наблюдал за приготовлениями. Когда всадник взобрался на спину крылатого дракона, старый ученый положил руку на плечо Теда.

– Ты идешь на отчаянный шаг, мой мальчик, – проговорил он. – Вряд ли ты сумеешь даже приблизиться к излучателю на расстояние выстрела, но если и уничтожишь его, то сам почти наверняка погибнешь. Прощай, и да пребудет с тобой моя молитва и молитвы всего нашего народа.

– Я знаю, на что иду, и благодарю тебя за добрые пожелания, – ответил Тед. Он опустил забрало шлема и повернулся к дверце кабины.

Но едва он поставил ногу на нижнюю ступеньку, как чья-то рука легла на его плечо. Тед обернулся и увидел Мэйзу. Девушка раскраснелась и запыхалась от быстрого бега. Глаза ее гневно сверкали.

Изящной рукой с розовыми ноготками она подняла забрало его шлема.

– Тед Дастин, – выдохнула она, – как же ты посмел покинуть меня, не попрощавшись? Ты же м-можешь никогда не вернуться, н-никогда!

Слеза сбежала по ее нежной, бархатистой щеке, и девушка резко мотнула пушистой головкой, чтобы стряхнуть ее.

Тед наклонился, чтобы поцеловать ей руку, но взгляд ее смягчившихся глаз словно притянул его к запрокинутому прекрасному лицу. И вот уже Тед, не сознавая, что творит, целовал ее, а она отвечала на поцелуи, закрыв глаза, обвив руками его шею, прильнув к нему всем своим гибким маленьким телом.

Внезапно Тед разжал объятья, одним прыжком очутился в кабине и махнул рукой всаднику нак-кара, давая знать, что готов к полету. Он стартовал медленно, пропуская вперед дракона – тот неуклюже взмыл, расправив широкие крылья, и кругами направился к темневшему в куполе отверстию шахты.

Крылатый ящер летел быстро, легко ориентировался в лабиринте шахт, пещер и туннелей явно вулканического происхождения, и все же Тед изнывал от нетерпения – ему казалось, что они продвигаются слишком медленно. Наконец это путешествие закончилось, и всадник нак-кара погасил фонарь на шлеме – на поверхности Луны и так было светло. Взмахнув рукой, проводник указал на вертикальный столб зеленого света, который подымался на северо-востоке.

Тед прощально помахал ему в ответ, и капсула рванула вперед с такой скоростью, словно задалась целью повергнуть лунянина в священный трепет.

Высоко над поверхностью, в разреженной лунной атмосфере, скорость капсулы намного превосходила скорость кабинок подвесных дорог, в которых луняне передвигались по «лучам»-долинам. Чем ближе к Копернику, тем реже становились белые «лучи», исходившие из Тихо, а навстречу им тянулись другие «лучи», отливавшие янтарной желтизной. Столб зеленого света служил Теду отличным ориентиром на пути к Копернику, и в свете этого гигантского маяка хорошо было видно, что желтые «лучи» сходятся именно в этом кратере.

До цели оставалось не больше ста миль, когда навстречу Теду вдруг вынырнул летающий шар. Тотчас по капсуле хлестнул смертоносный зеленый луч – но на сей раз Тед был готов к бою. Кое-чему он научился в первом столкновении с боевыми шарами Пань Ку.

Он резко бросил капсулу на тысячу футов вниз и, левой рукой держа рычаг атомотора, правой нажал на спуск Д-пушки. Прицел был верен, и верхний диск шара исчез в ослепительной вспышке. Шар тотчас сделал полуоборот и вошел в пике, но, прежде чем противник успел развернуться, Тед метким выстрелом уничтожил и другой диск. Из шара во все стороны брызнули зеленые лучи, словно спицы гигантского колеса, и вражеский аппарат, кувыркаясь, рухнул на землю и взорвался.

Опасаясь, что патруль успел сообщить по радио о его появлении, Тед решил атаковать немедленно. Он направил капсулу, как снаряд, по длинной дуге, рассчитывая пролететь в десяти милях над краем Коперника и опуститься прямо к источнику гигантского луча. С наведенными на цель Д-пушками, на предельной скорости, какую только можно было выжать из атомотора, капсула пулей полетела вперед и превратилась в поистине чудовищное орудие разрушения.

Она летела так быстро, что изъеденный кратерами лунный ландшафт потерял, как в тумане, свои четкие очертания.

Тед увидел свою цель еще прежде, чем пролетел над огромным кольцом внешних гор Коперника. Это был самый высокий из пяти горных пиков, возвышавшихся над плоской равниной кратера. Гигантский зеленый луч, направленный на Землю, выходил прямо из вершины этого пика, и от этого весь кратер был залит колдовским зловещим светом – гладкие отвесные скалы ловили и отражали блики луча.

Мгновение спустя Тед оказался над юго-западным краем кратера. Капсула резко пошла вниз, и невидимые лучи Д-пушек вонзились в острую вершину самой высокой горы, до которой все еще было около тридцати миль. Но даже на таком расстоянии Тед не промахнулся – вспышка на вершине горы подтвердила это. И тогда Тед недрогнувшей рукой направил капсулу прямо на цель.

Из отверстия одной из шахт, которых было множество на дне и на стенах кратера, сверкнул острый зеленый луч. За ним вспыхнули другие, обшаривая небо в поисках врага, который осмелился посягнуть на мощный излучатель божественного Пань Ку. Однако капсула была так мала и летела с такой скоростью, что на этой высоте лунянам нелегко было заметить ее. Сейчас они знали о присутствии врага только потому, что вершина горы, прикрывавшая гигантский излучатель, стремительно таяла под ударами невидимых лучей.

Однако чем ближе Тед подлетал к цели, тем гуще становился смертоносный частокол зеленых лучей. Вдруг один из них отсек корму капсулы вместе с кормовыми выхлопами атомотора. Искалеченный аппарат по инерции еще несколько секунд мчался вперед, но постепенно, подчиняясь безжалостной силе тяготения, сошел с курса и, вихляя, начал падать.

Тед отключил уже бесполезный атомотор и целиком сосредоточился на передних Д-пушках. Капсула падала, рыскала из стороны в сторону, но он твердо держал на мушке вершину горы, из которой исходил гигантский луч. И наконец, торжествуя, Тед увидел, как столб зеленого света погас и лавина каменных обломков, увлекая за собой остатки излучателя, обрушилась вниз по склону горы.

Клубы дыма и пыли поднялись над этой катастрофой, и равнина кратера рванулась навстречу Теду. Удар – и нос капсулы треснул, как яичная скорлупа. Наступила тьма.

Глава 17

СОЮЗНИКИ

Стоя перед видеофоном в Вашингтоне в кабинете президента, Роджер Сэндерс с нетерпением ждал, когда отключатся все передающие станции Земли и его соединят с мощной суперстанцией в Дастин Билдинг, которая должна была транслировать послание с Луны.

Наконец прозвучал сигнал всеобщего отбоя, и на экране президентского видеофона Роджер увидел, как в зеркале, экран гигантского видеофона, за которым сидел оператор.

В прозрачной глубине большого экрана то и дело мелькали неясные фигуры, доносились неразборчивые звуки. Внезапно изображение прояснилось. Как и в прошлый раз, Роджер и президент Уитмор были зачарованы появлением прекрасной Мэйзы. Рядом с нею стояли двое телохранителей и престарелый ученый Вэнибл-хан.

К изумлению обоих землян, Вэнибл-хан обратился к ним по-английски.

– Несмотря на сильные помехи, которые создают станции Пань Ку, мы наконец сумели пробиться к вам, – сказал он. – Обращаюсь ли я к друзьям Теда Дастина?

– Перед вами его старший начальник, президент Соединенных Штатов Америки, и его помощник Роджер Сэндерс, – ответил Роджер.

– Вот истинная удача! – улыбнулся старый ученый. – Я, Вэнибл-хан, главный ученый Ма Гона, говорю от имени ее высочества Мэйзы ан Ма Гон. Она велела мне сообщить вам, что два оборота вашей планеты назад Тед Дастин покинул ее столицу, город Улту, расположенный под кратером, который у вас на Ду Гоне называют Тихо. Он намеревался уничтожить гигантский излучатель зеленого луча, направленного на вашу планету. Судя по всему, это ему удалось, но, поскольку он не вернулся, мы полагаем, что Тед Дастин либо убит, либо захвачен в плен. Зеленый луч, как вам наверняка известно, исходил из центрального пика в горах кратера, который вы зовете Коперник. Под этим кратером находится столица империи Пань Ку, город Бейлон.

Когда Тед Дастин отправился в свое отчаянное путешествие, ее высочество объявила войну Пань Ку. Этой же ночью она лично поведет через подземные джунгли на Бейлон многочисленную армию. Принцесса не считает нужным использовать нак-каров – крылатых драконов, которые могут обходиться без воздуха в течение девяти ваших дней, – потому что по сравнению с боевыми шарами Пань Ку эти животные медлительны и неэффективны. Принцесса намерена атаковать Бейлон через пять ваших дней. Если вы, друзья Теда Дастина, сумеете в то же время нанести по Бейлону удар сверху, мы либо спасем Теда Дастина, либо отомстим за его смерть и, победив Пань Ку, установим мир между народами Ду Гона и желтой расой Ма Гона. Ее высочество ожидает вашего ответа.

Роджер повернулся к президенту:

– У меня есть такая возможность, – сказал он. – Через четыре дня будет готов боевой космический корабль. С вашего разрешения, мистер президент, я отправлюсь на этом корабле на Луну и атакую Бейлон вместе с войсками ее высочества.

– А как же летающие шары? – обеспокоенно спросил президент. – У Пань Ку их, может быть, сотни, и тогда вы проиграете и некому будет управлять заводом Дастина.

– Завод может работать и без нас – под управлением наших заместителей, – ответил Роджер, – и, если даже оба мы не вернемся с Луны, выпуск дезинтеграторов не прекратится – было бы в достатке сырья и денег. Что касается шаров, то будь их у Пань Ку хоть тысячи, я все равно отправлюсь на Луну. Стыдно будет не рискнуть своей жизнью в этом мощном космическом линкоре, если Тед бросил вызов тем же силам в крохотной одноместной капсуле.

– Что ж, тогда отправляйтесь, – сказал президент, – а я желаю вам славной победы и счастливого возвращения. Если бы нужды нации не требовали моего присутствия здесь, я и сам бы с радостью полетел с вами.

– Можете сказать ее высочеству, – обратился Роджер к Вэнибл-хану, – что через пять дней я атакую Бейлон с воздуха.

Мэйза явно поняла его ответ без перевода, потому что улыбнулась и впервые за все время передачи заговорила:

– Через пять дней, Роджер Сэндерс, мы встретимся в императорском дворце Бейлона, и да успеем мы вовремя, чтобы спасти Теда Дастина!

Экран опустел, и Роджер, попрощавшись с президентом, поспешил к вертолету, который Бивенс уже подготовил для полета в Чикаго.

Глава 18

ПЫТОЧНЫЕ КАМЕРЫ

Профессор Эдерсон был невысоким, но жилистым, ловким человеком и вмиг вывернулся из цепких рук лунянина, который схватил его, когда он бросил с мостика летающего шара записку для генерала Фу Йена. Развернувшись, Эдерсон увидел перед собой искаженное гневом лицо Лин Чиня. Лунянин выхватил меч и наверняка бы снес голову профессору, но тут за его спиной возник Кван Цу-хан и схватил подчиненного за запястье.

