Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Космические демоны

ModernLib.Ru / Детские / Рубинстайн Джилиан / Космические демоны - Чтение (Весь текст)
Автор: Рубинстайн Джилиан
Жанр: Детские

 

 


Рубинстайн Джилиан
Космические демоны

      Джилиан РУБИНСТАЙН
      КОСМИЧЕСКИЕ ДЕМОНЫ
      фантастическая повесть
      Перевод с английского И. ТОКМАКОВОЙ
      Глава первая
      - Давай, Эндрю, теперь ты!
      Бену надоело играть против компьютера. Играть с Эндрю было куда интереснее, тогда игра становилась более непредсказуемой.
      - Да ну его! - ответил Эндрю Хейфорд.
      - А чего будем делать? - спросил Бен.
      Худенький, светловолосый, он был ниже Эндрю ростом и моложе его на несколько недель. Они дружили с Эндрю с самого детского сада, а теперь им уже по двенадцати.
      - Чего еще делать? Ничего!
      Строго говоря, в их дружбе не было абсолютного равенства. Бен Челлиз всегда восхищался Эндрю, а тот относился к Бену немножко свысока, и застрельщиком постоянно бывал он, а Бен всегда во всем с ним соглашался.
      - Шел бы ты домой, - посоветовал Эндрю. - Играй в конце концов в свои игры на своем компьютере.
      - Да, поиграешь, - сказал Бен. - Даррен вечно торчит у компьютера. Ладно, мне в самом деле пора. Темнеет.
      - До завтра. Увидимся в школе.
      - В школе! - повторил Эндрю с отвращением. - Из всей скуки на свете самая большая скучища.
      Эндрю спустился вместе с Беном по деревянной лестнице. Внизу у двери улыбнулся ему, по-дурацки скосил глаза к переносице и дружески похлопал его по плечу.
      Бен в ответ улыбнулся. Он никогда не мог долго злиться на Эндрю. И никто не мог. Тот был на редкость красивым мальчиком. А то, как он держал себя, буквально всех очаровывало. Он был единственным ребенком в семье, ему никогда не доводилось испытывать какие-либо трудности или ощущать недостатки, все к нему являлось само собой. Характер у него веселый, смелый, и вообще он полагал, что мир существует в основном для него.
      Он запер за Беном дверь и направился через весь их вместительный дом в комнату, где обычно семья собиралась вместе. Марджори, его мама, была на кухне, смежной с этой комнатой.
      - Обед готов! - крикнула она. - Бен ушел?
      - Да, только что.
      - Мог уйти и пораньше.
      Эндрю набил рот ароматным мясом и так проговорил:
      - Папа скоро приедет?
      Доктор Роберт Хейфорд отсутствовал, последнюю неделю он был на медицинской конференции в Осака. Эндрю не особенно-то скучал, он редко видел отца, и что до него, отец мог бы вообще поселиться в Японии. Доктор Хейфорд работал в большой университетской больнице в центре города, был предан своей работе, да и не прочь продвинуться по службе.
      - Должен скоро быть. Он хотел взять такси от аэропорта, - ответила Марджори.
      - Надеюсь, он не забудет про подарок, - сказал Эндрю.
      Отец не забыл. Первое, что он сделал, не успев войти, открыл свой кейс и достал оттуда небольшой пакет.
      - Вот, Эндрю, - сказал он, протягивая пакет сыну. - Последнее слово дьявольской японской техники. На некоторое время успокоишься.
      - О, чудесно! - воскликнул Эндрю. - Спасибо, пап.
      Он нетерпеливо разодрал упаковку. Внутри оказалась коробка с компьютерной кассетой. На картинке был изображен инопланетянин в сверкающем комбинезоне, а спина к спине с ним довольно мрачная личность, одетая во все черное, с черными торчащими волосами. От края картинки к инопланетянину двигалась другая черная фигура, похожая на первую, но только с волосами, стриженными на манер панка. У всех троих в руках был какой-то цилиндрический пистолет, из которого вырывалось оранжевое пламя. Поперек картинки алыми и черными буквами было написано: "Космические демоны". А сбоку и внизу была целая куча затейливых японских иероглифов, не понятных ни Эндрю, ни его родителям.
      - Отлично! - воскликнул Эндрю с восторгом. - Ни у кого такой нет. Бен просто обалдеет. Я пойду попробую сейчас же. - сказал он.
      - А уроки ты сделал? - спросила мать.
      - Утром сделаю, - успокоил ее Эндрю.
      - Тебе разве не положено сделать уроки, прежде чем ты воткнешься в компьютер? - сказал отец.
      - Я только попробую эту новую игру, пап.
      - Ладно, - согласился отец. - По мне все равно, только бы уроки были сделаны. Не засиживайся слишком долго.
      Благодушное выражение быстро сбежало с его лица. Сменилось недовольством. Только он услышал, как щелкнула зажигалка, а с кухни долетел запах, говоривший о том, что Марджори закурила сигарету.
      - Сколько ты уже выкурила сегодня? - спросил он. Голос его звучал холодно.
      - Я не считала, - ответила она отрывисто. - Пять. Или десять.
      - Пять или десять! - взорвался он. - Но это чертовски много! Ради Бога, Марджори, но ты ведь уже год, как бросила. Зачем ты закурила снова?
      - Мне это просто нравятся, - сказала она, - Ты же делаешь то, что тебе нравится.
      Эндрю понял, что ему самое время уходить. Она говорила громче, чем стоило бы, я он решил не дожидаться того момента, когда они перейдут на крик. Поднявшись к себе, Эндрю стал разглядывать коробку, которую держал в руках. Она обещала нечто увлекательное. Открыл ее в вынул кассету.
      - Попробуй оказаться неинтересной, - сказал он ей.
      Но его ждало разочарование. К кассете не было приложено инструкции, поэтому Эндрю не мог как следует понять, в чем суть игры. Все выглядело красиво. Экран светился глубоким синим цветом, и прекрасная, сверкающая космическая ракета направлялась с Земли к далеким звездам. Когда джойстик двигался вправо, бустеры отделялись от ракеты и распадались, и тогда остающийся маленький в форме шишки модуль уплывал с экрана. Процесс повторялся, и что бы Эндрю ни предпринимал, ничего другого не происходило.
      Он попробовал рассуждать логически.
      "Надо сделать что-то, чтобы увеличить масштаб. Или чтобы поменялся экран. И поскольку единственное, что у меня получается, - отстрел бустеров, надо покрутить что-то в этом направлении".
      Он попытался взрывать их в нескольких различных пунктах, пока ракета по диагонали пересекла экран. Но степень точности получалась недостаточной. Поглощенный решенном этой задачи, он снял с руки свои электронные часы и наложил их на консоль компьютера, поставив на дисплее часов моргающие секунды. И снова принялся за игру, стреляя по бустерам через секунду, через две, через три. Он добрался до шести секунд, и тут усилия его были вознаграждены. Когда все бустеры отпали, раздался пронзительный звук, экран сменил свой цвет на фиолетовый и астероиды розовато-лилового, глубокого алого и аметистового цвета обрушились на серебристый космический модуль.
      Тут был один выход - удирать, модуль был послушен джойстику, но у него, по-видимому, не было возможности уничтожить астероиды. После нескольких попыток Эндрю обнаружил, что бомбардировка астероидами происходит согласно определенному плану и равным промежуткам времени, и он сумел удерживать ракету от разрушения, достигая более и более высоких уровней. Но где же обещанные космические демоны?
      Теперь он ставил 8000 и больше. Внизу зазвонил телефон.
      "Ну вот, - подумал он. - Не успел папа вернуться из-за океана, как они уже ни на секундочку не могут оставить его в покое. Ни за что не стану врачом, когда вырасту".
      Он услышал, как внизу выключили телевизор и мама крикнула:
      - Эндрю, спать!
      - Ладно, - крикнул он в ответ, но себе сказал: - Попробую 10000 до того, как лечь. - Но он не добрался до 10000. То есть не совсем. Глядя краем глаза на цифры, в то время как он помогал ракете уворачиваться от астероидов, он отметил цифру 9876, в это время экран три раза вспыхнул.
      "Точно он мне подмигивает", - подумал Эндрю.
      Но спине пробежал холодок от соприкосновения с интеллектом, скрытым в игре. Экран сменил цвет с фиолетового на розовый. Астероиды стали взрываться, и их куски превращались в маленькие, темные черноволосые фигурки с черным оружием в руках. Они рассыпались по экрану, как неизвестные, устрашающие насекомые. Эндрю не успел сманеврировать, и они взорвали ракету, она разлетелась на красные и оранжевые куски, а экран принял свой первоначальный интенсивно синий цвет.
      Все это произошло в такой короткий миг, что Эндрю не был уверен, что действительно видел эти фигурки. Он сидел, в удивлении уставившись на экран. И все же у него было такое ощущение, что это только начало игры. Теперь, когда он увидал космических демонов, им овладело нетерпение. На лице его блуждала улыбка, глаза сверкали. Он снова поставил часы на секунды и снова уселся перед компьютером.
      Глава вторая
      На следующий день, после того как отец Эндрю Хейфорда привез ему "Космических демонов" из Японии, Элейн Тейлор упражнялась, делая "колесо" на полу в своей комнате. Ну, не совсем в своей, ведь это была просто комната, в которой она спала, это был не ее дом, а дом, в котором они с отцом временно жили. Даже ее одежда, которая кучей лежала на полу, потому что единственной мебелью в комнате была кровать, была не ее одеждой, а купленной по случаю или скинутой ее приятелями. Она лежала на животе и прогибалась до тех пор, пока ногами не коснулась затылка.
      "Приобретать что-нибудь новое - против папиных принципов", - думала она с горечью, глядя на свои вещи.
      Единственная вещь, которая принадлежала именно ей, которой она могла гордиться, - это было ее собственное тело. Она села и завела правую ногу за шею. Ух!
      Что-то сегодня утром ей так тяжело гнуться! Со всеми этими хлопотами во переезду на новое место она понебрежничала пару дней, и вот теперь ее мышцы отзывались тоской.
      - Элейн! - крикнул отец с другого конца дома. - Выпьешь чайку перед уходом?
      Она разогнулась и прокричала в ответ:
      - Да! Сейчас приду!
      Встав с пола, натянула джинсы, свитер, обула кроссовки, выпростала волосы из-под повязки, которая не давала им падать во время гимнастики на лицо, и заплела их в косу, спадавшую почти до самого пояса.
      - Я решила остричься, - сказала она, входя в кухню.
      - Зачем? - сказал отец. - У тебя красивые волосы.
      У него были такие же волосы: темно-рыжие, густые, волнистые. Длинные - до плеч. И светлая, песочного цвета бородка.
      - Они мешают мне заниматься.
      Дэвид Тейлор пожал плечами.
      - Остриги, если хочешь. Они снова отрастут.
      "Характерно для него, - подумала Элейн. - Ему все равно. Что бы я ни делала - ему все безразлично".
      Она оглядела его критически, пока он готовил ей чай. Пакетики с чаем казались крошечными в его огромных руках. Как правило, она принимала его безоговорочно, любила, но время от времени видела его как бы на расстоянии, какими-то чужими глазами, и тогда он ее чем-то раздражал.
      "Господи, какой верзила, - подумалось ей. - Неудивительно, что мама рванула от него. Вот бы и мне!"
      Он швырнул чайные пакетики в раковину и поглядел на нее.
      - Ты о чем замечталась, Эли?
      - Да так! - ответила она. Ей стало совестно.
      Они никогда не говорили о матери, которая два года назад скрылась. В жизни Элейн образовалась как бы глубокая яма, как волчья ловушка, которую ей удавалось большую часть временя обходить, но иногда она соскальзывала в нее, испытывая первоначальный ужас.
      Ей было бы легче, если бы Дэвид поговорил с ней об этом. Но как только она заговаривала, он плотно смыкал губы, а потом злился на нее. Молчание наполняло ее болью и чувством вины, а злость только вызывала страх и обиду. Ей было некому рассказать, что она чувствовала, и потому в уме она сочинила бессчетные письма к матери. Большинство из них никогда не выливались на бумагу, а те, которые писала, никогда не отсылались. Да она и не знала, куда их посылать, но так все-таки сохранялась иллюзия, что мать по-прежнему досягаема и все еще ее любит.
      "Милая мамочка. - сочиняла Элейн про себя. - Вот мне снова приходится поступать в новую школу. Мне бы надо новую одежду. Как ты думаешь, стоит ли мне остричь косу?"
      Она села к столу, взяла в руки кружку с чаем, которую ей пододвинул отец. Несколько минут назад она думала, что вот ему все безразлично, что с ней происходит. А теперь ее грела мысль, что он не знает, о чем она думает. Она положила три ложки песку в чай и оглядела недостроенную кухню. На столе лежал начатый батон, баночка с маргарином и джем. И маргарин, и джем были присыпаны опилками.
      - Есть будешь? - спросил отец, намазывая себе на хлеб джем с опилками.
      - Я не голодная.
      Элейн покачала головой.
      - Как хочешь. А я примусь за работу. Тут еще уйму надо сделать, не будем же мы тут сидеть вечно.
      - Ты меня в школу проводишь? - спросила Элейн торопливо.
      Он поглядел на нее с удивлением.
      - Ты хочешь, чтобы я пошел?
      - Ага, - сказала она. Хотя вовсе не была в этом уверена. Уж очень у него была заметная внешность. Люди вечно на него таращились. Но отправляться одной в незнакомую школу тоже было ужасно. Дэвид взял в руки электропилу, которая лежала на недоделанной табуретке.
      - Все будет нормально. Я приду тебя встретить, ладно!
      - Ладно, - ответила она. - Дашь мне что-нибудь на завтрак?
      Он вытащил двухдолларовую бумажку из кармана и протянул ей.
      - Счастливо, детка.
      - Ладно, - сказала она снова.
      Пила заверещала еще до того, как она успела открыть дверь и выйти из дому.
      "Малая мамочка, - стала она сочинять снова, захлопывая за собой наружную дверь, - твоя дочка идет в новую школу в старой одежде и без завтрака. По дождю", - добавила она, дотрагиваясь до мокрых кустов в запущенном саду, и прошла через калитку, которая соскочила с петель и была просто прислонена к каменному забору.
      Как только она вступила на тротуар, мимо промчался велосипед, обдав ее грязной водой из лужи. Она увидела, парня в черной куртке и черных джинсах и крикнула ему вдогонку:
      - Гляди, куда едешь, идиот!
      Другой парень вышел из двора соседнего дома, крикнул:
      - Подожди меня, Марс! Мама сказала, чтобы ты меня подождал!
      Парень на велосипеде не обратил на него никакого внимания и скрылся за углом. Его брат театрально вздохнул и пробормотал:
      - Вот постой, скажу маме.
      У него было круглое оливкового цвета лицо, полноватое и добродушное, карие глаза и темные волосы.
      - Эй, - сказал он. - Вы только что переехали?
      - Ага.
      - Ты будешь ходить в школу Кингсгейт? Хочешь, я покажу тебе, как туда идти?
      - Сама найду, - сказала Элейн с некоторой осторожностью. Она столько раз меняла школу, что научилась быть осторожной. Ни к чему было сразу проявлять дружелюбие. Обычно кто первым предлагал дружбу, того, как правило, никто не любил.
      - Как тебя зовут? - спросил мальчишка, нисколько не обижаясь.
      Элейн поняла, что от него быстро не отделаешься.
      - Элейн Тейлор, - сказала она с некоторой подковыркой в голосе, которую ножно было прочесть так: "А тебе что за дело?"
      - Меня зовут Джон. Джон Ферроне. Мы соседи. А это мой брат Марио. Ему велят ждать меня, а он никогда не ждет. Я учусь в седьмом. А ты?
      - В седьмом, - сказала она.
      В этот раз в ее слонах звучало: "Отвяжись".
      Джон Ферроне шагал рядом и вел свой велосипед за руль.
      - Вы что, правда, что ли, заплатили сто тысяч за этот дом? Мой отец говорит, что вас надули.
      - Ничего мы за него не платили, - сказала Элейн, - это не наш дом. Мы просто поживем в нем немного.
      - Я так в думал, что своему отцу столько не одолеть. Я видал, как вы разгружали свою поклажу.
      "Любитель совать нос не в свое дело", - подумала Элейн сердито.
      - Он, что ли, будет ремонтировать дом?
      Джон вроде бы и не задавал вопросы, а констатировал. Раз на его вопросы не было ответа, значит, так оно и было. Затем последовал новый вопрос:
      - А что-то мамы твоей не видно? Она умерла?
      "Милая мамочка, - подумала Элейн. - Ты умерла? Ты поэтому никогда не отвечаешь на мои письма?"
      - Нет, - сказала она вслух, - она в Сиднее.
      - Сбежала? - спросил Джон.
      Элейн не ответила. Джон несколько минут сочувственно помолчал. Потом начал снова:
      - Ты что, из цирка?
      Элейн так удивилась, что даже обернулась и посмотрела на него.
      - С чего это?
      - Я видел, как ты занимаешься акробатикой. Очень здорово. И папа твой тоже похож на циркача, на тяжеловеса. И волосы у него длинные.
      - Мы, правда, недолгое время ездили с цирком, - сказала она, - в Новом Южном Уэльсе пару лет назад.
      Она тут же пожалела, что сказала это. Ее злил этот парень, который уже успел выведать столько ее тайн.
      - Хотел бы я уметь так, как ты, - продолжал он, - А что ты еще умеешь? Можешь фокусы показывать? Обожаю фокусы. А жонглировать?
      Элейн сжала губы, чтобы больше ничего не выболтать. На самом деле Дэвид умел жонглировать и знал кучу разных фокусов, любил их показывать людям, но стоило сказать об этом Джону, так он начнет шляться в дом без конца. Она пошла быстрее. Джон сел на велосипед в тихонько поехал рядом. Больше он ее ни о чем не спрашивал. Вместо этого он стал рассказывать о себе. Она услышала о его братьях. Один был уже женат и жил с женой и маленькой дочкой в Порте Аугуста, другой все еще жил с родителями, во уже работал, а третий - Марио, ему тринадцать. Джон его, видимо, и боялся, и обожал одновременно. Пока они добрались до ворот шкалы, Элейн знала, что его мать работает медсестрой в больнице посменно и что его отец строитель. И еще она поняла, что если она не избавится от Джона Ферроне, она попросту сбрендит. Но Джон вовсе не хотел, чтобы от него избавлялись.
      - Пошли, - сказал он. - Вон мистер Рассел, наш учитель. Пойдем попросим, чтоб я стал твоим шефом. У нас все новенькие на первую неделю получают шефа.
      "Тьфу, - подумала Элейн, - все идет наперекосяк. Что он ко мне клеится? И ни на одной из девчонок нет джинсов!"
      Мистер Рассел оказался молодым и приветливым.
      - Здравствуй, Элейн, - сказал он, - ты у меня, в седьмом. Я тебя провожу в класс и принесу тебе учебники. Спасибо, Джон, но я думаю, кто-нибудь из девочек возьмет шефство над Элейн. Пойди запаркуй свой велосипед.
      "Здорово, - подумала Элейн. - Этот все понимает. Его не проведешь".
      Мистер Рассел шел быстро, Элейн поспевала за ним, стараясь на ходу оглядеться. Многие из школьных зданий были новые и современные, между ними располагались лужайки и площадки для отдыха, многие из них были оборудованы спортивными снарядами: шесты, кольца, брусья. Ее глаза радостно сверкнули. Мистер Рассел спрашивал про ее последнюю школу. Он сказал, что в этой школе все носят форму. Если у нее с этим возникнут трудности, пусть она обратится в контору, ей помогут.
      "Трудности! - подумала она. - Никаких трудностей. Просто - папа. Как мне объяснить в конторе, что он за человек".
      Когда они подошли к классу в конце овальной лужайки, мистер Рассел с силой распахнул дверь, и девочка, которая находилась в классе, подскочила, как перепуганный кролик.
      - Линда, - сказал он резко, - что ты тут делаешь?
      Она виновато улыбнулась и кинула взгляд на то, что она за минуту до того писала.
      - Ни-ничего, - ответила она.
      - Ты знаешь правила, Линда. До звонка в классе быть не полагается.
      - Извините, мистер Рассел, - сказала она.
      Она снова улыбнулась, на этот раз не виноватой, а сияющей улыбкой.
      Обезоруженный улыбкой, мистер Рассел сказал:
      - Ну, раз уж ты здесь, то я тебя вот о чем попрошу. Будь шефом Элейн. Сделай так, чтобы она разобралась во всем и почувствовала себя как дома. Парта перед тобой не занята? Та, где сидела Кати Клеменс? Пусть Элейн ее занимает. А я пойду принесу ей учебники.
      Он рванулся с места, направляясь в учительскую. Девочки оглядели друг друга. Ни одна из них не произвела на другую хорошего впечатления. Трудно было оказаться более непохожими друг на друга. Элейн, тоненькая и бледная, казалась неопрятной, даже слегка диковатой. Нетуго заплетенная рыжая коса уже начала расплетаться. Светлые волосы Линды были модно острижены, и что-то неуловимое говорило о том, что ее дома холят и лелеют. Одежда была элегантной и новой, туфельки блестели. Обе девочки были слегка испуганы, их отношение друг к другу было напряженным и даже враждебным.
      Линда спокойно уселась за парту и продолжила прерванное писание на листке бумаги. Улыбнулась про себя. Ее парта была уставлена разными принадлежностями: маленький ежик-карандашница, шкатулочка с выдвижными ящичками, в которой лежали ластики. Ее фотографии, вырезанные из коллективных классных, были прикреплены к парте скотчем, и красивым шрифтом выполнена надпись: "Линда Шульц сидит за этой партой". Элейн молча изучала все эти предметы. Линда кончила писать и сложила записку вчетверо. Она пересекла класс и положила ее на парту в последнем ряду.
      - Только посмей проболтаться, - сказала она Элейн. - Это записка Эндрю Хейфорду. Он мой мальчик.
      "И ты держись от него подальше", - звучало в ее тоне.
      Элейн почувствовала себя униженной. Поэтому она сказала резко:
      - Плевать мне. Меня эти вещи не интересуют.
      - Да уж, конечно, вряд ли. - связала Линда с презрением. - Ну, пошли? Надо показать тебе все до звонка.
      Глава третья
      Эндрю протянул руку к заднему сиденью "Вольво", достал свою школьную сумку.
      - Пока, мам, - сказал он Марджори.
      - Я за тобой заеду посла уроков, может пойти дождь, - сказала она.
      - Хорошо.
      "Интересно, разберется ли Бен в "Космических демонах"? - подумал он. - Я ему не скажу, что удалось выяснить мне. Посмотрим, справится ли он сам".
      Он в конце концов обнаружил Бена в толпе других учеников перед входом в седьмой класс. Они все уставились на рыжую девчонку, которую Эндрю видел в первый раз. Она ходила на руках по траве на овальной лужайке.
      - Эй вы! Что тут происходит? - спросил Эндрю. Бен повернулся к нему и приветствовал его улыбкой, но ответил ему Джон Ферроне, который стоял рядом с Беном:
      - Это новая девочка Элейн Тейлор, она раньше была в цирке.
      - И кем же она была? Дрессированной шимпанзе? - фыркнул Эндрю. Его слегка бесило, что кто-то, кроме него, мог вдруг оказаться в центре внимания.
      Линда Шульц услышала его и рассмеялась. Она подошла и стала рядом с Эндрю.
      - Бахвалится, ужас! - сказала она. - Первый день в школе, и поглядите вы на нее!
      Элейн вскочила на ноги. Она была чудовищно на себя зла. Она вовсе не собиралась бахвалиться, всякий раз это получалось само собой. Чем больше она волновалась и чувствовала себя не в своей тарелке, тем больше она старалась привлечь к себе внимание. Линда обошлась с ней так заносчиво, так противно, когда показывала школу, что ей захотелось продемонстрировать, что может она, Элейн.
      Мистер Рассел подошел к дверям своего класса.
      - Ты перепачкалась, Элейн, - сказал он. - Пожалуйста, Линда, проводи Элейн вымыть руки.
      - Он любит, чтобы мы выглядели опрятно, - сказала Линда по дороге к туалетной комнате. На обратном пути она заметила: - Эндрю сказал, что ты похожа на шимпанзе.
      - Да? Он что, умственно отсталый?
      "Интересно, который из них?" - думала Элейн, возвращаясь в класс. Все ребята отыскивали страницу 88 в учебнике "Математика и жизнь", а мистер Рассел что-то писал на доске. Многие ребята воззрились на Элейн, а один из них скроил обезьянью рожу, уперевшись языком в нижнюю губу и скосив глаза к переносице. Она почувствовала, как Линда сдерживает смех.
      "Ага, - подумала Элейн. - Это и есть знаменитый Эндрю. Забавно".
      Мистер Рассел повернулся от доски.
      - Познакомьтесь с нашей новой ученицей Элейн Тейлор. Надеюсь, ей будет с ваши хорошо в нашей школе.
      Как только мистер Рассел снова отвернулся к доске, Элейн почувствовала, как что-то ударилось о ее левую ногу. Она увидела на полу бумажный самолетик. Линда, сидевшая сзади нее, пыталась дотянуться до него линейкой. Забыв все свои благие намерения, Элейн нагнулась и подняла самолетик.
      - Дай сюда! - прошипела Линда.
      Иногда Элейн приходилось дивиться своему собственному поведению. Она знала все неписаные правила, как нужно вести себя в школе новенькой - не высовываться, всех слушаться, но она почему-то была совершенно не способна им следовать. Поэтому она не отдала самолетик Линде. Вместо этого она подняла его, развернула и прочла, что было написано в записке. После этого она издала тихий, но весьма правдоподобный звук, как будто ее вот-вот вытошнит. Линда рванулась, чтобы выхватить у нее записку, и Элейн, поглядывая на мистера Рассела у доски, позволила ей это сделать. Мистер Рассел повернулся от доски как раз в тот момент, когда, завладев своим любовным письмом, Линда садилась на место.
      - Дай сюда, Линда, - сказал он.
      Метнув полный ненависти взгляд в сторону Элейн, она подошла к столу.
      - Спасибо.
      Мистер Рассел, не читая, разорвал записку на мелкие клочки.
      - Теперь можешь пойти и выбросить это в корзинку, - сказал он Линде. - Я ждал от тебя лучшего поведения. Ты меня разочаровываешь.
      Эндрю усердно решал задачи, но, после того как решил четыре, понял, что больше не может.
      "Надо поберечь свой череп, - подумал он. - Еще немного математики, и череп мой лопнет, так что и не починишь!"
      Он взял листочек бумажки и написал на нем: "Давай спорить, что ты не разберешься в "Космических демонах". Он передал записку Бену. Бен поднял большой палец, что означало "согласен", и нависал на обороте записки: "Один доллар". Эндрю покачал головой и показал ему два пальца. Бен улыбнулся и кивнул - "хорошо" и снова занялся задачами.
      "Кажется, ему всерьез нравится математика", - подумал Эндрю. Казалось, Бен решает с удовольствием, его черепу вроде бы ничего не грозило, и он не нуждался в том, чтобы для отдыха вертеть головой, писать записочки или исподтишка лягать сидящего впереди.
      - Ты уже решил. Эндрю? - прервал его мысли голос учителя.
