Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Василий, сын вождя

ModernLib.Ru / История / Сухомлинов Андрей / Василий, сын вождя - Чтение (Весь текст)
Автор: Сухомлинов Андрей
Жанр: История

 

 


Сухомлинов Андрей Викторович
Василий, сын вождя

      Сухомлинов Андрей Викторович
      Василий, сын вождя
      Предисловие
      Мое поколение можно назвать героическим. Мы испытали все: честь и бесчестие, гибель друзей в боях и по тюрьмам, страдание, радость, любовь. Невольно обращаешься к прошлому, задумываешься: не напрасно ли все? И ответ приходит один: не напрасно.
      Передо мной лежит рукопись о Василии Сталине. Я знал его с детских лет, с пионерских линеек "Артека" и школьной скамьи. В годы войны мы воевали под Сталинградом и на Калининском фронте. Я был тогда командиром эскадрильи, потом - полка в его дивизии. Могу сказать: Василий Сталин отдал долг Родине сполна. Воевал и служил честно, не прячась за спину отца. А когда власть расправилась с ним - не согнулся и не сломался.
      Многие годы нам рассказывали о его неправильном поведении, пьянстве, хамстве и наглости. Авторы, как бы соревнуясь между собой, старались показать Василия барчуком, для которого не было никаких преград, границ и тормозов. Это далеко не так. Конечно, Василий был не ангел. Но могу твердо сказать - рассказы о нем, как о личности асоциальной, - ничем не прикрытая ложь. Человек он был хороший, душевный, отличный летчик. И командир строгий и справедливый.
      В 1953 году после смерти отца он был арестован органами госбезопасности, а в 1955 году осужден на 8 лет. Я - летчик, а не юрист. И, откровенно говоря, слабо разбираюсь во всех этих приговорах, протоколах, показаниях и определениях. Но уверен в одном: Василий был осужден несправедливо и в своей беде был не одинок. Репрессии прошлись по авиации самым ужасающим образом.
      Он стал жертвой. Эта участь постигла многих авиаторов, среди которых были и прославленные летчики, Герои Советского Союза, основатели отечественной авиации: Я.И. Алкснис, Е.С. Птухин, Я.В. Смушкевич, П.В. Рычагов, А.В. Ворожейкин, С.А. Худяков, А.И. Тодорский, А.А. Новиков, П.И. Пумпур. Двое из этого печального списка - Смушкевич и Новиков - были дважды Героями Советского Союза.
      Из восьми командующих ВВС Московского военного округа только в довоенный период были репрессированы шесть, четверо из них расстреляны.
      Более того, в разное время были незаконно осуждены выдающиеся авиаконструкторы Н.Н. Поликарпов, А.Н. Туполев, В.М. Мясищев, В.М. Петляков. Репрессиям подвергался и С.П. Королев.
      Все эти люди впоследствии были реабилитированы, их честное имя восстановлено. И только Василий Сталин до последнего времени оставался преступником, причем не простым, а государственным.
      В 1999 году нам удалось добиться его реабилитации. Главную роль в этом сыграл автор этой книги Андрей Викторович Сухомлинов, за что большое ему спасибо.
      Убежден, что его книга о Василии Сталине будет интересна не только ветеранам, но и молодым воинам Вооруженных сил России, а также широкому кругу читателей.
      В.И. Попков, дважды Герой Советского Союза, заслуженный военный летчик СССР, генерал-лейтенант авиации в отставке, почетный гражданин города Москвы
      От автора
      Закончился XX век, оставив, подобно другим, свой след в нашей истории. Какой? На этот вопрос однозначно не ответит никто. Века были всякие: "каменный", "бронзовый", "серебряный". Как назовут наш? Может быть, "кровавый"? Две мировые войны, ни на один день не прекращающиеся внутренние и локальные конфликты, массовые репрессии. Сто лет текла кровь, гибли люди, страдали народы. Изобретены изуверские способы уничтожения всего живого, существование человечества под угрозой.
      XX век останется в истории России и как время ломки общественно-экономических отношений. Побывали мы и в капитализме, и в социализме, и в переходных периодах. Теперь, не дойдя до коммунизма, пошли обратно... Куда?
      В начале XX века к власти пришли большевики, стараниями которых в России надолго установился тоталитарный режим.
      Особое место в нашей новейшей истории отводится Иосифу Виссарионовичу Сталину. Человеку, с чьим именем связана практически половина века и который 30 лет стоял во главе государства.
      К Сталину относятся по-разному: пред ним преклоняются, его боготворят, ругают, проклинают, ненавидят. Тем не менее имя И.В. Сталина принадлежит истории так же, как и имена Ивана Грозного, Петра I, Николая II, В.И. Ленина.
      Эта книга расскажет о трагической судьбе младшего сына И.В. Сталина Василия.
      В 19 лет он стал военным летчиком, лейтенантом, в 25 - генералом.
      Воевал в Великую Отечественную войну, командовал авиационными частями, соединениями и авиацией округа, был награжден пятью боевыми орденами. В 1953 году умер его отец, и в 32 года Василий стал узником Лефортовской, Владимирской и вновь Лефортовской тюрьмы, где отбыл в общей сложности 8 лет в одиночной камере. После освобождения был выслан из Москвы, как неблагонадежный элемент, и накануне своего 41-го дня рождения умер в казанской ссылке при загадочных обстоятельствах.
      Что заставило меня взяться за перо?
      Должен сказать, что я прочитал о Василии Сталине все, что о нем написано. Много лет я собирал этот материал. Вначале просто так, без всякой цели, и уж конечно, никаких мыслей о книге у меня не было. Собирают монеты, марки, картины, ружья, а я вот собирал воспоминания о Василии Сталине.
      Мой отец, B.C. Сухомлинов, в 1937-1938 годах учился вместе с Василием Сталиным во 2-й артиллерийской спецшколе в Москве, дружил с ним, они сидели за одной партой. У нас сохранились фотографии, некоторые документы о том периоде. Отец много рассказывал о нем и всегда негодовал, когда слышал или читал о Василии негативные отзывы.
      Начинал я свою военную службу в конце 60-х годов, учился в Военном авиационном училище ВВС МВО1 в Тамбове, 3 года служил в 1-м гвардейском истребительном авиационном корпусе в Германии. В том самом, которым после войны командовал В. Сталин. Наши ветераны хорошо знали В. Сталина и рассказывали много интересного о нем.
      Я собрал целую гору литературы, книг, фотографий, газетных и журнальных публикаций о Василии и могу сказать, что ничего хорошего, по большому счету, о нем не написано, за исключением, пожалуй, работ его двоюродного брата В. Аллилуева и военного журналиста С. Грибанова. Изучая все эти материалы, я пришел к мысли о необходимости разобраться во всем объективно.
      Работая над этой книгой, я встречался с его родственниками, с детьми - Александром и Надеждой, с его сослуживцами, друзьями-фронтовиками, спортсменами.
      Все они говорят одно и то же: Василий был далеко не ангел, но он человек, а значит, в нем есть все присущее человеку. Я работал в Архиве Президента РФ, в Российском центре хранения и изучения документов новейшей истории, в Центральном архиве Министерства обороны, в архивах Военной коллегии Верховного суда РФ, Главной военной прокуратуры и ФСБ России, я изучил уголовное дело Василия Сталина и ещё 12 уголовных дел генералов и офицеров, арестованных вместе с ним в 1953 году. Через меня "прошли" тысячи документов. Могу с уверенностью сказать, что судьба Василия Сталина - это трагедия, порожденная нашей советской системой.
      Моя юридическая квалификация помогла мне разобраться в уголовном деле В. Сталина, которое давно интересовало меня с профессиональной точки зрения, поскольку из множества публикаций даже я, имеющий немалый прокурорский опыт, не мог понять: в чем же был виновен Василий Сталин?
      И разобраться удалось. Не ошибусь, если скажу, что это мое "открытие", сделанное в архиве бывшего КГБ, находилось, наверное, на грани сенсации.
      Вместе с ветеранами ВВС мне удалось добиться того, что казалось невозможным все эти прошедшие 46 лет.
      Главный военный прокурор на основании наших обращений внес протест на приговор по делу В. Сталина от 2 сентября 1955 года, и Военная коллегия Верховного суда РФ 30 сентября 1999 года пересмотрела уголовное дело Василия в порядке надзора. Итоги пересмотра Вы, уважаемый читатель, найдете в книге. О достигнутом в ходе этой работы скажу только словами заголовка одной из публикаций в газете "Правопорядок" - "Василия Сталина держали в тюрьме незаконно".
      Немалую роль в восстановлении доброго имени В.И. Сталина сыграли ежемесячник "Совершенно секретно" и программа "Как это было" телеканала ОРТ, за все это большое спасибо журналистам А. Боровику, Л. Решетниковой, А. Разбашу, М. Баркан.
      Большую поддержку я нашел в московском издательстве "Совершенно секретно", без которого было бы невозможно появление на свет этой книги.
      Огромную помощь в работе оказал мне историк-архивист Ю.Г. Мурин. Еще в 1994 году была издана его книга "Иосиф Сталин в объятьях семьи" - это сборник уникальных документов из личного фонда И.В. Сталина.
      Сборник сразу же стал бестселлером и привлек внимание писателей, работающих над сталинской темой. Он был переведен и издан за рубежом, в частности в Германии.
      В нашей книге тоже используются документы из этого сборника.
      Немалую помощь в работе над книгой оказали ветераны спорта. Спортивная деятельность Василия Сталина - это отдельная тема, и она, бесспорно, требовала особого освещения. Раскрытие её было бы немыслимо без воспоминаний наших выдающихся спортсменов, спортивных журналистов, ветеранов спорта: В.Г. Шувалова, К.Г. Васильевой, Л.М. Сегаловича, М.П. Максимовой, О.М. Белаковского, Ю.М. Блудова, Н.П. Симоняна, А.А. Парамонова, В.М. Пахомова, Е.Р. Гришина, С.П. Соколовой, А.Н. Бочинина.
      Особая благодарность нашим прославленным летчикам, Героям Советского Союза, всем тем, кто в составе Совета ветеранов ВВС МВО и Содружества летчиков-асов СССР принял участие в этой работе: В.К. Андрееву, В.И. Попкову, С.Ф. Долгушину, Н.И. Пургину, Ф.Ф. Прокопенко, В.К. Полякову, В.В. Горбатко, А.М. Синикчиянцу, П.В. Базанову, Е.М. Конохову, И.И. Лезжову, А.И. Выборнову, В.Д. Орлову, С.А. Микояну, А.Ф. Сергееву, П.Ф. Вяликову, В.А. Коробейникову.