– В чем дело, Лин Чинь? – спросил он. – Почему ты грозишь смертью пленнику? Он пытался бежать?

– Хуже, господин мой, – отвечал Лин Чинь. – Этот ничтожный червь только что бросил что-что человеку в толпе и отказывается сказать, что это было.

– Я и не отказываюсь, – резко вмешался профессор. – Он подкрался ко мне сзади, схватил за шею и принялся трясти. А я не терплю, когда со мной так обращаются, вот и вырвался.

– Тогда, может быть, ты скажешь мне, что ты бросил в толпу? – осведомился Кван Цу-хан.

– Конечно, – ответил Эдерсон. – Записку для одного моего друга, который живет здесь, в городе.

– И что же было в записке?

– Это мое личное дело.

– А мое личное дело – вырвать из тебя правду, когда я буду меньше занят, – вкрадчиво произнес Кван Цу-хан и улыбнулся. – Лин Чинь, отправь-ка нашего пленника туда, где он уже не сможет никому посылать записок. Я же покамест отправлюсь на переговоры с нашими союзниками.

Лин Чинь поклонился, злорадно ухмыльнулся и острием меча указал на ромбовидную дверь.

– Сюда, Ам Ерик-хан! – приказал он. – Иди по коридору и не останавливайся, пока я не скажу.

Профессор подчинился и, пройдя насквозь почти через весь шар, в конце концов остановился перед небольшой дверью. Вытащив из кошеля связку ключей, Лин Чинь отпер дверь и велел ему заходить.

Эдерсон оказался в тесной клетушке без окон, скудно освещенной единственной лампочкой на потолке. В центре комнатки на мощных пружинах было подвешено к потолку кресло. Другие пружины соединяли кресло с полом и со всеми четырьмя стенами.

– Садись, – приказал Лин Чинь.

Едва профессор уселся в кресло, как тюремщик принялся привязывать его прочными ремнями, примотав руки к подлокотникам так, чтобы пленник не сумел дотянуться до ремней, стянувших тело и ноги.

Завершив свою работу, Лин Чинь отступил, подбоченился и усмехнулся.

– Уж его светлость развяжет тебе язык, когда вернется! А пока что желаю тебе приятных размышлений о будущем.

С этими словами он вышел из клетушки и запер за собой дверь. Тотчас же погасла лампочка на потолке, и ученый остался один, совершенно беспомощный и в полной темноте.

Он не знал, как долго пробыл в висячем кресле. В клетушке стояла глухая тишина. И вдруг снаружи донеслись приглушенные удары, несомненно означавшие, что во внешнюю оболочку шара попадают какие-то снаряды. Каким бы отчаянным ни было положение Эдерсона, он улыбнулся, уверенный, что слышит ответ генерала Фу Йена на его наспех нацарапанную записку.

Вскоре шар стремительно рванулся вверх, и вот тогда профессор порадовался, что его кресло закреплено мощными пружинами. Если бы они не смягчили рывок, этот внезапный старт искалечил бы его, а то и убил бы.

Он чувствовал, как шар беспорядочно дергается из стороны в сторону и снаряды барабанят по его внешней оболочке. Затем рывки сменились плавным движением, и обстрел прекратился.

Полет продолжался несколько часов, и вдруг опять по корпусу шара замолотили пули и снаряды. На сей раз обстрел длился недолго, минут пять. Затем шар ринулся вертикально вверх, да с такой чудовищной скоростью, что, хотя пружины и защитили профессора от увечий, он все же потерял сознание.

Ученый очнулся, когда Лин Чинь отвязывал его от кресла. Другой лунянин держал у самых его ноздрей склянку с едко пахнущей жидкостью. Острый запах буквально жег ноздри, и профессор невольно отдернул голову, а Лин Чинь загоготал:

– Ага, Ам Ерик-хан, тебе не по нраву запах сарвадина? Хотел бы я полюбоваться на тебя, когда начнутся настоящие пытки!

– Где мы находимся? – спросил Эдерсон, лишь сейчас заметив, что движение шара прекратилось.

– В Бейлоне, столице его императорского величества Пань Ку, – ответил Лин Чинь.

– Замечательно! – воскликнул ученый.

Лин Чинь онемел от такого воодушевления, затем бесцеремонно ткнул пленника в бок мечом и приказал выйти в коридор, да пошевеливаться.

При первом же шаге профессор ударился головой о потолок, затем шлепнулся на пол. Окончательно убедившись, что находится на Луне с ее низкой гравитацией, Эдерсон осторожно поднялся и двинулся дальше нелепой, ковыляющей походкой, которая немало повеселила его тюремщиков.

Выйдя на мостик, он увидел, что шар наполовину погрузился в гигантскую круглую яму и вокруг в таких же ямах покоится множество других шаров. Судя по всему, Пань Ку обладал весьма внушительной летной флотилией.

Неподалеку от шара в компании нескольких круглотелых лунян стоял Кван Цу-хан. Голова его была перебинтована, одна рука бессильно висела на перевязи. Рядом с ним стоял по-земному худощавый человек, которого профессор немедленно узнал.

– Доктор Ву! – изумленно воскликнул он. – Как вы сюда попали?

– Я, как и вы, имел честь быть пассажиром, – ответил Ву и слегка поклонился.

– Вперед! Прыгай через ограждение, червяк! – рявкнул Лин Чинь и снова ткнул Эдерсона мечом.

Профессор поспешно перепрыгнул через ограждение.

– Накорми Ам Ерик-хана, Лин Чинь, – велел Кван Цу-хан лунянину, который последовал за своим пленником. – Я пришлю за ним позже.

Затем он повернулся и пошел прочь, дружески беседуя с доктором Ву. Прочие луняне на почтительном расстоянии следовали за ними.

Ученого вывели из доков, которые освещались шарами-светильниками, подвешенными на дугах изящных мачт. Эдерсон не смог определить природу этого свечения – ясно было только, что светилась жидкость, заполнявшая шары. Высоко над головой смутно маячил свод огромной пещеры, в которой помещался лунный город, и мерцали, отражая свет желтых шаров, гигантские сталактиты.

Покинув доки, Эдерсон и его тюремщик долго шли по узким извилистым улочкам. Дома в городе, стоявшие тесно один к другому, были по большей части восьмигранные или круглые, а двери и окна сохраняли излюбленную лунянами ромбовидную форму – щеколда в правом углу ромба, дверная петля в левом. Остроконечные крыши были покрыты либо камнем, либо листами меди. Ученый долго гадал, зачем вообще нужны в подземном городе крыши, да еще такие прочные, пока не увидел, как со свода сорвался обломок сталактита, ударился о медную крышу и, отлетев, упал на мостовую.

Система освещения в городе была такая же, как в доках, – бесконечные ряды шаров, внутри которых светилась желтая жидкость.

Наконец из лабиринта узких улочек профессор и его зловещий спутник вышли на огромную площадь, которую можно было назвать и парком – она была засажена странными светящимися деревьями и причудливыми кустами самых невероятных форм. В центре площади-парка возвышалось громадное восьмиугольное здание, увенчанное похожей на пагоду крышей; шпиль пагоды почти касался свисавших со свода пещеры сталактитов. Нижняя часть здания была построена из красного камня, а верхняя покрыта пластинами блестящего желтого металла и опоясана светящимися шарами. Металл отражал их свет так ярко, что одни эти блики запросто освещали полгорода и даже свод пещеры.

Профессора втолкнули в дверь, и он спустился по спиральному пандусу в тускло освещенный зал. Там находилось несколько лунян – одни желтокожие, другие с белой кожей, но на всех были ошейники, прикрепленные к кольцам, вделанным в стену. Эдерсона подтолкнули к одному такому кольцу, и дюжий тюремщик без особой деликатности защелкнул на его шее металлический ошейник.

– Накорми этого жалкого червя, – сказал тюремщику Лин Чинь, – и, когда он поест, доложи мне.

Здоровяк отдал честь, и Лин Чинь ушел. Тюремщик тоже вышел и, вернувшись, сунул профессору миску и чашку. В миске оказались ломтики вареных грибов, жесткие, как кожа, но вполне съедобные, а в чашке – вода с легким привкусом щелочи.

Эдерсон давно уже мучился от голода и жажды и покончил со своей скудной трапезой задолго до того, как Лин Чинь явился за ним.

– А теперь, гнусное отродье гусеницы, – сказал Лин Чинь, злорадно дернув цепь, которую тюремщик отстегнул от кольца в стене, – теперь ты узнаешь, какая участь ждет тех, кто смеет обманывать слуг всемогущего Пань Ку.

Эдерсона, полузадохнувшегося в тесном ошейнике, поволокли вверх по спиральному пандусу и долго тащили по бесчисленным коридорам и переходам. Наконец его привели к огромной ромбовидной двери, возле которой стоял Кван Цу-хан. Охраняли дверь двое солдат в доспехах и со странными копьями, наконечники которых напоминали зубья циркулярной пилы. На поясе у каждого стражника слева висел меч, а справа – излучатель.

Хан ждал до тех пор, пока пышно разряженный мажордом не позволил ему войти. Тогда он взял цепь из рук Лин Чиня и потащил профессора за собой в огромный, ярко освещенный аудиенц-зал. Стены зала были щедро изукрашены барельефами, на которых изображались сцены охоты или батальные сцены – на этих барельефах было в достатке и круглотелых лунян, и драконов, и прочих диковинных тварей.

В дальнем конце зала возвышался массивный трон, и на нем восседал, уложив огромный живот между тощих колен, сам Пань Ку, правитель желтокожей лунной расы. Справа и слева от помоста стояли телохранители, пышно разодетые придворные и слуги в ливреях.

Хан подвел своего пленника к трону, упал на колени и прижался лбом и ладонями к полу.

– Поднимись, Кван Цу-хан, – велел Пань Ку. – Кого это ты привел?

– О повелитель вселенной, – отвечал Кван Цу-хан, – я доставил первого пленника с Ду Гона.

– Ты слегка ошибся, Кван Цу-хан, – сказал Пань Ку, дергая себя за висячий ус и хихикая. – Ты доставил второго пленника с Ду Гона. Первый уже закован в цепи и ждет, когда же мы наконец соизволим придумать для него казнь достаточно мучительную – соответственно его преступлениям.

– Пленник с Ду Гона? Твой смиренный раб молит о снисхождении, о король вечности, ибо он ничего не понимает.

– Это не важно, – ответил Пань Ку. – Мы позаботимся о пленнике, которого ты привел. Твой доклад может подождать, хотя я вижу, что ты был ранен, и знаю, что два других шара не вернулись из полета. Покончим вначале с этим пленником. Кто он такой?

– Этот ничтожный микроб, называющий себя Ам Ерик-хан, свалился на мостик нашего шара с корабля дугонцев, который мы уничтожили, и был захвачен в плен одним из моих людей. Когда мы прибыли в столицу страны, где обитают потомки твоего светлейшего предка, о повелитель, он бросил записку кому-то в толпе туземцев, собравшихся под шаром. Вскоре после того, когда мы вели тайные переговоры с властями этой страны, начался бунт, и одиннадцать наших людей были убиты. Твой ничтожный раб едва уцелел благодаря тому, что его сочли мертвым и бросили. Человек из той страны по имени доктор Ву, хранящий верность вашему величеству, тоже был сочтен мертвым, но, чувствуя себя немного лучше, чем твой слуга, помог ему вернуться на шар. Отомстив мятежному городу, мы отправились в другое полушарие Ду Гона, где…

– Эта часть твоего рассказа может подождать, Кван Цу-хан, – перебил Пань Ку. – Полагаю, ты считаешь этого Ам Ерик-хана виновником мятежа в землях наших бывших союзников?