      - Я решил четыре, - сказал Эндрю, одаряя его покоряющей улыбкой, скорее по привычке. На мистера Рассела его улыбки не действовали.
      - Ты можешь, больше. К этому времени ты должен бы решить все. Что ты замечтался, давай работай.
      Через несколько минут Бен поднял руку:
      - Я все решил, мистер Рассел.
      - Молодец.
      То, как учитель это сказал, вызвало у Эндрю досаду. Бен что-то уж чересчур начинал успевать в математике, а мистер Рассел как-то уж чересчур это одобрял. Эндрю не привык, чтобы кто-нибудь относился к Бену лучше, чем к нему, обычно все бывало наоборот.
      Эндрю вздохнул и обратился к учебнику.
      Глава четвертая
      Когда Элейн после уроков вышла из класса, она тут же увидела отца на противоположном конце овальной лужайки. Его рыжие волосы мерцали в тусклом свете заходящего солнца, и он изо всех сил жестикулировал, беседуя с одной из мамаш. Элейн продвигалась в его сторону с некоторой осторожностью и остановилась на почтительном расстоянии. Случалось, что он подбрасывал ее вверх, как маленькую, или сажал себе на плечи, и это было нормально, даже, может быть, и здорово, если только никто этого не видел, а при ком-то было стыдно.
      "Милая мамочка, - стала она сочинять очередное письмо. - ты его не переносила или меня?"
      Карие глаза Дэвида сверкали, пока он произносил:
      - Знаете ли вы, сколько деревьев мы извели в этом столетии?
      - Привет, па, - сказала Элейн.
      Женщина воспользовалась случаем и быстро исчезла.
      - Привет, Эли!
      На мгновение ей показалось, что он ее схватит и подбросит вверх. Но он только обнял ее за плечи, наклонился и посмотрел ей прямо в глаза.
      - Ну как?
      Все его внимание и весь энтузиазм в этот момент были сосредоточены на ней. Невозможно было не откликнуться. Если бы она была моложе, она бросилась бы ему на шею.
      - Ничего, - сказала она.
      - Ничего, или ничего хорошего?
      - Да нет. Ничего. Нормально. Только мне нужна форма.
      - Не стоит покупать форму, - сказал он, выпрямляясь. - Мы вряд ли тут задержимся.
      - У меня будут неприятности, пап, учитель сказал, спросить в конторе. Может, у них найдется подержанная.
      Он глубоко задумался, оценивая ситуацию со всех сторон.
      - Пойдем спросим, - предложила она.
      - Ладно, пойдем.
      - Я забыла, куда идти, - сказала она.
      - Спроси, - посоветовал Дэвид и почти сразу же сам закричал, обращаясь к ребятам, бегающим по овалу:
      - Эй! Где контора?
      Джон Ферроне уже минут десять подпрыгивал в ожидании паса, но никто не посылал мяч в его сторону. Он тут же подбежал к Элейн и ее отцу.
      - Я провожу вас.
      По дороге он без остановки болтал с Дэвидом, его карие глаза прямо-таки исходили искренностью и дружелюбием. Пока они добирались до конторы, стали лучшими друзьями.
      - Заходи к нам, - говорил Дэвид. - Ты любишь работать по дереву? Я тебе помогу, если ты хочешь что-нибудь соорудить.
      "Да не приваживай ты его, папа", - думала Элейн сердито.
      - Ой, спасибо, мистер Тейлор. А вы умеете показывать фокусы? Вы не могли бы меня поучить немножко, а?
      - Ну, кое-какие знаю, - сказал Дэвид. - И оставь ты этого "мистера Тейлора". Мое имя Дэвид.
      - Папа, - сказала Элейн с отчаянием в голосе. - Контора скоро закроется.
      - Пока, Джонни, - сказал Дэвид. - Хочешь, подожди нас, мы тебя подбросим до дома.
      - У меня велосипед.
      - Закинь его на багажник "Юты". - Он вдруг увидел лицо Элейн. Что-нибудь случилось, Эли?
      Она не ответила. Она никогда не умела объяснить ему, что она чувствует. Но пока заходили в контору, она вся кипела от раздражения и отчаяния.
      Секретарша, миссис Филдс, женщина средних лет с мягкими манерами, которая, как правило, умела находить выход из всех возникающих трудных ситуаций, говорила по телефону.
      - Ну где я, скажите на милость, в одну секунду найду уборщика? говорила она. - Это просто ужасно. Да, я знаю, что это не ваша вина, но все же... Я попробую что-нибудь предпринять. До свидания.
      Она раздраженно кинула трубку на рычаг и поглядела на Элейн и Дэвида.
      - Что же мне делать, я вас спрашиваю?
      - А что случилось? - сказал Дэвид.
      - Парень, который убирает школу, свалился со стремянки и сломал руку. Его жена только что позвонила и сказала, что он месяца два не появится на работе. Но школу надо убирать каждый день, мести и мыть туалеты. Ну кого я могу просить заняться этим прямо сейчас?
      - Попробуйте попросить меня, а я не скажу вам "нет". Я когда-то работал уборщиком, - сказал Дэвид. - У меня даже парочка рекомендаций есть, если они вам пригодятся.
      Миссис Филдс посмотрела на него, как будто он свалился с неба.
      - А вы могли бы тут же приступить к работе?
      - О чем речь? - сказал Дэвид. - Только нам надо сперва утрясти вопрос со школьной формой. Нам надо экипировать Элейн.
      Миссис Филдс поглядела на нее оценивающе.
      - Я думаю, кое-что, может, и найдется, что будет ей впору. - Она встала и пошла поглядеть в шкафу, где хранились подержанные вещи.
      Дэвид подмигнул Элейн:
      - Все устраивается, а? - сказал он.
      "Погоди, - хотелось ей сказать ему. - Речь ведь идет обо мне. Меня-то почему ты не спросил? Где же твоя любимая свобода личности?"
      Ее отец был такой сильный, такой упрямый, большой, больше самой жизни. Опять он вынуждал ее оказаться там, где ей вовсе не хотелось быть.
      Она быстро стала печатать в уме, воображая, как ее пальцы бегают по клавишам одной из конторских машинок:
      "Дорогая мадам, от имени Вашей дочери Элейн Дженнифер Тейлор я обращаюсь к Вам со срочной просьбой, ответ оплачен: ПОМОГИТЕ!"
      Миссис Филдс вернулась с юбочкой и джемпером в руках.
      - Нам везет, - сказала она бодро. - Миссис Шульц забросила это сегодня утром. В очень хорошем состоянии и тебе подойдет по размеру, Элейн.
      Приложив их к Элейн, она сказала:
      - Отлично!
      - Берем, - сказал Дэвид. - Ну вот, Эли. Теперь ты успокоилась? - И, не дожидаясь, пока она ответит, он обратился к миссис Филдс:
      - Покажите мне, где у вас всякие ведра-щетки, и я быстренько вам все уберу.
      Элейн пошла к параллельным брусьям.
      Начинался дождь. Брусья были мокрые и скользкие, и упражняться на них было невозможно. Элейн стояла возле деревянных слег, которые окружали забором тренировочную площадку, и раздумывала, чем бы заняться. Неожиданно она почувствовала себя жутко уставшей. День, казалось бы, тянется целую вечность. На другой стороне улицы напротив школы в домах зажигались огни. Они выглядели тепло и радушно. Ей захотелось зайти в один из них, проскользнуть в их жизнь, сделаться хоть на несколько часов членом семьи, попить чайку, который ей приготовят, уютно и спокойно посмотреть телевизор.
      - У тебя что, дома нет, что ли? - сказала Линда Шульц над самым ее ухом.
      Сказала вполне добродушно, считая это шуткой, но сказанное настолько совпало с тем, о чем думала Элейн, что она истолковала слова Линды превратно.
      - Давай топай отсюда, - отрезала сердито.
      - Что? - переспросила Линда. - Ты чего вскидываешься? Я только хотела спросить: почему ты до сих пор здесь?
      - Ты сама почему? - ответила Элейн вопросом на вопрос.
      Элейн стеснялась сказать, что Дэвид занят уборкой. Она была уверена, что отец Линды не стал бы этого делать.
      - Я была на уроке музыки. - Линда взмахнула нотной папкой. - Мне просто туг короче идти. У меня экзамен на той неделе.
      При этом она скроила гримасу ужаса, но Элейн поняла, что все это одно притворство.
      Послышался свист я звяканье, обе повернулись и увидели, как Дэвид пересекал двор с ведром в одной руке и шваброй в другой. Он крикнул: "
      - Я скоро, Эли, я почти уже все сделал.
      Линда вскинула брови,
      - Это твой папа? - сказала она с любопытством. - Ой, какой огромный!
      Она засмеялась.
      - Что тут такого смешного? - спросила Элейн подозрительно.
      - Ничего, - ответила Линда все еще смеясь. - Мне надо бежать, мама будет беспокоиться. До завтра!
      Элейн направилась назад, в контору. Моросило.
      "Милая мамочка, а ты когда-нибудь обо мне беспокоишься?"
      Глава пятая
      Эндрю включил компьютер, и глубокая синева "Космических демонов" залила экран.
      - Давай, - сказал он Бену.
      Бен свистнул.
      - Здорово! - Он сел возле консоли и взялся за джойстик. - Никакого ключа?
      - Никакого.
      Через несколько минут Бен сказал:
      - Я не понимаю. Что надо делать?
      - Сдаешься?
      - Ни я коем случае. Но ты намекни.
      - Тогда спор нарушается, - сказал Эндрю.
      - Погоди минутку. Мне кое-что пришло в голову. Давай попробую.
      Так же, как Эндрю прошлой ночью, он снял часы в стал смотреть на мигающие минутки.
      - Правильно, - сказал Эндрю слегка разочарованный.
      - Ух! - воскликнул Бен, когда экран сменился. - Розовый дождь.
      Серебристый модуль столкнулся с аметистовым астероидом и взорвался.
      - Хитро! - сказал Бен.
      - Все идет по определенному шаблону, - объяснил Эндрю. - Потом уже нетрудно, когда ты его разгадаешь. Дай-ка я тебе покажу.
      - Ну, я выиграл спор или нет?
      Бен встал, и они поменялись местами.
      - Еще нет, - сказал Эндрю. - Еще много чего впереди.
      Бен вообще-то выиграл по тому, что первоначально задумал Эндрю, но ему не хотелось этого признавать. Ему показалось, что выигрыш дался Бену уж слишком легко. И два доллара отдавать ему тоже не хотелось.
      Он повел модуль, ловко избегая астероиды, он лавировал, уворачивался, ловко уклонялся от ударов. Его мозг действовал автоматически. Ничего другого не существовало, ничто не имело значения, только двигать модуль, только сохранить его невредимым, только повышать счет - больше, больше и больше.
      Пока он играл, сама игра набирала скорость, как бы стараясь помешать ему открывать ее тайны. Она становилась все труднее, все непредсказуемее: демоны появлялись в самых разных местах. Он должен был принимать решения в считанные доли секунд. Счет повышался: 16000, 17000. Вот, вот, сейчас. Он забыл про Бена. Но когда дошло до 19753, он услышал его возбужденный вскрик. Космические демоны сделались неподвижными, модуль исчез, на экране появился инопланетянин в белом костюме и в белом шлеме.
      - Он помахал нам, - не веря своим глазам, сказал Бен.
      Снизу на экране появилась надпись: АС АС АС АС АС.
      - Это про меня! - послышался ликующий возглас Эндрю. - Это я, Эндрю Хейфорд, - ас компьютерной игры,
      - Хватай пистолет, - крикнул Бен.
      Пистолет лежал черный и мрачный, поблескивая в правом верхнем углу экрана. В нижнем правом углу появилась цифра 3. Эндрю сманеврировал джойстиком, на это немедленно ответил инопланетянин, и тут же ожили космические демоны. Прежде чем инопланетянин смог добраться до пистолета, он был уничтожен взрывом красного огня.
      Эндрю почувствовал себя опустошенным. Ему показалось, что это его самого уничтожили. Цифра 3 в правом углу сменилась двойкой.
      - О, великолепно! - сказал Бен. - Их осталось еще двое. На этот раз попробуй достать пистолет.
      Эндрю потихонечку продвигал инопланетянина джойстиком, он тянулся к нему всем своим существом, желая, чтобы тот спасся и победил. И когда Эндрю понял, что ему все удастся, что он перехитрил космических демонов, волна невероятного возбуждения точно накрыла его с головой.
      - Ура! Тебе удалось! - закричал Бен.
      Получив оружие в руки, инопланетянин стал другим. Теперь он нападал. Игра начала пульсировать, как ритмично пульсирует человеческое сердце, в такт выстрелам по космическим демонам. Они растворялись и исчезали с пугающим стоном. Но на их месте стали появляться новые, которые казались более хитрыми, чем прежде. Они прятались, притворялись, что отступают, а потом неожиданно нападали. Наконец, двое из них выскочили по обеим сторонам инопланетянина, и ему некуда было податься. Игра издала глубокий электронный вздох. Такой же вздох вырвался и у Эндрю. Последний из трех инопланетян помахал мальчикам с экрана.
      - Дай я попробую, - попросил Бен. - Мне уже скоро уходить, а ты в любое время можешь поиграть.
      Эндрю поднялся с неудовольствием, и мальчики поменялись местами. Бен быстро работал джойстиком, продвигая инопланетянина к оружию. Он до того внимательно наблюдал, как играет Эндрю, и теперь он держал в голове последовательность их атак. Игра ведь была запрограммирована, демоны действовали не по своей прихоти, поэтому была какая-то возможность предвидеть, что они будут делать.
      - Бен! - крикнула Марджори снизу. - Тебе пора! Собирайся!
      И Бен собрался! Вот только что он сидел перед экраном компьютера, погруженный в игру, а в следующий момент его просто не стало. Вскрикнув от удивления, Эндрю вскочил со своего места. На экране инопланетянин продолжал сражение с космическими демонами, уворачиваясь, проскальзывая и отстреливаясь, но стул, на котором только что сидел Бен, был пуст, и джойстик при этом не двигался.
      Это длилось одно мгновение. Инопланетянин был застрелен а спину. Компьютер вздохнул. Бен с трудом перевел дух. Он снова сидел на стуле.
      - Ужас какой-то! - сказал он. - Я точно очутился там... внутри. Как будто инопланетянин - это и есть я сам... я стрелял в демонов, а потом меня самого... застрелили. Да... Игра... Но мне надо идти.
      Бен быстро сбежал по ступенькам, сам открыл наружный замок и помчался по дождю в сторону дома. Было прохладно и сыро, но ни прохлада, ни сырость не смогли смыть с него мрачного чувства, которое вызвала у него игра. Ему все время казалось, что краем глаза он что-то видит. Сгущающиеся тени позади уличных деревьев гляделись космическими демонами.
      Он побежал быстрее. Ему очень хотелось поскорее оказаться дома.
      - Выключи наконец компьютер, Эндрю, - сказала Марджори. - Обед готов.
      - Папа пришел? - спросил он спускаясь вслед да ней по лестнице.
      - Нет. Он звонил, что задержится в больнице.
      Она достала еду из духовки и поставила на стол.
      - Включи телевизор, Эндрю, я хочу посмотреть новости.
      Он смотрел телевизор, не понимая ни слова, и ел, не ощущая вкуса еды. Его голова была полна космическими демонами.
      Мама едва притронулась к еде. Она отодвинула тарелку и закурила.
      - Мам, - сказал Эндрю с упреком. - Папа взбесятся.
      - Но его же нет дома, правда? - возразила она, глядя на телеэкран. Хочешь что-нибудь на сладкое?
      - Потом, когда папа придет.
      - Хорошо. Надеюсь, что тебе удастся дождаться.
      Несмотря на то, что он был весь поглощен космическими демонами, до него дошло, что что-то в доме неладно.
      - Что случилось? - спросил он.
      - Ничего, - Марджори улыбнулась, и улыбка ее говорила: "Случилось, но к тебе это не относится, и ты в этом не виноват". Эндрю поднялся к себе а снова принялся за игру. Когда он ушел обедать, компьютер выключил. Сейчас включил его снова. Как обычно, засветился синий экран.
      Весь сплошное нетерпение, Эндрю начал проходить первоначальную последовательность игры. Как только бустеры отпали, Эндрю был уже готов к астероидной бомбардировке. Модуль слушался его ловких пальцев, его мозг и его руки как бы слились в одно целое. Он заставил себя сконцентрировать внимание только на том, чтобы достичь пистолета и начать уничтожать демонов. Дважды у него ничего не получилось. Демоны сумели прорвать его защиту, и он слышал их торжествующие вопли, когда инопланетяне аннигилировались.
      Когда появился третий инопланетянин, он сосредоточился еще сильнее.
      И вот оно случилось. Нужный счет и нужное время совпали. Инопланетянин двигался без помощи джойстика. Оружие оказалось у него в руках. Эндрю добился этого. Он была игре!
      Он превратился в пульсирующую массу импульсов и рефлексов, откликающихся на малейшее побуждение к действию. Неожиданное движение, малейший световой намек приводили к тому, что заключенная в нем энергия изливалась короткими толчками в направлении опасности через руку, оружием поражала демонов. Когда демон за демоном с диким стоном уничтожались, наполняя этими стонами темноту, он смеялся, но смех его был холодным.
      Какой-то странный голос появлялся. В нем слышалось уважение, и он льстил ему. Он говорил: "Молодец! Ты чемпион. Ты ас. Ты победишь".
      Эти слова заставляли его смеяться тем же самым холодным смехом.
      "Я - голос программы. Верь мне. Ничего не бойся", - точно кто-то отвечал ему.
      "Я не боюсь", - думал он. Пистолет все стрелял и стрелял, и Эндрю смеялся.
      Но его смех перешел в крик, когда он вдруг заметил, слишком поздно, что один из демонов прорвал его оборону. Эндрю почувствовал ужасный момент собственного уничтожения.
      На какую-то долю секунды у него появилось чувство, что он попал куда-то, откуда нет возврата, но вслед затем ощутил себя снова сидящим на стуле напротив экрана, и обычный мир окружал его.
      Вдруг он почувствовал волчий аппетит. Точно всю энергию из него выкачали.
      "Я примусь за игру после, - подумал он. - Сейчас надо пойти поесть".
      Отец был дома. Когда Эндрю открыл дверь своей комнаты, он услышал его голос внизу. Эндрю так был полон космическими демонами, что не понял сначала, что голос этот звучал громко и сердито. Но когда он открыл дверь в комнату, то даже ему стало ясно, что там идет скандал. Мама тут же резко вышла на кухню и включила посудомойную машину. Ему не было видно ее лица, но он видел лицо отца. Роб выглядел уставшим и подавленным. Губы его были плотно сжаты, казалось, что он сдерживает себя с огромным усилием. Что-то происходило с его глазами. Он почему-то часто-часто моргал.
      - Здравствуй, папа, - приветствовал его Эндрю. В этих обстоятельствах лучше всего было вести себя так, как будто ничего не произошло.
      - О, привет! Привет, Эндрю! - сказал Роб. Он тоже старался выглядеть обычным. Он попробовал улыбнуться, губы, его покривились, он махнул рукой.
      Роб понес свой стакан в кабинет, сказав, что ему еще надо поработать. Эндрю съел свой десерт и еще полпачки печенья и два яблока. Он так и не утолил голод, но мать отослала его наверх.
      - Ложись спать, - сказала она с притворной строгостью. - Сейчас же ложись спать.
      Когда он улегся, решил, что просто забудет про скандал между родителями.
      - Все ссорятся иногда, - сказал он самому себе. - Это ничего не значит.
      Глава шестая
      Это было несколько дней спустя. Дул леденящий ветер. Бен подпрыгивал в воротах школы, чтобы немножечко согреться. "Агаду-дуу-дуу... Тащи ананас и грушу потряси..." Ему нравилось пританцовывать в такт словам песенки. Ему казалось, что он сделан из пластика, гибкого и неломающегося.
      Школьный двор был полон ребят, но никто не обращал внимания на Бена, и заметил его только Джон Ферроне, когда проходил через ворота с Элейн. Он тоже запел:
      - "То направо, то налево, вверх, вниз и на коленки". Элейн умеет это танцевать. Попроси ее показать тебе.
      Жить по соседству с Джоном было все равно, что по соседству с репортером из газеты "Новости свидетеля". Джон смотрел на Элейн как на собственность, подаренную ему судьбой, и просто не мог не трезвонить о ней всем и каждому. Все, что становилось известно ему, тут же сообщалось всему классу.
      Она пожала плечами.
      - Что я буду ему показывать? Он и без меня умеет.
      - Но ты умеешь лучше, - настаивал Джон.
      - Покажи, - попросил Бен. Элейн положила сумку на асфальт и закатала рукава джемпера.
      - Вот как надо, - сказала она.
      Бен и Элейн прошли весь танец три-четыре раза, и, когда остановились, оба дышали тяжело и радостно смеялись. Появившийся в этот момент Эндрю бросил на них, похоже, что ревнивый взгляд.
      - Пойди сюда, - сказал он Бену.
      Бен послушно поплелся за Эндрю. Элейн пристально поглядела ил вслед.
      "Еще один угнетатель на марше", - подумала она.
      Ей нравилось танцевать "Агаду" с Беном. Она расслабилась и, возможно, в первый раз в этой школе почувствовала себя счастливой. И надо же было этому противному задаваке Эндрю Хейфорду прийти и все испортить.
      "И почему это Бен позволяет так собой помыкать? - думала она. - А Джон? А я?".
      Зазвонил звонок, и она побежала в класс.
      "Милая мамочка, тебе просто надоело, что тобой командуют? И поэтому ты исчезла, да?"
      - Все видели твои трусики. - сказала Линда, хихикая.
      Была перемена. Элейн вовсе не хотела выхваляться в школе. Но когда сегодня утром она увидала, как неуклюже третьеклашки пытались при ней пройтись на руках и колесом, она не могла отказать себе в удовольствии пройтись мимо них на руках профессионально и легко. Элейн пожала плечами:
      - Подумаешь, большое дело.
      - И мальчишки видели.
      - Ну и что? Я просто забыла подоткнуть юбку. Это ведь, кажется, не преступление.
      Линда пригляделась к ее юбке.
      - Это моя юбка, - сказала она громко. - Вот тут было пятно, которое я посадила в прошлом году. И это мой джемпер. На тебе надеты мои старые вещи.
      - Заткнись, - прошипела Элейн. - Незачем всем об этом докладывать.
      Она никак не могла понять Линду, в самом ли деле она ее ненавидела или говорила просто так, не думая.
      На самом деле недобрая кампания, которую Линда вела против нее, была вполне реальной, и это заражало весь класс каким-то неприятным беспокойством и нарушило то равновесие, которое царило до появления Элейн.
      У Линды были свои представления о том, какой должна быть девочка, и Элейн не соответствовала ни одному из них. Линда любила красивые, приятные, искусно подобранные друг к другу вещи. Она любила всякие хорошенькие "вещички", которые могла часами переставлять на своей парте. Она была таким человеком, который просто впадает в отчаяние, если у него нет чего-нибудь новенького и хорошенького из нарядов. Она любила батнички, и блузочки с оборочками, и ветровки с яркими аппликациями. В негласной иерархии класса, о которой никто никогда не говорил вслух, она считала себя первой девочкой, так же, как она считала Эндрю мальчиком номер один. Однако уверенность Эндрю в себе основывалась на внутренних чертах его характера. А Линда верила в себя не столько благодаря тому, кем она была, сколько полагаясь на то, что она имела. Когда на сцене появилась Элейн, у которой практически ничего не было, но которая могла то, что Линде было не суметь сделать, она сразу же ее основательно невзлюбила, а Элейн платила ей тем же, испытывая при этом и некоторое любопытство.
      В этот день Бен впервые понял, как Линда относится к Элейн. Раньше он не очень-то обращал внимание на Элейн, только любовался ее акробатическими номерами издали. А теперь он обнаружил, что смотрит на нее, вспоминая, как она танцевала "Агаду". Вскоре он обнаружил, что Линда провоцирует ее всеми возможными путями.
      В тот день у Бена с Эндрю произошла размолвка на большой перемене. Как только Эндрю заговаривал об игре, а он практически в последнее время ни о чем другом говорить не мог, Бен тут же вспоминал то ужасающее чувство унижения, которое ему пришлось пережить. Эндрю безумно хотелось, чтобы Бен пришел к нему и продолжил с ним игру, но Бен, который обычно делал то, что скажет Эндрю, категорически отказывался. На большой перемене он подтвердил свой отказ, и теперь Эндрю наказал его тем, что не замечал его, отводил взгляд, делал вид. что рядом с ним никого нет. Точно невидимый занавес разделил их, и это мучило Бена и даже наполняло чувством вины и раскаяния. Но тут он кое-что вспомнил в связи с "Космическими демонами".
      - Ты должен мне два доллара, - сказал он Эндрю, когда они выходили из класса.
      - Да брось ты, - сказал Эндрю. - Это не стоит двух долларов. Они достались бы тебе слишком легко.
      - Но мы же поспорили! - сказал Бен. - Слово надо держать. Ты бы заставил меня платить, если бы ты выиграл.
      - Ладно, ладно, - сказал Эндрю. - У меня сейчас нет. Я тебе потом отдам.
      Бен рассердился. Он знал, что у Эндрю есть деньги, он видел, как тот разменял пятидолларовую бумажку за завтраком. Эндрю глядел на Бена с вызовом, на его лице было заносчивое выражение, обычное для Эндрю, но раньше Бен старался его не замечать. Ему не хотелось ссориться с Эндрю, ведь он был его лучшим другом. Но зачем врать? И чего уж так вечно задаваться? Бен повернулся и пошел прочь, не говоря на слова.
      Линда Шульц потянула Эндрю за рукав.
      - Хочешь жвачку? - спросила она, вытаскивая ее из кармана.
      - Конечно, - ответил он так, точно делал ей великое одолжение. Она пошла рядом с ним к воротам.
      - Ты знаешь эту новенькую Элейн Тейлор?
      - Ну и что?
      - Ее мама удрала и оставила ее с отцом.
      Обычно такого рода сплетни нисколько не интересовали Эндрю. Но слова Линды заставили его вспомнить о ссоре между родителями. Ему казалось, что он про это забыл, но, оказывается, нет, он понял, что переживает их размолвку.
      - Откуда ты знаешь? - спросил он.
      - Джон Ферроне сказал.
      Линда вовсю жевала резинку, глаза ее сияли.
      - Ничего удивительного. По-моему, она слегка того.
      "А я - нет, - подумал он. - Со мной этого случиться не может".
      - Ты бы поглядел на ее отца. Настоящая горилла.
      - Все правильно. Горилла и шимпанзе.
      Линда засмеялась.
      - Можно я пойду с тобой?
      - Не. Мама заедет за мной на машине. Пока.
      Ледяной ветер вихрем кружил опавшие листья вокруг ребятишек, которые по двое, по трое уходили из школы, торопясь попасть домой. Только Элейн все еще болталась в школьном дворе. Увидев ее, сидящую на корточках возле конторы, Бен захотел поговорить с ней. Что-то было в ней такое одинокое и печальное, а у Бена было много доброго в характере, и это доброе в нем откликалось на ее печаль.
