Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Балетные туфельки

ModernLib.Ru / Детская проза / Стритфилд Ноэль / Балетные туфельки - Чтение (Весь текст)
Автор: Стритфилд Ноэль
Жанры: Детская проза,
Современная проза
загрузка...

Ноэль СТРИТФИЛД

БАЛЕТНЫЕ ТУФЕЛЬКИ

Посвящается Джереми, Бриджет и Эндрю Брук, третьему поколению семьи Родезиан

Дорогие мои!

Я узнала, что значит пережить землетрясение, сидя на веранде у бабушки в Родезии. Поэтому мне кажется, что эта книга в первую очередь принадлежит вам.

С любовью, Ноэль


ПРОЛОГ

Анна сидела на ступеньках дома на колесах. Она была одета в белую тунику, которую носила на уроках танцев. Анна завязала шнурки на своих розовых туфельках и вдруг, взглянув вверх, увидела нечто необычное. Это были птицы, сотни птиц, может быть, тысячи; они все собирались на холме над деревней. Всю жизнь путешествуя в доме на колесах, Анна точно знала, что птицы никогда не совершают перелет в середине лета, но эти птицы на холме определенно готовились к перелету. Они были очень возбуждены, подняли жуткую суматоху, и вдруг, как если бы кто-то выстрелил, подавая команду к началу гонки, поднялись в воздух и черной тучей улетели прочь. Не осталось ни одной птицы.

Никогда на уроке танцев со своим дедушкой Анна не отвлекалась на посторонние мысли. Эти уроки проходили в самой большой комнате белого домика Жардека. Вдоль одной из стен был сделан поручень, который дедушка сам отполировал. Уроки всегда начинались одинаково. Жардек говорил: «demi pliй, Анна. Двенадцатая, очень хорошо».

В тот день Анна очень старалась об этом не думать, но все равно в голове ее постоянно возникал вопрос: «Почему же улетели птицы?»

После урока она вернулась к дому на колесах, встала на ступеньки и осмотрелась по сторонам. Нигде: ни на земле, ни на деревьях, ни на крышах, ни в воздухе — птиц не было. Вообще ни одной птички.


Глава 1

ИСТОРИЯ НАЧИНАЕТСЯ

Для детей маленький домик бабушки и дедушки в Турции был родным домом. Так случилось потому, что это был единственный дом в полном смысле этого слова, в котором они когда-либо жили.

Франческо, старший из детей, однажды сказал бабушке:

— Это очень хорошо, что вы никогда ничего не переставляете. Всегда, когда мы приезжаем, мы знаем, что все будет, как прежде.

Огастес, второй мальчик, которого все звали Гасси, поддержал брата — он всегда был горяч.

— Да, ничего не меняется, абсолютно ничего! Что может быть прекрасней!

Анна была самой младшей. Она мягко добавила:

— Совсем ничего — ничего и никогда.

Дети называли Жардек и Бабка своих дедушку и бабушку, которые были родом из Польши и приехали сюда вместе с их матерью Ольгой.

Дети считались англичанами, потому что их отец родился в Англии, но там они никогда не были. Папа был художником, и звали его Кристофер Докси. Уже в детстве он знал, что станет художником, но его отец не мог с этим смириться и надеялся, что если не замечать таланта ребенка, он сам потихоньку угаснет. Мистер Докси работал в банке и мечтал стать управляющим. Он считал жизнь управляющего банком очень респектабельной и во всех отношениях приятной и хотел, чтобы его сыновья, Сесил и Кристофер, тоже стали управляющими в банке.

Сесил был очень похож на своего отца и тоже считал, что сделать карьеру можно, только работая в банке. Он очень усердно учился в школе, особенно серьезно занимался математикой, которая, как он думал, должна помочь ему стать управляющим банком, и, как только достиг определенного возраста, ушел из школы и пошел работать в банк. Кристофер, который был намного моложе Сесила, почти ничего не делал на уроках, проводя время за рисованием в своих школьных тетрадках, и даже когда надо было делать домашнее задание, он снова брался за рисование.

Учителя в школе, где учился Кристофер, конечно же, знали о его мечте стать художником, и директор сделал все, чтобы договориться с его отцом насчет возможного получения стипендии в художественном колледже.

— У вашего сына талант, мистер Докси, ему нужно, дать шанс. Я уверен, он получит стипендию.

Но мистер Докси и слушать ничего не хотел. Он с негодованием говорил:

— Мой сын — художник! Бред! Никакого будущего!

Однажды, когда Кристоферу исполнилось пятнадцать, он понял, что так больше продолжаться не может. Он должен найти учителя и жить среди художников. Юноша облазил весь дом в поисках вещей, которые можно было бы продать, и купил билет на самолет до Парижа. И на этом все, что касается его мамы и папы, закончилось, поскольку с ними он больше никогда уже не общался. Хотя поначалу пытался. Первые два года после отъезда он посылал домой рождественские открытки с очень смешным изображением самого себя, которое он сам рисовал, но так и не получил ответа, хотя всегда давал обратный адрес.

«Наверное, они все еще дуются на меня за то, что я взял несколько безделушек, чтобы купить билет до Парижа, — жаловался он друзьям. — А зря, ведь это вполне компенсирует то, что отец, может быть, оставил бы мне в завещании».

Кристоферу очень тяжело жилось в Париже, он даже голодал, но все-таки добился своей цели. Он стал не просто художником, а хорошим художником. У него был редкий дар передавать на полотне свет и тепло, которые можно увидеть и ощутить только в жарких странах. Постепенно о нем узнали, и картины его стали покупать.

Чтобы писать те картины, которые хотелось, Кристофер все время путешествовал. Он видел жизнь в вечных странствиях, поэтому купил себе старый цыганский дом на колесах, пегого коня по имени Того и много лет путешествовал по разным местам. Он считал себя самым счастливым человеком на свете. И так продолжалось до тех пор, пока Кристофер не приехал в одну маленькую турецкую деревушку, где он узнал, что такое настоящее счастье.

Это была полуразрушенная деревенька на склоне холма —всего несколько стареньких белых домиков с крышами, которые укреплялись срезанными с деревьев ветками, иначе кровлю срывал бы сильный ветер. Еще там были магазинчик, очень маленькая мечеть и чайный домик. Но что-то заставило Кристофера остановить Того напротив самого маленького из домиков. Это был свет. Кристофер никогда раньше не видел, чтобы свет дрожал и переливался, а дома отражали тепло, как если бы оно было чем-то вещественным. Пока Кристофер любовался этими уникальными явлениями природы, дверь дома, напротив которого остановился его дом на колесах, отворилась, и оттуда вышла девушка. Она показалась ему самой прекрасной на земле. Это была Ольга.

И конечно, увидев Ольгу и этот потрясающий свет над деревней, Кристофер не смог уехать. Он договорился о том, чтобы Того мог пастись на поле вместе с коровами, поставил свой дом на колесах на обочине дороги и решил остаться в деревне до тех пор, пока Ольга не согласится стать его женой. Он понимал, что это не может случиться быстро, потому что вряд ли такая молодая девушка, как Ольга, захочет выйти замуж за человека гораздо старше ее.

Они поженились через полгода. В этот момент, если история рассказывалась при детях, вступали они.

— Через год, в Иране, родился я, — говорил Франческо.

Потом встревал Гасси:

— Я родился дальше. Я родился в Индии.

— Погоди, погоди, — говорила его мама, улыбаясь Кристоферу, — еще день, и ты бы родился в Пакистане, но ты так спешил появиться на свет.

Анна знала, что она счастливица.

— А я, я родилась в Турции, когда мы останавливались у Жардека и Бабки. Так что я единственная, кто не родился в нашем доме на колесах.

Жардек и Бабка родились не в Турции, они бежали туда из Польши во время последней мировой войны. В те дни Жардек работал в подполье, помогая людям выбраться из оккупированной немцами Польши. В конце концов кто-то предал его, и они с Бабкой сами были вынуждены бежать. У них почти не было денег, потому что Жардек всю жизнь преподавал танцы, а во время войны найдется немного желающих учиться танцевать. Поэтому, когда нашелся полуразрушенный домик в турецкой деревне, который почти ничего не стоил, они были благодарны судьбе и расположились там. У Жардека были золотые руки, и он сразу же занялся ремонтом дома снаружи, а Бабка наводила порядок внутри.

«Слава богу, — говорил Жардек, — теперь у нас есть все: дом и ребенок». Он говорил это по-польски, поскольку тогда не знал никакого другого языка, и, если быть откровенным, так и не выучил ни одного, если не считать нескольких иностранных слов.


В тот год, когда началась эта история, Франческо было десять лет, Гасси — девять, а Анне — восемь. Это было особенное лето, потому что они целых два месяца жили с Жардеком и Бабкой. А получилось так потому, что этим летом у Кристофера была выставка картин на другом конце Турции. За два месяца он должен был успеть вставить свои картины в рамы и написать пару новых. Да и Того не мешало бы отдохнуть перед путешествием на другой конец Турции, ведь он был уже не молод, а дом на колесах ему предстояло везти много-много миль.

За эти два месяца нужно было также обсудить некоторые очень важные планы. Когда дети гостили у Жардека, он всех их учил танцевать. Какой смысл иметь дедушку профессионального учителя танцев, если он не учит внуков танцевать? С мальчиками у Жардека не очень-то получалось. Конечно, они танцевали лучше, чем большинство их ровесников, потому что их правильно учили, но в них не было того огонька, который Жардек так искал.

С Анной все было иначе. С того момента как девочка начала ходить, каждый раз, когда слышалась музыка, она не могла устоять на месте и начинала танцевать. Когда Анна была еще маленькой, Жардек просто играл ей на скрипке, а внучка танцевала в свое удовольствие. Когда ей исполнилось шесть лет, Жардек начал ее учить. Ничего сложного — только пять позиций, упражнения и простые па. Но он уже почувствовал, что в его собственной внучке есть тот самый редкий огонек, который он искал всю жизнь.

Семейные обсуждения всегда были очень шумными и веселыми, потому что только Ольга знала язык каждого из них. Кристофер обычно говорил только по-английски. Бывая во Франции, в тех случаях, когда это было необходимо, он объяснялся по-французски, но с сильным английским акцентом. Однако детям было известно, что он отлично знает французский. Ольга достаточно хорошо знала английский, но говорила с сильным польским акцентом. Кристофер настаивал на том, чтобы его дети общались по-английски, и, поскольку их учила Ольга, то большую часть времени она тоже говорила по-английски. А Жардек и Бабка разговаривали на смешанном языке: в основном это был польский, но с вкраплениями английских и турецких слов.

В то лето говорили, естественно, об Анне. Жардек решил, что Анне недостаточно тех занятий танцами, которые они проводили во время их недолгой жизни в деревне. Пора было начинать серьезную работу. Поэтому когда вся семья соберется ехать на выставку, Анне придется остаться здесь окончательно.

Анна не могла без слез думать об отъезде ее семьи. Но она знала, что раз уж она решила стать балериной — а ничего другого и не должно случиться — нужно чем-то жертвовать. И кроме того, хотя она любила маму и папу больше всего на свете, но и Жардека с Бабкой она тоже очень любила.

Родители согласились с тем, что Анне нужно больше заниматься. Кристофер, до мелочей помнивший свое бурное детство, когда ему запрещали учиться на художника, скорее бы застрелил Того, чем лишил Анну уроков танцев.

Несмотря на то что с Анной все более или менее разрешилось, бесконечное обсуждение продолжалось: как и в любой семье, здесь очень любили все обсуждать, и чем громче, тем лучше. Но тем летним утром, когда началась эта история, хотя за завтраком собрались все, было непривычно тихо. Молчание воцарилось из-за жары. Никто не мог припомнить такой странной погоды и духоты. Никому не хотелось есть, но Ольга настояла, чтобы дети доели свои йогурты и съели по кусочку хлеба с оливками.

Ребята должны были отнести одну из картин Кристофера к мастеру, который вставил бы ее в раму. Этот мастер жил за вторым холмом, почти в трех милях от деревни. О том, чтобы пойти кому-то одному, не могло быть и речи, потому что они всегда все делали вместе. Кристофер посмотрел на расплавленное жарой небо.

— Я бы сам отвез картину, но мне жаль портить отпуск бедному старому Того, мучая его в такую жару, и хотя свет сегодня плохой, мне нужно работать.

Дети не ответили, они изо всех сил пытались впихнуть в себя хлеб с оливками.

— Может быть, — предложила Ольга, — дети завтра отнесут картину. Тогда сегодня мы бы позанимались.

На этом бы и остановиться, ведь кому охота идти три мили по такой жаре, но еще меньше им хотелось учиться. Анне особенно не хотелось оставаться: для Жардека погода была слишком тяжелой, чтобы заниматься танцами, и она надеялась, что завтра будет попрохладнее. Кристофер порылся в кармане и дал Франческо денег.

— Купите фруктов и холодные напитки и не торопитесь домой. Мы будем ждать вас к вечеру.

Дети встали из-за стола, надели шляпы, и что-то — они не знали что — заставило их еще раз обернуться и посмотреть на Кристофера, Ольгу, Жардека и Бабку, которые сидели и пили чай.

Глава 2

ДЕРЕВНЯ, КОТОРАЯ ИСЧЕЗЛА

Как же жарко было идти! Хоть дети хорошо переносили жару, пот лился с них ручьями. Дорога до соседней деревни была грунтовая, и от пыли становилось еще жарче. Анне не повезло больше всех — она была почти черная от пыли. Впереди шел Франческо с картиной в руках, за ним Гасси, а последней — она.

Когда они добрались до деревни, то решили было, что потратили силы зря, потому что мастер лежал на своей кровати и спал. Он приоткрыл один глаз, но даже и слушать не захотел ни о какой картине. Тогда Франческо прислонил картину к стене. Он был уверен: когда мастер проснется, то обязательно выполнит работу, потому что всегда был не прочь заработать и к тому же считал себя большим почитателем таланта Кристофера.

Дети купили инжир, каждому по ветке шелковицы и бутылочке лимонада и принялись подыскивать место в тени, где можно было бы перекусить.

— Придется далеко идти, — сказал Франческо, — но я думаю, надо дойти вон до тех кактусов. Там тенек. В деревне сейчас слишком жарко.

Гасси поморщился:

— Если я сейчас где-нибудь не лягу, то умру.

Но Анна поддержала Франческо.

— Гасси, он прав, эти кактусы достаточно толстые, там в самом деле должна быть тень.

Когда они добрели до кактусов, им уже было так жарко, что они просто упали в тени, тяжело дыша и не в состоянии даже сделать глоток лимонада. Прошло довольно много времени, прежде чем Франческо удивленно произнес:

— Вы заметили? Здесь же нет ни одной птицы!

Гасси осмотрелся кругом.

— Наверно, они улетели туда, где попрохладней, и я их понимаю.

— Уже третий день, как они улетели, — сказала Анна. — Два дня назад перед уроком танцев я сижу, надеваю свои туфельки и вдруг вижу, что на нашем холме собрались тысячи птиц. А потом они все улетели и не вернулись.

Гасси потянулся за своим лимонадом и шелковицей, и вдруг увидел лошадь на соседнем поле.

— Смотрите! Кажется, эта лошадь взбесилась.

Франческо и Анна посмотрели туда, куда указывал Гасси. Лошадь была старая, худая, но она скакала и брыкалась, как жеребенок. Дети уставились на нее в изумлении.

— Да, от такой жары можно с ума сойти, — заявил Гасси. —Я где-то читал, что такое бывает с собаками.

— Бешенство не может быть просто из-за жары, — сказал Франческо, — но, если это жара такая, как сегодня, они могут вести себя странно.

Анна вдруг так разволновалась, что не удержалась и закричала, чуть не плача:

— Меня все это пугает, все так ужасно! Мне так не понравилось, когда улетели птицы, а теперь небо какое-то странное, и еще эта лошадь.

Франческо решил, что Анна просто раскапризничалась.

— Попей лимонаду — тебе станет легче.

Стоило Франческо договорить, как началось что-то невообразимое. Поднялся жуткий шум, как будто пассажирский поезд летел по туннелю на бешеной скорости, выталкивая горячий воздух. Потом земля вдруг начала вибрировать. Она качалась, как волны, и детей разбросало в разные стороны. Все это продолжалось, казалось, бесконечно. И вдруг, так же неожиданно, как началось, все закончилось и земля замерла.

Дети долго лежали там, куда их отбросила земля. Потом они медленно стали подниматься и сразу заметили, что все вокруг изменилось. Во-первых, холм, который раньше был ровным, теперь был разбит на две части, словно какой-то гигант наступил на него и продавил. Во-вторых, вместо жары становилось все холоднее и холоднее. Они и не знали, что бывает так холодно, потому что все время жили только в теплых странах.

Все это на некоторое время лишило их дара речи. В конце концов Гасси спросил:

— Что это было?

Франческо ответил:

— Не знаю.

Затем, не сговариваясь, они бросились в сторону своего дома. Они бежали очень быстро, спотыкаясь о трещины в земле. На вершине холма они остановились. Отсюда деревня должна быть хорошо видна. И маленький домик Жардека и Бабки, и Того в поле, на котором обычно паслись коровы и осел. Другие постройки, магазин, чайный домик, маленькая мечеть… Но ничего этого не было. Там, где раньше стояла деревня, было абсолютно пустое место.

Глава 3

СЭР УИЛЬЯМ

Сэр Уильям был известным археологом и писателем. В тот день, когда случилось землетрясение, уничтожившее деревню Жардека и Бабки, он путешествовал по Турции и находился так близко от места катастрофы, что почувствовал подземные толчки. По радио он услышал о последствиях землетрясения. Он узнал об исчезнувшей деревне и о том, что там трудно вести спасательные работы из-за многочисленных трещин в земле. Помощь пострадавшему населению скидывали с парашютами, поскольку вертолеты не могли приземлиться.

Сэр Уильям не только говорил по-турецки, но и понимал большинство местных диалектов. Он представил себе, как самолеты летают над местом трагедии и сбрасывают мешки с гуманитарной помощью, а пострадавшие из-за шока не могут понять, что с ними делать. Конечно, с парашютами наверняка спустили врачей и медсестер, но хватит ли у них времени обслужить всех пострадавших?

«Мне кажется, я могу оказать помощь, — решил про себя сэр Уильям. — Надо отправиться туда».

Железнодорожные пути во всех районах, пострадавших от землетрясения, были разрушены, дороги расколоты и завалены камнями. Требовалась помощь настоящих профессионалов. Поэтому, когда сэр Уильям обратился с вопросом, как добраться до места землетрясения, ему очень вежливо, — поскольку он был довольно известным человеком, — но твердо объяснили, что он не может туда поехать. Как только вертолеты смогут приземлиться в районе бедствия, размеры помощи существенно увеличатся. Пока же те, кто уже там находится, делают все, что в их силах.

Сэр Уильям понял, почему ему отказали. Он действительно не был специалистом по работе в чрезвычайных ситуациях, но в то же время был уверен, что сможет помочь. Тогда он купил верблюда — очень строптивого, как выяснилось, — по имени Муззафа, положил в свой небольшой чемоданчик туалетные принадлежности, смену одежды и небольшое количество вещей, которые могли пригодиться в подобной ситуации, и выехал в направлении места бедствия.

Путь был долгим, потому что постоянно приходилось объезжать большие трещины. Муззафа оказался не лучшим помощником, всю дорогу он был недоволен чрезмерной тяжестью сэра Уильяма и его чемодана, хотя это было совершенно несправедливо. Но в конце концов верблюд все-таки довез сэра Уильяма сначала до той деревни, куда дети ходили к мастеру, а потом и до места трагедии.


В тот момент, когда дети увидели, что их родная деревня исчезла, они будто обезумели и, не говоря ни слова, спотыкаясь, побежали к тому месту, где, как им казалось, находился их маленький домик. Они опустились на колени и стали рыть землю руками. Но сколько они ни копали, им не удалось найти ни единого признака их семьи.

Они пробовали копать не только на месте маленького домика, но и на поле, где пасся Того вместе с коровами и ослом, потом на месте чайного домика, на месте магазина, там, где стояли другие дома и мечеть. Они все продолжали копать и копать, пока их ногти не сломались, а руки не покрылись кровью. Все это время они не проронили ни слова.

Деревня детей пропала, в других населенных пунктах были ужасные разрушения. С самого начала те, кто не был ранен, пытались вытащить из-под завалов пострадавших. Потом прилетел первый самолет, с него сбросили палатку, и на парашюте спустились доктор и медсестра. Затем прибыли еще врачи и сестры, доставили связки одеял и пакеты с едой. Люди осознали, как стало холодно, только когда увидели одеяла. Быстро поставили палатку, и всех пострадавших заносили туда. Начинало темнеть, и врачи решили прекратить до утра поиски раненых. Женщины развели огонь и стали готовить еду, остальные закутались в одеяла и отправились искать в окрестностях людей, оставшихся без крова.

Детей нашли по чистой случайности, потому что никому не приходило в голову искать снова кого-либо в исчезнувшей деревне. Лишь один мужчина с мальчиком решили взобраться на вершину холма и посмотреть вниз. Так они случайно увидели детей, которые продолжали копать, копать, копать. Мужчина позвал на помощь, подошедшие люди закутали детей в одеяла и отнесли на руках к палатке. Мальчика отправили вперед предупредить врачей.

Что случилось потом, дети не помнили, потому что врач сразу после осмотра сделал им уколы и уложил в больничной части палатки, накрыв одеялами.

Приезд через два дня сэра Уильяма на своем Муззафе произвел настоящую сенсацию в так называемом «лагере № 1». К тому времени войска уже расчищали и восстанавливали дороги, вертолеты отвозили раненых в больницы, группы спасателей продолжали поиски среди руин, привозили одежду, продукты и медикаменты. За помощь пострадавшим отвечал очень важный человек, хорошо знакомый с этой местностью. Именно к нему и обратился сэр Уильям, держа под мышкой сверток. Он представился, объяснил, чем занимается, и спросил, может ли он чем-нибудь помочь.

— Вы англичанин? — спросил тот.

Сэр Уильям кивнул.

— Тогда вы сможете мне помочь. У нас в лагере трое детей. Похоже, они англичане.

Сэр Уильям любил факты, а не догадки.

— Почему вы так решили?

Спасатель открыл ящик и достал большой конверт.

— Дети об этом не знают. В расщелине мы нашли остатки дома на колесах. Мало что сохранилось, но кое-что есть, — он достал из конверта английский паспорт. — Это принадлежало, как видите, человеку, которого звали Кристофер Докси. Имя его жены — Ольга, также перечислены трое детей: Франческо, Огастес и Анна.

— Кристофер Докси жил здесь? — спросил сэр Уильям.

— Нет, не жил, — объяснил спасатель, — но местные говорят, что мадам Докси была дочкой старого поляка, который вместе со своей женой жил в исчезнувшей деревне. Дочь, которую зовут Ольга, вышла замуж за Кристофера Докси, и каждый год они приезжали сюда, путешествуя в доме на колесах. Он был художником.

— Да, он действительно был известным художником, — согласился сэр Уильям. — Это большая потеря. Вы говорите, об этом рассказали местные, а что говорят сами дети?

Спасатель растерянно развел руками.

— Врачи говорят, что это шок и он пройдет, но до сих пор они не произнесли ни слова. Они сидят не двигаясь, хорошо себя ведут, но молчат как немые. Их нашли, когда они рыли руками землю в поисках своих родных в том месте, где когда-то была деревня. Врачи говорят, что дети пока не хотят ничего вспоминать, но когда они немного придут в себя, то заговорят.

Сэр Уильям подумал, а потом показал спасателю сверток.

— Я нашел это сегодня. Это картина Кристофера Докси. В день землетрясения дети отнесли ее в деревню за холмом, чтобы вставить в раму. Мастер показывал ее всем и каждому, потому что это единственное, что сохранилось из исчезнувшей деревни. Я заплатил ему за работу и обещал доставить картину тому, кто окажется доверенным Докси, кто бы это ни был. Если врачи позволят, я хотел бы показать детям картину. Это может на них подействовать.

Дети не переставали дрожать. Они сидели в палатке на полу, закутанные в одеяла. Одна из медсестер причесала их, умыла и накормила горячим супом. Дети не обратили внимание на то, что спасатель подвел к ним сэра Уильяма. Они никак не отреагировали, когда сэр Уильям сел напротив них. Тогда он развернул сверток, чтобы дети увидели, что в нем было.

На картине был изображен тот самый маленький домик, каким они видели его в последний раз, только на веранде пили чай Ольга, Жардек и Бабка, потому что Кристофер в это время писал картину. После секундной паузы Франческо упал в обморок, Гасси начало тошнить, а Анна закричала.

Глава 4

ДЯДЯ

Сесил Докси жил со своей женой Мейбл в Эссексе. Его дом, который назывался Данроамин, располагался в местечке под названием Фитон. Вообще Эссекс — довольно красивое графство, но только не Фитон, потому что большую его часть занимают новые уродливые дома, стоящие рядом с церковью, деревенская зелень и три коттеджа с соломенными крышами. Однако Сесил Докси считал свой дом идеальным за его, как он всегда повторял, рациональное устройство и простоту в обслуживании.

Это был очень аккуратненький домик и снаружи, и внутри. На втором этаже располагались три спальни: одна большая комната, которую они делили с женой, и две комнаты поменьше, где мебель всегда была накрыта покрывалами от пыли, поскольку гости в доме не бывали. Там же находилась просторная ванная.

Внизу была одна большая комната, которая стала гостиной. Мебель в ней была обита зеленым бархатом, а на белых обоях красовался рисунок огромной решетки, увитой плющом. На стенах вместо картин разместилось целое семейство летящих керамических гусей.

Гостиная окнами выходила в сад, который был устроен еще рациональней, чем дом. Здесь все было ненастоящим. Бетонное покрытие имитировало мощеную дорожку. Два ярко-красных гнома «ловили рыбу» в небольшом пруду, хотя рыбы в нем не водилось, даже головастиков весной не бывало. Вместо клумб стояли металлические контейнеры с пластиковыми цветами. Весной там «росли» нарциссы и гиацинты. Потом их протирали и убирали, а на их месте «вырастали» розовые кусты и другие летние цветы. Осенью их место занимали чудесные пластиковые хризантемы. Все остальные жители Фитона выращивали настоящие цветы. Их садики были небольшие, но и они требовали много времени и труда.

— Как глупо, — говаривал Сесил Докси своей жене Мейбл, наблюдая, как его соседи борются с тлей и увядшими бутонами настоящих хризантем. — Зачем создавать себе лишнюю работу?

Мейбл в ответ ничего не говорила, потому что она любила настоящие цветы, но сказать об этом значило вступить в спор.

При входе в дом располагалась столовая, где стояли стол и стулья, сделанные из чего-то похожего на дерево, но на самом деле из искусственного, огнестойкого, грязеотталкивающего материала.

Единственной гордостью Мейбл была кухня. Это была довольно просторная комната, обставленная точно так, как на выставке «Красивый дом». Более рационально устроенной кухни просто не могло существовать.

В тот день, когда пришло письмо, было дождливо и ветрено. Сесил и Мейбл Докси завтракали. Сесил любовался своими пластиковыми розами, которые стойко переносили непогоду, не то что соседские, которые слиплись под дождем.

Мейбл Докси всегда была скромной. Ее красавица мать пользовалась успехом в обществе и мечтала, чтобы дочь была веселой маленькой девочкой, которой она могла бы гордиться перед многочисленными друзьями. Поэтому ее раздражало, что Мейбл всегда делала так, чтобы ее не замечали, даже старалась казаться меньше, чем была. Если бы отец был рядом, он бы понял и посочувствовал маленькой Мейбл, потому что сам был скромным и тихим, но он все время пропадал на работе и редко видел дочь.

Мейбл усердно училась в школе, но была скорее труженицей, чем умницей, и поэтому не смогла осуществить свою мечту поступить в университет и уехать подальше от дома. Вместо этого она устроилась на работу в местный банк. «Ну, по крайней мере, это надежная работа, — говорила ее мать друзьям, — а ей нужна надежная работа, потому что бедняжка такая застенчивая и, я подозреваю, скучная, что вряд ли ей удастся выйти замуж». Мейбл знала, какого мнения о ней мать, и поэтому почувствовала себя самым счастливым человеком на земле, когда помощник управляющего банком Сесил Докси сделал ей предложение. Она была так ему благодарна за возможность уйти от родителей и иметь свой дом, что приняла это чувство за любовь. Ее отец очень беспокоился за их брак, поскольку считал Докси ужасно скучным человеком.

— Мейбл, ты еще так молода, — говорил он дочери. — Не торопись сделать что-то, о чем будешь потом жалеть.

Мейбл с горящими глазами отвечала:

— Я тороплюсь сделать то, чего очень сильно хочу.

Как раз когда Сесил Докси, тогда уже управляющий, уходил на пенсию, его родители умерли и, поскольку брат Кристофер был забыт, ему достались все их деньги. На них Сесил купил Данроамин. Мейбл считала Данроамин замечательным домом и знала, что должна быть счастлива в таком доме и благодарна дорогому Сесилу за то, что он его купил.

Но почему-то ничего этого она не чувствовала и даже, наоборот, была подавлена.

— Кому нужны два дурацких гнома? — с обидой думала она и с завистью незаметно поглядывала из окна на соседских детей. Ах, если бы только у них с Сесилом был ребенок!

В этот дождливый ветреный день, когда почтальон постучал в дверь, Мейбл поспешила сама взять почту — Сесил был не тот человек, который должен открывать входную дверь.

Там было одно-единственное письмо — длинный белый конверт с турецкой маркой. Сесил осторожно вскрыл конверт ножом — это был хороший конверт, который можно было бы использовать еще раз. Он сразу это заметил как очень аккуратный и наблюдательный человек. Обратил внимание, что конверт был отправлен из отеля в Стамбуле, взглянул на подпись в конце письма, чтобы знать, от кого оно, но не смог разобрать. Однако секретарь в отеле, который напечатал письмо, приписал внизу: «Сэр Уильям Хугл». Сесилу, как управляющему банка, было знакомо это имя.

О гибели Кристофера Докси при землетрясении писали все газеты, но для Сесила этого имени просто не существовало. С тех пор как Кристофер сбежал из дома отца, прихватив с собой некоторые вещи, он был в глазах Сесила вором. И лучше всего о нем было просто забыть. В Фитоне никому и в голову не приходило, что обыкновенные мистер и миссис Докси, проживающие в Данроамине и выращивающие пластиковые цветы, имеют какое-то отношение к знаменитому художнику.

По радио в новостях сообщали, что в последние годы картины Кристофера стоили довольно дорого, и это вызвало у Мейбл вопрос:

— Дорогой, не ты ли случайно являешься его наследником?

— Думаю, это я, — кивнул Сесил. — Видимо, со временем с нами свяжутся.

И теперь, приступив к чтению письма, он сказал Мейбл:

— Это из Турции, наверняка про наследство от Кристофера. Удивительно, как быстро они нашли мой адрес.

Но по мере чтения письма выражение лица Сесила разительно менялось. Он ворчал и недовольно хмыкал, Мейбл видела, как его бледное лицо стало красным, а потом и пурпурным. Когда он дочитал, то с такой силой ударил кулаком по столу, что если бы стол был сделан из обычного дерева, он наверняка бы треснул.

— Безобразие! Как он смеет вмешиваться в чужие дела?! Зачем он разыскал мой адрес?! Как он смеет учить меня, что надо делать и чего не делать?!?

— Кто, дорогой? — тихо спросила Мейбл.

Сесил едва мог говорить, так он был рассержен.

— Сэр Уильям Хугл. Похоже, у Кристофера была жена полька, и у них трое детей.

Мейбл понятия не имела, кто такой сэр Уильям Хугл и почему так разозлился Сесил, поэтому она сказала, всеми силами пытаясь скрыть свой ужас:

— Трое детей!

Сесил готов был ударить Мейбл за то, что она повторяла каждое его слово.

— Слушай! — заорал он. — Вот последний абзац письма: «Я планирую привезти детей к вам в конце недели. Я пришлю телеграмму с указанием времени нашего прибытия».


В тот день, когда сэр Уильям вернулся в лагерь № 1, детям стало уже лучше. Сильный холод, который наступил после землетрясения, прошел, и они сидели на солнышке у больничной палатки и завтракали. Они выглядели, как жалкие оборванцы.

— Бедняги, вам нужна новая одежда, — сказал сэр Уильям. — Нам надо пойти в магазин.

Анна удивилась его незнанию.

— Здесь нет магазинов, а в гуманитарной помощи нет детской одежды.

— Должны привезти, — пояснил Гасси. — Нам медсестра сказала.

— Думаю, не стоит ждать, — сказал сэр Уильям. — Поехали в Стамбул. Там хорошие магазины.

Дети уставились на него так, как будто он бредил. Конечно, они слышали о Стамбуле, но никогда там не были. Кристофер без особой надобности не заезжал в города, поскольку там сложно было найти место для стоянки дома на колесах. Франческо, привыкший путешествовать со скоростью Того, предположил:

— Стамбул ведь далеко?

Сэр Уильям достал из кармана сигарету и закурил ее.

— Далеко откуда? — спросил он.

Да, это был вопрос. Он заставил детей вспомнить о том, о чем они старались не думать. Где теперь их дом? Все пропало: Кристофер, Ольга, Жардек, Бабка, Того и даже маленький домик и дом на колесах. Когда они уйдут из палатки, им некуда будет вернуться.

Франческо вздрогнул, а у Гасси стал такой вид, как будто его сейчас стошнит. Две слезинки скатились по щекам Анны.

— Вы извините, — выдавила она, — но не надо было задавать такой вопрос.

— Глупости! — воскликнул сэр Уильям. — Вы не можете навсегда оставаться в больничной палатке. Вас временно поручили мне, и я вас не оставлю, пока вы нормально не устроитесь. А теперь, Франческо, расскажи мне, как старший, что ты знаешь про свою семью.

Франческо хотелось помочь, но все их знакомые умерли. Однако сэр Уильям об этом знал и, видимо, имел в виду более дальних родственников.

Тогда Гасси сказал:

— Был папа нашего папы. — Он посмотрел на Франческо и Анну. — Это был ужасный человек, который не позволял папе рисовать.