– Твоя мудрость, о единственный наместник великого Солнечного Бога, так же блистательна и всепроникающа, как его лучи.

Пань Ку гневно уставился на профессора.

– Что ты скажешь в свою защиту, Ам Ерик-хан? – осведомился он.

– Ничего, – ответил Эдерсон.

– Ты видишь, о светоч познания? Этот мерзейший прародитель червей признает свою вину!

– Вижу, – проворчал Пань Ку. – Эй, Цзен-хан! Отведи пленника в пыточную камеру и казни его водой.

Лунянин, которого звали Цзен-хан, выступил вперед и взял цепь пленника из рук Кван Цу-хана. Хотя его длинные редкие усы были совсем седыми, а сморщенное пергаментное лицо выдавало почтенный возраст, двигался он живо и явно был силен. Волоча за собой приговоренного, он садистски ухмыльнулся, и эта ухмылка обнажила один-единственный клык в верхней челюсти и целых два в нижней.

Услышав свой приговор, профессор Эдерсон ожидал медленной, мучительной смерти от равномерно падающих на голову капель воды, а потому был изумлен, узнав, что означают на Луне слова «казнь водой».

Его провели через большой зал пыток, где стенали и кричали многочисленные жертвы Пань Ку, и ввели в закуток, где двое лунян, следуя указаниям Цзен-хана, сняли с землянина ошейник и усадили в массивное металлическое кресло, намертво привинченное к полу. Эти двое принадлежали к палачам Пань Ку, и, как и было заведено в их достойном кругу, их лица были разрисованы красно-синими кругами и полосами, что придавало им еще более зловещий вид.

Крепко-накрепко привязав профессора к креслу, они измерили его голову и принесли металлический шлем с кольцом на макушке. Шлем так тесно охватил голову Эдерсона, словно был сделан по мерке. Под подбородком продели металлическую полосу и плотно застегнули за ушами. Затем через два шкива, свисавшие с потолка, продели металлический трос с крюками на концах. Один шкив был прямо над головой Эдерсона, другой футах в трех перед ним.

Крюк на одном конце троса продели через кольцо на макушке шлема. Затем палач подвесил на другом крюке большой цилиндрический сосуд с воронкообразным горлом и ручкой сверху, как у корзины.

Когда все было готово, Цзен-хан повернул кран, и в сосуд упала капля воды. Палач наблюдал за ее падением, засекая на хронометре время, когда упала вторая капля. Он подкручивал кран, пока не добился нужного ритма падения капель. Тогда он отпустил помощников и ухмыльнулся профессору своей беззубой жестокой ухмылкой.

– Прощай, о порождение слизкого червя, – сказал он. – И в своем долгом и мучительном умирании размышляй о том, как глупо противопоставлять свою ничтожную волю воле повелителя вселенной.

Профессор, даже если б и хотел, не смог бы ему ответить – вес сосуда так высоко оттянул шлем и металлическую полосу, подпиравшую подбородок, что произнести хоть слово было невозможно. Мышцы шеи терзала острая боль. Чтобы хоть как-то отвлечься от нее, Эдерсон пытался размышлять – все равно, о чем.

С помощью наручных часов он подсчитал, что каждую минуту в сосуд падает одна капля. Сколько же смогут выдержать его связки и мышцы? Сколько он еще проживет?

Глава 19

ТЕМНИЦЫ МРАКА

Когда Тед Дастин, рухнувший вместе с капсулой в недра Коперника, начал приходить в себя, первым его ощущением было странное мерное раскачивание.

Он открыл глаза и увидел широкую спину солдата в доспехах, на плече которого покоился конец шеста. Другой конец нес на плече солдат, шагавший позади, а посередине, в сети, привязанной к шесту, болтался и раскачивался сам Тед. По обеим сторонам от него шагали еще два солдата с зубчатыми, как циркулярная пила, копьями, мечами и излучателями у пояса. Кроме того, до Теда доносилось лязганье еще множества солдатских шагов, а впереди всех гордо вышагивал офицер в безвкусно разукрашенных доспехах.

Еще Тед заметил, что его несут через диковинный сад, где росли светящиеся деревья, травы и кусты, прямо к высокому восьмиугольному зданию, увенчанному крышей в виде ослепительно блистающей золотой пагоды.

Наконец шествие остановилось перед широкой лестницей, которая вела к огромной ромбовидной двери. На нижней ступени, окруженной придворными, рабами и слугами, стоял тучный круглотелый лунянин, в котором Тед узнал Пань Ку.

По команде офицера Теда опустили на землю. Двое солдат, которые несли пленника, с двух сторон подхватили его под мышки, рывком подняли на ноги и подтащили к монарху.

– О наместник великого Солнечного Бога, – нараспев затянул офицер, – я доставил тебе живым гнусного дугонского ублюдка, который уничтожил экспериментальный излучатель.

– Клянусь священными костями моих божественных предков! – воскликнул Пань Ку и уставился на Теда глазами-щелочками, которые утопали в пухлых щеках, и слегка дернул себя за длинный ус – Если доктор Ву представил нам верное описание, то перед нами не кто иной, как выскочка, именующий себя Тедом Дастином!

– А если я не ошибаюсь, – отвечал Тед с усмешкой, – ты и есть Пань Ку, напыщенный осел, именующий себя повелителем вселенной?

– О скользкий червь, плюгавая дугонская личинка! – прорычал Пань Ку. – Думаешь, ты сослужил большую службу своим сородичам, уничтожив мой излучатель? Да будет тебе известно, что я через пять ваших дней завершу строительство другого излучателя, в десять раз мощнее! Конечно, ты мог бы уничтожить и его, но теперь ты избавил меня от необходимости демонтировать опытный образец.

– Всему свое время, – отвечал Тед с самоуверенностью, которой на самом деле не испытывал.

– Что касается твоей смерти, – продолжал Пань Ку, пристально вглядываясь в пленника в поисках признаков страха на его лице, – я еще подумаю над этим. Ты разрушил Ур, ты бросил мне вызов, ты пытался сокрушить меня, уничтожив малый экспериментальный излучатель. Мне доставит немалое удовольствие придумать казнь, которая будет соответствовать твоим преступлениям.

Он повернулся к офицеру, который доставил пленника, и приказал:

– Отправить его в Темницы Вечного Мрака!

Теда поволокли по коридорам нижнего этажа дворца – через залы пыток, где жертвы кричали от немыслимой боли, а разрисованные палачи смеялись над их мучениями, протащили вниз по спиральному пандусу, тускло освещенному шариками со светящейся желтой жидкостью. Пандус казался бесконечным – так глубоко уходил он в сырое темное чрево горы.

Наконец, когда молодому ученому уже стало казаться, что они спустились самое меньшее на милю, двое солдат, которые тащили его, остановились, повинуясь резкому оклику Шагавшего впереди офицера.

Офицер зажег фонарь на шлеме-пагоде и первым нырнул в черный провал в стене коридора, а за ним последовали солдаты и пленник.

Они очутились в пещере, явно вырубленной в скалах человеческими руками. В стенах пещеры были прорублены туннели. Офицер нырнул в один из них – туда, где с каждым шагом все сильней и омерзительней воняло тухлятиной.

Вскоре туннель заметно расширился, и Теду стала ясна причина этой нестерпимой вони – случайно прислонившись к нише, вырубленной в скальной стене, он наткнулся на скользкий гниющий труп, прикованный за ошейник к кольцу в стене таким образом, что при жизни этот человек не мог ни встать, ни лечь – только сидеть на корточках.

В нишах по обе стороны коридора виднелись другие трупы в самых разных стадиях разложения – некоторые умерли совсем недавно, другие уже превратились в скелеты. Дно ниш и пол туннеля были выстланы человеческими костями и солдаты Пань Ку равнодушно шагали прямо по ним или ударом ноги отшвыривали их прочь с дороги.

Вдруг из мрака впереди донесся жуткий вопль, перемежавшийся взрывами хохота, от которого кровь стыла в жилах:

– Айя-а-а! Ха-ха-ха! Люди и свет! Свет и жизнь! Мрак и смерть! Ха-ха-ха!

– Тело Шен Хо еще живо, – шепотом сказал один солдат другому, – но разум его уже мертв.

– А ведь при жизни то был могучий разум, – отозвался второй. – Ничтожный ум не вернул бы нам зеленый луч наших предков.

– Да, но лишь глупец осмелился бы перечить Пань Ку повелителю вселенной, – возразил первый.

– Все мудрецы бывают глупы, – был ответ.

В эту минуту Тед увидел безумца – тот сидел на корточках в своей нише, пропуская жидкую седую бороденку сквозь костлявые скрюченные пальцы. На его изможденном теле еще сохранилось несколько лоскутков одежды – судя по всему, сделанной из самых дорогих тканей, в которые обряжалась придворная знать.

– Айя! – завопил безумец. – Еще одна жертва мрака!

Офицер остановился, разглядывая нишу напротив безумного старика. К стене ниши привалился скелет, обряженный в грязные клочья былой одежды, и белый череп все еще покоился в металлическом ошейнике, который короткой прочной цепью был прикован к стене.

– Подойдет, – сказал офицер и одним пинком отправил в угол гнилые кости, вытряхнув череп из ошейника.

– Я оставляю тебя в достойной компании, о мудрый глупец с Ду Гона, – сказал офицер, пряча ключ. – Мертвецов, которые были когда-то храбрыми воинами и могучими ханами, и безумца, который когда-то был мудрее и могущественнее всех ханов. Прощай.

Сидя на корточках, Тед взглядом следил за тем, как удаляется, тускнея, фонарь на шлеме-пагоде офицера. Наконец и этот слабый свет погас, и землянин остался в полной темноте.

Тогда он потянулся рукой за спину – его скафандр застегивался сзади чем-то вроде земной «молнии». Только бы снять скафандр – а уж там он избавится от цепи и ошейника и сможет побороться за свою жизнь. Под скафандром, на поясе придворного одеяния, остались кобуры с Д-пистолета-ми, которые Тед забыл снять, когда принял внезапное решение лететь к Копернику.

Он растерялся, обнаружив, что «молнию» заело. Как ее земные сестрицы, она работала отменно, пока все было в порядке, но стоило ее чуть-чуть повредить – и ее упрямство становилось непобедимым. Видимо, его «молния» сломалась, когда он рухнул вместе с капсулой в кратер. Тед возился с упрямицей больше двух часов, но наконец сдался, осознав безнадежность этого сражения.

Вскоре его осенила новая идея, и он принялся оттягивать и дергать на правом боку пушистую оболочку скафандра. Если б только ему удалось проделать достаточно большую дыру и добраться до кобуры, прижатой к бедру! Со всем остальным он бы управился в два счета. Материал скафандра оказался, однако, таким же упрямым, как и застежка, – в его грубые волокна были вплетены тончайшие металлические, необыкновенно прочные нити. Тед без особой надежды воевал с этими нитями, когда безумец из ниши напротив, все это время молчавший, подал голос.

