Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Можно ли жить без очков?

ModernLib.Ru / Здоровье / Шенкман Стив / Можно ли жить без очков? - Чтение (стр. 1)
Автор: Шенкман Стив
Жанр: Здоровье

 

 


Как охотник стал близоруким

Зрение — производное образа жизни. У всякого живого существа такое зрение, какое ему необходимо для выживания. У хищников, например, мощное центральное зрение, необходимое для того, чтобы отыскивать добычу. У преследуемых, наоборот, центральное зрение неважное, оно им не очень нужно, зато необычайно широкое поле зрения, помогающее заблаговременно обнаружить опасность. Заяц, которого недаром называют косым, способен на бегу, не оборачиваясь, видеть собственный хвост.

Людям, нашим далеким предкам, подобно хищникам, тысячелетиями промышлявшим охотой, важно было хорошо видеть вдаль. Да и в более поздние времена охотники всегда отличались острым зрением. Охотниками наши сибиряки или африканские лучники становились не от того, что были зорки, а потому, что жизненная необходимость диктовала им такой промысел. Острота зрения приходила как функция этой работы.

Десятками тысячелетий замечательный оптический прибор — глаз — работал в режиме, обеспечивавшем видение предметов, расположенных на дальних, средних и лишь относительно редко близких дистанциях. Достаточную остроту зрения во всех этих диапазонах обеспечивали: а) двенадцать мышц, синхронно вращавших глаза в нужных направлениях, и б) способность хрусталика утолщаться, когда предмет был близко от глаза, и становиться более плоским, когда рассматриваемый предмет был далеко.

Эта способность хрусталика-линзы менять свою конфигурацию называется аккомодацией.

При зрении вдаль направления осей зрения обоих глаз практически параллельны, при зрении вблизи мышцы сводят глаза так, что оси зрения пересекаются в точке, которую мы хотим увидеть. Сведение зрачков называется конвергенцией.

Чем ближе рассматриваемая точка, тем больше напряжение этих мышц. Чем больше, чем регулярнее мы смотрим на близкую точку, тем мощнее станут эти мышцы. Они постоянно стремятся приблизить точку видения, как бы приучают глаза и центры управления зрением к рассматриванию только близких предметов. Книгу можно было бы читать, держа ее в вытянутой руке. Но мозговые центры под влиянием конвертирующих мышц уже выработали стереотип близкого чтения. И мы кладем книгу перед собой на стол и низко склоняемся над ней. Биокибернетическая система с обратной связью «мозг — глаз» все чаще ищет ближние точки видения, все неохотнее различает дальние предметы. Человек все хуже видит вдаль.

Подсчитано, что семилетний ребенок за несколько часов, проведенных над книгами и тетрадями, нагружает мышцы глаз пропорционально в такой же степени, как он нагрузил бы другие мышцы, занимаясь столько же времени штангой. И в том и в другом случае происходит перегрузка мышечного аппарата.

Природа одарила нас (вслед за другими млекопитающими) пятью органами чувств — зрения, слуха, обоняния, осязания, вкуса. каждый из органов был необходим в беспощадной борьбе за выживание, давал чрезвычайной важности информацию о внешнем мире. Но ушли в безвозвратное прошлое условия, в которых и для которых формировался человек, а вслед за тем изменились и функции органов чувств. Запах теперь не предупреждает нас о приближении хищника, вкус не заставляет выплевывать ядовитые растения, осязание мало помогает в работе, слух не обострен прислушиванием к хрусту ветки под ногой врага. Подсчитано, что 95 процентов информации о внешнем мире мы получаем теперь только благодаря зрению. Оно приняло на себя огромные перегрузки, на какие не было запрограммировано в ходе эволюции.