      - Ты домой не идешь? - спросил он ее.
      Она покачала головой.
      - Жду папу. Он делает уборку после уроков. Но он пока даже еще и не приходил.
      Ей было тошно от всего, она устала и промерзла.
      - Он, может, и забыл поглядеть на часы, - добавила она с грустью. Мне тут целую вечность придется торчать.
      Никто в доме у Бена никогда не забывал поглядеть на часы. Он присел рядом с ней просто так, за компанию. Через несколько минут он спросил:
      - Ты правда работала в цирке?
      - Нет. Джон все перепутал, - сказала она, скрещивая руки на груди, чтобы немного согреться. - Это не был настоящий цирк со зверями. Просто труппа цирковых актеров, которые умели кувыркаться, играть на разных инструментах, жонглировать. Мы провели какое-то время с ними. Папа вел грузовик и помогал ставить шатер. А они меня кое-чему научили. Мы ездили по побережью Нового Южного Уэльса, выступая в курортных местах и в деревнях.
      - Ух! Наверное, это интересно!
      - Да, было здорово.
      На Бена повеяло приключениями и свободой, и он поглядел на нее с интересом. Она была совсем не похожа на тех, кого он знал, и ему захотелось получше с ней познакомиться. Ему пришла в голову мысль.
      - Ты не покажешь мне что-нибудь из того, что ты умеешь? Мистер Рассел еще не ушел, мы спросим у него, может, можно поупражняться на мате в спортзале?
      Элейн поднялась. Она вся дрожала от холода.
      - Давай, - сказала она. - Хоть согреемся немножко.
      Глава седьмая
      - Так вот вы где прячетесь!
      Это было неделю или две спустя, Джон Ферроне вошел в спортзал как раз в тот момент, когда Элейн показывала Бену, как делать фляк.
      - Я вас везде искал.
      Это прозвучало у Джона очень печально.
      Элейн увидела здоровенный кровоподтек на левой щеке Джона. Его левый глаз заплыл, и видно было, что он перед тем плакал.
      - Только не начинай реветь, - сказала Элейн торопливо. Она не выносила слез. В ней жило тяжелое воспоминание, и она старалась гнать его от себя. В один из первых странно молчаливых дней, когда мама только что оставила их, она застала отца плачущим. С усилием отогнала это воспоминание.
      - Расскажи, что случилось? - попросила она Джона.
      - Нас выперли из библиотеки. Марс говорит, что это все из-за меня. Но это из-за него самого. И теперь он бесится, потому что целый месяц не сможет играть.
      - За что они вас? - спросил Бен. - Что вы такое совершили ужасное?
      - Я ничего не сделал, - сказал Джон. - Во всем виноват Марио. Во-первых, он явился со страшной прической панка.
      - Ему идет, - засмеялся Бен. - Он и есть панк.
      - Какой уж тут смех! Мама его убьет. И ухо проткнул. И запихнул туда две серьги. Честно, он просто свихнулся.
      - Но не за это же они выгнали его из библиотеки, - сказала Элейн.
      - Вид у него был тот еще. Но это не все. Он явился такой важный, понимаешь, а там двое еще играли. Хотя было уже больше четырех и была уже наша очередь играть. И он велел им отваливать, но они хотели закончить игру. Я сказал "пусть". А Марио стал неистовствовать - начал ругаться, выключил телевизор и вытащил кассету. Тут одна библиотекарша возникла и велела ему успокоиться. Появился главный, такой здоровый дядька, заломил Марсу руку и выволок его наружу, и сказал, чтоб он целый месяц тут не появлялся.
      - А ты пошел следом и вовремя подвернулся, чтоб тебе как следует врезали, - понял Бен.
      Джон кивнул.
      - А потом Марио вскочил на велосипед и помчался, прямо перед носом у здоровенного грузовика, ненормальный, его когда-нибудь задавят. Он только и делает, что злится. Все время впадает в ярость. Мне страшно!
      Джон поглядел на них своими подбитыми глазами.
      - И за что он меня ненавидит? - вопрошал он с горечью. - Он же мой брат! Братья должны любить друг друга.
      Элейн скорчила гримасу.
      - Это только в книжках так бывает.
      Бен согласился с ней.
      - Мой брат определенно меня не любит.
      - Марио никого не любит, продолжал Джон с горечью. - И его никто не любит. У него ни одного друга нет. Да и как с ним дружить. Он всегда поступает подло.
      - Непонятно почему, - сказал Бен.
      - Мне иногда начинает казаться, - продолжал Джон задумчиво, - что, может быть, это я виноват. Между нами всего десять месяцев разницы. А люди всегда становятся на мою сторону, вроде я младший. Да еще и Франк, это тот брат, который пока живет с нами, дразнит его без конца и говорит, что мама вместо него девочку хотела, и называет его Мария.
      - Да, паршиво, - согласился Бен. - А почему же Франк тебя не дразнит?
      - Он говорит, мама оставила всякую надежду к тому времени, когда на свет появился я.
      Элейн все живо себе представляла. Она жила по соседству с семейством Ферроне и видела, как там обращались с Марио. Она его тоже не любила, но ей было жалко его. Его постоянно обижали и старшие братья, и родители, а с Джоном носились, как с маленьким.
      "Неудивительно, что он всех ненавидит", - думалось ей. Она вдруг посочувствовала ему. Поняла его.
      - Он и самого себя ненавидит, - сказала она. Ей стало это вдруг совершенно ясно.
      В дверном проеме в дальнем конце спортзала появилась огромная Фигура.
      - Я все закончил, Эли. Идем домой? - голос Дэвида эхом прокатился через весь спортзал.
      - Ой, мне надо бежать, воскликнул Бен, вскакивая. - Времени-то уже сколько! Пока, Эл, пока, Джон!
      И он бегом помчался к дому. Там с облегчением заметил, что обе машины отсутствовали, значит, родителей не было дома. Он обошел дом и вошел через заднюю дверь.
      Его старший брат Даррен сидел на кухне и возился с автомобильчиком дистанционного управления.
      - Привет! - сказал Даррен, - Ты где был?
      - В школе, где ж еще, - ответил Бен. Разговаривая с Дарреном, надо было давать неопределенные ответы, поскольку девизом Даррена было: "Информация - это сила".
      - Между прочим, - сказал Даррен, - твой дружок звонил.
      - Какой именно? - спросил Бен, наполняя тарелку чем-то, что пахло, как гуляш, а по виду было неопределимо.
      - Принц Эндрю, - ответил Даррен, хохотнув.
      Бену не понравился тон Даррена.
      - Эндрю парень о'кэй, - защитил он друга.
      - Гад он ползучий, - отрезал Даррен, пристраивая к чему-то тонюсенькую проволочку.
      Они несколько минут молчали.
      - Вообще-то я думал до того, как он позвонил, что ты у него торчишь.
      - Я к нему уже давно не хожу.
      - Ух, неужели наконец тебе высветило?
      - Что ты хочешь сказать? спросил Бен, почувствовав себя как-то неуютно.
      - Не очень-то он с тобой хорошо обращается. Скажешь, нет? Или уж ты такой тупица, что ничего не замечаешь?
      Бен не ответил.
      - Иди и звони немедленно. Мне нужен телефон до маминого прихода.
      Бен поднял трубку и набрал номер Эндрю. Тот тут же ответил, точно сидел и ждал у аппарата.
      - Привет, - сказал он. В голосе его звучало удовлетворение. - Придешь завтра ко мне после школы? Я должен тебе кое-что показать.
      - Завтра не могу, - ответил Бен. - У меня баскетбол. Давай послезавтра.
      - Я отдам тебе два доллара, - пообещал Эндрю.
      Это уже звучало как извинение, и Бен его принял.
      - Спасибо. Завтра в школе увидимся.
      Бен положил трубку. Эндрю опускал трубку на рычаг левой рукой, а в правой руке держал небольшой черный цилиндрический предмет. Поднес его к лицу и потерся щекой о черную металлическую поверхность. Это был пистолет из "Космических демонов".
      Глава восьмая
      Бен устремил взгляд на пистолет, не веря своим глазам. Вот оно - в руках у Эндрю - вполне реальное оружие, его можно пощупать, но мозги от этого ехали набекрень.
      - На, пощупай, - сказал Эндрю. - Совсем такой же, как в игре, точно он принадлежал тебе - и все тут.
      Бен с опаской взял в руки пистолет. Он так ловко лег ему в руки, точно он вместе с рукой и появился на свет. Он тут же вернул его Эндрю.
      - Классно, да? - воскликнул Эндрю, пытаясь вселить энтузиазм в своего приятеля.
      - Как ты добыл его? - спросил Бен.
      - Он так и остался в моей руке, когда я вернулся из игры. - Через несколько секунд на экране завертелась воронка, как бы приобретая трехмерность. Бен поймал себя на том, что он неотрывно смотрит в самую глубь воронки. Затем он отпрянул от экрана в недоумении.
      - Компьютер говорит со мной! - воскликнул он, не веря самому себе.
      - Я так и знал, - сказал Эндрю, и на лице отразилась крайняя степень возбуждения. - Что он тебе сказал?
      - Что-то про ненависть.
      - "Реагирую на ненависть"?
      - Да, точно. А что это значит?
      - Хотел бы я знать, - ответил Эндрю.
      - Послушай, - сказал Бен, делая шаг в сторону от компьютера. - Я не хочу с этим иметь никакого дела. Мне все это не нравится.
      - Не будь таким трусом, сказал Эндрю. - Это же великая вещь!
      - Это опасно, - сказал Бен. - Когда мы раньше играли, я услышал еще и другие слова. Мне сказали: "Наконец-то ты пришел!" Мы зачем-то нужны этой штуке. Она хочет нас во что-то втянуть.
      - Ну, до сих пор никакой опасности не было, правда? - ответил Эндрю беззаботно. - Ну, давай играть!
      Но Бен покачал головой.
      - Извини, - сказал Бен вслух. - Хочешь, давай во что-нибудь другое, а если ты хочешь в "Космических демонов", то я пошел.
      - Ты трус. Слишком много валандаешься с девчонками.
      - О чем это ты?
      - Эта твоя циркачка. Как ее там, Элейн. Дрессированная шимпанзе. Нашел с кем встречаться.
      - Брось дурака валять. Ни с кем я не встречаюсь.
      - А что ж ты все время возле нее ошиваешься? Странный у тебя вкус, продолжал насмехаться Эндрю.
      Бен не мог понять, с чего это они вдруг ввязались в это дурацкое препирательство. И что Эндрю мог иметь против Элейн? Он вдруг дико за нее разозлился. Ничего в ней нет плохого. Она в порядке. Она даже ему нравится. Ему нравилось, как она двигается, она ни на кого не похожа и умеет за себя постоять. И несправедливо, что такие, как Линда, а вот теперь в Эндрю, нападают на нее. Бен просто закипел.
      - По крайней мере она не такая избалованная и не такая задавака, как ты! - сказал он со злостью.
      Краска бросилась в лицо Эндрю, он повернулся и Бену спиной и отошел в дальний конец комнаты.
      - Ты мне опротивел, - процедил он сквозь зубы. - Ненавижу тебя!
      Что-то случилось. Ни один из них не знал, что именно, но они оба мгновенно это почувствовали. Точно мир слегка сместился, реальность как-то сдвинулась. Эндрю поднял пистолет. Ненависть поднялалась откуда-то изнутри, возникала где-то под ложечкой. Пистолет выстрелил.
      Бен издал крик ужаса и поднял руки, чтобы заслонить лицо. Неведомая сила закрутила его, завертела, понесла. От экрана донесся пронзительный визг, как будто что-то невероятной силы вращалось внутри компьютера. Пистолет в руках у Эндрю выстрелил еще и еще раз. Он ничего не мог с ним поделать, он точно прилип к его ладони. Он не мог избавиться от него. А на экране кружилась и кружилась огромная снеговая воронка. Бена затягивало в нее. Он отнял руки от лица и протянул их к Эндрю.
      - Помоги мне, - кричал он, - сделай что-нибудь!
      - Не паникуй, - сказал Эндрю. - Не волнуйся. Все нормально. Это просто следующая стадия игры. Слушайся.
      Бен открыл рот, чтобы возразить, но в этот момент его снова подхватил вихрь, и в следующее мгновение он исчез.
      Шум утих, пистолет перестал стрелять. Эндрю подбежал к компьютеру и уставился на экран. Глубоко на дне воронки он мог различить маленькую фигурку, вращающуюся среди снежных хлопьев. Пока он смотрел, воронка распрямилась, экран стал плоским. Частички стали группироваться, образуя что-то похожее на ландшафт. Что-то вроде скалы, крутой и голой. Ни вершины, ни подножия не было видно, казалось, она уходит в вечность. Затем показалась крошечная фигурка, скользящая по скале вниз. Проявились глубокие впадины и уступы, точно образовывающие ступени по всей поверхности скалы. Маленькая фигурка ухватилась за уступ и, подтянувшись, взобралась на него. Несмотря на крошечный размер, Эндрю узнал в ней Бена.
      Снизу по направлению к Бену карабкался космический демон. Эндрю глядел на это с отчаянием. Вдруг Бен отполз к глубокому уступу и скрылся в туннеле в скале. Демон влез по скале и исчез там, где кончался экран. Сбоку появился другой и стал пробираться по скале в горизонтальном направлении. Бен не показывался. "Реагирую на ненависть..." - вот что сказал компьютер. И он действительно среагировал. Он же сказал Бену, что он его ненавидит.
      - Я должен как-то оказаться там, внутри. Но как?
      Он попробовал целиться в себя, но его усилия возненавидеть себя самого не давали результата. Эндрю всегда самому себе очень нравился. Он думал про себя, что он просто блеск. Он прекратил попытки. В дверь постучали, и в комнату вошла мать. Эндрю поспешно сунул пистолет в карман.
      - А где же Бен? - спросила она удивленно. - Он уже ушел?
      - Да... Да. ушел, - сказал Эндрю.
      - Сегодня он не задержался. Вы поругались?
      - Так... Не совсем... Что-то вроде...
      - Слушай, мне надо пробежаться по магазинам. Хочешь со мной?
      - Нет, спасибо, - сказал он, - я побуду дома. Мне надо еще уроки сделать.
      В его голове начал созревать план.
      Как только Марджори уехала, он набрал номер Бена. Как он и рассчитывал, ответил Даррен.
      - Можно Бен у меня переночует? - спросил он.
      - Что до меня, то это просто великолепно, - ответил Даррен. - Предки вечером на собраниях, а мне велено было за ним присматривать. Я передам им, когда они придут.
      Эндрю положил трубку с чувством большого облегчения. Все в порядке, никто не узнает, что Бен исчез. Завтра у него будет достаточно времени, чтобы его вызволить. Он найдет кого-нибудь, кто загонит его в игру, как он загнал сегодня Бена. А вместе они как-нибудь выпутаются. Прежде чем лечь, он поглядел на воронку на экране компьютера. С тоской подумал о том, где может быть Бен и что он там делает.
      Он залез в постель и, перед тем как заснуть, вдруг подумал:
      "Что, если кому-нибудь придет в голову выключить компьютер?"
      Трудно было себе представить, что же тогда случится с Беном, но от одной мысли об этом по нему побежали мурашки. Он вылез из постели, взял черный фломастер и написал на листе бумаги: "Идет серьезная игра! Не выключать!" Он прилепил бумажку к клавиатуре и вернулся в постель.
      "Не забыть предупредить маму", - подумал он.
      Он заснул не сразу, а когда наконец заснул, его будоражили тревожные сны, полные всяких страхов и космических демонов.
      Глава девятая
      Эндрю проснулся с тяжелой головой, с пересохшим ртом. Стеганое одеяло, казалось, стремилось его задушить. Отопление включилось в шесть утра, и в комнате было чересчур жарко. Он медленно оделся.
      Одной рукой он распрямил одеяло, другой пихнул пижаму под подушку, сунул тетрадки в сумку и спустился вниз, угодив в скандал между родителями. Речь шла об автомобилях. "БМВ" не заводилась. Отец хотел взять "Вольво". А у матери была назначена встреча на другом конце города, куда без машины ей было трудно попасть. Но, как я все скандалы, он выплескивался за пределы того, о чем шел спор. На поверхность всплывали всяческие обвинения и упреки по другим поводам. Эндрю пронырнул опасную зону...
      Мистер Рассел вел перекличку по журналу, когда Эндрю вошел в класс. Ребята были заняты очередным упражнением по учебнику, очень неточно названному "Математика и жизнь" с разной степенью энтузиазма и успешности.
      - А, Эндрю ХейФорд появился, - сказал мистер Рассел, отмечая его в журнале. - Нет ли у тебя там где Бена Челлиза в кармане?
      Эндрю все еще слегка надеялся увидеть Бена в школе. От невинного вопроса мистера Рассела у него что-то екнуло внутри. Так, значит, Бена все-таки не было. Значит, он действительно затерялся в недрах компьютерной игры.
      Эндрю почувствовал, что он краснеет. Напустив на себя видимость озабоченности, он сказал:
      - Может, он заболел вирусным гриппом?
      Как всегда, не обращая внимания на тон Эндрю, мистер Рассел пометил "отс." в журнале.
      - Садись, - сказал он, - и давай догоняй остальных, если не хочешь просидеть в классе всю перемену над задачами.
      Элейн вдруг ясно ощутила, что Эндрю врет. Он покраснел, а голос его звучал чуточку излишне искренне. Нет сомнения, что он врет. Но почему?
      Эндрю повернулся и пошел к своей парте. Вдруг он уловил удивленное выражение ее лица. Глаза были прищурены, рот приоткрыт. Он скорчил гримасу в ответ, распахнув глаза по-идиотски, отклячив челюсть. На ее лице мелькнуло отвращение к нему, и она показала ему язык.
      "Да эта девчонка просто ненавидит меня!" - подумал Эндрю с удивлением. И тут его осенило. - "Ну, конечно! Отлично! Она-то как раз мне и поможет!"
      Перед концом большой перемены начался ливень, ребята со всех сторон устремились под крышу. Эндрю искал случая поговорить с Элейн, но так, чтобы это было незаметно для окружающих. Ему это пока не удалось, потому что Элейн явно его избегала.
      "Опасность в том, - думал он, - что она может ненавидеть настолько, что даже откажется меня выслушать. Интересно, за что? Я же ничего такого ей не сделал".
      Увидев, что она направилась в класс, он пошел следом. Линда что-то рисовала на доске. У нее был настоящий талант рисовать очень похоже на того, кого она хотела изобразить. Одна из фигур на рисунке стояла на руках, а юбка накрывала ее голову. Никаких сомнений, это была Элейн. А другой, кто стоял и смотрел из нее, был несомненно Джон. Красным мелком Линда сделала надпись под рисунком: "Джон Ферроне любит Элейн Тейлор".
      - Глупо, - сказала Элейн и схватилась за тряпку, чтобы стереть надпись. Она ее просто злила. Что она могла поделать с тем, что Джон бегал за ней, как маленькой щенок? Должна была отлупить его за это, что ли? Ей приходилось его терпеть, он ведь был соседом, Господи, Боже мой! Было ли это все дружбой? Кто его знает! Во всяком случае ей не хотелось, чтобы об этом болтали, да еще такие, как Линда.
      - Отстань, - сказала Линда, отпихивая ее. - Не порть мой рисунок.
      - И еще как испорчу! Сотру его, пока никто не увидел!
      Линда расхохоталась.
      - А хорошо получилось, да?
      Она была страшно собой довольна.
      - Здорово, да, Эндрю? - обратилась она к Эндрю. - Правда, похоже?
      Эндрю сделал нечто, что удивило обеих девочек. Он схватил другую тряпку и стал стирать с доски.
      - Ребячество. - сказал он. - Ты почему не взрослеешь, Линда?
      Линда оборвала смех так, точно ей дали пощечину...
      - Я пошутила. - сказала она. - Подумаешь, недотрога.
      Она покраснела, и глаза ее наполнились слезами, поглядела на свои испачканные мелом руки.
      - Пойду вымою, - и выбежала из класса.
      Элейн удивленно посмотрела на Эндрю, пораженная тем, что помощь пришла с такой неожиданной стороны. Он улыбался ей, и она бессознательно улыбнулась в ответ. Может, она ошибалась, может, он не такой уж плохой, как она думала? Он во всяком случае был красивый и глядел на нее сейчас по-доброму.
      Пока они дружно в четыре руки стирали с доски, он сказал ей приглушенным голосом, так, чтобы больше никто не услышал:
      - Мне нужна твоя помощь. Это касается Бена. Можешь пойти ко мне после школы?
      - Значит, он не заболел? - спросила она.
      - Нет. С ним кое-что случилось. Никто, кроме меня, не знает. Я обращаюсь к тебе, потому что вы дружите.
      - А ты не привираешь?
      - Честное слово, нет. Клянусь тебе. Так пойдешь?
      - Ладно.
      - Сразу же после уроков. У нас мало времени.
      - А что с ним?
      - Потом объясню.
      Доска была чистой. Не было больше причин стоять рядом с Элейн.
      - Не забудь, сразу после звонка.
      Он положил тряпку на место и подошел к окну поглядеть на дождь. И как это все обойдется сегодня?
      - У тебя есть велосипед? - спросил он Элейн, выходя из класса.
      Линда с красными от слез глазами прошла мимо них, сделав вид, что не замечает.
      - Я могла бы попросить у Джона. - ответила Элейн.
      Но Джон уже побежал прятаться а спортзал, и Эндрю не велел ей тратить время на поиски.
      - Да возьми его, Джон не будет против. Мы скоро вернемся.
      Дождь перестал, но ветер усилился, и когда они добрались до дому, коса у Элейн расплелась и волосы рассыпались по плечам. Эндрю поймал удивленный взгляд Марджори, когда они появились в дверях.
      "О, Господи, опять надо врать, - подумал он. - Я совсем заврался".
      - Мама, - сказал он. - Это Элейн. Она пришла за книжками. Мы поднимемся на минуточку ко мне. Пошли, Элейн.
      Элейн в жизни не видела такого красивого дома, как у Хейфордов. Она ошеломленно оглядывалась, стараясь все рассмотреть, но все сразу было трудно охватить взглядом. Отполированные полы, мебель в пастельных тонах, везде цветы, все подобрано в тон, все изумительно красиво.
      "Как на картинке в журнале, - подумала она. - Трудно поверить, что можно вообще жить в таком доме. Я постараюсь, я сделаюсь знаменитой, и тогда у меня тоже будет такой дом".
      - Счастливый, - сказала она, оглядывая комнату Эндрю.
      На полу лежал толстый белый ковер, в комнате стояла светлая мебель из сосны, потолок спускался полого, и в нем было два окна, выходящих в засаженный деревьями сад. Она с восхищением глядела на одеяло на кровати и гардины, которые подходили друг к другу, на картины по стенам, на дорогие безделушки на полках и вздохнула от восторга.
      - Потрясающая комната.
      Не обратив внимания на ее слова, Эндрю взял в руки коробку из-под "Космических демонов".
      - Тебе Бен что-нибудь про это говорил?
      Элейн покачала готовой.
      - Это компьютерная игра, - продолжал он. - Особенная. Отец привез мне ее из Японии. Она впускает в себя, чтобы играть. Вот что случилось с Беном. Он вошел туда. Я... то есть он... Он теперь не может выбраться оттуда. Я должен попасть туда, чтобы его спасти. И ты должна мне помочь.
      - Что я должна сделать? - спросила Элейн. Шикарная обстановка, красивый дом привели ее в состояние транса. Это было просто и неправдоподобно, что она находится в этой удивительной комнате и разговаривает с Эндрю Хейфордом.
      Эндрю достал пистолет из кармана.
      - Ты должна выстрелить в меня из него.
      - По-настоящему стрелять?
      Она взяла пистолет в полной растерянности.
      - А как? У него даже нет курка.
      - Возьми и прицелься в меня. И еще... ты должна меня ненавидеть.
      - Что?
      - Ты должна меня ненавидеть. Тогда он стреляет. Ты ведь ненавидишь меня, так ведь?
      - Я не знаю. Я думала, что ненавижу. А теперь не знаю.
      - Постарайся, - сказал он нетерпеливо. - Ну, скорей!
      Элейн подняла пистолет и прицелилась. Воцарилось молчание. Но ничего не произошло.
      - Без толку, - сказала она. - Мне кажется, я больше не смогу тебя ненавидеть. Не могу забыть, как ты стер рисунок с доски.
      Эндрю топнул ногой.
      - Глупое насекомое! Я это сделал, чтобы поговорить с тобой. Уж не думаешь ли ты, что я решил тебя защищать? Уж не вообразила ли ты, что ты мне нравишься? Уродливая рыжая обезьяна! Неудивительно, что мать тебя бросила!
      Она почти физически ощутила удар от этих слов. Она бы убила его, если бы смогла. Пистолет заработал. Воронка на экране взвизгнула. Эндрю побледнел. Его закружило и понесло к экрану. В мгновение все было кончено. Визг прекратился. Элейн была в комнате одна.
      Эндрю падал в каком-то бесконечном пространстве. Вокруг него кружились звезды, вспыхивали и гасли. Он не испытывал страха, все произошло так быстро, что он даже не успел испугаться. Он вроде бы даже вообще ничего не чувствовал. Было так, как бывает, когда ты на роликах перелетаешь через трамплин, только это продолжалось бесконечно.
      "Надеюсь, я не разобьюсь, когда буду приземляться", - подумал он.
      Но это вовсе я не было похоже на приземление. Звездные частички начали сгущаться и твердеть, и он увидел, как рядом с ним образовывается скала. Был момент, когда ему показалось, что скала стоит на месте, а он по ней катится, но потом оказалось, что он неподвижен, а скала - скала движется куда-то вниз. И не было ни верха, ни низа.
      Ему показалось, что на некотором расстоянии краем глаза он уловил какое-то шевеление. И вдруг ему стало страшно.
      Он был безоружен. В одну минуту он почувствовал себя маленьким, ничтожным и беззащитным. Он протянул руку и дотронулся до скалы. Он увидел, как на скале формируются уступы. Один из них оказался как раз над ним. Он обнаружил, что может передвигаться по скале, как бы плавая по воде. Он "поплыл", работая руками, по направлению к глубокому уступу и погрузился в туннель.
      Что-то еще двигалось вверх по скале или, наоборот, вниз, или поперек. Он совершенно потерял ориентировку, у него просто не было больше ощущения направления. Это что-то производило при движении ужасные скребущие звуки, время от времени издавая резкий крик. Он был на такой высокой ноте, что Эндрю не был даже уверен, что он улавливает его ухом, но он пронизывал его череп и заставлял стучать зубами. Ему хотелось скрыться, от этого звука, и несмотря на то что впадина в скале была совершенно темной, он пополз туда, нащупывая дорогу ладонями. Он ничего не мог рассмотреть. Какой-то невидимый барьер мешал ему свернуть в сторону, он мог двигаться только в прямом направлении. Барьеры в туннеле как бы расступались, и вдруг он ощутил то, чего так ему не хватало в этом холодном электронном мире. Он ощутил тепло и тут же услышал чье-то дыхание. Он сразу узнал его, как узнают хорошо знакомую и любимую мелодию. Это было человеческое дыхание.
      - Бен, - прошептал он, - это ты?