Франческо вспомнил, как часто отец рассказывал им свою историю. Он повернулся к сэру Уильяму.

— Поэтому папе пришлось взять из дома некоторые вещи, чтобы купить билет до Парижа, где он должен был учиться.

Сэр Уильям кивнул.

— И правильно сделал, потому что он стал очень хорошим художником. Вы не знаете, где жил ваш дедушка?

Дети замотали головами. Не один раз они слышали название этого места, но поскольку никогда не были в Англии, то не запомнили его. Тут Гасси вспомнил кое-что еще.

— Брат нашего папы уже работал в банке, когда папа еще учился в школе. — Он победоносно взглянул на Франческо и Анну. — Помните, как Кристофер нам рассказывал?

Конечно, они помнили. На пути в Пакистан, на желтой пыльной дороге он рассказывал об этом Ольге: «Это настоящая жизнь. И я ее люблю. Солнце печет голову, вокруг нас — пряные запахи, а ты живешь себе в доме на колесах. Только подумать, если бы отцу удалось меня убедить, я был бы заперт в банке. Я даже мог бы стремиться к должности управляющего банком. Думаю, что Сесил уже давно управляющий».

Детям было нелегко вспоминать отца и мать (которых они звали просто Кристофер и Ольга), и они хотели сменить тему, но нужно было помочь сэру Уильяму, поэтому Франческо сказал:

— Думаю, Сесил сейчас управляющий банком.

Сэр Уильям никогда не пропускал мимо ушей то, что ему говорили.

— Кто такой Сесил?

Кристофер часто рассказывал смешные истории про своего брата Сесила, и казалось странным, что кто-то его не знает.

— Он брат нашего папы. Наш дядя, — объяснил Гасси.

— А он женат? — спросил сэр Уильям.

Дети покачали головами.

— Мы не знаем. Он работал в банке, когда папа уехал в Париж, — сказал Франческо. — Два года наш папа посылал рождественские открытки своим маме и папе.

— Со смешными рисунками, — добавил Гасси.

— И своим адресом, — напомнила Анна.

— Но отец все еще злился, — сказал Франческо, — и так и не ответил ему.

Сэр Уильям выяснил все, что ему было нужно. У него были большие связи, а фамилия Докси достаточно редкая. Если хоть кто-нибудь из этой семьи еще жив, то он найдет его даже на другом конце света.

— Военные говорят, что дорогу завтра откроют. А значит, мы сможем отправиться в Стамбул. Оттуда я позвоню в Лондон и постараюсь выяснить про ваших родственников.

— Но они не очень хорошие, — сказал Гасси.

Сэр Уильям успокаивающе улыбнулся.

— Если мы их найдем, то можно попробовать переехать к ним. Я никуда не денусь и буду поддерживать с вами связь.

Франческо вдруг вспомнил, что сэр Уильям не знает очень важной вещи.

— Но Анне надо учиться танцам.

— По-настоящему учиться, — добавил Гасси. — Жардек, наш дедушка, был известным учителем танцев, и он говорил, что Анна может стать прекрасной балериной.

Сэр Уильям мало что понимал в танцах, но он был оптимистом и считал, что надо решать проблемы по мере их поступления.

— Я уверен, что это не серьезная проблема, и уроки можно устроить, — успокоил он детей. — Но сначала надо выяснить, где ваши родственники.

Сэр Уильям приложил все усилия, чтобы детям понравилось в Стамбуле. Он купил им новую одежду: серые фланелевые шорты с рубашками и галстуками для мальчиков и два хлопчатобумажных платья для Анны. Еще он купил им всем по свитеру на случай, если будет холодно. Потом, на четвертый день, сэру Уильяму позвонили из Лондона. Он сразу сообщил детям новости.

— У вас есть родственники. Ваши дедушка и бабушка умерли, но дядя Сесил жив, и еще у вас есть тетя Мейбл. Они живут в доме, который называется Данроамин, в местечке под названием Фитон. Сегодня я им напишу обо всем и сообщу, что привезу вас в конце недели.

Глава 5

РЕШЕНИЕ

На следующее после получения письма утро было ненастно как снаружи Данроамина, так и внутри него. Возмущенные слова сыпались, словно град.

— Мы уедем, Мейбл. Мы запрем дом.

— Мы не можем так поступить, дорогой, — сказала Мейбл. —То есть я хочу сказать, что это наш дом, куда нам ехать?

— Я отправлю в Стамбул телеграмму. Напишу, что ты больна, это очень заразно, и мы даже увидеться с детьми не можем.

— Но, — возмутилась Мейбл, — все ведь знают, что я не больна. Меня каждый день видят в магазине.

— Мне нужно поговорить с моим адвокатом. Уверен, что нет таких законов, по которым я обязан брать в дом детей своего брата, особенно когда этот брат — вор.

Мейбл подыскивала аргумент, который бы его остановил.

— Разве это не будет выглядеть очень плохо, если люди узнают, что мы отказались принять их?

— Да как об этом могут узнать? Дети в Турции. Я думаю, в Турции есть сиротские дома.

— Но не для детей-англичан, дорогой.

Сесил взглянул на письмо.

— Они только наполовину англичане, их мать была полькой. Почему бы им не отправиться к своим польским родственникам?

— Может, у них нет родственников в Польше, — сказала Мейбл. — Я вообще не понимаю, как ты можешь такое предлагать. Не покажется ли это странным сэру Уильяму?

В конце концов, хотя и крайне неохотно, Сесил временно признал свое поражение. Он не мог просто взять и написать сэру Уильяму: «Нет. Я детей не приму».

— Остается только надеяться, что у них есть какие-нибудь деньги, — сказал он. — Тогда бы мы могли отправить их в школу-интернат; в газетах писали, что его картины хорошо продавались.

— Да, дорогой, это так, — сказала Мейбл, благодарная судьбе, что хоть с чем-то она могла согласиться, хотя в душе была категорически против интерната.

Потом Сесил придумал себе новый повод для недовольства.

— Если бы у нас был дом поменьше, без свободных спален, мы бы не смогли принять детей. Ты в этом виновата, Мейбл, тебе нужна была эта кухня.

Мейбл привыкла к незаслуженным обвинениям и не удивилась, узнав, что Данроамин Сесил купил из-за нее. На самом же деле первое, что она узнала об этой покупке, были слова Сесила: «Я купил дом».

Поэтому она переменила тему.

— Что мы будем делать, если сэр Уильям захочет здесь переночевать?

— Боже мой, да это просто невозможно! В письме он пишет о двух мальчиках и одной девочке. Это уже две комнаты; в любом случае я не позволю ни этому сэру Уильяму, ни какому-нибудь другому проныре переступить порог моего дома. Если я и должен приютить детей своего брата, то я сделаю все по-своему. Я полечу в Стамбул и заберу детей. Ты только представь, он пишет: «Время прибытия сообщу позже»! Кем он себя возомнил? Если кто и будет сообщать время прибытия, так это я.

Пока велись споры в Данроамине, дети поближе узнали сэра Уильяма, которого они звали с'Уильям, потому что никогда раньше не встречали «сэров» и никогда не видели, как это пишется. И чем больше они его узнавали, тем больше он им нравился. Он был таким рассудительным и спокойным. Ему не надо было говорить, что после землетрясения им хочется есть, он сам купил каждому то, что они больше любят: Анне — бутерброд с вареными яйцами и оливками, Гасси — фрукты и шипучий лимонад. Сэр Уильям, конечно, не говорил, что черный кофе и мороженое — самые питательные десерты для детей, но если Франческо их любит, то почему нет? Он ввел только одно правило, касающееся еды.

— Ребята, вы можете есть что хотите, но в данный момент вы, видимо, не очень-то голодные, поэтому советую взять что-нибудь с собой. В конце концов, вы же можете и посреди ночи проголодаться. Поверьте мне, тогда пара-тройка булочек будет очень кстати.

После одного такого ночного ужина из инжира, булочек и шоколадок Гасси сказал Франческо:

— Я считаю, что это хорошая идея — есть в постели. Вообще надо есть только тогда, когда хочется. Я так и буду делать у дяди.

— Дядя, как англичанин, ест только в строго определенное время. Так говорит с'Уильям, — ответил Франческо.

— Надо будет объяснить ему, что наш подход проще, — сказал Гасси. — Не надо столько готовить и накрывать на стол.

У Франческо уже закрывались глаза — булочки ночью часто действуют усыпляюще.

— С'Уильям думает, что у дяди нам будет хорошо. Он говорил, что так обычно бывает. Поэтому дядя, может, и одобрит нашу идею с едой.

Сэр Уильям, которого трудно было удивить, был просто поражен пришедшей телеграммой. Не так-то просто человеку, живущему в доме под названием Данроамин, без всякого предупреждения вдруг взять и сорваться в Стамбул. Кроме того, сэр Уильям совершенно не был рад перспективе лететь домой с каким-то незнакомцем, поэтому он сразу купил четыре билета на самолет до Лондона и отправил телеграмму с номером рейса и временем прибытия. Потом он пошел за детьми.

— Ребята, пора собираться. Через два часа мы вылетаем в Лондон, — он протянул Франческо конверт. — Думаю, вам это не понадобится, но на всякий случай вот вам мой адрес. Я не сомневаюсь, что ваш дядя Сесил просто замечательный, но иногда и лишняя помощь может пригодиться. Не переживайте, если сразу не получите ответа, потому что я целые месяцы провожу в путешествиях. Я и сейчас в Лондон только на день, утром я уеду на Аляску. И еще. У меня картина вашего отца. Может быть, найдутся и другие, но пока, судя по всему, это все, что у вас есть, поэтому на вашем месте я пока не стал бы об этом никому рассказывать. В таком деле нужно быть осторожнее, в мире полно настоящих волков.


В аэропорту все произошло слишком быстро. Дети еще не успели опомниться от новых впечатлений, а перед ними уже стоял человек, внешне очень похожий на Кристофера, но при этом совершенно другой.

И этот человек сказал:

— Я — ваш дядя Сесил. Подождите вон там, пока я переговорю с сэром Уильямом.

«Вон там», то есть у окошка «Информация», Анна прошептала мальчикам:

— Лучше бы он не был так похож на Кристофера, а то боюсь, он мне не понравится.

— Он разговаривает словно сержант, — сказал Гасси, — а выглядит как старое засохшее печенье.

Во время полета сэр Уильям объяснил Франческо, что они с дядей сначала могут не понравиться друг другу, и необходимо, чтобы обе стороны приложили усилия. И сейчас Франческо пытался объяснить это остальным.

— С'Уильям сказал, мы можем сначала невзлюбить дядю, но нужно потерпеть.

— Мне не надо ждать, — возразил Гасси. — Я не люблю его с этого самого момента.

Нечто похожее ощущал и сэр Уильям. Ему было неприятно думать, что он оставляет детей с этим человеком, но что он мог поделать? У него постоянные разъезды. Дядя Сесил был их опекуном по закону. Сэр Уильям решил, что поступает правильно и быстро попрощался.

— Пока, ребята, — крикнул он. — Надеюсь, как-нибудь увидимся. — Потом он помахал рукой, повернулся и исчез в толпе.

Глава 6

ТЕТЯ

На следующее утро мальчики, которых поселили в большей из спален, проснулись очень рано.

Гасси сел на кровати и осмотрелся вокруг.

— Какая ужасная комната!

Франческо тоже сел.

—Я думаю, она просто слишком чистая, а мы не привыкли к таким чистым комнатам.

— В Стамбуле, в гостинице, комната тоже была чистая, — не согласился Гасси, — но она не была такой противной.

Вдруг Франческо понял, что не так в комнате.

— Тут нет картин! Даже в Стамбуле были картины, не очень хорошие, но были. А тут нет ни одной во всем доме.

— Лучше бы мы забрали нашу картину, — сказал Гасси. — У нас было бы что-то свое, а так — ничего.

— С'Уильям прав. Если привезти картину сюда, ее можно продать.

— Кто?

— Дядя. Наверное, он не очень рад, что у нас нет ни копейки.

Гасси попытался вспомнить вчерашний вечер, но все было, как в тумане.

— Я помню, как дядя вез нас на своей машине так долго, что я заснул.

— Когда мы приехали, в холле нас ждала тетя. Она сказала, что ужин готов и нам надо умыться.

— И что, мы умылись?

— Да, а потом вошли в комнату, где едят, и там было блюдо, завернутое во что-то плотное серое, как одеяло. Тетя сказала, что это мясо в почечном пудинге. Тебя вырвало, как только ты увидел это, а потом ты пошел спать.

— Представь, — сказал Гасси, — я помню только, что меня потом еще долго тошнило.

Франческо продолжил рассказ.

— Анна начала плакать. Сначала чуть-чуть, потом громче и громче, и тетя отвела ее спать.

— А ты? — спросил Гасси. — Ты остался?

— Да, но я не стал есть эту еду, и тетя дала мне стакан молока с шоколадом. Дядя сказал, что не следовало этого делать, потому что дети должны есть то, что им дают, но тетя ответила, что от одного раза ничего плохого не будет и что у нас был тяжелый день.

— Что еще сказал дядя?

Франческо обнял колени руками.

— Он сказал, что мы плохо говорим по-английски. Помнишь, Кристофер тоже так говорил. Что сейчас летние каникулы, но скоро мы все пойдем в школу.

— Куда?

— Тут есть школа.

— И Анна тоже?

Франческо кивнул.

— Это плохо. Я сказал дяде, что Анне нельзя идти в обычную школу, ей нужна школа, где хорошо обучают танцам —но он издал какой-то звук, похожий на плевок, и сказал: «Никогда не признавал танцы и не собираюсь».

Гасси был просто в шоке.

— Ты объяснил, что говорил Жардек?

— Слово в слово, и на каждое он снова издавал этот дурацкий звук. Надежды нет, Гасси. Дядя не будет платить за уроки Анны.

Гасси был так поражен, что долго не мог говорить. Потом вскочил с постели и начал одеваться.

— Быстрее, надо торопиться.

Франческо удивленно смотрел на него.

— Куда?

— К с'Уильяму, чтобы продать нашу картину и заплатить за учебу Анны. Надо успеть, пока он не уехал на Аляску.

Франческо покачал головой.

— Я уже об этом думал. С'Уильям в Лондоне. Это далеко отсюда. Нам придется ехать на поезде, а у нас совсем нет денег.

— Тогда надо позвонить.

Франческо достал из-под подушки конверт сэра Уильяма и протянул его Гасси.

— И об этом я подумал, но смотри — тут только адрес.

Гасси достал листок бумаги и убедился, что это так. Там был только наспех написанный адрес и никакого телефона. Он положил записку обратно в конверт и отдал его Франческо.

— Что же нам делать?

— Для начала разденься и ляг обратно в постель. В этом доме все делается строго по установленному порядку. Я думаю, мы будем мыться перед тем, как одеться. Так сказала тетя. А еще надо выучить этот адрес на случай, если мы потеряем конверт.

— Разве нельзя его где-нибудь спрятать?

Франческо осмотрел комнату.

— Где?

Гасси разделся и стал надевать пижаму.

— Давай посмотрим.

В этот момент они услышали, как кто-то поднимается по ступенькам, и Гасси запрыгнул в кровать, а Франческо засунул конверт обратно под подушку.

Тетя Мейбл открыла дверь. Вечером никто из них не смог разглядеть как следует тетю Мейбл — Гасси и Анна были слишком подавлены, чтобы вообще что-либо заметить, а Франческо разговаривал с дядей. Но теперь у них была возможность разглядеть ее получше, и она показалась им очень странной. «Похожа на мышку, которая боится кошки», — подумал Гасси. Но самое странное — это ее голос. Тетя говорила так, будто ей приходится выталкивать каждое слово, чтобы заставить его хоть как-нибудь прозвучать. Если она начинала долго говорить, то казалось, что ей не хватает дыхания.

Она и выглядела как-то необычно. На ней было бесформенное платье в цветочек и фартук, на котором как будто все и держалось. Казалось, что волосы, хоть она и закалывала их шпильками, сейчас рассыпятся. В целом вид ее был какой-то мятый. Это поразило детей. Единственная англичанка, которую они когда-либо видели, была королева, чью фотографию Ольга вешала на стену во время уроков. Королева была изображена во время Цветочного праздника, и детям она очень нравилась. Они думали, что все английские леди так выглядят.

— Доброе утро, дорогие мои, — выдохнула тетя Мейбл. —Пора принимать ванну. Франческо, ты можешь идти, потому что ваш дядя уже закончил. Придется бежать прямо так, потому что у вас пока нет халатов.

В доме на колесах и у Жардека с Бабкой халаты были не нужны, но у Кристофера был старый халат, который он изредка надевал. Мылись они как придется. Иногда нагревали воду и заливали ее в бочку, а потом вся семья мылась по очереди. Чаще всего они мылись, как все, в придорожном ручье, озере или, если повезет, в реке. Умывались холодной водой, для чего использовали жестяной таз.

Франческо решил, что тетя Мейбл обвиняет сэра Уильяма в том, что он не купил им халаты.

— В гостинице, в Стамбуле, нам не нужны были халаты, потому что ванна была у каждого в спальне.

Радость от этого воспоминания зазвенела в голосе Франческо.

На тетю Мейбл это явно произвело впечатление, потому что она и ответить-то ничего не смогла.

— Все эти красивые вещи купил нам с'Уильям, — сказал Гасси.

Слова тети Мейбл прозвучали особенно глухо и отрывисто.

— О, дорогие мои, я надеюсь, ваш дядя об этом не узнает, а то он решит, что должен ему заплатить.

Гасси был потрясен.

— Подарок есть подарок, а платить за подарки грубо.

Тетя Мейбл, как будто ее не держали ноги, опустилась на край кровати Франческо. Она заговорила шепотом:

— Со временем вы поймете вашего дядю. Но пока, детки, миленькие, постарайтесь ему не досаждать.

— А что ему досаждает?

Тетя Мейбл сжала руки.

— Пожалуйста, пожалуйста, не просите об уроках танцев для Анны. Понимаете, он считает танцы ненужным занятием.

Мальчики уставились на нее, открыв рты. С таким дедушкой, как Жардек, танцы воспринимались так же, как рисование или любой другой вид искусства — настоящим даром от Бога, который нужно беречь и над которым нужно работать. Разве не объясняла им это Ольга каждый день? Гасси решил, что тетя их неправильно поняла.

— Жардек, папа нашей мамы, был знаменитым балетмейстером в Варшаве. Когда ему пришлось переехать в Турцию, он учил нас. У меня и у Франческо дара нет, но у Анны есть.

Франческо добавил:

— Жардек всегда говорил: «В ней есть настоящий огонек. Я всю жизнь его искал и теперь вознагражден, потому что нашел его в собственной внучке».

— Не дать ей учиться, — твердо сказал Гасси, — это грех.

Снизу загремел голос дяди Сесила.

— Что происходит, Мейбл? Эти дети должны быть уже умыты и одеты!

Тетя Мейбл бросилась к двери.

— Мальчики, — задыхалась она, — поторопитесь.

Франческо с Гасси переглянулись, и Франческо отдал Гасси конверт.

— Спрячь его куда-нибудь, пока я в ванной. Потом обсудим — похоже, именно нам придется заниматься устройством уроков для Анны.

Глава 7

ДЕНЬГИ

Когда дети сели завтракать, дядя Сесил сказал:

— У меня правило: за едой не говорить ничего кроме очень важного или веселого.

Это неприятно удивило детей, но они только искоса переглянулись. Когда они жили в доме на колесах или у Жардека с Бабкой, то за столом у всех было столько новостей, что обычно говорили все одновременно, редко обращая внимания на то, что говорят другие. Иногда Кристофер бил кулаком по столу и кричал: «Тише, в конце концов!» или что-нибудь в таком духе. Обычно так бывало, когда у него были проблемы с картиной.

К счастью, на завтрак было именно то, что дети любят — после хлопьев дали вареные яйца — и хотя Анна не доела половину яйца, дядя Сесил этого не заметил, так что все прошло нормально.

После завтрака дядя Сесил велел им идти в свои комнаты и помочь тете с уборкой.

— Старое чудовище! — пробурчал Гасси на лестнице. —Видел бы он, как мы помогали Бабке. Мне кажется, он думает, что мы даже кровать сами застелить не можем.

Анна спросила Франческо:

— Если я принесу ленточку, ты сможешь заплести мне косичку?

Франческо удивился:

— Ты же раньше так никогда не делала.

— Это будет ужасно выглядеть, — добавил Гасси.

Анна сбегала в свою комнату и вернулась с красной ленточкой под цвет платья, которое ей купил сэр Уильям. У Анны были темные глаза и волосы, поэтому даже когда она была бледна, как в этот момент, красный цвет был ей к лицу.

— В Стамбуле я носила распущенные волосы, потому что не могла сама собрать их на макушке, — ей не надо было добавлять «как это делала Ольга», потому что мальчики и так ее поняли, — но я думаю, в этом доме это будет к месту. Здесь очень чисто, везде порядок и с косичкой будет намного опрятнее.

Кристофер заплел ей косичку и завязал красной лентой на конце. Ему стало грустно, потому что сразу вспомнился Того, которому всегда на дни рождения и Рождество заплетали хвост в косичку. Но он не стал этого говорить остальным. Вместо этого он сказал Анне:

— Хорошо, что ты зашла. Нам с Гасси есть что тебе рассказать. Дядя не разрешит тебе заниматься танцами, он считает, что это плохо.

Анна резко развернулась и посмотрела ему в глаза. Ее лицо стало еще бледнее.

— Мне все равно, что он думает. Мне он не нравится, и я буду танцевать. Я должна танцевать, вы же помните, что говорил Жардек.

Франческо спросил Гасси.

— Куда ты положил конверт с адресом с'Уильяма?

Это успокоило Анну.

— Ну, конечно. Я и забыла, что у нас есть его адрес. Мы сейчас же пойдем и все ему расскажем. Он поймет и поможет нам.

Гасси показал на шкаф.

— В таком доме даже нижняя полка, которой никто не пользуется, накрыта бумагой, — он открыл дверцу шкафа, чтобы все могли сами убедиться в правильности его слов. Каждая полка была покрыта бледно-зеленой моющейся бумагой с нарисованными листочками. — Там, внизу, в глубине, — указал он на нижнюю полку, — лежит конверт с'Уильяма. Тетя никогда сюда не заглянет.

— Хорошо, — сказал Франческо. Потом он снова повернулся к Анне. — Мы далеко от Лондона, где живет с'Уильям, а он сегодня уезжает на Аляску. Если бы он оставался в Лондоне, я бы даже пешком до него добрался и попросил продать нашу картину.

Анна была истинной дочерью своего отца. В ее голосе слышалось отчаяние.

— Мне нужно учиться, — сказала она, — и у лучшего учителя. Если мы не можем продать картину, нужно продать что-нибудь из этого дома.

Неожиданно Франческо ощутил себя старшим.

— Нет, — твердо сказал он. — Мы этого никогда не сделаем. Помните, Ольга говорила, что красть нехорошо.

— Я помню, — согласился Гасси. — Эту заповедь мы должны были выучить. Там говорилось так: «Не укради!», и Ольга говорила, что поступок Кристофера не был настоящей кражей — ведь он взял вещи у своего отца.

— А мы возьмем у нашего дяди, — заявила Анна.

— Нет, — сказал Франческо. — Ты будешь учиться танцам, но воровать никто не станет.

Гасси ударил себя кулаком в грудь.

— Франческо и я — мы заработаем деньги. Ты думаешь, как в Англии мальчики зарабатывают деньги?

Целая вереница способов заработка пронеслась у них в головах. Нагружать ослов дровами, переводить верблюда из одного места в другое, поработать носильщиком, сбегать с поручением; существовало огромное количество возможностей, особенно в городах, заработать мелочь, а много мелочи — это уже деньги.

— Сначала, — сказал Франческо, — мы должны найти лучшую танцевальную школу.

— Как мы узнаем? — спросил Гасси. — Дядя, конечно, не знает, да и тетя тоже. Может, нам подскажет священник? Франческо засомневался.

— Не знаю, но попробовать стоит. А пока мы пробуем, ты, Анна, должна постоянно тренироваться. Анна кивнула.

— Я и в Стамбуле тренировалась, держась за спинку кровати. Но я не могу заниматься много. Неправильные упражнения могут навредить. И у меня нет балетной обуви. Трудно держаться ровно в одних носках.

Нет туфелек! Мальчики об этом не подумали. У Анны раньше были мягкие розовые туфельки с ленточками. Жардек заказал их в магазине в Италии. Они пропали вместе со всеми остальными вещами.

— Я считаю — первое, что нужно купить, — это туфли, —сказал Гасси. — Потом мы узнаем, где Анна может учиться.

Тетя Мейбл в то же утро повела детей по магазинам, чтобы они имели представление о Фитоне. Для детей, которые нигде, кроме Ближнего Востока, не бывали, это было настоящим приключением. Здесь все было совершенно по-другому. Фитон, бывший когда-то небольшой деревней, теперь превращался в так называемый «новый город». Казалось, что у каждого прохожего коляска с маленьким толстеньким розовым или беленьким ребенком. Немало было и детей постарше, хорошо одетых, которые бегали туда-сюда с хозяйственными сумками. Супермаркет просто поразил детей.

— Эти англичане, наверно, очень честные, — шепнула Анна Франческо. — Посмотри, все так открыто лежит, что можно что угодно украсть.

— Я думаю, они еще и богатые, — сказал Франческо. —Попрошаек совсем не видно.

Тете Мейбл нужно было пойти домой и приготовить ленч, но она чувствовала — для того, чтобы в доме был мир, нужно ограничить встречи Сесила и детей. К счастью, он много времени проводил вне дома, на служебных заседаниях или организовывая разные мероприятия, но как раз сегодня утром он был дома. Мейбл открыла кошелек и достала две десятипенсовые монеты. Она понятия не имела, как будет объяснять Сесилу, куда делись две десятипенсовые монеты, потому что он ежедневно проверял все чеки и пересчитывал деньги, но подумала, что как-нибудь выкрутится.

— Вам надо вернуться домой в 12.30, чтобы успеть помыть руки перед ленчем, который будет ровно в час. Это — и она дала Франческо две десятипенсовые монеты — вам всем на мороженое.

Когда тетя Мейбл скрылась из виду, дети стали рассматривать монеты, поскольку они впервые видели английские деньги. Анна радостно захлопала в ладоши.

— Может быть, тетя каждый день будет давать нам деньги на мороженое. Тогда скоро у меня будут туфельки.

— Это для начала, — сказал Франческо. — Но на уроки танцев нам понадобится много больше денег.

Гасси снова ударил себя кулаком в грудь.

— Я придумал способ.

— Какой? — спросили Франческо и Анна.

— Там, выше по дороге, есть маленький рынок, где продают с лотков всякие вещи.

— Но нам нечего продать, — напомнил ему Франческо.

— Нет, есть, — ответил Гасси. — С'Уильям купил нам по два комплекта одежды. Нам нужно только по одному. Мы можем завернуться в одеяло, пока наша одежда стирается.

Анна поняла его мысль.

— А еще у нас есть чемоданы. Наши новые красивые чемоданы! За них должны хорошо заплатить.

— Никто, даже дядя Сесил, не может запретить нам продавать свои вещи. Теперь осталось только выяснить, как нам одолжить небольшой лоток, — сказал Гасси.

Глава 8

УОЛЛИ

Дети пошли на маленький рынок. Они были настоящими знатоками рынков, и этот им очень не понравился.

— Никаких горячих закусок, — проворчал Гасси. — На рынке должна быть горячая еда, ее запах привлекает людей.

— Но тут продают одежду, — сказал Франческо, кивнув на лоток, весь увешанный одеждой на вешалках.

Они подошли к лотку, и Анна указала пальцем на куртку.

— Но не такую хорошую, как та, что нам купил с'Уильям.

— Что вы хотите? — прозвучал вопрос.

Дети осмотрелись, но никого не увидели. И вдруг из-за лотка вышел мальчик с ярко-рыжими волосами, на вид ровесник Франческо:

— Это лоток мамы, а я смотрю за ним.

Гасси мальчик понравился.

— Мы ничего не покупаем, мы хотели узнать, как можно получить небольшой лоток, — сказал он.

Мальчик уставился на Гасси.

— Ты странно говоришь. Вы — иностранцы?

— Нет, — ответил Франческо, — мы — англичане, но мы здесь до вчерашнего дня не жили.

— А где же вы тогда жили? — спросил мальчик.

— Последнее время в Турции, но я родился в Иране, — объяснил Франческо.

— А я родился в Индии, — сказал Гасси.

Все это напомнило им о том, что они так хотели забыть. Голос Анны сорвался на шепот, а глаза наполнились слезами.

— Я была единственной, кто не родился в доме на колесах.

Мальчик был в недоумении. Если ребята жили в доме на колесах, то это, должно быть, цыгане, но они не похожи на цыган.

— Как вас зовут? Меня — Уолли, ну, то есть на самом деле Уолтер, но все зовут меня Уолли.

Франческо представил всех по очереди.

— Я — Франческо, это Гасси, а это Анна.

— И где вы теперь живете?

— На улице Кресент, — сказал Гасси. — Дом называется Данроамин, и нам нужен лоток, чтобы продать кое-какие вещи.

— И три чемодана, — напомнила Анна.

— Хорошие вещи: синее платье Анны и наши фланелевые шорты и две рубашки, — объяснил Франческо.

Уолли казалось, что эти ребята беспомощны, как младенцы. Он знал улицу Кресент. Там были хорошие дома. Не такие, чтобы люди, живущие в них, одалживали лоток для продажи одежды.

— Так, — сказал он тоном, каким обращаются к маленьким детям, — мама скоро вернется, а она не любит, когда тут люди толпятся, если они ничего не покупают. Постойте пока в стороне, может, я что-нибудь придумаю.

Уолли не заставил их долго ждать, примчавшись на грохочущем велосипеде.

— Мама вернулась, — сказал он, придерживая велосипед за сиденье. Потом он сел между Франческо и Анной. — Теперь давайте во всем разберемся. Почему, если вы живете на улице Кресент, вы хотите продавать одежду?

Анна сказала:

— Из-за меня. Я должна учиться танцам.

— Жардек, наш дедушка, был знаменитым учителем танцев в Варшаве, и он говорил, что у Анны есть особенный огонь, — объяснил Франческо.

Гасси добавил:

— Когда есть большой талант, не учиться — это грех. Но дядя, с которым мы теперь живем, говорит, что танцы — это глупость.

У Уолли было такое ощущение, что эти ребята с какой-то другой планеты. Он был просто очарован ими и в то же время чувствовал, что им нужна защита. Он должен о них позаботиться.

— Вам нужно понять одну вещь. Это Англия, а в Англии дети вашего возраста не могут работать. Это противозаконно. Если вы попробуете поставить лоток, то вас заберут в полицию. Вы даже не можете работать разносчиками газет или еще кем-то.

Франческо изучал Уолли. Тот был крепче сложен и выше ростом, но не казался старше.

— Но ты же работаешь. Тебе сколько лет?

Уолли грустно покачал головой над его недогадливостью.

— Мне десять, но я не работаю, я только стою вместо мамы, пока она выпьет чашку чая. Нас полисмены знают, они знают, что это только потому, что сейчас школьные каникулы. Они пришли бы сюда, если бы был учебный семестр.


Анне пришла в голову идея.

— Как ты думаешь, можно попросить твою маму продать наши вещи?

Уолли задумался.

— Я поговорю с мамой. Понимаете, ваш дядя может думать, что ваши вещи как бы его вещи, и назовет это воровством. Мама не захочет с этим связываться. Сколько вам нужно денег?

— У нас есть немного, — Франческо показал Уолли две монеты по десять пенсов, — но нам нужно больше, потому что надо купить туфельки для танцев.

— Мои, — объяснила Анна, — пропали во время землетрясения, как и все остальное!

В этот момент городские часы пробили 12.30. Дети встали.

— Мы должны идти, — сказал Франческо. — Мы должны быть очень пунктуальными, а то дядя разозлится.

Уолли не мог просто так их отпустить. Они заинтересовали его своим рассказом, но теперь, после слов Анны про землетрясение, он вспомнил историю, рассказанную по телевизору.

— Слушайте, — сказал он, — мне нужно время, чтобы обдумать, как нам лучше поступить. Вы можете вернуться сюда к половине третьего?

Для детей, привыкших гулять когда им вздумается, это не представляло никаких трудностей.

— Конечно, — сказал Гасси, — у нас нет никаких дел.

Уолли провожал их взглядом. Ему так не хотелось с ними расставаться.

— Смотрите, — крикнул он им вслед, — увидимся в 2.30.


Сэр Уильям очень переживал, что ему пришлось оставить детей в Фитоне. Ему сразу же не понравился Сесил, он показался ему чопорным и неприветливым. За короткое время, которое сэр Уильям провел с детьми, он очень привязался к ним. Но что он мог поделать? Сесил Докси был единственным братом Кристофера Докси, а значит законным попечителем детей. Нельзя было сказать, что он слишком радушно встретил их в аэропорту, но, с другой стороны, он ничем не показал, что не хочет их принять. Но если окажется, что дети несчастливы со своим дядей, что тогда делать?

Сэр Уильям так нервничал из-за детей, что пригласил старого друга-адвоката на обед и поделился с ним своими переживаниями.

Адвокат с интересом его выслушал — он знал и очень любил творчество Кристофера Докси.

— Я бы на твоем месте как можно чаще с ними встречался, чтобы понять, не пренебрегают ли их правами в семье.

— Но ведь есть же и другие способы пренебрежения, кроме тех, которые подразумеваются под юридическим термином «пренебрегать», так ведь? — спросил сэр Уильям. — Они потеряли все, что любили, им нужна хоть какая-то замена.

— Тут ты попадаешь в довольно щекотливое положение. Все, что ты можешь делать, — это поддерживать с ними связь. Ты же можешь встречаться с ними, когда находишься в Англии, и писать им письма, когда уезжаешь. Дети очень любят получать письма.

Сэр Уильям никогда в жизни не писал писем детям. Он изумленно посмотрел на друга.

— Написать им — о чем?

Адвокат, который воспитал четверых детей, а сейчас у него было уже девять внуков, засмеялся.

— Ах ты, старый холостяк. Дети провели с тобой больше недели, ты же должен представлять, что им интересно.