      Эту книгу я посвящаю им и всем ветеранам Великой Отечественной войны. И здравствующим, и уже ушедшим в мир иной. Имею на это все основания. Война коснулась и нашей семьи. Мой отец и мать участвовали в ней. Младший брат отца погиб в 1943 году.
      Умер от ран, полученных в бою, старший брат моей матери.
      Светлая память им и миллионам не вернувшихся с войны. Долголетия и счастья ныне здравствующим.
      Глава 1
      Начало
      Итак, Василий Сталин. Младший сын Вождя.
      Впрочем, сначала о других "сыновьях"
      Вот что я обнаружил в Новосибирском архиве. Его сотрудник, историк В. Кузменкин в "Историческом клубе" газеты "Вечерний Новосибирск" 22 марта 1991 года писал:
      "Слухи о двух сыновьях Сталина, появившихся на свет божий во время его последней ссылки, бродили давно". Мы можем предложить любознательному читателю рассказ потомственного енисейского казака Георгия Игнатьевича Волобуева, записанный его внуком - сотрудником Новосибирского госуниверситета, историком Александром Бородниковым.
      "...В 30-е годы я жил в Усть-Курейке. Строили мы факторию и рыбачили, ну и про Сталина, конечно, слыхали. Я заинтересовался, стариков расспрашивал... Они многое рассказали.
      Сталин жил сперва очень плохо: ни друзей, ни родных. К тому же охранник его охранял, чтобы он не убежал. Старики его научили осетров ловить. Делать-то там нечего - одна рыбалка: вот он и приловчился и снасти делать, и удить. А как осетра поймает, так сразу идет и просит кого из местных его разрезать: сам-то не мог на рыбу с ножом, крови боялся...
      Прижился потом, стал у хозяйки одной столоваться, да и остался совсем - у ней своя изба была. Сбежал он, когда хозяйка уже беременная была. Она родила, и сына Василием нарекли. Пацаны его все "джугашвилем" дразнили. Но личность у него была точно как у Сталина - сам свидетель, своими глазами видел! В тридцатом году, как я приехал, он в седьмом классе учился.
      И тут история приключилась. Было, значит, двое сосланных мужичков по 58-й статье (у нас все по этой статье были)1. Они, видать, партейные, в чинах были, книги читали, по-иностранному разговаривали и тоже песни пели. Тут вышел указ об алиментах, сразу всех мужиков поперли в суд. А старички эти письмо в ЦК накатали: почему, мол, все мужики алименты платят, а Сталин - нет?
      Спустя какое-то время приходит письмо из Москвы, а там указ отправить сына Сталина в Москву. Тут уж комсомольские и партийные органы стали его принуждать, и он побег сделал. А как его потеряли, то всех тунгусов и остяков загоняли в поисках его, хотели хоть труп найти.
      Через два месяца только обнаружили Василия на стойбище в Эвенкии, где он охотничал.
      ...А весной в 1934 году идет по Енисею пароход с агитацией, и нас всех выгоняют на берег встречать... Что такое, в чем дело? Весь Енисейск с флагами. Оказывается, сын Сталина едет в Москву. Уговорили, значит. На всех стоянках парохода были митинги, и все знали, кто едет. Я с тех пор его не встречал больше, но люди у нас говорили, что он закончил летную и артиллерийскую школу, во время войны был в Китае советником. Звание у него было не то полковник, не то генерал. Вроде и полком командовал, и дивизией.
      Один раз приезжал Василий Джугашвили (под этой фамилией его мать зарегистрировала) в отпуск. Нанял знакомого мужика Ваню довезти до Ярцево, а как расплачиваться - достал книжку и выписывает чек на четырнадцать тысяч. Ваня потом все думал, что с этим чеком делать...
      Дальнейшая судьба Василия Джугашвили неизвестна. Говорят, что много пил, что, когда "разоблачили культ личности Сталина", его вызвали в Москву. И он застрелился (чуть ли не в Новосибирске) в купе скорого поезда. Кое-кто говорит, что он перелетел на самолете в Китай и там служил у Мао Дзэдуна..."
      Это о Василии. В этой же работе упоминается ещё об одном сыне, Константине.
      О нем неизвестно практически ничего, в разговорах поминается не часто.
      Есть ещё и третий сын.
      Свидетельствует новосибирец Н.Н. Болдырев, политкаторжанин с почти двадцатилетним "стажем", бывший "контрреволюционный повстанец".
      Узники Севжелдорлага строили поселок Сольвычегодск, они знали, что здесь "отец народов" отбывал ссылку, но были до крайности удивлены, увидев на улицах захолустного городишки человека, как две капли воды похожего на Сталина, но в обличье... пастуха! "Такой же рыжий, невысокого роста, обличьем - Сталин. Был он старовер, носил рыжую бороду. Но на Сталина походил только видом, сам-то носил холщовые штаны, белую рубаху. На ногах таскал лапти. Выговор у него был, как мы тогда говорили, "трескоедский". Словом, обычный северянин. На жизнь зарабатывал тем, что возил воду и пас скотину. Мать его к тому времени давно умерла (дома у этой вдовы Сталин жил), а в отцовстве Сталина в городишке никто не сомневался - там ведь все всё знают. И звали поэтому сына Сталина "Иоськой" или "Иоськиным сыном", так мы все его и кликали..."
      И, несмотря на эти свидетельства, забегая вперед, скажу, что сыновей у Сталина было два: Яков - от первого брака и Василий - от второго. Надо сказать, что слухи окружали и самого И. Сталина: поговаривали, что его отцом был не пьяница-сапожник Бесо, а известный путешественник Пржевальский, бродивший в те годы по Грузии. Кстати, путаница в биографических данных всю жизнь сопровождала и другого сына Сталина Якова. Так, его мать, Екатерина Сванидзе, умерла в 1907 году, а Яков, согласно метрическим записям, родился в 1908 году. Спасибо тетке - А. С. Сванидзе, родной сестре его матери - она "пролила свет" на этот вопрос: Яков родился в 1907 году, а крестила его бабка - С. Двали-Сванидзе уже после смерти матери - в 1908 году. Этот год и был ошибочно записан в документах как год его рождения. В сентябре 1908 года И.В. Сталин в очередной раз был выслан в ссылку, а младенец Яков остался в семье Александры Семеновны Сванидзе - его тетки. Вот и вся "тайна" рождения Якова.
      С Василием сложнее.
      В работах некоторых исследователей утверждается, что Василий - не родной сын И.В. Сталина и Н.С. Аллилуевой.
      Одни говорят, что Василий - сын известного революционера Артема и усыновлен И.В. Сталиным после гибели Артема в железнодорожном крушении. Надо сказать, что в первые годы Советской власти старые большевики радушно принимали и воспитывали в своих семьях детей ушедших из жизни соратников: дети М.В. Фрунзе - сын Тимур и дочь Таня - росли в семье К.Е. Ворошилова, а сын погибшего Артема - Артем Сергеев - в семье И.В. Сталина. Вот отсюда и берет начало предположение о том, что Василий - сын Артема.
      В начале 80-х годов я служил в должности заместителя военного прокурора в Красноярске. В те годы Красноярский край насчитывал 82 района, а на его территории свободно могли уместиться несколько европейских стран. Вот где полетал я по командировкам. "От Таймыра до Монголии - все наше", шутил мой начальник. Особенно нравились мне командировки на Север. Объехал я все эти места: Енисейск, Ярцево, Ворогово, Туруханск, Эвенкия, Байкит, Дудинка, Норильск - и практически везде рассказывали мне о том, кто бывал там в ссылке. На севере - Сталин, Зиновьев, Каменев, ещё сотня старых большевиков-меньшевиков. Ленин, Крупская и многие другие - на юге, в Шушенском, Минусинске.
      Дело прошлое - после проверок с местным руководством доводилось похлебать "царской" ухи на берегу Енисея. Вот где наслушался я рассказов о Сталине и его "незаконных" детях. Получалось, что едва ли не в каждой деревне у него остались прямые наследники.
      Запомнился почти анекдот, но все же быль. В 1957 году в Туруханске снесли огромный памятник Сталину высотой 5 метров, который стоял около его дома-музея. На телегах вывезли многотонный монумент, погрузили на три плота и решили затопить в одной из проток Енисея. Монумент сорвался и упал в воду, да так неудачно, что "улегся" на самое стерляжье место. Так вот, только вода спадает, начинается "стерляжий ход", а из-под воды появляется голова Сталина и сурово смотрит на рыбаков-браконьеров, как бы напоминая о том, что этого не следует делать. Стерляжью "борозду" в этом месте пришлось забросить. И смех и грех. Но это я вспомнил просто, к слову.
      Есть ещё рассказы о том, что Василия Сталина привез в Москву С.М. Буденный из Иркутска, где во время его сибирских инспекций ему, Буденному, передали Васю местные партийные руководители. В Москве И.В. Сталин признал сына, рожденного в ссылке, принял в семью и усыновил.
      Ходят ничем не подтвержденные слухи о том, что Василий - сын героя Гражданской войны Александра Пархоменко.
      Чтобы не утомлять далее читателя байками о "сыновьях" Сталина, думаю, настало время расставить все точки над "i".
      В Центральном архиве Министерства обороны РФ в подмосковном Подольске хранится личное дело генерал-лейтенанта авиации В.И. Сталина (KНC-381 № 504).
      В этом же личном деле имеется собственноручно написанная В. Сталиным автобиография, где сказано:
      "Родился в 1921 году в г. Москве в семье профессионального революционера. С 1921 года по 1938-й жил на иждивении родителей и учился"...
      Как видим, у самого Василия Сталина в этом вопросе - полная ясность. Конечно, хотелось бы в личном деле увидеть копию свидетельства о рождении, но его нет.
      В Архиве Президента Российской Федерации имеется стенограмма записи беседы от 9 апреля 1960 г.: К.Е. Ворошилова - в то время Председателя Президиума Верховного Совета СССР - с Василием Сталиным после освобождения последнего из тюрьмы.
      "К.Е. Ворошилов: Ну, рассказывай, Василий, как дела, как ты живешь?
      В.И. Сталин: Плохо, Климент Ефремович, работать надо, прошу помочь, иначе без работы пропаду.
      К.Е. Ворошилов: Я тебя знаю со дня, когда ты появился на свет, приходилось нянчить тебя..."1
      Итак, как пишут в судебных документах, свидетель Ворошилов подтвердил, что знает Василия Сталина со дня его рождения и, более того, ему, Ворошилову, приходилось нянчить В. Сталина.
      В том же архиве - письма Н.С. Аллилуевой к свекрови - матери И.В. Сталина - Е.Г. Джугашвили.
      Вообще-то чужие письма читать нехорошо, но, когда это нужно для дела, можно, я думаю, и отступить от этого правила, тем более что письма - это всегда самый объективный и надежный свидетель1.