Миллиард в очках

1) Нормальный глаз 2) Близорукий глаз


Итак, человек десятками тысячелетий формировался со зрением, приспособленным прежде всего для хорошего видения вдаль. Но лишь в самые последние времена с массовым распространением грамотности у него появилась потребность постоянно и длительно видеть мелкие предметы (буквы, иероглифы) вблизи. За столь эволюционно короткий срок не могли сформироваться биологически оправданные приспособительные механизмы. Появлялось то, что мы называем близорукостью, которую можно считать вынужденной адаптацией организма к новым условиям.

Она нас не устраивает, и мы с помощью очков возвращаем фокусное расстояние к норме. Интересно, что больше всего страдают от близорукости в Японии. Связано это с тем, что иероглифы читать труднее, чем буквы. В этой стране более 50 миллионов близоруких. У нас — примерно столько же, а всего в мире очки носят около 1 миллиарда человек.

Когда мышце, заставляющей хрусталик утолщаться, приходится слишком долго оставаться в напряженном состоянии (а такое происходит при длительном чтении, если текст находится чрезмерно близко от глаз), мозг сам ищет пути для снятия перегрузки. Путь лишь один — отодвинуть сетчатку назад, чуть-чуть удлинив глазное яблоко. Вот и получается, что у близорукого глаза хрусталик выпуклый, а глазное яблоко несколько вытянуто назад. Из-за этого хрусталик фокусирует изображение не на сетчатку, а перед ней. Изображение получается расплывчатым. Близорукий глаз хорошо и без напряжения видит без очков лишь то, что расположено близко от него. Очки меняют фокусное расстояние, изображение фокусируется точно на сетчатку, далекие предметы видны теперь отчетливо. Но с хрусталика и мышц напряжение все равно не снимается. Они опять работают на пределе. Близорукость прогрессирует. Получив у врача новый рецепт, мы заводим новые, более сильные очки, которые, в свою очередь, дают новую нагрузку на глаза. Процесс кажется бесконечным.

Особенно тяжело близорукость сказывается на детях. Ребенок, носящий очки, часто ограничен в подвижных играх, в занятиях спортом и потому вынужден (или предпочитает) проводить слишком много времени у телевизора или за книгами. Это перегружает зрение и, в свою очередь, усугубляет близорукость. С годами вырабатывается стереотип малой подвижности, ребенок все больше замыкается в гипокинетических привычках, у него уменьшается потребность в двигательной активности, что не может не сказаться отрицательно на его здоровье и его жизненном пути.

Известный советский офтальмолог профессор Э. С. Аветисов говорит о трех основных причинах развития близорукости (миопии): 1) несоответствие между зрительной нагрузкой и аккомодационными возможностями глаза; 2) наследственные предпосылки; 3) ослабление задней стенки глаза, вызванное различными тяжелыми заболеваниями.

Чаще всего близорукость начинает формироваться тогда, когда ребенок научился читать и писать. Именно в этот период нагрузки на глаз, связанные с чтением и письмом, оказываются чрезмерными для ребенка. Особенно велика опасность сейчас в связи с тем, что в школу пошли шестилетние дети. Кроме того, все больше ребят обучаются музыке, посещают художественные, технические и другие кружки, изучают дома иностранные языки. Растет потребность в расширении круга чтения, не снижается заманчивость телепередач и кинофильмов. Иными словами, нагрузка на глаза значительно увеличивается для каждого последующего поколения детей по сравнению с предыдущими поколениями. Соответственно должно увеличиться и количество близоруких. Если, конечно, не предпринять ряд вполне эффективных мер, речь о которых впереди.

Надо сказать, что ущерб цилиарной мышце глаза (той самой, от которой зависит форма хрусталика) наносят некоторые недуги, распространенные среди детей и подростков, — хронические тонзиллиты, ревматизм, рахит, простудные заболевания, а также общее ослабление защитных сил организма.

