Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Библейская Правда

ModernLib.Ru / Религия и духовность / Найдис Давид / Библейская Правда - Чтение (Весь текст)
Автор: Найдис Давид
Жанр: Религия и духовность

 

Загрузка...

 


Давид Найдис


Библейская Правда

«Правды, правды ищи, дабы ты был жив…»

(Второзаконие. Гл. 16. ст. 20).

"Обратился я сердцем моим к тому, чтобы узнать,

исследовать и изыскать мудрость и разум,

и познать нечестие глупости, невежества и безумия".

(Екклесиаст. Гл. 7. Ст. 25)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Уважаемые читатели, дорогие рабы Божьи!

Все мы беззаветно верим в нашего Господа Бога, всемогущего и милосердного Властителя Вселенной. Мы регулярно ходим в храмы Господни, слушаем проповеди мудрых служителей Господа, все библейские тексты знаем почти наизусть.

Мы хорошо знаем, каких трудов стоило Создателю сотворить тот прекрасный мир, в котором имеем мы счастье жить.

Знаем всё, или почти всё, о грехопадении Адама и Евы, об их сыновьях: Каине, Авеле и Сифе. О том, что допотопные люди, в отличие от нас, сильно грешили. За что милосердный Бог решил их немилосердно утопить.

Нам прекрасно известна библейская история о праведном Ное, о Потопе, о плавучем зоопарке, о голубе, который возвестил Ною, что кончился сезон дождей, созрел виноград и пора давить вино.

Нас глубоко возмутила хамоватость Хама, и умилило примерное поведение Сима и Иафета.

Мы знакомы с жизнью и деяниями праотцов и пророков Авраама, Исаака и Иакова, с поучительной историей возвышения Иосифа Прекрасного, и унижения его коварных братьев.

Мы знаем, что после многовекового египетского рабства, в котором очутились израильтяне по Воле Господа, Он отечески позаботился об избранном народе, и благополучно вывел евреев на сорок лет в безводную пустыню. Где они, не переставая, с аппетитом ели перепёлок и манну небесную.

Мы знаем, что Господь, как и обещал, благополучно привел Свой народ в землю Обетованную, где до того текли молоко и мед. Что Он успешно сокращал количество Своего народа при помощи других народов. И впоследствии, не менее удачно, пристроил Свой народ в многовековой Вавилонский плен.

Мы достаточно хорошо ознакомлены с жизнью, деяниями и подвигами библейских царей, пророков, мучеников и героев. Моисей, Давид, Соломон, Самуил, Илия, Самсон, — эти и другие славные имена Старого завета мы впитали в себя вместе с молоком матери, когда она кормила нас, возвратившись с богослужения.

Новый завет, Евангелия, жизнь, пророчества, чудеса, мученическую смерть и Воскресение Иисуса Христа, деяния Святых Апостолов, — всё это мы знаем так же досконально, как «Отче наш».

А чего не знаем, о том нам подробно и с должными наставлениями расскажут просвещённые священники…

…Но (как бы помягче выразиться?) — всё ли знают они сами?

Всё ли, что знают, рассказывают нам?

Не искажают ли, (прости, Господи!), библейские тексты, нечаянно или умышленно?

Не лгут ли, грубо говоря? Хотя, — клянусь, положа руку на Библию! — у меня нет ни малейших оснований обвинять слуг Божьих во лжи.

Но — еще раз клянусь, не снимая руки — есть все основания утверждать, что в Святой Библии и в помине нет многого из того, чему нас благоговейно учат в храмах. Но есть много иного, о чем посвященные скромно умалчивают.

Так попытаемся же — с Божьей помощью! — выяснить, что же действительно написано в Библии!

Это совсем нетрудно сделать. Достаточно внимательно прочитать библейские тексты.

И чуть — чуть поразмыслить. И кое с чем сопоставить.

И произвести кое — какие совсем несложные арифметические вычисления.

И попытаться выяснить подоплеку.

И тогда очень многое станет предельно ясным.

Выяснится, что: Бог Иегова отнюдь не является Создателем и Богом Вселенной, в том числе, — планеты по имени Земля. Не является Он и Богом всех народов, населявших и населяющих Землю. Об этом в Библии ни слова не сказано!

Как и не сказано ни слова о том, что Бог Иегова создал первого человека на Земле.

Не сказано, что Сатана в облике Змея соблазнил Еву.

Не сказано, что запретный плод был яблоком.

Не сказано, что Ангелы — безгрешны.

Не сказано, что Всемирный Потоп продолжался сорок дней.

Не сказано, что"Мария, называемая Магдалиною, из которой вышли семь бесов"(Лука 8. 2), была блудницей.

Не сказано, что Иисус Христос и святые Апостолы свято соблюдали десять заповедей, в том числе, — заповедь"Не укради!"

Не сказано ни слова о том, что будет когда — либо второе Пришествие, Суд Господень, Конец Света!

Граждане, не бойтесь, Ваши опасения беспочвенны! Второе Пришествие уже было, и очень давно. Просто Его никто не заметил.

Пророчество Христа уже сбылось, — ведь Он говорил Апостолам о скором Пришествии, о скором Суде Божьем. Свидетелями которого будут именно Они и Их современники. (Матфей. 24. 34; Марк 13. 4,30; Лука 9. 27; 21. 32).

Вчитайтесь, вдумайтесь!

А вот что действительно сказано в Библии:

Из текста Святой Библии ясно следует, что любимцы Божьи — патриархи Авраам, Исаак, Иаков и все его двенадцать сыновей — вовсе не были праведниками, но отпетыми грешниками, лгунами, грабителями, разбойниками. За что их очень любил и избрал C ебе в народ Бог Иегова.

Что Господь не имел морального права сжигать Содом и Гоморру.

Что израильтяне никогда не были в рабстве, жили в Египте не более ста лет, а, выйдя из Египта, не более года странствовали по пустыне.

Четыреста лет рабства и сорок лет блужданий по пустыне, — всё это досужие выдумки, которые опровергает сама же Библия.

Что Моисей был не только великим вождём, но и алчным, беспощадным, кровавым тираном, уничтожившим сотни тысяч своих соплеменников.

Что Давид был не только великим царем и полководцем, но и отъявленным разбойником.

Что слухи о непомерной мудрости царя Соломона сильно преувеличены.

Что великие пророки Илия и Елисей не отличались кроткостью и праведностью, но были палачами пророков и детоубийцами. (3 Цар. 18. 40; 4 Цар. 2. 24).

Что Сын Божий, Архангел Сатана, никогда не выступал против Отца Своего, а — совместно с Ним и по наущению Его.

Что Иисус Христос не был прямым потомком царя Давида, а Сыном Божьим был не по плоти, но — по духу.

В Библии названы имена не двенадцати, а — пятнадцати Святых Апостолов.

Более того, — в Библии впервые изложены теории религиозной и расовой ненависти!

В ней описан первый в мировой истории концентрационный лагерь массового уничтожения! С показательными казнями, пытками, стерилизацией людей.

Именно в Святой Библии впервые сказано, что Война — это Мир, что Зло — это Добро, что Ложь — это Правда!

В древней Палестине — с помощью и при непосредственном участии Господа Бога — ведутся непрерывные кровопролитные войны. Конечно же, — исключительно с целью установления мира!

С помощью Господа Бога славные библейские герои грабят, пытают, сжигают и иными способами уничтожают сотни, тысячи ни в чем не повинных людей. И это вменяется им в праведность! Делая зло, они, конечно же, творят добро.

На страницах Святой Библии, как это ни унизительно для неё, многочисленные явно ложные свидетельства выдаются за Святую Правду.

Поэтому клятва на Библии — очень сомнительная клятва!

Библейская Правда — это особая, возвышенная, божественная, самая правдивая Правда. Но, почему — то, имеющая очень мало общего с обычной, нормальной, мирской человеческой правдой.

И в этом автор предисловия и комментариев надеется Вас убедить.

Без Божьей помощи.

Но — с помощью самих же библейских текстов. Потому что Библия убедительно разоблачает саму себя!…

«Если не я, то кто же?»


Глава первая.

СОТВОРЕНИЕ ВСЕГО ХОРОШЕГО

«Только это я нашел, что

Бог сотворил человека

правым, а люди пустились во

многие помыслы».

(Ек. 7. 29)

«В начале сотворил Бог небо и землю. Земля была безвидна и пуста, и тьма над бездною; и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош; и отделил Бог свет от тьмы»(Быт. 1. 1— 4).

Восточная мудрость гласит:"Сколько ни говори"халва, халва", во рту слаще не станет". Сколько ни говори:"Да будет свет!", светлее не будет. Даже если ты, — Сам всемогущий Бог. По одной простой причине: необходим источник света. Не прошло и трёх дней от начала Творения, как мудрый Бог осознал это. И, на всякий случай, создал сразу два источника света: солнце и луну.

Отложив на время в сторонку здравый смысл, допустим всё же, что Господь, каким — то чудодейственным способом, умудрился сотворить свет, который светил сам по себе, независимо от солнца. Но, в таком случае, куда этот «свет» девается ночью? Раз он существует, то должен существовать всегда, находиться при нас, вокруг нас, а не бегать вдогонку за солнцем. Бог увидел, что свет хорош. Совершенно непонятно, почему этот свет Ему так сильно понравился? Разве Он во тьме хуже видит? Разве не мог Он создать людей и животных, которые бы также прекрасно видели во тьме?

«И был вечер, и было утро; день один»(Быт. 1— 5).

Возвращённый на место здравый смысл тихонько нашёптывает нам: не верьте этой чепухе! Не было ни утра, ни вечера, ни дня! Потому что не было восхода и захода солнца! Время суток, таким образом, можно было определить только по часам. Если бы Господь догадался сотворить их.

____________________

«И создал Бог твердь. И назвал Бог твердь небом. И сказал Бог: да явится суша. И стало так. И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями.»(Быт. 1. 7— 9)

В Библии ни слова не сказано о том, что Бог создал Мир, Вселенную. Нигде в Библии не говорится, что Бог Иегова является Господином Вселенной.

Совершенно наоборот. На страницах Библии Он существует и действует наряду с другими богами: Ваалом, Молохом, Астартой и прочими. Эти языческие божества часто оказываются сильнее Его, многократно побеждают Иегову в борьбе за власть над людьми.

Старозаветный Господь, не может не признать Библия, не являлся Богом всех народов, но Богом отдельного небольшого народца. Которого, несмотря на Его защиту, обижали все, кому ни лень. Но и сам"избранный народ"за две тысячи лет своей истории, описанной в Библии, многократно обижал Господа, десятки раз изменял Ему, ставя капища, принося жертвы, поклоняясь иным богам. После смерти вождя Иисуса Навина евреями правили четыре десятка судей и царей. Абсолютное большинство из них, как говорится, «имели в виду» всемогущего Бога Иегову. Всё это подробно зафиксировано в Библии.

И Землю как планету Господь не создал, как не создал и другие планеты. Из Библии следует, что Он сотворил всего лишь сушу, твердь, землю — с маленькой буквы! Был Им создан некий полуостров, омываемый двумя морями: Великим (Средиземным) и Чермным (Красным) и двумя реками: Египетской (Нилом) и Евфратом. И ограниченный, с севера, Араратскими горами, а с юга — Аравийской пустыней.

Вся деятельность Господа осуществляется только на этой небольшой территории. Создаётся устойчивое впечатление, что иной суши, иных морей, иных рек, иных гор тогда не существовало. Или, что еще прискорбнее, Господь и не подозревал об их существовании.

____________________

И небо, — таким, каким мы его знаем, — Бог не создавал. Он создал некую небесную твердь. На чём держалась твердь, непонятно. Это — одна из многих библейских тайн. Впрочем, мы знаем, что на севере греческие боги пристроили Атласа поддерживать небесный свод. С южной стороны небесная твердь могла держаться разве что на Воле Божьей самого Иеговы.

Но Воля эта, увы, так ненадежна! В результате, — в один прекрасный день небесная твердь сильно накренилась, сотряслась, грохнулась на твердь земную и раскололась на мельчайшие кусочки. И люди получили возможность свободней дышать, а птицы небесные — летать по небу, не обламывая крыльев.

Как видите, отсутствие в Библии какой — либо информации относительно судьбы такой важной субстанции, как небесная твердь, даёт пищу всяческим домыслам и догадкам. Что стоило летописцам (они названы в Библии"дееписателями") сделать хотя бы вот такое примечание:"В таком — то году (или столетии) от Сотворения мира небесная твердь стала терять твёрдость, помалу рассасываться, пока совершено не растворилась и испарилась вследствие глобального потепления атмосферы". И всё стало бы предельно ясно.

Если бы дееписатели поступали таким образом, осталось бы гораздо меньше неразрешимых библейских тайн.

____________________

«И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды; и поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю». (Быт. 1. 16— 17)

Называть"светилом"Луну, конечно, можно, но разве что — с большой натяжкой. Это всё равно, что назвать светилом лысину, отражающую свет солнца.

Библейские звезды настолько мизерны, что не идут ни в какое сравнение со светилами"великими". Даже непонятно, зачем Господу надо было создавать эти смешные звёздочки. Всё равно, их днём не видно, — скромно гаснут при свете солнца. А ночью только засоряют небо.

Внимательно читая Библию, я пришел к парадоксальному выводу: Солнце, вокруг которого вращается Земля в наше просвещенное время, и то солнце, которое"стояло на тверди небесной"в славные библейские времена, ничего общего между собой не имеют. Только тезки. То есть, Бог определенно не был причастен к созданию нашего Солнца! Он создал какое — то Свое, особое светило, для обслуживания только Своего участка земли. В Библии имеются как минимум три подтверждения этому.

В Книге"Исход", в главе 11, так описывается одна из казней египетских:"и была густая тьма по всей земле Египетской три дня".

Что это было? Что за странное явление природы? То ли солнце три дня не восходило? То ли солнечное затмение продолжалось непривычно долго?

В Книге"Иисус Навин", в главе 10, говорится:"И остановилось солнце, и луна стояла, доколе народ мстил врагам своим. Стояло солнце среди неба, и не спешило к западу почти целый день".

В Евангелии от Луки солнце, наоборот, куда — то на три часа пропало: «было же около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого». (Лук. 23. 44). В древности сутки делились поровну: на день и ночь. День начинался в шесть часов утра. Так что солнце исчезло не к вечеру, что было бы ещё извинительно, а в самый полдень.

В древних манускриптах и преданиях других восточных народов, которые существовали в те древние времена, и имели высоко развитые науку и культуру (например, китайцы), нет ни малейшего упоминания о Великом трехдневном солнечном затмении. Осталась незамеченной и неотмеченной и многочасовая задержка восхода солнца и захода луны. Которые послушно притормозились над Палестиной по призывному слову совершенно неизвестного китайцам еврея Иисуса Навина.

Из этого ясно следует, что библейские солнце и луна, стоя на тверди небесной, в то же время вращались по специальным, Богом вычерченным, орбитам. И выполняли узко поставленные Им же задачи. В основном, — освещали избранный путь избранному народу.

Кто создал и модернизировал современные солнце и луну, которые в равной мере светят всем, из Библии понять невозможно.

К сожалению, мы так никогда и не узнаем, кто создал воздух, атмосферу, которые столь же важны для существования жизни, как земля и вода. Библия об этом умалчивает. Значит ли это, что воздух не был творением Господа?

____________________

«И сказал Бог: да произведет земля пресмыкающихся, душу живую. И птицы да полетят по тверди небесной». (Быт. 1. 20).

Итак, первыми были созданы пресмыкающиеся. Для того чтобы они лучше пресмыкались, Бог вложил в них душу живую.

«И сотворил Бог рыб больших. И увидел Бог, что это хорошо». (Быт.1. 21).

За недостатком времени, — заканчивалась рабочая неделя, — Господь успел сотворить только больших рыб. Уже впоследствии большие рыбы произвели на свет Божий рыб маленьких.

О морских млекопитающих в Библии не сказано ни слова. Выходит, что китов, дельфинов, тюленей, пингвинов создал кто — то иной. Как и сотни видов иных обитателей морей и океанов. Например, каракатиц, осьминогов. Которых к разряду больших рыб, при всём уважении к Богу, отнести всё же как — то неудобно.

«И создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их. И увидел Бог, что это хорошо»(Быт. 1. 25)

Всё получилось на удивление удачным. Особенно хороши были гады. Но после того как один из них соблазнил простушку Еву, Бог в гадах сильно разочаровался. И оторвал им руки — ноги.

Забавно звучит рефрен:"и увидел Бог, что это хорошо". Означает ли это, что всё знающий и всё предвидящий Господь вовсе не мог предугадать, что именно у Него получится? Будет ли это хорошо, или будет из рук вон плохо? То есть, — творил на авось, как Бог на душу положит.

По каким критериям Он оценивал Свои творения: с точки зрения полезности, или только по эстетическим меркам?

Бог, кстати, создал клещей, мух, тараканов, мучных червей, микробов и прочую живую мерзость. Поэтому, прихлопывая комаров и изгоняя глистов, мы прихлопываем и изгоняем тварей Божьих. А не следовало бы! Ведь и в них — душа живая! Возможно даже, частичка нашей собственной души. Потому что они пьют нашу кровь, которая и есть душа.

«И благословил их Бог, говоря: плодитесь и размножайтесь»(Быт. 1.22).

Бог очень правильно сделал, что благословил их. Иначе как бы могли они размножаться без Его благословения? Они просто не полезли бы друг на друга.

Но не всем помогло Божье благословение. Некоторые виды, как ни размножались, впоследствии почему — то вымерли. Исчезли с лица Земли. Создалась очень опасная ситуация. Нарушилось равновесие тварей в природе. Осмеливаюсь намекнуть, что Господу Богу давно уже следовало бы это равновесие восстановить. Чуть — чуть пошевелить пальцами и мозгами, и воссоздать хотя бы несколько из сотен вымерших видов. Ну, скажем, тех же динозавров.

Простой, малограмотный хозяин — фермер, у которого по какой — то причине погибла часть животных, стремится как можно быстрее, в меру своих возможностей, восстановить поголовье стада.

А что же всевышний Хозяин, имеющий неограниченные возможности? За почти шесть тысяч лет, прошедших от Сотворения мира, Господь не проявил ни малейшей воли, ни малейшего желания возродить хотя бы малость из утраченного. Очень печально… Наводит на размышления…

«И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему». (Быт 1. 26)

Господь Бог Иегова, при всём Своём Совершенстве, всё же имел, в отличие от своего двойника, Господа Саваофа, отдельные незначительные недостатки. Во — первых, Он никак не мог избавиться от вредной привычки разговаривать с Самим Собой.

Во — вторых, был недостаточно самокритичен, можно даже сказать, слишком самовлюблен. Свой облик Он считал настолько совершенным, что человека, который был задуман как главный гвоздь в Мироздании, неосмотрительно решил изготовить по Своему подобию. Это было слишком опрометчивым решением. Давайте попробуем представить, как бы мог выглядеть человек, если бы не был подобен Богу.

Возможно, он имел бы крылья, как у орла. Силу, как у слона. Половую силу, как у своего дальнего родственника — павиана. Бегал бы так же быстро, как гепард. Плавал бы, как дельфин. Видел в темноте, как сова. Был бы красив и ярок, как попугай Ара. И умел бы так же красиво и внятно говорить.

Имел бы медвежью шкуру, и не страдал бы от холода. Не нуждался бы в мясе, как не нуждаются в нём козёл или баран. И при этом не был бы ни тем, ни другим. Имел бы красивый горб, подобный верблюжьему, и не испытывал бы постоянную потребность в воде, вине и пиве. Спал бы вниз головой, как летучая мышь, и получал бы удовольствие, излучая ультразвуковые волны. Жил бы триста лет, как черепаха, и носил бы такой же пулезащитный панцирь.

Всё это, — только малая часть тех полезных, жизненно необходимых органов, свойств и качеств, которыми Господь щедро наградил животных. Так щедро, что на человека уже не хватило.

Так что, если и говорить о совершенстве этого последнего Божьего создания, то только с оттенком иронии и даже некоторого сарказма. Не будем льстить себе, называя самих себя"венцом творения". Над нами посмеивается весь животный мир. Хотя и считаем мы, что животные не умеют смеяться. Это мы не умеем смеяться над собой, не даровал нам Господь такого полезного качества.

Да и о каком качестве можно говорить!? Мы, — творения второго сорта, а многие из нас, стопроцентный брак! Самое большое преимущество животных перед человеком состоит в том, что животные совершенно не религиозны. Лишены такого горя.

Самый большой их недостаток в том, что они не убивают себе подобных. Лишены такой радости.

Преимущество в том, что не страдают маниями, в том числе манией величия Недостаток в том, что не обращают друг друга в рабство.

«И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдохнул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою». (Быт. 2. 7)

Господь благословил человека, не забыв напомнить о том, что он должен плодиться и размножаться. И обеспечил его пищей: травами, сеющими семя и деревьями, дающими плоды. Животным же дал в пищу зелень травную. (Быт. 1. 29— 30)

Так что вегетарианцы, пожалуй, и правы. Бог и не предполагал, что и животные, и люди не ограничатся плодами, злаками и травами, а начнут поедать других тварей Божьих, в которых тоже есть душа живая. Станут убивать, чтобы насытиться. К сожалению, творения, созданные Богом, оказались не такими уж удачными, как это показалось Ему в самом начале.

____________________

Тут я хотел бы обратить Ваше внимание на то обстоятельство, что в Библии вовсе не говорится о том, что Адам был первым человеком на планете Земля. Нет, — это был первый человек на созданном Богом участке земли. Все библейские народы, потомки Адама, жили, плодились и воевали между собой только на этой ограниченной территории, не делая попыток завоевать Индию или открыть Америку. Вплоть до Христа, когда оказалось, что существуют и народы, происхождение которых не прослеживается в Библии: греки, римляне.

Интересный факт. В одном из Евангелий (Лук. 3. 23— 38) приводится родословная Иисуса Христа, — через простолюдина плотника Иосифа, — по прямой вверх, до самого Адама.

Но родословные великого Цезаря или правителя Малой Азии Пилата почему — то отсутствуют. А ведь очень интересно было бы проследить, от кого из сыновей Ноя эти знаменитые люди произошли. Может быть, они тоже наши братья, семиты?

Не сказано в Библии, от кого произошли воинственные македонцы.

Хотя каждый из полутора десятка палестинских племён и народов имел своего родоначальника, прямого потомка Адама. Все эти первопроходцы зафиксированы в Библии. Непонятно, чем македонцы были хуже тех же иессеев, аморреев и прочих хананеев, которых Бог выселил из Палестины, потому что они незаконно занимали территории, выделенные Им для евреев. Непонятно также, чем македонцы были лучше этих народов, и почему Господь не выселил их, чтобы поселить Свой народ в благодатной Греции? Так повезло македонцам или не повезло, что они не произошли от Адама? Думаю, что повезло.

____________________

Как же выглядел Адам, первый человек на необитаемом острове, который построил Бог? Библия не приводит никаких подробностей о его внешности. Знаем только, что он был подобен Богу, точной копией Его.

В таком случае, как же выглядит сам Господь? Какого Он роста — как скандинавы или как пигмеи, которые тоже, вроде бы, созданы по образу и подобию Бога? Какого цвета его кожа? Многие африканцы верят, что Бог — чернокож, и попробуйте убедить их в обратном!

Красив ли Он, как Ален Делон, или уродлив, как Квазимодо?

Есть ли у Него детородный член? А если есть, то на что Ему это украшение? Растут ли у Него волосы на груди?

Десятки подобных каверзных вопросов напрашиваются сами собой при размышлении над скупой информацией, что человек создан по образу Божьему.

Некоторые ученые (надеюсь, что не все!) ошибочно утверждают, что человек, видите ли, вовсе не создан Богом, а произошел от обезьяны, в результате многовековой эволюции. Им, очевидно, приятнее считать своим предком не Адама, а какую — то макаку. В качестве доказательства они приводят факт наличия у человека копчика. Как будто копчик способен что — то доказывать!

Они имеют наглость утверждать, что копчик, — это, видите ли, остаток хвоста, который был у обезьяньих предков человека, что это — так называемый «атавизм».

Что можно сказать в ответ на такую ересь? Только то, что раз есть копчик у человека, значит, — есть он и у Господа Бога! Интересно, осмелятся ли эти горе — ученые утверждать, что и сам Господь Бог…

Глава первая."Продолжение"

«И благословил Бог седьмый день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал». (Быт. 2. 3)

Видите, дорогие дети, Бог не благословил трудовой день, но зато очень благословил день праздный! И почивал на небесной лавочке не только в седьмый день, но и в восьмый, и в девятый, и в десятый. И так, — до конца года, столетия, тысячелетия… И вот прошло уже более пяти с половиной тысячелетий, как Он без устали отдыхает от трудов Своих.

Господь, Бог наш, Своим высоким примером учит вас, дорогие дети Его, что трудиться хорошо, а лениться — лучше. Что вполне достаточно поработать всего недельку за всю жизнь, чтобы почувствовать себя богом.

____________________

«И насадил Господь Бог рай в Едеме, на востоке, и поместил там человека, которого создал. И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла». (Быт. 2. 8— 9)

Библия утверждает, что рай находится вовсе не на небе, а на земле.

Указаны его точные координаты: у истоков четырёх рек, одна из которых — Евфрат. Так что для того, чтобы попасть в рай, вовсе не обязательно быть праведником. Достаточно узнать в туристическом бюро, где на Ближнем Востоке находится область Едем. И купить туда путёвку.

Господь насадил в Едеме сад. Причём, не фруктовый, а плодовый.

Здесь росли не только фруктовые деревья, но и всякого рода пальмы, цитрусовые. Возможно, даже произрастало хлебное дерево. И в Библии вовсе не сказано, что дерево познания добра и зла было яблоней. Не сказано:"яблоко", сказано:"плод".

«Только плодов дерева, сказал Бог, не ешьте. И взяла жена плодов его и ела».

Интересно, какой это умник выдумал и внушил всем остальным, что запретный плод был именно яблоком? Лично я считаю, что это, скорее всего, был банан. Потому что он и питательней яблока, и внешне привлекательней, как уверяла меня одна знакомая дама.

Вслушайтесь, как прекрасно звучит:"банан познания добра и зла"!

____________________

«Не было человека для возделывания земли. И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его». (Быт. 2. 5,15)

Ничто так не портит человека, как безделье. Создав Адама, Бог вскоре понял, что этот фрукт — скоропортящийся продукт. Поэтому Он быстренько переместил своего первенца в рай. Но вовсе не для наслаждения сладкой райской жизнью. Прочтите ещё раз внимательно приведенную цитату: Адаму было приказано охранять и возделывать Едемский сад. Днем — возделывать, ночью — охранять. Так что, ещё задолго до грехопадения человек был обречён трудиться в поте лица своего.

Адам напрягался не только физически, но и умственно. Бог навязал ему обязанность, которую должен был выполнять Сам: придумывать и давать имена животным. Звери гуськом подходили к Адаму, и он обзывал их, как хотел. Причём годилось любое сочетание звуков. Если Вы полагаете, что это — легкое дело, то попробуйте придумать сами. Хотя бы одно название. Адам же должен был изобретать их десятками. В результате такого рабского, изнурительного труда, бессонницы и нервотрепки возникли неудачные, прямо скажем, оскорбительные названия. Как, например: свинья, шакал, ехидна, ленивец, морская корова. Некоторые звери очень обижались.

____________________

“И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть; а от дерева познания добра и зла, не ешь от него; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь“. (Быт. 9. 16 -17)

В Едемском саду росло множество деревьев. Вероятность того, что Адам отведает плод запретного дерева, была ничтожно мала, можно сказать, — нулевая. Ему и в голову не пришло бы попробовать этот проклятый плод, если бы Господь лично не соизволил указать именно на то самое дерево. Первый человек, по умственному развитию, был совсем еще ребёнок. Он не знал, что такое «хорошо», а что такое «плохо». Он не понимал, что значит: «смертию умрешь». Потому что в его присутствии еще никто не умер. Как же мог он бояться смерти?

Слова Господа были явной провокацией. Попробуйте уйти из дома, сказав ребенку: ”Смотри, Вовочка, не ешь конфет, что лежат в том ящичке, справа!“. Бедный ребенок и не подозревал, что в ящичке справа лежат какие — то конфеты. Но Вы ему точно указали. И, тем самым, пробудили интерес к запретным сладостям. Результат такого воспитания будет плачевным. Придёте вечером домой, откроете ящичек, — увы! — от конфет остались только обёртки. А у Вовочки возникли осложнения с желудком.

Умные родители (а первым в мире Родителем, не забывайте, был сам Господь Бог!) кладут конфеты в недоступное для ребенка место. Господь, будь Он так же умён, мог насадить злосчастное дерево где — то высоко, на неприступной скале. Либо, в конце концов, мог обнести его колючей проволокой и пустить по ней электрический ток.

Но Господь, предвидящий всё, в этот раз потерял чутьё.

“И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника соответственного ему”. (Быт. 2, 18)

Как свидетельствует приведенная цитата, Бог создал первую женщину вовсе не для грехопадения. Он создал её как помощника, подсобника. В помощь рабу своему дал рабыню. Чтобы им вместе сподручнее было возделывать и охранять Едемский сад.

Поэтому очень заблуждаются те, кто считает, что первым занятием женщины было: любить за вознаграждение. Как раз наоборот: первым занятием было — трудиться без вознаграждения. Древнейшая профессия женщины называлась так: старший помощник садовника — охранника.

____________________

“ И навёл Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребер его, и закрыл то место плотью. И создал Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку». (Быт. 2. 21 — 22)

Что означает слово"привел"? Разве Господь не делал операцию тут же, при Адаме? Может быть, создав Еву, и зная, что Адам еще долго не проснётся, Он ее куда — то уводил? Может быть, Он специально дал Адаму большую дозу снотворного? Очень подозрительно всё это!

Итак, первым в мире анестезиологом был Господь Бог. Он же — первым хирургом. И первым портным — закройщиком. Ведь Он, лично, пошил Адаму и Еве кожаные одежды сразу же после их удачного грехопадения. Первым в мире безвинно пострадавшим был Адам. Ни с того, ни с сего лишился одного из ребер.

Но вот что настораживает. Человек, как и все позвоночные животные, имеет чётное количество ребер. Выходит, что первоначально Бог создал человека с нечетным количеством ребер! По образу и подобию своему.

Лишившись одного из рёбер, Адам сразу же перестал быть абсолютно подобным Господу. А, следовательно, спустился по социальной лестнице на ступеньку ниже. Ближе к обезьяне. Что весьма и весьма прискорбно.

Но Сам — то Бог остался таким же! При всех Своих рёбрах! Это еще раз подтверждает ту неоспоримую истину, что Господь Бог — уникальное, единственное в мире Существо! Уникальное уже потому, что имеет нечетное количество ребер!

«И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей. Потому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей. И будут одна плоть»(Быт. 2. 23— 24).

Замечательно, что такую высокопарную фразу произнес только что вылепленный юный Адам, которому Бог не сообщил, что, ради создания Евы, лишил его ребра. Это сказал Адам, круглый сирота, который абсолютно не имел понятия, что такое"отец"и что такое"мать". Но уже подозревал, что к кому — то обязательно прилепится. И не отлепится никогда.

Что там ни говорите, но наш Адам был умён не по летам.

____________________

“И сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь“. (Быт. 1, 28).

Слова Божие: “плодитесь и размножайтесь“ вовсе не означали, что Адам и Ева должны заняться этим незамедлительно. Впереди им еще предстояла долгая, почти тысячелетняя жизнь. С этим грешным делом можно было и подождать. Кроме того, рай — вовсе не то место, где можно улечься под деревом познания добра и зла, и предаваться познанию друг друга. Да и звери, пришедшие креститься, рядом бродят. Да и Бог рядом.

Он все видит!

Короче говоря, так бы ничего от этой парочки и не произошло на протяжении долгих лет, если бы Господь Бог не отвлекся на минутку, и не проглядел змея.

____________________

“ Змей был хитрее всех зверей полевых, которых создал Бог. И сказал змей жене: нет, не умрёте. Но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете как боги, знающие добро и зло “. (Быт. 3. 1— 5)



Библия была переведена на русский язык очень давно, в одиннадцатом, двенадцатом веках, со старославянского языка. Тогда слово “ хитрый “ в обоих языках означало:"умный". Это значение имеет оно и сейчас в некоторых славянских языках. В чешской Библии сказано: гад был «наихитрейшим» (что в точном переводе означает: самым умным) из всех животных. Так что змей был не столь хитрым, сколько — умным. «Будьте мудры, как змеи!» — любил говорить Иисус Христос. (Мат.10. 16).

Мудрый змей понимал, что Господь обманывает Адама и Еву, обещая наказать их смертью. Ведь не для того же Он создал их, чтобы сразу же умертвить! Змей видел, что славные ребята глупы и наивны. И надо открыть им глаза на истинное положение вещей. Нужно, как можно скорее, научить их различать добро и зло. Адам и Ева возделывали и охраняли Едемский сад. Тем самым, — делали добро. Зло состояло в том, что они не получали от Бога никакого вознаграждения. Сердобольный змей хотел подсказать наивным рабам Божьим, что их беззастенчиво эксплуатируют. Наверное, так же поступили бы многие из нас, будучи на его месте. Священники рассказывают нам разные сказки, вроде той, что райским соблазнителем был вовсе не обычный змей, а — сам Дьявол, Сатана в облике змея. Это — ложь, клевета на змея и на Сатану. В Библии ни слова, ни пол слова не сказано о том, что Еву искушал сам Дьявол. Ни разу библейский Сатана не принимал облика Змея. Только однажды он, перевоплотившись в дракона, воевал с Архангелом Михаилом. Но дракон и змей, — даже не дальние родственники.

В дальнейшем мы прочтём в Библии, как Господь Бог в пустыне дал указание Моисею укрепить изображение змея на своем стяге. (Числ. 21.8). Не станете же Вы утверждать, что народ Божий шёл в бой под знаменем Сатаны!

Может быть, Вам покажется это кощунственным, но автор считает, что не вправе утаить от Вас один очень печальный факт. Оказывается, библейский Сатана, Сын Божий (Иов. 1.6), почти никогда не выступал против Отца Своего. В большинстве описанных эпизодов с Его участием Он — помощник Господа и исполнитель Его воли. Когда надо было срочно искусить кого — либо, Бог поручал это Сатане. Так было с бедным Иовом, так было и с Иисусом Христом (Мат. 4.1), и с другими, менее известными библейскими персонажами. Когда следовало наслать на кого — то злого духа, Бог посылал Сатану. И делал это неоднократно, — послушный Сынок был всегда в Его распоряжении. Мы с Вами в этом ещё не раз убедимся.

Такова библейская правда. В высших сферах проблемы отцов и детей не существовало.

____________________

“ И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно хорошо для глаз и вожделенно, потому что дает знание: и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел“. (Быт. 3. 6— 10)

Женская любознательность иногда приносит плоды. В данном случае — плоды познания.

Но совершила ли Ева грех, сорвав запретный плод?

Безусловно. Она ослушалась Господа, Хозяина.

А теперь задумаемся, что стало бы, если бы Ева оставалась послушной девочкой? Человечество так никогда бы не распознало разницу между добром и злом. Никто не стыдился бы наготы, как не стыдятся ее нудисты. Мальчик никогда бы не воскликнул: “Смотрите, король гол!“. Даже Сам Господь Бог мог бы являться перед своими подданными, в чём мать родила. И никого бы это не шокировало.

Жизнь была бы проста, ясна и душиста, как дворовой клозет. Никто бы не задавал себе и другим глупых вопросов о сущности бытия. Никто бы ни в чём не сомневался. Никто бы не пытался улучшить себя, своих близких и весь окружающий нас мир. Знания были бы недоступны для нас, а из всего сознания осталась бы только беспредельная вера в Бога…

____________________

“И воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: где ты? Он сказал: голос Твой я услышал в раю и убоялся, потому что я наг, и скрылся. И сказал: кто сказал тебе, что ты наг? Не ел ли ты от дерева, от которого Я запретил тебе есть? Адам сказал: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел ” (Быт.3.11 — 12)

Адам струсил, спрятался за спину женщины. Он явно не был джентльменом, этот Адам. Он был всего лишь жалким смиренным рабом Божьим. Плод оказывал замедленное действие. Понятие о добре и зле еще не успело перевариться в мозгу первого гомо сапиенса.

Впрочем, и многие библейские потомки Адама в подобных ситуациях показали себя не лучшим образом. За спины своих жен прятались и правоверные патриархи Авраам, Исаак и Иаков. С их “героическими“ деяниями мы еще познакомимся.

____________________

«И сказал Господь Бог змею: за то, что ты сделал это, проклят ты перед всеми скотами и перед всеми зверями полевыми; ты будешь ходить на чреве твоем, и будешь есть прах во все дни жизни твоей. И вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту». (Быт. 3. 14)

Библейский Бог Иегова…

Тут я считаю своим святым долгом уточнить, что в этой книге речь вовсе не идет обо всем известном и всеми почитаемом современном Господе Боге — добром и милосердном Властителе Вселенной. В существовании которого я, честно говоря, не уверен. И поэтому не могу сказать о Нем ни хорошего, ни плохого. Я пишу именно о том, библейском Боге Иегове, деяния которого подробно освещены на страницах Старого Завета. Деяния эти вполне можно и должно оценивать с позиций современной морали. Я готов допустить, что в Библии Его образ, преднамеренно или по недоразумению, сильно искажен.

Допускаю также, что древние составители Библии создали образ Бога"по образу и подобию своему". Но я не осмеливаюсь этого утверждать…

… Так вот, тот старозаветный библейский Бог испытывал неизъяснимое наслаждение, когда Ему удавалось найти повод кого — либо наказать, или, хотя бы, проклясть. В Его арсенале было великое множество наказаний и проклятий. Я насчитал их в Библии около двухсот. Причем, самых невероятных, немыслимых, изысканных, изощренных. Ознакомиться с этой энциклопедией угроз и проклятий Вы сможете несколько позднее, в главе «Библейские курьёзы». Но рекомендую это только тем, у кого железные нервы и крепкий желудок.

Сейчас же подробнее остановимся на тех нескольких проклятиях, которыми Бог одарил змея и Еву.

Змей был наказан очень сурово. У него тотчас же отпали все четыре лапы. Ходить на чреве, как повелел Господь, он так и не научился. Шаги получались очень маленькими. Но зато научился неплохо ползать.

Поначалу бедному гаду пришлось питаться одним прахом. К сожалению, прах был совершенно невкусен и мало питателен. Тогда он тайком от Бога разнообразил своё меню мелкими грызунами и птичьими яйцами. В общем, выкрутился, гад проклятый!

«Жене сказал: умножая, умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рожать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою“ (Быт. 3. 16)

Ева сразу же после изгнания из рая принялась усиленно рожать в муках. И за девять сотен лет произвела на свет многочисленное потомство.

Очень тяжелым наказанием для Евы было то, что Бог пробудил в ней сильное влечение к мужу. Трусливый Адам не заслуживал этого. Как ни боролась Ева с влечением, но проклятие Господнее оказалось сильнее. Настолько сильным, что иногда Еву влекло и к самому Богу.

Новость о нагрянувшем господстве мужа она восприняла более спокойно. Пусть себе властвует, — подумала Ева, — последнее слово всё равно останется за мной. Так оно осталось и до наших дней.

Как это ни печально, но за грех змея и за Евин грех понесли наказание не только люди, но и другие живые существа. Огрызок плода, брошенного Евой, съела блуждающая неподалеку корова. И теперь она тоже рожает в муках. Я, не без оснований, подозреваю, что и иные млекопитающие не получают от родов большого удовольствия.

В другом огрызке завелся червь, — и теперь все черви ходят на чреве.

А также некоторые грешные гусеницы, улитки и прочие слизняки.

Вот что натворили любопытная, безоглядная сладкоежка Ева и вроде бы неглупый змей!

____________________

«Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав»не ешь от него", проклята земля за тебя, со скорбию будешь питаться от нее во все дни жизни твоей. Тернии и волчцы произрастит она тебе. В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят". (Быт. 3. 17— 19)

За маленький грешок Адама Господь, совершенно необоснованно, проклял всю землю. И с этого момента на ней стали бурно расти всяческие сорняки, отравляющие нашу жизнь. А злаки, наоборот, сами по себе уже не произрастали.

За случайный, непреднамеренный проступок одного несмышленого индивидуума пришлось расплачиваться всему человечеству. Так впервые был внедрён в жизнь принцип коллективной вины.

Поэтому в поте лица, в тяжком ежедневном труде добывают люди хлеб свой. Особенно тяжело приходится слугам Божьим. Пот с них катится градом. И за что их Бог так наказал?

«И сделал Господь Адаму и жене одежды кожаные, и одел их». (Быт. 3.21)

Для того чтобы сделать одежды кожаные, Господь должен был собственноручно забить только что созданное Им животное. Потом освежевать его, выделать кожу и, попутно, без должного обучения, овладеть скорняжным ремеслом. Не слишком ли непосильные задачи ложатся порой на плечи Господа?

____________________

«Адам познал Еву, жену свою.»(Быт. 4. 1)

Он думал, что познал. Не знал, что женщину познать невозможно.

У Адама и Евы были одна плоть и одна кровь. Переспав с Евой, Адам должен был иметь неприятное ощущение, как будто переспал с самим собой. Это было чудовищное кровосмешение! Первое из многих, так красочно описанных в Библии. Разве от такой порочной связи, спрошу я Вас, могло родиться здоровое поколение?

И действительно, мы вскоре убедимся, что ближайшие потомки Адама и Евы были глубоко аморальны. И понадобился Потоп, чтобы смыть эту потомственную мерзость с лица земли.

Но разве Господь не знал, что кровосмешение порочно, что пагубно отражается на здоровье и умственном развитии цветов жизни? В законах, продиктованных Им Моисею во время Исхода, записано красным по белому: кровосмешение должно караться смертью. (Лев.18).

Почему же Всевышний не дал себе за труд изготовить для Адама и Евы хотя бы дюжину двоюродных братишек и сестричек? Кровосмешение с которыми уже не так чревато.

Я вовсе не оспариваю Господа, я только пытаюсь размышлять. Неужели Господь не мог поработать хотя бы ещё недельку? Ведь у молодой пары не было ни кола, ни двора, ни холодильника, ни телевизора, ни микроволновки, ни мобильных телефонов, для общения с

тем же Богом и тем же змеем.Разве возможна жизнь на земле без этих необходимых, замечательных вещей? Не было даже соседей, жизнь без которых — это не жизнь!

Нет, кроме шуток. Ведь, произведя Еву, Господь абсолютно ничего больше не произвёл! Ни гвоздя, ни топора, ни кирпича, ни пуговицы.

Даже колеса не изобрёл. Не разжег огня, не научил людей пользоваться им. Ковчег — такое грандиозное сооружение — необдуманно поручил строить Ною. В результате — звери должны были плыть в антисанитарных условиях, с опасностью для жизни.

Как мы узнаем из библейских Книг, Бог уже больше никогда ничего не создавал, только разрушал. Такую прекрасную Вавилонскую башню, такие высокоразвитые города, как Содом и Гоморру. И многие другие, менее известные достопримечательности. Я, конечно, не верю, но ходят упорные слухи, что"Титаник"утонул по Воле Божьей.

Слышу массу возражений: всё, что создано людьми, создано ими с Божьей помощью. Он даёт людям силу, мудрость и здоровье, необходимые для этого.

Что есть, то есть, не могу оспорить. Тем более что мне известны многочисленные примеры Божьей помощи. Например, хорошо известно, какую весомую поддержку оказал Господь людям, создавшим атомную и нейтронную бомбы, и построившим газовые камеры.

____________________

«… и она зачала, и родила Каина, и сказала: приобрела я человека от Господа». (Быт. 4. 1).

Простушка Ева (а может, и не простушка вовсе!) никак не могла понять, как попал маленький человечек в её брюшко. Она, конечно, не могла увязать это со странными телодвижениями Адама. Поселить в неё ребенка мог только сам Господь Бог. И хотя Еве не с кем было поделиться своей радостью, вера в чудесное, божественное зачатие наполнила ее гордостью и любовью к Богу.

В Библии описано несколько случаев таких волшебных,"непорочных"зачатий. Мужья некоторых библейских дам были так стары и дряхлы, что уже не имели сил предаваться порокам. Другие, хотя и могли, но не хотели, подобно пресловутому Онану. Третьи, — подолгу отсутствовали, или просто предпочитали крепкий, здоровый сон.

Некоторые библейские героини были очень немолоды, другие — молоды, но всё равно неплодны. Поразительно, но каждая вторая женщина, описанная в Библии, до встречи с Ангелом страдала бесплодием. По этому показателю Библия значительно превосходит все книги мировой литературы. Подробнее об этом — в главе «Библейские курьёзы».

Бесплодны были они, конечно же, по воле Господа. Но, за хорошее поведение и личную преданность, Бог распечатывал их чрева. И с этой благой вестью посылал к даме гонцом Своим молодого Архангела, а то и двух, — в особо запущенных случаях. Ни одно «чудесное» зачатие (а их насчитывается в Библии около десяти!) не произошло без предварительной встречи дамы с Ангелом! Вы сможете в этом сами убедиться.

Все эти многочисленные служебные ангельские командировки у меня лично вызывают недоумение. Зачем надо было отрывать Ангелов и Архангелов от важных дел, и тратиться на проездные и залётные? Разве недостаточно было Господу мысленно приказать избранной бесплоднице:"Сейчас же зачни!", чтобы она тут же понесла? И не такие чудеса совершались по одному слову Божьему! И ещё одно еретическое соображение: почему после такого чудесного, сверхъестественного зачатия беременность длилась, как после порочного зачатия, — положенные девять месяцев? Неужели Господь не мог вложить или вставить даме полуфабрикат?

У Ангелов зачатия проходили не так, как у грешных людей. Ангелы опасались ложиться с дочерьми человеческими. Ведь Они были эфемерны, бесплотны. Страстные объятия могли повредить Их слабой телесной конституции. Поэтому зачатие происходило в извращённой

форме. Не через…, а — через уши. Чтобы привести свою избранную даму в экстаз, Ангелу достаточно было прошептать ей на ушко пару нежных ангельских фраз. И всё, зачала!

Тогда, возможно, и возникла поговорка, что женщины любят ушами.

Ангелы не были особо разборчивы. Не отдавали предпочтения юным блондинкам. Наоборот, Им больше нравились женщины в возрасте, которые могли Их чему — то полезному научить.

После Каина Ева родила Авеля, Сифа и еще множество сыновей и дочерей.

«И познал Адам еще жену свою, и она родила сына, и нарекла ему имя: Сиф, потому что, говорила она, Бог положил мне другое семя»(Быт. 4. 25)

Еще одно свидетельство тому, что Господь успешно сеял Свои семена на чужой ниве…

____________________

«И был Авель пастырь овец, а Каин был земледелец. Спустя несколько времени Каин принес от плодов земли дар Господу. И Авель тоже принес от первородных стада своего и от тука их. И призрел Господь на Авеля и на дар его, а на Каина и на дар его не призрел. Каин сильно огорчился, и поникло лицо его. И когда они были в поле, восстал Каин на Авеля и убил его»(Быт. 4. 2— 8).

Непонятно, с какой целью, но библейские летописцы, уже с самых первых страниц Святой Книги, усиленно пытаются убедить читателя, что мудрый, вроде бы, Бог не отличается большой силою ума. Посмотрите, сколько явных просчётов успел сделать Господь за очень короткий исторический период.

Во — первых, Он попытался создать свет, предварительно не создав источника света.

Во — вторых, — сделал небо твердым и неприятным на ощупь.

В — третьих, — вместо одной большой приличной звезды, рассыпал по небу тысячи таких мелких, что их до сих пор не видно при свете солнца.

В — четвертых, доверил создание китов и дельфинов кому — то другому, и не убедился, хороши ли они.

В — пятых, при создании свиней не вымыл их хорошенько, — и хрюшки навеки остались нечистыми животными.

В — шестых, вылепив человека из глины, забыл обжечь его. Теперь человеку, чтобы не рассохнуться, приходится ежедневно вливать в себя изрядное количество вина.

В — седьмых, насадил запретные деревья в доступном для греховодников месте. А херувима с мечом поставил возле них не до, а после грехопадения.

В общем, — совершил много нелогичных, плохо продуманных поступков.

Теперь давайте разберёмся в подоплёке уголовного преступления номер один в истории Земли, в деле об убийстве Авеля его братом Каином.

И спросим главного обвиняемого: — Для чего же Ты, Боже, подстрекал Каина к братоубийству? Отчего Ты, Господи, не призрел и на дары старшего из братьев? Вырастил он их в поте лица своего, принес Тебе от чистого сердца, надеясь на благословение Твоё, или хотя бы на доброе слово. Ты же брезгливым жестом оттолкнул от Себя преданного пахаря, и отринул его скромные дары.

В то же время, от младшего брата благосклонно принял в дар баранье мясо и сало.

Пусть даже Ты и предпочитаешь жирное мясо пресным лепешкам.

Но что же мешало Тебе радушно принять дары от обоих братьев, ласково благословить их и отпустить восвояси? А потом, ночью, спокойно выбросить обглоданные кости и нетронутые лепешки в контейнер для отбросов?

Любой Твой раб, даже слабо мыслящий, поступил бы именно так. Ты же, обуян гордыней, пробудил в Каине бешеную ревность, довел братьев до ссоры, до драки, до братоубийства.

Господа присяжные заседатели! Обращаю Ваше внимание на то, что бедный, неотесанный Каин действовал в состоянии аффекта, подстрекаемый к убийству неодолимой Высшей Силой. И если Вы хотите осудить Каина, так осудите и его Верховного Подстрекателя! И Его присудите к изгнанию! И на Его божественное Чело поставьте печать Каинову!

И всё же не могу не высказать соображения, что поступок этого далёкого недалёкого Господа был, в какой — то мере, оправданным. Во всяком случае, с точки зрения древних евреев.

Для них, пастухов — кочевников, землепашество было делом низменным и презренным, неугодным Богу. Что и нашло отражение в легенде о Каине и Авеле. В свою очередь, древние египтяне, возделывающие плодородную долину Нила, с презрением относились к семитским пастушеским племенам,"ибо мерзость для египтян всякий пастух овец". (Быт. 46. 34)

«И пошел Каин от лица Господа». (Быт. 4. 16)

Ересь какая — то! Разве можно скрыться от лица Господа? Ведь он присутствует всегда, везде, даже там, куда вход посторонним строго воспрещен! Он рядом с нами, вокруг нас, внутри нас, внутри каждой вещи, даже выброшенной на помойку. Так можем ли мы скрыться от самих себя?

____________________

"И познал Каин жену свою, и она родила Еноха. У Еноха родился Ирад, Ирад родил Мехиаеля; Мехиаель родил Мафусала; Мафусал родил Ламеха. (Быт. 4. 17— 18.)

У Сифа также родился сын, и он нарек ему имя: Енос, Енос родил Каинаина; Каинаин родил Малелеила; Малелеил родил Иареда; Иаред родил Еноха, Енох родил Мафусала; Мафусал родил Ламеха. (Быт. 4. 26; 5. 9— 25).

У первых людей был очень ограниченный запас слов. Сыновья, внуки, правнуки и дальнейшие потомки Адама не отличались богатой фантазией. К сожалению, не унаследовали ее от Адама. Мы помним, с какой легкостью придумывал он тысячи названий для тысяч различных животных, пришедших, приплывших, приползших и прилетевших к нему с единственным желанием: креститься как можно поскорей.

В те далекие времена не были еще изданы справочники имён и фамилий. И царил откровенный плагиат.

Еще раз предоставлю вашему вниманию перечень прямых потомков Каина и Сифа.

Каин — Енох — Ирад — Мехиаель — Мафусал — Ламех.

Сиф — Енос — Каинаин — Малелеил — Иаред — Енох — Мафусал — Ламех.

Видите, как у них замечательно получилось! Вот что значит многовековая семейная традиция! Ведь от рождения Каина до смерти последнего Ламеха прошло 1600 лет!

Имена давались либо одинаковые, либо очень похожие по звучанию.

И порядок сохранен. Такая вот преемственность поколений.

Кое — кто решит, что это неправдоподобно, что это очень подозрительно, что такого просто не может быть.

Отвечаю: в Библии, написанной под диктовку и под редакцией самого Господа Бога, всё — святая Правда! И ничего уже с этим не поделаешь…

____________________

«Когда люди стали умножаться на земле, и родились у них дочери, тогда сыны Божьи увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали себе в жены, какую кто избрал. В то время были на земле исполины, особенно с того времени, как сыны Божьи стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им. Это были сильные, издревле славные люди»(Быт. 6. 1— 4)

Очень интересно! Почему — то не принято говорить, что у Бога были (впрочем, есть и сейчас, ведь они бессмертны!) взрослые дети, целая куча сыновей. И не какие — то розовенькие детишки — ангелочки, а рослые гвардейцы в расцвете сил, с нормальными мужскими потребностями.

Интересно, входят ли они и сейчас без стука к дочерям человеческим?

Или земные девы стали менее красивы?

В Библии неоднократно упоминается воинство небесное, ополчение Божье. Это — специальный отряд быстрого реагирования, составленный из отборных Сыновей Верховного Главнокомандующего.

Выяснив, что Господь — Отец большого семейства, осиротевший Дедушка несметного количества славных исполинов, утопленных Им во время всемирного Потопа, мы очень хотели бы узнать кое — что и о Бабушке.

Но Библия лишает нас возможности познакомиться с этой небесной Дамой. Мы даже не знаем, имеет Господь одну, или нескольких жен. Но, может быть, Иегова рожал сыновей прямо из головы, по примеру греческого коллеги Зевса?

Что же касается сыновей Божьих, то нам известны имена и деяния только трёх из них: Гавриила, Михаила и Сатаны. В одной из последних книг Старого завета говорится о том, что к сановнику персидского царя еврею Даниилу (он же Валтасар) прилетел Архангел Гавриил с благой вестью о скором пришествии Христа. (Дан. 9. 25).

Не прошло и пяти сотен лет, как тот же нестареющий Гавриил явился к двум палестинским праведницам Елисавете и Марии с двумя благими вестями. После чего одна, будучи старой и неплодной, забеременела и родила Иоанна Крестителя, а другая, будучи юной, стопроцентно непорочной девой, забеременела и родила Иисуса Христа. (Лук. 1. 12-26).

Как же выглядели Сыновья Божьи? Вот как описывает внешность Гавриила мудрец Даниил.

«И поднял я глаза мои и увидел: вот один муж, облеченный в льняную одежду, и чресла его перепоясаны золотом из Уфаза. Тело его — как топаз, лице его — как вид молнии; очи его — как горящие светильники, руки его и ноги его по виду — как блестящая медь, и глас речей его — как голос множества людей». (Дан. 10. 5— 6).

Очень впечатляющий портрет, созданный лихорадочным воображением обкуренного старца! Особенно хороши у Гавриила глаза — светильники, которые прекрасно выделяются на лице — молнии!

Не всегда Архангелы являются людям при полном параде. Иногда Они выглядят, как простые странники. Не прилетают, а приходят на своих двоих. Едят простую пищу и пьют вино, обсуждают с хозяевами последние новости, дают неплохие советы, остаются на ночлег. В общем, оставляют о себе самое благоприятное впечатление и желание еще раз увидеться.

Но не каждому смертному дано лицезреть их, — они являются только избранным. Яркий тому пример: пророк Валаам не видел Ангела, но прекрасно видела Его ослица Валаама. И была так потрясена, что заговорила человеческим голосом. (Чис. 22. 23— 30).

____________________

«И сказал Господь: не вечно Духу Моему быть пренебрегаем человеками, потому что они плоть, пусть будут дни их сто двадцать лет». (Быт. 6. 3).

Древние люди, благодаря Богу и хорошей экологической обстановке, жили подолгу, по 800-900 лет. Первых своих сыновей они рожали, уже отметив вековой юбилей. Рекордсменом долгожиелем, записанным в Книгу рекордов Гиннеса, был Мафусал номер два, потомок Сифа. Это он придумал выражение"мафусаилов век". Старикан скончался в возрасте 969 лет, в точно тот год, когда начался всемирный Потоп.

Такое странное совпадение — еще одна библейская загадка. Умер Мафусал своей смертью, или нашел смерть в бурных водах, Библия не уточняет. Некоторые, до сих пор засекреченные, материалы дают основания полагать, что он разделил участь всех других, менее популярных людей.

За свою порядочно долгую, многовековую жизнь люди успевали вдоволь насладиться её прелестями. И при этом изрядно нагрешить. В чём, возможно, переплюнули даже Ангелов небесных. Они грешили и говорили:"после нас хоть потоп"и"потоп всё спишет". Тем самым они искушали Господа.

Прежде чем утопить первобытных адамитов, Господь попробовал сократить их количество, ограничив время пребывания их на земле сто двадцатью годами. Но негодяи, предвидя скорый конец, стали грешить вдвое больше. И своей безоглядностью просто — таки загнали Господа в

тупик. Поэтому вопрос:"лить или не лить?"мог иметь только одно, положительное, решение. Хотя и с отрицательным результатом.

____________________

«И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле и что мысли и помышления их были зло во всякое время. И раскаялся Господь, что создал человека на земле, и воскорбел в сердце Своем. И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков.»(Быт. 5. 6— 7).

И увидел Бог, что это нехорошо.

Люди, хотя и общались с Ангелами, не научились от них хорошим манерам. Дело зашло настолько далеко, что потребовались кардинальные меры для искоренения повального зла.

Тут я призадумался: а зачем вообще Бог создавал человека? Для чего Ему было это нужно? Ну, допустим, создал Он красивые деревья и цветы, развел декоративных животных и птиц — это понятно, каждый стремится украсить и благоустроить свой быт. Тем более — Господь, с Его неограниченными возможностями.

Но зачем Ему понадобилось создавать новое, более чем странное и неприспособленное к жизни существо? Разве Он не предвидел, что от человеков можно ждать только неприятностей? Потом пришла разгадка. Я понял: Богу понадобились рабы. Потому что не может существовать Господин без рабов.

У всех остальных Богов рабов было в избытке. И только у Него — ни одной живой души с парой работящих рук. Следовало срочно заселять свеже созданный участок земли. И Господь создал людей, вдохнув в них душу живую.

Но неблагодарные люди, размножившись, вышли из повиновения, свернули с раз навсегда начертанного пути. Красивые дочери их стали сбивать с пути панычей. Весь животный мир последовал дурному примеру. Так, — прекрасно задуманный, спланированный и на скорую руку хорошо сотворенный, — мир Божий стал напоминать огромный грязный бордель, похожий на творение Сатаны.

Если бы Господь мыслил логически, Ему следовало бы, в первую очередь, строго покарать Ангелов. Слабые женщины, наказанные за Евин грех вечным влечением к мужикам, конечно же, не могли устоять перед прекрасными и учтивыми Сыновьями Божьими.

Их земные мужья — те вообще заслуживали участия и жалости. Ведь им досталась роль сторонних и безвольных свидетелей ангельских оргий. Но Ангелы, образно говоря, вышли сухими из воды.

____________________

Несколько непонятно, как вообще в голове Бога возникла идея Потопа. Всё можно было решить гораздо проще, без сооружения такого громоздкого и дорогостоящего водного аттракциона. Ведь в запасе у Бога Иеговы — десятки вполне эффективных средств для быстрого и тихого уничтожения человечества. Взять хотя бы те же моровые язвы, различного рода порчи, проказу, огненные молнии, расплавленную смолу с неба и многие другие, не менее привлекательные казни. Арсенал их у Господа достаточно велик. И пользуется Он ими в совершенстве.

Что доказал неоднократно за годы своего существования.

Библия очень смачно описывает, что ждет людей и целые народы (в том числе и народ избранный), если они разгневают Бога. Милосердный Господь Бог создал только двух людей, да и то — очень несовершенных. Уморил же, сжег, свергнул в преисподнюю, стер в порошок, замучил десятками способов — миллионы! И это только те, относительно немногие случаи, которые зафиксированы в Святой Библии. Причем о древних, допотопных людях я уже не говорю. Потому что точное количество утопленников в Библии не указано. Может быть, их и не было так много миллионов, чтобы о них стоило сожалеть…

____________________

«От человека до скотов и гадов, и птиц небесных Я истреблю, ибо Я раскаялся, что сотворил их». (Быт. 6. 7).

Больше всего в этой кошмарной истории жаль мне стало животных: гадов, птиц и даже, как ни странно, скотов. Ну, чем же они — то провинились перед Господом? За что их — то уничтожать? Ангелы с ними, скорей всего, не грешили, никакого зла звери и птицы не помышляли.

Ползали, летали, жевали, пресмыкались, плодились и размножались во славу Господа.

И почему это, в конце концов, рыбы и водные птицы оказались в привилегированном положении? Кому — война, а кому — мать родна? Ведь даже Бог не смог бы их утопить.

Некоторое количество чистых и нечистых пар Господь всё же решил законсервировать в ковчеге. Не дал Себе за труд сотворить их заново.

Но посмотрите, люди добрые, что же Он натворил! Он же одним махом уничтожил и весь растительный мир! Все деревья, кустарники, злаки, сорняки, траву полевую!. Мало того. Он уничтожил и последнюю Пристань Праведных Душ — Рай. Смыл с лица земли райский сад, насаженный в Едеме на востоке, у истока четырех рек! Уничтожил два пресловутых дерева, от которых никто уже не отведает запретных бананов: дерево жизни и дерево познания добра и зла.

Скорбь наша безмерна! Без запретного плода — и жизнь не мила!

Вот, дорогие мои, что значит: действовать сгоряча, не думая о возможных последствиях. Разумные Боги не должны так поступать. Они не должны — ни в коем случае! — перегибать палку. Это — плохой пример для остальных Богов.

О милосердии мы лучше помолчим…

____________________

«И воззрел Бог на землю, — и вот, она растлена: ибо всякая плоть извратила путь свой». (Быт. 6. 12.)

Так вот, оказывается, в чем дело! Поддавшись минутному порыву, я от всей души искренне пожалел животных, которым оставалось недолго мучиться в ожидании потопа. Теперь вижу — зря! Ибо"каждая плоть извратила путь свой".

Оказывается, — об этом, кроме Господа, мало кто знал, — буквально все животные, не говоря уже о насекомых, по уши погрязли в грехах смертных, сошли, сползли, слетели с пути истинного, начертанного Богом. Буквально все: от примитивных одноклеточных до более сложных приматов. От воробьев до степных орлов. От слизняков до гиппопотамов. Всё, что имеет плоть и душу живую. Все они, без исключения, предались неописуемому разгулу и разврату. Если это преувеличение, то что означает тогда библейская фраза:"всякая плоть извратила путь свой"?

Нет, как мне удалось выяснить, всё было именно так. И даже хуже.

Звери буквально погрязли в животном грехе.

Любой осел мог, маясь дурью, взгромоздиться на лошадь Пржевальского, — в результате рождались мулы. Которые Господу показались гораздо уродливей тех животных, которых Он создал собственноручно.

Верблюды входили к овцам, — рождались карлики — ламы.

Воробьихи чирикали с бабочками, — рождались колибри.

Акулы вовсю крутили со столярами и плотниками. В результате получились такие монстры как раба — молот и рыба — пила.

Зайцы паровались с дорожными сумками, — появились на свет первые кенгуру.

Олени каждую весну сбрасывали рога. И что же? За зиму им нарастали новые. Об этом заботились оленихи.

Всякая земная тварь спешила свернуть с истинного пути, шутя и играя, неустанно стараясь, как можно лучше, пристроить свой конец.

И — доигрались!

«И сказал Бог Ною: конец всякой твари пришел пред лице Мое». (Быт. 6. 13)

Можете себе представить более омерзительное зрелище?!

И я, будучи на месте Бога, всех этих грязных тварей утопил бы, как слепых котят!…

…Кстати, известно ли Вам, что персидские кошки появились на свет Божий в результате преступной связи между обычной кошкой европейской и старым персидским ковром?

«И раскаялся Бог»(Быт. 6. 6)

Из этого следует, что Бог, который никогда не ошибается, всё же осознал, что сделал ошибку. И раскаялся в содеянном.


Глава вторая.

ПОТОП ВСЁ СПИШЕТ

«Потому что участь сынов

человеческих и участь животных -

участь одна; как те умирают, так

умирают и эти. И одно дыхание у всех,

и нет у человека преимущества над

скотом».

(Ек. 3. 19)


«Ной же обрёл благодать пред очами Господа. Вот житье Ноя. Ной был человек праведный и непорочный в роде своём. Ной ходил пред Богом». (Быт. 6. 9)

Среди всеобщего разгула исполинов, буйного роста пороков у динозавров, бесчинств, творимых ослами акулами и мотыльками, всё — таки, к нашему общему счастью, на земле ещё остался маленький островок чистоты и благолепия, который устоял против грязных и грозных волн разврата и тотальной мерзости.

Этим островком были праведник Ной и его благочестивая семья.

Если бы не Ной, этот случайно обнаруженный Богом алмаз в огромной куче навоза, исчезло бы всё живое на созданном Богом участке земли, исчезла бы сама эта земля, рассыпалась бы вся ближневосточная Вселенная. Господь уничтожил бы всё то, что создавал таким тяжким трудом в течение долгих шести дней. Вряд ли ещё когда — либо Он решился бы на подобный эксперимент. Уж очень подорвали Его доверие неблагодарные люди и другие твари.

Вот Вам ещё одно доказательство, что мир спасётся только благодаря праведникам.

Выбор Господа был не случаен. До преклонных лет Ной сохранил чистоту помыслов и поступков. До пятисот лет оставался он девственником, не желая делить себя между женщиной и Богом. Ни один из его предков и потомков не смог повторить такой подвиг верности идее.

Все предки Ноя, по восходящей прямой, уже в ранней молодости, не дожив и до двухсотлетия, спешили родить первых сыновей. А затем семьсот — восемьсот лет только и делали, что размножались и предавались порокам.

Ной же, в те редкие часы, когда не был пьян и не валялся голым в шатре, всегда «ходил пред Богом» и всё делал пред Богом, не скрываясь от Его взгляда ни на минуту, даже в тех ситуациях, когда очень стеснялся.

Только отметив полувековой юбилей, он потихоньку начал рожать сыновей. И за столетие успел родить троих. Ной предвидел, что ему предстоит великая миссия спасения избранного животного народа и возрождения жизни на земле. И в этом святом деле могут понадобиться более молодые, более продуктивные и более хамоватые помощники.

У Бога не было лучшего выбора.

Всё то хорошее, что в него вложил Господь, Ной передал своим сыновьям. Симу — прародителю смуглых семитов, как избранных, так и отбракованных; которые впоследствии стали антисемитами. Иафету — прародителю арийцев и других, ещё более низших европейцев. Хаму — прародителю чернокожих африканцев и всех остальных рабов, исключая рабов Божьих.

Остальные, менее качественные, качества сыновья Ноя почерпнули прямо от Бога.

Кто был прародителем желтокожих китайцев и краснокожих индейцев, мне, к сожалению, с помощью Библии выяснить не удалось.

Подозреваю, что и для Самого Господа это — неразгаданная тайна.

Ещё одна крошечная библейская тайна. Почему сыновья Ноя несколько раз перечислены в таком порядке: Сим, Хам, Иафет? Ведь Хам был не вторым, а третьим, самым младшим сыном Ноя. (Быт. 9. 18, 24)

____________________

«И сказал Бог Ною: сделай себе ковчег из дерева гофер; отделения сделай в ковчеге и осмоли его смолою внутри и снаружи. И вот, Я наведу на землю потоп водный, чтобы истребить всякую плоть, в которой есть дух жизни, под небесами; всё, что есть на земле, лишится жизни. Но с тобой я поставлю завет свой.»(Быт. 6. 13— 18)

Господь, потрудившись всего шесть дней, был сыт этой работой по горло. И решил всю остальную вечность, вплоть до очень Страшного суда, ровным счётом ничего не создавать. Кроме проблем для Своих рабов.

Право же, для Него, создавшего такую громоздкую часть Вселенной, не составило бы особого труда соорудить чепуховый ковчег, который был настолько примитивен, что измерялся локтями.

Но Творец великодушно возложил эту задачу на Ноя и его сыновей.

Четверым этим мужикам предстояла непосильная работа. И хотя все они были парни хоть куда, но напомню, что старший из них уже перевалил пик своей долгой жизни.

Сначала они отыскали в дремучих чащах деревья гофер. Потом срубили эти гофрированные деревья, отделили от них сучья и поручили женам своим, чтобы выволокли стволы на открытое место. Потому что это была женская работа, которую не пристало делать настоящим мужчинам.

Построив небольшую лесопилку, они нарезали доски и брусья. Из железного дерева изготовили топоры, молотки, гвозди, болты и скобы.

Из кос и париков жён изготовили причальные канаты и перевязи для клеток. Потом в больших чанах, посланных Богом, плавили смолу.

Для того чтобы построить ковчег, понадобились строительные леса.

Изготовили и укрепили. Защитные каски удалось сделать из половинок кокосовых орехов. Времени оставалось мало, грозовые облака уже виднелись на горизонте. Поэтому работа кипела и днём и ночью.

Наконец, ковчег был построен, просмолен и освящен Господом.

Это была стройка века. Старина Ной блестяще справился с поставленной задачей. И был, на общем собрании семьи, выдвинут на звание Героя труда. Но Бог не наградил его даже маленькой звёздочкой с небесной тверди. Хотя верный раб трудился в поте лица, выполняя заветы Великого Кормчего.

Предстояло ещё запастись провизией, как наказывал Господь. (Быт. 6. 21) Правда, Он не уточнил, сколько дней будет продолжаться это всемирное бедствие. Поэтому Ной, поразмыслив немного, решил, что недельного запаса продуктов должно вполне хватить. Но даже если бы путешествие затянулось ещё на недельку, Ной не видел в этом особой проблемы. Он решил, что, в крайнем случае, скормит травоядных животных хищным животным. И, таким образом, избавит и тех и других от мук голода.

____________________

«Войдешь в ковчег ты, и сыновья твои, и жена твоя, и жены сынов твоих с тобою. Введи также в ковчег от всех животных и от всех птиц по паре, чтобы они остались с тобою в живых: мужского пола и женского пола пусть они будут». (Быт. 6. 18— 19).

Господь посылал Ною животных пару за парой, и Ной торжественно вводил их в ковчег, помещая в специально приготовленные клетки. Ной изготовил их точно по меркам, которые со всех Своих тварей снял Господь. Железа тогда ещё не существовало, клетки были изготовлены из дерева. Поэтому с грызунами провели разъяснительную беседу. Им, под страхом Божьим, было запрещено перегрызать прутья. Гадов пришлось завязывать узлами, чтобы не могли сквозь прутья ускользнуть от спасения.

Для животных Севера, которые сильно страдали от палестинской жары, были изготовлены клетки с принудительной вентиляцией и теплообменниками, по последнему слову тогдашней допотопной техники.

Сильно тревожила Ноя судьба рыб, водных пресмыкающихся и других речных и морских обитателей. Бог насчет них никаких указаний не дал. С одной стороны, размышлял Ной, Господь поклялся, что уничтожит всё живое. Рыбы, пока ещё, тоже были живы, поэтому из игры не выпадали. Но, с другой стороны, как может Господь утопить рыб? Очевидно, Он решил уничтожить их каким — то другим способом, — ведь у Господа масса способов массового уничтожения. Но, с третьей стороны, почему же Он не распорядился разместить в ковчеге аквариумы и бассейны? И не прорыл каналы, по которым пары китов, кашалотов, акул, крокодилов, осьминогов, осетров, золотых рыбок, раков к пиву и прочих чистых и нечистых водных тварей могли бы добраться до ковчега?

Очень странен этот Бог, подумал Ной, говорит одно, а делает другое.Посудите сами. Старый раб, выполняя верховные распоряжения Хозяина, всё тщательно рассчитал, и приготовил по одной клетке для каждой пары каждой твари. Но за семь дней до Потопа Господь вдруг резко меняет установку. Оказывается, чистых тварей должно быть не по одной, а по семь пар.

«И всякого скота чистого возьми по семь. Также и птиц небесных по семь, мужского пола и женского, чтобы сохранить племя для всей земли». (Быт. 7. 2— 3)

Мало того, что Ной не умел считать до семи, и всякий раз сбивался со счёта. Мало того, что у многих животных, а особенно — у птиц, — не прощупывались половые признаки. Мало того, что все они шипели, рычали, стремились укусить, ущипнуть, ужалить и прошмыгнуть без билета.

Но как мог бедняга Ной определить степень чистоты животных?

Ведь Бог никаких указаний на этот счёт не давал! Ведь понятие о чистоте расы животных возникло гораздо позже, когда Господь совместно с Моисеем ввели это понятие в повседневную жизнь пустынных евреев у горы Синай.

Для гоя Ноя, не знакомого ни с Моисеем, ни с иудейской религией, хуже того, совсем не обрезанного, разделение животных по банному принципу казалось диким и ничем не обоснованным. Он понятия не имел о том, как определять эту пресловутую чистоту.

Во время одной из Верховных инспекционных проверок Ной попытался убедить Господа, что сохранять нечистых животных бессмысленно, — они всё равно никогда не очистятся.

Но против Бога не попрёшь, — вышвырнет с ковчега, и оставит тонуть к чёртовой матери.

Поэтому Ной решил действовать по наитию. Чистоту животного он определял по внешнему виду и по запаху, который исходил от него. Для сравнения Ной посадил рядом с собой грязнулю Хама. Животное, которое пахло лучше, чем Хам, признавалось чистым, и входило в великолепную семёрку. То, что пахло хуже, — например, хорёк, — было явно нечистым.

____________________

"В шестисотый год жизни Ноевой, во вторый месяц, в семнадцатый день месяца, в сей день разверзлись все источники великой бездны, и окна небесные отворились.

В сей самый день вошел в ковчег Ной, и Сим, Хам и Иафет, сыновья Ноевы, и жена Ноева, и три жены сынов его с ними". (Быт. 7. 11— 13).

Библия не только восхищает, но порой и приводит в недоумение. Восхищает точностью, с какой описываются события. Особенно, что касается чисел и дат. Сказано, например, в какой день, в какой месяц, в какой год со дня рождения Ноя начался всемирный Потоп. Это доказывает, что Господь помнит даты рождений всех миллионов рабов своих.

Но удивляет и приводит в недоумение точка отсчёта: от рождества Ноева.

Пусть Ной и великий спасатель, но не Спаситель же, не Сын Божий, чтобы от него вести летоисчисление! Почему Господь, диктуя тексты Святой Книги, не говорит: в таком — то году от Сотворения Мною мира?

Или эта дата менее знаменательна, чем год рождения Ноя?

Удивляют и приводят в недоумение разночтения, которые следуют буквально одно за другим.

Так и с определением дня начала Потопа. Сказано (см. цитату выше), что Ною было 599 лет, один месяц и семнадцать дней. И что именно в день открытия окон он вошёл в ковчег. И тут же:"Ной же был шестисот лет, когда потоп водный пришёл на землю. И вошёл Ной в ковчег.Чрез семь дней воды потопа пришли на землю". (Быт. 7. 6— 10).

Отсюда следует, что Ною уже исполнилось шестьсот лет, и что окна открылись через неделю после его вхождения.

Такая странная"точность"очень характерна для абсолютного большинства библейских свидетельств. С замечательными образчиками мы ещё неоднократно столкнёмся.

Хотя Господь не уточнил, в каком году от Сотворения мира Он начал уничтожать его, мы можем установить это с помощью самой же Библии.

Адам родил Сифа в 130 лет.

Сиф родил Еноса в 105 лет.

Енос родил Каинана в 90 лет.

Каинан родил Малелеила в 70 лет.

Малелеил родил Иареда в 65 лет.

Иаред родил Еноха в 162 года.

Енох родил Мафусала в 65 лет.

Мафусал родил Ламеха в 187 лет.

Ламех родил Ноя в 182 года.

Ною было 599 лет, когда начался Потоп.

Отсюда следует, что это сокрушительное событие произошло в 1655— м году от Сотворения мира или в 2105— м году до Рождества Христова (по религиозному иудейскому календарю начало Новой эры пришлось на 3760— й год от Сотворения мира).

Дата, установленная нами, не совсем точна. Разница может составлять два — три года. Если бы Господь был так любезен, и уточнил, в какой день, какого месяца Адам родил Сифа, Сиф родил Арфаксада, и так далее, то мы бы смогли определить дату Потопа с точностью до одного дня. И внесли бы в ООН предложение отмечать этот день как день всемирного траура.

____________________

Вернёмся к Ною и его животным проблемам.

Женщины перенесли и сложили тонны кормов в трюмы и отсеки.

После долгих неблагодарных трудов все твари Божьи были размещены по своим клеткам. На каждой клетке Ной вывесил специальные таблички с порядковым номером, названием животного в гебрейщине и латыни, указанием вида и подвида, пола и возраста, который был определён на глазок. Холодильники были заполнены мясом животных, не заслуживающих спасения. Стога сена громоздились на верхней палубе.

Свежие овощи и фрукты были сложены в аккуратные пирамиды, и в небесной страховой конторе застрахованы от плесени и гнили.

Для кошек и собак, — в том числе, енотовидных — были заготовлены консервы и мешки сухого корма всемирно известной фирмы. Которую я не стану называть, чтобы не делать им бесплатной рекламы.

Для многочисленных разновидностей гадов были приготовлены контейнеры с белыми мышатами.

Для лягушек и жаб была заготовлена сухая смесь из личинок, комаров, мошек и песьих мух.

Кстати, мошки и другие насекомые находились в ковчеге не только в сухом, но и в естественном, живом виде. Они также были отобраны по паре от каждого вида, помещены в отдельные пробирочки, и должны были обязательно выжить до конца Потопа. Иначе Господу пришлось бы их заново создавать. Впоследствии Господь с успехом применил и жаб, и мошек, и песьих мух для борьбы с египетскими рабовладельцами (см. книгу «Исход рабов Божьих.

Во всём остальном Ной полностью положился на Волю Бога. Он знал, что не останется без Божьей помощи. Но одна мысль немножко беспокоила его: где Господь возьмёт живых мышат, если они как корм закончатся? Ведь на земле не останется ни одной живой твари, даже самой маленькой.

«И лился на землю дождь сорок дней и сорок ночей. И продолжалось на земле наводнение сорок дней, и умножилась вода, и подняла ковчег, и он возвысился над землею» (Быт. 7. 12— 17).

Все верующие люди, и даже многие атеисты, прекрасно знают, как долго длился всемирный Потоп. Правильно, — сорок дней и сорок ночей.

Так написано в Библии, — толкуют нам умные толкователи.

Но они немножко лукавят. Так не написано в Библии! Вода поднималась сорок дней, потом она ещё определённое время держалась, потом она довольно медленно спадала. А времечко текло, деньки уходили, путешествие затягивалось.

Сорок дней — срок, в общем — то, небольшой. Ну, что такое особенное может случиться с нашим ковчегом и его разношерстными пассажирами за эти неполные шесть недель? Пустяковая травма, лёгкое недомогание, насморк, несварение желудка, морская болезнь, — стоит ли вообще упоминать о подобной чепухе! Миссии Ноя, конечно же, ничего не угрожало, всё должно было обойтись без особых проблем.

На это проповеди, повествующие о Потопе, и рассчитаны. На недостаточное внимание слушателей, на легковерность, на леность мысли, на безграничное доверие к Господу и Его слугам.

В письменном виде эта сказка выглядит несколько иначе.

Дорогие мои! Я должен Вас ещё раз огорчить. Потоп длился гораздо дольше сорока дней. Ной и животные находились в ковчеге гораздо дольше, чем Вы себе можете представить. Вы даже не в состоянии себе этого вообразить!

Путешественники вышли из ковчега на снежные склоны горы Арарат через триста семьдесят четыре дня после того, как они в него вошли!

«Шестьсот первого года жизни Ноевой, к первому дню первого месяца иссякла вода на земле; и открыл Ной кровлю ковчега, и посмотрел, и вот, обсохла поверхность земли. И во втором месяце, к двадцать седьмому дню месяца, земля высохла». (Быт. 8. 13— 14).

Вот так рушатся стереотипы. Жаль, что рушатся они так редко…

Как же провели Ной, его семья и тысячи животных этот долгий, нескончаемый год? Как выжили они в таких скотских условиях?

Библия, которая в иных случаях подробно описывает каждый шаг своих героев, приводит мельчайшие, иногда даже излишние (с точки зрения общественной морали) подробности, полностью умалчивает о жизни восьми этих человек. Последних, оставшихся в живых, из многих миллионов людей.

А ведь они совершили подвиг, равного которому не было в мировой истории! Они сохранили жизнь на земле!

Ни одна каторга не сравнится с теми условиями, которые создал им любящий Господь. Не знаю, когда они спали, что ели, успевали ли посмотреть сериалы. Ведь всех животных надо было, хотя бы единожды в день, покормить, напоить, прибрать за ними, сказать им ласковое слово. Как смогли четыре женщины (в древности мужчины не делали женскую работу!) перенести тонны кормов, тысячи литров воды, вынести кучи дерьма? Комаров, мошек и прочих насекомых они вынуждены были поить каплями собственной крови, потому что шприцами для отбора чужой крови Бог их не снабдил.

Уже в первые недели все палубы, сделанные из гофрированного дерева, пропитались звериной мочой. Смрад стоял невообразимый, — работники ферм и скотных дворов могут легко себе это представить. Ной и члены его семьи снимали противогазы только изредка, когда нужно

было помолиться, и поцеловать друг друга на ночь. Иначе бы они задохнулись, и не дожили до приземления.

Не только несчастным женщинам, но и счастливчикам — мужчинам хватало работы по горло.

Клетки приходили в негодность. Их следовало постоянно ремонтировать. Нужно было неустанно следить за тем, чтобы чистые животные не ускользнули, и не спаровались с нечистыми. Тогда бы Господу пришлось выделить их потомство в отдельную, получистую (или полу грязную) группу.

Ежедневно приходилось поливать палубы из брандспойтов. Следить, чтобы судовая электростанция бесперебойно давала ток для работы морозильных камер и трюмной вентиляционной системы.

Надо было нести круглосуточную вахту, чтобы — не дай Бог! — не столкнуться с айсбергом или с другими ковчегами.

____________________

Кстати, это уже не шутка. Очевидно, действительно в древности была какая — то катастрофа, вроде разлома земной коры и, в результате этого, возникновения громадного наводнения. Ведь не только у евреев, но и у других народов, предки которых населяли пространство, которое мы сейчас называем Ближним Востоком, существовали легенды о всемирном Потопе. И в этих легендах говорилось о том, что люди и животные спасались на больших кораблях. Но спасал их не Ной, а (ассиро — вавилонское предание) царь Хасисадра (Ксисутра). И руководил спасательной операцией не Бог Иегова, а всемогущий Бог Бел, который, независимо от Иеговы, сотворил Свою часть Вселенной и первого человека на этой соседней территории.

____________________

Семья сбилась с ног. Проходил день за днём, а водопролитию не было конца.

Приходилось нарушать международные соглашения о не загрязнении морей. Тонны отходов сбрасывались в воду.

Жизнь в ковчеге превратилась в кромешный ад. Семья начала сожалеть, что не погибла вместе с остальным грешным человечеством.

Хам, как — то, не выдержав этих адских мук, бросился в море. Но остальные спасли его, на свою голову.

Ной понял, что совершил ошибку, не испытав всей сладости жизни. И ему стало мучительно больно за бесцельно прожитые годы.

А как измучались во время плавания бедные животные: звери, птицы и прочие чистые и нечистые насекомые! Подумать только, — целый год в смрадных клетках, в душных трюмах, без прогулки и утренней гимнастики!

Они сильно страдали в тесных, неудобных, пыточных клетках.

Думаю, что защитники животных должны потребовать исключения эпизода с Ноевым ковчегом из текста книги «Бытие».

Рёв, вой, визг, писк, мычание, рычание, клекот, щебетанье, шипение и, над всем этим, дикие крики ослов и павлинов, — этого невозможно было выдержать. Этого было слишком для человеческой психики.

И что же, — животные не размножались? А попробовали бы Вы размножаться в таких тюремных условиях! Кроме того, Господь вполне мог запечатать их чрева специальной «чревовредительской» печатью (с которой мы Вас впоследствии познакомим), дабы они не могли случайно зачать и понести.

Допустим. А как же решилась проблема с теми животными, с теми самками, которые вошли в ковчег уже с зародышами своих будущих деток? Неужели рожали их в походных условиях, на судне, которое не имело родильного отделения? Да и места для этих новеньких уже не

было, не предусмотрели этого ни Бог, ни Ной. А ведь некоторые животные рожают детенышей десятками, откладывают яйца сотнями, — те же кролики, свиньи, черепахи, змеи.

Но в Библии не написано, что они рожали, и тем самым нарушали соотношение: семь чистых к одному нечистому. Значит ли это, что Господь давил детёнышей ещё в зародыше? А как же насчёт запрета интеррупции?

Нет, нет, это уже напраслина, возводимая на Господа. Он ни морально, ни физически не способен уничтожить зародышей. Он уничтожает только живых младенцев. Скорее всего, Ной скармливал новорожденных детёнышей голодным зверям.

А как обстояло дело с теми насекомыми, которые не только никого не успели родить, но и жили всего несколько месяцев, — такую короткую жизнь дал им Бог? Неужели все они вымерли как виды? Зачем же тогда Ной спасал их?

Видите, как много вопросов возникает, когда мы узнаём о столь долгом плавании ковчега и его обитателей.

И, наконец, самый главный вопрос. Ной, как мы понимаем, не догадывался, на какой срок он присуждён к изоляции от всего остального человечества. Он не мог рассчитать, сколько пищи для людей и животных следует загрузить в трюмы.

А если бы и знал, столько кормов не смог бы заготовить.

А если бы и заготовил, то не загрузил бы в трюмы. Не потому, что не смог бы физически (для этого Бог создал женщин!) — просто не хватало места.

А если бы и хватило места, то всё это изобилие сгнило бы уже через неделю.

Чтобы прочувствовать всю тяжесть проблем, с которыми столкнулась семья Ноя, вспомните сами, или спросите у крестьян, сколько часов труда, сколько забот, какое количество кормов требует содержание только одной коровы, или одной пары свиней.

«Ну, батенька, — возразите Вы хором, — на это есть Господь Бог! Он, конечно же, обеспечивал их пищей, питьевой водой, вентилировал воздушное пространство. Высушивал деревянные палубы, пропитанные мочой. Раз в месяц присылал Геракла для очистки трюмов от навоза».

Должен Вас ещё раз разочаровать. Возможно, Господь и есть. Но именно в тот период Его не было. То есть, не то, чтобы не было вообще.

К этому ещё дойдёт не скоро. Но Его не было возле ковчега! Он, прямо скажем, где — то по пути потерялся. Не то, чтобы утонул — боги, к сожалению, не тонут, — но внезапно исчез при загадочных обстоятельствах.

Господь, как ни в чём, ни бывало, даже не поздоровавшись и не извинившись, предстал перед ними уже в самом конце их многострадальной одиссеи.

«И вспомнил Бог о Ное, и обо всех зверях, и обо всех скотах, бывших с ним в ковчеге». (Быт. 8. 1)

Что значит «вспомнил»? Разве Бог может что — либо забыть?

Господь, который помнит всякую чепуху, отмечает в блокнотике все наши мелкие грешки и ещё более мизерные добрые дела, и потом, через многие годы, всё это нам засчитывает, и выставляет итоговую оценку, мог ли Он на несколько месяцев забыть о ковчеге? О нескольких людях, оставшихся в живых? О единственных Своих тварях в этот доисторический момент.

Какие ещё заботы были у Него, кроме забот о Своих близких? Считаю, что такое наплевательское отношение к Своим прямым обязанностям Иегове непростительно. И Он заслуживает общественного порицания.

Некоторым оправданием для Бога служит то обстоятельство, что Он всё же осознал Свою неправоту, и в последний момент вернулся к Своим двуногим овцам и иной скотине. Он приободрил путешественников добрым Словом. И накормил их перепелами и манной небесной, продуктами, которые входят в повседневный небесный рацион. И пожелал скорой мягкой посадки.

____________________

И действительно, — вскоре ковчег удачно сел на Араратскую мель.

Но прошло ещё пять месяцев, пока спали воды, высохла земля и все обитатели ковчега смогли разойтись по своим полям и рощам.

Ной, для порядка, сначала выпустил ворона, потом выпустил голубя, потом — второго голубя. И так до тех пор, пока очередной голубь не вернулся с виноградной лозой в клюве.

И праотец, который знал толк в вине, понял, что пришла пора давить виноград.

«И благословил Господь Ноя и сыновей его и сказал им: плодитесь и размножайтесь. Всё движущееся, что живёт, будет вам в пищу. Только плоти с душою её, с кровию её не ешьте». (Быт. 9. 1— 4).

Не успели Ной и сыновья его ступить на сухую землю, как явился Господь, и тут же принялся наставлять их на путь истинный.

Во — первых, сказал Он, плодитесь и размножайтесь. Бог настаивал на том, чтобы они плодились как можно быстрее. Дело в том, что Он, не загруженный проблемами человечества, имея свободное время, на досуге изобрёл два десятка превосходных массовых казней. И очень нуждался в человеческом материале для испытаний их.

Во — вторых, сказал Он, ешьте! Причём уже не настаивал на растительной диете, как в первые дни творения. Бог понял, что человек — хищное животное, и без свежего мяса жить и размножаться не будет.

Поэтому Он сказал: «всё движущееся, что живёт, будет вам в пищу». Очень важный момент. Господь разрешил людям есть всё, что движется, не ставя никаких запретов, не разделяя пищу на чистую и нечистую! Вот что завещал нам Господь! А что сверх того, — от лукавого! В данном случае, — от Моисея.

В — третьих, сказал Он, не ешьте с кровью. Потому что кровь — это душа.

Тысячи опытов были поставлены всякими проходимцами, чтобы выяснить, есть ли душа у человека. Сколько раз пытались с помощью всяческих приборов уловить душу в тот момент, когда она вылетает из тела.

Но в Библии, во многих местах текста, ясно сказано: душа — это кровь.

Она никуда не вылетает. Она либо сливается, либо спокойно свёртывается прямо в теле овцы Божьей, или любого другого животного. Но если Вы всё же настаиваете на том, что души после смерти людей устремляются в небо, то значит, — кровью полны небеса!

Ещё один, чисто еретический, вопрос: «А есть ли кровь, то бишь, душа, в теле Господа?» Долго я пытался выяснить это. И, наконец, набрёл на одну библейскую цитату: «И поставлю жилище Моё среди вас, и душа Моя не возгнушается вами». (Лев. 26. 11)

Вот подтверждение тому, что с кровью у Господа всё в порядке. Но всё же, какого она цвета? Действительно ли голубая? Какой группы?

Это очень важно знать. На всякий случай. Или Вы считаете, что с Господом не может случиться какого — нибудь несчастья?

Но Боги не бессмертны, как пришлось нам убедиться на судьбе Зевса и других Олимпийцев.

____________________

«И устроил Ной жертвенник Господу; и взял из всякого скота чистого, из всех птиц чистых, и принёс на воссожение на жертвеннике.

И обонял Господь приятное благоухание, и сказал Господь в сердце своём: не буду больше проклинать землю за человека, потому что помышления сердца человеческого — зло от юности его; и не буду больше поражать всего живущего, как Я сделал». (Быт. 8. 20— 21).

Поступки Господа и его приближённых поражают своей абсурдностью. Ной, достойный раб своего Господина, тут же свернул шею и пустил кровь множеству спасённых им животных. Так для чего же было их спасать?

Господь не остановил руку Ноя. Ведь на то Он и Бог, чтобы всё предвидеть наперёд! Не зря за несколько дней до Потопа были отменены первоначальные указания, увеличено число пар чистых животных до семи. Теперь Ной мог смело приносить Ему в жертву хоть по дюжине чистых животных каждого вида, не рискуя нарушить равновесия в природе.

Хорошенько поразмыслив над содеянным, Господь понял, что погорячился с Потопом. Он вдруг уяснил, что грехи человечества — от молодости его.

Хотя, какая там молодость! Ведь от Сотворения мира прошло более шестнадцати веков. Достаточно было времени, чтобы набраться ума и избавиться от детских болезней.

Но для Господа время бежит страшно быстро. Не успеешь оглянуться, а уже — Потоп.

Господь, с наслаждением обоняя запах бараньего шашлыка, идеалистически предположил, что повзрослевшее человечество остепенится, поймёт, наконец, как следует вести себя в приличном обществе. И вообще, ни под каким предлогом, не будет больше грешить.

Иегова оказался плохим теоретиком — прогнозистом. Вышло по — нашему!

Не могу не порадовать тех, кто усиленно ждёт конца Света. Успокойтесь! Не дождётесь! Бог ясно сказал, поклялся, положа руку на Библию: больше убивать всех сразу не буду. Только по частям.

Должен отметить, что Своё обещание Он исполняет. В отличие от многих других обещаний и клятв, чётко зафиксированных в Библии.

____________________

«Ной начал возделывать землю и насадил виноградник. И выпил он вина, и опьянел, и лежал обнажённым в шатре своём» (Быт. 9. 20— 21)

Через некоторое время после возвращения семьи Ноя на историческую родину случилось одно очень забавное и, в то же время, драматическое происшествие.

Ной, как мы уже поняли, не был убеждённым трезвенником. Иногда он мог напиться, как говорят священники, до положения риз. Эта его маленькая страсть как — то противоречит утверждению Библии, что Ной был великим праведником.

Впрочем, и другие библейские праведники поклонялись одновремённо и Иегове, и Бахусу.

Праведник Лот, единственный содомлянин традиционной ориентации, пил беспробудно. И, находясь в невменяемом состоянии, переспал поочерёдно с обеими своими дочерьми, не зафиксировав эти семейные соития в своей памяти. (Быт. 19. 31— 39).

Частенько выпивал и буянил славный библейский герой и судья Израиля Самсон.

Благообразный Вооз, прадедушка царя Давида, ночами валялся пьяным в сене. И застенчивой нищенке Руфи пришлось залезть к нему под одеяло, чтобы хоть немного растормошить его. (Руфь 3. 7)

Царь Давид, верный раб Божий, частенько участвовал в вакханалиях (или как они там назывались?), пил не в меру, и полуголым танцевал в толпе простолюдинов. (2. Цар. 6. 16)

Да и сам Иисус Христос любил выпить в тёплой компании, превращал воду в вино и сравнивал себя с женихом на свадьбе. (Мар. 2. 19).

Так вот, праведник Ной, праотец всех алкоголиков и нудистов, валялся голым в шалаше. Ни жена, ни невестки, которые крутились тут же, почему — то не догадались прикрыть наготу его. И своей халатностью навели на Хама несчастье.

«И увидел Хам наготу отца своего, и, вышедши, рассказал двум братьям своим». (Быт. 9. 22)

Церковники внушают нам, что Хам посмеялся над своим отцом, за что и был покаран. Но в Библии об этом — ни слова! В Библии ясно сказано, что Хам был проклят за то, что увидел наготу отца своего.

«Сим же и Иафет взяли одежду, и, положив её на плечи свои, пошли задом, и покрыли наготу отца своего; лица их были обращены назад, и они не видали наготы отца своего». (Быт. 9. 23)

Какой умник мог бы объяснить, откуда два целомудренных брата могли узнать, что нельзя видеть наготу отца своего? В какой гимназии преподавали им правила хорошего тона и учтивого поведения?

Откуда молодчик Хам мог знать, что рассматривать порнографию неприлично? Ведь законы «об открытии наготы» были разработаны и внедрены в жизнь Моисеем только шесть веков спустя, во времена Исхода. Конечно, незнание закона не освобождает от наказания. Но ведь никакого закона ещё и в помине не было.

«Ной проспался от вина своего, и узнал, что сделал над ним младший сын его; и сказал: проклят Ханаан, раб рабов будет он у братьев своих». (Быт. 9. 24— 25).

Ной проспался и узнал. Как же он мог об этом узнать? Очень просто. Хорошие бородатые мальчики Сим и Иафет тут же донесли ему. И за это были благословлены.

В Библии описано много случаев богоугодного доносительства и похвального предательства.

Послушным и прилежным доносчиком был Иосиф Прекрасный. (Быт. 37. 2).

В поселении особого режима, построенном Моисеем в пустыне, доносительство вменялось в обязанность. С этим явлением мы подробнее ознакомимся в отдельной главе, которая так и называется: «Концентрак в пустыне».

За то, что Хам позволил себе мельком взглянуть на нагие чресла отца, Ной именем Бога проклял, — нет, не Хама, а одного из его четверых сыновей — Ханаана.

Чем же провинился этот, ещё не родившийся Ханаан перед Ноем? Как говорил Крыловский Волк Ягнёнку: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать!»

Господь Бог тогда уже предвидел, что много веков спустя Ему нужно будет освобождать землю, обетованную евреям. Ту самую территорию, которую перед приходом израильтян заселяли народы, произошедшие от Ханаана: хананеи, хеттеи, аморреи, ферезеи, евеи, иевуссеи. (Быт. 10. 15— 17; Исх. 3. 8)

Господь не мог выселить эти народы просто так, по своей прихоти. Ему (или Моисею, сочинившему эти предания) нужно было чем — то обосновать такой произвол. Поэтому эти два сообщника и подсказали третьему, Ною: «Не мог ли бы ты, дядя, проклясть Ханаана?» И Ной, за бутылку вина, охотно проклял будущего внука. Но вот вопрос. Как мог Ной, за много лет до рождения ребёнка, знать его имя? Чертовщина какая — то!

Как было задумано, так и получилось. Шесть обречённых народов, хотя и не были никогда выселены Богом, отчаянно воевали с израильтянами. Но при царях Давиде и Соломоне, создавших сильную, хорошо вооруженную, регулярную армию, они были разбиты,

вынуждены были потесниться, и попали в вассальную зависимость от Иудейско — Израильского царства.

Но вот что интересно. Филистимляне, потомки Мицраима, другого сына Хама (Быт. 10. 13— 14), не только не освободили свою территорию, но многократно побеждали израильтян в войнах. И несколько веков держали их в повиновении. (Книга Судей и Книги Царств).

Так спросим же Ноя с присущей нам прямотой: «Отчего же ты, дядя, не проклял заодно и Мицраима?»

В Библии отсутствуют сведения о том, какие народы произошли от Иафета и его потомков. Сказано только, что «от них населились острова народов в землях их, каждый по языку своему, по племенам своим, в народах своих» (Быт. 10. 5)

Каждый по языку своему. Как это сочетается с правдивым библейским свидетельством, что у строителей вавилонской башни был один язык и одно наречие? Вот ещё: «это сыновья Симовы по племенам их, по языкам их». Всё это подтверждает нашу догадку: легенда о Вавилонской башне никак не увязана с остальным текстом книги «Бытие», и явно вставлена в Библию гораздо позднее.


Глава третья.

ПРАОТЦЫ И ПРАДЕТИ

«Итак, иди, ешь с веселием хлеб твой,

и пей в радости сердца вино твое,

когда Бог благоволит к делам твоим».

(Ек. 9. 7)

«На всей земле был один язык и одно наречие. И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес; и сделаем себе имя, прежде, нежели рассеемся по лицу всей земли. И сошёл Господь посмотреть город и башню. И сказал Господь: вот один народ, и один у всех язык. Сойдём же и смешаем их язык, так чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь по всей земле; и они перестали строить город. Посему дано ему имя Вавилон». (Быт. 11. 1— 9)

Нет, посмотрите только, какую пакость сотворил Творец!

Жили себе люди одним народом, говорили на одном языке. Причём язык этот, без сомнения, был делом Божьего разума. Решили они построить город и башню, чтобы увековечить своё имя. Что ж, нормальное человеческое желание, хотя и немного тщеславное. Кто из нас в детстве не вырезал своё имя на садовых скамейках или на памятниках архитектуры, желая увековечить его? Как мы убедимся, и Сам Господь очень тщеславен. Неоднократно на страницах Библии Он заявляет, что желает Имя Своё прославить в веках. Вот одна из подобных цитат.

«Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий. Вот имя Моё навеки, и памятование обо мне из рода в род». (Исх. 3. 14— 15)

Дело у вавилонских зодчих пошло на лад. Башня выросла до небес, и вот — вот должна была упереться в небесную твердь.

Но тут, откуда ни возьмись, сошёл Господь. Он не видел сверху. Ему надо было сойти, чтобы посмотреть. И одним взмахом десницы Божьей смешал и рассеял.

Вот только что Он смешивал?

Для того чтобы смешать что — то с чем — то, нужны, как минимум, два компонента. Но был только один язык, который, как ни смешивай, так одним и останется. Впрочем, было ещё и наречие — «был один язык и одно наречие». Значит ли это, что Бог смешал язык с наречием? Если так, то у нас нет к Нему никаких претензий.

Но как Он умудрился разделить эту смесь на несколько языков?

Можно строить разные догадки. Не сомневаюсь, что хоть одна из них приведёт нас к истине.

Может быть, Господь разделил тот первоначальный язык по частям речи? Из существительных сделал один производный язык, который стал основой для немецкого языка. Из глаголов — другой, из прилагательных — третий, из междометий — четвёртый.

Может быть, разделял слова по звучанию? Галантные слова собрал вместе, — они стали основой для французского языка. Вульгарные и матерные слова, собранные в отдельную группу, стали основой для языка русского.

Может быть, Он разделил буквы на чётные и нечётные? На звонкие и шипящие? Вторая группа вполне могла стать основой для польского языка.

Но наиболее вероятным кажется мне такое решение: один язык из гласных, а другой — из одних только согласных букв. Первая группа стала основой для китайского, японского, вьетнамского и других восточных языков. Вторая группа букв стала основой для иврита.

Вот какое множество языков можно сотворить, смешивая один язык и одно наречие!

____________________



Смешав и рассеяв, Господь примерно наказал людей. Хотя и непонятно, за что. Но больше всех наказал Самого Себя.

Теперь рабы Божьи обращаются к Нему с молитвами и просьбами на сотне разных наречий. И Ему приходится делать вид, что Он понимает всю эту тарабарщину. Представляете, какая каша теперь у Него в голове!

Благо, что Бог никогда не отвечает устно на все эти просьбы. Впрочем, и письменно тоже.

Нам говорят: молитесь Богу, Бог вас услышит. Возможно, и услышит. Но поймёт ли?

Правда, есть одна группа людей, которые особенно усердно должны молиться Богу. И должны быть очень благодарны Ему. Это — толмачи, переводчики. Вот кому Бог действительно помог!

«И сказал Господь: вот один народ… и рассеял их».

Люди жили вместе, одной семьёй, одним народом. Господь рассеял их, разделил на многочисленные племена и народы. Для чего?

Как это — для чего? Чтобы властвовать! Чтобы люди не понимали друг друга. Чтобы не считали землю, данную им Богом, общим достоянием, а постоянно делили между собой куски её. Чтобы не считали это разделение справедливым, и каждый стремился урвать кусок территории соседа. Чтобы воевали и убивали друг друга во Славу Господа нашего.

Если бы не было раздоров, не было бы войн, не проливалась кровь, заскучал бы Господь! Тоскливо стало бы Ему смотреть на эту пресную землю. Некого было бы наказывать, и некого было бы избирать.

Ещё раз хочу обратить Ваше внимание на нелогичность поступков библейского Иеговы. Он помешал строительству Вавилонской башни, не имея к тому никаких оснований. И башня разрушилась.

Когда же оснований было предостаточно, — вавилонский царь увел в плен элиту еврейского народа, — Господь и пальцем не пошевельнул, чтобы разрушить в Вавилоне хотя бы одну, пусть самую маленькую, водонапорную башню.

____________________

«И сказал Господь Авраму: пойди из земли твоей, из родства твоего и из дома отца твоего, в землю, которую Я укажу тебе». (Быт. 12. 1)

Одним из потомков Сима в девятом поколении был некий пастух по имени Аврам, довольно серая, неприметная личность. Однажды, не прилагая к этому никаких усилий, он привлёк к своей особе пристальное внимание Господа Бога.

Совершенно непонятно, чем было вызван такой интерес. Если о Ное вскользь упомянуто, что он был праведен, то о новом любимце Господа не сказано и этого.

Нашла, видите ли, на Господа такая блажь. Ткнул перстом в человеческий муравейник и, закрыв глаза, наудачу выбрал одного муравьишку. И приблизил его к Своему лицу. И решил его облагодетельствовать.

Но, скорее всего, выбор Господа был не случаен. Ведь Он всё знает наперёд. Исходя из библейского текста, можно сделать вывод, что задолго, за несколько веков, Господь знал, предвидел, что некий Авраам станет родоначальником племени, которое Господь наметил Себе в народ.

И поэтому Бог записывал в Свой блокнотик все данные о предполагаемых (нет, точно предопределённых!) потомках Сима, которым суждено было стать предками Аврама. Не мог же Он вести картотеку на всех потомков Ноя! Да и не нужно было Ему это. Он знал наперёд, от кого и когда именно родится его очередной любимец.

Так когда же родился Аврам?

Удивляет и немного настораживает тот факт, что в Библии нет ни одной даты рождения, ни одной даты смерти ни одного из её персонажей. Не указаны даты знаменательных исторических событий. Как будто, это не предельно правдивая историческая Книга, а дешёвая беллетристика.

О многих героях сказано, сколько лет они прожили, сколько лет правили, на каком году жизни рожали своих первенцев. Но почему — то не сказано, когда это происходило, считая от дней Сотворения мира.

Вот такое странное упущение.

Робинзон был разумнее Бога. Он делал зарубки на дереве. Бог же опрометчиво положился на свою феноменальную память. Которая именно в этом хронологическом вопросе Его очень подвела.

Но всё же, с помощью той же Библии, мы можем установить довольно точную дату рождения Аврама.

____________________

Потоп случился в 1655 году от Сотворения мира.

Через три года после приземления ковчега Сим родил Арфаксада.

Арфаксад родил Салу в 35 лет.

Сала родил Евера в 30 лет.

Евер родил Фалека в 34 года.

Фалек родил Рагава в 30 лет.

Рагав родил Серуха в 32 года.

Серух родил Нахора в 30 лет.

Нахор родил Фарру в 29 лет.

Фарра родил Аврама в 70 лет.

Сложив все эти числа, мы определим, что Аврам родился примерно в 1948 году от Сотворения мира, или в 1812 году до Рождества Христова.

Видите, когда Бог не полагался на память, а фиксировал имена и даты в своей небесной записной Книжке (а затем продиктовал дееписателям), Он, тем самым, сильно облегчил нашу исследовательскую задачу.

Поражает согласованность, с какой предки Аврама рожали своих первых потомков. По установившейся семейной традиции, они делали это между тридцатью и тридцатью пятью годами. И только Фарра, почему — то, вдвое растянул этот срок.

«И Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя, и возвеличу имя твоё; и будешь ты в благословение. Я благословлю благословляющих тебя, и злословящих тебя прокляну; и благословятся в тебе все племена земные». (Быт. 12. 2— 3).

Немного напыщенно, но, в общем — то, предельно ясно: благословлю благословляющих и не благословлю не благословляющих.

Так внезапно, с чистого неба, снизошла на Аврама и его потомков Божья благодать. Под словами «великий народ» Бог имел в виду, конечно же, евреев. А вовсе не американцев, или, не дай Бог, русских.

Бог решил (думаю, что какие — то основания у Него всё же были) избрать Себе в народ одно племя из нескольких десятков, населяющих в те времена Его остров.

Неоднократно на страницах Библии Он клянётся, что поставит этот народ над другими народами. Умножит его, сделает многочисленным, как песок речной, поселит его на земле, где текут молоко, мёд и иные, полезные для здоровья, продукты. Прогонит поганой метлой другие народы перед лицом его. А те народы, которых, почему — то, не прогонит, будут поклоняться избранному народу, и служить ему рабами.

Все эти высокопарные клятвы остались пустыми словами. Ни одна из них никогда не была исполнена!

Всё вышло как раз наоборот. Еврейский народ был избран Господом для… избиения.

Нет у евреев ни малейших оснований быть благодарными Богу Иегове — Саваофу. Но есть очень много оснований, чтобы проклинать Его. На протяжении всей своей истории этот талантливый, но маленький «великий народ» испытал столько бед и лишений, что хватило бы с лихвой народу действительно великому.

Иные, не благословляющие его, и поэтому, как было обещано, проклятые Богом народы, на протяжении тридцати пяти веков угнетали евреев. Держали их в рабстве, в кабале, издевались над ними, изгоняли и немилосердно истребляли их. Причём последние два тысячелетия истребление евреев велось под знаменем их же родного Бога!

Да и Сам Господь, судя по библейским текстам, собственноручно истребил несколько миллионов Своих избранных рабов. В чём Вы сами вскоре убедитесь. Эти цифры и факты приведены в Библии.

Уж лучше бы Иегова избрал кого — то другого. Ведь вокруг столько народов, действительно заслуживающих подобного «избрания».

Но — вернёмся к нашему патриарху. И посмотрим, так ли он хорош, как о нём гудит молва.

«И пошёл Аврам, как сказал ему Господь; с ним пошёл Лот. Аврам был семидесяти пяти лет. И взял Аврам с собою Сару, жену свою» (Быт. 12. 5).

В те прадавние времена родственные связи были очень крепки. Аврам был женат на родной сестре (один отец, но разные матери). Его брат Нахор женился на племяннице. Интересно, что потомок Аврама, первосвященник Аарон был женат на родной тётке.

Аврам любил странствовать, вёл кочевой образ жизни. Судьба и голод привели его в Египет.

«Когда же он приближался к Египту, то сказал Саре, жене своей: вот, я знаю, что ты женщина, прекрасная видом. И когда Египтяне увидят тебя, то скажут: „это жена его“, и убьют меня, а тебя оставят в живых. Скажи же, что ты мне сестра, дабы мне хорошо было ради тебя, и дабы жива была душа моя через тебя» (Быт. 12. 11— 13).

Грубо говоря, Аврам морочил Саре голову. Ну кто бы стал его убивать? Если бы престарелая Сара приглянулась какому — нибудь вельможе, он попросту забрал бы её. И не стал бы спрашивать согласия безвестного чужестранца. Или одолжил бы её на время за приличное вознаграждение. Не было в те далёкие времена глупого обычая убивать за женщину. Потому что никто женщин за людей не считал.

Да и как бы ловелас — египтянин мог догадаться, что чужестранка красива? Ведь женщины тогда носили покрывала типа паранджи. Только гулящие девы открывали свои лица, да и то не целиком. Не хочет ли Библия внушить нам, что почтенный Аврам был женат на мало почтенной блуднице?

Нет, Аврам, как человек практический, решил просто — напросто немного подзаработать на красоте своей жены. И он приказал ейприоткрыть лицо и немножко пококетничать со встречными вельможами.

И вельможи клюнули.

«И увидели её вельможи фараоновы и похвалили её фараону; и взята была она в дом фараонов». (Быт. 12. 15).

Видите, как хорошо рассчитал Аврам! Вот что значат жизненный опыт плюс знание человеческой психологии! Во многом благодаря этому знанию, и немножко благодаря Саре, Аврам быстро разбогател.

Очарованный фараон забросал его подарками. Хотя, согласимся с Аврамом, гораздо проще было убить его.

Здесь мы находим косвенное подтверждение тому, что прелестная Сара и в свои шестьдесят пять лет всё ещё оставалась девственницей. Ведь испокон веков фараонам поставлялись только первосортные, непорочные девицы, тщательно проверенные дворцовой службой технического контроля.

Сара успешно прошла тесты на непорочность. И никакого чуда в этом не было. Автор заверяет Вас, что ему известны как минимум два достоверных случая, когда замужние женщины и через год — два после свадьбы оставались целыми и невредимыми. Посвященные понимают, о чём идёт речь. Виной этому — или бедой — была слабая половая квалификация их мужей. Поэтому бедным девам — женам приходилось обращаться за помощью к профессионалам, порой даже случайным.

"И Авраму было хорошо ради неё; и был у него мелкий и крупный скот, и ослы, и рабы, и рабыни, и лошаки, и верблюды. (Быт. 12. 13).

Как видите, рабы перечислены сразу же после ослов. Но зато, — впереди лошаков!

Авраму было хорошо, благодаря трудам Сары. И Саре было хорошо, благодаря трудам фараона. И фараону в начале тоже было очень хорошо, благодаря сообразительности Аврама. Но очень скоро ему вдруг стало очень плохо. Благодаря ревности Бога, который в Библии часто именуется Ревнителем.

«Господь поразил тяжкими ударами фараона за Сару, жену Аврамову». (Быт. 12. 17).

И поделом! Чтобы не увлекался чужими сестрами.

Бедный фараон вряд ли смог понять, за что был наказан. Он купил смазливую сестренку у достопочтенного старца. Благородно рассчитался золотом, серебром, двуногим и четвероногим товаром. Чем же провинился он перед странным Богом этого старца?

Взирая на растерянного царя, Аврам лукаво посмеивался в бороду.

За такую невинную уловку Господь не мог наказать Аврама. Но надо же было кого — то наказать за грехопадение Сары!

Слегка пожурив рогатого иностранца, могучий властитель осыпал его дарами и отпустил сладкую парочку с миром…

Почему -"рогатого"? — возразит знаток Библии. Ведь ясно сказано, что Сара не стала женой фараона, Бог предотвратил эту трагедию.