      8 октября 1922 года ...Васенька в Москве чувствует себя совсем иначе, чем на Кавказе, он стал совсем здоровый - ни разу не болел, и кушать стал лучше, уже кушает котлетку мясную, кашку и кисели, говорить он ещё не научился, но так просто кое-что лепечет. Он так привык ко мне на Кавказе, что очень скучает, когда я бываю на службе, а когда к нему прихожу, он все время держит меня за юбку и никуда не пускает. Гуляет каждый день, когда нет дождя, но сейчас несколько дней уже льет дождик, и он сидит дома.
      21 октября 1922 года ...Васенька тоже шалит, обижает маму и тоже меня не слушается, курить ещё не курит, но, наверное, его Иосиф скоро научит, т.к. он его всегда угощает своей папироской. Живем мы благополучно в Москве, скоро зима.
      29 ноября 1922 года ...Васенька тоже здоров, стал совсем большим, но ещё не говорит. Бабушку свою дорогую вспоминает и целует крепко.
      1 мая 1923 года ...Васенька за зиму очень поправился и непослушный стал, очень большим мальчиком, очень упрямым и непослушный, из-за чего я с ним очень часто ссорюсь.
      Говорит очень мало, но понимает абсолютно все, так что очень часто уже исполняет мои поручения. Он тоже очень хочет видеть свою дорогую и хорошую бабушку и забавляться с ней. Он очень огорчен сегодня, т.к. у него были два очень хорошенькие кролика и внезапно околели, отравившись чем-то, так бедный Васенька все время ищет и никак не может понять, что их нет и не будет больше.
      Обязательно ждем Вас к себе, поедете вместе с Васей на дачу и все будет очень хорошо, а главное - повидаетесь с Иосифом, которого Вы очень любите. Итак, ждем обязательно....
      1925 год ...Васенька здоров, очень вырос, к сожалению, нет его снимка, как только сниму, пришлю Вам его портрет. Он стал очень хорошим мальчиком...
      14 апреля 1926 года ...Васенька стал совсем большим мальчиком, он эту зиму очень часто болел и поэтому чувствует себя немного слабо. Он вырос и стал очень самостоятельным человечком...
      24 декабря 1926 года ...Вася уже грамотный, сейчас он болел, у него грипп. А как поправится, то вместе со своей карточкой пришлет письмо, самим написанное...
      24 февраля 1927 года ...В марте месяце Васеньке 6 лет... Вот видите, как быстро они все растут, только я уже больше не расту...
      Я думаю, что эти письма Н.С. Аллилуевой ставят точку в домыслах о появлении на свет сына Василия. Кстати, письмо от 27 февраля 1927 года свидетельствуют и о дате его рождения: "...в марте Васеньке 6 лет..."
      От 1927 года отнимаем 6 - получится 1921 год. День его рождения споров не вызывает: он родился 24 марта.
      Надо сказать, что в настоящее время живут и здравствуют друзья Василия - Артем Федорович Сергеев, Степан Анастасович Микоян, Федор Федорович Прокопенко, Сергей Федорович Долгушин. Они могут подтвердить правильность этих выводов.
      Но откуда же появился 1920 год? Он, кстати, фигурирует не только в личном деле и некоторых наградных документах, но и на памятнике, установленном на могиле В. Сталина в Казани:
      24.03.1920-19.03.1962
      Забегая вперед, скажу, что 2 сентября 1955 года, когда Василий Сталин был осужден Военной коллегией Верховного суда СССР, в приговоре тоже фигурирует 1920 год.
      Рассказывает Герой России, заслуженный военный летчик СССР Ф.Ф. Прокопенко.
      "В 1938-1941 годах я служил в должности летчика-инструктора в знаменитой Качинской Краснознаменной авиационной школе. Принимались туда юноши с 17 лет, практически не зависимо от имеющегося образования. Можно было поступить и с 7-, 8-, 9-классным образованием. Главное - состояние здоровья. Для прошедших обучение на "гражданке" в аэроклубах были, естественно, преимущества. Для остальных программа была другой - более подробной. Но таких, не окончивших аэроклуб, были единицы. Всем курсантам хотелось выглядеть старше своего года. Прозвище "молодой" было нежелательно. Многие всеми правдами и неправдами старались "состарить" себя. Василий прибыл в училище в 1938 году. Ему тогда исполнилось только 17 лет. А по документам - 18. Его "состаривание" на 1 год нам - старым пилотам - понятно. Многие так делали. Да я и сам при поступлении в летную школу в 1933 году "состарил" себя на 1 год, чтобы выглядеть среди курсантов посолиднее".
      Так пошла эта путаница. Когда Василия судили, Военная коллегия за основу брала его личное дело, где указан 1920 год рождения. Этот год потом "попал" и в приговор, и в личное дело заключенного, и в справку об освобождении, а затем и в новый паспорт на имя Джугашвили Василия Иосифовича, выданный ему в 1961 году не без участия Председателя Президиума Верховного Совета СССР Л.И. Брежнева.
      Когда Василий умер в 1962 году в Казани, при установлении памятника за основу брались официальные документы. Так появились эти даты на памятнике, который стоит и по сей день на его могиле.
      Завершая эту тему, скажу, что мой отец, Виктор Семенович Сухомлинов, в 1937-1938 годах учился в одном классе с Василием Сталиным, сидел с ним одно время за одной партой и дружил с ним. Они и спланировали "операцию" по состариванию Василия на 1 год. Кстати, отец рассказывал мне, что во время учебы во 2-й артиллерийской спецшколе среди учащихся упорно ходили слухи о том, что Василий не родной сын Сталина, а подобранный им где-то рыжий беспризорник: на грузина не похож, грузинского языка не знает, а кавказского акцента нет и в помине.
      А недавно я нашел ветерана 2-й артиллерийской спецшколы Василия Сергеевича Алешина. Он учился с Василием и моим отцом в одном классе и тоже все это подтверждает.
      Но вернемся к началу жизни Василия, обратимся к официальной истории.
      В марте 1918 года новое советское правительство переезжает из Петрограда в Москву, которая окончательно утверждается столицей России; географически Москва выигрывала перед Питером: дальше от передовой, от границы, ближе к промышленным городам и водным речным бассейнам, в Москве надежнее и проще связь с Украиной, Белоруссией.
      Короче, в марте 1918 года три десятка ленинских наркомов со всем своим аппаратом и скарбом переехали на литерном поезде в Москву, где стали размещаться первые наркоматы.
      В Кремле поселились Ленин, Сталин, Ворошилов, Микоян и их соратники. В этом маленьком мире за огромной кирпичной стеной-крепостью они работали, дружили, ссорились, умирали. Здесь росли и учились их дети.
      К этому времени относится и бракосочетание 39-летнего И.В. Сталина с 17-летней Надей Аллилуевой, дочерью соратника В.И. Ленина - С.Я. Аллилуева.
      К сожалению, до сих пор точно не установлена дата этого бракосочетания - до переезда правительства в Москву в марте 1918 года или после.
      В книге В. Аллилуева "Хроника одной семьи" фигурирует 24 марта 1918 года, т.е. уже в Москве. А в книге С. Аллилуевой "Двадцать писем к другу" пишется, что её родители поженились накануне переезда в Москву. Я думаю, что это не принципиально. Факт, что мать и отец Василия Сталина поженились весной 1918 года.
      Опровергать версию о том, что Сталин летом 1918 года во время командировки в Царицын изнасиловал Надю Аллилуеву, а уже потом женился на ней, я считаю бессмысленным. Глупость и есть глупость.
      Кремль для постоянного проживания был мало приспособлен, однако на его огромной территории семьи вождей чувствовали себя вполне уютно.
      Сохранилась переписка, в которой И.В. Сталин обращается к В.И. Ленину с просьбой подыскать ему более тихую квартиру на территории Кремля, и последний идет навстречу своему соратнику и его молодой жене, работающей в то время секретаршей в Управлении делами Совнаркома.
      Сталин с женой переезжает в эту квартиру, в которой они жили до 1932 года.
      Интересен документ, где Надю Аллилуеву в ходе "чистки" рядов РКП(б) исключают из партии как "балласт". За неё вступается Ленин, пишет письмо, и Надю оставляют в партии. Из истории этого вопроса известно следующее.
      В марте 1921 года Х съезд РКП(б) принял резолюцию "По вопросам партийного строительства", в которой признавалась необходимость "очищения партии от некоммунистических элементов путем точного учета каждого отдельного члена РКП(б) по выполняемой им работе по должности, а также и как члена Российской коммунистической партии".
      Надежда Сергеевна Аллилуева, которая в то время работала в аппарате Совнаркома, проходила чистку 10 декабря 1921 года на заседании комиссии Замоскворецкого района. В выписке из протокола этого заседания говорится: "Слушали: О Аллилуевой Н.С. Постановили: Исключить как балласт, совершенно не интересующийся партийной жизнью. Как советский работник может исполнять всякую работу".
      12 декабря 1921 года Н.С. Аллилуева подала в Московскую губернскую комиссию по проверке и очистке партии (Губпровкомиссию) заявление:
      "Считая постановление комиссии слишком резким, прошу губернскую комиссию пересмотреть это решение и перевести меня в кандидаты, ввиду моего серьезного желания подготовить себя для партийной работы, которую я не вела до сих пор исключительно только потому, что считала себя неподготовленной. Прошу комиссию принять во внимание то, что мне 20 лет и я не имела ещё возможности получить партийную подготовку и опыт. В настоящее время я прохожу партийную школу и надеюсь, что в дальнейшем буду более пригодным членом партии, чем была до сих пор, а поэтому прошу перевести меня в кандидаты для опыта".
      Сохранился партийный билет, выданный Н. С. Аллилуевой в январе 1921 года Московским комитетом партии, в котором отмечались не только выполняемая работа по постоянной и временным должностям, но и исполнение партийных обязанностей. В мае 1921 года Аллилуева возвратилась из отпуска по беременности и посетила одно собрание партячейки Совнаркома. В июне и июле не была на собраниях "по уважительным причинам", в августе приняла участие в районном собрании, в сентябре - в собрании ячейки, а в октябре работала на воскреснике.
      14 декабря 1921 года губернская комиссия по проверке и очистке партии, рассмотрев заявление Н. С. Аллилуевой, постановила перевести её на 1 год в кандидаты на испытание.
      ...В 1932 году после самоубийства жены Сталин переехал в другую квартиру, там же, в Кремле. Я думаю, нет смысла заниматься описанием быта семьи Сталина в детские годы Василия. Это время для него было, пожалуй, таким же, как у всех. Почти.
      О том периоде можно узнать много интересного из документов личного фонда И.В. Сталина, хранившегося до недавнего времени в Архиве Президента РФ. Из писем видны и кремлевская жизнь, и становление маленького "принца" Васи, да и вообще первые лица государства предстают перед нами в неизвестной доселе ипостаси: простыми людьми.