Хорошо известно, что у родителей, которые носят очки, дети тоже чаще всего ходят в очках. В таких семьях близорукость у детей отмечается в три раза чаще, чем в других семьях. Однако наследование близорукости отнюдь не носит фатального характера. Наследственный фактор лишь создает предпосылки для формирования близорукости. А само формирование происходит в том случае, когда имеются перегрузки глаза. Значит, родители, которые носят очки (а тем более, если к тому же близоруки дедушки и бабушки), должны вдвойне, даже втройне строго следить за соблюдением правил гигиены чтения у своих детей.

Впрочем, каждый из нас знает немало молодых людей, читающих очень много, но, к счастью, не страдающих близорукостью. Чаще всего это объясняется благоприятной наследственностью и соблюдением гигиенических правил при чтении. Определенную роль играет и географический фактор. В северных городах близоруких детей относительно больше, чем в южных. Там, где почвы обладают большим количеством микроэлементов, как, например, в районе Полтавы, Тулы или в американском штате Айова, в котором даже среди студентов всего 3 процента носят очки, близоруких детей меньше, чем в тех местах, где этих веществ мало — например, в Архангельской области.

Наконец, обратим внимание еще на одно важное обстоятельство — зависимость состояния глаз от общего физического состояния молодого человека. В Москве обследовали более 3, 5 тысячи ребят из шести школ. Выяснилось, что миопия чаще всего встречается у детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата, органов дыхания и пищеварения, а также у имеющих лишний вес и, между прочим, испорченные зубы. Четко просматривалась закономерность больших чисел: чем ниже уровень физического развития и состояние здоровья, тем выше степень близорукости. Приобщение к спорту совершенно определенно защищает школьников от ношения очков. И дело здесь вовсе не только в том, что тренировки и соревнования не оставляют слишком много времени на телевизор и чтение. Гораздо большее значение имеют здесь положительное воздействие спортивных занятий на уровень общего физического развития и здоровья, что, в свою очередь, оказывает определенное оздоравливающее влияние на состояние глаз, на зрительные мышцы и на хрусталик.

Такова общая тенденция, и ее не может поколебать тот факт, что есть какое-то количество вполне здоровых и спортивных людей, носящих очки. У них воздействие генетических предпосылок, спровоцированных неправильной позой при чтении и письме, оказалось более ощутимым, чем общий уровень их здоровья.

Еще несколько слов на тему «Близорукость и спорт». Профессор Э. С. Аветисов с сотрудниками разработал список показаний и противопоказаний к занятиям различными видами спорта в зависимости от степени близорукости. По их мнению, занятия боксом, борьбой и тяжелой атлетикой при любой степени близорукости нежелательны. При некоторых видах спорта (гимнастика, художественная гимнастика, фигурное катание на коньках, фехтование, спортивные игры) они рекомендуют использовать вместо очков линзы контактной коррекции. Однако эти линзы еще недостаточно удобны при постоянном использовании и подходят не всем: Для большинства других видов спорта близорукость не противопоказана.

Идея БСПО

Если известны факторы, вызывающие близорукость, то в принципе можно подобрать искусственный комплекс факторов обратного действия, который нейтрализует негативное начало. Поскольку основная причина близорукости — перенапряжение глаза, то надо найти условия, снимающие такие перегрузки. Эта идея принадлежит кандидату технических наук Юрию Александровичу Утехину. Ему удалось подобрать такие линзы, которые взяли на себя большую часть нагрузки глазодвигательных мышц и хрусталика.

Свое изобретение Утехин назвал бифокальными сферопризматическими очками (БСПО). Призматическая часть БСПО сводит зрительные оси на предмет (берет на себя работу мышц), а сферическая выполняет работу хрусталика. Через верхнюю часть надо смотреть вдаль, через нижнюю — читать. Даже при очень длительном чтении в БСПО функциональное состояние глаз подобно зрению вдаль.