И я говорю: женой не стала. Но девственности — лишилась! Иначе, с какой бы стати её братец получил в подарок дорогих рабов и еще более дорогих ослов?!

____________________

Такой быстрый, легкий и сравнительно безопасный способ обогащения очень понравился нашему патриарху. Оставалось подождать, пока супруга дозреет и окончательно расцветет.

Не прошло и двадцати пяти лет, как он повторил свой совратительный эксперимент. На этот раз зрелая красавица совратила другого властителя — геронтофила, — герарского царя Авимелеха.

За прошедшие годы муж — брат и его жена — сестра заметно повзрослели, стали очень богаты и очень религиозны. Поскольку знали, что своим богатством обязаны Господу.

В тот языческий исторический период было очень мало людей, преданных Богу Иегове, — считанные единицы. Поэтому горячая преданность нашей библейской пары очень понравилась Богу. И он стал частым и желанным гостем в шатре Аврама.

Более того. Он стал крестным отцом супругов. Благодаря Воле Бога, в их, и без того широко известных и очень популярных именах, прибавилось еще по одной букве. И имена эти сразу же приобрели светское благозвучие. И мы с этого мгновения будем именовать их по — новому.

В свои неполных девяносто лет, Сарра была, к сожалению, уже не девственница, но ещё, — конфетка. А царь герарский слыл сладкоежкой.

Трезво взвесив два эти фактора взаимного притяжения, Авраам прибыл в Герар, и приложил все усилия, чтобы Сарра не осталась незамеченной для евнухов царя.

Учитывая, что в те времена только блудницы открывали лицо своё, Сарру — с её неописуемой красотой — нельзя было не заметить.

"И послал Авимелех, царь Герарский, и взял Сарру. И пришел Бог к Авимелеху ночью во сне, и сказал ему: вот, ты умрешь за женщину, которую ты взял; ибо она имеет мужа.

Авимелех же не прикасался к ней, и сказал: Владыка! неужели ты погубишь и невинный народ? Не сам ли он сказал мне:"она сестра моя"?

И она сама сказала:"он брат мой"? Я сделал это в простоте сердца моего и в чистоте рук моих.

И сказал ему Бог во сне: и Я знаю, что ты сделал это в простоте сердца твоего, и удержал тебя от греха передо Мною; потому и не допустил тебя прикоснуться к ней". (Быт. 20. 2— 6)

Напрашивается вопрос. Если Господь без особого труда смог подавить сильное половое влечение Авимелеха, то почему не подавил желание царя взять Сарру во дворец?

Ответ прост: а как бы, в этом случае, Он мог помочь Аврааму обогатиться? Вполне очевидно, что эта Троица действовала в сговоре!

«Теперь же возврати жену мужу: ибо он пророк, и помолится о тебе, и ты будешь жив; а если не возвратишь, то знай, что непременно умрешь ты и все твои». (Быт. 20. 7)

Этот ночной разговор вызвал у меня, в который раз, чувство недоумения.

С каких это пор, подумал я, прикосновение царя к простой пастушке стало считаться смертным грехом? Да ведь царь осчастливил эту семью, снизойдя с престола ради минутной утехи очень низкого качества.

Миллионы пастухов, тысячи придворных во все времена горячо молились Господу Богу, чтобы Он послал им такую удачу.

В данной ситуации Господь проявил себя, как Бог — ревнитель. И этим всё объясняется.

Но почему, удивился я, Господь называет Авраама пророком? Ведь патриарх, ни до, ни после второго грехопадения Сарры, не произнес ни единого пророчества. Иначе в Библии это было бы обязательно отмечено.

Бог, очевидно, просто пугал и без того перепуганного царя.

____________________

Едва дождавшись рассвета, Авимелех поспешил встретиться с Авраамом. И, заливаясь слезами от горькой обиды, сказал ему:"Ты сделал со мною дела, каких не делают". (Быт. 20. 9).

Сказано было ясно: порядочные люди так не поступают.

Авраам бормотал в ответ что — то несуразное. Он, мол, очень боялся, что его убьют за красавицу жену.

Не знаю, поверил ли ему простоватый Авимелех. Но мы — то с Вами — не такие простаки!

Если бы Авраам действительно боялся, то мог оставить жену дома или, хотя бы, накинуть на неё покрывало, как это принято на Востоке испокон веков. Более того. Даже если бы Сарру и решили забрать у законного супруга, чтобы позабавить царя, никто не стал бы его убивать.

С чего бы это, — пусть гуляет. Кто тогда воспринимал всерьез простонародных мужей? Кто тратил бы на них патроны?

Нет, конечно же, Авраам боялся только одного: что этот номер не пройдет.

Но опасения были напрасны. Авимелех, сияя от счастья, что не успел познать Сарру, щедро одарил мнимого пророка.

«И взял Авимелех мелкого и крупного скота, и рабов и рабынь, и дал Аврааму; и возвратил ему Сарру, жену его. И сказал Авимелех: вот, земля моя пред тобою; живи, где тебе угодно». (Быт. 20. 14— 15).

Благородный царь позаботился и о том, чтобы не пострадала репутация прекрасной старушки.

«И Сарре сказал: вот, я дал брату твоему тысячу сиклей серебра; вот тебе покрывало для очей перед всеми, которые с тобою, и перед всеми ты оправдана. И помолился Авраам Богу; и исцелил Бог Авимелеха, и жену его, и рабынь его, и стали они рождать. Ибо заключил Господь всякое чрево в доме Авимнлеха за Сарру, жену Авраамову». (Быт. 20. 16-18)

Как видите, Господь не только помогает зачать бесплодным женам своих близких друзей, но и опечатывает чрева жен своих близких врагов.

Для этого в небесной Канцелярии имеется специальная печать, которая так и называется:"чрево вредительская".

Другая печать, которая называется"членовредительской", предназначена для тех еретиков и грешников, которых Господь решил лишить возможности иметь потомство.

Есть еще печать, налагаемая на уста. Она называется"орало вредительской". Ею Господь запечатывает болтунов. Таких, как священник Захария, муж Елисаветы, родственницы Девы Марии. (Лук. 1.22)

Существуют в Канцелярии и иные печати, предназначенные для иных частей тела.

Все эти замечательные штемпели, без которых наказание не будет законным и действительным, у Господа всегда под рукой.

____________________

Господь Бог навещал Авраама и Сарру с похвальной регулярностью.

Он буквально стал другом семьи. Друзья беседовали по душам, обсуждали последние новости, делились видами на ближайшую перспективу. Иногда Господь демонстрировал небольшое чудо. В общем, Авраам почувствовал себя пупом земли.

Особенно после того, как Господь, в порыве отеческой любви, предсказал ему блестящее будущее. Настолько блестящее, что у бедняги просто перехватило дыхание.

"И сказал Господь Аврааму: знай, что потомки твои будут пришельцами в земле не своей, и поработят их, и будут угнетать их четыреста лет.

Но Я произведу суд над народом, у которого вы будете в порабощении; после сего они выйдут с большим имуществом. В четвертом роде возвратятся они сюда. Потомству твоему дам Я землю от реки Египетской до великой реки Евфрат". (Быт. 15. 13— 17)

Господь очень справедлив. Любящим Его дает полной мерой.

Аврааму пообещал, что не пройдет и шести веков, как его потомки получат землю, в которой текут молоко и мёд. Если бы Авраам любил Бога немножко меньше, то никогда бы не удостоился такой чести.

Лично я, признаюсь, будучи на месте Авраама, не сильно бы расстроился, если бы ни один из моих дальних потомков никогда в будущем не получил бы обещанные Богом два метра Земли обетованной, положенные каждому из них.

Авраам был потрясен до глубины души щедростью Господа, который решил подарить его потомкам многовековое рабство и земли других народов. И преисполнился благодарностью и верой в дальновидную мудрость Господа.

Любой другой на его месте, пусть не столь умный и не столь преданный раб Божий, несомненно, робко спросил бы:"Господи, а нельзя ли обойтись без рабства? Почему бы Тебе уже сейчас не даровать эту землю, на которой я уже сейчас живу, мне и моим потомкам на вечные времена? К чему нам усложнять друг другу жизнь?"

Но Авраам не спросил. И не потому, что был черств и бездушен.

Просто его одолели личные проблемы. А слова Господа о потомках затронули ноющую струну его сердца.

«Авраам сказал: Владыка Господи! Что ты дашь мне? Я остаюсь бездетным». (Быт. 15. 2).

Авраам так верил в Господа, что решил поделиться с ним сокровенным желанием, — иметь потомка. Сарра была стара и неплодна. И только Бог мог расшевелить её.

«Но Сарра не рожала ему. У неё была служанка Египтянка, именем Агарь. И сказала Сарра Аврааму: войди к служанке моей». (Быт. 16.1— 2).

Послушный Авраам вошёл и вышел. От такого вхождения Агарь тут же зачала. И сильно возгордилась, стала презирать свою бесплодную госпожу. Сарра возревновала, и начала всячески притеснять её, придираясь к пустякам. Но Авраам и не подумал вступиться за беременную подругу свою.

«Авраам сказал Сарре: вот служанка твоя в твоих руках; делай с нею, что угодно». (Быт. 16. 6)

Агарь, не выдержав притеснений, в отчаянии убежала в пустыню. Тут бы она и пропала. Если бы не явился Ангел, не утешил её и не уговорил вернуться к своей строгой госпоже. Он приказал ей наречь будущего сына Измаилом, и предсказал ему светлую судьбу. Хотя и в несколько туманной форме.

«Он будет между людьми, как дикий осёл; руки его на всех, и руки всех на него; жить будет он пред лицом всех братьев своих». (Быт.16. 12).

Не знаю, поняла ли Его Агарь, но я, как ни бился, не мог расшифровать такой заумной фразы."Дикий осёл с руками, который постоянно будет жить пред лицом". Лично я не хотел бы иметь такого брата — осла. Кто бы помог перевести эту галиматью с ангельского языка на язык человеческий?

Авраам давно уже смирился с мыслью, что ему не суждено иметь потомство от Сарры. Ведь Сарра, как и многие другие прекрасные библейские героини, была неплодна."И обыкновенное у женщин у Сарры прекратилось". (Быт. 18. 11).

Правда, Авраам уже имел одного сына. Но Измаил не был его прямым, законным наследником. И, конечно же, не об арабах, потомках Измаила, говорил Господь, — им никакое светлое будущее, в том числе рабство, не светило.

Поэтому обещание Господа, что Он произведет от Авраама великий и многочисленный народ, казалось старику нереальным. Погруженный в свои нерадостные мысли, патриарх не обратил внимания на некоторые расхождения в Божьих посулах.

Бог сказал:"четыреста лет", и в то же время:"возвратятся в четвертом роде".

Роды, то есть, поколения, уже в те времена сменяли друг друга каждые 20— 30 лет. Вспомним, с каким относительно небольшим временным интервалом прямые предки Авраама — от Арфаксада до Фарры — рожали своих первенцев. (Быт. 11. 12— 26). Между первым и четвертым поколениями могло пройти не более ста, ста двадцати лет. Но никак не четыреста!

В дальнейшем мы с Вами убедимся, что так оно и было. Евреи не были в гостях у египтян долгих четыре века. Не желая злоупотреблять гостеприимством хозяев земли, они пробыли там всего четверть срока. Учитывая хорошее поведение и несколько рабские условия труда, Бог скосил им срок наказания, учтя год за четыре. Но всё это было уже после Авраама.

____________________

Однажды Бог явился к Аврааму в парадном одеянии, и патриарх понял, что речь пойдет о чем — то очень важном. И пал лицом в прах.

И действительно, Господь окончательно убедился, что верный пастух, — именно тот человек, на ком можно остановить Свой выбор. И Он твердо решил поставить между собой и избранным рабом вечный завет. Завет, который можно было скрепить только кровью.

"Сей есть завет Мой, который вы должны соблюдать между Мною и между вами, и между потомками твоими после тебя; да будет у вас обрезан весь мужеский пол. Обрезывайте крайнюю плоть вашу; и сие будет знамением завета между Мною и вами.

Необрезанный же мужского пола, который не обрежет крайней плоти своей, истребится душа из народа своего; ибо он нарушил завет Мой". (Быт. 17. 10— 14).

Требования Господина к своему верному рабу возрастали день ото дня. Уже недостаточно было того, что Авраам отдал Ему свою душу, свою волю, все свои помыслы. Богу понадобилось вещественное доказательство преданности. Священный союз следовало скрепить кровью и плотью. Сначала хотя бы крайней. Но пройдёт некоторое время, и Господь захочет, чтобы во Имя Его рабы отдавали свои жизни. Не знаю, помогает ли Господь обрезанным больше, чем необрезанным, и чаще ли спасает их. Честно говоря, сомневаюсь в этом. Неужели же, прежде чем принять решение: помогать или не помогать, спасать или не спасать, Господь заглядывает человеку в штаны?



Авраам безгранично верил Господу. Он готов был отдать Ему даже свою жизнь.

В данном же случае речь шла о сущей мелочи — кусочке кожицы. И он выполнил указание Божье на тысячу процентов, обрезав не только себя и Измаила, но и служащих, и всех рабов на своей скотоводческой ферме. Хотя с рабами рабов Своих Господь никаких заветов заключать не намеревался.

И случилось чудо! Сразу же после этой операции Авраам, несмотря на свой почтенный столетний возраст, показал себя настоящим героем. И героически оплодотворил Сарру. Что является весомым доводом в пользу обрезания.

Интересно, что супруги не догадывались об этом, пока Господь, сопровождаемый двумя Ангелами, не принес им благую весть. На радостях хозяева с необычной щедростью угостили Высоких Гостей, изголодавшихся в пути с далекого неба.

«И поспешил Авраам в шатер к Сарре, и сказал: поскорее замеси три саты лучшей муки, и сделай пресные хлебы. И побежал Авраам к стаду и взял теленка нежного и хорошего.»(Быт. 18. 5— 6)

Не менее интересно, но и очень забавно, что неимоверный богач Авраам, который был накоротке с царями и, согласно Библии, владел огромным количеством дорогого крупного и мелкого скота и многими, почти столь же дорогими, рабами и рабынями, сам бегал к стаду за теленком. А Сарра своими руками месила тесто и пекла лепешки.

Вот каковыми были тогда патриархальные нравы!

Но, может быть, у дееписателей левая рука не ведала, что писала правая? Сообщив миру радостное известие о беременности Сарры, они сами так обрадовались, что расслабились. И не позаботились о том, чтобы придать своим правдивым свидетельствам хотя бы видимость правдоподобия.

Кое — кто скажет, что пробежкой к далекому стаду и обратно, приготовлением хлебов собственными руками супруги хотели выказать Гостям своё особое уважение. И будет не прав. Потому что гораздо лучшим проявлением внимания было бы поручить это рабам, а самим занять Гостей светской беседой.

Скажу честно: если бы мне было сто лет, я не стал бы бегать к стаду, оставив свою 90— летнюю красавицу жену наедине с такими бравыми ребятами. И если бы я понимал, что предо мною Бог и Ангелы, то не предлагал бы им такую грубую, непривычную для них пищу.

Но, возможно, что слухи о богатстве Авраама были сильно преувеличены.

«И взял масла и молока, и теленка приготовленного, и поставил перед ними; и он ели»(Быт. 18. 8).

А если ели, то должны были переварить эту пищу. И каким — то образом освободиться от того, что не усвоил организм. Несмотря на моё, как Вы заметили, не бедное воображение, я никак не могу себе представить испражняющихся Ангелов, сидящих на небесном унитазе.

Ни один священник не осмелится сказать верующим, что бестелесные Ангелы способны испытывать голод. Интересно, где сыны Божьи столуются в наше время?

«И сказали ему: где Сарра, жена твоя? Он отвечал: здесь, в шатре». (Быт. 18. 9).

Как видите, Господь не видит, что делается в пяти шагах от него. Так Он когда — то искал Адама среди деревьев Рая. Так спрашивал Каина, в каком месте тот закопал Авеля.

«И сказал один из них: Я опять буду у тебя в то же время в следующем году. И будет сын у Сарры, жены твоей». (Быт. 18.10)

Когда Сарра услышала от Бога, что беременна (сама она не могла этого распознать, поскольку"обыкновенное у женщин"у нее давно перестало быть обыкновенным), то не поверила своим ушам. И — страшный грех! — усомнилась в правдивости слов Божьих.

«Сарра внутренне рассмеялась, сказав: мне ли, когда я состарилась, иметь сие утешение? И господин мой стар. И сказал Господь Аврааму: есть ли что трудное для Господа? В назначенный срок буду Я у тебя в следующем году, и у Сарры будет сын». (Быт. 18. 12— 14).

Невообразимо! Ну до чего забавная Книга — эта Библия! «Есть ли что трудное для Господа?»

Подумать только! Всемогущий Бог, одним пальцем левой ноги приводящий в движение целые материки. Мечущий громы и молнии, раздвигающий воды морей, вселяющий страх целым народам.

Вершитель судеб миллионов людей. И именно этот — ну просто бесподобный! — библейский Бог хвастает перед малограмотными, доверчивыми пастухами, что может — без особого труда! — вдохнуть силу в один — единственный слабо активный сперматозоид. Что способен — без особого труда! — пробудить к жизни одну — единственную увядшую яйцеклетку!

Что можно к этому добавить? Есть ли что трудное для Господа?!

«И презрел Господь на Сарру, как сказал; и сделал Господь Сарре, как говорил. Сарра зачала и родила Аврааму сына в старости его во время, о котором говорил ему Бог. И нарек Авраам сыну своему имя Исаак». (Быт. 21. 1— 3)

Господь сделал Сарре малыша…

Но почему написано:"родила Аврааму сына в старости его"?

Нашему бравому патриарху было всего лишь сто лет. По библейским меркам, он был мужчиной в расцвете сил, парнем хоть куда. И действительно, через сорок лет после рождения Исаака, похоронив супругу в пещере, Авраам заново женился. И родил шестерых сыновей, не говоря уже о дочерях (Быт. 25. 1— 2). И умер в почтенном возрасте — 185-и лет. Вот это был старичок!

____________________

Примерно в это же время, в одном из городов, недалеко от которого раскинул свой шатер наш свежеобрезанный патриарх со своей свежебеременной супругой, происходили жуткие события.

Все мужчины этого города (как бы поделикатнее выразиться?) не были пуританами. Имели необычную ориентацию. То есть, не хотели ограничивать свои, не совсем естественные, прямо скажем, противоестественные потребности. Занимались всякими глупостями,

приставали друг к другу с неумными предложениями явно неделового характера. Короче, делали чёрт знает что, противное Господу.

И вот в этот несколько странный город, в этот, извините, Содом пришли в качестве визитеров два прекрасных Ангела в облике юных краснощеких пастушков. Бог Их послал.

Уже одним своим видом Они мгновенно пробудили у всех, без исключения, горожан греховные мысли и не менее греховные чувства. И абсолютно все мужики, даже те, кто не был уверен в своих силах, тут же сбежались, чтобы Их поиметь.

Поднялся страшный гвалт. Все хотели быть первыми, как будто речь шла о первой брачной ночи. Номерки писали на ладонях чернильным карандашом. Старики рвались в бой, и просили пропустить их без очереди. Они, мол, могут умереть, так и не испытав ангельского

наслаждения. Никто их, конечно не пустил. Опустить могли, а пустить — дудки!

Что Вам сказать, — если бы не праведный Лот, от крылышек визитеров остались бы пух да перья. Лот смело заступился за Ангелов, затащил их в дом и предложил толпе своих дочерей на поругание. Толпа отказалась, сочтя замену неадекватной. И тут же пожалела об этом.

Господь Бог явился как раз вовремя, чтобы спасти честь дочерей Лота и Своих Сыновей. Сначала Он отчитал Ангелов за то, что не переночевали на ближайшей тучке. А потом наказал содомлян слепотою.Содомляне, безжалостно ослепленные Богом, долго не могли найти

выхода из сложившейся ситуации. Но это было только пробное наказание.

Дальше всё шло, как по маслу. Ангелы вывели Лота с женой и дочерьми из обреченного города. На город обрушили всё, что смогли обрушить. Потом освободили Лота от обременявшей его жены. И, наконец, оставили его наедине с двумя дочерьми. Которые искренне сожалели, что содомляне от них отказались.

Многие библейские праведники были не прочь выпить по каждому удобному случаю. Тяга к алкоголю была у них наследственной, от праотца Ноя.

Праведный Лот также не был трезвенником. За что и поплатился.

"И жил в пещере, и с ним две дочери его. И сказала старшая младшей: отец наш стар; и нет человека на земле, который вошел бы к нам по обычаю всей земли. Итак, напоим отца нашего вином, и переспим с ним, и восставим от отца нашего племя.

И напоили отца своего вином в ту ночь; и вошла старшая, и спала с отцом своим: а он не знал, когда она легла и когда встала. На другой день старшая сказала младшей: вот, я спала вчера с отцом моим; напоим его вином и в эту ночь; и ты войди, спи с ним, и восставим от отца нашего племя". (Быт. 19. 31— 34)

Постановили и — восстановили.

И обе родили по хлопчику. И назвали их: Моав и Бен — Амми.

Достигнув половой зрелости, ребятки эти стали родоначальниками двух племен: моавитян и аммонитян.

От подобных пьяных внутрисемейных связей не могли родиться нормальные дети, В результате, их потомки, не получившие нормальных генов, по истечении нескольких веков вымерли без следа.

Милые нагорные проказницы лукавили, уверяя друг дружку, что во всей округе не осталось мужчин. А ведь под горой лежал большой город Сигор, полный желающих. Но, согласитесь, стоит ли ходить в такую даль ради минутного удовольствия?

____________________

А теперь попробуем сравнить поступок Хама с поступками дочерей Лота. Только для того, чтобы убедиться, как нелогичны поступки Господа Бога.

Сурово наказав Хама и всех его потомков за сущую мелочь, неумышленный проступок, совершенный по неведению, Бог никак не отреагировал на тяжкий, умышленный грех низко падших содомлянок.

Не пожурил их, не лишил их десерта к обеду, даже в угол пещеры их не поставил.

И, в то же время, умертвил жену Лота только за то, что она проявила обычную женскую любознательность.

Есть ли в этом хоть капля логики, спросите Вы.

Есть! Целый целебный источник. Вы забыли, что жене Лота было запрещено оглядываться. Но дочерям его Бог ничего не запрещал. А ведь все запреты Господа, даже не самые умные, — священны, и не дай Вам Бог нарушить их!

Но есть ли вообще справедливость на этом, вроде бы Божьем, свете, Господа?…

Сразу после того, как пьяный Лот переспал с обеими дочерьми, его библейская биография закончилась. Больше о нём в этой правдивой Книге не сказано ни слова. А жаль, мы уже успели полюбить славного праведника, который так много сделал для блага Ангелов и своих дочерей.

Что с ним стало дальше? Какие еще подвиги совершил? Ничего, ни слова, ни намека. Бог оставил его. Лот канул в вечность.

Господь, как мы знаем, всегда воздает по заслугам…

Хочу поделиться с Вами одной догадкой, которая может объяснить, почему Лот и его дочери перестали интересовать Господа.

Как удалось выяснить из той же Библии, внуки Лота и их многочисленные потомки, два народа — моавитяне и аммонитяне, близкие родственники израильтян — полностью игнорировали Бога Иегову.

Считали Его мелким божком, недостойным внимания, уважения, а тем более, поклонения. У них был свой и, как они, конечно же, ошибочно полагали, гораздо более могучий и грозный Бог, с ещё более грозным именем — Хамос (Суд. 11. 24). Эти язычники имели наглость и глупость считать именно Хамоса Властелином мира. Он, оказывается, тоже даровал им земли, на которых они жили, помогал в успешных войнах против израильтян.

Как знать, вполне могло так случиться, что если бы у моавитян и аммонитян были более высокая культура, более стойкие народные предания, нерушимая верность традициям, более сильная и более жестокая церковь, то мы бы с Вами сейчас молились не Господу Саваофу, а Всемогущему Богу Хамосу, Властителю Вселенной…

Вот такие крамольные мысли приходят в голову при внимательном чтении Святой Библии.

____________________

Исторический факт гибели Содома и Гоморры в результате извержения сопки (извергнул её, конечно же, сам Господь) еще раз подтверждает, что библейский Бог Иегова частенько принимал не до конца продуманные решения. Объяснялось это, скорей всего, тем, что в те стародавние времена Он был еще относительно молод. И поэтому — горяч, скор на расправу, не давал себе времени, чтобы, как говорится, переспать с этой мыслью. Дружески беседуя с Авраамом в самый канун экологической трагедии, Господь поведал своему крестнику, что решил слегка поразвлечься, устроив небольшой фейерверк в окрестностях Содома.

После горячего обмена мнениями по этому вопросу, который ребром стал на повестке дня, Бог торжественно пообещал Аврааму: если в Содоме обнаружится хотя бы пятьдесят, сорок или даже всего лишь десять праведников, Он отложит своё развлечение до лучших времен.

И Авраам, как всегда, поверил Божьим заверениям. И совершенно напрасно.

Легкомысленный Бог и не думал выявлять праведников. Которых, впрочем, сами жители Содома считали грязными извращенцами, попирающими законы содомской морали и нравственности. В Содоме были запрещены разнополые браки. Зачатие детей проводилось только из пробирки, другие способы были объявлены аморальными. С противоестественными разнополыми связями боролись как власти, так и содомская церковь.

Следовало, конечно же, спасти праведников, этих изгоев содомского общества. Следовало осторожно, не привлекая внимания властей и клерикалов, объединить этих людей в праведную партию.

Почему же этого не было сделано? Почему Ангелы пришли в город под видом соблазнительных юных пастушков, а не пастушек, которые вызывали отвращение у содомских мужчин?

Почему Они не провели социологический опрос, задав невинные вопросы типа:"Сочетанию каких цветов Вы отдали бы предпочтение — синего с красным или голубого с розовым? Какими Вы представляете себе пути становления однополого общества?"

Почему не дали объявления в местную газету:"Просим всех, так называемых, праведников собраться в такое — то время на близлежащей горе для обсуждения вопроса о дальнейшем развитии города и окончательного решения проблемы полов".

Думаю, что Вы знаете, что означают слова"окончательное решение проблемы"?

Можно было, наконец, спросить у самого Лота:"Известны ли вам, почтенный, еще нескольких достойных граждан с любопытными женами, которые достойны выведения за городскую черту по время праздника Огня и Камней?"

Ничего этого сделано не было. Праведники, — а в каком Содоме нет праведников! — безвинно пострадали за правое содомское дело.

Теперь спрошу я Вас: к чему был весь этот долгий и, как выяснилось, пустопорожний спор Авраама с Господом, разговор, который так подробно описан в Библии? (Быт. 18. 17— 33)

Ни к чему! Содом и Гоморра, а с ними еще два менее известных города, погибли целиком и полностью, со всеми геями — грешниками.

И с теми праведниками, которые по состоянию здоровья не могли грешить.

И с женщинами, которых Бог и без того уже достаточно наказал.

И с безгрешными деточками — ангелочками, которых искренне, до слез жаль. Потому что из них могли вырасти вполне симпатичные грешники.

И с теми, что ещё были в утробе, и верили, что появятся на свет, поскольку Господь категорически против прекращения беременности.

И с непорочным скотом, с Божьими одуванчиками и прочей растительностью, с благоустроенными домами, в которых можно было пристойно жить грядущим поколениям праведных содомлян и гоморреев…

Одним махом уничтожив всё то, что не заслуживало уничтожения, Господь взял на душу большой грех. Который впоследствии получил широкую известность под названием содомского греха.

… Так что же Вы, дорогие мои, и после этого всё ещё верите, что в ночь Страшного Суда Господь будет иметь время и желание тщательно отделять овец от козлов?

Не питайте иллюзий, грешите на здоровье! Все там будем!

____________________

Покончив с Содомом, вернемся в шатры Авраама. Потому что мы не вправе пропустить рождение другого славного патриарха — Исаака.

Господь любит делать подарки к юбилеям. Ною в 500 лет подарил первого сына, в день шести векового юбилея Ноя закончился всемирный Потоп. (Быт. 8. 13). Аврааму же к столетию подарил Исаака.

Благополучно родив младенца, и через определенное время оторвав его от груди, Сарра сильно возненавидела египтянку Агарь и ее сына. И стала принуждать робкого и послушного Авраама, чтобы во второй раз, и уже навсегда, вывел обоих в пустыню на съедение диким зверям.

«И показалось Аврааму это очень неприятным ради сына его. И Бог сказал Аврааму: не огорчайся ради отрока и рабыни твоей; во всем, что скажет тебе Сарра, слушайся голоса её; ибо в Исааке наречется тебе семя». (Быт. 21. 11— 12)

Патриарха мучили угрызения совести, но библейский Бог Иегова всегда считал совесть излишней роскошью для человека. Мы с Вами в этом убедимся еще неоднократно.

«Во всем слушайся Сарры! Избавься от рабыни с ее сыном!»— сказал"милосердный"Господь, совершенно позабыв свою же установку:"да убоится жена мужа своего!"Позабыв, как в недалеком прошлом сурово наказал Адама за то, что тот послушался голоса жены своей. Нет, определенно Бог питал к прекрасной Сарре нежные чувства.

Авраам мог ослушаться жены, но ослушаться Господа не смел.

Освободившись, с помощью Бога, от угрызений совести, патриарх вывел наложницу и сына в пустыню, и оставил их там, дав немного хлеба и воды. Вода вскоре кончилась. Несчастная Агарь, не в силах смотреть на мучения Измаила, отошла поодаль и залилась слезами отчаянья.

Но Бог не оставил несчастных, пригрев и ободрив их. Избавив отрока Измаила от смерти, Он произвёл от сына рабыни великий народ. Как и обещал Аврааму. Великий, но не избранный. Это были исмаильтяне, которых мы сейчас называем арабами, — тоже, между нами говоря, семиты.

О дальнейшей судьбе Агари мы не знаем больше ничего. Библейские герои имеют одно общее загадочное свойство: возникать ниоткуда и исчезать в никуда.

Авраам, отпуская Агарь, не дал ей ни верблюда, ни запаса еды, ни денег. Очень совестливый и чадолюбивый был человек.

Господь никак не наказал Авраама за его бесчеловечный поступок.

Он придерживался мнения, что пророкам должны быть чужды сантименты. В дальнейшем мы увидим, как иные великие пророки, любимцы Господа, совершали такие чудовищные поступки, что Авраам, по сравнению с ними, был сущий ангел.

____________________

"И было, после сих происшествий Бог искушал Авраама. Бог сказал: возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака, и пойди в землю Мориа, и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой я скажу тебе.

Авраам встал рано утром, оседлал осла своего; расколол дров для всесожжения, и, встав, пошел на место, о котором сказал ему Бог". (Быт. 22.1— 3).

Бог Иегова частенько, ради забавы, искушает своих верноподданных. Испытывает верность Идее. Причем Сатана, как было уже отмечено, помогает Ему в этом.

Думаю, что и в случае проверки лояльности Авраама без участия Злого Духа не обошлось. Иначе, как бы возникла в голове гуманного, вроде бы, Бога дьявольская мысль: принудить любящего отца принести в жертву единственного сына?

А что чувствовал наш патриарх, ведя на заклание Исаака?

А что чувствуют русские женщины, сыновей которых бросают в пекло Чечни? Они хорошо сознают, как мала вероятность того, что их дети останутся живы и невредимы. Даже если их хранит Господь Бог.

Для Авраама эта вероятность равнялась нулю. Отец вел отрока в последний путь. Обратно он должен был возвращаться сам…

Давайте немного поразмыслим над этой человеческой трагедией.



Забудем о том, что Авраам и Исаак были не более реальны, чем Дедал и Икар. Постараемся вникнуть в суть драматической завязки и счастливой развязки этой нечеловеческой шутки.

Не знаю, не уверен, был ли когда, за всю историю человечества, хотя бы один рабовладелец, один крепостник, которому пришла бы в голову чудовищная идея: заставить раба убить своего сына. Даже продажа ребенка, отдельно от отца или матери, была трагедией, никогда не заживающей сердечной раной. Причем, заметьте, ребенок оставался жив, здоров, и мог даже попасть в гораздо лучшие условия.

Всевышний Рабовладелец решился на это! Нет слов…

А что же наш Авраам? Что Сарра? Ни один зверь, ни одна птица не дадут обидеть своего детеныша. Защитят его, даже рискуя жизнью. Но Авраам, это безмозглое животное, у которого погасли все нормальные человеческие чувства и инстинкты, у которого не осталось в душе ничего, кроме тупого рабского преклонения перед вымышленным Духом, Святой Пустотой, безропотно повел своего детеныша на заклание. Достойный раб Божий, — достойный жалости и презрения!

И чем всё это кончилось? Но Вы же прекрасно знаете — хэппи — эндом! Как в дешевой детективке. В самый последний момент, когда рука с ножом была уже занесена над несчастным Исааком, на сцене внезапно появились Бог с нимбом и баран с рогами…

"И простер Авраам руку свою, и взял нож, чтобы заколоть сына своего. Но Ангел Господень воззвал к нему с неба и сказал: не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего; ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога, и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня.

И возвел Авраам очи свои и увидел: и вот, позади овен, запутавшийся в чаще рогами своими". (Быт. 22. 10— 13).

И пролилась кровь невинного овна, который случайно (!) оказался рядом. И сжег его Авраам во славу Господа. И все остались довольны.

Особенно, — овен. Давно замечено, что овцы Божьи очень любят приноситься в жертву.

После такого великого испытания, любовь Авраама к Господу и преданность Ему же возросли до небес. Выше них был только панический ужас пред Господом.

… Вот такие прелестные назидательные сказки преподносит нам Святая Библия под видом чистой библейской Правды…

____________________

Когда Исаак подрос и стал настоящим мужчиной, — а случилось это, когда ему уже было под сорок, — патриарх решил, что сыну пора жениться. И, поскольку жил среди инородцев и не хотел, по некоторым соображениям, с ними породниться, послал приближенного раба к

своему брату Нахору, живущему в Месопотамии. В доме Нахора, по слухам, водились красивые девушки. Тем более — родная кровь.

«И взял раб из верблюдов господина своего десять верблюдов, и пошел. В руках у него были также всякие сокровища господина его. Он встал и пошёл в Месопотамию, в город Нахора». (Быт. 24. 10)

И Бог послал навстречу рабу Ревекку, внучку Нахора.

«Девица была прекрасна видом, дева, которую не познал муж. Она сошла к источнику, наполнила кувшин свой и пошла вверх». (Быт. 24. 16).

Посланник — раб увидел её и понял, что это судьба.

«И призвали Ревекку, и сказали ей: пойдёшь ли с этим человеком? Она сказала: пойду»(Быт. 24.58)

Отчаянно смелой девушкой была эта Ревекка!

«И ввёл её Исаак в шатёр Сарры, матери своей; и взял Ревекку, и она сделалась ему женою, и он возлюбил её». (Быт. 24. 67)

Вот как просто это делалось в старые добрые времена. Молодые не видели друг друга до свадьбы. Но это не мешало им полюбить друг друга. Браки тогда заключались на небесах.

«И был Аврам очень богат скотом, и серебром, и золотом». (Быт. 13. 2)

Пустые слова."Богатей"Авраам не имел ни клочка своей земли.

Только к глубокой старости он сумел накопить немного денег, чтобы купить кусок поля и небольшую пещеру для захоронения Сарры.

После смерти жены сто сорокалетний Авраам обрел второе дыхание, женился еще раз и имел кучу сыновей от одной жены и нескольких наложниц. И всем сыновьям дал путевку в жизнь, отправив скопом на Дальний Восток. Подальше от Исаака, которому завещал всё своё несметное богатство, вместе с пещерой.

«И отдал Авраам всё, что у него было, Исааку. А сынам наложниц дал подарки, и отослал их от Исаака, сына своего, на восток, в землю восточную». (Быт. 25. 5— 6)

Правильно, чтобы не покушались на золото, скот и рабынь.

____________________

«Исаак был сорока лет, когда взял себе в жену Ревекку. И молился Исаак Господу о жене своей, потому что она была неплодна; и Господь услышал его, и зачала Ревекка, жена его». (Быт. 25. 21)

Лично мне кажется, что у Господа не всё в порядке со слухом. Потому что, несмотря на страстные молитвы преданного Исаака, Он услышал их только через двадцать лет.

«Исаак же был шестидесяти лет, когда они родились». (Быт. 25. 26)

Вот так, чутко и своевременно, реагирует Господь на молитвы и чаяния Своих рабов. Поэтому, решив обратиться к Богу, запаситесь терпением и приобретите мегафон. Не пройдет и несколько десятков лет, как Он Вас услышит. В том случае, если Вы будете праведны и так

же преданны Ему, как наш второй патриарх. Но многие праведники так и не дожили до этой счастливой минуты.

«И стал великим человек сей, и возвеличивался ещё больше и больше до того, что стал весьма великим». (Быт. 26. 13)

А великим, то есть — богатым, стал Исаак после того, как подставил свою любимую Ревекку нестареющему царю Авимелеху, которого печальное приключение с бабушкой Саррой не научило уму разуму. После первого грехопадения Авимелеха прошло девяносто лет, но старикан остался таким же греховодником. За что и поплатился вторично.

____________________

Ревекка наверстала упущенное время, родив близнецов. Первым на свет появился косматый краснокожий Исав, вторым — беленький гладенький Иаков. Иаков стал любимцем Ревекки, Исав же был лишен материнской ласки.

Вместе с молоком матери Иаков впитал в себя её женскую хитрость и коварство. Объединив свои усилия, мамочка и сынок подлостью и обманом лишили простодушного трудягу Исава не только первородства, но и отеческого напутствия.

«И взяла Ревекка богатую одежду старшего сына своего Исава, бывшую у ней в доме, и одела в неё младшего сына своего Иакова; а руки его и гладкую шею его обложила кожею козлят». (Быт. 27. 15— 16)



И этот дурно пахнущий козёл пошел получать благословение.

«И сказал Исаак сыну своему: что так скоро нашел ты, сын мой? Он сказал: потому что Господь Бог твой послал мне навстречу». (Быт. 27. 20).

В том, что Иаков солгал отцу, не было ничего страшного. Но то, что он в подтверждение лжи сослался на самого Господа, — было тяжким, непростительным грехом!

И Господь простил его, хотя иных рабов Своих, как мы в дальнейшем убедимся, жестоко карал за гораздо менее тяжкие проступки.

Как только Иаков получил искомое, он тут же поспешил скрыться. Исав остался без благословения, но зато с большим носом.

"И вострепетал Исаак весьма великим трепетом, и сказал: кто же это, который достал дичи и принес мне, и ел я от всего, прежде, нежели ты пришёл, и я благословил его? Он и будет благословен.

Исав, выслушав слова отца своего, поднял громкий и весьма горький вопль, и сказал отцу своему: отец мой! благослови и меня. Но он сказал: брат твой пришел с хитростью и взял благословение твоё.

И сказал он: не потому ли дано ему имя: Иаков, что он запнул меня уже два раза?"(Быт. 27. 33— 36)

В те времена не было ещё так много благословений, чтобы хватило всем: и гладким, и косматым, и запинающим, и запнутым.

Возлегая на ближайшем облаке, Господь благодушно взирал на это внутрисемейное беззаконие. Он уже выбрал себе любимца из двух разно яичных близнецов, которые были так непохожи друг на друга.

«Разделяй и властвуй!»Он всегда следовал этому превосходному принципу. Особенно Иегова любил разделять родных братьев, давая одному из них особое предпочтение и благоволение, вызывая в другом злобу и ревность.

Так было с Каином и Авелем, с Измаилом и Исааком, с Исавом и Иаковом, с Иосифом и его братьями, с Моисеем и Аароном, с сыновьями царя Давида, и сыновьями многих других иудейских царей.

____________________

Опасаясь мести Исава, Иаков сбежал в Месопотамию, к своему дяде Лавану. Путь был долгим. Близилась ночь, и Иаков устроился на ночлег в одной из лощин, положив под голову большой камень.

Ночью во сне (опять ночью — не страдал ли Иегова лунатизмом?) к нему, ни с того, ни с сего, явился Бог с всё теми же предложениями: чрезмерно размножить его потомство и подарить ему землю, на которой он сейчас лежит.

«И вот, Я с тобою; и сохраню тебя везде, куда ты не пойдешь; и возвращу тебя в сию землю; ибо Я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что Я сказал тебе». (Быт. 28. 15).

Так прожженный ловелас клянется каждой встречной поперечной, что на ней непременно женится.

И клятвы библейского Господа имели такую же ценность. И никогда не исполнялись. Как не выполнено было и это торжественное обещание.

«Я не оставлю тебя, доколе не исполню», — и легкомысленно оставил, доставив в египетское рабство.

Иаков не остался в долгу, и также поклялся на подголовном камне:"Если Бог будет со мною, и сохранит меня в пути сем, в котором я иду, и даст мне хлеб есть и одежду одеться, то этот камень, который я поставил памятником, будет домом Божиим; и из всего, что Ты, Боже, даруешь мне, я дам Тебе десятую часть". (Быт. 28. 20— 22)

Иаков проявил небывалую щедрость: «из всего, что Ты дашь мне, обязуюсь отдать Тебе десятую часть». Я готов давать такие клятвы всем своим заимодавцам по несколько раз на день. И покарай меня Господь, если не исполню хотя бы одной из них!

Но наш герой, получив от Бога двух жен, двух наложниц, дюжину сыновей и огромное богатство, не отстегнул Иегове ни шекеля.

А камень тот, который Иаков даровал Господу под видом дома, до сих пор лежит на том же месте, и никто в нем не обитает.

Обменявшись пустопорожними клятвами, новые друзья разошлись своими путями. Иаков пошел искать дом дяди, а Господь отправился искать другого простака, который легко поверит бестелесному, но очень Святому Духу.

____________________

Ссылаясь на то, что Авраам когда — то, как будто, отдал десятую часть награбленной им военной добычи священнику — царю Мелхиседеку за то, что тот благословил его (Быт. 14. 18— 20), и на выше приведенную клятву Иакова, церковники, от времен Аарона и до наших дней, утверждали и утверждают, что эта десятина по праву принадлежит Богу, а следовательно, — церкви. И усиленно воюют за неё. И овладели огромной частью богатств, созданных трудом и потом всех остальных людей.

В совершенстве владея методами и приемами массового гипноза и внушения, побирают они и так называемые добровольные приношения.

От грешников — за отпущение грехов, от немощных — за обещание выздоровления, от несчастных родственников умерших — за молитвы об упокое души.

И всем щедро обещают: дающему Ему Бог воздаст сторицею. Даст и здоровье, и богатство.

Давайте разберемся.

Если бы Бог давал здоровье за деньги и, конечно же, за веру, то болели бы только бедные еретики. Но, к сожалению, уже зафиксировано несколько отдельных случаев, когда от тяжелых болезней умирали очень богатые, очень молодые и очень верующие люди, которые щедро жертвовали на церковь.

Что касается богатства, то здесь еще более печальная картина.

Посудите сами, ведь Господь никаких материальных богатств не создает. Он, как сотворил когда — то свой ближневосточный остров, так на этом и успокоился, даже не пробурив нефтяных скважин.

Материальные богатства создаем мы с Вами. Но, к сожалению, не в таком количестве, чтобы на всех хватило. Поэтому совершенно ясно, что если Бог кому — то что — то дает, он должен — обязательно! — у кого — то ровно столько же отобрать.

Но можем ли мы желать этого, не нарушая Христовой заповеди"возлюби ближнего, как самого себя?"Можем ли мы просить Господа, чтобы ограбил наших ближних? Пойдет ли Он на это, не имея достаточного алиби?

Допустим, что Он всё — таки пойдет и отберет, поскольку нас любит больше всех на свете. Но правильно ли мы поступим, если отдадим десятину церковникам, которые в этом деле не участвовали? Не будет ли более по — христиански вернуть десятину, или даже четвертую часть, ограбленным по нашим молитвам? Чтобы и они горячо помолились за наше благополучие.

Не вводят ли нас святоши в заблуждение, уверяя, что мы должны Богу десятину от того, что Он милостиво дает нам? Что это, спрошу я Вас, за Спонсор, который требует назад десятую часть от Своего дара? Не хочет ли Он скрыть свои доходы, тем самым оскудив небесную казну?

И не можем ли мы вернуть Господу хотя бы десятину от тех болячек, напастей и бед, которые Он дарит нам полной мерой? А если можем, то в каких храмах, и по каким дням их принимают?

____________________

Придя в дом дяди, Иаков сразу же очень полюбил его дочь, прекрасную Рахиль. И вынужден был работать на будущего тестя целых семь лет за обещанную плату: руку и тело любимой девушки.

Опять же мы наталкиваемся на некоторые имущественные неувязки, способные поставить в тупик и не таких умных, как мы. И даже не таких глупых.

Оказывается, Иаков не имел вена на выкуп невесты.

«Иаков полюбил Рахиль и сказал: я буду служить у тебя семь лет за Рахиль, младшую дочь твою». (Быт. 29.18).

Как же так? Иаков, сын богатого скотовладельца, великого человека, у которого было много золота, скота и рабов, не имел возможности выкупить невесту!

Мы помним, что Авраам послал раба с десятью верблюдами, нагружёнными подарками, за женой для Исаака.

Иаков не бежал тайком из дому. Отец и мать торжественно, с благословением отпустили его. Напутствовали, чтобы взял жену из дома Лавана. Отчего же они не дали ему хотя бы одного верблюда, гружённого золотом и подарками. Ведь Исаак был их единственным наследником.

Исав, дважды запнутый младшим братишкой, к тому времени уже имел четырёх жён, причём без всякой отработки. Нет, что ни говорите, но очень часто в Библии концы с концами не сходятся.

И что это за невеста такая бриллиантовая, за которую надо отрабатывать долгих семь лет? Разве мало девушек вокруг?

Рахиль, дочь Лавана, владеющего стадами и многочисленными рабами, сама пасла несколько овец.

Создается впечатление, что библейские дееписатели не только были бедняками, но и никогда в жизни не встречались с богатыми людьми.

Мало того, никогда не любили женщин и не были любимы ими. Иначе не вставили бы в книгу «Бытие» такой дурацкий пассаж:"И служил Иаков за Рахиль семь лет; и они показались ему за несколько дней, потому что он любил ее". (Быт. 29. 20).

Всё как раз наоборот. Когда ждешь любимую девушку, дни тянутся, как годы!

Очень целомудренными были нравы того времени. Семь лет жили молодые люди в одном доме, но любовались друг другом только издали.

____________________

Как бы там ни было, семь лет прошли. Настал день свадьбы, за которой неотвратно последовала первая брачная ночь. Молодого жениха (Иакову было тогда восемьдесят три года!) напоили до потери памяти.

Когда рассвело, Иаков продрал глаза и моментально протрезвел. Коварный тесть подло обманул его. В брачной постели, стеснительно и счастливо улыбаясь, лежала старшая дочь Лавана, рябая и рыжая Лия, которая была слаба глазами и умом.

Обманутый Иаков очень расстроился.

"И сказал Лавану: что это ты сделал со мною? Не за Рахиль ли я служил у тебя? Зачем ты обманул меня?

Лаван сказал: в нашем месте так не делают, чтобы младшую выдать прежде старшей; окончи неделю этой; потом дадим тебе и ту, за службу, которую ты будешь служить у меня еще семь лет других". (Быт. 29. 26— 27).

Это был как раз тот редкий случай, когда в выигрыше остаются все.

Иакову за честную службу воздалось вчетверо. Уже через неделю он имел двух жён и двух служанок, причем имел в буквальном смысле этого слова.

Лаван тоже был очень доволен: он не только сбыл с рук залежалый товар, но и получил бесплатного работника на следующую ударную семилетку.

Рахиль получила долгожданного Иакова.

Лия получила возможность рожать.

За короткое время, всего за семь лет, эта невзрачная женщина показала себя настоящей стахановкой, значительно перевыполнив нормы производительности. И умудрилась родить шесть сыновей и дочь Дину. Причем никто их них не был недоношенным или близнецом.

Всё это не было бы так удивительно, но следует учесть, что между четвертым и пятым сыновьями Лия пару лет не рожала. (Быт. 30. 9) Вот какие чудеса случались в жизни наших патриархов. Причем в данном случае всё обошлось без участия Бога.

Рахиль, как и положено каждой порядочной библейской красавице, несколько лет была неплодна. Когда же, наконец, Бог отверз ее чрево, все увидели, что столь долгое ожидание не было напрасным, — родился красавчик Иосиф, настоящее дитя любви, баловень Судьбы.

Не могу не высказать дерзкую догадку относительно возможной причины неплодности Рахили. Оказывается, она очень любила мандрагоровые яблоки, то есть, попросту, была наркоманкой. Потому что эти плоды воздействуют на человека, как сильный наркотик.

Рахиль, как свидетельствует Библия, испытывала такую неодолимую тягу к этим райским яблочкам, что продала за них мужа, уступив супружеское ложе родной сестре.

"Иаков пришел с поля вечером, и Лия вышла ему на встречу, и сказала: войди ко мне; ибо я купила тебя за мандрагоры сына моего. И лег он с нею в ту ночь». (Быт. 30. 16).

Две остальные жены — наложницы, общими усилиями, родили Иакову еще четверых сыновей.

Пробыв у дорогого тестя четырнадцать лет, и не заработав ничего, кроме многочисленного потомства, Иаков согласился работать еще шесть лет за скот.

«Сколько же скота ты хочешь?»— спросил Лаван, почёсывая седую бороду.

«Терпение, папаша, сейчас узнаете, — смиренно отвечал не по годам смышленый девяностолетний зятек, почёсывая плешь, — пока же пройдемте к стаду».

Неподалеку паслось огромное стадо мелкого рогатого скота. Овцы были белыми, а козы — черными. Редкое животное, — может быть, одно из ста, — было пятнистым.

Тут Иаков сделал тестю очень выгодное предложение. Он сказал, что по окончании шести лет отберет и возьмет себе, как награду за службу, только пятнистых, пестрых коз и овец.

Лаван был поражен не столько этим абсурдным предложением, сколько тем, что за четырнадцать лет не сумел распознать, что имеет зятем осла.

Но и тех немногих пятнистых животных богатому Лавану было очень жаль. Поэтому уже на следующий день он отделил от стада всю пеструю скотину, чтобы не портили чистоту породы, и отдал своим сыновьям, приказав отогнать как можно дальше, на три дня пути. (Быт. 30 32— 36). Таким образом, в стаде, которое пас Иаков, остались только непорочные животные. Что предвещало ему полное фиаско.

Но Иаков вовсе не являлся ослом. Потому что ослы, ясное дело, не могут быть любимцами Господа. Свой хитроумный план он обдумал до мелочей уже давно, в коротких перерывах между занятиями любовью.

Иаков тут же принялся осуществлять свой коварный план. Он срезал ветви деревьев с темной корою, надрезал кору и снял её в отдельных местах, сделав ветви пестрыми. Разложив ветви у источника, где скот имел привычку зачинать, пастух — селекционер ставил сильных животных против ветвей, чтобы при случке у них рябило в глазах.

Результаты превзошли ожидания. Все ягнята и козлята рождались пёстрыми. За шесть лет стадо, с Божьей помощью, неимоверно увеличилось. В нем не было ни одной чисто белой овцы, ни одного абсолютно черного козла.

Может ли такое быть?

«Есть ли что трудное для Господа!»

… Довольно давно, много лет назад, когда африканцы в России были большой редкостью, и на них сбегалась посмотреть вся округа, рядом с нами жили соседи — молодожены. Оба, и муж, и жена, были белыми. Когда же у них родился ребенок — негритенок, молодка уверяла супруга, будто это объясняется тем, что зачатие произошло ночью в ванне,

облицованной черной метлахской плиткой. Что ж, такое вполне могло статься, если такова была Воля Божья. Есть ли что трудное для Господа?

Бедняга Лаван, не понимая, в чем тут фокус, и приписывая это чудо вмешательству Господа, был в отчаянии и рвал на себе волосы.

«И доставался слабый скот Лавану, а крепкий Иакову. И сделалсяэтот человек весьма, весьма богатым, и было у него множество мелкого скота, и рабынь и рабов, и верблюдов, и ослов». (Быт. 30. 43)

Каким образом мог разбогатеть пастух Иаков, который должен был неотлучно находиться при стаде? На какие деньги мог купить рабов, рабынь и прочую рабочую скотину? Где всё это добро держал и прятал до окончания трудовой шестилетки? Библия не уточняет. Не имея достаточной информации, мы вправе предположить, что Иаков сплавлял овец и коз налево, без ведома Лавана. Который, при такой чудовищной рождаемости скота, не мог вести точного учёта.

Вот такими праведными путями сколачивали богатство преданные любимцы Господа!

____________________

Прошло шесть лет, пока, наконец, Лаван не убедился, что здесь дело нечисто, и что зять бессовестно надувает его. И сильно разгневался.

Господь предупредил раба Своего о грозящих ему неприятностях. И посоветовал сматывать удочки.

Верные жены поддержали эту здравую мысль. Мало того, они решили внести свою посильную лепту в общий семейный котел.

Когда Лаван удалился на несколько дней из дому, для стрижки овец, хорошая дочка Рахиль остригла отца, украв у него домашних божков и столовое серебро. (Быт. 31. 14— 20) И святое семейство отправилось в далекий путь на доисторическую родину. Забыв попрощаться, они и не подозревали, что делают это по — английски.

Лаван, которому через три дня донесли о побеге, решил по — арамейски проучить их. И, собрав боевую дружину, кинулся в погоню за беглецами.

И настиг их на горе Галаад, где растет сладкий крупный виноград.

"И сказал Лаван Иакову: что ты сделал? Для чего ты обманул меня и увел дочерей моих, как плененных оружием? Зачем ты убежал тайно, и укрылся от меня, и не сказал мне? Я отпустил бы тебя с песнями, с тимпаном и с гуслями.

Ты не позволил мне даже поцеловать внуков моих и дочерей моих; безрассудно ты сделал. Но пусть бы ты ушел. Зачем ты украл богов моих?"(Быт. 31. 26— 30)

Иаков гордо отвечал, что не имеет понятия ни о каких богах, кроме Бога Иеговы. Лаван приказал тщательно обыскать всех беглецов и их багаж.

Деревянные божки были спрятаны под седло, на котором сидела Рахиль. Когда же ее вежливо попросили приподняться, она сказала, что не может. Объяснила это тем, что имеет дела. Скромно не уточнив, какие именно. А деловых женщин в те галантные времена старались не тревожить по пустякам. (Быт. 31. 35)

Честный Иаков, став в позицию обиженного, стал упрекать тестя в черствости, несправедливости, отсутствии хотя бы капли благодарности за его бескорыстную, самоотверженную службу. И Лаван отступился от своих злых намерений.

Здесь же, на горе, родственники заключили Договор о мире и дружбе на вечные времена между арамейским и еврейским народами. И поклялись на камне, который поставили вместо памятника.

Там он стоит или лежит и поныне. И опять же напоминает…

____________________

В дороге, когда семья остановилась на ночлег, произошло странное, до сих пор никем не объяснимое событие. Господь пришел и начал бороться с Иаковом. И, представьте себе, не смог победить дряхлого столетнего старика! Такой вот могучий этот Бог! Схватка закончилась вничью, только у Иакова было немного повреждено бедро.

«Поэтому и доныне сыны Израилевы не едят жилы, которая в составе бедра, потому что Боровшийся коснулся жилы в составе бедра Иакова»(Быт. 32. 32).

Так неловкий Иаков лишил своих потомков удовольствия жевать жилы.

____________________

Господь спас Иакова не только от гнева Лавана, но и от гнева Исава, которого его младший братец дважды запнул.

Проходя через владения Исава, Иаков был готов к самому худшему.

Опасаясь расправы, он выслал навстречу брату часть своего стада с частью рабов, в виде подарка для искупления тяжких грехов своих.

Опасения Иакова рассеялись, когда он увидел косматого Исава, спешащего ему навстречу с сияющим лицом и распростертыми объятиями. Исав шёл во главе вооруженного отряда в количестве четырехсот человек. Он мог легко разделаться с братом, его женами и сыновьями. Некоторые славные библейские праведники, с деяниями

которых мы будем иметь честь познакомиться в дальнейших книгах Библии, убивали своих братьев десятками.

Но Исав не был праведником, не был рабом нашего Бога, и очевидно, поэтому не носил зла в душе своей.

Душевную мягкость, доброту, быструю отходчивость, благородство и прочие отклонения от нормы встречаем мы и у многих других отпетых язычников, слуг не нашего Бога, с которыми знакомимся на страницах Библии.

Такая непонятная закономерность, как мне ошибочно кажется, скорей всего, объясняется тем, что мораль и нравы того времени сильно отличались от морали и норм поведения, принятых в современных цивилизованных странах.

Жестокая сила, унижение слабых, кровавая месть, коварный обман и даже убийство иноверца и иноплеменника, захват в рабство, уничтожение пленных, поклонение идолам зла — все это было тогда обычными нормами поведения. С подобной моралью, законами и нормами мы можем столкнуться кое — где и сейчас. Если очень этого захотим. Но лучше не надо.

Мягкость в обращении, отходчивость, прощение долгов и обид, помощь в беде и прочие нежности, которые мы, воспитанные на западных идеях гуманизма, сейчас считаем проявлениями благородства, в древности не одобрялись. И считались признаками глупости и слабости. А глупые и слабые люди не заслуживали ни уважения, ни любви. В том числе, — любви Божьей.

Так это было. Ни Господь Бог, ни библейские дееписатели в этом не виновны.

И поэтому не было оснований у Господа отворачиваться от коварных братоубийц, от неправедных нуворишей, от шаловливых сестричек, от Авраама, продавшего жену в гарем, от воровки и наркоманки Рахили, от хитро — мудрого и подлого Иакова, от его сыновей Симеона и Левия, с чьими бандитскими приемами мы вот — вот познакомимся.

Потому что таковыми были нравы того времени. Такое поведение считалось нормальным, а не чем — то из ряда вон выходящим. Так поступало большинство. И библейские тексты — только точное отражение того времени.

Мы же смотрим на это отражение с несколько иной точки зрения. И оно выглядит совершенно иначе. Древняя аморальная мораль для нас неприемлема.

Так можно ли научить — детей! — христианской морали по книге, которую — ни в коем случае! — нельзя давать в руки детям, не достигшим совершеннолетия?

Можно ли клясться говорить правду, положа руку на эту не совсем пристойную и совсем не правдивую книгу? Не лучше ли использовать для этого книги о похождениях барона Мюнхгаузена и о великих подвигах Гаргантюа?

Можно ли называть эту книгу, — при всей ее уникальности, мировой значимости и несомненной исторической ценности, — Святой Книгой?

Святости в этом Собрании народных преданий и сказок древней Палестины ничуть не больше, но гораздо меньше, чем в сказках тысячи и одной ночи или в мифах древней Эллады! Я сказал!

____________________

Пройдя некоторое расстояние, величина которого не указывается в Библии, Иаков — Израиль раскинул шатер, а может быть, и несколько шатров, в окрестностях города Сихема, во владениях князя Еммора.

Юная Дина, выйдя в поле погулять, неожиданно столкнулась лицом клицус и не менее юным и горячим сыном князя. Княжича также звали Сихем.

Он влюбился в Дину с первого взгляда. Причем так сильно, что тут же, не говоря лишних красивых слов, изнасиловал её. Похоже, что она не сильно сопротивлялась, потому что и в ее сердце также пробудилась любовь.

«И прилепилась душа его к Дине, дочери Иакова, и он полюбил девицу, и говорил по сердцу её. И сказал Сихем Еммору, отцу своему, говор я: возьми мне эту девицу в жену». (Быт. 34. 3— 4)

В этом происшествии не было ничего такого особенного, что его следовало занести в такую важную Книгу. Изнасилование пастушки вельможей, тем более — сыном князя, не считалось, и в гораздо более поздние времена, даже мелким хулиганством. Для него это было

забавным, но незначительным эпизодом бурной молодости, для неё — неприятным происшествием, оставившим приятные воспоминания. О том, как на нее обратил внимание и снизошел к ней знатный князь.

Конечно, девица оказалась в какой — то мере обесчещенной, и сильно упала в цене. Но эту проблему можно было решить полюбовно, тем более, что Сихем жаждал исправить свою оплошность, а старый князь не возражал против этого.

«Сихем же сказал отцу и братьям её: только бы мне найти благоволение в очах ваших, я дам, что ни скажете мне. Назначьте самое большое вено и дары; я дам, что ни скажете мне: только отдайте мне девицу в жену». (Быт. 34. 11— 12)

Приятно читать, как благородны и порядочны были в те времена дикие необрезанные язычники. Но это их и погубило.

Дело, как будто, близилось к счастливой развязке. C свадьбе молодых, как будто, ничего не препятствовало. Если бы… Если бы у Дины не было таких братьев — головорезов.

Законы древних рэкетеров не слишком отличались от современных бандитских законов. Если ты провинился, ты должен быть оштрафован.

Особенно, если ты имеешь, чем платить. Запах большой добычи щекотал братьям ноздри. И они придумали дьявольский план.

"И сказали им: не можем этого сделать, выдать сестру нашу за человека, который не обрезан; ибо это бесчестно для нас. Только на том условии мы согласимся с вами, если вы будете, как мы, чтобы и у вас весь мужеский пол был обрезан.

И будем отдавать за вас дочерей наших, и брать за себя ваших дочерей, и будем жить с вами, и составим один народ". (Быт. 34. 14— 15).

Вельможных сихемцев очень обрадовала перспектива быть обрезанными, и породниться с этой бандой. И они сразу же дали на то свое согласие. Наивные, они не знали, что рэкетёрам нельзя верить.

И убедили всех своих подданных, что такая незначительная, хотя и немножко щекотливая, операция ничего, кроме пользы, принести не может.

Польза была несомненной, но — для братков.

"И послушались Еммора и Сихема, сына его, все, выходящие из ворот города его; и обрезан был весь мужской пол.

На третий день, когда они были в болезни, два сына Иакова, Симеон и Левий, братья Динины, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и

умертвили весь мужской пол. И самого Еммора, и Сихема, сына его, убили мечом; и взяли Дину из дома Сихемова и вышли.

Сыновья Иакова пришли к убитым, и разграбили город за то, что обесчестили сестру их. Они взяли мелкий и крупный скот их, и ослов их, и всё, что ни было в городе, и всё, что ни было в поле.

И всё богатство их, и всех детей их, и жен их взяли в плен, и разграбили всё, что было в домах". (Быт. 34. 24— 29)



Написано: убивали двое, но в разграблении участвовала вся семья.

Вот так в те славные времена сколачивались крупные состояния.

Какие еще доводы нужны Вам, чтобы убедиться в пользе обрезания?

Иаков был потрясен безрассудной жестокостью своих сыновей.

Впоследствии, находясь на смертном ложе, он проклял Симеона и Левия.

Это проклятие благотворно отразилось на их дальнейшей судьбе и судьбе их потомков. Как именно, Вы узнаете позднее.

Патриарх не смог скрыть тревоги. Семье грозило возмездие.

Бог, благодушно взиравший на славные подвиги братьев, решил, что пора семейке сматываться подобру — поздорову, пока соседи сихемцев, взбудораженные и возмущенные такой подлостью, не расправились с бандитами по — своему.

«И отправились они. И был ужас Божий на окрестных городах, и не преследовали сынов Иаковлевых». (Быт. 35. 5)

Читать Библию следует очень внимательно, не пропуская ни единого слова. Обращая внимание даже на интонации, которые легко угадываются. Каждое слово Библии — это золотая крупинка, которую можно по невнимательности смыть вместе с пустой породой.

Обратите внимание, как точно написано: окружающими городами овладел не просто ужас, что вполне естественно, а"ужас Божий"! Это значит, что сам Господь, охраняя своих избранников, навёл ужас на соседей сихемцев. И, тем самым, предотвратил погоню.

Впоследствии, в Египте, перед смертью Иаков — Израиль завещал своему любимому сыну Иосифу город Сихем, «который я взял из рук Аморреев мечом своим и луком своим». (Быт. 48. 22).

Даже находясь на смертном ложе, Иаков остался верен себе. Он беззастенчиво лукавил. Он, вроде бы, забыл, что Сихем не был взят в открытом бою. Сихем никогда не принадлежал ему, он владел лишь участком поля, который купил у сихемцев для того, чтобы Дина имела,

где погулять. Такова была правда. Но потомки Иосифа, придя через несколько веков в землю Обетованную, на основании этого ложного завещания, предъявили права на город Сихем. И получили его в наследство.

Нет слов, очень праведным патриархом был Иаков. Мир праху его!

____________________

После сихемской резни Отец Небесный еще более полюбил Иакова, став его Крестным Отцом. Он дал ему другое имя — Израиль — и еще раз пообещал, что отдаст его потомству землю,"которую Я дал Аврааму и Исааку". (Быт. 35. 12).

Еще раз вынужден напомнить Вам, что читать эту предельно Святую Книгу нужно очень внимательно. Причем пристальное внимание уделять не только отдельным словам, но и отдельным буквам отдельных слов. Иначе от Вас ускользнет смысл сказанного Богом и

записанного с Его слов. А Господь не простит Вам такого пренебрежительного к Нему отношения.

Знаете ли Вы, дети мои, разницу между словами"дал"и"дам"? Разница в одной букве, но, в то же время, каждый из нас, на своем опыте, многократно убеждался, какая пропасть разделяет эти два так похожих слова…

… Господь сказал:"землю, которую Я дал Аврааму и Исааку".

Это опрометчивое заявление заставило меня еще раз внимательно перечесть всё, что написано в Библии о похождениях трёх патриархов.

Мои наихудшие опасения оправдались. Поверьте, мне бы и в голову не пришло ловить самого Бога Иегову на беспардонной лжи или хотя бы на маленькой неправде.

Но Он попался сам!

Так когда же это Он дал старикам эту пресловутую землю?

Не давал! Нигде в Библии этот факт не отмечен! И не заверен нотариусом.

Где текст дарственной с необходимым техническим планом и описанием участка?

Где документы, подтверждающие, что этот участок земли принадлежит именно гражданину Иегове — Саваофу, а не претендующим на него гражданам Хамосу, Дагону или тем же всемогущим Астартам? И что Он вправе даровать эту медово — молочную землю своим рабам?

Несколько раз обещал дать, да, это было. Но — в далеком будущем, после процесса размножения, периода рабской деградации и блуждания в пустынной неизвестности. Хотя, представьте себе, и не думал давать никогда! И не дал!

И это, — святая правда. Потерпите немного, и Вы сами в этом убедитесь.

Иаков — Израиль и его семья уже были недалеко от шатров Исаака, как Рахиль родила Вениамина, двенадцатого члена этой братской шайки.

Роды были тяжелые. Рахиль умерла. Господь так любил Иакова, что прибрал к Себе его любимую жену раньше положенного срока.

А несчастная, обесчещенная и обезмуженная Дина так никогда и не вышла замуж. Уже в пожилом возрасте она, в составе семьи Израиля, переселилась в Египет на постоянное место жительства.

____________________

Спустя некоторое время после возвращения в землю, которую им обещали подарить, если будут себя хорошо вести, братья опять стали вести себя плохо. Все, за исключением двух младших, любимчиков Иакова.

Хороший мальчик Иосиф регулярно доносил папе о набегах старших братьев на соседние стада и селения, о худой молве, идущей о них. (Быт. 37. 2). Кроме того, он постоянно чванился, прямо намекая, что братья в недалеком будущем будут поклоняться ему, Иосифу. Он любил наряжаться в разноцветные рубашки, которые носили тогда только женщины. Он был изнежен и красив, как девушка, и обожал всякие сплетни. Его будущая ориентация вызывала оправданные опасения.

Так, он донес до ушей Иакова сплетню о том, что брат Рувим спит с наложницей отца Валлою. И Иаков прихватил любовников в самый разгар соития. (Быт. 35. 22).

Это он доложил отцу, что брат Иуда имеет проблемы в семье.

Действительно, Иуда имел не семью, а сплошное горе. Старший сын его, Ир, умер совсем молодым, так как был неугоден Богу. Непонятно, почему. Может быть, Ир делал ещё более мерзкие вещи, чем Онан?

Ир не оставил потомства. Поэтому на Фамари, жене его, должен был, по обычаю, жениться следующий сын Иуды, Онан. Но из этого ничего не вышло. Потому что ребенок от этого брака считался бы сыном Ира, и был бы, по закону, единственным полноправным наследником Иуды.

«Онан знал, что семя будет не ему; и потому, когда входил к жене брата своего, изливал на землю, чтобы не дать семени брату своему»(Быт. 38. 9)

Фамарь была в бешенстве от этого откровенного онанизма. Она помолилась Господу, и Тот прибрал Онана. Фамари не оставалась ничего другого, кроме как ждать, пока подрастет младший брат Ира — Шела.

Но Шела рос очень медленно. Очевидно, его тоже что — то смущало. И Фамарь, следуя положительному примеру дочерей Лота, решилась на кардинальные меры.

Переодевшись в блудницу, она села на дороге, по которой должен был пройти её свекор.

Иуда не имел дурной привычки переступать через блудниц. Поэтому он остановился, и вошел к ней. Познав блудницу, он не распознал в ней невестку.

Не обнаружив в карманах наличных денег (а чек Фамарь принять отказалась), Иуда оставил ей в залог свою офицерскую трость, аксельбанты и именной перстень с печатью. И, отдав честь, откланялся.

На следующий день денщик, посланный с деньгами, не нашел ни блудницы, ни залоговых предметов.

Через пару месяцев Иуде донесли, что его добродетельная невестка немножко беременна, то есть, говоря библейским языком, впала в блуд. Он воспринял это, как оскорбление чести. И решил негодницу примерно наказать.

«Иуда сказал: выведите ее, и пусть она будет сожжена. Но когда повели её, она послала сказать свекру своему: я беременна от того, чьи это вещи. И сказала: узнавай, чья это печать, и перевязь, и трость». (Быт. 38. 24— 25).

Иуда узнал не только вещи, но и её правоту. Но от дальнейших сношений с ней отказался.

Так Фамарь добилась своего. Она родила двух сыновей, близнецов Фареса и Зару.

____________________

И это всё? Да, всё.

Кроме двух — трех дурно пахнущих сплетен, записанных в Святую Библию со слов Иосифа Прекрасного, нам абсолютно ничего не известно о долголетней жизни этой большой и дружной семьи. Неизвестно ни о каких других подвигах братьев, совершенных во славу Господа. Ни о

семейных проблемах третьего патриарха и его трех жен. Ни о свадьбах, ни о рождениях, ни о смертях. Не знаем и никогда не узнаем, как складывалась личная жизнь братьев, спали ли они со своими женами, или только онанировали. Хватило ли на всех блудниц и невесток. Не

узнаем о царях, с которыми они дружили, к которым ходили на чашку чая, и которых обрезали на прощание. Ни о долгих бессонных ночах Иакова — Израиля, который все ждал, когда, наконец, родной Бог явится ему во сне с очередными медовыми речами — обещаниями.

Иаков, встревоженный столь долгим отсутствием своего Крестного Отца, уже подумывал, не избрал ли Иегова другое семитское племя, возможно, даже тех же арабов, себе в избранный народ? Он не понимал причин такого долгого Божьего невнимания.

Опасения патриарха были напрасны. Бог не забывает о своих рабах. А если и забывает, то не надолго, в чем мы с вами еще сможем не без содрогания убедиться.

Но дело в том, что Бог не может разорваться на части. Господь Иегова решил сосредоточить всю свою солнечную небесную энергию на том, чтобы по мере сил помочь очередному избранному любимцу — красавчику Иосифу.


Глава четвёртая.

ПРИГЛАШЕНИЕ В РАБСТВО

«Лучше бедный, но умный юноша,

нежели старый, но неразумный царь,

который не умеет принимать советы.

Ибо тот из темницы выйдет на

царство, хотя родился в царстве

своем бедным».

(Ек. 4. 13— 14)

«Иосиф, семнадцати лет, пас скот вместе с братьями своими…»(Быт. 37. 2)



Вы, конечно, знаете, что любимчик Иакова Иосиф не был особенно любим его старшими братьями. Им не нравилось ни его примерное поведение, ни его абстрактное одеяние, ни его непомерное высокомерие.

А чего стоило эта постоянная слежка, это постоянное доносительство!

Особенно противны были им его сны, в которых он был возвеличен, а они — унижены.

И однажды лопнуло их терпение. Братья решили, что есть только одно средство, как избавить Иосифа от таких неприятных сновидений, — нужно, как можно быстрее, избавить его от головы.

Но брат Рувим, которого Иосиф спас от притязаний похотливой мачехи, заступился за него.

А брат Иуда, связь которого с Фамарью стала, благодаря Иосифу, известна широкой общественности, подал более продуктивную идею.

Не знаю, по какой причине, — сказал он братьям — разбойникам, — но сейчас сильно повысился спрос на подобных красавчиков. Так давайте продадим Оську охочим купцам.

Купцы как раз проходили мимо, и услышали этот деловой разговор. И купили Иосифа по сходной цене.

«Иосиф же был красив станом и красив лицом.»(Быт. 39. 6)

В Египте как раз в это время проводился аукцион рабов и рабынь.

Иосиф, как самый красивый в обеих категориях, проходил первым номером. Ставки на него быстро росли, и достигли все египетского максимума. Рабы — иноверцы, тем более, — рабы Бога Иеговы, по закону, за более высокую цену продаваться не смели.

Только большой вельможа — капитан фараоновских мушкетёров Потифар — мог позволить себе купить такого дорогого Иосифа. За что и поплатился.

____________________

Слащавая история возвышения Иосифа Прекрасного хорошо известна верующей публике. И уже успела набить оскомину.

Но я всё же повторю её вкратце, исключительно для неверующих.

В доме царедворца Потифара Иосиф, благодаря Богу и себе, сразу же занял лидирующее положение среди персонала. Его полюбили все, кто только способен был любить. Особенно полюбил юного красивого Потифар, оценив его необычайные достоинства, редкие для того

варварского времени.

Еще особенней полюбила Иосифа жена Потифара. Она не давала ему проходу, стараясь как можно быстрее дать ему нечто иное. Но верный слуга Потифара никогда не брал того, чего не было ему положено по чину.

И вовсе не причиной тому всемирно известное пресловутое целомудрие Иосифа Прекрасного. Парень, нужно признать, был вовсе не глуп и постоянно говорил себе:"Осик, знай своё место, сохраняй дистанцию!"Он очень хорошо понимал, чем может кончиться для него (кстати, и для неё!) эта блестящая, но очень опасная связь.

Господин доверил Иосифу всё в своём доме, но никаких распоряжений относительно жены не сделал. Поэтому верный раб, как мог, противился её посягательствам.

Но вот однажды, когда они, почему — то, остались в доме одни (такого не может быть, потому что такого не может быть никогда!), распутная дама кинулась в последний, решительный бой. Вот как, довольно таки натуралистически, описана эта схватка в Библии.

"Она схватила его за одежду его и сказала: ложись со мною. Но он оставил одежду свою в руках её и выбежал вон. Она же кликнула домашних своих, и сказала им так: посмотрите, он привел к нам Еврея ругаться над нами. Он пришел ко мне, чтобы лечь со мною, но я закричала громким голосом.

И оставила одежду его у себя до прихода господина его в дом свой. И пересказала ему те же слова, говоря: раб Еврей, которого ты привел к нам, приходил ко мне ругаться надо мною.

Когда господин его услышал слова жены своей, которые она сказала ему, говоря:"так поступил со мною раб твой", то воспылал гневом". (Быт. 39. 12— 19).

И что же сделал с рабом евреем пылающий гневом господин, начальник телохранителей фараона, не сумевший охранить тело своей жены? Воображение рисует дикие картины кровавой расправы.

Зарубил на месте? Задушил веревкой? Выбросил из башни? Погрузил в ванну с серной кислотой? Приказал принять яд? Затравил собаками? Подвесил за яйца? Кастрировал?

Какую из этих казней заслуживает коварный раб, который злоупотребил доверием господина и телом госпожи?

Но нет, к нашему общему счастью, Иосиф остался жив и невредим. Вот только лишился свободы, которой, впрочем, и не имел.

«И взял Иосифа господин его, и отдал его в темницу, где заключены узники царя. И был он там в темнице». (Быт. 39. 20)

Ага, значит, несостоявшийся рогоносец всё — таки сдержал свой гнев? Не покончил с насильником на месте, а отдал Иосифа в темницу, для рассмотрения его дела Святой Инквизицией? И утверждения приговора самим фараоном.

Нет! Не было ни следствия, ни суда, ни приговора, ни четвертования. Иосиф — выкрутился.

____________________

Мифы и легенды древней Палестины, которые церковники пытаются выдать за достоверные исторические события, остаются всего лишь красивыми (и не очень красивыми) сказками. Надо быть слишком наивно верующим человеком, чтобы поверить, что так оно и было в действительности.

Сказка о канцлере Иосифе так же занимательна, как пушкинская"Сказка о царе Салтане". Но не более реальна.

То, что умный и красивый раб — иудей, благодаря своим талантам и способностям, мог занять важную государственную должность в Египте, неоспоримо, похожие случаи известны истории.

Вот, например, в Петровской России, где к евреям относились не лучше, чем в Египте. Приказчик в мелочной лавке, крещеный иудей Шафиров, при Петре Первом, за очень короткий срок сделал блестящую карьеру. Благодаря своему уму и знаниям, он занял должность, соответствующую современному посту министра иностранных дел, стал ближайшим советником царя.

Но чтобы раб, обвиненный в насилии над женой царедворца, не только не был уничтожен, но впоследствии поднялся так высоко, — в это нельзя поверить, при всём почтении к Библии.

Думаю, что и сами дееписатели не слишком в это верили. Они просто добросовестно записывали народные легенды, несколько приукрашивая их и придавая им совершенную литературную форму. Так, как это впоследствии превосходно делал дееписатель Пушкин.

Мог ли князь Гвидон, запечатанный в бочку, и брошенный в бушующее море, остаться жив? Да. Но только в сказке.

Мог ли раб Иосиф, совершивший тяжкое преступление, попасть в тюрьму, а не на эшафот? Да. Но только в сказке.

Слуги Божьи, сами в то не веря, пичкают нас байками о египетских темницах, где на одних нарах сидели рабы вперемешку с вельможами. И тем только затемняют сознание людей.

Что за темница?! Что за тюрьма?! Что за бред?!

Ведь один косой взгляд, робкое проявление недовольства достаточны были, чтобы раб был бит бичами, а затем послан на галеры!

За одно неловкое, непреднамеренное прикосновение — не к телу! — всего лишь к руке вельможной госпожи, раб заслуживал мгновенной смерти!

Но за попытку изнасилования своей госпожи (этого не могло быть, потому что этого не могло быть никогда!) мерзкому рабу грозила жуткая, мученическая смерть! И не в тот же самый день, потому что это было бы очень мягким наказанием за такое неслыханное преступление.

Нет! Раба следовало многие дни пытать клещами, водой, огнем, дыбой, колом и еще более страшными пытками, чтобы вынудить признание, чтобы узнать всю подноготную дела. А потом уже — казнить изощренною казнью.

Следовало такую казнь специально придумать, разработать до мельчайших деталей, вымыслить что — нибудь специальное, способное произвести неизгладимое впечатление на народ. Потому что за всю предыдущую и всю последующую многовековую историю Египта и всего Ориента, можете мне поверить на слово, никогда ничего подобного не случалось. Следовало дать примерный урок, на века отбить у рабов даже мысль о покушении на честь госпожи.

И всё же, я не в силах себе представить (это невозможно, это совершенно невероятно!), чтобы идея изнасилования могла придти в голову рабу, слуге или приближенному вельможи. Людям с восточным менталитетом это не приснится даже в самом сладком эротическом сне!

Страх перед вышестоящим лицом, почитание самого мелкого чиновника, не говоря уже о прямом начальнике или господине, здесь настолько велики, что честь их жен не подвергается ни малейшей опасности.

Пусть это и покажется Вам странным, но на Востоке не принято спать с женами своих начальников. Ни добровольно, ни по принуждению. Голову оторвут!

____________________

Такое тягчайшее преступление раба в древнем Египте не могло остаться не расследованным до конца. Допросам и пыткам должна была подвергнуться и жена Потифара. Следовало выяснить, не давала ли она повода рабу думать, что ему это пройдет безнаказанно. Не было ли провокации с ее стороны? Малейшее сомнение в ее нравственности грозило ей смертью.

«Жена Цезаря должна быть вне подозрений!»

Что же касается судьбы Иосифа, то о тюрьме он мог только мечтать.

Какая тюрьма?! Не было тогда тюрем для рабов! Для свободных граждан, рабов Божьих, тюрем не хватало. Тюрьмы, это такие жилые заведения, которых, сколько ни строй, всё мало.

Но были каменоломни, куда ссылали за гораздо менее тяжкие проступки. Были рудники, в которых добывались золото, серебро, драгоценные камни. Возводились пирамиды, где рабы умирали, как мухи. Зачем было содержать раба в тюрьме, если его цена меньше цены тюремной похлёбки?

Потифар не мог держать Иосифа в тюрьме. Даже если бы очень хотел спасти его от гильотины. Даже если бы очень — очень любил его горячей,

мужской, подозрительной любовью. Жертвуя репутацией жены, Потифар не мог пожертвовать своей репутацией. Фараон бы его не понял. Весь Египет бы над ним смеялся. Этот случай стал бы притчей во языцех. Тем более что тюрьма находилась тут же, в доме Потифара. (Быт. 40.3).

Видите, сколько более — менее разумных и, возможно, ошибочных доводов я привожу, чтобы доказать Вам, что и в такой светлой и святой Книге как Библия есть отдельные темные места. Которые нуждаются в правильном освещении. Но если Вам больше нравится бродить в

религиозных потемках, воля Ваша…

____________________

В Библии мы находим многочисленные подтверждения того, что гораздо менее значительные проступки в те варварские времена карались смертью. И палачами были не фараоны, не начальники телохранителей фараона, а обычные, рядовые граждане. И даже, — наши уважаемые патриархи. И жертвами были не рабы, а обычные, полноправные

избиратели, ещё никем не купленные рабы Божьи.

Так, например, Иуда приказал сжечь — не рабыню! — свою невестку Фамарь только за то, что она, безмужняя вдова, была заподозрена в том, что впала в блуд.

Вождь Исхода Моисей приказал забросать камнями — страшная смерть! — человека, который в субботу собирал хворост, тем самым, нарушив закон о субботе. (Чис. 15. 32— 36).

По законам того же Моисея, жена, заподозренная мужем в измене, должна была подвергнуться пытке водой. (Чис. 5. 15— 29). Если какой либо мужчина — свободный, не раб! — был уличен в том, что переспал с замужней женщиной, то казнили обоих. (Втор. 22. 22).

Вот еще один из многочисленных подобных законов:"Если кто возьмет сестру свою, дочь отца своего или дочь матери своей, и увидит наготу её, и она увидит наготу его: это срам, да будут они истреблены пред глазами сынов народа своего". (Лев. 20. 17).

Видите, за какие не слишком тяжкие, повседневные проступки грозила публичная казнь.

Такими вот суровыми, беспощадными были законы и повеления — не жестокого фараона, не Калигулы, не Чингисхана, не Ивана Грозного — благоразумного Моисея, который характеризуется Библией так:"Моисей же был человек кротчайший из всех людей на земле". (Чис.12. 3)

Так какое же наказание, интересно мне, придумал бы этот"кротчайший"для раба, который покусился бы изнасиловать его жену? Построил бы для него тюрьму?

____________________

"И Господь был с Иосифом, и простер к нему милость, и даровал ему благоволение в очах начальника темницы». (Быт. 39. 21)

Новый господин, как и прежний господин, очень благоволил тем, кто"красив станом и красив лицем".

Красота и ум Иосифа (прежде всего, красота) произвели благоприятное впечатление на начальника тюрьмы. И начальник сделал красавца — раба своим фаворитом. Думаю, что Иосифа с ним, как и с прежним хозяином, связывали тесные и даже очень нежные отношения.

И в этом нет ничего удивительного. Заблуждаются те, кто думает, что движение геев возникло совсем недавно, в наше грешное время. Уже в глубокой древности — и это отмечено в Библии — мужчины боролись за свои права. И за право любить и быть любимыми. Несмотря на крутые религиозные запреты и преследования. Во время Исхода Моисей издал специальное постановление об истреблении блудниц и блудников.

В Библии описано еще несколько случаев, когда между двумя мужчинами возникали близкие отношения.

Престарелый Моисей не расставался со своим прислужником, юношей Иисусом Навином. Даже идя на встречу с Богом, которая должна была состояться на горе Синай, он взял с собой Иисуса. Хотя Господь предупредил, что никто, кроме Моисея не смеет взойти, чтобы не умереть ему. (Исх. 24. 13) Иисус мог входить с Моисеем и в Святая Святых — специальную комнату во временном храме, скинии собрания. В этой комнате стоял ковчег завета, в котором хранились скрижали с десятью заповедями. На крышке ковчега, между двумя херувимами, частенько сиживал Бог, когда отдыхал от дел Своих. Но что делали Моисей и Иисус, когда Господь отсутствовал, одному Богу известно.

В эту комнату не смел входить даже первосвященник Аарон. Кроме отдельных, специально оговоренных случаев. Но если бы он и решился зайти без предупреждения, то не застал бы врасплох эту парочку.

Моисей распорядился нашить на подол его ризы колокольчики, которые звенели при каждом движении Аарона (Исх. 39. 25). После смерти Моисея Иисус Навин стал преемником его, вождём народа.

Очень любили друг друга сын царя Саула Ионафан и военачальник Саула — будущий царь Давид.

«Ионафан же заключил с Давидом союз, ибо полюбил его, как свою душу». (1 Цар. 18. 3)."Твоя любовь была для меня большей, чем любовь женская". (2 Цар. 1. 26).

Нежная дружба связывала Иисуса Христа с Апостолом Иоанном.

«Один же из учеников Его, которого любил Иисус, лежал у груди Иисуса. Он, прижавшись к груди Иисуса, сказал Ему: Господи! Кто это?» (Иоан. 13. 23— 25).

Уверен, что в древности к этим связям относились гораздо терпимее, чем сейчас. Прочтите поэмы и пьесы древнегреческих писателей.

То, что Прекрасный Иосиф отклонил притязания жены Потифара, может служить еще одним доводом, подтверждающим его нетрадиционную ориентацию.

Выдающаяся красота и смышленость, а также умение толковать сны, сделали его любимцем телохранителя фараона, начальника тюрьмы, двух высоких дворцовых чиновников и, наконец, — самого фараона.

Мировая история насчитывает десятки случаев таких чудесных превращений неряхи Золушки в аккуратную принцессу.

Вот широко известный факт, из тех же Петровских времён.

В начале восемнадцатого столетия Новой эры простая крестьянская девушка, победившая в конкурсе «Мисс Прибалтика», сделалась легкой добычей председателя жюри, прусского дворянина.

Потом она плавно перешла в постель русского генерала, графа Шереметьева. Потом стала военно — полевой наложницей всесильного поручика Меньшикова.

У Меньшикова красотку выиграл в шашки Петр Первый, азартный царь Всея Руси. И вскоре стала она Императрицей Всея Руси Екатериной. Причем, тоже Первой!

Везет же людям!

____________________

Библейская Правда, — правда особого рода. Её бесполезно оспаривать.

Раз Библия утверждает, что раба — насильника посадили в тюрьму, что начальник тюрьмы полюбил его и отдал в его руки ключи от всех камер, значит, — так оно и было.

Находясь в тюрьме, Иосиф познакомился с двумя крупными вельможами: виночерпием и хлебодаром фараона. Это был подарок судьбы. И действительно, где бы ещё он мог с ними познакомиться?

Выяснив, что он ясновидец, вельможи тут же рассказали новому приятелю, что им снится по ночам. Потому что очень волновались за свою дальнейшую судьбу. Иосиф, как мог, успокоил их, заверив, что виночерпия вернут во дворец, а хлебодара повесят на красивом дереве за ноги. Потому что тело его к тому моменту будет уже без головы.

Так оно и случилось.

Потом вещие сны стали посещать самого фараона. Однажды он увидел, как семь тощих коров заглатывают с потрохами коров тучных. Перед этим первые обломали рога вторым, потому что иначе не смогли бы их проглотить. И фараон проснулся в холодном поту, настолько потрясла его эта жуткая картина. Потом он увидел, что семь тощих колосьев пожрали семь тучных колосьев, но от этого не стали тучнее.

Фараон тут же призвал всех своих магов, волхвов и чародеев. Но никто из них не мог разгадать, что означают эти каннибальские сны. И тут главный хлебодар вспомнил об Иосифе, и тот не замедлил явиться пред ясные очи царя.



Иосиф в популярной форме объяснил фараону, что Иегова, Бог евреев, решил честно предупредить, что намерен наслать на Египет семь тучных лет. А потом, для равновесия, семь лет голодных. Вот так Он взял и решил.

Фараон не понимал, за что ему такое счастье и такое горе. И был в полном смятении, не зная, радоваться ему, или плакать.

Просвещённый читатель, конечно, знает, что в древние времена, как и во времена нынешние, в Египте, как и в других странах, урожайные годы сменялись засушливыми. В годы плодородия зерна собирали в избытке. Оно сильно падало в цене. Оставались огромные излишки, которые вообще невозможно было продать. Зерно портилось и уничтожалось. В неурожайные же годы народ страдал от голода, умирали тысячи крестьян — феллахов, опустошалась казна, — ведь хлеб приходилось ввозить из других стран.

Очевидно, именно в этот момент в изобретательном мозгу Иосифа родилась идея постройки огромных амбаров для хранения зерна. В дальнейшем эта идея была осуществлена. Библия пишет, что евреи построили фараону Пифом и Раамсес, города для запасов. (Исх. 1. 11).

Иосиф тонко намекнул, что ему известен запасной выход из такой тучно — тощей ситуации.

«И ныне да усмотрит фараон мужа разумного и мудрого, и поставит над землёю Египетскою». (Быт. 41. 33).

Этот муж (Иосиф имел в виду себя) должен распорядиться так, чтобы в урожайные годы заготовители фараона скупали по низкой цене излишки зерна. Сохранённое зерно в засушливые годы не только спасёт страну от голода, но и принесёт казне огромные доходы.

Фараон был в восторге от такой перспективы.

«И сказал фараон Иосифу: так как Бог открыл тебе всё сие, то нет столь разумного и мудрого, как ты. Ты будешь над домом моим, и твоего слова будет держаться весь народ мой, только престолом я буду выше тебя». (Быт. 41. 39— 40).

И действительно, последовали семь урожайных лет. Затем семь лет земля не рожала. Очевидно, Господь запечатал землю «чрево вредительской» печатью. Иосиф торговал накопленным зерном. За хлеб голодающие люди отдавали всё: золото, серебро, свои поля и дома, свой скот. Когда уже нечего было отдавать, продавали себя и своих детей в рабы фараону. И властитель, и его правитель стали несметно богаты.

«И купил Иосиф всю землю Египетскую для фараона, потому что продали Египтяне каждый своё поле; ибо голод одолевал их. И досталась земля фараону. И народ он сделал рабами от одного конца Египта до другого. И поставил Иосиф закон в земле Египетской, даже до сего дня: пятую часть отдавать фараону». (Быт. 47. 20— 26).

Как видите, египтянам действительно было, за что благодарить Иосифа. И нынешние поколения египтян должны помнить его, и поклоняться ему.

Таким чудесным образом осуществились честолюбивые мечты Иосифа. Он чрезмерно возвысился и чрезмерно разбогател.

Через несколько лет Иосиф встретил двух своих братьев, которые пришли в Египет за хлебом. Поскольку в земле ханаанской тоже был голод.

Заметим попутно, что Господь сначала не планировал насылать голод на землю Обетованную. Это испытание было приготовлено у Него исключительно для Египта. Но потом Он понял, что никакими силами не удастся переселить Иакова с семьёй в будущее рабство. Ведь евреи не так глупы, чтобы от молочно — медовых берегов уходить в выжженную засухой египетскую землю.

Позабыв былые обиды, Иосиф радушно приветствовал братьев, и пригласил их перебраться в Египет, пообещав выделить им лучшие пастбища.

Братья рассказали об этой встрече отцу. Иаков сначала не поверил им, поскольку этим проходимцам вообще нельзя было верить. Но, когда они представили вещественные доказательства, которые ещё не успели продать, старик очень обрадовался, и стал собираться в дорогу.

Но, как и всегда перед важным шагом, он решил посоветоваться с Богом.

«Бог сказал: не бойся идти в Египет» (Быт. 46. 3).

И, правда, чего бояться? Ведь самому Иакову — Израилю никакое рабство не грозило. А потомки? На потомков наплевать, после нас — хоть потоп.

____________________

«Вот имена сынов Израилевых, пришедших в Египет. Сыны Иуды: Ир, и Онан, и Шела, и Фарес, и Зара. Но Ир и Онан умерли в земле Ханаанской. Сыны Асира: Имна, и Ишва, и Ишви, и Бриа, и Серах, сестра их». (Быт. 46. 8— 26)

Свято веря в безусловную правдивость библейских слов и свидетельств, хочу показать Вам, насколько правдивы библейские цифры и числа.

В сорок шестой главе книги «Бытие» добросовестно перечислены все сыновья, внуки и правнуки Иакова (мужского пола), которые отправились с ним в эмиграцию. Простое перечисление имён. Простое суммирование, доступное современному первокласснику. Но и с этой примитивной задачкой полуграмотные дееписатели, которым мы

безрассудно верим на слово, представьте себе, не справились. Попробуем справиться мы, хотя наши писания далеко не так святы.

Рувим пришёл в Египет с четырьмя сыновьями. Итого: пять.

Симеон пришёл с шестью сыновьями. Итого: семь.

Левий пришёл с тремя сыновьями. Итого: четыре.

Иуда пришёл с тремя сыновьями и двумя внуками. Итого: шесть.

Иссахар пришёл с четырьмя сыновьями. Итого: пять.

Завулон пришёл с тремя сыновьями. Итого: четыре.

Гад пришёл с семью сыновьями. Итого: восемь.

Асир пришёл с четырьмя сыновьями и двумя внуками. Итого: семь.

Вениамин пришёл с десятью сыновьями. Итого: одиннадцать.

Дан пришёл с одним сыном. Итого: два.

Неффаллим пришёл с четырьмя сыновьями. Итого: пять. (Быт. 46. 9. 24).

Итого в сумме: шестьдесят четыре особи мужского пола, потомков Иакова.

Ну а что получилось у библейских дееписателей?

«Всех душ, пришедших с Иаковом в Египет, которые произошли из чресл его, — всего шестьдесят шесть душ». (Быт. 46. 26)

Так откуда же взялись две лишних души?

Есть два варианта.

Первый. Были засчитаны мёртвые души: Ир и Онан.

Но сказано: «пришли в Египет». А мертвецы, как известно, ходят только по ночам, да и то — на очень короткие расстояния. Так далеко они не унесли бы свои кости.

Второе. В число сынов были засчитаны две души женского пола: Дина, дочь Иакова, и Серах, дочь Асира.

Но ведь в семействе были ещё женщины, кроме этих двух. Сказано, что Иаков «дочерей своих, и внучек своих, и весь род свой привёл в Египет». (Быт. 46. 7).

В число вошедших не были засчитаны не только дочери и внучки, но и три жены Иакова. За что же тем двум Была оказана такая честь?

Поскольку в те времена операции по смене пола ещё не вошли в моду, остаётся предположить только одно: Дина и Серах были гермафродитами.

____________________

Привлекает внимание и очень настораживает то обстоятельство, что среди шестидесяти четырёх имён сыновей и внуков Иакова не нашлось хотя бы двух одинаковых. Неужели у древних евреев было такое обилие личных имён?

Сравним это с тем, как часто встречались одинаковые имена у потомков Адама — от Еноса до Ламеха.

Или — у двух династий Иудейских и Израильских царей, где правили и воевали друг с другом: Ровоам и Иеровоам, Аса и Вааса, Амврий и Замврий, Иорам, царь Израильский и Иорамом, царь Иудейский, Иоас Иудейсий и Иоас Израильский, Азария и Захария, Факия и Факей, Осия и Озия, Ахаз и Охозия, Ахаз и Иоахаз. (3. Цар; 4. Цар).

Или — в родословной Христа, где встречается множество одинаковых имён. (Лук. 3. 23— 38)

Или — у пятнадцати Апостолов, имена которых приведены в Библии.

Среди этих пятнадцати — три Симона, два Иакова, два Иуды, да ещё Иоанн, тёзка Иоанна Крестителя.

Вот поэтому — то отсутствие одинаковых имён среди шести десятков имён потомков Иакова кажется мне очень подозрительным. И возникает вполне обоснованное предположение: эти имена, как и несколько сотен других, которыми пестрит Библия, — ничто иное, как произвольные сочетания букв древнееврейского алфавита.

И попробуйте доказать обратное!

____________________

Устоявшееся представление об Иосифе — молодом, энергичном и очень мудром выдвиженце, сделавшем молниеносную карьеру — нуждается в некоторой корректировке. Особенно, что касается возраста великого Канцлера.

Библейские повествования, в основе своей, очень схематичны. Отмечены только ключевые моменты в жизни героев, особо важные эпизоды. Между которыми может пройти и год, и десятилетие, и столетие. Но при чтении Библии этого обычно не замечаешь. И только

очень редко, натолкнувшись на очередное упоминание о возрасте некоего персонажа, воскликнешь мысленно:"Боже, как много воды утекло!"

Как я убедился, читатели Библии, или слушатели проповедей на эту же тему, ошибочно полагают, что между моментом удачной продажи Иосифа в качестве раба, и моментом, когда он стал полновластным хозяином Египта, минуло года два, три, от силы — пять лет.

Это не совсем так. Два или три года прослужил он у Потифара. А затем, как минимум десять лет, сидел в тюрьме.

Согласно Библии, Иосиф попал в Египет семнадцатилетним. А занял свой высокий пост в возрасте тридцати лет.

«Иосифу было тридцать лет от рождения, когда он предстал пред лице фараона, царя Египетского. И вышел Иосиф от лица фараонова, и прошел по всей земле Египетской». (Быт. 41. 46).

До переселения израелитов в Египет минули ещё семь тучных и три худых, голодных года. Сорокалетний Иосиф позабыл былые обиды, радушно приветствовал любимого отца и менее любимых братьев на земле египетской, Обетованной.

Я не оговорился. Господь еще Аврааму клятвенно обещал, что приведет его потомков в чужую землю и оставит их в ней до тех пор, пока не научатся рабскому послушанию.

____________________

Иаков — Израиль к тому времени сильно постарел. Это заметил не только Иосиф, но и фараон.

«Фараон сказал Иакову: сколько лет жизни твоей? Иаков сказал фараону: дней странствования моего сто тридцать лет». (Быт. 47. 9).

Семнадцать лет было Иосифу, когда он был продан. Сорок лет, когда он снова встретился со сто тридцатилетним отцом. Сухие числа…

Но как много пищи дают они уму пытливого исследователя!

Здесь мы с Вами снова (дай Бог, не в последний раз!) сталкиваемся с чарующей магией библейских цифр и чисел.

Мало того, что эти числа очаровывают нас своей филигранной точностью, но и, что особенно поразительно, никогда не соответствуют ни друг другу, ни здравому смыслу. Вряд ли в какой другой книге всей мировой литературы есть такое количество чудовищно лживых цифр и

чисел! Здесь я вижу еще одно подтверждение несомненной уникальности этой, во всем остальном абсолютно правдивой, Книги.

Из приведенных выше чисел мы делаем вывод, что Иаков родил Иосифа в возрасте 90 лет (130 — 40). В Библии преимущественно рожают мужчины, но это в порядке вещей, так было тогда принято. Я имею в виду, — принято говорить.

А отсюда следует, что Иаков пришел к Лавану в 76 лет, женился в 83 года, а в течение последующих семи лет от четырех жен имел одиннадцать сыновей, не считая дочь Дину.

Непонятно почему, но Господь явно придерживает своих любимцев на скаку за житейскими наслаждениями. Тот же брат — близнец Исав, который не был угоден Богу из — за своей косматости, уже в сорок лет имел несколько вполне приятных, хотя и неприятных Ревекке, жен.

Иаков же обрел это счастье (или несчастье?) только в преклонном возрасте.

Мы не сомневаемся, что всё именно так и было в действительности.

У нас нет оснований не верить Библии. Пока что нет…

Разница между самым старшим братом, Рувимом, и предпоследним, Иосифом, составляла 6 лет. Между Иудой и Иосифом — 4 года. Прошу обратить на это особо пристальное внимание!

Исходя из этого, братья, включая сестру, но исключая Вениамина, вошли в Египет в возрасте от 41 до 46 лет, Иосифу же было 40.

А сколько же было младшенькому Вениамину, который в Библии упорно именуется"отроком", то есть юношей?

Семья Иакова долгое время, — думаю, что не менее восьми, десяти лет, — жила в окрестностях Сихема. Братья должны были дозреть до резни, а Дина — до изнасилования. Ведь когда Симеон и Левий уходили от дедушки Лавана, им было всего по двенадцать лет. Вряд ли смогли бы они удержать в руках боевые мечи.

Вениамин родился уже после Сихема. Он был младше Иосифа на десять — двенадцать лет. Таким образом, на момент переселения ему было уже около тридцати.

Но позвольте! Каким же образом у тридцатилетнего"отрока"оказалось десять сыновей, не считая дочерей? (Быт. 46. 21.) Вот так «отрок»! Когда это он успел их настрогать? Но это ещё не предел. Из другой библейской книги мы с облегчением узнаём, что у Вениамина

было всего три сына. А что же остальные семь? Это, терпеливо разъясняет Библия, — не дети. Это… внуки и правнуки. (1. Пар. 7. 7— 12). Мировой рекорд рождаемости!

Остальные братья не сильно отстали от младшего.

У Асира (42 года) было четыре сына и два внука.

У Иуды, в его неполных 44 года, было уже пятеро сыновей (из которых в живых осталось трое) и два внука. Нет, это не совсем точно, — один сын, два внука и два правнука!!!

Извиняюсь, но это опять же не совсем так. Тут Вам будет нелегко разобраться. Давайте по порядку.

Два сына Иуды от Фамари — Фарес и Зара — на самом деле, были его внуками, так как по закону считались сыновьями и наследниками умершего Ира. Сыновья Фареса — Есром и Хамул, которые также вошли в Египет, — были внуками Иуды, но в то же время, — правнуками его. Вот

такая история.

В нашей арифметической задачке спрашивается: могли ли у Иуды в этом относительно молодом возрасте быть правнуки?

Отвечаю: могли. Практически — нет, но теоретически — да.

Хочу напомнить Вам, что не только в те далекие годы, но и в наши времена у многих восточных народов (в том числе, и у евреев) браки заключались и заключаются, как говорится, на небесах. Что это значит?

Это значит, что в то время, когда будущие новобрачные еще ходят пешком под стол, родители их уже договариваются между собой, кого на ком поженят. И клянутся небом, что не нарушат договора. Так что младенцы уже готовы под венец, хоть завтра.

В еврейской литературе девятнадцатого века описываются случаи, когда десяти — двенадцатилетних мальчиков женили на девушках, которым было уже около двадцати.

Учитывая, что половое созревание у мальчиков наступает примерно в этом возрасте, Иуда уже в 15 лет смело мог быть отцом, в 30 — дедушкой, в 45 — прадедушкой! Но это, повторяю, чисто теоретически. На практике дело выглядит несколько иначе.

____________________

Восточный мужчина, прежде чем жениться, должен быть способен не только оплодотворить жену, но и прокормить её. Это не так, как в современной Европе, где многие жены кормят своих мужей. Если к тому же учесть, что западная мужская потенция гораздо слабее восточной, то этих женщин становится просто жаль.

Поэтому абсолютное большинство восточных мужчин могут позволить себе жениться только гораздо позднее, когда им уже за двадцать.

Попробуем пойти на компромисс. Установим для Иуды, его сыновей и внуков самую низкую брачно — возрастную границу. Допустим, что все они женились в 20 лет, и сразу же рожали детей. Причем, по взаимной договоренности, начинали с мальчиков.

Итак, Иуда родил Ира в 21 год. Когда Ир женился, Иуде был 41 год.

Фарес и Зара родились позднее, через четыре — пять лет. Во — первых, Ир должен был иметь время, чтобы попытаться самому иметь детей, и время, чтобы подготовиться к смерти. Потом за дело взялся Онан. Но, как мы знаем, не делал это так, как угодно Богу. Не прошло и года, как Бог прибрал его к себе, чтобы не служил дурным примером для молодёжи. Потом два — три года рос Шела, но так медленно, что Фамарь поставила на нём крест, и обратилась за помощью к свёкру.

Потом Фамарь девять месяцев носила в себе свой грех.

Когда Фарес родился, Иуде было 46 лет, когда Фарес женился, Иуде было 66 лет. Потом Фарес родил Есрома, а потом — Хамула.

Потом эти двое немножко подросли и — раз, два! — отправились со взрослыми в будущее рабство.

Вот, дорогие мои, к какому печальному результату мы пришли.

Выходит, что на момент переселения Иуде было не менее семидесяти лет!…

А из этого следует, что: а) Иосиф просидел в тюрьме не 10, а 35 лет; б) предстал пред лице фараона не в 30, а в 56 лет; в) с родными встретился не в 40, а в 66 лет!

«Отроку»Вениамину было на тот момент не 30, а около 54— х лет. И он вполне уже мог иметь не только десять сыновей, но и десять дочерей. И даже внуков и правнуков.

А теперь вернемся к Иакову. 130 — 66 = 64.

Значит, Иаков пришел к Лавану не в 76, а в 50 лет, женился в 57 лет, а родил Иосифа в 64 года. И это уже становится более правдоподобным.

Не устали? Голова не идет кругом от всех этих вычислений?

Если нет, то еще чуточку пофантазируем.

Представим себе, что Иуда и Фарес женились не в 20, а в 25 лет. И, правда, куда им было спешить?

В этом случае Иуде на момент переселения должно было быть 80 лет, Иосифу — 76 лет, из которых 45 он провел за решеткой. В наказание за то, что не хотел переспать с женой Потифара. Вот к чему может привести излишняя целомудренность! Из этого следует сделать правильные

выводы. Так, ещё на десять лет сокращается вековой раздел между Иаковом и Иосифом. И получается, что Иаков пришел к Лавану в 40 лет.

И этому уже вполне можно верить. Потому что Исав женился в сорок лет, привел жен в дом отца, а испуганный Иаков сразу же убежал из дому. (Быт. 26. 34).

Вот видите, как всё прекрасно стало на свои места, когда мы всё поставили на своё место!

Но при этом, к сожалению, сильно поблек светлый библейский облик Иосифа Прекрасного, молодого, цветущего, полного сил и энергии Правителя Египта, покорителя умов и сердец. Этот лучезарный облик в мгновение ока, как в экранном гороре, сгорбился, покрылся глубокими морщинами и зарос седыми космами.

Что поделаешь, мы в этом не виновны. Виной этому — колдовская магия волшебных библейских чисел…

____________________

Теперь попытаемся выяснить, в каком же году от Сотворения мира семья Израиля вошла в Египет.

Мы уже установили, когда родился Авраам, — в 1948 году от Сотворения мира.

Авраам родил Исаака в 100 лет, тем самым, подтвердив, что он, действительно, — достойный потомок Сима. (Быт. 21. 5)

Исаак родил Исава и Иакова в 60 лет. (Быт. 25. 26)

Иаков нарожал кучу сыновей и вошел в Египет в возрасте 130 лет. (Быт. 47. 9).

Суммировав эти числа, мы выясним, что, согласно Библии, знаменательная встреча двух великих людей — Иакова — Израиля и Фараона Второго Безымянного произошла такого — то дня такого — то месяца 2238— го года от Сотворения мира, или в 1522— м году пред Рождеством Христовым.

Дата эта отмечается сейчас, как неофициальный национальный праздник Египта и традиционный день всенародного плача в Израиле.

Отметим и мы эту дату в своих календарях…

____________________

«Времени же, в которое сыны Израилевы обитали в Египте, было четыреста тридцать лет». (Исх. 12. 40)

Иосиф умер в возрасте 110 лет. Так что, несколько десятков лет израильтяне жили в Египте довольно благополучно, под его охранной рукой.



Но счастье не может длиться вечно. Всё хорошее, как и всё плохое, когда — то кончается. На египетском троне сменился фараон. И потомков Иакова стали притеснять и угнетать. И угнетали их ни много, ни мало, — долгих триста шестьдесят лет.

Библия, подробно описывает все мельчайшие события, происходившие в семьях наших патриархов и их сыновей до переселения в Египет. Смакует грязные сплетни, которые распространяли о них завистливые соседи. Но, совершенно непонятно

почему, умалчивает о подробностях жизни израелитов в Египте. Неужели ничего примечательного, достойного внимания потомков, в их семьях не происходило?

Не родился новый Иосиф, впоследствии занявший высокий пост в государственных структурах?

Не обратил ли очередной фараон свой взор на очередную престарелую красавицу — еврейку?

Не произошло ни одного чудесного зачатия? Не было селекционеров, делающих эксперименты с козами и овцами? Не было братоубийства? Не было онанирующих и спящих с невестками?

Не было внутрисемейных раздоров? Не было праведников и грешников, о которых стоило бы упомянуть?

Как же Господь мог оставить нас без такой ценной, поучительной для нас информации?

Смог. Оставил. По одной веской причине, — Бог внезапно покинул

избранный им народ.

Самовольно отлучился. Пропал, исчез, испарился, смылся, скрылся в тумане, канул в бездну! Какими ещё словами можно определить это позорное, непростительное бегство от ответственности?

Поэтому, не общаясь на протяжении долгого времени со Своими людьми, Он, естественно, не мог знать, что происходит в гуще народа, в zсемьях сыновей, внуков и дальнейших потомков Иакова. И поэтому впоследствии не смог поделиться сведениями, воспоминаниями и записками с писцами, дееписателями, сказителями и прочими фантазёрами.

А евреи, возможно, верили в Господа Бога все эти долгие годы. Считали, что Он постоянно находится рядом с ними, среди них, в них самих, в животных и в домашних вещах. Они приносили Ему жертвы, обращались к Нему с молитвами и мелкими бытовыми просьбами. То есть, вели себя так, как ведут себя нормальные верные верующие и в наше время.

Но они, как и современные рабы Божьи, не подозревали, что любовь Господа непостоянна. Что Его настроение переменчиво. Что Ему надоедает видеть одни и те же лица, и одни и те же спины во время молебнов. Ветер перемен внезапно подул в Его небесные паруса, и Он резко сменил курс.

Он, по всей видимости, решил избрать Себе (не надолго, на пару веков) другой, такой же доверчивый народ. Познакомился с другим послушным, перспективным патриархом, которого звали не Авраам, а, допустим, — Магомет.

Может быть, приласкав его немного, и, совершив ряд чудес и чудесных зачатий, Господь с его помощью завёл новоизбранный народ в другое рабство, решив вернуться к первоначальным евреям?

Кто знает? Кто нам поведает о неисповедимых путях Господних?

Как бы там ни было, Господь не очень спешил возвращаться. Куда спешить? Судьбу не поторопишь! Ведь Он точно знал, задолго наперёд, что сумеет вывести израелитов из рабства только через четыреста лет.

Мы помним, как был обрадован Авраама этой благой вестью, услышанной из уст Господа.

Если бы Господь имел возможность освободить евреев раньше отмеренного Судьбой срока, Он непременно сделал бы это!

Но Господь наш, к сожалению, далеко не так всемогущ, как это нам и Ему кажется. Есть над Ним Высшая Сила, которую мы называем Судьбой, есть у Неё отмеренный срок и для Иеговы — Саваофа. И более сильные Боги подлегли в своё время Судьбе. И Перун, и Зевс, и двойник

Зевса — Юпитер, и Астарта, и Молох, и Один, и ещё добрый десяток других всемогущих Богов, коллегиальных Создателей Вселенной и Творцов первых людей на Земле.

Уверен, что древние люди были не глупее нас с вами. И что верили своим Богам и молились Им не менее благоговейно, чем наши современники. И так же верили в Их помощь, в Их защиту, в Их бессмертие.

И ошиблись. И разочаровались. Что нам пока что не грозит. Во всяком случае, в ближайшие тридцать — сорок лет. Пока не поумнеем, или не поглупеем, придумав себе нового Хозяина.

____________________

Господь, зная, что с Судьбой не поспоришь, решил вернуться к концу отмеренного евреям срока. Он совершенно справедливо полагал, что четыреста лет — вовсе не такой уж длительный период, если рассматривать его в мировом масштабе. Столь непродолжительное рабство, полагал Он, пойдет еврейскому народу только на пользу. Пусть этот"жестоковыйный народ"(выражение Моисея) почувствует на своей вые (шее) все прелести многовекового угнетения.

И тогда любовь его к Богу — Освободителю непомерно возрастёт. Рабство Божье после рабства Египетского будет желанней, чем свобода. Земля Обетованная станет ещё обетованней. А молоко и мёд, текущие в ней, — ещё полезнее, калорийнее и слаже.

За четыре столетия, сказал Себе Господь, из народа сего должен совершенно испариться злой степной, вольнолюбивый дух. Спины примут естественное полусогнутое положение, из голов исчезнут опасные, крамольные мысли и идеи. А из всех человеческих чувств

останутся только два главных: безграничная любовь к господину Господу и безграничный страх пред Ним же.