Тогда сэр Уильям вспомнил их разговоры в Стамбуле.

— Анна хочет учиться танцам.

— Все девочки проходят через это, — сказал адвокат. — Это ненадолго.

Сэр Уильям попытался объяснить своему другу особенность этих детей.

— Это необычные дети. Их воспитали с глубоким уважением к искусству в любом его проявлении. Кажется, их дедушка по матери преподавал танцы в Варшаве. Он учил девочку, у которой, по словам ребят, действительно талант.

— Ну, неплохое начало для письма. Спроси, нашли ли они учителя танцев.

— А если нет, кто самый лучший?

Адвокат задумался.

— Никто из моих не добрался до особых вершин в этом деле, но я помню какой-то разговор. Есть такая мадам Скарлетти, она уже очень старенькая, но, по-моему, еще преподает. Можно посмотреть ее адрес в телефонном справочнике.

Глава 9

ВОЛОСЫ

Вся улица Кресент обсуждала новость. В одной газете написали, что в живых остались трое детей Кристофера Докси. В другой говорилось, что они лежали в больнице, но потом вылетели в Англию под попечительством сэра Уильяма Хугла. Нигде не было написано, что дети поселились у своего дяди в Фитоне, но жители улицы Кресент быстро сообразили, что к чему. Вчера детей с чемоданами видели выходящими из машины «этого странного мистера Докси». Сегодня утром трое детей ходили с миссис Мейбл по магазинам. У многих на Кресенте были свои дети, у некоторых были и внуки, но все, и семейные и нет, говорили одно:

— Бедные малютки! Надо посмотреть, сможем ли мы чем-нибудь помочь им.

Сесил Докси работал все утро. Он хоть и ушел на пенсию из банка, но продолжал оставаться деловым человеком. Его умение обращаться с цифрами — а управляющий банком таким и должен быть — очень пригодилось в благотворительном казначействе. Никому Сесил Докси особенно не нравился, но все признавали его полезность в деле.

Теперь, закончив работу, он находился в саду и любовался своими пластиковыми цветами, когда случайно заметил, как «какой-то дурак» в соседнем саду поливает настоящие цветы. Сесил не вел разговоры с соседями через забор, но сегодня его ждал сюрприз. Сосед неожиданно заговорил с ним.

— Кристофер Докси был вашим братом, не так ли? Мне очень жаль. Я сам в картинах не очень-то разбираюсь, но в газетах пишут — он был замечательным художником.

Сесил пробормотал что-то в ответ, и это можно было расценить как «спасибо».

— Моя жена, — продолжал сосед, — сегодня утром видела троих детей с миссис Мейбл. Это дети вашего брата? Мы читали в газетах, что они выжили и приехали в Англию.

Сесил пришел в ярость от такого непростительного любопытства, но вынужден был ответить.

— Да, это так. Они здесь живут.

Сосед проглотил «да поможет им Господь», которое так и крутилось у него на языке. Вместо этого он сказал:

— Мы хотели спросить, не захотят ли ребята как-нибудь прийти к нам на чай. У нас близнецы, вы знаете, мальчик и девочка. Им по одиннадцать лет.

Сесил был вне себя от бешенства. С тех пор как они с Мейбл поселились в Данроамине, они никогда ни с кем не общались. А сейчас детей, которые провели в доме всего одну ночь, уже приглашают на чай. Это было слишком.

— Пока они никуда не ходят, — пробурчал он и вернулся в дом, захлопнув за собой дверь. Он посмотрел на часы — без трех минут час. Лучше бы им не опаздывать, а то он покажет, кто в доме хозяин.

Ровно в час трое детей, умытые и аккуратные, вошли в столовую.

По дороге домой ребята все думали про своего дядю. И Франческо высказал свою мысль:

— Если мы постараемся никогда ничего не делать со зла и не разговаривать за едой, то будет намного лучше, потому что тогда дядя оставит нас в покое.

— Мы что, обязаны ему подчиняться? — воспротивился Гасси. — Я люблю поболтать за столом, как мы всегда делали.

Анна согласилась с Франческо. Она пришла в комнату к братьям, чтобы Франческо заплел ей косичку.

— Он прав, Гасси. Здесь плохо, но мы должны попытаться, пока с'Уильям на Аляске. Когда он вернется, он поможет продать нашу картину и, может быть, мы найдем что-нибудь получше.

Для того чтобы выглядеть более аккуратными и опрятными, нужно было что-то сделать с прической Гасси. У всех детей были густые темные волосы, но волосы Гасси еще и вились и поэтому торчали во все стороны. Франческо, к большому недовольству брата, взял в руки мокрую расческу.

— Почему я должен причесываться, чтобы угодить дяде? —бурчал Гасси. — Мне он не нравится и мне все равно, как дядя выглядит. Я стригся и мыл голову в Стамбуле.

В их первый день в Стамбуле сэр Уильям отправил всех троих в парикмахерскую.

— Вы, мальчики, похожи на дикарей, — сказал он тогда, — да и Анна не лучше.

— Наша мама всегда мыла и стригла нам волосы, — ответил Франческо. — Анне она завязывала волосы на макушке лентой, чтобы не жарко было шее.

— Я и не думаю, что вы всегда были растрепами, — сказал сэр Уильям. — Но вам действительно пора помыть голову и, пожалуй, немного подстричь волосы. Какая длина вам больше нравится — это ваше дело, однако подравнять немного нужно.

Но после этого прошла уже неделя, и волосы Гасси, хотя и чистые, выглядели по-старому. Франческо с помощью мокрой расчески постарался пригладить их.

— Теперь все должны умыться и помыть руки, — сказал Франческо. — Мы проследим с лестницы, и когда тетя выйдет из кухни с едой, мы спустимся вниз.

Сесил осмотрел детей в поисках чего-нибудь, на чем можно было бы сорвать злость. Но он ничего не мог высмотреть.

По сравнению с обычными английскими детьми они были бледными, а перенесенные несчастья оставили на их лицах большие темные круги под глазами. Потом он обратил внимание на волосы Гасси. Мокрая расческа не только заставила их лежать более опрятно, но и раскрыла их истинную длину. Если и было что-то, что дядя Сесил просто ненавидел, так это мальчиков с длинными волосами.

— Огастес, тебе пора стричься, — сказал он. — Ты можешь сделать это сегодня днем.

Гасси сразу же забыл, о чем они договорились в спальне.

— Постричься! Постричься! Постричься! — почти закричал он. — Все говорят о стрижке. Я неделю назад стригся в Стамбуле.

Мейбл в это время раскладывала кусочки рыбного пирога по тарелкам и стояла спиной к столу, но даже так она почувствовала, что нужно срочно отвлечь Сесила, пока он не вышел из себя.

— Не волнуйся, дорогой, — сказала она Сесилу. — Я прослежу, чтобы Гасси сходил в парикмахерскую. — Потом, пока Гасси не успел еще ничего сказать, она добавила:

— Мальчики, вы не поможете мне расставить тарелки?

Франческо видел, как Гасси хочется продолжить спор, поэтому, когда он ставил тарелку с рыбным пирогом перед дядей, он спросил:

— А сколько в Англии стоит стрижка?

— Довольно дорого, — ответил Сесил. — Наверно, пенсов двадцать пять. Теперь все стоит слишком дорого.

Это заставило Гасси замолчать. Двадцать пять пенсов —это побольше, чем те десять. Только бы тетя не пошла с ними, тогда они найдут способ сохранить деньги.

Они проголодались и каким-то образом умудрились съесть весь рыбный пирог, хотя всем им — привыкшим к сезонным блюдам — он был просто противен. После рыбного пирога тетя Мейбл подала то, что она сама называла летний пудинг. Он готовился из хлеба и черной смородины, и хотя, как позже убедились дети, этот пудинг был невкусным, он помог забить вкус пирога. После обеда Сесил залез рукой в карман, достал деньги и протянул их Франческо.

— Здесь двадцать пять пенсов, но постричься можно и за двадцать, и тогда принесите мне сдачу. Смотрите, чтобы стрижка была действительно короткой, а то сейчас Огастес похож скорее на девочку, а я денег не печатаю, чтобы раз в неделю тратить их на парикмахерскую.

К счастью, Мейбл и не собиралась идти с детьми в парикмахерскую. Она объяснила им дорогу и потом обратила свое взволнованное мышиное лицо к Франческо.

— Я доверяю тебе, дорогой. Проследи, чтобы Гасси постригся коротко. Вы же не хотите огорчить дядю?

Гасси еле дождался, пока они остались одни:

— А я хочу огорчить дядю. Я не буду стричься! Кристоферу нравилась моя прическа, и Ольге нравилась, и, мне кажется, Жардеку с Бабкой тоже — по крайней мере, они никогда ничего не говорили по этому поводу. Если кто-то попытается постричь меня, я убегу.

Франческо и Анна знали, что, когда Гасси злился, он говорил все громче и громче, пока не переходил на крик.

— Ты же знаешь, что мы не можем пойти в парикмахерскую, — сказал Франческо. — Эти двадцать пять пенсов пойдут на туфельки Анне.

— А что скажет дядя? — потребовал ответа Гасси.

— Этого я не знаю, — признал Франческо. — Но мы все расскажем Уолли, и он что-нибудь придумает.

Глава 10

МАМА УОЛЛИ

Уолли уже сидел и ждал их, когда ребята пришли. На сей раз мальчик был без велосипеда. Он был так рад их видеть, что вскочил и бросился им навстречу.

— Вот вы где! Ну, пошли к лотку моей мамы. Я рассказал ей, как Анна потеряла свои туфельки при землетрясении, и она очень заинтересовалась. Она сказала, что читала про вас в газете, что ваши родители погибли и все такое. Мама хотела помочь вам купить туфельки. Расскажите мне про землетрясение.

Франческо не хотел волновать Гасси и Анну, поэтому он сказал:

— Я тебе потом как-нибудь расскажу, а сейчас нам надо придумать, как постричь Гасси, не тратя на это денег.

— Понимаешь, — объяснила Анна, — дядя Сесил дал нам двадцать пять пенсов на стрижку, но нам нужны деньги на туфельки.

Гасси схватил Уолли за рукав.

— Я не хочу стричься. Мне и так нравятся мои волосы. И вообще, мне не нравится дядя и я не собираюсь угождать ему.

Уолли не знал, как отнесется его мама ко всей этой истории со стрижкой. Она может решить, что использовать деньги на другие цели нехорошо. Поэтому он просто ответил:

— Мы спросим маму. Она что-нибудь придумает.

Мама Уолли ждала их за лотком. Ее звали миссис Уолл. Детям она сразу понравилась. У нее, как и Уолли, были рыжие волосы, и, хотя она и не была старой, ее полная фигура напоминала о доброте и уюте. После Бабки они еще не встречали ни одного такого человека, и сейчас особенно остро осознали свою потерю.

— Вот они, — гордо объявил Уолли, как если бы он представлял трех телезвезд.

Мама Уолли увидела бледные лица с темными кругами под глазами, и ей стало очень жалко детей. Она приблизила к себе Анну и крепко обняла ее.

— Так это ты хочешь учиться танцевать?

Для Анны это было уже слишком. Когда-то ее так же обнимала Бабка. С тех пор как сэр Уильям стал присматривать за ними, дети старались не думать о вещах, напоминавших им о маленьком домике, который исчез с лица земли. И в основном им это удавалось. Они прятали свои воспоминания за другими мыслями. А теперь одним только объятием мама Уолли все это вернула. Как будто прорвало дамбу. Все несчастья, обрушившиеся на них, словно вырвались на поверхность. Сначала заплакала Анна, потом Гасси, а следом и Франческо. Мама Уолли верила в волшебную силу слез.

— Правильно, правильно, — сказала она спокойным, мягким голосом. — Не надо все держать в себе. — Затем поверх их голов она обратилась к Уолли:

— Собери лоток, дорогой, и мы пойдем домой, а там я всем сделаю по отличной чашечке чая. Нет ничего лучше чая, когда тебе грустно.

Дети плакали долго, уж очень много невыплаканных слез накопилось за это время. Но когда они уже стали икать сквозь рыдания, мама Уолли сказала:

— А теперь умойтесь и пойдем. Уолли уже уложил все в коляску.

До сих пор детям не приходило в голову задуматься о том, как мама Уолли привозила все вещи к лотку. Они видели, как устанавливали лотки, и думали, что вечером кто-то приходит и помогает отвезти все корзины и коробки. Или, может быть, приезжает мальчик на осле. Но коляска — это что-то новенькое.

— А почему вы возите вещи в коляске? — спросил Гасси гнусавым после слез голосом.

Мама Уолли засмеялась.

— Вы бы никогда не подумали, но это коляска Уолли. Его папа хотел продать ее, когда Уолли подрос, но у меня было такое ощущение, что она нам еще пригодится, и она пригодилась.

— Знаете, мой папа был водителем грузовика, — объяснил Уолли, — и попал в аварию. Теперь он не может работать, поэтому мама и держит лоток, а коляска пригодилась как раз для перевозки товаров.

— Уолли всегда после школы приходит, чтобы отвезти коляску домой. Он никогда не забывает об этом, — с гордостью сказала мама Уолли.

Помогая Уолли везти коляску, мальчики по дороге рассказывали о своих злоключениях.

Хотя маме Уолли и было жаль детей, она все равно придерживалась своих взглядов на то, что было правильно и что нет.

— Кто платит, тот и заказывает музыку, — сказала она, — и вы не можете не подчиниться.

— Вы не понимаете, что я должна танцевать? — в ужасе спросила Анна.

Мама Уолли обняла Анну за плечи.

— Я этого не говорила. Конечно, тебе нужно заниматься танцами, если у тебя талант. Но дядя содержит вас, поэтому он имеет право не согласиться с этим.

Потом они рассказали ей про десять пенсов на мороженое и двадцать пять на стрижку.

— Мы не знаем, сколько стоят туфельки, — объяснила Анна, — но сорок пять пенсов — это уже что-то.

Мама Уолли задумалась.

— Те десять пенсов, что вы сэкономили на мороженом — это ничего, но я не уверена по поводу тех двадцати пяти, что вам выдали на стрижку.

— Но я не буду стричься, — сказал Гасси. — Мне и так нравятся мои волосы, всем они нравились, и только дядя хочет, чтобы я постригся.

Мама Уолли с улыбкой посмотрела на Гасси.

— По-моему, мне придется повторить тебе то, что я обычно говорю Уолли — слово «хочу» будет управлять всей твоей жизнью.

— Но, мама, — сказал Уолли, — разве папа не может…

Мама жестом велела ему замолчать.

— Посмотрим, посмотрим. А теперь заходите, дорогие мои, а я пойду поставлю чайник.

Они остановились перед небольшим домом, стоящим в поле. Вокруг бегали куры и один петух, а из свинарника слышалось хрюканье свиньи.

— У вас ферма, — сказал Франческо. — У нас было много друзей, у которых были фермы.

Мама Уолли засмеялась.

— Вряд ли это можно назвать фермой, но отец Уолли всегда мечтал иметь животных, и когда он получил компенсацию за аварию, мы потратили все деньги на это хозяйство. Он не может многое делать, потому что теперь сидит в инвалидном кресле, но Уолли помогает ему, а со свиньей не так грустно, когда никого больше нет дома.

— Пошли, — сказал Уолли детям. — Мы храним коляску за свинарником. Сообщим папе, что мы пришли.

Папа Уолли сидел в инвалидном кресле. Он лишился обеих ног в аварии, но все же остался очень жизнерадостным человеком.

— Познакомьтесь с Бесс, — сказал он, указывая на огромную толстую свинью в свинарнике. — Замечательный питомец в доме.

Уолли взял на себя официальные обязанности.

— Это Франческо, а это Гасси и Анна. Они пережили землетрясение.

Папа Уолли читал газеты. Он быстро взглянул на детей и переменил тему.

— А что, Уолли, мама делает чай? Такое ощущение, что нам всем не помешала бы чашечка чая.

За чаем с замечательным пирогом дети рассказали папе Уолли про уроки танцев и про двадцать пять пенсов на стрижку Гасси. Он взглянул на Гасси.

— Да, тебе не мешало бы постричься.

— Но я не хочу, — протестовал Гасси, — и нам нужны деньги на туфельки Анне. Она не может заниматься в носках.

Мистер Уолл посмотрел на жену.

— Дай-ка мне кастрюлю и ножницы.

Мама Уолли встала со своего места.

— Он замечательный парикмахер. Только не профессионал. Но к нему многие приходят стричься.

Папа Уолли улыбнулся Гасси.

— Потом ты мне заплатишь за стрижку двадцать пять пенсов, а я отдам их тебе, и все будут довольны.

— Кроме меня, — проворчал Гасси.

— А я уверен, что и ты тоже, — сказал папа Уолли. — Ты знаешь, это как чудо: я стригу и стригу, а волосы все равно отлично выглядят.

Мама Уолли поставила табуретку около кресла-каталки и обвязала Гасси полотенцем, потом мистер Уолл надел на голову мальчика кастрюлю для варки пудинга и принялся за стрижку.

— Дело не только в туфельках, не так ли? — спросила мама Уолли у Франческо. — Уолли говорил, вы хотите продать что-то из одежды.

— Это наши вещи! Нам их дал сэр Уильям, и они не принадлежат дяде! — закричал Гасси.

— Сиди смирно и не разговаривай, — сказал мистер Уолл, —или я отрежу тебе ухо.

— У каждого из нас есть чемодан, у Анны есть еще одно платье, а у нас по паре брюк и по рубашке, — пояснил Франческо. — Но мы не знаем, где найти учителя и сколько это будет стоить.

Мама Уолли посмотрела на сына:

— Разве девочки не ходят по субботам на танцы?

Уолли кивнул:

— К мисс Одри де Вин. Они говорят, что она чудесная учительница.

— Она ставит благотворительные представления, да? —спросила его мама.

— Те, кто постарше, работают в пантомиме, — сказал Уолли. — Мне это не очень нравится, но они хорошо говорят о мисс де Вин.

— Ты кого-нибудь знаешь, кто с ней занимается?

Уолли вздохнул.

— Ну, эта Дорин, ты знаешь, которая живет около церкви. Дурочка она, но танцам учится.

— Первым делом заедешь завтра к ней на велосипеде. Просто спроси, сколько эта мисс де Вин берет за уроки. Необязательно объяснять, зачем тебе это надо — просто спроси.

Стрижка Гасси была закончена. Выглядело это довольно странно, потому что сзади волосы были намного короче, чем спереди, но зато сверху их было также много.

— Замечательные люди, правда? — сказал Франческо, когда они возвращались домой.

Гасси не ответил.

— Было бы здорово жить с ними, а не с дядей. — Франческо нащупал в кармане двадцать пять пенсов. — Удачный день! У нас уже больше денег на туфельки. Мы нашли учительницу танцев, а мама Уолли поможет нам продать вещи, чтобы расплатиться с ней. Анна, ты рада?

Анна сомневалась.

— Да. Конечно, я буду рада, если она учит так же хорошо, как Жардек. Но пока я этого не узнаю, я не могу сказать, буду ли я с ней заниматься, — она с надеждой посмотрела на Франческо. — Ты сможешь объяснить это маме Уолли? Я скорее умру, чем позволю ей думать, что я не благодарна.

Франческо вздохнул. Теперь ему приходилось быть главой семьи.

— Не волнуйся, — сказал он Анне. — Если эта учительница не подойдет, я все ей объясню.

Глава 11

ЧЕМОДАНЫ

Туфельки, которые нужны были Анне, стоили 1 фунт и 40 пенсов. Чтобы выяснить это, дети сходили в обувной магазин. Продавщица предлагала сразу заказать туфли, но Франческо ей не позволил.

— Нет, сначала мы хотим заплатить, а потом вы их закажете.

Когда они вышли из магазина, Гасси и Анна начали с ним спорить.

— Лучше бы ты разрешил ей их заказать, — говорила Анна. — Мы же знаем, как достать деньги, а туфельки мне нужны.

— Я тоже думаю, это было глупо, — поддержал Гасси. —Наверняка уже сегодня вечером у нас будут деньги, если мы отнесем вещи маме Уолли.

Франческо не сразу ответил, потому что обдумывал план. Он только учился принимать решения, не заботясь о мнении остальных.

Этот день как раз подходил для того, чтобы отнести вещи к маме Уолли, потому что сегодня дядя Сесил должен был ехать в Лондон на встречу.

— Сегодня, — сказал Франческо, — мы отнесем только чемоданы.

— Почему только чемоданы? — спросил Гасси. — Когда дяди нет, мы можем все вынести. Даже если тетя увидит. Я не думаю, что она что-нибудь скажет — это ведь наши вещи.

— Нет, только чемоданы, — настаивал Франческо. — Они нам точно пока не понадобятся, потому что мы никуда не едем, а если и поедем, всегда можно воспользоваться коробкой. Но одежда нам нужна. Тетя уже постирала ее, и вообще будет лучше, если нам не придется продавать одежду.

— Если нам понадобится больше денег, — предположила Анна, — будет уже не так просто вынести вещи, а сегодня мы могли бы вынести их в чемоданах.

Франческо разозлился:

— Неужели вы не понимаете? Если мы продадим нашу одежду и нам не понадобятся эти деньги, мы не сможем их отдать дяде, поэтому ему придется самому тратить деньги нам на одежду. А мы этого не хотим, потому что, как только сэр Уильям вернется, он продаст нашу картину и мы сможем сами за все заплатить.

— Отлично, — сказал Гасси. — Пойдем заберем чемоданы.

Всегда, когда Сесил уезжал в Лондон, Мейбл занималась уборкой дома. Поэтому дети пришли в ужас, когда поднялись наверх и обнаружили ее в своей комнате. На ней был фартук, а волосы были завязаны полотенцем. Она натирала пол лохматой штукой на конце палки. Перед уходом мальчики застелили постели и вообще считали, что оставили комнату в полном порядке, поэтому они не видели никакой необходимости для пребывания там тети.

— Давайте я это сделаю, — сказал Гасси, пытаясь выхватить у нее щетку.

— Мы всегда помогали с уборкой, с самого детства, — объяснил Франческо.

Мейбл выглядела еще более напуганной мышкой, чем обычно. Когда она заговорила, казалось, что дыхания ей просто не хватит.

— Я ничего не трогала. Я оставила конверт под бумагой.

Франческо хотел попытаться все объяснить.

— Это всего лишь адрес с'Уильяма. Мы просто думали, там надежнее.

— Там надежно, — выдохнула Мейбл. — Не нужно меня бояться, дорогие мои.

Мейбл, видимо, собиралась еще что-то сказать, но в этот момент вошла Анна с чемоданом в руках.

Это был ужасный момент, потому что никто не знал, что говорить. Анна уставилась на Мейбл, как будто та была коброй. Мейбл смотрела на чемодан как загипнотизированная. Мальчики просто застыли на месте, пытаясь придумать хоть какую-то причину, по которой Анна могла принести свой чемодан.

— Мы подумали… — начал было Франческо.

— Знаете, всегда хорошо иметь при себе чемодан, — торопливо перебил его Гасси. — Ну, чтобы что-нибудь в него положить.

И тогда Мейбл действительно их удивила. Она приставила щетку к стене и села на кровать Франческо. Ей явно было очень трудно говорить.

— Ваш дядя замечательный человек, но он любит одиночество и не любит, когда в доме посторонние.

— Я бы не стал называть племянников посторонними, —сказал Гасси.

Мейбл продолжала, как будто ничего не слышала.

— Для меня на первом месте ваш дядя, но если я смогу хоть чем-нибудь вам помочь, я всегда помогу. Нам нужно вместе стараться сохранять в доме мир. Я не буду вмешиваться. Если вы хотите вынести чемодан, пожалуйста, для меня это ничего такого не значит.

Франческо решил, что тетина откровенность заслуживает ответной откровенности с их стороны.

— На самом деле мы хотим забрать все три. Мы хотим их продать, потому что нам нужны деньги.

— Много? — спросила Мейбл.

— Для нас это много, — сказал Гасси. — У нас есть сорок пять пенсов, но нам надо фунт и сорок пенсов.

Мейбл казалась такой разумной, что Франческо подумал, не рассказать ли ей больше, но, видимо, и сказанного было много, потому что вдруг она встала, схватила щетку и выскользнула из комнаты.

Гасси смотрел ей вслед, абсолютно пораженный ее поведением.

— Вы видели? Точно как мышь, за которой гонится кошка.

Франческо достал из шкафа два чемодана и протянул один Гасси.

— Пошли отнесем их маме Уолли.

— Конечно, — сказал Гасси, когда они вышли на улицу, — мы никогда не знали тетю. Ты думаешь, они все такие?

— Может, потому что это англичане, — предположила Анна.

У Франческо полегчало на душе от слов Мейбл:

— У нас все было по-другому — я имею в виду до землетрясения, когда все могли говорить то, что думали. Но мне кажется, что для нее это уже очень много, я почти уверен —она хотела объяснить нам, что она — наш друг.

Гасси отказывался изменить свое мнение о Мейбл.

— Для меня она — просто мышь. Она никогда не сможет быть другом. Если у дяди будет плохое настроение, она сразу, как мышь, спрячется в нору.

Анна взяла Франческо за руку.

— Я с тобой согласна. В любом случае для нас, когда нет друзей, даже мышка лучше, чем ничего.

Уолли их ждал. Он бросился им навстречу.

— Я думал, вы никогда не придете, — он с восхищением смотрел на чемоданы. — Ух-ты! А они очень даже ничего!

Мама Уолли разговаривала с покупателями, но улыбнулась детям.

— Я недолго, — крикнула она. — У Уолли есть что вам рассказать.

— Я почти забыл, — сказал Уолли. — Дорин, ну та, которая ходит на танцы по субботам. Короче, эта мисс де Вин берет два фунта и десять пенсов за семестр и еще отдельно за экзамен. Семестр начинается через неделю, поэтому лучше прямо сейчас отвести к ней Анну.

Мама Уолли была просто в восторге от чемоданов.

— Теперь давайте прикинем, сколько у вас есть и сколько нужно получить.

Франческо показал три пальца.

— Девяносто девять пенсов на туфельки и два фунта и десять пенсов на уроки, получается три фунта и пять пенсов.

— Молодчина! — сказала мама Уолли. — Ты неплохо считаешь. У меня всегда были проблемы с суммами, а эти мелкие деньги просто выводят меня из себя. Верните мне старые полкроны — так я всегда говорю.

Гасси не хотел, чтобы вся слава досталась только Франческо.

— Мы все умеем складывать. Ольга нас научила.

Мама Уолли осмотрела чемоданы.

— Нужен небольшой запас денег, потому что могут понадобиться стельки для туфель, ленточки или еще что-нибудь. Попробую-ка я продать каждый за фунт и двадцать пять пенсов. Тогда у нас как раз получится то, что надо.

— Но, мама, нам нужно срочно продать, — напомнил ей Уолли. — То есть я хотел сказать, что Анна не может ждать. Дорин сказала, что нужно прямо сейчас встретиться с учительницей, а как она пойдет к ней без туфелек?

Мама Уолли открыла кошелек и достала фунтовую банкноту.

— Идите и закажите туфельки, — сказала она. — Если я говорю, что могу продать что-то, это значит, что я продам.

Гасси с Уолли отвели Анну в обувной магазин, чтобы заказать туфельки. Франческо остался с мамой Уолли, чтобы объяснить ей: Анна не сможет заниматься с Одри де Вин, если та окажется не таким хорошим учителем, как Жардек.

Мама Уолли освобождала на лотке место для чемоданов.

— Кто это — Жардек?

— Отец нашей мамы.

— А, ваш дедушка. Ну, я, конечно, не знаю, но вряд ли профессиональная учительница окажется хуже вашего дедушки, как ты думаешь?

Франческо попытался ей объяснить.

— Только Анна это может знать. Поймите, если Анна скажет, что не может с ней заниматься, это не значит, что она не благодарна.

Мама Уолли положила руку ему на плечо.

— Сынок, ты должен понять одну вещь. Одри де Вин —единственная учительница здесь.

— Но ведь есть и другие, в другом месте.

Мама Уолли развернула Франческо к себе лицом.

— Но не в Фитоне, а Анне придется учиться в Фитоне.

— Почему?

— Потому что здесь находится ее школа. Я знаю, вы раньше не жили в Англии и поэтому не очень хорошо знаете, что к чему. Но я вам могу точно сказать, что ни ты, ни Анна, ни Гасси — даже сама королева не может изменить школьные законы. Через две недели вы пойдете в школу. Поэтому или мисс де Вин по субботам, или никаких танцев, вот и все.

Глава 12

МИСС ОДРИ ДЕ ВИН

В детстве сэр Уильям увлекался коллекционированием марок, поэтому он решил, что детям понравится письмо с самолетом на марке. Он был уверен, что в Фитоне есть учитель танцев и уроки Анны уже начались. Поэтому он написал очень дружелюбное письмо о том, что пробудет в путешествии недолго, а когда вернется, попросит дядю разрешить ему куда-нибудь их сводить. В конце письма говорилось: «Если Анна еще не определилась с учителем танцев, то спешу вам сообщить, что слышал очень хорошие отзывы о некоей мадам Скарлетти. Я посмотрел ее адрес в телефонной книге. У нее студия на улице Бембертон в Челси, Лондон, дом 45. Я так понял, что она очень старенькая, но до сих пор считается одним из лучших преподавателей танцев в мире».

Сэр Уильям заклеил конверт и положил его в карман, чтобы отправить, как только прибудет на место, и полностью забыл об этом на все следующие шесть недель, пока не надел случайно это пальто и не нашел письмо в кармане.


Мама Уолли продала чемоданы по 1,25 фунтов каждый, а Уолли попросил Дорин отвести Анну к мисс де Вин.

— Она просто дурочка, эта Дорин, — сообщил он ребятам. — Постоянно хихикает непонятно над чем, но она с самого раннего детства занимается с мисс де Вин и смогла с ней договориться, чтобы та посмотрела Анну.

— Но это я хочу посмотреть на мисс де Вин. Пока я не увижу, как она учит, я не могу знать, хочу ли я с ней заниматься.

— Но, Анна, — взмолился Франческо, — если больше никого здесь нет, ты не могла бы позаниматься с ней, пока не приедет сэр Уильям?

—Я думаю, этого и Жардек бы хотел, — сказал Гасси. — Она не может сильно навредить, если ты будешь заниматься всего раз в неделю по субботам.

Анна так разволновалась, что даже топнула ногой.

— Это очень даже может навредить. Неправильные позиции, неправильное использование мышц — и мои ноги испорчены на веки вечные.

Гасси вздрогнул и повернулся к Франческо.

—Я не понимаю, зачем мы продали чемоданы. Мама Уолли говорит, что все должны ходить в школу, иначе у дяди будут неприятности. Так что Анна может заниматься только после уроков, и есть только одна учительница. Что еще мы можем сделать? В Лондоне, наверное, много хороших учителей, но как Анне ездить в Лондон? Дядя не будет ее туда возить — он считает танцы глупостью.

Франческо согласился.

— Гасси абсолютно прав, Анна. Либо мисс де Вин, либо вообще никого. Иди и познакомься с преподавательницей. Если она согласится с тобой заниматься, посмотрим, что из этого получится.

— Но если все будет не так? — спросила Анна. — Мы заплатим ей все деньги и останемся без копейки.

— Если потребуется, мы достанем еще, — пообещал Гасси, — но, прошу тебя, постарайся думать, что эту учительницу одобрил бы Жардек.

Через два дня мальчики отвели Анну к дому около церкви, где жила Дорин. Девочка несла свои туфельки в бумажном пакете, подаренном ей Мейбл.

Уолли оказался прав. Дорин была жуткая хохотушка, но оказалась очень доброй и взяла Анну под свою полную опеку.

— Не волнуйся, она очень хорошая, — прохихикала Дорин. — Ну, конечно, со мной все по-другому, потому что я уже сто лет с ней занимаюсь и танцую соло в ее шоу.

Дорин была полненькая маленькая девочка с темными завитушками. Она не была похожа на танцовщицу, по крайней мере, на тех девочек, которых учил Жардек и фотографии которых он показывал Анне.

— А кого ты танцуешь?

Дорин снова засмеялась.

— Да кого только не танцую. А какие костюмы красивые! Однажды я танцевала фею, в другой раз — бабочку, а еще духа зимы. Я тогда была в большой белой шляпе с малиновкой. Ну конечно, в основном я танцую в музыкальных комедиях или чечетку.

Анна даже не поняла, о чем Дорин говорит, но это совсем не было похоже на те танцы, которым учил Жардек.

Дверь открыла мисс де Вин. Это была высокая худая женщина с рыжими волосами, концы которых выдавали их прежний черный цвет. Она была в узком черном платье и белых туфлях. Анна, как ее учила когда-то Ольга приветствовать старших, сделала маленький реверанс.

Дорин захихикала:

— Она немного иностранка, поэтому так делает. Она со всеми так здоровается.

У мисс де Вин, может быть, оттого, что часто приходилось выкрикивать команды в классе, был странно хриплый голос:

— Очень хорошо. Вообще-то вам всем не мешало бы делать реверансы. Мы так делали, когда я была студенткой. Заходите в класс. Дорин, присядь и постарайся не хихикать. А теперь, дорогая, надевай-ка свои туфельки.

— Да, мадам, — ответила Анна.

Она села на пол и надела свои розовые туфельки, к которым мама Уолли пришила ленточки.

— Я меня тут граммофон, — сказала мисс де Вин. — Не могла бы ты что-нибудь станцевать, чтобы я поняла, что ты уже умеешь.

Анна выглядела потрясенной.

— Но, мадам, мне пока не позволяли ничего делать, кроме упражнений.

Мисс де Вин посмотрела на гладко причесанные волосы, бледное лицо в форме сердца, скромненькое, но хорошо сшитое платьице. «Странный ребенок», — подумала она, вспомнив реверанс. Неужели в Фитон, куда забросила ее судьба, приехала настоящая танцовщица? Даже если так, уже слишком поздно.

— Хорошо, — согласилась она, — подойди к станку. Начнем с шести demi-pliйs.

В течение десяти минут мисс де Вин выкрикивала указания: одни — для упражнений у станка, другие нужно было проделать в центре комнаты. Это были довольно простые упражнения, которым она обучала девочек для сдачи экзамена. Но Анна была намного моложе этих девочек. Когда они закончили, мисс де Вин спросила Анну:

— Сколько тебе лет?