– Кто ты, белый человек? – спросил он.

Удивленный тем, как спокойно, без малейших признаков безумия прозвучал этот вопрос, Тед ответил:

– Меня зовут Тед Дастин.

– Странное имя, – пробормотал Шен Хо. – Из какой части Ма Гона ты происходишь?

– Я с Ду Гона, – отвечал Тед.

– С Ду Гона? Ты ли безумен или я безумен настолько, насколько это изображаю? Если ты с Ду Гона, как ты попал сюда?

– В космическом корабле.

– Ты ученый?

– Да.

– Я тоже. Я открыл секрет зеленого луча, созданного нашими предками и на тысячи лет забытого. Я хотел использовать этот луч для защиты, но Пань Ку решил сделать его оружием для нападения. Я был против, и вот почему я здесь – уже больше года. Пань Ку давно бы казнил меня мучительной смертью, если бы не думал, что в будущем ему может понадобиться сила моего разума. Мне не для чего жить, а потому я притворяюсь безумцем в присутствии стражников, надеясь, что меня приговорят к казни и я буду избавлен от этого мучительного существования – этой смерти при жизни. Почему Пань Ку отправил тебя сюда?

– Я его пленник, – ответил Тед и рассказал Шен Хо все, что случилось с тех пор, как он запустил свой снаряд на Луну. Для него было облегчением, что есть с кем поговорить в этой вони и темноте.

– Сколько странного и удивительного может случиться за один год, – проговорил Шен Хо, когда Тед закончил свой рассказ. – И подумать только, что Пань Ку применил для войны не только мое изобретение, но и изобретения моих младших братьев! Мой брат Вен Хо, который пятью годами моложе меня, изобрел летающий шар. Мой брат Фен Хо, который семью годами моложе меня, изобрел снаряды со сверхмощной взрывчаткой и пушку для стрельбы этими снарядами. Мы, мужчины из рода Хо, отдали свою жизнь и свой талант, чтобы наш народ жил в мире. Но Пань Ку решил иначе, а его слово – закон.

– Он заключил в темницу и твоих братьев? – спросил Тед.

– Их приговорили прозябать в этих темницах в то же время, что и меня, – отвечал Шен Хо, – но всех нас приковали в разных туннелях. Я даже не знаю, живы они или уже мертвы.

– А если б тебе подвернулся случай бежать, что бы ты сделал?

– Первым делом я бы отыскал своих братьев и попробовал бы их освободить или же убедился бы, что они живы. А потом я отправился бы искать Пань Ку.

– А дальше?

– А дальше – если того пожелает Солнечный Бог, Пань Ку умрет.

– У меня есть устройство, с помощью которого я сумел бы убежать, но я не могу до него добраться, – сказал Тед и объяснил природу и местоположение своего оружия. – Если б только я смог добраться до пистолетов, я уничтожил бы наши цепи. И тогда мы смогли бы помочь друг другу.

Шен Хо ненадолго умолк. Потом он воскликнул:

– Я знаю, как это сделать!

– Как?

– При постоянном трении человеческие зубы могут перегрызть эту проволоку.

– Но не могу же я грызть собственное бедро! – возразил Тед. – Это не годится.

– В твоей нише полно черепов, – отозвался Шен Хо, – а у них тоже есть зубы.

– Верно! – воскликнул землянин. – Недаром же у нас, на Ду Гоне, говорят, что ум хорошо, а два лучше.

– А когда сотрутся зубы одного черепа, – добавил Шен Хо, – ты убедишься, что два-три черепа – тоже неплохо. На тот случай, если у тебя иссякнет запас черепов, в моей нише их предостаточно.

Пошарив в кромешной тьме вокруг себя, Тед наконец нащупал череп, оторвал у него нижнюю челюсть и принялся тереть ею оболочку скафандра на правом бедре. Проволочки оказались даже прочнее, чем он предполагал, и, как и предсказывал Шен Хо, зубы мертвеца быстро пришли в негодность. После нескольких часов кропотливой работы Тед истер до основания нижнюю челюсть и принялся работать верхней. Это орудие почти стерлось, едва поцарапав оболочку скафандра, когда в глубине коридора замерцал вдруг тусклый огонек.

– Это раб несет нам пищу и воду, – прошептал Шен Хо. – Прерви свою работу, пока он не уйдет. Я, как всегда, буду притворяться сумасшедшим.

Тед положил череп на дно ниши и привалился к стене, а Шен Хо вопил и хохотал до тех пор, пока по всей пещере не раскатилось эхо его воплей.

Раб, желтокожий округлый лунянин с прикрепленным ко лбу фонарем, в длинной мешковатой рубахе из грубой ткани и в соломенных сандалиях, поставил перед пленниками по миске вареных грибов и по большой чашке с водой. Вонь, стоявшая в непроглядной темноте пещеры, не слишком способствовала аппетиту, но Тед, давясь, съел и выпил все без остатка – кто знает, когда еще ему достанутся еда и питье?

Когда пленники закончили свою скудную трапезу, слуга забрал миски и чашки и удалился, оставив их в полной темноте.

Тед подобрал череп, который приметил еще во время еды, оторвал нижнюю челюсть и снова принялся за дело. Удостоверившись, что раб отошел достаточно далеко, чтобы он мог что-то услышать, Тед спросил Шен Хо, как часто кормят узников.

– Раб приходит один раз за полный оборот вашей планеты, – ответил ученый. – Наш мир так медленно вращается вокруг своей оси, что мы используем для счета времени обращение вашей планеты. Конечно, у нас есть часы, но Ду Гон – это гигантский хронометр в небе, по которому мы подводим и сверяем свои часы. Когда меня бросили сюда, у меня были часы, но они сломались, и я отдал их рабу в обмен на несколько порций еды – получше, чем обычно дают здесь. Очень скоро после этого раба приковали здесь, в той самой нише, которую сейчас занимаешь ты. Проклиная меня, он рассказал, что его поймали с моими часами и под пытками вырвали у него признание в том, что он совершил со мной сделку. Будучи суеверным, он очень скоро умер от страха, и это его скелет пнул солдат, его череп вытряс из ошейника, прежде чем приковать тебя здесь…

Со времени этого разговора четыре раза приносили еду – стало быть, прошло пять дней. Тед израсходовал все черепа в своей нише и теперь трудился с верхней челюстью последнего черепа, который сумел перебросить ему Шен Хо. Он разорвал уже немало проволочек в оболочке скафандра, но все никак не мог добраться до пистолета.

Вдруг в туннеле вспыхнул свет, гораздо ярче, чем обычный фонарь раба. По пещере разнеслось эхо от лязга металла и тяжелой поступи солдат в доспехах.

– Куда сунули ничтожного дугонского червя? – спросил кто-то.

– Офицер сказал, что он далеко в глубине коридора, ваше превосходительство, – отвечал второй голос.

– Я узнаю этот первый голос, – прошептал Шен Хо. – Это жестокий Цзен-хан пыточных камер. С ним четверо его разрисованных палачей. Поторопись, Тед Дастин, или ты обречен.

Тед яростно скреб последние проволочки, отделявшие его от пистолета. Несколько проволочек лопнули, и он сунул было руку в отверстие, но оно оказалось чересчур узким.

– Поспеши! – воскликнул Шен Хо. – Они уже вот-вот будут здесь!

Стиснув череп обеими рукам, Тед в безумной спешке скреб и дергал скафандр, а шаги и лязг металла между тем неумолимо приближались. Лопнуло еще несколько проволочек, но отверстие все равно оставалось слишком узким.

Он и дернуться не успел, когда в коридоре, садистски ухмыляясь, появился Цзен-хан в сопровождении четверых мускулистых разрисованных палачей. И тогда Шен Хо завыл и захохотал, бормоча о свете и жизни, о тьме и смерти.

Глава 20

ЛОВУШКА

Сложив руки на своем необъятном животе, Пань Ку откинулся на мягкую спинку трона и равнодушно взирал на мажордома, распростертого ниц перед ним. Прижав к полу лоб и ладони, тот ожидал разрешения говорить.

– Кто тот ничтожный, что осмелился прервать наши размышления? – осведомился Пань Ку.

– О божественный повелитель вселенной, – отвечал мажордом, – Кай Ло, хан разведчиков, нижайше молит о дозволении сообщить важные новости.

– Пусть войдет, – велел Пань Ку. Затем он повернулся к доктору Ву, стоявшему по правую руку от трона – китаец получил множество милостей от монарха, которого почти обожествлял. – Полагаю, – сказал Пань Ку, – он сообщит мне, что белокожая принцесса готовится штурмовать город. Я узнал об этом еще пять дней назад, когда мои лазутчики в Улту донесли, что она заключила союз с дугонским червем по имени Роджер Сэндерс.

Кай Ло-хан, коренастый, с овальным телом и тощим хитрым лицом, вошел в зал и упал ничком перед троном.

– Говори, – приказал Пань Ку.

– О образец мудрости и источник власти, – проговорил Кай Ло-хан, – армия принцессы Мэйзы окружила Бейлон. При ней сто тысяч нак-каров и пятьсот тысяч пехотинцев.

– Глупец! – прогремел Пань Ку. – Я знал все это еще пять дней назад и готов к этому.

– Но, ваше величество, это еще не все. Она выслала к западным воротам отряд – вести переговоры.

– Ага! Она желает переговоров. Ну так ступай к воротам и принеси нам ее послание.

Кай Ло-хан опять пал ниц перед троном и, встав, поспешно удалился.

Прошло не больше двадцати минут, когда он вернулся и снова пал ниц перед Пань Ку.

– Я принес послание принцессы, о наместник Солнца, – сказал он, показывая свиток.

– Прочти его, – приказал Пань Ку.

Кай Ло-хан развернул свиток, откашлялся и прочел:

– «Ее высочество Мэйза ан Ма Гон – его королевскому величеству Пан Ку ан Бейлон. Приветствую тебя! Отдай мне человека по имени Тед Дастин живым и невредимым, и Бейлон уцелеет. Если откажешься, моя армия сотрет его с лица Луны.

Мэйза ан Ма Гон».

– Передай ей, что Тед Дастин сегодня же примет лютую смерть в кипящем масле! – прервал Пань Ку. – Передай, что мы готовы к штурму и что…

– Прости меня, о могучий и справедливый повелитель вселенной! – вмешался доктор Ву. Придворные воззрились на китайца с изумлением и ужасом, полагая, что монарх сейчас велит казнить его за безрассудство, но доктор Ву, не дрогнув, продолжал: – Позволь твоему ничтожному рабу с Ду Гона предложить некий план.

– Говори, – повелел Пань Ку.

– Будет ли угодно вашему величеству заполучить белокожую принцессу в качестве пленницы?

– Ничто иное не доставило бы мне такой радости, – отвечал Пань Ку. – Цзен-хан, присутствующий здесь, быстро убедил бы ее стать моей супругой, не так ли, о мой хан пыточных камер?

– Разумеется, о король столетий, – если только она окажется так глупа, что ее придется убеждать, – с поклоном ответил Цзен-хан.

– После чего, – продолжал Пань Ку, – имея в своем распоряжении ее армию и казну, я легко привел бы под свою непреклонную длань и Ду Гон, и Лю Гон. Но каков же твой план, доктор Ву?