Глава пятая.

ИСХОД РАБОВ БОЖЬИХ

«Кто находится между живыми, тому

есть еще надежда, как и псу живому

лучше, нежели мертвому льву»

(Ек. 9. 4)

«И восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа». (Исх. 1.8)

Эту туманную фразу можно толковать по — разному.

Был ли новый фараон следующим за тем, который знал Иосифа? Или он вступил на престол триста лет спустя, когда уже сама память о Цафнафе — панеахе изгладилась из народной памяти?

Из библейских текстов следует, что между смертью Иосифа и рождением Моисея прошло как минимум два столетия. Но я имею все основания настаивать на том, что Моисей родился ещё при жизни или спустя всего несколько лет — не более двадцати — после смерти великого Управляющего. Доказательства этому можно найти в тех же библейских текстах.

Так где же скрыта правда?

Правда скрыта вместе с именами египетских фараонов.

Посмотрите, прочтите, — нигде в"Пятикнижии"Моисея не указаны имена фараонов! Хотя эти имена тогда были широко известны. Гораздо известнее имен десятков мелких вождей многочисленных племен, населявших Палестину. Их замысловатые имена увековечены на страницах Библии.

Вот, например, все девять царьков, воевавших друг против друга во времена Авраама, названы по именам и фамилиям: Амрафел Сениаарский, Ариох Елласарский, Кеодорлаомер Еламский, Бела Содомский, Бирши Гоморрский и так далее. (Быт. 14. 1— 2). Война между ними была долгой и кровопролитной. И продолжалась бы до второго пришествия, ели бы богатый фермер Авраам с отрядом в четыреста ковбоев не вмешался, и не восстановил мир, перебив половину царей. И поделом, чтобы не обижали его племянника Лота. (Быт. 14. 14).

Вот такими «могучими» и достойными упоминания в Библии были эти цари!

Продиктовав дееписателям их славные языколомные имена, Господь доказал, что до старости сохранил хорошую память. Но почему же тогда Он забыл продиктовать имена египетских фараонов, которые, вроде бы, не были безродными найденышами. Наоборот, они имели имена и порядковые числа, и принадлежали к великим династиям.

Очень странная забывчивость. Но, — вполне объяснимая.

____________________

В нескольких книгах Библии, охватывающих период в семь, восемь столетий, в десятках эпизодов рассказывается о некоем фантоме, который именуется «фараоном, царём Египетским».

Тем самым, у неискушенного читателя Библии создаётся устойчивая иллюзия, что всё время речь идет об одном и том же египетском царе, некоем Фараоне Бессмертном.

Но тот фараон, которого соблазнила Сарра. И тот, который обласкал Иосифа. И тот, который не знал и не хотел знать Иосифа. И тот, от мести которого убегал молодой Моисей. И тот, который не хотел отпускать евреев в пустыню, на верную смерть. И фараон, тесть Соломона. Всё это были совершенно разные люди, хотя и одинаковые тираны и деспоты.

Возможно, что они даже были из разных династий.

Почему же их имена не приведены в Библии? А вот почему.

Читая эту замечательную Книгу, я выявил одну не менее замечательную закономерность: если в Библии что — то обязательно должно быть написано, но почему — то не написано, значит: это кому — то было нужно! Или, вернее, не нужно.

Имена фараонов в Библии были! Ручаюсь их светлой памятью! Они не могли там не быть. Ведь их хорошо знала вся ближневосточная округа.

Но, много веков спустя, уже в первые века нашей эры, были обнаружены глиняные таблички и свитки древних египетских рукописей и летописей. Еврейские, греческие, византийские, а затем и ученые других стран расшифровали их, и привели в хронологический порядок.

И стало известно, в каком году до Новой эры правил тот или иной фараон. Прилежные переписчики, мудрые толкователи и комментаторы Торы, Талмуда и Библии, уважаемые теологи сравнили имена реальных фараонов с теми именами, которые указаны в Библии. И определили несоответствие. Концы не сходились с концами.

Обнаружилось, к примеру, что фараон номер один уже не жил во времена Авраама. Он, конечно, мог посягать на Сарру, то только из могилы.

Выяснилось, что при фараоне номер два не было еврея — управителя по имени Цафнаф.

Стало явным, что фараон номер три был сыном фараона номер два и не мог, по этой веской причине, править через двести лет после папы.

А при фараоне номер четыре не было зафиксировано ни одного случая убийства египтянина террористом — евреем. Газеты не писали о таком вопиющем преступлении. Полиция не объявляла о розыске преступника. Не упоминалось и о еврейских погромах.

Как оказалось, фараон номер пять правил не через четыреста тридцать лет после двойки, а всего через каких — то восемьдесят лет.

Фараон номер шесть никогда не отдавал свою дочь в гарем Соломона. Не по той причине, что жалел её, а потому, что дочерей у него не было.

Таким печальным образом библейские вымыслы пришли в нежелательное столкновение с исторической правдой. И было решено — раз и навсегда! — имена ненавистных, антибиблейских фараонов из Библии изъять. И потерять!

Вполне возможна и другая, еще более правдоподобная версия выпадения великих имён из великой Книги. Вполне возможно, что библейские имена эти вовсе не были великими, но представляли собой абстрактное сочетание различных букв алфавита. И с именами конкретными не имели даже сходного звучания.

В реальности сотен собственных имён, приведенных в Библии, убедиться невозможно. Но те несколько имён реальных фараонов, которые можно было бы проверить, и которые могли бы убедить верующих и неверующих в реальности описываемых событий, как раз и отсутствуют. По известным одному Богу загадочным причинам.

Вплоть до царя Соломона египетские фараоны участвуют в библейских сценках инкогнито. Стесняются, наверное. Например, мы узнаём, что одной из многочисленных жен мудрого царя была египетская принцесса.

Но ни имени её, ни имени тестя Соломона не приведено. (3. Цар. 9. 16). Хотя названы имена всех десяти жен царя Давида, гораздо менее именитых.

Не названо имя царицы Савской, властительницы крупного государства на Аравийском полуострове.

Но зато названо имя Хирама, малозначительного финикийского царька. (3. Цар. 9. 11).

Странные выпадения памяти наблюдаем мы у Господа и у иных авторов Библии, не правда ли?

Я более чем уверен, что и эти, выпавшие из Библии, имена фараона и царицы Савской, библейских современников Соломона, также были обнаружены среди древнеегипетских иероглифов. И выяснилось, что они жили совсем в иные времена. И не могли выдавать за Соломона своих дочерей, поставлять ему золото и слоновую кость и восхищаться его непревзойденной мудростью.

Подобный казус вопиющего несоответствия текстов Библии и исторических материалов случился и с Рождеством Христовым. Царь Ирод Великий, который, вроде бы, искал крошку Иисуса, чтобы задушить христианство еще в зародыше, оказывается, опрометчиво скончался за четыре года до Его рождения. А перепись населения Иудеи, которая послужила толчком к путешествию плотника Иосифа и не от него беременной Девы Марии в Вифлеем, проводилась спустя несколько лет после предполагаемого рождения Христа.

Эти данные теперь стыдливо приводятся в примечаниях к Библии. Но — очень мелким шрифтом. Да и кто имеет охоту читать примечания!

____________________

Новый безымянный фараон, вступивший в игру под номером три, по одному ему известным причинам, был отъявленным антисемитом. Кроме того, он страдал манией строительства. И ему очень нужны были не умные еврейские головы, а еврейские рабочие руки.

Поэтому он бросил весь израильский народ на ударные стройки феодализма.

«И поставили над ним начальников работ, чтобы изнуряли его тяжкии работами. И он построил фараону Пифои и Раамсес, города для запасов. Но чем более изнуряли его, тем более он умножался, и тем более возрастал, так что опасались сынов Израилевых.»(Исх. 1. 11— 12)

Фараону очень не понравилось это непомерное размножение, и он вызвал на ковёр двух повивальных бабок — евреянок, которых звали Шифра и Фуа. (Исх. 1. 15).

Здесь мы ещё раз сталкиваемся с вопиющей несправедливостью. Имена безвестных повивальных бабок остались сохранены для потомков, а имя великого фараона — безжалостно вымазано.

Царь сделал выговор двум старухам за то, что они не выполняют заданий по повышению смертности новорожденных. Бабки пожаловались на дерзкий саботаж со стороны еврейских мамочек.

«Повивальные бабки сказали фараону: еврейские женщины не так, как египетские; они здоровы, ибо прежде нежели придет к ним повивальная бабка, они уже рождают.»(Исх. 1. 19).

Правитель остался очень недоволен таким уклончивым ответом. Но бабки боялись Бога, и чихать хотели на мнение фараона. За такое примерное поведение Господь щедро одарил преданных Ему старушек, и обустроил их дома. (Исх. 1. 21)

Фараон, потеряв доверие к повитухам, решил взять дело истребления младенцев в свои руки. И повелел впредь убивать новорожденныхеврейских мальчиков. А девочек, — оставлять в живых. Такая вот была дискриминация.

Вполне очевидно, что это был самый глупый фараон из всей правящей династии. Ведь логичнее было бы истреблять девочек, будущих женщин. Потому что случайно уцелевший мальчик, один из сотни обречённых, став мужчиной, мог осеменить сотню женщин. Но одна женщина не в состоянии была родить столько детей, сколько может их родить сотня.

Слава Богу, что Иосиф Прекрасный к тому времени умер, и некому было подсказать глупому фараону.

____________________

«Некто из племени Левиина пошел, и взял себе жену из того же племени. Жена зачала и родила сына, и, видя, что он очень красив, скрывала его три месяца.»(Исх. 2. 1— 2).

Но почему же"некто"? Имя этого человека известно: Амрам, сын Каафа, внук Левия. (Исх. 6. 20; 1 Пар. 6. 1— 3). Некто из церковных цензоров вымазал в этом месте имя Амрама и вставил нейтральное"некто".

И вот почему.

Согласно Библии, израильтяне вышли из Египта через 430 лет после того, как туда вошел Иаков с сыновьями (Исх. 12. 41). В год Исхода Моисею было 80 лет (Исх. 7. 7). Отсюда следует, что Моисей родился через 350 лет после прибытия семьи Иакова в Египет. Но ведь его дед, Кааф, и прадед, Левий, были в числе прибывших.

Если бы имя Амрама в данном месте Библии было сохранено, то это вызвало бы у читателя оправданное недоумение. Умея думать, он непременно спросил бы: мог ли внук родиться через три с половиной века после дедушки?

Отвечаю: мог. Но только на страницах правдивой Святой Библии.

Давно уже канули в Лету мафусаиловские времена, когда люди жили по девятьсот лет в ожидании Потопа. Бог, сразу же после этой божественной катастрофы, вынес Постановление, в котором ограничивал продолжительность жизни человека ста двадцатью годами. (Быт. 6. 3)

На самом же деле, средняя продолжительность жизни в те века не достигала и шестидесяти лет. В той же Библии, в пятой Книге Моисея, „Второзаконии“, говорится, что все израильтяне, которым в год Исхода было более двадцати лет (более миллиона человек!) не увидели землю Обетованную. То есть, вымерли все поголовно (кроме двух героев) за сорок лет странствия по пустыне (Чис. 26. 64— 65).

К тому же, евреи, как и все остальные нормальные народы, старались рожать детей в первой половине своей жизни, начиная уже лет с пятнадцати. Поколения сменяли друг друга каждые двадцать лет.

Сыновья Иакова вошли в Египет с внуками и правнуками.

Поэтому пресловутое четырехвековое рабство начинает прямо на наших глазах сокращаться, как шагреневая кожа. Потерпите немного, и увидите, как оно исчезнет, не оставив и следа.

Моисей, кстати, был не только правнуком Левия, но и внуком. Его мать Иохаведа была дочерью Левия. (Исх. 6. 20)

В приведенной выше цитате из Библии допущена ещё одна странная неточность, разгадать причину которой я, к сожалению, не смог. Сказано: «некто взял жену, и она родила сына». Но ведь между этой свадьбой и рождением Моисея прошло не менее шести — семи лет.

Сначала родилась Мариам и выросла настолько, что могла уже давать советы дочери фараона. (Исх. 2. 7). Вторым ребенком в семье был Аарон, будущий первосвященник. И уже третьим — Моисей, который был младше Аарона на три года.

В светлой Книге Библии довольно много таких затемненных мест.

____________________

Итак, сердобольная мама,"видя, что ребенок очень красив", положила его в корзину и оставила на берегу реки. Следуя библейской логике, если бы маленький Моисей не был так красив, она бы его тут же утопила. Но какая мать не считает своего ребёнка красавцем?

Дочь фараона подобрала будущего великого вождя, вырастила его и дала ему светское египетское воспитание и образование.

Но в душе Моисей оставался евреем. И не мог спокойно смотреть, как издеваются над его народом.

"Спустя много времени, когда Моисей вырос, случилось, что он вышел к братьям своим, сынам Израилевым, и увидел тяжкие работы их, и увидел, что Египтянин бьет одного еврея из братьев его. Посмотревши туда и сюда, видя, что нет никого, он убил Египтянина и скрыл его в песке “. (Исх. 2. 11— 12).

Библия называет Моисея самым кротчайшим человеком на земле. Если этот"кротчайший"запросто совершал хладнокровные убийства, то можно себе представить, что творили менее кроткие.

Египтянин был первой, но не последней жертвой Моисея. В годы Исхода он убил десятки тысяч своих соплеменников. Но об этом — чуть попозже. Пусть они пока что поживут.

Спасаясь от преследований, Моисей бежал в пустыню. Там он помог семи дочерям мадиамского жреца избавиться от назойливых пастухов, чем вызвал расположение девушек.

"Моисею понравилось жить у сего человека; и он выдал за Моисея дочь свою, Сепфору “. (Исх. 2. 21)

Долгие годы, до достижения весьма почтенного возраста, Моисей пас стадо своего тестя. И не подозревал, какая всемирная слава ждёт его впереди.

Моисей, конечно же, знал имя своего тестя. А может быть, и не знал. В своих пятикнижных воспоминаниях он слегка путается, называя почтенного жреца то Рагуилом, то Иосифом, то Иофором. (Исх. 2. 18; 4.18).

____________________

«Спустя долгое время умер царь Египетский. И стенали сыны Израилевы от работы и вопияли, и вопль их от работы восшёл к Богу. И услышал Бог стенания их И вспомнил Бог завет Свой с Авраамом, Исааком и Иаковом»(Исх. 2. 23— 24).

Как это -"вспомнил"? Разве Бог может что — либо забыть? Разве может быть у Господа выпадение памяти, которое длится несколько сотен лет?Ведь нам постоянно твердят, что Бог всё знает и всё помнит о каждом человеке. Как же Он мог забыть о целом народе, с которым заключил завет на вечные времена?

"Однажды провел он стадо в пустыню, и пришел к горе Божьей Хориву. И явился ему Ангел Господень в пламени огня из среды терн o вого куста. И увидел он, что терновый куст горит огнем, но куст не сгорает.

И сказал: Я Бог отца твоего, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова. Моисей закрыл лице свое; потому что боялся воззреть на Бога". (Исх. 3.1— 6)



Как и в истории Ноя, как и в истории Авраама, так и из дела Моисея совершенно непонятно, чем основывался Господь Бог при выборе очередного любимца.

Что мы знаем о великом вожде израильтян? Буквально ничего.

Вся его биография укладывается в четыре слова: родился, убил, женился, пас. Неужели, за восемьдесят долгих лет, в жизни этой ключевой фигуры еврейской мифологии не произошло ничего более — менее существенного, о чём Господь мог бы поведать дееписателям? Какими особыми способностями, какими особыми моральными качествами, какими особыми поступками заслужил Моисей внимание и покровительство Господа? Разве мало безымянных пастухов бродит по пустыне? На которых не только Бог, но и люди не обращают никакого внимания.

Весь мир руководствуется Волей Бога. Но чем руководствуется Сам Бог при выборе приближённых? Неужели, закрыв глаза, тыкает пальцем в первого встречного поперечного бедуина, и тут же назначает его вождем пролетариата?

Нет, не дано нам постичь логику Божьих помыслов и Божьих деяний!

Остается предположить, что такое понятие -"логика"— возникло только через многие столетия после Моисея. И поэтому Господь до этого не имел понятия о таком понятии.

«И сказал Господь: Я увидел страдание народа Моего в Египте, иуслышал вопль его от приставников его; Я знаю скорби его, и иду избавить его от руки Египтян и вывести его из земли сей в землю хорошую и пространную, где течет молоко и мед."(Исх.3. 1— 8)

Как мы уже убеждались неоднократно, Бог Иегова был слаб глазами и туг на ухо.

«Увидел и услышал…»На смех курам!

Страдания Его народа уже несколько столетий были видны всем. Но, почему — то, только не Ему. Вопль Его народа столетиями вызывал христианское сострадание у всех остальных народов Земли, включая эскимосов на крайнем севере и патагонцев на крайнем юге. И

мусульманскую радость у арабов на Ближнем Востоке. Все слышали, кроме Бога!

«Я знаю скорби его…»

А раньше, что ли, не знал? Да ведь Ты же своей собственной рукой отправил израильтян в Египет, — хлебать эти скорби полной чашей! Ведь Ты еще Авраама предупреждал, что его потомков будут угнетать и поработят их!

«Я иду избавить его…»

Откуда идешь? Где был? Что делал? Разве Ты не должен постоянно находиться рядом со Своим народом, в гуще его, жить его горестями и радостями, помогать ему в трудную минуту, защищать от болезней и бед? Есть ли у Тебя еще какие избранные народы, кроме этого, малочисленного и, поэтому, — несчастного?

Вопросы в Святую Пустоту… Без ответа…

Нет, ну как Вам это нравится?! Избрал Себе народ, морочил людям голову, сбивал с пути Авраама, Исаака, Иакова и двенадцать праведных сыновей его. Наобещал им землю вперемешку с мёдом и молоком, и — оставил их на произвол судьбы и египтян. Куда — то исчез, скрылся в тумане.

Как хотите, но я должен сделать Ему замечание. Хорошие, воспитанные, внимательные и чуткие Боги, мягко говоря, так не поступают! Не пристало Им это!

"Господь сказал: я посетил вас и увидел, что делается с вами в Египте “. (Исх. 3. 4).

Чем же таким важным был занят Господь, что посетил Свой народ только спустя четыреста лет? А еще постоянно сетует, что евреи его забывают.

Боюсь, что сотни подобных вопросов, которые возникают при чтении Библии, так и останутся без ответа…

Господь неоднократно являлся на прием к царям без предварительной записи. Мы помним, как в личной беседе с глазу на глаз Он грозно предупреждал сначала фараона номер один, потом — царя Авимелеха, чтобы не смели не только… но и пальцем притронуться к Сарре.

Но для спасения Своего избранного народа Бог поленился сделать лишний шаг длиной в каких — то двести километров. И послал на переговоры с грозным фараоном номер пять робкого и косноязычного посредника.

"И сказал Моисей Господу: о, Господи! человек я не речистый… я тяжело говорю и косноязычен.

Господь сказал: кто дал уста человеку? Кто делает немым, или глухим, или зрячим, или слепым? Не Я ли Господь?"(Исх. 4. 10— 11)

Но всё же Господь не даровал ему красноречие? Хотя, как мы уже поняли из Его собственных слов, Он поражает и Он исцеляет. Вместо этого Бог дал ему в помощники старшего брата, красноречивого Аарона.

«Ты будешь ему говорить и влагать слова в уста его; а Я буду при устах твоих и при устах его, и буду учить вас, что вам делать. И будет он говорить вместо тебя к народу. Итак он будет твоими устами; а ты будешь ему вместо Бога.»(Исх. 4. 15— 16)

Так Моисей из простого пастуха превратился не только в Генерального пророка и Посла по особым поручениям, но и стал Наместником Бога на земле. Вот это карьера!

Не зря говорят: уж если кому Бог даёт, то даёт полной чашей. Недавно писали в газетах, как один счасливчик выиграл в казино восемьдесят тысяч долларов. Ну просто — счастье свалилось на голову.

Но этого оказалось мало. Когда он возвращался с выигрышем домой, с соседского балкона на его голову свалился тяжелый цветочный горшок.

Но, спросим мы себя и остальных истинно верующих, может ли простой смертный, пусть даже вынутый из воды (так переводится имя — Моисей), быть Богом? Исполняющим Его функции? Не черезчур ли это?

Не черезчур. Моисей прекрасно справлялся с обязанностями Бога. Он придумал и издал массу законов, мудрых, умных и заумных. Сильной рукой, просто таки десницей, претворял их в жизнь. Судил и выносил решения прямо — таки с Божеской мудростью. И убивал не хуже Самого Бога.

Мало того, он значительно превысил свои полномочия. Под видом пересказа Божьих наставлений и распоряжений, часто говорил народу такое, что Господу никогда и в голову бы не пришло.

Тут же, не сходя с места, Господь научил Моисея нескольким незамысловатым фокусам, уметь делать которые должен любой мало — мальски уважающий себя пророк.

«И сказал Господь Моисею: когда пойдешь и возвратишься в Египет, смотри, все чудеса, которые Я поручил тебе, сделай перед лицем фараона. А Я ожесточу сердце его, и он не отпустит народа». (Исх. 4. 21)

Пути Господни неисповедимы. Логику Его действий не дано постигнуть человеческому разуму. С одной стороны, Он вроде бы жаждет вывести евреев из египетского рабства. Но, с другой, — ожесточает и без того жестокое сердце Фараона Четвертого из безымянной династии.

Наш главный — после Господа — герой, Моисей, конечно же, был мудрым человеком, и не задавал лишних вопросов. Но вовсе не лишним было бы спросить Господа: „ Боже, зачем же Тебе ожесточать это поганое сердце? Не правильнее и проще было бы смягчить его парочкой мягких угроз и нежных проклятий, которых у Тебя в избытке? И овцы были бы целы, и волки были бы сыты И мы бы отправились восвояси, и египтяне бы остались восвояси у своих проклятых пирамид, сделанных из глины с соломой. Но ещё лучше, если бы Ты отправил в Исход египтян, а нас оставил жить в плодородной дельте Нила “.

“ Но Я знаю, что царь Египетский не позволит вам идти, если не принудить его рукою крепкою. И простру руку Мою, и поражу Египет всеми чудесами Моими, которые сделаю среди его; и после того он отпустит вас ”. (Исх. 3. 19— 20)

Ну хорошо, допустим, пришел избавить. Так избавь тут же, не сходя с места! К чему вся эта тягомотина с чудесами?

«И взял Моисей жену свою и сыновей своих, посадил их на осла, и отправился в землю Египетскую». (Исх. 4. 20).

По всей видимости, это был осёл размером со слона. Такие ослы когда — то водились в Палестине, но давно вымерли. Они могли нести на себе огромные тяжести. И поэтому, когда Мойсей взгромоздил на такого гиперосла жену и двух своих взрослых сыновей (исходя из текста Библии, им было по лет пятьдесят), да ещё и некоторый нажитый домашний скарб, осёл даже не поморщился.

____________________

Господу Богу Иегове, на первый взгяд довольно милому и благообразному старикану, иногда что — то ударяет в голову. И не перестаёт ударять, пока Он кого — нибудь не убьёт.

Это может быть совершенно случайный прохожий, который свалится в вырытую Богом яму.

Или путник в степи, в которого вдруг с ясного неба ударит молния.

Или водитель, который, по воле Божьей, нажмёт не на тормоз, а на педаль газа. И тут же распрощается с душой своей живою.

Или зрелый любовник, у которого, по злой Воле Бога, вдруг откажет сердце в тот самый момент высшего блаженства.

Если у Господа случится вдруг приступ убийственной горячки, Он не остановится и перед убийством самого близкого Ему человека.

Мы помним, как, без предупреждения и малейшего повода, напал Он на Иакова. После чего портрет Иакова пополнил галерею великих хромых, где висят портреты Тамерлана, Байрона, Лермонтова.

Но тогда у Бога не хватило ни сил, ни желания покончить с третьим патриархом.Увидев на дороге одинокого Моисея, обремененного семьёй и ослом, Иегова решил взять реванш. Очевидно, первоначальное решение: назначить четвертого патриарха вождём нации, — показалось Ему опрометчивым.

«Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его. Тогда Сепфора, взявши каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего, и, бросив к ногам Его, сказала: Ты жених крови у меня. И отошёл от него Господь. Тогда сказала она: жених крови — по обрезанию». (Исх. 4. 24— 26).

Предлагаю читателю самому разобраться, что за шаманский трюк проделала Сепфора, и что означают слова"жених крови"? Звучит это не только очень высокопарно, но и очень загадочно.

Такое изысканное, приводящее в трепет словосочетание нигде больше в Библии не встречается. Но есть другие, не менее изысканные:"обрезанное сердце", „ порождение ехидны","жестоковыйный народ"…

Что бы ни говорили об иноверцах, но факт остаётся фактом: преданная Сепфора спасла Моисея для библейской еврейской истории.

Какое — то звериное чутьё подсказало язычнице Сепфоре, чего жаждет Бог Иегова: мяса и крови. И она бросила Ему отступное — крайнюю плоть. Страшно подумать, что стало бы, если бы под рукой у неё не оказалось каменного ножа, а под другой — плоти пожилого сына.

Судьба избранного народа висела на волоске. Вернее, на тонкой кожице крайней плоти.

Обратите внимание на предусмотрительность этой мудрой женщины!

Она обрезала только одного сына из двух. Путь предстоит ещё долгий, подумала она, этот бродячий Бог может опять встретиться на узкой дороге…

В Библии особо подчеркивается, что у Сепфоры был каменный нож.

По еврейским религиозным обрядам, обрезание считалась действительным только в том случае, если было проделано каменным ножом. В противном случае приходилось резать по — новой. В дальнейшем мы увидим, что Иисус Навин специально изготовил большое количество таких ножей, чтобы обрезать всё своё войско. (Нав. 5. 2— 4)

Но, ответьте мне, если можете и хотите, — откуда об этом крайне плотском законе, который вышел гораздо позже, могла знать Сепфора?

Вот что значит — женская интуиция!…

… Моисей не оценил подвига Сепфоры. Очень скоро он вернул её тестю Рагуилу — Иофору вместе с сыновьями и слоновьим ослом. (Исх. 18. 2) Потому что влюбился в юную, прекрасную, черную эфиопку. (Чис. 12. 1).

____________________

«Моисей и Аарон пришли к фараону и сказали: так говорит Господь, Бог Израилев: отпусти народ Мой, чтоб он совершил Мне праздник в пустыне. Но фараон сказал: кто такой Господь, чтоб я послушался голоса Его и отпустил Израиля?»(Исх. 5. 1— 2)

Вот такой он был непослушный, этот фараон. Он не знал, что играет с огнём. А заодно, — с саранчой, жабами, мошками и моровыми язвами.

Короче говоря, безымянный фараон указал именитым братьям — пророкам, из которых один был богом, на дверь.

«Для чего вы, Моисей и Аарон, отвлекаете народ от дел его? Ступайте на свою работу.»(Исх. 5. 4)

Более жестокого фараона трудно себе представить. Надо же, отправил на тяжкую работу восьмидесятилетних старцев.

“ Моисей был восьмидесяти, а Аарон восьмидесяти трех лет, когда стали говорить они к фараону “. (Исх. 7. 7)

Красноречивый Аарон и косноязычный бог его не только не убедили фараона, но ещё больше ожесточили его против израильтян. Нормы работ были увеличены вдвое.

И ещё более возопил народ под бременем кирпичей. Моисей воззвал к Господу:

«Господи! Для чего ты подвергнул бедствию народ сей, для чего послал меня? Ибо с того времени, как я пришел к фараону и начал говорить именем Твоим, он начал хуже поступать с народом сим; избавить же — Ты не избавил народа Твоего». (Исх. 5. 22— 23).

Моисей, как и мы сейчас, не понимал, почему Господь медлит избавить евреев от угнетения. Почему заставляет их нести ещё большие тягости, чем до того момента, как фараону стало ясно, чего добиваются от него эти дряхлые пророки.

"Ты будешь говорить всё, что я повелю тебе; а Аарон, брат твой, будет говорить фараону, чтобы он отпустил сынов Израилевых из земли своей.

Но Я ожесточу сердце фараоново и явлю множество знамений Моих и чудес M оих в земле Египетской. Фараон не послушает вас и Я наложу руку M ою на Египет “. (Исх. 7. 2— 4)

Моисей ещё раз подумал: не оговаривается ли Господь. Ведь было бы уместнее говорить о смягчении фараонова сердца. Но он опять не спросил, побоялся. А вдруг Господь ещё пуще разгневается, и разжалует его из богов и пророков в простые евреи. А ведь быть евреем, — можно ли придумать более страшное наказание Божье!

Но Слово было сказано, и менять его было нельзя. Господь ожесточил сердце фараона, тот не отпустил народ. И тогда Господь, как и обещал, наложил руку на Египет. А потом — другую. И добавил две ноги.

И под этой тяжестью вдруг стало Египтянам очень нехорошо, прямо скажем, совсем плохо. На них поочерёдно нападали полчища жаб, легионы мошек, армады песьих мух. Всё это воинство Божье плевалось, жалило, кусалось, пожирало всё подряд на своём пути.

Но путь этот, тщательно вычерченный Господом, счастливо огибал землю Гесем, где жили, пасли и паслись евреи. Это еще раз подтверждает, что все твари земные, даже мерзкие мошки, пьющие кровь, душу живую, являются Божьими тварями.

«И отделю в тот день землю Гесем, на которой перебывает народ Мой, и там не будет песьих мух; дабы ты знал, что Я Господь среди земли». (Исх. 8. 22)

Господь понимал, что после всего этого Божьего наказания братьев и на порог дворца не пустят. И Он посоветовал Моисею встать на тропинке у реки. Фараон имел обыкновение ходить по утрам мыться в грязной воде Нила. (Исх. 7. 15).

Египетские цари в те далекие времена, по всей видимости, еще не были так богаты. Жили скромно, без излишеств. Не имели водопровода, ванн, бассейнов. И поэтому были вынуждены купаться в реке, где вода уже тогда не была кристально чистой.

Было даже издано постановление, обязующее грязных буйволов заходить в воду ниже по течению, подальше от царского дворца. Буйвол, который по злому умыслу нарушал это постановление, поступал прямиком на царскую кухню.

На следующее утро, встретив случайно Моисея у реки, фараон, обсаженный мухами и оплёванный жабами, смягчился, и сказал надоедливому старцу: „ хорошо, я разрешаю вам принести жертвы Вашему кровожадному Богу. Но далеко не отлучайтесь, будьте на

глазах “.

Моисей смиренно отвечал:

«Если мы отвратительную для Египтян жертву будем приносить на глазах их, то не побьют ли они нас камнями?»(Исх. 8. 26).

Фараону пришлось согласиться: непременно побьют, и он разрешил Моисею жертвовать в пустыне.

Тут я должен разъяснить, в чём заключалась проблема.

Дело в том, что для более цивилизованных и просвещенных египтян, которые спокойно приносили в жертву Богам своих и чужих детей, скотские жертвы были неприемлимы. Еврейские ритуалы, во время которых забивались, жарились и сьедались огромные количества жертвенных телят, козлят и ягнят, казались коренному населению мерзкими и дикими. Египетское общество охраны животных никогда бы не допустило такого изуверства на своей дельто — нильской территории.

Кроме того, египтяне очень любили и даже боготворили многих животных, особенно, — змей, кошек и всяческих сфинксов, как лежащих, так и сидящих. А что касается телят, то священный Бык Апис был одни из найболее почитаемых божеств в крайне языческом Египте.

Ночью Господь опять потрудился над сердцем фараона, и тот не отпустил народ. И Моисей, по совету того же Бога, решил, раз и навсегда, отучить неуступчивого царя от утренних купаний в грязных водах Нила.

«И сделали Моисей и Аарон, как повелел Господь. И поднял Аарон жезл, и ударил по воде речной пред глазами фараона и пред глазами рабов его. И вся вода в реке превратилась в кровь; и рыба в реке вымерла, и река воссмердела, и Египтяне не смогли пить из реки; и была кровь по всей земле Египетской». (Исх. 7. 20— 21)

Смертельно перепуганный и по уши окровавленный после купания, фараон снова согласился отпустить народ. Но не согласен был Иегова. Он ещё не израсходовал всю Свою амуницию.

“ Но Господь ожесточил сердце фараона, и он не послушал их, как и говорил Господь Моисею ”. (Исх. 9. 12)

На следующее утро заново закаленное в небесном горниле сердце фараона воспротивилось. И рука не поднялась, чтобы выписать увольнительную записку. Бог придержал царскую руку.

Конечно, фараон, хотя и не по своей воле, поступил с евреями по — скотски!

За это Бог евреев наслал на скот египтян хорошенькую моровую язву. Рогатые, само собой, не были виновны в страданиях избранного народа.Так жестоко наказывать их было несправедливо, не по — божески. Иегове следовало бы наслать язву на вола — фараона и на его многочисленных телок.

Но не будем лезть к Господу с глупыми советами. Он лучше нас знает, кому язва идёт к лицу, а кому — к морде.

"И сказал Господь Моисею: войди к фараону, ибо Я отягчил сердце его, чтобы явить между ними сии знамения Мои. И чтобы ты рассказывал сыну твоему и сыну сына твоего о том, что Я сделал в Египте, и о знамениях Моих, которые Я показал в нем, и чтобы вы знали о том, что Я Господь ”. (Исх. 10. 1— 2)

Всемогущий Господь Бог иногда, к моему большому сожалению, слишком напоминает человека, который страдает комплексом неполноценности. И пыжится изо всех сил, пытаясь убедить окружающих, а больше всего, самого себя, что он — действительно выдающаяся личность.

Не так важно для Него совершить какое — нибудь чудо, — важно произвести впечатление. Не только на присутствующих, но и на грядущие поколения."Расскажи, расскажи всем, — внушает Он Моисею, — как Я Велик! Взгляни на этих прекрасных жаб и мух, которых наслал Я на противных египтян! Ни один из египетских богов не был способен на такое чудо! А эти миленькие розовые язвочки! Воистину божественная работа, достойная восхищения! Моя работа!

А град, ты видел когда — нибудь такой град, размером с яйцо?

Признайся, Моисей, ты многое повидал, но видел ли ты когда — нибудь такие большие и блестящие яйца? А теперь обрати внимание на ту группу деревьев, которые Я испепелил одним мановением! Нет, одним дуновением! Вот как Я велик и могуч! Ты спрашиваешь, почему Я не испепелил ту зеленую рощу поодаль? Никаких проблем! Но только подождем, пока подойдут остальные зрители. Потому что все, абсолютно все должны знать, насколько Я Велик и Могуч! И должны рассказать своим потомкам, чтобы и они знали, что Я — Господь!"

Так неоднократно хвастает Иегова на страницах Библии. С другими образчиками этой похвальбы мы ознакомимся впоследствии.

А вот что говорит Господь плачущему от казней фараону:"Так как Я простер руку Мою, то поразил бы тебя и народ твой язвою, и ты истреблен был бы с земли: но для того Я сохранил тебя, чтобы показать на тебе силу Мою, и чтобы возвещено было Имя Мое по всей земле ”. (Исх. 9 14 — 16)

О, Боже, как тщеславен этот комически страшный Бог Иегова! Как ищет Он мирового признания! Как изощренны Его божественные методы! Ему, видите ли, совершенно недостаточно тихонько, без лишней шумихи, убрать строптивого (по Его вине!) фараона. Ему крайне необходимо совершить Великие Чудеса Величайшего Уничтожения.

Перед как можно большей аудиторией. Под бурные, долго не смолкающие аплодисменты. С грандиозными фейерверками и тридцатью артиллерийскими залпами Салюта в Его Честь.

Но ведь, казалось бы, вполне достаточно было одной — единственной казни среднего калибра, под названием"Малышка", для окончательного решения египетского вопроса.

Увы! Бог очень не любит простых и кардинальных решений. Одна казнь? Ну, кто же её запомнит? А вот десять, — это уже кое — что! Пусть все увидят, что способен натворить Творец! И пусть отметят в Библии! И пусть не забудут никогда!

Иегова сохраняет фараона и его приближенных, чтобы как можно дольше мучить их самыми изощрёнными пытками. Чтобы крики от их страданий разнеслись по всей земле, и пробудили неописуемый ужас у всех народов.

Как же всё — таки звали этого многострадального, искуссанного мошками фараона?

… Недавно в Египте обнаружена небольшая пирамида с табличкой у входа:"Могила Неизвестного Фараона". Ученые бьются над разгадкой: лежит ли в ней только тот фараон, который погиб на поле боя с Иеговой, или все те безымянные фараоны, о которых упомянуто в Библии?

____________________

После того, как язвы очистили плацдарм, в бой вступила тяжелая артиллерия. Господь наслал на Египет град вперемешку с огнём.

“ И побил град по всей земле Египетской всё, что было в поле, от человека до скота; и всю траву полевую побил град, и все деревья в поле поломал. Только в земле Гесем, где жили сыны Израилевы, не было града.” (Исх. 9. 25 — 26)

Вот вам ещё одно подтверждение того, что евреи имели в Египте свой автономный округ, жили совершенно обособленно, не смешиваясь, не вступая в родственные, дружеские, соседские отношения с туземцами. И не было у них, к сожалению, среди египтян ни близких, ни соседей, которые могли бы собрать им золотишко на дорожку.

Хотелось бы, чтобы Вы, читатель, обратили особое внимание на это обстоятельство. К золотому фонду исходящих мы обязательно вернёмся. Но, — чуть попозже.

____________________

Побитый градом фараон в очередной раз согласился отпустить евреев. Но, как бы мимоходом, спросил Моисея: „ А кто же пойдёт?“

„ И сказал Моисей: пойдем с малолетними нашими и стариками нашими, с сыновьями нашими и дочерьми нашими, и с овцами нашими и с волами нашими пойдем; ибо у нас праздник Господу.

Фараон сказал им: пусть будет так, Господь с вами! Я готов отпустить вас, но зачем с детьми? Видите, у нас худое намерение.

Нет: пойдите одни мужчины, и совершите служение Господу, так как вы сего просили “. (Исх. 10. 9 — 11)

Общение с милостивым Богом Иеговой благотворно сказалось на характере фараона. И в этом жестокосердном (по Воле Господа) феодале ещё не исчезли человеческие чувства. Он жалел женщин, а особенно, — детей. Зачем, подумал он, тянуть малолеток в пустыню, в изнурительный шестидневный поход?

Кроме того, он не мог избавиться от ощущения, что с ним играют в нечестную игру. Под прикрытием благих намерений, затевается великое бегство. Он прекрасно знал, что у евреев женщины не участвовали в молебнах вместе с мужчинами.

Нет, сказал он себе, этот Моисей — большой хитрован, но я тоже не лыком шит. И продолжал настаивать на своём: „ Детей не пущу, дети должны остаться в залог “.

Тут Господь подтянул и ввёл в бой свежие резервы. На Египет двинулись дикие орды саранчи. Это было что — то невообразимое. Саранча уничтожала всё на своём пути: посевы пшеницы, льна, сады, траву пастбищ. После неё оставалась выжженная земля. Но фаланги саранчи обходили стороной землю Гесем, — такое указание получил от Господа её голенастый предводитель.

Фараон призвал к себе Моисея и Аарона и, став перед ними на колени, слёзно просил прощения за свои грехи. И Бог одним взмахом ветра утопил саранчу в море.

„ Но Господь ожесточил сердце фараона, и он не отпустил сынов Израилевых. И сказал Господь Моисею: простри руку твою к небу, и будет тьма на земле Египетской, осязаемая тьма “. (Исх. 10. 20— 21)



И настала тьма. И египтяне её осязали. Евреи ничего не осязали, потому что в дома давно уже было проведено электричество. „ У всех же сынов Израилевых был свет в жилищах их “. Очевидно, Бог ещё раз сказал: „ Да будет тьма и да будет свет “. И увидел Бог, что это хорошо.

Фараон, не зная, что эта авария задумана всего на три дня, снова спешно вызвал Моисея. Моисей из — за кромешной тьмы едва не заблудился.

Царь сказал: „ Ладно, пусть будет по — вашему. Берите жён и детей. Но оставьте скот. Скот молиться не станет. Он, в отличие от вас, овец Божьих, не религиозен. Да и чем он будет питаться в пустыне шесть дней?“

Но Моисей твёрдо гнул свою линию. „ Скот нам нужен для жертвоприношений. Пока мы не выйдем на место, мы не будем знать, какие именно животные угодны Богу “.

Это была явная ложь, рассчитанная на дурака. Существовали строгие предписания, каких именно животных следует приносить в жертву Богу. Ими могли быть только первородные мужского пола, без малейшего телесного изьяна, без пятен на шерсти.

Фараон, хотя и не был умным евреем, но и не был глупцом. Он понимал, что его хотят, пользуясь темнотой, обвести вокруг пальца.

Поэтому страшно разгневался, и прогнал Моисея от лица своего.

„ В тот день, когда ты увидишь лице моё, ты умрёшь “. (Исх. 10. 28)

Моисей, спотыкаясь на многочисленных ступеньках, поспешно ушёл, злорадствуя в душе.

Библия, к сожалению, не уточняет: вернул ли Господь египтянам свет, или там темно и по сей день…

„ И сказал Господь Моисею: не послушал вас фараон, чтобы умножились чудеса Мои в земле Египетской “. (Исх. 11. 9).

И тут в моём еретическом мозгу мелькнула безбожная мысль, прямо — таки дьявольская догадка: а не был ли фараон сообщником Иеговы?

Ведь ясно сказано: „ он не отпускает, чтобы умножились чудеса Мои!“

Значит, фараон был каким — то образом в этом заинтересован!.

Не подкупил ли его Господь? Не пообещал ли ему сладкую загробную жизнь, райское блаженство в кругу Ангелов? Если, конечно,он будет упорствовать столь долго, сколько времени нужно Богу, чтобы со всей пышностью продемонстрировать полный комплект Своих чудес.

Но если это правда, то фараон был коварно обманут. И поделом! Потому что Иегова — последний из тех, кому можно верить на слово. Тем более, когда это слово передано через посредников.

____________________

Господь навестил Моисея и сказал ему, что народ должен этим вечером испечь как можно больше пресных хлебов. Каждая семья должна зарезать агнца, который без порока, мужского пола. Затем следует помазать кровью ягнёнка косяки и перекладины дверей. Это будет условной меткой.

“ А Я в ту самую ночь пройду по земле Египетской, и поражу всякого первенца, от человека до скота. И будет у вас кровь знамением на домах, где вы находитесь. И увижу кровь, и пройду мимо вас, и не будет между вами язвы губительной, когда буду поражать землю Египетскую ”. (Исх. 12. 12— 13)

А теперь, дорогие мои иудеи и христиане, хорошенько помолитесь! И воздайте хвалу милостивому и милосердному Богу нашему! А когда досыта намолитесь, успокойтесь, попробуйте сосредоточиться, и попытайтесь представить себе картину этой предпасхальной ночи, напоминающей ночь Апокалипсиса.

Завывает ветер. Молнии пронзают грозовые тучи. Грохочет гром. Сотрясается земля.

По узким улочкам египетских городов грозной поступью шагают штурмовые отряды Воинства Небесного. Их ведёт Сам Господь. В их руках, — длинные ножи, сверкающие при свете молний. Одеяния Ангелов, Их длинные рубашки, сандалии, — в чёрных пятнах крови.

Нимб сияет над головой Господа, и освещает косяки дверей. Если Он видит на косяках кровь, то проходит мимо. Там притаились Его молчаливые, испуганные рабы, первенцами которых Он займётся позднее, в пустыне.

В двери, на которых нет крови, небесные штурмовики входят без стука. В темноте отыскивают младенца, и тут же перерезают ему горло. Первенец, не первенец, — нет времени разбираться, впереди много работы. Младенцы не успевают и вскрикнуть, — работают мастера своего дела. Выходя, Ангелы отирают руки о косяки. Вопли отчаянья сопровождают их.

Наутро — на косяках всех дверей, как еврейских, так и египетских, — кровь. Вроде бы, пострадали все. Следы заметены. Общее горе, виновных нет.

“ И встал фараон ночью сам и все рабы его, и весь Египет; и сделался великий вопль в земле Египетской; ибо не было дома, где не было бы мертвеца ”. (Исх. 12. 30)

Эффект был потрясающим. Господь, который хотел произвести впечатление, произвёл его. Кровавая слава палача Иеговы возросла до небес и стала шириться по всей земле. Все народы ближневосточной Вселенной содрогнулись от ужаса. За что, Господи?

Слава, слава, слава Богу Иегове! Аминь!

____________________

В этот день чаша утерпений израильтян, пардон, чаша утерпений египтян переполнилась. Они изгнали своих рабов из Египта. И решили раз навсегда отменить рабство.

“ И понуждали Египтяне народ, чтобы скорее выслать его из земли той; ибо говорили они: мы все помрем ”. (Исх. 12. 33)

Утром огромная толпа израильтян двинулась в путь. Тучи пыли, плач детей, громкие крики женщин, тяжёлое молчание мужчин, стоны стариков. Блеяние овец, мычание коров, истошные крики ослов. Направление: строго на восток, в землю Обетованную.

Впереди народа, опираясь на посохи, идут Моисей и Аарон, вожди, братья — освободители.

Египтяне рыдают и побуждают евреев, чтобы быстрее уходили. И вывели из пределов страны своего чудовищного Бога, который ночью перебил всех первенцев, от человека до скота.

Евреи собирались спешно, захватили с собой только самое необходимое. Они несут на плечах квашни с хлебом. Но будут есть его пресным, хлеб не успел закваситься. Узлы с провиантом, сосуды с водой, смену белья, — всё это приходится нести в руках, потому что повозок очень мало. Считанные богатые семьи имели тогда повозки.

Все одеты в праздничные одежды. На шеях, на пальцах и запястьях рук, на щиколотках ног, в ушах, в носах женщин (да, да, в одной из книг Библии сказано, что еврейки носили кольца и в носу) — нарядные золотые украшения. Ведь предстоит грандиозный молебен Господу.

Народ сплочёнными рядами идёт настречу долгожданной свободе.

Навстречу светлому будущему — Иеговизму!

____________________

Оставим его на время…

Оглянёмся назад и попробуем поразмыслить, насколько нам это удастся.

Предлагаю Вам сравнить действия двух восточных тиранов: египетского фараона и Бога Иеговы.

Не того фараона, который действоал заодно с еврейским Богом. А фараона номер три, который восемьдесят лет назад распорядился убивать мальчиков у евреянок.

И этот фараон, и Господь увлекались истреблением младенцев, было у них такое хобби.

Причём, царь египетский действовал, хотя и жестоко, но вполне обосновано. Он стремился сократить популяцию иммигрантов. Которые размножились настолько, что стали представлять угрозу для коренного населения страны. Фараон был патриотом, защищал интересы своего народа. Хотя и ущемлял интересы народа Божьего. Мы должны отдать

ему должное, — всякий умный правитель, прежде всего, печётся о своих подданных, а во вторую очередь, — о подданных Господа.

А что же верховный Правитель избранного народа? Было ли Его целью сократить популяцию египтян? Нет, они Его не интересовали. Как только евреи покинули Египет, Господь оставил туземцев в покое.

Может быть, Он наказал первенцев за грех фараона? Но ведь сам же Господь долгое время противился скорейшему выходу евреев. И фараона подговаривал. И сердце его ожесточал.

Что касается младенцев, то они не держали евреев в рабстве. Их мнения об Исходе никто не спрашивал. За что их было убивать? Это можно было сделать только от избытка божественной дури. На мой дилетантский взгляд, вполне достаточно было зарезать первенца фараона, чтобы царь почувствовал, насколько он не прав, вступая в преступный сговор с чужим Богом.

Так какой же из двух деспотов был более деспотичен? Кто из них более кровожаден, кто более мудр, кто более логичен в своих поступках?

Думаю, что Вы не сможете однозначно ответить на эти вопросы.

Библия во многих местах текста восхваляет Господа за избиение египетских младенцев. Например, в псалмах царя Давида.

«Поразил Египет в первенцах его, ибо вовек милость Его». (Пс. 135. 10)

Видите, как всё поставлено с ног на голову! Оказывается, Господь, убивая, творил милость! В дальнейшем мы ещё не раз убедимся, что «милость» Всевышнего не знает границ. Счёт пойдёт на миллионы.

____________________

“ Времени же, в которое сыны Израилевы обитали в Египте, было четыреста тридцать лет. По прошествии четырехсот тридцати лет, в этот самый день вышло все ополчение Господне из земли Египетской ночью ”. (Исх. 12, 40 -41)

Вот такая, особая, чисто библейская точность: ровно через четыреста тридцать лет, день в день. Ночью.

Такое маленькое миленькое уточнение: в этот же самый день! Странно, почему не сказано: в тот же самый час, в ту же самую минуту?

Чудеса, да и только!

Это ещё раз доказывает, насколько мудр и предусмотрителен наш Господь!. Это же надо так точно рассчитать! Он послал Моисея к фараону ровно за столько дней до этой знаменательной даты, чтобы хватило времени продемонстрировать все Свои десять казней. Он знал

заранее, что фараон будет сопротивляться. Он знал заранее, сколько времени надо саранче, чтобы прилежно уничтожить поля и сады. Он знал наперёд, сколько дней продлится тьма. Дату древней Варфоломеевской ночи Он определил заранее.

Но всё же. В какой день, в каком месяце, в каком году от Сотворения мира, или, хотя бы, от рождества Ноя вышли израильтяне из Египта?

В Библии указан точный день и месяц этого величайшего события в истории еврейского народа. Но почему же не указан год?

Вы помните закономерность, которую мы вывели? Если в Библии что — либо обязательно должно быть указано, но почему — то не указано, значит это было кому — то нужно. Или не нужно.

Вымарано! Потому что концы с концами не сходятся.

Вот вам одно из доказательств.

Иаков с семьёй, как мы уже выяснили, вошёл в Египет в 2238— м году от Сотворения мира, или — в 1522— м году пред началом Новой эры.

Вышли Израильтяне, согласно Библии, ровно через 430 лет. То есть, — в 2668— м году от Сотворения мира, или — в 1092— м году пред Рождеством Христовым.

Но царь Соломон, — личность историческая, — который правил примерно с 960— го года до нашей эры, начал своё правление не через полтора века, а почти через пять веков после Исхода. И это — правда!

„ В четыреста восьмидесятом году по исшествии сынов Израилевых из земли Египетской, в четвёртый год царствования Соломонова…“ (3.Цар. 6. 1).

Вот Вам второе доказательство.

Иеффай, который был судьёй израильтян за сто семьдесят лет до

Соломона, говорит: „ Израиль живёт триста лет в Есефоне и в зависящих от него городах “. (Суд. 11. 26).

Но как израильтяне могли триста лет жить в палестинском городе Есефоне, если они те же триста лет находились в египетском рабстве?

Такие вот нерешаемые задачки прелагает решить нам Святая Библия.

Но мы обязательно решим их, можете в этом не сомневаться!

Ещё несколько убедительных доказательств я приведу Вам чуть попозже.

“ Месяц сей да будет у вас началом месяцев; первый да будет он у вас между месяцами года.” (Исх. 12, 2)

Первый месяц года. Начинается новое летоисчисление. Первый год воли, освобождения от многовекового рабства. Но, — который по счёту после Сотворения мира? От Библии мы ответа не дождёмся.

Не дождавшись, пойдём дальше. Так сколько же поколений еврейских людей сменило друг друга за эти четыре века тотального рабства?

Мы уже установили, с большой долей точности, что у евреев, как и всех остальных народов, поколения сменяли друг друга каждые двадцать лет. Ведь, кроме своей избранности, евреи анатомически и физиологически ничем от других наций не отличались. Поэтому от

прихода до Исхода должны были смениться двадцать поколений. Такой длительный период позволил израильтянам чрезвычайно размножиться. Вошло в составе семьи около ста пятидесяти человек, вышло более трёх миллионов.

Но, при внимательном чтении Библии, мы находим многочисленные доказательства того, что израелиты вышли из Египта не в двадцатом, а уже в четвёртом поколении. Да и сам Господь, как мы ещё не забыли, когда — то говорил Аврааму: „ в четвёртом роде возвратятся они сюда “. (Исх. 15. 16)

Вот несколько примеров.

Моисей и Аарон были внуками Каафа, вошедшего в Египет. (1. Пар. 6. 1— 3)

Библия очень опрометчиво указывает, сколько лет прожили Кааф и Амрам, отец братьев. Кааф жил 133 года, Амрам — 137 лет. (Исх. 6. 18— 20) Понятно, что эти числа сильно завышены. Но даже, если признать их реальными, то невозможно свести концы с концами. Учитывая, что Левий вошёл в Египет уже в преклонном возрасте, Каафу должно было быть на тот момент не менее двадцати лет. Родить Амрама он мог до шестидесятилетнего возраста. Допустим, что и Моисей родился тогда, когда Амраму было не более шестидесяти.

Итак, считаем. Сорок лет жил в Египте Кааф, пока не родился Амрам.

Шестьдесят лет прожил Амрам, пока не родился Моисей. Восемьдесят лет прожил Моисей, пока не вышел из Египта. Итого: сто восемьдесят лет. А вовсе не четыреста тридцать! Но гораздо правильнее было бы предположить, что и Кааф, и Амрам родили своих потомков, будучи наполовину моложе, а Моисею на момент Исхода было не более сорока лет. Ведь во время похода по пустыне он бегал по горам резво, как горный козёл. Рабство сокращается наполовину.

Корей, возглавивший восстание против Моисея, также был внуком Каафа. (1. Пар. 6. 22).

Один из начальников народа Ор (Хур) был внуком Есрома, вошедшего в Египет вместе с Иудой. (Исх. 17. 10; 1. Пар. 1.5; 2. 20).

Наассон, начальник колена Иуды, был правнуком Есрома (Чис. 1. 7; 1. Пар.2. 10).

Воин Иисуса Навина Ахан (Ахар), который взял заклятое через 60 лет после Исхода, был правнуком Зары, который вошёл в Египет.(1. Пар. 2. 7; Нав. 7.18).

Галаад, „ который был храбр на войне “, был внуком Манассии, сына Иосифа. (Нав. 17.1). Манассия уже был на свете, когда его родственники вошли в Египет. Внук, судя по Библии, был младше деда на 480 лет! Но ведь в той же Библии читаем, что Иосиф, который прожил всего 110 лет (а после прихода семьи — не более пятидесяти), „ видел детей у Ефрема до третьего рода, также и сыновья Махира, сына Манассиина, родились на коленях Иосифа “. (Быт.50. 23).

Галаад, кстати, был сыном Махира, и вполне мог родиться ещё при жизни Иосифа.

Таким образом, египетское „ рабство “ сокращается до восьмидесяти — ста лет.

Пойдём ещё дальше. И поставим вопрос иначе: так были ли вообще евреи в рабстве? И придём к неожиданному, непредсказуемому ответу.

К нашему общему облегчению, и даже неописуемой радости, Библия отвечает: не были! И быть не могли!

Тут я должен обратить Ваше внимание на очень интересный и поучительный момент, который позволяет еще раз убедиться в том, насколько правдивы и достоверны библейские свидетельства и факты.

Описывая первый день Исхода, авторы Библии позволяют себе возводить клевету на непорочного Господа. Утверждают, что Он покровительствует мошенникам.

"И сделали сыны Израилевы по слову Моисея, и просили у Египтян вещей серебряных и вещей золотых и одежд.

Господь же дал милость народу Своему в глазах Египтян; и они давали ему, и обобрал он Египтян". (Исх. 12. 36,37)

Только круглый идиот, или очень умный, но глубоко верующий человек, может в это поверить. Не обижайтесь, пожалуйста, я имею в виду не Вас, а Ваших соседей. Но и не следует считать древних египтян круглыми идиотами!

Кое — где в Библии действительно говорится о египетском рабстве. Но встречали ли Вы таких щедрых господ? Слышали ли вы, читали ли вы когда — нибудь о господах, которые добровольно, а не в результате Великой Октябрьской социалистической революции отдали своё золото рабам своим?

Нет, на самом деле, всё было совсем не так. Не имели оснований ниГосподь, ни Моисей считать египтян глупцами. Иегова не учил Моисея грабить господ. Его наставления во время первой исторической встречи с будущим Путеводителем звучали иначе.

Пусть, сказал Он,"каждая женщина выпросит у соседки своей и у живущей в доме её вещей серебряных и вещей золотых, и одежд; и вырядите ими и сыновей ваших и дочерей ваших, и оберёте вы Египтян". (Исх. 3. 22)

Слова"и оберёте вы египтян"явно не были сказаны Господом, но были приписаны позднее неким злоумышленником.

Еще раз внимательно вникните в смысл Божьего наставления: «пусть каждая женщина выпросит у соседки своей и у живущей в доме ее»!

Не жили египтяне — хозяева в домах рабов — евреев! Не были египтяне соседями евреев! Израильтяне, согласно Библии, жили совершенно изолировано, на земле Гесем.

Так оно, скорее всего, и было в действительности. У этих двух народов были различные обычаи, устои, обряды, занятия. Пища иудеев была противна египтянам, и наоборот. Египтяне презирали скотоводов, а иудеи презирали землепашцев. Эти два народа не могли и не хотели быть соседями!

И не были. Десять казней Египетских не коснулись земли Гесем, где жили израильтяне!

Поэтому вовсе не египтян, а своих же соплеменников должны были обобрать исходящие израильтяне.

Это подтверждает Господь, вторично напутствуя Моисея:"внуши народу, чтобы каждый у ближнего своего и каждая женщина у ближней своей выпросили вещей серебряных и вещей золотых". (Исх. 11. 2)

Как ни крутите, Господа проповедники, но и Вы должны будете согласиться, — не были египтяне ближними для иудеев! Пострадали в этой истории вовсе не они.

Пострадали свои же братья — евреи.

„ И разделит Господь между скотом Израильским и скотом Египетским, и из всего скота сынов Израилевых не умрёт ничего “. (Исх. 9. 4)

„ И множество разноплеменных людей вышли с ними, и мелкий и крупный скот, стадо весьма большое “. (Исх. 12. 38).

Так откуда же взялось, скажите на милость, большое стадо у рабов?

Это были какие — то особые рабы, рабы — скотовладельцы.

Не только скотовладельцы. Но и рабы — рабовладельцы! Потому что, как мы вскоре убедимся, „ множество разноплемённых людей “ были, в основе своей, слугами и рабами израильтян. В пустыне Моисей разработал особые законы, регламентирующие их поведение и отношение к ним.

„ И вышли сыны Израилевы вооружённые из земли Египетской “. (Исх. 13. 18).

Вооруженные рабы? Это уже начинает напоминать восстание Спартака.

Нет, ничто не свидетельствует о том, что евреи находились в рабстве.

Но легко можно поверить в то, что в последние годы жилось им в Египте не сладко. Как же дошли они до жизни такой?

Вот как выглядит моя версия. Вероятнее всего, события развивались таким образом.

Вернёмся в первые годы после прихода семьи в Египет.

Под охранной рукой Иосифа племя израильтян жило счастливо и вольготно. И усиленно плодилось и размножалось. В основном, за счет родственных племен. Все стремились породниться с людьми, имеющими такого высокого покровителя. Многие переходили в их веру, так как считали, что евреям и Иосифу помогает могучий Единый Бог, который сильнее многочисленных и разобщенных богов Египтян.

Левий, жестокий и своенравный, был признанным лидером в семье Иакова. Его опасались, ему подчинялись остальные братья. И колено Левия, со временем, заняло лидирующее положение среди колен Израиля.

Это колено, подчиняясь воле Левия и трех его сыновей, не допускало в свою среду чужаков, противилось ассимиляции. Браки заключались только со своими. Например, Амрам, внук Левия, отец Моисея и Аарона, был женат на своей родной тетке. В результате колено левитов оказалось самым малочисленным, но зато самым сильным, спаянным, хорошо организованным. Левитов опасались, их силу уважали, их слушались остальные израильтяне.

Прошло несколько десятков лет. Умерли Иосиф и безымянный фараон, который"знал Иосифа".

Новый фараон, стремясь увековечить своё, неизвестное нам, имя, развернул грандиозное строительство городов и пирамид. Ему понадобились сотни тысяч рабочих.

Для израильтян настали худые времена. Их начали привлекать к тяжелым строительным работам. На свободолюбивое пастушеское племя надели ярмо невыносимого для них принудительного труда.

Вопреки утверждению Библии, это не было рабством. Евреев никто не продавал, не покупал, ими никто не владел. Мало того, у многих из них были свои рабы.

Справедливость требует признать, что и сами египтяне находились в угнетенном, полу рабском положении, погибали десятками тысяч на ударных стройках феодализма.

И всё же, евреям приходилось гораздо хуже. Как презренных инородцев и иноверцев их ставили на самые тяжелые участки. Их постоянно оскорбляли и унижали, увеличивали нормы выработки. Любой египтянин мог безнаказанно избить или даже убить еврея.

И потомки Иакова возроптали. Возникли и стали шириться мессианские настроения. С нетерпением ждали прихода Избавителя, который выведет народ из земли унижений и лишений в землю благоденствия. К Богу возносились вопли отчаяния: когда же, наконец, Он выполнит обещания, многократно даваемые Им Аврааму, Исааку, Иакову?

В это время колено Левия уже имело нового лидера, Моисея.

Человека образованного, получившего воспитание при дворе фараона, прирожденного вождя. Лидера, обладавшего сильной волей, гибким умом, не признающего преград при достижения своей цели, религиозного фанатика, авантюриста по натуре. Он лелеял честолюбивые планы: подчинить себе не только свой род, но и всё племя израильтян.

Испокон веков народы Востока употребляли различного рода наркотические вещества, вроде гашиша. Эти вещества были способны вызывать галлюцинации, волшебные видения.

Однажды Моисею привиделось, что из горящего куста к нему обратился древний еврейский Бог, и поручил ему взять на себя миссию освобождения евреев из — под гнёта. И Моисей горячо уверовал в свое высокое предназначение.

Но он не знал имени этого Бога.

«Являлся Я Аврааму, Исааку, Иакову с именем: „Бог Всемогущий“, а с именем Моим „Господь“ не открылся им». (Исх. 3. 13; 6. 2)

Как же не открылся? Вот Его собственные слова, обращенные к Аврааму:

«И сказал ему: Я Господь, который вывел тебя из Ура Халдейского, чтобы дать тебе землю и его владение» (Быт. 15. 7)

Если Авраам не знал имени Бога, то как же мог он называть место, где собирался принести в жертву Исаака: «Иегова ире», что означает: «Господь усмотрит»? (Быт. 22.14)

Знал это имя и Иелиезер, раб Аврама, который пошел выбирать жену Исааку. (Быт. 24. 27)

Знали Его не только они, но и Авимелех, царь герарский, который говорил Исааку: «Мы ясно увидели, что Господь с тобой» (Быт. 26. 28).

Значит, это имя знал и Исаак.

Бог назвал свое имя и Иакову: «Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака». (Быт. 28. 13)

Почему же Бог лжёт Моисею, говоря, что не открылся праотцам народа?

Дело, по — моему, вот в чём. Действительно, во времена патриархов еврейский Бог назывался по — другому, у него было несколько имен: Владыка, Всемогущий. Он не назывался Иеговой, Господом.

Моисей знал из народных преданий, что у Авраама был какой — то бог, которому тот молился, и который его опекал. Но израильтяне, живя в Египте, потеряли связь с этим Богом, молились египетским богам, выполняли египетские обряды.

Моисей решил возродить Бога Авраама. Но кто поверит безымянному Богу? Как будут именовать Его люди в своих молитвах? И тогда будущий вождь сам изобрел это имя. Причем, долго не раздумывая, просто перевел на еврейский язык имя великого бога Ваала, которое тоже означало: «Господин, Господь» (Ос. 2. 16). И этого старо — нового Бога представил Моисей старшинам колен Израиля, когда начал внушать им свою идею Исхода. Он передал им слово в слово мнимое повеление Господа: «И так скажи сынам Израилевым: Я Господь, и выеду вас из — под ига Египтян, и избавлю вас, и спасу мышцею простертою и судами великими. И приму вас к Себе в народ, и буду вам Богом, и вы узнаете, что я Господь, Бог ваш» (Исх. 6. 6— 7)

Так произошло знакомство старейшин со своим новым Повелителем.

Моисей поставил своей основной задачей вырвать евреев из — под власти египетских богов, дать им Бога — Защитника, Бога — Избавителя, который поведет их в землю, где не будет угнетателей, где не будет иных господ, кроме Господа Бога, Всемогущего и Милостивого.

____________________

Так случилось, что в этот период Египет переживал целый ряд экологических катастроф, следующих одна за другой.

Сначала произошло невиданное по масштабам наводнение. Воды Нила залили всю страну. А когда они схлынули, на месте плодородных полей образовались огромные болота, полные жаб, змей и иной нечисти.

Последовала сильная засуха, налетели тучи саранчи, миллиарды мошек жалили людей и скот, перенося болезни. Чумной мор косил египтян, особенно, — маленьких детей.

Суеверные египтяне были уверены, что все эти несчастья, следующие беспрерывной чередой, насылает на них могучий Бог евреев, в ответ на их молитвы с просьбами покарать Египет.

Началась смута. Подданные стали требовать от фараона, чтобы он изгнал ненавистное племя. Фараон колебался, не желая терять сотни тысяч рабочих рук.

Моисей понял, что наступил благоприятный момент для осуществления его планов. Он решил стать во главе освободительного движения.

Для начала следовало убедить недоверчивых соплеменников, что именно его, Моисея, избрал Господь в качестве Мессии. Именно его поставил посредником между Собой и избранным народом. Именно ему назначил быть толкователем и исполнителем Божьих законов и наставлений.

В этом ему помогло то обстоятельство, что он долгое время жил в семье своего тестя, мудрого мадиамского жреца. У тестя Моисей научился искусству волхования, чревовещания, методам гипноза и внушения, двум десяткам"волшебных"трюков, способных произвести впечатление на толпу. Вроде превращения жезла в цветущую ветвь или в змею. Эти незамысловатые трюки сейчас доступны каждому начинающему иллюзионисту.

Следовало сплотить вокруг себя группу единомышленников, желательно, — из числа начальников колен и старейшин, уважаемых в обществе людей.

Не обладая достаточным красноречием, Моисей поручил эту задачу своему брату Аарону, посулив ему сан первосвященника.

Аарон, в отличие от Моисея, был человеком робким, слабовольным, но — хорошим пропагандистом и агитатором. Ему удалось зажечь идеей Исхода десятки горячих голов. Но всё же основным костяком возникшей партии были члены семейного клана левитов.

Третьей основной задачей Моисея было: сохранить заговор втайне от администрации фараона. Ведь в среде народа было немало соглядатаев и доносчиков, могущих расстроить задуманный побег. Поэтому следовало убедить основную массу народа, не посвященного в заговор, — именно самих евреев, а не фараона, как это утверждается в Библии, — в том, что речь идет вовсе не об Исходе из Египта. А о шестидневном походе в пустыню для проведения грандиозного молебна и приношения жертв Господу. Чтобы Он отвратил несчастья, которые стали постигать Египет в последнее время.

К идее такого похода — богослужения благожелательно отнеслись и власти. Чем черт не шутит, подумали они, может быть, Бог евреев и способен на благие дела.

Моисей понимал, что народ, введенный в заблуждение, двинется в путешествие налегке, с небольшим, недельным запасом пищи и воды.

Путь же от дельты Нила до Палестины такой массе народа можно было преодолеть не раньше, чем за три — четыре недели. Это было известно от купцов, привозящих товары.

Поэтому необходимо было, не вызывая подозрений, убедить богомольцев, чтобы они захватили с собой как можно больше золота, серебра, меди и иных драгоценностей. За эти ценности можно будет купить еду и воду у кочевых племен, обитающих в пустыне.

Но как же это сделать? И возникло мудрое решение: нужно убедить народ, что следует во время богослужения освятить золото и драгоценности, в результате чего они не только не убавятся, но еще более возрастут в цене.

Уговорить простых, доверчивых людей не составило особого труда. И немудрено. Ведь и в более поздние времена толпа так же легковерно шла на поводу у светских и духовных вождей — проходимцев. Вспомним хотя бы того же попа Гапона.

Не все израильтяне поверили сладким речам Аарона и сверкающим глазам Моисея. Не всех начальников и старейшин колен сумели они зажечь своей авантюрной идеей. Ведь и сами братья не знали, что ждет их народ впереди: смерть или еще более тяжелое угнетение. В шестой главе книги"Исход"в числе начальников народа указаны представители только трёх колен: Рувима, Симеона и Левия.

Было много тех, кто оказался слишком ленив или не приспособлен к многодневному переходу.

Было много нищих, не имеющих запасов пищи. Им и нечего было одеть.

Были калеки, больные, старики, грудные дети. Для них такая прогулка оказалась невозможной.

Было тогда и много израильтян, которые ассимилировались, молились египетским богам, разочаровавшись в Иегове.

Были и смешанные семьи, в которых жена или муж, выходцы из родственных или дружественных евреям племён, не соглашались идти для поклонения Иегове, дабы не прогневать своих богов. И супруги их также вынуждены были остаться дома.

Видите, как много доводов имеется для того, чтобы не поверить, что весь"народ избранный"в один день покинул Египет.

И, в то же время, все или почти все оставшиеся — добровольно! — отдавали свои ценности уходящим. Но не насовсем! А только для того, чтобы соседи освятили эти ценности при молебне, и вернули их владельцам уже освященными Богом Иеговой.

Сердобольные соседки отдавали уходящим детям праздничные нарядные одежды своих, остающихся детей. Никто из них и не подозревал, что уже никогда не увидит ни этих нарядов, ни своих драгоценностей, ни своих дорогих отходящих соседей.

В оправдание последним я еще раз должен напомнить, что они и сами об этом не догадывались. Не знали, в какую грандиозную авантюру затянули их вожаки — братья.

____________________

Исход действительно был авантюрой, это несомненно. Если бы Моисей полагался больше на себя, а не на Божье провидение, то он должен был провести преварительную подготовку такой широкомасштабной операции.

Следовало тщательно выверить маршрут, составив подробную карту с обозначением оазисов, колодцев и других пригодных мест для стоянок. Это было совсем несложно сделать, так как этим маршрутом двигались сотни торговых караванов. Купцам было хорошо известно, что их ждет на каждом километре. Необходимо было также выяснить настроения и численность кочевых племен, через пастбища которых лежал путь. Договориться с царьками и князьями городов и территорий, которые могли со своими вооруженными отрядами воспрепятствовать продвижению колонны. Пообещать им золото, рабов, военную помощь. Следовало, наконец, выслать лазутчиков задолго до начала Исхода, а не через два года после этого.

Но Моисей слепо верил в то, что Бог Сам выведет народ Свой в обещанную землю, устранит все препятствия на его пути, устрашит иные народы, усмирит диких зверей, даст народу пищу и воду.

Поэтому эта авантюра была обречена на провал, евреи — обречены на истребление.

Так оно и случилось. Не через три — четыре недели, а через несколько десятков лет только небольшая часть тех, кто вышел из Египта, сумели дойти до земли Обетованной. Которую еще лишь предстояло завоевать.

____________________

Итак, утром определенного дня израильтяне двинулись в путь, соровождаемые насмешками, проклятиями и камнями египтян.

Они смогли взять с собой только само необходимое.

Утверждение, что они вышли со всем своим скотом, — явное преувеличение. Действительно, толпа гнала перед собой быков, коров, овец и коз, но это была только очень небольшая часть стада израильтян.

Ведь Моисей уверил власти, что животные нужны для принесения в жертву Богу.

Но никто из египтян не поверил бы, что для этого надо гнать всё стадо. Жертвы не должны были иметь ни единого пятнышка, ни единого изьяна, ни единого порока, а таких было очень мало. Животные с изьяном были видны невооруженным глазом, — кто бы позволил ихвывести!

Сразу же, на второй или третий день, Моисей выяснил, что кратчайшим путем пройти не удастся. Там шла война между враждующими царьками. Вождь не очень — то надеялся на свое ополчение.

Оно, хотя и было вооружено, но еще ни разу не участвовало в сражении. Не было организовано, распределено по отрядам, не имело военачальников, не прошло военной подготовки.

Поэтому Мойсей решил обогнуть район военных действий, проведя колонну направлением к югу, берегом Красного моря. Подойдя к самому морю, Моисей увидел, что сильный восточный ветер отогнал воду с узкого перешейка, соединяющего два противоположных берега. И, решив, что это — счастливое предзнаменование, провел народ через перешеек.

В это же время фараону донесли, что израильтяне нагло обманули его, и у них вовсе нет желания возвращаться под иго. Царь послал вслед беглецам отряд конницы и боевых колесниц.

«Господь привёл в замешательство стан Египтян» (Исх. 14.24).

Нас тоже привёл в замешательство. Какой стан? Ведь египтяне мчались на всех парах. Они вовсе не располагались станом.

И на всём скаку конница влетела на обмелевший перешеек.

Израильтяне, увидев такую лавину, пришли в ужас. Но они находились под охранной рукой Господа.

“ И простер Моисей руку свою на море, и к утру вода возвратилась на свое место; а Египтяне бежали навстречу воде. Так потопил Господь Египтян среди моря “. (Исх. 14. 27).

Всё это было очень красиво и впечатляюще. Находясь под впечатлением, Моисей воспел гимн великому Иегове.

“ Кто, как Ты, Господи, между богами? Кто, как Ты, величествен святостию, досточтим хвалами, творец чудес?” (Исх. 15. 11)

Что тут сказать? Если святость определяется количеством пролитой крови, то такого святого Бога ещё свет не видывал! На такие чудеса массового уничтожения ни один языческий Бог никогда не решился бы.

Потому что язычники тут же прокляли бы Его. У них, в отличие от нас, было из кого выбирать.

____________________

Теперь вернёмся к опрометчивому библейскому утверждению, что еврейский народ в один день вышел из Египта. Попробуем выяснить, не вводит ли нас Библия в заблуждение в очередной раз. В пустыню вышло около трех с половиной миллионов израильтян. На этом числе сходятся многие комментаторы и толкователи Библии.

Но такая масса народа не способна выйти в один день. Даже если бы Господь и египтяне сильно подталкивали евреев в спины.

Если напрячь фантазию и представить себе, что исходящие маршировали стройными ротами, по десять человек в шеренге, с промежутками между шеренгами в один метр, то расстояние от первой шеренги до последней должно было составлять триста пятьдесят тысяч метров, то есть, триста пятьдесят километров.

Но израильтяне не шли стройными рядами. Брела толпа. Плелись старики и дети. Проходили стада животных.

Такая колонна должна была растянуться на расстояние вдвое большее, — около семисот километров. Голова ее могла уже придти в землю Обетованную, а хвост — ещё некоторое время оставаться в египетском рабстве. Если Моисей решал раскинуть стан в каком либо месте, то пришлось бы ждать около месяца, пока сюда не подтянется весь народ. Исход с территории Египта должен был длиться не менее двух — трех недель.

Поэтому библейская легенда, повествующая о том, как фараон на третий день опомнился и кинулся вслед за израильтянами, еще более неправдоподобна, чем пресловутый банан, который вмещал в себя все представления о добре и зле.

Те же теологи, непременно, возразят: в Библии всё сильно преувеличено. Мы знаем, что семитские племена выходили из Египта в течение нескольких лет.

Знаете? Так почему же скрываете это от народа? Зачем морочите людям головы библейскими сказками? Почему выдаете их за святую правду?

Осмелится ли какой священник или проповедник произнести с кафедры такие слова: «евреи вышли из Египта в один день, но не берите это на легкую веру, — на самом деле, исход длился годами»?

Долго ли он устоит на кафедре, произнеся эти абсолютно правдивые фразы?


Глава шестая.

ВПЕРЁД, НАВСТРЕЧУ СМЕРТИ!

«Еще я видел под солнцем:

место суда, а там беззаконие;

место правды, а там

неправда».

(Ек. 3.16)

Вот этапы пути израильтян так, как они указаны в книге «Исход».



В пятнадцатый день первого месяца года народ Израильский, в котором насчитывалось около шестисот тысяч взрослых мужчин, вышел из города Раамсеса.

За день дошли до Сокхофа. (12. 37). Потом двинулись дальше и дошли до Ефама, что в конце пустыни (13. 20). К концу третьего дня добрались до Ваал — Цефона, к берегу залива Красного моря (14. 2)

Ночью, спасаясь от конницы египтян, перешли обмелевший залив.

Потом вступили в пустыню Сур и шли по ней три дня. И не находили воды. Наконец, нашли воду. Но она оказалась горькой, то есть, соленой. Это место они назвали Меррой. Господь показал Моисею дерево, при помощи которого вождь сделал воду сладкой, то есть, пресной.

«Там Бог дал народу устав и закон, и там испытывал его» (15. 22-25)

Никаких подробностей об этих постановлениях Библия не приводит.

Хотя из последующих слов Господа следует, что это и были те самые заповеди, и уставы, разъясняющие их. (15. 27). Но всё это чепуха, не верьте! Склеротический Моисей всё перепутал, забыл, когда Бог давал народу. Ведь всем известно, что и заповеди, и законы Он дал гораздо позже, на горе Синай.

К концу первого месяца пришли в Елим. И тут же стали роптать. Вечером налетели перепела, а утром возле стана выпала манна небесная.

В середине третьего месяца пришли в пустыню Синайскую, и расположились у Божьей горы Хорив, она же Синай. И только здесь Господь дал Моисею скрижали с текстом заповедей, научил уставам и законам, показал образец скинии, и объяснил, что надо сделать для устроения Дома Господу. (19. 1)

В общей сложности пробыл Моисей на горе девяносто дней, общаясь с Господом. Потом израильтяне приступили к строительству скинии, которую закончили в первый день первого месяца второго года. (40. 17)

Дальнейшие даты и этапы пути приведены в книге «Числа».

Ровно через месяц после освящения скинии, по указанию Господа, было исчислено ополчение (1. 1— 2). Но до этого евреи отпраздновали Пасху Господню (9.3).

От горы Синай отправились двадцатого числа, второго месяца, второго года и, через три дня пути, остановились в пустыне. (10. 11; 12, 33)

Стан был разбит в месте, которое впоследствии было названо Таверой.

Возник ропот против Господа. И Господь, естественно, начал истреблять народ (11. 3).

После краткого перехода остановились в месте, названном Киббот — Гаттава. Прилетели перепела и принесли с собой моровую язву.

Через некоторое время взбунтовались старейшины во главе с Кореем.

И были отправлены в преисподнюю. Из искры возгорелось пламя. Но восстание было подавлено. Оставив в пустыне тысячи трупов, десятки тысяч умирающих, народ двинулся дальше и дошел до Асироффа (11. 5)

Здесь была наказана проказой Мариам за то, что упрекала Моисея.

После сего народ двинулся в путь, и остановился в пустыне Фаран.

(13. 1). Отсюда Моисей выслал двенадцать соглядатаев, чтобы они осмотрели землю Ханаанскую. Посланные отсутствовали сорок дней.

Потом на них напали амаликяне и хананеи, которые жили на ближайшей горе. И гнали их до Хормы. (14. 45).

К концу второго года странствий израильтяне пришли к городу Кадесу, на краю пустыни Фаран. Там умерла Мариам. (20.1) Моисей отправляет двенадцать соглядатаев в землю Обетованную.

Моисей добывает воду жезлом из скалы. Это место назвали Меривой.

Моисей отсылает послов к царю едомскому, с просьбой разрешить пройти через его территорию, но получает отказ (20. 14— 20). Потом был переход к горе Ор. На вершине горы умер Аарон (20. 23— 28).

Отсюда отправились к юго — востоку, чтобы обойти Едом. Опять возник ропот. Господь насылает на народ ядовитых змеев (21. 6).

Потом следуют пункты: Овоф — Ийе — Аварим — Заред — берег реки Арнон — Колодец Беэр — Матанна — Нагалиил — Вамоф — Гай — Есевон (21. 26) — берег реки Иордан против Иерихона.

Четкая, ясная линия маршрута. Прямо таки, документальная точность дат, не вызывающая сомнений в достоверности описанных событий.

Но Библия, к нашему общему огорчению, и к радости отдельных противных индивидуумов, не ограничивается только этим описанием, но рассказывает о походе еще раз, еще раз и еще раз. Может быть, для того, чтобы убедить нас в том, что так оно и было. А может быть, для того, чтобы разубедить нас.

В результате, крепнет наша уверенность в том, что в Книге этой собраны различные легенды, в которых совершенно по — разному описаны одни и те же реальные и нереальные события. Что стоило упорядочить эти противоречивые свидетельства, привести их в соответствие, отобрать зерна истины и отсеять сор и плевелы? Ничего этого проделано не было.

Дееписатели понадеялись на то, что никто не будет в это вникать, и кое — что с кое — чем сопоставлять.

Тем хуже для них. Вот другая версия.

Рамсес — Сокхоф — Ефам — Ваал — Цефон — Мерра — Елим — Киброт — Гаттав — Асироф. Пока все идет, как по маслу. Всё соответствует. Но дальше начинается какая — то сумятица. От Асирофа до Кадеса названо двадцать пунктов, которые в первой версии не упоминаются. (13. 27). Если в первом варианте город Кадес находится в пустыне Фаран, то во втором — в пустыне Син (21. 36). Но пустыню Син израильтяне пришли уже давно, сразу же после перехода Красного моря. Потом был однодневный переход до горы Ор. На горе этой умер Аарон. Все сходится, за исключением малости.

В Кадес, согласно первой версии, пришли к концу второго года по исходу из Египта. Согласно второй версии, Аарон взошел на гору Ор, чтобы закрыть глаза, «в сороковой год по исшествии сынов Израилевых из земли Египетской, в пятый месяц, в первый день месяца» (31. 38).

От Кадеса до горы Ор — один день пути, менее двадцати километров. Это огромное расстояние евреи преодолевали тридцать восемь лет!

Мировой рекорд скорости!

Следующие триста, триста пятьдесят километров до Иордана они прошли за шесть месяцев. И многострадальный поход их закончился «сорокового года, одиннадцатого месяца, в первый день месяца» (Втор. 1. 3)

На участке от Кадеса до Иордана они, возможно, сильно петляли, потому что названы совсем иные пункты, чем в первой версии.

С третьей версией маршрута нас знакомит книга «Второзаконие».

Моисей в прощальном слове ещё раз напоминает народу основные этапы пути.

Но, позвольте, он всё так путает, что возникает сомнение в здравости его рассудка. Или, в лучшем случае, в правдивости первых двух версий.

Моисей утверждает, что Аарон умер не на горе Ор, а в каком — то Мозере. Не через сорок лет после первого исчисления, а до него. Поскольку левиты были отделены при исчислении. (Втор. 10. 6— 8). Так неужели же Господь воскресил Аарона, чтобы дать ему возможность ещё некоторое время путешествовать по пустыне? Нет, этот факт в Библии не отмечен.

Названы новые пункты и «земля, где потоки вод». Ага, значит евреи, блуждая по пустыне, в то же время были на водах. Очень интересно!

М — да… Так на какой же версии остановимся? Должны же мы от чего отталкиваться.

Давайте оттолкнёмся от здравого смысла. И допустим, что первая версия наименее неправдоподобна из трёх ложных. Поскольку первые свои книги Моисей писал по горячим следам, будучи ещё относительно молодым.

Так какие же знаменательные события произошли за эти годы. Познакомлю Вас подробнее с некоторыми из них.

Через несколько дней после того, как евреи счастливо отделались от своих поработителей, Моисей решил, что настал подходящий момент, чтобы поведать народу о том, кто есть кто, и что есть что. То есть, поставить их перед фактом: обратной дороги нет, мосты сожжены, море в обратную сторону не раздвигается.

«Вечером узнаете, что Господь вывел вас из земли Египетской». (Исх.16.6)

Как мы и предполагали, израильтяне и не догадывались, что вышли из Египта раз и навсегда. Для них эта новость была неприятным сюрпризом. И вызвала панику, рыдания и причитания. Основная масса считала, что идёт на молебен, а не на массовое погребение.

Молебен всё — таки состоится, заверил Моисей. И тут же представил народу Бога Иегову, нового Господина, о котором до этого они имели весьма смутные представления.

Но Иегова не нуждался в представлениях. Он умел Себя подать, преподнести в лучшем виде, в подарочной упаковке. Пусть не в облеке, но в нарядном облаке, так как Господа нельзя лицезреть простому смертному. Под страхом смерти.

«И прошел Господь пред лицом его, и возгласил: Господь, Бог человеколюбивый и милосердный, долготерпеливый и многомилостивый и истинный. Сохраняющий милость в тысячи родов, прощающий вину и преступление, и грех, но не оставляющий без наказания, наказывающий вину отцов в детях и в детях детей до третьего и четвертого рода". (Исх. 34. 6 — 7)

Милосердный, но наказывающий детей за вину отцов. Наказывающий и внуков, и правнуков.

Понимают ли рабы Божьи то, что читают в Библии? «Прощающий вину, но не оставляющий без наказания». Какие великолепные, прямо таки божественные глупости содержит эта книга? С таким же успехом можно сказать: слишком добрый, но очень злой; любящий, но ненавидящий; изменяющий, но сохраняющий верность; очень умный, но большой дурак; черный костюм, отливающий белизной; высокий карлик; непорочный грешник.

Будьте уверены, в Библии мы натолкнемся на множество подобных бессмыслиц. Вот еще один перл, подобного качества.

«И сказал Моисей народу: не бойтесь: Бог пришел, чтобы испытать вас, и чтобы страх Его был пред лицем вашим». (Исх. 20. 2)

«Не бойтесь, чтобы бояться» — говорит хитроумный Моисей. Бойтесь, чтобы сильнее любить. Надо же! Какой животворный источник глупости! Эта Библия может уморить и мёртвого.

«Видите ныне, что Я, Я — и нет Бога кроме меня. Я умерщвляю и оживляю. Я поражаю, и Я исцеляю, и никто не избавит от руки Моей» (Втор. 32. 34).

Господь ни один труп не поставил на ноги, и не дал ему путёвку в жизнь. Слова: «Я оживляю» — пустое бахвальство. И заявление о том, что никто не избавит от руки, легко опровергаемо. Ничего не мог Он поделать со всеми израильскими и большинством иудейских царей, которые «делали неугодное». То есть, грубо говоря, плевали Ему в лицо.

В этом Вы ещё сможете убедиться. Так следует ли верить словам этого Бога?

Израильтяне тоже поначалу недоверчиво слушали такую беззастенчивую похвальбу. Моисей понял, что Господа надо не только преподнести, но и превознести. И посчитал своим долгом убедить их, что всё в порядке.

«Бог верен, и нет в нём неправды, Он праведен и истинный»(Втор. 32. 34).

____________________

«Когда пойдет пред тобою Ангел Мой, и поведет тебя к Аморреям, Хеттеям, Ферезеям, Хананеям, Евеям и Иевусеям, Я истреблю их. Мало помалу буду прогонять их от тебя, доколе ты не размножишься, и не возьмешь земли» (Исх. 23. 23,30).

Господь поклялся истребить народы, и, в то же время, прогонять их мало помалу. Из Библии не совсем понятно, как это должно было осуществляться технически. Поэтому можно предположить, что первым этапом было поголовное истребление, а вторым — изгнание трупов.

Причем, мало помалу, чтобы не сильно гремели костьми, и не нарушали сон избранного народа. Конечно, гораздо легче и проще было изгнать обреченные народы ещё тёплыми, в живом состоянии. Но вот чём загвоздка. Если бы они освободили Святую территорию, то у Господа уже не было бы оснований для того, чтобы их истреблять. Ведь в этом случае они уже не мешали бы израильтянам удобно располагаться.

Всё верно. Но как же быть с обещанием истребить? Как — то неудобно брать его обратно.

Ясно одно. Раз этих народов сейчас не существует, значит, Господь остался верен данной Им клятве. И заслуживает похвалы.

____________________

Великое милосердие проявил Господь к несчастным евреям, когда послал им манну небесную. В двух книгах Библии:"Исход"и"Числа"— подробно рассказывается об этой грандиозной жрачке. Причем, совершенно по — разному. Чему верить, — ведь одна версия совершенно противоречит другой? Мы знаем, конечно, что каждое слово Библии -

истинно. Но, — извините за богохульство, — вкрадываются сомнения. Если правдивы обе версии, то какая версия более правдивей? Судите сами. Вот вам версия первая.

«И возроптало все общество сынов Израилевых на Моисея и Аарона в пустыне. И сказали им: о, если бы мы умерли в земле Египетской, когда мы сидели у котлов с мясом, когда мы ели хлеб досыта! Ибо вывели вы нас в эту пустыню, чтобы всё собрание это уморить голодом». (Исх.16. 2— 3)

Здесь называется точная дата возникновения недовольства и ропота:"в пятнадцатый день второго месяца по выходе их из земли Египетской", на пути из Египта к горе Синай.

Самый жестокий рабовладелец обязательно покормит своих рабов хотя бы раз в день. Неимоверно милосердный рабовладелец Иегова (все мы — рабы Божьи!) более месяца совершенно не внимал страданиям избранного Им народа. Не внимали этим мучениям и великие пастыри — братья. Впрочем, вряд ли они голодали.

Спросим себя, а заодно и Господа: нужно ли было так долго издеваться над несчастными путниками? Нужно ли было вызывать в робком народе недовольство и возмущение, способные подорвать чувство великой любви к Хозяину? Нельзя ли было подкидывать провизию с первого дня пути?

Да, отвечу я, нужно было и нельзя было. Но было просто необходимо. Народ этот неблагодарен и"жестоковыен". Негодяев, видите ли, за шкирку оторвали от жирных котлов! Но способен ли кто у котлов молиться и заботиться о спасении души?! Вместо глубокой благодарности, эти погрязшие обжоры разевают рот и кричат:"Геволт, дайте хлеба!"

«Великолепно! — потирают руки вожди народа. — Наконец — то они возроптали!»

Но ведь ропот против Бога, — страшное преступление, за которое следует строго наказывать. Строгие наказания (чем чаще, тем лучше!) принудят холопов к покорности. Наказывать следует именем Бога.

Которого, конечно же, следует любить. Ну и, конечно же, сильно бояться!

«И сказал Господь Моисею: вот, Я одождю вам хлеб с неба; и пусть народ приходит и собирает ежедневно, сколько нужно на день»(Исх. 16. 4).



По другой версии («Числа») всё происходило совершенно иначе, — в другое время, в другом месте, с другими обвиняемыми.

Народ, оказывается, возроптал не во второй месяц, а на второй год после Исхода (Исх. 10. 11). И начали бунт вовсе не робкие евреи, а иноплеменники, также вышедшие, по глупости, из Египта. Язычники подстрекали народ Божий к недовольству и отступничеству.

"Пришельцы между ними стали обнаруживать прихоти; а с ними и сыны Израилевы сидели и плакали, и говорили: кто накормит нас мясом?

Мы помним рыбу, которую в Египте мы ели даром, огурцы и дыни, и лук, и репчатый лук и чеснок. А ныне душа наша изнывает: ничего нет, только манна в глазах наших". (Чис. 11. 4)

Понятно, что сухая манна к тому времени порядком надоела и застревала в горле. Она уже не напоминала по вкусу лепешки с медом (первая версия), а всего лишь лепешки с елеем — оливковым маслом (вторая версия). Толпа жаждала мяса. Но обещанных перепелок не

подавали. Следует отметить, что Божьи посулы — обещания звучали очень заманчиво. Особенно, что касалось молочных рек и медовых берегов. Но реальность несла разочарование, — уже и в постылых лепешках не было и капли меда.

____________________

Вернемся к версии первой («Исход»). Здесь сказано, что перепела прилетели к съедению за пол суток перед явлением манны, а не через год после неё.

«И сказал Господь Моисею, говоря: я услышал ропот сынов Израилевых; скажи им: вечером будете есть мясо, а поутру насытитесь хлебом, и узнаете, что Я Господь, Бог ваш. Вечером налетели перепелы и покрыли стан, а поутру лежала роса около стана. Роса поднялась, и вот, на поверхности пустыни нечто мелкое, круповидное, мелкое, как иней на земле. И Моисей сказал им: это хлеб, который Господь дал вам в пищу». (Чис. 11. 13)

Версия вторая.

"И сказал Моисей Господу: откуда мне взять мясо, чтобы дать народу сему? Ибо они плачут предо мною и говорят: дай нам есть мяса.

И сказал Господь Моисею: очиститесь к завтрашнему дню, и будете есть мясо. Не один день будете есть, не два дня, не пять дней, не десять дней и не двадцать дней; но целый месяц, пока не пойдет оно из ноздрей ваших и не сделается для вас отвратительным, за то, что вы презрели Господа, который среди вас, и плакали перед Ним, говоря"для чего было нам выходить из Египта?"(Чис. 11. 18— 20).

По первой версии, Господь благодушно отозвался на пожелания голодающих несколько улучшить и разнообразить снабжение.

Согласно второй, — страшно разгневался, зашелся в истерике:"мясо вам полезет ноздрями!"

Помилуйте, что за крик, что за угрозы?! Народ постился более года.

По ночам несчастным евреям снилось рыбное и чесночное египетское"рабство". Они уже не верили, что когда — то жили счастливо и вольготно в благодатной земле Гесем. Когда не было рядом любимого доброго Бога с плетью в руке. Они робко попросили мяса, — и получили проклятия. Которые, в отличие от Божьих обещаний, не остаются пустым звуком.

Трудно сказать, на какой именно день у евреев должно было мясо"полезть ноздрями". Из своего скромного полувекового опыта я сделал заключение, что мясо, которое, слава Богу, ем почти каждый день, почему — то не надоедает, и не лезет из не предназначенных для этого отверстий.

Евреям не могли приесться скоромные перепёлки, ибо ели они это диетическое мясо не тридцать дней, как клятвенно обещал Господь. Ни двадцать дней, ни десять дней, ни пять, ни три, ни два. Потому что птички Божьи упали на землю не только отменно приправленными к пище, но и отменно отравленными.

«Мясо еще было в зубах их и не было еще съедено, как гнев Господень возгорелся на народ, и поразил Господь народ весьма великой язвою»(Чис. 11, 33).

Поучительно, не правда ли? Желаете мяса? Нате вам язву!

Кто бы задал каверзный вопросик благообразному священнику: «Вот Вы всё толкуете о милосердии Божьем. О том, как Он спас от голодной смерти Свой народ, послав ему с небес манну и мясо. Всё это, конечно, очень мило. Но если бы Ваши собственные дети, по воле Божьей, на протяжении сорока лет питались исключительно лепешками с маслом, и только единожды за сорок лет поели мяса с язвой? Что стало бы тогда с Вашей верой и любовью к Богу? Укрепились бы они ещё больше?

Без сомнения! Бог, утверждают жрецы Его, посылает нам испытания, чтобы укрепить нас в Вере.

Но почитаем Библию! Какие испытания посылал Господь своим верным слугам и младшим компаньонам: Моисею, Аарону и прочим священнослужителям — левитам? Делили ли они все невзгоды со своим многострадальным народом? Страдали ли они от голода и жажды?

Носили ли на протяжении сорока лет, не меняя, одну и ту же простую одежду, которая, согласно Библии, не ветшала? Чуждались роскоши, служили примером высокой морали, как и подобает слугам Божьим?

Всё было как раз наоборот. Обжирались деликатесами, несметно обогатились, обирая своих овечек. Предавались пьянству, наркомании и распутству. В Библии об этом написано черным по белому.

____________________

Оставим на время пастырей, вернемся к несчастным овечкам.

Каждый новый день евреи начинали с того, что рано поутру выходили в пустыню и собирали манну небесную. Выйти следовало еще до восхода солнца, чтобы успеть собрать выделенный Господом гомор (мера объема — 3,6 литра) на одного человека в день.

Лентяи и сони очень рисковали, потому что, когда солнце начинало припекать, манна таяла на глазах и на солнце. В шестой день — пятницу Бог посылал манны вдвое больше, так как соблюдал святую субботу.

"Вот что сказал Господь: завтра покой, святая суббота Господня; что надобно печь, пеките, что надобно варить, варите сегодня, а что останется, отложите и сберегите до утра» (Исх. 16. 23).

Попробуем произвести некоторые расчеты.

Для того чтобы насытить весь народ, должно было выпасть ежедневно (3,6 л. х 3000000 чел.) одиннадцать миллиардов кубических сантиметров манны. Вспомним, что манна -"нечто мелкое, круповидное, как иней на земле". Что такое иней, и какова"толщина"слоя инея, каждый может себе представить. Или, в конце концов, измерить.

Допустим, что иней — манна выпадал слоем в один миллиметр. В этом случае манну следовало собрать с площади, равной одиннадцати квадратным километрам. Неплохая прогулка и зарядка, особенно для маленьких детей, поскольку собирать должен был каждый. В пятницу уборочное поле увеличивалось вдвое.

«И мерили гомором», то есть специальной посудой или мешком. Где, скажите, пожалуйста, взяли миллионы евреев эти ёмкости? Знали ли они заранее, ещё будучи в Египте, что будут питаться манной?

После сбора манны все пекли из неё лепешки. На чём пекли? Где брали масло? Где взяли сковороды? Где находили в пустыне столько дров, — десятки тонн в день?

«Сказал Господь: что надобно печь, пеките, что надобно варить, варите».

Что ни слово Господне, то издевательство!

Что варить? Вши? В чём варить? В горсти? На чем варить? На коровьих лепешках? Где взять воду для варки и мытья посуды? Собирать детские слезы?

Всё, что собрано сегодня, надо было обязательно съесть сегодня же.

Каждый должен собрать столько, сколько сможет съесть. Но почему? Потому что на следующее утро засмердится, и будут черви.

Что — о — о? Божий дар, — засмердится? Какое кощунство! Почему же не портится то, что собрали в пятницу и оставили на субботу?

А потому, что так Богу угодно! Очень простой и понятный ответ.

____________________

Моисея навестил его тесть, мудрый мадиамский жрец. Он посоветовал вождю народа назначить средний судейско — офицерский состав: стоначальников и тысяченачальников, чтобы могли судить мелкие дела. Странно, что Моисей сам не смог догадаться, ведь это и школьнику понятно. Тесть дал Моисею ещё одно очень ценное указание, чрезвычайно ценное.

«Итак, послушай слов моих; я дам тебе совет, и будет Бог с тобою; будь ты для народа посредником перед Богом и представляй Богу дела его. Научай их уставам и законам Божьим». (Исх. 18. 19— 20)

Итак, выдай себя за посредника между Богом и народом. И тогда добьёшься своей цели.

Моисей говорит тестю, что объявляет народу «уставы Божьи и законы Его». Но законы и уставы ещё не были даны. Что же тогда объявлял Моисей? Отсебятину! Впрочем, он делал это и после того, как Господь дал ему заповеди и научил законам.

Через несколько дней израильтяне получили первое боевое крещение. С ближайших гор на них напали амаликяне. Моисей направил против них отряд под командованием Иисуса Навина. А сам взобрался на ближайшую гору и поднял руки вверх. Этот жест, который у многих народов означает «сдаюсь!», у евреев означал призыв к победе. И амаликяне, действительно, были разбиты.

____________________

Для того чтобы получить законы Божьи, Моисей должен был взойти на Божью гору Хорив, она же Синай. Народ порывался воочию увидеть своего Бога.

Господь сказал Моисею, что во время трубного звука израильтяне могут взойти на гору. «Был трубный звук весьма сильный утром третьего дня». И становился всё сильнее и сильнее. Но Господь поменял указание, и запретил народу восходить на гору.

Моисей был, скорее всего, не только магом и гипнотизёром, но и отличным чревовещателем. Ему удавалось, не открывая уст, воспроизводить грозную речь Господа, исходящую из облака А также — громовые раскаты, трубные звуки и прочие шумовые эффекты.

Подтверждение тому, что искусство чревовещания было известно уже в древности, и им хорошо владели маги, жрецы и шаманы, мы находим в «Книге пророка Исаии»: «И когда скажут вам: „обращайтесь к вызывателям умерших и к чародеям, к шептунам и чревовещателям“, тогда отвечайте: не должен ли народ обращаться к своему Богу? (Ис. 8.19)

На гору, на рандеву с Богом, взошли только Моисей и его верный слуга и телохранитель Иисус Навин. Который, как утверждает Библия, не отходил от Моисея ни на шаг, ни днём, ни ночью.

Эта парочка пробыла на горе сорок дней. Компанию им составлял Господь Бог. И наставлял, и наставлял, и наставлял. Учил Своего пророка так долго, пока тот не уяснил, наконец, чем следует руководствоваться в жизни. Как надо себя вести в приличном обществе.

И что можно есть, и что не есть, если есть что есть. А если нечего есть, то не следует роптать. А следует любить и бояться Папу небесного.

«И когда Бог престал говорить с Моисеем на горе Синае, дал ему две скрижали Откровения, скрижали каменные, на которых написано было перстом Божиим. Скрижали было дело Божие, и письмена начертанные на скрижалях были письмена Божии». (Исх. 31. 18; 32. 16)

Что же это за скрижали такие? Как следует из Библии, это были две каменные плиты с выгравированными на них письменами заповедей. Плиты, по всей видимости, не были очень большими и очень толстыми. Иначе как бы Моисей мог унести их? Скорее всего, это были небольшие плитки, размером с лист писчей бумаги, и толщиной не более пяти

сантиметров. Попробуйте с двумя такими каменными плитками в руках спуститься с горы, и Вы увидите, что это будет нелегко. Тем более, — для восьмидесятилетнего старца. Зачем для двух маленьких плиток понадобился ящик — ковчег размером 100 х 75 х 75 сантиметров, не совсем понятно.

Первые скрижали были изготовлены самим Богом. Но после того как Моисей в гневе разбил их, Богу уже было не интересно делать их заново.

«И сказал Господь Моисею: вытеши себе две скрижали каменные, подобные прежним. И Я напишу на сих скрижалях слова, какие были на прежних скрижалях, которые ты разбил». (Исх. 34. 1)

Бог ясно сказал: «Я напишу». Но раздумал и не написал. Не стал пачкать рук. Продиктовал Моисею. Диктовка длилась довольно долго, — нужно было выдержать положенный срок. Очевидно, Моисей высекал по одному слову в день.

Итак, новые скрижали по уровню святости были гораздо ниже старых. Потому что являлись делом не Божьих рук, а рук человеческих.

На скрижалях был написан текст десяти заповедей, основополагающих законов, определяющих нормы поведения человека. Содержание их хорошо известно верующей публике. И даже некоторые атеисты слышали о них краем уха. Поэтому я не буду ни цитировать, ни пересказывать текста заповедей. Но всё же, считаю своим гражданским долгом сказать, что я думаю по поводу этого документа каменного века.

То бишь, века, когда важные документы изготавливались из камня. А если кто не исполнял предписанного в них, таких били документом по голове.

К обычным, естественным законам человеческого общежития Бог (не Бог, — Моисей!) добавил четыре надуманных, противоречащих здравому смыслу, можно даже сказать, антиобщественных. Потому что четыре первых заповеди вошли в противоречие с шестью остальными. Во имя Бога можно смело нарушать их. И ничего не будет. Бог одобрит,

Бог вознаградит. И убийцу, и грабителя.

Вот две заповеди, первая и шестая. Одна говорит: «Да не будет у тебя других богов!» А другая говорит: «Не убий!»

А теперь послушаем Божьи комментарии.

«Если будет уговаривать тебя тайно брат твой, сын матери твоей, или сын твой, или дочь твоя, или жена в лоне твоем или друг твой, который для тебя, как душа твоя, говоря: „пойдем, и будем служить богам иным, которых не знал ты и отцы твои“, то не соглашайся с ним и не слушай его; и да не пощадит его глаз твой, не жалей его и не прикрывай его. Но убей его; твоя рука прежде всех должна быть на нем, чтоб убить его, а потом руки всего народа». (Втор. 13. 6— 9)

А как же заповедь «не убий»? А так! Во имя Господа не только можно, но и обязательно нужно убить. И брата, и сестру, и друга. О матери и отце не говорится, но подразумевается. Понятно, что почитание родителей заканчивается там, где начинается Бог. Если родители будут уговаривать тебя служить другим богам — убей их! Если родители, или брат, или друг не будут соблюдать субботний день, — убей их. Бог вознаградит тебя за усердие. Вот чему учит четвёртая заповедь.

«Если услышишь о каком — либо из городов твоих, которые Господь, Бог твой дает тебе для жительства, что появились в нем нечестивые люди, и соблазнили жителей города их, говоря: „пойдем и будем служить богам иным, которых вы не знали“ то ты разыщи, и следуй, и хорошо расспроси; и если это точная правда, порази жителей того города острием меча, предай заклятию его, и все, что в нем, и скот его порази острием меча.

Всю же добычу его собери на середину площади его, и сожги огнем город и всю добычу его во всесожжение Господу, Богу твоему, и да будет он вечно в развалинах, не должно никогда созидать его». (Втор. 13. 12— 16)

Убей иноверца! — приказывает Моисей, — сожги его, его жену, его детей, и весь его город! Стань убийцей и разбойником! Ради Бога, во славу Бога! Тебе воздастся. Стань шпионом, расследуй, донеси куда надо, выслужись перед Богом, тебе воздастся!

Что ж это за дьявольские законы такие? Допускающие произвол, пренебрежение правом человека на веру, на жизнь, дающие власть в руки безмозглым фанатикам?

Да, идея единобожия была революционной идеей, позволяющей сплотить народ вокруг одного лидера, создать крепкое общество, а впоследствии — государство. Но это не было демократическое учение.

У языческих народов отсутствовал религиозный фанатизм. Существовали терпимость и понимание, уважение к убеждениям других людей. У народа было два — три десятка богов. Можно было смело поклоняться тому или другому. Ставить храмы, кому хочешь. Приносить жертвы, кому хочешь. И никто тебя не смел за это убить. Твое дело.

Учение, которое вымыслил и проповедовал Моисей, давало право каждому человеку убивать себе подобных. Монотеизм позволял лучше управлять массой, успешно подавлять массу и отуплять массу. Но самой массе от этого становилось только тяжелей.

«Три раза в году весь мужеский пол должен являться пред лице Господа, Бога твоего. И никто не должен являться пред лице Господа с пустыми руками. Но каждый с даром в руке своей, смотря по благословению Господа, Бога твоего, какое Он дал тебе". (Втор. 16. 16-17)

«Не медли приносить мне начатки от гумна твоего. Отдавай Мне первенца из сынов твоих. То же делай с волом твоим и с овцею твоей. Семь дней пусть они будут при матери своей, а восьмый день отдавай их Мне. Вот приношение, которое вы должны принимать от них: золото, серебро и медь». (Исх. 23. 29— 30; 25. 3)

А как же с заповедью «не желай дома ближнего своего, ни вола, ни осла, ничего, что у ближнего твоего»? Господь Бог (не Бог, — священник!) желает твоего вола, твою овцу, твое золото, серебро и медь. И тучный выкуп за твоего первенца. Принеси ему, отдай ему, поблагодари его, что не отказался принять. Бог воздаст тебе. Кусочек оплатки.

Однажды я видел фильм, повествующий о жизни средневековой японской деревни. Жители её были бедны и примитивны. Собранного зерна часто не хватало до будущего урожая. Каждый лишний рот был в тягость. Стариков уносили умирать на ближайшую гору. Девочек продавали в город, в публичные дома. Всё это было разумно и рационально, по суровым неписаным законам жизни.

Не было обрядов свадьбы. Юноша приводил девушку в свой дом, и с этого момента она становилась его женой.

Одна такая молодая женщина тайком крала продукты, заготовленные семьёй мужа, и кормила своих немощных родителей. Это открылось. И воровку, и всю её семью жители деревни избили, и закопали заживо в землю.

Люди эти не знали ни Господа, ни Моисея. Но свято соблюдали шесть заповедей, и строго наказывали тех, кто нарушал их. Потому что это были законы, не божьи, — человеческие. Нельзя было выжить, не соблюдая их.

«Не убий!» — это сказал ещё Авель Каину.

«Почитай родителей!» — это сказал ещё Ной Хаму.

«Не кради!» — это сказал ещё Лаван Рахили. Он же сказал Иакову: «Не пожелай овцы ближнего своего!».



Но и эти первые не были первыми. Всё это было многократно сказано задолго до них. Питекантроп, убив питекантропа, лишал семью добытчика, чем обрекал её на вымирание. Стадо питекантропов делало должные выводы из происшедшего.

К разумным, испытанным жизнью, древним законам, возникшим за тысячи лет до Сотворения мира, Моисей прибавил четыре своих, вымышленных им. Для того чтобы отторгнуть израильтян от язычества и языческих богов.

Не забудем, что Моисей не был ни царём, ни верховным жрецом. Для укрепления своего авторитета и усиления авторитарной власти, ему понадобился свой, личный Бог. Возвеличивая Господа — Самодержца, он тем самым возвеличивал себя, как единственного посредника между народом и Богом.

“ И соблюдайте субботу, ибо она свята для вас: кто осквернит ее, тот да будет предан смерти. Кто станет в оную делать дело, та душа должна быть истреблена из среды народа своего. Шесть дней пусть делают дела, а в седьмый — суббота покоя, посвященная Господу: всякий, кто делает дело в день субботний, да будет предан смерти ”. (Исх. 31. 14 — 15)

Закон о соблюдении субботы, один из основных законов, придуманных хитроумным Моисеем, возник не случайно. Это не был закон, продиктованный гуманными соображениями. Это не был закон, облегчающий жизнь израильтян, как пытаются доказать некоторые ученые — теологи. Где сказано, что древние евреи работали, как проклятые, без выходных дней? И, мол, поэтому Моисей позаботился об их здоровье. Нет, евреи, как и другие народы, работали, когда хотели, и отдыхали, когда хотели. Они не знали, что такое рабочая неделя. Возможно, что и само понятие «неделя» было им неизвестно. Они трудились по мере необходимости, как трудятся современные крестьяне: когда и месяц без отдыха, а когда и отдых на протяжении месяца.

Закон о субботе устанавливал единый день, который следовало посвятить Господу. Это позволяло собрать всех одновременно, для принесения жертв Богу, для объявления новых законов и постановлений. Да, запрещалось выполнение всяческих работ. Но только для того, чтобы работа не отвлекала от служения Господу.

Возможно, что и сам миф о том, что Бог сотворил мир за шесть дней, а на седьмой отдыхал, придумал или упорядочил сам Моисей, для обоснования своего закона.

Для того чтобы убедительней доказать Вам, насколько несуразна заповедь о соблюдении седьмого, субботнего дня, я вынужден привести текст аналогичного закона, данного Богом Моисею: о соблюдении седьмого, «субботнего» года.

«Шесть лет засевай поле твоё. А в седьмой год да будет суббота покоя земли, суббота Господня. Поля твоего не засевай и виноградника твоего не обрезывай. Если скажете: „Что же нам есть в седьмой год, когда мы не будем ни сеять, ни собирать произведений наших?“ Я пошлю на вас благословение Моё на шестой год, и он принесёт произведений на три года. И будете сеять в восьмой год, но есть будете произведения старые до девятого года». (Лев. 25. 3— 22)

Этот великолепный закон благополучно скончался в тот самый день, когда родился. Библия утверждает, что в пятницу выпадало вдвое больше манны небесной, чем в остальные пять дней недели. Допустим, — это невозможно проверить и, поэтому, нельзя оспорить. Но ни словом не заикнулась Библия о том, что в какой — либо из «субботних» лет земля дала втрое больший урожай. Такое чудовищное надувательство даже бесстыдная Библия не может себе позволить. Тут она вынуждена признать: не выполняла земля указаний Господа. Может быть, потому, что была обижена на Него. Ведь Бог когда — то несправедливо проклял её за то, что Адам и Ева позволили себе съесть банан познания.

Отчего же вы, святоши, требуя беспрекословного соблюдения закона о субботнем дне, не требуете соблюдения закона о субботнем годе? Не потому ли, что сами сознаёте, как он глуп и абсурден? Уверяю вас, так же абсурден закон о субботе! Но разве вы примете во внимание мои еретические утверждения?! Любая религия строится на догмах. А догмы всегда были выше здравого смысла. Шесть других заповедей необходимы были Моисею для того, чтобы сплотить израильтян в одно крепкое, монолитное, послушное сообщество. Потому что несоблюдение этих заповедей грозило разобщением, внутренними конфликтами, делением на группы приверженцев той или иной стороны. Следовало воспрепятствовать катастрофическому падению и без того очень низкой общественной морали, деградации общества.

____________________

Некоторые законы Моисея, на первый взгляд, были очень демократичными для того времени. Но при втором взгляде на них эта иллюзия пропадала.

«Если купишь раба еврея, пусть он работает шесть лет; а в седьмой пусть выйдет на волю даром.

Если же господин его дал ему жену, и она родила ему сынов и дочерей, жена и дети её пусть останутся у господина ее, а он выйдет один. Но если раб скажет: «люблю господина моего, жену мою и детей моих, не пойду на волю», то пусть господин его приведёт его пред богов, и поставит его к двери или к косяку, и проколет ему господин его ухо шилом, и он останется рабом его вечно». (Исх. 21. 2— 6)

Сказано: «пред богов». Это подтверждает, что у евреев, кроме Иеговы, были ещё боги. То есть, древние евреи, по сути, были язычниками. Впрочем, они никогда, вплоть до Христа, не исповедовали единобожия. Свидетельства этому — в каждой книге Библии.