— Восемь, мадам.

Мисс де Вин обратила внимание на «мадам» и иностранный акцент.

— А как тебя зовут?

— Анна Докси.

— Ну, Анна, я возьму тебя на свои уроки. По субботам в десять утра — чечетка и балет. Еще по четвергам я преподаю музыкальную комедию, но это уже дополнительно.

Анна возразила:

— Мне нужны только балетные упражнения. Чтобы не наделать ошибок, от которых потом не избавиться.

Одри де Вин вспомнила о своем детстве, когда она считалась многообещающей балериной. Кто знает, каких вершин она могла достичь, если бы получила правильное образование. Но ей пришлось заниматься всеми видами танцев до тех пор, пока в двенадцать лет ее не приняли в труппу. Почему же этот ребенок должен заслуживать особого внимания, если она не заслуживала? Вдруг что-то всколыхнулось в ней, как вспышка старых мечтаний: раз ей не довелось стать балериной, она могла бы обучить хорошую балерину.

— У меня есть несколько особых учеников, которых я обычно готовлю к выступлениям, придется принять тебя в эту группу. Каждый урок длится полчаса и стоит пятьдесят пенсов.

Анна еще недостаточно много времени провела в Англии, чтобы разбираться в денежных суммах. Она встревоженно посмотрела на Дорин, которая ловила каждое слово их беседы. Дорин встала и подошла к Анне и мисс де Вин.

— Это значит, что за четыре частных урока придется заплатить столько, сколько другие платят за целый семестр, —объяснила она Анне.

Анна не знала, что делать. Четыре урока — это очень мало, но четыре таких урока, как сейчас, — это лучше, чем урок не только балета, но еще и этого странного танца, который мадам называла чечеткой. Жардек говорил на своем ломаном польско-английском языке, что настоящий танцор должен жить только ради танца и все, что стоит между ним и танцем, должно быть отброшено. Теперь Анна поняла, что он имел в виду: как доставать деньги, когда пройдут эти четыре урока, не должно ее волновать. Она должна довериться Господу, и все получится.

— Спасибо, мадам, — твердо сказала Анна. — Я думаю, мне больше подойдут частные занятия.

Глава 13

БЛИЗНЕЦЫ

Пока Анна была у мисс де Вин, мальчики решили осмотреть Данроамин.

Но сначала они обсудили все, что сделали за последнее время. Анна получила свои туфельки благодаря маме Уолли, которая продала чемоданы, у них были деньги на целый семестр обучения танцам.

— Знаешь, — сказал Франческо Гасси, — с того момента, как мы отвели Анну в магазин, чтобы заказать туфли, и до их покупки прошло целых четыре дня.

— И каких! — простонал Гасси. — Вся эта ужасная еда и моя стрижка.

— Я так и не понял, почему дядя не рассердился еще больше из-за твоих волос. Конечно, нам нужны были двадцать пять пенсов, но хоть папа Уолли и старался как мог, твои волосы выглядят довольно странно.

— Вопиющий скандал, — согласился Гасси. (Это выражение они приобрели от Кристофера.)

— Но дядя хоть и хмурился, и был недоволен, так ничего и не сказал. Вообще ничего! — удивлялся Франческо.

И тут Гасси понял.

— Я думаю, это потому, что даже если ему не понравилась моя стрижка, то единственное, что он мог сделать, это заплатить за новую. А это его не устраивает. По-моему, он не очень-то любит тратить деньги, особенно на других.

— Может, он бедный, — предположил Франческо.

Гасси это так рассмешило, что он стал прыгать по комнате.

— Бедный! В Индии, Пакистане, Иране, Ираке, Эфиопии, Египте — везде, где мы были, жили бедные люди. Бедные —это когда разбухают от голода, ищут еду в мусоре, попрошайничают. Это тебе не три блюда в обед, когда ты сидишь за столом в хорошем синем костюме и накрахмаленной рубашке, а в гараже у тебя стоит машина.

— Возможно, есть разные бедные, — сказал Франческо. —Может быть, у дяди достаточно денег на себя и тетю, но не на нас троих.

Гасси издал неприличный звук.

— Просто он жадный, и я его терпеть не могу, и он ест ужасную пищу.

Франческо вздохнул:

— Капуста — отвратительный овощ.

Гасси передернуло:

— Тем более, что ее вкус ужасен. Ни тебе чеснока, ни карри — здесь вся еда как бумага. Но, видимо, это из-за того, что в Англии нежарко, а я обычно такой голодный, что как ни плоха еда, я все равно ее ем.

Франческо подошел к окну.

— Я тоже, да и Анна. Знаешь, мы здесь уже пять дней, а не были ни разу в саду.

Гасси присоединился к нему у окна и с восхищением уставился на гномов.

— Красивые. Я раньше никогда не видел статуи, выкрашенные в красный цвет. Интересно, а что эти маленькие человечки ловят в пруду?

— Пойдем посмотрим, — сказал Франческо. — Дяди ведь нету.

Мальчики сбежали вниз по ступенькам и зашли в гостиную. Они там раньше никогда не были, потому что именно в этой комнате обычно работал Сесил. Комната их просто заворожила.

— Бархат, как во дворце, — в изумлении прошептал Франческо. — Представь себе — каждый день сидеть на зеленом бархате!

Гасси рассматривал плющ, вьющийся по каркасу на обоях.

— И такие красивые обои! Хорошо, что нам нельзя сюда заходить, когда дядя дома. Было бы просто ужасно, если бы мы заляпали обои.

Они прошли в сад через стеклянные двери и сразу поняли, каким странным был этот сад.

— Тут все ненастоящее! — воскликнул Гасси. — Потрогай розы, они сделаны из такого же материала, как одежда.

Франческо разглядывал настурции оранжевого цвета.

— Помнишь, Кристофер говорил, что в Англии самые красивые сады в мире. Вот что он, наверно, имел в виду.

Гасси был так поражен, что почти потерял дар речи.

— Вот это идея! Цветы никогда не умирают!

— Тут совсем нет земли, — восхищался Франческо. — В таком саду можно находиться целый день и даже не испачкаться!

— Привет! — раздался голос сверху. Мальчики обернулись и над стеной увидели двоих — мальчика и девочку. У обоих были голубые глаза и прямые светлые волосы.

— Привет! — ответили ребята.

— Мы близнецы, — сказал мальчик. — Мы — Джонатан и Присцилла Аллан.

— А мы — Франческо и Гасси Докси.

— Мы знаем, — сказала Присцилла. — Мы читали про вас в газете. Мой папа спрашивал вашего дядю, не могли бы вы прийти к нам на чай.

— Извините, мы не знали, — сказал Франческо. — Дядя не очень-то разговорчив.

— А он лучше, если его узнать поближе? — спросила Присцилла. — Мы-то считаем его просто ужасным.

— И я так думаю, — сказал Гасси. — Он позволяет нам разговаривать за столом, только если есть какая-то очень важная или очень хорошая новость.

Джонатан захихикал.

— Если бы у нас в доме было такое правило, мы бы вообще никогда не разговаривали.

— А у нас так, — продолжал Гасси. — Никто и не разговаривает. Это не очень-то здорово. В Турции все всегда говорили одновременно.

— Приходите сегодня на чай, — предложила Присцилла.

Франческо помотал головой.

— Сегодня наша сестра Анна пошла к мисс де Вин, а потом мы пойдем к Уолли, чтобы рассказать, как все устроилось и будет ли Анна заниматься танцами. Мама Уолли продала наши чемоданы, чтобы мы могли заплатить за ее уроки. Мама Уолли всегда угощает нас чаем, когда мы у них бываем.

— Мисс де Вин хорошая учительница, — сказала Присцилла. — Я тоже занимаюсь у нее по субботам. А почему вам надо было продавать чемоданы? Разве дядя не мог заплатить за уроки вашей сестры?

— Он считает, что танцы — пустая трата времени, — объяснил Франческо.

— А я думаю, он просто не любит тратить деньги, — добавил Гасси.

— Ну, скоро ему придется раскошелиться, — сказал Джонатан. — Ведь вы же пойдете в школу?

— Через неделю, — ответил Франческо.

— Тогда вам понадобится форма, — сказала Присцилла. —Серые юбки для девочек и шорты для мальчиков, а еще фиолетовые блейзеры. Шорты у вас уже есть, но еще нужны блейзеры.

Франческо и Гасси посмотрели друг на друга.

— Об одежде никакого разговора не было, — сказал Гасси. —А что, всем надо это носить?

— Не думаю, что все обязаны, — сказала Присцилла, — но вы будете выглядеть довольно странно в другой одежде, потому что все одеваются в форму.

— Думаю, следует рассказать об этом тете, — сказал Франческо. Он вспомнил, что надо быть вежливым. — Спасибо за приглашение на чай, но мы не знаем, возможно ли это. Дядя вроде не особо любит общение.

— Тогда приходите завтра, — сказала Присцилла. — Мы можем встретиться с другими ребятами.

Сесила еще не было, поэтому мальчики побежали на кухню, где Мейбл готовила к ленчу запеканку из мяса с картофелем.

— Наши соседи, — сказал Гасси, — близнецы, которых зовут Джонатан и Присцилла, сказали, что для школы нам нужна форма.

— У нас уже есть серые шорты, — сказал Франческо, — но мы еще должны носить что-то фиолетовое — я не понял, что.

— А Анне нужна серая юбка.

Мейбл бросила запеканку и опустилась на стул.

— Форма? — выдохнула она. — Да, все дети носят форму. Серую с фиолетовыми блейзерами. О боже, видимо, нужно поговорить с вашим дядей.

Франческо было жаль Мейбл, потому что она явно испугалась.

— Если на форму нет денег, то, наверное, можно без нее обойтись. Присцилла сказала, что это не обязательно, просто мы будем выглядеть… — он повернулся к Гасси, — как она сказала?

— Довольно странно, — повторил Гасси слова Присциллы. —Но это ничего, если нет денег.

Мейбл несколько раз пыталась заговорить.

— Не то чтобы денег нет, — наконец сказала она, — но ваш дядя считает, что их нужно тратить только в особых случаях. Тогда он бывает очень щедрый.

Мальчики и представить себе не могли, что это за особый случай. Франческо, чувствуя, что Мейбл очень беспокоится, дружески похлопал ее по руке.

— Забудьте про форму. И так нет ничего хорошего в том, что мы тут живем — ведь дядя этого не хочет. Так что лучше не раздражать его.

Казалось, что Мейбл откуда-то набирается смелости. Ее щеки порозовели, а голос был уверенный, как никогда:

— Не говорите ничего дяде. У меня есть некоторые сбережения и еще деньги, которые выплачивает государство. Это очень нехорошо, что у меня есть сбережения, а ваш дядя об этом не знает, но они у меня есть! Так что предоставьте это мне — к началу занятий форма у вас будет.

Глава 14

СОСЕДИ

Мальчики увидели Анну, возвращающуюся домой, и вышли ее встречать к воротам. Новость, которую она им сообщила, оказалась не совсем той, что они ожидали. Они уже поняли, что без проблем, связанных то с ее уроками, то с туфельками, то с ленточками для туфелек, их жизнь была бы больше похожа на прежнюю, когда они могли гулять, где им хотелось. Поэтому когда она пришла и рассказала им, о чем она договорилась с учительницей, Гасси не мог сдержать свое негодование.

— Все деньги всего лишь за четыре урока! Пятьдесят пенсов каждую неделю! — он упал на землю и лежал на спине. — Даже думать об этом не могу.

Франческо заставил Гасси встать на ноги.

— Ты что, никогда не научишься? В Англии никто не ложится на землю. И тем более прямо перед домом дяди, — потом он повернулся к Анне. В отношении танцев он доверял ей полностью. Если она говорит, что ей нужны частные уроки, то хоть это и плохая новость, так и должно быть. — Нужно поговорить с родителями Уолли, они должны знать, как ребенок может заработать деньги в Англии.

— А может, — предположила Анна, — через четыре недели сэр Уильям уже вернется? Тогда он продаст нашу картину.

— Конечно, мы ему напишем, — согласился Франческо, — но нам надо подумать, как быть, пока он не приедет.

Днем дети, как и собирались, пошли к Уолли. Они уже подружились со свиньей Бесс, но ни на шаг не продвинулись в отношениях с курами и петухом.

— Надеюсь, мы им понравимся, — сказала Анна.

Мама Уолли, увидев их, сказала:

— Заходите, дорогие мои. Ну что, Анна, мисс де Вин будет тебя учить?

Вся семья сидела за столом и пила чай с тортом. Три стула стояли для ребят. Гасси придвинул один из них к столу и сел.

— Да, будет, — сказал он, — но Анна считает, что ей лучше ходить на частные занятия.

Уолли, его мама и папа посмотрели на Анну, как будто она была лохнесским чудовищем. Каждый подумал о том, скольких трудов стоило купить ей туфельки и достать деньги на уроки.

— Частные уроки? — воскликнула мама Уолли. — А не слишком ли это дорого?

Гасси взял кусок торта, который протягивал ему папа Уолли, и кивнул.

— Пятьдесят пенсов за каждые полчаса каждую среду после школы.

— Это значит, — сказал Франческо, — что у нас есть деньги на пять уроков, а мы с Гасси должны добывать столько же каждую неделю.

Мама Уолли протянула Гасси чашку чая.

— В Англии нет ни ослов, которых нужно нагружать, ни верблюдов, которых нужно водить, ни складов, за которыми нужно присматривать, пока хозяин спит, — добавил Франческо.

Уолли, его мама и папа были просто шокированы тем, что ребенок такого возраста, как Анна, может требовать частных уроков танцев за целых пятьдесят пенсов. Но они знали, что мальчики очень переживали за учебу Анны, поэтому заговорили осторожно.

— Мне кажется, — предложила мама Уолли, — можно было бы попробовать один семестр походить по субботам, не правда ли, Анна?

Анна посмотрела на нее своими большими черными глазами.

— Мисс де Вин все говорила правильно. Шесть demi-pliйs в каждой позиции. Но поскольку мои туфли совсем новые, то в пятой позиции нога скользнула и не встала правильно. И сразу она сказала: «Задняя нога!» Так же сказал бы и Жардек. В большом классе мадам не может следить за каждой ногой, поэтому лучше заниматься полчаса одной, а потом тренироваться дома в спальне. Если я начну делать ошибки, она заметит на следующем же уроке.

Для Уолли, его мамы и папы слова Анны были непонятны, как будто она говорила на иностранном языке. Но Франческо и Гасси ее поняли.

— Вот видите, — сказал Гасси. — Это должны быть частные уроки.

— И нельзя допустить, чтобы они прекратились после первых пяти, — утверждал Франческо. — Поэтому нам нужно зарабатывать деньги.

Гасси повернулся к Франческо.

— У меня идея. Если бы мы одолжили у кого-нибудь старую, очень поношенную одежду, мы могли бы попрошайничать. Он протянул две сложенные вместе руки и жалобно завыл: «Подайте во имя Аллаха».

Папа Уолли засмеялся.

— Как только ты так сделаешь, сынок, тебя сразу же заберут в полицию. В этой стране никому не разрешается просить милостыню.

— Здесь нет настоящего попрошайничества, — объяснила мама Уолли. — Можно получить лицензию и продавать спички или что-то там еще.

— Но вы не можете получить лицензию, — сказал Уолли, —потому что вы еще слишком маленькие.

Гасси вздохнул.

— Жаль. Я часто видел, как просят милостыню, поэтому я знаю, как это делать.

Для Уолли ребята все еще были как существа из сказки. Раз Анне надо было пятьдесят пенсов каждую неделю — хоть это и была ужасная трата денег — так и должно было быть.

— Не волнуйтесь, — сказал он. — Я поговорю с ребятами, может, они знают способы заработать деньги.

Папа Уолли, пока работал водителем грузовика, узнал много различных способов зарабатывать деньги, в том числе и нечестные. Поэтому он понимал, что за этими детьми, так долго кочевавшими по свету, нужно хорошенько присматривать, особенно за Гасси.

— Вот что я вам скажу. Если Уолли придумает для вас какое-нибудь приличное занятие, например чистку сада, мытье машины, ну или что-то другое, тогда хорошо, но если это будет что-то странное, то вы сразу идете ко мне. Мы же не хотим, чтобы у вас были неприятности.


Поездка в Лондон, похоже, предоставила дяде Сесилу возможность все обдумать. А может, на собрании он встретил одного из своих скучных друзей, который и подал ему эту мысль, но в этот вечер после ужина он сказал:

— Я хочу поговорить с вами. Пройдем в гостиную.

Даже Гасси струсил. Видимо, дядя узнал про продажу чемоданов и их ждут неприятности. Кроме того, еда в этот день всем им показалась особенно отвратительной. Красноватое мясо с желтым жиром и шариками, сделанными, как подумали дети, из шерстяного пледа. Еще была капуста. Съев пару ложек, Гасси наклонился к Мейбл.

— Ужасная гадость! — прошептал он ей. — Не знаю, что это, но есть просто невозможно.

Мейбл, задыхаясь и краснея, прошептала в ответ:

— Это вареный окорок и клецки, дорогой. Это любимое блюдо вашего дяди.

Гасси, который был уверен, что отравится, если съест то, что лежало на его тарелке, с благодарностью посмотрел на дядю и отодвинул тарелку в его сторону.

— Вам это нравится. Вы это и ешьте. А мне, если можно, хотелось бы хлеба с маслом и оливками, — сказал Гасси.

Судя по тому, как посмотрели на него дядя и тетя, можно было подумать, что Гасси попросил каких-то невообразимых деликатесов, а не самую простую еду, которую он знал с детства.

В конце концов, после мучительной паузы, дядя Сесил произнес ледяным голосом:

— Забери его тарелку, Мейбл. Сегодня Огастес есть не будет.

Поэтому сердца всех троих ушли в пятки, когда они направились вслед за дядей Сесилом в гостиную и сели напротив него на диван. Анна, как бы напугана она ни была, не могла сдержать улыбку.

— Анна, чему это ты улыбаешься? — спросил дядя.

Анна перестала улыбаться.

— Это такой чудесный диван, — прошептала она. — Я никогда не сидела на бархате.

Дядя Сесил не проявил интереса к ее словам.

— Я не собираюсь обсуждать твое плохое поведение за столом, Огастес, — сказал он. — Твоим наказанием будет то, что ты пойдешь в постель голодный. Я хотел с вами поговорить о моих соседях. Когда мы, ваша тетя и я, переехали сюда, то решили, что не будем общаться с соседями. Нам не нужны всякие глупые слухи и сплетни. Так что это правило относится и к вам. Вы будете встречаться с местными детьми в школе, но там же и будет заканчиваться ваша дружба. Вы не будете ходить к ним домой и никогда не пригласите никого сюда.

Франческо вспомнил о Джонатане и Присцилле.

— По другую сторону стены живут близнецы. Они приглашали нас на чай.

— Вы откажетесь от приглашения, — ответил дядя Сесил.

Поскольку Гасси уже провинился, то еще один вопрос повредить не мог:

— Почему мы не можем пойти к ним на чай?

Дядя Сесил посмотрел на Гасси, и было видно, насколько ему не нравится и сам Гасси, и его вопрос.

— Потому что у вас чудовищный английский. Начнется семестр, и у вас будут уроки в школе и домашние задания плюс уроки английского со мной, когда я свободен, так что ваши дни будут полностью заняты. Я не хочу, чтобы вы портили зрение, сидя у телевизора, и тратили время, болтая с соседскими детьми.

Дети никогда не смотрели телевизор. На ферме Уолли был телевизор, однако его ни разу не включали при них, поэтому телевизор для них ничего не значил. Но они всегда разговаривали со всеми, кого встречали, стараясь говорить как можно лучше на той смеси языков, которую знали. Еще более ужасной новостью было то, что дядя Сесил собирался учить их английскому. Это их на самом деле напугало. Когда? А вдруг это будет пересекаться с уроками танцев Анны? Но в тот момент ничего изменить было невозможно, поэтому Франческо встал. Он чуть поклонился дяде.

— Спасибо, что сказали нам, — вежливо проговорил он.

Гасси как-то кивнул и пробормотал довольно ворчливо:

— Спасибо.

Анна сделала свой маленький реверанс.

— Спасибо, дядя. Спокойной ночи.

Как только дверь за ним закрылась, Гасси скорчил гримасу.

— А спать я голодный не пойду. Тетя позаботится о том, чтобы я поел.

И он не ошибся. Под подушкой он нашел великолепный бутерброд с сыром.

Глава 15

ЧТО ДУМАЕТ ДЯДЯ

На следующее утро, после завтрака, Франческо пошел вслед за тетей Мейбл на кухню. Каждый раз, когда он сюда заходил, его душу переполняло восхищение. В доме на колесах никогда не было настоящей кухни, а плиту, на которой готовили, обычно выставляли на улицу. В доме Жардека и Бабки кухня представляла своего рода маленькую пристройку. Он глубоко вздохнул.

— Это очень красивая комната, — сказал он Мейбл. — Даже слишком красивая для того, чтобы ей пользоваться.

Вчера, уже в постели, Мейбл долго думала о том, что хоть дети и стали есть лучше, им очень редко нравилось то, что она готовила. Ее это очень беспокоило.

— А что вы ели, когда… ну, то есть до землетрясения? —спросила она.

Франческо попытался вспомнить.

— Названий я не знаю, но там было много тушеного риса, и все было очень вкусно, если есть с чесноком, а часто еще и карри, такой острый, что слезы из глаз, и…

Мейбл резко вдохнула, как будто попробовала карри.

— Боюсь, вашему дяде такая еда совсем не понравится.

— Если бы можно было хотя бы не все есть, — предложил Франческо. — Капуста просто невыносима.

— В следующий раз, когда ваш дядя поедет в Лондон, — прошептала Мейбл, — у нас будут грибы. Вам это понравится.

Франческо вспомнил, зачем он пришел.

— Дядя запретил нам разговаривать с детьми, которые живут в соседнем доме, но они пригласили нас на чай. Раз уж мы не можем с ними поговорить, не найдется у вас листка бумаги и конверта, чтобы мы могли написать им записку и объяснить, почему не можем прийти?

Тетя Мейбл, которая принялась было мыть посуду, остановилась и села на стул. Она указала на дверь:

— Закрой, пожалуйста.

Франческо закрыл дверь, и тетя Мейбл указала ему на стул:

— Сядь, дорогой. Я хочу попытаться кое-что тебе объяснить.

Франческо сел, и тетя Мейбл порывисто продолжала:

— Ваш дядя — очень хороший человек, но дети в доме создают неудобства, поэтому ему очень непросто жить вместе с вами. Он пытается выполнить свой долг — дает вам жилье.

— Мы не напрашивались, — напомнил Франческо.

— Я знаю, — согласилась тетя Мейбл. — И я очень рада, что вы здесь. Но с вашим дядей все по-другому. Понимаешь, когда ваш папа уехал, ему сказали, что… — голос сорвался, и она не смогла закончить фразу.

Франческо даже не смутился, так много раз он слышал, как его отец разрывался от смеха, рассказывая историю своего побега из дома. Он попытался помочь тете:

— Сказали, что мой папа совершил кражу. Но на самом деле он взял только некоторые вещи, чтобы продать их и купить билет до Парижа, где он мог бы учиться рисованию. Он знал, что однажды у него будут деньги и он вернет то, что забрал. Это было не воровство, а просто он взял в долг, вот и все.

Тетя Мейбл кивнула.

— Да, милый, но ваш дядя думает иначе. Он так воспитан с детства. Он считает необходимым обращаться с вами особенно осторожно и не допустить плохого влияния. Поэтому он не хочет, чтобы вы общались с местными детьми или увидели что-нибудь неподобающее по телевизору. Ну, знаешь, вестерны или еще что-нибудь.

Франческо понятия не имел, что такое вестерн, но слова его тети взволновали и обеспокоили его. Если в Англии подобное считалось воровством, то нужно присматривать за Гасси, который был во всем очень похож на Кристофера. С Анной тоже надо быть поосторожнее: если деньги понадобятся для уроков, она тоже может взять все что угодно. Но этим не стоило делиться с тетей, чтобы еще больше ее не нервировать.

— Я понимаю и постараюсь, чтобы поняли остальные. А теперь можно мне взять бумагу и конверт?

Тетя Мейбл открыла ящик и показала, где лежат бумага и конверты. Потом она достала оттуда маленькую коробочку.

— А если вам понадобится отправить письмо, то нужны будут марки. Я храню их здесь.

Письмо — это была работа для всех троих. Они улеглись на полу в спальне Анны и принялись за дело. Франческо писал, подгоняемый Анной и Гасси. Все старательно вспоминали уроки Ольги, как нужно писать письма и как пишутся сложные слова.

«Дорогие близнецы! — им пришлось так написать, потому что они не знали, как пишутся имена Джонатан и Присцилла. — Мы шлем вам привет. Нам очень жаль, но мы не можем принять ваше приглашение. Дядя хочет, чтобы мы занимались, потому что очень плохо говорим по-английски, но мы увидимся с вами в школе. С сердечными пожеланиями Франческо, Гасси, Анна».

Следующий вопрос — как доставить письмо.

— Думаю, надо завернуть в него камень и бросить через стену, — предложил Гасси.

— Невозможно, — ответил Франческо. — Дядя сидит в гостиной и все увидит. Нет, один из нас должен подойти к двери и постучать.

— Стучать не обязательно, — сказала Анна. — В Англии в каждом доме есть специальная щель для писем и звоночек. В конце концов решили, что Анна отнесет письмо.

— Но не звони, — велел Франческо. — Иди тихонечко, как кошка, и просто опусти конверт в щель в двери.

Анна, жутко боясь, что ее увидит дядя, успешно выполнила свою миссию, и письмо спокойно опустилось на коврик за дверью соседнего дома.


В этот день у Анны был первый урок танцев. Франческо и Гасси проводили ее до студии — мама Уолли сказала, что лучше ей не ходить одной. У дверей Франческо дал ей пятьдесят пенсов на урок.

— Постарайся проследить, чтобы она записала, что ты заплатила, — сказал он, — потому что пятьдесят пенсов — это большие деньги.

Когда Анна пришла, мисс де Вин была одна. Анна слегка поклонилась и протянула ей пятьдесят пенсов.

— Вот деньги, мадам.

Одри де Вин взглянула на Анну и почувствовала что-то очень странное. Это было чувство нежности, которое она много лет не испытывала. Когда-то она была очень похожа на эту маленькую девочку. Но тяжелые времена и необходимость работать скоро научили ее уму-разуму. Потом она вышла замуж и переехала в Фитон, где и собиралась прожить остаток лет как обычная домохозяйка. Но ее муж умер, оставив ей дом и совсем мало денег, и пришлось зарабатывать единственным, что она умела, — давать уроки танцев. Она надеялась, что даже в Фитоне найдутся достойные ученики, но до сих пор таких не встречала. Одни Дорины, с хихиканьем и завитушками, талантов у которых не набралось бы и на чайную ложку. И вот откуда ни возьмись появился этот ребенок. Разве такое возможно? Она заставила себя встряхнуться. «Наверное, с возрастом я становлюсь сентиментальной», — подумала Одри де Вин.

— Спасибо, Анна, — сказала она, убирая деньги. — Надевай туфельки, пока я выпишу тебе квитанцию. — Теперь с помощью слухов и газет она уже знала, кто такая Анна. — На чье имя писать? Твоего дяди?

Анна подняла голову.

— Нет. Мистер Франческо Докси.

Снаружи, облокотившись о стену, ждали мальчики.

— Один урок позади, — говорил Франческо, — впереди еще четыре, а мы до сих пор не знаем, как будем доставать пятьдесят пенсов каждую неделю.

— Может, — предположил Гасси, — Анне все-таки не понравится мисс де Вин. Тогда нам придется дождаться приезда с'Уильяма, он продаст картину и скажет, где Анне лучше учиться.

Франческо грустно смотрел перед собой.

— Если бы только в Фитоне были ослы или верблюды, за которыми нужно было бы присматривать, или записки, которые нужно было бы носить. Но тут ничего такого нет, все устроено так, что можно сделать заказ и сразу получить.

Гасси сполз вниз и растянулся на тротуаре.

— Тут все слишком честно. В магазинах нельзя торговаться, а откуда еще взять деньги?

Франческо схватил Гасси за кофту.

— Встань. Каждый день я говорю тебе, что в Англии нельзя лежать на улице.

Гасси сел.

— Почему нет? Почему я должен полчаса стоять? Я никому тут не мешаю.

Франческо поставил его на ноги.

— Я не знаю, почему, но я знаю, что так надо. Сегодня я говорил с тетей, и она сказала, что дядя считает Кристофера вором.

Гасси покраснел от возмущения.

— Но он не был вором. Он только одолжил немного вещей, чтобы добраться до Парижа, он хотел учиться рисовать. Однажды у него должны были появиться деньги, и он бы вернул то, что взял. Это не воровство.

— Для нас и для Кристофера это так, — согласился Франческо. — Но не для дяди. Ему так говорил его отец, и он в это верит.

— Но какое это имеет отношение к лежанию на земле? —спросил Гасси.

Франческо попытался объяснить.

— Из-за дяди. Он считает Кристофера вором и думает, что у нас тоже должны быть плохие черты и за нами нужно особенно внимательно присматривать. Именно поэтому он запрещает нам общаться с другими детьми. Они могут нас научить плохому: скажем, показать вестерн. Мы должны вести себя как можно лучше.

Гасси умел быстро составить полную картину по обрывкам и кусочкам информации.

— На ферме Уолли есть такой ящик, который они называют телек. Я думаю, это как маленькое кино, и вся беда в том, что если он показывает картинку, которая называется вестерн, то Уолли не хочет идти спать.

Когда Франческо разговаривал с Гасси, он часто чувствовал: то, что он пытается донести до брата, просто уплывает от Гасси куда-то в сторону.

— Но ты же понимаешь, Гасси, что если дядя так думает, то нам надо постараться не усугублять ситуацию и не раздражать его. Нам нужно быть намного аккуратнее и внимательнее, чем раньше… — он не договорил, и оба мысленно представили картину, как Того везет их домик по пыльной дороге, а Кристофер начинает петь такие песенки, что Ольга просит: «Нет, Кристофер. Не при детях».

В это время в классе Анна была так счастлива, как еще ни разу с момента землетрясения. Оказалось что балетные термины звучали одинаково на всех языках, и такими же понятными были позиции тела, рук и ног. Занятия с мисс де Вин отличались только в одном. Это проявилось после того, как Анна исполнила маленький блок упражнений в центре комнаты.

— Когда эти туфельки износятся, — сказала мисс де Вин, —начнем работу на пуантах.

Если она говорила это другим своим ученицам, то те были просто счастливы, потому что мечтой каждой девочки было танцевать на пуантах. Анна же совсем не обрадовалась — наоборот, она была даже шокирована.

— Этого не может быть, — сказала она мисс де Вин. —Жардек говорил, что первые пуанты у меня могут быть только, когда мне исполнится одиннадцать. А мне только восемь.

Мисс де Вин, которая видела в Анне себя, танцующую «Умирающего лебедя», проглотила слова, готовые сорваться с ее уст. Да, это действительно был очень необычный ребенок, который требовал особого отношения. Она взяла себя в руки.

— Хорошо, — сказала она, — три года быстро пролетят.

Анне было только восемь, но она была очень чувствительным ребенком, и что-то в словах мисс де Вин ей очень не понравилось. Урок закончился, и она присоединилась к мальчикам. Гасси спросил ее, как прошел урок, и она с сомнением ответила:

— Хорошо. Очень хорошо. Но я все еще не уверена, что мисс де Вин именно такая учительница, которой хотел бы для меня Жардек.

Глава 16

ШКОЛЬНАЯ ФОРМА

Детям школьная форма понравилась. Мальчики носили фиолетовые блейзеры с гербом школы на кармане, серые носки с фиолетовыми отворотами, серые рубашки с фиолетовыми галстуками и фиолетовые шапочки. У Анны было все то же самое, только не шорты, а серая юбочка в складку и, поскольку это была осень, серая фетровая шляпка с фиолетовой ленточкой вокруг нее.

Тетя Мейбл оказалась очень находчивой. Ей хотелось, чтобы дети выглядели не хуже других, но если бы она сама купила все, что было необходимо, то истратила бы все свои сбережения, поэтому ей было нужно, чтобы Сесил оплатил хотя бы часть расходов. Она всегда начинала задыхаться больше обычного, когда ей приходилось просить у Сесила деньги.

— Се-с-сил, — выдохнула она. — На следующей неделе дети пойдут в школу, и им нужна форма.

Мейбл выбрала неудачный момент, поскольку Сесил как раз занимался сложением целой колонки цифр. Он аккуратно записал цифру и отметил, где остановился, потом положил ручку и посмотрел на Мейбл.

— По-моему, они и так вполне прилично одеты. Зачем им форма? Они могут и в этой одежде ходить в школу.

Было пустой тратой времени объяснять, что «все дети на улице Кресент носят форму, и мы не хотим, чтобы наши дети выглядели иначе». Такой аргумент для Сесила ничего не значил, поэтому Мейбл подготовила другой.

— У мальчиков только хлопчатобумажные шорты, а у Анны платьица из хлопка, еще у них есть кофточки, но они подходят только для теплого климата. Сейчас осень, и дети могут простудиться или даже заработать воспаление легких.

Это был веский аргумент. Сесил ненавидел болезни, а еще не хотел, чтобы это вызвало разговоры среди соседей. Он выдвинул ящик и достал свою чековую книжку.

— Каковы эти избыточные расходы?

Мейбл уже просчитала, сколько ей было нужно.

— Это довольно большие траты, потому что нужна одежда, которая прослужила бы долго, а еще им нужны теплые ботинки. Самое маленькое — это пятьдесят фунтов.

С Сесилом чуть было не случился удар.

— Пятьдесят фунтов! Это же целое состояние. Моя мать не тратила столько на мою одежду за целый год!

Мейбл кивнула.

— Я знаю, дорогой. Но сегодня пятьдесят фунтов — это почти ничего.

Когда Мейбл повела детей в магазин, они стали возмущаться.