      Полистаем дела из личнго фонда И.В. Сталина.
      И.В. Сталин матери Е.Г. Джугашвили1
      25.IV.1929 г.
      ... Присылаю тебе сто пятьдесят рублей - больше, не сумел. Если нужны будут деньги, сообщи мне, сколько сумею пришлю. Привет знакомым.
      Надя шлет привет.
      Живи много лет.
      Твой Coco
      И.В. Сталин матери Е.Г. Джугашвили 1
      Май 1937 г.
      ... Присылаю тебе шаль, жакетку и лекарства. Лекарства сперва покажи врачу, а потом прими их, потому что дозировку лекарства должен определить врач.
      Живи тысячу лет, мама моя!
      Я здоров.
      Твой Coco
      Дети клонятся тебе.
      Н.С. Аллилуева мужу И.В. Сталину (между 16 и 22 сентября 1929 г.)
      ...Иосиф, пришли мне, если можешь, рублей 50, мне выдадут деньги только 15.IХ в Промакадемии, а сейчас я сижу без копейки.
      Если пришлешь будет хорошо.
      Надя И.В. Сталин жене Н.С. Аллилуевой 25 сентября 1929 г.
      ...Забыл послать тебе деньги. Посылаю их (120 р.) с отъезжающим сегодня товарищем...
      Целую Твой Иосиф
      Н.С. Аллилуева мужу И.В. Сталину 1 октября 1929 г.
      ...Посылаю тебе шинель, т.к. после юга можешь сильно простудиться...
      Целую тебя Твоя Надя
      Н.С. Аллилуева мужу И.В. Сталину 5 сентября 1930 г.
      Посылаю тебе просимые книги, но к сожалению не все, т.к. учебника английского языка не могла найти...
      Как с зубами? Подлечи их пожалуйста.
      Звонила Кирову, его нет сейчас в Ленинграде...
      Твоя Надя
      И.В. Сталин жене Н.С. Аллилуевой 8.9.1930 г.
      ...Письмо получил. Книги тоже. Английского самоучителя Месковского (по методу Розенталя) у меня здесь не оказалось. Поищи хорошенько и пришли...
      Целую Твой Иосиф
      Н.С. Аллилуева мужу И.В. Сталину 12 сентября 1930 г.
      ...Вася на велосипеде ездил из Кремля на аэродром через весь город. Справился неплохо, но, конечно, устал.
      И.В. Сталин жене Н.С. Аллилуевой 2.07.1930 г.
      ...Мне не очень нравится учительница. Она все бегает по окрестностям дачи и заставляет бегать Ваську и Томика1 с утра до вечера. Я не сомневаюсь, что никакой учебы у неё с Васькой не выйдет. Недаром Васька не успевает с ней в немецком языке. Очень странная женщина.
      И.В. Сталин дочери Светлане 8 сентября 1934 г.
      ...Посылаю персики, пятьдесят штук тебе, пятьдесят Васе. Если ещё нужно тебе персиков и других фруктов, напиши, пришлю.
      Целую
      И.В. Сталин дочери Светлане 8 октября 1935 г.
      ...Посылаю тебе немножко гранатовых яблок. Через несколько дней пошлю мандарины. Ешь, веселись. Васе ничего не посылаю, так как он стал плохо учиться.
      Целую Твой папка
      Интересна выдержка из дневника М.А. Сванидзе о неуравновешенности Василия. Описаны события после посещения метро:
      29.04.1935 г.
      ...И. уехал прямо на дачу. Светлана устала - идет прямо в постель. Вася разнервничался от всех переживаний, кидается на постель и истерически рыдает.
      Василий Сталин отцу И.В. Сталину 21 сентября [1931 г.]
      Здравствуй, папа!
      Как поживаешь? Я живу хорошо: хожу в школу, катаюсь на велосипеде, занимаюсь по ручному труду и гуляю.
      Я завел породистых рыбок-вуалехвосток и гуппи, которые вывели маленьких. Этим рыбкам нужна теплая вода.
      Мама давала нам летом аппарат, которым мы сделали очень много снимков.
      У нас в Москве очень плохая погода идут дожди и очень грязно и холодно. Досвиданья.
      Вася
      Василий Сталин отцу И.В. Сталину 5 августа 1933 г.
      Здравствуй папа!
      Твое письмо получил. Спасибо. Ты пишешь, что мы можем, если хотим, уезжать в Москву? Мы решили выехать - 12/VIII.
      Папа, я лично просил коменданта, чтобы он устроил жену учителя, но он отказался. Учитель устроил её в рабочем бараке. (Ходатаю 12 лет. - Авт.).
      Папа, шлю тебе 3 камушка, на которых я сам рисовал.
      Мы живы и здоровы, я занимаюсь. До скорого свиданья.
      Васька Красный
      И.В. Сталин С.А. Ефимову1
      12 сентября 1933 г.
      ...За время отпуска Каролины Васильевны2 в доме в Москве останется няня. Следите хорошенько, чтобы Вася не безобразничал. Не давайте волю Васе и будьте с ним строги. Если Вася не будет слушаться няни или будет её обижать, возьмите его в шоры.
      Жду от Вас ответа. Привет!
      И. Сталин P.S. Держите Васю подальше от Анны Сергеевны1, она развращает его вредными и опасными уступками.
      К.В. Паукер 2 Н.С. Власику 3
      23 сентября 1933 г.
      Из Москвы 23/IХ-33 г. Шифровка Тов. Власику.
      ...Вообще срочный перевод Васи в другую школу необходим по ряду соображений. Спросите, может быть ждать приезда.
      Паукер
      Василий Сталин отцу И.В. Сталину 1 октября 1933 г.
      Здравствуй папа!
      Я живу средне и занимаюсь в новой школе очень хорошей и думаю, что я стану тоже хорошим Васькой Красным.
      Папа, напиши, как ты живешь и отдыхаешь. Светлана живет хорошо и тоже занимается в школе.
      Привет тебе от всего нашего трудового коллектива.
      Васька Красный
      Василий Сталин К.В. Паукеру [Не позднее 16 июня 1934 г.]
      Здравствуйте товарищ Паукер!
      Я живу хорошо. С Томом мы не деремся. Ем я много и хорошо. Если вы не очень заняты то приезжайте к нам в гости.
      Тов. Паукер я Вас очень прошу прислать мне флакон чернил для вечной ручке.
      С приветом. Вася
      Василий Сталин К.В. Паукеру (Не позднее 16 июня 1934 г.)
      Здравствуйте т. Паукер.
      Письмо и чернила я получил, большое спасибо. Т. Паукер Вам писали, что я довел пупка до слез, но я этого не делал и со стороны Власика считаю не правильным обвинять меня в этом1. Т. Ефимов передал Вам о том, что я прошу прислать мне дробовик, но дробовика я не получил. Может быть вы забыли об этом так пожалуйста пришлите.
      Вася.
      Василий Сталин отцу И.В. Сталину 14 сентября 1934 г.
      Здравствуй папа.
      Я живу хорошо. Твое письмо получил. Спасибо. Персики очень сладкие и я их уже почти все съел.
      В школе у меня все в порядке и в смысле учебы и в смысле физкультуры. Я играю во 2 сборной школы по футболу и волейболу так что все в порядке.
      С приветом. 14/IX
      Васька Красный
      Василий Сталин отцу И.В. Сталину 26 сентября 1934 г.
      Здравствуй папа!
      Я живу ничего хожу в школу и вообще жизнь идет весело. Папа. Я играю в первой школьной команде по футболу но каждый раз когда я хожу играть бывают по этому вопросу разговоры, что мол без папиного разрешения нельзя и вообще.
      Ты мне напиши могу я играть или нет, как ты скажешь так и будет. Светлана послала тебе письмо с Ефимовым а я не успел и посылаю с Зинаидой Гавриловной1. У меня маленькая просьба чтобы ты прислал немного персиков.
      Васька Красный
      Василий Сталин отцу И.В. Сталину 2 сентября 1935 г.
      Здравствуй Папа!
      Как ты живешь? Я живу пока хорошо. Вот уже третий день хожу в школу. Нам с этого года выдали всем дневники в которых нам будут ставить отметки за каждый вопрос и поведение в классе.
      А о новых отметках нам никто ничего не говорил. Живем мы с Томом дружно он сначала стеснялся а потом вошел в общую колею. До скорого свидания.
      Твой Вася
      Из дневника М.А. Сванидзе 4.ХП.1935 г.
      Вася уже прощен и был у отца. Очевидно он выправил отметки. Я очень рада. Вася - мальчик чрезвычайно жизнеспособный и хитрый - он умеет обходить даже своего отца и являть себя прямым и искренним, не будучи таковым на самом деле.
      С.А. Ефимов Н.С. Власику 22 сентября 1935 г.
      Здравствуйте т. Власик!
      Сообщаю Вам о наших делах. Во-первых, Светлана и Вася здоровы чувствуют себя хорошо.
      Светлана учится хорошо, Вася занимается плохо - ленится, три раза Каролине Bасильевне звонила заведующая школой - говорила, что Вася один день не стал в классе заниматься по химии через несколько дней так отказался от географии мотивируя отказ, что неподготовился. В тетрадях по письму пишет разными чернилами, то черными, то синими, то красными, что в школе не разрешается. Бывают случаи в школу забывает взять то тетрадь то вечную ручку, а другой ручкой он писать не может и отказывается. 7.IX в школу не пошел совсем говоря, что у него болит горло, но показать горло врачу отказался, температура у него была нормальная, а перед выходным днем и в выходной день он уроков не делал и по моему в школу не пошел не потому, что у него болело горло, а потому - что не сделал уроков и болезнь горла придумал, чтобы не идти в школу.
      Вася имеет большое пристрастие к игре в футбол, так, что через день после уроков в школе идет играть в футбол и домой приходит вместо 3 час. в 6-7 вечера, конечно усталый и учить уже уроки ему трудновато тем более, что учителя у него нет я его отпустил по распоряжению "тов.С.", а с учительницей Вася занимается только по немецкому языку, а по остальным предметам он за помощью к ней не обращается, говоря, что он справляется сам.
      17/IX по двум предметам в школе получил отметку плохо, так что у него есть уже 5-6 отметок плохо.
      Несколько дней тому назад у Васи в кармане Каролина Васильевна обнаружила 10 рублей, на вопрос, откуда у него деньги он вперед ей ответил, что не твое дело. А потом сказал, что он продал альбом с почтовыми марками, альбом этот ему был кем-то подарен.
      19/IX он на листе бумаги писал все свое имя и фамилию, а в конце написал "Вася Ст... (написано полностью) родился 1921 г. марта месяца умер в 1935 году. 20 IX мне об этом сказала Каролина Васильевна записки сам я не видел, так как она её уничтожила, эта надпись производит нехорошее впечатление уж не задумал ли он что?