Практически БСПО — это обычные очки, на нижнюю часть которых наклеиваются сферопризматические элементы. Они выписываются с учетом близорукости каждого глаза. Человек два-три месяца (а порой и меньше) носит такие очки, после чего острота его зрения заметно возрастает. Затем ему прописываются более слабые БСПО и т. д. Степень близорукости снижается.

Если степень близорукости левого глаза и правого глаза различна и эта разница превышает 2 диоптрии, то использовать БСПО нельзя. Зато БСПО с успехом используют многие люди с нормальным зрением, чтобы при чтении не уставали глаза и не болела голова. Например, на одном из предприятий Уфы, где производство связано с большим напряжением глаз, все работники снабжены БСПО. В Риге для людей, занятых на производстве микросхем, предприятие приобрело 10 тысяч бифокальных сферопризматических очков, которые с большой пользой для себя (а значит, и для производства) надевают и те, кто обладает стопроцентным зрением.

Наибольший успех утехинские очки приносят людям, активно и целеустремленно борющимся за свое зрение. Ведь человек, надев БСПО, должен решительно отказаться от привычной манеры чтения, когда книга приближена к глазам. В сферопризматических очках надо держать книгу не ближе, чем на 33 сантиметра от глаз. Поначалу кажется, что такое расстояние неудобно для чтения, некомфортно. Но с помощью постоянных волевых усилий довольно скоро можно выработать правильный стереотип чтения, приучить мозговые центры зрения к работе в новых условиях.

Степень воздействия БСПО исследовалась и перепроверялась многократно. С абсолютной точностью установлено, что сферопризмы уменьшают нагрузку на глаз ровно в четыре раза. А вот сказывается это по-разному, поскольку происхождение близорукости различно, как различны и индивидуальные особенности каждого из нас. К тому же очень многое, как уже говорилось, зависит от нашего упорства и дисциплины, без которых эффективность БСПО резко падает. У подавляющего большинства людей, пользующихся БСПО, близорукость перестает прогрессировать, а у значительной части происходит улучшение зрения. Вот некоторые цифры одной из проверок, цифры, попавшие в официальный документ Минздрава СССР. На основании наблюдения за 2000 человек установлено, что у 70 процентов людей прогрессирование близорукости прекратилось, примерно до 40 процентов стали носить более слабые очки или совсем стали обходиться без них.

Подобного эффекта не давала прежде ни одна из методик борьбы с миопией. Однако специалистов очень смущали данные об обратимости близорукости. Ведь в офтальмологии считалось всегда, что, однажды появившись, близорукость не может быть уменьшена никогда. Хотя бы из-за того, что близорукий глаз обретает эллиптическую форму и уменьшиться не может никак. Однако эти доводы входили в противоречие с очевидными фактами уменьшения близорукости многих тысяч людей, пользовавшихся БСПО. В конце концов Ю. А. Утехин провел тонкие инструментальные исследования глаз, испытавших воздействие БСПО. Эти исследования были проведены в возглавляемой им Лаборатории оптической коррекции и восстановления зрения Всесоюзного института гигиены детей и подростков Министерства здравоохранения СССР.

Полученные данные показали, что при воздействии БСПО длина глаза действительно остается без изменений. Зато в большинстве случаев определенные изменения происходят с хрусталиком. Он несколько уплощается и немного отодвигается назад, приближаясь к сетчатке. Таким образом, уменьшается близорукость.

Эти результаты были получены при обследовании детей, рост которых, понятно, продолжался. Интересно, что у тех из ребят, обследование которых растянулось на несколько лет, рост глаз, бывших прежде близорукими, замедлился, их эллипсовидная вытянутость постепенно стала менее заметной. Однако делать окончательные выводы еще рано. Исследования продолжаются.

Учитывая важность проблем, изучаемых и решаемых утехинской лабораторией, уже принято решение о создании на ее основе Всесоюзного центра, для которого будут выделены необходимые помещения, оборудование и высококвалифицированные кадры. Правда, работать этот центр начнет, видимо, не раньше 1989 года.