— Зачем, — требовал ответа Гасси, — зачем нам вся эта одежда? У нас есть кофты, чтобы не замерзнуть в такую погоду, как сегодня.

— Сейчас еще не холодно, дорогой мой, — объясняла Мейбл. — Но потом, когда придет осень, а за ней и зима, будет очень холодно и сыро, а вы к этому не привыкли.

Анна вдруг вспомнила, что такое холодно.

— После землетрясения было очень холодно. Даже укутавшись в плед, я не могла согреться.

Продавщица, которая обмеряла детей, навострила уши. Должно быть, это дети того художника, который погиб при землетрясении. Управляющий должен об этом знать. У их тети наверняка немного денег, поэтому помощь и совет могут пригодиться, а может, есть надежда и на небольшую скидку.

Продавщица не ошиблась. Управляющий тоже читал про детей Докси. Радушно улыбаясь, он вдруг появился рядом с Мейбл.

— А, миссис Докси, я узнал, что вы здесь. А это и есть три маленьких спасенных человечка? Давайте посмотрим, чем я смогу вам помочь.

И он действительно помог. Казалось, он точно знал, на сколько дети вырастут к следующему лету. Он объяснил им, что школьную форму можно продать, когда она станет мала. За пальтишками из «специальной партии» он даже отправил помощницу на склад.

Пока все это происходило, дети терпеливо стояли, дожидаясь конца примерки. Они еще ни разу, даже когда сэр Уильям покупал им одежду в Стамбуле, не видели, чтобы тратилось столько денег. Обычно Ольга говорила Кристоферу, что нужно сходить на базар, потому что необходимо купить одежду. Это означало, что Анне купят не более одного платьица, мальчикам — шорты и рубашки. По праздникам Кристофер вел Ольгу в магазин, а потом на ужин, и Ольга возвращалась домой веселая в каком-нибудь экзотическом наряде. Но они никогда не делали больших закупок на целый сезон. Сейчас дети были просто поражены и едва сдерживались, чтобы не нарушить приличия, примеряя теплое нижнее белье, школьную форму, пальто, плащи, ботинки, резиновые сапоги, новые пижамы. В довершение всего каждому было куплено по красивейшему халату.

— А не слишком ли? — прошептал Франческо Анне и Гасси.

— За такие деньги можно было бы заниматься у самого лучшего учителя танцев, — простонала Анна.

Гасси ничего не ответил, потому что был слишком увлечен изучением ситуации. По его мнению, когда делались такие большие покупки, то, конечно, покупателю должны были сделать какой-то подарок. Так обычно происходит, когда тратят большие деньги.

Когда примерки были закончены, управляющий сказал:

— Я уверен, что наши маленькие друзья утомлены. Не могу ли я предложить вам чашечку чая? — он улыбнулся детям и добавил: — Может быть, с мороженым?

Когда все приняли приглашение, Гасси немножко задержался, чтобы выложить из карманов и положить на прилавок шарф, две пары шерстяных перчаток и галстук, которые он случайно прихватил в магазине.

— В Англии самое ужасное, — думал он, — это то, что все слишком честно себя ведут, так что нельзя ничего взять. В восточных странах лучше.

И он поторопился за остальными.

Однако Франческо успел заметить отсутствие Гасси. Когда тот догнал их, Франческо шепотом спросил его:

— Ты ведь ничего не взял?

На лице Гасси отразилось возмущенное удивление.

— Я! Когда предлагают мороженое?! Ты что, с ума сошел?

Глава 17

ШКОЛА

Перед началом учебы у папы Уолли был серьезный разговор с сыном. Они были у загончика Бесс, где Уолли занимался уборкой.

— Когда я попал в аварию на грузовике, — сказал папа Уолли, — я потом долго не мог заставить себя говорить об этом, несколько месяцев, даже страховщики еле вытянули из меня эту историю. Мне кажется, с ребятами Докси сейчас происходит то же самое. И знаешь, если в школе их начнут расспрашивать, это их очень ранит.

Уолли облокотился на грабли, которыми сгребал мусор.

— Я знаю, но что я могу сделать? Франческо, может быть, попадет в мой класс, но остальные двое — точно нет. Как я смогу проследить, что там происходит?

Папа Уолли подъехал на своем кресле-каталке поближе к загону, как будто боялся, что их кто-нибудь услышит, хотя кроме Бесс никого поблизости не было.

— Я подумал, может, тебе с директором переговорить.

Уолли чуть не упал в загон для свиньи.

— С директором!? Я с ним никогда не разговаривал и надеюсь, что не придется!

Но папа продолжал, как будто не слышал слов Уолли.

— Я хотел попросить маму, но ты же знаешь ее — как только она увидит директора, так сразу начнет говорить о тебе.

Уолли знал. Он слишком хорошо знал: мама считает, что его недостаточно ценят в школе. Тогда он спросил, ничего, правда, не обещая:

— Ну а если мне пришлось бы говорить с ним, то что мне ему сказать?

По вечерам папа Уолли иногда подъезжал в бар «Джордж и Драгон» выпить пинту пива. У владельца этого заведения был сын, очень умненький мальчик. Он очень часто рассказывал папе Уолли о директоре школы и о том, какой он добрый и понимающий человек.

— У тебя это получится, сынок. Просто расскажи ему, что с ними происходит, когда они об этом вспоминают, и он сам все поймет.

Уолли понятия не имел, как ему вот так взять и заявиться к директору, но на следующее утро он сел на свой велосипед и поехал в школу. Он понимал, что сейчас каникулы, и директор вряд ли в это время в школе, но сторож должен был знать его адрес.

Когда он приехал, сторож был в котельной, готовясь к включению центрального отопления. Он узнал Уолли.

— Привет! — сказал он. — Что-то на тебя это не очень похоже — уроки же еще не начались.

— Мне нужно поговорить с директором, — объяснил Уолли. — Вы не знаете, где его можно найти?

— А тебе везет, — ответил сторож. — Он в школе. Смотрит новые полки для библиотеки.

Директор тоже очень удивился, увидев Уолли.

— Привет! Уолли, не так ли? Чем могу помочь?

Уолли два раза сглотнул слюну и без всяких предисловий выпалил все, что собирался сказать:

— Я… хотел поговорить про ребят Докси, которые будут тут учиться со следующего семестра. Папа сказал, вам надо знать, что с ними происходит, если им задают вопросы. Когда мы только познакомились, это было ужасно, они начали плакать, понимаете, у них никого не осталось, только дядя и тетя, которые стараются с ними хорошо обращаться, но они не так уж ладят…

Директор положил руку Уолли на плечо.

— Не так быстро. Давай сядем и все обсудим. Думаю, твой папа был совершенно прав, когда сказал, что тебе нужно поговорить со мной.

В первый день занятий Уолли устроил ребятам экскурсию по школе и игровому полю. А в это время директор поговорил с остальными учениками и объяснил им, что не стоит задавать этим детям лишние вопросы. Они сами все когда-нибудь расскажут, но пока к ним не нужно приставать.

— Постарайтесь себе представить, каково это, — говорил директор, — идешь погулять, а когда возвращаешься домой, твои папа, мама, бабушка, дедушка, домашние животные, да и сам дом — все исчезло. Некоторые наши учителя здесь знают, что это такое, потому что помнят войну, но даже сейчас, много лет спустя, мы стараемся не говорить об этом. Поэтому вы должны общаться с Франческо, Огастесом и Анной так, как будто ничего не случилось. Я знаю, это очень сложно, потому что всем нам интересно узнать про землетрясение, но мы должны подождать и, возможно, они сами все расскажут. Поднимите руки те, кто понял.

Все подняли руки.

Когда начались занятия, ребята решили, что в школе учиться будет намного легче, чем с Ольгой — ведь теперь они попадут в разные классы, а ей приходилось заниматься со всеми вместе, хотя уровень знаний у них значительно различался. Дети были уверены, что Ольга была хорошим учителем. И правда, было удивительно: с плохим знанием английского языка, без опыта преподавания, Ольга подготовила детей так, что они с легкостью справились с предложенными тестами.

Директор сообщил им результаты.

— Все очень хорошо, особенно по арифметике, чтению и географии.

— Мы должны знать арифметику, — объяснил Гасси. — Когда каждую неделю или две ты оказываешься в новой стране, а там другие деньги, надо уметь все это складывать и вычитать.

— Географию легче учить, когда все время путешествуешь, — заметил Франческо. — Ближний и Дальний Восток нам неплохо знакомы, но в других странах, где холодно, мы никогда не бывали.

У Анны перед глазами возникли их дом на колесах и Ольга, которая на своем ломаном английском читает им «Алису в Стране чудес» или «Ветер в ивах».

— Кристофер купил нам большую коробку с книгами «Детская классика». Я и не помню, когда мы не умели читать.

Директор услышал, как задрожал голос Анны, поэтому широко улыбнулся и сказал:

— Но никто не учил вас говорить по-английски.

Франческо кивнул.

— Все говорят, что у нас очень плохой английский. Кристофер считал, что наш английский просто чудовищный.

— И с'Уильям тоже, — добавил Гасси, — и дядя. Он собирается давать нам уроки, и нам это не нравится.

— Ну, пара-другая уроков вам бы не помешала, — сказал директор. — А теперь я распределю вас по классам, где будут ваши ровесники, а дальше — посмотрим.

Ребятам понравилось в школе. Они познакомились со всеми учениками, которые жили на их улице, а Франческо подружился с Джонатаном и Присциллой, оказавшись с ними в одном классе. Но несмотря на то, что и Франческо, и Гасси всех расспрашивали, им так и не удавалось узнать способ, как доставать пятьдесят пенсов в неделю. Они учились в младшей школе, где детям еще не разрешалось работать. Ребята постарше могли заработать деньги, разнося газеты или помогая в магазине по субботам, но младшим школьникам это было запрещено.

— А вам что, не дают карманных денег? — спросила Присцилла. — Всем дают.

— Чего это — карманные деньги? — удивился Франческо.

Все дети в школе пытались помочь Франческо исправить английский.

— Не «чего это», — поправил Джонатан, — а «что это». Ну да ладно, это деньги, которые тебе дают каждую неделю на мелкие расходы.

Франческо был потрясен.

— А кто их может давать?

Присцилла почувствовала, что в этом предложении есть какая-то неправильность, но не могла понять, какая именно.

— Нам — папа, а вам, наверное, дядя.

На это Франческо знал ответ.

— Он не будет давать. Тетя могла бы, но не думаю, что у нее много денег.

Однако он все-таки сообщил новость Гасси на случай, если тот сможет что-нибудь придумать.

— Теперь, когда у нас уроки английского по вторникам и четвергам, мы можем заговорить о карманных деньгах, — сказал Гасси.

Уроки дяди заключались в беседах. Он выбирал одного из детей и говорил: «Опиши, что ты делал сегодня утром» или: «Расскажи, что ты делаешь на отдыхе». Франческо очень старался говорить правильно. Гасси вообще не заботился о том, как он говорит, а Анна так боялась, что отвечала шепотом. Надо отдать должное дяде Сесилу — он был очень терпелив и только исправлял ошибки, но никогда не ругал их. Однако именно эту терпеливость и сдержанность Гасси сравнивал со «слишком забитым посудным шкафом, из которого в любой момент может все вывалиться».

А теперь Гасси обдумывал слова Франческо.

— Да, у них есть карманные деньги. Каждую неделю они тратят их на благотворительность, например, на покупку спасательной шлюпки или собаки для слепого. У нас же денег не спрашивают, потому что знают — у нас ничего нет.

— Некоторые платят за обеды в буфете, — сказала Анна. —Я думаю, деньги за неделю — это больше, чем стоимость урока.

Гасси раздраженно посмотрел на Анну.

— Если ты думаешь, что я буду голодать за твои уроки, то ты ошибаешься.

— Дядя за обеды платить не будет, — перебил Франческо. — Он говорит, сэндвичи лучше. Я и сам так думаю. Они вчера такую гадость ели, эту мясную запеканку с картофелем и сливы под кремом.

— Конечно, постоянно есть сэндвичи — это тоже не очень хорошо, — продолжал Франческо, — но тетя вырезает из газет кулинарные рецепты, чтобы узнать, что еще вкусного можно в них добавить.

— Надо поговорить о карманных деньгах, — сказал Гасси. —Сегодня у нас урок с дядей. Давайте договоримся, что первый, кого он спросит, заговорит о карманных деньгах.

— О нет! Только не я! — взмолилась Анна. — Я все сделаю не так.

Гасси посмотрел на Франческо:

— Значит не она. Первый из нас двоих. Договорились?

— Ладно, — хмуро согласился Франческо.

В этот вечер, когда они пришли в гостиную и расселись на диване, получилось так, что дядя начал с Гасси.

— Огастес, опиши мне школьную библиотеку.

— Это такая комната, и каждый день два мальчиков…

— Мальчика, — поправил дядя.

— Два мальчика там дежурят. В обеденный перерыв мы туда идем и меняем книги.

— Книги выдаются бесплатно? — спросил дядя. Это был шанс для Гасси.

— Да, иначе бы каждые ребята…

— Все ребята, — еще раз поправил дядя.

— Все ребята получили бы книги, а мы — нет, потому что у нас нет карманных денег.

Какое-то время дядя Сесил молчал. На самом деле он попросту забыл про карманные деньги. Когда он был маленьким, ему давали шесть пенсов. Пенс в воскресенье для церкви; три пенса на школьную благотворительность и два на личные расходы. Кристофер, когда был маленьким, только делал вид, что кладет монету в мешок по воскресеньям, и никогда даже фартинга не сдал на благотворительность, а тайком тратил все деньги на материалы для рисования. Дядя Сесил повернулся к Франческо.

— А если бы у тебя были карманные деньги, Франческо, на что бы ты их потратил?

Позже Франческо рассказал, как сильно ему хотелось ответить «на уроки танцев для Анны». Он чуть было это не произнес, но вовремя остановился. Он ужасно старался говорить правильно, чтобы не расстроить дядю:

— На то же, на что и другие ребята. То есть — я хочу сказать — на благотворительность, например. На этой неделе, кажется, они покупают спасательную шлюпку.

Дядя Сесил, конечно, понимал, что деньги ценятся уже не так высоко, как в его время, поэтому он чувствовал себя очень щедрым, когда решил выделить на всех пятнадцать пенсов.

— Каждую неделю, — сказал он величественно, — вы будете получать по пять пенсов каждый.

Глава 18

ТВОЯ ОЧЕРЕДЬ, ФРАНЧЕСКО

Понятно, что дети не могли тратить карманные деньги ни на школьную благотворительность, ни на себя, потому что каждый пенс был нужен для уроков, а пятнадцать пенсов в неделю — это очень даже неплохо для начала. Но все же много еще не хватало, а от сэра Уильяма вестей не было. Не подозревая, что сэр Уильям мог просто забыть про письмо, лежащее у него в кармане, ребята уже начали волноваться. Однажды вечером, уже в постели, Франческо сказал Гасси:

— Про Аляску ничего не слышно. Я попросил Уолли узнать у папы, потому что тот читает газеты, нет ли новостей про Аляску. Но новостей не было.

Денег на уроки оставалось только на неделю. Гасси очень расстроился, видя, как другие едят сладости, а они не могут себе этого позволить.

— Я думаю, что пять пенсов надо оставлять у себя. Когда-нибудь все же появится с'Уильям или мы заработаем сами.

Франческо сел на кровати.

— Я еще не знаю, сможем ли мы что-нибудь заработать. А если Уолли так ничего и не придумает?

— Мне кажется, — сказал Гасси, — что нам надо чередоваться. Одну неделю платишь ты, а другую я. Тогда иногда мы сможем тратить наши деньги на самих себя.

Франческо посмотрел на него с подозрением.

— У тебя есть какой-то план?

Гасси отвечал осторожно.

— Нет. Просто некоторые мысли.

Франческо наклонился к постели Гасси.

— Скажи мне, прежде чем что-либо делать. Тут, в Англии, не такие правила, как в тех странах, где мы бывали. Там честью было просить подаяние и за воровство не очень-то ругали, но здесь все по-другому.

В темноте Гасси улыбнулся.

— Да что, я не знаю, что ли! Ты сам ищи свой способ достать пятьдесят пенсов, а я — свой.

Франческо этой ночью не спалось. Если бы он только мог знать, что задумал Гасси. Но с тех пор как они пошли в школу и разделились по классам, у Гасси были свои друзья. Франческо не знал, хорошие это друзья или нет. Уолли предупредил его:

— Я слышал, что Гасс связался с бандой.

Хотя у Франческо были большие успехи в английском, он спросил, что это такое.

— Это слово пришло из новых спальных районов. Они, как говорится, растут без отцов, и говорят, это крутые парни. Ну, знаешь, телефоны на улицах ломают ради смеха.

— Ради смеха? — переспросил Франческо.

— Только чтобы нахулиганить. Понимаешь, Гассу надо остерегаться, потому что за ними присматривает полиция.

И теперь, ворочаясь в постели, Франческо обдумывал слова Гасси. «Ты сам ищи свой способ достать пятьдесят пенсов, а я — свой». Но какой способ придумал Гасси? Господи, если бы только с'Уильям вернулся! Потом ему в голову пришла одна идея, он успокоился и заснул. Завтра он напишет с'Уильяму письмо, чтобы, когда тот вернется в Англию, оно уже было у него дома.

Единственным человеком, кто, похоже, совершенно не беспокоился, откуда возьмутся пятьдесят пенсов, была Анна. Она все свободное время думала о танцах и делала упражнения в своей спальне, но у нее тоже был свой секрет, который не давал ей покоя. Она была почти уверена, что мисс де Вин, хотя та ничего и не говорила об этом, хочет, чтобы Анна выступила на рождественском представлении. После урока мисс де Вин сказала:

— Прежде чем ты уйдешь, станцуй, пожалуйста, вот это. Подожди, я включу музыку.

И она показала Анне комбинацию движений, которые, как можно было догадаться, были частью танца. Анне танец очень понравился, однако она знала, что это было неправильно. Жардек бы никогда этого не позволил. Но что она могла поделать, если мисс де Вин велела ей танцевать? Она многое поняла с тех пор, как они приехали в Фитон, теперь она точно знала, что, пока не вернется с'Уильям и не продаст их картину, ей придется заниматься с мисс де Вин, потому что больше просто не с кем. В Лондоне, конечно, много других учителей, но Лондон находится в нескольких милях отсюда, и добраться туда нет никакой возможности.

Надо было пойти и рассказать все Франческо, он должен знать, чего она больше всего боится. Последние две недели на уроки ее водил только Франческо. Гасси в те дни, когда у них не было урока с дядей Сесилом, уходил после школы к своим друзьям. В эту среду по дороге домой после урока Анна сказала Франческо:

— Это были наши последние деньги. У тебя найдется пятьдесят пенсов на следующую неделю?

Франческо понятия не имел, откуда взять пятьдесят пенсов, но он не хотел огорчать Анну.

— К следующей среде деньги будут.

Анна попыталась объяснить, что ее беспокоит.

— Мне кажется, что если бы мисс де Вин знала, что у нас нет денег, то она бы согласилась учить меня бесплатно.

Франческо чуть не подпрыгнул, как кенгуру. Бесплатно! И не думать больше, где раздобыть пятьдесят пенсов! Он заговорил осторожно, потому что не знал, что об этом думает Анна.

— Почему?

Анна посмотрела на него, в ее глазах было беспокойство.

— Мне кажется, Жардек учил даже лучше, чем мы думаем. На Рождество мисс де Вин показывает благотворительное представление в концертном зале. На таком представлении танцуют те девочки, которых она учит, Дорин, например. Я думаю, она хочет, чтобы я тоже выступила, чтобы все подумали, что она меня научила тому, что я умею, а не Жардек. Придут ученики и их родители.

Франческо был возмущен.

— Но тебе только восемь лет. Жардек бы никогда этого не позволил.

— Мне уже почти девять, — напомнила ему Анна. — И Жардека с нами больше нет.

Об этом грустно было вспоминать, так что какое-то время они шли молча, стараясь не бередить душу воспоминаниями о Жардеке. Потом Франческо спросил:

— Она говорила, что хочет, чтобы ты выступила?

Анна покачала головой.

— Нет. Но я уверена, что она этого хочет. Если она узнает, что у нас проблемы с деньгами, она предложит заниматься со мной бесплатно, но тогда я должна буду делать все, что она скажет.

Франческо знал, что это значит. Часто, когда они путешествовали в своем доме на колесах, они встречали детей, которые в обмен на еду, постель и одежду были чьими-то маленькими рабами. Одна мысль о такой жизни для Анны пугала его.

— Мисс де Вин никогда не должна узнать о том, что у нас трудности с деньгами. Ты должна дать ей понять, что, даже если бы каждый урок стоил целый фунт, для нас это не имеет никакого значения. Пусть считает, что у нас полно денег.

Анна взяла его руку и потерлась лицом о его рукав.

— Когда ты так говоришь, такое ощущение, что Ольга вернулась.

Она не могла сказать ничего лучше.

Но все же у Франческо не было пятидесяти пенсов, даже карманных денег не хватило бы, а до урока оставалась всего неделя.

Глава 19

В СУББОТУ У УОЛЛИ

С началом учебы, сокращением светового дня, с наступлением осени и уроками дяди Сесила ребята стали очень редко бывать у Уолли. Они встречались с Уолли в школе, но только Франческо общался с ним, потому что они учились в одном классе. Они никогда не ходили в школу вместе, потому что Уолли приезжал на своем велосипеде, а ребята шли пешком по улице Кресент.

— Мне это не нравится, — ворчала мама Уолли. — Мы все-таки несем определенную ответственность, и мне бы хотелось присматривать за ними.

Папа Уолли соглашался с ней, потому что ему тоже было бы спокойнее, если бы они чаще виделись с детьми, но это было сложно. И тем не менее в субботу утром, когда Уолли был занят в свинарнике, удача улыбнулась маме Уолли. Она зашла в супермаркет. Ее тележка была переполнена продуктами, закупленными на неделю. На кассе перед ней стояла женщина, которая выкладывала свои продукты на прилавок.

— Хорошая погода для этого времени года, — сказала ей продавщица.

Казалось, что женщину просто поразило это совершенно обычное замечание. Она стала тяжело дышать и уронила на пол кукурузные хлопья и фунт чая. Мама Уолли наклонилась, чтобы помочь ей собрать упавшие продукты, и когда она это сделала, что-то в этой женщине привлекло ее внимание. Что это там говорили дети? «Такое ощущение, что все на ней держится на фартуке». Сейчас на ней не было фартука, но создавалось впечатление, что все держится на пуговицах пальто. Дети еще говорили, что у нее такие волосы, которые как будто всегда норовят рассыпаться в разные стороны. У этой женщины были точно такие волосы, и они как-то странно торчали из-под бесформенной фетровой шляпки. Гасси еще говорил, что тетя похожа на мышку — боится шевельнуться, чтобы не привлечь кошку. «Бедная женщина, — подумала мама Уолли. — Если кто-то когда-то выглядел так, как будто боится кошки, то это именно она».

Женщина тяжело выдохнула «спасибо» и снова занялась раскладыванием своих продуктов, и тут мама Уолли решила испытать судьбу. «Мне действительно казалось, что я должна это сделать», — объясняла она папе Уолли, когда вернулась домой.

— Извините, пожалуйста, — сказала она, — вы миссис Докси?

Продавщица и мама Уолли протянули руки, чтобы подхватить продукты, которые тетя Мейбл норовила опять уронить на пол. Тетя Мейбл пропищала:

— Да.

— Тогда, может быть, вы согласитесь выпить со мной чашечку чая? — предложила мама Уолли. — Дело в том, что я знаю ваших ребятишек, Франческо учится в одном классе с моим Уолли, и они друзья.

Потом мама Уолли и Мейбл пили чай в соседней чайной.

— Я знаю, дорогая моя, у вас все строго, — говорила мама Уолли. — Ваш муж не единственный человек, который не желает общаться с соседями, но ребятам не повредит общение с нами. Я подумала, было бы здорово, если бы вы разрешили им бывать у нас, скажем, по субботам, может, и по воскресеньям тоже.

С огромным усилием Мейбл попыталась объяснить взгляды Сесила.

— Понимаете, Сесилу с детства внушали, что отец ребят забрал из дома то, что ему не принадлежало. Конечно, на самом деле это не так, он просто позаимствовал эти вещи, ну, по крайней мере, он так думал, но вы же знаете, как бывает, когда тебе с детства что-то внушают. Так что он ни в коем случае не хочет, чтобы наши дети общались с другими детьми, чтобы избежать возможного негативного влияния. Он не хочет, чтобы они смотрели телевизор.

Мама Уолли засмеялась:

— Как я всегда говорю, несложно терять то, чего никогда не имел. Конечно, у нас по субботам включен телевизор — только попробуйте заставить моего мужа пропустить футбол, но какой вред от футбольного матча? Уолли тоже бы не хотел его пропустить.

Мейбл немного повеселела, но все еще говорила как-то порывисто и судорожно.

— Я уверена, что в футболе нет ничего плохого. Я очень переживала по поводу выходных. Мистер Докси любит, чтобы в доме было тихо и спокойно, а детям очень сложно вести себя тихо, когда им нечего особенно делать и некуда пойти.

Мама Уолли решила определиться с этим здесь и сейчас. Она встала.

— Ну, мне теперь пора идти, но я жду ребят у нас. Они же зайдут на чай?

Мейбл подняла с пола пакет с покупками.

— Им нужно быть дома к половине шестого, а то мой муж может заметить их отсутствие, — она вспыхнула. — Понимаете, надо, чтобы он думал, что они пили чай на кухне.

Ребята были просто очарованы, когда перед ленчем их тетя объявила, что они могут пойти навестить миссис Уолл.

— Очень симпатичная женщина, — сказала она, — но уходите тихонечко и будьте дома ровно в половине шестого.

— У них ферма, — сказала Анна. — Курочки и свинья, которую зовут Бесс. У них очень приятно, там не слишком все чисто, и поэтому такое ощущение, что это почти как…

Франческо договорил за Анну.

— Она права. По-своему, по-английски, это напоминает дом Жардека и Бабки.

Когда мама Уолли увидела ребят, она протянула руки, чтобы всех разом обнять.

— Надеюсь, вы поздоровались с курочками и Бесс, а то вы долго не выйдете из дома, начнется футбол, и мистер Уолл считает, что на сей раз его любимая команда должна выиграть. — Она вопросительно посмотрела на Анну: — Ты интересуешься футболом, дорогуша?

— Никто из нас не видел футбол, только в школе, — объяснил Гасси.

— Тогда иди посмотри, дорогая, — сказала она Анне, — а если тебе не понравится, приходи ко мне на кухню и мы вместе порежем тортик, который я приготовила к чаю.

Анне было неинтересно смотреть телевизор, она не понимала ни того, что происходит на поле, ни объяснений Уолли и его папы, которые раскрыв рот слушали мальчики, поэтому она сбежала на кухню.

— Ручаюсь, что никто из них даже не заметил, что ты ушла, — сказала миссис Уолл.

— Да, никто.

Миссис Уолл дала Анне вишен и орешков, чтобы украсить торт.

— Ну, — спросила она, — как продвигаются занятия танцами?

Анна доверяла маме Уолли.

— Неплохо. То есть я думаю, мисс де Вин учит хорошо, почти как Жардек, но я не знаю, что она думает.

— Что ты имеешь в виду?

Анна сделала украшение из вишен и орешков.

— На Рождество она дает представление…

— Ты о концерте? Она каждый год устраивает благотворительные концерты. Дорин, кажется, танцует соло.

Слова Анны прозвучали решительно.

— Жардек никогда бы этого не позволил. Я точно не знаю, но мне кажется, что мисс де Вин хочет, чтобы я танцевала на пуантах!

Анна говорила с таким возмущением, что миссис Уолл тоже постаралась выглядеть пораженной, хотя она и понятия не имела, почему Анна так разгорячилась.

— О, Господи!

— Представляете! Ведь мне еще нет и девяти лет, а Жардек говорил, что можно не раньше одиннадцати!

— Но если я правильно понимаю, ты и не сможешь продолжать заниматься с этой мисс де Вин. У вас денег хватало только на пять уроков, не так ли?

Анна в ужасе посмотрела на маму Уолли.

— Но я должна продолжать занятия с ней, пока с'Уильям не вернется и не продаст нашу картину! Здесь же больше никого нет.

— Но, дорогая, откуда же брать деньги?

Перед Анной как будто упал занавес. Мама Уолли не могла знать, что Анна и сейчас слышала слова Жардека, произнесенные на смеси английского с польским: «Настоящий танцор должен жить только ради танца, и все, что стоит между ним и танцем, должно быть отброшено и забыто». Поэтому она не должна заботиться о том, откуда возьмутся эти пятьдесят пенсов, они просто должны появиться. Она положила последнюю вишенку на торт и заговорила спокойно и уверенно.

— За эту неделю платит Франческо, за следующую — Гасси.

Футбол прошел с огромным успехом. Ни Уолли, ни его папа, ни мальчики не могли оторваться от телевизора и поэтому пили чай в комнате.

— Я никого не хочу торопить, — сказала мама Уолли, — но я обещала вашей тетушке, что вы будете дома к половине шестого.

Когда она приносила еду, то обратила внимание, что Франческо плохо выглядит. У него опять появились темные круги под глазами. И ел он не так хорошо, как Гасси, который заглотил три бутерброда с солеными огурцами, прежде чем приступить к торту.

После чая, когда ребята ушли и мама с Уолли пошли закрывать кур, она сказала:

— Мне кажется, Франческо плохо выглядит. В школе у него все в порядке, дорогой?

Уолли загнал последнюю курицу.

— В школе все нормально. Я думаю, это из-за денег. Он постоянно просит меня разузнать способ заработать денег.

— И ты ему помог?

— Я не знаю, как, — сознался Уолли. — Понимаешь, ему только десять лет. А в это время года нет работы в саду.

Миссис Уолл закрыла дверь загона.

— Вот что я тебе скажу. Завтра, когда они придут, постарайся выяснить, в чем проблема. Не удивлюсь, если это действительно уроки Анны. Не важно, что это, просто заставь его поговорить с тобой. Потому что беда, о которой ты рассказал другу, уже в два раза меньше, а ты его друг.

Глава 20

ЖЕРТВА

В воскресенье так вышло, что Уолли легко удалось остаться с Франческо наедине, потому что его папа решил еще раз постричь Гасси.

— Ваш дядя скоро начнет возмущаться по этому поводу, —сказал он. — Уолли, дай мне полотенце и кастрюлю.

— Но если мы дождемся, пока он что-нибудь скажет, — возражал Гасси, — тогда он даст мне двадцать пять пенсов. А нам они очень нужны, потому что мы уже все деньги от чемоданов потратили на уроки Анны.

— Если я один раз позволил вам забрать деньги вашего дяди, это не значит, что такое должно войти в привычку. А теперь садись и не вертись, а то я отрежу тебе ухо.

— Анна, пойдем на кухню, — сказала мама Уолли. — И посмотри, что у меня есть. На следующей неделе надо начинать готовить рождественский пудинг. Ты когда-нибудь пробовала настоящий рождественский пудинг?

Анна даже не знала, что это такое. Ей было трудно вспоминать прежние праздники Рождества. Раньше Кристофер всегда привозил их к Жардеку и Бабке на Рождество. Она как будто видела, как они приезжают: к сбруе Того привязаны бубенчики, а в хвост вплетены ленточки.

— Я не знаю, что такое рождественский пудинг, но у нас на Рождество всегда было много тортов. Бабка пекла их.

Мама Уолли видела, что Анне тяжело говорить о Рождестве. Но Рождество все равно наступит, поэтому лучше, если дети будут к этому подготовлены. У окна стояло кресло. Она села и протянула Анне руки.

— Иди ко мне, садись на коленки и расскажи, как вы праздновали Рождество, а потом я расскажу тебе, как мы это делаем.

Анна забралась на уютные колени мамы Уолли.

— Рождественский вечер мы проводили так, как когда-то Жардек и Бабка праздновали в их детстве в Польше. Днем были подарки от Кристофера. Он всегда говорил, что надо готовить индейку, но далеко не всегда была возможность ее купить.

— А что происходило в рождественский вечер? — спросила мама Уолли.

Анна попыталась вспомнить все подробности.

— Мы ели рыбу. Это потому что пост. Когда Жардек и Бабка были маленькими, после рыбы было еще много-много других блюд, но мы, конечно, столько не ели. Сначала в рождественский ужин мы накрывали стол соломой.

— Соломой?! — удивилась мама Уолли. — Зачем?

Анна нахмурилась, пытаясь вспомнить.

— Это была как бы священная солома. После еды Бабка относила ее Того. Она старалась, чтобы этого не увидел Кристофер, потому что он стал бы смеяться, а над священным смеяться нехорошо, но Бабка говорила нам, что если Того съест эту солому, то целый год он будет здоров.

— Здорово, — сказала мама Уолли. — Может быть, стоит положить немножко соломы для Бесс и курочек. А скатерть поверх соломы стелили?

Теперь Анна вспомнила все.

— Да, самую лучшую скатерть. Потом, когда все садились за стол. Бабка приносила суп. Суп всегда был с миндалем и очень аппетитно выглядел. Потом была рыба с таким количеством соусов, что и не сосчитаешь.

— Боже мой! — воскликнула мама Уолли. — Хорошо, что мы этого не делаем, а то я бы на утро не проснулась.

Анна почти чувствовала вкус еды, о которой рассказывала.

— Потом шли торты. Самый вкусный называется пироги. Внешне это как батон хлеба, но внутри миндальная паста и маковые зернышки. Гасси всегда надо было останавливать, потому что иначе ему было бы плохо. А еще много других тортов и фруктов, высушенных в сахаре.

Мама Уолли решила, что она что-то упустила.

— Но что вы делали днем? Вы не развешивали носки или чулки?

Анна помотала головой.

— У нас не было носков и чулок, пока с'Уильям не купил их нам. А зачем их развешивать?

— В них дети находят подарки.

Анна откинулась на теплое плечо мамы Уолли.

— Но у нас тоже были подарки — вещи, которые покупал Кристофер, но самым лучшим были обертки, потому что на каждой Кристофер рисовал картинку, иногда…

Голос Анны стих. Это было уже слишком. Эти свертки были такие веселые и смешные. Уже никогда, никогда этого не будет!