      - Да, это я, чертов болван! - прозвучал ответ.
      - Послушай, - сказал Эндрю. - Прости меня. Я тебя не ненавижу. Я просто злился на тебя.
      - Толку в твоих извинениях! Мы оба тут засели. Ты уже принес огромный вред. Ты знаешь, как работает эта программа? Она питается ненавистью. Ненависть дает ей энергию продолжаться. Она проникает в тебя, она подхватывает сигналы, идущие из твоего мозга. Чем больше ненависти, тем программа делается сложнее.
      - Я знаю. - сказал Эндрю. - Разве не гениально?
      Бену было трудно просто взглянуть на Эндрю. Он чувствовал такую смесь ужаса и отвращения к нему, что едва мог с собой совладать.
      - Как ты сюда проник? - спросил он Эндрю. - Пистолет у тебя?
      В ответ Эндрю показал пустые руки.
      - Элейн Тейлор выстрелила меня сюда. Пистолет, наверное, остался у нее.
      - Без него мы не выберемся. Мы можем только прятаться в туннелях, потому что демоны движутся в двух измерениях, а мы - в трех. Но чтобы выбраться из игры, нам надо подняться на вершину скалы, а вершина не покажется, пока ты не перестреляешь всех демонов до одного.
      - Ты говоришь, мы не сможем залезть на вершину?
      - Пока что нет никакой вершины. Скала уходит в бесконечность. Вершина покажется, когда последний демон будет уничтожен. Тебя осеняет какая-нибудь блестящая идея?
      - Только одно и можно предпринять. Сидеть и ждать Элейн.
      Элейн стояла в комнате Эндрю в состоянии шока. В голове у нее эхом гудели его слова, как будто до того у нее никогда не было никакой другой мысли. Так вот что на самом деле Эндрю думает о ней! Наверное, и все так думают. Это то, что в глубине души она подозревала: она уродина, ее нельзя любить, вот почему мама отказалась от нее.
      Сейчас надо было как-то незаметно выбраться из дома. Она побежала к двери, рука ее все еще сжимала пистолет. Она взялась за ручку двери и похолодела. Кто-то поднимался по лестнице. Она слышала стук каблуков. Наверное, это мать Эндрю. В панике, едва соображая, что она делает, она направила пистолет на себя.
      - Глупая уродина, - сказала она самой себе. - Никому до тебя нету дела. Лучше бы ты умерла.
      Воронка завертелась, экран взвизгнул, пистолет выстрелил. Ее завертело, закружило, понесло. И вот она увидела то, чего желала больше всего - место, где можно было спрятаться. Она добралась до впадины и "поплыла" по туннелю в темноте, надеясь, что теперь исчезнет навсегда.
      - Вот она! - сказал Эндрю с торжеством. - Видишь, нечего было беспокоиться.
      Бен не верил своим глазам.
      - Как ты сюда попала? - спросил он ее с удивлением, - И пистолет у тебя! Ну, теперь мы выберемся отсюда!
      - Да пропадите вы оба! - крикнула Элейн. - Я вообще не желаю с вами разговаривать. И если вы решили, что я собираюсь помочь вам выбраться, то вы ошиблись. Я-то останусь тут навсегда.
      - Некогда препираться, - сказал Эндрю. - Хочешь оставаться оставайся. Дай сюда пистолет.
      Элейн никак не отреагировала на его слова.
      - Давай сейчас же! - крикнул Эндрю и схватился за пистолет.
      Как только он до него дотронулся, точно такой же пистолет, как был у Элейн, оказался у него в руке. Он был такой же гладкий и твердый, как и тот, что сжимала Элейн.
      - Быстро, - крикнул он Бену. - Возьми у нее пистолет. Мы все получим по пистолету. Игра выдает дубликаты.
      Глаза его светились.
      - Все! Теперь - в атаку!
      Бен взял пистолет из рук Элейн - копию того, что она продолжала держать. И он тоже был такой же твердый и гладкий. Свободной рукой он взял Элейн за руку. Он недоумевал, что с ней такое случилось, что заставило ее возненавидеть Эндрю, а затем и самое себя, чтобы активизировать игру. Ему было ее ужасно жалко, но он не знал, что сказать. Да и времени на разговоры не было. Одно было ясно, что он не оставит ее здесь в темноте.
      Сначала демоны появлялись медленно, один за другим, и было нетрудно сострелить их с поверхности скалы. Затем их атаки участились, и они стали появляться с разных сторон. Обоим мальчикам приходилось стрелять одновременно, чтобы избежать столкновения с ними. Демонов становилось все больше. Орды и орды появлялись на поверхности скалы.
      Элейн казалось, что она попала в кошмарный сон. Если бы Бен не продолжал крепко держать ее за руку, она бы убежала и спряталась в одном из темных туннелей навсегда. В какой-то момент ему пришлось отпустить ее руку и, быстро повернувшись, выстрелить в демона, угрожавшего Эндрю. Элейн с тоской поглядела в глубину темного туннеля. Темный вход выглядел как темный экран. И пока она глядела, на этой темноте вдруг начали печататься буквы: ЧТОБЫ ЗАКОНЧИТЬ ИГРУ, ПОЛОЖИТЕ ПИСТОЛЕТЫ СЮДА. ПОВТОРЯЮ: ЧТОБЫ ЗАКОНЧИТЬ ИГРУ, ПОЛОЖИТЕ ПИСТОЛЕТЫ СЮДА.
      Она оглянулась на Бена и вдруг краем глаза увидала демона, которого не замечали ни Бен, ни Эндрю. Машинально подняла пистолет и выстрелила. Бен подпрыгнул от неожиданности, когда демон взорвался прямо над его головой. Он уже было открыл рот, чтобы сказать:
      - Ай да Элейн! Спасибо!
      Но тут шум неожиданно смолк. В тишине они услышали голос программы. Она сказала с оттенком удивления: "Молодцы!" и добавила: "Надеюсь увидеться с вами снова!"
      Они почувствовали, что мир меняется. Заметили, что стоят на вершине скалы. Затем показалось синее-синее небо, усыпанное звездами, и тут же все очутились на белом толстом ковре в комнате Эндрю.
      Глава десятая
      Поперек экрана шла надпись: ПОЗДРАВЛЯЮ ЧЕМПИОНОВ ПО БОРЬБЕ С ДЕМОНАМИ: СЧЕТ 250000. Надпись повторялась несколько раз. Эндрю обезумел от своего триумфа.
      - Глядите, глядите, - повторял он. - Мы достигли 250000. Спорим, мы можем дойти до миллиона! Давайте попробуем.
      Элейн с трудом понимала, о чем он говорит. Слишком много случилось с ней за слишком короткое время. Она смотрела на пистолет, который все еще был в ее руке. Последнее из происшедших событий особенно ее занимало.
      - Я застрелила его, - говорила она с изумлением. - Я застрелила этого демона. Увидела его и захотела от него отделаться. И - пиф-паф - он взорвался!
      - Представляешь, где бы я был, если бы ты этого не сделала? - сказал Бен.
      Он даже не смел об этом подумать. Вообще не хотел думать об этой чертовой игре. У него было ужасное чувство, что все произошедшее заронило в него какое-то злое зерно, которое рано или поздно разрастется в полнейший кошмар. Он бросил взгляд на свою руку как бы для того, чтобы удостовериться, что она у него есть.
      - Пистолет исчез! - воскликнул он с удивлением.
      - Мой тоже, - подтвердил Эндрю. - Они снова слились с оригиналом. Дай-ка его мне, Элейн.
      - Возьми, - сказала Элейн. Не видеть бы мне его больше никогда.
      Эндрю помахал пистолетом над головой и улыбнулся им обоим.
      - Вот это было да! - возопил он. - Ух, здорово! Это самая великая игра из всех на свете!
      Хорошо, что Элейн уже отдела пистолет, потому что она впала в совершеннейшую ярость.
      - Ты гадина, ты стопроцентное насекомое! Как ты смеешь учинять такое над людьми? Ты помнишь все, что ты мне сказал?
      Эндрю передернул плечами в некотором замешательстве.
      - Да брось ты! Я этого не думаю. Мне надо было, чтобы ты на меня разозлилась, иначе как бы я мог спасти Бена. Во всяком случае, ты молодец! Чемпион борьбы с демонами!
      Но это разозлило ее еще больше.
      - А Бен? Что, ему хотелось торчать там целую ночь и целый день только ради твоего удовольствия? Дерьмо ты, Эндрю Хейфорд!
      - Но ведь все же обошлось, - сказал Эндрю. - Это просто заложено в программу.
      - К свиньям программу! - яростно отвечала Элейн. - Как эта дурацкая программа могла звать, что я последую за тобой с пистолетом в руке? Вы могли остаться там навсегда, и никто бы никогда не узнал, где вы!
      У Бена было ужасное чувство, что его использовали каким-то постыдным образом.
      - Все это гадость. Верни ты эту игру, не играй в нее, Эндрю.
      Эндрю отвел глаза.
      - Но ведь интересно же, - сказал он. - Это не опасно. Нет, я не отдам ее обратно. Я буду играть.
      Бен чувствовал себя ужасно. Он был голоден, устал, внутри была какая-то пустота.
      - Я ухожу домой. - заявил он.
      Молча и не глядя друг на друга. Элейн и Бен спустились по лестнице и вышли через боковую дверь в гараж, где оставили велосипеды.
      Поглядев на велосипед Джона, Элейн еще больше разозлилась на Эндрю.
      - Мы сто лет продержали велосипед. Что я теперь скажу Джону? Он, наверное, думает что велосипед украли!
      - Он не рассердится, - ответил Эндрю спокойно. - Я поеду с тобой и объясню, что было срочное дело.
      Эндрю посадил Бена на раму своего велосипеда, а Элейн на велосипеде Джона поехала следом. Ее волосы блестели в лучах вечернего солнца, лицо было бледным и злым. У нее все болело, отчего, она никак не могла определить, И еще где-то глубоко внутри застрял какой-то комок горечи, о котором ей не хотелось думать, а хотелось вырвать его и выбросить. Ей было страшно, что вот-вот она заплачет, она, которая никогда не плакала и презирала плакс!
      Когда спускались по горке к школе, они увидели такое, отчего у них сперло дыхание. Из ворот школы вынырнула бледнолицая черноволосая фигура. В сгущающихся сумерках она выглядела в точности, как космический демон. Рука Эндрю инстинктивно сжала в кармане пистолет. Через мгновение он засмеялся.
      - Это всего лишь Марио Ферроне! И Джон с ним! Они, наверное, ищут велосипед.
      - Возьми свой велосипед, Джон, - сказал Эндрю. - Мы думали, ты не будешь возражать, если Элейн одолжит его у тебя.
      Джон собирался ответить:
      - Да, конечно.
      Но Марио отпихнул его в сторону и налетел на Эндрю.
      - Одолжить? - заорал он агрессивно. - Вы взяли его без спросу. А это значит не одолжили, а украли!
      - Все в порядке, - перебил его Джон. - Они спросили, только я забыл.
      - Заткнись, - сказал ему Марио, не отводя взгляда от Эндрю.
      - Провалитесь вы, - крикнул Бен. - Мне только этого еще не хватало. Если хотите лупить друг друга - лупите. А я пошел домой.
      Он осторожно прислонил велосипед Эндрю к стене и пошел по улице в сторону дома. Меньше всего ему, была нужна сейчас драка. У него было такое чувство, что он весь изнутри досуха высохнет, если немедленно не окажется под крышей своего дома.
      - Мне надо найти папу. Извини за велосипед. Джон, - сказала Элейн.
      Она подвинула к нему велосипед и направилась к школе. Отец был нужен ей, чтобы немного успокоиться. Ей хотелось, чтобы о ней немного позаботились. А кто же еще, кроме него?
      Эндрю не любил драться, ему обычно и не приходилось. Но сейчас он был победителем демонов, и агрессия так и выплескивалась из него. И то, что он встретил Марио, показалось ему самой судьбой. Он не мог вспомнить, чтобы когда-нибудь к кому-нибудь испытывал такую враждебность и ощущал волны такой же вражды, исходящие от Марио. Они стояли и неотрывно глядели друг на друга.
      - Пойдем, Марио, - попросил Джон безо всякой надежды в голосе. - Вот же мой велосипед. Пошли.
      - Он украл его, - сказал Марио, точно выплевывая слова. - Он вор. Мне не нравятся воры.
      - А мне не нравишься ты. - ответил Эндрю, сам удивляясь своей отваге.
      Вид Марио - торчащие черные волосы в бледное лицо, бритая голова и черная одежда были рассчитаны на то, чтобы устрашать. Но Эндрю не боялся его. Он чувствовал уверенность в себе и прилив энергии, и даже желание подраться.
      Драка началась, но ничего хорошего из этого не вышло.
      Эндрю было совсем плохо, когда Джон, в волнении подпрыгивавший возле них, воскликнул:
      - Марс, кончай! Кто-то идет!
      Элейн и ее отец проезжали мимо на своей "Юте". Когда Дэвид увидел мальчишек, подъехал и остановился рядом.
      - Мы собрались съесть по гамбургеру. Хотите с нами? - спросил он как ни в чем не бывало.
      - Ой, хочу! - сказал Джон с воодушевлением.
      Дэвид открыл дверцу и вышел. Он зевнул и потянулся. Рукава его рубашки задрались, обнажая толстенные руки с татуировкой.
      - Тяжелый день, - объяснил он Эндрю и Марио. - Хватит на сегодня раздоров. - Он поднял велосипед Джона одной рукой и положил в багажник машины. Протянул руку за велосипедом Марио, но старший сказал ему злобно:
      - Отвали ты, верзила!
      Он оттолкнул руку Дэвида, ухитрился пнуть Эндрю ногой, вскочил на свой велосипед и скрылся из виду.
      Дэвид посмотрел на Эндрю.
      - С тобой все в порядке?
      Эндрю жалел, что Дэвид появился со своей машиной. У него было такое чувство, точно он ребенок, которого спасли от опасности, а он на самом деле был победителем демонов. Кроме того, он ведь так и не разобрался до конца с Марио.
      - Нормально, - сказал он мрачно.
      - Поедешь с нами за гамбургером?
      - Нет, спасибо, - отрезал Эндрю. - Я лучше домой.
      "Юта" удалялась, дымок кружился возле выхлопной трубы. Эндрю ощупал лицо. Губа вспухла, на щеке была царапина, откуда-то, может, из носа, сочилась кровь. Коленка саднила, штаны были разорваны на коленке и у кармана. Когда он обнаружил, что карман порван, он также обнаружил, что пистолета в нем не было. Только что он был в кармане. А теперь карман был пустой.
      Глава одиннадцатая
      - Это я, сказал Эндрю. - Ты что, подумал, что я космический демон?
      Бен посмотрел на него с недоумением, не понимая, как он может шутить на эту тему. Это был несомненно, Эндрю, несмотря на вспухшую губу и ссадину на щеке.
      На следующее утро Эндрю протянул двухдолларовую бумажку.
      Бен неторопливо взял ее. Ему уже не так хотелось ее получить, но он не знал, под каким предлогом отказаться.
      - Спасибо, - сказал он. - Ты-то как? Что у вас было с Марио?
      - Схлестнулись, - сказал Эндрю. - Похоже, что он очень этим доволен.
      - И ты еще не в больнице?
      - Марио не такой уж головорез, каким представляется. Но одна вещь-таки случилась. Я потерял пистолет.
      - И теперь ты не попадешь в игру? - сказал Бен с облегчением. Но оно длилось краткий миг.
      - Еще как попаду, - сказал Эндрю убежденно. - Должно быть, Марио подобрал его. Я заставлю его вернуть.
      Бен вздохнул. Эндрю, видимо, был расположен нырять с головкой в беду. На другом конце школьного двора показался кто-то рыжий. Бен взглянул на Элейн, и у него появилось дурное предчувствие. Элейн сделала два шага и остановилась. Отсюда не было видно ее глаз, но этого и не требовалось. Было ясно, что с ней происходит, потому что то же самое происходило и с ним. Она глядела краем глаза на то, чего не должно было быть.
      Во время сочинения на уроке он послал ей записку: "На что ты смотришь все время?" Ее ряд был впереди от него справа, и нетрудно было швырнуть ей записку, но когда она послала ответ, чересчур уж бдительный мистер Рассел перехватил ее.
      - Это твоя, Элейн? - спросил он очень вежливо. - Может, ты объяснишь нам, что тут сказано?
      Он прочитал: "На что ты смотришь... - На черные трещины, прочертившие все на свете".
      - Это из сочинения, - сказала Элейн с отчаянием, - научная фантастика.
      - Что ж, очень изобретательно. Почитаешь нам, когда закончишь. А пока обрати свое вдохновение на сочинение.
      - Дело в том, - сказала Элейн во время большой перемены, - что я начала писать про балерин и было очень трудно превратить это в научную фантастику.
      Ей пришлось просидеть до самого конца перемены.
      - И ты их и сейчас видишь? - спросил Бен, имея в виду трещины, а не балерин.
      - Все время. А ты?
      - И я тоже.
      - Я так и думала. Жуткие, да? Как ты считаешь, что это?
      - Я не знаю, - ответил он. - Наверное, имеет отношение к игре.
      Он пытался не замечать эти трещины, но он все время о них помнил. От них становилось неуютно и тоскливо.
      Элейн не сиделось спокойно. Она не могла забыть слов Эндрю. Она все повторяла себе, что он на самом деле так не думает, но как язык все время нащупывает во рту язвочку или больной зуб, так мысль ее все время возвращались к этим словам. "Уродливая рыжая шимпанзе. Ничего удивительного, что мать тебя бросила".
      "Милая мамочка. Почему ты исчезла? Почему ты стерла меня из памяти? Пожалуйста, ответь мне. Давай про это поговорим. Мне надо знать".
      Когда прозвонил звонок с последнего урока, все услышали ее облегченный вздох. Линда, вскочив с парты, защемила конец ее косы и дернула вовсе не нечаянно. В ответ Элейн поставила ей подножку, и белокурая Линда споткнулась и едва не упала.
      - Элейн, - сказал мистер Рассел усталым голосом. - Останься на минутку, мне надо с тобой поговорить.
      Элейн делала Бену отчаянные знаки, чтобы он дождался ее.
      - Ну, - сказал мистер Рассел, - как твои гимнастические дела?
      Она ожидала нагоняя. Такой подход удивил ее. Она немного расслабилась, даже улыбнулась ему.
      - Нормально. - сказала она.
      - Ты немного попривыкла уже?
      Она неопределенно кивнула.
      - Подружилась с кем-нибудь?
      - Не знаю. - Она пожала плечами. - Вроде как.
      - Тогда в чем проблема?
      - Проблема? - подняла она взгляд на учителя.
      - Кидаешь записочки, ерзаешь, ставишь подножки, и при этом на уроках никаких достижений. Что-нибудь случилось?
      - Нет, не совсем, - сказала Элейн.
      Мистер Рассел продолжал смотреть на нее, ничего не говоря.
      - Линда меня все время задирает, - сказала она как бы в свое оправдание.
      - А ты, конечно, ничего ей не делаешь!
      - Я только защищаюсь, - сказала она с горячностью.
      - Очень плохо, что вы не дружите. У вас может оказаться много общего. Такая дружба была бы полезна для вас обеих.
      - Невозможно подружиться с человеком только потому, что от этого могла бы выйти польза, - возразила она.
      - Невозможно? - переспросил мистер Рассел.
      Он уложил тетрадки в портфель и встал.
      - А почему бы тебе все-таки не попробовать?
      Не получив от нее ответа, он добавил:
      Я как-нибудь зайду в спортзал посмотреть, не собираетесь ли вы сломать себе шею.
      Он улыбнулся ей и быстро вышел из класса.
      Элейн помчалась туда, где ждал ее Бен вместе с Джоном. Они оба смотрели из ворот на что-то там на улице с выражением крайнего изумления на лицах. На противоположной стороне Эндрю и Марио стояли погруженные в беседу. Пока эти трое смотрели, те сели на велосипеды и поехали в сторону дома Эндрю.
      Джон присвистнул.
      - Что они, елки-палки, задумали? Вчера Марио клялся, что он сотрет Эндрю в порошок. А теперь они вась-вась, отправились рядышком.
      Элейн и Бен переглянулись. Они прекрасно догадались, что задумал Эндрю. И им это совсем не нравилось.
      - Мы ничего не можем поделать, - сказала Элейн. - Пошли в спортзал. Мне надо как следует позаниматься, чтобы прийти в себя.
      Но целый час усердных упражнений все равно не стер черных трещин с белого света.
      Глава двенадцатая
      Эндрю не пришлось искать Марио. Марио сам нашел его. Когда Эндрю наконец отмучился на уроках, Марио ждал его со своим велосипедом напротив ворот.
      Эндрю, не колеблясь ни секунды, перешел через дорогу, инстинктивно понимая, что фронтальная атака - лучший вид нападения. Он с удовлетворением заметил, что левый глаз у Марио заплыл и слегка почернел.
      - Ты взял одну мою вещь, - сказал он.
      Антипатия их друг к другу возросла. И это обрадовало Эндрю. Она сочилась чернотой из Марио, как нефтяная струя из пробитой цистерны. Марио кинул на Эндрю мрачный исподлобья взгляд.
      - Я ничего не собираюсь тебе отдавать, - сказал Марио. - Мне надо знать, что это такое.
      Эндрю посмотрел на него пристально, прежде чем ответить. Каким-то образом, в точности он не мог объяснить, как, пистолет свел его с Марио. Это все было заложено в программу. Его ясный ум уже увидел, что, возможно, это все связано с "реагирую на ненависть", из программы игры, а Марио был как раз враждебен и полон ненависти. Как ему воспользоваться Марио, чтобы снова попасть в игру?
      - Ничего и не надо отдавать. - сказал Эндрю. - Это просто компьютерная игра. Пошли ко мне, я покажу тебе, как играть.
      Он произнес это спокойно, стараясь скрыть свою заинтересованность. Марио поглядел на него сквозь прищур, резким движением вытащил пистолет из кармана, потерся о него щекой.
      - Он мне нравится. - сказал он мрачно. - Это сила. Он может убивать.
      - Ага, - сказал Эндрю, стараясь говорить со спокойным безразличием. В нем сила, это точно. Ты же не представляешь, какая сила. Но только он сам по себе не действует. Он работает как часть игры. Пошли, увидишь.
      - А тебе зачем мне показывать? - спросил Марио подозрительно.
      - Игра недействительна без пистолета, - сказал Эндрю. - А пистолет недействителен без игры. Так что мы должны сотрудничать.
      "Черт, надо за ним послеживать. - подумал Эндрю. - Надеюсь, он ничего не стибрит".
      - Это ты, Эндрю? - крикнула Марджори из своей комнаты, когда он вошел через боковую дверь, - Я говорю по телефону. Я буду еще минуточку занята.
      - Я пришел не один, - сказал он, заглядывая в комнату. - Ты это с кем?
      - Кей, - срезала она.
      Кей была ее старинной приятельницей, они будут говорить часами. Эндрю провел Марио наверх.
      - Вот игра, - сказал Эндрю, указывая на компьютер.
      Казалось, Марио чуть не заболел от зависти. Он уже успел обшарить комнату быстрым взглядом.
      - Откуда у тебя столько барахла? - спросил он враждебно. - Твои родители тебя балуют.
      - Это особенная игра, - продолжал Эндрю, отказываясь втягиваться в ругачку и довольный тем, что Марио был такой преданный ненавистник. Он наклонился вперед и прошептал, придавая своим словам драматизм и таинственность:
      - Тот, у кого пистолет, может попасть прямо в игру и вести охоту на демонов. Игра реагирует на ненависть. Если ты можешь себя самого возненавидеть, пистолет поможет тебе попасть в игру.
      - Возненавидеть? И я должен выстрелить в себя из этой штуки? посмотрел на него Марио с недоверием. - Брось, старик, я тебе не верю. Ты мне покажи.
      Он вроде бы приготовился отдать пистолет, а потом передумал.
      - Я не могу тебе показать, - сказал Эндрю.
      Его ладони слегка вспотели.
      "Что-то я нервничаю. - подумал Эндрю. - Что-то не так". На секунду он повернул голову, и ему показалось, что что-то находится позади него. Но там ничего не было. Он пристально поглядел на Марио.
      - У меня не получается. Я что-то не могу возненавидеть себя в достаточной мере, - продолжал он.
      Воздух между ними трепетал. Эндрю лихорадочно искал способа, чтобы Марио возненавидел себя и случайно не почувствовал бы ненависти к нему, Эндрю.
      "Иначе я останусь там навеки". - думал он.
      Он решил польстить Марио.
      - Ты великий ненавистник, - сказал он. - Мне кажется, один из самых великих.
      - Точно, - сказал Марио с гордостью. - Нет ни одного человека в этом паскудном мире, кого бы я ни ненавидел.
      - И себя тоже?
      - Уж конечно.
      - Не может быть! - схитрил Эндрю.
      Глаза Марио сверкнули, а затем сделались как щелочки.
      - Тогда смотри!
      Он приставил пистолет к голове и закрыл глаза. Несколько мгновений пронеслись в тишине. Воронка кружилась. Эндрю часто моргал и вертел головой. Сердце у него глухо стучало. Ничего не происходило. Марио опустил пистолет.
      - В чем дело? - спросил Эндрю.
      Его голос удивил его самого. Он звучал непохоже.
      - Заткнись, - сказал Марио свирепо. Он снова приставил пистолет к голове. - Если ты мне врешь, то я тебя растерзаю, - пригрозил он.
      Он приблизился к экрану, стал постукивать по рамке ногтями. Он сгорбился, тело его напряглось, он что-то бормотал себе под нос.
      - Ты что делаешь? - прошептал Эндрю через некоторое время.
      Ответа не последовало, но голос Марио стал чуть громче. Эндрю прислушался, испытывая смешанное чувство стыда, ужаса и восторга.
      - Ты уродина, ты поганый макаронник, итальяшка, ни на что не годный петрушка, лучше бы тебе родиться мертвым!
      Он повернул лицо к Эндрю. Увидев это напряженное, искаженное ненавистью лицо, Эндрю отскочил в сторону, но Марио целился не в него. Он крепко прижимал пистолет к своему собственному лбу. Глаза его были открыты, и Эндрю увидел в ни выражение одновременно и боли, и торжества. Сверкнул выстрел. Воронка взвизгнула. Марио исчез.
      Эндрю подбежал к экрану и заглянул в него. Он увидел маленькую фигурку, вращающуюся в воронке, увидел, как образуется поверхность скалы и как Марио направляется к ближайшему туннелю.
      Это было почти что непереносимо. Снова и снова Эндрю казалось, что Марио не замечает демона, подползающего к нему сзади, и снова и снова он оборачивался в самый последний момент и уничтожал его. Наконец последний демон взорвался оранжевым пламенем и вершина скалы показалась под звездами.
      Эндрю только успел пожалеть, что он не был там, как Марио оказался рядом с пистолетом в руке.
      Тут же на экране напечатались слова: "Поздравляем аса, охотника на демонов, показания уровня 200000".
      - Здорово, - сказал Эндрю, отворачиваясь от Марио, чтобы он не увидел одобрения и облегчения в его глазах.
      Лицо Марио стало живым. В первый раз за все время Эндрю увидел на нем подобие улыбки.