      В Кремле с ним вместе живет Том с которым он и проводит время. Каждый выходной день "дети" проводят в Зубалове.
      Вообще Вася чувствует себя взрослым и настойчиво требует исполнения его желаний иногда глупых почему у нас происходят с ним разногласия, которые почти сейчас же аннулируются благодаря моим доводам и уговорам.
      Привет всем,
      Ефимов
      Учеба в школе для Василия началась в 1929 году, о чем сохранилось письмо Н.С. Аллилуевой.
      Н.С. Аллилуева мужу И.В. Сталину 28 августа 1929 г.
      Дорогой Иосиф,
      ...Как твое здоровье, поправился ли и лучше ли чувствуешь себя в Сочи?
      ...Вася с 28/VIII ходит в школу.
      Твоя Надя
      Школьные годы Василия Сталина почти нигде не описаны, но писательская удача познакомила меня в 1999 году с генерал-майором артиллерии в отставке Артемом Федоровичем Сергеевым, сыном погибшего в 1921 году большевика Артема, "приемным сыном" И.В. Сталина и другом детства Василия.
      Артем Федорович уже давно в отставке, живет под Москвой в Жуковке и прекрасно себя чувствует. Дай бог ему здоровья.
      Он, пожалуй, единственный человек, оставшийся среди нас, который знает Василия, как говорится, ещё с пеленок.
      Артем или, как его звали в семье Сталина, Томик родился 5 марта 1921 года, за 19 дней до рождения Василия. Кстати, Артем Федорович в беседе со мной в литературной студии кинотеатра "Ударник", который является составной частью знаменитого "Дома на набережной", в окно показал мне здание, в котором находился тот самый родильный дом, где они с Василием появились на свет. Их матери лежали тогда в одной палате. Но не это главное.
      Главное, пожалуй, то, что А.Ф. Сергеев возмущен обилием грязи и лжи, что вылиты за все эти годы на Василия. Сколько придумано, искажено и просто наврано. И о детстве, и о юности, и о войне, и обо всем остальном. Дошло до того, что Артем Федорович, боевой генерал, уважаемый человек - командир артиллерийского соединения, выпускник Академии Генерального штаба, уже в наши дни решил обратиться в суд с иском о защите чести и достоинства Василия Сталина. Однако наш суд не принял исковое заявление, объяснив, что у Сергеева нет доверенности на ведение дела... от Василия Сталина. Таков закон.
      Артем Федорович негодует, читая "воспоминания" учительницы Уваровой, которой, оказывается, вообще никогда не существовало в природе.
      В книге Владимира Успенского рассказывается о том, что любимым занятием Василия было "отрывание лапок у майских жуков и надувание лягушек через соломинку".
      - Это какой-то бред, - говорит Артем Федорович, - Василий самозабвенно любил животных и всякую живность до конца своих дней.
      Опровергает А.Ф. Сергеев и версию о том, будто бы И.В. Сталин за столом часто наливал Василию-ребенку вино, что и привело впоследствии его к алкоголизму.
      - Не было этого никогда, - утверждает Артем Федорович.
      Категорически не согласен Сергеев с тем, что Василий награждался незаслуженно, плохо воевал и неумело командовал частями, жил в роскоши и распутничал.
      Артем Федорович рассказал, что юридически он не был приемным сыном Сталина. У него была все эти годы мать, он воспитывался ею, некоторое время жил в доме для детей погибших старых большевиков, а потом уже в семье Сталина, вместе с Василием. Он жил с ним и в Кремле, и на даче в Зубалово. Учились вместе в школах.
      Артем Федорович вспоминает, что Василий в науках был не силен и, как большинство детей, усидчивостью не отличался. Дневник его "украшали" в основном тройки, которые он усиленно скрывал от отца и матери. Неоднократно прятал свой "троечный" дневник у него, Артема, и просил сохранять эту тайну.
      Зато в спорте Василий был лучше многих. Хорошо играл в футбол в составе школьной команды, участвовал в кроссах и эстафетах по бегу, рано научился водить машину и мотоцикл. Увлекался "взрослой" игрой в бильярд и обыгрывал всех подряд. Особенно активно занимался он конным спортом, тренировался в манеже и вскоре начал выступать по "классу мастеров", в то время как остальные занимались в так называемом "пионер-классе". Тренировался он под другой фамилией - Волков, - так решила охрана отца. "В конном спорте успехов можно достичь только в честной борьбе, ведь лошадь у спортсмена фамилии не спрашивает, - шутит Сергеев. - Вообще-то охранники сильно не следили за Василием, - продолжает Артем Федорович. - Одно время у него был один охранник, потом и его убрали". Это подтверждает и сын А.И. Микояна, Степан Анастасович, который дружил с Василием. У Микояна-старшего было 5 сыновей: Степан, Владимир, Алексей, Вано и Серго. Трое были летчиками; Степан стал Героем Советского Союза, Владимир погиб под Сталинградом в воздушном бою в 1942 году, Алексей стал генералом командиром авиационного объединения. Вано и Серго, будучи школьниками, во время войны были репрессированы и 6 месяцев провели под арестом на Лубянке: НКВД "установил", что младшие сыновья А.И. Микояна состояли в каком-то школьном "тайном обществе", за что потом их обоих выслали в Душанбе. На момент ареста Серго было 14 лет, а Вано - 15. Свое 16-летие Вано "отпраздновал" в лубянской камере.
      Все это произошло после того, как в 1943 году в Москве на мосту, что у "Дома на набережной", 16-летний сын наркома авиационной промышленности СССР А.И. Шахурина - Владимир - из-за безответной ранней любви застрелил 16-летнюю дочь известного дипломата К.А. Уманского Нину и застрелился сам. Пистолет ему дал один из младших сыновей Микояна. Гнев Сталина-старшего был страшен. Вел дело лично начальник следственной части по особо важным делам НКВД Л.Е. Влодзимирский.
      Старший сын Микояна - Степан - был на год младше Василия.
      Степан Анастасович вспоминал, что с Василием они учились в одной школе, куда ездили на трамвае от Кремля, играли с ним в футбол на даче.
      "Парень был он хороший, - говорит С.А. Микоян, - правда, в футболе во время игры мог обидеть соперника - нагрубить и "подковать" его". С.А. Микоян говорит о том, что их родителям заниматься детьми времени не оставалось. "Мой отец уходил на работу, когда мы ещё спали, а приходил, когда мы уже спали", - с грустью произносит он.
      К слову сказать, Степан Анастасович Микоян шел "по пятам" Василия, он тоже учился во 2-й артиллерийской спецшколе, в Качинской Краснознаменной авиационной школе, во время войны служил в знаменитом 32-м гвардейском истребительном авиационном полку, которым командовал Василий Сталин, и летал с ним в паре на боевые задания.
      Надо признаться, что, беседуя со Степаном Анастасовичем, я все время ожидал, что он заговорит об отрицательных качествах Василия, но ничего, кроме того, что тот был грубоват и чрезмерно резок с окружением, я не услышал.
      Но обратимся к другим свидетельствам.
      Артем Федорович вспоминает, что И.В. Сталин не баловал их своим вниманием. Все время работал, читал что-то, писал даже на отдыхе, на море.
      И учебой детей, как казалось А.Ф. Сергееву, Сталин-старший не интересовался, поручая это начальнику своей охраны Власику и его офицерам, а также воспитателям, но тем не менее Василий отца побаивался и однажды безнадежно сказал Артему: "Если не будет троек, то отец обещал взять на дачу, на юг".
      От троек Василий в тот год, естественно, не избавился и на море не поехал. Все лето они тогда провели на даче в Зубалове.
      Тепло отзывается Артем Федорович Сергеев о Надежде Сергеевне, опровергая слухи о том, что она была невнимательной, недоброй и угрюмой. Он запомнил её милой, доброй, красивой, игравшей на пианино и проявлявшей о них с Василием и Светланой заботу. Это, кстати, просматривается и в её письмах.
      О самоубийстве Н.С. Аллилуевой А.Ф. Сергеев, которому в тот год, как и Василию, было без малого 12 лет, вспоминает, что 7 ноября 1932 года он стоял во время парада рядом с ней на трибуне на Красной площади и она все время жаловалась на головную боль. В следующую ночь она застрелилась.
      Бытуют версии, что Н.С. Аллилуеву убил И.В. Сталин. К великому сожалению, мы не имеем материалов расследования загадочных смертей Аллилуевой, Крупской, Орджоникидзе, Горького. Приходится по крупицам собирать сведения и доказательства, устанавливать истину.
      Обратимся к дневнику М.А. Сванидзе, родственницы первой жены И.В. Сталина - Екатерины Сванидзе, который проясняет отношение И.В. Сталина к смерти жены.
      28.12.1934 г.1
      ...Иосиф встал и сказал: "Раз заговорили об академии, разрешите выпить за Надю". Я пишу, а у меня опять полные глаза слез, как в тот момент. Все встали и молча подходили с бокалами к И. Нюра2 и я подошли и поцеловали И. в щеку. У него было лицо полное страдания. Минута была тяжелая. Опять отогнали настроение и зашумели.
      После двух тяжелых потерь3 И. очень изменился. Стал мягче, добрее, человечней. До Надиной смерти он был неприступный, мраморный герой, а теперь он потрясает своими поступками, я бы сказала, даже слишком обывательски, человеческими.
      9.V. 1935 г.
      Заговорили о Яше. Тут И. опять вспомнил его отвратительное отношение к нашей Надюше, вновь его женитьбу, все его ошибки, его покушение на жизнь, и тут И. сказал: "Как это Надя, так осуждавшая Яшу за этот его поступок, могла сама застрелиться. Очень она плохо сделала, она искалечила меня". Сашико1 вставила реплику - как она могла оставить двух детей - "Что дети, они её забыли через несколько дней, а меня она искалечила на всю жизнь. Выпьем за Надю!" - сказал Иосиф. Женя сказала: "У Нади были приступы тоски, Надя была больна - (это со слов Канель я сказала Нюре и Жене)". "Я этого не знал, я не знал и того, что она постоянно принимала Koffein, чтоб подбадривать себя".
      17.ХI.1935 г.
      За ужином говорили о Васе. Он учится плохо. И. дал ему 2 мес. на исправление и пригрозил прогнать из дому и взять на воспитание 3-их вместо него способных парней. Нюра плакала горько, у Павла тоже наворачивались на глаза слезы. Они мало верят в то, что Вася исправится за 2 мес. и считают эту угрозу уже осуществившейся. Отец верит наоборот в способности Васи и в возможность исправления. Конечно, Васю надо привести в порядок. Он зачванился тем, что сын великого человека и, почивая на лаврах отца, жутко ведет себя с окружающими. Светлану отец считает менее способной, но сознающей свои обязанности. Обоих он считает холодными, ни к кому не привязанными, преступно скоро забывшими мать.