Мама Уолли поставила Анну на ноги.

— Пойдем я покажу тебе, что я кладу в рождественский пудинг.


Уолли не очень-то умел придумывать тему для разговора. Все, что он хотел сказать, он прямо так и говорил. Но мама сказала, что надо помочь Франческо выговориться, и Уолли знал, что это необходимо сделать.

— Я хочу смазать мой велосипед, — сказал Уолли Франческо. — Пойдем?

Велосипед стоял под навесом, прислоненный к курятнику. Это место очень нравилось Франческо и Гасси.

Уолли принялся смазывать велосипед. Он был согласен с решением мамы, но сейчас у него было такое ощущение, что задавать Франческо вопросы значило совать нос не в свое дело. В конце концов, он сказал:

— Ну, как дела? Я про пятьдесят пенсов на уроки Анны. У вас хватает карманных денег?

Франческо ответил не сразу. Уолли посмотрел на него и заметил, что мальчик сглатывает слюну, стараясь не заплакать. Наконец Франческо заговорил, его голос звучал так, как если бы он говорил не с Уолли, а с кем-то другим.

— Всегда все было так просто. Кристофер ни о чем не думал, кроме своих картин, но если надо было что-то сделать, Ольга забирала у него холст и краски и не отдавала до тех пор, пока решение не было принято. А теперь нет никого кроме меня, и я не знаю, что нужно делать. Мы могли бы, наверное, накопить еще на один урок из карманных денег, но одного урока недостаточно, и нужно каждую неделю добывать эту огромную сумму в пятьдесят пенсов. В эту среду я должен заплатить, а в следующую — Гасси, но у меня сейчас ничего нет, кроме карманных денег, вообще ничего.

Уолли попытался подобрать нужные слова.

— А что будет, если Анна не будет заниматься, пока сэр Уильям не вернется и не продаст вашу картину?

Франческо подавил всхлипывание.

— А он вообще приедет? Он дал нам адрес, и я отправил ему письмо с маркой.

— Что ты написал?

— Я не знал, как написать, поэтому я просто попросил, чтобы он приехал к нам и помог продать картину.

— Не стоит волноваться, он приедет.

— А что, если он никогда не приедет? Уолли, ты не понимаешь. Анна должна учиться, для нее не учиться — это большое-большое горе.

Уолли вытер велосипед тряпкой.

— Чего я не понимаю, так это почему ты так переживаешь. Ты же ничего не можешь поделать.

Франческо посмотрел на Уолли, и в его глазах сверкнули слезы.

— Я никогда не знал, что значит быть старшим. Теперь все зависит от меня. Больше никого нет. Вообще никого нет.

— Ладно, — сказал Уолли, — побежали домой, а то у нас горячие тосты с соусом к чаю.

На следующее утро на игровом поле во время перемены Уолли отвел Франческо в угол. Там он протянул ему конверт, в котором была банкнота в один фунт и пятидесятипенсовая монета.

— Бери, — сказал он Франческо. — Это тебе. Этого хватит на три урока, еще за три заплатит Гасси, итого — шесть недель, а уж тогда с'Уильям точно вернется.

Франческо побледнел, а потом покраснел.

— Один фунт и пятьдесят пенсов! Откуда ты взял столько денег?

Уолли состроил гримасу.

— Только не надо никаких подозрений. Я достал их честным путем, — он пытался, чтобы его голос звучал как можно более обычно. — Если хочешь знать, я продал велосипед.

Франческо был просто в ужасе. Этот велосипед, хоть и очень старый и дребезжащий, был гордостью всей жизни Уолли.

— Я не могу их принять. Ты должен вернуть свой велосипед.

— Вот тебе и благодарность, — съязвил Уолли. — «Вернуть»! Я знаю, что этот велик немного стоит, но за полтора фунта —это слишком дешево, и тот, кто его купил, знает это не хуже меня. Он мне его не отдаст, он несколько месяцев упрашивал меня продать ему велосипед.

Франческо смотрел на деньги, как если бы это был кувшин, который радуга наполнила золотом.

— Это слишком много, — прошептал он, — но однажды, может, когда мы продадим картину, у тебя будет новый велосипед.

Уолли не верил, что какая-то картина может стоить столько же, сколько велосипед, но он ничего не сказал.

— Имей в виду, никто не должен знать, откуда у тебя взялись деньги. Никто — ни Гасси, ни Анна: я только маме скажу, потому что она может заметить отсутствие велосипеда.

Франческо, которого щедрость Уолли почти лишила дара речи, кивнул.

— Я обещаю, — прошептал он.

По дороге домой Гасси узнал, что Франческо достал свою долю на уроки Анны. Анна заговорила об этом:

— Как бы было хорошо, если бы с'Уильям вернулся. Мне нужно платье для танцев, мисс де Вин называет его туникой. Школьная форма не очень-то подходит для танцев, а у меня больше ничего нет.

Гасси посмотрел на Анну так, как птица-мама смотрит на своих вечно голодных птенцов.

— Туника! Тут я и Франческо мучаемся, не знаем, как добыть пятьдесят пенсов в неделю, а ей туники нужны!

— Не волнуйся, Анна, — сказал Франческо. — У меня хватит денег еще на три урока, не считая наших карманных денег. А их, возможно, будет достаточно для туники. Я думаю, еще тетя поможет.

Гасси еще не до конца переборол свою привычку садиться или ложиться на землю, если ему того хотелось. И теперь он сел на тротуар.

— Что? У тебя есть деньги на три урока? Как это?

— Есть и все, — сказал Франческо. Потом он раскрыл руку и показал Уоллины фунт и пятьдесят пенсов.

Гасси был просто в бешенстве. В глубине души он считал себя самым умным в семье. Он был убежден, что только он был уже на пути к тому, как достать деньги, а тут Франческо, такой серьезный и щепетильный в вопросах чести, просто вытащил из кармана фунт и пятьдесят пенсов. В ту самую секунду он знал, что нужно делать. Он сомневался до этого, но теперь был окончательно уверен. Гасси встал на ноги, гордо посмотрел на Анну и Франческо и ударил себя кулаком в грудь.

— Я, Гасси, я достану деньги на четыре урока!

Глава 21

БАНДА

Гасси хвастал, что сможет достать два фунта к сроку, но на самом деле он с трудом представлял себе, как это сделать.

В школе училась большая группа ребят, которые жили в спальных районах на окраине Фитона. Их семьи переселили туда из районов под снос в других частях страны. Многие прижились и имели много друзей в Фитоне, но небольшая часть представляла собой тех, кого полиция звала «проблемным элементом». Это были старшие мальчики и молодые люди, которые шатались по улицам, не заводили друзей, не имели занятий и почти все были безработные. У многих были младшие братья, и некоторые из них были с Гасси в одном классе. Их называли «бандой», а Гасси был просто восхищен ими.

Восхищаться — не значит дружить, поэтому Гасси до сих пор оставался как бы восторженным наблюдателем. У них всегда были какие-то секреты, но даже не это больше всего привлекало Гасси. Самое интересное для него было то, что, казалось, у них есть деньги. Он не знал, как, но должен был по-своему заработать деньги и удивить Франческо, бросив перед ним пятьдесят пенсов со словами: «Там, откуда я это взял, еще полно».

Теперь же случилось невозможное. Франческо достал деньги, а ведь он, умный Гасси, был просто уверен, что сможет спокойно тратить свои карманные деньги, когда придет его очередь.

Ему было необходимо достать пятьдесят пенсов. Гасси внимательно изучал банду. Раньше он этим не занимался, потому что время, когда ему придется платить, должно было прийти не так скоро, да и вообще могло не наступить: с'Уильям вернется же наконец домой. Банду в основном составляли мальчики девяти и десяти лет, но главарями были одиннадцатилетние, которые скоро переходили в старшую школу. Эти большие мальчики отзывали младших в угол школьного двора и либо что-то им говорили, либо что-то им давали. Гасси никогда не знал, что на самом деле происходило, но ему удалось создать впечатление, будто он знает, и это пока было единственным, что действительно было для него важно. Но теперь ему непременно надо было узнать, что же там происходит, потому что он был уверен: что бы это ни было, это связано с деньгами.

Гасси в классе любили — он никогда не думал, что говорит, и поэтому часто говорил то, что казалось другим смешным. Но настоящих друзей у него пока не было, кроме, может быть, Тома. Том был членом банды. Это был бледный мальчик с почти белыми волосами, розоватыми глазами за толстыми стеклами очков и с таким взглядом, как будто он вечно недоедает. Это было не так. Гасси знал, что приносит с собой на ленч Том — этого бы хватило на шестерых. Гасси удалось подружиться с Томом. Тот очень любил карри, но его мама никогда не добавляла эту приправу в сэндвичи. А тетя Мейбл, которая упорно изучала рецепты необычных сэндвичей в журнале, наоборот, уже научилась делать некоторые из них. И Гасси время от времени менялся с Томом сэндвичами, не потому что больше любил мясные сэндвичи, а просто по доброте душевной.

На следующий день после того, как у Франческо вдруг появились деньги, в их коробочках для ленча лежали сэндвичи с карри. На перемене Гасси прямо пошел к Тому.

— У нас сегодня карри. Куриные с карри, потому что в воскресенье мы ели курицу. Хочешь поменяться?

Том хотел, и они договорились обменяться в обед. Когда начался обеденный перерыв, Том бросился к Гасси:

— Давай. Быстро меняемся. Там шумят. Мне надо на игровое поле.

Но Гасси не это было нужно.

— Хорошо. Я пойду с тобой. Там и поменяемся.

Встреча банды проходила, как обычно. Приближенные к главарям, в том числе и Том, собрались в самом углу. Те, кто стоял во внешнем кольце, где оказался и Гасси, ничего не видели и не слышали. Но на этот раз Гасси внимательно следил за Томом. В тот момент, когда банда разошлась, он схватил Тома за руку.

— Пошли меняться. Я с голоду умираю.

Том и Гасси сели на один из угольных бункеров, которые стояли около дома школьного сторожа. Гасси с гордостью выложил три красивейших сэндвича с курицей и карри; у него слюнки потекли при их виде. Том достал три огромных сэндвича с толстыми кусками хлеба, один с говядиной, один со свининой и один с сыром. Гасси передернуло, но он их взял.

— Молодец у вас тетя, — сказал Том с набитым ртом. — Но странно, что вы не обедаете, как все остальные с улицы Кресент.

Гасси вздохнул.

— Еда, которую мы едим у дяди, просто ужасная. Эта капуста! Но школьные обеды — нет, это невозможно терпеть. Тетя это знает. А о чем говорили члены банды?

Том откусил огромный кусок сэндвича.

— Тебе это неинтересно, тебе ведь не нужны деньги. Нам дали кое-какие вещи, чтобы мы их продали.

Том оглянулся, чтобы удостовериться, что их никто не подслушивает.

— В основном вещи, которые любят девчонки, — он вытащил из кармана шарфик. Это был ярко-зеленый шарф с броским рисунком. — Это только один, а у нас есть разных цветов.

— И вы их продаете?

— Понимаешь, они на самом деле дешевле, чем в магазине.

— Но откуда вы их берете?

Том как-то загадочно на него посмотрел.

— Это дело главарей. Может быть, это брак с фабрики.

— А когда вы их продаете, то деньги вы себе оставляете? — спросил Гасси.

— Каждый стоит пятьдесят пенсов. Если я продаю один, то десять пенсов беру себе. Сумма быстро растет.

Гасси мог себе это представить. Он также мог вообразить, как много таких шарфиков могла бы продать миссис Уолл со своего лотка. Но ему-то нужно продать только пять, и у него будут пятьдесят пенсов!

— Я тоже хочу продавать такие шарфы, — сказал он.

Том с сомнением на него посмотрел.

— Кому?

— Ну, есть женщина, она один купит, а еще я знаю одного человека, который может много купить.

Том прикончил последний сэндвич с карри и приступил к говяжьему.

— Я не могу дать тебе шарфы или что-то другое просто так. Я должен сказать кое-кому, что ты хочешь, а потом, если он скажет «да», ты поклянешься во всем слушаться главарей, даже перед лицом смерти. Потом они надрезают твою руку, чтобы смешать твою кровь со своей. Потом тебе дают задание, и если ты справишься, то тебя берут.

Это было захватывающе.

— Когда ты можешь «кое-кому» сказать? Потому что мне надо получить пятьдесят пенсов к следующей среде.

Том продолжал жевать.

— Это просто. Но ты должен быть уверен, что действительно хочешь этого, потому что если ты нарушишь клятву, они тебя убьют.

Гасси так увлекся идеей вступления в банду, что даже ударил себя кулаком в грудь.

— Не переживай. Я, Гасси, если клянусь, то уж клянусь. Клятву я всегда сдержу.

Глава 22

ПИСЬМО

На следующий день пришло письмо от с'Уильяма. Тетя Мейбл достала его из кармана своего фартука и отдала Франческо, когда тот пришел из школы.

— Это от сэра Уильяма, там стоит его имя на обороте. Иди прочитай его наверху. Не знаю почему, но одно имя этого человека расстраивает вашего дядю. Хорошо, что он не видел письма.

Дети поднялись в спальню мальчиков. Письмо было то самое, которое сэр Уильям написал в самолете, а потом на целых шесть недель забыл отправить. Франческо вслух прочитал его остальным. Самое начало письма, где говорилось, что он не собирается долго отсутствовать, а когда приедет, сразу попросит разрешения встретиться с ними, вызвало у Гасси бурю эмоций:

— Что он имеет в виду под «долго»? Уже прошли месяцы! Не верится мне, что он вернется. Почему он ничего не пишет о нашей картине?

Последняя часть письма заставила Анну побледнеть от волнения.

«Если Анна еще не определилась с учителем танцев, то спешу вам сообщить, что слышал очень хорошие отзывы о некоей мадам Скарлетти. Я посмотрел ее адрес в телефонной книге. У нее студия на улице Бембертон в Челси, Лондон, дом 45. Она очень старенькая, но до сих пор считается одним из лучших преподавателей танцев в мире».

— Мадам Скарлетти! — прошептала Анна с благоговением, как будто это были волшебные слова. — Одна из лучших преподавательниц танцев в мире!

Гасси, до сих пор лежавший на полу, вскочил на ноги.

— А ты помолчи, — крикнул он Анне. — Ты все равно не можешь поехать к мадам Скарлетти, пока мы не продадим картину. А теперь я вообще не думаю, что мы ее когда-нибудь продадим. Мне кажется, что с'Уильям ее украл. Все время ты, Анна, чего-то хочешь. Сначала частные уроки, потом тунику, а теперь еще эту мадам, которая живет в Лондоне, куда нельзя…

Гасси мог бы долго еще продолжать кричать, потому что он действительно был зол, но вдруг дверь приоткрылась и в ней возникла тетя Мейбл. Она была перепугана.

— О, дорогие мои, пожалуйста, не ссорьтесь. Вас слышно в гостиной даже при закрытой двери, а вы же знаете, как ваш дядя не любит шум.

Письмо сэра Уильяма и слова Гасси напомнили Анне про тунику.

— Тетя Мейбл, мне нужна туника для танцев.

При упоминании о танцах тетя Мейбл собралась было исчезнуть. Она догадывалась, что Анна каким-то образом занимается танцами, но даже самой себе боялась в этом признаться. Однако Анна действовала намного быстрее своей тети. Она бросилась к двери и ухватила ее за рукав кофты.

— Ее очень легко сшить, да и материал очень дешево стоит, а у нас есть карманные деньги, чтобы заплатить. (Здесь Гасси тяжело вздохнул). Мне очень нужна туника…

На сей раз ее перебил Франческо: он чувствовал, что в том состоянии, в каком находилась Анна, она могла сболтнуть про мадам Скарлетти.

— Ей действительно нужна туника, — спокойно сказал он. — Может, она вам расскажет после чая перед уроком английского?

Тетя Мейбл кивнула:

— Туника. У тебя она будет, Анна, — и исчезла за дверью.

Это неожиданное исчезновение заставило Гасси забыть про свою злость.

— Видишь, — сказал он, — разве она не похожа на мышь, увидевшую кошку?

Франческо открыл шкаф, в котором они хранили адрес сэра Уильяма, и положил туда письмо.

— Теперь надо подготовиться к чаю и уроку, — сказал он. А потом добавил особенным голосом старшего брата:

— А еще не забудьте оба: никто не должен знать, что написано в этом письме. Возможно, в какой-то момент Анне придется поехать в Лондон, но никто, даже мама Уолли, не одобрит этого, если узнает.

Дети всегда пили чай на кухне. Это означало, что Сесил мог спокойно пить чай с Мейбл, а дети, если вели себя тихо, могли разговаривать сколько хотели. Еда тоже, по их мнению, на кухне была намного вкуснее, в то время как в гостиной ели тоненькие кусочки хлеба с маслом и отвратительный пирог с семенами.

В этот день дети обсуждали письмо. Франческо говорил больше всех.

— Пока еще, Анна, все равно, насколько хорошо учит эта мадам Скарлетти. Ты никак не можешь с ней встретиться, потому что нет возможности поехать в Лондон. Но когда наступят каникулы, мы попробуем найти какой-то выход. А пока у тебя есть мисс де Вин, и этого достаточно.

— Еще бы, — пробурчал Гасси, — за пятьдесят-то пенсов в неделю. А у этой мадам Скарлетти, я думаю, уроки стоят фунтов пять в неделю.

Анна доверчиво посмотрела на Франческо.

— Просто я теперь знаю, что она есть. Я не знаю, что думает мисс де Вин, но если она задумала что-нибудь плохое, я теперь знаю, где я могу учиться.

Гасси наклонился к ней через стол.

— Если бы дядя услышал, как ты сейчас это сказала, у него бы случился удар и он умер бы, что, хоть само по себе и неплохо, но уж точно означало бы, что ты вообще не сможешь учиться — нам просто негде было бы жить.

Тетя Мейбл не стала задавать никаких вопросов про тунику. Она только взяла у Анны рисунок и сказала, что когда платье будет готово, она положит его ей на кровать.

— Будьте осторожны на уроке английского, — предупредила она, — ваш дядя все еще немного расстроен из-за того шума, который вы подняли наверху.

Но вышло так, что шум, который устроил Гасси, принес положительные результаты. Чем ближе к Рождеству, тем у дяди Сесила появлялось больше дел, потому что все благотворительные организации, на которые он работал, продавали разные вещи, например, рождественские открытки, а это значительно увеличивало объем работы казначея. В тот день он пришел очень уставший, у него болела голова, и крики Гасси наверху стали последней каплей. За чаем он обдумывал результат своих уроков. Сомнений не было — все трое заметно продвинулись в английском языке. Его уроки, посвященные беседам на интеллектуальные темы, например «Что больше всего поразило вас в Стамбуле» или «Что вы знаете о Великой хартии вольностей», очень этому поспособствовали. Ответы Гасси были очень легкомысленными, но, с другой стороны, по-английски он говорил довольно грамотно и свободно. И Сесил подумал, что, наверное, пришло время прекратить эти уроки и положиться на учителей в школе, и поэтому, когда дети разместились в ряд на бархатном диване, он сказал:

— Франческо, ты считаешь, твой английский стал лучше?

Франческо замялся. Если он ответит положительно, дядя может разозлиться и сказать, что он до сих пор говорит ужасно. Но если сказать, что они до сих пор говорят не очень хорошо, он может подумать, что они не оценили его уроков.

— Надеюсь, да, — осторожно заговорил Франческо. — Иначе и не должно быть, мы же занимаемся и с вами, и в школе.

— А ты как думаешь, Огастес?

— Я думаю, что мы уже так хорошо говорим по-английски, что скоро сами сможем давать уроки.

— А ты, Анна?

Анна всегда так боялась на этих уроках, что говорила только шепотом.

— Я знаю, что стала лучше говорить, потому что учительница в школе мне так сказала.

Сесил едва сдержал вздох облегчения. Для него уроки английского были настоящим испытанием, и он был благодарен судьбе, что не был школьным учителем. Он также благодарил судьбу за то, что у них с Мейбл не было детей, так как до сих пор не мог смириться с тем, что ему пришлось взять на себя эту каторжную обязанность воспитывать детей своего брата.

— Я не могу не согласиться с твоей учительницей, Анна, — сказал он, — и поэтому я решил, что этот урок будет последним. Вместо этого попросите ваших учителей выдать вам несколько книг из школьной библиотеки. Для совершенствования знания языка нет ничего лучше хорошей книги. А теперь идите в свои комнаты и займитесь домашним заданием. И ведите себя тихо.

Все пошли в комнату мальчиков. Как только закрылась дверь, они, закрывая рты носовыми платками, повалились на пол и долго хохотали, постоянно повторяя: «Хорошая книга», «Последний урок»! Впервые со дня землетрясения они так веселились и даже не вспомнили, что рядом не было Кристофера, который бы сказал: «А ну-ка тихо, а то я вам сейчас».

Глава 23

УИЛФ

Том спустя несколько дней переговорил о Гасси с главарем банды. Это был большой мальчик, которого звали Уилф. У него были грязные светлые волосы, почти достигавшие плеч, и он носил кофту с вышитыми на ней черепом и костями. Все мальчики помладше его боялись, потому что если он был чем-то недоволен, то не слушал извинений и сразу действовал кулаками, а боксер он был неплохой.

Ни одного учительского собрания не проходило без упоминания имени Уилфа, для учителей он представлял серьезную угрозу, и они с нетерпением ждали, когда же он наконец перейдет в старшую школу.

— Я уверен, что он очень плохо влияет на остальных детей, — всегда говорил директор. — Я не удивлюсь, если он вор, и каждый день ожидаю известия, что его арестуют.

Том продал шарф, и ему не составило труда поговорить с Уилфом, когда он встретился с ним, чтобы отдать деньги. Передача денег всегда происходила тайком, чтобы никто не видел, но у Уилфа были крепкие парни, которые следили за тем, чтобы все было чисто. Условным знаком банды был удар одного кулака о другой. Том дал такой знак, и его пропустили в класс, где за партой сидел Уилф в полном одиночестве. Том подошел и положил на стол сорок пенсов.

— Где ты его продал? — спросил Уилф.

— Одна девочка купила его в подарок своей маме на день рождения.

— Что ты сказал, где ты его взял?

— Я сказал, что продаю дешево, потому что у родителей друга магазин на дороге в Лондон.

Уилф кивнул, это означало, что он удовлетворен ответом и отпускает Тома, но Том остался стоять на месте, поэтому Уилф спросил:

— Ну? Что еще?

— В моем классе есть мальчик, его зовут Гасси Докси. Он хочет вступить в банду.

— Откуда он знает, что есть куда вступать?

— Он один из тех, кто крутится на игровом поле, когда мы встречаемся.

— Гасси Докси. Это не из тех детей, которые попали в землетрясение?

—Да.

На лице Уилфа мелькнула хитрая улыбка.

— Живет на Кресент?

— Именно.

Уилф принял решение.

— Пойди и найди его, я хочу видеть его сейчас.

Гасси и понятия не имел, что Уилфа стоит бояться. Конечно, он его видел, как и все в школе, но никогда не говорил с ним. Поэтому когда Том привел его и велел заходить в класс, он не боялся ничего, кроме того, что Уилф может не принять его в банду.

Уилф взглянул на Гасси, и ему понравилось то, что он увидел. Гасси был довольно маленький для своего возраста, но казался крепким, смышленым и явно не испуганным.

— Почему ты хочешь вступить? — спросил Уилф.

— Мне нужны деньги, — объяснил Гасси. — Не для меня, но у меня есть сестра, и ей надо учиться танцам. Она посещает частные уроки, каждый стоит пятьдесят пенсов. Мне нужно доставать эти деньги, потому что через раз плачу я. У моего брата Франческо есть деньги на три недели, а у меня нет ничего, и мне это не нравится.

Уилф и половины не выслушал.

— Время от времени у меня появляются вещи на продажу. Откуда они берутся, тебя не касается, но если тебя поймают, когда ты будешь их продавать, что ты скажешь?

Гасси вспомнил старые времена.

— Мне их тетя из Багдада прислала.

Такой отговорки Уилф еще ни разу не слышал.

— Почему из Багдада?

Гасси сделал многозначительный жест.

— В Багдаде все случается, и у всех есть там тетя.

Голос Уилфа сделался строгим.

— Ну, в конце концов, ты можешь говорить все что угодно, только не называть имен. А если скажешь, — он провел пальцем по шее, — ты знаешь, что будет.

Гасси был зачарован, но он чувствовал, что Уилф еще не договорил.

— Тогда вы выбросите мой труп в канаву, где его съедят гиены.

Уилф коротко свистнул, и в комнату вбежали трое его друзей. Уилф указал на Гасси.

— Он вступает в банду. Встаньте вокруг. А теперь, Гасси, повторяй за мной: «Я клянусь подчиняться моему главарю Уилфу, что бы он ни приказал делать, и я клянусь даже перед лицом смерти не выдать ни одного имени членов банды». У кого-нибудь есть нож?

Ему подали ржавый нож, а Гасси велели вытянуть руку. Потом один из друзей надрезал сначала его запястье, а потом свое, а когда выступили капельки крови, потер их друг о друга.

— Теперь ты кровный брат, — сказал Уилф, — но прежде чем ты узнаешь условный знак, ты должен пройти испытание.

— Да, я знаю, — согласился Гасси. — Том говорил об этом. Что я должен сделать?

По лицу Уилфа опять пробежала хитрая улыбка.

— В саду твоего дяди ведь стоит пара гномов?

Гасси был удивлен.

— Я не знал, что они называются гномами, но да, там есть два маленьких человечка, которые удят рыбу. А ты откуда знаешь, что они там? Их нельзя с дороги увидеть.

— Ты будешь удивлен, когда поймешь, как много я знаю, —сказал Уилф. — И может быть, ты поможешь мне узнать еще больше, потому что много интересного есть на улице Кресент. Но пока ты должен принести мне одного из гномов. Когда у меня будет этот гном, ты будешь в банде.

— И тогда я смогу продавать вещи и зарабатывать деньги? — спросил Гасси.

Уилф улыбнулся своей хитрой улыбкой.

— Не знаю, как насчет продавать. Возможно, для тебя найдется другая работа. Но когда ты принесешь этого гнома, я не буду сомневаться, что тебе можно дать пятьдесят пенсов в счет долга.

Гасси так торжествовал по поводу вступления в банду с первой же попытки, что только по дороге домой его вдруг осенило, какое сложное ему дали задание. Гном же мог оказаться и тяжелым. Тогда, даже если ему удастся вынести его так, чтобы не заметил дядя, как он дотащит его до школы? Это уж точно все заметят.

У него все внутри перевернулось, когда он понял, что может не пройти испытание. Уилф, наверно, специально дал ему задание, которое он не сможет выполнить. Это было ужасно, потому что если он не принесет гнома, то его не возьмут в банду и он не сможет достать деньги.

Дети должны были возвращаться домой все вместе, но обычно никто не видел, как они приходили. Часто Франческо и Анна тихонечко проходили в дом, а Гасси задерживался с мальчиками. А теперь он специально отстал, потому что был так погружен в свои мысли, что хотел побыть один.

Дорога, которой дети с Кресент ходили домой, проходила через широкую улицу, где дежурила женщина дорожный инспектор. Она следила, чтобы дети благополучно переходили дорогу. В этот день даже светофор был против Гасси, и поэтому он остановился, облокотившись о фонарный столб и ожидая, когда инспектор подаст ему знак идти. Он стоял в раздумье и вдруг увидел необычное зрелище. Двое детей везли странного человечка в маске и старой шляпе. Человечек сидел в повозке, сделанной из коробки. Пока он рассматривал эту процессию, к нему подошла инспектор и взяла его за руку.

— Пошли, мечтатель. Я тебе сигналила, сигналила, но ты даже не обратил внимания.

Гасси указал на человечка в повозке:

— Что это?

Инспектор довела Гасси до тротуара и дала знак машинам.

— Это «пенни за человечка». Когда же наконец пройдет пятое ноября? Очень вы, дети, навязчивы со своими человечками.

На другой стороне дороги Гасси оглянулся, чтобы посмотреть на уже скрывающуюся за углом повозку. Если другие могли делать человечков и перевозить их в повозке, то почему нельзя гнома перевезти таким же образом?

Уже в следующую минуту Гасси снова торжествовал. Он спросит Уолли, что это за человечек. Он уже ощущал себя членом банды. Он подпрыгнул на месте и вприпрыжку побежал домой к чаю.

Глава 24

ГНОМ

Несмотря на то что ребята Докси уже прижились в Фитоне, Уолли продолжал о них заботиться и волноваться, как если бы они были тут новичками. Поэтому на следующее утро, когда он на перемене встретил Гасси, который его разыскивал, он сразу нашел место, где им можно было поговорить.

— Чего это за пятое ноября? — спросил Гасси.

— Не «чего», а «что», понятно? Это по поводу Порохового заговора. Был такой парень, Гай Фоукс, который хотел взорвать Парламент, но его поймали. И с тех пор мы делаем человечков и сжигаем их пятого ноября, в тот день, когда он пытался это сделать. А еще всегда бывает салют.

— Кто угодно может сделать человечка?

— Конечно. Я иногда тоже делаю. Я вожу его в коляске и прошу пенни за человечка. Деньги, которые нам дают, идут на салют, — и тут Уолли вспомнил, что у Гасси еще нет его доли за уроки Анны. — Но если тебе что-то дадут, то ты можешь потратить это на Анну, никто не узнает.

Гасси не мог признаться Уолли в своих планах. Он чувствовал, что Уолли не одобрит его общение с Уилфом и бандой. Но ему нужна была коляска, и это должно было остаться в тайне.

— А ты не мог бы одолжить мне коляску всего лишь на один вечер? Я ее тебе пригоню завтра до начала уроков. А еще — можешь никому не говорить, что ты мне ее одолжил? Понимаешь, мне нужно удивить Франческо, когда я ему дам пятьдесят пенсов.

— Мало шансов получить пятьдесят пенсов, — сказал Уолли. — Тебе повезет, если добудешь десять. Люди теперь не дают деньги просто так, они говорят, что салют — это опасно, а нам, детям, нужно запретить попрошайничать.

— Но это же разрешено?

— Полиция тебя не остановит, если ты об этом спрашиваешь, но вот мой папа, например, отлупил бы меня, если бы узнал, что я хожу с человечком. Мы с мамой ему не рассказываем.

Гасси узнал главное — это не запрещено законом. Конечно, дядя рассердится, если узнает, что его гнома используют как человечка, но рискнуть стоило.

— Так могу я сегодня одолжить у тебя коляску?

Уолли сомневался.

— А почему бы мне с тобой не пойти? Моя мама рассердится, что я отпустил тебя одного поздно вечером в город.

Гасси умел быть убедительным.

— Мне всего-то нужна коляска на часик после чая, а потом я ее обратно пригоню.

Уолли неохотно согласился.

— Ну, ты знаешь, где она стоит. За загоном Бесс. Только ради бога, постарайся потише. Ты мою маму в гневе не видел, и, поверь мне, не стоит.

Всю оставшуюся часть дня Гасси прорабатывал свой план. Учителя один за другим ругали его за невнимательность, но для Гасси это не имело никакого значения. То, что он задумал, было для него намного важнее всех уроков, и это требовало четкого плана; пусть ругаются, он завтра с этим разберется.

После чая, не говоря ни слова ни Франческо, ни Анне, Гасси выскользнул из дома. Он знал, что это абсолютно безопасно, потому что даже если Франческо будет волноваться, он ничего не скажет тете, а с дядей они вообще разговаривали только при крайней необходимости.

Первой целью Гасси была коляска. Обычно вещи с лотка хранились ночью в коляске, накрытые полиэтиленом, но Уолли пообещал расчистить место для человечка.

Странное у Гасси было ощущение, когда он тайком прокрался на ферму Уолли. Особенно это ощущалось потому, что телевизор работал, а значит, семья была дома. Ужасно обидно было пробираться за загончиком, не сказав ни слова Бесс и даже не почесав ее, и Бесс, казалось, тоже не поняла, что происходит, поэтому, узнав запах Гасси, она удивленно хрюкнула. Коляска была старая и скрипучая, и очень непросто было провезти ее тихо, но, к счастью, все звуки, которые она издавала, заглушались музыкой из телевизора.

Гасси беспрепятственно провез коляску по улице Кресент и припарковал ее снаружи Данроамина. А теперь нужно было сделать самое сложное. У каждого дома на улице Кресент с одной стороны была маленькая дорожка, а в конце ее мусорный ящик, который опустошали раз в неделю. Сесил выходил в сад из гостиной через стеклянные двери, поэтому он всегда держал дверь в сад закрытой, кроме того дня, когда приходил мусорщик. Сегодня был день, когда мусорщик не должен был появиться, поэтому Гасси знал, что ворота будут закрыты. Но в доме мистера Аллана, папы близнецов, не было стеклянных дверей, поэтому он и его семья всегда выходили в сад через ворота. Зная это, Гасси пошел по дорожке и вошел в их сад.

Странно было смотреть на Данроамин с другой стороны стены. В комнатах ребят горел свет. Наверное, они делали домашнее задание, хотя, скорее всего, Анна занималась танцами. Он встал на цыпочки, чтобы заглянуть через стену, и увидел именно то, что ожидал. Занавески в гостиной были задернуты, поэтому дядя никак не мог увидеть, что делается в саду, а тетя должна быть на кухне и готовить ужин. Теперь оставалось только перелезть эту стену.

Это все, что требовалось сделать! Стена была высокая и сплошная, без зазоров для ног, да еще и немного скользкая из-за недавнего дождя. И тогда Гасси подумал про мусорные ящики. Стоя на ящике, он мог бы достать до верха стены и подтянуться. До землетрясения дети никогда не видели таких мусорных ящиков, но теперь они изучили их и были просто в восхищении.

— Вот это система! — поразился Франческо, впервые увидев мусорщика за его работой. — Все просто увозится, и никаких запахов и грязи.

Гасси пошел посмотреть на мусорный ящик Алланов. Их было два, большие, металлические, с пластиковыми крышками. Но Гасси не предусмотрел, что ящики были тяжелые, и он только постепенно, маленькими шажками, смог подтащить один из них к стене. Потом, уже запыхавшись, он залез на пластиковую крышку.