Гимнастика «Зоркость»

Итак, эффективность утехинских очков несомненна. Однако их пока явно не хватает. Промышленность удовлетворяет лишь малую часть нуждающихся в БСПО. Судя по всему, даже при самых благоприятных обстоятельствах дефицит в ближайшее время преодолен не будет. Ясно, что констатация этого факта никак не может удовлетворить всех, кто хотел бы исправить свою близорукость или близорукость своего ребенка. Несколько лет назад наш журнал, рассказав о БСПО и о трудностях приобретения этих очков, обратился к Ю, А. Утехину с просьбой подумать об общедоступном варианте борьбы с близорукостью. Поиск оказался успешным. Юрий Александрович Утехин разработал систему упражнений, которую он назвал гимнастикой «Зоркость». Действие этой гимнастики в принципе аналогично действию БСПО.

Так же как и при БСПО, при занятиях гимнастикой «Зоркость» надо помнить о двух ее компонентах: а) способе зрения вдаль и б) способе работы вблизи (чтении).

Прежде всего необходимо с помощью окулиста подобрать очки для дали. В этих очках каждый глаз должен видеть шесть верхних строк офтальмологической таблицы. Подчеркиваем — шесть! Это очень важно. Очками для дали надо пользоваться постоянно, ходить в них дома и на улице, смотреть телевизор и т. д. Но не читать в них ни в коем случае! Слишком сильные или слишком слабые очки для дали усугубляют близорукость. При регулярных тренировках по методу «Зоркость» по мере улучшения зрения необходимо менять очки для дали на более слабые. Если близорукость уменьшилась, но очки остаются прежними, улучшение непременно приостановится.

Теперь о работе вблизи. Для этого требуются вторые очки. Читать в них нужно одним глазом, прикрыв второй и стараясь максимально отодвинуть от себя текст. Он должен находиться в самой дальней точке, где еще возможно чтение без напряжения. Время от времени следует давать отдых читающему глазу и работу отдыхавшему. «Менять» глаза можно каждые 15—20 минут. А через каждые 5 минут можно делать легкий «массаж» хрусталика — несколько раз приблизить текст к глазам и отодвинуть его подальше.

Для того чтобы правильно подобрать вторые очки (для чтения попеременно одним глазом), разработан специальный график. Он дает точное соотношение силы линз для дали и для чтения. Приблизительное соотношение такое: вторые очки (для чтения одним глазом) должны быть слабее очков для дали (подобранных по 6 строчкам) на 2, 5 диоптрии, а у детей — на 3 диоптрии. Скажем, для дали используются очки минус 7 диоптрий, а для чтения — минус 4, 5.

На графике самая верхняя кривая (№ 1) указывает значение линз коррекции максимальной остроты зрения вдаль, что в обиходе именуется степенью близорукости, то есть силой очковой линзы, которая обеспечивает стопроцентное зрение (возможность прочитать десятую строчку офтальмологической таблицы). Если человек может без очков читать текст, находящийся в 50 см от глаза, значит, зрение у него минус 2 диоптрии.

Кривая № 2 дает силу линз для дали по программе «Зоркость» (каждый глаз видит в этих линзах шесть строк таблицы). В этом случае очки минус 2 выписываются тому, кто читает без очков текст, находящийся в 40 см от глаза. Кривая № 3 помогает определить, какие очки для чтения (по программе «Зоркость») соответствуют линзам очков для дали. То есть подобрать вторые очки, соответствующие первым. Вертикальная линия, проведенная из расположенной на кривой № 2 точки, соответствующей такой линзе, пересечет кривую № 3 в точке, отвечающей силе линзы для работы вблизи.

Максимально возможное расстояние от глаза до текста (в см)


График показывает, что для «Зоркости» совсем не нужны вторые очки тем, кто пользуется очками для дали силой от минус 5 до минус 2 диоптрий. В этом случае читать одним глазом надо без очков.