Раба — еврея следовало отпустить на волю в седьмой год. Но куда пойдёт раб, не имеющий ни кола, ни двора, ни жены, ни детей? Потому что раб не имел средств на то, чтобы купить себе жену. Если господин и давал ему женщину, то это была, скорее всего, иноверка, которая не имела права выхода на волю не только в седьмой, но и в семьдесят седьмой год.

Раб привык, что его здесь кормят, поят, что он имеет крышу над головой. Действовал так называемый тюремный синдром. И в наше время некоторые уголовники гораздо лучше чувствуют себя в тюрьме, чем на свободе. И сытно, и тепло, и никаких проблем. И «девок» хоть отбавляй. Даже в храм Божий ходить не надо, священник сам в гости приходит.

____________________

Господь дал Моисею не только скрижали, не только многочисленные постановления, но и точные указания, как и из каких материалов, следует построить Дом Ему. Как те богатые господа, что имеют виллы в разных краях света, так и наш очень небедный Господь пожелал иметь Свою резиденцию на земле. Впоследствии Он вошёл во вкус, и сейчас имеет прекрасные дома чуть ли не в каждой деревушке по всему Земному шару. И, представьте себе, умудряется жить во всех домах одновременно! Вот это чудо!

«Всё, как я показываю тебе, и образец скинии, и образец всех сосудов её, так и сделайте». (Исх. 25. 9).

Господь показал Моисею образец, то есть, — масштабную модель скинии — храма. Какой модельер изготовил её? Кто проектировал это сооружение? Не исключено, что на небесах существует проектно — конструкторское бюро, которое принимает заказы на подобные проекты.

Со своими дизайнерами и модельщиками. Интересно, все они Ангелы? Или вольнонаёмные служащие с ангельскими окладами?

“ И сказал Бог Моисею, говоря: смотри, Я назначаю именно Веселиила, сына Уриева, сына Орова, из колена Иудина ”. (Исх. 31. 1— 2)

Если верить Библии, — а это уже становится практически невозможным, — Господь знает не только крёстное имя каждого из миллионов рабов Своих, но и все родословные. Он Сам назначает людей на разные должности, в зависимости от способностей.

Пока Моисей посещал нагорные юридические курсы, Аарон решил самостоятельно заняться ограблением народа. Израильтяне плакали и умоляли вернуть их обратно в рабство. Они решили, что косноязычный аферист бросил их в пустыне, а сам, прихватив молодого красавца, сбежал к молочно — медовым берегам.

Аарон сказал им: хорошо, я поведу вас, но надо умилостивить египтян. Если мы сделаем золотого тельца, идола Аписа, египтяне возрадуются, что мы перешли в их веру. И не смогут нас побить, станут нашими братьями.

“ И сказал им Аарон: выньте золотые серьги, которые в ушах ваших жен, ваших сыновей и ваших дочерей, и принесите ко мне.” (Исх. 32, 2)

Главы семейств повыдёргивали серьги из ушей жён и детей. Мода возвращается. Сыновья и тогда носили серьги в ушах. А дочери — и в носах, клянусь Богом! Есть упоминание об этом у пророков.

И Аарон тут же, в походных условиях, отлил нечто рогатое и четвероногое, отдалённо напоминающее то ли козла, то ли тельца. И народ возрадовался, стал петь, танцевать и играть. В Библии слово «играть» имеет определенное значение. Людей можно было понять.

Восходя на гору, Моисей дал строгое приказание: не прикасаться к жёнам.

А Моисей как раз сходил с горы. И, увидев такой разгул, и, не увидев в ушах серёжек, он в гневе разбил скрижали, произведения рук Божьих. Невероятное преступление против Бога!

«И сказал Господь Моисею: Я вижу народ сей, и вот, народ — жестоковыйный. Итак, оставь Меня. Да воспламенится гнев Мой на них, и истреблю их, и произведу многочисленные народы от тебя». (Исх. 32. 9— 10)

Это было сказано в запале гнева. Вряд ли мог произойти народ от восьмидесятилетнего старца. Моисей начал слёзно просить Господа, чтобы Тот не наказывал народ. Ведь народ не сознаёт, что делает.

«И отменил Господь зло». (Исх. 32. 14).

Ну, стало легче, гроза миновала. Но Господь, хоть и пообещал, тут же передумал. Этот Господин страдал непостоянством.

«И поразил Господь народ за сделанного тельца». (Исх. 32. 35)

Вы думаете, что на этом всё кончилось? Ошибаетесь! Не только коварный Бог, но и коварный заступник народа поразил народ.

«И стал Моисей в воротах стана и сказал: кто Господень, — ко мне! И собрались к нему все сыны Левиины. И он сказал им: так говорит Господь, Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро своё и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего. И сделали сыны Левиины по слову Моисея: и пало в тот день из народа около трёх тысяч человек» (Исх. 32. 26— 28).

Из этой цитаты ясно следует, что Моисей выдаёт свои, спонтанно, в порыве гнева сказанные слова, за слова Господа, и своё внезапно возникшее желание убивать — за волю Господню. Ведь Бог перед тем отменил зло, которое хотел навести на народ.

А ведь только что пророк — убийца получил скрижали, на которых Бог начертал: «Не убий!» А ведь только что, на горе Синай, Господь поучал Моисея: «Удаляйся от неправды, не умерщвляй правого и невинного». (Исх 23. 7)

Изготовил золотого тельца Аарон. Но он остался безнаказанным. Три тысячи невинных, обманутых, ограбленных людей были убиты за преступление Аарона. Очень впечатляет. Два отъявленные преступника вели народ Божий к светлому будущему.

Кажется, что Моисей не был слишком прилежным учеником Господа. Но это только кажется. Сам Господь многократно убивал невинных вперемешку с виновными, не разбирая, кто прав, а кто виноват. Мы с Вами вскоре в этом убедимся. И не раз.

Ещё одно маленькое замечание. Моисей воскликнул: «кто Господень — ко мне!». Сбежались только члены левитского колена — клана. Не думаю, что все они поклонялись Господу. Скорее всего, прибежали из солидарности с Моисеем. Но допустим, что все. Левиты, как мы узнаем из текста уже этой главы, составляли только полтора процента от всего народа. Такая вот мизерная часть считала Иегову своим Богом. Остальные были язычниками.

В описании событий первых месяцев Исхода мы встречаем имя некоего Ора (Хура), правнука Левия (1. Пар. 2. 19). Этот Ор занимал очень высокое положение в иерархии. Скорее всего, был третьим по значимости. Именно он вместе с Аароном держал руки Моисея во время битвы с Амаликом. Но после этого мы с Ором на страницах Библии не встречаемся. Если бы он умер своей смертью, это было бы указано. Вероятнее всего, Моисей однажды устроил ночь длинных ножей, перебив некоторое число своих ближайших соратников.

В ответ ещё на одну слезную просьбу Моисея — взять народ под свою защиту, Господь пообещал ему, что для людей Своих не пожалеет сил и энергии, и явит великие чудеса. Вот как обрадовал Он верного Моисея.

«Страшно будет то, что Я сделаю для тебя». (Исх. 34. 10)

____________________

Наведя порядок в стане, и собрав все необходимые материалы, Моисей начал строить скинию.

Скиния собрания, — мобильный храм особой конструкции, представлял собой огромный шатер, крытый шерстяными покрывалами и шкурами животных. К скинии примыкал двор, размерами 50 х 25 метров. Площадь двора была ограничена шестьюдесятью столбами, которые поддерживали стены, сшитые из шерстяных одеял. Думаю, что Вам будет небезынтересно познакомиться с деталями конструкции и с обстановкой скинии.

Для строительства переносного храма было изготовлено: десять покрывал из виссона и овечьей шерсти трех цветов, размерами 14 метров на 2 метра. На покрывалах золотыми нитями были вышиты изображения херувимов. Покрывала соединялись между собою пятьюстами золотыми крючками; одиннадцать покрывал из козьей шерсти, размерами пятнадцать метров на два метра, соединенные между собою пятьюстами медными крючками; сорок восемь пятиметровых брусьев, шириной в семьдесят сантиметров. Толщина не указана, возможно, потому, что брусья были круглыми. Все они были обложены листовым золотом; десять шестов, не уточненных размеров, которые также были обложены золотом.

Куполообразная крыша храма — шатра была изготовлена из не установленного количества бараньих кож, выкрашенных в красный и синий цвета;

Шерстяная завеса, висящая на четырех столбах, отделяла «святое святых» от «святилища», — основного простора храма. За завесой находился ковчег откровения, на крышке которого, между двумя золотыми херувимами, восседал Господь.

Что же это за херувимы такие? Как залетели эти загадочные существа на библейские страницы? Им, скорее, место в греческой мифологии, чем в таком серьезном историческом труде, каким, несомненно, является Библия.

Как они выглядят? Какое отношение имеют к Господу Богу? Ясно, что Ангелы и Архангелы — дети Божьи. А херувимы? Не те ли это существа, которые родились после вхождения Ангелов к дочерям человеческим? Познакомиться с этими Божьими тварями Вы сможете в главе «Премудрости царя Соломона».

“ И сделай из золота двух херувимов; чеканной работы сделай их на обоих концах крышки. Сделай одного херувима с одного края, а другого херувима с другого края; выдавшимися из крышки сделайте херувимов на обоих краях ее. И будут херувимы с распростертыми вверх крыльями, покрывая крыльями своими крышку, а лицами своими будут друг к другу; к крышке будут лица херувимов ”. (Исх. 25. 18 — 20)

Как видите, в скинии — храме всё же были изображения живых существ. Хотя Господь строго наказывал Моисею, что категорически запрещается изображать что либо, что на земле, в воде или под небом. Нельзя изображать ни людей, ни животных. Отчего же Он Сам Себе противоречит, веля Моисею изготовить херувимов?

Никакого противоречия здесь не нахожу. Потому что херувим не был ни человеком, ни животным.

В храме — скинии не было никаких изображений Господа Бога.

«Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху и что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель». (Исх. 20. 4— 5)

Я долго размышлял над тем, как могла возникнуть такая заповедь, как мог Бог издать такое странное постановление. Ведь Он запретил изображать даже Самого Себя. Большинство языческих народов того времени имели изображения своих богов, в виде фигур людей или животных. Что же мешало Моисею, который выдавал свои идеи за Божьи повеления, создать некоего истукана, и объявить, что это — подобизна Господа? Чем он руководствовался?

Возможно, он не хотел изготавливать изображения Господа из дерева или камня, потому что их можно сжечь или сломать. Так же, как он уничтожал фигурки языческих идолов. Возможно также, что Моисей не мог придумать, вообразить себе, как должен выглядеть еврейский Бог.

Все животные, достойные уважения, были уже разобраны египтянами. Не изобразишь же Господа в виде ягнёнка, или, не дай Бог, осла!

Впрочем, я читал в одном научном труде, что Бога Иегову действительно поначалу изображали в виде осла. И ничего оскорбительного в этом не вижу. Вполне приличное, неглупое животное.

В США имеет множество сторонников. Если бы когда — нибудь возникла партия безбожников, что очень мало вероятно, я бы, на полном серьёзе, предложил поместить изображение этого животного на эмблему и флаг.

Потому что, в отличие от овец, ослы не ходят тупыми стадами туда, куда ведут их козлы. Ослы не любят, когда на них ездят, и когда им понукают. Попробуйте затащить осла в церковь! Вряд ли Вам это удастся. Потому что он не так глуп, как кажется.

Фигурки, напоминающие человека, также не отличались разнообразием, не имели характерных черт, резко отличающих их друг от друга. Поэтому статуэтки различных богов можно было легко перепутать.

Но люди не привыкли молиться, обращаясь к пустоте. Тогда Моисею пришлось пойти на некоторые уступки.

Так возникла компромиссная идея: украсить ковчег откровения золотыми фигурками херувимов, и изобразить херувимов на шерстяной завесе и покрывалах скинии собрания: «искусною работою должны быть сделаны на ней херувимы». (Исх. 26. 31)

Каждый брус скинии опирался на два серебряных подножия.

Столбы, ограничивающие площадь двора, были высотой 2,5 метра, и опирались на медные подножия. Завесы были сделаны из виссона, грубой пряжи, шириной два метра и общей длиной в сто сорок метров. Была еще одна завеса для ворот двора скинии, из овечьей шерсти с особым узором, размерами 10 х 2 метра.

Ковчег откровения представлял собой сундук из дерева ситтим, размерами сто на семьдесят пять на семьдесят пять сантиметров, обложенный снаружи и изнутри листовым золотом. Крышка, чеканной работы, была изготовлена из чистого золота.



На торцах ковчега были укреплены два золотых херувима, обращенные лицами друг к другу.

Стол предложения, стоящий у северной стены святилища, представлял собой ящик, размерами сто на пятьдесят на семьдесят сантиметров, изготовленный из дерева ситтим, снаружи обложенный золотом. Края площадки стола были ограничены золотыми досками, шириной в двенадцать сантиметров. Напротив стола, у южной стены святилища, стоял высокий семисвечник ювелирной работы из чистого золота. Из центрального стебля, украшенного листьями, цветками миндаля и маленькими яблочками, выходили шесть ветвей, три с одной стороны и три с другой, также богато украшенные цветками и плодами.

Стебель и ветви массивного подсвечника служили основаниями для семи лампад, обращенных лицевой частью к ковчегу. Лампады зажигал Аарон по вечерам и тушил по утрам.

Рядом, на столе, лежали щипцы для снятия нагара и лотки, — всё из чистого золота.

На изготовление подсвечника, лампад, щипцов и лотков был израсходован талант (около 34 килограммов) золота.

В центр храма — святилища был помещен небольшой квадратный жертвенник, размерами 50 на 50 сантиметров и высотой в один метр, служащий для возношения курений. Он был изготовлен из дерева ситтим, и обложен чистым золотом.

Отсюда следует, что Господь, Бог наш, очень нескромен, раз допускает подобные излишества.

Посреди двора скинии стоял квадратный жертвенник из дерева ситтим, размерами 250 на 250 сантиметров, и высотой в сто пятьдесят сантиметров. Из углов его выходили рога, обложенные медью.

Возле жертвенника были разложены многочисленные медные принадлежности, необходимые для обряда жертвоприношения. Горшки для пепла, лопатки, чаши, вилки, угольники, а также шесты для переноски жертвенника.

Были также изготовлены специальные одеяния для первосвященника Аарона и его сыновей.

Одежда священника во время молитв и жертвоприношений состояла из нижней, длиной до пят, льняной рубашки, верхней ризы, стяжного хитона, ефода, наперсника, кидара и пояса.

Ефод и наперсник были сделаны из червленой, голубой и пурпурной тонкой овечьей шерсти, и богато украшены золотом. Ефод, судя по библейскому описанию, представлял собою шерстяную накидку с отверстием для головы, которая стягивалась по бокам, под руками, золотым поясом.

Наперсник был прямоугольным полотном шерстяной ткани, также надевавшимся через голову. В передней части, на груди, он выглядел, как отделанный золотом и драгоценными камнями квадрат, со сторонами 25 на 25 сантиметров. В него были вшиты золотые гнезда — оправы, в которых закреплены были двенадцать драгоценных и полудрагоценных камней: рубин, топаз, изумруд, карбункул, сапфир, алмаз, яхонт, агат, аметист, хризолит, оникс, яспис. На каждом камне было вырезано имя одного из сынов Израилевых. Их, по всей видимости, лучом лазера выгравировал Сам Господь. Потому что нельзя представить, как можно было обработать в те времена такие камни, особенно — алмазы. На нарамниках (плечах наперсника) в золотых гнездах, были укреплены урим и туммим — два больших оникса, на каждом из которых также были выгравированы по шесть имен.

Верхняя риза была изготовлена из голубой шерсти, края горловины которой были обшиты тканью, «чтобы не дралась».

Риза имела богатую вышивку золотом, рисунок которой напоминал орнаментовку подсвечника. К подолу её пришиты были полые золотые яблочки с пестиками, которые звенели, как колокольчики. Думаю, что это было придумано Моисеем специально для того, чтобы Аарон не застал его врасплох, и не разоблачил его мнимое общение с Господом. Вся одежда была отделана многочисленными золотыми цепочками. Голову Аарона украшал кидар — островерхий головной убор. В остальное время Аарон носил на челе белую повязку с именем Бога. Спереди на кидар, при помощи шнурка, прикреплялась и свисала на лоб священника золотая пластина с надписью «Святыня Господня».

Я понимаю, что сейчас голова Ваша забита шерстью, золотом, медью и деревом ситтим. Но, тем не менее, пристаю к Вам с дурацкими вопросами. И Вам не так — то просто будет от меня отвязаться.

Ответьте мне, положа руку на сердце, или на любой другой важный для Вас орган тела: неужели нельзя было молиться Господу в более скромной обстановке? Зачем надо было оббивать ковчег завета жёлтым металлом неустановленной пробы? Неужели Господу восседать голой задницей (нигде не сказано о нижнем белье) на холодном золоте приятнее, чем на тёплом дереве? Неужели каменным скрижалям так необходимо было покоиться на золотом подкладе? Неужели натуральная шерсть выглядит хуже, чем пурпурная и червленая?

Неужели молитвы этого блестяще выряженного клоуна Аарона лучше доходили до Господа, чем если бы он был одет в чистую белую льняную сорочку, вышитую крестиками?

Не прячьте глаз, не увиливайте, отвечайте прямо, как на духу! Где, по — вашему, взяли евреи ткацкие станки? Разве эти станки могут расти в пустыне, где почти нет воды, без принудительного орошения?

Где взяли кедры и корабельные сосны, из которых изготовили столбы и брусья? Смотались за ними в Ливан?

Из чего соорудили плавильные печи и формы, для отливки подножий к брусьям и столбам? Из овечьих кизяков? Я пробовал, не получается. Кизяки не выдерживают такой высокой температуры.

Из чего делали модели для отливки семисвечника и других ювелирных изделий? Из обглоданных костей?

Где взяли столько золота, если Аарон давно уже снял с народа все украшения, для изготовления священной тёлки? Именно тёлки, а не тельца, потому что как раз на пенис золота и не хватило.

И Вы всё ещё верите, что можно в условиях пустыни, питаясь одной манной, соорудить такую шикарную скинию? Верьте на здоровье. Потому что мозги Ваши забиты шерстью, золотом, медью и деревом ситтим. Повесьте ещё на свой медный лоб золотую табличку с надписью «Святыня Господня»!

Но меня от этого увольте. Никогда я в это не поверю, пусть даже останусь единственным безбожником на всей Земле.

Аарона и сыновей его перед всем народом раздели догола, и Моисей омыл их водою. Затем одел их в священнические одежды и полил головы елеем, оливковым маслом. Я так представляю себе, что у тех первых священников вид был не слишком презентабельный. Красивая, дорогая одежда постоянно была забрызгана маслом, жиром и кровью жертвенных животных.

Семь дней дежурил Моисей у ворот скинии. На восьмой день он приказал старейшинам привести вола, двух тельцов, двух овнов, ягнёнка и приношение хлебное. Сегодня, сказал Моисей, Господь явится вам.

Принося эти жертвы, Аарон тем самым очищал народ. Аарон собственноручно заколол всех животных. Разделал их, жир выложил на жертвенник. И взял Моисей грудь овна, и принёс её, потрясая пред Господом. Это была доля Моисеева от овна посвящения. Остальное мясо левиты куда — то уволокли. Вроде бы, сожгли его вне стана.

Моисей и Аарон на некоторое время скрылись в скинии. Народ ждал с нетерпением, — что — то будет. Дождались. Святые братья вышли и торжественно благословили народ. Но Бог так и не показался. Толпа не могла скрыть разочарования. Возник ропот. Но тут над жертвенником ярко возгорелось пламя. Господь принял их жертву. Народ возликовал.



Что за горючую смесь вылил Моисей в жертвенник, остаётся только гадать.

Через некоторое время двое из четырёх сыновей Аарона были сожжены Господом за то, что принесли к жертвеннику «чужой огонь». И Моисей строго запретил брату плакать за ними. Тихий Аарон безропотно подчинился.

«Чужой огонь»… Что бы это значило? Библия не даёт никаких пояснений. Огонь и есть огонь, он не имеет родственных связей.

Хорошенько поразмыслив, я решил, что у этой задачки есть только одно решение. Учитывая, что и евреи, и пришельцы, несмотря на строгие запреты Моисея, никогда единобожия не исповедовали, у каждого из богов был свой жертвенник. И простодушные сыновья Аарона, не подозревая о различии между огнём и огнём, принесли пару головешек к жертвеннику Иеговы, заняв их у чужого бога. За что и были испепелены.

Эти два священника, которых звали Надав и Авиуд, были не только простодушны, но и пьяны. В Библии указано, что непременной частью жертвенного приношения был сосуд с вином. Где евреи брали в пустыне вино? Нормально бурили скважины. В те далёкие времена месторождения вина были так же обычны, как сейчас месторождения нефти. Но, поскольку таких месторождений было мало, а священников — много, вино со временем истощилось.

Нетрезвые сыновья Аарона могли, по пьяной лавочке, не только принести «чуждый» огонь, но, если бы Моисей не пресёк их беззаконие, вполне могли бы принести жертвы чужому Богу. Чтобы подобное в дальнейшем не повторилось, вождю пришлось издать специальное постановление.

«И сказал Моисей Аарону, говоря: вина и крепких напитков не пей ты и сыны твои с тобою, когда входите в скинию собрания, чтобы не умереть. Чтобы вы могли отличать священное от не священного и чистое от нечистого» (Лев. 10 8— 10)

____________________

"И сказал Господь Моисею в пустыне Синайской, в скинии собрания, в первый день второго месяца, во второй год по выходе из земли Египетской, говоря: исчислите всё общество сынов Израилевых по родам их, по семействам их, по числу имен, всех мужского рода поголовно, от двадцати лет и выше, всех пригодных для войны у Израиля». (Чис.1. 1— 3).

Очень странно, что Господь дал повеление Моисею пересчитать израильтян. Перепись населения не была делом, угодным Господу. Не иначе, как сам Сатана подал Ему эту неудачную мысль.

Неоднократно библейский Сатана искушает своего Отца — достаточно прочитать историю Иова. Через несколько веков после Исхода любимец Господа — царь Давид — был наказан Им за то, что, по наущению Сатаны, вздумал переписать своих подданных.

«И восстал Сатана на Израиля, и возбудил Давида сделать исчисление Израильтян. И неугодно было в глазах Божьих дело сие, и Он поразил Израиля»(1 Пар. 21. 1,7).

Но, как бы там ни было, Господь Бог повелел, — Моисей исполнил. Вот сколько мужчин,"пригодных для войны", то есть, образно говоря, пушечного мяса, было насчитано в каждом колене.

Рувим — 46500

Симеон — 59300

Гад — 45650

Иуда — 74600

Иссахар — 54400

Завулон — 57400

Ефрем — 40500

Манассия — 32200

Дан — 62700

Асир — 41500

Неффалим — 53400

Вениамин — 35400

Итого — 603550 человек.

"И сказал Господь Моисею, говоря: только колена Левиина не вноси в перепись и не исчисляй их вместе с сынами Израиля». (Исх. 1.49)

Колено Левия не было исчислено вместе со всеми, так как Господь решил прибрать левитов к своим рукам и сделать их коленом священников — слуг Божьих.

Для того же, чтобы сохранилось число 12, -"счастливое"ориентальное число, — колено Иосифа было разделено между его двумя сыновьями: Ефремом и Манассией.

____________________

Попробуем немножко поразмыслить над этими сухими числами. Дан при переселении семьи в Египет (Быт. 46. 8— 24) имел только одного сына.

Вениамин, младший из братьев, который в Библии упорно именуется"отроком", то есть юношей, родил на тот момент уже десять наследников.

Через четыреста лет у Дана, по каким — то непонятным демографическим причинам, оказалось вдвое больше потомков, чем у Вениамина.

Иосиф, верховный правитель Египта, должен был иметь никак не менее десятка жен. Неужели же все они общими усилиями родили ему только двух сыновей? Но и эти сыновья, если по большому счету, не могли считаться чистокровными евреями, так как мать их была египтянкой. (Быт. 41. 45).

Знатные сыновья Иосифа также должны были иметь свои гаремы. Но, — в конечном результате, — у обоих, в сумме, оказалось меньше потомков, чем у простого пастуха Иуды.

Не занимались ли уже тогда счетные комиссии грубыми манипуляциями с цифрами?

Но больше всего удивил и огорчил нас брат Левий. Число его потомков оказалось таким мизерным, что он, если бы узнал об этом, перевернулся бы в гробу.

Перед тем, как назвать это смешное число, я должен Вам кое — что прояснить.

Еще не успела начаться перепись, как Господь категорически заявил Моисею:"Все первенцы, — мои!"

Так велось в древние времена: кто первым сделал заявку, тот и выиграл.

Не зная, что делать с таким количеством первенцев, Бог благоразумно решил выменять первенцев за левитов."Приличная семья, приличные родители, — подумал Он. — Благодаря круговой поруке, я с ними отлично полажу". И тут же сообщил Моисею свое окончательное историческое решение.

«Вот, Я взял левитов вместо всех первенцев, разверзающих ложесна из сынов Израилевых. Ибо все первенцы — Мои; в тот день, когда поразил Я всех первенцев на земле Египетской, освятил Я Себе всех первенцев Израилевых от человека до скота; первенцы должны быть Мои. Я Господь». (Чис. 3. 12,13).

Логика Господа ясна и железна:"раз Я не уничтожил ваших первенцев вместе с египетскими, значит, — они принадлежат Мне!"

Итак, исчислили левитов. В отличие от других колен, их считали не от двадцати лет и выше, всех пригодных для войны, а от месяца и выше. Почему? Так распорядился Господь. (Чис. 3. 15). И в этом также была железная логика, — следовало исчислить всех, не пригодных к ведению войны.

«Всех исчисленных левитов, которых исчислил Моисей и Аарон по повелению Господню, по родам их, от одного месяца и выше, двадцать две тысячи». (Чис. 3. 39).

Отсюда можно сделать вывод, что мужчин — левитов старше двадцати лет было не более десяти тысяч. То есть, потомков Левия оказалось в среднем в пять раз меньше, чем у каждого из других одиннадцати братьев.

Может ли такое быть, — ведь Левий вошел в Египет с тремя сыновьями?

В Библии всё может быть! И это, — еще не самое большое библейское чудо.

А библейская Правда, — та вообще не нуждается ни в каких комментариях…

____________________

После того, как святые братья покончили с левитами, взялись считать первенцев. И оказалось их — еще одно чудо! — почти столько же, сколько левитов.

«И было всех первенцев мужского пола, по числу имен, от одного месяца и выше, двадцать две тысячи двести семьдесят три». (Чис. 3. 43).

Точность приводимых в Библии цифр и чисел достойна восхищения!

Левитов насчитали ровно двадцать две тысячи, с точностью до одного человека. С такой же тщательностью пересчитали первенцев, — ни одного не пропустили. И не округлили результат!

Теперь оставалось выменять одних за других. Но что делать с лишними младенцами? Вот еще задача!

С народом договорились полюбовно, как посоветовал Господь.

«А в выкуп двухсот семидесяти трех, которые лишние против числа левитов, возьми по пяти сиклей за человека». (Чис. 3. 46— 47)

Сиклями измерялось серебро. Священный, тяжелый сикель (шекель) равнялся шестнадцати граммам. Евреи выкупили излишних первенцев за тысячу триста шестьдесят пять сиклей — двадцать два килограмма серебра.

В общем — то, совсем немного. Моисей и Аарон поступили с народом по — божески…

____________________

И тут — волосы становятся дыбом! — я с ужасом прихожу к выводу, что святые братья, вожди народа, любимцы Бога и публики, совершили наглый подлог. И с помощью кого? Самого Господа Бога!!!

Ведь они, конечно же, пересчитывали несколько раз, чтобы не обмануться и не обмануть ближних своих. И что же в результате? Обогатились самым бессовестным образом. Воспользовались тем, что в ополчении ни один человек не имел даже начального школьного образования. Народу ничего не оставалось, как верить вождям на слово. Вредный обычай, который не искоренился до наших дней.

Для того чтобы Вы сами убедились в том, что это был наглый подлог, предлагаю вычислить сумму трех чисел, которые приведены в Библии. Потомков Левия считали не всех гуртом, не коленом, как положено, а почему — то — поколениями. Считали в отдельности потомков каждого из трех сыновей Левия, пришедших с ним в Египет: Гирсона, Каафа и Мерари.

И насчитали в поколении Гирсона:"Исчислено было всех мужского пола, от одного месяца и выше, семь тысяч пятьсот".

И насчитали в поколении Каафа:"По счету всех мужского пола, от одного месяца и выше, восемь тысяч шестьсот".

И насчитали в поколении Меррари:"Исчисленных по числу всех мужского пола, от одного месяца и выше — шесть тысяч двести"(Чис. 3. 19— 34).

Сумма (не библейская, а реальная!) этих трех чисел равна двадцати двум тысячам трёмстам. А не двадцати двум тысячам, как округлили в свою пользу вожди избранного народа!

Не было лишних первенцев, — были лишние левиты!

Вот так дурят нашего брата!

Верните серебро, господа наследники!

Попытаемся проанализировать результаты переписи. Конечно, мы не сможем выполнить эту скучную и адскую работу досконально. На то есть статистическое управление. Но кое — какие простые выводы нам сделать вполне под силу.



Итак, было насчитано шестьсот три тысячи пятьсот пятьдесят мужчин в возрасте старше двадцати лет.

Четыреста тридцать лет назад в Египет вошло шестьдесят шесть мужчин — израильтян, из них — не более половины в возрасте старше двадцати лет.

Вошло — тридцать, вышло — шестьсот тысяч. Ну, очень впечатляюще!

Таким образом, популяция евреев увеличилась за четыре столетия в двадцать тысяч раз! И это, — несмотря на ужасные условия рабства, высокую детскую смертность, плохие климатические условия и неразвитость древней медицины.

Вот такими плодовитыми были стародавние евреи, благодаря вере во Всемогущего Бога.

____________________

А что же древние египтяне?

Осмелюсь сделать предположение, что в момент прихода долгожданных гостей — израильтян на берегах Нила также водились кое — какие туземцы — мужчины в возрасте старше двадцати лет. Осмелюсь даже предположить, что их было не менее миллиона или даже более того. Вполне возможно, что они тоже размножались, — ведь в те развращенные времена египтяне поклонялись не только своим всемогущим Богам, не только фараону, но и Фаллосу, проще говоря, мужскому члену. Такими вот странными были у них обычаи.

Учитывая, что египтяне, в отличие от евреев, не были в рабстве четыреста лет, их популяция также должна была увеличиться хотя бы в те же двадцать тысяч раз!

Выходит, что за день до того, как Господь Бог решил о них позаботиться и резко сократить их поголовье, наслав на них десять замечательных казней, в небольшой плодородной долине Нила должно было жить около двадцати миллиардов (!) мужчин — египтян в возрасте старше двадцати лет. Если же к ним прибавить женщин, а ещё и детей в возрасте до двадцати лет… Нет, лучше этого не делать…

А жил ли кто тогда в Палестине? Разумеется. На тот момент, когда семья Израиля покидала Святую землю, в которую однажды обязательно должны были вернуться их потомки, там оставались многочисленные племена. Которые, по идее, тоже должны были усиленно размножаться, несмотря на дикий, грубо говоря, языческий образ жизни.

Сколько же миллиардов хананеев, хеттеев, аморреев, ферезеев, евеев, иевусеев и других семитов, дальних родственников евреев, должен был прогнать Господь из Палестины,"земли хорошей и пространной, где течет молоко и мёд"? Как и куда выселил Он такую массу народа?

Об этом Библия умалчивает.

____________________

Откинем наши дьявольские домыслы и вымыслы, как ненужный хлам, и попытаемся принять божественные библейские домыслы и вымыслы за чистую монету. Сделаем вид (в который раз!), что мы верим каждому слову, каждой цифре этой Святой Книги.

Чтобы ясно показать, как мудро мы поступили, решившись принять на себя эту веру, приведу Вам только три библейских числа, и сравню их между собой. Слово «мудро», в предыдущем предложении, я забыл взять в кавычки, но, как видите, уже исправил свою оплошность.

Семейство Израиля вошло в Египет в количестве примерно семидесяти мужских душ, среди которых, по Божьему недосмотру, затесались три женских души. Около тридцати из этих мужчин были в возрасте старше двадцати лет.

Через четыреста тридцать лет (напоминаю, что мы безоговорочно верим Библии!) изошло из Египта шестьсот тысяч мужчин в возрасте свыше двадцати лет, годных для войны.

Ещё через четыреста тридцать лет (не забудьте, что мы верим ещё сильнее!) царь Давид пересчитал для нас израильтян и иудеев. Мужчин в возрасте свыше двадцати лет, «способных к войне», оказалось примерно миллион триста тысяч человек (2. Цар. 24. 9).

Церковники настаивают на том, что эти числа продиктованы и многократно проверены самим Господом Иеговой. А им — то мы уж точно можем и должны верить на слово.

И они абсолютно правы. Как всякий приличный рабовладелец, Бог знал точное количество своих рабов, с точностью до одного человека. Мало того, Он знал каждого поимённо, помнил, кто от кого произошёл и кто на что способен. В этом нет ни малейших сомнений.

Итак, мы имеем временной отрезок в восемьсот шестьдесят лет, разделённый пополам.

В первой его половине народ израильский увеличился только в двадцать тысяч раз. Но зато во второй, — аж в два раза! Ну, не чудо ли это?!

Нет, это не чудо! Это, — божественная закономерность. Это, — святая библейская Правда!

Чтобы поверить в неё, недостаточно быть просто верующим. Надо быть в двадцать тысяч раз более верующим, чем обычные, среднестатистические, нормальные верующие.

О ненормальных атеистах я уже не говорю…

____________________

Теперь спросим себя и библейских дееписателей: почему левиты были выделены из числа колен Израиля? Почему они были пересчитаны особо, по — иному? Почему их дети и юноши до двадцати лет получили предпочтение перед остальными своими сверстниками?

Мой ответ звучит кратко и кощунственно: потому что колено левитов было первым в мировой истории хорошо организованным преступным семейным кланом!

Ведь, по логике вещей, должны были получить предпочтение потомки Ефрема и Манассии, сыновей Иосифа. Ведь мудрый Иосиф имел огромные заслуги перед израильтянами.

Брат же его, Левий, отличался злобностью и коварством, кровожадностью, жаждой разбоя, — вспомним хотя бы сихемскую резню. (Быт. 34.25). Левия и Симеона проклял Иаков — Израиль на своем смертном ложе.

«Симеон и Левий братья, орудия жестокости мечи их. В совет их да не внидет душа моя, и к собранию их да не приобщится слава моя. Проклят гнев их, ибо жесток; и ярость их, ибо свирепа; разделю их в Иакове и рассею их в Израиле». (Быт. 48. 5— 7)

Почему всё же именно потомков разбойника Левия Господь сделал своими приближенными?

Да потому, что Сам библейский Господь был свиреп и кровожаден. Слухи о Его доброте и милосердии сильно преувеличены. Об этом свидетельствует Святая Библия.

____________________

Всех левитов мужского пола насчитали двадцать две тысячи.

Библия не уточняет, сколько из них было старше двадцати лет. Думаю, что не более десяти тысяч.

Каким же это чудесным образом потомков у одного из двенадцати братьев оказалось в несколько раз меньше, чем у каждого из остальных? Может быть, Господь отдал предпочтение левитам именно потому, что мужчины из этого колена ночами предавались молитвам вместо любви?

Или, зная, что будут кланом священнослужителей, соблюдали целибат?

У этой сложной загадки, как я полагаю, должно быть очень простое решение. Закрытый, изолированный семейный клан не допускал в свою среду не только иноверцев, но не вступал в родство и с потомками других сыновей Израиля. Так в еврейской общине возникала кастовость.

Когда, для осуществления справедливого (!) обмена, подсчитали первенцев, их оказалось ровно столько, сколько было левитов — разницу в двадцать три человека можно не принимать во внимание.

Меня восхищает стойкая вера рабов Божьих в такие и подобные чудеса!

Но лично мне, по моему религиозному невежеству, показалось, что дееписатели, библейские сочинители, которые, как нам внушают, писали Библию под присмотром и при участии самого Господа Бога, сильно перегнули палку.

Приглашаю Вас в свидетели. Просто в свидетели, а не в свидетели Иеговы.

Вот мои показания.

Израильтян мужского пола было более миллиона человек (шестьсот тысяч старше двадцати лет и примерно столько же, — младше двадцати лет). Из них, — двадцать две тысячи первенцев.

Ещё раз процитирую крылатую фразу незабвенного учёного соседа, который возражал Антону Чехову:

«Такого не может быть, потому что такого не может быть никогда!»И вот почему.

Повторяю. Мужчин старше двадцати лет было более шестисот тысяч.

Уверен, что очень малый процент их оставались холостяками. Значит, насчитывалось около полумиллиона семей.

В абсолютном большинстве семей были дети. В большинстве семей с детьми родился хотя бы один или несколько мальчиков, среди которых один являлся первенцем. Кроме того, первенцем считался юноша, взрослый мужчина, даже глубокий старец, которые родились первыми у своих матерей.

По самым скромным подсчетам (нескромные подсчеты оставим на совести дееписателей) первенцев в израильском народе (притом, что общее количество исходящих из Египта превышало три миллиона человек!) должно было быть около трехсот тысяч. Но никак не двадцать две тысячи!

Вот еще один довод в подтверждение вышесказанного. Если было двадцать две тысячи первенцев, значит — только двадцать две тысячи матерей (из полумиллиона!) имели сыновей. То есть, — только одна из двадцати пяти!

Более того. Эти двадцать две тысячи матерей народили более полумиллиона мальчиков и юношей до двадцати лет. То есть, каждая в среднем имела двадцать пять сыновей, не считая дочерей. Повторяю, в среднем. Это значит, что если одна из этих многострадальных женщин, по какой — то причине, родила только двух сыновей, то её соседке ничего не оставалось, как поднатужиться и родить оставшихся сорок восемь!

А если учесть еще высокую детскую смертность, что было тогда в порядке вещей… Только всемогущий Бог Иегова, — с помощью Ангелов, — мог дать избранному народу такую фантастическую плодовитость!

Вот во что мы с Вами верим, Господа!

Так кто же из нас смешнее — мы, или пресловутый чеховский герой, который, услышав о такой чудовищной рождаемости, опять воскликнул бы:"Такого не может быть, потому что такого не может быть никогда!".

____________________

Кое — кто из читателей, — а будет это некий ученый господин, прочитавший множество книг, и считающий себя научно подкованным на все четыре ноги, — снисходительно или сердито ухмыльнется. Мол, не дееписатели, а сам недотёпа — автор перегибает палку.

И ребенку известно, скажет он, что в преданиях древних народов, особенно, — народов Востока, — всё чрезмерно преувеличено. В частности, то что касается численности армий, количества побед и погибших, величины захваченной добычи.

Что можно на это ответить? Где Вы правы, там Вы правы. Это имело место.

Но, во — первых, к этим преданиям никто не относится с таким благоговением, как к библейским текстам.

Во — вторых, никто не объявляет их Святыми Писаниями.

В — третьих, богам, описанным в них, никто уже давно не поклоняется, и не строит им Храмы. Как, верю я, в недалеком будущем не будут поклоняться и богам нынешним.

В — четвертых, каждое слово, каждая цифра в Святой Библии выверены сотнями талмудистов, теологов и ученых — комментаторов. Истинность и точность их бесспорна и не должна вызывать сомнений. Сомнений вообще не должно вызывать что — либо, относящееся к религии! Это очень опасно для служителей Бога, властвующих нашими умами и кошельками!

И, наконец, в — пятых. Не открою большого секрета, если признаюсь: я тоже иногда подозреваю, что библейские цифры (разумеется, в отличие от фактов) слегка преувеличены.

Но, с другой стороны, если и преувеличены, то все цифры, а не отдельно взятые! Если увеличены или уменьшены, то все цифры пропорционально, а не одна, — больше, другая, — меньше.

Что изменится, если мы сократим исходные числа ополченцев и первенцев в сто, пятьсот, тысячу крат? Облегчим ли мы этим печальную участь древних еврейских женщин? Нет, гипер — рождаемость останется на том же диком уровне.

Таков мой смиренный ответ ученому господину.

Еще некоторые, не менее ученые, говорят: — А вы знаете, ведь библейский год не равнялся современному. Нельзя воспринимать это буквально. И шесть дней, в которые Бог создал мир, не равнялись по продолжительности нашей рабочей неделе.

Но, дорогие мои, как Вы к этому пришли?

Где это написано? Кто это высчитал? Кем это высосано из пальца?

Кто такую ересь несет в массы?

Если в Библии написано"день", то это день! Ясно сказано:"и был вечер, и было утро. День один". То есть, обычный день, который начался утром и кончился вечером.

Если в Библии сказано, что Мафусаил прожил 969 лет, то он их прожил. Дожил до счастливой старости и Потопа. Год в год, день в день. И не сокращайте ему жизнь, не обижайте старика!

И в глубочайшей древности, — церковники подтвердят это, — день и год продолжались ровно столько же, сколько и сейчас, с небольшими секундными отклонениями. В эти мизерные неучтенные секунды Бог ничего существенного сотворить не мог!

____________________

Приводя в начале этой главы описание маршрута, я уже сообщал Вам, что, после годового пребывания у горы Синай, евреи снова отправились в путь, и через несколько месяцев расположились станом возле города Кадес или Кадес — Варни.

Отсюда Моисей послал двенадцать воинов — лазутчиков в землю Обетованную. Разведать, что там и как. Разведчики отсутствовали сорок дней. И принесли неутешительные известия.

«И говорили: мы ходили в землю, в которую ты посылал нас; в ней подлинно течёт молоко и мёд. И вот плоды её. Но народ, живущий в земле той, силён, и города укреплённые, весьма большие. И сынов Енаковых мы видели там. Не можем мы идти против народа сего, ибо он сильнее нас. Там видели мы и исполинов, и мы были пред ними, как саранча». (Чис. 13. 28— 34)

Только двое из двенадцати, Иисус Навин и Халев Иефонниин, успокаивали народ и говорили: не беда, хлопцы, как — нибудь прорвёмся.

Выслушав свидетельства лазутчиков, народ впал в отчаянье и начал роптать.

«И подняло всё общество вопль, и плакал народ во всю ту ночь. И роптали на Моисея и Аарона все сыны Израилевы, и всё общество сказало им: о, если бы мы умерли в земле Египетской, или умерли бы в пустыне сей! И для чего Господь ведёт нас в землю сию, чтобы мы пали от меча? Жёны наши и дети наши достанутся в добычу врагам. Не лучше ли нам возвратиться в Египет? И сказали друг другу: поставим себе начальника и возвратимся в Египет». (Чис. 14. 1— 4).

Господь чрезвычайно разгневался за недоверие к Нему и, в который уже раз, решил примерно наказать иудеев.

Но на этот раз наказание было очень суровым.

Народ был обречён блуждать по пустыне сорок лет, по числу дней отсутствия лазутчиков.

Год за день! Помилуйте, за что?

За то, что он поверил десяти лазутчикам из двенадцати посланных, усомнился в том, что Божьи клятвы действительно исполнимы В течение этих сорока лет должны были — по Воле Бога! — расстаться с жизнью все те исчисленные ополченцы, которые вышли из Египта — все шестьсот тысяч. Вместе с жёнами, матерями и тёщами. То ли — умереть природной смертью от голода и болезней, то ли — погибнуть в муках от многочисленных кар Господних, то ли — пасть в сражениях.

Таково было решение милостивого Господа."Я сказал!"

Не только погрязший в праведности мудрец — святоша, но и даже очень круглый идиот, никогда не слышавший о моральных устоях, непременно согласятся с моим утверждением, что такое решение Всевышнего было абсолютно логическим, мудрым и справедливым.

Год за день!

Но почему не месяц, не квартал, не полугодие?

Потому!"Я сказал!"

А если бы лазутчики вернулись через сто дней? А если бы — через год?

Развлекательная прогулка израильтян по доисторическим местам Аравийского полуострова могла бы сильно затянуться, не правда ли?

Скажите, разумный Читатель, могли ли не менее разумные евреи не поверить десяти лазутчикам, предупреждавшим об опасности? А поверить оставшимся двум, которые были близкими доверенными людьми Моисея, слепо преданными ему?

А Вы кому бы поверили?

Отчего же всё предвидящий Господь не запечатал уста десяти смутьянам, посеявшим панику? Вспомним, как легко заткнул Он рот Захарии (Лук. 1. 22). Отчего не сжег их огнем, как бунтовщика Корея и еще двести пятьдесят именитых заговорщиков? Почему позволил им смутить народ Божий?

Так было надо!"Я сказал!"

Можно предположить, что и Сам Господь постепенно пришел к выводу, что неугодные Ему народы Палестины ещё не созрели для выселения, не смирились с этой радужной перспективой. И вооруженным сопротивлением не допустят избранный народ к молочным рекам и медовым берегам. И Он, не зная, что предпринять в этой сложной международной обстановке, решил взять небольшой, сорокалетний тайм — аут.

Я вовсе не иронизирую, говоря"небольшой, сорокалетний". Для Господа, действующего в мировом масштабе, это — мгновение.

Вспомним, что Он четыреста лет безысходно держал евреев в рабстве, ничего не предпринимая. Потому что решал другие, неотложные задачи, возникшие на повестке дня. И не имел ни минутки, чтобы задуматься над тем, что земные годы, в отличие от небесных, тянутся значительно дольше…

Поэтому Он и решил: сорок лет, год за день!"Я сказал!"

Размышляя над этим вопиющим примером безграничной Божьей справедливости, я вдруг поймал себя на одной парадоксальной мысли.

Черт побери, подумал я, ведь Господь, по сути дела, никаких клятв и обещаний иудеям не давал! Ведь это очевидно! В действительности же, Он обещал и клялся только Моисею!

Народ никогда не слышал Божьего Гласа, не слышал клятв так же ясно, как слышали их во снах Авраам, Исаак, Иаков. Слова Божьи пересказывал народу Моисей.

«И сошел Моисей к народу, и пересказал ему». (Исх.19. 25).

Но — после тяжелейших лишений, постоянных голода и жажды, многочисленных смертей и болезней, когда, — в результате изнурительного полутора годового пути, — народ дошел только до Кадеса, куда от египетского Раамсеса можно было спокойным шагом дойти за неделю, народ окончательно разочаровался в своем вожде. У обобранных до последней нитки евреев не было ни малейших оснований доверять ему.

Ходили упорные слухи, что Господь уже давно отступился от них, кинул их в пустыне на произвол судьбы, диких народов и не менее диких зверей. Что Моисей узурпировал право говорить от имени Бога, возомнив всемогущим Богом самого себя.

А если Моисей и не лжёт, что находится с Всевышним в прямом контакте, то правильно ли переводит народу Его слова? Не перевирает ли их? Не прибавляет ли что — либо от себя, в своих корыстных, преступных интересах?

Евреи имели право на сомнение. Это право и сейчас имеет каждый здравомыслящий еврей, хотя духовные вожди нации считают иначе.

Что же помешало Господу, неустанно пекущемуся о благе избравшего Его народа, Самому обратиться с проникновенной речью к Своим оболваненным избирателям и избранникам?

Что помешало Ему собрать всех на плацу и, выстроив по коленам, обратиться к ним с проникновенной речью? И торжественно поклясться, как это позднее сделал Его наместник на шестой части суши Никита Хрущев, что уже нынешнее поколение еврейских людей будет жить, пусть не при коммунизме, но вполне по — человечески.

Таким Божьим клятвам народ, конечно же, должен был поверить!

Потому что Господь исполняет всё, что говорит. Потому что Господь, как главная направляющая сила истории, не может не сдержать своей клятвы.

И только в том случае, если бы жестоковыйный народ всё — таки не поверил, усомнился, тем самым смертельно оскорбив Господа, только тогда имел бы Он полное моральное право карать со всей суровостью Закона Божьего!

А так — наши иудеи были присуждены к поголовному вымиранию только за то, что не поверили — нет, не Богу! — но ненавистному авантюрному вождю.

И только за это… О, Боже, но почему?

Потому!"Я сказал!"

А что, нельзя было помолчать?

Вот такая суровая библейская Правда… Вот такая убийственная библейская Мораль…


Глава седьмая.

ПРИХОД К МЕДОВЫМ БЕРЕГАМ

«Время любить и время

ненавидеть, время войне, и

время миру».

(Ек. 3. 8)

Пробыв некоторое время в цветущем оазисе вблизи города Кадеса (о точном сроке пребывания Вы узнаете несколько позже) израильтяне двинулись в обход Едома. Но почему же в обход?

«И послал Моисей из Кадеса послов к царю Едомскому сказать: позволь нам пройти землёю твоею. Мы не пойдём по полям и виноградникам, и не будем пить воды из колодезей твоих. Но пойдём дорогою царскою, не своротим ни направо, ни налево, доколе не перейдём пределов твоих». (Чис. 20. 14)

Люди добрые! Как Вы можете Вы допускать такое издевательство над Вашим разумом! Как можете Вы верить в то, что вождь шестисоттысячной армии (македонец Александр Великий не имел и половины!) униженно просил местечкового царька о разрешении пройти лёгкой походкой через его гольфовое поле? И клятвенно обещал, что воины не затопчут ни одной из восемнадцати ямок, и не будут пить из поливочных шлангов.

Кто, какой краснокожий Эдом мог остановить такую трёхмиллионную массу народа?

Да если бы у Моисея было не шестьсот, а только шестьдесят, нет, пусть даже двадцать тысяч воинов, и тогда бы от царя идумеев осталось мокрое место. Не было в то время силы, способной противостоять такому войску. К тому же Господь обещал прислать на подмогу шершней.

Но из этой святой Песни слов не выкинешь…

Вот пророчество, которое когда — то услышала из уст Бога Ревекка, жена Исаака.

«Господь сказал ей: два племени в чреве твоем, и два различных народа произойдут из утробы твоей; один народ сделается сильнее другого, и больший будет служить меньшему». (Быт. 25. 23)

Под словами «меньший народ» Господь подразумевал израильтян, произошедших от Иакова. Странное определение для народа, который Господь обещал размножить как звезды небесные и как песок морской, и который при выходе из Египта насчитывал более трех миллионов человек.

Под словами"больший народ"Господь подразумевал Идумеев, потомков Исава, другого сына Ревекки. Который носил прозвище Эдом (красный), из — за цвета чечевичной похлебки, за которую он продал свое первородство Исааку.

Идумеи были таким сильным народом, что их царь позволил себе не позволить Моисею пройти через свою территорию. Имя этого царя не названо. Хотя в другом месте перечислены все имена царей Эдомских. (Быт. 36. 32— 43)

Эдом был покорен Давидом в последнее десятилетие его правления. (2. Цар. 8. 14)

И были подданными Иудеи до царя Иорама. (4. Цар. 8. 22) То есть, всего лишь менее ста лет, из пятнадцати векового периода библейской истории израильтян, от Исхода до Новой эры, идумеи наполняли пророчество Господа.

Это — косвенное подтверждение того, что книги Моисея были написаны, или дополнены, в период царствования Давида и Соломона, когда господство израильтян над идумеями было фактом. И казалось, что это господство будет длиться вечно.

От Кадеса до конечного пункта, берега Иордана, можно было пройти напрямую за пять, шесть дней. Но в результате вынужденного обхода этот путь растянулся до пяти месяцев.

В пути случилось несколько неприятных, непредвиденных событий.

«И стал малодушествовать народ в пути. И говорил народ против Бога и против Моисея: зачем вывели вы нас из Египта, чтобы нам умереть в пустыне? Ибо здесь нет ни хлеба, ни воды, и душе нашей надоела эта негодная пища». (Чис. 21. 4— 5)

Очень малодушными были израильтяне. И очень противными. Нет, как Вам это нравится! Всего лишь каких — то неполных сорок лет ели каждый день манну Божью, и вдруг она им почему — то опротивела!

Поразительная неблагодарность. За что их Бог и наказал. Наказание это пошло на пользу евреям и другим народам. Результат налицо. Вот уже три тысячи лет слуги Божьи кормят этой библейской кашей смиренные народы, но едоков не убавляется.Наказывать надо за малодушие! По всей строгости Закона.

«И послал Господь на народ ядовитых змеев, которые жалили народ, и умерло множество из сынов Израилевых. И пришёл народ к Моисею, и сказал ему: согрешили мы. И помолился Моисей о народе. И сказал Господь Моисею: сделай себе змея и выставь его на знамя, и ужаленный, взглянув на него, останется жив». (Чис. 21. 6— 8)



Моисей приказал изготовить большого медного змея, и установил его на армейское знамя. С этого момента народ перестал умирать. Почти перестал.

Потому что многие из укушенных, которые находились далеко от лидирующей колонны, не успевали добежать и взглянуть.

«Не делай себе изображений никакого гада» — говорилось в законах Моисея. Но сам он, в конце концов, изготовил изображение гада.

Милый читатель! Берите пример с Господа Бога! Если жена Ваша станет ныть и малодушничать, подкиньте ей гадюку. И пусть эта гадюка ужалит её. Ручаюсь Вам, что уже через несколько минут нытьё прекратится. Раз и навсегда.

Двоюродный брат Моисея, Корей, и ещё двести пятьдесят именитых граждан взбунтовались, и хотели свергнуть самодержавие. Но Бог развёрз землю, которая поглотила заговорщиков вместе с невинными родственниками их.

Народ был потрясён такой жестокой расправой. Ропот вот — вот грозил перерасти в восстание. Господь двинул на бунтовщиков воинство небесное. Пятнадцать тысяч человек полегли от мечей Ангелов.

Помянём их память вставанием!

____________________

Настроение Господа очень переменчиво. Сегодня Он говорит одно, завтра, — совершенно противоположное. Вот Вам подтверждение, что на слово Иеговы не стоит полагаться.

Царь моавитян Валак, обеспокоенный грозящим нашествием и, не уверенный в возможности противостоять такой армаде, обратился к великому магу и пророку Валааму с просьбой пойти и проклясть израильтян.

Ночью к Валааму явился Господь и запретил ему идти. Послы царя вернулись ни с чем. Валак вторично послал к Валааму. На этот раз, более представительную делегацию, князей народа. Пророк отвечал им: «за всё золото мира я не соглашусь пойти против воли Господа». Но, зная, что эта воля переменчива, всё же придержал их.

«Впрочем, останьтесь здесь и вы на ночь, и я узнаю, что ещё скажет мне Господь. И пришёл Бог к Валааму ночью, и сказал ему: если люди пришли звать тебя, встань, пойди с ними; но только делай то, что Я буду говорить тебе.

Валаам встал поутру, оседлал ослицу свою и пошёл с князьями Моавитскими. И воспылал гнев Божий за то, что он пошёл, и стал Ангел Господень при дороге, чтобы воспрепятствовать ему». (Чис. 22. 19— 22)

Ну, что я Вам говорил! Только очень несерьёзный Бог может так нелепо поступать. Сначала Он запретил Валааму идти. Через несколько часов передумал и приказал ему идти. Ещё через пару часов снова передумал, и сильно разгневался на пророка за то, что он в точности исполнил Его приказ. Упаси нас, Господи, от подобного самодура — начальника! Который явно страдает лунатизмом, поскольку всегда бродит по ночам, и не даёт спать нормальным пророкам.

Перепуганный таким Божьим непостоянством, Валаам не только не проклял израильтян, но, благодаря Ангелу и здравому разуму своей ослицы, благословил их в очень красивых, изысканных выражениях. И напророчил им великое будущее.Но своё собственное будущее он вряд ли предвидел. Через очень короткое время пророк был убит теми, кого благословил. Такова была Воля Божья.

Обходя Эдом, израильтяне споткнулись о владения Сигона, другого мелкопоместного царька. И опять же Моисей униженно просил. Но Господь ожесточил сердце Сигона, и он не позволил народу пройти. С одной стороны, Господь как будто помогал израильтянам. Но втайне противодействовал им, вёл двойную игру.

Оправданием Господу может служить тот факт, что Он вскоре пересмотрел Своё поведение, исправился, и обеспечил евреям ряд замечательных побед Моисей, при поддержке с воздуха, сильно разозлился, и двинул на Сигона свои полки. И через пару часов остались от козлика рожки да ножки. Не теряя темпа, даже не перекусив, Моисей обломал рога другому упёртому аморрейскому козлу — царьку Огу.

В походе израильтян ждали не только мелкие столкновения, но и великие победы. Самую большую победу одержали израильтяне уже на подходе к Иордану.

Следовало очистить восточный берег реки для перехода в Землю Обетованную. Здесь — то и лежали владения мадианитян.

Это племя сильно унизило достоинство сынов Израиля, пригласив пророка Валаама, чтобы он высыпал на головы евреев кучу отборных проклятий.

Кроме того, Израиль начал блудодействовать с дочерьми Моава (Чис. 21), и прилепился к их языческому божеству Ваал — Фегору. Это очень не понравилось Господу, который ревностно следил за чистотой веры и чистотой расы. Поэтому Он решил немедленно отлепить евреев от Моава. Отлепить, — значило: перебить, иначе бы они не отлепились. Гнев Господа был немного смягчен решительным поступком Финееса, внука Аарона. Этот первосвященник, который имел превосходный опыт забивания быков и тельцов, одним ударом заколол еврейского быка по имени Зимри, начальника колена Симеонова, и мадианитянскую телицу в самый момент спаривания.

Бог снисходительно похлопал убийцу по плечу.

«Фенеес, сын Елиазара, отвратил ярость Мою от сынов Израилевых, возревновав по Мне среди их, и Я не истребил сынов Израилевых в ревности Моей. Посему скажи: вот я даю ему мой завет мира». (Чис. 25. 11— 12)

Когда Бог давал завет мира, это значило, что надо готовиться к войне.

Моисей, приведя израильтян к берегам Иордана, решил, что исполнил свою миссию, и хотел было уже отойти на вечный покой. Но Господь запретил ему умирать, пока с язычниками и их блудницами не будет покончено.

«И сказал Господь Моисею, говоря: отомсти Мадианитянам за сынов Израилевых и после отойдешь к народу твоему. И сказал Моисей народу, говоря: вооружите из себя людей на войну, чтобы они пошли на войну против мадианитян совершить мщение Господне. По тысяче из колена, от всех колен Израилевых пошлите на войну». (Чис. 31. 1. 4)

Мадианитяне также были племенем, родственным евреям. Их родоначальником был Мадиан, сын Хеттуры, наложницы Авраама. (1. Пар. 1. 33)

Сражению, которое разыгралось на земле моавитской, ни до, ни после не было равных в мировой истории.

Израильтяне выставили двенадцать тысяч солдат. Так приказал Господь. Хотя, как оказалось впоследствии, и двенадцати человек вполне хватило бы для победы. Ведь во главе их выступал Бог Иегова, муж брани.

На стороне противника было несколько сотен тысяч воинов, возглавляемых пятью царями. Но песенка их была спета уже до начала сражения.

«И пошли войною на Мадиама, как повелел Господь Моисею, и убили всех мужского пола. И вместе с убитыми убили пять царей мадиамских, и Валаама, сына Веорова, убили мечом. И все города их во владениях их и все селения их сожгли огнем». (Чис. 31. 7— 10)

Полнейший разгром! Пятеро царей отправились на тот свет, прихватив с собой для компании благоразумного пророка Валаама!

Израильтяне после победы дважды пересчитали себя, чтобы определить свои потери. Результат был неутешительным. Некого было хоронить.

«И сказали Моисею: рабы твои сосчитали воинов, которые нам поручены, и не убыло ни одного из них». (Чис. 31. 49)

Это явное преувеличение, как часто случается в библейских легендах. Для восстановления исторической правды, приведу более достоверную сводку о потерях. Почерпнутую из книги, не вошедшей в Библию.

Если верить этой сводке, и на стороне израильтян были большие потери. Погибло три — тысячи? — нет, три человека. Один воин споткнулся о копье павшего врага, упал и напоролся на свой же меч.

Второй умер от напряжения, пытаясь определить, сколько девственниц взято в плен. Третий умер от смеха, наблюдая, как падают перед ним мадианитяне, и сами складываются в штабеля, чтобы облегчить евреям подсчет их.

Победители пленили всех женщин и детей, а также прибрали к рукам огромные стада мелкого и крупного рогатого скота. И привели в стан к Моисею.

Моисей был уже очень стар. Со дня на день он должен был отойти и vприложиться к своему народу, большую часть которого оставил под песками пустыни. Поэтому ни женщины, ни дети ему были ни к чему.

Кроме того, он опасался, что язычницы и дальше будут соблазнять израильтян.

«И прогневался Моисей на военачальников, пришедших с войны. И сказал им Моисей: для чего вы оставили в живых всех женщин? Вот они, по совету Валаама, были для сынов Израилевых поводом к отступлению от Господа в угождение Фегору.

Итак, убейте всех детей мужеского пола, и всех женщин, познавших мужа на мужеском ложе, убейте». (Чис. 31. 14— 17)

Убейте, и всё! В рядах солдат возник ропот. Оказалось, что три жертвы были принесены напрасно. И правда, что это за победа, если нельзя позабавиться с женами неприятеля? Моисей сообразил, что погорячился, и разрешил провести селекцию.

«А всех детей женского пола, которые не познали мужеского ложа, оставьте в живых для себя». (Чис. 31. 18)

К сожалению или к счастью, Моисей не уточнил ни возрастной границы, ни способа, каким можно определить: познали или не познали.

Под шумок солдаты оставили в живых не только детей, но и более зрелых девственниц. Дети мужского пола и те счастливые женщины, которые успели познать мужа, были немилосердно истреблены. Во славу Господа!

Сколько же было не познавших?

«Людей, женщин, которые не знали мужского ложа, всех душ тридцать две тысячи». (Чис. 31. 35)

Кроме того, было насчитано восемьсот восемнадцать тысяч голов скота.

На плечи победителей легла непосильная задача. Судите сами. Как могли двенадцать тысяч воинов, руки которых были заняты награбленным золотом и серебром, а к поясу каждого пристегнуты по три плачущие девственницы, пригнать такое большое стадо? К примеру, два сельских пастуха с трудом справляются со стадом, насчитывающим сотню коров. А здесь на каждого воина приходилось по семьсот животных. Думаю, что Господь Бог помог им, взяв в руки пастушеский бич. Не исключено, что всё Небесное Воинство окружило стадо и следило за тем, чтобы животные не разбегались.

В Библии, к сожалению, не указано, какие потери понесли мадианитяне, как павшими на поле сражения, так и заколотыми мирными гражданами. Учитывая, что одних только девственниц было тридцать две тысячи, можно смело допустить, что число жертв было около полумиллиона.



Но напрашивается вопрос: зачем израильтяне вообще шли на эту войну?

Не мог ли Господь Сам справиться с войском язычников, как раньше справился с египтянами?

Вернемся к очень щекотливой, пикантной проблеме определения девственности пленниц. Попробуем представить себе, как проходила эта процедура. Чисто гипотетически.

Очевидно, всех пленниц — от детей до глубоких старух — собрали в одном месте на обширной поляне, и обнесли забором из колючей проволоки. Потом вызывали по одной, и ставили вопрос ребром: познала мужа или не познала? Детекторов лжи тогда еще не существовало, гинекологических кресел — тоже. Поэтому приходилось верить на слово. Но при возникновении малейшего сомнения пленницу предавали в руки отборного отряда левитов. И они устанавливали, девственница или нет. Старым, дедовским способом. Результаты, в большинстве случаев, были отрицательными. И немудрено.

Честно скажу, что меня, немного знающего мужскую психологию, удивило такое большое количество девственных пленниц.

Я уверен, что абсолютное большинство дев неприятеля лишались невинности прямо в пылу сражения. А через два, три дня после него все они, без исключения, успевали познать мужа или даже нескольких мужей. Некого было учитывать!

Написано, что израильтяне привели пленниц в стан не сразу, а только через неделю после сражения. Поэтому я полагаю, что девственницами остались только те тридцать две счастливицы, которые были предназначены для принесения в жертву Господу. (Чис. 31. 40)

Тут мы находим ответ на вопрос, почему Господь Сам не справился с мадианитянами. Просто Он хотел немного поразвлечь Свой избранный народ, дать ему возможность вдоволь поубивать, понасиловать, пограбить.

Одни только военачальники захватили и сдали в казну около двухсот килограммов золотых ювелирных изделий. А воины?

«Воины грабили каждый для себя». (Чис. 31. 53)

Каждый для себя. Полнейшая анархия! С таким безобразием надо ыло кончать. И Моисей придумал, как это пресечь. В дальнейшем города, которые подлежали захвату и разграблению, объявлялись заклятыми, то есть — предназначенными для Господа. И никто уже ничего не смел брать. Всё шло в общую казну. Можете мне поверить, что Господь никогда не имел в руках ключей от этой казны. Кто бы их Ему дал? Мало Ему, что ли, золота в подземных кладовых?

Если многие библейские мифы и легенды являются отзвуком реальных событий, то победа над пятью мадиамскими царями, — чистый вымысел. От начала до конца. Сказка об этом фантастическом сражении была вставлена в Пятикнижие Моисея явно гораздо позже, несколько веков спустя, каким — то весёлым злоумышленником.

Мы знаем об этом грандиозном событии и о величине добычи. Но сам — то Моисей об этом ничего не знал. Не знал никто из израильтян. Не знал вообще никто в Палестине, включая самих мадианитян.

В прощальном слове Моисея к народу, перед самой его кончиной, ничего не говорится об этой победе. Моисей напоминает израильтянам обо всех этапах пути, и о тех событиях, которые произошли во время сорокалетнего пребывания в пустыне. (Втор. Главы 1— 3) В частности, он говорит о разгроме царей Сигона и Ога.

Но о пяти царях мадиамских почему — то и не вспоминает. И в перечне царей, которых поразили израильтяне при завоевании земли Обетованной, нет этих имен. (Нав. 12)

Мало того, Моисей утверждал, что израильтяне обошли границы земли Моава, и что Господь запретил им воевать с народами, населяющими эту землю. Потому что израильтяне не получат ее в наследство. (Втор. 2. 9)

Вскоре после этих событий двое юношей — соглядатаев проникли в Иерихон, чтобы выявить слабые места в обороне города. И были разоблачены. Спасаясь от погони, они спрятались в доме блудницы Раав.

Надо сказать, что блудниц в Библии предостаточно, и что они играют заметную роль в развитии событий.

Раав спрятала шпионов, так как наперед предвидела, что Иерихон падет. И заботилась о своем спасении. Предательница рассказала юношам, что все горожане наслышаны о чудесном исходе израильтян из Египта, об их победах над Сигоном и Огом, владения которых находились далеко от Иерихона. Но о недавнем"великом"сражении с мадианитянами, жившими рядом, на противоположном берегу Иордана, она и не заикнулась.

Вот еще одно подтверждение, что о войне с мадианитянами никто слыхом не слыхивал. Такая шумная была победа.

Но все же в Библии есть одно незначительное упоминание, которое могло послужить толчком к возникновению легенды. В первой книге Моисеевой «Бытие», в главе 36, перечисляются потомки Исава, брата Иакова. Об одном из них говорится: «И воцарился Гадад, сын Бедадов, который поразил Мадианитян на поле Моава». (Быт. 36. 35)

Возможно, это сражение произошло перед тем, или в то же самое время, когда израильтяне огибали границы Моава. И победа Гадада была приписана Моисею.

____________________

И вот многострадальный поход закончен. Народ пришёл на восточный берег Иордана. За рекой лежала благодатная земля Обетованная. Наконец — то, они увидели её. И хотя эта земля по внешнему виду ничем не отличалась от той, на которой они сейчас стояли, радость и благодарность Богу наполняли их сердца.

Эта земля и сейчас именуется Обетованной, то есть клятвенно обещанной. Но она никогда не была дана израильтянам. Иначе называлась бы — Данной, Подаренной. Бог арендовал её Своему народу на только Ему одному известный срок.

«Земля моя — вы пришельцы на ней. (Лев. 25.23)

В этот торжественный час Моисей обращается к своему народу с напутственным словом.

«Говорил Моисей всем Израильтянам за Иорданом, в расстоянии одиннадцати дней пути от Хорива» (Втор. 1. 1— 2).

Как видите, путь, который можно было пройти за полторы недели, израильтяне преодолевали сорок лет.

Моисей напомнил народу об основных этапах пути, о тех событиях и испытаниях, которые им довелось пережить.

«Сорок лет Господь был с тобой, ты ни в чём не терпел недостатка» (Втор. 2. 27).



Какое лицемерие! Неужели Моисей обращается только к священникам и левитам, а не ко всему народу? Народ как раз терпел. И жажду и голод. Потому и роптал. Потому и истреблялся.

«Рука Господа была на них, чтоб истреблять их из среды стана, пока не вымерли». (Втор. 2. 15)

Жили в полном достатке, но умирали, как мухи. Счастливо жили в голодной пустыне и погибали от язв с улыбкой на устах. Вот какая славная Отеческая забота!

«Был ли какой великий народ, у которого были такие справедливые законы?» (Втор. 4. 8).

Подобного «великого» народа никогда не было, и не будет. Но подобные «справедливые» законы, и даже похлеще, были и есть в некоторых странах и в наше время. Не будем указывать пальцами, чтобы пальцы остались целы.

«Ибо Господь, Бог твой, есть огонь поядающий, Бог ревнитель». (Втор. 4. 24).

У Иордана Бог благословил израильтян на грабительскую войну.

«Когда же введёт тебя Господь твой в ту землю, с большими и хорошими городами, которые ты не строил, и с домами, наполненными всяким добром, которые ты не наполнял, и с колодезями, которых ты не высекал, с виноградниками и маслинами, которых ты не насадил, твёрдо храните заповеди Господа, Бога Вашего, и делайте справедливое и доброе пред очами Господа». (Втор. 6. 10— 18).

Тем, кто с первого раза не уловил премудрость этих наставлений, я готов вкратце повторить: вдоволь поубивав и пограбив, сей разумное и доброе! Но не спеши делать добро, оглянись вокруг, — может быть, ты ещё чего — то не дограбил.

____________________

А теперь хотел бы обратить Ваше внимание ещё на три фразы из прощальной речи Моисея. Последняя из них настолько туманна, что очень многое проясняет.

«Господь, Бог наш, говорил нам в Хориве и сказал: полно вам жить на горе сей. И отправились мы от Хорива, и шли по всей этой великой и страшной пустыне, которую вы видели, по пути к горе Аморрейской, как повелел Господь, Бог наш, и пришли в Кадес — Варни. И пробыли вы в Кадесе много времени, сколько времени вы там были». (Втор. 1. 6, 19, 46)

Великолепно! Лучше не скажешь! Какое обилие информации, сколько пищи для воображения предоставляет нам эта хитроумно закрученная фраза!

«Были столько, сколько были».

«Прекрасно. Ну а как долго, всё же?»

«Достаточно долго».

«А когда же туда пришли?»

«Пришли тогда, когда дошли».

«А когда ушли?»

«Ушли тогда, когда вышли».

«Хм — м. Ну, а кто же был вашим вождём?»

«Тот, кто нас водил».

Нет. Этим мы ничего не добьёмся. Неужели же мы так и не узнаем, сколько времени израильтяне были в Кадесе, и что там делали?

Не волнуйтесь, сейчас узнаем. Выдавим из Библии эту страшную тайну.

____________________

За сорок прошедших лет, несмотря на кровопролитные войны, многочисленные опустошительные болезни, массовые казни, несмотря на низкую среднюю продолжительность жизни, количество израильтян не уменьшилось. Это подтвердили результаты нового исчисления ополченцев, сделанного Моисеем и первосвященником Елеазаром, сыном Аарона, на восточном берегу Иордана.

«Вот число вошедших в исчисление сынов Израилевых: шестьсот одна тысяча семьсот тридцать. В числе их не было ни одного человека из исчисленных в пустыне Синайской. Ибо Господь сказал им, что они умрут в пустыне» (Чис. 26. 51— 65)

Все те, кому в год Исхода было больше двадцати лет, по слову Господа, ушли из жизни, уступив грядущим поколениям место под палящим солнцем пустыни. И уж этим, новым, не испорченным поколениям еврейских людей Бог клятвенно (в который раз!) пообещал, что они — то обязательно увидят то, что им положено по наследству.

Мы уже успели убедиться в том, что Господь редко держит слово, которое часто необдуманно даёт. Такой у него высший принцип: клятва — Моя, хочу — даю, хочу — забираю.

Но мы всё же ждём, мы всё же не теряем надежды, что хотя бы эту, очередную проклятую клятву Господь исполнит.

Предыдущие поколения, выходя из Египта на верную смерть, были не только выведены, но и подведены Им. Никому из них не довелось омыть свои окровавленные ноги в священных водах Иордана. Они умирали с чувством глубокой горести от разочарования в верности Слова Божьего.

Но, умирая, они всё же надеялись, что хотя бы их детей и внуков ждёт светлое, медовое будущее. Неужели же Иегова столь коварен, что обманет и детей? Но детей обманывать нельзя! Это не по — человечески и даже не по — божески!

Что ж, посмотрим…

____________________

И опять — сухие цифры. Из Египта вышли около трёх миллионов израильтян, в числе которых было шестьсот тысяч ополченцев в возрасте свыше двадцати лет.

Через сорок лет на берега Иордана пришло около трёх миллионов израильтян, среди которых было шестьсот тысяч ополченцев.

Казалось бы, ничего особенного с народом за эти годы не произошло, — сколько вышло, столько и пришло. Хотя, — могло быть и хуже. Всё прекрасно! «Всё хорошо, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо!».

Но прекрасная маркиза из популярной песенки вскоре убедилась, что вовсе не всё так хорошо.

И мы с Вами тоже сейчас в этом убедимся.

Для этого мы воспользуемся словами известного классика марксизма — ленинизма: «Семья — это ячейка общества».

Давайте не будем оперировать огромными числами: миллионами, сотнями тысяч. Они только затемняют сознание верующих людей, рабы не могут оперировать такими объёмами.

Упростим себе задачу, разделим общество на семейные ячейки. Возьмём отдельно взятую, среднюю еврейскую семью. Одну стотысячную часть еврейского народа.

Познакомимся с этой семьёй поближе.

Главе семьи и его жене было уже за шестьдесят. Этот патриарх для войны не годился, и поэтому не вошёл в исчисление. Вот вам первое поколение.

У стариков было два сына и две невестки. Сыновьям было за сорок лет, и они вошли в исчисление. Второе поколение.

У каждого из этих сыновей было по два сына и по две дочери старше двадцати лет. Дочери ушли невестками в другие семьи, но вместо них пришли невестки из других семей. Третье поколение. Четверо мужчин этого поколения вошли в исчисление.

У каждой из пар третьего поколения были дети. В среднем по четыре ребёнка. Итого — шестнадцать детей. Которых ждало светлое будущее.

Господь обещал им: «подрастёте, — увидите!». Четвёртое поколение.

Итак: 2 + 4 + 8 + 16 = 30 Одна стотысячная часть народа. Простая человеческая арифметика.

В ополчение из семьи вошли шесть человек (одна стотысячная часть). Этим шестерым предстояло умереть в ближайшие сорок лет, вместе со всем ополчением. По слову Божьему, за то что поверили десяти лазутчикам и не поверили двум. Один за всех и все за одного. Они были обречены.

Запомним эти цифры и эти факты…

Как видите, я исхожу из того, что каждая семейная пара имела, в среднем, четверых детей. Это — немного заниженная цифра. На самом деле, рождаемость в те времена была высокой. Женщины практически не выходили из положения. У большинства семейных пар было десять и более детей. Вспомним, — двенадцать сынов Иакова ввели в Египет около шестидесяти своих сыновей, и примерно столько же дочерей. (Быт. 4. 10— 25)

Но и детская смертность была высокой. Менее половины детей доживали до двадцати лет.

Давайте полюбовно сойдёмся на цифре «четыре». Но если Вы не согласны, то можете произвести свои расчеты, подставив любую понравившуюся Вам цифру. Поверьте мне, конечный результат будет не менее ошеломляющим.

____________________

Минуло двадцать лет.

Вернёмся к нашей семье и посмотрим, какие изменения в ней произошли.

Прямо с порога мы должны будем принести соболезнования. Первое и второе поколение отошли в иной, лучший мир.

Восемь человек третьего поколения разменяли пятый десяток.

Шестнадцать человек четвёртого поколения перевалили за рубеж двадцати лет.

Девушки ушли в другие семьи, но вместо них пришли другие девушки, которые, едва переступив порог, стали полноценными женщинами. И уже успели нарожать кучу детишек — в среднем по четыре ребёнка, как мы с ними предварительно договаривались. Эти детки относились к пятому поколению.

Разросшаяся семья уже насчитывала пятьдесят шесть членов.

А поскольку она составляла одну стотысячную часть народа, то весь израильский народ увеличился до пяти миллионов шестисот тысяч человек. «И увидел Бог, что это хорошо».

Но в нашей семье за эти годы умерло шесть человек. А во всём народе — шестьсот тысяч. Это уже печально. Но не так, чтобы очень. Жизнь продолжается.

Покинем нашу милую семью, чтобы нежданно — негаданно вернуться ещё через двадцать лет, в самом конце Исхода.

О, какие изменения! Как все выросли и возмужали! Появились новые лица и славные мордашки детей.

Но восемь человек третьего поколения, к сожалению, уже не с нами. Как Господь им и обещал, они увидят Палестину только сверху.

Шестнадцать человек четвёртого поколения уже давно отпраздновали сорокалетний юбилей. Восемь зрелых мужчин надевают на себя боевые доспехи, готовясь войти в исчисление.

Тридцать два человека пятого поколения также вошли в продуктивный возраст и, верные нашему договору, успели нарожать шестьдесят четыре ребёнка шестого поколения. Шестнадцать молодых отцов также должны войти в исчисление.

Теперь уже наша огромная дружная семья насчитывает (вернее, должна насчитывать!) сто двенадцать человек. За двадцать минувших лет ушло из жизни восемь человек.

В народе — сто тысяч таких усреднённых семей. Таким образом, народ израильский, придя на берега Иордана, должен был насчитывать около одиннадцати миллионов человек. Колоссально! Кроме этого, восемьсот тысяч осталось под песками пустыни. Колоссально! Это любимое словечко Эллочки — людоедки здесь очень к месту.

Из всего народа должны были поступить в исчисление (24 х 100.000) два миллиона четыреста тысяч воинов. Колоссально!

Но Моисей и Елеазар насчитали всего… шестьсот тысяч…

… Эллочка упала в обморок. Будем срочно её спасать. Но те миллионы евреев нам уже не спасти!

А теперь какой умник ответит мне: куда девались миллион восемьсот тысяч ополченцев?

Если осталось неизменным количество взрослых мужчин, то, вероятнее всего, осталось неизменным и число всех израильтян, всего народа. К Иордану пришло три миллиона евреев.

Но куда же девались восемь миллионов полноценных еврейских граждан?

Нет ответа…

Тогда отвечу я сам: пошли вслед миллиону четыреста тысячам человек первого, второго и третьего ушедших поколений!

Итак, за сорок лет блужданий по пустыне умерло своей смертью от старости, голода, жажды, лишений, от болезней, насланных Богом, погибло на полях сражений во славу Господа, от пыток и казней, проведенных Моисеем от имени Господа — более девяти миллионов человек!

То есть, — в три раза больше, чем их вышло из Египта!

Такой вот библейско — божественный ГЕНОЦИТ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА! Вот такой ХОЛОКАУСТ!

Почему же случилось такое Горе?

Потому, отвечаю я, что многострадальный, избранный Богом для страданий, народ не гулял по пустыне сорок лет. Он шёл по ней туда — сюда всего лишь семь месяцев. Около года народ находился в стане, разбитом у горы Синай. А ещё долгих тридцать восемь лет — в укреплённом концентрационном лагере массового уничтожения, построенном Богом, Моисеем и левитами в оазисе на краю пустыни Фаран, в окрестностях города Кадеса.

Прочтите Библию! Там это написано кроваво — чёрным по белому.

Опять же слышу дружный хор возражений.

Не говорите хором, говорите по одному, — я отвечу всем.

Возражение первое: «Но вы же прекрасно знаете, что в народных преданиях числа обычно сильно завышены».

Отвечаю. В преданиях, но не в Библии! В Библии каждая цифра проверена Богом. Вот посмотрите, что пишет уважаемый профессор — теолог в предисловии к книге «Числа» в чешском экуменическом издании Библии 1996 года (к сожалению, русское издание, имеющееся у меня, никаких предисловий не содержит): «Книга „Числа“ как книга исчисления народа Божьего свидетельствует о том, что Господь ведёт счёт своим избранным, точное число которых знает только Он».

Вот так! Прилежный Умница, ежедневно на компьютере подсчитывает. Сколько родилось и сколько скончалось И выводит сальдо.

Но если даже кощунственно допустим, что числа завышены, — кто об этом знает? Вы, я и ещё пара тысяч людей на всём земном шаре. Но сотни миллионов верующих этого не знают. И не узнают никогда! Никто им этого не скажет, — слуги Божьи вовсе не такие глупцы.

Пусть даже Божьи числа, скажем так, несколько искажены злоумышленниками. Что это меняет? Сократите приведенные числа в десять, сто, тысячу крат — ничего Вы этим не измените! Результат останется тем же: за сорок лет погибло втрое больше человек, чем вышло из Египта! И их уже не воскресишь.

Возражение второе: «Вы, вроде бы, учитываете детскую смертность.

Но Вы не учитываете смертность среди взрослых. В вашей уникальной семейке, почему — то, все, без исключения, доживали до преклонных лет.

Но ведь и тридцатилетний мужчина может умереть. И тогда вся ваша статистика будет нарушена».

Отвечаю. Не может умереть! Потому что судьба людей (вроде бы) в руках Божьих. Бог им (вроде бы) отмеряет года. И решает, кому пришло время надевать новые белые тапочки, а кто ещё может побегать в старых.

Тем, тридцатилетним ополченцам, которых Вы хотите похоронить раньше времени, Бог клятвенно обещал, что сохранит их в живых для получения наследства. Он не должен был допустить, чтобы они лишились тех двух кубических метров земли Обетованной, которая им причиталась по праву. Такой несправедливости наш предельно справедливый Господь допустить не мог, грех Вам такое говорить!

А если бы Он и допустил, то что бы это изменило? Погибло бы не девять миллионов, а только восемь или семь. Ну что ж, пусть будет так, если Ваше горе на какую — то долю поубавится…

Третий, робкий вопрос из толпы: «А как же, после всего этого клятвопреступления, верить Богу?

Отвечаю: молча. Помянем погибших молчанием…


Глава восьмая.

КОНЦЕНТРАК В ПУСТЫНЕ

«И обратился я, и увидел всякие угнетения,

какие делаются под солнцем: и вот слезы

угнетенных, а утешителя у них нет; и в

руке угнетающих их — сила».

(Ек. 4. 1)

Анализ библейских текстов, где трижды приводится описание маршрута так называемого блуждания евреев по пустыне, позволяет сделать однозначный вывод: народ Божий, придя через полтора года после Исхода к городу Кадесу, тридцать восемь лет жил в окрестностях этого города.



В пустыне возникло изолированное, охраняемое поселение. Здесь царили строгие законы и постановления, разработанные Моисеем.

Автор, основываясь на свидетельствах Библии, рисует несколько фантастическую, но очень близкую к реальности картину нравов и порядков, царящих в поселении. Это было некое подобие концентрационного лагеря, прообраз печально известных лагерей двадцатого столетия.

Художественный вымысел иллюстрируется цитатами из Библии, что придаёт написанному зловещую убедительность.

Строгий контроль над соблюдением народом многочисленных, порой бессмысленных, чудовищных законов осуществляли Господь Бог, Моисей и его гвардия — левиты. За большинство самых мелких нарушений грешнику грозила смертная казнь.

Это был лагерь уничтожения, где применялись допросы с пристрастием, пытки, стерилизация людей, разного рода казни, как индивидуальные, так и массовые, показательные.

Среди законов, данных Моисеем, было и несколько гуманных, демократических. Но они только декларировались. И никогда не исполнялись.

За четыре десятка лет в поселении умерли преждевременной смертью несколько миллионов человек. Вымерли все взрослые, которые вышли из Египта, и большинство детей.

Новые поколения были воспитаны в духе беспрекословного повиновения и панического страха перед Господом. Это были поколения послушных рабов Божьих.

____________________

В плане поселение представляло собою квадрат. Посреди, — большая квадратная площадь для народных собраний, митингов, проверок и казней. В центре её возвышался храм — скиния. По периметру площади, с восточной стороны, стояли шатры Моисея, Аарона и священников: сыновей и внуков Аарона. С трех других сторон, — шатры левитов, разделённых на три отряда, потомков трёх сыновей Левия: Гирсона, Каафа и Мерари. Вокруг них, — правильными рядами сотни шатров двенадцать станов колен Израиля, по три стана на каждую сторону света. (Чис. 3. 23— 38; 2. 1— 32)

Широко известны фотографии концентрационных лагерей двадцатого столетия. Большинство из них строилось по классической библейской схеме: в центре, — плац, канцелярия, бараки охраны. По краям — ряды бараков для заключенных. Отдельно, в изоляции — бараки для больных.

И в лагере, который построил Моисей, больные также изолировались от здоровых, и размещались в отдельном стане, расположенном за границами основного поселения. Были изданы строгие законы, касающиеся определения степени заболевания и сроков изоляции.

На южных воротах поселения был вывешен лозунг с надписью:"ТОЛЬКО РАБСТВО БОЖЬЕ ДЕЛАЕТ ЧЕЛОВЕКА ИСТИННО СВОБОДНЫМ!"

На северных воротах — другой лозунг:"ТОЛЬКО ТОТ, КТО СЛЕПО ВЕРИТ В БОГА НАШЕГО ИЕГОВУ, УВИДИТ ЗЕМЛЮ ОБЕТОВАННУЮ!"

Не верите? А чему, собственно, не верите? Что были ворота, или что были надписи?

Привожу доказательство. Вот вам дословный приказ Моисея: «И он сказал им так: так говорит Бог Израилев: пройдите по стану от ворот до ворот и обратно». (Исх. 32. 27).

Так что не сомневайтесь, — ворота были. А раз были ворота, то могли быть и надписи. Ворота для того и ставятся, чтобы повесить над ними лозунг.

Поселение охранялось, но только на случай нападения извне. Сами же поселенцы могли свободно выходить за его пределы. Но побеги исключались, так как у бежавшего не было иных перспектив, чем попасть в рабство, или быть убитым враждебными племенами. Также в округе бродило множество диких зверей.



За порядком в лагере следили члены левитского клана, нечто вроде эсэсовцев. Они выявляли, пытали и казнили грешников, преступивших установленные Моисеем законы. Проводили крупномасштабные карательные операции, которые красочно описаны в Библии. Мечами подавили народное возмущение у Божьей горы Синай, уничтожили восставших кореян, усмирили народ после возвращения лазутчиков.

Это были беспощадные каратели, достойные своего свирепого предка Левия, слепо преданные, бездумные исполнители преступной воли главы клана — великого Моисея.

Каждый день начинался с утренней проверки. По сигналу двух серебряных труб все поселенцы должны были выйти из своих шатров и приветствовать Моисея, который обходил лагерь перед тем, как войти в скинию. Была разработана система сигналов трубами. Поселенцы были научены различать, когда трубы играют сбор, когда — тревогу. Отдельный сигнал был и для сбора начальников. (Чис. 10. 4)

«Когда Моисей выходил к скинии, весь народ вставал и становился каждый у входа в свой шатёр, и смотрел вослед Моисею, доколе он не входил в скинию. Когда Моисей входил в скинию, тогда спускался столп облачный и становился у входа в скинию. И Господь говорил с Моисеем. И вставал весь народ и поклонялся каждый у входа в шатёр свой». (Исх. 33. 8— 10)

Моисей наказал Аарону, что тот может войти в святилище только тогда, когда в нём будет облако, чтобы Аарон, не дай Бог, не увидел Бога. Он не должен являться к Богу с пустыми руками. При нём обязательно должно быть жертвенное животное. (Лев. 16. 3)

Таким образом, барашку или тельцу перед смертью, в отличие от смертных израильтян, разрешалось войти в святое святых и немножко полицезреть Бога.

Раз в году Аарон приводил двух козлов. Один козёл приносился в жертву, а на другого поселенцы накладывали все свои грехи, и отпускали в пустыню. Дикие звери сжирали козла с грехами и с потрохами.

____________________

Поразительно, что в Библии почти нет никаких биографических данных, касающихся второй ключевой фигуры Исхода — первосвященника Аарона.

Известно только то, что он был старшим братом Моисея. Первосвященником он стал случайно. Не благодаря каким — то особым личным достоинствам, а благодаря речевому недостатку младшего брата и кровному родству с ним.

Он был рупором Моисея и техническим исполнителем чудес.

Библейский текст позволяет судить, что Аарон был совершенно бесцветной, безвольной, безликой личностью, послушной марионеткой в руках брата — вождя. Он был доволен тем, что находится под опекой хитроумного Моисея и придуманного им Бога, имеет высокую должность, может позволить себе красиво одеваться и хорошо питаться. И может чувствовать себя очень важной персоной. Поэтому он слепо повиновался железной воле Моисея, ловил каждое его слово, и прилежно повторял эти слова в своих проповедях.

Он был рад, что избежал наказания за изготовление поганского идола — золотого Тельца. Безропотно снёс убийство Богом (не Богом — Моисеем!) своих двух сыновей, за то, что те принесли к жертвеннику"чужой огонь". И не смел плакать за ними, потому что Моисей запретил ему.

Аарон жил под диктовку. Он одевал то, что ему приказывали, ел то, что ему было выделено, повторял то, что ему было сказано. Безропотно он жил и безропотно умер, по приказу. Когда народ пришел к горе Ор, Моисей принёс брату благую весть: взойди на гору и умри там.

"И сказал Господь Моисею: пусть приложится Аарон к народу своему.

И сделал Моисей так, как повелел Господь. Пошли они на гору Ор в глазах всего общества. И снял Моисей с Аарона одежды его, и облек в них Елеазара, сына его. И умер там Аарон на вершине горы. А Моисей и Елеазар сошли с горы". (Чис.20. 23— 28).

Видите, как всё просто! Взошли трое на гору. Двое сняли с третьего одежду. Третий тут же умер. Двое сошли с горы. Библия не уточняет, пришла Смерть сама, или те двое помогли ей быстренько взобраться на гору.

Народ оплакивал Аарона тридцать дней. Он никому ничего плохого не сделал. Его любили евреи. В отличие от брата, которого панически боялись и ненавидели.

Давно замечено, что таких вот тихих, покорных, безропотных, недалёких очень любят окружающие.

____________________

После утренней проверки все расходились по своим работам. Кто в поле, кто в виноградники, кто к стаду, кто — копать свежие могилы. Ежедневно в лагере умирало в среднем около ста пятидесяти человек.

Впрочем, столько же и рождалось. Повитухи и похоронные команды никогда не сидели без дела. Особенно тяжело было гробокопателям. Вот только где они взяли такое большое количество мотыг и лопат?

В каждом колене — отряде было самоуправление. Из числа самых примерных поселенцев были назначены старосты и бугры (бригадиры) Тогда они назывались тысяченачальниками, стоначальниками и просто начальниками. Они разбирали различные просьбы, давали наряды на полевые и заготовительные работы, на работы по благоустройству лагеря, выделяли людей в строительные и похоронные бригады, намечали кандидатуры грешников для предстоящих казней.

Должности помощника палача и писаря считались привилегированными. Если писарем не мог быть каждый, то на должность помощника палача желающих было в избытке. Поскольку казнить приходилось по несколько человек в день, эти ребята не скучали. Но, независимо от квалификации, они не могли продвинуться по служебной лестнице. Поскольку палачом мог быть только левит по рождению.

Мелкие дела: хулиганство, выбивание ока за зуб, кража козы или овцы, изнасилование, повторные (в течение одного дня) случаи суицида — кровосмешения, открытие и закрытие наготы, и тому подобные, судила (и тут же выносила приговор) особая отрядная тройка. В составе: начальника колена, самого послушного старейшины и специально приглашенного левита по политической и религиозной части.

Крупные дела, а именно: заговоры с целью смещения руководства поселения, приношение жертв чужим богам, работа в субботний день, умышленное убийство руководящего лица рядовым лицом, не уполномоченным убивать, и подобные тяжкие преступления, разбирались Высшей тройкой в составе: Моисея, Аарона и Председателя Верховного Суда — Господа Бога. Приговоры по этим делам были особенно суровы: сжигание на костре, закидывание камнями, сбрасывание в пропасть. Почётной казнью считалось повешение на дереве, поскольку деревьев было очень мало.

Регулярно собирались избранные лидеры, старейшины, начальники. Это было нечто вроде заседания центрального комитета партии. Вот подтверждение этому:

«Если же всё общество согрешит, и это будет укрыто от глаз собрания»(Лев. 4. 13— 14)

В лагере процветало доносительство. (Лев. 5. 1). Доносчики получали третью часть имущества жертвы доноса. Треть причиталась левитам. Треть от этой трети причиталась Аарону и его сыновьям. Оставшаяся треть, проданная с молотка, пополняла лагерную казну, то есть, доставалась Моисею. Вот так постоянно третировалось всё население лагеря.

Чтобы очиститься от греха, следовало принести жертву. Была выработана чёткая классификация жертв, соответствующих степени тяжести греха.

Если кто знал о каком — то нарушении и не доносил начальству, или прикасался к нечистому, или произнёс или услышал клятву, то должен был исповедаться и принести овцу за грех. Если не имел овцы, мог принести двух голубей. Если не голубей, то десятую часть ефы (около 4 килограммов) пшеничной муки. Священник бросал горсть муки в жертвенник,"остаток же принадлежит священнику, как приношение хлебное». (Лев. 5. 6— 13)

Как видите, Богу доставалась только горсть муки из четырёх килограммов. А считалось, что жертва приносится Богу. Неплохо жилось (и живётся) священникам под крылышком у Бога!

Приношение хлебное могло выглядеть и иначе: пшеничные хлебы пресные, смешанные с елеем, пресные лепёшки. Священник отламывал по кусочку от каждого хлеба и сжигал в огне жертвенника.

«А остатки приношения хлебного Аарону и сыновьям его; это великая святыня из жертв Господу». (Лев. 2. 10).

Приношение хлебное следовало приготавливать без закваски, «ибо ни квасного, ни мёду не должны вы сжигать во славу Господа». (Лев. 2. 11 6. 17). Но когда хлеба было мало, Моисей делал поблажку, разрешал приносить и квасной.

Всякое приношение должно было быть посолено. Ни Бог, ни братья — разбойники не хотели есть без соли.

Кроме хлеба, полагалось приносить и высушенные зёрна. Залитые оливковым маслом, с положенным сверху куском сливочного масла. Обязательно! Вынь, да положь! Иначе Господь обидится.

Вино и наркотические травы были обязательной составной частью некоторых приношений. Каждое мясное приношение следовало дополнить полутора литровым кувшинчиком винца.

«И вина для возлияния приноси четвёртую часть гина при воссожжении, или при закалаемой жертве, на каждого агнца». (Чис. 15. 5)

И правильно! Утоляя голод нежным ягнёнком, не мешало утолить и жажду. Но если приносился в жертву жирный барашек, то порция вина увеличивалась до двух литров. Вол сопровождался тремя литрами вина.

Всё, как видите, было продумано до мелочей. Мы уже знаем, что Господь благоволил пьянчужкам.

При такой прекрасно продуманной системе возможных нарушений и всевозможных наказаний каждая семья должны была владеть большим количеством коз, овец и телят, пшеничным полем средней величины и приличным виноградником. Потому что не проходило и недели, чтобы в семье кто — нибудь не согрешил. Овцы, мука и вино таяли на глазах, как манна при восходе солнца.

Священническую долю мяса, хлеба и вина не смел есть и пить никто, кроме самого священника и членов его семьи. Если дочь священника выходила замуж, то также не смела прикасаться к этой пище. Но если бы она овдовела, не имея детей, и вернулась в дом отца своего, то могла есть её. Чем дети мешали? Неужели тем, что могли объесть дедушку?

«Отделяй Господу всё, разверзающее ложесна; и всё первородное от скота, какой у тебя будет, мужеского пола. — Господу. А всякого из ослов, разверзающего, заменяй агнцем; а если не заменишь, выкупи его; и каждого первенца из сынов человеческих выкупай». (Исх. 13. 12— 13)

Отчего же Бог так обидел ослов, не желая, чтобы Ему были приносимы ослиные жертвы? По очень простой причине. Мясо этих животных неудобоваримо, жестко, малопригодно в пищу. Хотя Господу, по идее, это должно было быть безразлично. Ведь Он только обонял запах мяса, а не пробовал на зуб. Но Он по — отечески заботился о слугах Своих, зная, что престарелым Моисею и Аарону ослиная грудь и ослиное плечо будут не по зубам.

____________________

Если кто — либо что — либо похищал, или утратил доверенное ему, или нашёл потерянное кем — то и утаил, если поклялся ложно, что не имеет этого, то должен был возместить утраченное или похищенное, прибавив пятую часть. И, кроме того, принести в жертву овна. Это «жертва повинности». (Лев. 6. 1— 6).

Если кто по ошибке согрешил против посвященного Господу (очевидно, имелось в виду — съел тот кусок жертвенного животного, есть который имел право только священник), то должен был отдать священнику овна без порока, или стоимость его в серебряных сиклях. (Лев. 5. 15)

«Весь мужской пол священного рода может есть её. На святом месте должно есть её; это великая святыня». (Лев. 7. 6)

Как видите, кусок баранины тоже может быть великой святыней!

«Как о жертве за грех, так и о жертве повинности, закон один: она принадлежит священнику, который очищает посредством её». (Лев. 7. 7).

Телёнок или овца были вскормлены и выращены кем — то другим. Этот владелец провинился пред Богом, но не пред священником. Логичнее было бы сжечь животное для услаждения Господа, или разделить по частям и раздать бедным. Так был бы наказан грешник, и одновременно вершилось богоугодное дело. Но Моисей, от имени Бога, распорядился иначе: «принадлежит священнику».

На каком основании? «Я сказал!»

И кожа жертвенного животного принадлежит священнику.

И всякое приношение хлебное, печеное в печи, на сковороде или в горшке, принадлежит священнику.

И всякое приношение хлебное в виде сушеных зёрен, смешанных с елеем, принадлежит священнику.

И пресные лепёшки, и квасные хлебы принадлежат священнику. (Лев. 7. 8— 12)

А что же тогда, позвольте спросить, не принадлежит священнику?

«Кто не принёс приношения Господу, истребится душа его». (Чис. 9. 13).



Кроме того, существовала жертва добровольная, жертва благодарности, именуемая в дальнейшем «мирная жертва». Это — жертвенное животное плюс пресные хлебы и лепешки с оливковым маслом. Но допускался и квасной хлеб (Лев. 7. 12— 13)

Если какая душа, имея нечистоту, позволяла себе есть мясо мирной жертвы,"то истребится душа та из народа своего"(Лев. 7. 20).

Из мирной жертвы священнику доставались не только хлеба, но и правое плечо, и грудь жертвенного животного. Весь внутренний и подкожный жир принадлежал Господу, то есть, по сути, тому же священнику. (Лев. 7. 31— 32)

Употреблять в пищу жир жертвенных животных строго запрещалось.

"Ибо, кто будет есть тук из скота, который приносится в жертву Господу, истребится душа та из народа своего». (Лев. 7. 25)

При каждом жертвоприношении Моисей обильно кропил кровью жертв крышку ковчега, на которой восседал невидимый Бог. Не знаю, было ли Ему приятно постоянно сидеть в луже крови?

Для того чтобы заколоть тельца или овна, требовалась недюжинная сила. Учитывая, что Моисей и Аарон закалывали жертвенных животных собственноручно (Лев. 8. 15), трудно поверить, что им тогда было по восемьдесят лет. Для этого требуется недюжинная сила. Скорее всего, братьям могло быть не более пятидесяти. А года они себе прибавили, так как старейшины пользовались в народе особым уважением.

Однажды вышло новое постановление. Воспрещалось, под страхом смерти, закалывать овцу, тельца или козу в поле, вне стана, и в самом стане. Даже если они и не были предназначены в жертву Богу.

Закалывать следовало обязательно перед входом в скинию собрания. (Лев. 17. 3— 9)

Это делалось, вроде бы, с той целью, чтобы воспрепятствовать жертвоприношениям чужим богам.

На самом же деле, Моисей и Аарон не могли смотреть на вопиющее безобразие, когда груди и плечи телят и барашков нагло проносятся мимо левитских котлов.

Постановление касалось и пришельцев, которые не прочь были тайком поделиться мясцом со своими божествами.

Как всё это сочеталось с обязательным правилом: приносить в жертву Богу только то животное, что не имело единого порока? Ведь ясно, что, при таком обилии тяжких грехов и жертв, овец и телят нужной кондиции катастрофически не хватало. И Иегове пришлось согласиться с мнением Моисея, что мясо порочных животных ничем не хуже. Но и даже вкуснее, поскольку в нём чувствуется пикантная горчинка порока.

Жертвенник раз в году очищался кровью очистительной жертвы за грех.

____________________

В вечерние субботние часы, когда приношение жертв было благополучно закончено, обширный двор скинии превращался в своеобразный очаг культуры, дом религиозного просвещения. Здесь изучались Закон Божий, древняя история: от Сотворения мира до всемирного Потопа, новейшая история: от Авраама Премудрого до Иосифа Прекрасного. Читались лекции по вопросам нравственности и безнравственности, с примерами из лагерной жизни и должными выводами из этих примеров.

Левиты — футурологи, возбудив себя наркотическими средствами, знакомили слегка обкуренный народ с перспективами на ближайшие две — три тысячи лет, произносили пророчества, демонстрировали образцы тучных колосьев, огромных гроздьев винограда, фотографии и слайды, сделанные двенадцатью разведчиками при вылазке в землю Обетованную. Особо недоверчивые слушатели могли попробовать языком капельки мёда и молока из бидонов, которые вроде бы также доставлены были из этой, обещанной Богом, земли.

Кроме того, существовали кружки по интересам.

Гомики посещали кружок кройки и шитья, и делали вид, что это им интересно. Но тайком, под столами, заваленными шкурами, тискали друг друга.

Скотоложники делились опытом селекционной работы по выведению крупного рогатого скота путем скрещивания скота мелкого.

В химическом кружке делались опыты с травкой, древесной корой, соком мандрагоровых яблок, высушенными шпанскими мушками.

Полученная смесь тут же, на месте, апробировалась знатоками.

Остальные заинтересованно наблюдали за реакцией.

В клубе имелось брачное агентство, вывешивались текущие курсы невест с указанием величины вена, запрошенного их родителями.

Иногда проводились аукционы по продаже скота, рабов и рабынь, причем скот ценился гораздо выше. За год перед седьмым, юбилейным годом, когда, по закону, положено было отпускать на волю раба — еврея, цены на этих избранных рабов катастрофически падали. Их можно было выменять за кошку.

____________________

Идеологическая работа в лагере была налажена превосходно. Доктору Геббельсу здесь нечего было бы делать. Основным постулатом пропаганды было: «Только пройдя через страдания и смерть, только свято чтя и боясь Господа, вы сможете обрести светлое будущее".

На канцелярии был вывешен лозунг:"Трудится, поститься и молиться!"

В результате такой усиленной, отупляющей, одурманивающей религиозной агитации и пропаганды находилось много желающих отойти от мирских дел, всецело посвятив себя Богу.

Это было похвальное стремление. Такие рабы Божьи уже не оставались рядовыми рабами, но поднимались на более высокую ступень. Они становились червями Божьими, ползающими у Его ног. С этого момента они могли с гордостью говорить о себе: «я — недостойный червь!»

Но нельзя было приползти к Господу с пустыми руками. Он не любил этого. Он терпеть не мог бедняков и нахлебников. Следовало дать выкуп за свою душу.

«И сказал Господь Моисею, говоря: объяви сынам Израилевым и скажи им: если кто дает обет посвятить душу Господу по оценке твоей, то оценка твоя мужчине от двадцати лет до шестидесяти должна быть пятьдесят сиклей серебряных. Если же это женщина, то оценка твоя должна быть тридцать сиклей. От пяти лет до двадцати оценка твоя мужчине должна быть двадцать сиклей, а женщине десять сиклей. А от месяца до пяти лет оценка твоя мужчине должна быть пять сиклей серебра, а женщине три сикля». (Лев. 27. 1— 6)

Видите, какое мудрое разделение: по возрасту и по полу. Детям — скидка. Женщины — дешевле. Даже вол стоил дороже женщины.

Но если червь был так беден, что не мог внести положенную сумму, тоже не беда. Мог внести хоть сколько — нибудь. Если же не имел серебра, то должен был привести с собой животное. Чистое, не чистое, всё равно.

Лишь бы это животное имело хоть какую — нибудь стоимость. Оценку ему делал священник. И с этой минуты овца или коза эта становилась святыней, и приобретала еще большую ценность. Каждый желающий мог выкупить такую четвероногую святыню у священника, прибавив пятую часть от её оценки.



Но нельзя было приносить в выкуп за душу первородных из скота. Потому что эти первенцы и так принадлежали Господу, должны были приноситься Ему в жертву.

Человек, посвятивший себя Богу, должен был отдать Ему и свой дом. Но это — в будущем. А пока же, поскольку домов еще не было, свой шатер со всем содержимым. Священник оценивал имущество по своему усмотрению, и мог выставить его на аукцион. Но если посвятивший себя Господу не желал в дальнейшем спать на улице, а хотел жить по — прежнему в своем шатре, то должен был внести в левитскую казну стоимость его, по оценке, прибавив пятую часть. При этом червь Божий получал двойную выгоду. Мало того, что он становился святым человеком, но мог и дальше счастливо обитать в освященном шатре.

Так же было и с полем. Или отдай Богу, или оставь себе, но внеси в казну его стоимость, прибавив пятую часть. И тогда это поле будет принадлежать не только Богу, но и тебе! Что, конечно, великолепно!

Но не следовало воображать, что всё поле и весь урожай на поле принадлежит тебе. Положенную десятину ты должен отдать в любом случае, хочешь, не хочешь. Таким образом, это поле принадлежало Господу на все сто десять процентов. (Лев. 20. 7).

Ещё раз хочу напомнить Вам, дорогие любители Бога, что у Господа и у священников всегда было общее имущество. Они никогда не ссорились и ничего не делили. Потому что Бог всегда уступал.

Такой прекрасной идеей выкупа за душу впоследствии воспользовались Святые Апостолы. Тот, кто решал посвятить себя Христу, должен был продать всё своё имущество, а вырученные деньги отдать Им. И горе было тому новообращённому, кто утаил хотя бы малую часть от этих «святых» денег. (Деян. 5. 1— 10).

____________________

На воротах скинии был вывешен список так называемых чистых животных, мясо которых можно было употреблять в пищу. Вот по каким признакам определялась «чистота» животного.

«Всякий скот, у которого раздвоены копыта, и на копытах глубокий разрез, и которое жуёт жвачку». (Лев. 11. 2)

То животное, которое имело разрез, но не жевало жвачку, а также то животное, которое жевало жвачку, но не имело разреза, — считалось нечистым.

Из рыб, водных птиц и водных животных только те считались чистыми, что имели чешую либо перья.

Некоторые пернатые были всё же нечистыми: орёл, гриф, ворон, сокол, сова, ястреб, филин. Думаю, что если бы они и очистились, никто бы их не ел. Мясо этих птиц непригодно в пищу.

Все пресмыкающиеся были объявлены нечистыми — раз и навсегда. Хотя тоже были тварями Божьими.

Насекомые, почти все, считались нечистыми. Исключение было сделано для саранчи, кузнечиков и их родственников, у которых голени находились выше головы. (Лев. 11. 21). Как видите, чистота определялась не только по копытам, но и по голеням.

Должен заметить, что запрет есть свинину и крольчатину возник не случайно, не в результате очередной прихоти законотворца.

Ещё задолго до Моисея народы жарких стран убедились, на горьком опыте, что мясо этих животных опасно для здоровья. Были часты случаи, когда люди, поевшие мясо дикой свиньи или дикого кролика, умирали непонятно от чего. Никто не знал, почему это происходит. В результате возник миф, что эти животные прокляты Богом.

На самом же деле, причина была более прозаической. В мясе этих и некоторых иных животных находится множество болезнетворных паразитов. Без достаточной тепловой обработки оно, действительно, опасно для здоровья. А в пустыне, при недостатке дров и воды, сварить или прожарить такое мясо было проблемой. Поэтому ели его сырым или полусырым. И болели, и умирали.

Возможно, по этой причине и все звери, «которые ходят на лапах», считались нечистыми.

____________________

Не только животные, но и люди, поселенцы, делились на чистых и нечистых.

Нечистым был тот, кто по ошибке — не специально, не дай Господь! — съел мясо нечистого животного.

Нечистыми были те, кто дотронулся до нечистого животного.

Нечистой была женщина в период очищения. Нечистыми были те, кто контактировал с ней в этот период, или прикасался к её одежде, или садился на то место, с которого она встала. По окончании нечистого периода женщина должна была отсчитать семь дней, и после этого, принести в жертву Богу двух голубей. Мужчина, лежавший с ней во время кровоизлияния, также был нечист семь дней, и также расплачивался голубиной кровью. Это же сколько голубятен следовало иметь!

Нечистым становился тот, кто прикасался к умершему человеку, к трупу домашнего животного или зверя.

Нечистыми считались те, у кого обнаруживалась подозрительная опухоль, или не внушающая доверия язва проказы или язва паршивости.

Нечистыми были те, у кого в шатре находится такой подозрительный человек.

Нечистыми были те, кто прикасался к вещам такого человека или садился на его место.

Женщина, родившая мальчика, была нечиста семь дней, и ограничена в правах тридцать три дня.

Женщина, родившая девочку, была нечиста две недели и шестьдесят шесть дней ограничена в правах. (Лев. 12. 2— 5).

В связи с такой дискриминацией все женщины старались рожать только мальчиков.Надо заметить, что не только абсолютное большинство женщин, но и абсолютное большинство заключенных в поселении мужчин были нечистыми.

«Если мужчина ляжет с женщиной и будет у него излияние семени, то нечисты будут до вечера»(Лев. 15. 18).

"Если имеющий истечение плюнет на чистого, то сей нечист будет до вечера» (Лев. 15. 8).

____________________

Каждый раз Моисей придумывал что — то новенькое. Подобно современным учёным — атомщикам, которых хлебом не корми, только дай хоть что-нибудь расщепить, даже уже давно расщеплённое, так и Моисей ночи не спал, снедаемый мыслью; что бы от чего бы ещё отделить.

Самому сложному разделению подверглись люди. На левитов и не левитов. На обрезанных и не обрезанных. На чистых и нечистых. На праведников и грешников. Так, хорошенько разделив, очень удобно и приятно властвовать.

Животные были разделены уже давно, самим Богом, когда Ной запихивал их в трюмы ковчега. А может быть, сказку об этом тоже придумал Моисей, чтобы оправдать свои премудрые законы.

Потом Моисей сообразил, как можно разделить домашний инвентарь и, особенно, посуду. Вы уже знаете, что все предметы обстановки и все домашние вещи, к которым прикасался нечистый человек, автоматически становились нечистыми.

С посудой было сложнее. Посуда делилась на ту, в которой варилось мясо, и ту, в которой кипятилось молоко. На ту, в которой варилось мясо животного, которое было зарезано с соблюдением всех тонкостей обряда, то есть, кошерное. И остальную, нечистую вдвойне, потому что её можно было и не мыть. Деревянная посуда имела преимущество перед глиняной. Если первая утром следующего дня считалась уже чистой, то вторую следовало непременно разбить.

И вся пища делилась на правую и неправую, хотя проходила тем же путём, порой преступно смешиваясь одна с другой, уже в желудке. Поначалу Моисей хотел и отхожие места сделать раздельными: для тех, кто переварил чистую пищу, и для остальных. Но передумал. Отхожих мест и так не хватало.

Потом Моисея осенила новая идея: а ведь можно разделить и растения. Но он никак не мог придумать, по каким признакам делить их на чистые и нечистые. Нечистых растений и быть не могло, потому что никто бы их не сеял и не высаживал.

Пришлось делить растения на обрезанные и необрезанные. Так он и порешил, и издал соответствующий закон.

“ Когда придёте в землю, которую Господь Бог дал вам, и посадите какое-нибудь плодовитое дерево, то плоды его почитайте за необрезанные; три года должно почитать их за необрезанные, не должно есть их. А в четвёртый год все плоды его должны быть посвящены для празднеств Господних. В пятый же год вы можете есть плоды его» (Лев. 19. 23— 25).

Существовало и такое оригинальное разделение: если согрешит общество, то должно принести в жертву тельца. Если начальник, — козла без порока. Если любой другой человек, — козу или овцу без порока. (Лев. 4)

Но пиком этого маразматического делительного процесса можно считать закон об отделении кошерного мяса… от кошерного мяса.

«Мясо мирной жертвы благодарности должно съесть в день приношения её; не должно оставлять от него до утра. А если же кто приносит жертву по обету или от усердия, то жертву его должно есть в день приношения, и на другой день оставшееся от неё есть можно». (Лев. 7. 15— 16).