– Из послания принцессы, – сказал коварный китаец, – очевидно, что она любит этого Теда Дастина. Так что если бы самого пленника – или человека, похожего на него, – выслали за ворота, принцесса не упустила бы возможности поговорить с ним.

– Весьма вероятно, – согласился Пань Ку.

– А потому я предлагаю, – продолжал хитрец, – выбрать из белокожих пленников человека одного роста с Тедом Дастином, одеть его в скафандр и прозрачный шлем, какие носят в Улту. Затем отправь послание принцессе и сообщи, что выставляешь Теда Дастина своим посланцем на мирных переговорах, которые должны состояться на полпути между западными воротами и передовой линией ее армии. Потребуй, чтобы ее сопровождали десять воинов, и столько же стражников будет сопровождать «Теда Дастина». Вдоль городской стены на удобных точках можно расставить солдат с излучателями, чтобы по условленному сигналу они завесой зеленых лучей отрезали принцессу от ее воинства. Это помешает ей отступить, а ее солдатам – прийти ей на помощь. Между тем легко можно будет уничтожить охрану принцессы, а ее самое захватить в плен.

– Что ты думаешь об этом плане, Кай Ло-хан? – спросил монарх.

– Он кажется мне осуществимым, о сиятельный брат Солнца, – осторожно ответил тот.

– А ты, Цзен-хан?

– Думаю, что он увенчается успехом, о владыка миров, – отвечал хан пыточных камер.

– Попробуем, – решил Пань Ку. – Ты, Цзен-хан, возьмешь белокожего пленника и оденешь его в ултуанский скафандр – из тех, что мы захватили вместе с отрядом наземных разведчиков белой принцессы. Ты, Кай Ло-хан, пойдешь к Чу Яну, хану моего войска, известишь его о нашем плане и проследишь, чтобы он расставил на стенах солдат с излучателями и приготовил десятерых охранников, чтобы провести пленника в условленное место. Я сейчас же отправлю гонца с посланием для принцессы. Цзен-хан, когда ты подготовишь пленника, который будет изображать ученого дугонца, можешь взять из Темниц Вечного Мрака самого Теда Дастина и умертвить его в кипящем масле. Я хотел отложить его казнь и продлить его мучения, но, поскольку нам может оказать визит прекрасная принцесса, которая так глупа, что полагает, будто влюблена в него, пускай он побыстрей и навсегда исчезнет из ее жизни. А теперь – ступайте.

На опушке светящегося леса, который рос неподалеку от Бейлона, Мэйза, сидя в седле большого боевого нак-кара, с нетерпением ожидала ответа Пань Ку на свое послание. На ней были скафандр и шлем из серебристого сияющего металла, к поясу, охватившему тонкую талию, были прицеплены меч и излучатель. Рядом с ней, в таких же доспехах, сидел в седле пожилой Вэнибл-хан.

Перед принцессой стояли ее пехотинцы, и новые их отряды все время подходили из арьергарда и занимали свои места на позициях. Войска принцессы осадили город. Воздушная кавалерия уже развернулась для атаки, и огромные фургоны с продовольствием, которые тащили неуклюжие бескрылые драконы, грохоча колесами, откатывались назад.

– Пань Ку долго размышляет над ответом, ваше величество, – заметил Вэнибл-хан.

– Может быть, он и не собирается отвечать, – отозвалась Мэйза. – Тем не менее он отнесся с должным почтением к моим парламентерам.

– Я бы не питал большой надежды на то, что Тед Дастин жив, – сказал Вэнибл-хан. – Чудом было бы и то, что он мог ускользнуть от зеленых лучей, когда атаковал гигантский излучатель, но чтобы он попал в руки Пань Ку и тот сохранил ему жизнь… В это просто невозможно поверить.

– И все же я буду верить, пока не смогу убедиться в обратном, – ответила Мэйза. – Я чувствую, что он жив. – Она прижала ладонь к сердцу.

Нак-кар изящно скользнул над вершинами деревьев и приземлился на опушке. Всадник спешился, подбежал к Мэйзе, сидевшей в седле, поклонился и протянул ей свиток.

– Послание от Пань Ку! – торжественно провозгласил он. Принцесса жадно выхватила у него из рук свиток, развернула и поспешно пробежала глазами.

– Он жив! Тед Дастин жив!

– И Пань Ку отдаст его без борьбы? – спросил Вэнибл-хан.

– Я прочту тебе послание, – ответила она. – «Его императорское величество Пань Ку ан Ма Гон ту Ду Гон – ее королевскому высочеству принцессе Мэйзе ан Улту. Если ты пожелаешь встретиться с Тедом Дастином лично, он сообщит тебе условия, которые я предлагаю. Он пройдет полпути от ворот до линии твоего войска, сопровождаемый десятью стражами, которые прикончат его при первом признаке измены. Встречай его там пешей, с десятью пешими воинами, и, возможно, мы придем к соглашению. Пань Ку ан Ма Гон ту Ду Гон».

– Правитель Бейлона присвоил себе несколько весьма пышных титулов с тех пор, как обзавелся зеленым лучом и летающими шарами, – заметил Вэнибл-хан. – Император Ма Гона и Ду Гона, надо же! Если бы слова могли творить чудеса, он в один миг стал бы повелителем всех планет Солнечной системы и самого Солнца. И к тому же он оскорбительно назвал ваше высочество «повелительницей Улту», игнорируя более высокий титул.

– Я пока не обращаю на это внимания – чтобы спасти Теда Дастина, – ответила Мэйза.

– Но ваше высочество! – запротестовал престарелый ученый. – Неужели вы не понимаете, что этот раздувшийся монстр заманивает вас в ловушку и приманка – человек, которого вы любите?!

– Ловушка или нет, а я пойду на это.

– Ваше высочество, умоляю вас, не делайте этого! Ради Улту…

– Довольно! – отрезала Мэйза. – Условия кажутся мне достаточно честными – невозможно, чтобы это была ловушка. Со мной будут десять моих воинов, и они, если понадобится, справятся с десятью стражниками Теда Дастина. Я буду в виду и пределах досягаемости излучателей моего войска. Им будет приказано прикрыть меня лучевой завесой при малейшем признаке нечестной игры.

– Но ваше высочество…

– Ни слова больше! Я оставляю войско на твое попечение. Если я не вернусь или если меня убьют или схватят, тотчас же штурмуй город и не отступай до тех пор, пока Бейлон не будет превращен в пыль. Прощай, мой достойный хан и старинный друг!

Убитый горем, Вэнибл-хан опустил голову в прощальном поклоне, и слезы потекли по его морщинистым щекам. Когда он поднял затуманенные глаза, нак-кар, уносивший его юную, дорогую его сердцу повелительницу, уже исчезал над верхушками деревьев.

Приземлившись у самой передовой линии своего войска, Мэйза спешилась, бросила поводья подбежавшему солдату и подозвала к себе молодого офицера, который тотчас же бросился к ней и поклонился.

– Выбери немедленно десятерых храбрейших твоих воинов, – приказала принцесса. – Они отправятся со мной на переговоры, на полпути между передовой линией и городскими воротами. Прикажи солдатам на передовой, чтобы приготовились защитить меня лучевой завесой – если заметят малейший признак измены.

Она смотрела на ворота, ожидая, пока молодой офицер отберет для нее спутников. Один за другим солдаты выстраивались за принцессой.

Наконец ворота открылись, и из них вышел человек, похожий ростом и фигурой на Теда Дастина, а с ним – десять солдат Пань Ку. В последний раз Мэйза видела Теда в скафандре, какой надевали ее подданные, а этот человек был одет именно так. Сердце ее затрепетало от радости, и, когда она двинулась вперед, сопровождаемая своими десятью спутниками, навстречу человеку, которого любит, у нее не было ни малейшего сомнения, что это настоящий Тед Дастин.

Однако когда они подошли ближе, Мэйзе почудилось, что что-то не так, что-то неправильно… Что же? Ах да, походка!

Этот человек не шагал длинными скользящими шагами землянина, чьи мускулы, привыкшие к высокой гравитации, волей-неволей уносили его при каждом шаге дальше, чем самого сильного лунянина. Кроме того, если Тед чувствовал то же, что и она, он спешил бы ей навстречу и тогда передвигался бы мощными прыжками, на которые только он и был способен.

На миг принцесса замедлила шаг, борясь с сомнениями… но потом ей пришло в голову, что Тед, быть может, просто вынужден примериваться к шагам своих охранников. В конце концов, этот человек того же роста, сложения, в том же скафандре…

Когда до встречной процессии осталось не больше пятидесяти футов, Мэйза напрягла зрение, пытаясь различить лицо Теда за прозрачным шлемом. Однако фосфоресцирующее свечение леса на таком расстоянии было уже довольно тусклым, а желтые огни города скорее мешали, чем помогали Мэйзе – свет бил ей в глаза, совершенно не освещая лица идущего навстречу ей человека.

Между ними оставалось двадцать футов, и, если Мэйза не могла разглядеть его лицо, уж он-то, находясь в более выгодном освещении, разглядит ее первым…

И вдруг он закричал:

– Бегите, ваше высочество, бегите! Это ловушка!

Мэйза тотчас узнала и лицо, и голос. Это был один из ее разведчиков, которого считали погибшим в сражении с летающими шарами.

Тотчас же зеленый луч охранника разрубил пленника пополам.

Мэйза выхватила свой излучатель, и убийца исчез во вспышке слепящего пламени. Ее спутники молниеносно выхватили оружие, но и девять солдат Пань Ку были уже наготове. Началось диковинное фехтование – великолепное, но оттого не менее страшное зрелище: алые лучи скрещивались с зелеными, зеленые отражали атаки алых.

В тот же миг с городских стен хлестнула зеленая завеса, а от передовой линии ултуанских войск брызнула алая. Там, где лучи сталкивались, они нейтрализовали друг друга, и тем не менее зеленых лучей оставалось достаточно, чтобы образовать треугольник, который не давал отступить Мэйзе и ее небольшому отряду – точно так же, как треугольник алых лучей преградил путь к отступлению солдатам Пань Ку.

Один из воинов Мэйзы рухнул, превращенный в ничто зеленым лучом, но, погибая, он прихватил с собой противника, и тот исчез в слепящей вспышке. Затем луч со стены вдруг переместился на сражающихся и уничтожил троих белокожих воинов. Их осталось семеро, включая Мэйзу, – против восьмерых врагов. Видя, что перевес на их стороне, желтокожие луняне удвоили натиск. Белые воины отчаянно отбивались, и скоро в живых остались только Мэйза и один из солдат Пань Ку.

В искусстве фехтования лучами принцесса могла сравниться с любым опытным воином ее армии, но очень скоро она поняла, что такой искусный противник ей давно не встречался. Его тактика тем не менее была чисто оборонительной: он старался обезоружить принцессу, а не уничтожить. Видимо, ему приказали взять ее живой. Он делал обманные движения, притворяясь, будто хочет сбить ее лучом, но ни разу не направил его прямо на ее тело. Мэйза решила воспользоваться этим. Она притворно отвела подальше руку с излучателем – приманка, на которую невозможно было не попасться. Противник заглотал наживку и на миг ослабил защиту – лишь на миг, но алый луч ударил его в грудь и уничтожил.

Пока шел этот поединок, воины Мэйзы бросились ей на помощь. А из ворот навстречу им хлынули солдаты Пань Ку. Принцесса оказалась одна посреди кипящей битвы, не в силах продвинуться дальше чем на двадцать футов в любом направлении из-за окружавшей ее лучевой завесы.