При тренировках следует регулярно контролировать максимальное расстояние, при котором можно читать без затруднения. Это расстояние замеряется не надевая очков. Мерить надо от внешнего края глаза до текста под прямым углом. Контрольный текст (лучше текст этой статьи) и освещенность (лампа 40 ватт в одном метре от текста) должны быть постоянными. Если расстояние от глаза до текста 20 см, то надо пользоваться для дали очками минус 5, при расстоянии 25 см — минус 3, 75, при 30 см — минус 3, при 35 см — минус 2, 25, при 40 см — минус 2, при 45 см — минус 1, 5, при 50 см — минус 1, 25. При расстоянии, превышающем 90 см, первыми очками, то есть очками для дали, можно не пользоваться, но читать одним глазом следует в очках с плюсовыми линзами (при 60 см — плюс 2, при 70 см — плюс 2, 5, при 90 см — плюс 3).

При регулярных занятиях очень скоро, как показывает опыт, расстояние от глаза до текста начинает увеличиваться. Это свидетельствует о практическом уменьшении близорукости. С глазом происходит то же самое, что и при пользовании БСПО, поскольку в обоих случаях механизм воздействия на глаз в принципе одинаков — чтение одним глазом снимает проблему конвергенции, а стремление максимально отдалить текст при чтении избавляет хрусталик от аккомодационных перегрузок.

Как только расстояние достигло очередного рубежа, надо сразу же менять очки и для дали и для чтения на менее сильные. Наиболее распространенная ошибка, тормозящая борьбу с близорукостью, — задержка со сменой очков для дали и для чтения. Самое удобное — вести регулярную запись замеров максимального (без очков) расстояния. Допустим: 1 января — 20 см, 15 января — 25 см, 1 февраля — 27, 5 см и т. д. При чтении текст должен быть хорошо освещен (60—100 ватт). Первые несколько дней чтение одним глазом порой вызывает неудобство, но скоро вырабатывается стойкая привычка. Читать так даже удобнее, так как один глаз работает с обычной нагрузкой (а не возрастающей вдвое), а второй при этом полностью расслаблен, отдыхает. Очки для дали и для чтения подбираются отдельно для каждого глаза. Если близорукость одного глаза сильнее, то этому глазу при тренировках уделяется больше внимания. «Зоркость», как свидетельствуют исследования, показана каждому близорукому при отсутствии патологии.

После окончания регулярных тренировок не следует спешить распрощаться с «Зоркостью». Чтение одним глазом должно стать привычкой. 30—40 минут ежедневного чтения по этому методу закроют дорогу рецидивам близорукости. А они в принципе возможны, потому что предрасположенностью к ней глаз уже располагает. Забывать об этом нельзя.

«Очки мне больше не нужны»

Для того чтобы читатель мог более уверенно пользоваться гимнастикой «Зоркость», расскажем о том, как это делают другие. Вот что пишет С. Пономарев из поселка Лог Волгоградской области.

«Сейчас мне 29 лет. Зрение у меня испортилось в 10-м классе. Прочитав в журнале „Физкультура и спорт“ о гимнастике „Зоркость“, решил избавиться от очков. Измерения показали, что самая дальняя точка ясного зрения находится у меня в 34, 5 см от левого глаза и в 69 см от правого. Замеры я сделал 1 мая. Я сразу же купил такие очки для дали: левый глаз — минус 2, 5 диоптрии, правый — 0, 5 диоптрии.

Читать стал без очков. В первый же день занятий почувствовал неприятные ощущения, нечто вроде сильного удара по глазам. Потом понял, что забыл о массаже и о смене глаз: читал одним глазом без перерыва по часу.

Одновременно с «Зоркостью» начал заниматься оздоровительным бегом (по 20 минут ежедневно), дыхательной гимнастикой, делал упражнения Бейтса. Однако к 1 июня изменений почти не было: расстояние от левого глаза до текста увеличилось всего на 1 см, а правого — на 5 см. Прошел еще один месяц, потом еще один.