Пластиковые крышки не всегда плотно закрывают ящик, их часто сносит ветер или дождь. У аллановского ящика была именно такая ненадежная крышка. В результате, когда Гасси на нее встал, она выскользнула из-под него, и он с грохотом провалился вниз. В тот же миг шторы в гостиной дома Алланов поднялись, открылось окно, и две головы высунулись на улицу. Голос, в котором Гасси узнал Джонатана, спросил:

— Кто там?

Гасси понимал, что прятаться от близнецов бесполезно, поэтому он подбежал к окну.

— Это я, Гасси, — прошептал он. — Я упал с вашего мусорного ящика.

Близнецы очень заинтересовались.

— А что ты делал на нашем мусорном ящике? — спросила Присцилла.

— Тш! — зашипел Гасси. — Нельзя, чтобы кто-нибудь услышал. Если выйдете на улицу, я вам расскажу.

Близнецы должны были делать домашнее задание, но они очень обрадовались и вылезли через окно в сад, как они часто делали летом.

Пока они вылезали, Гасси быстро принял решение. Он расскажет близнецам, что он пытается сделать, но ни слова про Уилфа и банду.

— Я собирался перелезть через стену и взять одного из дядиных гномов.

Близнецам эта идея очень понравилась.

— А куда ты его денешь?

— Я думал, может, в школу, — сказал Гасси. — Я одолжил коляску, это будет выглядеть, как «пенни за человечка».

— Но школа сейчас закрыта. Куда ты его хочешь поставить? — спросила Присцилла.

Гасси еще не думал об этом.

— Ну, можно, наверно, его где-нибудь спрятать.

Джонатан начал хихикать.

— А зачем его прятать? Давай поставим его на карниз директорского окна. Он достаточно большой, а удить рыбу он может в клумбе, которая внизу.

Гасси подумал. Уилф, конечно, сказал принести гнома ему, но невозможно пронести гнома в школу так, чтобы никто этого не заметил. Очень веселая идея поставить гнома на карниз к директору, тем более что Джонатан готов помочь.

— Хорошо. Помогите мне с ящиком.

Джонатан с Присциллой держали крышку, и Гасси наконец смог перелезть через стену. С другой стороны он тихонько опустился на пластиковые хризантемы. Очень-очень осторожно он подошел к гномам.

Гасси думал, что гномы должны быть тяжелые, и чуть было все не испортил, приложив слишком много силы. В результате, когда он стал поднимать одного из них, то упал в пруд с гномом в руках. К счастью, шторы в гостиной были достаточно плотные, а двери закрыты, и дядя не услышал всплеска, но Джонатан с Присциллой услышали, и через несколько секунд Джонатан уже вытаскивал сначала гнома, а потом и самого Гасси из пруда.

— Быстрей, — сказал он. — Я залезу на стену. Потом передай мне гнома, Присцилла его возьмет, а я помогу тебе.

Если не считать того, что Гасси был весь мокрый, и у него от холода зуб на зуб не попадал, все прошло как нельзя гладко. Миссис Аллан готовила на кухне в противоположной части дома, а мистера Аллана и вовсе не было. Уже через несколько минут гном со своей удочкой был в коляске. Присцилла принесла себе и Джонатану куртки, Гасси — теплый свитер, и они с коляской уже шли по улице Кресент.

— Теперь надо поосторожней на главной дороге, — сказал Джонатан. — Лучше мы с Присциллой будем кричать «пенни за человечка», потому что знаем, как это делается.

— Но если мы получим деньги, мы не можем их оставить, — заметила Присцилла. — Папа не будет нас ругать за гнома, потому что это смешно, но он будет в ярости, если узнает, что мы попрошайничали, поэтому мы положим деньги в чей-нибудь почтовый ящик.

Но получилось так, что никто им не дал денег, даже внимания на них не обратили, потому что повсюду было слишком много человечков.

Школьные ворота оказались закрыты, но Джонатан перелез через них, и Присцилла передала ему гнома, а потом они с Гасси тоже перелезли. Было немножко жутковато, потому что огни на школьном поле не горели, но близнецы отлично знали дорогу. Единственным разочарованием было то, что, установив гнома на карнизе, они в темноте не могли его увидеть.

— И запомни, Гасси, — предупредила Присцилла, — ты не должен завтра приходить и смотреть на него, пока нам кто-нибудь про него не скажет. Никто не должен знать, кто его туда поставил.

Когда они выбрались обратно, Гасси попрощался с близнецами и отправился к Уолли, толкая перед собой коляску. Когда он пришел на ферму Уолли, казалось, что он отсутствовал всего минут пять. Из телевизора неслась та же мелодия, а Бесс издала тот же удивленный звук. Но Гасси чувствовал себя совершенно по-другому. Он это сделал! Он достал дядиного гнома. Завтра он станет настоящим членом банды. Боже, как он гордился собой! Когда Гасси вернулся домой, то на все нетерпеливые вопросы Франческо он сказал только:

— Выясни, что значит «пенни за человечка». Это все, что я тебе могу рассказать.

Глава 25

ЗВОНИТЕ В ПОЛИЦИЮ

На следующее утро ребята, как обычно, пошли в школу, но они еще не успели войти в школьные ворота, как почувствовали, что случилось что-то необычное. Школьники носились повсюду, крича и со смехом указывая на карниз перед окном кабинета директора. В этот самый момент из окна выглянул директор. Он чуть не взорвался от смеха, когда увидел гнома.

— Вот так неожиданный посетитель! Кто-нибудь знает, откуда взялся этот маленький джентльмен?

Было много разных предположений, но ни одно не было похоже на правду.

— Так, надо подумать, что мы можем выяснить. Сам я гномов не очень люблю, но кто-то явно скучает по этому маленькому человечку.

После переклички директор попросил никого никуда не уходить. Он улыбался — казалось, что ему шутка с гномом все еще кажется довольно забавной.

— Кто-нибудь из вас раньше видел этого гнома?

Сначала руку поднял Франческо, потом Анна и, наконец, Гасси. Потом, через секунду, близнецы тоже подняли руки.

Директор посмотрел на Франческо.

— Где ты видел этого гнома?

— Это гном дяди, — объяснил Франческо. — У него два таких гнома, которые удят рыбу в пруду, хотя там нет никакой рыбы.

— И наш посетитель и есть один из этих гномов?

Франческо кивнул.

— Он похож на того гнома, но, возможно, все такие гномы выглядят одинаково.

— А вы двое, где его видели?

— В саду мистера Докси, — сказал Джонатан.

— Мы живем в соседнем доме, — объяснила Присцилла.

— И вы оба думаете, что это один из гномов мистера Докси?

Джонатан пожал плечами.

— Он очень на него похож.

Директор не стал спрашивать ни Гасси, ни Анну.

— Хорошо, — сказал он. — Я позвоню мистеру Докси и спрошу, не пропал ли его гном. — Потом, сделав знак пианисту играть, он объявил:

— Можете разойтись.

Как и следовало ожидать, Сесил в это утро не выглядывал в окно, поэтому он очень удивился вопросу директора.

— Гном!? Подождите, директор, я сейчас посмотрю.

Через секунду Сесил был уже у телефона:

— Это действительно мой гном. Вандализм! Я должен позвонить в полицию.

— У гнома нет никаких повреждений, — спокойно отвечал директор. — Я думаю, кто-то просто хотел пошутить.

Сесил взревел.

— Пошутить! Вы называете это шуткой, когда кто-то вламывается в ваш сад?

Директор понял, что он ничего не может изменить.

— Если бы вы подъехали к школе, то школьный сторож помог бы посадить гнома в машину. Мне очень жаль, что так получилось.

Громким криком Сесил позвал Мейбл, которая бегом сбежала по ступенькам.

— Кто-то имел наглость оттащить моего гнома в школу.

Мейбл от ужаса закрыла рот руками.

— О нет, — выдохнула она. — Кто мог такое сделать?

— Где были вечером дети?

— В своих комнатах. Делали уроки.

— Ты уверена?

— Конечно, дорогой. Да и как они могли бы попасть в сад, ведь ты был в гостиной.

Сесил подошел к столу и достал ключ от садовых ворот.

— И ворота были закрыты. Значит, этот кто-то перелез через стену. Я должен позвонить в полицию.

Мейбл пискнула.

— Это так необходимо, дорогой? То есть я хочу сказать, что если ты знаешь, где он, то чем может тебе помочь полиция?

— Это вандализм. Дом англичанина должен быть его крепостью.

— Да, дорогой. Думаю, так, — согласилась Мейбл. — Если ты собираешься звонить в полицию, я пойду приберу постели.

Наверху она задержалась на секунду, чтобы послушать, действительно ли Сесил звонит в полицию, а потом бросилась в комнату мальчиков. Там из-за шкафа, куда спрятал все Гасси, она достала мокрую одежду и какой-то незнакомый свитер. Свитер она аккуратно свернула и положила в шкаф, где Гасси должен был его заметить, а все остальное засунула в стиральную машинку.

«Очень нехорошо, если это он его взял, — подумала она, —но я не понимаю, как удалось такому маленькому мальчику утащить одного из этих огромных гномов».

Звонок в полицию разочаровал Сесила.

— Да, сэр, — отвечал полицейский на том конце провода. —Гном. Мы записали. Но он же нашелся, как вы сказали, так что же вы хотите от нас?

— Я хочу, чтобы мой сад обследовали дюйм за дюймом и выяснили, как в него проникли.

— Очень хорошо, сэр. Я доложу инспектору.

— И я хочу, чтобы вы немедленно приехали.

— Я посмотрю, что можно сделать, — уклончиво проговорил полицейский. — Всего доброго, сэр.

Во время перемены лил дождь, поэтому все оставались в помещении. Анна искала Франческо или Гасси, когда вдруг за руку ее поймала Дорин и оттащила в угол. Дорин казалась круглее обычного, а ее кудряшки подскакивали с каждым ее словом, но в кои-то веки она не хихикала.

— Что ты танцуешь на концерте мисс де Вин?

Анна почувствовала, как будто кто-то сжал ее изнутри.

— Ничего. Мисс де Вин знает, что я еще не могу танцевать, мне еще надо много тренироваться.

Дорин смотрела так, как будто что-то знала.

— Это ты так думаешь, а я думаю иначе. Нас всего восемь девочек, кто берет частные уроки, и вчера мисс де Вин раздала нам рисунки наших костюмов и сказала, кого мы будем танцевать в балете-сказке. Действие происходит в волшебном лесу, и я буду сначала наперстянкой, а потом стрекозой, а все остальные, кто занимается на частных уроках, будут цветами, пчелами, ну и тому подобное. По субботам уроки в группах — первоцветы, ромашки и так далее. И тогда мы спросили мисс де Вин, кто будет волшебницей, которая разбудит все цветы, и знаешь, что она ответила?

Глаза Анны потемнели от страха. Сбывался ее ночной кошмар.

— Нет, — прошептала она. — Что?

— Ну, прямо она не сказала — скорее намекнула. Она сказала, что это будет очень маленькая девочка, которая однажды станет очень красивой балериной. Единственная маленькая девочка, которая у нее занимается, — это ты, и моя мама говорит, что это несправедливо. Я занимаюсь с четырех лет, поэтому если кто и должен быть выбран, так это я.

Анна не знала, что сказать. Она понимала: мисс де Вин может быть очень решительной и непоколебимой настолько, что сумеет заставить ее делать то, что ей не хочется. И тогда она услышала голос Жардека, как если бы он стоял с ней рядом. И он говорил на своем польско-английском языке: «Анна, моя милая Анна, ты должна жить только ради танца, и все, что стоит между тобой и балетом, должно быть отброшено». В мгновенье ока Анна переменилась. Она больше не боялась мисс де Вин. Она вздернула подбородок и сказала:

— Если ты хочешь танцевать эту волшебницу, пойди и попроси об этом мисс де Вин. И разговора быть не может о том, чтобы я выступала, а тем более о продолжении занятий с ней. Я буду учиться в Лондоне.

Глава 26

БЕДА

Уилф, хоть и не хотел в этом признаться, был поражен сообразительностью Гасси. «Вот это идея, — думал он, — поставить гнома на карниз директорского окна». Но больше всего его восхищала осторожность Гасси.

— Ты хочешь сказать, — спросил он, — что не проговорился маленькому Уолли, зачем тебе нужна была коляска?

Гасси удивился.

— Конечно, нет. Ты же предупреждал, что будет, если я скажу.

— Так ты и близнецам Аллан ничего не сказал?

— Конечно, нет. Они просто решили, что это веселая затея. На самом деле это Джонатан придумал поставить гнома на окно директора, и мне идея понравилась, потому что я не мог принести его в класс.

— И ты на сто процентов уверен, что твой дядя не догадывается, кто это сделал?

— А откуда ему знать? Он же не знает про коляску Уолли, а без коляски как я мог дотащить гнома до школы?

— Но Уолли догадается, зачем тебе нужна была коляска.

Гасси отмахнулся.

— Если и догадается, он никому не скажет. Он наш друг.

Уилф достал из кармана две монеты по пятьдесят пенсов и протянул их Гасси.

— Там, откуда эти деньги, еще полным-полно. Через день или два у меня еще будет для тебя работа. Но помни, что никому ни слова…

Гасси с клокочущим звуком провел пальцем по горлу.

— Тогда я окажусь в канаве, съеденный гиенами.

Уилф свистнул своего друга.

— Покажи молодому Гасси условный знак. Он принят.

Гасси очень внимательно обдумал момент, когда он преподнесет Франческо и Анне свой фунт. Он такое совершил, чтобы его добыть, что должен особенным образом показать эти деньги. Может, ему лучше просто зайти в комнату и бросить деньги на пол? Или величественно преподнести их Анне со словами «вот твои деньги на танцы»? После уроков к нему подошел Уолли.

— Пойдем пройдемся. Мне надо с тобой поговорить.

Гасси, пребывая все еще на седьмом небе от своего успеха, был просто уверен, что Уолли станет говорить ему, какой он умный и как это было смешно, но Уолли хотел сказать совсем о другом. Они шли под дождем, и вдруг он выпалил:

— Я понятия не имею, зачем тебе понадобилась коляска, и не хочу этого знать, но тот, кто связывается с бандой Уилфа, явно хочет распрощаться со своей головой.

Гасси постарался как можно правдоподобнее сделать вид, что удивился.

— Что это такое «банда Уилфа»?

— Да ладно тебе. Неужели ты думаешь, никто не видит, что происходит? Все знают про банду, хотя большинство боится об этом говорить. Думаешь, я не знаю, что в обед ты был в классе один с Уилфом? Я не удивлюсь, если коляска для гнома понадобилась в связи с этим.

— Да зачем Уилфу гном?

Уолли очень полюбил за это время Гасси, но он был готов его даже ударить.

— Я не могу сделать ничего больше, кроме как предупредить тебя. Дружба с Уилфом к добру не приведет. Я не знаю, что он делает, потому что и близко к нему не подхожу и тебе не советую, если у тебя осталась хоть чуточка здравого смысла. Я знаю, что тебе нужны деньги для уроков Анны, но если ты хоть что-нибудь получишь от Уилфа, поверь мне, ты об этом пожалеешь. Уж лучше было бы попросить у вашего дяди.

— У него! Он ни за что не даст, особенно на танцы, которые он считает грехом. Он слишком жадный.

Уолли ударил по камню ногой.

— Я не знаю, что еще тебе сказать. Я предупреждаю, что от этого Уилфа нужно держаться подальше. Больше я ничего сделать не могу, разве что рассказать маме, но ты знаешь, что я этого не сделаю.

Гасси просто ненавидел Уолли за то, что тот испортил его праздничный день. Он не хотел ничего плохого слышать про Уилфа, потому что где-то в глубине души у него было смутное ощущение, что Уолли прав.

— Если хочешь знать, единственное, о чем мы говорили с Уилфом на перемене, это про гнома. Он решил, что идея очень забавная. И я буду говорить с теми, кто мне нравится, и ты не сможешь мне запретить.

После разговора с Уолли Гасси пришел домой расстроенный и раздраженный. Всю дорогу до дома он повторял слова Кристофера: «Вопиющий скандал! Вопиющий скандал!» Он совсем не представлял себе, что это значит, просто ему нравилось само звучание. Но когда он дошел до улицы Кресент, то приободрился и уже с гордостью позвякивал в кармане двумя пятидесятипенсовыми монетами.

В доме он взбежал по лестнице и распахнул дверь их комнаты. Ему повезло — Анна тоже была там. Настал час его торжества.

— Анна, — сказал он, — можешь не волноваться. Вот еще на два урока, и я смогу достать пятьдесят пенсов, как только они тебе понадобятся.

Ответил ему Франческо.

— Анна не будет продолжать занятия с мисс де Вин. Она говорит, что должна поехать в Лондон к мадам Скарлетти.

Что могло быть хуже? Добиться вступления в банду только для того, чтобы заплатить за уроки танцев! Так умело украсть гнома и заставить всю школу смеяться! И прийти домой с целым фунтом, только чтобы узнать, что Анне он не нужен? Это было слишком. С темно-красным лицом Гасси повернулся к Анне.

— Всегда тебе что-нибудь нужно. Сначала это были туфельки. Потом уроки. Потом туника. Мы нашли деньги, чтобы платить за уроки до возвращения с'Уильяма. А теперь ты говоришь, что тебе нужно в Лондон к мадам Скарлетти! Но ты не сможешь у нее учиться, потому что даже если тебе доведется разок съездить к ней, как ты сможешь каждую неделю добираться до Лондона?

Франческо с беспокойством посмотрел на дверь.

— Гасси, потише, а то дядя услышит, а ты знаешь, что он не любит шум. Анна не может больше заниматься с мисс де Вин, потому что та заставит ее танцевать волшебницу на представлении.

— Ну, пусть тогда станцует. Один разок не причинит никому вреда. Но Лондон — это же невозможно!

Анна слышала Жардека.

— Ты же знаешь, что я не могу выступать перед публикой. Пока можно делать только упражнения. Жардек говорил…

— Жардек говорил! Жардек говорил! — заорал Гасси. — Но Жардек умер!

Франческо посмотрел на Анну.

— Гасси прав. Если бы Жардек был сейчас здесь, он бы понял, что у нас нет никакой возможности поехать в Лондон.

— И он бы понял, что тебе надо станцевать эту волшебницу, — добавил Гасси.

Открылась дверь, и заглянула тетя Мейбл.

— Пожалуйста, дорогие мои, не шумите. Вас по всему дому слышно. К счастью, вашего дяди сейчас нет, но если бы он был дома, он бы с ума сошел, — она проскользнула в комнату. — Я хотела вас предупредить, чтобы вы особенно тихо вели себя за ужином. Ваш дядя очень зол на полицию. Он сейчас встречается со старшим офицером.

На минуту все замолкли от удивления. Все трое знали про полицию. Слишком часто к их домику на колесах подходили полицейские. В некоторых странах можно было договориться с ними за деньги, но Англия не такая страна.

— А что же дядя натворил? — спросил Франческо.

— Ничего, дорогие мои, конечно, ничего, — выдохнула Мейбл. — Это все из-за гнома. Вы должны были слышать об этом в школе. Полиция приехала, чтобы выяснить, каким образом кто-то проник в сад.

У Гасси было такое ощущение, как будто холодная вода текла по его спине.

— И они выяснили?

— Именно поэтому ваш дядя и злится. Они так поздно приехали, что дождь уже успел смыть все следы. Одна из наших хризантем погнулась, но полиция не посчитала это доказательством.

Гасси тяжело выдохнул. Франческо сказал:

— Мы постараемся ничем не расстроить его за ужином.

В течение двух минут дети молчали, и Мейбл вышла из комнаты. Тогда Франческо сказал:

— Анна, тебе лучше пойти в комнату и привести себя в порядок к ужину.

Когда Анна ушла, он повернулся к Гасси:

— Я не знаю, что ты такое делаешь, но даже ради уроков Анны ты не должен делать ничего плохого. Жардек не одобрил бы этого.

Теперь Гасси знал, что полиция ничего не выяснила, и поэтому он снова стал самим собой.

— Когда у тебя появился фунт и пятьдесят пенсов, я разве спрашивал, не сделал ли ты что-нибудь плохое? Нет. Но ты смотришь на мой фунт так, как если бы я был вором. Я тебе открою секрет. Это я взял на время этого глупого гнома, но я его ничем не обидел, так что оставь меня в покое.

Глава 27

МОРЕ ПЕРЕЖИВАНИЙ

Франческо так переживал, что стал выглядеть больным. Самой большой заботой его был Гасси, потому что Уолли рассказал ему о своих подозрениях.

— Я знаю, что Уилф не производит приятного впечатления, но чем же таким нехорошим он занимается?

Уолли изо всех сил пытался ему объяснить.

— Никто, кроме членов банды, наверняка ничего не знает, но он постоянно дает маленьким детям какие-то вещи для продажи.

— В Англии нельзя этого делать? — спросил Франческо.

— Конечно, можно. Главное, чтобы они попали к тебе честным путем. Но говорят, что они не очень чистые, — Уолли заметил, что Франческо его не понял, — то есть попросту краденые.

Франческо поразился:

— Краденые! Но ведь красть — это грех.

Уолли решил, что, возможно, он слегка преувеличил:

— Даже если не краденые, то, скорее всего, — так называемый брак с фабрики, но в любом случае это плохая компания для Гасси.

Франческо горячо поддержал его. Он слишком хорошо знал, как легко Гасси может связаться с чем-нибудь нехорошим, и не потому, что он сам плохой, а потому, что очень похож на Кристофера и тоже любит захватывающие приключения.

— Я не знаю, что мне делать, — поделился он с Уолли. —Поскольку я теперь самый старший, мне приходится присматривать за Гасси и Анной, но очень трудно быть и Жардеком, и Бабкой, и Кристофером, и Ольгой одновременно. А кроме меня, как ты понимаешь, никого больше нет.

Уолли решил его успокоить.

— Не стоит об этом слишком сильно волноваться. В конце концов, мы же ничего точно не знаем про эту банду Уилфа. Но к Гасси надо действительно быть повнимательнее, а если ты увидишь, что он что-то продает, мы сможем что-нибудь предпринять. Может, имеет смысл поговорить тогда с директором.

Поговорить с директором! Для Франческо это было почти то же самое, что поговорить с дядей. Ни то, ни другое не представлялось возможным.

— Спасибо, что все мне рассказал, — проговорил он, развернулся и пошел прочь. Уолли так и не увидел, что в глазах у него блеснули слезы.

Оставались проблемы с Анной, такой хорошей и нежной, пока дело не касалось танцев. Франческо не верил, что с'Уильям мог их обмануть. Подозрение Гасси, что он украл их картину, не могло быть правдой. С другой стороны, с'Уильям действительно не очень-то спешил появиться.

Если бы только он вернулся! Тогда с плеч Франческо свалился бы огромный груз, потому что с'Уильям был именно таким человеком, который брал ответственность на себя и никогда не видел ни в чем особых трудностей. Франческо никогда не забудет, как он сказал Анне: «Глупости! Вы не можете навсегда остаться в больничной палатке. Вас временно поручили мне, и я вас не оставлю, пока вы нормально не устроитесь».

Конечно, с его точки зрения именно это и получилось. Он нашел их дядю и тетю, у них теперь была хорошая одежда и всегда много, хоть иногда очень противной, еды. И остальное должно было быть в порядке. Откуда с'Уильям мог знать, что в их школе окажется Уилф со своей бандой? Откуда ему знать, что мисс де Вин захочет показать выступление Анны на концерте? Мог ли он предположить, сколько проблем создал, написав про мадам Скарлетти?

Франческо решил, что с'Уильям, наверно, задержался по делам, а про них если и думал, то был полностью уверен, что у них все хорошо. В любом случае он наверняка посчитал, что они уже достаточно взрослые, чтобы самим о себе позаботиться: Франческо скоро исполнится одиннадцать, Гасси — десять, а Анне — девять. Возможно, в Англии таких детей уже не воспринимают как маленьких.

В следующую среду Анна пошла на урок танцев, окончательно решив, что будет делать.

— Я ничего не скажу, — пообещала она Франческо, — если мисс де Вин не начнет обучать меня этому танцу. А если попробует, я скажу: «Нет, только упражнения». Я плачу, значит мне и решать.

— Постарайся пока не разрывать с мисс де Вин все отношения, — взмолился Франческо. — Когда-нибудь ты обязательно встретишься с мадам Скарлетти, но не сегодня, а в Фитоне нет других учителей танцев.

На улице было очень холодно и промозгло, дул ветер и шел мелкий дождь. Это навело Франческо на мысль.

— Может, — сказал он, — раз так холодно, я могу подождать тебя внутри?

Анне не очень понравилось его предложение.

— Это совсем небольшая студия.

— Но на улице так холодно, — пожаловался Франческо. — У меня зуб на зуб не попадает.

Франческо уже посинел, поэтому она уступила.

— Пойдем. Я спрошу ее.

Анна прошла через класс и сделала свой маленький реверанс.

— Сегодня так холодно, — сказала она. — Не разрешите ли моему брату подождать меня внутри?

Мисс де Вин улыбнулась Анне, стараясь выглядеть дружелюбной. Анне эта улыбка больше напомнила ухмылку волка в ответ Красной Шапочке.

— Конечно, дорогая. А теперь давай быстрей переодевайся, потому что сегодня я хочу показать тебе кое-что новенькое.

Франческо был ошеломлен внешностью мисс де Вин: рыжие волосы с темными корнями, черное платье, слишком обтягивающее на груди и бедрах, с небольшой юбочкой в складку внизу, чтобы можно было танцевать. Франческо совершенно не мог понять, как можно танцевать в белых туфельках. Он вспомнил Жардека в его аккуратной блузе и свободных штанах и ему чуть не стало плохо. «Бедная Анна, — подумал он. — Даже если учит эта женщина хорошо, с ней неприятно общаться».

Скоро Анна вернулась. Мейбл сшила ей очень симпатичную тунику, и девочка в ней замечательно выглядела, особенно с косичками, заколотыми кверху. Она сразу подошла к барьеру, оперлась на него рукой и выставила ногу.

— Нет, дорогая моя, — сказала мисс де Вин. — Сегодня мы не будем начинать с упражнений. У меня есть одна вещица, которую мне бы хотелось, чтобы ты разучила.

Анна не двинулась с места.

— Зачем?

Мисс де Вин удивилась, она не привыкла, чтобы ее переспрашивали, но в конце концов решила сделать для Анны исключение.

— Мы, то есть все ученики моей маленькой школы, хотим собрать денег на собаку-поводыря для одного слепого человека. Поэтому мы устраиваем танцевальный спектакль. Действие балета, который занимает половину представления, происходит в волшебном лесу, где живут волшебные цветы. Волшебница танцует в лесу, чтобы разбудить цветы. Ты же не будешь возражать, если я предложу тебе станцевать волшебницу, чтобы помочь слепому человеку?

Анна снова не двинулась с места и даже ногу не переставила.

— Конечно, мне бы хотелось помочь слепому. Раньше, когда мы жили в доме на колесах, мы очень часто видели слепых, и Кристофер всегда давал им денег. Но я не буду танцевать эту волшебницу, потому что мне нужно еще много работать для этой роли.

— А это, я думаю, — сказала мисс де Вин, — уже мне решать.

Анна отрицательно покачала головой.

— Нет — мне. Моим братьям было очень нелегко достать деньги на уроки, но теперь они есть, и мне решать, чем заниматься. Я не буду танцевать это соло.

Мисс де Вин никому из своих учеников не позволила бы так с собой разговаривать. Но сейчас она закрыла на это глаза — в Анне для нее было что-то очень ценное, как бриллиант. Если бы убедить ее танцевать. Она станцует очень хорошо, она не может танцевать плохо. И тогда одного взгляда на Анну будет достаточно, чтобы каждая мама в зале поняла: если она отдаст свою Салли, Марлин или Керолайн в класс мисс де Вин, ее дочь будет танцевать не хуже. Поэтому, подавив гордость, она сказала:

— Мне кажется, дорогая, ты забыла про слепого человека, который очень надеется, что у него будет собака-поводырь.

Франческо понятия не имел, что такое собака-поводырь, и был уверен, что Анна этого тоже не знает. Он встал и подошел к Анне и мисс де Вин. Он слегка поклонился мисс де Вин.

— Мы всегда жили за границей, где нет таких собак. Возможно, если бы вы объяснили Анне, что это за собака, она бы поняла, что вы имеете в виду.

В углу класса мисс де Вин стоял стол. Она подошла к нему и достала папку. На обложке была изображена красивая восточно-европейская овчарка со специальным ошейником собаки-поводыря. Она протянула папку детям.

— Представьте, если бы вы были слепыми, что бы для вас значила такая собака.

Оба были просто потрясены.

— У нас никогда не было собаки, — сказал Франческо. —Только лошадь, которую звали Того. Было бы здорово иметь собаку, Анна, чтобы она водила слепого.

Но Анна не поддалась жалости.

— Хорошо, если у слепого человека будет такая собака, —согласилась она. — За слепыми, которых мы знали, ухаживали дети в их семье, но, может быть, собака и лучше. Однако мой танец не для покупки собаки, пусть кто-нибудь другой танцует волшебницу. Собака действительно нужна, я попрошу тетю купить билет.

Франческо и мисс де Вин переглянулись. Взгляд Франческо говорил: «Боюсь, нет смысла ее уговаривать, но, пожалуйста, не прекращайте ваши занятия, потому что сейчас у нас нет никакой возможности учиться в Лондоне». В глазах мисс де Вин читалось: «Попробуй уговорить сестру станцевать, потому что, если она откажется, я ее учить не буду, и что вы тогда будете делать?»

Глава 28

ПЛАНЫ

На следующей неделе наступала середина семестра, а следовательно, каникулы. Так Уолли объяснил это ребятам, да и большинство детей с улицы Кресент говорили об этом по дороге в школу. Главное правило, которого придерживались Франческо, Гасси и Анна, — это не принимать никаких приглашений в гости.

— Мы уезжаем на каникулы, — сказал Уолли Франческо. —Но к выходным вернемся, поэтому мама сказала, что мы ждем вас в субботу и воскресенье, как обычно.

— А куда вы едете? — спросил Франческо.

— К сестре моего папы, к тете, значит. Она живет в Лондоне. Там, где она живет, очень интересно, потому что это около реки, и я люблю смотреть, как нагружают и разгружают корабли.

Когда Уолли так сказал, на Франческо нахлынула волна грусти. Мысленно он перенесся в Турцию. Кристофер пытался добиться какого-то особенного эффекта света и сказал, что единственное место, где это возможно, находится на Босфоре. Они приехали туда, но полиция потребовала убрать оттуда домик на колесах. Из-за бесконечных споров с полицейскими у Ольги не было времени заниматься детьми, и поэтому он, Гасси и Анна пошли с берега посмотреть на корабли. Они вспомнили, что у них есть немного денег и сели в лодку, которая шла к Золотому Рогу. А в конце путешествия они купили пирожные и мороженое, подружились с танцующим медведем и услышали, как поет, зазывая на молитву, муэдзин. Настоящий муэдзин, а не запись на граммофоне, которую вечно ругал Франческо. Ничего особенного тогда не случилось. На другой лодке они вернулись домой и обнаружили Кристофера, выпивающего с полицейскими. Это был один из тех дней, при воспоминании о которых в Англии унылым ноябрьским вечером в горле вставал комок.

— Мой папа сказал, что, может быть, вы трое присмотрите за Бесс и курами, пока нас не будет. Мама покажет вам, где хранится ключ. Это только со вторника по пятницу, потому что в понедельник мы их покормим перед отъездом.

Все ребята любили ферму Уолли, поэтому, само собой, Франческо согласился.

— Очень хорошо, что у нас будет занятие, — ведь мы, конечно, никуда не поедем.

Но свои планы на каникулы были не только у Уолли. Том, который был похож в своих очках на испуганную белую мышь, утром таинственно прошептал Гасси:

— Уилф хочет видеть тебя в обед. Там же, где в прошлый раз.

Гасси был в восторге. Он уже почти разочаровался в банде. Он думал, что с его вступлением в банду жизнь будет полна приключений, но до сих пор вообще ничего не произошло. Поэтому на большой перемене он бегом бросился к старшим классам и остановился только для того, чтобы со всем своим артистизмом продемонстрировать условный знак. Уилф, который был грязнее и неряшливее обычного, сидел за партой.

— Закрой дверь, — сказал он Гасси, — потому как то, что я собираюсь сказать, это секрет.

Гасси закрыл дверь и застыл рядом с Уилфом в ожидании приказаний.

— Я задумал план. Своего рода развлечение на каникулах.

Гасси обрадовался, он просто обожал развлечения.

— Что я должен делать?

Уилф осторожно подбирал слова.

— В банде намного больше людей, чем ты видишь в этой школе. Некоторые уже взрослые — двадцати лет и старше. Ну вот, я рассказал им, как ты притащил в школу гнома, и они не могут в это поверить.

— Ну, это было довольно трудно, — похвастался Гасси, — и никто кроме меня так и не узнал, зачем нужно было приносить его в школу. Жаль, ты дядю не видел. Он жутко разозлился и вызвал полицию.

Уилф кивнул.

— В следующий вторник я приведу двух главарей, которые хотят посмотреть на гномов. Они собираются перекрасить их в другой цвет.

Гасси хихикнул.

— Я представить себе не могу, что будет с дядей, когда он увидит, как они изменились. Он может взорваться. А как вы попадете в сад?

— А теперь слушай внимательно, — сказал Уилф, — потому что я не люблю повторять. Ты можешь не спать ночью?

— Никогда не пробовал, — признался Гасси, — но думаю, что смогу.

— Да тебе и не надо мучаться, я за тебя уже все обдумал. Ты привязываешь длинную веревку к большому пальцу ноги и выбрасываешь другой конец в окно, а когда мы придем, я дерну за веревку.

— Но как вы попадете в сад? — спросил Гасси.

— Так же, как и ты туда попал. Через ворота и через стену близнецов.

— А когда я проснусь, то что я буду делать? — спросил Гасси.

— Ты тихонечко выходишь из дома и помогаешь нам красить гномов.

Гасси набрал воздуха в легкие.