      - Ну, старик, - сказал он Эндрю, - это да! Это действительно нечто.
      - У тебя действительно был хороший уровень. Но не высший.
      - А кто достигал выше? Спорим, я перекрою!
      - У нас было 250000, - сказал Эндрю. - Но нас было трое. Если б мы с тобой были вдвоем, мы бы достигли миллиона. Ты меня туда встрели, а потом давай сам за мной.
      - Мне надо ненавидеть тебя и стрелять?
      - А ты понятливый. Да, именно так.
      Марио засмеялся. Смех его звучал неприятно.
      - Ну, на моей улице праздник! - сказал он. - Ты испорченное богатенькое насекомое!
      Волна ненависти и презрения ударила Эндрю в живот. Он только вдохнул воздух, а воронка уже кружила его. Он увидел выстрел, последовавший тут же за первым, и сразу увидел Марио, влекомого вслед за ним. Оба они провалились в космическое пространство. Оба вместе нырнули в туннель. Эндрю поручил второй пистолет из руки Марио. Началась великая битва с демонами.
      Когда они вновь появились в комнате, на экране вспыхивало 400000. Эндрю трясло, и голова у него болела от шума игры. Глаза Марио горели лихорадочным блеском на его бледном лице. Рука, сжимавшая пистолет, дрожала. Он поворачивал голову из стороны в сторону.
      - Я все еще что-то вижу. Кажется, демоны ползут за нами вслед.
      Эндрю быстро повернулся, но ничего не увидел. Потом ему показалось, что он видит космического демона справа, но это оказалось лишь отражение Марио в зеркале. Глаза их встретились, и они пристально поглядели друг на друга.
      - Фантастическая игра! Что ли, сыграем еще? - сказал Марио.
      - Завтра, - сказал Эндрю. - Я не хочу, чтобы мама знала. А она через минуточку поднимется сюда.
      Марио подумал. Потом кивнул.
      - Встречу тебя возле школы. Пока!
      Мама все еще говорила по телефону, проходя мимо, он услышал:
      - Но как мне сказать об этом Эндрю?
      "Сказать Эндрю? Что сказать Эндрю?"
      Его застывший разум пытался внушить ему, что что-то было неблагополучно. Но он не мог понять, что и почему. Он пошел в кухню, а слова эти, почти лишенные смысла, эхом повторялись в его мозгу. Он поставил чайник, взял пакет шоколадного печенья из буфета, приготовил себе кофе и сразу съел пять печеньев. Когда он жевал шестое, он услышал легкий звон - это была положена на рычаг телефонная трубка.
      - Эндрю, кто этот мальчик, что прошел только что?
      Марджори вошла в кухню. Вид у нее был грустный.
      - Так, знакомый.
      - Он учится в твоей школе?
      - Нет. Он раньше учился в моей.
      - У него грубоватый вид, милый. - решилась она наконец.
      "Грубоватый! - подумал Эндрю. - Слабо сказано".
      Он пытался сообразить что-то своими замороженными мозгами и успокоить ее каким-нибудь образом.
      - Он интересуется компьютерами. - сказал он. - Я разрешил ему воспользоваться нашим.
      - Надеюсь, он его не сломает. Он что, иностранец?
      - Я не знаю. По-моему, нет. Он говорит вполне как австралиец.
      - Он очень черный. Как его зовут?
      - Марио Ферроне.
      - Это итальянское имя. Он, должно быть, итальянец.
      - Да какая разница? - возразил он. "Чудно, - подумал он. - Я почти что готов защищать Марио".
      Ему показалось, что Марджори хочет что-то сказать и боится сказать не то, что нужно.
      - Папа придет к обеду? - спросил Эндрю, чтобы сменить тему.
      Марджори помолчала, прежде чем ответить.
      - Он уехал в Сидней на недельку.
      - Почему же он ничего не сказал?
      - Это получилось неожиданно, - сказала она.
      Она помолчала немного, потом продолжала:
      - Эндрю, ты знаешь, что мы оба очень тебя любим.
      Где-то в белых холодных пространствах зазвенели предупреждающие колокола.
      - Ну конечно, - сказал он, чувствуя себя очень неуютно.
      - Я хочу, чтобы ты всегда помнил это, - сказала она каким-то совсем не своим голосом. - Помни, что мы оба тебя любим.
      Вдруг ему совсем не захотелось продолжать этот разговор.
      Глава тринадцатая
      Когда на утро четвертого дня Эндрю вошел в класс, мистер Рассел уже вел урок. Он нахмурился. Надо бы удалить его из класса, Эндрю опаздывал уже третий раз подряд, но после вчерашнего разговора с миссис Хейфорд он решил, что будет снисходительным. Поэтому только сказал:
      - Быстро садись, Эндрю, и доставай учебники. И, пожалуйста, постарайся завтра прийти вовремя.
      "Чудно. - подумал Эндрю, садясь. - Я решил, он скажет что-нибудь очень тяжелое. А он говорит так, точно жалеет меня".
      Но больше об этом не стал думать, а стал думать о "Космических демонах".
      Они с Марио становились все более и более искусными в игре, но с каждый днем не любили друг друга все больше и больше. Внутри игры им приходилось сотрудничать, чтобы побеждать, они должны были защищать, а иногда и спасать друг друга. Но когда Марио взрывал демона, который угрожал Эндрю, он делал это не для того, чтобы его спасти, а чтобы доказать Эндрю, что он, Марио, лучший игрок, чтобы проявить свое презрение. Эндрю отвечал с возрастающей ненавистью и, выручая Марио, старался вернуть ему это презрение. Иногда на него нападало искушение отступить на шаг, ничего не делать, пусть Марио застрелят... Он вздрогнул, подумав об этом. Это было бы так просто, и усилий бы не потребовалось. Игра усложнялась. С каждым разом играть становилось все труднее и труднее. Это был только вопрос времени, когда один из них сделает ложное движение или совершит логическую, ошибку... И что тогда?
      "Я не думаю, чтобы было опасно, - размышлял он. - Программа обо всем позаботится. Может быть, она просто выкидывает из игры в конце концов". Но где-то в глубинах его сознания было ощущение, о котором он никак не мог вспомнить, память о словах, которые кто-то сказал или что-то сказало где-то там, в нем самом, внутри, и там еще была какая-то темнота, от которой он никак не мог отделаться.
      - Эндрю Хейфорд, с нами ли ты нынешним утром или находишься где-то еще?
      Голос мистера Рассела звучал необычно мягко.
      Эндрю уже открыл рот, чтобы ответить, но тут увидел нечто у окна. И вместо того чтобы ответить так же мягко и учтиво, он вскочил с места и завизжал:
      - Пошел вон. Отстань от меня!
      Он повернулся, чтобы поглядеть, что там было сзади него, глаза его были расширены, лицо напряжено от страха.
      В три прыжка учитель оказался рядом, хватая его за плечи.
      - Успокойся, Эндрю!
      Класс замолк. Ни один мускул не дрогнул ни у кого. Все таращились на Эндрю, с интересом ожидая, что будет дальше. Но Элейн тоже глядела в окно. И тоже увидела то, что видел Эндрю - отражение бледного лица с гребешком черных волос. И Бен, глядя в другом направлении, заметил, как мерцающая черная фигура появилась и исчезла сзади него.
      Бен быстро обернулся и увидел лишь черную полоску, уплывающую из поля зрения. Придумал он это или черные трещины стали отчетливее, чем раньше? Нет, на этот раз сомнения не было - черные линии утолщались. Они, строго говоря, уже не были линиями. Они расплывались черными пятнами, приобретали определенные очертания, были белыми наверху, в том месте, где можно было предположить лицо... Он накрыл ладонью рот, чтобы не закричать.
      - Нет никакого резона всем прекращать работу и таращиться, - твердо сказал мистер Рассел. - Две страницы вы должны до звонка закончить. Эндрю, выйдем, потолкуем пару минут.
      Эндрю вышел вслед за учителем в коридор.
      - ..."Трудное время для тебя, - говорил мистер Рассел. - Если я чем-нибудь могу помочь, прямо приди и скажи.
      "Чем-нибудь помочь? - думал Эндрю. - Да что вы можете сделать? И как я могу прийти и сказать? Вы ничему не поверите! А даже если бы в поверили, никогда не рискнете сыграть в "Космических демонов"!"
      Но все эти рассуждения не имели практической пользы. Он улыбнулся слабой, но обезоруживающей улыбкой.
      - Я что-то неважно себя чувствую.
      Может, его отпустят на денек.
      - Мы с твоей мамой решали, что тебе лучше не выбиваться из привычного режима, - сказал учитель. - Иначе я отпустил бы тебя домой. Садись и попытайся сделать, что можешь. И помни, если тебе надо будет с кем-нибудь поговорить, я всегда здесь.
      Эндрю снова почувствовал против него некоторое раздражение. Когда они вернулись в класс, все поглядели на Эндрю, и это раздражило его еще больше.
      "Чего им надо?" - подумал он злобно.
      И когда Бен тихонько прошептал: "С тобой все нормально?" - он скроил презрительную гримасу и ни разу не взглянул на него до конца уроков.
      Внутри него пламя ненависти все разгоралось и разгоралось. Оно потихоньку поедало его.
      Глава четырнадцатая
      Когда наконец они с Марио оказались в его комнате, Эндрю весь пылал негодованием и яростью. Видно было, что Марио полон тех же чувств. Глаза его темны и холодны, лицо угрюмо. Он достал пистолет из кармана и погладил его. Бросил на Эндрю короткий презрительный взгляд.
      - Ну, готов, что ли?
      Эндрю подставил себя под выстрел, под волну ненависти, которая приведет его в игру. Он закусил губу, чтобы не замирал дух, и вертящаяся воронка втащила его в игру. Частицы обретали форму, образовывались черные туннели, но демоны стали появляться до того, как он успел достичь безопасного места в туннеле. В ужасе прижался к скале, но тут же отскочил, как от силового поля.
      - Спокойно, спокойно, - сказал он себе, - не впадай в панику. Вспоминай последовательность. Он мог проследить ее в уме. Сначала на поверхности скалы появлялся один демон, потом три сразу, двигаясь справа налево. За ними следовали сразу четыре, поднимающиеся снизу вверх, затем снова один - слева направо. Первый выстрел прошел мимо него, когда появились трое, он распластался горизонтально, два выстрела просвистели над ним, один - не достиг его снизу. Теперь появятся четверо. Он пытался вспомнить, какое они займут положение. Он отчаянно сманеврировал и услышал - пух-пух-пух-пух - четыре выстрела. Потом услышал единичный выстрел. Но тут увидел впадину туннеля и с облегчением погрузился в нее. Сердце его стучало. Он перевел дух. Но облегчение очень быстро сменилось гневом. Где Марио? Почему этот идиот не поспешил за ним следом? Каждая секунда имела значение. Неприятное чувство оттого, что каждый раз ему приходилось попадать в игру с помощью ненависти Марио, дополнилось теперь еще и страхом.
      "Он предал меня! Он ушел и оставил меня одного! Теперь я никогда отсюда не выберусь!"
      Мысленно он уже видел, как Марио равнодушно кладет пистолет в карман и спокойненько выходит из комнаты, и уходит из дома, вообще уходит насовсем. Эндрю попытался успокоить себя.
      Потом его охватило чувство вины. "Вот так и Бен себя чувствовал, наверное, - думал он. - И ведь он был тут много часов. Я и не представлял себе, как ему было ужасно. Я-то думал - он просто трусит. И это я его сюда загнал. А теперь Марио проделал то же со мной.
      Ублюдок! - думал он. - Идиот, что связался с ним! Ну, я с ним посчитаюсь! Я посчитаюсь с ним, только встречу! Он меня еще узнает!"
      Вдруг сердце у него оборвалось. Он почувствовал, что в туннеле кто-то есть. Виднелась темная фигура, чернее, чем темнота туннеля, и мерцало там, где должно быть лицо. Он затаил дыхание. Кто это, Марио или демон? Изменилась ли игра так, что демоны получили возможность проникать в туннель? Если да, то он проиграл. Он вскрикнул. Это был почти что крик о помощи:
      - Марс!
      Хихиканье, раздавшееся в ответ, несомненно исходило от Марио.
      - Спорим, ты чуть не обмочился со страху, ты, насекомое?
      Последовал его презрительный смех.
      - Уверен, ты решил, что остался тут навсегда!
      Он снова засмеялся.
      Эндрю был слишком зол, чтобы отвечать.
      - Жалко, тут темно, рожи твоей не видно. Слышал бы ты самого себя: "Марс!" - передразнил он. - Я думал, ты заплачешь и начнешь звать дамочку.
      - Дай пистолет. - сказал Эндрю сердито. Он протянул руку и выхватил дубликат пистолета.
      Все еще смеясь. Марио позволил ему взять этот дубликат.
      - На, деточка, тебе твой игрушечный пистолетик. Настоящий-то у меня! - Он помахал своим пистолетом. - Этот только и считается. И я тоже считаюсь. А не ты, не ты, богатенький червяк. Ты знаешь, что ты такое? Ты - ничто. Без меня ты просто превратился бы тут в дохлятину. Я должен был прийти сюда, чтобы спасти тебя. Без меня тебе отсюда никогда бы не выбраться. Дохлятина!
      Затем Марио выскочил из туннеля и открыл дикую пальбу.
      Эндрю последовал за ним с отвращением в душе. Он удивился силе своего чувства. Это была страстная ненависть. Он отплатит ему, если это даже будет стоить ему жизни. Он с ним посчитается. Он убьет его, если сможет!
      Неожиданно голос программы сказал ему прямо в самое ухо: "Очень хорошо. Игра должна быть доиграна. Увидишь, что будет, когда демоны поразят мишень". В подсознании Эндрю рождалась мысль, что он должен выяснить, что случается, если демону удастся направить в тебя выстрел.
      Марио со стреляющим пистолетом в руке считал, что Эндрю прикрывает его с тылу. Он не заметил демона, подбирающегося к нему сзади. Увидел его, когда тот был почти рядом. Он обернулся, но демон успел выстрелить. Эндрю сумел заметить только, как у Марио в ужасе открылся рот и злоба исказила лицо. Затем и мальчик, и демон исчезли.
      "Так ему и надо, - подумал Эндрю злобно. - Будет знать. Думает: он такой умный".
      Он не чувствовал раскаяния, просто глубокое удовлетворение, что посчитался с ним.
      Голос программы сказал: "Блестяще. Мы тебе благодарны". Это его подбодрило. Он почувствовал, что поступил так, как от него ожидали, просто был запрограммирован. Запрограммирован? Какое странное слово. Он подивился тому, почему его употребил. Конечно, никто его не программировал. Он поступил так по своей воле. Ой ли? А не было ли внушено ему, чтобы он задержался с выстрелом как раз на ту долю секунды, которая и определяла жизнь или смерть для Марио?
      Эндрю поежился. Ему самому все это было не совсем ясно. И решил, что больше не будет думать о Марио.
      - Кто знает, может, он просто вылетел назад в комнату. Я его увяжу там, как только выберусь отсюда,
      Теперь-то уж ему надо было выбираться. Игра набирала скорость. Она была рассчитана на двоих, а управляться с ней должен был только один.
      - Надо продумать стратегию, - сказал Эндрю самому себе.
      До тех пор, пока Эндрю находился в туннеле, он был в безопасности. Но чем дольше будет там, тем больше времени уйдет на уничтожение требуемого числа демонов, чтобы оказаться на вершине скалы. И чем дольше он будет находиться в игре, тем больше вероятность каких-либо неожиданностей. Если Марио действительно находится в его комнате, то он может появиться снова, а может и выключить компьютер. Мама могла войти в комнату и обнаружить там Марио или никого не обнаружить, и ему было неясно, что хуже. Он должен был что-то предпринять, и чем скорей, тем лучше. Эндрю подполз к краю туннеля и прислушался. Слышал, как пульсирует игра, но к этому примешивались еще и другие звуки. Ему показалось, что у них был свои ритмический рисунок. Когда демон появлялся на скале, раздавался звук "ви-и-и" и звук стреляющего оружия "тктктктктктктк". Прислушавшись, он уловил, что проходит какое-то время между "ви-и-и-и" и "тктктктктктктк". В это время он мог бы выстрелить сам. Выстрелы демонов могли достигать цели только в двух направлениях - по вертикали или по горизонтали. Он же, продвигаясь по туннелям, мог стрелять и по диагонали. Присел на корточки и прислушивался, пока звуки не зазвучали у него в голове, как мотив песенки. Когда наконец сделал свое первое движение, оно было точно движение в танце. Как только палил его пистолет, он отскакивал назад в темноту и "тктктктк" проносилось мимо. Он не думал об этом, ему было некогда думать. Просто доверился своим рефлексам во всем происходящем.
      Эндрю не мог отстреливать целые ряды демонов, как они это делали вдвоем с Марио. Он выбивал их по одному мучительно медленно. Ему показалось, что много часов прошло, когда наконец звуки совершенно замерли. Он слышал только слабую пульсацию в благословенной тишине, когда под звездным небом стала появляться крепкая вершина скалы. Тот же самый пульс бился у него в голове, когда он миновал экран и оказался в своей комнате.
      В руке у него ничего не было. Его пистолет был ведь только дубликатом. Комната была пуста, но его не взволновало это. Он был измучен, счастлив, что вернулся назад в свою комнату, но вместе с тем и как-то угнетен. И вяло подумал:
      "Хватит с меня. Больше я не играю". - Он смял записку, которая лежала на клавиатуре, и выкинул в мусорную корзинку. Затем выключил компьютер, лег в постель, натянул одеяло на голову и мгновенно уснул.
      Глава пятнадцатая
      Несколько раньше в этот день мистер Рассел выполнил свое обещание и после уроков зашел в спортзал.
      - Мы не очень много можем, - сказала Элейн после того как они с Беном проделали несколько сальто. Мы могли бы больше, если бы нам разрешили пользоваться всеми снарядами.
      - Вам для этого нужен инструктор, - сказал мистер Рассел. - Я уже думал об этом. А то я боюсь, как бы вы не свернули себе шеи и не поломали кости. Вам нужны специальные занятия, а не просто делать упражнения самим. У вас явно есть способности.
      Элейн ничего не сказала, но взгляд ее говорил: "У меня нет возможности платить инструктору. Я делаю, что могу". Мистер Рассел задумался на минуточку.
      - Может, мы сумеем организовать гимнастический класс. Я знаю пару инструкторов. Поговорю с ними, не найдется ли у них времени. Я пока ничего не обещаю, но, может, что-нибудь мы предпримем на следующую четверть.
      - Спасибо, - сказала Элейн. Она не хотела заранее радоваться, но это была, конечно, великолепная мысль. Она очень часто огорчалась, что не учится ничему новому. Просто топчется на месте. Она не забыла обещания, которое дала самой себе в доме у Эндрю Хейфорда. Она хотела кое-чего добиться в жизни и мечтала начать как можно раньше.
      - Почему бы вам не подготовить выступление для класса к концу четверти? - продолжал Рассел. - Осталась еще парочка недель. Вы могли бы поработать над этим с Беном и Джоном.
      - А я знаю, что подготовить, - сказала Элейн.
      - Я полагаю, что ты могла бы что-нибудь придумать. У тебя такой изобретательный ум. Как насчет "научной фантастики", а?
      "Ух, - подумала Элейн, - это уж слегла ниже пояса!"
      Вслух она сказала:
      - Ладно, я попробую.
      - Вот и хорошо. Вам, наверно, понадобится музыкальный аккомпанемент. Попроси Линду подыграть на рояле.
      - Ну что же, - сказала Элейн без всякого энтузиазма. И подумала: "Этот дяденька слишком скорый для меня, он меня положил на обе лопатки".
      - Ну, всего вам хорошего.
      Элейн уныло покачала головой, глядя ему вслед.
      - Чего ты? - спросил Бен. - Что-то не очень обрадовалась разговору о гимнастическою классе.
      - Я обрадуюсь, когда дойдет до дела.
      - Ты его не знаешь. Если уж он сказал, то обязательно будет.
      - Во всяком случае он навязал мне Линду. Сразу стало неинтересно.
      - Да, а чего это он?
      - Он думает, что нам надо подружиться. Он думает, это пойдет нам на пользу. - Элейн скорчила гримасу. - Почему-то полезные вещи все такие паршивые.
      - Тебе придется, - сказал Джон, который сидел на мате. - Он вроде как тебе велел.
      - Ничего не придется, - сказала Элейн. - Буду делать, если захочу. Я еще не знаю, захочу ли.
      - Мы могли бы сплясать "Агаду", - предложил Джон. - Тогда можно просто поставить пленку и обойтись без Линды.
      Элейн не собиралась сдаваться.
      - Я подумаю, - сказала она. - Я скажу вам позже. А пока - больше дела, меньше слов!
      Она подпрыгнула и сделала сальто. Когда она распрямилась, лицо ее было бело-зеленым, она покачивалась.
      - Что случилось? - спросил Бен, пораженный ей видом. - Ты слишком быстро перевернулась?
      Она схватила его за локоть.
      - Ты знаешь, почему Эндрю заорал тогда на весь класс? Я его тоже увидела. Я увидела отражение в оконном стекле. И вот сейчас - снова. Эти черные - это не трещины. Они увеличиваются. Они растут.
      - Я знаю, - сказал Бен нехотя. Он все старался забыть, что увидел в классе. - Я видел их тоже. Они разрастаются в космических демонов.
      Элейн затрясла головой и сжала виски кулаками.
      - Если б их хоть рассмотреть, как следует. Они сводят меня с ума. Их не можешь толком увидеть, а когда поворачиваешь голову, они удирают. Иногда засекаешь их только краешком глаза. Но они все время здесь!
      - Что-то заставляет их расти, - сказал Бен.
      Они поглядели друг на друга. От тяжелых, дурных предчувствий, которые они гнали от себя порознь, вместе уже нельзя было отделаться. Элейн побелела еще больше. Бен почувствовал, что сердце у него оборвалось.
      Джон в недоумении переводил взгляд с одного на другого.
      - Что с вами такое?
      - Джон. - сказал Бен, - твой брат последнее время ходил к Эндрю?
      - На этой неделе каждый день. - ответил Джон. - Чудно, правда? Трудно было себе представить, что они подружатся.
      - Они не подружились, - сказал Бен мрачно. - Какой был Марио?
      - То есть как?
      - Ну, он вел себя как-нибудь чудно?
      - Он всегда ведет себя чудно, - сказал Джон. - Он не знает, как вести себя нормально.
      - Ну, а все-таки хуже, чем всегда? - нетерпеливо спросила Элейн.
      - Эндрю, например, так уж точно. Сегодня как будто спятил. Мистер Рассел чуть не послал за смирительной рубашкой.
      Джон задумался.
      - Я бы сказал, в последнюю неделю Марио был ужасный, - проговорил он медленно. - Да, если подумать, это была самая плохая неделя изо всех. - Он вчера вечером с отцом схлестнулся. Папа даже хотел ему ремня дать, но за ним теперь не угнаться. Он удрал и явился только в полночь. Я ему открывал - у меня ночное дежурство. А сегодня утром папа ушел на работу в шесть, так что они не встретились, но папа вчера сказал, что ему еще покажет. Он сказал, если и дальше будет так, то просто вышвырнет Марио из дому. Я ему это утром передал, а он ответил: "Ничего у него не получится. Я до того еще убегу". Но при чем тут Эндрю?
      - Джонни, не видишь ли ты что-нибудь странное краем глаза? - прервала его Элейн.
      Джон повертел глазами и скорчил рожу:
      - Да ничего необычного. Что это с вами происходит? Что за чудные вопросы вы задаете?
      Бен и Элейн переглянулись. Элейн сказала безразличным голосом:
      - Так, ничего особенного. Ты не сходишь, не поищешь отца, спроси, долго ли нам еще ждать?
      - Схожу, - сказал Джон без восторга.
      Когда он вышел из спортзала, Бен сказал:
      - Ты что-нибудь понимаешь?
      - Ни шиша, - ответила Элейн. - А что ты думаешь?
      - Эндрю и Марио, должно быть, играют каждый день. И чем больше играют, тем больше ненависти собирается. Она разливается повсюду. А чем больше ненависти, тем больше этим демонам пищи. Вот они и растут. Они становятся все более реальными.
      - Сколько же они могут так расти? - спросила Элейн с волнением.
      - Мне они уже кажутся вполне реальными! - сказал Бен.
      - Что же будет дальше?
      Элейн так нервничала, что сделала сальто, чтоб немного успокоиться.
      - Не знаю. Они нас за что-то преследуют. Они гоняются за нами, потому что мы побывали в игре. Мы им зачем-то нужны.
      - Никто из нас не хотел в эту проклятую игру, - сказала Элейн сердито. - Эндрю засунул нас туда. Ох, и ненавижу я этого парня!
      Легкое колебание пробежало по воздуху. Демоны чуть-чуть подросли. Никто этого не заметил. В дверях появился Джон.
      - Твоему папе надо еще полчаса. - объявил он. - А мне надо идти. Уже почти шесть.
      - Мне тоже пора, - сказал Бен.
      Оба мальчика ушли, а Элейн отправилась искать отца. Он все еще пылесосил зал свободных занятий. Она отправилась в контору поболтать с миссис Филдс, которая как раз заканчивала что-то печатать. Они подружились с тех пор, как Дэвид стал делать уборку. Элейн любила проводить время в конторе. Это было теплое и уютное местечко, где можно было посидеть в холодную погоду. Миссис Филдс поила ее чаем и угощала кусочком домашнего пирога.
      - Моя дочка выходит замуж в субботу, и у меня столько дел! Поможешь мне сложить эти листочки и разложить по конвертам?
      Ее руки бегали по клавишам машинки. Элейн вспомнила, как она первый раз пришла в контору. Как все изменилось за это время! И в общем все образовалось. Она с удивлением поняла, что отец был прав. Если бы он не работал школьным уборщиком, она бы не смогла пользоваться спортзалом вместе с Беном. И Джон в общем-то оказался вовсе не плохим мальчиком. И вот она сидит здесь с человеком, который, она знала, любит ее. Она поняла, что сейчас она куда менее одинока, чем раньше. У нее было по крайней мере три человека, которых она могла бы назвать своими друзьями.
      И вот, когда Элейн обернулась, чтобы взять новую пачку писем, она ощутила с некоторым страхом, как нечто вышло из поля зрения.
      "Вот теперь, когда все так хорошо, - подумала она в тоске, - надо же было этому Эндрю..."
      - И заметь, я совершенно не знаю, куда себя девать, когда все это кончится, - продолжала миссис Филдс говорить о свадьбе. - И вот мой последний цыпленок покидает дом. Он станет такой тихий без нее. Семерых вырастили мы в этом доме - четверых своих и троих приемышей. Теперь мы с Лессом будем перекатываться по нему, как пара горошин!
      Она вскрикнула сердито, вытащила лист из машинки, порвала и вставила чистый.
      - Так мне и надо за болтовню, - сказала она. - Я адресовала письмо доктору и миссис Хейфорд, а надо было написать только миссис Хейфорд. В учительской сегодня говорили: Хейфорды разъехались. Отец Эндрю уехал жить в Сидней.
      - Эндрю Хейфорд? - поразилась Элейн.