      26.ХII.1935 г.1
      После ужина перешли в кабинет (большую комнату). И. завел граммофон (радио) и плясали русскую, Анастас Иванович2 лезгинку дико и не в такт, как всегда, мы танцевали фокстрот. Приглашали И., он сказал, что после Надиной смерти он не танцует.
      О самоубийстве Н.С. Аллилуевой я прочитал практически все. И могу сказать, что доверяю лишь Светлане Аллилуевой, которая коротко, но вполне, как мне кажется, правдиво рассказала о трагедии, которая произошла в семье И.В. Сталина в ноябрьские праздники 1932 года.
      Причиной ссоры стало грубое поведение самого Сталина.
      Светлана Аллилуева пишет3:
      "...А повод был не так уж и значителен сам по себе и ни на кого не произвел особого впечатления, вроде бы и повода-то не было. Всего-навсего небольшая ссора на праздничном банкете в честь XV годовщины Октября. "Всего-навсего" отец сказал ей: "Эй, ты, - пей!" А она "всего-навсего" вскрикнула вдруг: "Я тебе не - Эй!" - и встала, и при всех ушла из-за стола".
      Расследование самоубийств, по закону, не обязательно, однако нередко для того, чтобы избежать кривотолков, возбуждается уголовное дело. Производится осмотр места происшествия, в ходе которого изучается вся обстановка, предшествовавшая самоубийству. Изымается оружие, изучается его исправность, для чего проводится специальная оружейно-техническая экспертиза. Необходимо найти пулю и стреляную гильзу, провести трассологическую экспертизу для того, чтобы установить, что роковой выстрел произошел именно из этого оружия. Производится вскрытие тела, судебный медик-эксперт устанавливает причину смерти, время её наступления, исследует раневой канал. Затем проводится следственный эксперимент с использованием муляжа, дабы установить, мог ли погибший сам выстрелить в себя.
      Выясняется личность погибшего, допрашиваются свидетели, родственники, изучаются письма, дневники, записки, высказывания и т.д.
      А теперь представьте круг лиц, который должен был попасть в уголовное дело по факту самоубийства Надежды Аллилуевой: Сталин, Молотов, его жена, Ворошилов с женой, Егоров, Хрущев, их жены, обслуга, официанты, охрана, шоферы, повара.
      Ход следствия станет известен следователям, прокурору, понятым, экспертам, свидетелям. И пошел разговор не то что по Кремлю - по всему Союзу, а то и за его пределами. Это все Сталину не нужно, поэтому расследования самоубийства Н. Аллилуевой не проводилось. Известно, что выстрел был сделан в сердце из пистолета, предсмертной записки не было.
      Накануне смерти она жаловалась на головную боль. Говорила жене Молотова, что ей "все надоело". На праздничный банкет она, Надежда, пришла в черном траурном платье, к которому была приколота алая роза. Незадолго до рокового выстрела Н.С. Аллилуева в Германии проходила курс лечения у невропатологов. Там она получила в подарок от брата Павла пистолет.
      Сохранились воспоминания о том, что И.В. Сталин с возмущением спрашивал потом Павла Сергеевича:
      - Ты подарил пистолет?
      И, услышав утвердительный ответ, сказал:
      - Нашел чего дарить!
      Все это уже исследовано неоднократно.
      Надо сказать, что наследственность в семье Аллилуевых была неблагоприятной: психические отклонения и у Федора, и у Анны, к сожалению, медицинский факт...
      Между прочим, ученые-психиатры, занимающиеся проблемами самоубийств, полагают, что отсутствие предсмертной записки или иного объяснения причины, толкнувшей человека на этот шаг, также свидетельствует об отклонениях в психике погибшего.
      После смерти жены Сталин поменял квартиру в Кремле и перестал бывать в Зубалове, где все напоминало о Надежде. К тому времени построили дачу в Кунцеве - знаменитую "ближнюю", куда он и переселился. Один. В Зубалове проводили время не только Василий и Светлана; там жили многочисленные родственники по линии первой жены, Екатерины Сванидзе, и родители Надежды. Жили, видимо, очень дружно: многочисленные фотографии запечатлели теплую атмосферу, царящую там.
      Надо сказать, что стрессы постоянно преследовали Василия.
      Когда ему было около 6 лет, его мать, забрав его и полугодовалую Светлану, уехала от Сталина к своим родителям в Ленинград, а через 3 месяца, помирившись с ним, вернулась.
      Когда Василию было 7 лет, из-за конфликта с отцом пытался застрелиться его брат Яков. Он остался жив, что вызвало ироническую реакцию отца: "Хе! Не попал?!" А через 4 года застрелилась его мать - Н.С. Аллилуева.
      Трагедии сопровождали Василия и позже.
      Вот печальная хроника этих событий.
      Мария Анисимовна Сванидзе (родственница первой жены И.В. Сталина) родилась в 1889 году в Тифлисе, там же вышла замуж, овдовела. В 1921 году вышла замуж за А.С. Сванидзе. В 1927 году у супругов Сванидзе родился сын, которого назвали Джонрид (Джонни).
      Александр Семенович Сванидзе (брат первой жены И.В. Сталина) родился в 1884 году, в 1905-1910 годах был на подпольной работе в Тифлисе (партийный псевдоним Алеша Сванидзе), затем, до 1916 года в эмиграции, до 1919 года преподавал в Тифлисе, в 1920-1921 годах работал пом. зав. отделом Наркоминдела, в 1921-1922 годах - народным комиссаром финансов Грузии и Закавказья. Затем, в 20-30-х годах, занимал различные посты в Наркоминделе, Наркомфине, Наркомвнешторге, в том числе и в заграничных советских учреждениях. В последние годы, с 1935 года по 1937-й, был заместителем председателя правления Госбанка СССР.
      Мария Анисимовна Сванидзе была осуждена 29 декабря 1939 года постановлением Особого совещания при НКВД СССР к восьми годам лишения свободы за то, что "скрывала антисоветскую деятельность своего мужа, вела антисоветские разговоры, осуждала карательную политику Советской власти и высказывала террористические намерения против одного из руководителей Коммунистической партии и Советского правительства".
      3 марта 1942 года по тем же материалам Особое совещание при НКВД СССР вынесло постановление о расстреле М.А. Сванидзе, которое было приведено в исполнение в тот же день.
      Сын А.С. Сванидзе - Сванидзе Джонрид Александрович по постановлению Особого совещания при МГБ СССР от 4 августа 1948 года был осужден к ссылке на 5 лет, откуда вернулся в 1956 году.
      Сестра А.С. Сванидзе - Мария Семеновна Сванидзе (Марико) была осуждена Военной коллегией Верховного суда СССР к десяти годам лишения свободы, а 3 марта 1942 года по решению Особого совещания была расстреляна вместе с женой А.С. Сванидзе.
      Анна Сергеевна (Аллилуева) Реденс - сестра жены И.В. Сталина. Арестована в 1948 году, осуждена на 10 лет за "шпионаж". Освобождена в 1954 году.
      Павел Сергеевич Аллилуев - брат Н.С. Аллилуевой служил в бронетанковом управлении Генштаба. 2 ноября 1938 года, на второй день после возвращения из отпуска, он неожиданно умер.
      Уже после войны, в 1948 году его жена Евгения Александровна и дочь Кира были обвинены в том, что они в 1938 году якобы умертвили мужа и отца и, кроме того, "естественно", занимались шпионской деятельностью. Обе были репрессированы (осуждены к лишению свободы).
      Станислав Францевич Реденс - муж А.С. Аллилуевой (родной сестры Н.С. Аллилуевой) - комиссар государственной безопасности I ранга, ответственный сотрудник НКВД, а в молодые годы - секретарь Ф.Э. Дзержинского, расстрелян в 1940 году.
      Но вернемся в школьные годы Василия.
      Последней "гражданской" школой Василия Сталина была школа № 175. Она, и сейчас находится в Старо-Пименовском переулке в Москве, недалеко от бывшего ресторана "Баку", в самом центре. От Кремля - 10 минут ходьбы.
      Прекрасная московская школа, с хорошими учителями, просторными помещениями; теперь такие школы называют с приставкой "спец". В её дворе сейчас стоит красивая стелла с именами выпускников 1941 года, которые со школьной скамьи, ушли на фронт и не вернулись. Здесь учились будущие герои Тимур Фрунзе, Степан Микоян. Здесь училась и Светлана Сталина - дочь вождя. Потом она сменит фамилию и "станет" Аллилуевой.
      Школа эта, как говорят сейчас, была с биологическим уклоном. Инфузории, тычинки, пестики - все эти одноклеточные и многоклеточные, равно как флора и фауна, явно были несимпатичны Василию Сталину. Движение, мотор, скорость - это его интересовало гораздо больше биологии.
      В 1937 году в Москве в порядке эксперимента Наркомпрос начал создавать специализированные школы с военным уклоном. Кадетские корпуса, образованные при царском режиме и затем отвергнутые советской властью, начали возрождаться вновь именно тогда в форме этих военных спецшкол. Когда же появилась в 1943 году разветвленная система суворовских училищ, спецшколы были упразднены.
      В 1937 году Василий поступает во 2-ю артиллерийскую спецшколу на Красной Пресне. Первый набор был организован так: одна группа принималась в 10-й класс для обучения на 1 год, другая - в 9-й класс для обучения на 2 года, третья - в 8-й класс для обучения на 3 года. Для обучения на 2 года в 9-й класс и поступил Василий Сталин. На один класс младше учились его друзья: Степан Микоян и Тимур Фрунзе. В одном классе с Василием учились Сергей Шорников, будущий генерал-лейтенант и комендант Кремля, Артем Сергеев - уже известный нам, он станет генерал-майором, в этом же классе учился Василий Алешин - он и сейчас живет в Москве. С ними же учился, как я говорил, и мой отец.
      Надо сказать, что учеба в артиллерийской спецшколе требовала немалой усидчивости. Особый упор делался, естественно, на математику - наука эта не из легких, и у многих вызывала тогда и вызывает сейчас, мягко говоря, не очень приятные ассоциации. Впрочем, бывают и исключения.
      Упор на математику был не случаен. Одно слово - артиллерия. Наводка, "артиллерийские вилки", углы возвышения, траектория, буссоли - все это базируется на хороших знаниях математики, и прежде всего тригонометрии, а с логарифмами надо в уме справляться.
      Помните, как говорят в народе:
      Умный - в артиллерии,
      Щеголь - в кавалерии,
      Лодырь - на флоте,
      А дурак - в пехоте.