Казалось бы, и тут ягнёнок, и там ягнёнок. Может быть, даже из одного помёта. И мясник один и тот же: Аарон или кто — то из его сыновей. И обряд один и тот же. И два куска мяса совершенно одинаковы.

Но не одинаковы: одно мясо имеет на съедение вдвое больше времени, чем второе. Ну, не дискриминация ли это? Ведь, если разобраться, то получается, что и жертвы не в одинаковой чести у Бога.

Мирная, — в худшем положении, чем жертва по усердию. Вот такие дела…

Жертвенное мясо нельзя было оставлять на третий день. Это было правильно, с точки зрения санитарии. Но закон со ссылкой на Бога должен был соблюдаться строже.

____________________

Вот каковы были нормы и правила поведения поселенцев.

Запрещалось обольщать не обрученных девиц. Обольститель, пойманный на месте обольщения, должен был дать вено и жениться. Мог и не жениться, но вено дать всё равно был обязан.

Запрещалось притеснять вдову и сироту. Можно было притеснить немножко, но чтобы не кричали. Размер и форма наказания за это в Библии не приведены.

Рекомендовалось удаляться от неправды и не принимать даров, что было совершенно правильно.

Не возбранялось давать деньги взаймы, но только под небольшой процент. Какой процент считался небольшим, не уточнялось.

Если была необходимость занять у соседа одежду, то следовало возвратить её до захода солнца, потому что сосед мог ночью замёрзнуть.

Ведь у каждого была только та одежда, что на нём.

Запрещалось произносить имена других богов. Даже имя Иеговы не следовало произносить без особой нужды.

Запрещалось делать всякие наколки, надрезы и другие знаки на теле.

Подробнее со всеми этими законами можете ознакомиться, прочтя библейскую книгу «Левит».

Не особенно приветствовались те, кого сейчас называют трансвеститами.

«На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье, ибо мерзок перед Господом, Богом твоим, всякий, делающий сие". (Втор. 22. 5).

Всё это были относительно мелкие нарушения. И наказания были мелкие: общественное порицание, наряд на чистку отхожих мест, разжалование из начальников.

Ни употребление крепких напитков, ни обкуривание, ни жевание травки не считались грехом. Наоборот, сами священники и нюхали, и жевали, и курили, и пили. Служили примером для народа. Потому что прекрасно понимали, что наркотики затуманивают сознание людей, позволяют лучше манипулировать ими. Человеку с одурманенным мозгом можно внушить что угодно, можно вызывать у него различные галлюцинации. Он увидит, как разверзается земля, поглощая кореян, как с неба нисходит огонь и пожирает отступников, услышит громовой голос Господа Бога.

Но абсолютное большинство прегрешений карались со всей строгостью законов Моисея.

На специальном стенде у входа в канцелярию был вывешен список возможных нарушений и список всевозможных наказаний.

Строгие наказания грозили тем, кто нарушит заповеди Божьи.

Если нарушит священник, вина за это ложилась на весь народ. Во искупление вины следовало принести в жертву Господу тельца. Кровь, две почки и внутренний жир сжигались на жертвеннике. Остальное сжигалось (или нет, кто знал?) на дровах вне стана. Думаю, что всё же не сжигалось, а делилось между левитами, которые осуществляли ликвидацию жертвы. Это была «жертва за грех».

Если по ошибке (!) согрешит общество, то также приносился в жертву телец. И обряд был тот же. Менялось только определение: это была «жертва за грех общества».

Вот за что полагалась смертная казнь.

Если кто — нибудь ел с кровью, заслуживал смерти. Ибо кровь — это душа животного, и предназначалась только для жертвенника. (Лев. 17. 10— 12)

Для того чтобы исключить половую связь между ближайшими родственниками, что тогда было в моде, существовали законы о недопустимости раскрытия наготы. Гомосексуальные связи, скотоложство были объявлены преступными, и также наказывались смертью. (Лев 18 22— 23). Скотоложника казнили вместе со скотиной.

(Лев. 20.16) Хотя эта порочная скотина не была ознакомлена с существом закона, и не сознавала, что совершает смертный грех.

Тогда нередки были людские жертвоприношения Молоху, грозному языческому Богу. Которому поклонялись не только инородцы, жившие в лагере, но и очень большой процент евреев.

«И детей твоих не отдавай на служение Молоху, и не бесчести имени Бога твоего. Я Господь». (Лев. 18. 21).

Да, да, с данной минуты это уже не секрет, — древние евреи приносили богам, в том числе и Иегове, человеческие жертвы. В основном, детей. В Библии, как минимум в десяти местах текста, прямо говорится об этом.

Авраам не удивился, когда Господь приказал ему принести в жертву Исаака. Тогда у многих народов Востока это было в порядке вещей.

Судья Израиля Иеффай принёс в жертву Господу Иегове свою единственную дочь. Сжёг её на жертвеннике. И Господь не остановил руку отца. (Суд. 11. 30— 39) «И обонял Господь приятное благоухание».

Когда израильтяне, на пути в землю Обетованную, разгромили пять царей мадиамских и захватили в плен тридцать две тысячи девственниц, Моисей выделил тысячную часть в дар Господу, то есть, принёс их в жертву.

«И дань из них Господу тридцать две души. И отдал Моисей дань, возношение Господу, священнику» (выделено мной — Д. Н.). (Чис. 31. 35— 41)

Приведу ещё одну цитату, из псалмов Давида.

«Но смешались с язычниками, и научились делам их. Служили истуканам их, которые были для них сетью.

И приносили сыновей своих и дочерей своих в жертву бесам. Проливали кровь невинную, кровь сыновей своих и дочерей своих, которых приносили в жертву идолам Ханаанским, — и осквернилась земля кровью». (Пс. 105. 35— 38).

И Господь, и Моисей, ничего не имея, в принципе, против человеческих жертв, всё же сильно ревновали к Молоху. Поэтому приношение жертв этому поганскому чудищу наказывалось смертной казнью, побиванием камнями. Смерти заслуживали все участники ритуалов: и исполнители, и зрители.

Смерти заслуживали вызыватели мертвых и те, кто занимается волшебством. Моисей не терпел конкуренции.

Блудодеяние с замужней женщиной или обручённой девицей каралось смертью. Обоих любовников забрасывали камнями Смерти заслуживали невестка и свекор, брат и сестра, если их уличали в связи. Это касалось и такого необычного (но не для тех времён) треугольника: муж, жена и тёща. (Лев. 20. 11— 17).

В отдельных случаях смертная казнь заменялась стерилизацией преступников. Тот, кто был пойман в постели с теткою своею, с женою брата, — оба, он и она, должны подвергнуться стерилизации:"Если кто возьмёт жену брата своего: это гнусно; бездетны будут оба».

Если дочь священника осквернила себя блудодеянием, её следовало сжечь на костре.

Если кто встретил в городе девицу и изнасиловал её, заслуживал смерти. В том случае, если она не кричала и не звала на помощь, казнили и её. Но если это происходило на поле, то её не казнили, так как трудно было доказать, кричала или не кричала.

Вот какими строгими были меры воспитания:"Если отец и мать приведут сына и скажут старейшинам: сей сын буен и непокорен, не слушает слов наших, мот и пьяница, тогда все жители города пусть побьют его камнями до смерти". (Втор. 21. 19— 21)

«Если муж приведёт жену к старейшинам и скажет, что не нашёл у ней девства, то, если это клевета, то муж этот должен уплатить родителям сто сиклей серебра пени. Но если это правда, то отроковицу следует побить камнями до смерти». (Втор. 22. 13— 20.

Совершенно непонятна процедура установления истины. Очевидно, в лагере существовала особая должность: определитель наличия девственности. Думаю, что родители отроковицы, которые знали о таком телесном пороке своей дочери, и не хотели, чтобы её забили камнями, сами давали её мужу в качестве откупного сто сиклей серебра. Чтобы не заявлял. И всё было тихо, мирно.

Если какой — либо мужчина обвинял свою жену в измене, а она отрицала это, то такую женщину подвергали пытке водой. Священник не делал эту работу даром. Ревнивец должен был принести четыре килограмма ячменной муки. Если же он не имел ручной мельнички, для перемалывания манны небесной в ячменную муку, и не мог занять её у друга семьи, то до конца своих дней оставался в неведении: изменяла или не изменяла. Такая мучная взятка имела своё название: «приношение ревнования, приношение воспоминания, напоминающее о беззаконии». (Чис. 5. 15).

Священник ставил подозреваемую пред лицо Господне. Потом насыпал в глиняный кувшин лопатку святой земли, взятой со двора скинии, доливал воду и тщательно перемешивал. И эту жидкую грязь вливал в женщину литрами. Народ, толпящийся вокруг, наблюдал: опадёт ли её лоно и опухнет ли чрево. Опавшее лоно ясно свидельствовало об измене. Опухшее чрево служило ещё одним доказательством того, что в лоне побывал некто посторонний.

«И будет эта жена проклятою в народе своём». (Чис. 5. 15)

Кто украл какого — нибудь человека и продал, того предавали смерти.

“ Кто ударит человека так, что он умрет, да будет предан смеоти ”. (Исх. 21. 12)

“ А если кто ударит раба своего или служанку свою палкою, и они умрут под рукою его, то он должен быть наказан. Но если они день или два дня переживут, то не должно наказывать его; ибо это его серебро ”. (Исх. 21. 20— 21)



“ А если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу. Обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб ”. (Исх. 21. 23— 25)

«Хулитель имени Господня должен умереть"(Лев. 24. 16).

За это мог убить каждый, кто слышал хулу. Но должен был иметь хотя бы ещё одного свидетеля. Так открывался простор тем, кто желал избавиться от врага, соперника, близкого родственника, от которого наследовал имущество, от заимодавца — ростовщика, — в общем, от любого, кто просто чем — то не понравился. Таких убийц во имя Господа было очень много. В дальнейшем для них были выделены специальные города, где этих убийц не смели преследовать родственники убитых.

Но за умышленное, ничем не обоснованное убийство также грозила смерть.

К смертной казни могли присудить любого поселенца по совершенно абсурдному обвинению: за то, что «не искал Бога». Что под этим подразумевалось? Игнорировал молебны, не участвовал в ритуалах жертвоприношений, выражал сомнения в справедливости Божьих законов, короче говоря, был древним атеистом. Несомненно, такие маловеры находились. Они имели своё, особое мнение, отличное от мнения большинства. Эти отщепенцы веками немилосердно искоренялись. И теперь их осталось очень мало.

«Всякий, кто не станет искать Господа, должен умереть: малый или большой, мужчина или женщина». (2. Пар. 15. 13)

Массовые казни быстро стали обыденным делом, рутиной. Они уже не привлекали зрителей. И на судебные процессы никто не ходил. Поэтому приговоры объявлялись и приводились в исполнение без лишних формальностей, на скорую руку, раз — два — и готово.

Мы уже знаем, что за тридцать восемь лет в поселении умерло и погибло несколько миллионов человек. Библия не уточняет, сколько из них было казнено Богом, Моисеем и левитами. Не имея точных данных, мы можем только строить догадки. Но не в состоянии затеять судебный процесс. Кроме того, не осталось свидетелей. Придётся подождать до Страшного суда, когда мёртвые оживут, и смогут поведать нам кое — что об этих библейских зверствах.


Глава девятая.

ПОДВИГИ ИИСУСА НАВИНА

«Горе тебе, земля, когда царь

твой отрок, и когда князья твои

едят рано».

(Ек. 10. 16).

Моисей умер на восточном берегу Иордана, так и не ступив на землю Обетованную. Он был наказан Господом за то, что иногда сомневался в возможности взять эту землю в так называемое наследство.



Но, может быть, просто пришло ему время умирать. Всё — таки, вождю исполнилось сто двадцать лет, в этом возрасте как — то уже неприлично воевать.

И он отошёл вслед за братом, передав власть своему служителю и телохранителю Иисусу Навину.

Это — единственный случай в библейской истории, когда власть не была передана по наследству и не захвачена в результате заговора. А ведь у Моисея были два сына, были племянники — первосвященники.

Наследовать Моисею могли, и имели к тому все основания, начальники колен и старейшины.

Иисус же был относительно молод и, кроме того, не принадлежал к колену Левия. Иисус не был женат, и не имел детей. (1. Пар. 7. 27). Это ещё одно серьёзное доказательство того, что между вождём и его телохранителем существовали очень тесные отношения.

Преемник Моисея показал себя зрелым мужем и талантливым полководцем. Он не был так жесток, злобен и властолюбив, как его покойный друг — наставник. Не был он и религиозным фанатиком.

Законы Моисея не исполнялись с такой строгостью. Были сделаны послабления в исполнении религиозных обрядов. Можно сказать, что Иисус допускал свободу выбора, какому богу молиться. Никто не был казнён (во всяком случае, таких факты не приведены в Библии) за нарушение различных запретов.

Несмотря на это, Иисус стал очередным любимчиком Господа.

«В тот день прославил Господь Иисуса пред очами всего Израиля, и стали бояться его, как боялись Моисея, во все дни жизни его». (Нав. 4. 14)

Боялись одинаково, но Моисея вдобавок смертельно ненавидели.

Для начала Господь помог войску Иисуса перейти через Иордан, не замочив сандалий. В деле раздвижения вод не было Ему равных.

Надо заметить, что эта Божья помощь, скорее всего, была вынужденной. Поскольку Господь сильно рисковал, что Сам захлебнётся в воде Иордана. Смекалистый Иисус послал впереди войска священников с ковчегом, на котором восседал Господь Бог. Пройдя между двумя стенами воды по высохшему дну, носильщики, по приказу Иисуса, остановились посреди русла и подождали, пока не пройдёт всё ополчение. Поэтому Господь вынужден был поднатужиться, и удерживать напор прибывающей воды. И только на противоположном берегу, когда почувствовал Себя в безопасности, разрешил Иордану течь дальше.

Господь, оценив по достоинству мудрое решение Иисуса, решил не наказывать его. Тем более, что новый вождь польстил Богу, сказав народу, что поступил так, «дабы все народы земли знали, что рука Господня сильна, и дабы вы боялись Господа, Бога вашего во все дни». (Нав. 4. 24)

Иисус перешёл Иордан с сорока тысячами воинов.

«Когда же все цари Амморейские и все цари Ханаанские услышали, что Господь иссушил воды Иордана пред сынами Израилевыми., тогда ослабело сердце их, и не стало уже в них духа против сынов Израилевых».(Нав. 5. 1)

Все цари наложили в штаны, услышав о сорокатысячной армии израильтян. Так как же царь Едомский, в одиночку, мог стать камнем преткновения на пути несравненно большей армии Моисея? И сорок лет не подпускал их к наследству. Вот Вам ещё одна библейская тайна. Но, может быть, Господь все эти годы без устали ожесточал его сердце?

«В то время сказал Господь Иисусу: сделай себе острые ножи и обрежь сынов Израилевых во второй раз. И сделал себе Иисус острые ножи, и обрезал сынов Израилевых.

Вот причина, почему обрезал Иисус сынов Израилевых: весь народ, вышедший из Египта, мужеского пола, все способные к войне, умерли в пустыне на пути из Египта. Весь же вышедший народ был обрезан. Но весь народ, родившийся в пустыне, не был обрезан». (Нав. 5. 2— 5)

Стиль объяснения, почему народ был обрезан, не оставляет сомнений, что оно было внесено в текст «Книги Иисуса Навина» много веков спустя. Теологи натолкнулись на слова «обрежь во второй раз» и не знали, как объяснить эту несуразицу. Наконец, объяснили, но не прояснили ничего. По мере своего разумения, я попробую сделать это за них.

Слова о том, что весь народ, родившийся в пустыне, не был обрезан, не стоит воспринимать всерьёз. Ведь в Библии сказано, что евреи в пустыне справляли пасху. А Господь за несколько дней до Исхода строго наказывал Моисею, что никто необрезанный не смеет есть пасхального барашка.

Мало того. Обрезание практиковалось у многих восточных народов задолго до Моисея. И даже, я полагаю, задолго до Сотворения мира.

Сначала это не было набоженским ритуалом. Обрезание делали в целях профилактики. В условиях жаркого климата быстро и широко распространялись кожные и венерические заболевания. Болезнетворные микробы, которых, как и всё живое на земле, создал Бог, находили под кожицей крайней плоти прекрасную среду для обитания и размножения. Это заметили древние знахари, и решили перекрыть кислород мерзким тварям Божьим.

И заболеваний стало гораздо меньше. Мало того, они хорошо излечивались. Такое быстрое выздоровление шаманы стали приписывать заслугам богов. И, мало помалу, обычное чиканье ножом превратилось в торжественный ритуал.

Моисей придумал замечательную теорию, согласно которой, обрезание — это заключение священного завета между Богом и избранным Им народом. После пустячной операции ребёнок поступал под личную охрану Господа, и с этой минуты здоровье, удача и богатство были ему обеспечены.

Египтяне тоже обрезали мальчиков, но по своим, языческим ритуалам. Можно смело предположить, что и обрезание у евреев проходило по тем же правилам, поскольку за многие годы пребывания в Египте они достаточно сильно ассимилировались. И в пустыне совершали обрезание по тем же поганским правилам. Поэтому на воинах, по словам Иисуса, лежало «посрамление египетское». И это посрамление следовало непременно устранить перед решающими сражениями. Иначе Господь Саваоф мог обидеться и отвернуться.

Так как же проводилось «второе обрезание»? Ведь крайняя плоть не восстанавливается. Чикали под корень? Нет! Никто бы на это не пошёл! Ведь впереди израильтян ждали тысячи неприятельских девственниц, которым уж было невтерпёж. «Второе обрезание», скорее всего, проводилось чисто символически, но с соблюдением правил, разработанных тем же Моисеем. То есть, по еврейским законам. Одним из обязательных атрибутов такого обряда был каменный нож. Возможно, египтяне проводили эту операцию золотым ножом, что сильно девальвировало обрезанные члены в глазах Господа Бога.

После успешного снятия посрамления народ отпраздновал пасху. Вот только где они взяли сотни пасхальных барашков и тысячи пресных хлебов? Бог в этот день перестал посылать им манну, но в Библии не сказано, что прислал взамен иную провизию. И не сказано, что стадо шло в составе армии. Не сказано, что в обозе были походные печи для выпечки хлеба. Впрочем, в Библии часто упускаются подобные «мелочи», как не заслуживающие особого внимания.

Войско подошло к высоким стенам Иерихона. Вместо того, чтобы взять его приступом, оно, по велению Господа, шесть дней обходило вокруг города в полном молчании, чтобы иерихонцы не слышали ни единого голоса. Впрочем, как бы они могли услышать, если впереди войска торжественно выступали семь священников, изо всех сил трубящих в «семь юбилейных труб». (Нав. 6. 7).

На седьмой день эта похоронная процессия, следующая за ковчегом, на котором восседал вечно живой Господь, обошла город семь раз. В течение светового дня. Отсюда можно сделать вывод, что Иерихон не был так уж велик. Не имел он и мощных защитных сооружений. Глиняная городская стена рассыпалась в прах, как только все сорок тысяч воинов одновременно воскликнули «Ура!!!».

Наученный горьким опытом, когда «воины грабили каждый для себя», Иисус объявил город заклятым. Это значило, что вся захваченная добыча предназначалась Господу: «всё серебро, и золото, и сосуды медные и железные да будут святынею Господу и войдут в сокровищницу Господню» (Нав. 6— 11) Хотя и ежу (ежу — атеисту!) понятно, что Богу, в результате, не перепало золота и на зуб. Всё осело в «святая святых», то есть, в казне Иисуса.

Всех жителей Иерихона и скот истребили мечом, без различия пола, возраста, вероисповедания и степени целомудренности. Хорошо, согласен. Мужчин истребили, чтобы в дальнейшем не беспокоили. Женщин истребили, чтобы не соблазняли. Всё это было разумно, по логике истребительной войны. Но скотину жалко. Неужели существовало опасение, что и скот будет соблазнять народ? Животных вполне могли на время сохранить. Ведь их можно было истреблять постепенно, по мере освобождения жертвенников.

Оставили в живых только блудницу и предательницу Раав. Она имела великие заслуги перед израильтянами, поскольку ранее спасла двух юношей — соглядатаев, которых иерихонцы едва не прихватили в её постели.

Один из воинов, по имени Ахан, взял заклятое, то есть, утаил от Бога часть захваченной им добычи. За это Господь решил наказать всю армию. Он всегда придерживался принципа коллективной вины.

Поэтому Бог евреев временно перешёл на сторону противника. Когда три тысячи израильтян хотели взять штурмом городок Гай, жители его вышли и убили около тридцати человек. Такие незначительные потери привели к тому, что «сердце народа растаяло и стало, как вода». (Нав. 7. 5)

Когда сердце народа опять замёрзло, Иисус стал выяснять, в чём причины гайского разгрома. И Господь указал перстом на Ахана.

«Иисус и все Израильтяне с ним взяли Ахана, сына Зарина, и серебро, и одежду, и слиток золота, и сыновей его, и дочерей его, и волов его, и ослов его, и овец его и шатёр его, и всё, что у него было. И сказал Иисус: за то, что ты навёл на нас беду, Господь наводит на тебя беду в день сей. И побили его все израильтяне камнями, и сожгли их огнём, и наметали на них камни». (Нав. 7. 24— 25).

И сыновей его, и дочерей его… Ай — яй — яй! Но ведь папа Моисей узаконил: «Отцы не должны быть наказываемы смертью за детей, и дети не должны быть наказываемы смертью за отцов. Каждый должен быть наказываем за своё преступление». (Втор. 24. 16).

Вот так и получается в Библии, причём, неоднократно: законы законами, а дети детьми. Детей надо наказывать. Чтобы слушались. И самое действенное из всех наказаний — смерть. От такой взбучки они будут тише воды, ниже травы. Причём, значительно ниже.

После успешного решения аханской проблемы Господь снова подружился с израильтянами. И укрепил сердце народа. Иисус решил повторить атаку на город Гай. В этот раз он послал не три, а тридцать тысяч воинов. Он справедливо полагал, что если гаитяне и в этот раз убьют из них три десятка, то никто в такой массе народа этого не заметит.

Иисус был опытным военачальником. И поэтому не пошёл безоглядно на лобовой штурм бастионов. Но посадил все тридцать тысяч воинов в засаду с северной стороны города, а потом ещё пять тысяч — с южной стороны. И, представьте себе, гаитяне проморгали такие крупно засадные маневры. Потому что это был город глухо — слепых.

С оставшимися пятью тысячами Иисус напал на Гай. И тут же, развернув воинов на сто восемьдесят градусов, стал бежать от Гая.

«В Гае и Вефиле не осталось ни одного человека, который не погнался бы за Израилем. И город свой они оставили отворённым, преследуя Израиля». (Нав. 8. 17).

Как поётся в одной народной песенке: «Отворяйте ворота, приезжают господа!» Израильтяне сразу же оказались господами положения. Они вышли из засады, и затоптали жителей Гая ногами. Потому что в такой огромной куче народа не могли, как следует, размахнуться мечами.

«Падших в тот день мужчин и жён, всех жителей Гая, было двенадцать тысяч». (Нав. 8. 25)

Это были все взрослые жители Гая. Можно прикинуть, какое войско мог выставить такой город. От силы — три тысячи человек.

Старейшины близлежащего города Гаваона, услышав о великих победах Израильтян, сильно испугались, и решили пойти на хитрость.

Они оделись в лохмотья, посыпали голову пеплом, и в таком виде явились к Иисусу. И рассказали ему сказку о том, что пришли из далёких краёв, из некоторого царства — государства, чтобы заключить мир на вечные времена с таким могучим, всемирно известным вождём.

Иисусу польстило их предложение, и он тут же подписал пакт о мире и дружбе между народами. И скрепил его клятвой пред лицом Господа. Через три дня израильтяне подошли к стенам Гаваона. Старейшины встречали их хлебом — солью. Иисус был неприятно поражён, увидев знакомые лица. Добыча ускользнула из рук. Святая клятва не позволяла пустить кровь гаваонитянам и их девственницам. Иисус от досады матюкался и метал громы и молнии, не хуже Господа. Но ничего нельзя было поделать. Еврейский вождь, в отличие от Иеговы, старался быть верным данному слову. Но за то, что жители Гаваона так подло обманули его, он тут же обратил их всех в вечное рабство.

«За это прокляты вы! Без конца будете вы рабами, будете рубить дрова и черпать воду для дома Бога моего» (Нав. 9. 23)

Слабый не должен обманывать сильного. Потому что сильный всегда прав. Это правило действует во все времена. И у слабого есть только один выход, как оказаться правым. Нужно стать сильным.

Языческие цари решили объединиться перед лицом грозящей опасности, дабы не попасть под власть монотеистов. Объединённое войско пяти аморрейских царей, для начала, решило проучить хитрых гаваонитян. За то что добровольно открыли ворота Иисусу. Израильтяне поспешили на помощь осаждённому Гаваону.

В ближайшей долине разыгралось невиданное по размаху сражение. Пять царей не выдержали натиска, и побежали. Господь, восхищённый доблестью своего народа, громко хлопал в ладоши, отчего с ближайших гор на голову противника падали громадные камни.

«Больше было тех, кто умер от града камней, нежели тех, которых умертвили сыны Израилевы». (Нав. 10. 11)

Близился вечер, а воины Иисуса ещё не успели перебить всех аморрев. Поэтому Господь на пару часов остановил Солнце. А почему бы и нет! Для хорошего друга ничего не жалко.

Если Вы утверждаете, что Господь — Бог всех людей на земле, то почему Он заставил миллионы Своих рабов на другом полушарии мучаться в неведении, взойдёт ли над ними солнце, или уже навеки будет вечная тьма? Но, может быть, мы всё же правы, высказав предположение, что для обслуживания Палестины у Него имелось запасное, карманное солнце?

Интересно, что все эти дешёвые фокусы со стоящим солнцем, раздвигающейся водой, падающими перепелами Господь, по совершенно непонятной причине, прекратил демонстрировать с того дня, как распяли Иисуса, прозванного Христом. В ту минуту, когда Сын Его испустил дух, Господь закрыл ладонью солнце, и на земле три часа была полнейшая тьма.

И всё! Как отрезало. После этого, на протяжении двух тысяч лет, ничего подобного не наблюдалось. То ли Он руку обжёг, то ли обиделся за Сына, то ли понял, что люди стали умнее, и их на мякине не проведёшь.

Но, посмотрите, какое убожество этот Бог! Во всём мире, особенно — в Африке, ежегодно умирают от голода сотни тысяч детей Его. Которые ведут праведную жизнь и горячо молятся милосердному Господу. И что же? Ни одной перепёлки! Ни грамма манны небесной! На страницах Библии Он вылечивает сотни людей от страшной проказы, одним дуновением. А сейчас от какого — то хренового СПИДа никого вылечить не в состоянии.

Так куда же подевалась Его пресловутая сила? Может быть, Он уже так дряхл, что одной ногой стоит на краю, а другой — пока ещё упирается? Может быть, пора уже играть Ему отходную? Если доверят, то Ваш покорный слуга готов произнести прощальное слово.

«Не осталось не исполнившимся ни одно слово из всех добрых слов, которые Господь говорил дому Израилеву, всё сбылось!»(Нав. 21. 45).

Враньё! Ничего не сбылось! Ни одно доброе слово, ни одно обещание, ни одна клятва — не исполнились!

Но зато исполнились все слова недобрые, угрозы и проклятия, которые сыпались из Бога, как из рога изобилия!

Только один несчастный из десяти, кому было клятвенно обещано, смог посмотреть издалека, с высокой горы на свою сладкую мечту.

Вроде бы уже подаренную землю следовало ещё завоевать. А те народы, которые должны были, по идее, сразу же освободить насиженные места, Бог, к большому нашему огорчению, прогнать не смог. (Нав. 15. 63; 16. 10)

Анализы почвы, которые были взяты тут же, сразу же после прихода, не выявили присутствия в ней хотя бы микроскопических долей молока и мёда. Но зато почва имела неприятный красный оттенок и запах разложения, — из — за большого количества пролитой на ней крови.

Следуя хорошей традиции, начало которой положил Моисей, Иисус, чуя приближение смерти, собрал весь народ и произнес перед ним пламенную речь. В которой, в частности, сказал:"Вот, я разделил вам по жребию оставшиеся народы сии в удел коленам вашим, все народы, которых я истребил, от Иордана до великого моря, на запад солнца. Господь, Бог ваш, Сам прогонит их от вас, и истребит их перед вами, дабы вы получили в наследие землю их". (Нав. 23. 4— 5)

Вчитайтесь, как мудро сказано:"оставшиеся народы, которые я истребил". Но одно исключает другое — либо они остались, либо от них ничего не осталось! Нет, оказывается, не истребил, оставил немного на долю Бога. Который тоже любит немножко поистреблять. Прекрасно, будем надеяться. Пока же Иисус Навин делил шкуру неубитого медведя.

Но далее оратор сам высказывает опасение, что это светлое будущее не сбудется:

«Если же вы отвратитесь и пристанете к оставшимся из народов сих и вступите в родство с ними, и будете ходить к ним и они к вам, то знайте, что Господь, Бог ваш, не будет уже прогонять от вас народы сии, но они будут для вас петлёю и сетью, доколе не будете истреблены с сей доброй земли, которую дал вам Господь, Бог ваш». (Нав. 23. 12— 13).

Всё зависело от того, какой частью тела евреи будут повёрнуты к Богу. Если — лицом, то останутся без любимых соседей. Если, пардон, — задом, то их соседи, которые веками стояли и стоят до сих пор в этой позиции, сами рискуют остаться в одиночестве.

Отсюда можно сделать вывод, что Господу всё равно, кого истреблять, — лишь бы было тихо.


Глава десятая

ЕВРЕЙСКИЕ СУДЕЙСКИЕ

«Есть и такая суета на земле: праведников

постигает то, чего заслуживали бы дела

нечестивых, а с нечестивыми бывает то,

чего заслуживали бы дела праведников».

(Ек. 8. 14)

После смерти Иисуса, на протяжении трёх столетий не было у израильтян полководца, способного объединить их в дальнейшей борьбе за овладение землей Обетованной. Колена Израилевы отделились друг от друга, и каждый защищал свои пределы от чуждых народов и от посягателей из других колен. Постоянно шли междоусобные войны. В Библии изложена многовековая история израильского народа, причём основное внимание уделяется войнам и сражениям. Поэтому поневоле создается впечатление, что евреи воевали против всех, а все воевали против евреев. В действительности же, многочисленные племена и народы, населяющие Палестину, все без исключения, зарились на чужие территории и чужие богатства.

Локальные войны практически не прекращались. Набеги следовали один за другом, непрерывной чередой. С переменным успехом. Многое зависело от случая, он погоды и времени года, от сиюминутного настроения, от авторитета вождя племени, его способности договориться с вождями родственных племён. И в этом евреи не отличались от других племён и народов.

Ради исторической правды следует сказать, что всегда, а в те времена особенно, мелкие народцы и племена активно смешивались друг с другом, объединялись в более крупные народы, чтобы можно было успешнее воевать. Национальность становилась понятием абстрактным, о чистоте расы не могло быть и речи. И евреи, без предрассудков, брали себе в жёны женщин из иных племён, и отдавали своих дочерей в жёны инородцам. Уже с этого времени понятия «еврей», «израильтянин» стали носить чисто символический характер. Всё зависело от того, к какому народу причисляют себя вождь и верхушка племени, какому Богу молятся, на каком языке говорят, какие обряды соблюдают.

Племена с более высокой культурой, более сильными традициями, лучше организованные вокруг сильных вождей, поглощали своих соседей. Так, постепенно, растворились в иудейских племенах аморреи, иевусеи, хананеи, хеттеи и другие племена, которые обещал истребить и изгнать Господь. Конечно же, никто их не истребил и не изгнал, хотя Иисус Навин значительно сократил их численность. Остальные, со временем, потеряли свои родовые и племенные названия, переняли чужие обычаи, и благополучно стали теми же евреями. А потомки тех евреев, которые долгое время жили на территории, занятой филистимлянами, постепенно также стали филистимлянами. В дальнейшем Вы прочтёте, как Давид во главе крупного партизанского отряда перешёл на сторону филистимлян.

Вполне могло так случиться, что он осел бы там, и со временем мог стать великим филистимским царём, грозой для иудеев.

Так было всегда, во все времена, у всех народов. В России крещёный еврей считал себя более русским, чем коренной русак. Русскими стали и большинство из миллионов тех татар, которые не вернулись на свою историческую родину. Русскими стали и те многочисленные иностранцы, которых пригласил на службу Пётр Первый. А самым великим русским поэтом стал правнук чистокровного эфиопа.

Но, — вернёмся к нашим древним нечистокровным евреям, снова окунёмся в мир Библии. Период, между Иисусом Навиным и царём Саулом, был временем правления так называемых судей. Судьи эти действительно судили народ, но не ходили в судейских мантиях. Они предпочитали боевые латы. Понятие «судьи», думается мне, очень условно. Ведь и Моисей, и Иисус, и цари Давид, Соломон и другие также судили народ. «Судьи» же, по сути, были мелкими князьками, вождями иудейских племён, первосвященниками, наместниками на территориях, оккупированных теми же филистимлянами.

____________________

«Но Иевуссеев, которые жили в Иерусалиме не изгнали сыны Вениаминовы, и живут до сего дня.» (Суд. 1. 21) «И остались Хананеи жить в земле сей.» (Суд. 1. 27)

Последствия не заставили себя долго ждать. Потому и родилось новое поколение, которое не знало Господа и дел Его.

«Тогда сыны Израилевы стали делать злое пред очами Господа и стали служить Ваалам. Оставили Господа и стали служить Ваалу и Астартам. „Рука Господа везде была им во зло, как клялся Господь, И им было тесно. И воздвигал им Господь судей, которые спасали их от рук грабителей их, потому что жалел их. Но как скоро умирал судья, они опять делали хуже отцов своих.“ (Суд. 2. 10— 16))

В «Книге судей» довольно подробно описываются многочисленные военные конфликты.

Колена Иуды и Симеона, объединившись, разбили войско хананеев и ферезеев.

Царька их взяли в плен, и отрубили ему большие пальцы на руках и ногах. Таков был обычай. Теперь уже этот царь не мог обхватить пальцами рукоятку меча.



Колена Ефрема и Манассии успешно воевали с другими хананейскими племенами. Но изгнать их с земли Обетованной не могли. Хотя Господь давно уже обещал отстранить хананеев и ферезеев от лица израильтян.

Аморреи, которых также имел в виду Господь, сами теснили колено Дана и загнали евреев на высокие горы, не давая спуститься в долину.

«И пришел Ангел Господень и сказал: Я вывел вас из Египта, и ввел вас в землю, о которой клялся отцам вашим — дать вам. И сказал Я: „не нарушу Завета Моего с вами вовек. И вы не вступайте в союз с жителями земли сей; жертвенники их разрушьте. Но вы не послушали гласа Моего. Что вы это сделали“. И потому говорю Я: не изгоню их от вас, и будут они вам петлею, и боги их будут для вас сетью». (Суд. 2. 1— 3)

В поступках Господа, как мы уже успели заметить, нет и грамма логики. Ведь если бы Он изгнал народы, занесенные в черный список, израильтяне не могли бы вступить с ними в союз. И не заслуживали бы наказания. Зачем же Господь кинул сети под ноги избранному народу?

Как только умер Иисус, который держал народ в ежовых рукавицах, евреи сразу же отвернулись от Господа, и повернулись лицом к Ваалу.

Почему — то этот бог им был больше по душе. Может быть, потому, что он не был таким свирепым.

«Когда они согрешили против Бога отцов своих, тогда Бог возбудил дух царей Ассирийских, и он выселил Рувимлян, Гадиян и половину колена Манасии из заиорданья и отвёл их в плен». (1. Пар. 5. 25— 26)

«Господь посылал на них грабителей и воздвигал судей, которые спасали их от грабителей». (Суд. 2. 24— 26)

Если бы Господь не посылал грабителей, в судьях не было бы нужды.

Создается такое впечатление, что Господь не только оставил те шесть народов, которые обещал изгнать, но и заселил Палестину новыми народами, в ущерб евреям: филистимлянами, финикийцами, арамейцами, мадианитянами. С юга пришли амаликяне, предков которых когда — то наголову разбил Иисус.

«И служили сыны Израилевы Хусарфаму, царю Мессопотамскому, восемь лет. Спас Израильтян Гофониил, и судил Израиль сорок лет. И был все эти годы мир». (Суд. 3. 9— 11)

Вот в это не очень — то верится.

Сыны Израилевы опять стали делать злое пред очами Господа. И укрепил Господь Еглона, царя Моавитского, и служили цари Израилевы Еглону восемнадцать лет.

И Господь воздвигнул им спасителя Аода, который, одной рукой принося дань, другой рукою пронзил Еглона мечом. Аода сменил Самегар, который побил шестьсот филистимлян воловьим рожном.

Когда умер Аод, сыны Израилевы опять стали делать злое пред очами Господа. И предал их Господь в руки Иавена, царя Ханаанского. У него было девятьсот железных колесниц. Иавен угнетал евреев двадцать лет. В то время судьей Израиля была пророчица Девора. Девора призвала Варака, вождя одного из дружественных племен, и побудила его идти войной на Сиссару, полководца Иавена. Господь обещал Вараку победу. И, представьте себе, выполнил обещание. Иаиль была женой одного кениянина, потомка тестя Моисея. Таким образом, она не была еврейкой. Но кенияне сохраняли дружеские отношения с евреями.

Иаиль пригласила Сисару отдохнуть в ее шатре. Когда Сисара уснул, она взяла в одну руку кол, в другую — молот и, приставив острие кола к голове Сисары, вышибла ему мозги.

Потом Господь предал израильтян в руки мадианитян на семь лет. Эти вражеские руки забирали все плоды земли и всех животных, не оставляя евреям никакого пропитания.

Как видите, заботливый Господь нежно передавал Свой народ из рук в руки.

____________________

Выдающимся судьёй — героем был Гедеон. После встречи с Ангелом он ощутил в себе достаток сил, чтобы идти на войну с мадианитянами, захватившими южные территории иудеев, и обложившими их тяжелой данью. Гедеон послал гонцов к старейшинам колен, и убедил их выделить ему воинов для борьбы с врагами. И собрал большое ополчение, тридцать две тысячи человек.

Увидев сверху такую кучу народа, Бог сильно испугался. Потому что всенародная слава могла ускользнуть от Него.

«И сказал Господь Гедеону: народу с тобою слишком много, не могу Я предать Мадианитян в руки их, чтобы не возгордился Израиль надо Мною и не сказал: „моя рука спасла меня“. (Суд. 7. 2)

Господь посчитал, что трёхсот человек, вооружённых трубами, вполне хватит. И посоветовал Гедеону провести селекцию, чтобы выбрать наихрабрейших из храбрых. Способ, каким определялась степень отваги, был несколько необычен.

«Он привёл народ к воде. И сказал Господь Гедеону: кто будет лакать языком своим, как лакает пёс, того ставь особо. И было число лакавших ртом своим с руки триста человек; весь же остальной народ наклонялся на колени свои пить воду. И сказал Господь Гедеону: тремястами лакавших Я спасу Вас и предам Мадианитян в ваши руки. А весь народ пусть идёт, каждый на своё место». (Суд. 7. 5— 7).

Бесподобно! Ну, очень забавно! Можно смеяться до слёз! Надо отдать Библии должное — это несравненное, великолепное, неподражаемое юмористическое произведение! На полке мировой юмористики она должна стоять впереди книг Рабле, Твена, Гашека и Ильфа с Петровым. Не могу не признать, — как я ни тужусь, как ни пытаюсь острить, мои одесские шуточки на фоне блестящего библейского юмора выглядят довольно блекло.

И с этими тремя сотнями лакавших Гедеон в двух сражениях перебил сто тридцать пять тысяч человек. «Есть ли что трудное для Господа?».

____________________

Ещё с несколькими интересными персонажами знакомит нас «Книга судей».

Одним из судей Израиля был Иеффай, сын блудницы.

«Сын блудницы не может войти в общество Господне и десятое поколение не может войти в общество Господне». (Втор. 23. 2)

Но, тем не менее, Иеффай стал судьёй. Но сначала он был главарём шайки разбойников (Суд. 11. 1— 4)

Так же, как Гедеон, он был храбр, лакал с руки и совершил немало подвигов. Главными противниками его были аммонитяне, те самые, полмиллиона предков которых истребил Моисей на поле Моава.

Превосходство аммонитян и теперь было весьма значительным.

Иеффай дал обет Господу, что сожжёт на жертвеннике первого встречного, если победит аммонитян. Первой вышло из ворот города его собственная дочь. И Господь благосклонно принял эту жертву, не остановил руку Иеффая, как когда — то удержал руку Авраама, занесённую над Исааком. Как знать, возможно, у Господа не хватило душевных сил, чтобы отказаться от юной девушки.



Иеффай был угоден Господу. Несмотря на то, что перебил сорок две тысячи израильтян из колена Ефремова. Эти ефремляне вовсе не были грешниками. Их беда заключалась в том, что все они… сюсюкали. Слово «шибболет» они произносили так: «сибболет». Отрубив всем им головы, Иеффай, тем самым, вылечил их, избавив от такого неприятного дефекта речи. Очень хороший был судья! Долго не чикался. Чик, — и нет головы!

(Суд. 12. 6) И Бог не остановил резню. А ведь погибали сыны Его народа. Почему же Он не вмешался и не наказал судью — палача? Да потому, что Господь без ума от палачей народа. Запах крови щекочет Его ноздри, вид трупов услаждает Его глаза.

Страшное преступление совершил следующий судья Израиля, Авимелех, сын наложницы Гедеона. Он перебил семьдесят своих братьев. И жители Сихема ему помогли. Господь не наказал ни их, ни его, три года он был на должности судьи. Иегова не услышал голоса Иофама, законного наследника судейского кресла, хотя тот горячо взмолился Ему, чтобы сжёг Авимелеха. (Суд. 9.19). Три года думал Господь, как наказать массового убийцу. Наконец, на голову Авимелеха одна из горожанок случайно уронила жернов. И всё решилось само собой.

____________________

Самой колоритной фигурой «Книги судей» является судья Самсон, прародитель вандалов. Он совершил несколько замечательных подвигов, замечательных своей бессмысленностью. Очень не нравились ему филистимляне, которым он пытался насолить любыми способами.

Самсон был суржик, то есть нечистокровный еврей. Он родился от еврейки и Ангела Господня. Возможно, это кровосмешение и определило его дальнейшую судьбу.

«В то время был человек из Цоры, от племени Данова, именем Маной; жена его была неплодна и не рожала. И явился Ангел Господень жене и сказал ей: вот ты неплодна и не рождаешь; но зачнёшь и родишь сына». (Суд. 13. 2— 3)

Ангел сказал счастливой, но немножко недалёкой женщине, что сын её не должен стричь волосы и не должен пить крепких напитков, потому что будет назореем Божьим, человеком, посвятившим себя Господу.

Ему суждено стать спасителем народа от власти филистимлян, то есть, фактически, Мессией, Христом. Ибо слово «спаситель» именно так звучит в переводе на древнееврейский и древнегреческий языки.

«Жена пришла и сказала мужу своему: человек Божий приходил ко мне, которого вид, как вид Ангела Божия, весьма почтенный; я не спросила, откуда он, и он не сказал мне имени своего. Он сказал мне: вот, ты зачнёшь и родишь сына. Младенец от самого чрева до смерти своей будет назорей Божий. Маной помолился Господу и сказал: Господи, пусть придёт опять к нам человек Божий, которого посылал Ты». (Суд. 13. 6— 8)

В те варварские времена, когда вокруг были одни разбойники, человек почтенный действительно воспринимался, как некто, посланный с небес. «У него вид Ангела» — сказала жена Маноя. Но откуда наивная женщина с куриными мозгами могла знать, как выглядят Ангелы? Читала Библию? Смотрела кинофильмы? Маной давно уже смирился с этим простительным недостатком своей жены. Услышав об очередном «ангеле», и обладая практическим складом ума, он решил: пусть этот красавчик продолжает являться, авось жена действительно забеременеет.

Чудо случилось. Непорочное зачатие дало прекрасный результат. Родился богатырёнок с длинными чёрными волосами. И быстро подрос и набрался сил. Волосы Самсон не стриг и не брил, в этом была его сила. Но тягу к вину и сикеру преодолеть не смог. В этом была его слабость.

Очевидно поэтому, предсказание почтенного Ангела (под видом Ангела всегда выступает Сам Господь Бог) сбылось только частично.

Самсон, правда, не спас евреев из — под власти филистимлян, но шороху наделал. Дал им оторваться, от и до!

Вооружившись свежей ослиной челюстью, он молотил филистимлян налево и направо. Потому что в нём был Дух Господень. Одним ударом он мог убить тысячу человек до обеда и тысячу после обеда. (Суд. 15. 15)

Больше тысячи за раз наш герой обычно не убивал. Но не потому, что берёг силы, а из опасения, что через пару месяцев останется без работы. Враги не успевали рождаться в нужном количестве.

И Самсон решил сам рожать своих врагов. Насколько ему не нравились филистимляне, настолько он был без ума от филистимлянок.

Женившись на одной такой подлой иноверке, он уже во время свадебного пира разочаровался в ней. Потому что она хитростью выведала у него медово — львиную тайну. И из — за этого Самсон проиграл важное пари (см. главу «Библейские курьёзы»).

Герои отходчивы. Через месяц после того, как молодожён, грохнув дверью, ушёл от новобрачной, он успокоился и вернулся, чтобы продолжать начатое дело. Но молодицу уже отдали за другого. Тесть предложил взамен младшую дочь, которая была красивее старшей. Самсон не любил менять своих решений. Либо та, либо никакая!

«Но Самсон сказал: теперь я буду прав пред Филистимлянами, если сделаю им зло. И пошел Самсон, и поймал триста лисиц, и взял факелы, и связал хвост с хвостом, и привязал по факелу между двумя хвостами. И зажёг факелы, и пустил их на жатву Филистимскую, и выжег и копны, и несжатый хлеб, и виноградные сады и масличные» (Суд. 15. 3— 5)

К сожалению, Библия не приводит никаких подробностей этого великого подвига. Не сказано, сколько месяцев или лет понадобилось Самсону, чтобы собрать в кучу такое неимоверно — библейское количество лисиц. Неясно, что делали двести девяносто девять лисиц, пока Самсон бегал за трёхсотой. Непонятно, по сколько лисиц было в одной связке.

Трудно понять, каким образом лисицы могли поджечь масличные и виноградные деревья. Именно деревья, потому что написано: «виноградные сады». И ещё одно непонятно: куда смотрели палестинское общество охраны животных и общество охраны окружающей среды? Неужели Самсон не мог обойтись без лисиц? Ведь гораздо легче и проще было бы построить аэроплан, и побросать факелы сверху на вражеские поля и города. Это выглядело бы и более эффектно, и было гораздо более правдоподобно.

И ещё одно невозможно уразуметь. Отчего Господь Сам не сжёг поля филистимлян, если эти язычники были такими нехорошими?

В отместку филистимляне отняли его жену у второго мужа, и сожгли дом тестя вместе с хозяином и двумя дочерьми. Если бы они ограничились только этим, Самсон сказал бы им спасибо. Но филистимляне усилили гонения на иудеев. Иудеи посовещались, и решили выдать врагам героя — судью, связанного по рукам и ногам. Три тысячи человек пришли, чтобы связать верёвками древнееврейского Гудини. Но, конечно же, у них ничего не вышло. Самсон легко избавился от пут.

«Пришёл однажды Самсон в Газу и, увидев там блудницу, вошёл к ней. В полночь же, встав, схватил двери городских ворот с обоими косяками, поднял их вместе с запором, положил на плечи свои и отнёс их на вершину горы». (Суд. 16. 1— 3)

Как говорится: сила есть, ума не надо. При таком избытке сил Самсон должен был войти к дюжине блудниц, чтобы утром не мог делать пакости. Вы не знаете, чем провинились перед ним городские ворота?

Вандал потому и называется вандалом, что разрушает, не задумываясь, ради разрушения.

Самсон совершил ещё много славных подвигов. За что сильно ненавидели его филистимляне. И всё время пытались уловить его, и расправиться с ним. Двадцать лет Самсон был судьёю, и судил народ Израиля, руководствуясь разумом и понятием о справедливости. Вернее, или тем, или другим.

Когда ему надоела судейская мантия, он решил вторично жениться. Его первая жена, сильно подвела его, выпытав у него маленькую тайну. Но Самсон имел и большую тайну, которую ему тоже не терпелось кому — то открыть. Поэтому он снова начал искать филистимлянку. Обойдя несколько публичных домов, Самсон остановил свой выбор на красавице Далиде. Согласно другим источникам, её звали Далила, но это ничего не меняет.

Библия пишет, что Господь свёл Самсона с филистимлянкой, потому что решил отомстить угнетателям евреев. «Господь ищет случая отомстить филистимлянам». (Суд. 14.4). Но разве Господь должен

искать случай? Разве этот случай не всегда у него под рукой? Если он решил отомстить, что Ему может помешать? Или Он боится осуждения соседей?

Женившись на Далиде, Самсон с первого дня показал ей свою силу. Эта сила заключалась в волосах. Но она об этом не догадывалась. И не могла ничем помочь друзьям — филистимлянам. Далида подкатывалась к нашему герою то с одной, то с другой стороны, ублажала его и льстила ему, как могла. Но Самсон держался, как партизан на допросе. Впрочем, он и был партизаном в тылу противника. «В чём же твоя сила, любимый мой?» — шептала ему на ухо прелестница. Он отделывался шутками. И она, вроде бы в шутку, связывала его то верёвками, то тетивами от лука, а потом, смеясь, кричала: «Самсон, филистимляне идут!»

Отряд филистимлян, спрятавшись под кроватью, с нетерпением ждал, чем кончатся игры молодожёнов. Но всякий раз Самсон шутя разрывал женские путы.

Так бы и не удалось Далиде выполнить ответственное поручение филистимской партии, если бы её муж случайно не заикнулся о волосах. И она тут же обкорнала его под ноль.

Когда Далила остригла Самсона, «Господь отступился от него» (Суд. 16. 20). Где же та пресловутая Божья справедливость? Волосатых любит больше, чем обритых. Ах да, мы забыли, что Самсону был запрещено остригать волосы. Но ведь он был острижен против своей воли, причём вражеской рукой. Отчего же Бог отступился от него?

По воле Бога, сила покинула героя. Филистимляне пленили его, ослепили и поставили работать на молотилку.

Когда же он смолол всю муку, враги решили немного подзаработать на нём. И стали водить по городам и селениям, как ручного медведя. И показывали за деньги. Потом привели его в большой богатый дом, где собрались именитые граждане. Все они пили и пели, восхваляя великого Бога Дагона, который, по их ошибочному мнению, создал небо, и землю, и первого человека на земле. И подарил им, подлым филистимлянам, землю, на которой они живут.

«Дом был полон мужчин и женщин; там были все владельцы Филистимские, и на кровле было до трёх тысяч мужчин и женщин, смотревших на забавляющего их Самсона» (Суд. 16. 27)

Самсон не мог стерпеть такого гнусного надругательства над любимым Господом. Волосы у него немножко отрасли, и силы вернулись в мышцы.

«И сдвинул Самсон с места два средних столба, на которых утверждён был дом. И упёрся всею силою, и обрушился дом на владельцев и на весь народ, бывший в нём. И было умерших, которых умертвил Самсон, более, нежели сколько умертвил при жизни своей». (Суд. 16. 29— 30).

Помянув память народного героя, я подумал: «как хорошо, что филистимляне, бывшие на крыше, были пересчитаны заранее, до падения, иначе в этой горе трупов было бы очень тяжело разобраться, кто пировал, а кто только наблюдал сквозь крышу, как едят другие». И пожалел о том, что Самсону не хватило терпения подождать, пока на крыше не соберётся хотя бы вдвое больше филистимлян.

Самсон, совершивший такой подвиг во славу Господа, заслуживал того, чтобы Господь выпростал его из — под развалин, живым, невредимым и прозревшим. Жаль, что Бог только афиширует, что воздаёт по заслугам.

Эта самореклама, на проверку, оказывается обманом, как и почти все рекламные объявления.

На днях я встретил знакомого филистимлянина и спросил его напрямую:

— Правда ли, Филя, что в древности у вас была такая архитектурная мода: строить огромные жилые дома, подобные современным дворцам спорта? И сооружать над ними прозрачные стеклянные крыши. Правда ли то, что к таким домам были приставлены лестницы, чтобы несколько тысяч человек могли взобраться наверх и понаблюдать, как развлекаются хозяева? Правда ли то, что такие крыши, площадью с футбольный стадион, держались всего на двух столбах?

Услышав мои невинные вопросы, Филя сказал, что не может на них ответить, поскольку с такими вопросами следует обращаться не к нему, а к его другу, психиатру. Который, кстати, тоже филистимлянин.

Я пошёл к психиатру. Поскольку всё равно, после столь долгого и тесного общения с Библией, почувствовал, что нуждаюсь в его помощи.

Вежливый доктор выслушал меня, и сказал, что имел уже несколько пациентов, свихнувшихся на почве Библии. И добавил: — Вот что я вам, папаша, посоветую. Библии, конечно, верить надо, это святое. Но я, как мусульманин, больше склонен верить своему прадедушке, который слышал от своего прадедушки, а тот от своего, и так далее — до того прадедушки, который был двоюродным братом Далилы, что в древности наши предки строили небольшие глинобитные дома. К дому примыкал дворик, где вряд ли поместилось бы более пятидесяти человек. Если залезть на плоскую крышу, то действительно можно было видеть, что творится во дворе. Но увидеть сквозь крышу, что творится в доме, мог только разве что слепой Самсон. Если бы даже такая крыша упала, но никого бы не задавила. Не сильно пострадали бы и те, кто без позволения хозяев взобрался на неё. Спите спокойно, папаша, вы не сумасшедший.

Его слова меня не успокоили. Всё равно я чувствую себя ненормальным. Потому что все нормальные люди верят этим библейским сказкам, а я — нет.

____________________

Среди крупномасштабных псевдоисторических эпопей, какими являются «Пятикнижие» Моисея и книги «Царств», почти затерялась лубочная картинка, маленькая брошюрка, книжечка для дамского чтения под названием «Руфь». Очевидно, эта байка появилась гораздо позднее вышеназванных книг Библии, когда понадобилось придумать родословную для царя Давида.



Это произошло во времена судей. Моавитянка Руфь, сноха иудейки Ноемини, после смерти мужа выказала глубокую привязанность к свекрови. Прилепилась к ней всей душой, не захотев вернуться к своему народу. Ноеминь также осталась без кормильца.

Обе женщины впали в нищету. Руфь вынуждена была собирать колоски, оставшиеся после жатвы. Добряк Вооз, хозяин поля, приказал жнецам своим не прогонять пригожую девушку, наоборот, давать ей побольше колосков и поделиться с нею едой. Когда Руфь принесла Ноемини остатки от того, что не смогла съесть сама, свекровь, поинтересовалась, кто этот щедрый благодетель. На счастье, оказалось, что они с Воозом — дольние родственники. И практичная женщина тут же решила пристроить Руфь.

«И сказала ей Ноеминь: вот, в эту ночь он на гумне веет ячмень. Умойся, помажься, надень на себя нарядные одежды свои и пойди на гумно, но не показывайся ему, доколе не кончит есть и пить. Когда же он ляжет спать, узнай место, где он ляжет. Тогда придёшь и откроешь у ног его, и ляжешь; он скажет тебе, что тебе делать. Руфь сказала ей: сделаю всё, что ты сказала мне». (Руфь. 3. 1— 5)

И сделала. Умылась, намазалась, нарядилась, пришла, открыла и легла. Но Вооз был сильно пьян, и не сказал ей, что надо делать. Мало того, ночью проснулся «и содрогнулся, приподнялся, и вот, у ног его лежит женщина».

«Вооз сказал: благословенна ты от Господа, дочь моя. Это последнее твоё доброе дело сделала ты ещё лучше прежнего, что ты не пошла искать молодых людей. Итак, дочь моя, не бойся, я сделаю тебе то, что ты сказала, ибо ты женщина добродетельная». (Руфь. 3. 8— 11).

Этот Вооз был очень славный и прозорливый человек. Обнаружив у себя под одеялом красотку, наряженную и напомаженную, как проститутка, он сразу понял, что она — женщина добродетельная. Он много выпил на ночь. «развеселил сердце своё», и не помнил, дошло между ними к чему — нибудь, либо нет. Но как человек порядочный и дальний родственник, всё же посчитал своим долгом жениться на Руфи.

Впрочем, был ещё более близкий родственник, и его нельзя было обойти. Вооз сказал Руфи, которую он, почему то, не распознал, чтобы она и в следующую ночь переспала с ним, а жизнь покажет: вдруг тот родственник откажется купить поле Ноемини и поле Руфи, на которые имел предкупное право. Руфь переспала и получила в уплату шесть мер ячменя.

Всё кончилось благополучно, к всеобщему удовольствию. Тот родственник отказался от полей и от Руфи. И в подтверждение отказа обменялся сапогами с Воозом перед свидетелями, старейшинами города. Такой был тогда обычай. Вооз женился на добродетельной девушке, и «Бог дал ей беременность». И она родила Овида, дедушку царя Давида.

О, если бы все библейские истории так славно заканчивались! Ни одной язвы, ни одного трупа, одна Божья благодать. В принципе я ничего против таких дамских сериалов не имею. Но имею несколько существенных замечаний.

Первое. Почему богатый Вооз имел привычку ночевать в скирде, и откуда об этом могла знать Ноеминь, которая в глаза его не видела?

Второе. Почему обе женщины нищенствовали и голодали, если владели полями?

Третье. Действительно ли древние евреи три тысячи лет тому назад носили сапоги?

И последнее. Признавая, что Библия — стопроцентно Святая Книга, всё же не прочь был бы узнать у сведущих людей: сколько процентов святости приходится на брошюрку под названием «Руфь»?


Глава одиннадцатая.

ЦАРЬ ДАВИД — БЕЛОКУРАЯ БЕСТИЯ

«Где слово царя, там

власть; и кто скажет

ему, «что ты делаешь»?»

(Ек. 8. 4)

Начиная рассказ о великом царе Давиде, нельзя не упомянуть о его предшественнике, царе Сауле. Эти два имени неразрывно связаны между собой. Становление Давида как личности начиналось при дворе Саула, где молодой герой сделал быструю карьеру, пройдя путь от рядового музыканта — исполнителя, через должность личного оруженосца, до военачальника, командира отряда быстрого реагирования.

Состарившись, пророк и судья народа Самуил поставил своих сыновей судьями над Израилем.



«Но сыновья его не ходили путями его, и уклонились в корысть, и брали подарки, и судили превратно» (1. Цар. 8. 3).

Судью тогда, как видите, не выбирали тайным голосованием. Мудрость, праведность, справедливость — все эти ненужные мелочи не играли никакой роли. Кресло судьи передавалось по наследству. По сути, это был тот же царь, но не именовался так, потому что не было ещё государства. Израильтяне признавали только одного царя — Царя небесного.

Но Господь очень плохо защищал Свой народ. Более двух столетий евреи были под гнётом филистимлян, многочисленного и высокоразвитого народа, жившего на побережье Великого моря, но державшего под контролем обширную территорию южной Палестины.

Вы, конечно, помните, как Ной, с одобрения Господа, проклял Хама и его потомков. Предрёк, что они будут рабами у потомков Сима и Иафета.

Так вот, проклятье пророка не наполнилось. Филистимляне были потомками Хама через его сына Каслухима (Быт. 10. 14). Но почему — то нагло и незаконно властвовали над евреями, потомками Сима. И некому было навести порядок. Впрочем, было кому. Но Господь не хотел влезать во внутрисемейно — народные дрязги.

«И собрались все старейшины Израиля, и пришли к Самуилу в Раму. И сказали ему: вот, ты состарился, и сыновья твои не ходят путями твоими; итак, поставь над нами царя, чтобы он судил нас, как у прочих народов.

И не понравилось слово сие Самуилу. И молился Самуил Господу. И сказал Господь Самуилу: послушайся голоса народа во всём, что они говорят тебе; ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня, чтобы Я не царствовал над ними». (1. (Цар. 8. 7— 8)

Самуил, защищая обиженного Господа, пытался воздействовать на старейшин методами устрашения. Он нарисовал им впечатляющую картину того, что ждёт их под властью царя.

«И сказал: вот какие будут права царя, который будет царствовать над вами: сыновей ваших он возьмёт, и приставит к колесницам своим, и сделает всадниками своими, и будут бегать перед колесницами его. И дочерей ваших возьмёт, чтобы они составляли масти, варили кушанье и пекли хлебы. И поля ваши, и виноградные и масличные сады ваши возьмёт, и отдаст слугам своим. И рабов ваших, и рабынь ваших, и юношей ваших лучших возьмёт и употребит на свои дела. От мелкого скота вашего возьмёт десятую часть, и сами вы будете ему рабами» (1. Цар. 11— 17)

Но старейшин не испугал этот феодально — царский произвол. От произвола судей они натерпелись и не такого. Но терпеть от царя было всё же как — то солиднее.

И Самуил начал искать подходящую кандидатуру на царский престол.

Сначала он определил для себя, какой бы царь ему (не народу!) лучше всего подошёл. Во — первых, это должен быть человек видный собою, статный, красивый, поскольку царь — лицо государства. Во — вторых, не слишком умный.

Потому что от умников всегда можно ожидать всяких неприятностей. В — третьих, человек не заносчивый, послушный, богобоязненный. Ведь Самуил вовсе не собирался выпускать власть из своих рук. В — четвёртых, знатный. Простолюдина за царя никто почитать не будет.

Долгое время поиски не приносили результата. Но в дело вмешалась Судьба. И послала навстречу Самуилу Саула.

У некоего Киса, знатного вениамитянина, пропало несколько ослиц.

«У него был сын, имя его — Саул, молодой и красивый; и не было никого из Израильтян красивее его; он от плечей своих был выше всего народа». (1. Цар. 9. 2).

И Кис послал красавца Саула к ближайшим холмам на розыски ослиц. По этим же холмам бегал по утрам Самуил, чтобы не терять кондиции, необходимой для произнесения пророчеств. На узкой тропинке пути их сошлись. Они остановились, поприветствовали друг друга и разговорились. Самуил долго расспрашивал доверчивого парня о его семье, о его увлечениях, о его взглядах на конституционно — монархический строй. И парень ему понравился, пришёлся по душе.

Не откладывая в долгий ящик, Самуил тут же помазал Саула на царство. Несколько озадаченный таким странным поведением старца, Саул вернулся домой. И доложил отцу, что ослиц не встретил. Но зато встретил прозорливца Самуила, который измазал его оливковым маслом, и заверил, что с этого дня ни Саул, ни Кис могут уже об ослицах не беспокоиться. Потому что вскоре смогут иметь столько ослов, сколько пожелают.



Привлекательной внешностью ограничивались все достоинства Саула. Этот верзила был застенчив и, в то же время, груб, неотёсан. Бог не одарил его ни умом, ни благородством. Человек настроения, он легко поддавался внушению, не мог противиться чужой воле, был очень суеверен и богобоязнен. На нём, как говорится, можно было возить воду бочками. Вспышки энергии чередовались в нём с долгими периодами полного упадка сил и безволия. Всемирная грусть и меланхолия перебивались припадками беспричинной ярости и безудержного гнева. Саул служил объектом для насмешек, и внешне безропотно сносил их. Но в душе его пылали страсти.

____________________

Самуил созвал народное собрание. И объявил народу, что Бог, в принципе, не против того, чтобы назначить царя, но крайне обижен оказанным Ему недоверием.

«И сказал сынам Израилевым: так говорит Господь, Бог Израилев: я вывел Израиля из Египта и избавил вас от руки Египтян и от руки всех царств, угнетавших вас. А вы теперь отвергли Бога вашего, который спасает вас от всех бедствий ваших и скорбей ваших, и сказали Ему: „царя поставь над нами“. Итак, предстаньте теперь пред Господом по коленам вашим и по племенам вашим».(1. Цар. 10. 18— 19)

Самуил разыграл спектакль, комедию с падающим жребием. Он приказал коленам выстроиться в алфавитном порядке и пройти перед ним парадным строем. И было указано на колено Вениаминово.

Вениамитяне вынуждены были развернуться и пройти ещё раз под Богом и пред Самуилом. И указано было на племя Матриево. Племя Матриево, проклиная свою жизнь и Самуила с его дурацкими фокусами, вынуждено было развернуться и пройти ещё раз. И названо было имя Саула. Который как раз в колонне и не был. Сильно напуганный, он прятался в обозе.

Его выволокли, встряхнули, струсили с него солому, поставили перед строем колен и, — объявили царём.

____________________

Пока Саул входит в курс государственных дел и знакомится со своими царскими апартаментами, я хотел бы положить Самуилу и библейским дееписателям несколько каверзных вопросов.

Первое. Зачем нужна была вся эта волокита с выборами, если и Богу, и Самуилу давно уже был известен конечный результат? Зачем надо было гонять людей туда сюда? Нельзя ли было сразу поставить их перед фактом: вот вам царь, живите с ним, и не обижайте его? Зачем надо было дурачить толпу, создавая ощущение сиюминутного выбора?

Второе. Предком Саула назван некий Матрий. Но в родословной Саула (1. Пар. 7) такого имени нет. Из какого обоза выволокли этого Матрия?

Третье. Библия, знакомя нас с Саулом, называет его молодым и красивым. Но оказывается, Саул занял престол довольно пожилым. Ему уже было за пятьдесят. Он имел нескольких сыновей, старшему из которых, Ионафану, было уже за тридцать. Об этом не говорится в Библии прямо, но можно легко вычислить, внимательно читая иные главы.

Саул правил тринадцать лет. После его насильственной смерти трон занял его младший сын Иевосфей. «Сорок лет было Иевосфею, сыну Саулову, когда он воцарился над Израилем» (2. Цар. 2. 10). Отнимем от сорока тринадцать и определим, что в год воцарения Саула младшему сыну его было двадцать семь лет. Кстати, в двух других местах Библии Иевосфей не назван среди сыновей Саула (1. Пар. 8. 33; 9. 39). В каком обозе он прятался?

О достаточно зрелом возрасте старшего сына Саула, Ионафана, можно судить и по тому, что уже в первый год царствования отца он командовал войском, и разбил филистимлян у Гивы. (1. Цар. 13. 2.)

Четвёртое. Библейские сказители запутались сами и пытаются запутать нас. Они приводят разноречивые свидетельства о происхождении Саула и о его сыновьях. Будучи на месте Бога (вот такое скромное желание!), я бы надавал им по рукам за своеволие и прочистил бы им мозги.

В первой книге «Паралипоменон» дважды названы имена четверых сыновей Саула. Вот эти имена: Ионафан, Мелхисуй, Авинадав, Ешбаал. (1. Пар. 8. 33; 9. 39).

Саул погиб в сражении, одновременно с тремя сыновьями. Вот их имена: Ионафан, Аминадав, Малхисуй. (1. Цар. 31.2). Четвёртый сын, Иевосфей, правил Израилем после смерти Саула. (2. Цар. 2.10).

Итак, один сын сохранил своё имя неприкосновенным вплоть до смерти. Двое внесли в свои имена некоторые изменения (скорей всего, им помогли дееписатели). А Ешбаал, по всей видимости, сменил веру и принял другое имя.

Но этим библейская неразбериха не заканчивается. В ином месте Библия сообщает нам, что у Саула было только три сына. Вот их имена: Ионафан, Иессуи, Мелхисуа. (1. Цар. 14. 49). Как видим, мёртвый Ионафан стойко отстаивает неприкосновенность своего имени, Мелхисуй опять произвольно поменял букву, а трое остальных безропотно уступили своё наследственное право некоему Иессую.

Но, может быть, в древнееврейских конторах, где выписывали метрики и паспорта, царил такой же произвол, как на Украине конца двадцатого столетия?

Вдруг власти нашей неисторической родины решили переделать все личные имена своих граждан на украинский лад. И переименовали автора этих строк Давида в Давыда, а его жену Веру в Виру, причём без нашего на то согласия. И записали так в паспорта, без права на обжалование.

Но это ещё не так страшно. Было указание: всех Джонов, Янов, Иоганнов, Жанов, Ованесов, родившихся на Украине, переименовать в Иванов. И теперь оно успешно внедряется в жизнь. Вот это уже горе.

Вернёмся к Саулу. И спросим его без обиняков: так сколько же, всё — таки, было сыновей? А лучше обратимся за разъяснениями к Богу, который всё записывал, подсчитывал и диктовал на трезвую голову.

Спросили. Оказалось, что Господь не только не может решить проблему сынов, но и с решением проблемы отцов имеет проблемы.

Оказалось, что Бог не знает, как зовут деда и прадеда Саула. В одном месте дедом Саула назван Авиил. Авиил, в свою очередь, был сыном Церона, внуком Бехорафа, правнуком Афия, человека очень знатного. (1. Цар. 9. 1) Но в другом месте, где перечислены знатные потомки Вениамина, ни одно из этих имён не указано. Но сказано, что деда Саула, оказывается, зовут Нер, а прадеда — Иеил. (1. Пар. 9. 35— 39). А вот этот Иеил, отец Гаваонитян, неизвестно от кого произошёл. (1. Пар. 8. 29) Так чьим же потомком был Саул? Иеила или Матрия? Но эти два имени не указаны в числе имён потомков Вениамина? Так принадлежал ли вообще Саул к колену Вениамина?

Не могу не поделиться опасной гипотезой: Саул, возможно, вовсе не был евреем! Потому что только не еврей мог быть на полторы головы выше всех евреев! Скорее всего, он был филистимлянином, принявшим еврейскую веру. Потому Саул и отсиживался в обозе, когда все евреи послушно проходили перед Самуилом. Поэтому он и сменил языческие имена своих сынов на иудейские. Потому он и путал карты, называя своим предком то одного, то другого.

Возможно, я ошибаюсь. Пусть сведущие люди меня поправят.

____________________

Читая Библию, я иногда ловлю себя на мысли, что составители её, как та гоголевская унтер — офицерская вдова, сами себя высекли. И действительно, для чего, спрашивается, они вписали с эту Книгу сотни самых невообразимых, языколомных имён, в достоверности которых сами не были уверены? И теперь так легко можно уличить их в подлоге.

Ведь, посудите сами, было бы гораздо безопаснее для них (хотя им уже не грозит никакая опасность!) не приводить никаких родословных. Ни имён, ни возраста, ни лет правления библейских патриархов, героев, вождей, судей, царей. Зачем нам это нужно знать? Что это меняет? Ведь Библия — не исторический труд, где без имён и дат не обойтись. Ведь это — чистая мифология!Количество имён в Библии можно было смело сократить впятеро, — это бы очень облегчило труд чтения и понимания Её. Ведь мы же прекрасно обходимся без имён фараонов. Смотрите — один фараон действует на протяжении десяти веков! Не фараон, а Кащей Бессмертный.

Конечно, мы понимаем, что патриархи, судьи и цари так долго жить не могли. Но ведь можно было обойтись порядковыми номерами. Патриарх первый, князь третий, судья номер восемнадцать, герой по кличке Львиная Пасть, первый царь из династии Вениаминовой. Вот это была бы Библия!

Зачем нам надо знать, что Адам жил девятьсот тридцать лет, Сиф — девятьсот двенадцать лет, а Енос — девятьсот пять? Ведь эти громадные цифры просто не помещаются в голове! Разве недостаточно было написать: Адам жил очень долго, а его сын и внук — на несколько лет меньше? Пусть каждый читатель домыслит, что означают слова «жил долго».

Что, скажите на милость, нам даёт информация о том, что:

Потоп длился сорок дней, что Моисей был на горе сорок дней; соглядатаи ходили сорок дней; евреи бродили по пустыне сорок лет; Илия одним ударом заколол четыреста пророков; у судьи Авдона было сорок сыновей: цари Давид, Соломон, Иоас, правили по сорок лет; Христос был прямым потомком Авраама в сороковом поколении; Он же сорок дней был искушаем дьяволом в пустыне; Он же, после воскресения, являлся своим ученикам на протяжении сорока дней? Нам от этого ни холодно, ни жарко, потому что мы отлично знаем, что всё это — сплошные выдумки. Всё округлено до сорока — магического ориентального числа.

Не достаточно ли было, если бы все эти числа были заменены двумя словами: «много» и «долго»? Длился долго, ходили долго, бродили долго, заколол много, родил много, правили долго, родился через много поколений, долго был искушаем, многократно являлся…

Вот как прекрасно всё это звучит! Ни к чему нам библейская правдиво — лживая точность, так легко опровергаемая самой же Библией!

В Библии полно таких «счастливых» чисел: 3 — три ангела, патриарха, раза, дня, месяца, года, стрелы, меры, волхва, разбойника; тридцать — пророков, лет, колесниц, дней, сребреников, внуков; триста лисиц, три тысячи погибших воинов. 7 — семь дней, ночей, месяцев, коров, колосьев, лет, дочерей, кругов, труб, изгнанных народов, мер зерна, дорог, городов, дней поста, братьев, духов, бесов, пастырей; семисвечник, семь седмиц.

10 — десять заповедей, дней, сыновей, десятина, частей, кусков, дев, рогов, гривен, грошей, слуг.12 — двенадцать месяцев, братьев, колен Израиля, тысяч овец, колодцев, драгоценных камней, князей, верблюдов, корзин, апостолов, ворот, оснований, жемчужин, часов, звёзд в короне.

И это — ещё далеко не полный список. В то же время в Библии почти нет цифр и чисел: 2, 5, 6, 8, 9, 11, 13. Это доказывает, что дееписатели, находясь в плену суеверий и поверий, не могли быть историками, приводящими правдивые свидетельства. Шла грубая подтасовка дат и чисел. Тёмная библейская история шита белыми нитками, хорошо видимыми даже на расстоянии в три тысячи лет.

____________________

Итак, наш юный престарелый Саул воцарился над Иудеею и Израилем.

Тут необходимы некоторые пояснения. Дело в том, что во времена судей евреи не мирились между собой. Мы знаем, что колена сталкивались с коленами при разделении территории, при выяснении, кто прав, а кто не прав в следовании законам Моисея и заповедям Божьим. Более сильные колена пытались диктовать свою волю более слабым. Несколько колен объединялись для борьбы с филистимлянами, хананеями и другим враждебными народами. Колена, увиливающие от участия в общем деле, подвергали себя опасности наказания со стороны большинства.

С течением времени образовались две группы, южная и северная. Сильное колено Иуды, объединившись с коленом Вениамина, контролировало юго — восток Палестины. Постепенно за южанами закрепилось название: иудеи. А их территория стала называться Иудеей.

Десять других колен, во главе с ефремлянами, образовали северную группировку. За ними осталось прежнее название — израильтяне. А северные территории стали называться Израилем. Избрание общего царя должно было, по идее, объединить народ в единое целое.

Но только три царя: Саул, Давид и Соломон смогли удержать под своей властью обе территории. Сразу же после смерти Соломона произошёл раскол на два царства. Иудейский престол занимал сын Соломона Ровоам, у которого был сын Авия. А Израильским царством стал править узурпатор Иеровоам, у которого тоже был сын Авия. Такое подобие имён наводит на мысль, что это был один и тот же царь. Но Библия утверждает иное. Нам ничего не остаётся, как только верить. Или не верить.Самуил, помазав Саула, всё же не допускал мысли, что власть уйдёт из его рук. Ведь седовласый парнишка выглядел таким покладистым. Но никто не пророк в своём отечестве. Нет, поначалу так оно и было. Саул не смел ничего предпринимать без предварительного согласования с отставным судьёй. Самуил требовал от царя — новобранца отчёта обо всех его действиях, и даже о бездействии. Вычитал ему за каждый самостоятельный шаг. Держал своего помазанника в ежовых рукавицах.

Но даже такой тихий, покладистый царь не мог угодить въедливому старцу. Уже через год возник между ними первый серьёзный конфликт. Казалось бы, из — за сущей ерунды — из — за куска баранины.

Во всём были виновны, как всегда, филистимляне. Рассердившись на Ионафана, который разбил их передовой отряд, враги собрали большое войско, и вышли бить его папу Саула. И сильно побили бы его, так как израильское войско было малочисленным и отвратительно вооружённым.

Наши запаниковали. Половина войска, струсив, предала царя и сбежала, переплыв на другой берег Иордана. Но половина всё же сохранила преданность. Потому что не умела плавать.

Саул понял, что разгрома не миновать, и решил обратиться за помощью к Богу. Но загвоздка была в том, что он не смел обращаться к Господу через голову вышестоящего духовного начальства. Не мог нарушить порядок, согласно которому все Божьи повеления передавались исключительно через Самуила. Что было делать? Гонцы, посланные за посредником, где — то задержались, а филистимляне не могли больше ждать, у них чесались руки.

Тогда Саул решился на отчаянный шаг: он построил жертвенник, на котором принёс жертву Господу. Потому что не принято было ходить на приём к Богу без жирной взятки. Помните, как Господь наказывал: никто не смеет приходить с пустыми руками.

«И сказал Саул: приведите ко мне, что назначено, для жертвы всесожжения и для жертв мирных. И вознёс всесожжение. Но едва кончил он возношение всесожжения, вот, приходит Самуил. И вышел Саул ему навстречу, чтобы приветствовать его.

Но Самуил сказал: что ты сделал? Саул отвечал: я видел, что народ разбегается от меня, а ты не приходил к назначенному времени. Тогда подумал я: теперь придут Филистимляне на меня, а я ещё не вопросил Господа», и потому я решился принести всесожжение.

И сказал Самуил Саулу: худо ты поступил, что не исполнил повеления Господа, Бога твоего, которое дано было тебе. Но теперь не устоять царствованию твоему; Господь найдёт Себе мужа по сердцу Своему, и повелит ему Господь быть вождём народа Своего» (1. Цар. 13. 9— 14).

Вот так, коротко и ясно: не выполнил повеления, — уволен.

Но, как я ни искал, никакого повеления Господа, данного Саулу, обнаружить не удалось. Дело, на мой взгляд, было в другом.

Во — первых, Самуил шёл издалека и сильно проголодался в пути. А положенный ему по обряду жертвоприношения кусок баранины был начисто обглодан за минуту до его появления.

Во — вторых, Саул, не облечённый в одежду священника, не имел право строить жертвенник и возносить жертвы.

В — третьих, Саул нарушил субординацию, тем самым, создав прецедент. Теперь, мрачно подумал Самуил, он поймёт, что может обращаться к Богу напрямую, минуя Его пресс — секретаря.

Таких прегрешений простить было нельзя. И с это момента царь стал заклятым врагом судьи. И тут же Самуил начал искать ему замену.

Но сам — то Господь вовсе не обиделся на простосердечного царя. Более того, Он помог ему и Ионафану выиграть сражение, в котором, со стороны филистимлян, участвовало «тридцать тысяч колесниц и шесть тысяч конницы, и народа множество, как песок», а со стороны израильтян, — отряд в шестьсот человек, вооруженных дубинками, ослиными челюстями и воловьими рожнами.

Вы помните, что именно таким оригинальным оружием убивали врагов Самсон и Самегар, судьи Израиля. То, что это было очень действенное оружие, превосходящее по убойной силе автомат Калашникова, подтверждают скупые цифры: Самсон убил одним взмахом челюсти тысячу человек, а Самегар рожном — шестьсот человек. (Суд. 3. 31; 15. 15)

Так что две противостоящие армии были, в принципе, равноценны.

Необходимо разъяснить, что такое оригинальное оружие было сконструировано не от хорошей жизни. Филистимляне всячески притесняли евреев, своих вассалов и данников. Они буквально издевались над избранным народом, игнорируя даже тот факт, что ему покровительствует Сам Иегова.

«Кузнецов не было во всей земле Израильской, ибо Филистимляне опасались, чтобы Евреи не сделали меча или копья. И должны были ходить все Израильтяне к Филистимлянам оттачивать свои сошники, и свои заступы, и свои топоры, и свои кирки. Когда сделается щербина на острие у сошников, и у заступов, и у вил, и у топоров, или если нужно рожон поправить. Поэтому во время войны не было ни меча, ни копья у всего народа, а только нашлись они у Саула и Ионафана, сына его». (1. Цар. 13. 19— 22)

Вот такая печальная картина.

Но, тем не менее, филистимляне, увидев в руках неприятеля свежие ослиные челюсти, так растерялись, что не лезли на рожон.

Неизвестно, сколько бы длилось это противостояние, если бы не удачная вылазка Ионафана и его оруженосца. В темноте они смело напали на ночной дозор. Один размахивал мечом, а другой щёлкал челюстью. И сразу убили двадцать человек, которые перед смертью так сильно орали, что вызвали панику в стане филистимлян. Те спросонок не разобрались, кто и с какой стороны на них напал, и стали разить мечами, куда попало. И поразили друг друга, даже не зовя на помощь израильтян.

«И произошёл ужас в стане, на поле, и во всём народе; передовые отряды и опустошавшие землю пришли в трепет; дрогнула вся земля, и был ужас великий от Господа.

И воскликнул Саул и весь народ, бывший с ним, и пришли к месту сражения, и вот, там меч каждого обращён против ближнего своего; смятение было очень великое» (1. Цар. 14. 15— 20).

И мы в смятении, — неужели всё так и было в действительности? Не привирают ли дееписатели, пользуясь Божьим покровительством? Но мы не имеем права не верить Библии, никто нам этого права не давал.

Дорогой читатель! Если Вы думаете, что это — самое смешное сражение, описанное в Библии, то заблуждаетесь. Мы ещё прочтём о битвах похлеще.

Говорят, что древний дееписатель Гомер, собирая материал для своей Илиады, наткнулся на одно из первых изданий Библии. Прочитав описание сражения вениамитян с остальными коленами Израиля (см. главу «Библейские курьёзы»), он так смеялся, что смех его стал нарицательным.

Прочитав о том, как двенадцать тысяч израильтян перебили пол миллиона мадионитян, не потеряв при этом ни одного воина, он чуть не двинулся мозгами. И тут же разорвал все свои произведения, так как понял, что такого уровня правдивости в своих фантазиях никогда достичь не сможет.

Когда же он наткнулся на описание сражения, в котором десятки тысяч филистимлян добросовестно перебили друг друга, то не поверил своим глазам. И снова смеялся до слёз. Иегова, обиженный таким гомерическим смехом, поразил его слепотой. Чтобы впредь Библию не читал, и никому не пересказывал библейские анекдоты.

Народ израильский воспрял, в нём пробудилось уважение к своему царю. Те, что постыдно бежали, переплыли Иордан в обратную сторону. Саул простил их.

«И кинулся народ на добычу, и брали овец, волов и телят, и закалали на земле, и ел народ с кровью» (1. Цар. 14. 32).

Вот как изголодались евреи под игом филистимлян! Ели с кровью, наплевав на запреты Господа. И, что удивительно, — ничего им за это не было. Похоже, что у Господа опустились руки.

Читая об этом, я не мог не воздать должное благородству филистимлян. Надо же, не только сами пришли на своё побоище, но и привели с собою стада овец и телят. Потому что понимали, что противник, наблюдая за их братоубийством, может здорово проголодаться.

«И устроил Саул жертвенник Господу: то был первый жертвенник, поставленный им Господу» (1. Цар. 14. 35).

Но позвольте, как это — «первый»? А тот, который он построил перед битвой, и за который получил взбучку от Самуила? Каким по счёту был тот жертвенник? Нулевым?

Саул, заручившись поддержкой Бога в негласной борьбе с неугомонным старцем за власть над народом, заметно осмелел. И опять своевольно ослушался Самуила. Текст очередного приказания духовного вождя и экс — судьи звучал так «Так говорит Господь Саваоф: вспомнил Я о том, что сделал Амалик Израилю, как он противостал ему на пути, когда он шёл из Египта; теперь иди и порази Амалика, и истреби всё, что у него; и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла» (1. Цар. 15. 2— 3).

Вы уже, наверное, позабыли, как Иисус Навин сражался с амаликянами, как Моисей поднял руки вверх, но не сдавался.

Но Бог, — Он ничего не забывает!

После той битвы, разыгравшейся в первый год Исхода, прошло уже более трёхсот лет. Но Господь не забыл прегрешений амаликян. Несмотря на то, что от тех, первых, которых разбил Иисус, осталось одно название. Несмотря на то, что сменилось у них множество князей. Новые амаликяне должны были рассчитаться сполна за грехи прежних. И жёны их — за грехи прежних жён. И дети их — за грехи прежних детей.

И ослы их — за грехи прежних ослов.

Если так справедлив Господь по отношению к ослам, то справедлив ли Он к овцам Божьим?

Саул уже не был тем слабеньким марионеточным царьком с двумя копьями на всё войско. Несколько побед упрочили его положение. Начальники колен стали выделять ему всё большее и большее количество воинов. В армии уже насчитывалось их более двухсот тысяч. Оружие они добыли в сражениях, поэтому челюсти и рожна были сняты с вооружения. Эти средства массового поражения были признаны негуманными, а также — оскорбительными для чести противника.

Саул возвышался всё более и более. Самуил остался где — то внизу мелкой смешной фигуркой. И Саул вообразил, что ему теперь всё позволено. Но он и не предполагал, насколько коварен Бог Саваоф.

«И поразил Саул Амалика от Хавилы до окрестностей Сура, что пред Египтом. И Агага, царя Амаликова, захватил живого, а народ весь истребил мечом. Но Саул и народ пощадили Агага и лучших из овец, и волов, и откормленных ягнят, и всё хорошее не хотели истребить, а все вещи маловажные и худые истребили» (1. Цар. 15. 7— 9).

Как видите, Саул поступил вполне разумно. Малоценных женщин и детей истребил, но всё, что представляло какую — то ценность: овец, ягнят, волов и царя Агага, — не истребил. Хотя лично я не знаю, какую ценность мог представлять для Саула Агаг, — всё равно никто бы его не купил. Царей в те времена было так много, что они совершенно обесценились.

«И было слово Господа к Самуилу такое: жалею, что Я поставил Саула царём, ибо он отвратился от Меня и слова Моего не исполнил. Когда пришёл Самуил к Саулу, то Саул сказал ему: я исполнил слово Господа. И сказал Самуил: а что это за блеяние овец в ушах моих и мычание волов, которые я слышу? И сказал Саул: привели их от Амалика для жертвоприношения Господу, Богу твоему; прочее мы истребили». (1. Цар. 10— 15).

Вот Вам ещё одно подтверждение гипотезы, что Саул не был евреем. Он сказал: «Господу, Богу твоему». Не моему, не нашему, — твоему, как бы отделяя себя от Самуила.

И то, что он оставил в живых Агага, тоже косвенно подтверждает это. Вполне возможно, что у обоих царей были одни и те же боги. Которых Саул боялся не менее, чем чужого Бога Саваофа.

Нет, конечно же, Саул пощадил Агага не из милосердия, тогда такого понятия не существовало. Да и сейчас это понятие находится в самом зародыше. Но Агаг был помазанником Божьим, фигурой неприкасаемой, наместником своего Бога на земле. И с этим приходилось считаться. Посягательство на жизнь помазанника не могло остаться безнаказанным.

В этом в те времена были уверенны все, без исключения.

В дальнейшем мы увидим, что царь Давид беспощадно казнил тех, кто, в угоду ему, посягал на жизнь враждебных ему царей.

«И отвечал Самуил: неужели всесожжения и жертвы столько же приятны Господу, как послушание гласу Господа? Послушание лучше жертвы, и повиновение лучше тука овнов. Ибо непокорность есть такой же грех, как волшебство, и противление — то же, что идолопоклонство; за то, что ты отверг слово Господа, и Он отверг тебя, чтобы ты не был царём». (1. Цар. 15. 22— 23)

Вот Вам ещё один яркий образчик Божьей справедливости.

Вы можете всей душой любить Бога. Вы можете приносить ему подаяния, отрывая от своих детей. Вы можете вести идеально праведную жизнь. Но всё это — не в счёт, если Вы хотя бы единственный раз ослушаетесь Бога. Хотя бы раз в жизни не исполните любого, даже самого абсурдного Его приказания, переданного Вам через посредников — слуг Божьих.

Но есть ли у вас уверенность, что они в точности передают Вам Божьи указания? Не искажают ли их в своих интересах? Не лукавят ли, не дай Бог?

Я очень сомневаюсь в том, что Господь настаивал на смерти Агага. Если бы Он действительно хотел этого, то мог Сам легко убить царя амаликян мизинцем левой ноги. Нет, во всём этом я вижу козни злобного старца.

Самуил утверждал, будто Господь раскаялся в том, что посадил на трон такого непослушного царя. И тут же противоречил себе, заявляя, что Господь никогда не раскаивается: «И не скажет неправды и не раскается Верный Израилев; ибо не человек Он, чтобы раскаиваться Ему» (1. Цар. 15. 29).

Самуил, очевидно, не был в курсе дела. Господь и лгал, и ошибался, и раскаивался.

Лгал, уверяя царя Авимелеха, что Авраам пророк.

Лгал, когда обещал Аврааму, что пощадит Содом ради десяти праведников.

Лгал Иакову, уверяя, что дал его отцу и деду землю, на которой течёт молоко и мёд.

Лгал, когда говорил, что произведёт суд над богами египтян.

Лгал, когда говорил, что прогонит аморреев, иессеев и прочие народы пред лицом израильтян.

Лгал и сейчас, заявляя, что отвергает Саула. Потому что после этого Божьего окончательного решения Саул ещё правил более десяти лет.

Будьте уверены, — мы ещё неоднократно поймаем нашего любимого Господа на лжи.

А сколько же раз Он раскаивался!

Раскаялся в том, что поселил Адама в Раю.

Раскаялся в праведности змея.

Раскаялся в человечестве, и решил утопить его.

Раскаялся, что вывел евреев из Египта, когда эти негодники сделали себе золотого тельца.

Раскаялся, что вывел евреев из Египта, когда они, как благородные господа, потребовали к обеду перепелов.

Раскаялся, что вывел евреев из Египта, когда они поверили соглядатаям.

Разочаровался в них, когда евреи потребовали, чтобы Он поставил над ними царя.И, наконец, сказал Самуилу: «Жалею, что Я поставил Саула царём». Будьте уверены, — мы прочтём в дальнейших книгах Библии, как Он многократно ошибался, и столько же раз раскаивался.

Оказывается, раскрывает нам глаза Библия, не такой уж Он мудрый и всё предвидящий. Вопреки утверждению пастырей, поставленных Им, чтобы пасли и стригли нас, овец Божьих.

Саул обещал Агагу жизнь, и клятвы своей нарушить не мог. Слабый духом, трепещущий от одного взгляда пророка, он всё же был твёрд в своих убеждениях. В отличие от Бога, он всегда держал слово.

Тогда Самуил решил своими руками исполнить свой приговор.

«Потом сказал Самуил: приведите ко мне Агага, царя Амаликитского. И подошёл к нему Агаг дрожащий, и сказал Агаг: конечно, горечь смерти миновалась? Но Самуил сказал: как меч твой жён лишал детей, так мать твоя между женами пусть лишена будет сына. И разрубил Самуил Агага пред Господом в Галгале» (1. Цар. 32— 33)

Упёртый Самуил всё же добился своего. Но немножко непонятно, что он имел в виду, заявляя, что лишит мать Агага удовольствия общаться с сыном? Ведь мать царя уже была отправлена на тот свет вместе со всеми остальными амаликянами. Теперь Самуил отправил вослед сына. Так что разлука царя с матерью была недолгой, она уже поджидала его в аду, с распростёртыми объятиями. Этого Самуил не учёл.

Жестокая казнь произвела неизгладимое впечатление на всю округу. Имя палача — пророка вызывало в душах израильтян ужас и трепет. Его появление не предвещало ничего хорошего. Поэтому, когда Самуил пришёл в Вифлеем, старейшины с опаской спросили его: «Мирен ли приход твой?»

Старец усиленно искал замену Саулу. Ему подсказали, что у некоего Иессея есть семеро сыновей, один другого краше. Переговорив с Наставником Саваофом, Самуил выяснил, кого он должен помазать в этот раз. Иессей по очереди подводил к нему сыновей, но пророк отклонял одного за другим. Выяснилось, что самый младший из братьев, Давид, как раз отсутствует, — пасёт овец.

«И послал Иессей, и привели его. Он был белокур, с красивыми глазами и приятным лицом. И сказал Господь: встань, помажь его, ибо это он. И взял Самуил рог с елеем и помазал его среди братьев его, и почивал Дух Господень на Давиде с того дня. А от Саула отступил Дух Господень, и возмущал его злой дух от Господа» (1. Цар. 16. 12— 14).

Злой дух — это Сатана. Господь его послал. Дееписатели часто применяют такое иносказание, поскольку суеверие мешало им назвать третьего Архангела его настоящим именем.

Итак, замена была найдена и помазана оливковым маслом. Всё складывалось прекрасно. Если бы не очередная библейская несуразность. Иессей подвёл Самуилу семерых своих сыновей. А Давид — то и был тем самым седьмым, самым младшим сыном! (1. Пар. 2. 13— 15). Так кто же тогда пас овец?

То ли писцы не умели считать до семи, то ли Иессей, как и Саул, не знал, сколько у него сыновей. Это простительно.

Но непростительно другое. Как можно было помазать кого — либо на царство при живом царе?

Такого не может быть, потому что такого не может быть никогда!

Следовало либо умертвить правящего монарха, либо низложить его. И только потом, не тайком, а прилюдно, при большом стечении народа, торжественно и обильно мазать. Чтобы подданные прониклись величием акта помазания, видели воочию, как Господь назначает себе наместника. Не могло существовать сразу двух помазанников, потому что царь был заместителем Бога на земле. А Бог не мог позволить себе иметь сразу двух заместителей. Он не был хозяином артели из трёх человек, один из которых именуется Генеральным директором, а двое других — просто директорами.

То, что проделал Самуил, не было помазанием. Это была профанация. Пророком руководила бессильная злоба, неутолённая жажда мести.

Давид был поставлен в неловкое и очень опасное положение. Саулу могли донести, что некий молодец его подсиживает. Думаю, что это кончилось бы для нашего блондинчика весьма печально. Предвидя это, Господь дал Давиду личного телохранителя, Ангела стражного, который до этого охранял Саула. Дальнейшую охрану царя Бог поручил Сатане.

Весёлый парень Сатана почему — то наводил на Саула тоску. А душа его требовала веселья.

«Тогда один из слуг его сказал: вот, я видел у Иессея Вифлеемлянина сына, умеющего играть, — человека храброго и воинственного, и разумного в речах, и видного собою, и Господь с ним. И послал Саул вестников к Иессею, и сказал: пошли ко мне Давида, сына твоего, который при стаде. И пришёл Давид к Саулу, и служил пред ним, и сделался его оруженосцем.

И когда злой дух от Бога бывал на Сауле, то Давид, взяв гусли, играл, — и отраднее, и лучше становилось Саулу, и дух злой отступал от него». (1. Цар. 18— 23)

Видите, какой важной персоной был Иессей! Недостаточно было послать к нему одного вестника, следовало послать целую делегацию.

Повторяется история Иосифа Прекрасного. Смазливый юноша, умеющий играть на гуслях (обычно это было занятием женщин), разумный в речах, то есть, понятливый, не мог не понравиться стареющему царю. И царь возвысил его, сделал своим оруженосцем.

«Опять вы на что — то намекаете!» — воскликнет некий читатель, или, скорей всего, некая читательница, старая целомудренная дева, которая часто видит во сне, как её насилуют.

Нет, я отнюдь не намекаю. Я говорю об этом прямо и открыто. Как говорили об этом драматурги Древней Греции и поэты эпохи Возрождения. Никто тогда не стыдился об этом говорить. Религиозные запреты ещё не были так сильны.

Весталки в римских храмах бесплатно отдавались прихожанам. При вакханалиях каждый имел, кого хотел, не взирая на половую принадлежность. Огромные фаллосы возвышались в храмах египетских.

И нежная взаимная любовь двух мужчин не была чем — то зазорным и экстравагантным.

Гомосексуальные связи в древности были обычным делом. Постоянно кто — то с кем — то воевал. Солдаты долгое время проводили в походах.

Пастухи годами не видели своих семей. Рабы не имели возможности заплатить вено за жену. Тысячи мужчин выполняли каторжные работы, строя города, добывая камень и руду, вырубая леса.

Сохранялось природное равновесие полов, но у людей состоятельных было по десятку жён и наложниц. Поэтому женщин на всех не хватало. Что должны были делать бедняки? Отдавать свою энергию таким же беднякам, которые также не могли себе позволить иметь жену.

А цари и вельможи могли себе позволить иметь не только наложниц, но и наложников. Не зря дееписатели особо подчёркивают, что Давид был белокурым (большая редкость среди восточных людей!), имел красивые (возможно, голубые) глаза и приятное (возможно, белое, нежное, девичье) лицо.

Но, в то же время, слуги Саула говорят о нём, не как о юнце, а как о зрелом муже, воинственном, умудрённом, рассудительном. Странные расхождения. Вполне возможно, что сведения о Давиде были почерпнуты из разных легенд и неумело скомбинированы в одной «правдивой», «исторической» Книге. Дальнейшие текстовые несовпадения подтверждают эту догадку.

Итак, амаликяне были разбиты вдребезги.

Но неунывающие филистимляне, возродившись после сокрушительного поражения, которое нанесли сами себе, воспряли духом, и снова пошли войной на Саула.

Два войска сошлись у безымянной долины, посреди которой рос единственный дуб. Но никто не решался начать первым. Воины, расположившись на противоположных скатах гор, покрикивали друг на друга, матерились, бряцали оружием, но дальше этого дело не шло.

«И выступил из стана Филистимского единоборец, по имени Голиаф, из Гефа; ростом он — шести локтей и пяди. Медный шлем на голове его; и одет он был в чешуйчатую броню, и вес брони его — пять тысяч сиклей меди; медные наколенники на ногах его, и медный щит за плечами его. И древко копья его, как навой у ткачей» (1. Цар. 17. 4— 7).

Голиаф был велик и могуч, как дубовый шкаф старой работы. На нём были медные доспехи весом в сорок килограммов. Его можно было выгодно продать вместе с доспехами в сборный двор, где скупают цветные металлы.

Этот сверкающий на солнце медный истукан хвастливо прохаживался перед строем филистимлян, и одним своим дурацким видом оскорблял достоинство евреев, задевая их национальную гордость. Он громко вызывал на поединок любого израильтянина, который был бы готов отдать Богу душу. Но таких почему — то не находилось.

«И сказал Филистимлянин: сегодня я посрамлю полки Израильские; дайте мне человека, и мы сразимся вдвоём. И услышал Саул и все Израильтяне эти слова Филистимлянина, и очень испугались, и ужаснулись» (1. Цар. 17. 10— 11).

Видите, сколько страху нагнал Голиаф израильтянам, звеня блестящей медной кольчугой и пуская в стан противника солнечные зайчики.



И тут Библия, как ни в чём, ни бывало, заново знакомит нас с Давидом, позабыв, что уже представляла его нам. Рассказывает, что Давид был сыном Иессея, у которого было восемь сыновей. Хотя мы уже убедились, что их было семеро.

Трое старших братьев Давида находились в ополчении. Иессей послал им подкрепление: хлеба и сушеные зёрна. И десять сыров в дар их полковнику. Чтобы присматривал за его парнями и не сильно выталкивал их вперёд.

Разыскав братьев, Давид вежливо справился об их здоровье.

«Какое там здоровье, — хмуро отвечал один из них. — Посмотри на это филистимское чудище, которое поносит нас матерными словами.

Чувствуем, что приходит наш конец».

В народе распространился слух, что тому смельчаку, который выступит против Голиафа и победит его, царь отдаст в жёны свою дочь и половину царства. Заинтригованный Давид начал усиленно расспрашивать ополченцев, правда ли это.

«И услышал Элиав, старший брат Давида, что говорил он с людьми, и сказал: я знаю высокомерие твоё и дурное сердце твоё; ты пришёл посмотреть на сражение» (1. Цар. 17. 28)

Элиав отлично знал своего младшего братишку, которого возбуждал запах человеческой крови. В дальнейшем мы не раз убедимся, что сердце будущего царя действительно было злым и жестоким, а в голове рождались нечестивые замыслы.

В ответ на слова брата Давид только пожал плечами. И, улыбаясь, отвечал: «Это всего лишь слова. Говорить никому не воспрещается». Но, отойдя подальше, продолжал расспрашивать солдат, тонко намекая, что от царевны и половины царства не отказался бы.

Эти слова донесли Саулу, и царь призвал его. И спросил: «Как ты, юноша, сможешь справиться с этим зрелым, закалённым в боях мужем, с этим великанистым великаном?» Тут наш Давид немножко прихвастнул, сказав, что шутя расправлялся со львами и медведями, которые пытались красть его овец.

Умудрённый Саул улыбнулся этой тартареновской похвальбе, но у него не было выбора. Других добровольцев не нашлось.

Тут предоставим слово Библии. Подвиг Давида описан в ней так живо и красочно, что был бы грех пересказывать это своими корявыми словами.

«И одел Саул Давида в свои одежды, и возложил на голову его медный шлем, и надел на него броню. И опоясался Давид мечом его сверх одежды, и начал ходить; ибо не привык к такому вооружению. Потом сказал Давид Саулу: я не могу ходить в этом; я не привык; и снял Давид всё это с себя.

И взял посох свой в руку свою, и выбрал пять гладких камней из ручья, и положил их в пастушескую сумку, которая была с ним. И с сумкою и с пращёю в руке своей выступил против Филистимлянина.

И взглянул Филистимлянин; и, увидев Давида, с презрением посмотрел на него, ибо он был молод, белокур и красив лицем. И сказал Филистимлянин Давиду: что ты идёшь на меня с палкою? Разве я собака? Подойди ко мне, и я отдам твоё тело птицам небесным и зверям полевым.

А Давид отвечал Филистимлянину: ты идёшь против меня с копьём, мечом и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинств Израильских, которые ты поносил. Ныне предаст тебя Господь в руку мою, и я убью тебя. И сниму с тебя голову твою.

И опустил Давид руку свою в сумку, и взял оттуда камень, и бросил из пращи, и поразил Филистимлянина в лоб, так что камень вонзился в лоб его, и он упал лицом на землю.

Так одолел Давид Филистимлянина пращею и камнем. Тогда Давид подбежал и, наступив на Филистимлянина, взял меч его и вынул его из ножен, ударил его и отсёк им голову его; Филистимляне, увидев, что силач их умер, побежали.(1. Цар. 17. 38— 51)

Хочу обратить Ваше внимание на тот удивительный факт, что Саул не узнал Давида, который был у него некоторое время певцом и оруженосцем. Это служит ясным доказательством того, что в «Первой Книге Царств» («Первая Самуила») собрано и довольно неумело скомплектовано несколько легенд о царе Давиде.

«Когда Саул увидел Давида, выходившего против Филистимлянина, то сказал Авениру, начальнику войска: Авенир! Чей сын этот юноша? Авенир сказал: я не знаю.

Когда же Давид возвращался после поражения Филистимлянина, то Авенир взял его и привёл к Саулу. И спросил его Саул: чей ты сын, юноша? И отвечал Давид: сын раба твоего Иессея из Вифлеема ” (1. Цар. 17. 55— 58)

Слух о великом подвиге Давида быстро распространился по всему государству, обрастая всё новыми и новыми подробностями. Молодой пастух стал национальным героем.

И здесь пришла пора высказать очередную крамольную мысль: подвиг юного Давида непомерно раздут!

Говоря начистоту, это вовсе не был никакой подвиг. Потому что, совершая подвиг, человек сознательно идёт на верную смерть.

Когда воин бросается на амбразуру дзота, он совершает подвиг. Известно более тридцати случаев, когда солдаты Красной Армии закрывали грудью фашистский дзот, спасая жизни своих товарищей и позволяя им захватить стратегическую высоту. Кстати, к Вашему сведению, среди этих тридцати героев, совершивших подвиги во славу Родины, были три еврея. Некоторые из тридцати бойцов всё же остались живы. Но это не умаляет их заслуг, — они шли на верную смерть.

Поступок Давида нельзя назвать и героическим поступком. Потому что, совершая героический поступок, человек рискует жизнью.

Тот, кто бросается в горящий дом, чтобы спасти ребёнка, тот, кто идёт с гранатой на танк, тот, кто в одиночку врывается в бандитское логово, — совершают героический поступок.

Поступок Давида нельзя назвать и смелым поступком. Потому что, совершая смелый поступок, человек рискует своим здоровьем, рискует быть раненым, изувеченным, рискует заразиться опасной болезнью.

Войти безоружным в клетку со львом, схватиться в единоборстве с заведомо более сильным противником, остановить коня на скаку, лечить больного тифом вне больничных условий, — всё это смелые поступки.

Поступок Давида был просто поступком. Пусть даже с большой буквы «П».

Утверждая это, автор вовсе не желает умалить достоинств Давида. Автор (тоже, кстати, Давид) очень уважает людей поступка, людей дела, а не слова. Тех, которые что — то делают, а не говорят, что могли бы сделать ещё лучше. Написав эту книгу, автор без ложной скромности считает, что совершил поступок.

Ловкий, сильный, меткий бросок Давида был Поступком без всяких высококачественных определений.

Но белокурый юноша не шёл на верную смерть, не подвергал никакой опасности ни жизнь свою, ни своё здоровье. Он рисковал не более, чем рискует метатель молота на спортивных соревнованиях.

Могучий Голиаф, с его трёхпудовыми латами, не представлял для Давида абсолютно никакой опасности.

Посудите сами: опасен ли носорог для кролика? Опасен ли удав для муравья? Огромный слон панически боится маленькой мышки. Она его может укусить, а он её — нет. Он даже растоптать её не может. Пока подымет и опустит ногу, мышка прогуляется под ней десять раз туда — сюда.

Давид не зря отказался от лат и от меча. Они бы только сковывали его движения.

Это был неравный поединок. Огромное преимущество было на стороне Давида. Он был лёгок и ловок, быстро перемещался по полю, мог увернуться от удара. Но он даже не вошел в контакт с Голиафом, он был недосягаем для богатырского меча. Голиаф не только не имел возможности рассечь его, но не мог даже ущипнуть такого противного противника. Если бы Голиаф погнался за Давидом, поединок кончился бы для него ещё позорнее, — он умер бы от разрыва сердца.

Известный исторический пример. Легко одетые и плохо вооруженные воины Александра Невского наголову разбили неповоротливых немецких рыцарей, под тяжестью которых трещал и ломался лёд.

В книге Марка Твена «Янки при дворе короля Артура» есть забавный эпизод. Молодой парнишка янки, волею судьбы заброшенный в средневековую Англию, вызван на поединок одним из грозных рыцарей короля Артура. Как и Давид, он отказывается от лат, копья и тяжёлого забронированного коня. Сидя верхом на осле, вооруженный обычной метлой, он легко расправляется с рыцарем, неповоротливым и тяжеловесным.

Так совершил ли тот янки подвиг?

Неужели я Вас ещё не убедил? Ну, знаете! Вы неубедимы и непобедимы, как медный истукан Голиаф!

Придётся применить последнее средство убеждения, больше их у меня для Вас нет.Попробуйте представить себе поединок на звание чемпиона мира между… чемпионом Японии в борьбе сумо и сопливым пацаном, чемпионом одесской Молдаванки по стрельбе из рогатки. А теперь спрошу я Вас: как Вы думаете, кто у кого первым запросит пощады? Могу поставить десять против одного, что это не будет мой маленький земляк!

В первые послевоенные годы, годы моего голодного детства, мы играли в войну выстроганными из дерева ружьями, саблями и пистолетами. Но самым лучшим оружием была примитивная рогатка.

Тому, кто не знает, что это такое, объясняю: это небольшая веточка в форме буквы «Y». К двум ушкам этого ипсилона привязывалась резинка с укреплённым на ней кусочком кожи. Внутрь кожицы вставлялся голыш, резинка натягивалась и — трах! дзинь! — стекла в окне вредной соседки как не бывало.

С рогатками выходили двор на двор, улица на улицу. Выбитый глаз не был редкостью. Камень, выпущенный из рогатки, мог и убить, если бы случайно попал в висок. Некоторые снайперы добивались неплохих результатов: с двадцати шагов попадали в дикого голубя или даже в воробья. Тогда не было обществ защиты животных, людей не было кому защищать.

Древнееврейские мальчишки, как и мальчишки других народов, тоже играли в войну. На вооружении были деревянные мечи, копья, щиты. Но рогаток, к сожалению, не было. Потому что не было ни резины, ни стеклянных окон.

Но самым действенным оружием была праща. Праща — это сыромятный ремень, концы которого складывались, образуя петлю. Пращник вкладывал в петлю гладкий камень и быстро раскручивал ремень над головой. В нужный момент следовало отпустить один конец пращи, с таким расчетом, чтобы камень летел как можно точнее по направлению к цели. Целью мог служить какой — то суслик, ворона, а лучше всего — голова мальчишки из соседнего, враждебного племени, или девчонки из соседнего шатра.

Ребята с раннего детства соревновались между собой, чей бросок будет более метким. И постоянными упражнениями достигали впечатляющих результатов. Были среди них и выдающиеся метатели, вроде нынешних чемпионов в гольфе. Лучшие снайперы, достигнув совершеннолетия, пополняли собой отборные роты пращников. Потому что праща была боевым оружием.

Так что меткие стрелки не были такой уж редкостью. Вот что пишет Библия о войске вениамитян: «Из всего народа сего было семьсот человек отборных, которые были левши, и все они, бросая из пращей камни в волос, не бросали мимо» (Суд. 20. 16).

Видите, — попадали с большого расстояния в волос. В один волос. А у Голиафа этих волос была целая копна.

Но, отбросив шутки, как камни из пращи, следует заявить вполне серьёзно: сильный, меткий бросок Давида решил ход сражения. В этом, конечно, заслуга юного пастуха несомненна. Он сохранил множество жизней, обеспечил израильтянам лёгкую победу над грозным и многочисленным противником. И, конечно же, заслуживал того, чтобы его носили на руках. Народная молва придала этому удачному броску героическую окраску, расценила его, как чудо, счастливое предзнаменование. Несомненно, считал простой народ, что руку Давида направляет сам Господь. На этого парня сошёл Дух Божий. Он — избранник Бога. Но бросок Давида не был чудом. Возможно даже, что он сделал несколько бросков, пока не попал в Голиафа. Ведь в Библии сказано, что он подобрал несколько камней.

Теперь подведём итог. Давид не совершил подвиг и не был, к сожалению, героем. Он был сильным, метким, ловким парнем, довольно умным, самоуверенным и смекалистым. Он сумел оказаться в нужный момент в нужном месте. И выиграл джек — пот в лотерее, именуемой Жизнь.

То, что он не был героем, подтверждает и его дальнейшая жизнь, подробно описанная в Библии. Давид никогда не встречал опасность лицом к лицу, всегда был на стороне сильных против слабых, и очень любил таскать каштаны из огня чужими руками.

И последнее, самое важное замечание.

Легенда о поединке Давида с Голиафом настолько красива, что не может быть правдой! Скорее всего, эта славная победа приписана ему придворными льстецами.

При внимательном чтении «Первой Книги Царств» становится ясным, что эта книга (как и некоторые другие) является собранием легенд об одном герое, записанных со слов нескольких сказителей.

Одна легенда гласит, что Давида выбрал Самуил для замены неугодного ему Саула

В другой легенде Давид попадает в дом Саула по протекции, как хороший игрок на гуслях. Хотя немножко непонятно, каким путём в руки Давида попал русский национальный музыкальный инструмент.

Согласно третьему сказанию, Давид, подобно Иосифу Прекрасному, стал любимцем царя и его оруженосцем.

Но, заняв такое видное положение при дворе, Давид, волей четвёртого сказителя, снова переносится в дом своего отца, где продолжает пасти овец. Библия во второй раз знакомит нас со своим любимцем. Пастушок Давид приносит своим старшим братьям хлебы. И пока они обедают, шутя расправляется с Голиафом, богатырём из Гефа Саул, почему — то не узнаёт ни своего гусляра, ни своего оруженосца. Он спрашивает военачальника: «Кто этот парень и кто его отец?». Но ведь он же сам совсем недавно посылал гонца к Иессею, прося его согласия на то, чтобы Давид и дальше услаждал его душу, и охранял тело. Это показывает, как цари неблагодарны и склеротичны.

Мало того, что разные сказители рассказывали свои сказки по — разному, но и чередовались писцы. Один писец ленился читать то, что до него записал другой.

Третий писец, не мудрствуя лукаво, вёл запись исторических событий, войн, сражений, слово в слово, как слышал об этом из уст участников событий, воинов и военачальников. И пишет так: «Было и другое сражение в Гобе; тогда убил Елханан, сын Ягаре — Оргима Вифлеемского, Голиафа Гефянина, у которого древко копья было, как навой у ткачей» (выделено мною — Д. Н.) (2. Цар. 21. 19).

Спустя годы, а может быть, столетия, четвёртый писец, разбирая архивы, натыкается на это коротенькое сообщение. И, обладая буйной фантазией, желая угодить одному из потомков царя Давида, начинает по — своему интерпретировать его. И пишет: «И выступил из стана Филистимского единоборец, по имени Голиаф, из Гефа. Медный шлем на голове его. Медные наколенники на огах его, и медный щит за плечами его. И древко копья его, как навой у качей» (1. Цар. 17. 4— 7).