      Она не верила своим ушам. Ей всегда казалось, что у такого, как Эндрю, должна быть идеальная семья.
      - Ох, не надо бы мне сплетничать, - продолжала миссис Филдс. - Не говори никому, ладно, Элейн? Это такой ужас - такая прелестная семья. Эндрю, бедненький, выглядел таким печальным последние дни.
      "Бедненький Эндрю", - подумала Элейн.
      Это все представляло его в совсем другом свете. Уж никак не могла бы она раньше назвать его "бедненьким".
      Она почувствовала, что это известие скорее ее обрадовало.
      - Мистер Рассел собирается организовать гимнастический класс в следующей четверти, - сказала она отцу, когда они возвращались домой.
      - Не очень-то рассчитывай, - сказал отец, не отрывая глаз от дороги. - В следующей четверти нас может тут и не быть.
      Все надежды тут же испарились. Она подскочила, схватила его за руку:
      - Что ты хочешь сказать?
      - Тихо ты, - сказал он резко.
      Машина вильнула, и водитель машины на соседней полосе тревожно засигналил.
      "Хорошо бы мы в нее врезались", - подумала Элейн.
      - Что ты хочешь сказать? - повторила она. - Почему мы не будем здесь?
      - Я почти что кончил дом, лапушка. К тому же штатный уборщик возвращается на работу на следующей неделе, так что во мне больше нет нужды. Я думал, поедем с тобой на север. В Дарвине можно легко найти работу.
      - Дарвин! Так это же за тысячи миль отсюда! Я не хочу ехать в Дарвин!
      Для нее это была ужасная новость.
      - Ну вот опять это со мной случилось! - злилась она сама на себя. - Я не должна была. Я даже не заметила как. Я опять пустила корни. Я завела друзей. Я забыла, что мы нигде не остаемся навсегда.
      Машина подъехала к дому. Элейн выскочила и сильно хлопнула дверью. Она вбежала в дом и огляделась. Как она могла не заметить произошедшей здесь перемены? Отделка кухни была закончена. Сосновые скамьи и кухонные буфеты с голубыми дверями, бледно отсвечивающие пробковые квадраты на полу, все это нагло таращилось на нее. Снаружи, там, где раньше хлюпало болото, сейчас была уложена аккуратная кирпичная дорожка под крытой аллеей из ползучих роз. Сырости не было. Дом становился прехорошеньким. Казалось, он теперь вполне стоит своих ста тысяч долларов. Он дразнил ее: "Эх ты, бедная дурочка, опять ты влипла!"
      Дэвид вошел в дом следом. Он тоже оглядывался, но только с удовлетворением и гордостью.
      - Я хочу здесь жить, - сказала Элейн, - Почему он не может быть нашим домом?
      Дэвиду показалось, что этот пустой вопрос даже не стоит ответа. Он пожал плечами и пошел ставить чайник. Тут совершенно нечего было обсуждать.
      "Я умираю, - подумала Элейн. - А ему все равно. Но на этот раз я не сдамся. Хватит мной помыкать. Сыта по горло!"
      - Папа, - начала она, стараясь говорить спокойно, - я в самом деле считаю, что мы должны остаться. Мне нужно позаниматься гимнастикой с инструктором. Мистер Рассел думает, что у меня есть способности. И я бы занялась балетом. Мне нравится эта школа. Я завела друзей. Я умру, если мы уедем.
      Дэвид заваривал чай. Он протянул ей кружку.
      - Эли, - сказал он, - будь же разумной. Мне надо искать работу. Если я не буду работать, нам нечего будет есть. Здесь работа кончилась. Нам надо куда-то двигаться. Мы не можем здесь оставаться. Парень, которому принадлежит этот дом, сам хочет в нем жить. И мне охота немного солнышка. Холодище здесь просто меня убивает. Тебе понравится попутешествовать. Ты же это любишь!
      - Не люблю! Я просто хочу жить на одном месте. Я хочу, чтобы у нас был нормальный дом! И никогда ничего не добьюсь в жизни, если мы будем болтаться таким образом. Я буду таким же перекати поле, как ты!
      Она посмотрела на кружку чая, которую держала в руке, подумав, чего это он поит ее чаем в такое время и шмякнула ею об пол. Кружка подскочила несколько раз, разбрызгивая чай по пробковым квадратам.
      Дэвид протянул руку и стукнул ее по плечу.
      - Ты как это со мной разговариваешь?! - закричал он. - Я заслуживаю некоторого уважения с твоей стороны. Я твой отец, ты что, забыла?
      - Лучше бы ты им не был! - крикнула она,
      И сразу пожалела об этом, но было уже поздно, слово вылетело. И ей было трудно остановиться.
      - Неудивительно, что мама тебя бросила. Я бы сделала то же самое на ее месте. И лучше бы она взяла меня с собой!
      - Взяла с собой! - прорычал Дэвид. - Да меньше всего она собиралась это сделать. Она все время говорила, что хочет быть свободной. Она не желала быть ничьей матерью. Даже когда ты была маленькой, она нисколько не думала о тебе.
      Элейн в ужасе глядела на него.
      - Неправда, - сказала она.
      - Правда. Ты не виновата. Ты родилась недоношенной и чуть не умерла. Тебя долго держали в больнице, а когда принесли домой, она не восприняла тебя как своего ребенка. Никакой, как говорят, биологической связи. Ты была трудным ребенком, ты много кричала. Это не твоя вина. Но твоя мать не справлялась с этим. Когда ты стала подрастать, она стала жалеть, что вышла замуж слишком рано, она еще не узнала жизни, хотела выяснить, кто же она на самом деле, и все такое в этом духе.
      В его голосе была горечь. Элейн чувствовала и гнев, и печаль, которые таились в его словах.
      Он отвернулся и положил свою пустую кружку в раковину.
      - Она не хотела быть ничьей матерью, она не хотела быть ничьей женой, вот она и сбежала, - говорил он с трудом, - Вспоминая все, я даже удивляюсь, что она продержалась так долго.
      Он повернулся к ней, лицо его было неподвижно, глаза серьезны.
      - И не ори на меня, - потребовал он. - Я сделал для тебя столько, что вряд ли какой-нибудь мужчина смог бы без всякой помощи со стороны, обрати внимание. И я буду все время о тебе заботиться, но я буду жить так, как я хочу, и тебе придется под это подстраиваться. А теперь вытри пол, и хватит вести себя как пятилетний ребенок.
      Элейн смущенно посмотрела на отца.
      - Эли, - сказал он мягко. И протянул к ней руку. Его гнев тоже поостыл.
      Элейн почувствовала, как предательски к ней подбираются слезы. Она знала, что если расплачется, тут и окончится вся ссора. Отец утешит ее, но тогда придется подчиниться. Она стиснула зубы и пробормотала:
      - Уходи! Ненавижу тебя!
      Рука опустилась, он отвернулся от нее. Ее гнев вернулся. Теперь она уже не чувствовала опасности слез.
      - Я никуда не поеду, - бормотала она себе под нос, вытирая пол тряпкой.
      Элейн держалась за эти слова, точно они были перилами в половодье на затопленном мосту. Пока она их говорит себе, никто не заставит ее делать то, чего она не хочет. "Я никуда не поеду. Я никуда не поеду." И все же вид ее отца, такого большого и сердитого, наполнял ее отчаянием. Где-то в глубине она знала: что бы она ни говорила, он все равно сделает по-своему. Он всегда делал по-своему. Он никогда не изменит свой образ жизни на тот, что подходит ей. Он будет бульдозером идти по жизни, а она будет тащиться за ним, человек подвластный, без прав, без места на земле. Пока они ссорились, наступила темнота, и окна без штор отражали происходящее в кухне. Элейн была слишком сердита и не замечала черных трещин, но сейчас отчетливо увидела их слева от себя. Она инстинктивно дернула головой, чтобы избавиться от видения, и тут заметила нечто, что двигалось и отражалось в стекле. Никаких сомнений - космический демон, но еще более крупный и еще более реальный, чем тот, которого она увидела в спортзале. У нее перехватило дыхание. Его глаза были темны, он смотрел прямо на нее. Он был тих, спокоен и нагонял страх.
      "Он сцапает меня, - думала она с ужасом. - Он пришел за мной. И я ничего не могу поделать. Слишком много всего на меня свалилось. Мне не справиться, не справиться. О, мне хочется кого-нибудь убить. Я всех готова поубивать! Это все Эндрю Хейфорд виноват. Я прикончу его!"
      Демон еще немного подрос.
      Элейн легла спать.
      - Я им не позволю, - все убеждала она себя. - Хватит таскать меня туда-сюда. Хватит обижать меня. Хватит! И все! Теперь я буду командовать!
      Она чувствовала, как ненависть мерцает у нее внутри. Лежала в кровати и раздувала злость, пока она прямо дошла до точки кипения. От этого Элейн почувствовала себя сильной. Долго она так лежала, давая ненависти все разрастаться и разрастаться. Когда она наконец заснула, то увидела очень живой и очень страшный сон. Она стояла возле брусьев в школьном дворе...
      Глава шестнадцатая
      - Эндрю! - позвала Марджори утром.
      Он открыл глаза.
      - Который час?
      В комнате было совершенно светло, за окнами птицы шумели на дневной лад.
      - Десятый час, - сказала мать. - Ты ужас как долго спал! Ты уже уснул, когда я вчера пришла звать тебя ужинать.
      Эндрю обнаружил, что он спал не раздеваясь.
      - Сейчас я встану, - сказал он. Ему очень не хотелось начинать день.
      - Не спеши, - сказала Марджори. - Ты сегодня не идешь в школу. Мы пойдем к доктору Фримену, но это к одиннадцати.
      Эндрю удивленно поглядел на нее.
      - Кто это доктор Фримен? И зачем нам к нему идти? Я не больной.
      - Ты слегка не в себе последнее время. Я немного о тебе тревожусь. Я думала, хорошо, если ты с кем-нибудь поговоришь, ну, с кем-нибудь - не со мной, в смысле.
      Марджори говорила все это, не глядя на него, она прибирала в комнате, раскладывала вещи по ящикам, распрямляя салфетки, которые вовсе в этом не нуждались.
      - Поговорю?.. О чем? - спросил Эндрю, медленно подбирая слова.
      - О том, как ты себя сейчас чувствуешь. О том, что тебя тревожит, ну, о таком...
      Он видел ее отражение в зеркале, глаза их встретились, она беспомощно улыбнулась и отвела взгляд. Эндрю в ответ не улыбнулся.
      - Ничего меня не тревожит, - сказал он. И почувствовал, как внутри него вырастает злость. Почему мама не оставит его в покое?
      - Кто этот мужик, Фримен?
      Марджори взяла стопку журналов и стала укладывать их на книжной полке.
      - Приятель отца, они вместе учились... Он... ну, детский психиатр, что ли.
      - Психиатр? Ты что думаешь, мам, у меня крыша поехала, что ли?
      Она села на кровать и потрепала его по щеке.
      - Переоденься в чистое, - сказала она мягко. - Я приготовлю завтрак.
      Взгляд Эндрю упал на выключенный компьютер. Что-то произошло. Что-то заставило его решить больше не играть. Он не мог сообразить: на самом деле что-то было или только приснилось. Его мозг вроде забастовал, как тогда, когда он первый раз играл с Марио... Вот оно! Марио! Что-то случилось с Марио. Но что? Да, а где он?
      "Да все с ним в порядке, - пытался он убедить самого себя. - Должно быть пошел домой, когда мы кончили играть, а я про это забыл. У меня что-то голова плохо работает. Что со мной? Почему я так ужасно себя чувствую?"
      На его комоде стояла фотография, сделанная на пляже прошлым летом, с отцом и с матерью. Они с отцом занимались виндсерфингом. Бело-розовый парус резко контрастировал с их загорелой кожей. Все трое выглядела счастливыми и беззаботными. Трудно было поверять, что это их семья.
      - Папа неделями отсутствует, мама все время плачет. А я... Я... А что - я?
      Что бы там ни было, он чувствовал, что с ним не все в порядке. Перевел взгляд с фотографии на свое отражение в зеркале. Он был бледен и казался каким-то бестелесным, прозрачным.
      "Как будто я исчезаю", - подумал он: Снова взглянул на фотографию, и вдруг страх ударил его прямо в живот.
      Они стояли за спиной. Он видел их отражения в зеркале. Они были вполне реальны, даже еще реальней, чем в игре. Почти полностью трехмерны.
      Он не мог пошевельнуться, ничего не мог сделать. Совершенно остолбенел.
      - Эндрю, как ты там? Завтрак готов!
      Дверь открылась, и мать вошла в комнату. Демоны уменьшились в размере, поблекли и исчезли. Повернув голову, Эндрю увидел, что позади него никого нет, но какое-то темное пятно, колеблясь в воздухе, отплыло в сторону, а затем вернулось и осталось где-то на периферии его зрения.
      Под маминым встревоженным взглядом он позавтракал не смея повернуть головы.
      Когда они садились в машину, он увидел нечто, обескуражившее его еще больше.
      - О, черт!
      - Что? Что? - спросила Марджори в волнении. Она проследила его взгляд. Он смотрел на черный велосипед, который лежал возле клумбы.
      - Это что, велосипед твоего приятеля... того мальчика? - спросила она. - Вчера его оставил? Убери его оттуда, Эндрю, он помнет нарциссы.
      "Это безусловно велосипед Марио. - думал Эндрю. - Он швырнул его вчера как раз здесь. Но он никогда не отправился бы домой без велосипеда, скорее оставил бы свою собственную ногу. Это означает только, что он не вернулся домой".
      Эндрю сжал кулаки, ногти врезались ему в ладони. Невероятным усилием успокоил свои мысли. Пока не надо об этом думать... Поднял велосипед, медленно отвел его в гараж, прислонил к своему. Потом сел в машину. Они молча поехали к центру города.
      "И не подумаю принимать никаких дурацких таблеток", - решил Эндрю, когда они с Марджори ушли от доктора и уже сели в машину.
      Марджори сосредоточилась на том, чтобы задом сдать машину с парковочного места. Другая машина уже стояла за ней в ожидании места, и ей было трудно выехать. Она ненавидела эти многоэтажные парковки. У нее появлялось такое чувство, точно ее заперли, и становилось страшновато, а к тому же надо было крутиться и крутиться по спирали в полутьме, прямо как в дурном сне. Затем остановиться у выезда и найти нужную монету. Пока она рылась в кошельке, машина, идущая следом, начинала сигналить, и от этого Марджори только нервничала и становилась неуклюжей. Наконец-то шлагбаум поднялся и они выехали. Она вздохнула глубоко и сказала:
      - Ну что, милый?
      Эндрю весь клокотал от нетерпения. Он знал совершенно определенно только одно - ему надо скорее попасть домой и начать игру в "Космических демонов" с самого начала. Он выключил компьютер, поэтому игра вернется к началу. Но если бы она оставалась на уровне воронки, это ему все равно не помогло бы: настоящий пистолет исчез вместе с Марио, и неизвестно, как теперь попадать в игру. Значит, придется снова пройти все стадии, чтобы добыть пистолет. Раньше на это ушел у него не один день. Сколько уйдет сейчас - неизвестно, но надо срочно начать. Ему не будет покоя, пока он с этим со всем не разберется.
      - Тебе понравился доктор Фримен? - спросила Марджори.
      - Ничего. Но только он ни в чем не разобрался. И у меня ничего нет. И таблетки принимать я не буду.
      - Ну, всего одну недельку, - молила она. - Доктор Фримен хочет тебе помочь, и ему виднее. Ты должен его слушаться.
      "Все взрослые одинаковые. Всегда они хотят помочь и всегда им виднее. Но им ничегошеньки неизвестно про "космических демонов"!" - думал Эндрю.
      Как только они приехали домой, он помчался в свою комнату. Марджори поднялась вслед за ним, уговаривая принять таблетки.
      - Ладно, ладно, - сказал Эндрю, чтобы отделаться от нее. - Приму. Давай.
      Он положил две таблетки в рот и притворился, что глотает. На самом деле задвинул их языком за щеку. Затем плюхнулся на постель и сказал:
      - Я посплю немножко. Устал.
      Как только мама вышла из комнаты, он выплюнул таблетки и сунул их под подушку. Затем повернулся лицом к стене, свернулся калачиком и притворился спящим.
      Минут через двадцать услышал, как дверь тихонечко отворилась. Он дышал глубоко и медленно. Дверь снова закрылась, и Эндрю услышал, как шаги удаляются и стихают.
      Тотчас быстро вскочил и запер дверь своей комнаты. Сел перед компьютером, глубоко вздохнул. Включил компьютер и нажал на старт. Глубокий синий цвет начала игры залил экран, выглядевший вполне безопасным, совсем невинным. Эндрю сосредоточился и начал играть.
      Ступени игры были все те же самые, но ощущение было иным. Тогда он чувствовал, как программа ведет его, помогает ему, сейчас казалось, что она против него, что она чинит ему препятствия, где может. И сосредоточиваться было тоже труднее, потому что его не покидало ощущение, что кто-то присутствует в комнате, заглядывает ему через плечо. Демоны на экране и демоны в комнате были как бы ведомы одним и тем же разумом. Точно они сотрудничали, стараясь не допустить его в игру. Уходило гораздо больше времени, чем раньше, даже на самые простые стадии в игре. Он продвигался слишком медленно, много делал ошибок.
      "Ничего не получается, - думал Эндрю в отчаянии. - Я ничего не смогу сделать".
      Он с тоской смотрел на экран. Экран вновь вернулся к голубому цвету.
      "Должен же быть какой-то путь, - думал Эндрю. - Должен же я суметь что-то сделать".
      Внутри него закипала злость, и чем злее он становился, тем меньше он мог сосредоточиться. Злость не помогала. Наоборот, все становилось еще хуже. Он понял, чем больше он злится, тем реальнее становятся фигуры позади него, тем больше они начинают его пугать, тем труднее кажется ему игра.
      "Игра реагирует на ненависть, - думал он. - Злость помогает им расти. Игра вытягивает энергию из играющего и питает демонов, детей программы, как она их называет. Ух, ужас какой-то, мороз по коже! Если б только я мог все это бросить!"
      И хотя он так подумал, но хорошо понимал, что сейчас игра должна быть доиграна до конца.
      - В конце концов это только игра, - уговаривал он себя. - Какой бы умной она ни казалась, это только программа. Она должна сама соблюдать свои правила. Раз она реагирует на ненависть, значит, ее надо заставить не реагировать на отсутствие всякой ненависти!
      Эта мысль проникла в его сознание, как солнечный луч через булавочную дырочку в оконных шторах. Он стал ее спокойно обдумывать. Его злость стала испаряться. Это еще пока не давало ему надежды, но все-таки с этим уже можно было что-то начинать.
      "Марс, - подумал он. - Прости меня".
      Немедленно в его душе всколыхнулось такое же негодование и бешенство, как и в туннеле, когда Марио оставил его одного. Поделом ему было то, что с ним случилось.
      "Нет! Не думай так! Откажись от ненависти!"
      Отказаться было трудно. Точно отрезать кусок от самого себя. Это причиняло боль. Но он старался держать себя в руках.
      "Откажись от ненависти!"
      Через минуту света в комнате прибавилось. Он сосредоточился на игре. Дело пошло быстрее.
      Чувство подавленности слегка отпустило. Ощущение того, что кто-то маячит там, у него за спиной, ослабело.
      "Срабатывает, - подумал он. - Мне удастся туда попасть".
      Терпеливо и спокойно он продолжал игру.
      Глава семнадцатая
      Элейн проснулась в тоске.
      Она вспомнила про скандал с отцом. От этого ей стало еще тошнее.
      Она быстро оделась и попыталась заплести спутанные волосы в косу.
      "Надо остричь, - подумала она, - но я не знаю, куда идти, и у меня нет денег, а сегодня я у него ни за что не попрошу".
      Шум пескоструйки прекратился, и отец появился в дверях.
      - Тебе дать завтрак с собой, Элейн?
      По его голосу она поняла - отец сожалеет, что сердился вчера. Но еще не была готова мириться. Кроме того, помириться означало бы потерпеть поражение. Мрачно и не глядя на него, сказала:
      - Я не голодная.
      Схватила сумку, проскользнула мимо него и распахнула дверь. Снаружи сыпал косой дождь, подгоняемый юго-западным ветром.
      - Я отвезу тебя в школу. - предложил Дэвид. - Ты промокнешь до костей. - Он пошел искать ключи от машины.
      - Не хочу! - крикнула Элейн, помчалась мимо мокрых кустов и выскочила на улицу.
      Джона не было видно.
      "Ух, я, должно быть, опаздываю, - подумала она. - Он не дождался..." - Но когда повернула за угол, увидела, что Джон бежит к ней, но не от своего дома, а от школы.
      - Элейн! - крикнул он с беспокойством. - Ты не видела Марио? - Она покачала головой, а он продолжал: - Марс не ночевал дома. Я бегал в школу - его там нет. Что бы это могло с ним случиться?
      - Мне-то откуда знать? - сказала Элейн. У ней была куча своих проблем, чтобы ей еще думать о Марио. - Он, может быть, для того и не ночевал, чтобы вас всех перепугать.
      Джон глядел на нее большими, полными отчаяния глазами:
      - Марио грозился убежать из дома. Ты думаешь, убежал?
      - Ну и что из этого? - сказала Элейн сердито. - Все бы вы только вздохнули.
      - Не говори так, - сказал Джон. - Он же все-таки мой брат. Что, если с ним что-нибудь случилось? А вдруг его украли? Или несчастный случай?
      - Не беспокойся. Марио может за себя постоять. Я думаю, твои родители не тревожатся, а?
      - Они не знают. - сказал Джон. - Думают, что он рано ушел. Но я уверен, что и не приходил. Я не спал, ждал его. Но он не пришел. Его велосипеда нет на месте. Что-то случилось. Это факт. Он попал в ужасную беду!
      Элейн поежилась. Вспомнила черноту, которая ей снилась и как кто-то смеялся. Эндрю Хейфорд! Марио бегал к нему каждый день играть, и вот Джон говорит, что он не ночевал дома. В точности так же, как тогда не вернулся Бен... Где-то в уголке глаза шевельнулся кто-то черный и страшный.
      - О, Господи! - воскликнула она.
      - Что, что? - спросил Джон.
      - Пойдем разыщем Бена. Мне надо с ним переговорить.
      Но прежде чем она его обнаружила, зазвонил звонок. Бен появился, когда ребята как раз входили в класс, и Элейн не успела сказать ему ни слова. От этого она разволновалась еще больше. Она вновь и вновь пыталась себе сказать, что к ней это все не имеет отношения, что если мальчишки допрыгались до какой-то беды, то сами в этом и виноваты.
      "Не знаю, кто из них хуже, - думала она, - может, и Эндрю. По крайней мере, Марио и не притворяется хорошим. Паршивая парочка. Ничего удивительного, что они снюхались. Хоть бы оба провалились навсегда! И поделом бы им было!"
      Черные существа позади нее поплотнели... Как только прозвенел звонок, она вскочила и помчалась вон из класса. К ней тут же подошла Линда Шульц.
      - Привет, Эли! - сказала она.
      Элейн взглянула на нее с удивлением. Что за дружеский тон?
      - Чего тебе? - буркнула она.
      - Я придумала про тебя стишок, хочешь прочту?
      - Не хочу, - сказала Элейн решительно, но Линда все равно начала читать:
      - Эли - огонь, И ты ее не тронь, Она дочка подметалы, Вот откуда такая вонь.
      Кое-кто из ребят, стоявших поблизости, засмеялся, захихикала и сама Линда, но смех ее быстро оборвался. Элейн налетела на нее, ударила в плечо, пихнула ногой и лупила ее, пока на визг Линды не прибежал мистер Рассел.
      - Линда! Элейн! Бога ради, что происходит?
      Обе молчали.
      - Линда, объясни, что случилось? - потребовал мистер Рассел.
      - Элейн меня ударила, - сказала Линда, размазывая слезы по щекам.
      - Она довела меня, - заявила Элейн с яростью, - она сказала ужас что про меня. Она все время пристает ко мне. Я сыта по горло. Ненавижу. Ненавижу эту школу!
      Мистер Рассел посмотрел на нее участливо, брови его приподнялись, на губах появилась сочувственная улыбка.
      - Можно я пойду? - спросила Элейн.
      От ее внутреннего беспокойства вопрос прозвучал грубо.
      Мистер Рассел вздохнул и поднялся.
      - Да. Иди и поешь. Может, это приведет тебя в лучшее настроение.
      И только тогда она вспомнила, что завтрака она с собой не взяла. И дома не поела.
      "Неудивительно, что я чувствую себя так странно, - подумала она. Мне чудится, как будто я исчезаю. Может, Бен поделится со мной завтраком?"
      Когда вышла, увидела Бена в дальнем конце овала. Он смотрел прямо на нее, но так, словно не узнавал. Что случилось? Он уже больше не друг ей, что ли? Из-за того, что она подралась с Линдой?
      Но худшее было еще впереди. Бен глядел на нее в упор, и во взгляде его мелькнул ужас. Он вскочил, отшатнулся от нее, бутерброд, который он держал в руках, упал на землю.
      - Нет! - сказал Бен глухим голосом, - Нет!
      - Бен! - позвала она его, останавливаясь.
      Ясно, она ему больше не нравится, он даже не узнает ее. И вдруг Элейн почувствовала, что больше ни на кого не сердится. Внутри у нее была какая-то пустота, точно все чувства замерли.
      Лицо Бена стало приобретать нормальное выражение, но в глазах еще прятался страх.
      - Эли! - сказал он громко. Подошел к ней и схватил ее за руку. Это прикосновение придало ей бодрости. Она даже попыталась улыбнуться.
      - Что происходит? - спросил Бен.
      - О чем ты? - сказала она.
      - Что случилось?
      - Эли, я не увидел тебя. Пока ты не заговорила. Я думал, что это космический демон.
      Они уставились друг на друга. Элейн била дрожь.
      - Но я же не демон! - сказала она в страхе. - Как я выгляжу сейчас?
      - Сейчас ты обычная... только...
      - Только - что?
      - Кажется, что ты можешь исчезнуть в любую минуту!
      - Это все Эндрю, - сказала она жалобно. - Он выпустил демонов из игры, и теперь они за нами гоняются. Как я его ненавижу!
      - Брось! - крикнул Бен. - Ты опять становишься демоном.Он схватил ее за руку крепче. - Вот что помогает им!
      С большим усилием она заставила себя не думать об Эндрю. Она постаралась сконцентрировать мысли на своем друге. Поглядела ему в лицо и подумала, какое оно доброе. Он тоже пристально поглядел на нее. Через минуту вздохнул и отпустил ее руку.
      - Так-то лучше. Как ты себя чувствуешь?
      - Я жутко хочу есть.
      - У тебя нет с собой завтрака? - Бен нагнулся и поднял с земли бутерброд.
      - Вот, - сказал он, сдувая с него пыль и разламывая надвое, - поешь. Специалитет семьи Челлиз - сыр, маринованный огурчик, листок салата и помидор, и все под майонезом.
      После бутерброда они съели еще по половинке булочки и по пол-яблока. Элейн подумала, какая же она счастливая, что есть человек, который охотно разделит с ней свой завтрак. Она почувствовала себя лучше. От еды? Или от этой мысли?