Сквозь паутину сомкнувшихся вокруг нее лучей Мэйза увидела, как над головами ее пеших воинов поднялся отряд всадников на нак-карах, и их лучи обрушились на солдат Пань Ку на стенах и у ворот. Тут и там огромные куски стены исчезали в клубах дыма, когда алые лучи прогрызали завесу зеленых.

Однако, хотя воздушная кавалерия ултуанцев и нанесла врагу немалый урон, ее потери были тяжелы. Вскоре несколько крылатых драконов остались без всадников, и еще больше были сбиты зелеными лучами. Всадники и нак-кары падали на головы солдат. Вместе с обрушивавшимися со свода камнями и обломками гигантских сталактитов – зеленые и алые лучи то и дело задевали свод – это создавало не меньшую опасность, чем сами лучи.

Когда первый отряд кавалерии был уничтожен, эту брешь немедленно заполнил второй, и битва продолжалась с удвоенной яростью.

Солдаты Мэйзы, которых поддерживали воздушные всадники, уже побеждали, когда из-за городских стен внезапно взмыли летающие шары. Они летели клином, и из них хлестали зеленые лучи – вдесятеро мощней, чем у излучателей, которыми пользовались солдаты.

Всадники на нак-карах дрались храбро, но ничего не могли поделать с неумолимо приближавшейся завесой смертоносного зеленого света. Десяти минут не прошло, как весь крылатый отряд был уничтожен. И тогда летающие шары резко устремились вниз, и их лучи непроницаемой стеной отсекли завесу алых лучей, которая защищала Мэйзу.

Тогда над воротами взмыл еще один шар и, прежде чем принцесса успела разгадать его намерения, сбросил на нее огромную сеть, которая выбила из ее рук излучатель и опутала принцессу по рукам и ногам. Затем пленницу быстро втащили на мостик и втянули в ромбовидную дверь, а шар между тем уже стремительно удалялся по направлению к го-роду. Пока двое солдат держали Мэйзу, офицер с перебинтованной головой и левой рукой на перевязи отцепил у нее с пояса меч и лишь тогда разрезал сеть.

Шар с едва ощутимым толчком опустился на землю перед огромным зданием, в котором Мэйза по рисункам и описаниям тотчас узнала дворец Пань Ку. Мостик шара уперся в выступающий балкон, оказавшийся почти на одном уровне с ним.

Офицер, выйдя на мостик, легко перемахнул через ограждение и с балкона подал знак двоим солдатам последовать за ним вместе с пленницей.

Мэйзу потащили по коридору к огромной ромбовидной двери, по обе стороны которой стояли по два вооруженных до зубов стражника.

Мажордом громкими голосом возвестил: «Ее королевское высочество Мэйза ан Улту!» – и принцесса в сопровождении двоих стражников вошла в тронный зал.

Офицер, который захватил ее в плен, подошел к трону и распростерся на полу перед своим монархом.

– Славно исполнено, Кван Цу-хан, – сказал Пань Ку. – Займи почетное место по правую руку от меня, а о твоей награде поговорим позже.

Офицер с благодарностью поклонился и встал рядом с доктором Ву, справа от трона. Пань Ку махнул рукой, и стражники подвели принцессу к трону, пали перед ним, а потом отступили на двадцать шагов.

Оставшись одна посреди зала в окружении врагов, Мэйза бесстрашно и прямо взглянула в заплывшие, горящие злорадством глазки разжиревшего чудовища на троне.

Пань Ку тяжело приподнялся и отвесил поклон – как по этикету надлежало приветствовать гостя королевской крови.

– Добро пожаловать в Бейлон, принцесса Улту, – проговорил он. – Мы несказанно благодарны за честь, которую ты оказала этим нежданным визитом.

– Что ты сделал с Тедом Дастином, двуличная тварь? – гневно спросила Мэйза.

Пань Ку небрежно поглядел на часы и злобно ухмыльнулся.

– К этой минуте, – сказал он, – двуногий червяк, именующий себя ученым, несомненно мертв – разве что его белая кожа чересчур плотная, чтобы лопнуть в кипящем масле.

Мертвенная бледность залила лицо принцессы. Мэйза покачнулась и рухнула бы на пол, если бы стражники, подскочив, не подхватили ее под руки.

Однако она тут же овладела собой и, гневно оттолкнув их руки, выпрямилась.

– Ты приказал убить Теда Дастина, – сказала она, – и тем самым подписал смертный приговор Бейлону и себе самому. Когда моя армия покончит с тобой и с твоим городом, династия Пань Ку прекратится навеки. Мой отец совершил ошибку, даровав свободу твоему отцу, и теперь я плачу за эту ошибку – но воины Улту отомстят за все.

Пань Ку встал и презрительно рассмеялся.

– Твое воинство ненадолго переживет твоего любовника, – сказал он. – Что касается Улту, сотня моих шаров вылетела туда еще до того, как началась твоя неуклюжая атака на Бейлон, с приказом захватить либо уничтожить город. Их совершенное оружие не может не победить. Ты безнадежно проиграла, принцесса, однако я вовсе не такой безжалостный и жестокий победитель, каким ты меня считаешь. Конечно, я завоеватель, а завоеватели должны быть безжалостны к своим врагам. Завоевание Ма Гона – это только первый шаг. Дальше я завоюю Ду Гон, за ним Лю Гон и, наконец, все обитаемые и необитаемые планеты, которые вращаются вокруг великого Солнечного Бога. Я стану величайшим завоевателем всех времен, ибо покорю не только народы, но и целые миры. Однако сердце мое милостиво и великодушно. Я мог бы отомстить тебе, обречь тебя на пытки и смерть, сделать тебя своей рабыней, однако я так милостив и снисходителен, что оказываю тебе честь и предлагаю стать моей супругой, чтобы вместе со мной править самой могущественной империей, какой когда-либо правил человек.

– Не трудись наносить мне это чудовищное оскорбление, – презрительно отвечала Мэйза. – Я предпочту умереть, пусть даже и под пытками.

– Ты говоришь второпях, – хладнокровно ответил Пань Ку, – и в горячке гнева. Как все женщины, ты слишком поддаешься своим чувствам. Но я не требую ответа прямо сейчас. У тебя еще будет время все обдумать. А между тем я покажу тебе то, что заставит тебя забыть о такой мелочи, как завоевание твоего народа. Иди со мной, и ты станешь свидетельницей того, как я начинаю завоевывать вселенную.

Он подал знак стражникам, и они снова с двух сторон подступили к принцессе. Вслед за Пань Ку ее вывели из тронного зала и повели вниз по коридору – к огромной овальной кабине лифта. Пань Ку, Мэйза и ее охранники вошли в кабину, и лифт стремительно понесся вверх.

Глава 21

ЗЕМЛЯ ПЕРЕХОДИТ В НАСТУПЛЕНИЕ

Роджер Сэндерс был командиром, а Бивенс пилотом мощного космического корабля – творения гениального разума Теда Дастина. Этот корабль стартовал из Чикаго через четыре дня после переговоров с Мэйзой и за день до того, как она назначила Роджеру встречу в Бейлоне.

Здания, крыши и посадочные площадки были битком набиты людьми, которые, вооружившись всем, что только сумели найти – от театральных биноклей до подзорных труб и телескопов, – ожидали старта «Луны» – именно так был окрещен корабль.

«Луна» была длиной лишь в двести футов – намного меньше, чем мощные линкоры воздушного флота Соединенных Штатов. И тем не менее она с легкостью уничтожила бы за считанные минуты все сто линкоров, которые сейчас окружили завод, чтобы проводить «Луну» прощальным салютом. За пределами этого кордона воздух кипел летательными аппаратами всех мастей, от крошечных вертолетов-такси до больших пассажирских самолетов.

В сопровождении этого многочисленного эскорта «Луна» грациозно взмыла на высоту в десять миль – предельное расстояние, на которое мог последовать за ней всякий другой летательный аппарат, – а затем взвилась в зенит на такой скорости, что не прошло и минуты, как она совершенно скрылась из глаз зрителей.

Созданная для войны, какую прежде никогда не доводилось вести землянам, «Луна» была чудом военной техники. Ее мощный атомотор мог развить скорость во много раз большую, чем любая из планет, вращающихся вокруг Солнца, – скорость настолько громадную, что человеческий глаз не сумел бы различить движения корабля.

«Луна» была снабжена двумя типами Д-пушек – для наступательных действий и для обороны. Шестнадцать Д-пушек могли уничтожить самую прочную сталь на расстоянии в двадцать пять тысяч миль, а другие вещества – на большем или меньшем расстоянии, в зависимости от их плотности. Двенадцать Д-пушек на носу и на корме имели тот же калибр и мощность, а по обоим бортам корабля стояли еще по двенадцать этих сверхмощных орудий разрушения. То, что они были укреплены на шарнирах, давало возможность направить их практически в любую сторону.

Д-пушки оборонительной системы были намного меньше и короче и вместо длинных заостренных стволов имели короткие, расширяющиеся наружу, как у старинных бомбард. Вместо того, чтобы излучать анодные и катодные лучи параллельными линиями, эти пушки выбрасывали их под широким углом – таким широким, что лучи, сплетаясь, создавали вокруг корабля незримый экран, непроницаемый для вещества, световых и энергетических излучений. Когда эта система работала, корабль мог свободно пройти сквозь летящий на огромной скорости астероид или даже малую планету, почти не почувствовав сотрясения и не боясь жара, холода или даже сильной гравитации. Солнечных лучей этот экран не отражал, но и не поглощал, а преображал в безобидное люминесцентное свечение, электрически и магнитно нейтральное, но видимое и прозрачное – этакий физический парадокс, призрак света.

При включенном экране бомбы и снаряды любого вида распались бы прежде, чем смогли достичь корабля Концентрированное излучение любой плотности, холодное или горячее, отразилось бы от него безо всякого вреда, разве что превратилось бы в мягкое призрачное свечение.

Сидя в рубке, в носовой части корабля, Роджер наблюдал за стремительно уменьшающейся Землей, а Бивенс, восседавший в кресле пилота, умело управлял полетом «Луны» к ее космической тезке. Прозрачные панели рубки обеспечивали круговой обзор.

– До чего же шустрая малютка, – заметил Роджер, поглядывая на спидометр. – Сейчас она идет со скоростью тридцать пять миль в секунду.

– И это ей вполне по силам, сэр, – отозвался Бивенс, – а ведь корабль еще не достиг предельной скорости.

– Сто двадцать шесть миль в час, – быстро подсчитал Роджер, – и скорость все увеличивается. Бог ты мой, да мы будем на месте через несколько часов – на день раньше срока! Хотя – это и к лучшему. Мы спрячемся в каком-нибудь кратере, разведаем обстановку, привыкнем к лунной гравитации и поупражняемся в прицельной стрельбе из Д-пушек. Это нам пригодится, если Пань Ку пошлет за нами парочку своих боевых шаров.