1 августа расстояние от левого глаза до текста достигло 40 см, а правого — 80 см. Очки я тут же сменил на новые, где линза левого глаза имела минус 2 диоптрии, а правое стекло было простым. После этого я читал только одним левым глазом. Но правый глаз все равно стал более зорким. 1 сентября расстояние от текста до него выросло до 85, 5 см. Это практически стопроцентное зрение. Для левого глаза расстояние тоже увеличилось. Оно стало равно 44, 5 см. Пришлось снова менять очки. На этот раз сила линзы левого глаза — 1, 5 диоптрии. Надеюсь, что скоро я смогу этим глазом видеть 6 строчек и гордо скажу: «Очки мне больше не нужны!»

Как помогают близоруким

Хорошее дело хорошо только тогда, когда попадает в добрые и умелые руки. В этом лишний раз убеждают судьбы гимнастики для глаз «Зоркость». Там, где целеустремленность и воля людей, мечтающих улучшить свое зрение, сочетается с заинтересованностью и пониманием врачей-окулистов, «Зоркость» дает отличные результаты. Однако есть еще немало жалоб на врачей, которые отговаривают своих пациентов заниматься по программе «Зоркость», отказываются выписывать очки для этих занятий. Им адресован рассказ о симферопольском медике Леониде Константиновиче Дембском.

Прежде чем начать со своими пациентами работу по программе «Зоркость», он провел необходимую подготовительную работу, так как прекрасно понимал, что успех любого дела решает его организация. Во-первых, он заручился поддержкой авторитетных и опытных областных окулистов. С их помощью он составил и размножил методическое письмо с инструкцией по использованию гимнастики «Зоркость». Таким образом, он сразу вооружил своих пациентов информацией и надежным средством самоконтроля. Сделать это совсем несложно, так как методика «Зоркости» доступна и проста, сведений, изложенных на этих наших страницах, вполне достаточно для успешных самостоятельных тренировок.

Не менее важно — бесперебойное обеспечение пациентов очками. Об эту проблему разбивались многие попытки освоить «Зоркость». В магазинах «Оптика» очень часто нет нужных очков, заказы порой лежат неделями, а ведь очки нужно менять прямо-таки немедленно, без всякой задержки. Дембский договорился, что пациентам с его рецептами будут просто менять линзы в очках на более слабые. Это не потребовало новых оправ и не увеличило дефицита на линзы. В выгоде оказались все. Вот так хорошая предприимчивость и умение ладить с людьми помогают решать проблемы.

Столь же доброжелательно и умело вел беседы Дембский с коллегами из других районов, справедливо считая, что такое серьезное дело лучше начинать не с упреков в консерватизме. Многочисленные лекции о гимнастике «Зоркость» в окрестных школах помогли найти поддержку у учителей, что особенно важно при использовании этой гимнастики на уроках.

Ко многим офтальмологам Крыма (как, разумеется, и других областей) обращались взрослые и дети с просьбами помочь в овладении «Зоркостью». Крымские окулисты направляли всех к Дембскому. Леонид Константинович отобрал 109 чело-вен. Для чистоты эксперимента и упрощения подсчетов он принимал лишь тех, у кого не было выраженных заболеваний (прежде всего — болезней глаз, астигматизма и т. п. ), а также людей с равной и неосложненной близорукостью обоих глаз.