      - Как я теперь? - спросила она.
      - Лучше, - сказал Бен. - Уже не такая прозрачная.
      - А... где Эндрю? - спросила Элейн.
      - Да с ним все в порядке. Мистер Рассел сказал, что он отправился к врачу. Меня больше беспокоит Марио Ферроне.
      Он взглянул на Элейн и спросил, вроде бы стесняясь:
      - Элейн, у тебя какая нибудь беда?
      - Почему ты спрашиваешь?
      - Ты пришла в школу такая несчастная, а потом это... с Линдой...
      - Она гадина, - сказала Элейн с жаром. - Ты слышал, какую мерзость она про меня сочинила?
      Мысль о Линде разогрела ее гнев.
      - Берегись! - крикнул Бен. - Не злись. Ты от этого начинаешь исчезать. Так вот как все это работает. Так запрограммирована эта игра! Она реагирует на ненависть!
      - Ну как же мне не злиться? - Сказала Элейн с отчаянием. - Так плохо мне еще никогда не было. Линда надо мной издевается, мистер Рассел плохо ко мне относится, отец хочет увезти меня в Дарвин, и демоны гоняются за мной по пятам. Что же мне делать?! Улыбаться и говорить: "О'кей, друзья, топчите меня, я вас все равно люблю"? Но у меня это не получается. Ну просто никак!
      Глава восемнадцатая
      Эндрю сидел перед компьютером. Воронка кружилась перед его глазами, а рука его сжимала черный предмет. Он добился своего! Он снова прошел все стадии игры, попал туда и вышел оттуда и снова добыл пистолет!
      Он встал и потянулся. Надо было что-нибудь съесть или выпить. Он отпер дверь и вышел на площадку. До него донесся мамин голос, она говорила по телефону в своей спальне. Говорила громко, только что не кричала.
      - ...Он заперся в своей комнате и не отзывается... Я думаю, играет в эту игру. Просто одержим ею, играет беспрестанно. Я слышу, что компьютер работает, но Эндрю меня не слышит...
      "Видно, мама пыталась войти, когда я был в игре, - сообразил Эндрю. Хорошо, что я догадался запереть дверь. Надо пойти сказать, что я, здесь".
      Когда он уже взялся за ручку ее двери. Он услыхал:
      - ...у Кейта Фримена сегодня утром. Кейт думает, Эндрю не в себе. Ему не удалось его разговорить... Нет, я еще не сказала, но он, должно быть, догадался... Почему ты не приедешь и сам не скажешь ему?
      Последние слова она сказала с такой злостью, что он удивился. Потом он подумал, что нехорошо слушать за дверью, и тихонько отошел.
      "Она, наверное, говорит с папой, - подумал он. - Она ему позвонила рассказать про меня. Она думает, у меня крыша поехала. И доктор Фримен решил, что я не в себе".
      Эти мысли проносились в голове, как картинки на экране, точно к нему они не имели никакого отношения. Он подумал, что если их все соединить, то что-то нарисуется. Но ему этого не хотелось.
      "Не все сразу, - думал он. - Сначала надо покончить с игрой. Надо вызволить Марио, а потом я займусь всем этим. А пока надо что-нибудь съесть и успокоить маму".
      Марджори вышла в кухню, когда он готовил себе горячий сэндвич.
      - О, Эндрю, - сказала она с облегчением. - Как ты себя чувствуешь?
      - Много лучше, - сказал он бодро, улыбаясь. - Эти таблетки - великая вещь. - Он не очень был доволен собой. Но подумал: "Может, они в самом деле замечательные, они не стали хуже оттого, что я их не проглотил".
      - Ты поспал?
      - Кажется, - ответил Эндрю, осторожно подбирая слова. Он вынул сэндвич из электрической духовки и положил на тарелку. Чайник вскипел.
      - Сделать тебе кофейку, мам? Горячий кофе очень полезен. Успокаивает.
      - Да, чудесно! - ответила она.
      Они пили кофе молча. Эндрю думал, чего бы сказать такое нормальное, чтобы успокоить маму, но голова не работала: Марджори смотрела на него, точно хотела что-то сказать. Чтобы перебить это ее желание, он спросил:
      - Что нибудь будет сегодня по телевизору?
      Но Марджори решила не упускать случая.
      - Мы потом посмотрим по программе. Сначала мне надо кое-что тебе сказать.
      - Что?
      Зазвонил дверной звонок.
      - Я открою, - сказал Эндрю, вскакивая с облегчением. И очень обрадовался, когда увидел, кто пришел.
      - Привет, Бен. Здравствуй, Элейн. Это фантастика. Как вы узнали, что вы мне очень нужны?
      - Телепатия, - сказал Бен. - Что, наконец, происходит?
      - Где Марио? - спросила Элейн.
      - Не говорите о нем здесь, - сказал он, - пошли ко мне. Я вам все расскажу. И мне будет нужна ваша помощь. И крикнул: - Мам, Бен и Элейн пришли. Мы пошли наверх, ко мне.
      - Хорошо, - сказала Марджори, подходя к кухонной двери. Она оперлась о косяк и вздохнула. Ребята побежали наверх. Она крикнула вслед:
      - Тебе надо бы еще пару таблеток проглотить, Эндрю. Их надо принимать каждые четыре часа.
      - Ладно! - Он вытряс две таблетки из пузырька и сунул их под подушку, где уже лежали прежние.
      Посмотрел на Бена в усмехнулся.
      - Грандиозные таблетки. Оказывают огромное влияние на мое поведение.
      - А что с тобой? - спросил Бен с интересом.
      - Я очень не в себе. Так говорит доктор Кейт Фримен, психиатр, который живет с тобой по соседству.
      - Ты был у психиатра?
      - Ага. Мама думает, что я схожу с ума. - Тут он посерьезнел и добавил: - Как ее осудишь? Она ничего не знает о космических демонах. А со мной происходят всякие чудеса.
      - Со мной тоже. Можешь все повторить. Это будет уже про меня, заметила Элейн.
      Эндрю поглядел на нее вопросительно, а Бен сказал спокойным голосом:
      - Она чуть не превратилась в космического демона сегодня утром. Они увеличиваются. Становятся все более и более реальными. Чем ты злее, чем больше ненавидишь людей, тем они становятся плотнее.
      - Я знаю. Надо не ненавидеть. Тогда они отвязываются. Я сегодня все утро в этом упражнялся.
      Это как раз давалось Элейн с большим трудом. Она все время отгоняла их усилием воли и теперь чувствовала себя очень уставшей. Эндрю ее невероятно раздражал. Он выглядел таким самодовольным здесь, в своем шикарном доме, и он так себя вел, точно все произошло не по его вине. Но ведь он, он был виноват во всем!
      - Скажи лучше, что ты сделал с Марио? - спросила Элейн с укором.
      - Осторожно, Элейн! - предупредил Бен.
      Эндрю спокойно объяснил:
      - Его застрелил демон на скале. Он думал, что я его прикрываю, а я не прикрывал,
      - По ошибке, что ли? - спросил Бен.
      Эндрю покачал головой.
      - Нет, нарочно. Он ужасно со мной обошелся, и мне захотелось ему отплатить.
      - Ты крыса! - взорвалась Элейн. - От тебя только такого ждать!
      - Возможно, - сказал Эндрю. Голос его был спокоен. Он с усилием пытался не обращать внимания на ее злые слова и продолжал говорить с Беном. - Теперь я пытаюсь попасть в игру, чтобы узнать, что с ним. Я проиграл все стадии и достал еще один пистолет. Посмотри.
      Вытащил пистолет из кармана и показал его Бену.
      Элейн не нравилось, что на нее не обращают внимания.
      - Ну, гений! Уже пора аплодировать, или подождать?
      - Эли,- сказал Бен умоляюще. - Остынь. Ты не помогаешь.
      Он чувствовал: чье-то присутствие в комнате становится более ощутимым. Но Элейн не замечала. А может, и замечала, только была настолько сердита, что ей было все равно.
      - Ты самый большой задавала из всех, кого я в жизни знала, - сказала она Эндрю. Хотя понимала, что от ее слов может получиться большой вред, но почти радовалась этому. Она надеялась, что ее слова заденут его, дадут ему урок. Ей хотелось сказать ему что нибудь действительно ужасное. И тут она вспомнила, что Эндрю сказал ей в этой самой комнате. Ужасные, ненавистные слова швырнул ей в лицо, за которые она захотела его убить. Теперь она с ним рассчитается.
      - Я не удивляюсь, что твой отец сбежал, кому захочется жить с таким испорченным, зазнавшимся ублюдком!
      Бен заметил несколько вещей, произошедших сразу с баснословной быстротой. Демон материализовался прямо за спиной у Элейн. И она стала как бы перетекать в него. В тот же самый момент Эндрю просто задохнулся от злости и потрясения. Пистолет выстрелил, и воронка, взвизгнув, завертелась. Элейн втягивало в экран. Лицо ее побелело и исказилось яростью. Она открыла рот, чтобы что-нибудь произнести, но тут же исчезла.
      Комната наполнилась черными созданиями. Бен издал приглушенный, полный ужаса крик и стал пятиться к двери.
      - Не бойся, - поторопился сказать Эндрю. - Они подчиняются правилам игры. Не теряй присутствия духа. Они сейчас исчезнут.
      И они исчезли. Бен осторожно повернул голову. Черные существа закачались где-то позади Бена. Они все еще были тут, но уже не такие реальные. Мальчики уставились на экран. Несколько минут Элейн было отчетливо видно, она прикоснулась к поверхности скалы и скрылась в одном из туннелей.
      - Ты выстрелил в нее, - прошептал Бен. - Ты снова послал ее в игру.
      - Я знаю! - зашипел Эндрю в ответ. - Она достала меня.
      - Хорошо хоть, чти она опять похожа на саму себя, - сказал Эндрю, - а не превратилась в космического демона, ведь казалось, что вот-вот превратится.
      Звуки "ви-и-и" и "тктктктк" эхом проносились по комнате.
      - Вот уже появляется первый демон, - сказал Эндрю.
      - Это не демон, - возразил Бен. - Постой, это же Марио!
      Маленькая фигурка была вполне узнаваема. Это был именно Марио, с пистолетом в руках пробирающийся по скале. Некоторое время спустя, к крайнему удивлению мальчиков, такой же Марио стал пересекать скалу горизонтально. "Вии" и "тктктктк" - звенел компьютер, и на экране появлялись все новые и новые фигурки, в точности повторяя первую.
      Эндрю наклонился вперед и с размаху стукнул головой о край клавиатуры.
      - О, Господи, Господи, - простонал он. - Теперь я понимаю, что случилось. Когда демоны застрелили Марио, он сам превратился в демона. Теперь игра использует его как образец для создания демонов, употребляя для этого его же энергию. Какой ужас!
      - Но должен же быть какой-то способ, чтобы вытащить его оттуда! воскликнул Бен.
      - Даже если я попаду обратно в игру, единственный способ вернуться это уничтожать демонов. И это будет обозначать, что я должен убивать Марио, снова и снова убивать его! Все! Эта игра загнала нас в угол. Мы проиграли.
      - Я говорил тебе, что это опасно, - упрекал его Бен. - Почему ты не прекратил, когда я тебе сказал? Ты во всем виноват, Эндрю!
      - Я знаю, что виноват, и кончай про это талдычить.
      Он заставлял себя снова и снова вспоминать все ступени игры, пытаясь найти какие-то слабые места, где он мог бы эту игру перехитрить. Но он все время возвращался к одному и тому же выводу - единственное, что можно было сделать, это доиграть до конца. И единственный способ доиграть был...
      Он поглядел на пистолет, на лице появилось решительное выражение, он приставил пистолет к животу.
      - Ты что делаешь? - спросил Бен.
      - Я должен попасть в игру, - сказал Эндрю спокойно. - Я думаю, теперь это мне удастся. Надо по-настоящему ненавидеть себя, чтобы попасть туда самому. Раньше это мне не удавалось. Но сейчас я, кажется, узнал самого себя немного лучше.
      - А что же делать мне? - спросил Бен тревожно. - Если вы все там останетесь? Что я скажу?
      Эндрю повернулся к Бену с одной из его так хорошо известных самоуверенных улыбок:
      - Не беспокойся. Мы выберемся. Я должен победить! Так запрограммировано!
      Потом его лицо сделалось угрюмым, и он занялся трудным делом попытками ясно и открыто посмотреть на самого себя.
      Игра поймала его в ловушку первым, потому что он был пустым человеком и зазнайкой. Она льстила ему, и он попадался на лесть, считая ее чистой правдой. А потом он вовлек сначала Бена, потом Элейн, потом Марио. Заставил помимо их воли, только лишь для того, чтобы самому продвигаться в игре. Он ужасно с ними обошелся и позволил себе говорить им ужасные вещи. Каждый из них называл его зазнайкой, самоуверенным, баловнем, и они были правы. Он даже застонал, когда понял с необыкновенной ясностью, как правы они были. И наступил такой момент, когда ему даже взглянуть на себя сделалось противно.
      Этого было достаточно. Пистолет выстрелил. Бен, который пристально смотрел на него, заметил, как выражение горечи на его лице сменилось выражением торжества. Звук, издаваемый воронкой, казался громче обычного. Бен закрыл уши ладонями, но глаз от Эндрю отвести не мог. Почти мгновенно, как только Марио-демоны осознали присутствие Эндрю, началась стрельба. Бен наблюдал это с ужасом. Эндрю не стрелял в ответ. Маленькая фигурка Эндрю дождалась, пока скала затвердела и образовались туннели. Он рванулся к одному из них. Но прежде чем окончательно скрыться из виду, он обернулся и показал два больших пальца.
      Глава девятнадцатая
      Нырнув в безопасность туннеля, Эндрю совершенно не представлял себе, что ему делать. Правда, он сумел вернуться в игру. Но в общем-то он был тут беспомощен. Он не хотел пользоваться пистолетом, но какой у него был выбор?
      "Должен же быть какой-нибудь выход, - думал он. - Я просто обязан понять, как надо действовать дальше".
      Он прислушался, не раздастся ли голос программы и не даст ли ему какой-нибудь путеводной нити. Но она молчала. Он слышал только электронный пульс - бум-бум-бум и угрожающие звуки проносившихся по поверхности скалы демонов-Марио. Он оглянулся на свет у входа в туннель и двинулся вглубь.
      Ему пришлось стиснуть зубы и сжать кулаки, чтобы заставить себя снова окунуться в эту непроницаемую темноту, где он в тот раз в таком страхе ждал Марио. Все было уже совсем не так, как в первый раз: неинтересно, не волнующе, не увлекательно. Тогда, когда его туда впервые отправила Элейн. Элейн! Он было забыл о ней. Где она? Он вспомнил слова, которые она сказала ему, слова, за которые ему почти захотелось убить ее. Почему она это сказала? Это неправда, неправда! Папа не ушел из дома. Он просто поехал в Сидней работать... не так ли? И вдруг... вдруг он понял все. Точно кто-то зажег тысячесвечовую лампу. Наполовину услышанные фразы, странные вещи, которые люди говорили ему - и мама, и доктор Фримен, и мистер Рассел, - все вдруг встало на свои места.
      Это так. Отец ушел из дома. Мои родители разошлись.
      У него вырвался крик гнева в боли. Как они могли? Каким идиотом он теперь выглядит? Тем, что они пришли к этому, ни слова ему не сказав, не предупредив, они обратили его в ничто, в нуль. Он вдруг почувствовал силу пистолета, который был у него в руке. Он хотел мстить - сам не зная кому.
      "К дьяволу все! - кипел он внутри. - Я выйду из скалу и смету с нее всех - Марио он или не Марио. Пусть я не выиграю, пусть я вообще погибну, но пусть все погибает вместе со мной!"
      - Отлично! - сказал вкрадчивый голос. - Тогда ты выберешься из игры. Когда ты уничтожишь достаточное количество, ты окажешься на вершине скалы. Удачи! - добавил голос, подбадривая. - Одно удовольствие иметь дело с чемпионом!
      "Это опять лесть, - подумал Эндрю. - Я не верю".
      Голос программы, который хвалил его и подбадривал, заставил его остановиться и задуматься. Он чуть-чуть поостыл.
      "Я не должен злиться. Чем больше я злюсь, тем легче я совершу какую-нибудь ошибку, тем большую власть эта программа заберет надо мной. И тогда я уже не буду принадлежать себе".
      Он сделал несколько медленных и глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Что-то поднималось у него в груди и душило. Он был рад темноте, потому что это что-то щипало ему глаза, и они наполнялись влагой. Странные звуки, которые он издавал, напоминали всхлипывание.
      Голос проговорил с презрением:
      - Ну что, сдаешься? Ты не выиграешь. Тебе меня никогда не победить.
      - Нет, - сказал он вслух. - Я не желаю сдаваться. Игра должна быть доиграна, это я как раз и собираюсь сделать.
      Он услышал, как эхо его голоса пронеслось по туннелю и растаяло в глубине. Перекрывая эхо, программа глумливо сказала:
      - Конец-то горек!
      Эндрю не нашел нужным отвечать. В нем созревала решимость. Он как бы отложил в сторону свою боль и свою печаль, не стал думать и о том, что ее причинило.
      - Я займусь этим потом, - сказал он самому себе.
      Он продвигался сквозь темноту туннеля.
      "Мне бы найти Элейн, может, она уже узнала что-то такое, чего не знаю я. И по крайней мере я буду не один".
      Элейн сидела в темноте, чувствуя себя такой идиоткой, как никогда в жизни.
      "Ну как я могла оказаться такой дурой? - вопрошала она саму себя уже в который раз. - Почему я не послушалась Бена? Я же знала, что может случиться!"
      Она поежилась, вспоминая тот ужасный момент, когда ощутила черноту набросившегося на нее демона. Вспышка ненависти Эндрю хотя бы спасла ее от этой черной силы.
      "Я, во всяком случае, надеюсь. Хотя ничего нельзя сказать наверное, тут такая темнотища. А что, если я превратилась в одного из этих чудовищ и даже не догадываюсь об этом?"
      Она попробовала посмотреть на свою руку, но рука оставалась невидимой в этой абсолютной черноте.
      "А может, я ослепла? - подумала она с ужасом. - Может быть, вообще все пришло к концу и я навсегда останусь в этой темноте. А может, я уже умерла?"
      Потом она подумала:
      "Как же я во все это впуталась? Что со мной случилось? Как это все началось?
      Почему я пришла с Беном?
      Чтобы разобраться с космическими демонами.
      Почему они нас преследуют?
      Эндрю напустил их из компьютера.
      Как я туда попала?
      Эндрю меня заставил.
      Как?
      Он попросил меня прийти к нему.
      Зачем я пошла?
      Я хотела помочь Бену.
      И еще?
      Я хотела напустить одного из них на Линду.
      Ага!
      А что такого в Линде?
      Она избалованная. Она гадко обращается со мной. Я ее не люблю.
      А за что?
      У нее есть мама, которая о ней заботится, а у меня Нет.
      Ну вот, кое-что проясняется", - подумала Элейн.
      И начала с другого конца:
      "Почему я так обошлась с Эндрю?
      Потому что я была зла на него.
      А почему?
      Потому что он задается...
      И еще?
      Потому что у него такой хороший дом.
      Почему у меня нет такого дома?
      Потому что мой папа просто верзила, а моя мама...
      О черт! Опять я прихожу к тому же самому! Мама, - подумала она в отчаянии. - это все ты виновата. Ты сбежала от меня, и я никогда этого не переживу! Я могу просидеть тут весь остаток жизни, все равно я ничего в жизни не добьюсь. Все против меня. Я могла бы уж и сдаться!"
      Вдруг она услышала голос, похожий на эхо:
      - Нет... нельзя сдаваться... игра должна быть доиграна до конца.
      Голос звучал приглушенно, но она его узнала. "Это Эндрю! - подумала она с удивлением. - Он здесь, в игре. Я больше не одна".
      Эта мысль очень ее поддержала. Она ощупала свое лицо.
      - Нет, я не космический демон, - сказала она себе твердо. - Я - это я, Элейн Дженнифер Тейлор. Может, еще все обойдется.
      Она начала потихоньку двигаться в том направлении, откуда доносился голос.
      Вскоре они прямо налетели друг на друга. Он вытянул руку, в темноте что-то пушистое и легкое мазнуло его по руке. Он не видел, но мог себе представить, какое это "что-то" рыжее.
      Элейн взвизгнула и замахала руками.
      - Ой! - сказал Эндрю.
      - Это ты, Эндрю?
      - Это мой глаз, - сказал он. - Эй, я пришел тебя спасать.
      - И чего ты пришел? - сказала Элейн сердито. Она не удержалась, это у нее вырвалось. - Может, еще мне придется тебя спасать.
      Она тут же пожалела о сказанном.
      "Не годится, - подумала она. - Я должна поладить с Эндрю. Если б только он не раздражал меня так ужасно!"
      - Не сердись и не спорь, - сказал Эндрю. - Здесь это опасно.
      - Ну так давай выберется отсюда, - сказала Элейн. - Что нужно? Перестрелять всех демонов? Дай мне пистолет.
      - Все не так просто, - сказал Эндрю. - Демоны уже теперь не демоны. Они теперь - Марио, и я не знаю, поднимется ли у меня рука стрелять.
      - Так что же нам делать?
      Эндрю пожал плечами. Элейн не видела этого в темноте, но почувствовала, потому что держала его за руку. Она даже не поняла, как на это решилась. И отдернула руку.
      - Все в порядке. - успокоил ее Эндрю. - Держись за руку. Может, тебе не будет так страшно.
      - Мне не страшно! И я не буду держать тебя за руку.
      Эндрю не хотел ее сердить. Она должна была сохранять спокойствие.
      - Прости меня.
      - Что?
      - Я сказал: прости меня. Прости, что я загнал тебя в игру. Прости, что я злился на тебя. Прости за то, что я наговорил тебе.
      Он был благодарен темноте - легче было все это говорить.
      Элейн просто онемела.
      - Почему ты это говоришь?
      - Потому что, если мы будем по-прежнему беситься от злости, мы отсюда никогда не выберемся. Поэтому давай думать вместе.
      Он нащупал в темноте ее руку и слегка пожал ее.
      Элейн сказала то, что отягощало ее душу:
      - И ты меня прости. Мне жаль, что я сказала про твоего папу.
      - Но это правда. Они разошлись.
      И сам удивился, как спокойно это произнес.
      И поскольку он молчал, она продолжала:
      - Мне жаль, что я тебе сказала. И мне жаль, что так у тебя получалось. Тебе, наверно, тяжело.
      - Да ладно, - ответил Эндрю беззаботно, - такова жизнь. Со многими это случается. И что тут можно поделать?
      - Тебе разве все равно? - удивилась она.
      - Конечно, не все равно. Меня это просто бесит. Но я не позволю испортить себе жизнь. Вообще-то еще недавно я думал, что я из-за этого просто кончусь. Но я этого не допущу.
      - Как же ты это сделаешь?
      - Ну, для начала я не буду себя ни в чем обвинять. Это не моя вина, ко мне это не имеет отношения. Они сами так решили, пусть сами и разбираются.
      - У меня вчера вышел с папой скандал, - поделилась Элейн. - Он не очень-то любит говорить про маму, но вчера много чего сказал. Оказывается, она меня никогда не любила. - И тоже подивилась своему спокойствию.
      - Ну это она зря, - заявил Эндрю. - Матери должны заботиться о своих детях. Ты-то уж тут ни при чем. Не виновата. Это ее проблемы. И я ни в чем не виноват. И нечего нам разваливаться на части из-за, того, что наши родители не могут поладить друг с другом. Мы будем в порядке. Мы выживем.
      - Если мы когда-нибудь выберемся отсюда. - напомнила Элейн.
      - Никогда, - произнес некий голос с издевкой.
      Элейн крепче сжала руку Эндрю.
      - Боже, что это?
      - Не обращай внимания, - успокоил ее Эндрю. - Это в программе игры. Она пытается заставить нас сдаться. Не хочет, чтобы мы играли дальше. Она знает, что мы победим. Знает, что проиграет.
      - Вы уже проиграли, - сказал спокойный голос. - Вы уже никоим образом не можете победить.
      - Это правда? - спросила Элейн: в тревоге.
      - Нет, она врет, - сказал Эндрю с уверенностью в голосе, далекой от его истинных мыслей. - Не слушай!
      - А если мы сдадимся, что с нами будет?
      - Мы не будем сдаваться! - твердо заявил Эндрю. - Мы доиграем до конца.
      - Если вы признаете свое поражение, то спокойно вернетесь к себе, заверил их голос программы.
      - Хорошее известие, - обрадовалась Элейн. - Почему бы нам не признать, а, Эндрю?
      - Ты не должна верить ни одному слову, - сказал он упрямо. - А потом, как же с Марио? Его-то ведь, наверное, не вернут?
      - Мы сожалеем, - произнес голос холодно. - Нам нужна энергия. Он не может быть возвращен.
      Эндрю поймал себя на том, что подумал: "А кто будет о нем жалеть? Спишут его, как еще одного парня, удравшего из дома".
      Элейн думала почти так же:
      - Мы могли бы легко выбраться из этой каши. Нам надо только признать свое поражение. Марио в конце-то концов такая крыса! Мы бы только оказали услугу его родным. Никто бы и не расстроился.
      Но одна упорная крошечная мысль все пробивалась и пробивалась на поверхность сознания: "Джон расстроился бы". Она постаралась эту мысль подавить. Голос программы настаивал:
      - Сдавайтесь!
      Искушение становилось все более и более сильным.
      "Если бы я не так устал... - размышлял Эндрю. - Если бы только не было так темно... если бы только... Право, у меня нет сил дальше бороться. И к тому же надо подумать об Элейн..."
      Но глубоко внутри его существа что-то сопротивлялось и не позволяло сдаться.
      - Сдавайся, - повторил голос.
      - Заткнись! - крикнул ему Эндрю. - Пошли, Элейн.
      Они двигались в темноте. Элейн стало легко на душе.
      - Я думала, ты сдашься, - сказала она. - Я чуть было не сдалась сама. Я как-то вдруг забыла, что Марио - живой человек. Я решила, что он один из этих, которых мы столько в тот раз постреляли. Стереть с пленки - и нет его. Но я вдруг поняла. Ведь он живой! У него есть семья. Они там все тревожатся о нем. Джон с ума сходит.
      - Я и сам не знаю, как это я удержался и не признал себя побежденным, - поделился с ней Эндрю. - И я думал обо всем этом тоже. Эта игра так влияет на человека. Она заставляет думать, будто ничто не имеет значения, люди не имеют значения - они нужны просто как составная часть игры. Я не от благородства не сдался, - признался он честно. - Для меня просто невыносимо проигрывать. Но как только я сказал, что не сдамся, тут же вспомнил о Марио и понял, что он мне не безразличен. Знаешь, мне действительно в нем много нравится.
      Элейн поглядела в том направлении, откуда шел голос Эндрю. С удивлением поняла, что черты его лица стали различимы.
      - Гляди! - воскликнула она. - Становится светлее!
      - Осторожнее, - предупредил Эндрю, - мы приближаемся к поверхности скалы.