— Во вторник, перед тем как лечь спать, я привязываю длинную веревку к большому пальцу ноги, а другой конец выбрасываю в окно. Это просто, потому что моя кровать как раз у окна. Ночью ты дергаешь за веревку, я просыпаюсь и очень-очень тихо прокрадываюсь вниз в холл и через гостиную — в сад, где вы уже будете раскрашивать гномов.

Уилф был доволен.

— Правильно понял.

— А какого цвета будут гномы?

Уилф улыбнулся своей хитрой улыбкой.

— Мы еще до этого не дошли. Решай сам.

Гасси это польстило.

— Я думаю, ярко-синий бы подошел.

— Синий так синий, — согласился Уилф. — Мне не надо напоминать, что ни слова никому про это?

— Ни единого слова, — подтвердил Гасси, — иначе… — и он провел пальцем по горлу, издав кровожадный звук.


Анна была недовольна, как прошел урок, потому что чувствовала, что Франческо ее не понимает. По дороге домой он объяснял ей, как здорово слепому человеку иметь собаку. И что, возможно, один раз ничего не испортит. Он не говорил о Жардеке, потому что очень не любил этого делать, но за всеми его словами слышалось: «Если бы Жардек был сейчас здесь, я думаю, он бы понял». Но в одном Франческо был с ней согласен: мисс де Вин — это ужасно.

— Мне бы хотелось, — сказал он, — отвезти тебя к этой мадам Скарлетти, но с этим, боюсь, придется подождать до возвращения с'Уильяма.

Анна не могла больше ждать. Если бы кто-то, кто был лучшим в мире учителем танцев, сказал, что может ее учить, то никто, даже дядя, который считает это грехом, не смог бы ее остановить.

Анна поняла, как тяжело действовать в одиночку. До землетрясения такого не было. Но теперь стало именно так. Конечно, Франческо и Гасси не согласятся, поэтому придется ехать в Лондон на встречу с мадам Скарлетти одной. Она знала, где взять денег на билет. Под бумагой рядом с адресом с'Уильяма оставалось совсем немного. Но ей хватит. На следующей неделе, когда начнутся каникулы, она возьмет деньги, положит туфельки и тунику в сумку и поедет к мадам Скарлетти.

Глава 29

МАДАМ СКАРЛЕТТИ

Во вторник Гасси проснулся очень веселым и счастливым. Ему нравилась идея встать посреди ночи. А когда он представлял себе лицо дяди на следующее утро, то ему хотелось громко смеяться. Он гордился, что два главаря банды придут посмотреть, как это маленькому мальчику удалось притащить в школу гнома.

Мейбл изо всех сил пыталась сделать каникулы приятными для ребят.

— Ваш дядя сегодня целый день будет очень занят, — сказала она. — Вы же знаете, он казначей многих благотворительных организаций, и сегодня ему надо будет разделить большую сумму денег между всеми, кто должен получить их на Рождество. — Мейбл выдохнула после такой длинной речи. — Поэтому я подумала, что вам понравится идея сходить куда-нибудь на ленч, а потом в кино. Я дам вам фунт, но дядя не должен об этом знать.

Франческо и Гасси идея действительно понравилась. В Фитоне был китайский ресторанчик, который назывался «Бутон лотоса», и они с самого момента переезда на улицу Кресент мечтали там поесть.

— Ручаюсь, там никогда не подают капусту, — сказал Гасси.

К их огромному удивлению, Анну не привлекал ленч в «Бутоне лотоса».

— Я буду заниматься, — объяснила она.

Гасси взглянул на нее с недоумением.

— Ты становишься настоящей занудой, — сказал он. — Не можешь же ты целый день заниматься, надо ведь и поесть.

— Давай мы с Гасси сходим покормить Бесс и курочек, а потом зайдем за тобой и вместе пойдем в «Бутон лотоса», —предложил Франческо.

Анне все это не очень нравилось, но она с неохотой согласилась:

— Хорошо. Но не очень рано. Тетя ведь должна закончить уборку в моей комнате, прежде чем я начну заниматься.

Сразу после завтрака Франческо с Гасси отправились на ферму. Бесси была просто счастлива, потому что явно скучала по семейству Уолли. Мальчикам хотелось думать, что и куры тоже им рады.

— Думаю, курам друзья не нужны, — сказал Франческо, — а жаль.

Дела на ферме заняли довольно много времени, потому что надо было разогреть еду для Бесс, собрать яйца в курятнике и покормить кур. Все время, пока они работали, Гасси продолжал болтать всякий вздор, что порядком надоело Франческо. Он не мог понять почему, но очень тревожился за Анну. Зачем она решила заниматься этим утром? Она что-то скрывала, и он чувствовал это.

— Все, Гасси, — сказал он, — пора закрывать и идти за Анной.

Гасси удивился.

— Но она же пока не готова. Тетя еще и комнату-то, наверное, не убрала. Давай побудем здесь и включим телевизор.

— Этого мы сделать не можем, — твердо сказал Франческо. — Мы не знаем, как это делается, и хозяевам бы это не понравилось, да и не думаю, что утром показывают фильмы.

Гасси нахмурился.

— Ты теперь все время говоришь: «Нет!», «Нет!» и «Нет!». Раньше ты таким не был.

Франческо было обидно это слышать.

— Я теперь самый старший, а кто-то должен это говорить. Папа бы не обрадовался, если бы мы без спросу включили его телевизор.

Гасси все это не понравилось.

— Тогда пойдем в город, там наверняка гуляют ребята из школы.

Франческо отрицательно покачал головой.

— Ты делай, что тебе хочется, а я пойду за Анной. Я и подождать не против, пока она будет готова. Мы придем в «Бутон лотоса» в половине первого.

Гасси обрадовался возможности провести утро по своему усмотрению. Если он встретит кого-нибудь из друзей, им не будет скучно.

— Хорошо, — ответил он. — Тогда ты можешь прямо сейчас идти, я сам все закрою.

Ключ от дома Уолли всегда хранился под решеткой около загона. Все трое знали об этом, но Франческо был ответственным за него.

— Обещаешь, что положишь ключ на место?

Гасси это обидело.

— Конечно, положу. Никто кроме тебя так плохо обо мне не думает.

Франческо стало стыдно.

— Я знаю и прошу прощения. Просто почему-то в Англии у меня такое чувство, что кроме меня некому говорить «нет», по крайней мере, пока с'Уильям не вернется. Из-за этого я иногда говорю «нет», даже когда на самом деле так не думаю.

Франческо почти бегом добрался до Данроамина. Он услышал, как тетя возится на кухне, и знал, что дядя должен заниматься подсчетом денег в гостиной за закрытой дверью. Он взбежал по ступенькам и собирался зайти в комнату Анны, но вместо этого остановился перед их с Гасси спальней. Дверь была открыта, а еще открыт был шкаф, в котором хранился адрес с'Уильяма и деньги. Анна, одетая для уличной прогулки, на коленях стояла перед шкафом и доставала из-под бумаги в ящике письмо с'Уильяма и деньги. Потом она убрала их в бумажный пакет, который лежал рядом с ней. Франческо зашел в комнату.

— Анна! Что ты делаешь?

Анна как будто была к этому готова. Она встала, держа в руках пакет.

— Я еду в Лондон к мадам Скарлетти. Она должна посмотреть, как я танцую. Если она не увидит то, что видел во мне Жардек, тогда я буду танцевать волшебницу, чтобы купить собаку слепому человеку. Если же она это тоже увидит, то она будет меня учить. В этом я уверена.

— Как же ты поедешь?

— Я пойду на вокзал и куплю билет до Лондона. Он называется «дневной билет туда и обратно за полцены». Присцилла, которая живет по соседству, рассказала мне.

Франческо понял, что спорить бесполезно.

— Тогда я тоже поеду. У меня есть фунт, который дала нам тетя. Но я договорился с Гасси встретиться в «Бутоне лотоса» в половине первого, и у него нет денег.

Анне очень захотелось, чтобы Франческо поехал с ней.

— Гасси найдет деньги, если они ему понадобятся. Таков уж Гасси.

А Гасси только заглянул в «Бутон лотоса», чтобы сказать, что он не останется на ленч. Его пригласили к друзьям, и после ленча они собирались смотреть телевизор. Не найдя Франческо с Анной в ресторане, он присоединился к друзьям и больше о них не вспоминал.


Даже хорошо зная Лондон, непросто было найти дом 45 по улице Бембертон в Челси. Это была маленькая улочка, затерянная среди других улиц так близко к Темзе, что слышались гудки буксиров. Франческо и Анна никогда бы не смогли сами ее найти. К счастью, Кристофер частенько рассказывал про Англию, и им пригодилось знание того, что «ничего не может так растрогать английского полицейского, как то, что вам нужна помощь». Потом он обычно говорил: «Если вам нужно знать время, спросите полицейского». На вокзале они нашли полицейского, показали ему письмо с'Уильяма, и он им рассказал, как добраться до площади Слоун на метро, а потом сесть на автобус до ратуши в Челси.

— Когда выйдете из автобуса, — сказал полицейский, — спросите еще раз.

У ратуши они обратились к пожилому мужчине, продававшему газеты.

— Вам повезло, что вы спросили именно у меня, — сказал он, — потому что не все знают, где это находится. — И он достал из кармана листок бумаги и карандаш и нарисовал небольшую карту. — Следите по карте и вы не заблудитесь. Иностранцы, да?

— Уже нет, — объяснил Франческо. — Теперь мы англичане, но живем здесь совсем недавно.

— Вы без проблем доберетесь до улицы Бембертон, — пообещал газетчик. — Прямо по улице Объединенных Наций.

Строения улицы Бембертон оказались довольно убогого вида. Краска обваливалась со стен, окна были выломаны, как и две ступеньки, ведущие к двери дома № 45. Но Анне этот дом казался волшебным дворцом, потому что в нем жила мадам Скарлетти. Франческо позвонил в звонок, никто не ответил, и он позвонил еще раз. На этот раз довольно рослая девочка в черной тунике и балетных туфельках открыла дверь.

— Нам бы хотелось, — вежливо обратился к ней Франческо, — увидеться с мадам Скарлетти.

Девочка удивилась.

— Многим бы хотелось встретиться с мадам Скарлетти. Люди приезжают со всего света. Но мадам Скарлетти никого не принимает без предварительной договоренности.

Франческо смутился. Он согласился составить Анне компанию, чтобы она не ехала одна, но ему и в голову не пришло, что даже если они доберутся до места, мадам Скарлетти может отказаться их принять.

— Может, вы попросите за нас, а то мы приехали издалека, и у нас не будет денег, чтобы повторить это путешествие. По крайней мере, до возвращения с'Уильяма. Смотрите! — он порылся в кармане и достал письмо сэра Уильяма. — Видите, нам сказали приехать сюда, — он передал конверт девочке, и когда она достала письмо, указал на абзац, адресованный Анне.

Девочка прочитала то, что написал сэр Уильям. Потом она взглянула на конверт, перевернула его и прочитала: «Сэр Уильям Хугл».

— Докси, — сказала она. — Так вы те дети, которых сэр Уильям Хугл спас после землетрясения?

— Мы двое из них, — подтвердил Франческо. — У нас есть еще брат, его зовут Гасси, но он с нами не приехал.

— Подождите здесь. Я покажу письмо мадам.

Франческо показалось, что они прождали целую вечность, но Анна была совершенно спокойна: она стояла на пороге дома мадам Скарлетти и не представляла, что не сможет пройти дальше.

Анна верила не зря. Девочка вернулась.

— Заходите, — сказала она. — Мадам примет вас.

Мадам Скарлетти оказалась действительно старой женщиной, но, как это обычно бывает с балеринами, сохранила очень хорошую фигуру. Она была такой маленькой, что казалась сделанной из хрупкого фарфора. У нее были большие светящиеся темные глаза, а седые волосы были собраны на голове в оригинального вида косички. На ней было платье из тафты, плечи покрывала ярко-красная шаль, а на ногах были балетные туфельки.

Мадам Скарлетти сидела в кресле с подголовником, а рядом стояла длинная трость с рукоятью из слоновой кости. Франческо и Анна подошли к ней, Франческо поклонился, а Анна вместо своего обычного маленького реверанса сделала настоящий глубокий реверанс.

Голос мадам Скарлетти казался даже слишком сильным для такой старой женщины. Она смотрела только на Анну.

— Твой отец был Кристофер Докси?

Анна хотела еще раз присесть в реверансе, но сдержалась.

— Да, мадам.

— И он был женат на Ольге Поповской?

Анна посмотрела на Франческо.

— А разве у Ольги была фамилия Поповская? — спросила она его.

Франческо не знал.

— Я думаю, мы этого никогда не знали. Она была просто Ольгой, а наш отец был просто Кристофером, а наши дедушка и бабушка были Жардек и Бабка.

— Зато я знаю, — сказала мадам Скарлетти. — Много лет назад в Варшаве жил великий учитель танцев. Его звали Иван Поповски. Я не знала, что с ним случилось потом, пока не прочитала в газетах про землетрясение в Турции. — Она повернулась к девочке в черной тунике: — Это, Мария, был мой помощник и защитник, без которого меня бы сейчас не было на свете. Я разве не говорила тебе, Мария, что дедушка, который погиб при землетрясении, должно быть, и был Иван Поповски?

— Совершенно верно, — ответила Мария. — Именно поэтому я и попросила вас принять этих детей. — Она посмотрела на Франческо и Анну. — Кто из вас танцует? Я уверена, что кто-то должен.

Мадам издала нетерпеливое «тш». Она с легкой насмешкой посмотрела на Марию.

— Девочка, где твои глаза? Ты что, не узнаешь лицо танцора, когда встречаешь его? С того самого момента, как эта маленькая девочка вошла в комнату, я знала, что она может танцевать. — Она обернулась к Анне. — У тебя туфельки с собой?

— И туника тоже, — ответила Анна.

Мадам грациозно указала на дверь.

— Отведи девочку переодеться.

Потом она посмотрела на Франческо.

— Подойди сюда и сядь, — она указала на скамеечку для ног. — Я вижу, что вы очень много страдали. Расскажи мне все. Каждую мелочь. Нельзя все хранить в себе, лучше, наоборот, все-все выложить на поверхность.

И Франческо ей рассказал. Он начал со дня землетрясения. Ужасная жара. Странное желтоватое небо.

— Было так жарко, никто не мог даже разговаривать. Завтракать тоже не хотелось. Но Ольга сказала, что мы должны что-нибудь съесть, и дала нам йогурт и кусочек хлеба с маслинами.

Потом Франческо рассказал про картину. Как Кристофер рассудил, что мог бы отвезти ее сам, но это бы испортило выходной Того.

— Понимаете, он был старый, а ему предстоял долгий путь через всю Турцию на выставку. Кристофер не мог пойти сам, потому что должен был работать. Надо было пройти всего три мили через холм, поэтому пошли мы. Это был, по-моему, первый день, когда Жардек сказал, что слишком жарко для урока танца.

Франческо на минуту остановился, потому что вновь увидел маленький домик, каким они его видели в последний раз, Кристофера, Ольгу, Жардека и Бабку, сидевших и пивших чай.

Через секунду мадам Скарлетти дружески похлопала его по плечу.

— Продолжай. Каждую деталь. Расскажи все.

И Франческо продолжал. Он описал, как тяжело было взбираться на холм и они все взмокли от жары. Как мастер спал и они оставили картину у него. Как они купили инжир, по ветке шелковицы и по бутылочке лимонада. Как они поднялись немного наверх, чтобы расположиться в тени кактусов. Как потом он заметил, что не было птиц. Вообще ни одной птицы. Как Анна рассказала, что еще два дня назад она видела тысячи улетающих птиц.

Франческо опять на минуту замолчал, пытаясь вспомнить, что было дальше. Анна уже переоделась и вернулась вместе с Марией в комнату. Франческо их не заметил, поэтому мадам Скарлетти приложила палец к губам, и они тихонечко сели.

— Потом Гасси увидел лошадь. Нам показалось тогда, что она сошла с ума, но теперь я знаю: просто и лошадь, и птицы чувствовали, что должно было произойти, и только мы этого не знали.

— И потом это произошло? — спросила мадам Скарлетти.

Франческо кивнул.

— В лагере нас часто спрашивали, как это было, но мы ничего не могли ответить. Теперь я помню жуткий шум и горячий воздух, земля начала двигаться и нас разбросало в разные стороны. Потом мы поднялись на вершину холма и посмотрели вниз. Все исчезло. Маленький домик, Жардек, Бабка, Кристофер, Ольга и Того. Как будто никого и ничего никогда и не было.

Казалось, что мадам Скарлетти знала продолжение.

— И тогда вас нашел сэр Уильям Хугл, потом он отыскал ваших дядю и тетю, с которыми вы теперь и живете.

В этот момент вступила Анна.

— Они не очень хорошие. Дядя считает, что танцевать —это плохо.

Франческо попытался быть справедливым.

— Тетя хочет быть доброй, но она боится дядю. Когда с'Уильям вернется, я надеюсь, он сможет нам помочь.

Мадам Скарлетти сделала знак Анне.

— Подойди к барьеру, и мы посмотрим, чему ты уже научилась.

Потом она улыбнулась Франческо.

— Для тебя у меня есть хорошие новости. Сэр Уильям приехал в Англию. Об этом написали в газете «Таймс». Теперь он дома, и ты опять можешь быть маленьким мальчиком.

Глава 30

НАБЕРИТЕ 999

У мадам Скарлетти была машина. Она велела Марии отвезти детей на вокзал и проследить, чтобы они благополучно сели на нужный поезд.

— Я напишу сэру Уильяму, — сказала она Франческо, — и мы договоримся с ним по поводу Анны. Наверное, ей лучше будет жить у меня.

Эти слова прозвучали для Франческо, как благодарственная молитва. Мадам напишет с'Уильяму. Мадам обо всем договорится. Мадам, возможно, даже возьмет Анну к себе жить.

Поскольку до станции их довезли на машине, дети довольно рано вернулись домой, но Гасси уже ждал их. Он был раздражен, потому что ему не терпелось рассказать, какой фильм он видел по телевизору, а сделать это надо было до ужина. Он жутко волновался, что Франческо с Анной не вернутся до того времени, когда им будет пора ложиться спать. Если ему надо будет проснуться посреди ночи, то лечь-то надо пораньше.

— Где вы были? — потребовал он объяснений.

— Встречались с мадам Скарлетти, — ответила Анна.

Анна говорила таким довольным голосом, что Гасси это разозлило.

— И зачем? Кто будет платить за уроки в Лондоне? — Он повернулся к Франческо: — Почему ты разрешил ей поехать? Не так уж просто было достать пятьдесят пенсов на эту мисс де Вин, а на мадам Скарлетти и поездки в Лондон вообще невозможно.

Франческо был слишком счастлив, чтобы обращать внимание на слова Гасси.

— Представляешь! С'Уильям в Англии. Об этом написали в «Таймс». А ты сходил на ферму и уложил спать Бесс и курочек?

Гасси очень хотелось ответить «Да, был!», но он не мог этого сделать. Он так торопился домой, чтобы рассказать про фильм, который смотрел, и еду, которую ел, что совершенно забыл про ферму. И потом — он слишком разозлился, когда не нашел ребят дома.

— Нет, но я сейчас схожу.

— Вместе сходим, — сказал Франческо. — Если мы побежим бегом, то вовремя вернемся к ужину. Но если мы опоздаем, ты, Анна, не волнуйся, просто повторяй про себя «с'Уильям приехал», и тогда тебе будет все равно, что скажет дядя.

Мальчики бегом бросились на ферму. Было уже темно и курочки толпились перед курятником. Бесс, конечно, могла зайти в свой загон, но на ночь ее запирали на висячий замок, ключ от которого хранился под решеткой вместе с ключом от дома. Уолли оставил им фонарик.

— А если с'Уильям скоро ответит на мое письмо? — сказал Франческо. — У тебя уже есть план? То есть с Анной все понятно, а что с нами? Чего мы хотим, если картину продадут за большие деньги?

— Я не хочу жить с дядей, — сказал Гасси.

— И я не хочу, — согласился Франческо. — Но куда мы хотим уехать?

— Если бы это было возможно, я бы хотел иметь дом на колесах. Не такой, как раньше, конечно, — такого просто не может быть. Или маленький домик, как у Бабки и Жардека, но я не думаю, что это возможно в Англии. Тут наверняка есть законы о маленьких детях, которые живут одни.

Франческо потянулся за ключом от загона Бесс и посветил фонариком на решетку.

— Мы знаем об одном таком законе. Про него нам рассказывал Кристофер. Ты разве не помнишь? Когда мы слишком шумели и мешали ему работать, он говорил: «А ну-ка я вам сейчас! Если бы вы жили там, где я вырос, то я бы от вас отказался и вас поместили бы вместе со всеми в один дом».

Гасси изменился в лице.

— А если бы дядя от нас отказался, может, нас поместили бы в такой дом?

— Только если мы сделаем что-то очень плохое. Но он не обязан нас содержать. Помнишь, как тетя сказала: «Он не любит детей, поэтому ему очень непросто жить вместе с вами. Но он выполняет свой долг — дает вам жилье».

Гасси, раздумывая, достаточно ли плохой поступок — перекрасить гнома, для того чтобы их поместили в дом для детей, сказал:

— А ты ответил, что мы не напрашивались.

Франческо убрал ключи.

— Мы не будем делать ничего плохого, но когда мы встретимся с с'Уильямом, было бы неплохо сказать ему, где мы хотим жить.

Почти всю дорогу до Данроамина Гасси молчал. Он уже жалел, что согласился перекрашивать гнома в синий цвет, тем более что речь не шла о деньгах, но было поздно что-либо изменить.

В этот вечер Гасси казалось, что Франческо никогда не заснет. Он был так взбудоражен возвращением с'Уильяма, что ему необходимо было поговорить об этом. В конце концов, Гасси ничего не оставалось, как притвориться спящим, и он чуть было действительно не заснул, но вспомнил, что ему надо было сделать. Он сел на кровати и посмотрел на Франческо. Тот спал. Окно уже было открыто, поэтому он привязал один конец веревки, которую ему дал Уилф, к большому пальцу левой ноги, а другой, на который был привешен небольшой грузик, выбросил в окно, после чего заснул крепким сном.

Гасси показалось, что прошло много часов, прежде чем он проснулся от непрерывного дерганья за его палец на левой ноге. Сначала он не понимал, что происходит, но потом сообразил. Он спрыгнул с кровати, снял с пальца веревку, трижды дернул за нее, как и велел ему Уилф, надел халат и тапочки и вышел на лестницу. Очень тихо он открыл дверь гостиной, прокрался по комнате к стеклянным дверям, открыл их ключом и вышел в сад. Потом он услышал, как Уилф сказал: «Это он». И вдруг на его голову надели мешок, обвязали его веревкой и повалили на землю лицом вниз. И тогда он снова услышал голос Уилфа.

— Теперь лежи тихо, и тогда с тобой ничего не случится. Но если ты попытаешься что-нибудь сделать, то знаешь, что тебя ждет.

Гасси, связанный в мешке, не мог провести пальцем по горлу, но он знал, о чем идет речь. Несколько секунд он был в растерянности. Он не понимал, зачем Уилфу понадобилось связывать его и прятать в мешок, вместо того чтобы дать ему раскрасить одного из гномов. И тут ему пришла мысль. Почему было так тихо? Почему никто не ходил вокруг и даже ни разу его не пнул? Страшный ответ пришел ему на ум. Банда не собиралась перекрашивать гномов, они выманили его в сад, чтобы он оставил дверь в гостиную открытой. Они собирались ограбить дядю!

Мешок был пыльный и неудобный, но воздуха в нем было достаточно, чтобы Гасси мог дышать. Он перевернулся на спину и начал думать, что же делать. Если он позовет на помощь, то Уилф и его дружки заставят его замолчать, да и дядя не услышит его криков из мешка, потому что спит в другой части дома. Но Гасси был изворотливее всякого угря. Он катался по бетонным дорожкам туда-сюда, пока наконец веревка, которой были связаны руки, не сползла вниз, сорвал веревку и освободился. И что теперь? Он не мог закричать, потому что его бы услышали члены банды. И у него возникла другая идея. Он ползком подобрался к двери в гостиную и проник внутрь.

Внутри были Уилф и еще двое. Уилф держал фонарик, а остальные пытались вскрыть сейф, встроенный в стену. Гасси не знал, что это был сейф, но он слышал их перешептывания. Грубый голос проворчал:

— Уилф, ты никогда не говорил, что он хранит деньги в сейфе.

Голос Уилфа звучал не так уверенно, как всегда, а скорее даже жалобно.

— А я что, знал, что ли?

Третий голос сказал:

— Лучше бросить это. У нас нет инструментов, чтобы его вскрыть.

— Кто сказал, что нет? — отозвался грубый голос. — Я еще никогда не отступал перед сейфом, а с этим все должно быть чертовски просто.

Пока они разговаривали, Гасси встал на ноги. Он тихонько достал из замочной скважины ключ, потом закрыл дверь и аккуратно повернул ключ снаружи. Потом Гасси бросился к дому близнецов и закричал:

— Помогите! Помогите! Воры!

Он так шумел, что в тот же миг в окне показались две головы близнецов.

— Кто это? — спросил Джонатан.

— Это я, Гасси. Что делать, когда нужна полиция? У нас в доме трое воров.

Почти в ту же минуту завопили сирены и со всех сторон появились полицейские. Из большинства домов Уилфу и его друзьям удалось бы выбраться, но они не знали Сесила. Замки и цепи на входной двери были просто великолепные, поэтому Уилфа с друзьями взяли с поличным.

Когда воров вместе с напуганным до смерти Уилфом увезли в полицейский участок, дежурный сержант полиции попросил всех пройти в гостиную мистера Аллана. К тому времени уже установили, что из дома ничего не пропало и взлома не было.

— Так, — сказал сержант, смотря на Гасси, — ты говоришь, что был в саду. Ты оставил дверь в гостиную открытой?

Мысли у Гасси в голове путались.

— Да.

— То есть ты впустил воров в дом. Ты специально это сделал?

— Нет. Я был связан в мешке.

— Но что привело тебя в сад посреди ночи?

Гасси понял, что ничего, кроме правды, его не спасет.

— Я собирался раскрасить гнома в синий цвет.

— Позор! — сказал Сесил.

— Раскрасить гнома в синий цвет!? — удивился сержант. —Боюсь, тебе лучше придумать что-нибудь другое.

Это разозлило Гасси.

— Я говорю правду. Я должен был раскрасить гнома в синий цвет.

Сержант ему явно не верил.

— Ты должен был встретиться с ворами, чтобы перекрасить гнома в синий цвет. Значит ты знаешь, кто они такие.

Гасси явственно услышал звук, который издавал Уилф, проводя пальцем по горлу.

— Только одного, но я не могу назвать его имени.

Присцилла попыталась помочь.

— Мы знаем одного из них. Это Уилф, который ходит в нашу школу.

Тогда заговорил дядя очень злым голосом:

— Боюсь, сержант, от моего племянника вы мало чего добьетесь. Результат плохого воспитания.

Никто из детей не смог сдержаться, услышав это. Франческо сказал:

— Никто не может говорить, что мы плохо воспитаны. Нас отлично воспитывали до землетрясения.

— Отлично, — подтвердила Анна. — Гасси впервые сделал что-то плохое, а раньше — никогда.

Гасси был взбешен.

— Я и сейчас ничего плохого не делал. Именно я выбрался из мешка и позвал близнецов, чтобы они вызвали полицию, и именно я запер воров в доме. Если бы я этого всего не сделал, то их бы не поймали.

Сержант посмотрел на констебля, который вел записи.

— Возьмите фонарик и посмотрите в саду, нет ли там мешка и веревки.

Пока констебля не было, мистер Аллан сказал:

— Если то, что этот мальчик говорит, правда, а я думаю —это так — его надо наградить. Это было очень смело с его стороны — забрать ключ из двери. Мне страшно подумать, что бы было, если бы воры его заметили.

Пока еще никто не успел ничего ответить, а по разъяренному лицу Сесила было понятно, что он собирается что-то сказать, вернулся констебль, в руках которого были мешок и веревка.

— Вот, — сказал Гасси, — видите, я говорю правду.

Гасси просто раздулся от гордости. Этого уже Сесил стерпеть не смог.

— Если сержант закончил с тобой, Огастес, то шагом марш в постель. Я с тобой утром поговорю.

— И вы тоже идите, дорогие мои, — сказала Мейбл Франческо и Анне. — Через минуту я принесу всем горячие напитки.

Сесил почти заорал:

— Только не Огастесу.

И тут случилась очень странная вещь. Мейбл, одетая в красивый халатик, с волосами, не торчащими в разные стороны, а распущенными, вдруг выдохнула:

— Огастесу более, чем двум другим, нужен сейчас горячий напиток. Он был ночью на улице в одной пижаме, и к тому же он перевозбужден, потому что — правильно сказал мистер Аллан — он повел себя как смелый маленький мальчик. Поэтому извините нас, сержант, — и даже не взглянув на Сесила, она вывела детей из гостиной.

Глава 31

КОНЕЦ ИСТОРИИ

Даже если вы не спали ночью, это не меняло правил Данроамина. Поэтому детей разбудили в обычное время, и они, все еще наполовину сонные, спустились к завтраку.

Гасси уже не чувствовал себя так хорошо, как ночью.

— Как ты думаешь, — шепотом спросил он Франческо, —того, что я собирался перекрасить гнома в синий цвет, достаточно, чтобы поместить меня в дом для детей?

Франческо понятия не имел, но до появления с'Уильяма он все равно оставался главным.

— Не думаю. Но даже если это так, то я поеду с тобой. Надеюсь, у мадам Скарлетти найдется место для Анны.

Этот завтрак был еще ужаснее, чем обычно. Все говорили шепотом. Гасси потом сказал, что дядя был похож на небо перед грозой, а тетя — на мышку в лапах кошки.

После завтрака Сесил сделал объявление.

— Сегодня утром ты останешься в своей комнате, Огастес. Ты можешь понадобиться полиции.

По дороге наверх Франческо прошептал Гасси:

— Слава богу, только тебе надо сидеть в комнате. Я боялся, что нам всем придется, и волновался из-за Бесс и курочек.

— Я тоже об этом думал, — согласился Гасси. — Но я решил, что вряд ли он запрет дверь, поэтому можно будет выбраться.

Франческо с грустью посмотрел на Гасси.

— А вот это уже плохие мысли. Иногда мне кажется, ты никогда не научишься правильно вести себя в Англии.

Когда Франческо с Анной ушли, а Мейбл убрала комнату, Гасси стало очень скучно. Он высунулся из окна, раздумывал о приключениях прошлой ночи и представлял, как бы выглядел гном, перекрашенный в синий цвет. Потом он услышал звонок в дверь и решил, что это полиция. Он надеялся, что за ним придут, но ничего не произошло. Опять зазвонил звонок. На этот раз Гасси на цыпочках прокрался к лестнице, чтобы посмотреть, кто пришел. Мейбл вышла с кухни, вытирая руки о фартук. Она открыла дверь, но Гасси не мог видеть, кто там стоял. И тогда он услышал знакомый голос:

— Доброе утро, миссис Докси.

Гасси сделал один прыжок и уже стоял, обнимая сэра Уильяма за пояс.

— О, как хорошо, что вы вернулись. Анне надо учиться у этой мадам Скарлетти. Франческо становится старым ворчуном, а меня могут отправить в приют, потому что у меня неприятности с ворами.

Сэр Уильям всегда и везде был одинаковым. У него теперь не было верблюда Муззафа, на котором он приехал в лагерь № 1, но во всем остальном он был точно такой же.

— Я встретил Франческо и Анну по дороге. Я предложил им вместе сходить на ленч. — Он повернулся к Мейбл: — Мне бы хотелось поговорить с мистером Докси, сказать буквально пару слов, если он, конечно, не возражает. Мне бы хотелось взять и Гасси в ресторан, который, как они сказали, называется «Бутон лотоса».

В «Бутоне лотоса» сэр Уильям, не разрешая говорить всем одновременно, умудрился получить более или менее полную картину их пребывания в Данроамине. Выслушав все до конца, он повернулся к Франческо.

— Так или иначе, тебе удалось со всем благополучно справиться. Ваш дядя согласился продать картину, и я сейчас же займусь этим делом. А пока вам нужно первым делом купить Уолли велосипед. Ему будет приятно, если велосипед будет ждать его дома, когда они приедут.

Анне он сказал:

— А ты можешь теперь стать великой балериной. Вчера вечером мне звонила мадам Скарлетти и сказала, что согласна тебя учить, а на это время хочет, чтобы ты жила у нее. С ней живет девушка Мария, которая за тобой присмотрит.

Потом он повернулся к Гасси.

— Глупая, конечно, идея перекрасить дядиного гнома в синий цвет, но я так понял, что в этом заключается единственное твое преступление. Ты знал, что твой дядя не любит детей, и не старался ничего сделать, чтобы изменить его мнение. Я выясню, какие есть школы-пансионы для мальчиков; я слышал — есть очень даже неплохие, где вы бы не только учились, но и хорошо проводили часы досуга. А сейчас нам надо подумать, что делать на каникулах, ведь и у Анны тоже будут каникулы. Вы, конечно, можете вернуться в Данроамин. — Дети нахмурились. — На самом деле вам нужно повидаться с тетей, потому что она вас очень полюбила. Ну что, у кого какие идеи?

Странно, но вдруг, ни секунды не подумав, все трое высказали одну и ту же мысль.

— Домик на колесах, — сказал Франческо.

— Не такой, который лошадь возит, как Того, — пояснил Гасси. — Но такой, который стоит на одном месте.

Анна кивнула:

— На ферме Уолли. В их доме на всех не хватит места.

Сэру Уильяму это понравилось. Таким же голосом, как когда-то он произнес: «Военные говорят, что дорогу завтра откроют. А значит, завтра мы можем полететь в Стамбул», сэр Уильям сказал:

— Хорошо. Я поговорю с папой Уолли, как только они вернутся домой. Идея с домом на колесах мне нравится. В любом случае стоит попробовать. Теперь уж я никуда не денусь и буду поддерживать с вами связь.

Франческо улыбнулся.

— Надеюсь. Это большое утешение — знать, где вы находитесь.


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9