Очень скоро Роджер сказал:

– Луна уже чертовски близко. Сбрасывай потихоньку скорость, а я выберу место для посадки. Сегодня нам лучше не приближаться к Копернику. Слишком близко от места действия, и мы можем попасть в переделку раньше, чем появятся наши союзники. С другой стороны, если мы приземлимся в кратере Тихо, нас, чего доброго, примут за врагов и придется нам сражаться с войсками Мэйзы. Думаю, что самое лучшее – приземлиться на центральном горном пике кратера Питатус. Он находится как раз между Коперником и Тихо, и мы не ввяжемся в драку раньше, чем это будет необходимо. Будем держать ушки на макушке, и, если появится противник, с которым нам не захочется драться, можно спрятаться в голубой долине между Питатусом и Гесиодом.

Бивенс, который уже выучил карту Луны назубок, направил корабль к кратеру Питатус, постепенно сбрасывая скорость.

Не прошло и двух часов после старта из Чикаго, а «Луна» уже снижалась над небольшой впадиной на вершине центрального пика Питатуса.

Остаток дня прошел в тренировочной стрельбе из Д-пушек и подготовке к завтрашней битве. Ночь на этой стороне Луны по освещению мало отличалась от дня, но тем не менее офицеры и экипаж корабля отдыхали и несли вахту по земному расписанию.

На следующий день, около полудня по земному времени, когда Роджер уже собирался отдать приказ лететь к Копернику, он услышал голос дозорного:

– С северо-востока приближается большой отряд летающих шаров, сэр.

Роджер направил бинокль на северо-восток.

– Их сотня, не меньше, – сказал он Бивенсу, – и летят они быстро. Прятаться нам уже поздно, думаю, что самое лучшее – не прятаться вообще. Движущийся предмет скорее привлечет внимание, чем неподвижный.

– А по-моему, сэр, так они нас и вовсе не заметят, – отозвался Бивенс, приставив к глазам свой бинокль. – Судя по всему, они пролетят как раз над центром Гесиода, примерно в сорока пяти милях от нашей «Луны».

Шары летели с такой скоростью, что не прошло и минуты, как предположение Бивенса подтвердилось с точностью до мили – вражеский флот миновал не замеченную им «Луну» и направился на юго-запад.

– Хотел бы я знать, куда они летят, – пробормотал Роджер. – Похоже, направляются они прямиком к Тихо… Ну конечно же, черт побери, это ясно как Божий день! Они нападут на столицу Мэйзы с воздуха, пока она будет осаждать их столицу с земли. Ну и хитрец этот Пань Ку! Что же, это дельце для нашей малышки «Луны» в самый раз.

Он отдал несколько кратких приказов, и «Луна» мягко поднялась из своего укрытия и отправилась вдогонку за грозным вражеским флотом. Когда кратер Тихо уже можно было разглядеть в бинокль, Роджер увидел, что бой разгорелся вовсю. Со стен и внутренних гор Тихо хлестали по нападавшим алые лучи, всадники на нак-карах вылетали из подземных шахт, словно пчелы из ульев. Шары, сомкнувшись в круг шестидесяти миль в диаметре, вне границы кратера, поливали защитников Тихо зелеными лучами с убийственной точностью. На глазах у Роджера два шара рухнули, охваченные пламенем, но за это время куда больше зенитных излучателей было выведено из строя и погибли сотни воздушных всадников.

Флот Пань Ку был уже близок к легкой победе, когда на сцене появилась «Луна». В бой вступили Д-пушки, и грозные шары слева и справа посыпались, точно безобидные мячики, вспыхивая едким слепящим огнем в тех местах, куда ударяли невидимые лучи. Прежде чем хоть один зеленый луч был направлен на «Луну», половина мощного флота Пань Ку была уничтожена начисто. Град зеленых лучей обрушился на нового противника, но Роджер не обращал на них никакого внимания – перед защитным экраном вся эта смертоносная лавина была безвредна, как солнечный свет.

В воздухе еще оставалось несколько шаров, когда командир флота осознал, что противник ему не по зубами и единственный шанс спастись – это бегство. Уцелевшие шары стремительно взмыли вверх – так стремительно, что человеческий глаз не смог бы уследить за их полетом, – но «Луна» в тот же миг ринулась в погоню и легко сохраняла расстояние на котором ее артиллеристы могли без помех расстреливать беглецов из Д-пушек. Скоро невредимым остался лишь один шар. Видимо, его пилот отличался тем, что был особенно искусным, – шар так резко и неожиданно метался из стороны в сторону, что ухитрялся ускользать от пушек «Луны». Внезапно он зигзагами рванул в направлении Коперника, и «Луна» помчалась в погоню. Луч дезинтегратора настиг беглеца в тот миг, когда он перелетел через границу кратера и уже готов был скрыться в спасительной шахте.

Бивенс не сумел вовремя притормозить разогнавшуюся «Луну», и корабль по инерции пронесся миль на десять в глубь кратера, милях в пятнадцати от ближайшего внутреннего пика. Сотни мощных зеленых лучей тотчас хлестнули по чужаку, из зияющих пастей гигантских шахт взвились готовые к бою шары. Их почти мгновенно уничтожили стрелки Роджера, а зеленое излучение не причинило кораблю землян ни малейшего вреда.

И тут с другого пика внутренней горной гряды ударил зеленый луч такой мощности, что его легко можно было разделить на тысячу обычных лучей. Он был направлен прямо на Землю, которая была хорошо видна в небесах, и в том месте, где он соприкасался с земной поверхностью – где-то в Тихом океане, – образовалось зеленовато-белое пятно примерно диаметром пятьсот миль. Луч ударил – и тут же погас.

Видимо, его выключили ненадолго, чтобы подчеркнуть силу его воздействия – или же передать на Землю требование о немедленной капитуляции, угрожая в противном случае уничтожением.

– Весь огонь – по вершине этой горы, – распорядился Роджер. – Шары могут и подождать. Разберемся с ними позже.

Однако прежде чем стрелки выполнили его приказ, оператор гигантского излучателя, видимо, заметил «Луну», потому что огромный луч вспыхнул снова, но на сей раз его целью была не Земля. Смертоносное зеленое зарево окутало «Луну».

Хотя корабль землян был защищен от абсолютного холода и вдобавок его прикрывал защитный экран, земляне не могли не ощутить чудовищной силы отнимающего энергию излучения. В один миг температура внутри корабля, которая неизменно поддерживалась на комфортной для землян отметке 70 градусов[7], упала до точки замерзания и быстро продолжала снижаться.

– Вверх! – приказал Роджер, и Бивенс бросил «Луну» вертикально вверх, на время ускользнув от парализующего воздействия гигантского луча. Однако излучатель мог быстро менять направление луча и через секунду-другую снова настиг землян. Пришла очередь «Луны» петлять и выписывать в небе зигзаги. Земляне пытались пусть в ход Д-пушки, но их лучи, смешиваясь с гигантским лучом, теряли свою силу и обретали ее лишь в то краткое мгновение, когда «Луне» удавалось выскользнуть из радиуса действия вражеского излучения.

– Так мы долго не протянем, – пробормотал Роджер. В кабине становилось все холоднее. – Попробуй-ка быстро снизиться к подножию горы, а потом взлететь к самому излучателю. Не думаю, что его можно направить на собственное основание, а если Пань Ку опустит луч слушком низко, он рискует разрушить собственную столицу.

Бивенс тотчас же бросил «Луну» вниз, затормозил в сотне футов от дна кратера и рванул к подножию горы, на вершине которой стоял излучатель. Гигантский луч следовал за ними так низко, что прочертил глубокую борозду в стене кратера, – но ниже опуститься не смог.

– Вот оно! – крикнул Роджер. – А теперь зададим им жару!

И «Луна» стремительно взмыла вверх и навела Д-пушки на вершину горы.

Глава 22

ПАДЕНИЕ БЕЙЛОНА

Когда Цзен-хан со своими разукрашенными узорами палачами подошел к нише, где был прикован землянин, Тед изо всех сил попытался протиснуть руку в дыру в скафандре, но никак не мог добраться до пистолета. Палачи остановились, и Тед поспешно прижал руку к телу, чтобы никак не выдать себя.

Цзен-хан вынул из кошеля на поясе ключ и сказал:

– Склони голову, отродье червя, чтобы я мог снять с тебя ошейник. И молись своему богу, если он у тебя есть, ибо жить тебе осталось недолго.

Тед нагнулся, как ему было приказано, и тут услышал отзвук далекого взрыва, наполнивший его сердце надеждой. Пока Цзен-хан возился с защелкой ошейника, Тед украдкой передвинул ладонь на правое бедро, и надежда его окрепла. Усилие мышц при наклоне довершило работу нескольких суток, и пальцы Теда наконец сомкнулись на рукоятке Д-пистолета.

Ошейник упал, и Цзен-хан приказал землянину встать. Тед подчинился, но, выпрямляясь, выхватил пистолет и, нажав на спуск, провел невидимым лучом узкую дугу. Хан и четверо его подручных были уничтожены прежде, чем успели даже потянуться к оружию.

– Славно проделано, Тед Дастин! – крикнул Шен Хо из ниши напротив. – Я уж думал – тебе конец.

С помощью дезинтегратора Тед быстро избавился от неуклюжего скафандра и предстал перед потрясенным Шен Хо в роскошном черно-золотом одеянии, которое носил при дворе Мэйзы. Затем он освободил товарища по заточению, всего лишь раз проведя по замку ошейника лучом Д-пистолета.

Освободившись, Шен Хо тотчас вооружился и застегнул на талии пояс Цзен-хана с мечом в драгоценных ножнах и излучателем. Потом он забрал оружие у других мертвецов и, связав его другим поясом, закрепил у себя на лбу фонарь Цзен-хана.

– Идем, Тед Дастин, – сказал он. – Помоги мне освободить моих братьев, а я помогу тебе найти и, если того пожелает Солнечный Бог, убить жестокого тирана, запятнавшего великое имя Пань Ку.

– Я пойду с тобой куда угодно, – отвечал Тед, – если ты поможешь мне уничтожить гигантский излучатель, который он хочет обратить против Земли.

– Обещаю тебе помощь и в этом, даже ценой собственной жизни, – сказал Шен Хо.

Когда они добрались до круглой пещеры у основания спирального пандуса, Шен Хо повернул в первый коридор по правую руку. Однако кроме скелетов и полуразложившихся трупов там оказались четверо полуживых калек, все ему незнакомые.

Поспешив выбраться оттуда, Шен Хо свернул в следующий коридор и, к величайшей свой радости, нашел там Фен Хо, своего младшего брата, живого и способного идти. Освободив и вооружив молодого создателя сверхмощных снарядов, все трое вернулись в круглую пещеру и принялись методично обшаривать остальные коридоры. И только в последнем коридоре они отыскали создателя летающих шаров. Он был так изможден, что едва мог говорить. Шен Хо вынул из кошеля Цзен-хана склянку и капнул несколько капель снадобья на язык Вен Хо, а Фен Хо тем временем разрезал зеленым лучом его ошейник и застегнул у него на талии пояс с мечом и излучателем.

Снадобье оказалось чудодейственным стимулятором – Вен Хо быстро пришел в себя и скоро уже не только мог идти, но и прибавил к прочему своему оружию длинное копье с наконечником-пилой, которое забрал у палачей Цзен-хана его брат.

– Теперь, – сказал Шен Хо, – мы должны пройти через пыточные камеры, чтобы подняться в верхние покои дворца.

Держите свое оружие наготове – все подручные Цзен-хана хорошо вооружены и не мешкают в бою.

Тед, державший в руках оба пистолета, настоял на том, чтобы первым подниматься по пандусу. По пути наверх он наткнулся на стражника и лучом пистолета мгновенно снес ему голову, а братья Хо забрали оружие мертвеца.