      Насчет последних - весьма спорно, а вот насчет первых, я думаю, надо согласиться.
      Итак, умный в артиллерии.
      Учебный процесс был организован во 2-й артиллерийской спецшколе продуманно. Общешкольная программа сочеталась с военной и дополнительной физической подготовкой. Вечером все расходились по домам. Была введена особая школьно-военная форма, проводились занятия по изучению ствольной артиллерии, в основном, 75-мм полковой пушки образца 1927 года. Твердый распорядок дня. В классах стояли старые учебные орудия различных систем. Летом все выезжали в лагеря в район Кубинки и там, разбившись на батареи, проходили практические занятия по артиллерийской подготовке.
      Марш-бросок 5 километров туда, где уже находятся на позиции учебные орудия. Команда "К бою!". Расчеты на время готовят пушки к стрельбе: раздвигаются станины, устанавливаются прицел и панорама, орудие наводится на цель. Затвор, спусковой рычаг и... холостой щелчок. И все. И так каждый день. Скучно, неинтересно. А если добавить то, что каждый орудийный номер должен рыть окоп себе, оборудовать укрытие, окапывать пушку, таскать её по полю, а потом чистить, то романтика артиллерийской службы тает на глазах.
      Подвиги первых пилотов Чкалова, Байдукова, Громова, Ляпидевского, призыв "комсомолец - на самолет" сыграли немалую роль в том, что Василий "заболел" авиацией.
      На дачу в кинозал он просил привозить фильмы о летчиках, собирал о них вырезки из журналов и газет, показывал их всему классу. Все его разговоры были о небе.
      Как рассказывал мой отец, Василий переживал, что у него нет подготовки в аэроклубе, а без неё не поступить в летную школу, что он не закончил 10 классов и ему нет 18 лет. Тогда у них и появилась "идея": приписать 1 год и "сделать" справку об окончании 10 классов.
      Все эти проблемы легко решил Н.С. Власик - начальник охраны Сталина. Документы об окончании Василием 10 классов и то, что он родился в 1920 году, а не в 1921-м, до сих пор хранятся в подольском Архиве Министерства обороны. Правда, потом Василий об этом забыл и в документах пошла путаница, о которой мы уже писали.
      К 1938 году относится и известная переписка И.В. Сталина с учителями из 2-й артиллерийской спецшколы. Точнее, с учителем истории В.В. Мартышиным и помощником директора спецшколы - Н.В. Макеевым.
      Эта переписка была последней каплей: Василий твердо решил "улететь" из-под отцовского крыла.
      И.В. СТАЛИН В.В. МАРТЫШИНУ
      8 июня 1938 г.
      Преподавателю т. Мартышину.
      Ваше письмо1 о художествах Василия Сталина получил. Спасибо за письмо.
      Отвечаю с большим опозданием ввиду перегруженности работой. Прошу извинения.
      Василий - избалованный юноша средних способностей, дикаренок (тип скифа!), не всегда правдив, любит шантажировать слабеньких "руководителей", нередко нахал, со слабой, или - вернее - неорганизованной волей.
      Его избаловали всякие "кумы" и "кумушки", то и дело подчеркивающие, что он "сын Сталина".
      Я рад, что в Вашем лице нашелся хоть один уважающий себя преподаватель, который поступает с Василием, как со всеми, и требует от нахала подчинения общему режиму в школе. Василия портят директора, вроде упомянутого Вами, люди-тряпки, которым не место в школе, и если наглец Василий не успел ещё погубить себя, то это потому, что существуют в нашей стране кое-какие преподаватели, которые не дают спуску капризному барчуку.
      Мой совет: требовать построже от Василия и не бояться фальшивых, шантажистских угроз капризника на счет "самоубийства"2. Будете иметь в этом мою поддержку.
      К сожалению, сам я не имею возможности возиться с Василием. Но обещаю время от времени брать его за шиворот.
      Привет! И. Сталин H.B. MAKEEB1 B. СТАЛИНУ
      15 июня 1938 г.
      Дорогой Иосиф Виссарионович!
      Приказом Наркома Просвещения я снят с работы пом. директора по учебной части. Основной причиной, по сути дела, является вопрос о воспитании и обучении Вашего сына Васи, Письмо к Вам тов. Мартышина В.В. и Вам ответ ему сыграли решающую роль. Зам. Наркома Просвещения тов. Лихачев, не заслушав отчета о моей работе и не произведя никакого обследования, сделал скороспелое заключение, не вскрывающее действительных причин неудовлетворительной работы школы и воспитания и обучения Васи.
      В воспитании Васи, пришедшего из 175 школы, были многие неправильности - подхалимство, о котором Вася, не стесняясь, рассказывал окружающим. Решено было Сталина Васю, Микояна Степана, Фрунзе Тимура и др. подчинить общешкольному режиму, беречь и любить их, но "не нянчиться" с ними. Вначале все было благополучно, а отдельные отклонения от общего режима быстро ликвидировались: напр., - застаю Васю во время урока в комнате комсорга, делаю ему замечание и Вася немедленно идет в класс, или получив сведения о плохом поведении Фрунзе Тимура, добиваюсь разговора по телефону с т. Ворошиловой2, что оказало влияние на Тимура.
      Результаты работы в первом полугодии были плодотворны. Во втором полугодии начались осложнения. Надо указать, что работа в школе протекала исключительно в трудных условиях: отсутствие положения о спецшколе, инертность Наркомпроса в этом вопросе, крайне бедная материальная база, недостаток и текучесть педагогических кадров. Все это усугублялось разобщенностью школы с семьей большого контингента учащихся - детей крупных ответственных работников, в частности, детей членов Политбюро ЦК ВКП(б).
      На отсутствие связи школы с семьей я и обращаю особое внимание, считая его кардинальным вопросом.
      Вася опаздывает на уроки, не выполняет домашние задания. Вызываем его для беседы, выясняем причины и оказывается, что он просыпает, проводит много времени в манеже и т.п. Школа не может оказать в данном случае воздействия, так как она разобщена с семьей. Вместе с тем, передают Ваш приказ завести для Васи второй дневник для подробной записи дисциплины и успеваемости Васи, который об этом ничего не должен знать. Сотрудники НКВД утверждали, что Вы просматриваете дневник, подчеркивая синим и красным карандашом. Но такая система связи школы с семьей себя не оправдала.
      Не наладилась связь школы с семьей и Т. Фрунзе. Запросов никогда не поступало, а вызывать представителей семьи на родительские собрания директор не разрешал. Когда у Васи начала снижаться успеваемость, мною лично с ним, при участии классного руководителя, было составлено расписание дополнительных занятий, но Вася от них уклонился и выяснить причину уклонения точно не удалось, так как в это время были отозваны сотрудники НКВД и прекращено ведение второго дневника.
      Постепенно Вася все больше начал отходить от общешкольного режима, сознавая бессилие школы воздействовать на него. Комсорг и директор утверждали, что Вася требует особого подхода, что он может придти в такое состояние, когда ни за что нельзя ручаться. В конце учебного года дошло до резких выходок по отношению, особенно преподавателя истории В.В. Мартышина. Инцидент с отметкой по истории за IV четверть Вам уже известен. Об этом было сообщено инспектору ГорОНО т. Крюкову. Мною было назначено Васе весеннее испытание по истории, что директором было отменено. Затем Вася стал манкировать некоторые испытания. Вызванный мною на испытания по русскому языку к 2 ч. дня, он по приезде был отпущен директором.
      8 или 9 июня я с комсоргом просили принять нас зам.наркома Просвещения т. Лихачева. Тов. Лихачев назначил прием на 11.VI, но прием отпал, так как в этот день появилась заметка в "Учительской газете" "Директор - очковтиратель", подробности которой не были тщательно рассмотрены.
      Оргвыводы сделаны, но основной вопрос, вопрос воспитания и обучения Васи, Тимура, Степана и др. останется неразрешенным пока не установится настоящая тесная связь школы и семьи и отсюда правильная ориентировка и осведомленность семьи и школы.
      Только тогда, несомненно, Вася закончит школу в числе лучших учеников (он способен, но неустойчив), а учитель будет чувствовать под собой твердую почву и будет исключена возможность подвергнуться взысканию наркома, сводящего на нет двадцатилетнюю педагогическую работу.
      С глубоким уважением к Вам Н.В. Макеев
      В.В. МАРТЫШИН И.В. СТАЛИНУ
      [После 5 июля 1938 г.]
      Дорогой Иосиф Виссарионович!
      Пользуюсь случаем выразить Вам глубочайшее удовлетворение, перешедшее в радость, которое доставило мне Ваше ответное письмо.
      Я не знаю Вас лично, но знал, что Вы ответите и ждал ответа.
      Ваш ответ - выражение непосредственности и простоты, свойственной гению, - оставил неизгладимое впечатление. Теперь я могу сказать, что знаю Вас лично. Простите за нескладные обороты, т.к. пишу экспромтом.
      Ваше письмо подняло на новую высоту мою ненависть к обывательщине вообще и к обывателям из среды моих коллег, в частности, которые на мои неоднократные предложения поставить Вас в известность о работе Василия, твердили: "В лучшем случае - бесполезно, а в худшем - опасно!" или: "Молчи. Молчание украшает юность".
      Цель настоящего письма - доложить Вам о впечатлении от работы Василия по истории и о его настроении после Вашего вмешательства.
      Василий занимался дополнительно под моим руководством с 13.VI по 5 июля с.г. и сдавал мне зачеты по частям курса, что стимулировало его на дальнейшую работу, а мне давало возможность составить твердое представление о степени его подготовленности. Продолжительность зачетов 1 час и более.
      В результате могу сообщить, что достигнутые им знания сугубо относительны, не покоятся на прочном фундаменте, поверхностны, страдают многими проблемами и недостатками, в частности, схематизмом и социологизмом. Но и то, что он сумел одолеть в такой короткий срок и, что меня особенно удовлетворяет, совершенно сознательно, дает мне право выставить ему за год посредственную оценку.
      Прошу извинить за навязчивость, но я не могу скрыть от Вас одного наблюдения, а именно: Василий болезненно переживает ту неприятность, которую он Вам причинил. Вам, которого он искренне любит и к которому его влечет.
      Однажды в разговоре со мной о его самочувствии, Василий заявил мне, что готов сделать все, чтобы восстановить Ваше доверие, чтобы быть ближе к Вам.
      Мне понятны его потребности. Мое мнение: если Василию предоставить известную свободу в смысле сокращения до минимума опеки над ним, иногда оскорбляющей его и в то же время обеспечить систематический, но незаметный для него контроль за тем, как он оправдывает оказанное ему доверие, Василий будет тем, чем он должен быть.