Так этот дееписатель, отталкиваясь от, возможно, реального события, создаёт свою легенду.

Как видите, речь идёт всё о том же Голиафе из Гефа, человеке богатырского телосложения. И даже копьё у него то же самое. Но, по новой версии, он уже единоборец, и убит не в сражении, а в поединке, что гораздо более впечатляет.

Убивает его не какой — то там рядовой Елханан, а легендарный царь Давид. Кстати, эти два героя родом из одного и того же города — Вифлеема. Возможно даже, что они были друзьями и соревновались в метании из пращи. Давид не только убивает Голиафа, он приводит в ужас и обращает в бегство всё войско филистимлян. Так создаются мифы о героях.

Нас всё время уверяют, что всё, написанное в Библии, — святая правда. Поэтому остается предположить, что Голиаф, обезглавленный Давидом, всё же подобрал свою голову, пришурупил её на место, и с новыми силами кинулся в новый бой. Всё с тем же копьём, переделанным из ткацкого навоя.

Но, спрошу я Вас, что это за богатырь, если позволяет убить себя дважды подряд?

____________________

Так кто же в действительности убил Голиафа? Что это за Елханан такой, который внезапно свалился на нашу голову, чтобы подорвать героическую репутацию Давида? С этим именем мы раньше не встречались. Попробуем поискать внимательней.

Ах, вот где ты спрятался, голубчик!

Совершенно случайно обнаружил я имя Елханана среди пятидесяти имён героев войны. (2. Цар. 23. 24). Правда, здесь его отцом назван не Ягаре — Оргим, а Додо. Что поделать, многие библейские герои имеют ту особенность, что родились сразу от двух отцов. А в остальном, всё сходится. Это всё тот же Елханан из Вифлеема.

Надеюсь, Вы понимаете, что подвиг, который совершил царь, не могли приписать простому воину? Дело было как раз чуть — чуть наоборот. Тем более, что сражение, о котором идёт речь, произошло тогда, когда Давид уже был в преклонном возрасте. А когда Давид был юношей, Голиаф ещё не родился. Но уже был обезглавлен.

Такова библейская Правда.

Давид, наш юный герой, был вторично призван во дворец. Но уже не в качестве оруженосца. Царь, по требованию народа, сделал его одним из своих военачальников.

Популярность Давида росла, как на дрожжах, слава о нём бежала впереди него, удача сопутствовала ему. Где бы он ни появлялся, толпа встречала его приветственными криками. Он стал кумиром сердец.

Эта растущая популярность сильно беспокоила Саула, вызывала его недовольство и ревность. Ревность усилилась вдвойне, когда царь узнал, что между его сыном Ионафаном и Давидом возникла дружба, которая вскоре переросла в горячую взаимную любовь.

«Когда кончил Давид разговор с Саулом, душа Ионафана прилепилась к душе его, и полюбил его Ионафан, как свою душу. И снял Ионафан верхнюю одежду свою, которая была на нём, и отдал её Давиду, также и прочие одежды свои, и меч свой, и лук свой, и пояс свой». (1. Цар. 18. 1— 4).

Разоружившись и сняв с себя всю одежду, Ионафан предстал пред Давидом, в чём мать родила.

Беды, которые одна за другой сваливались на голову Саула: подрывная деятельность Самуила, растущая популярность Давида, измена Ионафана, ставшего на сторону Давида в его молчаливом соперничестве с Саулом, — всё это сильно нарушило психику царя. У него участились припадки безрассудной ярости. Не забудем, к тому же, что злой дух, посланный Богом, всё время крутился рядом с царём и шептал ему на ухо всякие гадости.

Один только вид Давида приводил Саула в бешенство. Ни с того, ни с сего, без всякого повода, посреди мирной беседы он, как бы в шутку, мог внезапно схватить копьё и метнуть в белокурого красавца.

Несколько раз Давид чудом успевал увернуться от острия копья. Такие шутки переставали ему нравиться.

Несмотря на возникшую неприязнь, Саул считал, что не вправе нарушить клятву, данную перед боем с филистимлянами. Народ ждал и требовал от царя исполнения этой клятвы. Поэтому царь вынужден был предложить Давиду в жёны свою старшую дочь Мерову.

Для бывшего пастуха это была большая честь. Но Давид колебался, его мучили сомнения. Он не знал, как отреагирует на этот шаг Ионафан, не порвутся ли их отношения. Кроме того, став зятем непопулярного царя, он мог потерять и любовь народа. Кроме того, он может утратить свободу действий, будет под контролем. И какое вено он может предложить за такую невесту, — ведь у него нет ни золота, ни иных драгоценностей, ни самого захудалого городишки. Комплекс неполноценности усиливался ещё и тем обстоятельством, что Давид не был стопроцентно чистокровным евреем. А тогда вопросам чистоты расы уделялось пристальное внимание. Прабабушка Давида, Руфь, была моавитянкой. (Руфь. 1. 4) По закону, данному Моисеем, «аммонитянин и моавитянин не может войти в общество Господне, и десятое поколение их не может войти в общество Господне вовеки» (Втор. 23. 3). Давид же был моавитянином в третьем поколении.



«Давид сказал Саулу: кто я, и что жизнь моя и род отца моего в Израиле, чтобы мне быть зятем царя?

А когда наступило время выдавать Мерову, дочь Саула, то она была выдана в замужество за Адриэла из Мехолы. Но Давида полюбила другая дочь Саула, Мелхола. Саул думал: отдам её за него, и он будет ему сетью, и рука филистимлян будет на нём.

И сказал Саул: так скажите Давиду: царь не хочет вена, кроме ста краеобрезаний филистимских, в отмщение врагам царя. Ибо Саул имел в мыслях погубить Давида. И пересказали слуги его Давиду эти слова, и понравилось Давиду сделаться зятем царя» (1. Цар. 18— 26).

Прихватив каменный нож, Давид предпринял вылазку в тыл филистимлян, и за короткий срок перевыполнил норму вдвое: представил царю двести краеобрезаний.Подобно индейцам Северной Америки, которые в более поздние времена снимали скальпы с убитых противников, древние евреи обрезали крайнюю плоть мёртвого врага. Это доказывает, что уже тогда они находились на гораздо более высоком уровне цивилизации, чем ирокезы и могикане восемнадцатого столетия. Они не просто убивали, но и приобщали трупы врагов к иудейской вере. Потешив себя, они хотели потешить и Бога Иегову.

Как снайпер делает зарубки на стволе ружья, чтобы не сбиться со счёта, так и воины Израиля привязывали связки высушенных краеобрезаний к древку копья — в подтверждение своей храбрости.

«И выдал Саул за него Мелхолу, дочь свою, в замужество. И увидел Саул, и узнал, что Господь с Давидом и что Мелхола любила Давида. И стал Саул ещё больше бояться Давида, и сделался его врагом на всю жизнь» (1. Цар. 18. 27— 29).

Мелхола любила Давида, а Давид любил Ионафана. Вот такой библейский треугольник.

Любовь между будущим царём и нынешним царевичем разгоралась всё сильней и жарче. Ионафан всячески защищал Давида от нападок отца, подчёркивал его заслуги перед государством. И, наконец, добился от Саула клятвенного обещания, что тот не будет посягать на жизнь Давида.

Но Бог, непонятно по какой причине (ведь Давид был Его любимцем!) вновь наслал на Саула Злого духа. Саул был верен своему слову, но злому духу, Сатане, он противостоять не мог.

“ И злой дух от Бога напал на Саула, и он сидел в доме своём, и копьё его было в руке его, а Давид играл рукою своею на струнах. И хотел Саул пригвоздить копьем Давида к стене, но Давид отскочил от Саула, и копьё вонзилось в стену; Давид же убежал и спасся в эту ночь» (1. Цар. 19. 9— 10)

Мелхола укрыла Давида и обманула слуг царя, пришедших убить его. Она спустила мужа по верёвке из окна (библейский «Декамерон»!) а вместо него положила в постель… угадайте, что? Никогда не отгадаете! Полено? Мешок с песком? Слугу? Козлика?

Ни то, ни другое, и третье. Она положила… статую!

«И пришли слуги, и вот, на постели статуя, а в изголовье её козья кожа» (1. Цар.19.16).

Помилуйте, господа дееписатели! В каком городе это происходит? В древнем Риме? В Афинах? В Александрии? В Иерусалиме времён Ирода Великого, когда римские статуи торчали тут и там, на каждом шагу? Вы, что ли, забыли вторую заповедь Господню, в которой говорится: не создавай себе кумиров? Забыли законы Моисея, запрещающие делать какое либо изображение того, что на небе и на земле?

Неужели законы Моисея не исполнялись в те времена? Неужели пророки и судьи смотрели на это беззаконие сквозь пальцы? Неужели были резчики и скульпторы, которые занимались изготовлением статуй?

Неужели они имели заказы?

Кого изображала эта статуя? Гермеса? Аполлона? Ахилла? Когда и каким путём проникла эта языческая статуя во дворец Саула?

Только за одно это Саул заслуживал разжалования из царей в рядовые евреи. Если бы Бог Иегова не был так милосерден, Он должен был уже давно испепелить этого отступника от истинной веры. Нет, что ни говорите, Саул не был евреем! Он был язычником, филистимлянином! И поэтому его дворец был полон деревянных идолов, изображающих Хамоса, Молоха и других антисемитских богов.

Вот какую бурю гневных чувств и вопросов вызвала во мне не в меру находчивая Мелхола со своей дурацкой статуей.

Но, с другой стороны, может быть, я напрасно горячусь? Может быть, Мелхола вовсе и не была так глупа. Может быть, она страдала от невнимания со стороны любимого мужа. И поэтому приказала изготовить некую, совершенно безобидную статую мужчины, которая согревала её в постели в долгие ночи одиночества.

От злости и досады Саул слегка помешался. Сняв царские одежды, он вышел из дворца, и побрёл босиком по пыльным дорогам, пророчествуя на ходу. Смысл его пророчеств Библия не приводит.

Дойдя до дома, в котором Самуил прятал Давида, Саул разделся догола, и в таком нелицеприятном виде предстал перед изумлённым старцем.

«И снял он одежды свои, и пророчествовал перед Самуилом, и весь день тот и всю ту ночь лежал неодетый; поэтому говорят: „неужели и Саул в пророках?“ (1. Цар. 19.24).

____________________

Давид понял, что от чокнутого царя нельзя ждать ничего хорошего, и поэтому решил удалиться в политическую эмиграцию. Но перед тем он встретился с любимым Ионафаном.

И хотя Ионафан горячо убеждал друга, что тому не грозит опасность, Давид не верил. «Царь знает о наших отношениях, — сказал он, — и поэтому не открывает тебе своих замыслов. Но задай ему несколько отвлеченных вопросов. По тону его ответов можно будет судить, ищет ли он моей смерти. Если да, то лучше мне умереть от руки твоей».

«Ты же сделай милость рабу твоему, ибо ты принял раба твоего в завет Господень с тобою. И сказал Ионафан: если я узнаю наверное, что у отца моего решено злое дело совершить над тобою, то неужели не извещу тебя об этом?» (1. Цар. 20. 8— 9).

Слова «ты принял раба твоего в завет Господень с тобою» означают, что Давид и царевич поклялись именем Господа, что будут любить друг друга и не расстанутся до самой смерти. Ионафан не только заверил друга, что не допустит его гибели, но просил Давида поклясться, что в случае его, Ионафана, смерти Давид возьмёт под защиту его наследников. И Давид поклялся.

«И заключил Ионафан завет с домом Давида. И снова Ионафан клялся Давиду своей любовью к нему, ибо любил его, как свою душу» (1. Цар. 20. 16— 17).

Предполагая, что за царевичем могут следить, Давид научил его тайным сигналам, которые тот может подать ему издалека.

Саул как будто уже не гневался на зятя. Он даже выражал сожаление, почему тот не приходит к обеду. Но стоило Ионафану сказать несколько слов в оправдание Давида, как у Саула начался припадок бешенства.

«Тогда сильно разгневался Саул на Ионафана и сказал ему: сын негодный и непокорный! Разве я не знаю, что ты подружился с сыном Иессеевым на срам себе и на срам матери твоей? Ибо во все дни, доколе сын Иессеев будет жить на земле, не устоишь ни ты, ни царство твоё; теперь же пошли и приведи его ко мне. Ибо он обречён на смерть» (1. Цар. 20. 30— 31).

Видите, Саул называет тесную дружбу своего сына с Давидом позорной, срамной, аморальной.

Ионафан убедился, что опасения Давида обоснованы, и пошёл на условленное место, чтобы навсегда проститься с любимым другом.

«Давид поднялся с южной стороны, и пал лицом своим на землю, и трижды поклонился; и целовали они друг друга, и плакали оба вместе, но Давид плакал более» (1. Цар. 20. 41).

… Как это ни странно, но бандиты очень сентиментальны. Я не имею в виду Ионафана.

____________________

Некоторое время Давид скрывался от агентов Саула. Они везде выслеживали и поджидали его. А он терпел лишения и голод.

Однажды, тайком проникнув в дом видного священника по имени Ахимелех, он потребовал какой — нибудь еды. Священники тогда жили скромно. У Ахимелеха не оказалось в доме никакой провизии, кроме освящённых хлебов, принесенных в дар Богу. Такие хлеба не смел есть мирянин, под страхом наказания Божьего. Но Давид был так голоден, что презрел Божьи запреты. И тем самым взял на себя большой грех. Но любимчикам всё прощается.

У Ахимелеха хранился меч богатыря Голиафа. Узнав об этом, Давид счёл это добрым предзнаменованием, и взял меч себе.

Путь Давида лежал на запад, к владениям филистимлян. Но следовало быть очень осторожным, потому что ищейки Саула перекрыли все дороги.

Давид пришёл в один город, где правил царёк, подвластный Саулу. Из опасения быть опознанным, он загримировался под юродивого, притворился безумным, причитал и пускал слюну. Проявив недюжинные актёрские способности, он избежал разоблачения.

Но простые люди узнавали прославленного Давида и тянулись к нему. Постепенно он сколотил отряд приверженцев из «гулящих» людей: беглых рабов, преступников, скрывающихся должников, бездельников, любителей острых ощущений, авантюристов. Через несколько месяцев этот отряд (дружина, банда, шайка — название сути не меняет) насчитывал уже четыреста человек и представлял собой грозную силу.

Окрестным городкам и селениям грозила серьёзная опасность.

Давид обеспечил тылы, перевезя своих родителей и некоторых из братьев в безопасное место. Попутно он завербовал в отряд трёх племянников — головорезов, сыновей сестры Саруии: Иоава, Авессу и Азаила. Впоследствии Иоав стал его правой рукой, начальником войска, исполнителем самых тайных, коварных, преступных замыслов царя.

Остальные два показали себя наихрабрейшими из пятидесяти самых храбрых героев, прославившихся в войнах, которые беспрестанно вёл Давид.

До Саула дошли слухи, что банда Давида появилась в недалёких лесах. Опасаясь, что приближённые предадут его, переметнутся на сторону зятя, Саул собрал их, и провёл с ними разъяснительную беседу.

«И сказал Саул слугам его, окружавшим его: послушайте, сыны Вениаминовы, неужели всем вам даст сын Иессея поля и виноградники и поставит вас тысяченачальниками и сотниками?» (1. Цар. 22. 7).

Один из придворных вспомнил, что видел Давида у священника Ахимелеха, который дал ему хлебы приношения и меч Голиафа. Разъярённый Саул приказал истребить весь род Ахимелеха. Господь не смог защитить своего слугу. По всей видимости, Сатана, злой дух, который направлял действия Саула, был в эти дни сильнее Господа.

____________________

И снова у Давида возникла возможность отличиться. Филистимляне напали на город Кеиль, лежащий под горой, в пещерах которой скрывался отряд Давида.

В отряде уже был свой священник, единственный, чудом спасшийся сын Ахимелеха. Колеблясь, идти или не идти на выручку осаждённому городу, Давид через Авиафара обратился к Господу за советом. Господь благословил его на это святое дело.

И филистимляне были поражены и отогнаны. Давид с дружиной, в которой уже было шестьсот человек, победно вошёл в Кеиль. Этим захотел воспользоваться Саул. Он решил неожиданно напасть, окружить Кеиль и запереть Давида в стенах города. А потом взять город приступом. Но Давид счастливо избежал опасности, опередив его.

Поскольку он имел во дворце Саула своих приверженцев, доносивших ему о каждом шаге царя.

Ионафану удалось снова тайком встретиться со своим белокурым другом. Объятиям, слезам, поцелуям, клятвам в верности до гроба не было конца. Любовь Ионафана была так сильна, что он решился предать отца, и отказаться от наследования трона, в пользу Давида.

«И сказал ему: не бойся, ибо не найдёт тебя рука отца моего, Саула. И ты будешь царствовать над Израилем, а я буду вторым по тебе». (1. Цар. 23. 17).

Саул не отступился от замысла выловить Давида и раз навсегда покончить с ним. Это стало у него манией, навязчивой идеей. Во главе трёхтысячного войска пришел Саул к горам, где, по его сведениям, должен был скрываться отряд Давида.

«И пришёл к загону овечьему при дороге. Там была пещера, и зашёл туда Саул для нужды; Давид же и люди его сидели в глубине пещеры. Давид встал и тихонько отрезал край от верхней одежды Саула». (1. Цар. 24. 4— 5)

Товарищи подталкивали его к убийству царя. Говорили, что больше такого удобного момента не случится. Но Давид не поддался на их уговоры.

«И сказал он людям своим: да не допустит Господь сделать это господину моему, помазаннику Господню. И удержал Давид людей своих сиими словами, и не дал им восстать на Саула». (1. Цар. 24. 7— 8)

Была у Давида возможность убить своего врага, но он не воспользовался ею. Свидетельствует ли это о его благородстве, о христианском смирении, о непротивлении злу? Не свидетельствует. Ни в коей мере.

Но ещё раз подтверждает, что наш герой был очень умён и дальновиден. Убийство Саула не принесло бы Давиду ничего, кроме собственной смерти и других, ещё более крупных, неприятностей.

Во — первых, Саул был не один. Его многочисленная охрана, заметив долгое отсутствие царя, ворвалась бы в пещеру, и за несколько минут переписала бы всю мифическую библейскую историю. И у евреев никогда не было бы уже таких прекрасных царей, как Давид, Соломон и их потомки.

Во — вторых. Даже если бы Давиду и его разбойникам удалось с потерями вырваться из пещеры, что ждало его впереди? Он ещё не имел так много сторонников и приверженцев, чтобы узурпировать власть. У Саула, кроме осрамившего себя Ионафана, было несколько наследников, которые не оставили бы смерть царя не отомщённой.

В — третьих, была ещё одна очень веская причина. Давид воспитывался в духе глубокого почитания царя, помазанника Божьего, представителя Бога на земле. В его понятии, как и в понятии всего народа, личность царя была неприкосновенной. Несмотря на то, что Давид никогда не брезговал никакими средствами ради достижения своих целей, совершил много преступлений и несколько откровенно подлых, циничных поступков, он был человеком глубоко верующим, набожным, богобоязненным. Абсолютное большинство своих преступлений он совершал чужими руками, оставаясь чистым перед Богом.

Отъявленные бандиты, как ни странно, не только сентиментальны, но и очень набожны. Они — самые прилежные прихожане, щедрые жертвователи. Они просят у Бога удачи, и Бог даёт им, ценя их преданность.

И, в — четвёртых. Имел ли вообще место этот странный, глупый поход Саула в пещеру? Что ему было там делать?

За всю свою долгую жизнь автор (клянусь Богом!) не встречал ни одного царя, который бы ради отправления нужды искал тёмную пещеру, до краёв набитую разбойниками и чужим дерьмом. Более того, за три года действительной воинской службы в горах Азербайджана, автор не встречал ни одного солдата, офицера или генерала, который бы в полевых условиях искал для отправления нужды уединения.

Достаточно было отойти на десять — пятнадцать метров в сторону от дороги, чтобы иметь полное моральное право присесть, спустив штаны. И действительно, это же сколько пещер надо было вырыть, если бы все были так стыдливы, как царь Саул!

В древнем Риме люди справляли нужду прямо в закоулках храмов, на мраморных плитах. Во дворце Людовика Четырнадцатого слуги не успевали убирать фекалии, которые громоздились в коридорах царского дворца. Не было пещер, а если бы и были, кто стал бы искать их и заходить в них, рискуя утонуть в смрадном болоте?

Так неужели же во времена царя Саула знать была более деликатной и застенчивой?

Поэтому эпизод с обрезанием края плаща кажется мне маловероятным. Если бы в Библии было написано, что Давид в тёмной пещере незаметно сделал Саулу краеобрезание, то это имело бы такую же степень правдоподобия.

«Был некто в Маоне, а имение его на Кармиле, человек очень богатый; у него было три тысячи овец и тысяча коз; и был он при стрижке овец своих на Кармиле. Имя человека того — Навал, а имя жены его — Авигея. Это была женщина очень умная и красивая лицом, а он — человек жестокий и злой нравом» (1. Цар. 25. 2— 3).

Библия, превознося достоинства Давида, отрицательно относится к его противникам, даёт им негативно — эмоциональную оценку. Возможно, Навал и был злым, но это не заслуживало бы упоминания, если бы он не был злым по отношению к Давиду.

Ничто не ново в этом мире. Известные антиобщественные явления, которые мы называем болезнями двадцатого века, имеют древние корни. Они существовали уже несколько тысяч лет тому назад. И подкуп государственных чиновников, именуемый сейчас коррупцией, и организованная преступность, называемая сейчас мафией, и вымогательство, называемое рэкетом, всё это имело место и во времена царя Давида. Лично он сам подкупил многих придворных Саула, и они действовали в его пользу, бойкотировали распоряжения Саула, сеяли смуту, оказывали Давиду материальную поддержку. Он также создал преступную группировку, которая терроризировала окрестности, и занималась вымогательством в крупных размерах. В дальнейшем эта группировка захватила власть в Израильско — Иудейском царстве.

Навал был очень богат. Его стада паслись на территории, которую Давид почему — то считал входящей в сферу его интересов. Поэтому Давид, совершенно справедливо, решил, что скотовладельца следует обложить данью.

Но придти просто так и потребовать свою долю было бы некрасиво и бессовестно. А уважающие себя организованные бандиты (в отличие от неорганизованных), в основе своей, — люди совестливые и достойные уважения. Они никогда не берут деньги просто так. Они хотят получать деньги честно, за проделанную работу. А поскольку все они до зубов вооружены, то считают не только своей работой, но и святой обязанностью, — охранять имущество ближних. А поскольку охрана связана с ночными дежурствами, нервотрёпкой и опасностью для жизни, то и оплата должна быть соответствующей.

Маленькая разница между сторожем и мафиози всё же есть. Если у первого Вы можете отобрать пушку и лишить его места, то у второго — ни в коем случае. Потому что это будет несправедливо с вашей стороны.

А мафиози, как известно, первые в мире борцы за справедливость и честное распределение народных богатств.

Давид не был самым худшим из всех известных истории пламенных борцов за справедливость.

Для порядка Давид первым делом направил к Навалу десять своих молодцов с вежливой просьбой: поделиться, чем Бог послал. Он, конечно, мог прислать только одного гонца, но посчитал, что из уст одного эта просьба не будет звучать так убедительно.

Гонцы сказали Навалу, что его пастухи безбоязненно пасут овец на территории, контролируемой Давидом. И у них ничего не пропало за это время, потому что Давид день и ночь печётся о благе своих друзей. И не печётся о благе врагов.

Лично я думаю, что пропадало, но пастухи предпочитали этого не замечать. Чем питались братки всё это время, как не овцами Навала?

Навал, как и положено богачу, был высокомерен и груб. Кроме того, он был сильно пьян. Вино заострило его язык и притупило осмотрительность.

«И Навал отвечал слугам Давидовым и сказал: кто такой Давид и кто такой сын Иессеев? Ныне стало много рабов, бегающих от господ своих. Неужели мне взять хлебы мои, и воду мою, и мясо, приготовленное мною для стригущих овец у меня, и отдать людям, о которых не знаю, откуда они? И пошли люди Давида своим путём и возвратились, и пришли, и пересказали ему все слова сии. Тогда Давид сказал людям своим: опояшьтесь каждый мечом своим». (1. Цар. 25. 10— 13).

Навал ответил отказом, за охрану платить отказался. Мало того, он был груб. Навал провинился. Его следовало наказать. Дело принимало крутой оборот. Но умная и красивая Авигея, жена Навала, которая случайно узнала об этой дипломатической беседе, тотчас осознала, какая опасность грозит дому Навала, в том числе, — ей самой. И она приняла экстренные меры к спасению.

«Тогда Авигея поспешно взяла двести хлебов, и два меха с вином, и пять овец приготовленных, и пять мер зёрен сушенных, и сто связок изюму, и двести связок смокв, и навьючила на ослов. А мужу своему Навалу ничего не сказала. Когда же она, сидя на осле, спускалась по извилинам горы, вот, навстречу ей идёт Давид и люди его, и она встретилась с ними.

И Давид сказал: да, напрасно я охранял в пустыне имущество этого человека, и ничего не пропало из принадлежащего ему; он мне платит злом за добро». (1. Цар. 25. 18— 21).

Вы не знаете, какое добро делал Давид для Навала? Навал тоже не знал этого. Не знала этого и Авигея, — ведь никакого договора об охране стада не было. В стаде до прихода сюда молодчиков Давида и так ничего не пропадало. Но, — «у сильного всегда бессильный виноват».

Авигея пала к ногам атамана и стала униженно упрашивать его, чтобы простил её неразумному мужу его прегрешения. Она пригоршнями сыпала проклятия на голову Навала, благословения и льстивые пожелания — на голову Давида. Умоляла его не мстить, не проливать крови. Её красота, покорность и сладкие речи смягчили злое сердце Давида. Он отвечал ей: «Ты женщина благоразумная, и сделала очень правильно, что поспешила мне навстречу. Иначе уже к рассвету я не оставил бы Навалу мочащегося к стене». Так образно называет Библия людей и животных мужского пола.

«И принял Давид из рук её то, что она принесла ему; и сказал ей: иди с миром в дом твой; вот, я послушался голоса твоего и почтил лицо твоё. И пришла Авигея к Навалу, и вот, у него пир в доме его, как пир царский, и сердце Навала было весело; он же был очень пьян, и не сказала ему ни слова. Утром же, когда Навал отрезвился, жена рассказала ему об этом, и замерло в нём сердце его, и он стал, как камень. Дней через десять поразил Господь Навала, и он умер» (1. Цар. 25. 35— 38)

Неужели Господь был в доле? Нет, это поклёп. Не Господь поразил Навала. Я больше чем уверен, не было у богача ни инсульта, ни инфаркта. Давид, — вот кто поразил Навала! Давид не прощал обид. Даже на смертном ложе он вспомнил обо всех своих обидчиках, и поручил Соломону примерно рассчитаться с ними.

Так Навал, не желая платить бандитам помесячную дань, лишился жизни. И лишился жены. Не успело остыть его тело, как красивая и умная Авигея стала очередной женой Давида.

Вот Вам краткое пособие для рэкетёров. И для богачей, кстати, тоже.

____________________

Давид, преследуемый Саулом, сбежал вместе со своим отрядом в один из филистимских городов, Геф, и поступил на службу к местному царьку Анхусу. Анхус в нём души не чаял. А, возможно, и приставал.

Не желая такой опеки и жизни под постоянным присмотром, Давид упросил царя, чтобы тот перевёл его отряд в один из пограничных городков, для охраны его и для вылазок в тыл неприятеля. То есть, в тыл своих же братьев — израильтян.

В Сакелаге пробыла его дружина более полутора лет. Отсюда Давид действительно делал смелые вылазки, но объектом его разбойных нападений были не израильтяне, а дружественные Анхусу племена.

Давид приводил Анхусу богатую добычу: мелкий и крупный скот, приносил драгоценности. Но ни разу не привёл рабов. Он не оставлял в живых свидетелей своих набегов. Мнимый предатель иудеев, на самом деле, предавал своего нового благодетеля. То есть, был двойным агентом — диверсантом.

«И опустошал Давид ту страну. И не оставлял Давид в живых ни мужчины, ни женщины, и не приводил их в Геф, говоря: они могут донести на нас и сказать: „так поступил Давид и таков образ действий его во всё время пребывания в земле Филистимской“ (1. Цар. 27. 11).

Не оставлял никого в живых? И не приводил рабов? Но как же он отчитывался о проделанной работе? И что же, Анхус ни разу не спросил его, где пленники, где рабы, где девственницы? Разве он не нуждался в рабах? Вот вам ещё одно страшно — смешное место в очень серьёзной и очень святой Библии!

____________________

Филистимляне вновь пошли войной на Саула. Анхус, полностью доверяя Давиду, назначил его своим телохранителем. Растроганный таким доверием, Давид обещал положить голову за царя.

Скорее всего, он намеревался передать Анхуса в руки израильтян живым или мертвым. Но ему не удалось обмануть бдительность остальных филистимских военачальников.

«Князья Филистимские шли с сотнями и тысячами. Давид же и люди его шли позади с Анхусом. И говорили князья Филистимские: это что за Евреи? Анхус отвечал: разве вы не знаете, что это Давид, раб Саула, царя Израильского? Он при мне уже более года, и я не нашёл в нём ничего худого со времени его прихода до сего дня.

И вознегодовали на него князья Филистимские, и сказали ему: отпусти ты этого человека, пусть сидит он на своём месте, которое ты ему назначил, чтоб не шёл с нами на войну и не сделался противником нашим в войне. Чем он может умилостивить господина своего, как не головами сих мужей?» (1. Цар. 29. 2— 4).

Анхусу очень жаль было расставаться с верным телохранителем, который «был в его глазах как Ангел Божий», но он не мог идти против большинства. И правильно сделал. Иначе очень скоро расстался бы не только с иллюзиями, но и с головой.

Саул, услышав о приближении филистимлян, очень испугался.

Самуил, руководивший его действиями, умер, как будто назло ему. Суеверный Саул не мог обратиться ни к колдунам, ни к магам, ни к прорицателям, поскольку всех их, по требованию Саула, изгнал из страны. С большим трудом удалось отыскать дряхлую спиритистку, которую он упросил вызвать дух Самуила. Но Самуил не стал давать никаких советов своему заклятому врагу. Он не скрывал недовольства тем, что его оторвали от неотложных дел в небесной канцелярии.

«И сказал Самуил Саулу: для чего ты спрашиваешь меня, когда Господь отступил от тебя и сделался врагом твоим? Господь сделает то, что говорил через меня: отнимет Господь царство из рук твоих, и отдаст его ближнему твоему, Давиду» (1. Цар. 28. 16— 17).

____________________

Пока Давид с дружиной отсутствовали, амаликитяне с юга напали на Сакелаг, разграбили и сожгли его, а женщин и детей увели в плен. Среди пленённых были две жены и два сына Давида. Дружинники его взбунтовались, и едва не побили вожака камнями. Многие из них лишились своих близких. Они обвиняли Давида в том, что он оставил город без охраны, проявил преступную халатность. Жизнь нашего героя была в опасности.

И тут Давид предпринял шаг, свидетельствующий о большой силе духа и жизненной стойкости. Он приказал священнику Авиафару, чтобы тот облек его в священнический ефод. Это было грубым, преступным нарушением закона, данного Богом Моисею на горе Синай. Священническую одежду мог облекать только левит. И не простой левит, а только прямой потомок Аарона. Но Давид был на краю гибели, он не видел другого способа, как восстановить свой авторитет у озверевших от горя дружинников.

Как оказалось, это был переломный момент в его биографии, богатой яркими событиями.

Надев ефод, Давид получил возможность — первым среди царей всей мировой истории! — напрямую общаться с Богом. Не прибегать к помощи посредников: священников, пророков, магов и прочих толкователей и переводчиков Слов Господа Бога. Ведь эти посредники толковали Божьи слова к своей выгоде, вмешиваясь в политику государства и руководя действиями царей. Во все годы правления Давида и Соломона священники были отодвинуты на задний план. Оба царя советовались не с ними, а со своими главными военачальниками и уважаемыми в народе старейшинами. В особо важных случаях царь обращался прямо к Богу. И сам мог истолковывать Его слова, а чаще всего — молчание, так, как ему это было нужно.

Впоследствии, став царём, Давид сосредоточил в своих руках все три власти: светскую, духовную и судебную. Такое единоначалие позволило ему создать крепкое государство, самое сильное в те времена на Ближнем Востоке.

____________________

С этого момента любое слово Давида воспринималось его подчинёнными, как слово Божье, противиться которому невозможно.

Воодушевлённые напутственным словом Господа, переданным через Давида, дружинники бросились в погоню за амаликянами. И захватили их врасплох, когда они шумно пировали, празднуя победу. И вернули своих жён, своих детей, своё добро, не побрезговав и добром чужим.

Но с Давидом был не весь его отряд. Наученный горьким опытом, он оставил треть, двести человек, в тылу, для охраны города. В их числе были те, кто ослаб во время предыдущего похода, и те, кто разочаровался в предводителе, считал, что военная удача покинула его.

И тут Давид сделал ещё один мудрый шаг, вернувший ему любовь товарищей, чрезмерно укрепивший его авторитет.

До этого момента военная добыча делилась только между теми воинами, кто непосредственно участвовал в сражении. Давид поломал этот порядок.

«И пришёл Давид к тем двумстам человек, которые не были в силах идти за ним. И вышли они навстречу Давиду и навстречу людям, бывшим с ним. И подошёл Давид к этим людям, и приветствовал их.

Тогда злые и негодные из людей, ходивших с Давидом, стали говорить: за то, что они не ходили с нами, не дадим им из добычи, которую мы отняли; пусть каждый возьмёт только свою жену и детей и идёт.

Но Давид сказал: не делайте так, братья мои. После того, как Господь дал нам это и сохранил нас, и предал в руки наши полчище, приходившее против нас. И кто послушает вас в этом деле? Какова часть ходившим на войну, такова часть должна быть и оставшимся в обозе; на всех должно разделить.

Так было с того времени и после; и поставил он это в закон и правило для Израиля до сего дня» (1. Цар. 30. 21— 25).

Разделив добычу поровну, Давид достиг большего, чем победил бы в десяти сражениях. В нём стали видеть великодушного и справедливого вождя, защитника слабых и обиженных.

Давид не забыл и своих тайных друзей при дворе Саула. Им и старейшинам во многих городах Израиля он слал дорогие подарки и обещал высокие должности, в случае своего прихода к власти. Так он завоевывал себе всё новых и новых сторонников.

____________________

В неравном сражении с филистимлянами погиб царь Саул и трое его сыновей, в том числе, Ионафан. Тяжело раненый Саул умер достойно, не желая попасть живым в руки врагов.

«И сказал Саул оруженосцу своему: обнажи свой меч и заколи меня им, чтобы не пришли эти необрезанные и не убили меня, и не издевалися надо мною. Но оруженосец не хотел, ибо очень боялся. Тогда Саул взял меч свой и пал на него». (1. Цар. 31. 4)

Очень сильно горевал Давид, узнав о гибели Саула и любимого Ионафана. Рвал на себе одежды, причитал и лил горючие слёзы.

Но это были слёзы лицемера. Давид наложил на себя и на дружину длительный пост. Как Вы думаете, сколько времени они постились? Неделю? Месяц? Сто дней? Ни то, ни другое, ни третье. Их горе было так велико, что они постились… до вечера.

«И рыдали, и плакали, и постились до вечера о Сауле, и о сыне его Ионафане, и о доме Господнем, и о народе Израилевом, что пали от меча» (2. Цар. 1. 12)

Один из воинов — амаликян опрометчиво решил, что получит от Давида награду, если обрадует его известием о смерти Саула. Он даже прихвастнул, что своей рукой добил раненого царя. Это была его роковая ошибка.



«Тогда Давид сказал ему: как не побоялся ты поднять руку, чтобы убить помазанника Господня? И призвал Давид одного из отроков, и сказал ему: подойди, убей его». (2. Цар. 1. 14— 15)

В сознании Давида жизнь Божьего помазанника была неприкосновенной. Он внушал это и своим приближённым. Очень заботило его своё будущее.

После смерти Саула на престол сел его сын Иевосфей. Этот Иевосфей появился из небытия. Несколько раз перечисляются в Библии сыновья Саула, но такое имя нигде не упоминается. Оставим это на совести дееписателей.

Наследник трона был робок и нерешителен. Он стал марионеткой в руках грозного Авенира, начальника Саулова войска.

Воспользовавшись слабостью нового царя, Давид отторг Иудею, южную часть государства, и провозгласил себя царём её. Столицей своей он избрал небольшой город Хеврон. Здесь правил Давид более семи лет, постоянно враждуя с домом Саула. В одной из битв Авенир вынужденно, сам не желая того, убил Асаила,

одного из племянников Давида. Два других племянника, Иоав и Авесса стали кровными врагами израильского военачальника.

Авенир всё более и более прибирал к рукам власть в Израиле. Он обнаглел настолько, что взял себе одну из наложниц умершего Саула. Это была неслыханная дерзость. Иевосфей, преодолев свой страх пред могучим Авениром, резко выразил ему своё недовольство. Тогда вспыльчивый Авенир поклялся, что отторгнет царство от дома Саулова и отдаст его Давиду.

Наполняя угрозу, он направил послов к Давиду с предложением о мире. Он готов был, ценою предательства, отдать Израильское царство Давиду, но оговаривал для себя место начальника над объединённым войском, чуть ли не соправителя. Давид притворно согласился на эти условия, хотя прекрасно понимал, что такой сильный компаньон для него будет опасен. Но Давид не мог так просто, без повода, отобрать власть у Иевосфея, зная, что должен будет убить его. Это был помазанник Божий. Нужен был серьёзный повод. И повод нашёлся. Давид потребовал от Иевосфея, чтобы ему была возвращена первая жена, царевна Мелхола.

«И отправил Давид послов к Иевосфею, сыну Саулову, сказать: отдай жену мою Мелхолу, которую я получил за сто краеобрезаний Филистимских» (2. Цар.3. 14)

Давид терпеть не мог Мелхолу. Он не преминул унизить её достоинство, уценив её наполовину, — ведь она стоила двести краеобрезаний. Испуганный царь был вынужден отобрать сестру у законного мужа, и выслать её белокурому шантажисту.И всё же это не помогло Иевосфею.

Авенир решил, что песенка израильского царя спета, и пора переходить на службу к более сильному властителю. Он прибыл к Давиду с двадцатью своими людьми, и подписал договор о полной и безоговорочной капитуляции, впрочем, не позабыв ранее выдвинутых условий.

После пира, которым ославили великую сделку, ободрённый Авенир отправился домой смещать Иевосфея. Но он не догадывался, насколько коварен Давид, который шёл к своей цели по трупам. Только что Иудейский царь пообещал, что устранит Иоава, стоящего во главе его войска, и поставит Авенира главнокомандующим. Но у него и в мыслях этого не было.

Иоав, кровный враг Авенира, не присутствовал при подписании капитуляции. Но вернулся, как и предполагал Давид, через пару часов после отъезда израильской делегации.

Давид, только что скрепивший договор торжественной клятвой перед Богом, желал остаться чистым и безгрешным. Но что мешало ему в разговоре со старым врагом своего нового друга как бы невзначай заметить: «Знаешь, племянник, у меня в гостях был Авенир. Мы с ним посидели за бокалом вина, вспомнили молодость, забыли старые распри, кое — что подписали. Если бы ты пришёл на час раньше, ты ещё бы его застал».

Иоаву не надо было повторять дважды. Молодая кровь закипела в нём. Он тотчас же вскочил на коня и помчался вслед своему кровнику. Догнав посольство, он скрыл свои чувства, и сказал, что Давид позабыл внести ещё один пункт в договор, и просит Авенира вернуться.

«Когда Авенир возвратился в Хеврон, то Иоав отвёл его внутрь ворот, как будто для того, чтобы поговорить с ним тайно. И там поразил его в живот.

И услышал после Давид об этом, и сказал: не винен я и царство моё вовек пред Господом в крови Авенира, сына Нирова. Пусть падёт она на голову Иоава и на весь род отца его. И оплакал царь Авенира». (2. Цар. 27— 33)

Крокодиловы слёзы. Давид так горевал о смерти друга, что решил отказаться от еды и постился… сколько времени? Правильно, до вечера. А Иоав, которого царь вроде бы проклял, так и остался во главе войска.

Между этими двумя было полное согласие. Не знаю, умел ли Иоав читать. Но он прекрасно читал между строк, угадывал самые потаённые мысли царя.

Народу очень понравилось поведение Давида, верность его данной клятве. Любовь народа к нему возросла ещё сильнее.

Иевосфей, оставшись без военачальника, был полностью беззащитен. Но и эту незначительную преграду Давид не захотел убирать собственноручно. К израильскому царю были подосланы двое убийц, которые закололи его во время сиесты.

Голову Иевосфея они принесли Давиду, рассчитывая на обещанную награду. И царь щедро наградил их: они были тут же казнены. И поделом, — ведь они подняли руку на помазанника Божьего. Давид, как и на службе у Анхуса, без сожаления и без промедления убирал свидетелей своих преступных замыслов и поступков. Не только свидетелей, но и исполнителей.

Ничто уже не мешало Давиду занять оба трона. Которые он вскоре переделал в один, но зато — очень большой.

____________________

Конечно, грех смеяться над покойником. Тем более — помазанником. Но уж очень забавны некоторые библейские свидетельства. Не только грустно, но и очень смешно читать о последних минутах жизни Иевосфея.

«И пришли в самый жар дня к дому Иевосфея; а он спал на постели в полдень. И вошли внутрь дома, как бы для того, чтобы взять пшеницы; и поразили его в живот и убежали. И они поразили его, и умертвили его, и отрубили голову его, и взяли голову его с собою, и шли пустынною дорогою всю ночь» (2. Цар. 4. 5— 7)

Очень беспечным был этот трусливый царь. Спал без всякой охраны. К его телу мог приступить любой желающий или голодный, которому позарез нужна была пшеница. Спал он не в хоромах, как положено царственной особе, а в каком — то амбаре, где царям спать категорически запрещается. Поэтому убийцы, на вопрос амбарного сторожа, чего пришли с ножами, скромно отвечали: пришли взять щепотку зерна для голубей.

Потом они закололи царя и убежали. Но вспомнили, что не захватили вещественного доказательства. Тогда они вернулись с топором, снова закололи царя и отрубили покойнику голову. И опять же никто их не задержал. Да и с чего бы, мало ли народу шастает сюда туда. А пшеницы много, не жалко, всем хватит. Всю ночь шли убийцы по пустынной дороге, рискуя, что бесценную голову могут у них отнять. Но всё кончилось очень удачно. Вместо одной отрубленной головы к утру оказалось целых три.

____________________

Давид решил перенести столицу в большой город — Иерусалим. Но легко решить, трудно сделать. В городе этом испокон веков жили иевуссеи. Если вы уже забыли, то я напомню, что ещё Аврааму Господь клятвенно обещал выгнать иевуссеев, в числе шести народов, из земли Обетованной. Но самим иевуссеям об этом не сообщил. Поэтому они безмятежно жили в центре иудейского государства, занимая столь красивый город, который вдруг понадобился Давиду для осуществления своих великодержавных планов.

Иевуссеи со стен осаждённого города посмеивались над Давидом. Такого героя, кричали они, погонят наши немощные хромые и слепые. Давид так обиделся, что, когда всё же взял приступом Иерусалим, тут же перебил всех хромых и слепых.

«Посему и говорится: слепой и хромой не войдёт в дом Господень». (2. Цар. 5. 8)

Очень поучительное замечание, показывающее суть библейского понятия о милосердии и любви к ближнему.

____________________

Филистимляне не отказывались от агрессивных планов подчинить себе еврейское государство. И опять пошли на него войной. Давид, умело применяя разнообразную тактику и стратегию, разгромил их в нескольких битвах, расширив границы своего царства и выйдя к богатым портам Средиземного моря. Всякий раз перед важным сражением Давид напрямую советовался с Богом. И Бог всегда давал ему верные советы, которые приводили к победам. Думаю, что ответы Господу подсказывал сам Давид.

С целью упрочения своей власти Давид решил перенести ковчег завета, вместе с Самим Господом, сидящим на крышке ковчега между херувимами, в новую столицу. Но он не был уверен, понравится ли Господу переезжать с места на место. И поэтому не хотел подвергать себя риску Божьего наказания.

И опять Давид нашёл блестящий, хитроумный выход из сложившейся ситуации. Он решил подставить под карающую десницу другого человека, своего хорошего приятеля. И оставил ковчег на половине пути между прежним местом и Иерусалимом. Давид решил переждать и посмотреть: что же будет?

Господь как будто остался доволен.

«Когда донесли царю Давиду, говоря: „Господь благословил дом Аведдара и всё, что у него, ради ковчега Божия“, то пошёл Давид и с торжеством перенёс ковчег Божий из дома Аведдара в город Давидов» (2. Цар. 6— 12).



Ликующие толпы народа приветствовали ковчег на всём пути его. Все были празднично одеты. Музыканты трубили в дуды, играли на гуслях и тимпанах, шуты кривлялись,

акробаты крутили сальто. На телегах, едущих за колесницей с ковчегом, громоздились горы провизии. Слуги царя бросали в толпу хлебы, куски жареного мяса, лепёшки, связки изюма и смокв.

И сам царь, народный любимец, полуголым «скакал изо всей силы перед Господом».

Мелхола, которая никогда не была именована царицей, презрительно смотрела из окна дома на пляшущего и дурачащегося мужа.

«Когда Давид возвратился, чтобы благословить дом свой, то Мелхола, дочь Саула, вышла к нему навстречу и сказала: как отличился сегодня царь Израилев, обнажившись сегодня пред глазами рабынь рабов своих, как обнажается какой — нибудь пустой человек.

И сказал Давид Мелхоле: пред Господом, который предпочёл меня отцу твоему и всему дому его, утвердив меня вождём народа Господня, Израиля; пред Господом играть и плясать буду. И я ещё больше унижусь, и сделаюсь ещё более ничтожнее в глазах моих, и перед служанками, о которых ты говоришь, я буду славен» (2. Цар. 6. 20— 22)

«Унижаясь, возвышусь!» — таково было жизненное кредо Давида, великого популиста.

____________________

Своими благими делами, а ещё более, своей преданностью, Давид заслужил ещё большую любовь Господа. И Господь предсказал ему и всему дому его великое будущее.

«Я был с тобою везде, куда ни ходил ты, и истребил всех врагов твоих пред лицом твоим, и сделал имя твоё великим, как имена великих на земле. И я устрою место для народа Своего, для Израиля, и укореню его, и будет он спокойно жить на месте своём, и не будет тревожиться больше. И люди нечестивые не станут больше теснить его, как прежде.

Когда же исполнятся дни твои, и ты почиешь с отцами твоими, то Я восставлю после тебя семя твоё и упрочу царство его. Он построит дом имени Моему, и Я утвержу престол царства его навеки. Я буду ему отцом, а он будет Мне сыном; и, если он согрешит, Я накажу его жезлом мужей и ударами сынов человеческих» (2. Цар. 7. 9— 13)

Уже в который раз я спрашиваю себя: для чего Бог встревает в сторические события, не спросясь, является на сцену и начинает высокопарно держать речь? Зачем Он каждый раз напоминает о Своих выдающихся заслугах? Мы уже знаем, насколько велико Его «могущество». Филистимляне несколько веков угнетали евреев, пока, наконец, не явился сильный еврейский вождь, который положил конец этому беззаконию. Если бы Господь был действительно могуч, почему Он этого не сделал Сам, не дожидаясь появления на свет Давида? Почему Иисусу Навину, почему Самсону не помог избавить Свой народ от угнетателей? Не смог, без помощи Давида, изгнать маленькое племя, которое владело всего одним городом. Так чего же Он стоит?

И теперь, когда уже всё решено, Он является со своими глупыми прогнозами. Но ведь Он же ещё Аврааму обещал, что его потомки будут спокойно и вольготно жить на земле Обетованной. Не сбылось! Теперь Он то же самое обещает Давиду. Не сбудется!

«Я утвержу престол царства его навеки», — говорит Он, имея в виду Соломона. Не утвердил!

Сразу же после смерти Соломона половина царства была отторгнута от престола Давида. И обе эти половинки, раздираемые междоусобными войнами, вскоре ослабели, и были разгромлены более сильными язычниками. И заникли на долгие века. И Бог не спас их.

«Если он согрешит, Я накажу его». Во второй половине своего сорокалетнего правления Соломон повернулся к Иегове задом, стал служить другим богам, ставил им капища и жертвенники. И не был наказан. Прекрасно дожил до конца своих дней, в роскоши и довольстве, окружённый сотнями жён и наложниц. И умер своей смертью. И, будучи стариком, даже ни разу не заболел, не дав Библии возможности представить эту болезнь, как наказанье Божье. А вот верный раб Божий Давид в не такой уж старости (он умер в семьдесят лет) был очень болен и немощен.

Увидев, что Соломон грешит, Господь счёл своим долгом явиться к нему с заявлением, что забирает назад клятву, данную Давиду. За тяжкие грехи Соломона, поклялся Он, будет наказано его потомство. Но почему же не сам Соломон? Так надо. «Я сказал». Что же это за клятвы такие, которые даются и забираются? Почему Господь не предусмотрел отступничество Соломона, и не сказал Давиду, что в этом случае клятва аннулируется?

Тысяча вопросов, на которые у Библии нет ответа.

Но Давид никаких вопросов Господу не задавал. Он был безмерно счастлив, что Господь снизошёл до приватной беседы. Царь был так растроган, что позволил себе смелое сравнение. Он сказал, что Господь поступает по — человечески. Потрясающе!

«Кто я, Господи, что Ты меня так возвеличил? И этого ещё мало показалось в очах Твоих, Господи мой, но Ты возвестил ещё о доме раба Твоего вдаль. Это уже по — человечески, Господи мой, Господи» (2. Цар. 7.18— 19).

____________________

Давид одержал несколько побед над филистимлянами и моавитянами. Ужас Господень шёл впереди его войска. Потому что Давид не брал пленных. Всем захваченным солдатам противника тут же рубили головы.

Он не жалел и мирных жителей взятых городов. Горожан собирали на центральной площади и, независимо от пола и возраста, укладывали на землю плотными рядами, одного возле другого. И мерили верёвкой, потому что считать было недосуг.

«Две верёвки на умерщвление, а одну верёвку на оставление в живых» (2. Цар. 8. 2)

Оставляли в живых каждого третьего. Но этот третий завидовал мёртвым. Потому что, до конца своих дней, должен был каторжно трудиться в каменоломнях, рудниках, на лесоповале. Может ли быть нечто ужаснее таких зверских расправ над мирными жителями? Может.

Победив аммонитян и захватив их столицу Равву, «взял Давид венец царя их с головы его, — а в нём был золота талант и драгоценный камень, — и возложил его Давид на свою голову, и добычи из города вынес очень много. А народ, бывший в нём, он вывел, и положил их под пилы, под железные молотилки, под железные топоры, и бросил их в обжигательные печи. Так он поступил со всеми городами Аммонитскими» (2. Цар. 12. 30— 31).

Вот какие богоугодные подвиги во славу Господа совершал Давид — белокурая бестия!

Замечу, кстати, что моавитяне и аммонитяне не были какими — то презренными и проклятыми Ноем хамитами. Это были те же братья — семиты, потомки Лота, племянника Авраама. (Быт.19. 38). Это были потомки благословенного Сима.

Впрочем, мне не жалко ни тех, ни других. Потому что они были рабами не нашего Бога.

Больше всего мне, представьте себе, жалко царя Давида. Как ему приходилось тяжело, бедняге! Особенно — после захвата Раввы. Как он не свернул себе шею, возложив на себя золотой венец, в котором был талант золота?

А талант, дорогие дети, весил в то время ни много, ни мало — тридцать четыре килограмма.

Эта победа, как и победа в поединке над Голиафом, была приписана героизму Давида. Иоав уже ночью взял бы Равву, но медлил с последним штурмом. Он послал Давиду гонца с просьбой поспешить, пока Равва не пала. Потому что, в этом случае, вся слава достанется не царю, а ему, Иоаву. И царь поспешил, и во главе войска вошёл в город.

Так пеклись победы для Давида. Так совершал он свои героические подвиги. (2. Цар. 12. 27— 28)

____________________

Царь безжалостно расправлялся не только с внешними, но и с внутренними врагами. Весь род Саула и все его приближённые были истреблены.

Однажды Давиду донесли, что чудом спасся единственный сын Ионафана, Мемфивосфей. Этот несчастный мальчик был хил и хром на обе ноги. И не мог представлять для Давида опасности. Поэтому царь решил проявить чудо великодушия и, вроде бы, в память о той клятве, которую когда — то дал любимому другу Ионафану, оставил Мемфивосфея в живых. Потомок Саула получил место за царским столом, что было почётно. Но в то же время позволило Давиду держать его под постоянным присмотром. Это был почётный домашний арест.

Давид сильно раздвинул границы своего государства. Теперь оно простиралось от Великого моря на западе до реки Евфрат на востоке, от границ с Египтом на юге, до границ с Сирийским царством на севере.

Разгромив южных соседей, Давид решил вплотную заняться сирийцами. И двинул против них полки Иоава. Сирийцы позвали на помощь аммонитян. Перед решающим сражением армии этих двух народов окружили с севера и юга армию израильтян.

Иоав сохранил присутствие духа. Он разделил своё войско. Сам с большей частью стал лицом к сирийцам, а меньшую часть, под командованием своего брата Авессы, поставил лицом к аммонитянам.

Так стали два храбрых брата — спиной к спине, лицами к врагам. «Если одного из нас будут одолевать, — сказал Иоав, — другой придёт ему на помощь.

Иоав оказал такое давление на сирийцев, что они побежали. Аммонитяне, услышав вопли своих союзников, тоже отступили. Но сирийцы быстро собрались с силами, сомкнули свои ряды, и, в свою очередь, стали теснить израильтян. Услышав об этом от гонцов, царь Давид быстро собрал ополчение, перешёл вброд Иордан и с тыла, с северо — востока, напал на сирийцев.

Армия врага была разбита наголову, потеряла семьсот колесниц и сорок тысяч всадников. Конечно, эти числа, как и все библейские числа, не внушают доверия, но факт остаётся фактом, — семьдесят лет, до конца правления Соломона, сирийцы не только не беспокоили израильтян, но платили им дань.

Но ничто не вечно в этом мире…

____________________

В этот год наступил перелом в личной жизни Давида. Ему уже было за тридцать. Бурные молодые годы наложили на нёго свой отпечаток. Он выглядел старше своих лет. Это был умудрённый, закалённый в боях и многочисленных интригах, государственный деятель, вождь народа. Но сердце его оставалось молодым, а ориентация его не была однобокой.

Женщины никогда особо не интересовали Давида. Только такие незаурядные личности, как Авигея, жена Навала, могли пробудить в нём интерес. Количество жён царя никогда не переваливало за первый десяток, хотя он мог позволить себе гораздо более многочисленный гарем. В этом отношении он был самым бедным из государей Востока.

Только одной женщине всё же удалось покорить его сердце. Это была красавица по имени Вирсавия.

Вирсавия, к сожалению, была уже замужем. Давид не остановился бы перед тем, чтобы отобрать её у мужа. Но в данном случае это было невозможно. Мужем Вирсавии был народный герой Урия, слава которого равнялась славе непобедимого Иоава. Ни армия, ни народ не простили бы царю, если бы он обидел Урию.

Дом генерала находился неподалеку от царского дворца. Давид мог часами наблюдать за Вирсавией, которая на плоской крыше дома занималась различными домашними делами, а иногда, — просто загорала на солнце полунагая и купалась в большом чане, не подозревая, что за нею следят.

Давид так возжелал её, что рассудительность и обычная осмотрительность не смогли остановить его.

«Давид послал слуг взять её; и она пришла к нему, и он спал с нею. Когда же она очистилась от нечистоты своей, возвратилась в дом свой» (2. Цар. 11. 4).

Пока Давид развлекался с Вирсавией, Урия на поле боя рисковал головой, готовый отдать жизнь за царя. Но тут у счастливчика Давида, которому всегда и во всём необычайно везло, случился прокол. Вирсавия забеременела.

Давид, обычно сохраняющий спокойствие и присутствие духа в любой критической ситуации, тут вдруг запаниковал. Дело принимало нежелательный оборот, ситуация становилась угрожающей. Надвигалась катастрофа. Давиду грозил страшный скандал, а Вирсавии — мученическая смерть.

Конечно, если бы царь приказал Вирсавии, то она бы и под пыткой не назвала его имени. Но Урия не оставил бы это преступление не расследованным до конца. Сам Давид, который был не только царём, но и судьёй народа, должен был расследовать это дело, и вынести справедливый приговор.

Блудодеяние, допущенное замужней женщиной, по законам Моисея, каралось смертью. Причём казнить следовало и её сообщника. Да и сейчас в некоторых мусульманских странах действуют такие законы.

Совсем недавно всю мировую общественность взволновала судьба африканской вдовы (не замужней женщины!), которая родила ребёнка от постороннего мужчины. Суд шариата приговорил её к укаменованию.

Но Вирсавия могла бы почитать за счастье, если бы её казнили без расследования. Нет, она должна была пройти через все адские муки, через самые изощрённые пытки, пока не назвала бы имени соблазнителя. Следовало огнём, водой, дыбой вытащить из неё это имя. Следовало клещами вытащить из неё зародыш, плод греха, и казнить его публично, у неё на глазах.

Давид этого, конечно же, не желал. Он любил Вирсавию и дорожил своей незапятнанной репутацией.

Но над его головой сгущались грозовые тучи. Даже если бы Вирсавия проглотила язык, его участие в этом деле могло получить огласку. Ведь Давид и не особенно таился. Многие слуги знали об их преступной связи.

Царь всегда ценил в своих воинах храбрость, отвагу и личную преданность. Царь всегда воздавал по заслугам, чествовал и всячески возвеличивал своих генералов и героев войны, щедро одаривал их поместьями и рабами. Имена пятидесяти самых храбрых были занесены в специальную государственную Книгу воинской славы, а оттуда дважды переписаны в Библию. (2. Цар. 23; 1. Пар. 11). Давид знал, что только на них, на военную элиту он может положиться в часы опасности, только с их помощью может одолеть многочисленных врагов. В то же время, это была сила, которую следовало опасаться всерьёз.

Мудрость и справедливость царя были притчей во языцех. Эти редкие в те времена качества подогревали любовь народа к своему вождю. Нет, конечно, как самодержец и верховный правитель, помазанник Божий, он мог позволить себе иметь не только жену генерала, но и самого генерала. Но Давид не мог позволить себе подорвать доверие к нему народа. Кроме того, он не мог предвидеть, какова будет реакция военных. Тяжкое оскорбление, нанесённое одному из самых славных, могло быть расценено, как пощёчина всей армии, проливающей кровь за своего царя.

И этого Давид допустить не мог.

Он оказался в сложнейшей жизненной ситуации. Никогда ещё ему не приходилось искать выход из столь безвыходного, тупикового положения. Была, всё же, одна — единственная возможность, как тихо уладить дело, и он решил испробовать её.

Он срочно отозвал Урию из действующей армии. Якобы для того, чтобы узнать от него, какова ситуация на фронте, и обсудить с ним некоторые стратегические вопросы. Подпоив славного воина, Давид долго не задерживал его. Ласково потрепав героя по плечу, царь понимающе намекнул, что тот, конечно же, соскучился по красавице жене.

Отправив Урию домой, царь радостно потирал руки и восклицал, как впоследствии Александр Пушкин: «Ай да царь! Ай да молодец!» Он хитро рассчитал, что Урия, переспав с Вирсавией, сочтёт родившегося ребёнка за своего. Кто тогда, право же, считал месяцы!

Но высланные агенты донесли, что Урия всю ночь провёл на пороге своего дома, так и не отметившись у Вирсавии.

Царь пригласил солдата на завтрак и, скрывая озабоченность, спросил его, как бы в шутку: «Так что, мой друг, показал ли ты и сегодня ночью себя героем? Был ли ты так же стоек в ночном сражении?»

На что доблестный воин с достоинством отвечал: «Может ли раб твой предаваться любовным утехам, в то время как мои товарищи гибнут в бою за моего господина?»

Давид был тронут до слёз таким проявлением благородства, преданности и чувства долга. Но прослезился он оттого, что так прекрасно придуманный план потерпел фиаско

Отпуск был продлён ещё на один день. Но результат был тот же, плачевный. Возможно, Урия начал что — то подозревать. Потому что такой внезапный отпуск в разгар боевых операций был случаем необычным. Солдаты годами не видели своих жён. Возможно, кто — то из дворцовой челяди, обиженный Давидом, намекнул Урии, что ему следует продырявить в шлеме пару отверстий для царственных ветвистых украшений.

Тогда царь, загнанный в угол, решается на крайнюю меру, берёт на свою душу тяжкий грех. Отправляя Урию в действующую армию, он даёт ему запечатанную депешу, предназначенную главнокомандующему, Иоаву. В ней он тонко намекает племяннику, что не возражал бы, если бы Урия был поставлен в самый опасный участок сражения.

Исключительно для пользы дела, для поднятия боевого духа у воинов.

Иоаву не надо было повторять дважды, ему не надо было что — то прояснять. Иоав, как всегда, догадывался, что написано между строк, прекрасно зная нрав своего великого родственника.

«Посему, когда Иоав осаждал город, то поставил он Урию на таком месте, о котором знал, что там храбрые люди. И вышли люди из города, и сразились с Иоавом, и пало несколько из народа, из слуг Давидовых; был убит также и Урия Хеттянин». (2. Цар. 11. 16— 17).



«Нет человека, нет проблемы» — так любил говорить вождь народов великий Сталин. Очевидно, он научился этому, когда штудировал Библию в духовной семинарии, откуда был выгнан за бандитские замашки.

Убрав Урию, Давид решил большую личную проблему. Рождение Вирсавией ребёнка не должно было породить кривотолки. Ведь все знали, что Урия приезжал в отпуск. Но никто не знал, что он не появился у жены.

Иоав, вытащив для Давида каштаны из огня, имел серьёзные опасения, что царь может убрать его, как ранее убирал всех исполнителей своих преступных замыслов. Поэтому он счёл, что будет правильней, если он не станет открытым текстом отчитываться о проделанной работе и просить о вознаграждении. Он послал к царю гонца с депешей, в которой писал, что в последние дни произошло несколько жарких сражений. Армия понесла ощутимые потери. В депеше перечислялись имена погибших, среди которых ничем не выделялось нужное имя ненужного человека.

Наткнувшись на это имя, царь, как обычно, разодрал на себе одежды, громко кричал от горя, обливался горючими слезами и постился до вечера. Успокоившись, он сказал гонцу: ничего не поделаешь, пуля не выбирает. Все мы смертны. К сожалению, погибают и самые достойные.

«Тогда сказал Давид посланному: так скажи Иоаву: пусть не смущает тебя это дело, ибо меч поядает иногда того, иногда сего; усиль войну против города и разрушь его». Так ободри его» (2. Цар 11. 25).

По окончанию положенных дней траура Давид забрал Вирсавию в свой гарем.

____________________

Слухи об этом преступлении проникли в народ. То, что Давид не был наказан Господом, породило у израильтян сомнения в справедливости Бога. Тем самым Давид дал повод маловерам хулить Господа.

Два пророка подвизались при дворе Давида: Нафан и Гад. Они, да еще полководец Иоав, пожалуй, были единственными, кто не боялся говорить царю правду в глаза.

Нафан явился к Давиду и рассказал ему притчу о богаче и бедняке. У богача было большое стадо овец, у бедняка, — одна — единственная овечка, которую тот любил, холил и лелеял, как родную дочь. Когда к богачу пришел гость, то он пожалел зарезать одну из своих овец, но забрал овечку у бедняка. Как следует поступить с таким человеком, спросил Нафан.

«Сильно разгневался Давид на того человека и сказал Нафану: жив Господь! Достоин смерти человек, сделавший это. И сказал Нафан Давиду: ты тот человек. Но как ты этим делом подал повод врагам Господа хулить Его, то умрет родившийся у тебя сын». (2. Цар. 12. 5— 7, 14)

И действительно, новорожденный сын умер на седьмой день. В этом народ увидел руку Божью, покаравшую Давида. Грешник был сурово наказан. И подданные уже не злословили ни его, ни Бога. Наоборот, царь был достоин сострадания и участия. А где сострадание, там и любовь.

Отчего же умер родившийся ребенок? Действительно ли по воле Господа? Не были ли причиной тому те переживания, которые достались на долю Вирсавии? Возможно также, что она безуспешно применяла некоторые народные средства, способствующие прекращению беременности и выпадению плода.

Давид постился и горевал те семь дней, когда ребенок болел. Узнав, что сын умер, царь тотчас же успокоился.

«И сказал Давид: доколе дитя было живо, я постился и плакал, ибо думал: кто знает, не помилует ли меня Господь, и дитя останется живо? А теперь оно умерло: зачем же мне поститься? Разве я могу возвратить его? Я пойду к нему, а оно не возвратиться ко мне» (2. Цар. 12. 22— 23)

Ни до, ни после не было у израильтян более великого и более лицемерного царя.

____________________

У своевольного отца и сыновья были своевольными. Первенец Давида, наследник престола Амнон, так влюбился в свою сводную сестру Фамарь (дочь Давида от другой жены), что совсем потерял голову. Он не смог уговорить ее по — доброму, поскольку она берегла свою девичью честь. Тогда он хитростью заманил царевну в свою спальню, и тут же изнасиловал её. И тут же её возненавидел.

«И посыпала Фамарь пеплом голову свою, и разорвала разноцветную одежду, которую имела на себе, и положила руки свои на голову свою, и так шла и вопила. И услышал царь Давид обо всем этом и сильно разгневался» (2. Цар. 13. 19— 21).

Так сильно разгневался, что никак не наказал Амнона. И даже не поговорил с ним по душам, как строгий отец с нашкодившим сыном. Тяжелейшее преступление, изнасилование царской дочери, было замято и забыто.

Но Авессалом, родной брат Фамари, затаил обиду и искал возможности рассчитаться с насильником. Через два года у Авессалома был сабантуй по случаю стрижки овец, и он пригласил на праздник всех своих братьев. Во время пира слуги Авессалома убили Амнона.

Авессалом вынужден был бежать от гнева Давида, и находился три года в эмиграции, пока гнев отца не утих. Приютил его Фаалмай, отец его матери, царь Гессурский.

Красавец Авессалом был любимцем народа. Кроме того, как третий по счету сын, после смерти Амнона он стал законным наследником престола. Мы ничего не знаем и не узнаем о судьбе второго сына царя, Далуии, чьей матерью была Авигея, бывшая жена Навала. То ли он умер в раннем возрасте, то ли по состоянию здоровья в цари не годился. Но, может быть, Авигея считалась не женой, а наложницей, и поэтому её сын не имел права наследовать по Давиду.

В конце концов, царю пришлось простить опального сына, и позволить ему вернуться на историческую родину.

____________________

Перспектива наследования трона вскружила Авессалому голову. Причем, так сильно, что он решил не дожидаться естественной смерти отца. Переманив на свою сторону нескольких влиятельных особ, Авессалом с большой свитой отъехал в Хеврон. И провозгласил себя царем.

В Библии сказано, что это произошло в сороковой год царствования Давида (2. Цар. 15. 7). Но это — еще одна из многочисленных библейских ошибок. К ним мы уже привыкли, и не придаем им большого значения. Давид правил всего сорок лет, в том числе три, четыре года после подавления заговора Авессалома.

Исходя из библейского текста, царь Давид к старости растратил всю свою решительность и безоглядность. Он стал робким, мнительным, пугливым. Одно только известие о заговоре Авессалома ввергло его в паническую растерянность. Он спешно бежал из Иерусалима с отрядом дворцовой гвардии и несколькими преданными слугами, оставив на милость победителя свой гарем и все свои сокровища.

Авессалом с триумфом вошел в столицу. Его молодые советники настаивали на том, что следует немедленно погнаться за отрядом Давида. Покончить с ним, пока он еще слаб.

Но Авессалом внял совету мудрого старейшины Хусия, который притворился, будто предал Давида. Хусий, первый друг царя, был специально оставлен им для того, чтобы выведал планы заговорщиков и, по мере возможности, расстроил их. Мудрец посоветовал молодому царю не спешить, а сначала заручиться поддержкой всех колен Израилевых. Но такая отсрочка позволила Давиду собраться с силами.

И тут Авессалом решился на шаг, который сделал невозможным его примирение с отцом.

«И сказал Ахитофел Авессалому: войди к наложницам отца твоего, которых он оставил охранять дом свой; и услышат все израильтяне, что ты сделался ненавистным для отца твоего, и укрепятся руки всех, которые с тобою.

И поставили для Авессалома палатку на кровле, и вошел Авессалом к наложницам отца своего пред глазами всего Израиля» (2. Цар. 16. 21— 22)

Давид оставил жен и наложниц «охранять дом свой». То есть, бросил их на произвол судьбы, без всякой охраны. А этот негодник Авессалом поставил палатку, собрал в нее дам, и публично вошел. Библия не пишет, через сколько дней он оттуда вышел.

Это было невообразимое оскорбление царского достоинства, оглушительная публичная пощечина.

Но сын недооценил отца. Давид еще пользовался популярностью в народе. К нему стекались приверженцы. Кроме того, пришел на выручку доблестный Иоав с большим отрядом. Генерал был обижен на Авессалома, который отстранил его от должности главнокомандующего, поставив во главе войска другого своего двоюродного брата, Амессая.

В лагерь к Давиду, с запасами продуктов, пришел некий Сива, управитель дома Мемфивосфея. Того самого хромого сына царевича Ионафана, сердечного друга Давида. Как Вы знаете, Давид, истребив весь род Саула, сохранил ему жизнь, но сделал своим почетным пленником.

«И сказал царь: где сын господина твоего? И отвечал Сива царю: вот, он остался в Иерусалиме, и говорит: „теперь — то дом Израилев возвратит мне царство отца моего“. (2. Цар. 16. 3)

Сива лгал. Не мог Мемфивосфей надеяться на то, что Авесалом что — либо возвратит ему. И Давид, конечно же, не поверил этой клевете. Но он нуждался в союзниках, любых, даже самых незначительных. И тут же пообещал Сиве награду за измену. «И сказал Сиве: вот тебе все, что у Мемфивосфея», то есть отдавал в руки слуги все состояние царевича.

Наконец, произошло решительное сражение. Войско заговорщиков было разбито. Авессалом, спасаясь от погони, запутался густыми волосами в ветвях дуба и беспомощно повис. Подоспевший Иоав пронзил его тремя стрелами.

Такие вот незавидные судьбы были у царских сыновей.

Давид, узнав о гибели Авессалома, рыдал, рвал на себе одежды и постился. Это возмутило Иоава.

«И пришел Иоав к царю в дом, и сказал: ты в стыд привел сегодня всех слуг твоих, спасших ныне жизнь твою, и жизнь сыновей и дочерей твоих, и жизнь жен, и жизнь наложниц твоих. Ты любишь ненавидящих тебя и ненавидишь любящих тебя; ибо ты показал сегодня, что ничто для тебя и вожди и слуги; сегодня я узнал, что если бы Авессалом остался жив, а мы все умерли, то тебе было бы приятнее» (2. Цар. 19. 5— 6).

Струсив и сбежав из столицы, Давид показал себя с очень неприглядной стороны. Уже и Иоав перестал уважать его, разговаривал с ним с позиции силы.

____________________

Но и после гибели Авессалома Иерусалим продолжал оставаться в руках заговорщиков, которых возглавлял Амессай, новый главнокомандующий.

В этот опасный для него момент, Давид порылся в темных кладовых своей души, и обнаружил, что не исчерпаны в ней запасы подлости и коварства. Он послал к Амессаю гонца с депешей, в которой поклялся, что отстранит Иоава, и поставит его, Амессая, главным военачальником, сделает его вторым человеком в государстве (2. Цар. 19. 13) И Амессай клюнул на эту удочку. Путь к возвращению был открыт.

Царевич Мемфивосфей, конечно же, не строил себе никаких иллюзий. Наоборот он был очень благодарен Давиду за то, что тот сохранил ему жизнь и приютил его. Поэтому он очень переживал все эти дни, не мылся, не стригся, голодал. И, услышав о возвращении царя, первым, хромая, выбежал из ворот города ему навстречу.

«Когда он вышел из Иерусалима навстречу царю, царь сказал ему: почему ты, Мемфивосфей, не пошел со мною? Тот отвечал: господин мой царь, слуга мой обманул меня; ибо я, раб твой, говорил: „оседлаю себе осла и сяду на нем, и поеду с царем“; так как раб твой хром. А он оклеветал раба твоего перед господином моим царем. Хотя весь дом отца моего был повинен смерти пред господином моим царем, но ты посадил раба твоего, пред ядущими за столом твоим; какое же имею я право жаловаться еще пред царем? И сказал ему царь: к чему ты говоришь все это? Я сказал, чтобы ты и Сива разделили между собой поля». (2. Цар. 19. 25— 29)

Давид, как обычно, разыграл комедию, волк превратился в ягненка. Конечно же, он не говорил Сиве, что отдаст ему все имущество его господина, как он мог такое говорить! Нет, это какое — то недоразумение. Сива его неправильно понял, неверно истолковал слова. Речь только шла о разделе полей.

Первое, что сделал Давид, вернувшись в Иерусалим, — примерно наказал жен и наложниц, которые не сохранили дом его, и позволили Авессалому войти к ним без их согласия.

«И пришел Давид в свой дом в Иерусалиме, и взял царь десять жен наложниц, которых он оставлял стеречь дом, и поместил их в особый дом под надзор, и содержал их, но не ходил к ним. И содержались там они до дня смерти своей, живя, как вдовы». (2. Цар. 20. 3)

Так расправился великодушный царь Давид с женами своими, которые не взяли оружия в руки, и не защитили гарем от посягательств Авессалома. И не покончили с собой, дабы сохранить верность своему царственному мужу.

И перед Амессаем, которому Давид клятвенно обещал, что поставит его во главе войска вместо Иоава, царь никогда бы не остался в долгу. И не его вина, что в суматохе дел он немного замешкался с изданием приказа о смещении своего главного генерала, которому был обязан всем. Понятливый Иоав решил освободить Давида от необходимости извиняться перед Амессаем.

«И сказал Иоав Амессаю: здоров ли ты, брат мой? И взял Иоав правою рукою Амессая за бороду, чтобы поцеловать его. Амессай же не остерегся меча, бывшего в руке Иоава, и тот поразил его в живот так, что выпали внутренности его на землю, и не повторил ему удара, и он умер». (2. Цар. 20. 9— 10)



Нет человека — нет проблемы. Царь Давид терпеть не мог проблем, и стремился от них избавиться. Любой ценой.

«Был голод в земле в дни Давида три года, год за годом. И вопросил Давид Господа. И сказал Господь: это ради Саула и кровожадного дома его, за то, что он умертвил Гаваонитян. Тогда царь призвал Гаваонитян, говорил с ними. Гаваонитяне были не из сынов Израилевых, но из остатков Аморреев; Израильтяне дали им клятву, но Саул хотел истребить их по ревности своей о потомках Израиля и Иуды» (2. Цар. 21. 1— 2)

Здесь следует вернуться немного назад. Если Вы помните (а если нет, смотрите главу «Войны Иисуса Навина»), жители Гаваона как — то обманули израильтян. Навин действительно поклялся не истреблять их, но наложил на них тяжкую трудовую повинность. (Нав. 9. 26— 27)

Саул же, по желанию Господа, поразил амаликян. Всю жизнь воевал с филистимлянами. Но нигде в Библии не сказано, что Саул воевал против аморреев, стремился истребить гаваонитян. То есть, тех самых аморреев, истребить и изгнать которых клялся Господь Аврааму, Иакову и Моисею. Даже если бы Саул и истреблял аморреев, то делал дело, угодное Господу.

Но и тут библейские дееписатели запутались и пытаются запутать нас. В Гаваоне жили не аморреи, а евеи (Нав. 11. 19) Правда, и этих евеев Господь должен был изгнать с земли Обетованной.

Саул не был связан клятвой, которую дал Иисус Навин. Он имел полное право истреблять евеев «по ревности своей о потомках Израиля». Но он этого не делал, не имел таких умыслов. Нигде в Библии это не написано. Отчего же Господь решил через сорок лет после смерти Саула мстить Давиду и Израильтянам за его мнимые злодеяния? Вы не знаете, с чего бы это еврейский Господь отстаивал интересы аморреев и евеев?

Дело было не в Сауле. И не в Господе. Господа приплел Давид для осуществления своих преступных замыслов. Престарелый царь вспомнил, что не доистребил потомков Саула, и теперь они представляли для него некоторую опасность. И опять же ему понадобились исполнители.

Чем старше становился Давид, тем больше боялся Бога. И поэтому не хотел навлекать на себя и свой дом гнев Божий за убийство невинных наследников помазанника Божьего.

Поэтому он призвал гаваонитян, чтобы посоветоваться с ними. Не понимаю, сказал он им, за что Господь уже третий год гневается на Израиль, и насылает на него голод. Очевидно, его народ чем — то провинился перед Господом. Сам он, Давид, за собой никакой вины не чувствует, в жизни своей никого не обидел. Но, может быть, народ рассчитывается за грехи Саула? Не провинился ли чем Саул пред вами?

Старейшины сначала недоумевали, не понимая, к чему ведет царь. Но вскоре смекнули, что к чему. И при народе заявили: да, Саул провинился. Он нарушил священную клятву, хотел (хотел!) истребить нас. Во искупление греха, чтобы мы помолились о вас Господу, выдай нам царь, потомков Саула. И мы красиво повесим их на городской стене.

Требование гаваонитян было дерзким. Жители маленького городка, к тому же не евреи, смели чего — то требовать от всесильного царя. Но Давид был очень справедливым человеком. Поэтому он не только не разгневался на гаваонитян, но и вынужден был признать их правоту.

«И взял царь двух сыновей Рицпы, дочери Айя, которая родила Саулу Армона и Мемфивосфея, и пять сыновей Мелхолы, дочери Сауловой, которых она родила Адриэлу, и отдал их в руки гаваонитян, и они повесили их на горе пред Господом. И погибли все семь вместе». (2. Цар. 21. 8— 9)

В Библии сказано: «пять сыновей Мелхолы». Но мы уже знаем, что эта Книга — великая путанница. Жена Давида Мелхола была бесплодной. Замужем за Адриэлом была Мерола, старшая дочь Саула (1. Цар. 18. 19).

«И творил суд и правду». Можно представить, какой суд и какую правду творил человек с такой ущербной моралью.

Насколько израильтяне любили Давида, настолько ненавидели его окружающие народы. Он наводил на них ужас, так как жестоко пытал и убивал пленных и мирных граждан. Один только старейшина Семей сказал Давиду правду в лицо, назвав его убийцей и беззаконником.

И на смертном ложе Давид остаётся верен своим принципам. Он хочет быть чист перед Богом, но его мстительная натура не знает покоя, жаждет удовлетворения. И опять у него под рукой послушный исполнитель.

«Вот еще у тебя Семей, сын Геры. Он злословил меня тяжким злословием. Но он вышел на встречу мне у Иордана, и я поклялся ему Господом, говоря: „я не умерщвлю тебя мечом. Ты же не оставь его безнаказанным; ибо ты человек мудрый, и знаешь что тебе делать с ним, чтобы низвести седину его в крови в преисподнюю“. (3. Цар. 2. 8— 9).

Соломон, став царем, посадил Семея под домашний арест, а затем воспользовался незначительным предлогом, чтобы убить его. И, как его отец, сделал это чужими руками, руками военачальника Ванеи.

Иегова всё же признал, что Давид ходил путём Господним, сохраняя уставы и заповеди Его. (3. Цар. 3— 14).

Всё, угодное Господу, что делал Давид, заключалось в том, что он был предан Господу. А за это Иегова готов простить даже самые тяжкие преступления.

«Вот последние слова Давида, сладкого певца Израилева» (2. Цар. 23. 1).

Давид назван сладким певцом Израиля. Согласитесь, что по отношению к мужчине этот эпитет звучит несколько двусмысленно.

Библия включает в себя «Псалтырь» — сборник псалмов царя Давида. Эта книга сладкоречивых гимнов, славящих Господа и царя Давида, не заслуживает, на мой взгляд, особого разбора. Думаю, что псалмы возникли гораздо позже, и Давид к ним никакого отношения не имеет. В одном из них, например, говорится, что цари Савы принесут Соломону дары (Пс. 71.10). Ни Давид, ни регенты хора его, не могли знать заранее, за три десятка лет, что царица Савская решит навестить Соломона.

____________________

… Заключая эту главу, я хотел бы заново отточить свой карандаш и провести некоторые параллели. И опрометчиво сравнить две исторические личности, которые как будто не подлежат сравнению.

Возможно, эти параллели будут Вам резать слух и даже раздражать Ваше зрение. Возможно, что Вы иронически хмыкните, или гневно насупите брови. Возможно, что Ваше национальное самосознание будет задето.

Не беда. Думаю, что и без того я довольно больно Вас задеваю. Но ведь и цель этой книги — задеть Вас как можно больнее, провести Вашей вялой душе курс шоковой терапии. Ведь все мы, по сути, до известной степени, — садисты и мазохисты.

Поэтому я не могу не высказать вот такую ор — р — ригинальную мысль: еликий царь Давид Иессеевич был для еврейского народа тем же, кем для русского народа впоследствии стал великий царь Пётр Алексеевич.

У этих двух выдающихся фигур мировой истории оказалось, на удивление, очень много общего, в характерах, поступках и судьбах. Ну просто, — мистика какая — то! Хотя автор ни в какую мистику и в иную чепуху, вроде — поверий, суеверий, гаданий, предсказаний, чудесных явлений, астрологических, нумерологических и прочих расчетов, счастливых и несчастливых чисел, вещих снов, наговоров, — никогда не верил, не верит и Вам верить не советует.

И всё же — судите сами.

В юности Давид едва избежал смерти от руки царя Саула.

То же — царевич Пётр во время стрелецкого бунта.

Давид не чурался простых людей, частенько одевался, как скоморох, пел и плясал в толпе, играл на гуслях и свирели, пил, дурачился, был с холопами на равных.

То же — Пётр с его пирушками в Немецкой слободе, работой на верфи в качестве простого плотника.

Давид ограничил влияние священников, отодвинул их на задний план, не позволял им вмешиваться в государственные дела.

И Пётр резко ограничил влияние бояр, правил самодержавно.

Давид вербовал себе приверженцев из простого народа. В друзьях и ближайших помощниках он ценил не знатность, а смелость и личную преданность.

То же — Пётр, который частенько ставил простолюдинов выше благородных дворян.Давид не любил свою первую жену, царевну Мелхолу, пренебрегал ею и унижал её.Пётр также не любил свою первую жену, игнорировал её, называл Дунькой и, в конце концов, заточил в монастырь.

Давид уже в зрелом возрасте влюбился в красавицу Вирсавию, «избавил» её от мужа и сделал своей главной женой.

Пётр в зрелом возрасте влюбился в Екатерину, забрал её от мужа и сделал императрицей.

Все вожди, князья, судьи и другие предводители израильтян, вплоть до Саула, решив немножко повоевать, были вынуждены идти на поклон, просить воинов у начальников колен Израиля и старейшин. От старейшин зависело, сколько воинов будет в ополчении, и будут ли они вообще. Перед самой битвой начальник колена мог отозвать своих людей, чем ставил под удар других.

Огромная заслуга Давида состоит в том, что он первым в Израиле и Иудее, и даже первым на всём Ближнем Востоке, создал регулярную, хорошо обученную армию, ввёл воинскую повинность.

То же — Пётр с его потешными полками, переросшими в регулярную армию.

Давид большую часть жизни воевал с филистимлянами, пока не разгромил их, и не открыл путь к богатым портам Средиземного моря. Это впоследствии позволило ему и Соломону доставлять заграничные товары морским путём.

Пётр большую часть жизни воевал со шведами, разгромил их, открыл России дорогу к портам Балтийского и Северного морей.

Давид перевёл столицу в Иерусалим, взял штурмом близлежащую крепость Сион, которую стали называть городом Давидовым.

Пётр построил северную столицу и назвал её Петербургом — городом Петра.

Давид, почувствовав силу, истребил род Саула и всех его приближённых.

Пётр во всём видел заговор, безжалостно истреблял родственников и сторонников царевны Софьи.

Давид сильно расширил границы объединённого царства, сделал его самым сильным на Ближнем Востоке.

Пётр сильно расширил границы России, сделал её самым сильным государством в Восточной Европе.

Личная гвардия царя Давида состояла из иноплеменников: хелефеев и фелефеев. И Пётр привлёк многих иностранцев в свою гвардию Давид воспитал плеяду славных военачальников, записал их имена в Книгу славы Израиля.

То же — Пётр. Имена его славных полководцев записаны навечно в исторических летописях и в пушкинской «Полтаве».

Сын Давида Авессалом составил против него заговор, едва не стоивший царю жизни. Авессалом погиб от руки ближайшего соратника Давида, заговор был подавлен.

Сын Петра — царевич Алексей — составил против него заговор. Заговор был раскрыт, Алексей был казнён.

Оба царя — и Давид, и Пётр — были любимцами своих народов, о них ходили легенды, им пели гимны, их обожествляли.

Но в то же время (нет, времена были разными), оба они были самодержцами, восточными сатрапами, деспотами и тиранами. Оба они шли к своей цели по трупам, не выбирая средств. Оба применяли изощрённые пытки и казни для устрашения и ликвидации внутренних и внешних врагов. Но иными они быть и не могли. Иначе бы так долго не усидели на троне.

И Давид, и Пётр правили примерно одинаково долго, около четырёх десятков лет.

Вот такие забавные и поучительные параллели. Как видите, некоторые, на первый взгляд, невозможные сравнения, на второй взгляд становятся вполне возможными.


Глава двенадцатая.

ПРЕМУДРОСТИ ЦАРЯ СОЛОМОНА

«Притесняя других, мудрый делается

глупым, и подарки портят сердце.

Превосходство же страны в целом есть

царь, заботящийся о стране».

(Ек.7. 7; 5. 8)

В свои семьдесят лет Давид выглядел на все девяносто. Болезни вконец подточили его здоровье. Кровь плохо циркулировала в его венах. Царь никак не мог согреться, постоянно трясся от холода, хотя его покрывали десятком одеял. Ему нашли живую грелку, пышную, краснощёкую девицу. Но и она не могла согреть немощного царя, который выглядел, как живой скелет, обтянутый кожей. И он вынужден был передать власть сыну. Но преемником Давида не был законный наследник, Адония. Согласно воле Давида престол занял седьмой сын царя, умный и дальновидный не по годам красавец Соломон.

Похоже, что Давид подвёргся сильному давлению и шантажу, его решение не было добровольным.

Фактически, это был дворцовый переворот. Образовалась сильная партия. В неё, кроме Соломона, вошли: Вирсавия, пророк Нафан имеющий огромное влияние при дворе, первосвященник Садок и Ванея со своей дворцовой гвардией — иностранными наемниками, хелефеями и фелефеями.

Беспечный Адония, уверенный в своей безопасности, предавался разгулу, предвкушая день, когда сядет на престол. Но помазание Соломона захватило его врасплох.

Соломон сильно опасался полководца Иоава, двоюродного брата. Да и сам Давид в последнее десятилетие своего правления вынужден был считаться с мнением Иоава, в руках которого находилось войско. Иоав не боялся вступать в конфликт с царём. За ним зачастую оставалось последнее слово. К тому же, генерал был приверженцем Адонии, который, после смерти братьев Амнона и Авессалома, имел законное право на престол. Иоав беспечно пировал с друзьями Адонии, и рядом с ним не было его солдат.

Все было проведено молниеносно. Полководца заколол Ванея, несмотря на то, что тот вбежал в святилище и схватился за рога жертвенника. Ванея начал свое служение Соломону со страшного преступления. Закон запрещал убивать у жертвенника. Пролитая кровь оскверняла святилище. Но Ванея был солдатом, который выполняет приказ, не рассуждая.



Адония был арестован, первосвященник Авиафар низложен. Соломон, сев на престол, по примеру отца, напрямую обратился к Господу. Он не просил у Бога ни здоровья, ни богатства, ни побед в сражениях, но сердце разумное.

И Бог обещал ему славу и разум. (3. Цар. 3. 9— 14). И, представьте себе, дал. Но, очевидно, потом пожалел об этом. Потому что вскоре Соломон отвернулся от Него.

Соломон, не мешкая, расправлялся со всеми, кто мог ему помешать. Многочисленные казни следовали одна за другой. Противники тряслись от страха, боялись молодого царя больше, чем боялись Давида. Адония находился под домашним арестом, но вскоре Соломон придрался к мелочи и убил брата. Были смещены все придворные Давида. Соломон окружил себя молодёжью.

Новый царь не был воином. Ещё в ранней юности он понял, что золото — сильнее меча. И что обоюдовыгодная торговля позволит удерживать долговременный мир с соседними царями. Он не завоёвывал территории, но покупал их. Он не проигрывал сражения, но расплачивался своими городами за долги.

Но Соломон был таким же восточным сатрапом, как и его отец, как и большинство современных ему властителей Востока.

«И сел Соломон на престоле отца своего, и царствование его было очень твёрдо». (3. Цар.2. 12)

Народ во времена Соломона жил под тяжелейшим игом, хотя в Библии сказано: «Иуда и Израиль, многочисленные, как песок у моря, ели, пили и веселились» (3. Цар. 4. 20). Но вот как говорит об отце преемник Соломона, царь Ровоам.

«Итак, если отец мой обременял вас тяжким игом, то я увеличу иго ваше; отец мой наказывал вас бичами, а я буду наказывать вас скорпионами» (3. Цар.12. 11).

В Библии сказано, что Соломон во вторую половину жизни своей, пресытившись еврейками, стал набирать в свой гаремный полк иноплеменных жён. Угождая их прихотям, он ставил капища Молоху, Астарте, Хамосу и другим языческим богам. Но в ином месте мы натыкаемся на свидетельство, что, ещё до вступления на трон в возрасте двадцати пяти лет, Соломон имел жён — иностранок. Первый сын его, Ровоам был сыном аммонитянки. Таким образом, царь Ровоам не был чистокровным евреем. Если тогда уже у иудеев национальность определялась по матери, то он вообще не был евреем. Так был нарушен один из основных законов Моисея, запрещающий израильтянам ставить над собою иноплеменного царя.

Соломон приносил жертвы не только Иегове, но и языческим богам. Господь смотрел на это беззаконие сквозь пальцы. Очевидно, потому, что царь начал строительство великолепного Дома Божьего.

В третьей книге Царств приводится описание храма, который построил Соломон Господу в Иерусалиме. Огромное архитектурное сооружение было богато отделано снаружи и изнутри мрамором, гранитом, слоновой костью, ценными породами дерева, золотом, серебром и медью. Искусная орнаментовка была выполнена мастерами — финикийцами, равных которым не было в Малой Азии Внутри храма стояли две огромные фигуры херувимов, вырезанные из дерева.

«И сделал в давире двух херувимов из масличного дерева, вышиною в десять локтей. Одно крыло херувима было в пять локтей, и другое крыло было в пять локтей. Высота одного херувима была десять локтей». (3. Цар. 6. 23— 26)

Это значит, что фигуры были высотой в пять метров, а крылья — длиной в два с половиной метра. Фигуры были обложены листовым золотом. Изображения херувимов были и на дверях храма.

Как же выглядели эти загадочные херувимы? В книге «Исход» говорится только об их лицах и крыльях.

«И сделал двух херувимов из золота. И были херувимы с распростертыми вверх крыльями, и покрывали крыльями своими крышку, а лицами своими были обращены друг к другу». (Исх. 37. 7— 9).

Но нам этого совершенно недостаточно. Какими были их тела, человеческими или звериными? Были ли у них руки — ноги, или лапы с когтями?

Как — то царь Давид, давая Соломону чертеж храма, показал ему и рисунки всех принадлежностей святилища. На одном из этих рисунков были изображены херувимы, запряженные в золотую колесницу. (1. Пар. 28. 12,18). Давид был уверен, что Господь возносится на небо на этой колеснице. «И воссел на херувимов и полетел». (2. Цар. 22. 11)

Так может быть, это были крылатые полу люди, полу кони, нечто среднее между кентавром и Пегасом? К сожалению, не приводится подробного описания этих фигур. Придется искать в других книгах библии. Не можем же мы отказать себе в удовольствии познакомиться поближе с такими замечательными тварями Божьими! Поиски увенчались успехом. В книге пророка Иезекииля херувимы предстают перед нами во всей своей красоте.

В своих бредовых видениях пророк общается с Богом и со всем Воинством Его. Он живо описывает события Судного дня. Так живо, что дрожь пробегает по телу. К этому Апокалипсису мы ещё вернёмся, нам некуда спешить. Сейчас же вплотную займемся загадочными херувимами.

Несомненно, что пророк должен был принять двойную дозу наркотика, потому что видел этих чудищ четко и ясно, как будто стоял в паре метров от них.

«А из середины его как бы свет пламени из середины огня; и из середины его видно было подобие четырех животных; и таков был вид их: облик их был, как у человека. И у каждого — четыре лица, и у каждого из них четыре крыла. А ноги их — ноги прямые; и ступни ног их — как ступня ноги у тельца, и сверкали, как блестящая медь, и руки человеческие были под крыльями их, на четырех сторонах.

И лица у них, и крылья у них — у всех четырех; крылья их соприкасались одно к другому; во время шествия своего они не оборачивались, а шли каждое по направлению лица своего. Подобие лиц их — лице человека и лице льва с правой стороны у всех их четырех, а с левой стороны лице тельца и лице орла у всех четырех. И шли они, каждое в ту сторону, которая пред лицом его, куда дух хотел идти, туда и шли; во время шествия своего не оборачивались.

И вид этих животных был, как вид горящих углей, как вид лампад; огонь ходил между животными, и сияние от огня, и молния исходила от огня. И животные быстро двигались туда и сюда, как сверкает молния». (Иез. 1. 5— 14)

Теперь и мы можем так же четко, как пророк, представить себе этих животных, с человеческими ногами и руками. Которые мчались, как молнии, в четыре разные стороны, причем постоянно касались крыльями друг друга. Очевидно, крылья у них могли растягиваться до бесконечности.

В следующий раз Иезекииль принял зелья вдвое меньше, и в его видениях количество лиц и крыльев у херувимов поубавилось. Они стали намного симпатичней. Оказывается, у них было не четыре, а только два лица.

«Сделаны были херувимы и пальмы: пальма между двумя херувимами, и у каждого херувима два лица. С одной стороны к пальме обращено лице человеческое, а с другой стороны лице львиное». (Иез. 41. 18— 19)

Два лица, это уже не четыре. Но на каком этапе потеряны лица тельца и орла, остается загадкой.



Задолго до Иезекииля Моисей изготовил ковчег откровения и двух херувимов по бокам крышки его. Для того чтобы Господь мог восседать между ними, отдыхая под сенью их крыльев от дел Своих. Сказано, что херувимы были обращены лицами к Богу, но не сказано: человеческими или звериными. Лично я думаю, что звериными.

Этими мифическими чудищами не ограничивалось наличие запретных фигур в храме Господнем, построенном Соломоном. В притворе храма были поставлены столбы. Но это были не обычные колонны, а столбы — статуи, то есть, идолы, изображающие богов. Они даже имели свои имена: Иахин и Воаз (3. Цар. 7. 21)

«И сделал литое из меди море, — от края его до края его десять локтей. Оно стояло на двенадцати волах; три глядели к северу, три глядели к западу, три глядели к югу, и три глядели к востоку; море лежало на них, и зады их обращены были внутрь его». (3. Цар. 7. 23— 25)

Опять же, мы видим, что были изготовлены волы, то есть тельцы, апоминающие Бога Аписа. Подобные кульптурные группы ставились тогда и в египетских храмах.Здесь стояли и другие идолы, которых, по законам Моисея, категорически, под страхом смерти, запрещалось вносить и ставить в Доме Божьем. Но Соломон, пригласив множество иностранных специалистов для строительства того же храма и многочисленных дворцов, должен был дать им возможность молиться своим богам.

При нём и, впоследствии, при многих иудейских и израильских царях в храмах Господних были установлены идолы, изображающие Астарту, Хамоса, Ваала, а также языческих божеств Солнца и Луны (4. Цар. 23. 5)

Но как же обходились древние евреи без материального воплощения своего родного Бога. Глядя на что, они молились?

В том то и дело, что не обходились! И молились, глядя на изображение Бога. Вы помните того медного змея, которого укрепил Моисей на своем знамени? Так вот, этот змей, скорее всего, и символизировал Бога Иегову.

Змею молились израильтяне на протяжении многих веков: и при Иисусе Навине, и при судьях, и при Давиде, и при Соломоне, и еще при двенадцати иудейских царях, вплоть до царя Езекии. Только этот правоверный царь, наконец, решился убрать медного идола из храма Божьего.

«Он отменил высоты, разбил статуи, срубил дубраву и истребил медного змея, которого сделал Моисей, — потому что до самых тех дней сыны Израиля кадили Ему». (4. Цар. 18. 4)

А вы говорите: Сатана в облике змея…

Так выходит, что заповедь Господня и законы Моисея с большим скрипом внедрялись в жизнь. И только Христос, и Его последователи (хотя и не все) поняли бессмысленность и бесполезность этих запретов. И дали возможность заработать художникам эпохи Возрождения.

____________________

Соломон породнился с египетским фараоном, дочь которого стала его главной женой. Для неё был построен прекрасный дворец, по убранству и великолепию не уступающий Храму. Такое родство обеспечило Израилю мир на южной границе. Дружба с финикийским царём Хирамом гарантировала мир на северо — западе. Сирийцы, на северо — востоке, платили Соломону дань. На пустынных эемлях востока не было ни одного, даже мелкого царства, и Соломон расширил своё влияние вплоть до Евфрата. Усмиренные филистимляне вынуждены были уступить Соломону некоторые из средиземноморских портов.

Никогда, ни до того, ни после того, Израилю не было так хорошо. Но народу Израиля становилось всё хуже и хуже. Грандиозное строительство, помпезная отделка зданий, бессмысленное, чрезмерное расходование дорогих материалов, — это требовало огромных денег.

Несколько сотен жён и наложниц царя также были слишком накладны для государственной казны.

Всё население страны было обложено непосильной данью. Подати съедали большую часть доходов торговцев, ремесленников, ростовщиков, земледельцев. Были введены платные патенты на все виды частной деятельности. Огромное количество фискалов, сборщиков податей, государственных чиновников неустанно выявляли неплательщиков и должников. Их незамедлительно продавали в рабство за долги.

Регулярная армия намного возросла, но солдаты не воевали, привлекались к строительству дорог и городов.

Соломон изобрёл вахтовый метод, временную каторгу. Не рабы, свободные граждане посылались на каторжные работы в каменоломни, на лесоповал в горы Ливана. Работа была так тяжела, что бригады сменялись каждые три месяца.

Малейшее недовольство тут же жестоко пресекалось. На пыточных дворах смутьянов забивали бичами до смерти.

Всё это свидетельствует о том, что Соломон не был мудрым правителем страны и добрым отцом народа.

____________________

Отдавая дань несомненным заслугам преемника Давида, создавшего крепкое, богатое и, главное, миролюбивое государство, считаю своим долгом сказать, что миф о непомерной мудрости царя Соломона непомерно раздут. В Библии нет ни одного свидетельства, которое бы ясно доказывало, что этот царь отличался особым интеллектом. Даже тот широко известный эпизод, могущий, вроде бы, служить подтверждением великой силы ума Соломона, увы, ничего не подтверждает.

За тысячи лет выработался стереотип, мешающий трезво оценить это незначительное событие в бурной жизни жизнерадостного правителя и судьи народа.

Вот как оно описывается в Библии.

К царю пришли две женщины с просьбой решить их тяжбу о ребенке. Обе они были блудницами, жили в одном доме, и родили одновременно.



Сразу же возникают два возражения.

Первое. Какой это болван пустил во дворец глупых блудниц с их женскими распрями? Царь — судья не решал мелкие частные споры, он разбирал важнейшие дела державного значения. Он не был местечковым судьей, но главным государственным арбитром. И не было у царя времени разбираться с простолюдинками, тем более, с презираемыми блудницами.

Две блудницы в одном доме — уже перебор. Может быть, это был общественный дом, бордель? Но обитательницы таких домов никогда не стремились рожать и воспитывать детей. Они уничтожали их в зародыше. Но если ребенок и появлялся на свет, блудница не была заинтересована в его сохранении, и не стала бы горевать о его смерти. Смерть ребенка была в те времена явлением довольно частым, и потому, — обычным, обыденным.

Ну ладно, допустим. Проникли эти две падшие женщины во дворец, подкупили стражу. И с чем же они пришли к царю?

Они говорят, что родили одновременно. У одной из них ночью умер ребенок.

«И встала она ночью, и взяла сына моего от меня, когда я, раба твоя, спала, и положила его к своей груди, а своего мертвого сына положила к моей груди. Утром я встала, чтобы покормить сына моего, и вот — он был мертвый; а когда я в него всмотрелась утром, то это был не мой сын, которого я родила.

И сказала другая женщина: нет, мой сын живой, а твой сын мертвый. А та говорила ей: нет, твой сын мертвый, а мой живой. И говорили они так перед царем. И сказал царь: подайте мне меч. И принесли меч к царю, и сказал царь: рассеките живое дитя надвое и отдайте половину одной, и половину другой». (3. Цар. 3. 20— 25)

Вы утверждаете, что мудрый Соломон хотел испытать женщин, проверить, которая из них лжет. Возможно, — так, а возможно, — иначе.

Считаю, что всё было гораздо проще. Уже через десять минут Соломону надоели истошные вопли двух блудниц. И он решил разрубить гордиев узел спора одним ударом. Он действительно намерен был расчленить ребенка пополам, и отдать каждой матери по половинке. Это было, действительно, единственно верным решением, которое одобрили бы лизоблюды. И записали бы в хроники, как подтверждение необычайной мудрости царя. И правда, ни один мудрец в мире не решил бы такую тяжбу. Не решил бы ее и Соломон.

Но тут одна из женщин воскликнула: «О, господин мой! Отдайте ей этого ребенка живого и не умерщвляйте его. А другая говорила: пусть же не будет ни мне, ни тебе, — рубите!».

И царь, услышав эти слова, понял (а кто бы не понял?!), что именно та истинная мать, которая пожалела ребенка. Что свидетельствует о сообразительности Соломона. А вот слово «мудрость» здесь, пожалуй, не совсем уместно.

Но культ — есть культ, и с этим ничего не поделаешь. Наш царь — самый красивый, наш царь — самый сильный, наш царь — самый богатый, наш царь — самый умный, наш царь — самый, самый. И мы — избранный народ.

«И приходили из всех народов послушать мудрости Соломона, от всех царей земных, которые слышали о мудрости его». (3. Цар. 4. 34)

Мы бы тоже хотели послушать. Или хотя бы почитать. И у нас, представьте себе, есть такая счастливая возможность. Потому что в Библии приведено несколько сотен мудрых изречений, которые произнес Соломон за свою долгую жизнь. Они записаны в «Книгу притчей».

Так соберемся же с духом и окунемся с головою в это море великой премудрости.

____________________

Уважаемый Читатель! Прежде чем открыть перед Вами очередную книгу Святой Библии, не могу не сообщить Вам пренеприятное известие.

В этой книге, которая называется:"Книга притчей Соломоновых", и которая должна свидетельствовать о непревзойдённой мудрости великого царя, нет… ни одной притчи! Мало того, их в ней никогда и не было!

Название это возникло по недоразумению. А может быть, вследствие неудачного перевода со старославянского языка. Но, скорее всего, — по чьей — то злой воле.

Некто, преследуя вроде бы благие цели, попытался выдать желаемое за действительное. Чтобы произвести на верующих большее впечатление от хваленой мудрости Соломона, было решено многочисленные тривиальные высказывания, содержащиеся в этой книге, высокопарно поименовать притчами.

Тем, кто не сведущ в притчийном вопросе, считаю своим долгом разъяснить, что же такое притча.

Дорогие дети! Вы, конечно, читали сказку о рыбаке и рыбке. Так вот, эта сказка — классический образчик притчи. Притча — это коротенькая история, эпизод из жизни, некое происшествие. Она всегда имеет поучительный характер, позволяет слушателю или читателю сделать правильные выводы, найти верный выход из сложившейся ситуации, переоценить свои поступки и суждения.

С притчами мы неоднократно сталкиваемся на страницах Библии. Прекрасную притчу о том, как богач отобрал у бедняка единственную овечку, рассказал царю Давиду пророк Нафан (2. Цар. 12). И царь раскаялся в своём подлом поступке.

Непревзойдённым рассказчиком притч был Иисус Христос. Вспомним, хотя бы, притчи о блудном сыне (Лук. 15), о богаче и нищем Лазаре (Лук. 16), о винограднике (Лук. 20), об умном царе (Лук.19), о судье и вдове (Лук. 18).

Ничего подобного нет и в помине в «Книге притч Соломоновых".

В чешском переводе Библии эта книга именуется"Пшислови", что означает: присловья, изречения, пословицы, поговорки. Подобные же понятия приводятся уже в первой главе книги «Притчи».

«Чтобы понять мудрость и наставление, понять изречения разума, усвоить правила благоразумия»(Пр. 1. 2— 3).

Именно так. Книга"Притчи"состоит не только из пословиц и поговорок, но содержит множество различных высказываний, поучений, наставлений, нравоучений, правил хорошего тона, умных и не очень умных советов, наблюдений, изречений народной мудрости.

Я настаиваю на том, что это, — именно изречения народной мудрости, а не продукт хвалёной мудрости хвалёного царя. Потому что всё это было тысячекратно подмечено и миллион крат изречено задолго до рождения Соломона, самого неглупого царя в мире. И даже за тысячи лет до того, как Адам и Ева познали разницу между добром и злом, между добрым Змеем и злым Богом.

В многочисленных изречениях, помещённых в эту книгу, нет ничего особо мудрёного. Эти премудрости родились и пошли гулять по свету в результате многовекового накопления человеческого опыта общения и общежития.

Ещё в глубокой древности первобытные люди подметили интересную особенность: богатым, умным и здоровым жилось гораздо легче, чем бедным, глупым и больным. Те, кто понял это первыми, делились своими наблюдениями с остальными. Так постепенно выкристаллизовалась всем известная пословица.

Потом некто попал в яму, которую сам же и вырыл на пороге пещеры соседа. И соседи его смеялись, и говорили об этом случае так долго, пока не сложилась короткая поговорка.

Потом некий сын не слушал родителей, и был выгнан ими на съедение саблезубым тиграм. Его младший брат уяснил и научил других, что надо почитать родителей.

Обо всём этом, и тому подобном, говорится и в притчах Соломона.

Так сформировались простые, незамысловатые поговорки, которые очень любят к месту и не к месту повторять люди с примитивным складом ума. И тогда им кажется, что они говорят умно. Почти так же умно, как царь Соломон.

«Бойся Бога!»«Слушай и почитай старших!»"С лица воду не пить"."Дуракам закон не писан"."В ногах правды нет»."Гусь свинье не товарищ"."Держи язык за зубами!"«Береженного Бог бережёт»…



Эти и сотни других мудрых изречений можно услышать даже от самых тёмных, забитых старух, которые и в молодости — то умом не блистали, в школу никогда не ходили, а с Библией знакомы только понаслышке.

Даже одноклеточные кретины лучше всего усваивают именно таковые и подобные банальности.

Так какие же особые перлы мудрости содержит „ Книга притчей Соломоновых “?

В ней содержится более семисот изречений, из которых…

Семь открывают нам, что, оказывается, быть богатым гораздо лучше, чем быть бедным.

Но в то же время, утверждают семь других изречений, доброта, — лучше богатства.

Из семнадцати поговорок мы с удивлением узнаём, что лень губит человека.

Пятьдесят пять поговорок убеждают нас, что быть умным гораздо приятнее и полезнее, чем быть глупым.

В двенадцати поговорках тонко подмечено, что слова — серебро, а молчание — золото.

Шестьдесят девять наставлений настаивают на том, что лучше быть праведным, чем быть нечестивым. Потому что праведники будут жить вечно, а нечестивые погибнут.

Двадцать шесть поговорок учат говорить правду и ходить прямыми путями. Что иногда делают даже те, кто не читал притчей Соломона.

Шесть поучений адресованы прямо торговцам, и советуют им чаще проверять правильность весов, очевидно, на случай контроля.

Восемь поговорок терпеливо учат нас, что надо слушаться старших."Скромность украшает человека!"— деликатно намекают нам восемнадцать поговорок и пословиц. Слова разные, но смысл один.

В то же время, утверждение, что не следует желать чужого добра, то есть, — содержание десятой заповеди, содержится только в одной — единственной поговорке. Возможно, эта идея ещё не была в те времена так популярна, как сейчас.

«Слова надо подкреплять делом!"— говорится в пяти оригинальных поучениях.

«Доброе слово и кошке приятно» — в одном экземпляре.

Также в полном одиночестве находятся пословицы и поговорки, вмещающие такие свежие мысли:"бойся развратной жены»; «не рой другому яму»; «люби ближнего»; «не верь сплетням»; «не ругайся!»

Девять поговорок совершенно справедливо утверждают, что мудрость, — это страх Господень.

«Не ручайся за посторонних» — шесть поговорок.

«Женщина должна быть умной» — три.

«Бойся сварливой жены» — четыре.

«Не ленись наказывать детей розгами» — восемь.

«Соблюдай заповеди» — шесть.

«Живи в страхе Господнем» — тринадцать.

«Почитай родителей» — четыре.

«Не свидетельствуй ложно» — три.

«Делай добро». — две.

«Будь отходчив» — три.

«Не ходи к чужим жёнам» — шесть.

«Не полагайся на разум, а надейся на Бога» — две.

И ещё множество премудростей подобного отменного качества, которые лично мне открыли глаза на жизнь. До того, как я прочёл эти мудрые притчи, я даже не подозревал, что надо себя вести так, а не иначе.

Среди всех этих стародавних банальностей, хотя и с трудом, но можно найти довольно неглупые жизненные наблюдения.

«Надежда, долго не сбывающаяся, томит сердце, а исполнившееся желание, как древо жизни».

«Лучше простой, но работающий на себя, чем знатный, но нуждающийся в хлебе.

«Много хлеба бывает и на ниве бедных, но некоторые гибнут от беспорядка».

Но гораздо больше таких вот благоглупостей.

«Весёлое сердце делает человека весёлым, а при сердечной скорби дух унывает». Это всё равно, что сказать: когда человеку весело, — он веселый; когда человеку грустно, — он грустит; когда человеку голодно, — он голодный, и так далее…

«Разоряющий отца и выгоняющий мать, — сын срамной и бесчестный». Надо же! А мы хотели брать с него пример!

«Богатый господствует над бедным, а должник делается рабом заимодавца». Потрясающе, как верно подмечено! Как мы этого раньше не замечали?

«Трудящийся трудится для себя, потому что понуждает его к тому рот его». Уверен, что если бы не мудрость Соломона, никто об этом никогда не догадался бы.

«С мольбою говорит нищий, а богатый отвечает грубо». А мы — то думали, что наоборот!

Но это ещё не предел. Есть в книге притчей и такие изюминки.

«Нашел ты мёд — ешь, сколько тебе потребно, чтобы не пресытиться и не изблевать его»(25.16).

Ну просто блевать хочется от всех этих премудростей!

«Ешь, сын мой мёд, потому что он приятен, и сот, который сладок для гортани твоей». (24. 13)

Смело можно заменить мёд и сот другими полезными продуктами, — мудрости в этой"притче"не убавится. А можно придумать"притчу"и более назидательную, более мудрую:"Не ешь, сын мой, соль, потому что она неприятна, не пей уксус, потому что он горек для гортани твоей".

Но и это ещё не предел. Между изюминками можно найти и настоящие перлы мудрости.

«Кто замышляет сделать зло, того называют злоумышленником». (24. 8).

Такие перлы сотнями валяются в навозных кучах, потому что их мечут перед свиньями. Подобные притчи каждый из нас способен выстреливать по одной в минуту, не отрываясь от просмотра мыльной оперы. Вот Вам образцы для подражания:

«Кто делает добро, того называют добрым».

«Кто носит оружие, того называют оруженосцем, а кто носит рога — рогоносцем».

«Кто делает глупости, того называют глупцом, а кто говорит притчами, того называют Соломоном».

«Кто прихрамывает, того называют хромым, кто привирает, того называют лгуном».

«Кто верит, того называют верующим, а того, кто не верит, называют неверным, и тут же, по древним мусульманским законам, убивают».

А как Вам нравится вот такая премудрость?

«Где нет волов, там ясли пусты» (14. 4)

Засеките время. Я за десять минут выдам на — гора две дюжины подобных «мудрых притч». Начинаю: где нет коров, там нет молока; где нет овец, там нет овчины; где нет собак, там нет лая; где нет гусей, там нет помёта; где есть ослы, там есть и притчи…

Но и это далеко не предел. Вот премудрости, которые царю Соломону нашептал сам Дьявол.

«Воды краденные сладки, а утаённый хлеб — приятен».