Шен Хо погасил фонарь на голове – в нем не было нужды там, где путь освещали желтые светящиеся шары, – и приказал всем хранить полное молчание. Впрочем, когда они поднялись выше, надобность в такой предосторожности отпала – слишком громко кричали жертвы в пыточных камерах.

Тед с пистолетами наизготове первым ворвался в двери пыточных камер. Два десятка разукрашенных палачей, застигнутые врасплох, потянулись было к оружию, но ни один не успел вступить в бой. Затем Тед и Фен Хо принялись с оружием очищать от палачей те камеры, что находились по правую руку от главной, а Шен Хо и Вен Хо занялись камерами слева.

Один за другим палачи падали под ударами пистолетов Теда и излучателя Фен Хо. Когда же землянин и его спутник вошли в последнюю в правом ряду камеру, то обнаружили там не палачей, а всего лишь одного-единственного узника – и Тед, узнав его, вскрикнул от изумления.

– Профессор Эдерсон!.. А я-то полагал, что вы в Чикаго, в полной безопасности!

Взмахом луча он перерезал трос, который шел от сосуда с водой, оттягивавшего шею профессора, и сосуд с грохотом свалился на пол. Покуда Фен Хо ловко развязывал руки и ноги ученого, Тед снял с него шлем и расстегнул зажим под подбородком.

Эдерсон попытался что-то сказать, но голос ему не повиновался, и он потерял сознание, безвольно обвиснув на руках своего молодого друга.

– Я отнесу его в главную камеру, – сказал Тед Фен Хо, – а ты разыщи Шен Хо и возьми у него склянку со снадобьем, которое оживило Вен Хо. Может быть, оно подействует и на моего друга.

– Наверняка подействует! – заверил Фен Хо и убежал. Когда Тед вернулся в главную камеру, неся на руках бесчувственного профессора, его ожидали все три брата Хо.

– Все палачи убиты, – сказал Шен Хо, роняя капли снадобья на язык профессора, – и до сих пор не поднялась тревога, однако мы должны действовать быстро.

Профессор пришел в себя и обрел дар речи с поразительной быстротой. Фен Хо и Вен Хо тем временем освобождали тех узников пыточных камер, которые еще могли выжить, и милосердно добивали страдальцев. Тех, кто мог держать в руках оружие, вооружили и приказали удерживать пыточные камеры на случай появления стражников.

– Спасибо, Тед, – проговорил профессор, – спасибо вам и вашим друзьям за то, что спасли мне жизнь. Она вытекала из меня по капле – в прямом и переносном смысле. Если бы еще несколько капель упали в сосуд, тяжесть разорвала бы мне шейные позвонки.

Тед представил своему другу троих братьев Хо, и профессор сразу объявил, что может идти без посторонней помощи и нести оружие. От Д-пистолета он отказался, но взял излучатель, меч и копье с наконечником-пилой.

– А теперь, – сказал Тед, – займемся гигантским излучателем Пань Ку.

– Он должен быть на вершине второго по высоте пика, – отозвался Шен Хо. – Идите за мной, и я проведу вас туда кратчайшей дорогой.

Он повел своих спутников по узкому извилистому коридору. Там они встретили только двоих дворцовых слуг, которые были убиты на месте. Коридор вывел их к основанию цилиндрической шахты, в стене которой была ромбовидная дверь. Шен Хо подергал шнур с кистью, свисавший над дверью, один раз, затем дважды и еще раз, и по ту сторону двери гулко отозвались удары гонга. Потом за дверью что-то зажужжало, и дверь скользнула вверх, обнажив внутренность большой овальной кабины. В ней находился только оператор – в доспехах, при мече и излучателе.

При виде пятерых беглецов он одной рукой потянулся к рычагу запуска, а другой к излучателю. Однако так и не дотянулся – Вен Хо, опередив его, воткнул ему в шею пилу-наконечник копья. В броске он нажал кнопку на древке, отчего наконечник завертелся, и Тед впервые увидел, как действует это странное оружие: зубья пилы врубились в прочный металл доспехов, точно в ломоть сыра, вмиг отделив голову стражника от тела.

Безголовый труп и отсеченную голову вышвырнули из кабины, Шен Хо уселся за пульт управления, и кабина рванулась вверх.

В небольшие ромбовидные окна Тед увидел, как они пролетели над крышей дворца, двигаясь по тонкому тросу, который тянулся к сталактиту, свисавшему с купола пещеры. Вдалеке за городскими стенами полыхало алое и зеленое зарево. Тед понял, что это армия Мэйзы штурмует город, хотя и не мог знать, что принцесса в плену.

Кабина между тем очутилась в огромной конусовидной шахте почти в милю диаметром у основания и заскользила вверх по откосу стены к застекленному отверстию в вершине конуса, которое было в пятистах футах от них. Свет, проникавший в отверстие, имел странный зеленоватый оттенок.

Шен Хо, тоже смотревший вверх, проговорил:

– Видишь, Тед Дастин, – они уже направили зеленый луч на твою планету.

– Надеюсь, что мы помешаем им делать это слишком долго, – сквозь зубы отозвался Тед. – Надеюсь и молюсь об этом.

– Аминь! – с жаром отозвался профессор.

Кабина летела вверх по шахте – вернее, по бывшему жерлу вулкана – с немыслимой скоростью, но Тед все равно изнывал от нетерпения до тех пор, пока Шен Хо не нажал рычаг, останавливая кабину. Он нажал другой рычаг, и ромбовидная дверь скользнула вверх, открывая огражденную платформу, укрепленную прямо в склоне кратера.

Тед первым выпрыгнул из кабины и почти сразу увидел на той же платформе, примерно футах в пятидесяти от себя, группу людей. Тотчас же он узнал тонкую фигурку Мэйзы, все еще облаченной в сверкающие доспехи. Двое рослых стражников тащили ее вслед за шагавшим впереди Пань Ку. Они явно только что вышли из такой же кабины, как та, что доставила наверх Теда и его спутников, и Пань Ку, поставив одну ногу на нижнюю ступеньку винтовой лестницы, уходившей в глубь скалы, в эту минуту как раз говорил:

– И сейчас, маленькая белая принцесса, я покажу тебе завоевание мира, после которого ты, возможно, научишься думать обо мне как о подходящем супруге. Эта лестница ведет к моему…

Он не закончил фразы, потому что Тед лучами пистолетов разом снес головы обоим стражникам Мэйзы, и лязг и грохот доспехов, укрепленных на рухнувших телах, прервали речь монарха.

Пань Ку резко обернулся и выхватил излучатель, но, прежде чем он успел нажать на спуск, Тед лучом дезинтегратора обезоружил монарха. Он легко мог бы прикончить этого желтокожего дьявола, но предпочитал взять его живым.

– Стой! – скомандовал он. – Или…

Договорить ему не пришлось, потому что Пань Ку с резвостью, удивительной для его веса и возраста, развернулся и прыжками помчался по винтовой лестнице, вмиг исчезнув за поворотом стены.

Между тем профессор и трое братьев Хо выбрались на платформу и изумленно уставились на Мэйзу и убитых охранников, силясь понять, что же здесь произошло.

– Охраняйте принцессу! – прокричал им Тед. – Я догоню Пань Ку!

Одним немыслимым прыжком он очутился у подножия лестницы и помчался вверх гигантскими скачками, с легкостью преодолевая разом по десятку ступенек и на каждом повороте надеясь нагнать желтокожего монарха. Однако Пань Ку получил хорошую фору.

Наконец Тед увидел самого Пань Ку – тот проворно взбирался вверх по металлической лестнице. Начинаясь на платформе в начале винтовой лестницы, металлические ступеньки вели в комнату, набитую разнообразными и сложными механизмами. Множество вооруженных людей возилось с механизмами, и еще больше стражников охраняло их. А над комнатой почти горизонтально сверкал гигантский зеленый луч.

На сей раз Тед не собирался тратить слова на Пань Ку. Он вскинул Д-пистолет и прицелился в круглую голову монарха.

Но прежде чем землянин успел нажать на спуск, полыхнул слепящий свет, и Пань Ку, лестница, люди, механизмы, луч – все исчезло бесследно, словно и не существовало вовсе. А затем в образовавшемся проломе появился нос космического корабля, на котором было начертано: «Луна». Тед завопил от радости, отчаянно махая руками двум фигурам в рубке – он узнал в них Роджера и Бивенса.

Воздух вокруг него стремительно испарялся, соприкасаясь с разреженной атмосферой лунной поверхности, но Тед успел еще указать на застекленную макушку конусообразной шахты, похлопал по своему Д-пистолету и ткнул пальцем вверх. Роджер кивнул, давая знать, что понял его знаки, и «Луна» двинулась к застекленному отверстию. Тогда молодой ученый, задыхаясь от недостатка воздуха, сбежал по лестнице на платформу, где ожидали его Мэйза, профессор Эдерсон и братья Хо.

К этому времени «Луна» уже срезала застекленную макушку шахты и опускалась к платформе, на которой стояли люди. Корабль подплыл поближе, открылась дверь, и гостей приняли на борт прежде, чем воздух в шахте сделался сильно разреженным.

Последовало счастливое воссоединение, и Тед, одной рукой обнимая свою сияющую маленькую принцессу, представил по очереди всех своих друзей. Потом он сказал:

– У нас все еще есть чем заняться. Армия принцессы осаждает город и, боюсь, проигрывает бой шарам Пань Ку.

– Мы покажем шарам, что к чему! – отозвался Роджер. – В атаку, Бивенс!.. Видели бы вы, что мы сделали с флотом, посланным против Улту!

– Что же вы с ним сделали?

– Истребили всех до последнего шара! – засмеялся Роджер.

– Вы спасли мою столицу! – воскликнула Мэйза. – Как же мне благодать вас?

– Благодарите не меня, а Теда, – ответил ей Роджер, – у него и положение самое подходящее, чтобы получать награды. А я, с вашего позволения, буду руководить огнем канониров.

Прикрываясь защитным экраном, «Луна» вначале зависла над огромными доками Пань Ку и методично уничтожила весь резервный флот. Затем корабль землян поднялся над городом и, чертя круги на высоте, не доступной ни зеленым, ни алым лучам, огнем килевых дезинтеграторов вычищал стены города, а стрелки «Луны» обстреливали шары.

Быстро признав союзника в незнакомом, зато внешне несокрушимом летательном аппарате, воины Улту воспрянули духом и с удвоенным жаром ринулись в атаку. Не прошло и двадцати минут, как «Луна» появилась на поле боя, а последний боевой шар был уничтожен и Бейлон оказался в руках ултуанской армии.

«Луна» на несколько часов опустилась во внутреннем дворе дворца – на то время, пока Мэйза провозглашала Шен Хо вице-королем Бейлона, – а потом отправилась в Улту, где Тед Дастин и его принцесса сочетались браком во всем пышном великолепии древних ритуалов и обычаев народа прекрасной Мэйзы.


Примечания

1

Меч-скимитар – большой обоюдоострый меч.

2

Около минус 12° по Цельсию.

3

Примерно минус 51° по Цельсию.

4

Гипотетическая точка нулевой гравитации между Землей и Луной.

5

Примерно 99° по Цельсию.

6

Светлых полос, которые выходят из кратеров.

7

21,5° по Цельсию.


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9