У каждого из 109 он замерил остроту зрения по 10 и по 6 строкам таблицы, определил самую дальнюю точку ясного видения при чтении одним глазом, определил клиническую рефракцию (тем самым исключив случаи наслоения ложной близорукости на истинную). Всем выписал очки для дали и для чтения, объяснил, что инструкцию надо выполнять неукоснительно со скрупулезной точностью. Единственное послабление для первых двух недель — не работать в этот период по «Зоркости» на занятиях в школе. «В инструкции, — говорил он пациентам, — нет ни одного случайного или лишнего слова. Все там имеет свой смысл и значение. Прочтите ее хоть двадцать раз, прочтите так, чтобы не осталось сомнений, неясностей. Если не сможете читать только таи, как требует „Зоркость“ (в соответствующей оптике и только одним глазом, меняясь через равные промежутки), то на следующую проверку можете не приходить».

Через 15 дней не пришли 12 человек. Остальным он снова замерил самую дальнюю точку ясного видения, остроту зрения в очках и без очков; кому требовалось, выписал новые пары очков. Некоторые жаловались, что первые 7—10 дней было трудно привыкнуть к чтению одним глазом, переставляя с одной линзы на другую навеску из темной бумаги. Кое-кто из взрослых говорил о неприятных ощущениях при смене глаз. Но это вскоре прошло. Почти все были недовольны тем, что в новых очках хуже видят вдаль (так как старые очки подбирались по 10 строкам).

Еще через 15 дней на вторую проверку явилось только 76 человек. Но уж эти 76 остались до конца и аккуратно появлялись у врача раз в две недели. Больше не отсеялся никто. Чтение одним глазом стало для них привычным и естественным.

Для упрощения замеров Дембский сконструировал установку, благодаря которой лицо пациента находится в стандартном положении, а офтальмологическая таблица двигается вдоль линейки, на которой фиксируются сантиметры расположения самой дальней точки ясного видения, диоптрии степени близорукости, силы линз для дали (по «Зоркости») и для чтения одним глазом. Фактически все значения, данные на графике, он перенес на линейку своей установки. По чертежам Дембского установку изготовили на Симферопольском заводе телевизоров. Это позволило в шесть раз сократить время обследования пациентов. У Дембского на установке чаще всего работала медсестра, поскольку врач, как правило, был занят с обычными больными.

Через полтора года Дембский завершил эксперимент. Результаты такие: 28 человек улучшили зрение, 35 стабилизировали близорукость, у 13 человек прогрессирование близорукости замедлилось.

Рассказать можно было бы о каждом из 76. Но ограничимся четырьмя. 13-летнего Гену Алеско мама привезла из Феодосии. У мальчика зрение было минус 6. Узнав о «Зоркости», мама обратилась в городской спорткомитет, там ее направили к окулистам, от которых путь лежал прямо в больницу, где работал Дембский. Зрение мальчика улучшилось до минус 3. У Геннадия Лабарева из Ялты степень близорукости была еще выше — минус 8, теперь — минус 5, 75. Два друга Костя Назаренко и Степа Дубинин мечтали поступить в авиационное училище. Принять их не могли, потому что у одного зрение было минус 2, а у другого минус 2, 25. Через полтора года оба сняли очки и со стопроцентным зрением поступили в училище.

Со следующей группой Дембский работал более двух лет. На сей раз полный курс занятий прошли 120 человек. Результаты такие: 37 человек улучшили зрение, 67 стабилизировали близорукость, 14 замедлили ее темпы либо вовсе не получили ощутимой пользы — случается и такое, хотя и достаточно редко.

«Зоркость» для дальнозорких

Теперь поговорим о дальнозоркости. При чтении человек с нормальным зрением напрягает хрусталик, чтобы четко видеть текст. Однако с возрастом цилиарная мышца слабеет, а сам хрусталик становится менее способным к изменениям, позволяющим видеть более отчетливо. Человек, никогда не надевавший очков, вынужден. теперь при чтении пользоваться очками с плюсовыми стеклами, подменяющими работу хрусталика. Это помогает переносить изображение на сетчатку и видеть более отчетливо, но в то же время ведет к еще большей атрофии мышц хрусталика. Образуется своего рода замкнутый круг, имя которому — возрастная дальнозоркость.


  • Страницы:
    1, 2