«Бедный ненавидим будет близкими своими, у богатых — много друзей».

«Подарок — драгоценный камень в глазах владеющего им, куда не обратится он, — везде успеет».

«Слова наушника, как лакомство, они входят во внутренность чрева».

«Что золотое кольцо в носу у свиньи, то женщина красивая и безрассудная». (11. 22).

И вот, наконец, предел, Пик Мудрости! Лучше не сказал бы Сам Господь!

«Со смертью человека нечестивого умирает надежда» (11. 7).

Недавно в одной из ближневосточных гробниц найдены истлевшие свитки старинных рукописей с пятью тысячами сто тридцатью идентичными древними притчами. Ученые, не без оснований, приписывают авторство царю Соломону. Потому что мировая история не знает иного мудреца подобного калибра, который писал бы так много, так умно и так пустопорожне.

Но, может быть, Соломон к своим пресловутым"притчам"никакого отношения не имеет? Может быть, он их не только не писал, но и ничего не слышал о них? Может быть, они ему приписаны лизоблюдами?

Таких случаев мы знаем множество. Вот пример из недалёкого прошлого.

Брежнев получил Ленинскую премию по литературе за трилогию, которую не писал и вряд ли читал. Ленинскую премию Мира, — за то, против чего боролся. Звёзды Героя, — за битвы, в которых не участвовал. Многочисленные ордена, — за задницу, которая покоилась в Генеральном Кресле.

Если уж возникали и возникают сомнения в авторстве Шекспира и Дюма — отца, то сомнения в авторстве Соломона должны были возникнуть автоматически, ещё задолго до Новой эры. Но книги Библии канонизированы, их тексты неприкасаемы, всякие сомнения относительно их происхождения и содержания исключены. Под страхом Божьего наказания и отлучения от церкви.

В Библии это не указано, но можно с большой долей вероятности предположить, что подхалимы, как подлое племя, существовали уже и при царе Соломоне. И, вполне возможно, что один писец — мудрец из этого племени решил преподнести царю в дар свою школьную тетрадку, в которую когда — то тщательно вписывал всё, что услышал на улице.

Причём, записывая в неё очередную премудрость, раз от разу забывал, что подобное изречение уже слышал, и увековечил. А забывал потому, что эта старая поговорка звучала по — другому, в ней был иной порядок слов. А в сущность, в смысл её подлец не вдавался.

И ещё другое возможно. Узнав, что ему заплатят построчно, — чем больше строк, тем больше шекелей, — писец сам размножил поговорки, произвольно меняя и переиначивая слова…

Но, как бы там ни было, в веках останется неразгаданной Ужасная

Тайна, — как могла эта затрёпанная тетрадка со столь примитивным доисторически-первобытным текстом проникнуть в отборные ряды великих Книг Святой Библии?


Глава тринадцатая.

ОДИН НАРОД — ДВА ЦАРСТВА

«Всего насмотрелся я в суетные дни

мои: праведник гибнет в праведности своей,

а нечестивый живёт долго в нечестии своём»

(Ек. 7. 15)

За грехи Соломона Господь наказал его сына Ровоама и всех последующих потомков царя. Хотя неоднократно утверждал, что дети не должны быть наказываемы за грехи отцов.

Не успел Ровоам сесть на престол, как престол треснул пополам. Половина царства была отторгнута заговорщиком Иеровоамом. Обширное государство, созданное Давидом и Соломоном, в течение нескольких дней разделилось на Иудею и Израиль.

Но такое тяжёлое наказание не пошло на пользу иудейским царям. Впрочем, и израильским тоже. Об этом свидетельствуют скупые слова статистики.



ЦАРИ ИУДЕИ И ИЗРАИЛЯ В СВЕТЕ ИХ ОТНОШЕНИЯ К ГОСПОДУ БОГУ

Цари объединенного царства

Саул — вначале был любим Господом, но уже на втором году своего правления стал делать вещи неугодные Господу. Погиб в сражении на тринадцатом году правления.

Давид. Почитал Господа, и был любим Им, несмотря на то, что совершил множество преступлений. Умер раньше срока, подкошенный многочисленными болезнями.

Соломон. Первые двадцать лет правления был послушным рабом Иеговы. Затем вышел из повиновения и обратился к другим богам. Царствовал сорок лет. Не был наказан Господом. Умер своей смертью.

Цари Иудейские.

Ровоам, сын Соломона, был наказан Господом за грехи отца. Половина царства была отторгнута Иеровоамом. Бог запретил Ровоаму воевать с узурпатором.

«Возвратитесь каждый в свой дом, ибо от Меня это было». (3. Цар. 12. 24)

Не признавал Господа. Правил семнадцать лет. Умер своей смертью.

Авиа, сын Ровоама. Шел по стопам своего отца. Не был наказан. Умер своей смертью.

Аса, сын Авии. Был преданным слугой Господа. Правил сорок один год. Аса, несмотря на то, что верой и правдой служил Господу, сильно болел ногами, передвигаясь на коляске. И Господь не смог излечить его. Но, в знак поощрения, позволил ему умереть свой смертью.

Иосафат, сын Асы. Поклонялся нашему Богу. Но даже не пытался искоренить языческие ритуалы, в которых участвовали евреи, принося жертвы чужим богам. Правил двадцать пять лет. Господь относился к нему с прохладцей. Умер своей смертью.

Иорам, сын Иосафата. Правил одновременно с Иорамом, царем израильским и дружил с ним. Был женат на его сестре, что плохо повлияло на иудейского царя. И он начал делать неугодное. Правил восемь лет. Не был наказан. Умер своей смертью.

Охозия, сын Иорама. Делал неугодное. Правил всего год. Погиб в бою с заговорщиком Ииуем. Одновременно с ним погиб Иорам, царь израильский.

Гофолия, дочь израильского царя Амврия, узнав о гибели своего сына Охозии, перебила в Иудее всех членов царской семьи. Правила шесть лет. Служила Ваалу. Погибла, когда священник Иодай стал во главе народного бунта, и восстановил на престоле род Давидов.

Иоас, чудом уцелевший сын Охозии. Сел на престол в возрасте семи лет. Соблюдал паритет, был слугою двух господ. Уважал Господа Бога, но не отменил ни Ваала, ни богов высот. Царил сорок лет. Погиб в результате заговора.

Амасия, сын Иоаса. Делал угодное, но без особого усердия. Был двуличен, как и его отец. Воевал против Иоаса, царя израильского. И был разбит на голову. Хотя тот Иоас упорно делал неугодное Господу. Не понятно, на чьей стороне был Господь, неужели Он помогал своему врагу?

Амасия царствовал двадцать девять лет. Не был поощрен, но и не был наказан. Умер в результате заговора.

Азария, сын Амасии. Делал угодное в очах Господа. За это поразил Господь царя, и был он прокаженным до дня смерти своей, и жил в отдельном доме. И правил Иофан, сын его, вместо него. Очень поучительно! Проклял свою жизнь, но умер своей смертью.

Иофам, сын Азарии (Озии). Делал угодное, но языческие высоты и дубравы не были отменены. Правил шестнадцать лет. Умер своей смертью.

Ахаз, сын Иофама. Переметнулся на сторону Ваала, предал Господа. В храме Господнем стал приносить жертвы языческим богам. Правил шестнадцать лет. Не был наказан. Умер своей смертью.

Езекия, сын Ахаза. Делал угодное. Он отменил высоты, разбил статуи, срубил дубраву. Был также близок Господу, как и царь Давид. Господь спас его от войска Ассирийского и умертвил у неприятеля сто восемьдесят пять тысяч воинов одной левой рукой.

Царствовал двадцать девять лет. Умер своей смертью.

Манассия, сын Езекии. Делал неугодное. Восстановил высоты и дубравы. И поставил жертвенник Ваалу и истукан Астарты в храме Господнем. Царствовал пятьдесят лет. Не был наказан. Умер своей смертью.

Аммон, сын Манассии. Два года делал неугодное. Погиб в результате заговора в возрасте двадцати четырех лет, но оставил восьмилетнего сына.

Иосия, сын Манассии. Уже с восьми лет делал угодное. Сжег статую Астарты.

«И разрушил домы блудилищные, которые были при храме Господнем, где женщины ткали одежды для Астарты. И вывел всех жрецов из городов Иудейских и осквернил высоты. И осквернил он Тафет, чтобы никто не проводил сына своего и дочери своей через огонь Молоху. И отменил коней, которых ставили цари Иудейские солнцу пред входом в дом Господень, колесницы же солнца сжег огнем.» (4. Цар. 23. 7— 11)

Царствовал тридцать один год. Погиб в сражении от рук египтян. Иоахаз, сын Иосии. Три месяца делал неугодное. За это фараон сместил его и заключил в темницу.

Иоаким (Елиаким), брат Иосии. Поставлен на престол фараоном, который захватил Иудею и Иерусалим. Делал неугодное. Правил одиннадцать лет. Не был наказан. Умер своей смертью.

Иехония, сын Иоакима. Три месяца делал неугодное. Уведен Навуходоноссором, царем Вавилонским, в плен, вместе со многими именитыми гражданами Иудеи.

Седекия, брат Иоакима. Делал неугодное. Правил одиннадцать лет. Предал своего покровителя Навуходоноссора. Захвачен в плен и ослеплен.

Цари Израильские Иеровоам, один из приближенных Соломона. Благодаря помощи Господа (3. Цар. 14. 8) отторгнул половину царства. Провозгласил себя царем Израиля. Коварно отвернулся от Иеговы. Поставил двух тельцов, поставил капища идолам. Был наказан смертью маленького сына, но благополучно правил двадцать два года и умер своей смертью.

Нават, сын Иеровоама. В глазах Господа был не лучше отца. Правил два года. Был свергнут заговорщиком Ваасой. В Библии не сказано, был ли Господь участником заговора.

Вааса. Истребил весь род Иеровоама, как и предполагал Господь. Но не почитал Иегову, делал неугодное Ему. Несмотря на это, царствовал двадцать четыре года. Не был наказан. Умер своей смертью.

Ила, сын Ваасы. Царствовал два года. Относился к Господу очень плохо. Погиб в результате заговора.

Замврий. По слову Господа истребил весь род Ваасы. Но относился еще хуже. За семь дней правления успел наплевать Богу в душу. Был побежден соперником Амврием. Сгорел во дворце, который сам же и поджег.

Амврий. Царствовал шесть лет. «И делал Амврий неугодное пред очами Господа и поступал хуже всех, бывших пред ним». (3. Цар. 16. 25) Не был наказан. Умер своей смертью.

Ахав, сын Амврия. «И делал Ахав, сын Амврия, неугодное пред очами Господа более всех, бывших прежде него». (3. Цар. 16. 30) Служил Ваалу, главному противнику Господа. Правил двадцать два года. Не был

наказан. Умер в результате ранения, полученного в бою. Стрела эта не была направлена Господом.

Охозия, сын Ахава. Делал неугодное. Служил Ваалу, чем прогневал Господа. Бог подставил ему ножку на втором году его правления. Умер в результате несчастного случая, провалившись в открытый погреб.

Иорам, сын Ахава. Не сделал правильных выводов из трагической смерти брата. Делал неугодное. Правил двенадцать лет. Погиб в бою с заговорщиком Ииуем, одновременно с Охозией, царем иудейским.

Ииуй. Перебил семьдесят братьев Иорама, царя израильского, всех приближенных дома Ахава и сорок братьев Охозии, царя иудейского (4. Цар. 10. 11— 14) Желая доказать свою преданность, Господу уничтожил всех жрецов Ваала, разбил его статую.

Господь похвалил Ииуя и пообещал, что его потомки будут править до четвертого колена (4. Цар. 10. 31) Но, несмотря на это, новый израильский царь не хотел делать угодное, делал иное, противное Господу. Правил двадцать восемь лет. Не был наказан. Умер своей смертью. Иоахаз, сын Ииуя, делал неугодное. Господь направлял на него вражеские войска, но Иоахаз устоял. Правил семнадцать лет. Не был наказан. Умер своей смертью

Иоас, сын Иоахаза. Делал неугодное. Разгромил Амассию, угодного Господу. Разрушил Иерусалим. Не был наказан. Умер своей смертью.

Иеровоам Второй, сын Иоаса. Делал неугодное, но побеждал в сражениях, и восстановил прежние границы израильского царства. Отвоевал территории, отторгнутые при его предшественниках. Правил сорок один год. Не был наказан. Умер своей смертью.

Захария, сын Иеровоама. Делал неугодное шесть месяцев. Погиб в результате заговора.

Селум, заговорщик. Удержался на престоле всего один месяц, поэтому не успел насолить Господу. Пал жертвой заговора.

Менаим, убийца беременных женщин. (4. Цар. 15. 16) Ограбил всех израильтян. Делал неугодное. Правил десять лет. Не был наказан. Умер своей смертью.

Факия, сын Менаима. Два года делал неугодное. Погиб в результате заговора.

Факей. Делал неугодное. Царствовал двадцать лет. Не был наказан.

Погиб в результате заговора.

Осия. Делал неугодное. Правил девять лет. Переселен в Ассирию.

Заключен в темницу. Дальнейшая судьба неизвестна.

Весь этот перечень царей, с указанием степени верности их Господу, убедительно доказывает, что Бог никого не в силах наказать. Совершенно беспомощен. Нет у Него силы в членах. Нет у Него ни грома ни молний, ни язв, ни почечуя. Ни один царь не получил по заслугам и не съел плоти детей своих. Все Божьи проклятия не стоят выеденного яйца, не стоят той бумаги, на которой напечатаны.

____________________

Библия объясняет военные неудачи и жизненные беды Иудейских и Израильских царей тем, что они отвратились от Господа, а удачи, победы, естественно, их преданностью Ему.

Но я уверен, что пред решающими сражениями, которые заканчивались победами или поражениям, все цари, без исключения вспоминали о Господе, все с одинаковым усердием молили Его даровать им победу. Они приносили Ему многочисленные жертвы, но исход этих битв, к сожалению, зависел не от Господа.

Сама же Библия, того не желая, признает, что праведникам порой очень не везло, а отступники порой были удачливы в сражениях, долго и счастливо правили, и умерли в своих постелях.

Иоас, царь Израильский, который делал «неугодное в очах Господних» (4. Цар. 13. 11), наголову разбил Амассию, царя Иудейского, который «делал угодное в очах Господних» (4. Цар. 14. 2— 13)

Так на чьей же стороне был Господь?

Манассия, который царствовал пятьдесят лет и делал «такие мерзости, хуже всего того, что делали Аморреи, которые были прежде него, и ввел Иуду в грех идолами своими, и пролил весьма много невинной крови, так что заполнил ею Иерусалим от края до края» (4. Цар. 21. 11— 16) прожил счастливо, без войн.

В тоже время, такой любимец Господа, такой верный раб его как царь Иосия,

«который делал угодное в глазах Господа, ходил во всем путем Давида, который обратился к Господу всем сердцем своим и всей душой своею, и всеми силами своими, по всему закону Моисееву», — умер насильственной смертью, потерпев поражение от египетского фараона. И Господь не защитил его. (4. Цар. 23)



Мало того, ясно сказано, что Господь наказал Иосию за грехи Манасии (4. Цар. 23. 26)

Как вы уже заметили, Божьи поступки божественно непоследовательны.

Многочисленные нападения на израильтян и иудеев царей из соседних государств Библия приписывает Воле Господа.

По — моему, это клевета, за которую дееписателей следовало бы, воскресив, примерно наказать. Не мог Господь делать такие гадости своему народу. Да и как бы Он мог? У этих царей были свои боги, которые покровительствовали им и направляли их действия. Цари эти перед тем, как выступить в военный поход, непременно должны были обратиться к своим богам за благословением. Были приносимы многочисленные жертвы, в том числе и человеческие. Неужели же Молох, Астарта, Ваал, Хамос советовались с Иеговой и просили его содействия? Неужели они делились с ним жертвами, приносимыми им?

Если же допустить, что так и было в действительности, что Господь покровительствовал врагам, то вполне объяснимы многочисленные поражения евреев. Как могли они успеть против чужеземных армий, если на стороне неприятеля воевал и их собственный, ими же выбранный Бог!

____________________

Давайте на минутку отвлечемся. Представьте себе, что Вы не в ладах с подрастающими Вашими сыновьями. Они частенько не слушаются Вас, не стоят перед Вами на вытяжку, не носят Вам подарков. Мало того, чудаковатый сосед, которого Вы ни во что не ставите, для них — первый авторитет, чуть ли не бог. Вы многократно пытались их вразумить, многократно поучали как словом, так и ремнем, хотя это и не гуманно. Не помогло. Каков же выход?

Выход один. Следует подговорить соседских мальчишек, чтобы они почаще били Ваших сыновей. Более того, дать им в руки дубинки и самопалы. Но не избиения, ни раны не исправили нрав Ваших неразумных сыновей. Тогда Вы направили против них более крепких парней, которые изувечили их и убили их.

Не плачьте! Вы прекрасно исполнили свой родительский долг! Не чувствуйте угрызений совести! Бог благословит вас! Потому что Он поступает точно так же.

Вот Вам на выбор несколько цитат из Библии.

«И воздвиг Господь противника на Соломона Адера Идумянина, из царского идумейского рода» (3. Цар. 11. 14)

«И воздвиг Бог против Соломона еще противника, Разона, сана Елиады» (3. Цар. 11. 23)

«В те дни начал Господь отрезать части от Израильтян, и поражал их Изаил во всем пределе Израилевом» (4. Цар. 10. 32)

«И возгорелся гнев Господа на Израиля, и Он предавал их в руки Азаила, царя Сирийского, и в руки Венадада, сына Азаилова, во все дни их». (4. Цар. 13. 3)

«В эти дни начал Господь посылать на Иудею Рецина, царя Сирийского, и Факея, сына Ремалиина.» (4. Цар. 15. 37)

«И отвратился Господь от всех потомков Израиля и смирил их, и отдавал их в руки грабителей, и, наконец, отверг их от лица Своего» (4. Цар. 17. 20)

«И как в начале жительства своего там они не чтили Господа, так Господь посылал на них львов, которые умерщвляли их»…(4. Цар. 17. 25)

«И переселил царь Ассирийский израильтян в Ассирию за то, что они не слушали гласа Господа, Бога своего и преступили завета своего: все что заповедал Моисей, раб Господень, они не слушали и не исполняли». (4. Цар. 18. 11— 12)

«Разве ты не слышал, что я издавна сделал это, в древние дни предначертал это, а ныне выполнил тем, что ты опустошаешь укрепленные города, превращая их в груду развалин». (4. Цар. 19. 25)

«За то, — так говорит Господь Бог Израилев, — вот я наведу такое зло на Иерусалим и на Иуду, о котором кто услышит, зазвенит в обоих ушах у того. И протяну на Иерусалим мерную ветвь Самарии отвес дома Ахавова. И вытру Иерусалим так, как вытирают чашу, вытрут и опрокинут ее. И отвергну остаток удела Моего, и отдам их в руку врагов их, и будут на расхищение и разграбление всем неприятелям свои, за то, что они делали неугодное в очах моих и прогневали Меня». (4. Цар. 21. 12— 15)

«И посылал на него Господь полчища Халдеев, и полчища Сириян, и полчища Моавитян, и полчища Аммонитян, посылал их на Иуду по слову Господа, которое он изрек через рабов своих, пророков». (4. Цар. 24. 2)

Так Господь, на протяжении тридцати столетий, терзал и убивал Свой народ, с божественной терпеливостью пытаясь вызвать у евреев горячую любовь к Нему. И Он добился своего. Правда, Ему пришлось подождать три тысячи лет. Но результат превзошел все ожидания. Полюбили всем сердцем, не жалея для него ни подаяний, ни даже крайней плоти своих сыновей.

Сусаким, царь египетский, на пятом году царствования Ровоама забрал все сокровища из храма Господня. Скорее всего, забрал и ковчег, оббитый золотом. А скрижали выкинул где — то по дороге. (3. Цар. 14. 26)

Через двадцать лет после этого царь Аса отдал все сокровища Венадиру, царю сирийскому. (3. Цар. 15. 18).

Иоас, царь иудейский, был угоден Господу. Но был вынужден смириться перед Азаилом, царём Сирийским, и отдать всё золот государственных и храмовых сокровищниц. Библия утверждает, что Азаила послал сам Господь, что не совсем понятно. Мало того, ещё более непонятно, почему Господь позволил Азаилу вывести сокровища, принадлежащие Ему? Неужто настолько уж обессилел, что безропотно позволил поганому язычнику обобрать Себя?. Но иногда Господь, собравшись с последними силами, воевал на стороне наших. За то, что сирияне обидели Его, Он с помощью израильтян перебил сто тысяч сириян.

«Остальные убежали в город Афек; там упала стена на остальных двадцать семь тысяч человек. А Венадад ушёл в город и бегал из одной внутренней комнаты в другую» (3. Цар. 20. 30)

Отчего же он бегал? Очевидно, опасался, что на него тоже упадёт стена комнаты. Так Ахав с семью тысячами воинов, одним Господом и одной стеной разбил в двадцать раз превосходящие силы противника.

Что же это за стена такая огромная, которая похоронила двадцать семь тысяч болванов, почему — то сгрудившихся под ней? Думаю, что если бы однажды обрушилась Великая китайская стена, жертв было бы гораздо меньше.

Подобными и даже ещё более правдивыми описаниями битв и иных событий пичкает нас Святая Библия. И мы всей этой галиматье свято верим.



Так сильно ли далеко ушли мы в своём развитии от папуасов и пигмеев? Думаю, что и они бы засомневались: было ли там действительно 27000 задавленных, или всего только 26999?

Во время правления израильского царя Ахава широкую известность получило имя великого пророка Илии. Его поставил Господь в противовес царю, грешнику, каких свет не видывал. С пророка Илии списан евангелистами облик Иоанна Крестителя. Пророк ходил во вретенище, был аскетом и питался акридами, которых ему приносили вороны в своих клювах.

Потом Господь отдал Илию в дом некоей вдовы, на попечение. Тут уже пророк отъелся и отаскетился. Вдова всячески ублажала его, а за это Господь пополнял холодильник продуктами из бездонных небесных кладовых. Илия, с помощью Господа, спас умирающего сына вдовы. И слава о нём распространилась ещё шире.

Человек Божий, уйдя от вдовы, стал бродить по городам и селениям, порицая Ахава за его прегрешения и преступления. Ахаву это, в конце концов, надоело, и он объявил на смутьяна все израильский розыск.

Но Илия сам пошёл навстречу царю.

«Когда Ахав увидел Илию, то сказал Ахав ему: ты ли это, смущающий Израиля? И сказал Илия: не я смущаю Израиля, а ты и дом отца твоего тем, что вы презрели повеления Господни». (3. Цар. 18. 17— 18)

И один смущающий приказал другому смущающему собрать на горке четыреста пятьдесят пророков Вааловых и четыреста пророков дубравных.

Если Вы решили, что тем, кто приказал, был Ахав, то заблуждаетесь. В те блаженные времена нищие пророки приказывали царям. А цари брали под козырёк и беспрекословно выполняли любые повеления, даже такие дурацкие.

Но вот загадка. Откуда оппозиционер Илия мог знать о точном количестве пророков правящей коалиции? Очевидно, вороны не только кормили его, но и вели разведывательную работу.

Но посмотрите, какая занимательная статистика! У Господа Саваофа был в подчинении всего один — единственный пророк! А у Ваала, который рядом с Господом совсем не смотрелся, свита состояла из пяти сотен пророков! Отсюда мы можем сделать вывод, сколько евреев в те времена поклонялись Господу, а сколько — отклонялись от Него.

Среди нескольких сотен пророков Ваала, уверен я, было несколько не менее великих, чем Илия. Но Господь сейчас правил бал.

Многочисленные чужие пророки сбились в кучу и терпеливо ждали, что будет дальше. Царь Ахав и его приближённые расселись в царской ложе, и с интересом наблюдали за действом.

Толпы народа, извещённого глашатаями о предстоящем диспуте, стекались на гору из ближайших долин.

«И сказал Илия народу: я один остался пророк Господень, а пророков Вааловых четыреста пятьдесят человек. Пусть дадут нам двух тельцов, и пусть они выберут одного тельца и рассекут его и положат на дрова, но огня пусть не подкладывают. А я приготовлю другого тельца, и положу на дрова, а огня не подложу. И призовите вы бога вашего, а я призову имя Господа, Бога моего. Тот Бог, который даст ответ посредством огня, есть Бог. И отвечал весь народ, и сказал: хорошо». (3. Цар. 18. 22— 24)

Лжепророки общими усилиями разделали тельца и положили на свой жертвенник. И принялись плясать, кривляться и колоть себя ножами, призывая Ваала послать с неба огонь. Кровь лилась ручьями. Вот это был спектакль. Толпа ликовала и аплодировала. И хотя эти несчастные танцевали с огоньком, Ваал им огня не дал. Во время вчерашней грозы он израсходовал весь свой запас молний, а новых Гефест ещё не наковал.

Потому что выполнял большой заказ для Господа Саваофа.

Великий шаман Илия потешался над кривляками противника.

Потом наш праведник собственноручно разделал второго тельца, положил тушу на восстановленный жертвенник Господа, и для пущего эффекта, полил тельца водой из четырёх вёдер И ещё пописал на него.

И горячо помолился Господу Богу. Причём, без всяких танцев и без кровопролития. Ничего не происходило. Народу стало неинтересно, и он начал расходиться.

Но тут, — о, чудо! Сошёл огонь Господень и всё сожрал: и тельца, и воду, и камни, и прах. Оставшийся народ был поражён тем, что Господь закусил мясо камнями. И всех объял панический ужас.

«Увидев это, весь народ пал на лицо своё и сказал: Господь есть Бог! Господь есть Бог! И сказал им Илия: схватите пророков Вааловых, чтобы ни один из них не укрылся! И схватили их, и отвёл их Илья к потоку Киссону, и заколол их там». (3. Цар. 18. 40)

Четыреста пятьдесят божьих пророков стали в рядочек на колени вдоль потока и, склонив головы, ждали, пока Илья придёт и заколет их.

Это не было так быстро и так легко. Дважды Илья уходил на перерыв, чтобы подкрепить свои силы и получше заточить кинжал. Потом ещё раз прошёл вдоль лежащей шеренги, чтобы убедиться: дыша пророки, или уже отошли к Ваалу. Кто не спешил к Ваалу, тех Илья пристреливал контрольным выстрелом в затылок.

Что сталось с остальными четырьмя сотнями пророков, в Библии не указано. Нельзя требовать многого от почтенного старца. Думаю, что Илья, переспав с этой мыслью, заколол их на второй день. Так, сразу же, одной рукой с одним кинжалом, был восстановлено равновесие между Богами. У Ваала не осталось ни одного пророка, а у Господа — один Илия, который стоил сотни пророков.

«Между тем небо сделалось мрачно от туч и от ветра, и пошёл большой дождь. Ахав сел в колесницу, и поехал в Изреель. И была на Илии рука Господня. Он опоясал чресла свои и бежал пред Ахавом до самого Изрееля» (3. Суд. 18. 45— 46)

Масштабные библейские полотна, такие, как массовая казнь на берегу Киссона, потрясают своей реалистичностью. Им нельзя не верить! Но мелкие детали, скажем так, настораживают. Как — то не солидно для пророка такого масштаба бежать впереди колесницы, сверкая пятками. Ведь не заяц же он, а человек Божий!.

____________________

У Ахава была злобная жена по имени Иезавель. И она поклялась, что уничтожит Илию так же, как он уничтожил её нахлебников — пророков. Господь не только спас Илию, но и поручил ему помазать на сирийский престол Азаила, а на израильский престол — заговорщика Ииуя. Благо, что у пророков всегда под рукой кувшин с елеем, а за пазухой — Божья Грамота на помазание.

«А Елисея, сына Саватова, помажь в пророки вместо себя». (3. Суд. 19. 16).

Тут мы сталкиваемся с уникальным, единственным случаем во всемирной истории, когда мазали не только на царство, но и на пророчество! Библия полна подобных профанаций.

Елисей тут же оторвался от плуга, заколол своих волов, и стал вдохновенно пророчествовать. Интересно, что в Библии почти все пророки и Апостолы — люди тёмные, простые, неграмотные, от земли, от стада, от невода. И ещё интереснее то, что они учат, предвещают, пророчествуют. И некому было сказать им: «Илюша, не учите нас жить! Лучше помогите материально. Ведь вы же с Господом по корешам!»

Следует отметить такой, неизвестный широкой публике, факт, что Господь, Бог наш, в эти, очень бедные на истинно верующих, годы, стал Богом не только людей, но и животных, и диких зверей. Эти твари Божьи молились Ему и слушались Его беспрекословно. И ели грешников по Его повелению. Псы, например, сожрали злобную Иезавель.

Звери, несмотря на мирный норов, выполняли самые жестокие приказания кровожадного Господа.

Однажды любимец Его, пророк Елисей, проходил возле одного города. Местные детишки посмеялись над его лысиной и кричали ему: «плешивый, плешивый!». Господь, также обладатель немалой плеши, счёл себя оскорблённым. И тут же выслал из леса двух медведиц. И они тут же навели порядок, растерзав сорок два ребёнка. (4. Цар. 2. 24).

Вот как беспредельно милосерден наш Господь! Особенно милосерден к деткам. Ну просто, не может равнодушно смотреть на этих ангелочков!



Неужели же все сорок два малыша кричали в один голос? Может быть, среди этих уличников находилось и несколько хороших, домашних детей, которых родители учили, что не следует смеяться над убогими пророками?

Но медведицы не разбирают, где плохие, где хорошие. Они, по умственному развитию, не могут равняться с Богом. Им приказано: растерзать и съесть! И верно, чего тут разбираться! Дети, что злые, что добрые, на вкус одинаковы.

Показательно, что Господь наслал не медведей, а медведиц. Потому что Он их испытывал. У этих медведиц, конечно же, были свои детёныши. И им совсем не просто было убивать чужих детей. Но беспредельная вера в Господа помогла им с честью преодолеть естественные материнские инстинкты. И в этом нет ничего удивительного. Такую беспредельную, жертвенную веру мы наблюдаем и у людей.Если бы этот медвежий бог не удовлетворился одной кровавой оргией, а продолжал истреблять детей только за то, что они позволяли себе смеяться над стариками, то вскоре на всей земле не осталось бы ни одного ребёнка. Очевидно, старина Господь имел серьёзные опасения, что и над ним вскоре будут смеяться даже маленькие дети.

____________________

Некоторые современные богослужители стараются привлечь в храмы как можно прихожан, в основном, молодёжь. И устраивают там шумные концерты современной музыки, нарушая священный покой Господа. В давние библейские времена слуги Божьи также по мере сил заботились о повышении посещаемости. Учитывая, что множество женщин стремилось посвятить себя служению Богу или Богине, грех было бы этим не воспользоваться.

При многих иудейских и израильских царях храмы напоминали коммунальные квартиры. Здесь обитали и мирились друг с другом несколько языческих Богов, в том числе и Бог Саваоф, который от них отличался только тем, что не был представлен статуей, идолом. Поэтому многие прихожане считали Его богом второй категории, богом высот и долин. На что Он сильно обижался.

Зайдя в такой общественный храм, прихожанин мог видеть множество жриц Астарты, которые, скромно потупив глазки, делали вид что ткут покрывало для Богини. Но стоило только поманить одну из них пальцем, как она тут же отрывалась от этой скучной работы и изо всех сил стремилась доказать, что владеет не только этим, но и ещё более древним ремеслом. Делала это с особым старанием, угождая не столько прихожанину, сколько своей великой Богине. И хотя никаких тарифов за эти божественные услуги не существовало, священники были уверены, что гость обязательно опустит не одну лепту в храмовый ящик для пожертвований.

Господу Саваофу были глубоко противны эти невинные забавы. Но что Он мог поделать, если жил в коммуне не только с Астартой, но и с Молохом, Ваалом, Хамосом и ещё десятком мелких божков?

С красотками Астарты ещё можно было мириться, их проделки даже отвлекали Его от мирских забот. Но как было мириться с тем, что на жертвеннике Молоху тут же, перед храмом, приносились человеческие жертвы. Причём приносили их и Его родные евреи. Которые справедливо считали, что вправе пожертвовать одним из своих многочисленных потомков для блага остальных. (Цитата)

Господь скрипел зубами (звуки эти были подобны грому), но терпел. Приходилось мириться, поскольку Он находился в меньшинстве. Тем более, что от неправоверных греховодников и Ему кое — что перепадало.

Господь Саваоф показал свою полную несостоятельность как Бог и как политик. Не смог договориться с другими богами о разделе сфер влияния.

Не смог отогнать своих рабов от чужих жертвенников. Не смог уничтожить идолов и высоты. Его проклятия, — пустой звук. Ни одного столба, ни одной высоты — не разрушил.


Глава четырнадцатая.

ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ФОМЫ

«Человек не властен над духом, чтобы

удержать дух, и нет власти у него над днем смерти, и

нет избавления в этой борьбе, и не спасет нечестие

нечестивого».

(Ек. 8. 8)

Четыре книги Нового завета, четыре Евангелия, несут нам благую весть о рождении, подвижнической жизни, трагической смерти, воскресении и вознесении на небо Иисуса, названного Христом, то есть, — Мессией, Спасителем. О многочисленных чудесах, сотворённых Им, и об учении, которое Он проповедовал.

Миллионы людей верят в Него и поклоняются Ему, как Богу. Миллионы людей не верят в Него и поклоняются Моисею, Магомету, Будде и другим великим пророкам.

Большинство атеистов утверждают, что человек по имени Иисус Христос никогда не существовал, предания о Нём являются вымыслом. Нет о Нём, утверждают они, никаких упоминаний в древнееврейских и древнеримских хрониках. Хочу напомнить, что в те времена территория Палестины входила в состав Римской империи.

Автор этой книги относит себя к незначительному меньшинству. И выражает уверенность в том, что Иисус из Назарета, сын Иосифа и Марии, — реальная историческая личность. Многочисленные Евангелия (а их было более десятка) не могли возникнуть ни из чего, на пустом месте.

Почему же о Нём не упомянуто в хрониках?

Да потому, что в то смутное время тут и там появлялись всякого рода самозванцы, проходимцы, юродивые, авантюристы всякого рода, которые выдавали себя за пророков, Христов, Спасителей. Ведь идея мессианства всегда жила в еврейском народе, находящемся на протяжении долгих веков под гнётом не только своих, но и иностранных поработителей. И этим грех было не воспользоваться.

Подобных лжепророков и лжемессий было так много, что они полностью обесценились. Им уже никто не верил. Их высмеивали, над ними издевались. Их били и убивали. Потому что они кощунствовали, утверждая, что посланы Самим Богом.

Но изредка попадались среди них люди Идеи, свято верящие в своё предначертание. Убеждённые, что именно им доверено Богом, — спасти человечество от грехов его. Своим пылом они зажигали других, своей неколебимой верой пробуждали веру и надежду. Силой слова они действительно делали чудеса: могли вылечить некоторые болезни.

Распознать же, кто из этих новоявленных пророков и чудодеев — истинный, а кто — фальшивый, было почти невозможно.

Как говорил Христос, никто не пророк в своём отечестве. Поэтому и настоящий Мессия не мог не предвидеть, что разделит участь лжепророков. Так что предвидение Христа, что Он вскоре будет предан и распят, исходило их трезвой оценки реальности. Так воин, идущий в разведку, предвидит, что может быть убит. А Иисус и был разведчиком из будущего, который пришёл в логово неприятеля.

Его сочли очередным шарлатаном. Его убили, не распознав. Не распознав, Его Имя не внесли в хроники. Никто не мог предугадать, что Его Учение завоюет мир.

«Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе» (Мат. 23. 37).



Вопрос о том, существовал или не существовал Иисус из Назарета, наречённый Христом, кажется мне не столь важным, чтобы из — за него стоило ломать копья. Повторяю: скорее всего, это — реальная историческая личность. Ну и что?

Следует разобраться в гораздо более важной проблеме: был ли Он на самом деле Мессией, Христом? Был ли Он действительно в близких родственных отношениях с Господом Богом? Был ли Он и вправду Сыном Божьим?

Из евангелических текстов следует однозначно: был! И не был! Ни в одном из Евангелий не сказано, что Иисус называл себя Сыном Божьим. Но везде, — Сыном Человеческим. (Мат. 9. 6; Мар.2. 28; Лук. 9. 58; Иоан. 3. 14).

И, в то же время, Он называет Господа Своим Отцом.

Но и все верующие христиане называют Господа своим Отцом. Хотя Он им никакой не родственник.

И проповедник говорит нам: «братья и сёстры». Хотя, возможно, он был единственным ребёнком у своих родителей.

И монахини называют себя невестами Христовыми. Все они, как на подбор, так молоды и красивы, что Христос до сих пор колеблется, кому из них сделать официальное предложение руки и сердца.

И Ататюрк, отец турок, не был им родным отцом. И Индира Ганди, дочь Индии, имела маму, которая именовалась иначе.

И Сталин, отец народов, ни один народ не родил.

Всё это — образные, эмоциональные выражения, передающие отношение говорящего.

Так и ученик Иисуса, Симон, был наречен Петром, что означает «камень». Но в камень не превратился. Это, — иносказание, подчеркивающее твердость характера Симона, и то, что на этом человеке, как на краеугольном камне, будет построено новое Учение.

«И дали знать Ему: Матерь Твоя и Братья Твои стоят вне, желая видеть Тебя. Он сказал им в ответ: матерь Моя и Братья Мои суть слушающие слово Божье и исполняющие его». (Лук.8. 20— 21).

Как видите, Иисус называет своей матерью и своими братьями совершенно чужих ему людей. Тем более были у Него основания назвать Отцом хорошо знакомого ему Бога, называть себя Сыном Божьим.

Все это, — образные выражения, не имеющие под собой юридической основы.

Иисус неоднократно подчеркивал, что человек, посвятивший себя Богу, не имеет на земле ни отца, ни матери. У него один только Отец — Господь Бог Иисус призывал всех людей стать сыновьями Божьими: «Да будете сынами Отца нашего небесного» (Мат. 5. 45)

Именно духовное родство подразумевал и Иисус. Он относился к Богу, как к родному отцу. Более того, Он убедил Себя, что у Него нет никакого Отца, кроме Господа. Он, — избранный, возлюбленный, духовный сын Господа, и поэтому стоящий выше Божьих сыновей — Архангелов.

Так и у людей. Действительно, преданный Вам чужой человек может стать для Вас более близким, чем родной сын, а этот родной сын может стать для Вас чужим человеком. Так некий богач объявляет своим наследником чужого, но преданного ему человека.

В этом смысле, Иисус, конечно же, был Сыном Господа, самым близким Ему человеком из всех живущих на Земле. Человек, так пылко и ревностно служащий Богу, живущий верой в Него, заслуживал, конечно, быть взятым Богом на небо еще при жизни. Независимо от зова крови.

Великая заслуга Иисуса состоит в том, что Он первым, или одним из первых, понял, что следует к Богу относиться не так, как раб к Господину, а — как сын к Отцу. И любить Его, не как Господина, а как самого близкого и родного человека. И тем самым заслужить Его любовь.

Ведь нигде в Ветхом завете Бог не назван Отцом, а только — Господом. Господин может наказывать своих рабов. Может поощрять их. Может даровать им нечто ценное, даже землю Обетованную. Но не может любить их. Где Вы читали о таком любящем рабовладельце?

Иисус был убеждён, что не только Он сам, но и любой человек, свято верящий Богу, всей душой любящий Бога, может стать Сыном Божьим Да, Христос был Сыном Божьим. Духовным Сыном. Но на Его «божественном» происхождении можно поставить крест.

Два евангелиста из четырёх, Марк и Иоанн, вообще не упоминают об этом. Как будто не считают непорочное, божественное зачатие чем — то важным, достойным упоминания.

Лука приводит слова Марии, которая, краснея и потупив глаза, говорит навестившему её Ангелу: «Как будет это, когда Я мужа не знаю?»

Но это — всего лишь слова Марии. Это — не свидетельство Бога, которому следует верить беспрекословно. Говорите Вы тоже. Может, так, а может, и не так, кто это проверял?

«Ангел сказал Ей в ответ: Дух Святой найдёт на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; потому и рождаемое Святое наречётся Сыном Божиим» (Лук. 1. 35).

Ангел только поговорил с Марией. Не сказано, что Он переспал с ней. Библия обычно пишет о таких вещах довольно откровенно.

«Дух Святой найдёт на тебя». Ну и что? От этого не беременеют. Это выражение означает, что Бог берёт человека под свою защиту, под свою опеку. Дух Святой находил на Авраама, на Иосифа Прекрасного, Самсона, Саула, Давида, Соломона. Но никто из них не забеременел.

«Наречётся сыном Божиим». Наречётся, то есть будет назван. Не будет кровным Сыном, а только сочтут Его за такового. Потому что Бог будет относиться к Нему, как к Сыну.

Ангел не оговаривается, Он дважды повторяет слово «наречётся».

«Он будет велик и наречётся Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его». (Лук. 1.32).

Обещанного престола Давида Иисус так и не дождался. Правда, взамен Он получил престол на небесах. Но царём Иудейским, как предсказано в пророчествах, не стал.

Иисус, очевидно, никогда не считал, и ни разу не говорил, что зачат Богом. Он называл Господа Своим Отцом, имея в виду духовное родство. Однажды Он спросил Своих учеников, за кого они Его почитают. И был приятно удивлён, узнав, что они действительно почитают Его за Сына, рожденного Богом. Так, благодаря ученикам и почитателям Иисуса, возник миф о божественном происхождении Его.

Но не льстили ли Ему Апостолы? Действительно ли Они так считали? Скорее всего, Они не были так наивны, как верующие христиане современности. Апостол Павел в «Послании к римлянам» пишет: «Бог обещал в святых писаниях о Сыне Своем, который родился от семени Давидова по плоти». (К рим. 1. 3). Значит, и сам Павел считал, что Иисус — духовный Сын Господа, но по плоти — сын Иосифа, потомка царя Давида.

Только в одном Евангелии, от Матфея, прямо сказано: «оказалось, что Она имеет в чреве от Духа Святого». (Мат. 1. 18).

Но как Матфей, не будучи человеком из близкого окружения Иисуса, не будучи даже Его современником, об этом узнал? Его Евангелие на семьдесят процентов переписано с Евангелия от Марка, в обоих — масса одинаковых пассажей. Но Марк нигде не говорит о непорочном зачатии. Матфей дополнил свидетельства Марка народными легендами и сам кое — что вымыслил, причём довольно неуклюже.

Апостол Иоанн, самый близкий Иисусу человек, не упоминает о божественном зачатии. Неужели Мария, которая после смерти и Воскресения Иисуса стала названной матерью Иоанна, и перешла жить в его дом, не поведала Своему приёмному сыну о таком великом событии в Своей жизни? (Иоан. 19. 26— 27).

Непорочность Девы Марии в момент встречи с Ангелом вызывает оправданные сомнения. Матфей уверяет, что обрученная Мария жила в доме Иосифа.

«Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде, нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет в чреве от Духа Святого. Иосиф же, муж Её, будучи праведен, и не желая огласить Её, хотел тайно отпустить Её. Но Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов, не бойся принять Марию, жену твою! Встав со сна, Иосиф поступил, как повелел ему Ангел Господень. И не знал Её, как Она родила Сына Своего первенца, и нарёк Ему имя Иисус». (Мат. 1. 18— 25).

Беру на себя тяжкий грех. Это кощунственно, — критиковать Святое Евангелие, тем более, обвинять евангелиста в подлоге. Не знаю, может быть, меня когда — то в Аду на сковороде будут запекать черти. Но я уже и сейчас чувствую себя не в своей тарелке. Матфей меня уже сейчас допёк своей бессовестной болтовнёй.

Прочтите ещё раз эту цитату. Что ни слово, то обман, что ни фраза, то издевательство над здравым смыслом.

Первое. Не могла обручённая невеста жить в доме своего жениха. Такого не могло быть, потому что такого не могло быть никогда! Это, — очередная библейская Правда, то есть, обыкновенная ложь.

Нет, конечно, если бы Мария была его родной или сводной сестрой, то, конечно, могла жить в одном с ним доме. Имела право. Но, в таком случае, Иосифу незачем было её никуда тайно отпускать. Потому что она жила в своём доме.

Иначе, уже переступив порог дома жениха, девушка автоматически становилась его законной женой, и девой могла оставаться только до первой ночи.

Второе. Перед тем и после того, как Мария «зачала от Бога», Она некоторое время жила у Иосифа, пока не обнаружилось, что «имеет в чреве от Бога». Ведь не сказано, что Она пришла к Иосифу в тот самый день, через пять минут после зачатия. Ангел медлил являться к Иосифу. А ведь Он, приметив и избрав Марию уже давно (может быть, со дня Её рождения), должен был ещё в день обручения строго предупредить Иосифа, чтобы ни — ни! И даже пальцем!

Не предупредил. Так что же мешало Иосифу спать со своей невестой — женой до непорочного зачатия, и после зачатия? Как бы Вы поступили на его месте?

Третье. «Будучи праведен, Иосиф хотел тайно отпустить её». Но причём здесь праведность? Человек заплатил вено, деньги, сделал тестю бесплатно модерновую мебель. И взамен получил жену с изъяном. Тут и самый большой праведник возмутится. Праведник, — тем более! Потому что в его мозгу не уложится, как скромная девушка из приличной семьи может забеременеть до свадьбы, причём неизвестно от кого. Говорит, что от Духа. Но никаким духом и не пахло.

Четвёртое. Да, конечно, по доброте душевной, из жалости к девушке, попавшей в беду по Воле Бога, Иосиф мог отпустить Марию, не оглашая Её. То есть, не предавая дело огласке.

Но почему следовало делать это тайно? Он вполне мог отпустить жену явно, дав Ей разводное письмо. Он мог мотивировать это тем, что Она не хочет спать с ним. Что Она плохая хозяйка. Что у него на Неё аллергия. Он мог выдумать тысячу причин, не открывая той, истинной. К тому же, по законам того времени, муж вовсе не должен был никому объяснять, почему он разводится с женой. Достаточно было трижды подтвердить при свидетелях, что он желает развода.

Пятое. Иосиф «не знал Её» до рождения сына. Не знал? А что ему мешало? Ангел просил его не выгонять Марию. Но насчёт «познания» никаких указаний не давал. Неужели Иосиф был настолько щепетилен и скромен, что решил не входить туда, куда могут входить только Ангелы?

Учтите, что Иосиф вовсе не был так стар, как его изображают на картинах, желая доказать, что он не был уже полноценным мужчиной. Нет, он был мужем хоть куда, с нормальными мужскими потребностями. И себя не жалел. После рождения Иисуса Мария родила ещё четверых сыновей и нескольких дочерей.

Если бы Матфей каждую ночь дежурил возле двери спальни Марии и, как херувим с огненным мечом, не подпускал Иосифа к познанию Её, я бы мог ему, хотя и с трудом, поверить. Но нескольким пустым словам, написанным тогда, когда все свидетели уже умерли, верить не могу. При всём уважении к Святому Евангелию.

Шестое. Почему младенца назвали Иисусом? Почему Ангел не предупредил Иосифа, что Его следует назвать Еммануилом? Это доказывает, что Ангелы, в отличие от Евангелистов, не читали пророчеств.

Откуда же взял Матфей, что Мария была девственницей?

Оттуда, откуда взялись все подробности о жизни Иисуса, названного Христом.

Вся биография Иисуса вымышлена, искусственно сконструирована. Его последователи (а среди них были и очень неглупые, грамотные люди) после Его смерти начали усиленно копаться в старинных рукописях, свитках законов и книгах великих пророков. Их целью было: найти хоть что — нибудь, хоть самую малость, что можно было бы как — нибудь привязать к личности Христа. Всё, что могло послужить созданию мифа о Его божественном происхождении, о Его Святом Послании.

Из фраз различных старозаветных пророчеств, как из кирпичиков, была косо криво составлена башенка, которая получила название «Жизнь и деяния Иисуса Христа». Абсолютное большинство чудес, якобы сотворённых Иисусом, также почерпнуты из книг царств и книг пророков.

В Евангелиях приведено множество ссылок на различные книги Ветхого завета, на высказывания прозорливцев. Эти пророчества должны были, по идее, подтвердить и убедить. Но, к сожалению, не только ничего не подтверждают, но и убедительно разубеждают. Уж лучше бы упоминания об этих пророчествах были изъяты из Евангелий.

Утверждая, что Мария была Девой, Матфей ссылается на пророчество Исаии. Не поленимся, и сами прочтём, что же, в действительности, написано у Исаии.

«Итак, Сам Господь даст вам знамение: се, Дева в чреве приимет и родит Сына, и нарекут Ему: Еммануил» (Ис. 7. 14).

Сказано: Дева. Но не сказано: девственница, девица. Не забудьте, что в те времена невесты были очень молоды, выходили замуж в 12— 13 лет, а в четырнадцать — рожали первенцев. Как же назвать такую маму? Женщиной? Что касается имени младенца, то и в этом параграфе пророчество не сбылось.

Далее сказано у Исаии, что с этого дня земля придёт в запустение.

Мало того. Вот как Рождение Младенца повлияет на Бога: «В тот день обреет Господь бритвою, нанятою по ту сторону реки, царём Ассирийским, голову и волоса на ногах и даже отнимет бороду». (Ис. 7. 20).

В общем, Папа Господь приведёт себя в порядок, чтобы Святой Младенец, не испугался Его лохматой бороды и волосатых ног. Об этом интересном факте в Евангелиях ничего не сказано.

Вы не знаете, каким образом эти пророчества могли относиться к Иисусу Христу? И я не знаю. Ведь в год Его рождения ни ассирийского царства, ни ассирийского царя уже и в помине не было, эти территории были под властью Римской Империи. И я не уверен, одолжил ли бы язычник Октавиан Август свою бритву чужому еврейскому Богу.

Далее сказано у Исаии.

«Младенец родился нам, Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира». (Ис. 9. 16).

Какое счастье! Или несчастье? Младенец, оказывается, уже родился, — за шесть столетий до Христа! Поэтому Иисус остался без таких красивых имён. Очень жаль.Исаия говорил о младенце, при жизни которого земля будет оставлена обоими царями, и наведет Господь на народ царя ассирийского, и воцарится на земле мир, где будет полнейшее изобилие. (Исаия. 7)



Этого, как известно, при Иисусе не произошло. В пророчестве Исаии говорилось о двух царях, живших в седьмом веке до нашей эры: израильском и арамейском, уведенных в плен ассирийским царем Тиглатом — Пелисером.

Утверждая, что в Иисусе исполнилось пророчество Исаии, евангелисты скромно умалчивают о том, что не исполнилось ни одно из двух десятков иных предсказаний этого, вроде бы, великого пророка.

Вот что напророчил Исаия.

Что Дамаск будет разрушен. Что Вавилон будет разрушен, как Содом и Гоморра. Не свершилось.

Что египтяне будут сражаться против египтян. Не свершилось.

Что Нил иссохнет. Не свершилось.

Что Богу Саваофу дадут обет, и будут служить Ему, и приносить Ему жертвы и египтяне, и ассирийцы. Не свершилось.

Исаия говорил о разрушении всех окружающих городов и о владычестве Иудеи над всем миром. Все народы будут ей рабами.

Причём Исаия не имел в виду какое — то отдалённое будущее, а ближайшие годы. Не говорил о ракетах, а о юношах, вооруженных луками и стрелами. Говорил о народах, существующих в те годы: филистимлянах, моавитянах.

«Ибо они от мечей бегут, от меча обнажённого, от лука натянутого, и от лютости войны». (21. 15)

И определение «Сын человеческий», как именует Себя Христос, отнюдь не случайно. Оно почерпнуто из Ветхого завета, из вещего сна пророка Даниила.

«Видел я в ночных видениях, вот, с облаками небесными шёл как бы Сын человеческий, дошёл до Ветхого днями и подведен был к Нему. И Ему дана власть, слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили Ему. Владычество Его — владычество вечное, которое не прейдёт, и царство Его не разрушится». (Дан. 7. 13— 14).

Основываясь на этом сне, любимый ученик Иисуса, Апостол Иоанн, возводит Христа в ранг Бога.

Пророчество это очень впечатляюще, и на Христа как будто сшито.

Как всё прекрасно сходится! Поклоняются Христу и народы, и племена, и языки. И царство Его будет, вполне возможно, длиться вечно.

Но где сказано, что Даниил видел во сне именно Иисуса Христа? А почему бы не Магомета? Ведь и Он, как и Иисус, был прямым потомком Авраама (через Измаила). И на Него этот вещий сон как сшит по мерке.

И Ему поклоняются народы. И Его царство, возможно, будет длиться вечно.

Но, может быть, это был Будда? И Он был великим пророком. И Ему поклоняются народы. И Его царству конца не видно.

Но, может быть, и не Христа, и не Магомета, и не Будду видел во сне Даниил — Валтазар, а Сатану с рогами? Может быть, у мудреца были галлюцинации, вызванные увеличенной дозой гашиша, опиума или другого наркотического средства, которое на Востоке курили повсеместно, и курят до наших дней даже отъявленные праведники.

Ни одна ссылка на слова пророков, а их множество в Евангелиях, не выдерживает никакой критики. Все, грубо говоря, притянуты за уши.

И все остальные кирпичики биографии Иисуса Христа были выдернуты из различных снов и пророчеств, приведенных в Ветхом завете. И составлены так неумело, что рассыпаются при дуновении ветерка.

По свидетельству евангелистов, ученики и приверженцы Иисуса Христа называли Его не только Сыном Божьим, но и Сыном Давидовым, то есть, — прямым потомком царя Давида. Даже Ангел Божий, общаясь с Иосифом, называет его сыном Давидовым, доказывая тем самым, что у Господа не только прекрасная память на имена, но Он знает и родословные каждого из миллионов рабов Своих, вплоть до сорокового колена.

Иисус не мог бы считаться истинным Мессией, Христом, если бы не удалось доказать, что Он — потомок Давида. Ведь широко было известно пророчество того же Исаии (это утверждали и другие пророки), что будущий Освободитель произойдёт из колена Давидова, и наследует его царство.

Для того чтобы ни у кого не вызывало сомнений, что Христос был именно тем, истинным, настоящим, следовало придумать Ему родословную. Этот титанический труд смело возложили на себя Лука и Матфей, которые выдёргивали целые абзацы и главы у более скромного Марка. К сожалению, они, по — видимому, не были знакомы между собой, и поэтому не согласовали свои действия. Так возникли две родословные, абсолютно не соответствующие одна другой.

Какая же из них истинная? Ни одна! Обе — фальшивые!

Матфей ведёт родословную Христа по царской линии. Как же иначе, ведь Иисус, — царь Иудейский. Пусть и духовный, но всё же — царь.

Стволом генеалогического древа является Авраам. (Мат. 1. 1— 17). Далее линия идёт через Иакова, Иуду, Вооза, Давида, Соломона, через его сына, царя Иудеи Ровоама, и дальше по прямой — до предпоследнего

иудейского царя Иехонии, уведённого в Вавилонский плен. Последним Иудейским царём был дядя Иехонии, Седекия. Поэтому линия через него идти не могла. Дальше следуют сын Иехонии Салафиил, внук Зоровавель и их потомки, вплоть до Иосифа, царя среди плотников. Жена которого, Мария, на протяжении нескольких месяцев после замужества оставалась

Девой. Пока не родила.

Лука ведёт линию родословной от Иосифа вверх од Адама. (Лук. 32.23— 38). Она идёт через тех же Зоровавеля и Салафиила. Но отцом последнего назван не царь Иехония, а некий Нирий.

Затем линия упирается в царя Давида, но не через Соломона, а через другого сына — Нафана. Таким образом, у Иосифа в предках, — сразу два сына Давида. Выдающийся был человек!

Матфей утверждает, что от Авраама до Иисуса прошло сорок два поколения. Я насчитал всего сорок одно. Может быть, так случилось потому, что Матфей потерял по дороге сразу три поколения. Царь Озия (Охозия) был не отцом царя Иоафама, а его прапрадедушкой. (1. Пар. 3. 11— 12). Три царя: Иоас, Амасия и Азария были лишены Евангелистом чести считаться предками Христа.

Ещё одно существенное замечание к обоим составителям родословных. Зоровавель был не сыном Салафиила, а его племянником.

(1. Пар. 3. 17— 19). Это, — единственный случай за всю историю Земли, когда некий человек родил своего племянника. Так утверждает самая правдивая Книга мировой литературы — Библия.

В одном Евангелии отцом Иосифа назван Иаков, в другом — Илия. Позволительно спросить: если Вы, премудрые мудрецы, не знаете, как звали дедушку Иисуса, откуда Вы можете знать, как звали остальных сорок Его предков?

Ещё один вопрос: неужели у каждого иудейского простолюдина была на руках заверенная нотариусом родословная до сорокового колена? Это же какие архивы надо было иметь! Это же сколько архивариусов надо было кормить!

Невообразимо! «Фен — номенально!» — как любит повторять одна моя хорошая знакомая, внучатая племянница Эллочки — людоедки.

Но усилиями обоих евангелистов, любыми средствами, вплоть до прямого подлога, цель достигнута: доказано (!), что Иисус — прямой наследник царя Давида. Предсказания пророков исполнились!

Даже если поверить этим чудовищным родословным, то опять же концы с концами не сходятся. Как мог Сын Божий, зачатый Ангелом, быть потомком царя Давида, если в Нём не было и капли плотничьей крови? Правильнее было бы вести родословную от самой Девы Марии!

Но это было бы уже чересчур. Уважающие себя Евангелисты никогда бы на такое не решились.

У Луки есть одна замечательная, уникальная для Библии, оговорка. Которая, если бы повторялась почаще, в той или иной форме, могла бы сгладить тут и там торчащие несуразности, переполняющие эту отменно правдивую Книгу.

«Иисус, начиная Своё служение, был лет тридцати, и был, как думали, сын Иосифов, Илиев, Матфатов…»(выделено мной — Д. Н.) (Лук. 3. 23).

Прекрасно сказано! Как думали. Как принято было считать. Возможно, это действительно так, но возможно, — иначе.

Я бы расставил эти милые уточнения на всех страницах Библии. И тогда нечего было бы опровергать, не надо было бы ломиться в открытые закрытые ворота, именуемые библейскими Божественными свидетельствами.

Посмотрите, как бы это великолепно звучало!

«Господь, как думали, создал мир и человека».

«Как принято считать, всё было сотворено за семь дней».

«По непроверенным данным, Ева была сделана из ребра Адамова».

«Вполне возможно, что Каин убил Авеля, хотя, по другим источникам, Авель умер своей смертью, от ожирения»."Ходят упорные слухи, что Бог Иегова наслал на землю Потоп. Но ассирийские предания ставят это под сомнение. Согласно им, Потоп наслал всемогущий Бог по имени Бел, а в ковчеге спасся вовсе не Ной, а царь по имени Хасисадра — Ксисутра".

«Маловероятно, чтобы девушка Сарра в девяносто лет смогла родить ребёнка, но об этом, как о чуде, писали все бульварные издания того времени».

«Из достоверных источников стало известно, что в Назарете произошло очередное великое чудо: забеременела одна девственница, которая часто общалась с известным прорицателем, за святость прозванного Святым Духом».

Вот это была бы Библия! Не только самая правдивая, но и наиправдивейшая Книга во всём мире!

____________________

В сознании верующих христиан, в результате узко неправленой догматической пропаганды, сложился резко негативный образ царя Ирода Великого. Эта антипатия объясняется, в основном, тем, что Ирод, согласно Евангелию от Матфея, извещенный волхвами о рождении нового царя, искал младенца Христа, чтобы погубить его. Хотел, видите ли, зверь такой, убить нашего Бога.

Должен заявить, что церковники беззастенчиво клевещут на Ирода.

Этот царь не имеет к Иисусу ни малейшего отношения. Он умер в четвертом году до Новой эры, то есть, за четыре года до предполагаемой даты рождения Христа.

Но если бы Ирод и прожил ещё несколько лет, всё равно бы не избивал младенцев. Не было у него такой привычки.

Ирод, по сути дела, был не большим тираном, чем любимцы верующей публики: цари Давид и Соломон. В Библии прямо говорится о пытках и жестоких расправах Давида над своими противниками. В Библии прямо говорится о том, что правление Соломона «было очень твердым», что народ страдал от бичей его сатрапов.

Но о царе Ироде ничего такого не сказано.

Да, он видел вокруг заговоры, и жестоко подавлял их. Но заговоры для того и организуются, чтобы быть подавленными. Да, он казнил свою жену и двух сыновей, обвинив их в государственной измене. Но кто знает, возможно, они действительно замышляли что — то нехорошее.

Ведь и царь Давид убил сына Авессалома, обвиненного в заговоре. И заточил своих десять жен только за то, что Авессалом вошел к ним без разрешения папы. Царь Соломон перебил нескольких своих братьев и всех приближенных своего отца. Многие иудейские цари, потомки Соломона, были не лучше его. И израильские цари — тоже.

Так что Ирод Великий ничем не выделялся из общего ряда. Но в то же время, Ирод был мудрым, просвещенным монархом, меценатом искусств. При нём было построено несколько крупных красивых городов, воздвигались театры, стадионы, где проводились состязания. Он приступил к перестройке иерусалимского Храма, расширив его и облицевав его стены мрамором, а колонны — золотом.

Ирод сознавал ограниченность религиозных иудейских законов и, как мог, противился им. Он вводил римские порядки, во многом подражая императору Октавиану Августу, который ему покровительствовал.

Царь Ирод, надо признать, не пользовался любовью своих подданных. Во — первых, он был эдомитом, полу евреем. Во — вторых, он казнил любимицу народа — свою жену Мариаму. В — третьих, он был пособником Рима, прислужником угнетателей Израиля. И все же, повторяю, он не был иродом, то есть, изувером. Это был обычный тиран средней руки, не хуже и не лучше многих иных тиранов. Но на жизнь Христа он не посягал, в этом он не виновен. Клянусь Богом!

О волхвах и избиении младенцев говорится только в одном Евангелии из четырех, от Матфея. Остальные три Евангелия об этом умалчивают.

Теперь давайте допустим, что Матфей не вымыслил этого. Допустим, что Ирод действительно узнал от волхвов о рождении нового претендента на трон. Что Ирод действительно имел умысел убить маленького Христа.

Так что же ему мешало установить наблюдение за волхвами? Что мешало окружить войсками Вифлеем, и не выпускать оттуда никаких плотников? Что мешало прочесать дом за домом, хлев за хлевом, гостиницу за гостиницей?

Хотя, о каких гостиницах мы говорим? Были ли тогда вообще такие заведения? Впрочем, о хлеве и гостинице написано только у Луки. Матфей прямо пишет, что Иисус родился в доме, где жили его родители. (Мат. 2. 11)

Так не рождался ли Иисус дважды?

А что же Господь? Как Он охранял Сына Своего? Почему допустил встречу волхвов с Иродом? Почему не поставил Ангела на их пути, так же, как на пути пророка Валаама? Почему не запечатал им уста, как запечатал их Захарии, приемному отцу Иоанна Крестителя?

«Ангел Господень является во сне Иосифу и говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его и беги в Египет. Он встал, взял Младенца и Матерь Его ночью и пошел в Египет. И там был до смерти Ирода. Да сбудется реченое Господом через пророка, который говорит: „из Египта вызвал Я Сына Моего“. (Мат. 2. 13— 15)

Здесь мы наблюдаем полнейшую девальвацию, как Господа Бога, так и здравого смысла. Ангел Господень (он же Господь) предостерегает Иосифа об опасности. Тот самый Бог, который когда — то спас трехмиллионный народ от войска фараона, не в силах оборонить Своего возлюбленного Сына от происков Ирода!

Куда подевались Его язвы, град и лягушки? Неужели полностью исчерпался их запас? Нам говорят: Бог накажет. Чепуха! Еще две тысячи лет тому назад Он полностью выдохся, обессилел. Своего Сына вынужден прятать от мелкого «великого» царька, к тому же Ирода. Не в силах был наказать его. Позор!

Иосиф и Мария бегут ночью, когда на дорогах полно разбойников и диких зверей. Что же им мешало уйти днем? Кто — то за ними следил? Хлев был под наблюдением? Или на заставах проверяли паспорта? Наивный Евангелист пишет: «ночью», чтобы подчеркнуть, какая опасность грозила младенцу. И что же Ангел? Не шел перед ними с огненным мечом? Не шел. Очень безответственно с Его стороны!

Ссылка на пророка Осию, — еще одна большая натяжка. Любому, кто прочтет это «пророчество», станет ясно, что под словом «сын» (у Осии — с маленькой буквы!) Господь подразумевает израильский народ, который Он вывел из Египта.

«Когда Израиль был юн, Я любил его и из Египта воззвал сына Моего». (Ос. 11. 1)

Как видите, ни о каком Иисусе Осия не пророчествовал.

Господь допускал оплошность за оплошностью. В результате этого, святое семейство вынуждено было бежать в Египет. В пустыне здоровье крошки Иисуса подвергалось опасности. Узнав, что Ирод умер, они вернулись. Но почему они не узнали об этом за четыре года до рождения Христа?

Выяснив, что в Иудее правит Архелай, они испугались, и перешли на жительство в город Назарет, в Галилею. Но почему они испугались Архелая, и не испугались Ирода — Антипу, другого сына Ирода Великого? Ведь они не были знакомы ни с одним из этих трёх.

Всё объясняется очень просто. Уж очень надо было евангелисту Матфею привести Семью в Назарет. Если бы Иосиф и Мария сопротивлялись, он приволок бы их силой.

Здесь мы находим неопровержимое подтверждение того, что Иисус, прозванный Христом, действительно существовал.

По предсказанию пророка Михея (Мих. 5. 2), Христос должен был родиться в Вифлееме. Если бы Иисус был вымышлен, то что мешало евангелистам вообще не упоминать о Назарете?

А мешало им то, что об Иисусе, реальном человеке, было широко далеко известно, что Он родом из галилейского Назарета. Он и внешне, возможно, по одеянию или по произношению, отличался от жителей Иудеи. Как и большинство Его учеников. Когда схватили Иисуса, один из служащих Синедриона безошибочно определил по внешнему виду, что Апостол Пётр — галилеянин. (Лук. 22. 59). Хочешь, не хочешь, а пришлось двум евангелистам, которые дополнили скупое Свидетельство Марка досужими вымыслами, как — то увязать между собой эти два города.

Лука пишет, что Иосиф и Мария, жители Назарета, пришли в Вифлеем, город Давидов, поскольку проводилась перепись населения. А Иосиф был из дома и рода Давидова, то есть, — потомком великого царя. И должен был записываться именно в Вифлееме.

Большей глупости невозможно себе представить!

Перепись проводилась римским наместником Копонием, который занял эту должность через шесть лет после предполагаемой даты рождения Христа. Но это — не самое главное.

Глупость — в другом. Перепись проводилась с одной целью: установить количество жителей в каждом городе, в каждой провинции, с тем, чтобы определить объем податей, причитающихся с этих городов и провинций.

Во время переписи не только не поощрялось передвижение людей из города в город, но и категорически запрещалось, чтобы не искажать реальное положение вещей.

Если бы все потомки царя Давида (как действительные, так и самозванные) решили вдруг собраться в маленьком Вифлееме, то на этих ослов никаких хлевов бы не хватило. И чего им было туда тащиться? Что они там не видели? Представляете такую картину: все евреи разбираются по своим коленам? Это было великое переселение колен. Римляне хохотали до слез. Вся перепись пошла насмарку.

Хорошо. Допустим. Наша покорность не знает границ. Но неужели все израильтяне имели на руках свои родословные, заверенные нотариусом, и паспорта с фотографиями, удостоверяющими личность?

Каким образом можно было проверить: все ли пришли, или кто — то поленился из — за подобной чепухи ходить пятьдесят, сто километров? Возможно также, что этих потомков оказалось вдвое больше, чем предполагалось, — ведь многие хотели бы причислить себя к славному роду царя Давида.

Пойдем дальше. Допустим, что всем потомкам Давида следовало придти в город, где он родился. Но многие из потомков Давида были, в тоже время, потомками не менее славного царя Соломона, который имел неосторожность родиться в Иерусалиме. Куда следовало идти им? Может быть, им следовало записываться дважды: и там, и там?

Вот какую сумятицу может вызвать одна библейская глупость! А если их десятки?

Не было этого! Этого не могло быть, потому что этого не могло быть никогда!

____________________

«И пришед, поселился в городе, называемом Назарет, да сбудется реченое через пророка, что Он Назореем наречётся» (Мат. 2. 23)

Это — глупость в квадрате! У уважаемого Матфея мозги были немножко набекрень. И он вынужден был носить черную широкополую шляпу, чтобы прикрыть этот недостаток. Такие шляпы постепенно вошли в моду под названием «матфейки».

Но у нас с Вами с мозгами всё в порядке. И мы не позволим внушить себе, что Назарет был городом назореев!

Уроженец или житель Назарета не мог называться назореем, но, — назаретянином или назарянином. Называть назаретянина назореем, — все равно, что называть одессита одиссеем. У слов:"назорей"и"Назарет"— так много общего, как у слов"Лазарь"и"лазарет". Эти слова только похожи по звучанию.

Иисус вовсе не был назореем. В этом мы можем убедиться, вернувшись к третьей книге Моисея «Числа». Вот что сказано здесь об обете назорейства. (Чис. 6)

Назореем именовался человек, который посвятил себя Господу, нечто вроде современного монаха. Он не должен был пить вина и крепких напитков, в чем Иисус себе не отказывал. Он должен был сторониться мирских радостей, чего Иисус не делал. Назорей не должен был брить голову и подстригать бороду. О том, соблюдал ли Иисус этот запрет, в Евангелиях не сказано. Назорей не должен был касаться мертвого тела. Иисус воскресил мертвого Лазаря.

И, что самое главное, — Иисус не давал обета назорейства.

Поэтому называть Иисуса назореем мог только тот человек, в данном случае, Евангелист, который сам заблуждался, или, скорее всего, хотел ввести в заблуждение доверчивых читателей. Евангелия изобилуют примерами, когда авторы их пытаются выдать желаемое за действительное. Манипулируют словами и подтасовывают факты, а порой и просто жульничают.

Вот Вам пример.

«Первосвященники и старейшины и весь Синедрион искали лжесвидетельства против Иисуса, чтобы предать Его смерти. И не находили. И хотя много лжесвидетелей приходило — не нашли. Наконец, пришли два лжесвидетеля. И сказали: Он говорил: „могу разрушить храм Божий и в три дня создать его“. (Мат. 26. 59— 61)

Почему же, спросите Вы, не могли найти лжесвидетелей, если их приходило так много? Это объяснимо: свидетели приходили поодиночке и действительно лгали, клеветали на Иисуса. Но для вынесения обвинения, по закону, нужны были как минимум два свидетеля с одинаковыми показаниями.

И эти свидетели, наконец, явились. Именно свидетели, а не лжесвидетели, как пытается уверить нас Матфей. Они вовсе не лгали, — ведь Иисус действительно призывал к разрушению храма, утверждая, что в три дня восстановит его. Так люди, сказавшие истинную правду, лживо названы евангелистом лжесвидетелями.Ключевой момент биографии Иисуса — крещение Его в священной воде Иордана.

Как вообще возник обряд крещения водой? Кто его выдумал? Ведь, согласно завету, заключённому между Господом и Авраамом, следовало у иудеев обрезать всех новорожденных детей мужского пола. И Иоанн Креститель, и Иисус были обрезаны. И этого было достаточно. С данного момента мальчик был под покровительством Бога. Что касается девочек, то они прекрасно обходились без этого.

Предлагаю Вам свою версию. Омовение в воде Иордана поначалу не было обрядом крещения! Это был обряд очищения.

В древности, особенно у южных народов, широко распространена была страшная болезнь — проказа. Этому заболеванию посвящены многие страницы Библии, особенно, — «Пятикнижия» Моисея. Возможно, такие больные, искупавшись в реке Иордан, чувствовали потом некоторое облегчение. Возможно, рыбы, которых и сейчас великое множество в чистейшей воде Иордана, обкусывали отмирающие кусочки кожной ткани, выедали гниющее мясо язв.

Возможно, некоторым людям, на первой стадии заболевания, это и помогало вылечиться.

Поэтому, задолго до Иисуса, возникло поверье, что вода Иордана целебна, а значит, — освящена Богом. Подтверждение этому мы находим в четвёртой «Книге царств». Пророк Елисей сказал сирийскому военачальнику Нееману, больному проказой: «Пойди, омойся семь раз в Иордане, и обновится тело твоё у тебя, и будешь чист». (4. Цар. 5. 10)

Нееман сначала разгневался, но потом всё же решил испробовать это средство. И очистился от проказы. Притом не только вылечился, но и горячо уверовал в Господа: «Вот, я узнал, что на всей земле нет Бога, как только у Израиля».

Так Нееман очистился не только телесно, но и душевно. И постепенно, с веками, такому внутреннему, духовному очищению евреи стали придавать гораздо большее значение, большую весомость, чем очищению наружному.

Но не все имели возможность и желание приходить к Иордану. И со временем очищение водой проводилось чисто символически. Священник брызгал водою на голову, руки и тело очищаемого, то есть, кропил крестообразным движением своей руки. Так очищение стало одновременно и крещением. Но это — всего лишь моя версия. Возможно, она ошибочна, как и другие авторские версии.

Как только Иоанн крестил Иисуса, то увидел, как Дух Божий, в виде голубя, спустился на плечо его крестника.

И этот добрый Дух Божий нежно взял Иисуса под ручку и «возвел Его в пустыню для искушения от диавола» (Мат. 4. 1)



Хорошенькие дела! Ни с того, ни с сего, извольте искушаться! Здесь еще раз находит подтверждение наш вывод, что Бог и дьявол действовали заодно.

Проверка на верность отличалась особым коварством. Дьявол, обладая широкой натурой, предложил Иисусу все царства мира. За сущую чепуху, за один поклон. Другому человеку и половины царств вполне хватило бы. Но наш Иисус был не таков. Он знал, что Его ждёт Царство Небесное. И поэтому не поддался на провокацию.

В Евангелиях мы находим бесов и князя бесовского, который здесь назван веельзевулом. (Мат. 12. 24) Поэтому священники называют дьявола Веельзевулом. Но бесы вместе со своим князем залетели в Библию из другой, языческой религии. В Старом завете никаких бесов нет. А Веельзевул вовсе не князь им. Это имя Бога, но не нашего, а чужого, аккаронского (4. Цар. 1. 2). Он, кстати, не был таким свирепым, как Иегова. И с дьяволом, сатаной, в отличие от Последнего, не был в родственных и дружеских отношениях.

«Потом берет Его диавол в святый город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз; ибо написано: Ангелам своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею». (Мат. 4. 5— 6)

Как видите, дьявол прекрасно знает Писание и цитирует из него. И если бы он не был заодно с Богом, то что мешало ему столкнуть Иисуса с крыши храма?

Здесь повторилась история с бедным Иовом. Господь с помощью дьявола проверял преданность Иисуса. И Сын Божий с честью выдержал испытание славой и властью.

____________________

Но вот что интересно: откуда об этом происшествии узнали евангелисты? Кто им поведал подробности общения Иисуса с голубем и нечистой силой? Неужели Сам Господь? Или голубь случайно проворковался? Сам Христос был очень скромным человеком, не стал бы выпячивать Себя. Да и знакомство с сатаной не делает чести Сыну Божьему.

В летании по небу Иисус был первопроходцем. Ни один из героев Старого завета не делал таких перелётов. Очевидно, именно это послужило толчком к возникновению современных баек, будто Иисус был инопланетянином. Спешу разочаровать поклонников такой теории. Есть множество свидетельств встреч с инопланетянами. Тысячи людей видели их воочию и здоровались с ними за руку. Но нет ни одного свидетельства, утверждающего, что какое либо из этих существ становилось на колени и молилось нашему Господу. Инопланетяне находятся на более высокой стадии развития, и всех богов давно уже похоронили.

«Тогда оставляет Его диавол, и се: Ангелы приступили и служили Ему» (Мат. 4. 11)

Очень забавно! Человек, которому служат Ангелы.

Как же это служение выглядело? Будили Его по утрам и приносили в постель горячий кофе с гренками? Умывали и причесывали Его? Подстригали Ему бороду? Летали за покупками? Стряхивали прах с Его сандалий? Большое упущение со стороны Матфея, что он не расшифровал нам, в чем заключалось это ангельское служение.

Впоследствии Иоанн Креститель послал из темницы двух учеников уточнить, действительно ли Он Христос. Непонятно, зачем надо было уточнять, если Иоанн сразу увидел, что Иисус — Христос чистой воды? Ведь Он ещё в чреве Елисаветы взыграл, услышав, как шевелится в чреве Девы Марии микроскопический зародыш, задутый Святым Духом.

(Лук. 1. 41). Неужели же Он с возрастом потерял нюх на Истинное?

____________________

Ещё одна авторская версия. Иисус из Назарета, наречённый Христом, скорее всего, был последователем великого еврейского законоучителя Гилеля, который умер в первом десятилетии Новой эры. Гилель являлся противником догматизма, создал новое «устное учение», которое впоследствии расширилось, и получило большую популярность под названием «Мишна». Гилель допускал облегчения в исполнении законов Моисея, ратовал за обращение в «истинную» веру язычников, искал в текстах торы и в народных преданиях, прежде всего, нравственные начала. Это Гилель первым сказал: «Не делай ближнему того, что не желал бы себе». Школа Гилеля выступала против школы другого знаменитого вероучителя — Шамая, который требовал точного соблюдения и исполнения письменных законов, правил и обрядов.

В Евангелиях последователи Шамая презрительно именуются книжниками.

Многие идеи, высказанные Иисусом, повторяют и развивают основные положения учения Гилеля. Но Иисус пошёл гораздо дальше, внёс много Своего. Он был первым, или одним из первых, кто осмелился проповедовать эти, по сути своей, революционные идеи.

Гилель ставил обязанности человека к ближнему своему выше обязанностей перед Богом. Иисус нигде не говорит о страхе Божьем, нигде не упоминает об обязанностях, но многократно повторяет слова о любви к Богу и о любви к ближнему своему, что для Него — равноценные понятия. Поскольку Бог находится не только наверху, но и в каждом человеке.

«Как возлюбил Меня Отец, и Я возлюбил вас; пребудьте в любви моей. Сия есть заповедь Моя: да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих». (Иоан. 15. 9— 13).

Иисус никогда не говорил о людях, как о рабах Божьих, но как о друзьях Бога, возлюбленных чадах Господа.

«Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я называю вас друзьями потому, что сказал вам всё, что слышал от Отца Своего». (Иоан. 15. 15)

Священники, от имени Господа, сильно стращали грешников немедленной карою. Но, практически, ничего страшного не происходило. Люди переставали верить в могущество Господа, это развращало их.

Христос же говорил о наказании, хоть и отдалённом, но неотвратимом. Убеждал грешников, что их преступления не останутся без наказания. И только немедленным покаянием могут они спасти свои души.

Иисуса не интересовало прошлое человека. Блудница ли, мытарь ли, грабитель ли, — все это не принималось во внимание, если новообращённый проникался верой в Христа, и становился приверженцем нового Учения. Тем самым, он очищался от прошлых грехов, и мог наследовать Царствие Небесное. Этой идеей проникнуты послания Апостола Павла, одного из главных теоретиков христианства.

«Ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, и книжники — Царство Божие не наследуют. И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа, и Духом Бога нашего». (1. Кор. 6. 10-11)

Иисус вербовал себе сторонников из различных групп населения, не придавая значения ни их национальности, ни вероисповеданию, ни общественному положению. Был рад каждому, даже римскому сотнику, солдату оккупационной армии.

Он был вне политики. Более того, призывал иудеев к смирению. Иисус ни разу не высказал своего отношения ни к римлянам, ни к статуям языческих богов и императоров, которые были натыканы там и тут. Ни разу не подчеркнул Он, что является иудеем. Потому что был космополитом, человеком Мира.

А также, в определённом смысле, Он был интернационалистом. Его не занимало, иудей или не иудей, обрезан или не обрезан. Главным для Него было: верность идее, приверженность новому Учению, отношение этого человека к Богу и к ближнему.

Так, Иисус считал праведниками только тех, кто верил Ему. Его ученики поставили этот принцип в основу своей подвижнической деятельности.

«Только каждый поступает так, как Бог ему определил, и каждый, как Господь призвал. Призван ли кто обрезанным, не скрывайся; призван ли кто необрезанным, не обрезывайся. Обрезание ничто, и не обрезание ничто. Но всё — в соблюдении заповедей Божиих. Каждый оставайся в том звании, которым призван.

Для Иудеев Я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобресть подзаконных; для чуждых закона — как чуждый закона, — не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, — чтобы приобресть чуждых закона». (1. Кор. 7. 17— 19; 9. 20— 22)

Учение, которое отвергало узкую национальную обособленность, было ближе и понятнее язычникам, чем националистическое учение Моисея, законами которого было установлено разделение на избранных и не избранных, на людей первого, второго и третьего сорта.

Аммонитянин и моавитянин, утверждал Моисей, «не могут войти в общество Господне, и десятое поколение их не может войти вовеки».

Эта концепция отталкивала иноплеменников от Господа, вместо того, чтобы притягивать к Нему. Ведь все языческие религии были, по сути, интернациональны.

Иисус первым выдвинул революционную идею, утверждающую, что Господь является не только Богом Иудеев, но Богом всех народов, населяющих землю.

«Ибо мы признаем, что человек оправдывается верою, независимо от дел закона. Неужели Бог есть Бог иудеев только, а не и язычников? Конечно, и язычников». (К Рим. 3. 28— 29)



Иисус и его ученики впервые поставил единство в вере выше национального единства.

«Ибо не тот Иудей, кто таков по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти. Но тот Иудей, кто внутренне таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога». (К Рим. 2. 28— 29)

Огромное преимущество нового учения состояло ещё и в том, что Иисус дал людям надежду, проповедуя воскресение после смерти.

И до него, и после него появлялись проповедники, называвшие себя Мессиями, Христами. В Новом завете упоминаются несколько имён таких самозванцев: Февда, Иуда Галилеянин, лжехристос Симон, который выдавал себя за великого.

"Ему внимали все: от малого до большого, говоря: сей есть великая сила Божия». (Деян. 8. 9).

Большинство из них были талантливыми людьми, отличными ораторами, прекрасными психологами и чудодеями, умеющими произвести впечатление на наивную толпу. Но Иисус из Назарета оказался на голову выше их всех. Потому что Он был Гениальным Самозванцем!

Преимущество Иисуса состояло в том, что Он выдвинул новые, свежие идеи. Не призывал к точному соблюдению законов, и даже порой оспаривал их, чем привлекал к себе многих противников догматической религии. Он всегда был в гуще простого народа, что делало Его близким, доступным людям. Говорил с ними на простом, понятном для них языке, популярно объясняя сущность Своих идей при помощи притч и примеров из жизни.

«Кто унижает себя, тот возвышен будет». (Мат. 23. 18).

Это — не оригинальная мысль. Иисус только повторил то, что сказал ещё царь Давид, когда его жена Мелхола упрекала его за то, что танцует в толпе полуголым. Но слова были сказаны к месту, и произвели впечатление. Иисус очень часто цитировал Писания, что вызывало ещё большее уважение и почитание окружающих.

Коренное отличие Иисуса заключалось в том, что Он создал школу, воспитал учеников, продолжателей Своего дела, борцов за утверждение Новой Веры.

Но если бы иудейская религия не была такой косной и замшелой, если бы она саморазвивалась в духе изменяющегося времени, если бы она впитывала в себя новые, гуманные, прогрессивные идеи, то христианство никогда бы не возникло!

Возможно, не возникло бы и магометанство.

Как это ни парадоксально, но ведь и сейчас правоверные евреи свято придерживаются духа и буквы законов, которые разработала не коллегия мудрецов, не парламент, а походя придумал пусть очень умный, но, в тоже время, очень ограниченный (в нашем понимании) пастух овец Моисей. Этим законам уже три с половиной тысячи лет! Не пора ли пересмотреть их, и отринуть большую часть по причине сильной ветхости и ещё более сильной глупости? Посмотрите, уже возникли «Евреи за Христа»! То ли ещё будет, господа талмудисты! Не пора ли Вам в субботу зайти, как бы между прочим, на одесский «Привоз», и поинтересоваться, почём сегодня свинина?

____________________

Апостолы были случайные люди. С первыми четырьмя из них, простыми рыбаками, Иисус разговорился на берегу озера. И прельстил их сладкими речами о вольготной, беззаботной жизни.

«Не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, взгляните на птиц небесных: они не сеют, не жнут», (Мат. 6. 24— 25)

Говоря: «не сейте и не жните», Иисус не имел в виду людей вообще, а именно их, будущих ловцов человеческих душ. Он высокопарно сказал незнакомым примитивным рыбакам: «вы — свет мира!» Чем сразу же завоевал их расположение. Услышав эту сногсшибательную новость, они тут же бросили сети, и гуськом потянулись за Учителем. И вскоре стало их двенадцать. Хотя у разных Евангелистов они именуются по — разному.

В Евангелиях названы имена пятнадцати Апостолов. У Матфея: Симон — Пётр, Андрей, Иаков и Иоанн Зеведеевы, Филипп, Варфоломей, Фома, Матфей, Иаков Алфеев, Леввей — Фаддей, Симон Кананит, Иуда Искариот. (Мат. 10. 2— 4)

У Луки место Фаддея занял Иуда Иаковлев. Симон Кананит назван Симоном Зилотом. Но, возможно, это один и тот же Симон. (Лук. 6.16)

В «Деяниях» говорится, что на место выбывшего Иуды Искариота был избран ученик по имени Матфий. (Деян. 1. 26)

В числе преданных учеников назван ещё Нафанаил, который находился с Иисусом от начала до конца. Правда, не утверждается, что входил в число Апостолов.

Кроме того, был ещё Святой Апостол Савл — Павел.

____________________

«И сказал ему: смотри, никому ничего не говори. А он, вышед, начал провозглашать и рассказывать о происшедшем, так что Иисус не мог уже явно войти в город, но находился вне, в местах пустынных». (Мар. 1. 44 — 45).

Приёмы и методы, какими Иисус изгонял бесов и излечивал больных, были колдовскими, запретными. Подобных целителей, более или менее успешных, во все времена существовало множество. И абсолютное большинство их, как и сейчас, было шарлатанами, то есть, по сути, преступниками.

То, что Иисус лечил именем Бога, было преступным вдвойне. Это мог делать только священник высокого ранга.

Самозванных врачевателей излавливали и судили. Часто приговаривали к смерти. Поэтому Иисус был вынужден скрываться от властей. Он запрещал больному (или мнимому больному) говорить о своем исцелении. Это было продиктовано отнюдь не скромностью, а страхом перед разоблачением.

Конечно же, Он прекрасно понимал, что такой секрет никто в себе не удержит, что о великом чуде узнают многие. Но, из — за опасности повредить Учителю — чудотворцу, весть об этом будет передаваться шепотом, тайно. А от этого популярность Его еще более возрастет.

Такой вынужденно подпольный образ жизни, связанный с реальной опасностью, делал Его в глазах толпы героем, благодетелем бедных, борцом за благо народа.

Но вскоре Иисус, очевидно, уверившись в безнаказанности и Божьей защите, осмелел настолько, что изменил свою политику. И перестал запрещать рассказывать об исцелении.

«Иисус отпустил его, сказав: возвратись в дом твой и расскажи, что сотворил тебе Бог. Он пошел и проповедовал по всему городу, что сотворил ему Иисус. Когда же возвратился Иисус, народ принял Его, потому что все ожидали Его». (Лук. 8. 38— 40).

Однажды, изгоняя бесов, Иисус сделал одно очень важное открытие. Он первый в мире вывел правило, по которому минус на минус дает плюс.

«И если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою. Как же устоит царство его»? (Мат. 12. 26)

Если отрицательного сатану разделить на сатану, то получится вполне приличный положительный Ангел.

Пылкой почитательницей Иисуса стала Мария из Магдалы, которая, по — видимому, страдала падучей. Из этой несчастной женщины Иисус одним махом изгнал семь бесов. (Лук. 8. 2). Но нигде в Евангелиях не сказано, что Мария Магдалина была блудницей. Может быть, она стала блудницей после исцеления, и вносила свою лепту в апостольскую кассу.

Потому что школа, созданная Иисусом, была на хозрасчёте, не получала никаких пособий от государства.

«Иисус говорит ученикам Своим: как трудно имеющим богатство войти в царство Божие. Ученики ужаснулись от слов Его». (Мар. 10. 23— 24)

Отчего же ученики Иисуса так ужаснулись? Им — то чего было бояться? Неужели они считали себя богачами?

Представьте себе!

Ошибочно было бы думать, что Иисус нуждался в средствах. Он и Его Апостолы, начав своё служение Господу бедняками, с Его помощью очень быстро разбогатели. Иуда Искариот был их казначеем. (Иоан. 13. 29). Он носил ящик для пожертвований, в который полноводным ручьем текли деньги и драгоценности. Приверженцы, — особенно, экзальтированные женщины, — продавали всё своё имущество и отдавали вырученные деньги Иисусу и товарищам Его. На это прямо указано в Библии.

«И Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова, и Сусанна, и многие другие, которые служили Ему имением своим». (Лук. 8. 3)

Эти средства позволяли Апостолам вести беззаботную, праздную жизнь. И щедро одаривать нищих, вербуя себе новых сторонников.

Иисус приобрел много приверженцев из среды состоятельных людей. В Его окружении было несколько мытарей, сборщиков податей, в руках которых оседала значительная часть собранных ими средств. Ближайшим, но тайным учеником Иисуса был богач Иосиф, прозванный Варсавою. (Иоанн 19. 38; Деян. 1. 23)

Если вначале приношения были добровольными, то со временем Святые Апостолы вошли во вкус, и стали изымать их в принудительном порядке. Обращённый в новую веру непременно должен был расстаться со своим имуществом.

В книге «Деяния Святых Апостолов» вполне серьёзно повествуется о том, как некий свежий христианин Ананий продал своё имение. Но не отдал все деньги Апостолам, а некоторую часть из них утаил. Каким — то образом это выяснилось. Апостол Пётр сказал ему: «Ты солгал не человекам, а Богу!» (Деян. 5. 4).

И Ананий, и его жена тут же отдали Богу душу. Не указано, кто приложил к этому руку: Сам Господь, или Его апостольская братия.

«Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их. Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавали их, приносили цену проданного и полагали к ногам Апостолов». (Деян. 4. 33— 35)

Как видите, ловцы человеческих душ уже тогда имели неплохой улов.

____________________

Первым чудом, которое совершил Иисус, было превращение воды в вино. В этом деле Иисус был первопроходцем. Ни один великий пророк до Него на такие мелочи не распылялся. Но все остальные так называемые чудеса, в основе которых лежит массовое внушение и гипноз: хождение по воде, яко посуху, насыщение большого количества людей парой хлебов, излечение умирающих — описаны в книгах Ветхого завета. Подобные трюки с лёгкостью совершали Илия и Елисей. Такие «чудеса» сейчас, без труда, сможет продемонстрировать гипнотизёр средней руки.

Но вот что касается массового объедания и оставшихся кусков хлеба, которых набралось двенадцать коробов, тут у меня возникли некоторые сомнения.

Во — первых. Как удалось скрыть от глаз властей такую общенародную маёвку противников официальной религии? Почему власти не выслали против них конных казаков? Пять тысяч человек — это вам не шутка! Большевики гораздо меньшими силами захватили Зимний дворец.

Во — вторых. Каким лазерным инструментом (ножом это сделать невозможно!) удалось разделить пять хлебов и две рыбы на пять тысяч кусочков? По сколько кубических миллиметров пришлось на каждого едока?

В — третьих. Как много времени заняла раздача пищи? Уверен, что многие не дождались, умерли с голоду.

И, наконец, в — четвёртых. Если Иисус смог создать двенадцать коробов с остатками хлеба, то почему Он сразу не создал несколько тысяч хлебов и рыб? Почему речную воду не превратил в вино? Вот это было бы чудо! Вот в это можно было бы поверить!

«Как Отец воскрешает мёртвых и оживляет, так и Сын оживляет, кого хочет» (Иоан. 5. 21).

Библейский Господь Бог ни разу никого не воскресил. И Иисус за всю свою жизнь вроде бы оживил только одного человека, брата своих поклонниц. Всё в этом мире делается по протекции!

О таком великом чуде, каким было воскресение Лазаря, не упоминает никто из евангелистов, кроме Иоанна. Как же они это упустили?

Но имело ли место воскресение? Не забудем, что сестры Лазаря, Марфа и Мария, являлись страстными почитательницами Христа. Они были кровно заинтересованы в раздувании Его славы. Не придумала ли эта троица трюк с воскресением? Ведь если бы Лазарь был мёртв уже четыре дня, то в жарком климате должен был засмердеться. Нет, уверяю Вас, там никаким покойником и не пахло. Это была святая афёра.

____________________

Учение, которое проповедовал Иисус, полно противоречий. Сегодня он говорил одно, завтра — другое, а делал третье, Сам Себя опровергал. Главного пункта, — всеобъемлющей любви к Богу и ближним, Он держался чётко. Но в теории плавал, путался. Некоторые Его заявления не выдерживают никакой критики.

«Не думайте, что Я пришёл нарушить закон или пророков; не нарушить пришёл Я, но исполнить». (Мат. 5. 17).

Видите, не пришёл нарушать. Но нарушил сразу в нескольких пунктах.

Нарушил заповедь Божью о соблюдении субботы. «Не человек для субботы, — сказал Он, — но суббота для человека».

Нарушил заповедь о почитании родителей. «Враги для человека, — сказал Он, — ближние его».

Нарушил заповедь: не пожелай добра ближнего своего и осла ближнего своего. Самовольно отвязал и забрал чужого осла, чтобы въехать на нём в Иерусалим, так как прочёл такое пророчество в Старом завете. (Иоан. 12. 14).

В законе сказано: зуб за зуб, око за око. Чтобы обидчик знал, что ждет его в том случае, если он нанесет повреждение ближнему своему. А Иисус говорил: если тебя ударили по одной щеке, подставь другую. Маленькое изменение, сделанное Иисусом, развязывало руки агрессивно настроенному человеку, и позволяло ему уйти от ответственности.

Волшебство, волхование, вызывание мёртвых, по закону Моисея, наказывались смертью. Иисус волхвовал, вызывал души мёртвых. Пригласил на собеседование тени Илии и Моисея.

Нарушил закон об открытии наготы, позволив чужой женщине целовать Свои ноги.Кто не послушает священника или будет возводить хулу не него, будет предан смерти, говорится в законе Моисея. Иисус хулил не только священников, но и первосвященников. Он не скрывал своей неприязни к левитам и священнослужителям. В своей притче о добром самарянине Иисус выставляет этих святош в неприглядном свете. Полу еврея, презренного самарянина ставит им в пример. (Лук. 10. 30— 36).

И, одновременно, Он утверждал: «Кто нарушит одну из заповедей, тот малейшим наречётся в Царстве Небесном». (Мат.5. 19).

Так чему же учил Иисус, чему служил примером?

Аккуратности. Принципиально не мыл рук перед едой, не требовал этого от своих учеников. (Лук. 11. 38) Маленькие христиане, следуйте этому примеру, не переводите мыло!

Иисус никогда не снимал и не стирал свой хитон. Эта единственная одежда Его, если верить Библии и церковникам, не имела швов, и чудесным образом росла вместе с Иисусом.

Уважению к родителям, почитанию их. Ни Иосифа, отца своего земного, ни даже Мать Свою, Святую Деву Марию, ни во что не ставил.

Скромности в быту. Допускал, чтобы Его мазали дорогими благовонными мазями, чтобы незнакомые женщины целовали Ему ноги и обтирали их своими волосами.

Трезвости. Не пропускал ни одной вечеринки.

Трудолюбию. После тридцати лет гвоздя не забил. Хотя и был наследственным плотником.

Терпимости, уважению к человеческой личности. Так, самаритянку, просившую Его об исцелении, Он прировнял к собаке. За что получил хороший выговор. И раскаялся.

Иисус призывал делать сделки, пускать деньги в оборот, а не закапывать их в землю. (Мат 25. 16)

В то же время Иисус обличал ханжество и лицемерие, чванство и само выпячивание.

Так что же запрещал Иисус?

Запрещал смотреть на женщину с вожделением. Потому что грех. (Мат. 5. 28). Если это действительно так, то нет ни одного мужчины старше пятнадцати лет, включая святых отцов и евнухов, которые бы не были грешны.

Насчет взглядов женщин Иисус ничего такого не говорил. Поэтому они не будут наказаны за свои вожделенные взгляды, нежные прикосновения и призывное облизывание губ своих. Интересно, что Иисус не запрещал мужчинам смотреть с вожделением на других мужчин. Очевидно, не усматривал в этом греха. И на том спасибо.

Всё же, нельзя утверждать, что Иисус чурался женского общества. Уверен, что многочисленные пирушки, на которых Он чувствовал себя женихом, без женщин не обходились. Большое количество дам, среди которых были и обращённые блудницы, сопровождало Его до самого конца.

«Там были также и смотрели издали многие женщины, которые следовали за Иисусом из Галилеи, служа Ему». (Мат. 27. 55).

Иисус запрещал гневаться на брата. Подразумевая под словом «брат» каждого, даже случайного знакомого. (Мат. 5. 22). Если плюнут тебе в глаза, утрись и скажи: «Божья роса». Преисполнись христианской любви к негодяям, аферистам, мошенникам, в общем, ко всем, кто беззастенчиво стрижёт тебя, посягает на твоих близких и на твое добро.

Не гневайся на них, прощай им, сочувствуй им: ведь они так несчастны! Потому что, если они не успеют покаяться, то будут вечно шквариться на адской сковороде. В то время как ты будешь прохаживаться по небу, перепрыгивая с облачка на облачко, с вожделением взирая на Ангелов Божьих.

Запрещал разводиться с верной женой. (Мат. 5. 32) Ни сварливость, ни буйный нрав, ни лень, ни безалаберность, ни глупость её никакого значения не имели. Терпи, Раб Божий. Терпи, пока не поймал её на горячем. Или не представил в суд двух друзей — лжесвидетелей, которые могли бы красочно повествовать об её измене.

Запрещал ссориться с соперником. (Мат. 5. 25). Если соперник вызовет тебя на суд, учил Иисус, прежде чем пойти туда, сходи к сопернику, обними, поцелуй его, отдай ему всё, что требует от тебя, даже последнюю рубашку. И сверх того придай дар. И не упрекай его за то, что он не пришёл к тебе первым. Ему, козлу, зачтётся. Тебе, овце, возможно, тоже.

В свете этого очень показательно, как мило мирился Иисус с соперниками своими: книжниками и фарисеями. Как во всём уступал им, как ласково обращался к ним: лицемеры, змии, порождения ехидны.

Почти никогда не Он гневался на Своих учеников. Но если и гневался немножко, то старательно выбирал выражения, чтобы не унизить их достоинство: «О, род неверный и развращенный, доколе буду терпеть вас?» (Мат. 17. 17)

Как видите, Иисус терпел, и нам велел.

Иисус был моралистом, но мораль, проповедуемая Им, не отличалась святостью. Я не уверен, можно ли назвать её христианской моралью.

Об этом можно судить по притчам, которые Он рассказывал тут и там. Слова этих притч с умилением цитируют священнослужители, поучая верующих, что есть добро, а что есть зло.

Попробуем и мы проникнуть в глубокий смысл притч, попробуем и мы сделать поучительные для себя выводы.

Наиболее часто упоминается притча о блудном сыне. Лубочная картинка для простаков.

«У некоторого человека было два сына. И сказал младший из них отцу:"отче! дай мне следующую мне часть имения". И отец разделил им имение. Сын пошел в дальнюю дорогу и там расточил имение свое, живя распутно». (Лук. 15. 11— 13)

Обнищав, блудный сын стал голодать. Он готов был есть желуди вместе со свиньями, но никто не давал их ему. И тогда он решил вернуться к отцу и покаяться.

«Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: Отче! я согрешил пред Небом и пред тобою, и уже недостоин называться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги. И приведите откормленного теленка и заколите: станем есть и веселиться». (Лук. 15. 20— 23)

Обрадованный отец отдал сыну лучшую одежду и по — царски его накормил. Он был безмерно счастлив, что блудный сын, наконец, вернулся.

Старший сын, который все эти годы прилежно трудился, и вел праведный образ жизни, увидев это, сильно обиделся на отца.

«Вот, я столько лет служу тебе, и никогда не преступал приказания твоего; но ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими. А когда этот сын твой, расточивший имение свое с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка.

Он же казал ему: сын мой, ты всегда со мною и все моё — твоё; а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв, и ожил, пропадал и нашелся». (Лук. 15. 29— 32)



Имею несколько замечаний к тексту притчи.

Во — первых, где это видано, чтобы отец отдал часть своего имения сыну, тем более, — младшему сыну? По закону, ему ничего не было положено.

Единственным наследником был старший сын. Да и тот мог получить то, что ему причиталось, только после смерти отца. Ведь отец ясно говорит: «все моё — твоё». Противозаконно отдавая часть имения младшему сыну, отец отбирал у старшего. И это было несправедливо. Такой поступок можно было обжаловать в суде.

Да, отец мог дать сыну часть своих денег и ценностей. Но только в случае женитьбы, как вено за невесту. А вовсе не для того, чтобы он проматывал деньги с блудницами. Отец должен был хорошо знать характер своего младшего сына.

Во — вторых. Из текста притчи нельзя сделать вывод, что блудный сын раскаялся в своих грехах, в беспутстве своём. Нет, не жажда покаяния привела его в отчий дом, — его привел голод. Если бы не голод, он так бы и не вернулся. Слова: «я согрешил против неба и пред тобою», — были только словами. Но перед этим ясно сказано, что блудный сын позавидовал наемникам отца, которые ежедневно ели белый хлеб в избытке.

А какой же действительно правильный вывод можно сделать из этой притчи?

Христос учит нас, что мы можем всю жизнь грешить, вести разгульную, беспутную жизнь. А в конце жизни, когда пресытимся беспутством, или если нужда заставит, непременно должны придти в Храм Божий, вернуться в лоно Святой церкви и покаяться в грехах своих. И Отец наш, Господь Бог, поставит нас впереди всех трудяг — праведников, окажет нам особую милость.

Эта «великая» мысль проходит через все Евангелия красной нитью. Даже не нитью. Она — одна из главных несущих колонн Учения Христа.

«Сказываю вам, что на небесах будет радости больше об одном грешнике кающемся, чем о девяносто девяти не имеющих нужды в покаянии». (Лук. 15. 7)

Обильно грешите и имейте постоянную нужду в покаянии! На небесах Вам очень обрадуются. Они очень скучают там без отъявленных грешников.

Такая вот высокопробная христианская мораль…

«Тут книжники и фарисеи привели к нему женщину, взятую в прелюбодеянии. И сказали Ему: Учитель! Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями. Ты что скажешь?» (Иоан. 8. 3— 5).

Это не была Мария Магдалина, как всё время уверяют нас священники. Нигде в Евангелиях не сказано, что Мария была блудницей. Впрочем, и эта неизвестная женщина не была блудницей.

Блудниц никто не побивал камнями, они вполне легально занимались своим ремеслом. Это была замужняя женщина, уличенная в прелюбодеянии с чужим мужчиной.

«Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось в неё камень».



Ответ ловкий, уклончивый. Если следовать логике Иисуса, никто не вправе осудить вора, грабителя, насильника, взяточника, вообще — любого преступника. Ибо все мы не без греха. Кто из нас, хотя бы мысленно, не совершил ни одного преступления? В то же время, мы имеем полное право осуждать действия преступников.

Вор вправе осудить бандита, потому что, с его точки зрения, человек не должен посягать на жизнь другого человека. Бандиты осуждают воров, презрительно называя их щипачами. В тюрьмах и те, и другие опускают насильников, потому что большинство имеют жён и детей, для которых эти насильники представляют большую опасность.

В то же время, и первые, и вторые, и третьи сильно уважают тех, кто сидит за хозяйственные преступления. Поскольку считают, что «деловары» сидят не зря, за дело, за большие деньги. А кто не хочет быть богатым!

То есть, каждый судит каждого. И это нормально. Такова природа человека.

Та женщина, блудодействуя с чужим мужем, несомненно, заслуживала осуждения. Потому что представляла опасность для семейного благополучия добропорядочных гражданок. Слова «не судите, и не судимы будете» попахивают круговой порукой.

Законы Моисея осуждали блудодеяние. Заслуживали смерти оба участника прелюбодеяния. Опять же мы видим, что Христос пришёл нарушить закон, хотя и отрицал это.

Иисус был человеком смышленым, обладающим живым складом ума. Он очень быстро ориентировался в изменяющейся ситуации, быстро приобрёл большой опыт ведения полемики. Примечательно, что Он никогда не отвечал прямо на поставленный вопрос. Часто никак не отвечал. Ловко уходил от ответа.

Вот несколько известных примеров.

«Тогда фарисеи пошли и совещались, как бы уловить Его в словах. Учитель! Мы узнаем, что Ты справедлив и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кого — либо, ибо не смотришь ни на какое лицо. Итак, скажи нам: как Тебе кажется, позволительно ли давать подать кесарю или нет?

Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры? Покажите мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий. И говорит им: чье это изображение и надпись? Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. Услышавши это, они удивились и, оставивши Его, ушли». (Мат. 22. 15— 22)

Думаю, что, уходя, они сильно плевались. Иисус опять обвел их вокруг пальца.

Пересказывая прихожанам этот эпизод, священники обращают их внимание на то, как умно Иисус сумел избежать поставленной Ему ловушки. Ведь если бы Он сказал: «следует платить подати», то восстановил бы против себя народ, который видел в Нём Мессию, освободителя от тяжкого римского бремени. Если же сказал бы: «не следует платить податей», то навлёк бы на себя гнев оккупационных властей. Они сочли бы Его бунтовщиком, подстрекателем, и быстренько расправились бы с Ним. Чего и добивались Его враги.

Но, в то же время, ловкий ответ Иисуса доказывает, что Он не был Мессией, Христом, которого так долго ждали евреи. Потому что истинный Мессия должен был вывести иудеев из — под чужеземного владычества, должен был стать вождем восстания, несмотря на риск быть убитым. Христос не должен был бояться смерти. Ведь как Сын Божий Он был бессмертен!

Фактически, это не было ответом. Это был уход от ответа. Иисус не сказал ни «да», ни «нет». Отдавать тому, сказал Он, кто изображен на монете. А кто еще, кроме кесаря, мог быть изображен на монете, которую чеканили римляне? А если бы на монете был изображен дьявол?

Да, фарисеи хотели Его уловить. Но истинный Христос не должен был бояться этого. Наоборот, такой вопрос давал Ему прекрасную возможность заявить о Себе, как об освободителе народа. Но он не воспользовался этой прекрасной возможностью.

Иудеи не нашли в Нем избавителя. Не будил Он в народе чувство национальной гордости, не призывал скинуть чужеземное ярмо. Нет, Он призывал иудеев к смирению. Вряд ли Он имел право называться Христом. Не было никаких оснований, чтобы называть Его Христом.

«А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите проклинающих вас, и молитесь за обижающих вас, гонящих вас» (Мат. 5. 44)

Кого должны были любить евреи? Не римлян ли, своих главных врагов, унижающих их и гонящих их?

«Не противься злому, но, кто ударит тебя в правую щеку, обрати к нему и другую». (Мат. 5.39).

Так кто же бил евреев, как не римляне и их прислужники? Вот так Мессия! Вот так Христос!

Матфей ссылается на пророка Михея, который вроде бы предрек появление вождя. (Мат. 2. 6) Но ни у Михея, ни у иных пророков нет об этом ни слова. Да и не был Иисус народным вождём. Не стремился быть вождём. Боялся быть вождём.

Тут я хотел бы обратить Ваше внимание на то, что в глазах властей Иисус не был ни Мессией, ни даже лжемессией, лжехристом, то есть, — мнимым освободителем, подстрекателем к бунту. Он не был политическим преступником. Иначе Его бы повесили. Именно такая казнь была предусмотрена в древней Иудее для врагов народа. Но Иисус был распят, одновременно с двумя разбойниками, как уголовный преступник. А слова «Царь Иудейский» на Его кресте были написаны в насмешку. Никто не принимал Его всерьёз, как претендента на престол.

И на следующий вопрос Он не дал ответа.

«Учитель! Моисей сказал: если кто умрет, не имея детей, то брат его пусть возьмет за себя жену его и восстановит семя брату своему. Было у нас семь братьев: первый, женившись, умер, и, не имея детей, оставил жену свою брату своему. Подобно и вторый, и третий, даже до седьмого. После же всех умерла и жена. Итак, в воскресении, которого из семи будет она женою, ибо все имели ее. И Иисус сказал им в ответ: заблуждаетесь, не зная Писаний, ни силы Божией. Ибо в воскресении не женятся, не выходят замуж, но пребывают как Ангелы Божьи на небесах». (Мат. 22. 24— 30)

Такой скользкий ответ доказывает, что Сам Иисус не знал Писаний. Ибо нигде в Писаниях не говорится о воскресении из мертвых. Так же, как не говорится, что воскресшие будут бродить на небесах, подобно Ангелам.

«Далее спросили: „какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал: „возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим“. Сия есть первая и наибольшая заповедь. Вторая же, подобная ей: «возлюби ближнего твоего, как самого себя“. (Мат. 22. 36— 39)

Но ни в десяти заповедях, ни в законе Моисея нет таких слов. Сказано только, что Господь воздает любящим Его. Но нет строгого приказания: надо любить Господа! Такая любовь подразумевалась сама собой. Слова о любви к ближнему (Лев. 19. 18) были объяснением закона, комментарием к закону, Божьими наставлениями, благими пожеланиями, призывом. Но не законом! Любовь к ближнему не предписывалась пунктами закона. Отсутствие её не было наказуемо.

Последователи Гилеля действительно считали любовь к ближнему квинтэссенцией Писания. Этим, возможно, и объясняется ответ Христа. Но, тем не менее, это не был чёткий, правильный ответ на четко поставленный вопрос.

«Увидев слепого, ученики спросили Его: Равви, кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: это для того, чтобы на нём явились дела Божьи». (Иоанн 9. 2— 3)

Как Вам понравился этот замечательный ответ? Все слепые ослеплены Богом исключительно для того, чтобы Господь или Христос могли совершить чудо, сделав одного из них зрячим. И действительно, Иисус «плюнул на землю, сделал брение из плюновения и помазал брением глаза слепому» (Иоан. 9. 6)

И слепой прозрел. Но всем остальным незрячим от этого легче не стало. Христос теперь высоко, до земли не доплюнет, и никто уже не прозреет от Его плюновения.

Иисус так много пророчествовал, что постепенно стал терять контроль над своими словами. Он уже не имел времени на то, чтобы хорошенько подумать, прежде чем высказать очередную «великую» мысль. Чем дальше, тем речи Иисуса становились бессвязнее, теряли всякий смысл.

«Я Есмь дверь, кто войдет мною, тот спасется. И войдет и выйдет. От этих слов опять произошла между иудеями распря. Одни говорили: Он одержим бесом, и безумствует. Что слушаете Его?» (Иоанн 10. 9,20)

Думаю, что в этом утверждении было зерно истины. Действительно, такое несчастье могло случиться. Ведь Иисус выгонял бесов тысячами, и легионами загонял их в стада свиней. Учитывая, что рот у Него всегда был открыт, потому что Он постоянно проповедовал, некий бес, вместо того чтобы попасть в свинью, мог по ошибке залететь в Иисуса. И там обосноваться. И голосом Иисуса произносить такие вот дьявольские фразы:

«И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители». (Лук. 16. 9)

«Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение. Отец будет против сына и сын против отца; мать против дочери и дочь против матери». (Лук. 12. 51— 53) «Кто станет оберегать душу свою, тот погубит ее; а кто погубит ее, тот оживит ее». (Лук. 17. 33)

«Посему говорю Я вам, всякий грех и хула простятся человеку.» (Мат. 12. 31).

А Вы говорите: нельзя грешить. Можно. Простится.

____________________

В результате чрезмерных восхвалений, слепого поклонения толпы, которая молилась на Него, как на Бога, начала развиваться и овладевать Иисусом мания величия. Она мешала Ему трезво оценивать Свои слова и действия.

«Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде, нежели был Авраам, Я есмь». (Иоанн. 8. 58)

Этим утверждением Он полностью опроверг пророчество о том, что Христос будет потомком царя Давида. Теперь уже выходило так, что Давид является потомком Его.

«Когда же собрались фарисеи, Иисус спросил их: что вы думаете о Христе? Чей он сын? Говорят ему: Давидов. Говорит им: как же Давид по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит: „сказал Господь Господу моему: сиди одесную Меня, доколе положу врагов твоих в подножие ног тв их“? Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын Ему? (Мат. 22. 41— 45)

Да, действительно, такие слова есть в псалмах Давида (109. 1). Но, помилуйте, где сказано, что этим Господом, которому говорил Господь, является Иисус Христос? Нет, здесь смысл псалма умышленно перекручен. Псалмы пел певец. И тем, к кому в этом псалме обращался Господь, был сам царь Давид. Учитывая, что слова «Господь» и «господин» идентичны, здесь следует читать: «и сказал Господь господину моему». То есть, царю Давиду, которого, как возлюбленного сына своего, посадил одесную Себя. И сам Давид свято верил, что после смерти сядет одесную Господа.