      Туннель повернул и повел их к кружку ослепительного света. Свет устремлялся в туннель, освещая рыжую голову Элейн и белокурую Эндрю. За кружком света слышалось: тктктктк - пистолетные выстрелы. Затем силуэт скользнул мимо входа в туннель. Они ясно рассмотрели черные волосы торчком, бледное, искаженное мукой лицо.
      - Ой, какой кошмар! - воскликнула Элейн. И Эндрю не мог не согласиться. Действительно, ничего не может быть кошмарнее, чем оказаться залученными в эту злую игру и невольно служить ее цели - устрашать и разрушать.
      Но прежде чем Эндрю успел что-нибудь сказать или сделать, черная фигура повернулась к ним лицом. К их совершеннейшему ужасу, из пистолета по направлению к ним брызнули красные и оранжевые лучи выстрела. Руки их расцепились, и они отпрянули к противоположным стенкам туннеля. Несколько выстрелов просвистело между ними. Потом черная фигура исчезла. Они все еще продолжали слышать звуки выстрелов. Потом они замерли вдали. Но тут же послышались новые. Они становились все громче, все ближе...
      - Что происходит? - воскликнула Элейн, - Мы теперь и в туннеле не защищены?
      - Марио может передвигаться в трех измерениях, как и мы, - догадался Эндрю. - Он не должен сохранять двухмерность космических демонов. И теперь, когда игра питается его энергией, она может посылать демонов, которые получаются из Марио, в глубь туннелей.
      Элейн посмотрела туда, в темноту туннеля. То, что она увидела, заставило ее крепко схватить Эндрю за руку.
      - Смотри! - сказала она, затаив дыхание. - Смотри, смотри, смотри!
      Эндрю быстро обернулся, но все, что он мог увидеть, это слабое дрожание в темноте, точно кто-то что-то быстро стер ластиком.
      - Ты не успел, - шепнула Элейн. - Но мне удалось прочесть. Я и в прошлый раз видела. Там были написаны слова: "Чтобы закончить игру, положи пистолет сюда". Вот оно! Это наш выход. Мы можем прекратить игру, вернув пистолет!
      Снаружи звук выстрелов становился отчетливее.
      Эндрю сжал пистолет.
      - Я не отдам его. Без него нам не выбраться. И может, это опять ловушка. Не верю ни одному слову в этой программе.
      Элейн хотела выхватить пистолет у него из рук, но вместо этого дубликат оказался у нее в руке. Она поглядела на него в отчаянии. Эндрю мрачно улыбнулся.
      - Вот и хорошо. Наши шансы возрастают. Теперь мы оба вооружены.
      - Не надо, не надо! - воскликнула Элейн. - Это неправильно. Я знаю, что неправильно. Эта игра как раз на то и рассчитывает. Если мы уничтожим Марио, она уничтожит нас. Пока пистолеты у нас в руках, мы не удержимся, чтобы их не пустить в ход! Мне он не нужен! Я положу его на место.
      Она отошла от Эндрю, положила пистолет, куда было велено.
      - Скорей! - закричала она. - Клади же! Скорей!
      Возле входа в туннель появилась черная фигура. Эндрю инстинктивно прицелился.
      - Не стреляй, Эндрю! - взглянула Элейн. - Клади пистолет! Сейчас же!
      Темная фигура выстрелила. Эндрю увернулся от выстрела и оказался рядом с Элейн. Либо он должен был ей довериться, либо стрелять в Марио. Он принял решение в долю секунды, положил пистолет. И тьма этот пистолет тут же поглотила.
      Ничего не случилось. Демон-Марио проплыл вдоль экрана. Но шум продолжался. Ничего не изменилось.
      Эндрю решил, что совершил ошибку. Игра поймала его в ловушку.
      "Ну, что ж, - подумал он спокойно, - пусть будет так".
      - Это я виновата, - сказала Элейн.
      - Ну, ничего. - улыбнулся Эндрю. Он чувствовал прилив бодрости. В голове почти не пульсировало. Он засмеялся. На него нашло какое-то беззаботное, легкое чувство. Худшее случилось. Нечего было бояться и не о чем беспокоиться.
      "Ты победила, - мысленно обратился он к программе. Потом подумал: Интересно, а почему она молчит? Я думал, что она заявит: "Я же говорила" или чти нибудь в этом роде. Наверное, она это скажет, когда начнет превращать нас в демонов. - Потом подумал еще. - Ничего у нее не получится. В данную минуту ничего демонического я в себе не ощущаю".
      - Пойдем, - предложил он Элейн. - Давай выйдем на свет.
      Она поежилась, вспоминая тот ужасный момент, когда ощутила черноту набросившегося на нее демона, вспышка ненависти Эндрю хотя бы спасла ее от этой черной силы.
      На скале появилась еще одна черная фигурка с пистолетом в руке и с лицом, искаженным ненавистью.
      "Бедный Марио", - подумал Эндрю и неожиданно для самого себя крикнул:
      - Марс, ты ни в чем не виноват. Это все моя вина. Прости меня.
      Пистолет не выстрелил. Свет вокруг черной фигурки становился все интенсивнее. Сама фигурка делалась все менее и менее плотной, становилось прозрачной. Теперь свет был виден прямо сквозь нее. Пока они удивленно на нее смотрели, она исчезла совсем. Эндрю скользнул ко входу в туннель. Множество маленьких Марио двигалось по поверхности скалы.
      Он высунулся из туннеля и крикнул, обращаясь к той фигурке, которая была ближе всего:
      - Марс! Ты молодец! Ты настоящий победитель демонов!
      И эта фигурка тоже растворилась в светлом пятне.
      Эндрю рассмеялся счастливым смехом.
      - Что это? - спросила Элейн. - Как это получается?
      Эндрю наклонился к ней.
      - Ты знаешь, какой Марио отличный парень? - спросил он. - Все к нему очень хорошо относятся.
      - А? - сказала она, ничего не понимая.
      - Ты знаешь, он такой отважный и хладнокровный и... и... Ну, помоги же мне!
      - Он умеет за себя постоять и никому не позволяет помыкать собой, подхватила Элейн.
      - Ну да, ну да, так и есть! Давай, давай еще, нам надо много!
      - О чем ты говоришь, Эндрю?
      Ей показалось, что он сошел с ума.
      - О чем я говорю? Мы справимся, вот о чем я говорю! Все хорошее, что мы вспомним про Марио, гибельно для этих маленьких демонов. Мы с тобой открыли универсальный демоноубиватель. Ты права. Мы победили, Элейн, мы победили!
      Глава двадцатая
      Бен перевел взгляд с экрана компьютера на окно. Темнело. Ему уже давно пора домой, но как уйдешь, не выяснив, что стало с Эндрю и Элейн.
      Вдруг сердце его забилось и дыхание прервалось - кто-то поднимался по лестнице. Он оглядел комнату в поисках укрытия, но было поздно. Дверь уже открывали. Когда мать Эндрю вошла в комнату, он рухнул на стул перед компьютером и притворился, что захвачен игрой.
      Марджори остановилась на пороге, пораженная тем, что застала только одного Бена.
      - Здравствуйте, миссис Хейфорд, - сказал он, не оборачиваясь, пристально глядя на экран.
      - Что, Эндрю ушел и оставил тебя одного? - спросила она.
      - Ага, - сказал он.
      - Да? - удивилась она. - Куда он пошел?
      - Он... Это... они с Элейн ушли куда-то.
      Марджори нахмурилась.
      - Странно. Я не слышала, как они спустились. Ты уверен, что они ушли из дома?
      Бен не ответил, потому что не мог придумать, что сказать. Марджори вздохнула.
      - Ну вы, мальчишки, все одинаковые! Как воткнетесь в компьютер, так с вами говорить все равно что с кирпичной стеной.
      Она быстро направилась к компьютеру и уже протянула руку к клавише "выкл".
      Бен только что не лег на клавиатуру.
      - Пожалуйста, пожалуйста, не выключайте! Я... я скоро закончу, но это очень... очень важная игра.
      Марджори пощелкала языком с некоторым раздражением.
      - Хорошо, заканчивай игру и собирайся домой. Уже седьмой час, Бен. Дома тебя ждут к ужину.
      Она подошла в окну, чтобы опустить шторы.
      - Ты точно знаешь, что они не полезли на крышу?
      - Угу, - сказал Бен, покачав головой и стараясь не смотреть на нее.
      Марджори посмотрела на него холодно.
      - Сколько ты еще пробудешь здесь?
      Бен пытался придумать, что бы сказать такое вразумительное, когда сквозь шум игры донесся посторонний звук. Кто-то настойчиво звонил в дверь.
      - Это, наверное, Эндрю, - сказала Марджори с облегчением и вышла из комнаты.
      Бен тоже вздохнул с облегчением. Он повернул голову и вдруг заметил, что черные тени за спиной опять превратились в тонюсенькие трещины.
      - Скоро вы появитесь, - сказал он, обращаясь к экрану. - Игра подходит к концу. Я не знаю, что Эндрю сделал, но что-то он все-таки сумел. Он побеждает!
      Глава двадцать первая
      Демоны исчезли, и шум начал стихать. Потом все смолкло.
      В полусвете входа в туннель Эндрю и Элейн поглядели друг на друга.
      - С ними все! - сказал Эндрю и рассмеялся счастливым смехом.
      - Тогда чего мы все еще здесь? - спросила Элейн. - Разве мы не должны уже оказаться на вершине скалы?
      Несколько смущенные, они выглянули из туннеля. Фигура демона двигалась по поверхности скалы. В руке у него был пистолет. Пистолет не стрелял.
      - Остался еще один, - сказал Эндрю. - Эй, Марс, ты действительно великий боец!
      Выстрела не последовало. Демон не исчезал. Он просто двигался по направлению к ним. Все ближе и ближе.
      Элейн сказала громко:
      - Марио, я тобой восхищаюсь! И прическа твоя - прелесть, честно, Марио!
      - Спасибо, - ответил он с издевкой. - Из вас составился неплохой клуб болельщиков. А теперь, черт подери, расскажите мне, что происходит!
      Эндрю протянул руку и дотронулся до него. Марио был плотным на ощупь, трехмерным, вполне реальным.
      - С тобой все в порядке? - спросил он.
      - Какой тут порядок! Меня растащили на кусочки, а теперь опять соединили. Я чувствую себя совсем плохо!
      И угрожающе поднял пистолет.
      - Мне сдается, что этим я тебе обязан, ты, насекомое! Ты меня подставил тогда, сделал это нарочно! Ты дал меня застрелить. Теперь сам узнаешь, что это такое, теперь твой черед.
      - Стой! - крикнул Эндрю торопливо. - Я виноват, да.
      Он не чувствовал никакой ненависти, никакого гнева.
      - Я прошу у тебя прощения. Можешь со мной рассчитаться, если хочешь. Только давай сначала выберемся отсюда. Мы почти победили программу. Мы можем выиграть. Но если ты в меня выстрелишь - все, мы проиграли.
      Элейн спокойно сказала:
      - Ты должен положить пистолет на место, Марио.
      Он сжал пистолет еще крепче.
      - Ничего подобного. Не положу, он мне нравится. Придает мне силы. Наконец-то я почувствовал себя человеком раз в жизни.
      - И почувствуешь еще не раз! - сказал голос программы.
      "Ничего, кроме тупика, тут почувствовать нельзя", - подумал Эндрю.
      - Мы можем продолжать ненавидеть друг друга и навсегда остаться здесь. Или нам надо объединиться, победить и выйти отсюда. Все, что я тебе говорил про тебя, правда, я так на самом деле думаю. Если бы не думал, то оно не сработало бы. Мне многое в тебе нравится. И уж точно, я никого не встречал, кто бы так хорошо умел играть в компьютерные игры.
      Пистолет в руке чуть дрогнул, Марио спросил чуть менее воинственно:
      - Правда, что ли?
      Элейн подумала: "Он как дикий зверь. Надо не спугнуть его. Надо убеждать очень-очень постепенно".
      Она провела ладонью по гребешку черных волос. Они были густые и мягкие, как шерсть какого-то зверька.
      - Симпатично, - сказала она. - Ты где стригся? Я хочу пойти остричь косу.
      - Я тебя отведу, - пообещал Марио, - если выберемся отсюда.
      Эндрю почувствовал, что понемножечку напряжение спадает.
      - Спасибо, - поблагодарила Элейн. Решившись, взяла его за руку. Он резко ее отдернул.
      - Не могу, - сказал он, - не могу перестать вас ненавидеть и не могу отдать пистолет. Без него оставаться опасно. С ним я вроде как имею возможность защититься.
      - Возможность! - воскликнула Элейн. - Какую возможность? Засесть тут в темноте навсегда и кормить собой эту проклятую игру? Брось, Марс. Иначе тут останешься на веки веков.
      - Именно этого программа и хочет от тебя, - подхватил Эндрю. - Ты же хочешь победить, правда? Но чтобы выиграть, есть только один путь положить пистолет на место. Если будешь за него держаться, ты проиграл. Проиграл, понимаешь?
      Марио ничего не сказал. Он смотрел то на Эндрю, то на Элейн. Она опять взяла его за руку, и на этот раз он не сопротивлялся. Позволил повести его за руку в туннель. Эндрю шел следом.
      Было темно и абсолютно тихо. Все теперь зависело от Марио. Он должен был решать, и никто другой за него решить не мог. Должен был вернуть пистолет, или всем троим предстояло признать свое поражение и, кто знает, может быть, остаться в этой темноте навсегда.
      Они подошли к тому самому месту. Перед ними быстро и безмолвно возникли слова: "ЧТОБЫ ЗАКОНЧИТЬ ИГРУ, ПОЛОЖИТЕ ПИСТОЛЕТ СЮДА. ЧТОБЫ ЗАКОНЧИТЬ ИГРУ, ПОЛОЖИТЕ ПИСТОЛЕТ СЮДА".
      - Как я узнаю, что это не вранье? - спросил Марио.
      - Тебе придется нам поверить, - спокойно сказала Элейн. - Мы тебе не врем. И ты нам нравишься. Ты мог бы уже понять это. Поторопись, положи пистолет, тогда все быстро кончится.
      Марио засмеялся.
      - А ты молодец! - сказал он. - Ты с мозгами. Ты мне нравишься!
      В темноте было легче говорить такие вещи. Эндрю обнаружил это чуть раньше, и теперь он понимал, что чувствует Марио.
      - Ты тоже не плохой, - сказала Элейн, - в общем, ты вовсе не такой плохой, как ты думаешь. - И про себя добавила: "Вот как это получается. То, что мы о себе думаем, делает нас такими, как мы думаем. Очень трудно начинать думать по-другому".
      Марио дернулся. Он принял решение. Вытянул руку и разжал пальцы. Пистолет канул в темноту. Марио издал вопль, как будто его живьем распиливали пополам. Элейн вцепилась в него, и его дрожь отдалась в ее спине. Эндрю сжал его руку с другой стороны. Крик Марио наполнил темноту, которая еще более сгустилась. Звук напоминал визг воронки. И все тут же начало вращаться.
      ...Один за другим, все еще держась друг за друга, они вывалились через экран, сбив Бена со стула, и упали на толстый белый ковер в комнате Эндрю.
      Глава двадцать вторая
      Экран опустел. Потом на нем начала печататься надпись: "ПОЗДРАВЛЯЕМ! ВЫ УСПЕШНО ЗАВЕРШИЛИ СУПЕРИГРУ "КОСМИЧЕСКИЕ ДЕМОНЫ". ЭТА ПРОГРАММА АВТОМАТИЧЕСКИ СТИРАЕТСЯ, КОГДА ОНА ПОБЕЖДЕНА. ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ СЛЕДУЮЩУЮ ИГРУ ЭТОЙ СЕРИИ, ВЕРНИТЕ ПУСТУЮ КАССЕТУ ОТ КОСМИЧЕСКИХ ДЕМОНОВ ПО АДРЕСУ: ИТО, П. Я. 4321, ОСАКА, ЯПОНИЯ".
      Все еще сидя на полу, ребята вытаращились на эту надпись.
      Экран моргнул, надпись исчезла, потом начала печататься снова.
      - Скорей! - крикнул Марио, вскакивая на ноги. Эндрю уже подполз к своей школьной сумке и достал карандаш и бумагу. Он уже записывал адрес.
      - Ты что, обалдел? - спросил Бен. - Ты что, собираешься это посылать?
      - А как же! - сказал Марио, поблескивая глазами.
      - Может, и не пошлю, - ответил Эндрю. - Запишу на всякий случай.
      Буквы постепенно исчезли. Ничего не осталось от космических демонов, кроме незаписанной пленки и пустой коробки.
      - Ты совсем чокнутый, - крикнул Бен, - а что, если бы все получилось иначе? Если бы ты проиграл?
      - А так было запрограммировано, - сказал Эндрю беззаботно. - Не было настоящей опасности.
      - Нам пришлось кое на что решаться самим. Например, отказаться от пистолета, - заметила Элейн.
      - Ты думаешь, что так сама решила, но и твой выбор был заключен в программе.
      Элейн открыла рот, чтобы возразить, но никак не могла подобрать подходящих слов. Она пыталась заставить свой мозг сосредоточиться на нужной мысли, но мысль прыгала и не давалась ей. Ускользала. Они были вынуждены сделать выбор, который тогда казался болезненным и трудным. Разве у них в конце концов не было выбора? А что, если бы они решили поступить совсем иначе? Разве то, что произошло, должно было произойти и не могло быть по-другому? Ей не верилось.
      Ей хотелось это обсудить, но она не находила слов. И никто не находил. Они молча озирались, стараясь не глядеть друг на друга.
      "Если кто-нибудь что-нибудь сейчас не скажет, - подумала Элейн, тогда мы уже больше никогда друг с другом не заговорим".
      В этот момент они услышали шаги, и дверь распахнулась. Мама Эндрю оглядела всех с удивлением и неудовольствием. Молчание стало еще более неловким, каждый старался придумать, что бы такое сказать естественное и нормальное. Наконец, с идиотской улыбкой Бен произнес:
      - Эндрю вернулся. А я закончил игру.
      - Вижу, что Эндрю вернулся, - сказала сухо Марджори, - может, он в объяснит мне, где был?
      Эндрю смотрел на свою мать, как будто видел ее в первый раз. Заметил, какое у нее бледное и усталое лицо и как она похудела.
      "Бедная мама, - подумал он. - как она ужасно выглядит".
      И улыбнулся матери одной из своих очаровательных и вселяющих бодрость улыбок.
      - Знаешь, как было интересно, мам!
      - Там внизу мальчик, который уверяет, что он твой брат, - сказала Марджори, подозрительно глядя на Марио. - Не пойму, как он проведал, что ты здесь, когда я и сама об этом не знала. Но он говорит, у тебя будут большие неприятности с родителями, если сейчас же не пойдешь домой.
      - Тогда я пойду, - послушно сказал Марио. - Пока, Энди! Скажи мне, если появится новая игра.
      - Обязательно! - пообещал Эндрю. - Пока, Марс!
      - До свидания, - сказал Марио, вежливо обращаясь к Марджори. Спасибо, что позволили мне прийти к вам.
      Когда он сбежал вниз по лестнице, увидел, как осветилось лицо его братишки. И крепко на секунду его обнял, на такую краткую секунду, что Джон этого почти и не заметил. Потом дал ему щелчка для равновесия.
      - Пошли, что мы тут с тобой толчемся?
      И они вместе вышли из дома.
      - Мне тоже надо идти. - сказала Элейн, хотя не представляла себе, как доберется до дому. Она чувствовала себя ужасно слабой, наступило облегчение, но и реакция наступила, а вид вежливого Марио был последней каплей. Она старалась не хихикать, но и хихиканье было какое-то странное и грозило обернуться чем-то другим.
      - Эндрю! - обратилась она и остановилась. После всего, что они вместе пережили, ей хотелось его обнять, но она думала, что это вряд ли поймет его мама.
      - Да? - откликнулся Эндрю.
      - Так, ничего, увидимся в школе.
      Эндрю улыбнулся ей не той своей сокрушительной улыбкой, но очень хорошей, и, когда они с Беном стали спускаться по лестнице, пошел их проводить.
      - О'кей, - сказал он. - Спасибо, Эли.
      - За что спасибо? Все ведь было заложено в программу, - поддразнила она.
      - Ну, тогда спасибо, что ты была частью программы.
      Внизу Элейн сказала:
      - У меня гениальный идея! Ты знаешь об этом представлении, которое мистер Рассел велел поставить? Как насчет того, чтобы разыграть "единственное в мире живое представление Космических демонов с участием мировых звезд"?
      - Как бы это все происходило на экране? - спросил Бен.
      - Точно! - Энтузиазм уже овладел Элейн. - Мы могли бы показать некоторые гимнастические упражнения и танцы и попытаться, чтобы это выглядело как электронная игра, но представленная живыми людьми.
      - А что, звучит! - согласился Бен.
      - Ты будешь участвовать, Энди?
      - Без меня вы не обойдетесь. - заметил он, - из всех мировых "звезд" я - самый звездный.
      - Ты не "звезда", а злодей, - сказала Элейн. - Все из-за тебя и получилось.
      - Ну, если я злодей, то кто тогда герой?
      - Мы все герои, - ответила она. - Мы победили все вместе.
      - И даже Марио? - спросил Бен.
      - Марио-то как раз герой больше всех, потому что ему было труднее всего.
      Они молча постояли перед отрытой дверью. На улице было свежо, но не холодно, пахло весной и близким цветением.
      - Ну, ступайте, - сказал Эндрю. Он был рад, что все они теперь друзья, но настало самое время расстаться. - Пока, а мне предстоит серьезный разговор с мамой.
      Он услышал, как она спускается низ. Захлопнул входную дверь и обернулся.
      - Мам, я знаю насчет папы. Он ведь не вернется домой, да?
      Когда они вышли на улицу, Бен спросил у Элейн:
      - Они в самом деле ушли?
      - Да нет, они недалеко, если поспешим, мы их догоним.
      - Да не они, а эти черные.
      Он все проверял действительность, чтобы убедиться, что она, как и раньше, вернулась к норме.
      - Да, черные исчезли. - Элейн помотала головой из стороны в сторону. Ничего не было такого, чего не должно было быть. Когда еще раз мотнула головой, в конце улицы увидела нечто, чего там не должно было быть. Но это ее вовсе не напугало. Наоборот, очень обрадовало.
      - Это мой папа! - воскликнула она.
      В конце улицы машина поравнялась с Марио и Джоном. Марио обернулся и махнул рукой в сторону Элейн. Отец выпрыгнул из машины, бросил ее прямо почти на середине улицы и побежал к дочери. Странное чувство охватывало ее все сильнее и сильнее. Добежав до нее, заключил ее в свои медвежьи объятия.
      - Господи, Эли! - крикнул он. - Где ты была? Я так о тебе тревожился!
      "Тревожился обо мне? - подумала она. - В самом деле тревожился обо мне?"
      Потом вспомнила, что они поссорились и что с тех пор она с ним почти не говорила. И почувствовала громадное облегчение, промелькнула мысль: как было бы ужасно, если бы он не тревожился и совсем не думал о ней.
      - Ой, помогите, - сказала она, - кажется, я сейчас заплачу!
      Когда они немного пришли в себя. Дэвид сказал:
      - Я думал, ты сбежала из дому!
      - Как это? - спросила она колко. - У меня нет дома, из которого можно сбежать. Я умираю с голоду, - добавила. - Поехали, съедим что-нибудь.
      Отец включил зажигание, завел двигатель.
      - Возьмем с собой этих парней? - спросил, когда поравнялись с Марио и Джоном, которые ехали на велосипедах, и еще Бен сидел на багажнике у Марио.
      - Никаких мальчишек, - крякнула Элейн. - Хватит мальчишек на сегодня!
      Дэвид посигналил и помахал им рукой.
      - Ты ни с какой девочкой не подружилась в школе? - спросил он.
      - Что-то я не обнаруживаю способностей дружить с девочками. Но могу еще разок попробовать. У меня есть одна на примете.
      Доброе состояние ее души распространилось даже на Линду.
      "Я завтра поговорю с Линдой, - обещала она самой себе. - Приглашу участвовать в нашем представлении. Я правда постараюсь с ней подружиться".
      - Было бы совсем неплохо свести дружбу и с девочками. А то ты все с мальчишками да с мальчишками.
      Они помолчали, потом он заговорил снова:
      - Я беседовал сегодня после уроков с твоим учителем.
      Элейн насторожилась. Что это происходит? Он обычно не задавал ей вопросов насчет ее друзей и потом что-то чересчур тщательно выбирал слова.
      - О чем? - спросила она.
      Дэвид несколько сменил направление разговора.
      - Я временами беспокоюсь о тебе, Эли. Боюсь, это не жизнь для тебя все время болтаться со мной с места на место.
      Она и сама об этом думала последнее время, поэтому ничего не ответила.
      Остановились у светофора. Она украдкой взглянула на его лицо. Под оранжевыми лучами фонаря оно было какого-то странного цвета. Лоб был наморщен, глаза печальные. Необычное для нее чувство жалости пронзило ее, а глаза опять наполнялись слезами. Она стала изо всех сил глядеть в окно, свет сменился на зеленый, и они тронулись.
      - Не беспокойся обо мне, - попросила она, - со мной, наверное, все будет в порядке.
      Дэвид взял ее за руку, потом быстро заговорил, как будто хотел поскорее закончить с разговором:
      - Питер Рассел думает, что ты не должна менять школу в этом учебном году. Говорит, что миссис Филдс хочет взять кого-нибудь к себе, а то им с мужем очень пусто после отъезда дочери. Ты не возражаешь пожить у нее до конца года?
      - А ты где будешь? - спросила Элейн. Сердце ее застучало, но она не поняла, от страха или еще от чего.
      - Я на некоторое время поеду на север, заработаю немного денег, а потом к Рождеству вернусь.
      Два противоположных чувства, бушевали в Элейн: радость, что она останется в школе, и ужас от мысли, что ее отец просто надумал от нее отделаться.
      - Разве ты не хочешь, чтобы я поехала с тобой? - спросила она.
      - Очень хочу! - ответил он с таким жаром, что она поняла: это правда. - Я-то, конечно, предпочел бы, чтобы ты поехала со мной. Но мне хочется, чтобы тебе было лучше. Это не очень-то подходит девочке, все время находиться в разъездах, особенно теперь, ты уже подрастаешь. Надо, чтобы кто-то позаботился о тебе как должно.
      - А миссис Филдс хочет, чтобы я у нее жила?
      - Мне показалось, что Питер в этом уверен. Но я решил сначала поговорить с тобой.
      - Я и сама не знаю. Мне надо подумать.
      - Надо, чтобы ты сама решила, - согласился он. - Я приму твое любое решение.
      "Да, - подумала она. - Я сама решу. Еще не знаю, на чем остановлюсь, но этот выбор будет правильным. И если уеду, то только потому, что так сама захочу, а не потому, что меня кто-то заставит".
      Элейн улыбнулась отцу. Она с полным оптимизмом смотрела в будущее.
      "Милая мамочка, - начала она писать в уме. - ...Это последнее письмо, которое ты от мена получишь. На этом - все. Я подумала: может, стоит поставить тебя в известность - я со всем справлюсь сама, без тебя.
      Привет и поцелуй от Элейн Тейлор".
      КОНЕЦ.

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7