«Не умру, но буду жить, и возвещать дела Господни». (Пс. 115. 17)

Зная, что по закону необходимо как минимум два свидетеля, Иисус с непревзойдённым апломбом заявляет: «Я сам свидетельствую о Себе, и свидетельствует Отец, пославший Меня». (Иоан. 6. 18— 19)

Его заявления порой звучат слишком уж демагогически. Поэтому им очень трудно возражать. Да Он и отметает всяческие возражения.



«Если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня. Ваш отец дьявол. Кто от Бога, тот слушает слова Божьи. Если Я Сам Себя славлю, то слова Мои — ничто. Бог Меня славит». (Иоан. 8. 41— 54)

Попробуйте возразить такому демагогу! Попробуйте доказать, что вы — не дети дьявола. Потребуйте, в свою очередь, доказательств тому, что Бог славил Его. Многого ли Вы добьётесь, если этот человек не отдаёт себе отчёта в том, что говорит? Если слушает только самого себя. С таким оппонентом спорить невозможно, он почти невменяем.

Свои слова он начал выдавать за слова Божьи.

«Кто из вас обличит Меня в неправде? Если же Я говорю истину, почему вы не верите Мне? Кто от Бога, тот слушает слова Божьи; вы потому не слушаете, что вы не от Бога». (Иоанн. 8. 46— 47)

Он возгордился настолько, что стал отождествлять себя с самим Господом Богом.

«Тогда сказали Ему: кто же Ты? Иисус сказал им: от начала Сущий, как и говорю вам». (Иоанн 8.25)

Но «Сущий», — одно из имён Господа Бога. Это Свое Имя Он назвал, когда впервые предстал пред Моисеем в пустыне.

«Бог сказал Моисею: Я Есмь Сущий. И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий послал меня». (Исх. 3. 14)

«Все, кто приходил предо мною, суть воры и разбойники. Я есмь дверь». (Иоан. 10. 8)

Легче лёгкого назвать всех тех лжепророков и лжемессий, которых тогда было не меньше, чем ясновидцев и целителей в наше время, ворами и разбойниками. Но как докажешь, что и ты не принадлежишь к их числу?

Совершал чудеса, исцелял? Но тогда «исцеляли» все, кому ни лень.

И «чудеса» совершались тысячами. Если бы Матка Тереза жила в то время, то Папе Римскому не пришлось бы искать свидетелей чудес, совершённых Ею, чтобы канонизировать Её. А сейчас, чёрт побери, вышло затруднение. Необходимы, как минимум, два чуда. Одно чудо доказано (!), а с другим вышла загвоздка. Недостаточно, видите ли, Святой церкви, что жизнь этой маленькой слабой Женщины была каждодневным Подвигом, что Она была Святой Подвижницей, и всю жизнь служила людям, не жалея Себя. Нет, Папе и Его кардиналам — чудо подавай! Неужели эти старцы всё ещё верят в чудеса? Очень сомнительно!

Все Апостолы исцеляли и даже воскрешали людей. Дал им Иисус такую власть. Бог никого не воскресил, а Иисус и ученики Его — запросто ставили покойников на ноги, и обращали в истинную веру. Это доказывает, что Иисус был выше Господа. И теперь сидит выше Него на небесном престоле. А захочет, и Бога уволит. Без выходного пособия.

Но где доказательства, что эти мнимые исцеления и воскрешения не инсценированы, что так называемые свидетели не подкуплены и не обмануты?

«И сказал им: вот то, о чем Я вам говорил, еще быв с вами, что надлежит исполниться всему, написанному о Мне в законе Моисеевом и в пророках и псалмах. И сказал им: так написано и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день». (Лук. 24. 44— 46)

С пророчествами Исаии и псалмами Давида, где ни словом не говорится, ни о Христе, ни о распятии, ни о воскресении, Вы уже знакомы. А что же говорится во «Второзаконии» Моисея?

«И сказал мне Господь: Я воздвигну им Пророка из среды братьев их, такого как ты, и вложу слова Мои в уста Его, и Он будет говорить им все, что я повелю Ему. А кто не послушает слов Моих, которые тот Пророк будет говорить Моим именем, с того Я взыщу». (Втор. 18. 17— 19)

Почему же Иисус самонадеянно решил, что речь шла именно о Нем? И пытался убедить в этом окружающих, своих друзей и противников. Не было у Него никаких оснований считать так. Задолго до Него уже родились великие пророки: Илия, Елисей, Исаия и другие, книги которых включены в Библию. А Иисус даже ни одной брошюрки не написал. И сделал только одно, не исполнившееся, предсказание.

Но зато Сам Себя записал в разряд великих пророков. Причём и тут Он, по недосмотру евангелиста, доказал, что плохо разбирается в том, кто есть кто.

«Да взыщется от рода сего кровь всех пророков, пролитая от создания мира, от крови Авеля до крови Захарии, убитого между жертвенником и храмом». (Лук. 11. 50— 51)

Но Авель вовсе не был пророком. Он был скромным пастухом, принесшим дар Господу. За что и пострадал. Бог не уберег его, так же, как не уберег Христа.

Захария, о котором мимолетно упомянуто в Библии (2. Пар. 24. 20— 21), только назван пророком, но ни одно из его пророчеств не приведено. Не был этот Захария личностью мало — мальски известной, не мог знать о нем Иисус. Имя это обнаружил евангелист Лука, штудируя Писания. И вложил слова об Авеле и Захарии в уста Иисусу. Возможно также, что Лука, сознательно или не сознательно, путает того безвестного Захарию, который жил при царе Иоасе, и действительно был убит во дворе храма, со знаменитым пророком Захарией, жившим в Вавилоне при царе Дарии. Его книга включена в Библию. Об этом Захарии мог знать Иисус.

«Иисус сказал им: разрушьте сей храм, и Я в три дня воздвигну его. На это сказали Иудеи: сей храм строился сорок шесть лет, и Ты в три дня воздвигнешь его?

А Он говорил о храме Тела Своего» (Иоан. 2. 19— 21).

Любимый ученик, по степени лукавства, был достоин своего Учителя. Ну, как можно верить такой галиматье! Христос говорил именно о том храме, в котором находился. Не мог Он сказать: разрушьте храм Моего Тела! Да и каким образом можно разрушить этот, извините за выражение, телесный храм? Разрубить его на мелкие кусочки? Так неужели целых три дня нужны были Иисусу, чтобы собрать воедино Самого Себя из кусков, как мозаику?

«И никто не мог отвечать Ему ни слова, и с того дня никто уже не мог спрашивать Его». (Мат. 22. 46).

Не столько не могли, сколько не хотели. Всем стало ясно, что Учитель слегка повредился умом. Это стало ясно и многим из Его учеников, когда Он начал призывать их к каннибализму.

«Если не будете есть Плоти Сына человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пьющий Мою Кровь имеет жизнь вечную.

И с этого времени многие из Его учеников отошли от Него и уже не ходили с ним» (Иоан. 6. 53— 66)

Речь Христа стала походить на речь умалишенного.

«Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой». (Иоан. 7. 38)

Это уже напоминает бред. Можете мне поверить на слово, или проверить сами: нигде в Писании, ни в одной из книг Библии, ни о чём подобном не говорится. Даже намека нет. Две сноски, приведенные на полях Евангелия, не работают. Притянуты не только за уши, но и за всё, за что можно притянуть.

____________________

Теперь вернёмся к тому единственному пророчеству, которое сделал Иисус — о скором приходе Страшного суда и наступлении Царства Небесного. Именно, — о скором приходе. Иисус неоднократно подчёркивал это, говоря «не пройдёт род сей, как всё это будет». (Мат. 24. 34; Лук. 21. 32)

«Некоторые не вкусят смерти, как увидят Царство Небесное». (Мар. 9. 1)

То, что Страшный Суд будет еще при жизни Его учеников, свидетельствует такая жизнелюбивая фраза Иисуса: «буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего». (Мат. 26. 29)

Иисус предрекал, что Апостолы в день Страшного Суда попадут в высшее, избранное общество, и увидят там Авраама, Иакова и Исаака.

Это пророчество не сбылось. Никаких страшных предзнаменований, о которых говорил Иисус, не случилось. И не было Страшного суда.

«Если пророк скажет именем Господа, но слово то не сбудется и не исполнится, то не Господь говорил сие слово. Пророка, который дерзнёт говорить Моим именем то, что Я не повелел ему говорить, предайте смерти». (Втор. 18. 20— 21)

Исходя из этого, как и говорил Господь Моисею, Иисус был лжепророком, и говорил именем Бога то, что Господь не говорил Ему. И был достоин смерти. Потому Господь и не защитил Его, не уберег от креста.

«Когда же придет Сын человеческий и сядет на престоле славы Своей. И соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов. И поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую». (Мат. 25. 31— 33)

Итак, Христос будет отделять по справедливости. Направо — овец, налево — козлов. Возможно… О высшей справедливости Сына Божьего можно судить по такому эпизоду.

Иисус как — то послал Учеников проповедовать Свое Учение по окрестным городам и поселениям. Причем строго наказал им: не брать с собой ни денег, ни еды, ни воды, ни смены белья. По Его уверениям, хозяин любого дома, куда бы не пришел Его ученик, должен был радушно принять Его, покормить, напоить и уложить спать. Возможно даже, с хозяйкой дома.

«В доме же том оставайтесь, ешьте и пейте, что у них есть, ибо трудящийся достоин награды за труды свои».

Обратите внимание, Иисус называет бездельников, которых Сам же оторвал от привычной работы, которых Сам же призывал не трудиться, а жить вольготно, как птицы небесные, — «трудящимися». И вот за то, что они такие прилежные трудяги, каждый домохозяин, к которому они вдруг припрутся без приглашения, должен даром кормить и поить их. И почитать это за счастье.

Ну а если он, вдруг, негодяй такой, не захочет? Укажет трудящимся на дверь?

«А если кто не примет вас и не послушает слов ваших, то, выходя из дома или города того, отрясите прах с ног ваших. Истинно говорю вам: отраднее будет земле Содомской и Гоморрской в день суда, нежели городу тому». (Мат. 10. 10— 15; Мар. 6. 8— 11; Лук. 10. 4— 12)

Вот такие пироги. Если один из жителей города не угостит пирогами незваного пришельца, то все жители этого города, все без исключения, в день Суда Божьего провалятся в Геенну огненную. Никто, никакой Иисус, не станет разделять их на овец и козлов. Они обречены блеять в аду. Такая вот суровая библейская правда.

Для тех же, кто еще сомневается, что будет именно так, и все еще верит в справедливый суд Сына Божьего, приведу еще один маленький, но очень поучительный пример Его справедливого самодурства.

«На другой день, когда они вышли из Вифании, Он взалкал. И, увидев издалека смоковницу, покрытую листьями, пошел, не найдет ли чего на ней. Но, пришед к ней, ничего не нашел, кроме листьев, ибо еще не время было собирания смокв. И сказал ей Иисус: отныне да не вкушает никто от тебя плода вовек. И слышали то ученики Его. Поутру, проходя мимо, увидели, что смоковница засохла до корня». (Мар. 11. 12— 14, 20)

Ну, блин, понимаешь ли, Сынок Божий, ещё не созрели плоды! Не пришло им время! И, как ни крути, ничего с этим не поделаешь, надо ждать до осени. Ты же такой смиренный! Так смирись!

Любой здравомыслящий человек прошёл бы мимо, без лишних слов. Но наш смиренный, долготерпеливый, всепрощающий Иисус Христос, ну, очень справедливый Бог наш, ни за что, ни про что, проклял безвинную смоковницу. И с тех пор она не дает плодов. В чем же дерево провинилось перед Ним? «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать!» Святые слова, которые я уже приводил в этой книге.

«Мёртвые услышат глас Сына Божия и оживут». Ещё никто не услышал. Интересно провести эксперимент, и выяснить, наконец, могут ли трупы услышать чей либо глас.

____________________

Иисус, как было уже сказано, прекрасно понимал, что Его миссия скоро закончится. Жизнь пророков во вовсе времена была коротка, особенно, в своём отечестве. И хотя Иисус очень боялся смерти и просил Своего небесного Отца, чтобы Его миновала чаша сия, чаша терпения властей переполнилась. И некоему плотнику был заказан крест для сына плотника. И Иуда на прощанье поцеловал Его. Единственный из всех учеников, которые, почуяв опасность, разбежались, кто куда. Интересно, что Иуда предал Его единожды, а Святой Пётр — трижды. (Иоан. 18. 25-25; Лук. 22. 57. 60).

Сатана вошёл в Иуду с подачи Христа.

«И, обмакнув кусок, подал Иуде Симонову Искариоту. И после сего куска вошёл в него сатана». (Иоан. 13. 26— 27).

Если бы не этот кусок, застрявший в горле Иуды, сатана как вошёл бы в него, так и вышел. И не было бы никакого предательства.

Отчего же Иуда предал Иисуса? Были ли у этих двоих расхождения на идеологической почве? Или Иисус уличил Иуду в казнокрадстве, а тот отомстил Ему? Нет ясности в этом вопросе. Непонятно только, почему так мало заплатили Иуде за 4предательство. Непонятно, почему он раскаялся, и возвратил деньги. Непонятно, почему он удавился. Похоже, что Иуда был очень совестлив и не слишком алчен. Зная крутой нрав Святых Апостолов, я всё же думаю, что Они помогли Иуде достать мыло и верёвку.

Уверен, что Иуда Искариот сейчас находится в раю. Потому что на небесах раскаявшемуся грешнику рады более, чем сотне праведников. (Лук. 15. 7)

____________________

Трое Евангелистов утверждают, что Иисус не нёс свой крест. Но Иоанн утверждает, что нёс. Скорее всего, Иисус с Симоном Киринеянином чередовались. Немножко понёс один, потом передал другому. Потому что просвещённые римляне были очень гуманными людьми.

Но нёс ли Иисус Свой крест? Тот, на котором Его распяли. Очень сомнительно. Скорее всего, это был какой — то символический крест.

Судите сами.

На Голгофе казни проводились регулярно. Кресты на ней стояли постоянно, это были стационарные сооружения, всегда готовые принять на себя очередного преступника. Такой крест, считая ту часть, что была закопана, мог быть длиной не менее четырёх метров, сечением — не менее чем двадцать на двадцать сантиметров. К этой балке прибавьте ещё двухметровую перекладину. Крест должен был весить не менее пятидесяти килограммов. Изготовьте для себя такой крест, и попробуйте взвалить его на спину. Уверяю Вас, ни на какую Голгофу с таким тяжёлым и, главное, очень неудобным для переноски, сооружением Вы не взойдёте. И очень хорошо! Значит, распятие Вам не грозит.

Иисус не был грузчиком. На полотнах и на скульптурных распятиях Он изображён довольно тщедушным молодым человеком. Если бы на Него взвалили такой чудовищный крест, Он бы тут же умер, не распятым. И вся затея провалилась бы. Судя по тем же картинам, изображающим Иисуса, несущего Свой крест, могу заверить Вас: на таком маленьком кресте очень неудобно распинаться. Нет никакого комфорта.

В распятии, смерти и воскресении Иисуса из Назарета, наречённого Христом, есть несколько очень подозрительных моментов.

Первый момент. Иисус умер очень быстро, всего через три часа. «Пилат удивился, что Он уже умер». (Мар. 15. 44). Можно даже сказать, что Пилат не просто удивился, но был неприятно поражён такой быстрой смертью. Кресты — распятия не были изобретены милосердными людьми. Они были придуманы для того, чтобы преступники промучались несколько дней, и осознали всю тяжесть своих преступлений.

Отчего же Иисус так быстро скончался, что не успел осознать? Ни Матфей, ни Лука, которые страницами переписывали у Марка, не вставили в свои Евангелия фразу о том, что Пилат удивился. Очевидно, и они сочли такую быструю смерть Иисуса очень подозрительной.

Перед тем, как Он испустил дух, один воин поднёс к Его устам губку, в которой был уксус. Но был ли действительно это уксус? Не подкупил ли богач Иосиф, верный но тайный Его ученик, который находился рядом, римского солдата? Не получил ли Иисус яд, чтобы не мучался, или, наоборот, некое снадобье, затормаживающее жизненные процессы. Что позволило Ему впоследствии «воскреснуть» из мёртвых.

Второй момент. Иисусу, почему — то, не перебили голени, как поступили с остальными двумя распятыми. (Иоан. 19. 33). Так как на глазок, без врачебного осмотра, определили, что Он уже мёртв. Но что мешало воинам перебить голени мёртвому телу? Или они сильно устали?

Третий момент. Иосиф выкупил тело у Пилата. Таким образом, Иисус был продан вторично в течение двух суток. Но неужели Пилат так нуждался в наличных деньгах?

Четвёртый момент. У хитрых первосвященников и фарисеев, которые не были так простодушны, как язычник Пилат, всё же возникло подозрение, что их хотят обвести вокруг пальца. Уж слишком быстро умер этот человек. К тому же, обещал через три дня воскреснуть. Нет, что — то здесь неладно, решили они. И на следующий день выставили у пещеры, куда было положено тело, почётный караул. Но, по всей видимости, тела там уже не было. Так отчего же эти кретины не выставили караул сразу же после захоронения? А ещё говорят, что евреи очень умные.

Но, может быть, они действительно были не так уж глупы, и взяли у Иосифа неплохое отступное за эту отсрочку?

Всё это наводит на размышления…

«И вот: завеса в храме разодралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась, и камни расселись, и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли и явились многим». (Мат. 27. 51— 53).

Ложь! Не зафиксировано. Исторические хроники об этих трупных явлениях и землетрясении умалчивают. Лука также не упоминает ни о трупах, ни о землетрясении, но зато пишет, что солнце померкло. Ложь! Не зафиксировано.

Единственно, во что я готов поверить, так в то, что разодралась завеса. Завесы не вечны. Вполне могут разодраться от старости, как раз в тот момент, когда кого — то распинают. Недавно писали в газетах, что в театре, ни с того, ни с сего, упала кулиса. И прямо на примадонну. Которую давно уже следовало распять, чтобы освободила дорогу молодым дарованиям.

Итак, Иисус вознёсся на небо, и теперь сидит на престоле одесную Господа. Но если Господь всем руководит, то что же делает на небесах Христос? Выслушивает наши просьбы? Берёт на себя наши грехи? Благословляет нас? Допустим. Но кто подменяет Его, когда Он спит? Ведь не может Он бодрствовать двадцать четыре часа в сутки!

В Библии не названо ни одного имени человека, которого Иисус спас от его грехов. Ни одного примера. Однажды Он сказал блуднице: «иди и не греши». Но в Библии нет уточнения — грешила она после этого или нет. Грешили и сами Святые Апостолы.

Да и как можно спасти от грехов? Можно только предостеречь. Можно простить грехи, отпустить грехи, что делает мимоходом даже сельский священник. Но никто никого не спас ещё от грехов его. Не в силах это сделать сам Иисус Кроме того, в Евангелиях утверждается, что Иисус взял на Себя грехи человечества. Надо так понимать, что Он собрал все грехи, что скопились до Него. А кто же собирает грехи после Его смерти и воскресения. Существует ли служба, которая складирует и утилизирует их? На каких условиях можно сдать свои грехи? Сколько следует платить за килограмм этих опасных отходов? Очень неясно всё это.

В Евангелии от Иоанна есть одна, (а может быть и не одна) очень подозрительная фраза, которая наводит на размышления, писал ли это, рассказывал ли это Апостол Иоанн? Или Его Евангелие написано через много веков?

«Вифания же была близ Иерусалима, стадиях в пятнадцати». (Иоан. 11. 18)

Иоанн должен был сказать: «находится близ Иерусалима». Не могла Вифания исчезнуть при Его жизни.

Чтобы показать Вам, насколько достоверны свидетельства Евангелистов, хочу освежить в Вашей памяти эпизод знаменательной встречи Иисуса с великим вождем Моисеем и великим пророком Илией. Эти две выдающиеся личности Старого Завета, или их духи, специально прилетели на гору к Иисусу, чтобы побеседовать с Ним, как равные с равным. (Мар. 9. 4; Мат. 17. 3; Лук. 9. 28).

Все три автора, переписывая друг у друга, свидетельствуют, что вместе с Иисусом взошли на гору Апостолы Петр, Иаков и Иоанн.

Но вот что интересно. Апостол Иоанн, автор четвертого Евангелия, ни словом не упоминает об этой встрече. А ведь Он, по словам трех других евангелистов, был непосредственным свидетелем встречи. Мог ли Он позабыть о таком великом событии в Своей жизни, когда воочию лицезрел Моисея и Илию? Воистину, странная забывчивость.

Но, может быть, Марку, Матфею и Луке, или одному из них, эта встреча приснилась во сне?

Евангелия содержат множество текстовых совпадений, доказывающих, что евангелисты списывали друг у друга. То есть, — занимались плагиатом, литературным воровством. Одно дело, когда автор какого — нибудь текста вольно пересказывает то, что где — то слышал либо читал. Другое дело, когда выдает чужой текст за свой. Одно дело, когда евангелисты цитируют Иисуса Христа и не могут изменить ни слова. Но когда, повествуя, слово в слово повторяют друг друга — это оставляет неприятное ощущение. Как будто залезают друг к дружке в карман.

Вот несколько примеров из множества.

«Иоанн же носил одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих и ел акриды и дикий мед». (Мар. 1. 6)

«Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих, а пища его были акриды и дикий мед». (Мат. 3. 4)

«И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, и се — отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, который сходил, как голубь, и ниспускался на Него. И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в котором Моё благоволение». (Мат. 3. 16— 17)

«И когда выходил из воды, тотчас увидел Иоанн разверзающиеся небеса и Духа, как голубя сходящего на него. И глас был с небес: Ты Сын мой возлюбленный, в котором Мое благоволение». (Мар. 10. 11)

«Когда же крестился весь народ, Иисус, крестившись, молился, — отверзлось небо. И Дух святой нисшел на него в телесном виде, как голубь, и был Глас с небес, глаголящий: Ты Сын Мой возлюбленный, в Тебе Мое благоволение!» (Лук. 3. 21— 22)

«Тогда Иерусалим и вся Иудея, и вся окрестность иорданская выходили к Нему. И крестились от Него в Иордане, исповедуя грехи свои». (Мат. 3. 5— 6)

«И выходили к Нему вся страна Иудейская и Иерусалимляне, и крестились от Него все в реке Иордан, исповедуя грехи свои». (Мар. 1. 5)

«Иисус, умилосердившись над ним, простер руку, коснулся его и сказал ему: хочу, очистись. После сего слова проказа сошла с него, и он стал чист». (Мар. 1. 41— 42)

«Он простер руку, прикоснулся к нему и сказал: хочу, очистись. И тотчас проказа сошла с него». (Лук. 5. 13)

«Иисус, простерши руку, коснулся его и сказал: хочу, очистись. И он тотчас же очистился от проказы». (Мат. 8. 2— 3)

Таких «случайных» совпадений я нашел в Евангелиях более пятидесяти. Покопайтесь сами, думаю, что отыщите их гораздо больше. Не подают ли тем евангелисты — моралисты плохой пример современным дееписателям?


Глава пятнадцатая.

БИБЛЕЙСКИЕ КУРЬЁЗЫ

«Кривое не может

сделаться прямым, и чего

нет, того нельзя считать».

(Ек. 1. 15)

БЕССМЕРТНЫЙ СКОТ ЕГИПТЯН

Общеизвестно, что у кошки семь жизней. Так щедро одарил ее Господь Бог.

Но никому, в целом мире, до сих пор не было известно, что в древности большинство домашних животных имело по несколько жизней. Такое великое открытие (и не одно!) я сделал, внимательно читая Библию. И сейчас имею возможность поделиться с Вами своей радостью.

Давайте вспомним о тех замечательных египетских казнях, которыми Господь одарил египтян за то, что фараон позволил Ему многократно ожесточать свое сердце.

Наряду с египтянами, которые плохо относились к евреям, от этих казней пострадал египетский скот. Который к евреям никак не относился и ничего против них не имел. Робко замечу, что это было не совсем справедливо со стороны Господа. И довольно таки жестоко, потому что животные были вынуждены погибать несколько раз. Пока не исчерпали весь запас своих жизней.

Давайте считать вместе. Первая казнь заключалась вот в чем.

«Поднял Аарон жезл и ударил жезлом по воде речной пред глазами фараона, и вся вода в реке превратилась в кровь. И рыба в реке высмердела». (Исх. 7. 21)

Интересно, что египетские волхвы сделали то же самое, то есть, фактически, помогали Господу и Моисею наказывать своих же египтян. И фараон даже не прогневался на них. Только библейский фараон мог иметь такое мягкое сердце и такие разжиженные мозги.

Кровь в реке была семь дней, и семь дней смердела рыба. Естественно, что скот не мог пить кровь вместо воды. Поэтому много животных погибло, и тем прибавилось смраду.

Исполнение второй казни было возложено на жаб. Река кишела этими мерзкими тварями. Они забирались в постели жен фараона и в квашни с хлебом, и «взошли на рабов фараона» (Исх. 8. 3— 4)

Возможно, жабы взошли и на скот. Но не стану утверждать это, поскольку в Библии об этом не упомянуто.

«То же сделали и волхвы чарами своими; и вывели жаб на землю египетскую». (Исх. 8. 7)

Будь я египетским фараоном, что трудно себе представить, то всех этих кретинов тут же перебил бы к чертовой матери. Надо же, вместо того чтобы загнать жаб обратно в реку, египетские волхвы посылают дополнительных жаб на своего благодетеля! Моисей вынужден был сам расправиться с жабьим легионом. И высмердела земля. К смраду, исходящему из реки, прибавился смрад от земли. Люди это могли ещё выдержать, но скот — никогда!

Третья казнь заключалась в мошках. Тут уж тем немногим животным, которые еще оставались в живых, пришлось совсем худо. «И были мошки на людях и на скоте».

Волхвы египетские посчитали, что мошек недостаточно, и хотели добавить. Но у них, к сожалению, ничего не получилось. Слабы они оказались против нашего Моисея.

Четвертая казнь — песьи мухи. Они с остервенением набросились на тех немногих животных, которых не доконали мошки.

Пятая казнь была еще круче.

«Вот, рука Господня будет на скоте твоем, который в поле, на конях, на ослах, на верблюдах, на волах и овцах; будет моровая язва весьма тяжкая. И сделал это Господь на другой день, и вымер весь скот египетский; из скота же сынов Израилевых не умерло ничего». (Исх. 9. 3— 6)

Ну, все, отмучались. Египтяне провинились, животные расплатились. Вымерли все: от коня фараона до осла последнего из рабов его.

Но не зря Господь, когда сотворил мир и всё живое, дал животным по семь жизней. Скот быстренько оклемался и воскрес. Как раз вовремя, чтобы принять на себя шестую казнь.

«Они взяли пепла из печи, и предстали пред лице фараона. Моисей бросил его к небу, и сделалось воспаление с нарывами на людях и на скоте». (Исх. 9. 10)

Позвольте! На каком скоте! На трупах, что ли? Только нарывов этим трупам и не хватало.

Волхвы также получили по нарыву. Несмотря на посильную помощь, которую они оказывали Моисею. Но их, как раз, ничуть не жалко. Жалко скотину, которая воскресла для мук.

Седьмая казнь заключалась в граде и огне между градом.

«Итак, пошли собрать стада твои и все, что есть у тебя в поле; на всех людей и скот, которые останутся в поле и не соберутся в домы, падет град, и они умрут. И побил град по всей земле египетской все, что было в поле, от человека до скота». (Исх. 9. 19, 25)

Так египетский скот погиб в очередной раз.

Когда же он в очередной раз воскрес, оказалось, что саранча (восьмая казнь) «поела всю траву земную и все плоды древесные, уцелевшие от града, и не осталось никакой зелени ни на деревах, ни на траве полевой». (Исх. 10. 15)

Как видите, не осталось ни травы, ни даже зелени на траве. А без травы, как известно, скоту не жить. И животные погибли от голода. И опять же высмердели.

И не видели, что на землю на три дня опустилась кромешная ночь. Но мертвой скотине было уже все равно. Девятая казнь ее не коснулась.

Десятая казнь заключалась в том, что Господь решил перебить у египтян всё первородное, от человека до скота. Где Он думал найти первородное от скота, непонятно. Потому что всё первородное разделило участь своих родителей. Но Бог на то и Бог, чтобы находить выход из безвыходной ситуации. Отобрал первородных, воскресил, поставил на четыре ноги и — перебил.

«В полночь Господь поразил всех первенцев на земле египетской и всё первородное от скота». (Исх. 12. 29)

Всё. Не осталось ничего. Тишина на скотных дворах. Ни ржания, ни мычания, ни блеяния, ни лая.

Вы думаете, что Господь, наконец — то добился своего? Ничуть не бывало! Уже на третий день все эти скоты стояли на ногах и жевали жвачку. Ведь семь жизней им дал Господь.

Воскресшие лошади, запряжённые в боевые колесницы, помчались галопом за убегающими израильтянами. Чтобы погибнуть еще раз в волнах моря.

Вот таким живучим был скот египтян. Думаю, что у израильтян, благодаря стараниям Господа, скот был еще бессмертнее. Судя по тому обилию жертв, которые приносились на алтарях, он должен был вымереть поголовно уже к концу первого года странствия по пустыне. Но, даже изжаренные и съеденные, овцы и телята как — то умудрялись воскресать. Поэтому стадо не только не убывало, но даже увеличивалось.

Как хорошо жилось в те времена и людям и скотам. И, слава Богу!

СЕРЕБРО НА СКИНИЮ

Есть такая шутливая, то ли армянская, то ли азербайджанская песенка. В ней поётся, что некий повар сварил два килограмма плова. Но стоило ему на минутку удалиться, как от плова не осталось и следа. Вечно голодный поваренок свалил вину за это на кошку, которая крутилась рядом. Недоверчивый повар, взвесив кошку, обнаружил, что и она весит ровно два килограмма. И тогда он воскликнул: «Если это плов, то где же кошка? Если это кошка, где же плов?»

Подобная история произошла и с серебром, из которого были изготовлены отдельные элементы скинии собрания.

Когда Моисей объявил народу, что Господь пожелал, дабы Ему был поставлен Дом для жительства, народ воспринял эту весть с энтузиазмом. Когда же Моисей объявил, из каких материалов должен быть построен этот Дом, энтузиазм немного поостыл. Но любовь к Господу, а скорее, страх Господень, были так велики, что люди жертвовали всеми своими ценностями, только чтобы Господь остался доволен.

«И приходили мужья с женами, и все по расположению сердца приносили кольца, серьги, перстни и привески, всякие золотые вещи, каждый, который, кто только хотел приносить золото Господу». (Исх. 35. 22).

Дееписатели, как будто, позабыли, что народ уже отдал все свои серьги Аарону на изготовление золотого Тельца. Но, оказывается, это было не всё золото. Народ припрятал кое — что и для Моисея.

«И каждый, кто жертвовал серебро и медь, приносил сие в дар Господу, и все мужья и жены из сынов Израилевых, которых влекло принести сердце на всякое дело, которое Господь через Моисея повелел сделать, приносили добровольный дар Господу». (Исх. 35. 24— 29).

Причем даров было так много, что образовался излишек. Веселиил, главный производитель работ, даже попенял Моисею: «народ много приносит, более чем потребно для работ. И приказал Моисей, и объявлено было в стане, чтобы ни мужчина, ни женщина не делали уже ничего для приношения в святилище. И перестал народ приносить». (Исх. 36. 5— 6)

Непонятно, как Веселиил мог определить, что материалов предостаточно? Ведь он еще даже не приступил к строительству скинии.

Библия настаивает, особенно подчеркивает, что дары были добровольные, по велению сердца.

Что касается золота, тут нет вопросов. Потому что, даже если бы они и были, Библия никогда на них не ответит. А вот что касается серебра, тут дееписатели явно сплоховали. Предоставили нам возможность усомниться в добровольности даров.

Из серебра были сделаны сто подножий под брусья, крючки для столбов и связи для них. И больше ничего. На это ушло сто талантов, тысяча семьсот семьдесят пять сиклей серебра, которые были внесены в выкуп «с шестисот трех тысяч пятисот пятидесяти человек, с каждого поступившего в исчислении от двадцати лет и выше, по пол сикля с человека» (Исх.38. 25— 26)

Это серебро было собрано в принудительном порядке. А где же то серебро, которое поступило как добровольные дары? Нет его. Ничего из него не было изготовлено.

Вот такая магия библейских чисел. Но это еще не всё. Судите сами.

«В первый месяц второго года, первый день месяца поставлена скиния». (Исх. 40.17).

«И сказал Господь Моисею в пустыне Синайской в скинии собрания, в первый день второго месяца, во второй год при выходе их из земли Египетской, говоря: „исчислите всё общество сынов Израилевых по родам их“. (Чис.1. 1 — 2)

Строительство скинии началось за семь месяцев до исчисления. Закончилось за месяц до исчисления. Каким же образом серебро, изъятое при исчислении, попало в руки Веселиила, строящего скинию?

На горе Синай Господь проинструктировал Моисея:

«Когда будешь делать исчисление сынов Израилевых при пересмотре их, то пусть каждый даст выкуп за душу свою Господу при исчислении их, и не будет между ними язвы губительной. Всякий, поступающий в исчисление, должен давать половину сикля, сикля священного; в приношение Господу ”. (Исх. 30. 11— 13)

Это был неприкрытый шантаж. Это была произвольно установленная дань. С таким же успехом Господь мог сказать: «пусть каждый даст выкуп по десять сиклей с человека, иначе каждый получит по десять язв».

Ну да ладно, к всевышнему шантажу мы привыкли.

Но как мог Моисей изъять эту дань за полгода до проведения исчисления? Ведь Господь сказал четко и ясно: «при исчислении». Как мог Моисей знать заранее, что количество исчисленных будет равно шестьсот трем тысячам?

Вот такая библейская Правда!

Так что же это было за серебро? Добровольно внесенное, или принудительно изъятое? Добровольно изъятое, или принудительно внесенное?

Ни то, ни другое. Не было ни тонн золота, ни тонн серебра, ни тонн меди. Потому что никогда не было такой шикарной скинии, с золотым ковчегом. А если и была, то только в фантазии дееписателей.

А что же было в действительности? Был обычный шатер, который Моисей высокопарно окрестил скинией собрания.

«Моисей же взял и поставил себе шатер вне стана, вдали от стана, и назвал его скиниею собрания; и каждый, ищущий Господа, приходил в скинию, находившуюся вне стана». (Исх. 33. 7.)

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ УГРОЗ И ПРОКЛЯТИЙ

Обращение к еретикам и прочим безбожникам!

Уважаемые заблуждающиеся! К Вам, которые ещё, к сожалению, не ришли к Богу. Которые ещё колеблются между верой и неверием. оторые не прониклись идеей служения Богу, любви к Богу и раболепия пред Богом!

Не могу не обратиться к Вам со словами предостережения.

Берегитесь! Вы на краю пропасти! Ещё шаг, — и будет поздно. Вас уже ничто не спасёт! Вы обречены. Вам уготован ад и котлы кипящие, где варятся грешники целую вечность, вплоть до полной готовности.

Но не думайте, что Вы попадёте прямиком в адскую юшку. Это, — Ваше очередное заблуждение. Отборных грешников ждёт ад на земле. Так говорит Господь, Бог наш.

Ах да, Вы не считаете себя грешниками. И только потому, что никогда не сделали ничего аморального, вели праведную жизнь, слушались начальство, прилежно трудились, пеклись о благе своей семьи и всего общества. Никого не обижали, никого не ограбили и не убили, даже словом не обидели, помогали бедным обогатиться и богатым обеднеть…

Заблуждаетесь! Потому что истинным праведником может считаться только тот истинный праведник, который любит и боится Бога.

Не бояться Бога преступно! Имейте совесть, — бойтесь Бога!

Господь Иегова настолько страшен, что не бояться Его, — просто смешно! Переходя оживлённый перекрёсток на красный свет, Вы подвергаете себя меньшей опасности, чем, переходя дорогу Богу.

Подумайте, вникните, поймите, чего Вы лишаетесь, отказывая Господу во взаимной любви!

Вот что говорит Господь, Бог наш.

«Субботы Мои соблюдайте и святилища Мои чтите: Я — Господь. Если вы будете поступать по уставам Моим, то: — дам Вам дожди в своё время, и земля даст произрастания свои; — и будете есть хлеб свой досыта, и будете жить на земле вашей безопасно;

— пошлю мир на землю вашу;

— и будете прогонять врагов ваших, и падут они пред вами от меча;

— призрю на вас и плодородными сделаю вас, и размножу вас;

— и будете есть старое прошлогоднее, и выбросите старое ради нового;

— и поставлю жилище Моё среди вас;

— и буду ходить среди вас, и буду вашим Богом» (Лев. 26. 2— 12)

Видите, какие блага ждут Вас в случае смирения и полного уверования! Тем, кто с первого раза не уяснил, повторяю ещё раз.

Если Вы будете примерного поведения, то будут дожди. Но если поведение Ваше испортится, то дожди прекратятся. Несмотря на то, что соседям — праведникам они причитаются по праву.

На Вашей земле будет постоянный мир, но врагов Вам придётся всё же прогонять. И действительно, что это за мир без постоянной войны?!

Господь размножит Вас, даже если Вы не захотите иметь детей и за всю жизнь ни с кем не переспите.

Вы будете жить в таком изобилии, что будете есть не только старое прошлогоднее, но ещё более старое позапрошлогоднее. А если захотите новое, то старое выбросите. Вместо того чтобы продать или обменять на ещё более старое, например, антиквариат.

Господь станет Вашим домашним Богом, будет играть с Вами в шахматы и обсуждать всякие сплетни. Будет ходить среди Вас, постоянно мелькая перед глазами. Будет провожать и встречать Вас с работы. В общем, Вы от Него не избавитесь до конца Ваших дней.

Вот какая радостная перспектива ожидает хороших рабов Божьих.

Остальных же людей, более свободных в своём выборе, кому — молиться, а кому — нет, ничего хорошего не ждёт, можете мне поверить.

А если не верите, то я готов привести краткий список проклятий и казней, приготовленных Господом для подобных отщепенцев. Ад покажется им раем, по сравнению с тем, что ждёт их ещё при жизни. Они проклянут саму жизнь свою, как сделал это несчастный Иов, ни за что, ни про что обиженный Богом.

Вот что говорит Господь, Бог Ваш.

«Если же Вы не послушаете Меня, презрите Мои постановления. И если душа Ваша возгнушается Моими законами, то Я поступлю с Вами так:

— пошлю на вас ужас;

— пошлю на вас чахлость;

— пошлю на вас горячку;

— истомятся глаза, и измучится душа ваша;

— будете сеять семена ваши напрасно, и враги съедят их;

— падёте пред врагами вашими;

— будут господствовать над вами неприятели ваши;

— будете бежать, когда за вами никто не гонится» (Лев. 26. 14— 17).

Но это ещё не всё. Если вы стряхнёте с себя ужас, преодолеете чахлость, вылечитесь от горячки, укрепите глаза и душу, насытите своим зерном врагов и неприятелей, успешно сбежите от тех, кто за Вами и не думал гнаться, — и после этого всё равно будете мяукать против Бога, то Он сделает Вам так:

— «сломлю гордое упорство ваше;

— небо ваше сделаю, как железо;

— землю вашу сделаю, как медь;

— напрасно будет истощаться сила ваша;

— земля ваша не даст произрастаний своих;

— дерева земли не дадут плодов своих». (Лев. 26. 18— 20)

Но если Вы всё же почините сломанное упорство, расклепаете железо неба и перекуёте его на орала, расплавите медь земли, восстановите силу Вашу и не умрёте с голоду без плодов, — и после этого хоть разок косо взглянете на Бога, то Он сделает Вам так:

— «прибавлю вам ударов всемеро за грехи ваши;

— пошлю на вас зверей полевых, которые лишат вас детей, истребят скот

— ваш, и вас уменьшат, так что опустеют дороги ваши». (Лев. 26 21— 22)

Но если Вы, невзирая на прибавленные удары, похороните своих растерзанных детей, заключите кабальный мир со зверьми полевыми, нарожаете новых потомков, и восстановитесь в прежних масштабах, и заполните собою дороги, — и после этого осмелитесь повернуться к Богу спиной или другой тыльной частью тела, то Он сделает Вам так:

— «наведу на вас мстительный меч;

— если вы укроетесь в города ваши, то пошлю на вас язвы;

— преданы будете в руки врага;

— хлеб, подкрепляющий человека, истреблю у вас;

— десять женщин будут печь хлеб ваш в одной печи;

— вы будете есть и не будете сыты» (Лев. 26. 25— 26)

Но если Вы всё же сумеете отвести от себя мстительный меч, снимите с себя язвы и предадите их в руки врага, случайно отыщите где — то хлеб, который уже дважды истребил Бог, и отдадите печь его десяти случайным женщинам. И, несмотря на все эти изощрённые проклятия, сумеете насытиться хлебом и пресытиться женщинами, и после этого не смирите гордыню свою, то: «Я в ярости пойду против вас и накажу вас всемеро за грехи ваши;

— будете есть плоть сынов ваших;

— плоть дочерей ваших будете есть;

— разорю высоты ваши и разрушу столбы ваши;

— повергну трупы ваши на обломки идолов ваших;

— и возгнушается душа Моя вами» (Лев. 26. 28— 30).

Но если Вы всё же сумеете ловко уклониться от идущего против вас Бога, съедите плоть сынов и дочерей Ваших, восстановите свои высоты и поставите на них новые столбы, а на столбы — новых идолов. И, как ни в чём, ни бывало, вдохнёте в свои старые трупы новую жизнь, тем самым, наплевав Богу в душу, то:

— «города ваши сделаю пустыней;

— опустошу святилища ваши;

— не буду обонять приятного благоухания жертв ваших;

— опустошу землю вашу, так что изумятся о ней враги ваши,

— поселившиеся на ней;

— вас рассею между народами;

— обнажу вслед вас меч». (Лев. 26. 31— 33)

Страшно, аж жуть! Пропали мы совсем, вместе с потрохами!

Иегова Беспощадный наслал на нас кучу болячек вместе с чахоткой и сухоткой, уже пятикратно уничтожал нас, и столько же раз воскрешал, чтобы предавать из рук в руки врагам и рассеивать нас между народами. Немилосердно заставлял нас поедать детей наших, которые уже до этого были съедены полевыми зверями. Трижды опустошал наши поля и разрушал наши города. И в дымящиеся развалины селил врагов наших, несмотря на их бурные протесты. Дважды обнажал то, что Он именует своим мечом.

Разрушил наши акропольские высоты, сломал наши ионические колонны и разбил изображения наших идолов, — Аполлона, Афродиты, Артемиды, Посейдона и прочих Купидонов. Мало того, довёл нас до отчаяния, заявив, что не будет обонять наше приятное благоухание.

Неужели же после всех этих ужасных ужасов, этих язвительных язв, этих опустошающих опустошений, — неужели же мы, наконец, не смиримся, не проникнемся страхом Божьим, и не пойдём к Нему на поклон с раскрытыми душами и кошельками? Ведь, после стольких массовых истреблений, нас осталось так мало! Пожалеем себя! Сохраним себя!

Но не тут — то было. Мы уже успели так обильно нагрешить, что нет нам никакого спасения.

«Оставшимся из вас пошлю в сердца робость;

— шум колеблющегося листа погонит их;

— и падут, как от меча, и побегут, когда их никто не преследует;

— и споткнутся друг на друга;

— и не будет у вас силы противостоять врагам вашим». (Лев. 26. 36— 37).

Если кто — нибудь споткнется о подружку, у того, точно, не будет сил противостоять.

— «и погибнете между народами;

— и пожрёт вас земля врагов ваших ” (Лев. 26. З 8).

Мы уже столько раз погибали, что уже привыкли и почти не боимся. Пусть жрёт. Авось подавится!

“ А оставшиеся из вас (о, оказывается, из нас ещё кто — то остался!) исчахнут за свои беззакония и за беззакония отцов своих исчахнут».

Нет уж, дудки! Пусть каждый чахнет за свои беззакония!

«Тогда признаются они в беззаконии своём, как они совершили преступления против Меня. Тогда покорится необрезанное сердце их» (Лев. 26. 39— 40).

Господь совершенно прав. Неверие в Него, — тяжкое преступление! Страшно подумать, сколько преступников на белом свете. Миллиарды! Те же индусы, например. Ходят, понимаешь ли, с необрезанными сердцами и другими органами. Господь наш никогда не простит их, и не приведёт в землю Обетованную. И, — слава Богу! Где бы они в неё разместились? Что бы без них делала их историческая родина?

Если Вы думаете, что Господь Бог на этом исчерпал свою буйную фантазию, то сильно заблуждаетесь. Если Вы полагаете, что весь арсенал Его угроз и проклятий размещён только на страницах книги «Левит», то заблуждаетесь вдвойне.



Милосердный Господь наш имеет неисчерпаемый резерв средств массового устрашения. Преданные слуги Его могут десятками выбирать их из других книг Библии и обрушивать сериями на наши с Вами головы.

Чтобы не возвращаться более к этому вопросу, я хотел бы познакомить Вас и с другими превосходными образчиками Божьих проклятий. Но если Вас уже воротит от этого, то можете спокойно пропустить парочку страниц.

Для мазохистов, любителей гороров, а также для тех, кто имеет крепкие нервы и крепкий желудок, предлагаю следующие чёрные списки.

Вот проклятия, которые от имени Господа произнёс Моисей, «кротчайший человек из всех, которые когда — либо жили на земле».

«Если же не будешь слушать гласа Господа, то придут на тебя все проклятия сии и постигнут тебя:

— проклят ты будешь в городе и проклят ты будешь в поле;

— прокляты будут кладовые и житницы твои;

— проклят будет плод чрева твоего и плод земли твоей, плод твоих

— волов и плод овец твоих;

— проклят ты будешь при входе твоём и проклят при выходе твоём;

— пошлёт Господь на тебя проклятие, смятение и несчастье во

— всяком деле рук твоих, какое ни станешь делать, доколе не

— будешь истреблён, — и ты скоро погибнешь за злые дела твои, за

— то, что ты покинул Меня;

— Господь пошлёт на тебя моровую язву, доколе не истребит Он

— тебя с лица земли;

— поразит тебя Господь чахлостью, горячкою, лихорадкою,

— воспалением, засухою, палящим ветром и ржавчиною;

— и небеса над тобою сделаются медью, а земля под тобою -

— железом;

— вместо дождя даст Господь пыль, и прах с неба будет падать,

— доколе не будешь истреблён;

— предаст тебя Господь на истребление врагам своим;

— поразит тебя Господь проказою Египетскою, почечуем, коростою

— и чесоткою;

— поразит тебя Господь сумасшествием, слепотою и оцепенением

— сердца;

— и будут теснить и обижать тебя всякий день;

— с женою обручишься, и другой будет спать с нею;

— дом построишь, и другой будет жить в нём; виноградник

— насадишь, и не будешь пользоваться им;

— вола твоего заколют в глазах твоих;

— осла твоего уведут от тебя;

— овцы твои будут отданы врагам твоим;

— сыновья твои и дочери твои будут отданы другому народу;

— плоды земли твоей, все труды твои будет есть народ, которого ты

— не знал;

— и ты сойдёшь с ума от того, что будут видеть глаза твои;

— поразит тебя Господь злою проказою на коленях и голенях;

— отведёт тебя Господь и царя твоего к народу, которого не знал ни

— ты, ни отцы твои, и там будешь служить иным богам, деревянным

— и каменным;

— и будешь ужасом, притчею и посмешищем у всех народов;

— семян много вынесешь в поле, а соберёшь мало. Потому что

— поест их саранча;

— виноградники будешь садить, а вина не будешь пить, потому что

— поест их червь;

— маслины будут у тебя. Но елеем не помажешься, потому что

— осыплется маслина твоя;

— сынов и дочерей родишь ты, но их не будет у тебя, потому что

— пойдут в плен;

— все дерева твои и плоды земли твоей погубит ржавчина;

— пришелец, который среди тебя, будет возвышаться всё выше и

— выше, и ты опускаться будет всё выше и выше;

— и придут на тебя все проклятья сии и постигнут тебя за то, что ты

— не служил Господу, Богу твоему с веселием сердца, при изобилии

— всего;

— будешь служить врагу своему, которого пошлёт на тебя Господь;

— Он наложит на шею твою тяжёлое ярмо, так что измучит тебя;

— и ты будешь есть плод чрева твоего, плоть сынов твоих и дочерей

— твоих;

— муж безжалостным оком будет смотреть на брата своего, на жену

— недра своего, и не даст ни одному из них плоти детей своих,

— которых он будет есть, потому что у него не останется ничего;

— женщина, жившая у тебя в роскоши, будет безжалостным оком

— смотреть на мужа недра своего, и на сына своего, и на дочь свою;

— и не даст им последа, выходящего из среды ног её, и детей,

— которых она родит, потому что она тайно будет есть их;

— если не будешь исполнять все слова закона сего, написанные в

— книге сей. И не будешь бояться сего славного и страшного имени

— Господа, Бога твоего;

— то Господь наведёт на тебя все язвы Египетские;

— и всякие болезни, и всякие язвы, не написанные в книге закона

— сего, Господь наведёт на тебя;

— Господь даст тебе трепещущее сердце, истаивание очей и изнывание души;

— жизнь твоя будет висеть перед тобою, и ты будешь трепетать

— ночью и днём». (Втор. 28. 15— 66).

Легко себе представить, как воспринимала эти дьявольские угрозы и проклятия полудикая, доверчивая толпа. С каким ужасом ждали эти забитые люди неминуемого наказания. С какой готовностью приносили они обильные жертвы ненасытному, свирепому Богу. Сердца их трепетали. Их жизнь висела перед ними на волоске. Души их изнывали от постоянного страха.

От них требовали любви к Господу. Но можно ли любовь вынудить под угрозой наказания?

Такая психическая атака, такая громовая канонада проклятий способны произвести на любого человека, — даже на современного, просвещённого, здраво мыслящего атеиста, — неизгладимое впечатление.

Абсолютное большинство людей на земле доверчивы, суеверны и легко поддаются внушению. Они воспитаны в страхе перед наказанием, — от родителей, школьных педагогов, начальников, и, прежде всего, — от Бога.

И даже тот редкий человек, который не знает, что такое страх, который не очень — то верит в Бога, услышав грозные слова проклятий с кафедры или от телевизионного проповедника, невольно призадумается: «Это, конечно же, полнейшая чепуха и сотрясание воздуха. Но кто знает, может за всем этим всё же что — то скрывается. На всякий случай, пойду, поставлю свечку. Брошу монету в церковную кружку».

На это и рассчитано. С мирян по нитке — попу сутана. У детей отбирают.

Глава пятнадцатая."Продолжение"

БИБЛЕЙСКОЕ ПАРИ

Читая Библию, порой сталкиваешься с такими несуразностями, что поневоле задаёшь себе вопрос: а понимали ли сами дееписатели и прочие библейские сказители то, что записывали с чужих слов, в том числе, — со слов Божьих? Вникали ли они в смысл этих, так называемых, свидетельств? Неужели не осознавали, что эти историйки и байки звучат подчас просто анекдотически?

Так выходит, что не осознавали. То ли находились в мистическом трансе от сознания, что общаются с самим Господом Богом. То ли находились в состоянии лёгкого опьянения или тяжелого обкуривания.

Ладно, Бог им судья.

Но почему же за три тысячелетия никто из читающих и изучающих Библию не обратил внимания на эти вопиющие несуразности, на грани абсурда? А если и обнаружил, почему не постарался об их устранении из Святой Книги?

Неужели же вера в неприкосновенность и святость библейских тестов так затуманила их сознание, что они не были в состоянии вникнуть в смысл и суть прочитанного?

Конечно, при желании можно поверить во что угодно. И в то, что солнце и луна висели на небесном своде, пришитыми, как большие пуговицы. И в то, что Бог вылепил человека из глины, не забыв вмонтировать в него слепую кишку. И в то, что гады, ослы и Ангелы разговаривают человеческими голосами почти без акцента. И в манну небесную, которая то падала, то испарялась Можно поверить в кровопролитное сражение, в котором одна сторона потеряла десятки тысяч убитыми, а другая, — одного воина, который споткнулся и случайно напоролся на неприятельский меч. И во многое другое, чем пичкает нас эта, сверх всякой меры правдивая Книга.

Но как, скажите на милость, поверить в такую, в общем — то, довольно заурядную житейскую историю? Небольшой эпизод, каких десятки на страницах Библии.

Давайте читать вместе, чтобы Вы лучше поняли, насколько всё здесь нелепо.

Но если Вам лень читать, то хотя бы послушайте.

Вот как это было.

Самсон, наш еврейский Геракл, однажды решил, что ему пора жениться.

А поскольку еврейки ему не правились принципиально, то он остановил свой выбор на одной смазливой филистимлянке.

Предусмотрительные родители Самсона, прекрасно зная, чем кончаются подобные браки, были категорически против. Но наш герой не был бы героем, если бы не настоял на своём.

Перед свадьбой он решил немножко поразмяться, проверить свои силы. И, по дурости, ни с того, ни с сего, напал на молодого льва. Львёнок этот, ни о чём не подозревая, шёл себе мимо по каким — то своим львиным делам. Ошеломлённый внезапным нападением, он долго не сопротивлялся, протянул лапы и отдал концы.Через пару дней Самсон решил проведать знакомый труп. И увидел, что в черепе льва образовался рой пчёл, которые мирно откладывали мёд на зиму. Самсон героически напал на пчёл и овладел их сотами. По пути домой он с удовольствием ел мёд и выплёвывал мёртвых насекомых.

Потом была свадьба. Не свадьба, а грандиозный пир, который длился более месяца, круглосуточно, без перерыва на обед. Во время пира накачанный молодожён, хитро прищурившись, задал своим новым друзьям, тридцати филистимлянам, такую вот мудрёную загадку:

«Что это такое, — из ядущего вышло ядомое, а из мёртвого вышло сладкое?»

Если вы разгадаете эту загадку за семь дней, сказал Самсон, я дам вам тридцать перемен одежд. Если же не разгадаете, то вы дадите мне столько же.

Ударили по рукам.

Целых три дня, как пишется в Библии, гости терялись в догадках, не в силах уразуметь сути загадки. Не могли понять, что из чего выходит, и куда потом девается. На седьмой день они решили подкупить новобрачную, чтобы она выудила у Самсона правильный ответ. Но молодка не шла ни на какие уговоры. Тогда в ход были пущены угрозы. Гости пообещали сжечь и красотку, и всю её семью. И они были правы, потому что говорили: «разве вы призвали нас, чтобы обобрать нас?» (Суд. 14. 15).

Испуганная девушка применила всевозможные женские уловки: ласки, уговоры, слёзы. Но только на седьмой день её удалось выпытать у мужа, в чём соль этой сладкой загадки. От неё, в самый последний момент, и узнали разгадку коварные филистимляне. И, — выиграли пари.

«И в седьмой день до захождения солнечного сказали ему граждане: что слаще мёда и что сильнее льва? Он сказал им: если бы вы не орали на моей телице, то не отгадали бы моей загадки». (Суд. 14. 18).

Самсон был очень разочарован. Его любимая тёлка позволила на себе орать тридцати чужим мужикам.

Но не будем осуждать новобрачную. Что ей, бедняжке, оставалось делать? Конечно, она могла оставаться верной, как Пенелопа, и пожаловаться своему еврейскому Одиссею на приставания гостей. И он бы их тут же разорвал на мелкие части. И вымел из дома поганой метлой. Но она пошла другим, чисто женским путём.

Раздосадованный Самсон отправился в соседний город, подождал, пока на него сойдёт Дух Господень, и одним ударом убил тридцать случайных прохожих, которые попались ему под правую, убойную руку. Сняв с этих несчастных одежду (поношенную!), Самсон отдал своим друзьям — врагам их выигрыш.

Так возник первый в мире секенд — хенд…

… В Библии особо подчёркивается, что на Самсона сошёл Дух Господень. И понятно, разве наш герой смог бы совершить столько безрассудных убийств без помощи библейского доброго Духа?

На этом рассказ о небольшом эпизоде из жизни славного судьи Израиля заканчивается.

«Ну и что? — спросите Вы. — Что же в этой истории необычного? Что в ней несуразного? Что вас в ней так сильно возмутило? Такое вполне может

в жизни случиться. Такие случаи известны из мифологии и другой, такой же правдивой литературы. Даже несравненный Тартарен говорил, что легко бы справился с нубийским львом. Свежие соты тоже можно смело есть. Особенно, если не страдаешь аллергией на укусы пчёл. Убил тридцать человек? Ну и что? Для такого героя как Самсон, это — сущие мелочи. Он своих противников убивал сотнями, размахивая свежей ослиной челюстью. Так к чему здесь можно придраться?»

Дорогой читатель! Не кипятитесь! Не бросайте в меня камни! Вы совершенно правы! Всему этому легко можно поверить. Особенно, если Вы, — человек доверчивый.

Но нельзя поверить вот чему.

Самсон, когда встретил льва, был не один. Вместе с ним шли в дом невесты его отец и мать. Но, придя домой, Самсон скромно утаил от них свой героический поступок.

«И пошёл Самсон с отцом своим и матерью своею, и когда подходили к виноградникам, вот, молодой лев, рыкая, идёт навстречу ему. И сошёл на него Дух Господень, и он растерзал льва, как козлёнка; а в руке у него ничего не было. И не сказал отцу своему и матери своей, что сделал» (Суд. 14. 5— 6).

Читатель, нас держат за дураков! О чём должен был рассказывать Самсон родителям? Ведь они же были рядом, и крепко держали льва за ноги, пока их героический сын разрывал зверю пасть и откручивал ему голову!

Покончив с одним убийствам, перейдём к другим. Посмотрим, правильно ли сделал Дух Господень, что решил вторично сойти на Самсона, не выяснив до конца обстоятельств дела. Посмотрим, не погорячился ли Самсон, сократив население городка почти наполовину?

Прочтём внимательно несколько правдивых библейских фраз.

«И сказал им Самсон: загадаю я вам загадку; если вы отгадаете мне её в семь дней пира, то я вам дам тридцать перемен одежд…

И не могли отгадать загадки в три дня. В седьмой день сказали они жене Самсоновой: уговори мужа…

И плакала она пред ним семь дней. Наконец в седьмой день разгадал ей, а она разгадала загадку сынам народа своего». (Суд. 14. 12— 17).

Мне пришлось выделить некоторые слова. Иначе всё может показаться Вам настолько сложным, что Вы не захотитете в этом разбираться самостоятельно.

А ведь это очень просто! Уловили? Нет? Тогда прочтите ещё раз. И ещё раз! И ещё. Пока до Вас, наконец, не дойдёт, что Самсон не проиграл пари! Он выиграл его! Ведь загадка была разгадана не на седьмой, а только на четырнадцатый день!

Так во имя же чего погибли тридцать невинных граждан, с трупов которых мародёр Самсон с помощью Духа Святого снимал перемены одежд?

Нет, древние дееписатели не писали это всерьёз. Они обладали несомненным чувством юмора. И сейчас с небес посмеиваются над нами.

«Не верьте нам! Не верьте нам! — чуть ли не в каждой строке твердят читателям библейские юмористы. Мы вас разыгрываем. Не принимайте эти наши, отнюдь не святые, писания за чистую монету! Не верьте этой чепухе!» А мы продолжаем верить.

Так намного ли мы умнее этого недотёпы Самсона, который целых двадцать лет был судьёю Израиля? (Суд. 15. 20).

… Если таковыми были судьи, то можно себе представить, какими были судебные заседатели. И помогали ли им при вынесении рассудка свежие ослиные челюсти?…

НЕРАВНАЯ БИТВА

Ни один самый заядлый атеист (он же — антихрист), ни один, пусть даже самый подкованный, коммунист (он же — пропагандист, он же — агитатор) не сможет подорвать Вашу стойкую веру в Бога так быстро и так успешно, как это делает сама Святая Библия. Даже если они будут обрабатывать Вас все вместе, впятером.

И вовсе не нужно портить зрение, читая эту Книгу от корки до корки. И вовсе не нужно портить нервы, читая мои откровенно еретические, и поэтому вредные для общества, комментарии.

Достаточно прочесть парочку библейских страниц, где описывается один небольшой эпизод из бурной истории избранного народа. Этакий морально — военный конфликт.

Это не был конфликт между израильтянами и одним из враждебных народов. Которых Бог давно уже поклялся не только истребить, но и изгнать после истребления. Это был конфликт между евреями и евреями, что особенно меня встревожило. Братья восстали на братьев, что недопустимо в приличном, избранном семействе.

Тем, кто ленится открыть Библию, не имеет лишнего времени, или не хочет вникать в её замысловатый текст, я готов изложить эту с ног сшибательную историю в лёгкой, доступной форме. Но только для взрослых, потому что детям библейские истории слушать не рекомендуется, — уж очень много в них секса и крови.

Вот послушайте, как это было.

Один левит пошёл и взял себе наложницу. Поскольку он не был католическим священником, то смог сделать это открыто, вполне легально.

Вскоре он поссорился с наложницей, и отправил её домой наложенным платежом. Но потом решил помириться, и пошёл снова, чтобы взять.

Молодица согласилась вернуться в дом левита и сожительствовать с ним дальше. Её родители не возражали, им нравился человек Божий. Обмывая это примирение, никто не заметил, как сгустились сумерки. А путь предстоял долгий и небезопасный.

«И встал тот человек, чтобы идти, сам он, наложница его и слуга его. И сказал ему тесть его, отец молодой женщины: вот, дню скоро конец, ночуй здесь, пусть повеселится сердце твоё; завтра пораньше встанете в путь ваш, и пойдёшь в дом твой. Но муж не согласился ночевать, встал и пошёл». (Суд. 19. 9— 10).

Маленькое замечание мимоходом. Почему Библия называет отца наложницы тестем? Это непорядок. Настоящие тести могут обидеться.

Они уже были возле Иевуса (древнее название Иерусалима), но не решились туда войти. В городе жило враждебное племя иевусеев. Продолжив путь, он пришли в город Гиву, где жили братья — евреи из колена Вениаминова. И здесь, почти слово в слово, повторилось то, что когда — то произошло в злосчастном Содоме. Потому что гивяне были ничем не лучше содомлян.

Тогда двух Ангелов встретил старый добрый Лот. И сейчас двух наших ангелочков встретил добрый старик.

Тем Лот не советовал спать на улице ночью. И этим старик не советовал, так как был наслышан о той давней содомской катастрофе.

Лот пригласил путников в дом свой. И старик оказался таким же гостеприимным.

Там сбежались все содомляне, подгоняемые похотью. И здесь сбежались все жители Гивы, не желая ни в чём уступать содомлянам.

«Тогда, как они развеселили сердца свои, вот, жители города, люди развратные, окружили дом, стучались в двери и говорили старику, хозяину дома: выведи человека, вошедшего в дом твой, мы познаем его». (Суд. 19. 22).

Вполне возможно, что они не замышляли ничего плохого. Просто хотели познакомиться, тосковали по общению. Но старик был сильно подозрительным, за каждым естественным желанием ему мерещилось противоестественное.

«Хозяин дома вышел к ним и сказал им: нет, братья мои, не делайте зла, не делайте этого безумия. Вот у меня дочь девица, и у него наложница, выведу я их, смирите их и делайте с ними, что вам угодно; а с человеком этим не делайте этого безумия.

Но они не хотели слушать его. Тогда муж взял свою наложницу и вывел к ним на улицу. Они познали её, и ругались над нею всю ночь до утра. И отпустили её при появлении зари». (Суд. 19. 23— 25).

Такие дела. Вы, конечно, решите, что Гива обречена. Что Господу ничего не остаётся, как сжечь её, выведя старика с дочерью наружу. Но нет, ничего такого не случилось. У Господа, видимо, истощились запасы огненной серы.

Наложница, не выдержав издевательств, умерла. Уже не надеясь на Бога, Левит решил взвалить задачу восстановления справедливости на свои плечи.

Для этого он взвалил тело наложницы на осла, и привёз к себе домой.

«Придя в дом свой, взял нож и, взяв наложницу свою, разрезал её по членам её на двенадцать частей и послал во все пределы Израилевы» (Суд. 19. 29).

Разрезать ножом тело любимой женщины ровно на двенадцать частей, — это, скажу я Вам, не шутка! Левит этот, конечно же, хорошо потренировался на других телах. Впрочем, из истории Исхода мы помним, что левиты прекрасно владели искусством резать тела ножами.

Левит разделил свою даму на двенадцать частей, чтобы вызвать у каждого колена чувство негодования по отношению к вениамитянам. Но ему следовало разделить её на одиннадцать частей, по числу оставшихся колен. Вениамитянам часть тела была ни к чему, они уже имели тело целиком.

Но это была только драматическая завязка. Дальше начинаются трагические события. Ну, очень трагические.

Получив окровавленные куски, узнав об этом вопиющем преступлении (как будто они до этого не слышали о делах, какие творятся в Гиве!), одиннадцать колен Израилевых поднялись, все как один, чтобы идти войной на вениамитян. Те же, получив свой, положенный им, кусок тела, поняли, что дела их плохи.

«И собрались все Израильтяне против города единодушно, как один человек. И послали колена Израилевы во всё колено Вениаминово сказать: какое это гнусное дело сделано у вас! Выдайте развращённых оных людей, которые в Гиве; мы умертвим их и искореним зло из Израиля. Но сыны Вениаминовы не хотели слушать голоса братьев своих». (Суд. 20. 11— 13).

Братья встали на братьев. Стена на стену. Одиннадцать колен против одного колена. Преткнулись коленями.

«И насчиталось сынов Вениаминовых двадцать шесть тысяч человек, обнажающих меч. Израильтян же, кроме сынов Вениаминовых, насчиталось четыреста тысяч человек, обнажающих меч; все они были способны к войне». (Суд. 20. 15— 17).

Итак, вот Вам два войска: четыреста тысяч человек и двадцать шесть тысяч человек. Пятнадцать к одному! Как, по — вашему, кто победит? Дружба? Нет, дружба победит в другой раз.

«Всякий, видевший это, говорил: не бывало и невиданно было подобного сему от дня исшествия сынов Израилевых из земли Египетской до сего дня; обратите внимание на это, посоветуйтесь и скажите». (Суд. 19. 30)

Так вот, обратите внимание на это, посоветуйтесь и скажите: на чей стороне перевес? За кого Вы болеете?

Одни скажут: мы за мир между народами и между коленами. Пусть израильтяне примут извинения и пожмут виновному колену руку. Или колено.

Другие скажут: мы за правду. Мы за справедливость. Мы болеем за израильтян, воюющих за правое дело, против разврата, насилия и беззакония.

Третьи скажут: а мы всегда на стороне слабых. Пусть вениамитяне и не правы, но они обязательно исправятся. Что поделаешь, им очень хотелось.

А один умный человек сказал: «Если нельзя, но очень хочется, то — можно!».

Что ж, понятно, симпатии разделились. Но, все — таки, какая из двух сторон победит?

Одни скажут: более сильные.

Другие скажут: и у слабых есть шансы. Мы знаем такие случаи из Библии и из истории.

Но так могут сказать только безбожники или маловеры. Истинно верующие люди должны отвечать так: «победит тот, на чьей стороне Бог!»

Вот это и будет настоящий, единственно верный ответ, приятный и угодный Господу.

Теоретически это, конечно, так. Но Библия рассказывает нам, как это выглядит на практике.

У вениамитян не было шансов. Ни одного. Во — первых, они чувствовали себя неловко, обороняя кучку, хотя и соплеменников, но негодяев.

Во — вторых, защищая новых содомлян, они совершали преступление против Бога, против Его заветов и заповедей. «Не пожелай жену ближнего своего!». Нарушение десятой заповеди однозначно каралось смертью.

Кроме желания, здесь было и насилие, что также каралось смертью. Поэтому виновников следовало казнить дважды: расстрелять, поднять и снова расстрелять.

В — третьих, вениамитяне были в катастрофическом меньшинстве. Даже миссионер, попав к каннибалам, не чувствовал себя так обречено. Он мог ещё надеяться: с ним Бог, который не допустит, чтобы его съели… без соли.

Наступил роковой день.

Перед столь ответственным сражением израильтяне, которые всё еще сомневались в собственной победе, решили посоветоваться с Богом.

«И встали и пошли в дом Божий, и вопрошали Бога, и сказали сыны Израилевы: кто из нас прежде пойдет на войну с сынами Вениамина? И сказал Господь: Иуда пойдет впереди». (Суд. 20. 18.)



Бог определил, что первым сразится с вениамитянами колено Иуды. А остальные его поддержат.

«И выступили Израильтяне на войну против Вениамина, и стали сыны Израилевы в боевой порядок близ Гивы. И вышли сыны Вениаминовы из Гивы, и положили в тот день двадцать две тысячи Израильтян на землю». (Суд. 20. 20— 21).

Вот Вам и сыны Вениамина! Ну и храбрецы! Уложили двадцать две тысячи солдат неприятеля на голую землю.

А сколько же потеряли убитыми и ранеными? Библия этого не уточняет. Может быть, погибли все? Ведь их было всего двадцать шесть тысяч. Или потеряли половину списочного состава?

Библия об этом умалчивает. Но я знаю, — сколько. Немного терпения, — и Вы узнаете. Учась у классиков (у того же О. Генри), я придерживаю изюминку на десерт.

Плача и стеная, израильтяне кинулись к своему защитнику, к Богу. «Что делать, — восклицали они, — что нам делать? Продолжать ли воевать против Вениамина?»

«Бог сказал: идите против него». (Суд. 20. 23)

Бог сказал: идите! Куда Он их посылал? Вперед, к сокрушающей победе? На поле славы? На подвиг во имя добра и веры? Нет. Он посылал их на верную смерть.

Боже, идущие на смерть приветствуют Тебя!

«Вениамин вышел против них из Гивы во второй день, и еще положил на землю из сынов Израилевых восемнадцать тысяч человек, обнажающих меч». (Суд. 20. 25).

Еще восемнадцать тысяч легли на голую землю, не опасаясь простуды. Потому что были уже покойниками.

Сколько же осталось в живых этих вениамитян, если они и на второй день убрали тысячи израильтян? Правда, немного не дотянули до вчерашнего рекорда уборки противника.

Никто не знает. В Библии не указано. Знаю только я, — один во всём мире! Потерпите еще немножко, — и Вы тоже узнаете. Сейчас принесут десерт.

Опять пошли побитые израильтяне к Богу. И опять плакали. Просто рыдали от постигшего их горя. Рвали на себе волосы и вопрошали: сражаться ли нам дальше с Вениамином?

«Господь сказал: идите, Я завтра предам в руки ваши» (Суд. 20. 28)

Но почему — завтра? Почему не вчера? Так надо. «Я сказал!»

На следующее утро вениамитяне начали убивать пуще прежнего. И сперва поубивали множество народа. Сколько, — спросите Вы, — тысячи? Десятки тысяч?

«Сыны Вениаминовы выступили против народа и начали, как прежде убивать из народа на дорогах, и убили до тридцати человек из Израильтян». (Суд. 20. 31).

Даже не тридцать, а около того!

И тут уже израильтяне, благодаря Богу, воспряли духом и перехватили инициативу.

«И началось жестокое сражение; но сыны Вениамина не знали, что предстоит им беда. И поразил Господь Вениамина, и положили в тот день израильтяне из сынов Вениамина двадцать пять тысяч сто человек, обнаживших меч»(Суд 20.34— 35).

В этом кровопролитном сражении погибли почти все вениамитяне. В живых осталось не более шести сотен человек.

Так что же получается у нас с этой непростой библейской арифметикой?

А получается, что в двух сражениях сыны Вениамина уничтожили сорок тысяч воинов противника. А потеряли убитыми всего около трехсот!

Может ли такое быть? «Такого не может быть, потому что такого не может быть никогда!»

Нет, как раз такое в Библии может быть. Мы помним, как двенадцать тысяч израильтян без труда справились не только с полумиллионной армией неприятеля, но и с тридцатью двумя тысячами девственниц.

Но не забудьте, — им в этом помогал сам Господь Бог! За эту помощь они отдали Ему тридцать две девственницы. (Чис.31.40). Что Он с ними делал, одному Богу известно.

Здесь же все было несколько иначе.

Сыны Вениаминовы воевали без поддержки Бога. Против Бога! И победили в двух сражениях из трех! То есть, результат по трем матчам был два к одному в их пользу. В пользу дьявола, а не в пользу Бога. И по баллам: выбили сорок тысяч, а потеряли двадцать пять тысяч. Чистый выигрыш!

Вот так сама Библия, руками и стилами своих дееписателей подрывает нашу веру в Бога, в Его могущество, в Его справедливость, в Его мудрость, в Его милосердие.

Ни один партийный идеолог им и в пятки не годится!

Что же стало с оставшимися вениамитянами? Как были наказаны они? Были стерты Богом с лица земли? Так, что и память о них не осталась?

Нет, не были стерты. Хотя предпосылки к этому были.

Разбив грешников, израильтяне, по праву победителей, перебили всех их родственников, кроме дев, не познавших мужа, и аннексировали все их имущество. И все одиннадцать колен поклялись: своих дочерей в жены вениамитянам не отдавать. И правильно поклялись. Потому что у двенадцатого колена не осталось и шекеля на вено за невесту.

Но все — таки победителям стало жалко несчастных. Кроме того, под угрозой оказалось магическое ориентальное число «12».

Встал ребром вопрос: как же помочь вениамитянам размножиться? Стали думать, гадать. Окинули взглядами свои ряды. И выяснили, что жители одного из городов не вышли на священную войну. Хотя немногим ранее дважды утверждалось в Библии, что все израильтяне двинулись единодушно, как один человек. Видите, оказывается и Библия иногда ошибается.

Сектантов решили примерно наказать. И предали весь город заклятию. Вы уже знаете, что предать заклятию, значит, — предать Богу. А предать Богу, значит, — предать смерти.

Но среди жителей этого города, на счастье, оказалось четыреста девственниц, которых выявили методом проб и ошибок. Этих девственниц и отдали в жены вениамитянам для продолжения рода.

Но тех было шестьсот, и на всех не хватило. Новая проблема. Хотя сами вениамитяне из этого никакой проблемы не делали. Они привыкли, по примеру содомлян, обходиться без женщин.

Следовало исправить их нравы. Поэтому общество приняло соломоново решение. Поскольку мы поклялись дочерей своих им в жены не отдавать, — а клятву нарушить не можем, пусть эти молодцы попытаются украсть наших дочерей.

«И приказали сынам Вениамина и сказали: пойдите и засядьте в виноградниках. И смотрите, когда выйдут девицы Силомские плясать в хороводах, тогда выйдите из виноградников и схватите себе каждый жену из девиц Силомских. И когда придут отцы их или братья их с жалобою к нам, мы скажем им: „простите нас за них; ибо мы не взяли для каждого из них жены на войне, и вы не дали им, теперь вы виновны“ (Суд. 21. 20— 22)

Вот так они и сделали. И сделали новых деток, а те сделали еще новых, и дела у них пошли на лад. И колено Вениаминово восстановилось до прежних границ.

«В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось справедливым». (Суд. 21. 25).

Каждый делал, что хотел. Ловил того, кого хотел. И имел того, кого хотел. И Господь тому не препятствовал.

А теперь пришло время открыть Вам ещё одну страшную библейскую тайну. Мне удалось выяснить, почему Господь медлил с оказанием помощи израильтянам. Медлил Он потому, что не мог идти Сам против Себя. Ведь развратники из колена Вениамина, из славного города Гивы, были Его воспитанниками. Это Он вложил им в души греховные страсти, это Он научил их однополой любви. Без Его помощи они никогда бы до этих тонкостей не дошли. Тайну я, совершенно случайно, выведал у Апостола Павла при личном знакомстве. Конечно же, не с Ним, а с текстом Его «Послания к римлянам»

«Предал их Бог постыдным страстям: женщины их заменили естественное употребление противоестественным. Подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за своё заблуждение» (К рим. 1. 26— 27)

Как видите, Господь придумал одиннадцатую казнь. Не наказывает уже мошками и язвами. Новое наказание — похлеще тех десяти! Как только провинился, — получай в сердце похоть! Как только отвернулся от Господа, Он тут же вставляет тебе, куда надо, постыдную страсть. И принуждает тебя к неестественному употреблению и естественному злоупотреблению.

Прошу Вас, не кляните геев и лесбичек, пожалейте их! Ведь они так наказаны Господом за свои заблуждения! Но дорога к храму для них не закрыта. Как только придут и покаются знакомому священнику (знакомому по гей — клубу!), Господь сразу же лишит их и похоти, и страсти. И они войдут в число лишённого страстей, но послушного большинства.

Всё это превосходно! Но что — то никого уже давно не видно на горизонте…

ТРИ НАКАЗАНИЯ НА ВЫБОР

«Гнев Господень возгорелся на Израильтян, и возбудил Он в них Давида сказать; пойди, исчисли Израиля и Иуду». (2. Цар. 24. 1)



Попробуем перевести эту мудрёную фразу с языка библейского на русский язык. Господь разгневался на израильтян и принудил Давида сказать своему полководцу Иоаву, чтобы переписал всех подданных царя. Речь шла, конечно, только о мужчинах, потому что женщины и дети не сидели на месте, и не поддавались никакому учёту.

Давид действовал не по своей инициативе, он был возбуждён Богом.

Девять месяцев объезжал Иоав город за городом, пока не выяснил, сколько же жителей обитает в объединённом царстве.

Всё это время Давид оставался спокоен. Но в тот день, когда он вновь увидел своего племянника, царь с ужасом понял, что совершил страшный грех.

«И вздрогнуло сердце Давидово после того, как он сосчитал народ. И сказал Давид Господу: страшно согрешил я, поступив так; и ныне молю тебя, Господи, прости грех раба твоего; ибо крайне неразумно поступил я». (2. Цар. 24. 10).

Господь, непонятно почему, так разгневался на Давида, что категорически отказался разговаривать с ним с глазу на глаз. Он призвал царского прозорливца Гада, и сказал ему так:

«Пойди и скажи Давиду: так говорит Господь: три наказания предлагаю Я тебе; выбери себе одно из них, которое совершилось бы над тобою». (2. Цар. 24. 12)

Это уже что — то новенькое. С этим нововведением мы раньше не встречались. Господь исправляется прямо на глазах. Из беспощадно милосердного превращается в милосердно беспощадного. Вместо того чтобы наслать на грешника сразу три египетских казни, предлагает ему любую на выбор.

«И пришёл Гад к Давиду, и возвестил ему, и сказал ему: избирай себе, быть ли голоду в твоей стране семь лет, или чтобы ты три месяца бегал от неприятелей твоих, и они преследовали тебя, или чтобы в продолжение трёх дней была моровая язва в стране твоей. Теперь рассуди и реши, что мне отвечать пославшему меня». (2. Цар. 24. 13)

Как Вы полагаете, что выбрал Давид?

Этот любимец Господа и народа, хорошенько подумав, выбрал меньшее из трёх зол, — моровую язву.

«И послал Господь язву на Израильтян от утра до назначенного времени; и умерло из народа семьдесят тысяч человек». (2. Цар. 24. 15).

Так милосердно наказал Господь евреев за перепись, проведенную царём. Действительно, это было очень мягкое наказание. Ведь Господь мог истребить и семьсот тысяч, и семь миллионов. От гнева и дури можно и не такое натворить!

Вся страна хоронила покойных. Семьдесят тысяч за три дня! Половина населения стала на несколько дней гробокопателями и носильщиками. У наёмных плакальщиц иссякли слёзы, которые они копили всю свою жизнь. Левиты не успевали читать заупокойные молитвы. В конце концов, пришлось отпевать группами. Покойников, лежащих на носилках, располагали амфитеатром, чтобы они могли лучше слышать слова молитвы.

Для изготовления носилок пришлось вырубить семьдесят гектаров охраняемых лесов.

Продавцы саванов и белых тапочек за одну ночь стали миллионерами.

Давид, видя горе, которое постигло его народ, был в отчаянии. Он уже пожалел о своём необдуманном решении. Уж лучше бы, подумал он, я побегал три месяца трусцой от неприятеля. Как всегда в таких случаях, он громко вопил, рыдал, рвал на себе одежду и… постился до вечера.

И ещё об одном он сожалел. Зачем надо было тратить столько труда, переписывая эти семьдесят тысяч человек, если их всё равно нельзя было учитывать при подведении итогов.

ТРУП НА ПОСТУ ГЛАВНОГО НАЧАЛЬНИКА

Молодой Соломон, усевшись на престол, немедленно избавился от тех, кто мог бы представлять для него хоть малейшую опасность. В числе таковых был главнокомандующий Иоав, племянник и правая рука царя Давида. Библейская легенда гласит, что умирающий царь просил сына покарать Иоава. Вроде бы, за то, что когда — то, более тридцати лет назад, тот предательски убил Авенира, израильского военачальника, друга Давида.

Но Иоав никогда бы не позволил себе действовать самовольно. Давид был вынужден обещать Авениру пост военачальника, как вознаграждение за предательство им Иевосфея, израильского царя, сына Саула. Иоав, сам претендующий на это место, убив Авенира, освободил дядю, с его негласного согласия, от обременительных обязательств. Кроме того, Иоав был кровником Авенира.

Это случилось, когда Давид еще только царствовал над Иудеей в Хевроне. Храбрец Асаил в одном из сражений стал преследовать Авенира. Израильский полководец был гораздо сильнее и опытнее молодого племянника Давида. Он умолял Асаила отвязаться от него. Но напрасно. Парень был очень горяч.

«И повторил Авенир еще, говоря Асаилу: отстань от меня, чтоб я не поверг тебя на землю; тогда с каким лицом явлюсь я к Иоаву, брату твоему?

Но тот не захотел отстать. Тогда Авенир, поворотивши копье, поразил его в живот; копье прошло насквозь его, и он упал там же, и умер на месте». (2. Цар. 2. 22— 23).

Иоав и Авесса, родные братья погибшего, поклялись отомстить. Иоав выполнил клятву.

Прошло три десятилетия. Мы уже позабыли об Асаиле, даже имя его почти изгладилось из нашей памяти. И вдруг, — жив курилка!

Асаил, кости которого, по идее, давно уже сгнили, как ни в чем, ни бывало, служит Давиду в последние годы его правления. Он — один из двенадцати главных начальников, в подчинении у которого двадцать четыре тысячи человек.

«Четвертый, для четвертого месяца был Асаил, брат Иоава» (1. пар. 27. 7).

Как же это Библия упустила такую прекрасную возможность, — сообщить нам о чудесном воскрешении Асаила?

ЗАПЕЧАТАННЫЕ ЧРЕВА БИБЛЕЙСКИХ ЖЕНЩИН

Библия знакомит нас с четырьмя десятками дам. Разного возраста, разного темперамента, различных национальностей. От юных дев — до престарелых матрон, от рабынь — до цариц, от блудниц — до преданных жён и матерей. Некоторые были робкими и послушными, как Руфь, некоторые — коварными, как Далила, некоторые — предприимчивыми, как Ревекка, Большинство из них имело массу достоинств. Меньшинство, — массу недостатков. Героини и антигероини, какими и положено быть мифическим персонажам.

При всём внешнем и внутреннем различии, женщин этих объединяет то, что почти все они, за исключением двух — трёх, вымышлены. Объединяет их ещё и то странное обстоятельство, что почти все они были бесплодны или очень мало продуктивны. Это, — главное, чем отличаются библейские женщины от остальных героинь выдающихся произведений мировой литературы.

Некоторые из них так и не узнали бы радости материнства, если бы судьба не свела их с Ангелами Божьими, которые пошли им навстречу и вняли горячим просьбам. Остальные имели только одного или двух сыновей, несмотря на то, что тогда не существовало китайских законов об ограничении дето рождаемости.

Наоборот, в те древние времена, когда не было никакой антиконцепции, не было и гинекологов с ужасными скрёбками и клещами, а мужчины не ограничивали свои потребности, их жёны только то и делали, что рожали и рожали. Редко в какой семье было менее десяти детей. Матери, достигшие тридцати лет, и родившие всего единожды или дважды, были редчайшим явлением. На них смотрели, как на уродов, над ними смеялись, на них показывали пальцами. Никто не жалел их, жалость и сострадание тогда не были в моде. Мужья разводились с ними. Такие женщины часто оказывались на улице. И пополняли ряды блудниц и нищенок.

Библия, несомненно, великая милосердная Книга! Потому что приютила на своих страницах, обогрела и даже возвеличила всех бесплодных женщин древней Палестины.

Перечислим их поимённо, в хронологическом порядке.

Ева, жена Адама. За первые сто тридцать лет супружеской жизни родила всего двух сыновей: Каина и Авеля.

Безымянная жена Ноя. За несколько столетий супружеской жизни родила всего трёх сыновей: Сима, Хама, Иафета.

Сарра, жена Авраама. До девяноста лет была бесплодна. Если бы не понравилась Богу, осталась бы бездетной до смерти. Родила только одного сына, Исаака.

Жена Лота. Сыновей не имела. Несмотря на чрезмерную любопытность.

Агарь, служанка. За тринадцать лет половой жизни с Авраамом имела всего одного сына, Измаила.

Ревекка, жена Исаака. Двадцать лет была бесплодна. После этого Бог снизошёл, услышал молитвы. Родила только единожды в жизни.

Рахиль, жена Иакова. На протяжении шести лет после свадьбы не могла забеременеть. Родив первого сына, десять лет не рожала. Умерла при вторых родах.

Валла, наложница Иакова. Родила всего двух сыновей. Пыталась забеременеть от пасынка Рувима. Но, — безуспешно.

Зелфа, наложница Иакова. Родила всего двух сыновей.

Фамарь, невестка Иуды. Не смогла забеременеть от мужа Ира, пока он не умер. От свёкра родила двух сыновей.

Жена Потифара, телохранителя фараона. Не смогла забеременеть от Иосифа Прекрасного, потому что он не захотел спать с ней.

Асинефа, жена Иосифа. Несмотря на прекрасные условия жизни, родила всего двух сыновей.

Иохаведа, жена Арама. Родила двух сыновей: Аарона и Моисея и одну дочь — Мариам.

Сепфора, жена Моисея. Родила всего двух сыновей.

Раав, которая предала Иерихон. Детей, по всей видимости, не имела. Потому что была блудницей.

Безымянная жена Маноя. Была бесплодна. После посещения её Ангелом родила Самсона.

Далида, жена Самсона. Коварная филистимлянка, познавшая, что мужская сила Самсона — в его волосах. За то, что предала мужа, Бог ей детей не дал.

Руфь, моавитянка, прабабушка царя Давида. От первого замужества етей не имела. Поэтому забралась под одеяло к Воозу. От него родила одного сына.

Ноеминь, свекровь Руфи. Имела всего двух сыновей. Да и те умерли раньше времени.

Анна, одна из двух жён Елканы. До пожилого возраста была бесплодна. После того, как по душам поговорила со священником Илием и хорошо помолилась Господу, родила пророка Самуила. Потом Господь посетил её лично, и она сразу же родила пятерых детей, возможно даже, — одновременно. (1. Цар. 2. 21).

Шестеро из десяти жён Давида родили только по одному сыну.

Мелхола, дочь царя Саула, первая жена Давида. Была бесплодна.

Богатая безымянная женщина. Не имела детей, потому что имела старого мужа. После того, как приютила у себя пророка Елисея и хорошо помолилась Богу, сразу же забеременела. Возможно, от Господа.

Царица Есфирь. Долгое время была главной женой персидского царя Артаксеркса. В Библии ничего не пишется о её детях. Скорее всего, их не имела.

Елисавета, жена священника Захарии. Была стара и бесплодна. После встречи с Ангелом забеременела и родила Иоанна Крестителя.

Мария Магдалина, подружка Иисуса Христа. Детей не имела. Хотя могла иметь, поскольку проводила время не только с Христом, но и с двенадцатью Апостолами.

Вот Вам тридцать одна дама из сорока. Бесплодные и очень мало продуктивные. Ну, не чудо ли это?

О том, имели ли детей Дина — дочь Иакова, пророчица Девора, Мариам — сестра Моисея. Марфа — почитательница Христа, мы не знаем.

Библейских женщин, у которых с рождаемостью было всё в порядке, можно пересчитать по пальцам одной руки. Вот их имена.

Лия, жена Иакова. Родила шестерых сыновей и одну дочь.

Елисавета, жена Аарона. Родила четверых сыновей.

Вирсавия, жена Давида. Родила четверых сыновей.

Царица Иезавель, жена израильского царя Ахава. Несмотря на то, что была злобна, коварна, насаждала культ Ваала, Господь не смог запечатать её чрева. Родила многих сыновей.

Дева Мария. Перестав быть девой, родила пятерых сыновей и нескольких дочерей.Как видите, незначительное меньшинство. А подавляющее большинство не имело такого счастья. Бог не дал. Хотя многие из этих женщин были любимицами нашего Господа.

Вот такая печальная библейская Правда. И ничего с этим не поделаешь. Этих обиженных Богом женщин уже не воскресишь. И рожать не заставишь…

… Однажды Господь клялся Моисею на горе Синай: «Не будет преждевременно рождающих и бесплодных в земле твоей» (Исх. 23. 26).



Эта клятва, как и все остальные клятвы Всевышнего, исполнилась, как говорится в народе, с точностью наоборот.

Судя по Библии, большинство женщин избранного народа не были полноценными женщинами. Как, при таком уровне рождаемости, евреи смогли размножиться и стать многочисленными, «как песок морской, как звёзды на небё», мне непонятно. А Вам?

КУРЬЁЗИНКИ

«В тридцать шестой год царствования Асы, пришел Вааса, царь Израильский, на Иудею».(2. пар.16.1).

Для того чтобы пойти на Иудею, Вааса должен был сначала откинуть надгробный камень, встать из могилы и надеть на свои истлевшие кости боевые доспехи.

Потому что «в третий год Асы, царя Иудейского, воцарился Вааса, сын Ахии, над всеми Израильтянами и царствовал двадцать четыре года» (3. Цар. 15.33).

Три плюс двадцать четыре всегда, даже в библейские времена, равнялось двадцати семи. Но никак не тридцати шести.

В двадцать шестой год Ваасы воцарился Ила. А в тридцать первый год правления Асы воцарился Амврий.

____________________

«Двенадцать лет было Манассии, когда воцарился, и пятьдесят лет царствовал в Иерусалиме». (4. Цар. 21. 1)

«Двенадцати лет был Манассия, когда воцарился, и пятьдесят пять лет царствовал в Иерусалиме». (2. Пар. 33. 1)

Так сколько же лет правил Манассия?

____________________

Заговорщик Авессалом, сын Давида, поставил во главе войска Амессайя, сына Авигеи, дочери Нааса. (2. Цар. 17. 25)

Но Авигея не была дочерью Нааса. Она была дочерью Иессея, родной сестрой Давида (1. пар. 2.16— 17). То, что это была именно та Авигея, подтверждают слова Давида, обращенные к Амессаю: «не кость ли ты моя и плоть моя — ты?» (2. Цар. 19.)

____________________

Каждому слову Библии, безусловно, следует верить. Но как верить, если одно слово опровергается другим?

«И родились у Авессалома три сына и одна дочь, по имени Фамарь, она была женщина красивая». (2. Цар. 14. 27).

Бог дал царевичу не только трех сыновей, но и красавицу дочь. Но чуть дальше утверждается, что царевич был бездетен. Бог его обидел.

«Авессалом еще при жизни своей взял и поставил себе памятник в царской долине; ибо сказал он: нет у меня сына, чтобы сохранить память имени моего. И назвал памятник своим именем». (2. Цар. 18. 18).

М — да, что сказать на это? Если сильно хочется поставить себе памятник, то можно отказаться и от сыновей.

К сожалению не сказано, что это был за памятник. Была ли это фигура в полный рост? Или только бюст? Ставили ли вообще в те времена царевичи и цари себе памятники? Не написана ли эта глава во времена царя Ирода? Все библейские персонажи именуются сыновьями мужчин. И только три военачальника, племянники царя Давида, сыновьями женщины.

Поэтому возникает сомнение: не была ли сестра Давида Саруия одновременно и его братом?


Глава шестнадцатая.

МЫ НЕ РАБЫ, РАБЫ НЕ ВЫ!

«Время разбрасывать камни

и время собирать камни.

Время молчать и время говорить».

(Ек. 3. 5— 7)

Не знаю, заметили и отметили ли Вы это, но в моей откровенно еретической книге ни разу не утверждается, что Бога нет. В этом Вы не сможете меня обвинить. Как и не утверждается, что не существует других многочисленных Богов, в которых верили и верят миллионы людей на протяжении тысячелетий. Будем справедливы. Или мы признаем, что есть Они все, или признаем, что там, наверху, нет никого. И никогда не было.

Те, кто верил в Зевса, Астарту, Молоха, Ваала, не были глупее нас с Вами. Какие же у Вас имеются основания считать, что они ошибались?

Будем справедливы. Или ошибаются все, или не ошибается никто. Будьте справедливы. Не лишайте себя права на ошибку.

Глупо и самоуверенно считать, что Ваша религия — единственно истинная, а все остальные — ложны. Ведь не желаете же Вы, чтобы то же самое о своей религии утверждали иноверцы.

Посмотрите, как прекрасна была религия у древних греков и римлян! Греческие Боги — веселые Боги. Пробуждали в людях не страх, но человеческое достоинство. Люди не лезли к Богу по поводу и без повода. Обращались к Нему только перед важными событиями: перед битвой, перед путешествием, перед первой брачной ночью.

Вот были счастливые времена! Каждый имел своего Покровителя.

Любой грек, даже самый захудалый, мог избрать себе Бога и молиться Ему. И верил, что его Бог — более могуществен, чем тот, кому поклоняется царь. Греческие Боги всегда держали слово.

Мошенники молили об удаче своего Бога, а порядочные люди — своего. А сейчас все молятся одному Богу. А Он не может угодить и тем, и другим. Поскольку интересы одной из групп ущемляют интересы другой.

Врачи молятся о том, чтобы Бог дал им богатство. Допустим, что Он их услышал. И решил помочь. И послал остальным людям болезни. Но если бы все люди, кроме врачей и их близких, постоянно болели, то все врачи стали бы миллионерами.

И, в то же время, остальные люди молят Бога о здоровье. Выходит, что если Господь даст одним, то обидит других Вот вам маленький пример из жизни.

В маленьком городке живут, среди прочих маленьких граждан, один врач, один адвокат, один банкир, один гробовщик, один портной, один сапожник, один владелец казино, один автомеханик, несколько замужних и несколько незамужних женщин и так далее Все они, — прилежные прихожане. Все горячо верят в Бога. Все делают щедрые пожертвования церкви. Никто из них никогда в жизни не солгал, не украл, не прелюбодействовал, и не знает за собой ни одного из остальной тысячи грехов.

Все они просят Бога, чтобы дал им побольше здоровья, долголетия, денег, удачи.

Теперь на минутку допустим, что Бог действительно есть на свете. И что Он действительно может дать своим верным рабами здоровье, долголетие, богатство и удачу. И готов дать, очень хочется Ему одарить их всеми земными и неземными благами. Ну, просто не терпится Ему осчастливить их всех.

Но вот незадача — как осуществить это на практике?

Ведь если дать всем здоровье, — будет несчастен врач. А его обидеть никак нельзя. Его взносы — самые щедрые.

Если дать всем долголетие, — гробовщик останется без работы, семья его будет голодать.

Если дать всем богатство, то никто не будет занимать деньги в банке.

Лопнет банк и лопнет банкир.

Если дать всем удачу, то пролетает владелец казино, оскудеет левая рука"однорукого бандита"

Если сделать так, чтобы не снашивалась одежда и обувь (как у тех вреев, которые счастливо маршировали по пустыне), то умрут с голоду сапожник и портной. Но гробовщик будет завален работой, что тоже не совсем справедливо.

Незамужним женщинам хочется выйти замуж за банкира, врача, адвоката, гробовщика. Они видят в этом своё счастье. Но все эти мужчины уже женаты. Если Бог даст счастье незамужним, Он очень обидит замужних, которые тоже ни в чем перед Ним не провинились.

Учтите, что и преступникам тоже надо как — то жить. И у них есть дети и родители, которые нуждаются в их заботе. И эти воры, бандиты, мошенники и иные рыцари удачи, чаще всего, — самые прилежные прихожане. И страстно верят в Бога. И очень сильно верят, что Бог им поможет. И тоже щедро жертвуют на Храм Божий. И также получают заверения от доброго священника, что Бог услышит их просьбы, и пошлет им удачу на их нелегком поприще. Но если Бог услышит воров, то должен будет заткнуть нам уши, чтобы мы их не услышали.

Как же бедному Богу выйти из этой патовой ситуации? Да так, чтобы все были довольны?

Ни Зевс, ни Молох, ни Дагон, ни Хамос, ни Перун, ни один из этих богов низшей небесной лиги, клянусь Аполлоном, никогда не придумал бы, как сделать так, чтобы всем было очень хорошо.

Но наш Иегова — Саваоф, мудрейший из всех не очень мудрых, чемпион мира среди Богов, не был бы нашим общим любимцем, если бы не нашел решения этой великой задачи — незадачи.

Он решил очень мудро: никому ничего хорошего не давать. Он решил отбирать! Но не всё и не у всех.

У одних, — немножко здоровья, в пользу врача.

У других, — пару десятков лет, в пользу гробовщика и незамужних женщин.

У третьих, — немножко денег, в пользу банкира и грабителя, представителей родственных профессий.

У четвертых, — немножко свободы, в пользу адвоката и тюремщика.

У пятых, — немножко водительского счастья, в пользу автомеханика и рихтовщика кузовов.

У шестых, — немножко семейного счастья в пользу тех же незамужних претенденток…

… И все довольны, все благодарят Бога за доброту и заботу.

Но если вам всё же, при такой Отеческой заботе, чего — то ещё не хватает, например, — забот, болезней, несчастий, горя, — Он их Вам обязательно добавит, можете не сомневаться!

А если Вы захотите пожаловаться на это доброму священнику, тот вам ответит:"Смиритесь, дети мои, Бог вас испытывает". Но почему бы Ему не испытывать кого — нибудь другого?



Нет, не будем беспокоить Бога дурацкими вопросами. У Него и так забот хватает: решает, что бы еще у кого забрать, чтобы все были довольны?

Теперь поговорим серьёзней. Всякая религия начинается с запретов. Сразу же водится понятие греха. Человек рождается свободным. Религия делает его рабом.

То, что должно рекомендоваться, превращается в запрет: под страхом смерти, изоляции из общества, адских мук.

Как прекрасна была бы религия, если бы содержала не запреты, а только полезные людям советы! Например: а) не ешьте свиное мясо без достаточной тепловой обработки, потому что в нём полно паразитов;

б) старайтесь отдыхать хотя бы один день в неделю, иначе вы подорвете свои слабые силы. Уделите внимание близким и Богу;

в) не вступайте в половые отношения с единокровными родственниками, не плодите идиотов и религиозных фанатиков;

г) ходите в храмы, общение полезно душе. Кроме того, Вы почерпнёте нечто полезное для себя и познакомитесь с полезными людьми;

д) почаще молитесь Богу и жертвуйте на церковь, на всякий случай. Потому что никто не знает, что ждет нас по ту сторону бытия;

е) не ходите голышом. Во — первых, это не гигиенично, во вторых, отвлекает окружающих от выполнения насущных задач;

ж) перед едой обязательно произнесите молитву, не набрасывайтесь сразу на пищу, это некрасиво;

з) слушайтесь и почитайте родителей, иначе Вы не сможете требовать этого от своих детей;

е) старайтесь не убивать ближних помногу за один день, живите и дайте пожить другим;

и) не крадите всё подряд, подумайте, нужно ли Вам это барахло. А деньги, как вода, — сколько ни украдешь, всё мало.

к) не желайте жены ближнего своего, если Вы не уверены, что она желает вас. И вообще, старайтесь сдерживать здоровые и нездоровые инстинкты…

л) возлюбите ближнего. как самого себя. Но не перегибайте палку, во всём нужна мера.

Но если Вы все же не захотите воспользоваться этими святыми Божьими Советами, не бойтесь, ничего вам за это не будет. Все первенцы уже перебиты, запас язв давно кончился, земля Обетованная уже роздана до последнего клочка.

____________________

А теперь поговорим ещё серьёзнее.

Все мы — неисправимые демократы и гуманисты. Мы гневно осуждаем религиозную ограниченность, расовую дискриминацию, преследования за убеждения, убийства на религиозной почве.

Но — оглянемся на себя! Оглянемся на нашего Бога. Мы ли лучше? Он ли лучше?

Иудеи говорят: «Мы — избранный народ!». Разве это не дискриминация?

Каждый народ избран своим национальным Богом.

Великий Бог Мардук избрал персов, и они завоевали пол мира.

Великий Бог Зевс избрал македонцев, и они завоевали пол мира.

Великий Юпитер избрал римлян, и они завоевали пол мира.

Господь избрал англичан, и они завоевали пол мира.

Не знаю, чем евреи прогневали Бога, но они, почему — то, как назло, всегда оказывались в оккупированной половине.

Христиане говорят: «Только тот, кто верит в Бога нашего, Иисуса

Христа, войдёт в царствие небесное!» Разве это не дискриминация? Почему не войдёт индус? Почему не войдёт араб? Почему не войдёт монгол? Что же это за Иисус такой, который разделяет людей на входящих и не входящих?

Мусульмане говорят: «Убей неверного!» Разве это не пропаганда религиозной ненависти? Аллах не в силах покарать неверных, иначе бы все неверные давно уже исчезли с лица земли. Да и вряд ли Он хочет истребить неверных. Иначе Его подданным не пред кем было бы кичиться своей верностью.

Миллионы людей погибли за свои убеждения, за свою веру задолго до Гитлера, Сталина, Саддама Хусейна и Бен — Ладина.

Римляне распинали первых христиан. Крестоносцы истребляли иудеев и мусульман. Европейские христианские народы изгоняли евреев.

Инквизиция сжигала еретиков. Турки резали армян. Католики воевали с протестантами.

А что мы видим сейчас? Войны, вооружённые конфликты, теракты, — всё на религиозной основе. Югославия, Индонезия, Палестина, Кашмир, Северная Ирландия, Чечня, — всего не перечесть.

Везде верующие люди убивали и убивают друг друга, каждый под знаменем своего Бога. Если бы не было религии, или если бы существовала только одна религия во всём мире, миллионы людей не погибли бы от рук других миллионов.

Христиане говорят: «Господь велик!»

Иудеи говорят: «Ягве велик!»

Мусульмане говорят: «Аллах велик!»

Если Они так велики, а, следовательно, мудры и великодушны, то почему бы Им не договориться о мире и дружбе между Богами? Почему бы Им не объединиться, и не властвовать совместно, триумвиратом? Почему бы Им не запретить своим людям убивать других людей за веру?

Но если это, по каким — то причинам, невозможно, то почему бы Им не править поочерёдно? По четыре месяца в году. Думаю, что многие христиане не отказались бы на четыре месяца почувствовать себя мусульманами, и наоборот. О евреях я уже не говорю, евреи любят разнообразие. И было бы тихо на Земле. А тот, кто взял бы в руки винтовку или даже палку, был бы тут же сражён молнией, оружием Богов. Чтоб другим было неповадно.

Увы! Не смогут. Не договорятся. Потому что все Они, — Боги — ревнители. Каждый из Них считает себя самым великим, и хочет быть ещё более великим, иметь наибольшее количество рабов и слуг.

Кстати, о слугах. Совершенно очевидно, что не в их интересах — мирить Богов. Потому что пастыри Божьи не могут поделить между собой нас с Вами. Каждый пастырь зарится на чужих овец, и старается перетянуть в своё стадо. Для чего? Чтобы стричь.

Они обещают нам здоровье и удачу, любовь ближних и любовь Бога. Но только в том случае, если мы очистим душу покаянием и обратимся к истинному Богу. И каждый из них считает истинным только своего Бога. Щедро жертвуйте на храм Божий, твердят они, и вам воздастся.

Возможно. Нам воздастся когда — то, а им воздаётся уже сейчас. Не волнует их состояние наших душ, волнует их состояние наших кошельков.

Со всех сторон слышу возмущённые голоса: «Что вы мелете! Ведь это один и тот же Бог, только под разными именами!»

Да что Вы говорите! Вот это новость! Один Бог, надо же! Неужели один? Никогда не поверю, чтобы Великий Мудрый Бог, Единый под тремя именами, не мог договориться Сам с Собой, не перестал натравливать Своих рабов друг на друга. Пусть созовёт Всемирный Форум слуг Своих и запретит им, под страхом смерти, делить людей на верных и неверных, праведных и неправедных, избранных и не избранных. Пусть даст им новые скрижали, на которых будет дописана ещё одна заповедь: «Властвуй, но не разделяй!»

И поставит Закон, раз и навсегда: все люди праведны, все избраны, все верны, и поэтому все: и Иван, и Иоганн, и Ахмед, и даже Мойша, — если захотят, то беспрепятственно войдут в Царство Небесное. А если захотят, то и выйдут, чтобы погреться у горячих котлов.

Нет, кроме шуток, почему Вы все так рвётесь в этот, так называемый, рай? Подумайте, что Вы будете делать на небесах? Вы же там умрёте от скуки! Нет там ни футбола, ни пива, ни сериалов, ни грешных баб и мужиков — соблазнителей.

И чего это Вы решили, что грешников ждут кипящие котлы? Подумайте, где Бог или Сатана возьмут столько котлов, столько дров, столько смолы? Это же сколько чертей нужно, чтобы обслуживать эти котлы! Неужели Господь может допустить такое непомерное размножение чертей?

Неужели же мы хуже этих чертей? Почему бы не устроить так, чтобы они кипели в котлах, а мы подбрасывали поленья?

Ни у одного из великих пророков не говорится ни слова, ни о рае, ни об аде, ни о чертях, ни о котлах. Не приснилось им это, хотя вполне могло.

____________________

Отбросив ложную скромность, замечу, что мне тоже иногда снятся пророческие сны. Причём всегда сбываются. Однажды я видел во сне страшную бурю. Гремел гром. Сверкали молнии. Неподалеку загорелось дерево. Я проснулся весь мокрый, то ли от дождя, то ли от жары, то ли от недержания мочи.

И что Вы думаете! Не прошло и трёх месяцев, как действительно у нас случилась страшная буря. Сверкали молнии, гремел гром. У соседей сгорел сарай. Ну, как после этого не верить в пророческие сны! Уверен, что если мне приснится сауна, что обязательно случится засуха. Не пройдёт и нескольких лет. Я очень верю снам и прочей чертовщине.

Однажды в таком пророческом сне я увидел себя как бы со стороны. Это был я, и, в то же время, не я. Выглядел несколько повыше, помоложе, покудрявее. Причём у этого меня, не меня была другая осанка, были расправлены плечи, был уверенный взгляд. Неужели это я? Нет, это другой человек. В нём нет тупой покорности. С первого взгляда видно, что это, — Свободный Человек.

Этот человек стоит посреди поля, широко расставив ноги и скрестив руки на груди. У него поза Хозяина земли.

И вдруг Он слышит громовой глас, то ли с неба, то ли из ближайшей дубравы:

— Я, Господь Бог твой! Ты — мой раб!

Свободный человек оглядывается и недоумевает. Откуда же раздаётся этот полковничий бас? Вокруг никого нет. Пусто. Святая Пустота.

И опять громовые раскаты: — Я, Господь Бог твой! Ты — мой раб! Отвечай!

Нет, достойно отвечает Свободный Человек Пустоте, я не раб твой! Я сам себе Хозяин. Это Я буду избирать, кому Мне служить и служить ли вообще. Явился, видите ли, некто бестелесный, извините за выражение — аморфный, и с порога заявляет: «Я господь, бог твой».

Ах, он ещё недоволен, что его имя пишется с маленькой буквы! Это Мне решать, папаша, чьё имя буду писать с заглавной буквы! Это только Мне решать, буду Я творить себе кумиров, или нет! Только Мне самому решать, когда работать, когда нет, и что надевать на голову: кипу, соломенную шляпу, чалму или папаху! Никто, ни один святоша, не вправе указывать Мне, какими словами Я должен молиться, и на какой книге должен клясться. Как говорил Иисус, человеку достаточно сказать: да — да, нет — нет, всё остальное — от лукавого.

Что — о? Святая книга? Объясняю популярно, специально для простаков. Книга — это бумага, знаки на ней — это краска. Не могут бумага и краска быть святыми! Любая книга, рано или поздно, попадает в переработку. И из макулатуры, возможно, сделают туалетную бумагу. Этой участи не может избежать даже Библия. Но подтирка, изготовленная из такой святой макулатуры, конечно же, должна продаваться на порядок дороже обычной. Поскольку на ней лежит отпечаток святости.

И слова в этой книге не могут быть святыми! Не говорили, не писали их святые люди. Каждое из этих слов можно оспорить. Потому что лжи в них многим больше, чем правды.

Никто не вправе взимать с меня налог на церковь! Что это за церковь такая убогая, что не в силах прокормить себя? Так пусть бог ей поможет. Но не Я. Ибо Я — Человек Свободный! И уже поэтому не могу быть рабом божьим. Эти два понятия несовместимы.

Или ты свободен, или ты — раб. Одно из двух, третьего не дано!

Ни один Бог на свете, кроме господа, даже такие Великие, как Изида, Астарта, Ваал, Зевс никогда не позволяли себе такой наглости, — заявлять совершенно незнакомым людям, за которых Они никому ничего не заплатили: «Я — Господин ваш, вы — Мои рабы!»

Все Боги были грозными вершителями судеб, все жаждали преклонения, все помогали людям, в меру сил и возможностей. Но ни один из Них не требовал слепого повиновения. Ни один не убивал людей десятками, сотнями тысяч, как это делал неоднократно наш добрый господь.

Молох, кровожадное чудовище, довольствовался одной — двумя человеческими жертвами в неделю, предпочитая детей младшего школьного возраста, лучше всего, — девочек. Такой вот был извращенец. Но Он не был массовым убийцей первенцев, и близко не был таким зверюгой, как наш милосердный Отец.

Четыре первые заповеди… Святые слова божьи… И в каждом из них — произвол!

Я господь, бог твой! Не делай себе кумиров и не поклоняйся иным богам! Не клянись моим именем! Соблюдай день субботний!

О, боже! Какая вселенская Глупость! Неужели без соблюдения этих, так называемых, заповедей нельзя достойно жить на Земле? Неужели наше рабское нутро не позволит нам обойтись без господина? Неужели мы не вправе вырезать себе тотем, изображающий индейского Бога, и поставить его пред своим жилищем, чтобы Он охранял нас? Неужели что — то изменится, если мы будем клясться небом и преисподней? Неужели что — то изменится, если мы будем свято почитать не субботу, а понедельник или вторник? Неужели мы так нищи духом, что позволим всевышнему Духу собою управлять?

«Взгляните, — воскликнул мальчик. — А король — то — гол!» Написав эту книгу, я почувствовал себя таким мальчиком…

Р. S. А те отъявленные единобожники и их пастыри, которые не верят ни в одного из Богов, кроме Господа, будут жестоко наказаны! Таково моё пророчество. В день Страшного суда не возьмут их Боги на Олимп, в Царство Небесное. А кинут на растерзание Аду, Богу подземного царства. И суждено им вечно кипеть в котлах со смолой! И шквариться на сковородах за своё беззаконие!

А праведные язычники пополнят ряды разгульных фавнов и вакханок. И будут целую вечность кружиться в хороводах на небесных лужайках. И будут пить новое игристое вино и старый коллекционный нектар. И предаваться сладким грехам в компании весёлого козлоногого Бога Пана. Чьё имя, кстати, также означает — «Господин, Господь».

Не пройдёт и миллиона лет, как всё это обязательно сбудется. Я сказал!

P. S. № 2. Вера, искренне верующая православная христианочка, которой посвящена эта книга, прочитав последние строки, гневно воскликнула:

«Неправда! Это безбожники и язычники будут кипеть в котлах! Сходи и послушай, что говорят в церкви!»

Что можно на это возразить? Раз в церкви говорят, значит, они там были. Значит, так оно и есть. Должен признать, к своему стыду, что ни в церкви, ни в синагоги, ни в мечети, ни в костёлы, ни в молельные дома я не хожу. Поскольку, по вероисповеданию, — убеждённый домосед. И поэтому, возможно, не в курсе дела.

Исключительно в угоду своей любимой жене, готов допустить, что в аду также имеется определённое количество котлов, предназначенных для язычников и еретиков.

Скорее всего, так оно и есть, по логике вещей. Раз на небесах существует чистилище, то в преисподней, конечно же, должно быть грязнилище, особое предбанное, то бишь, предадное отделение.

Туда попадают все, кому, по каким — то причинам, было отказано в вознесении. И не исключено, что там радушно встречает отказников Сам Архангел Сатана со своими Ангелами. И, обласкав, распределяет по двум котельным. Козлов — налево, овец — направо.

P. S. № 3. Выражаю надежду, что снисходительный читатель простит меня за то, что я злоупотребил Его временем и терпением, заставив прочитать всю эту чушь. Под словом “чушь” я подразумеваю, конечно же, свои комментарии, а вовсе, — упаси, Боже! — не цитаты из Святой Библии!


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30