      В заключение должен довести до Вашего сведения, что я по всей вероятности не смогу оправдать той доли доверия, которую Вы мне оказали, когда писали, что в руководстве работой Василия и его поведением я могу рассчитывать на Вашу поддержку, т.к. в списке преподавателей спец. школы № 2 на 1938/39 г. я не числюсь.
      Тысяча извинений.
      Привет!
      Ваш В. Мартышин
      Ответ Сталина датирован 8 июня 1938 года, а письмо помощника директора школы Н.В. Макеева - 15 июня 1938 года.
      В нем Макеев пишет, что уже снят с работы. Заметим - через неделю. Во втором письме Мартышина И.В. Сталину в июле 1938 г. учитель сообщает, что в списке преподавателей спецшколы № 2 на 1938/39 год он уже "не числится".
      Комментарии, как говорят, излишни. Видимо, правильно написал В.В. Мартышин И.В. Сталину лозунг неизвестного автора: "Молчи. Молчание украшает юность".
      От себя замечу - особенно в 1938 году.
      Глава 2
      Кача
      Итак, Василий Сталин, не закончив 10 классов, уехал в знаменитую Качинскую Краснознаменную школу летчиков, летчиков-истребителей.
      Старейшее военное училище - ровесник российской авиации, свое начало берет с 1910 года, когда в Гатчине под Петербургом при участии государя императора Николая II была открыта школа военлетов. В 30-х годах училище переводят в Крым, в поселок Кача недалеко от Севастополя. Отсюда и название. Во время войны училище отправили в тыл, затем в Мичуринск Тамбовской области, и окончательно "осело" оно в Волгограде. Сейчас в связи с реорганизацией ВВС эту старейшую кузницу командных летных кадров, где подготовлено не одно поколение космонавтов и не одна сотня Героев Советского Союза и России, расформировали. Жаль.
      Испытания для 17-летнего Василия предстояли немалые. Особых экзаменов сдавать не требовалось: достаточно было собеседования. Но медкомиссия была строгая. Осматривали врачи, крутили на специальном кресле, заставляя после этого стоять и не качаться, измеряли давление и многое другое. Все это Василий прошел успешно за один день - распоряжения Власика действовали безотказно. В личном деле В.И. Сталина хранится документ:
      Выписка из послужного списка генерал-лейтенанта авиации В.И. Сталина (личное дело КНС-381 №504, Центральный архив МО РФ).
      1. Откуда и с какой должности в Красной Армии - добровольно 2. Наименование должности, части (фронт, армия, округ) - курсант 3. Чей приказ № приказа - по школе № 05
      Число, месяц, год - с 20 октября 1938 года 21.11.1938 г.
      Конечно, появление в училище сына вождя было для командования делом не обычным и требовало осмысления. Как встретить Васю? Как организовать учебный процесс и летную подготовку, ведь он в летном деле новичок, отставал от курсантов, имевших за спиной аэроклуб и небольшой налет. У него не было ни одного прыжка с парашютом, а это было простым и необходимым условием.
      Лучше всего о начале учебы в летной школе говорят документы.
      Секретно экз. № 1
      Л.П. БЕРИЯ И.В. СТАЛИНУ
      8 декабря 1938 г.
      Товарищу СТАЛИНУ
      Мною был направлен с письмом к начальнику Качинской авиашколы комбригу т. ИВАНОВУ сотрудник, который на месте выяснил, что, узнав о приезде Васи, командование школы сделало для него исключение, с нарушением общих условий, существующих для курсантов.
      По прибытии Васи в г. Севастополь на вокзале его встретили комиссар школы - полковой комиссар т. СЕМЕНОВ и работник Особого отдела. По дороге в школу Вася сказал т. СЕМЕНОВУ: "В этом году в Севастополь должен приехать папа отдыхать и, вероятно, заедет на Качу".
      Поместили Васю не в общежитие для курсантов, а в отдельный дом для приезжих, в так называемую гостиницу - школу.
      Первые дни питание ему готовили отдельно в комсоставской столовой. Был случай, когда Вася заказал восточное блюдо, изготовление которого не было известно местным поварам и специально был послан человек в Севастополь, чтобы узнать, как готовится это блюдо.
      Три-четыре раза на машине, предоставляемой командованием школы, Вася ездил в Севастополь и Мухолатку, звонил по телефону ВЧ в Москву т. поскребышеву и в 1-й отдел ГУГБ НКВД.
      24 ноября с.г. Вася с начальником штаба школы - ГЕРАСИМЕНКО на территории школы катались на мотоциклах. Вася упал. Получил легкие царапины на лице и руках. По просьбе Васи ГЕРАСИМЕНКО этот факт от командования скрывал несколько дней.
      До укомплектования группы Вася занимается с преподавателями индивидуально по теории полетов, изучению материальной части самолета "У-2" и мотора "М-11", а также по уставу.
      В письме, посланном в адрес Начальника Качинской авиашколы т. ИВАНОВА и Начальника НКВД Крымской АССР т. ЯКУШЕВА, мною были даны следующие указания: а) снять гласную охрану, как неприемлемую и организовать агентурную охрану с тем, однако, чтобы была гарантирована сохранность жизни и здоровья Васи. б) Внимание и заботу в отношении него проявлять не в смысле создания каких-либо особых условий, нарушающих установленный режим и внутренний распорядок авиашколы, а оказания помощи в деле хорошего усвоения программы школы и соблюдения учебной и бытовой дисциплины.
      Л. Берия "8" декабря 1938 г.
      Отдадим должное Лаврентию Павловичу: в данном вопросе он абсолютно прав.
      И вот результат его работы.
      Телеграмма:
      Начальнику Качинской авиашколы 12 декабря 1938 г.
      Курсанта Сталина содержать на общих основаниях.
      Начальник Управления ВВС РККА
      Локтионов
      ВАСИЛИЙ СТАЛИН отцу И.В. СТАЛИНУ
      15 декабря 1938 г.
      Здравствуй дорогой папа!
      Большое спасибо за письмо. Я живу хорошо. Занимаюсь много и пока успешно.
      Товарища себе уже нашел, некого Мишу Лепина, очень хорошего и умного парня.
      Думаю подать заявление в партию. Придется много готовиться, но ничего, думаю, что примут.
      Вообще живем очень хорошо и весело. Приехало новое пополнение курсантов и все из Москвы, пятнадцать человек.
      Погода у нас испортилась. Дуют очень сильные северные ветры, но пока погода летная и я летаю.
      До свидания папа.
      Твой Вася Сталин
      ЛЕТНО-СТРОЕВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА на курсанта Василия Иосифовича Сталина
      Политически грамотен. Предан делу партии Ленина-Сталина и нашей Родине, живо интересуется и хорошо разбирается в вопросах международного и внутреннего положений. Хороший общественник, активно участвует в общественно-комсомольской организации звена. Самокритичный, несколько резковат в быту с курсантами. Вообще с курсантами уживчив и пользуется хорошим авторитетом.
      Теоретическая успеваемость хорошая. Может учиться отлично, мало оценивает теоретическую учебу, особенно систематическое изучение предмета. Любит учить "залпом" - сразу, не усидчивый. Летным делом интересуется. Летать любит. Усвоение отличное, закрепление хорошее, недооценивает "мелочей" в технике пилотирования вследствие чего допускает отклонения в полете, которое после серьезного, решительного замечания изживает и не допускает в последующих полетах.
      Воинская дисциплина хорошая, имел ряд нарушений в начале обучения: опоздание в учебно-летное отделение, выход на полеты не бритым, пререкание со старшиной группы, стремился оправдать их объективными причинами. В последнее время резко улучшилась дисциплина, откровенно признает и охотно изживает недостатки.
      Общая оценка техники пилотирования ОТЛИЧНАЯ. Усвоение по элементам: Взлет - отлично. Набор высоты - отлично. Построение маршрута - хорошо, допускает иногда параллельность между вторым и третьим разворотами. Развороты отлично, V = 110 к/ч + 5 к/ч временно, координация 0 + 1°, заход под "Т" и ограничителю - отлично + 5° исправляет своевременно и правильно. Расчет - хорошо, допускает +50 мт., но исправляет подтягиванием или скольжением своевременно и правильно. Уход на 2-й круг выполняет правильно, 3-й разворот делает иногда раньше, что влечет в большинстве случаев к промазу.
      Нормальный профиль посадки усвоил - отлично, движения на посадке плавные и соразмерные. Посадку на колеса выполняет - отлично.
      Казусы - ошибки на посадке отработаны:
      1. Посадка с планирования на V = 120 к/ч и V = 90 к/ч - отлично.
      2. Посадки с высокого и низкого подвода - отлично.
      3. Исправление "козлов" и взмываний - хорошо, после ошибки не всегда добирает на три точки, но не допускает резких движений и своевременно задерживает самолет в момент касания.
      4. Уход на второй круг с "козлов" и взмываний выполняет правильно.
      5. Взлет и посадку с боковым ветром выполняет - отлично.
      6. Расчет с остановленным винтом - отлично.
      7. Полет с заклеенными приборами: высота, скорость и "пионер" отлично.
      8. На имитацию сдачи мотора со всех положений, решения принимает правильные и своевременно.
      Зона: Виражи 35° - отлично. Виражи 55° - хорошо, + 5 км/ч ккор. + 2° врем.
      Боевые развороты выполняет правильно. Петли - отлично.
      Перевороты: левый - отлично, правый - хорошо, вывод допускает с креном 5-10є. Штопор - отлично. Скольжение - отлично. Спираль - отлично. Пилотаж в комплексе: переворот - петля - боевой разворот выполняет хорошо и уверенно.
      Пилотаж любит и чувствует себя на нем хорошо. Осмотрительность в полете отличная. Пилотирует энергично, свободно. В полете инициативный, решительный. На контрольных полетах несколько волнуется.
      На неудачи в полете реагирует болезненно, внутренняя досада на себя, особенно в элементах полета, которые уже делал хорошо.
      Считаю, что курсант т. Сталин к самостоятельному вылету готов.
      Имеет на 3-е февраля налет: Вывозных - 54 п.19 ч. 07 м. Контрольных 12 п. 4 ч.20 м.
      ВСЕГО - 66 полетов 23 часа 27 минут.
      Инструктор-летчик ст. лейтенант - (К. Маренков)
      4.2.39 г.
      С летно-строевой характеристикой согласен. Курсант т. Сталин к самостоятельному вылету подготовлен. За время обучения имел приступ аппендицита, требует соответствующего наблюдения.
      Из элементов полета с трудом усваивает расчет на посадку.
      Командир 3 эскадрильи майор (Тарасенко).
      Верно: Начальник УВУЗ ВВС РККА комдив (Левин)
      "17" февраля 1939 года.
      Телеграмма: начальника качинской авиашколы управлению ВВС РККА
      20 февраля 1939 г.
      Москва Упрвоенвоздухсил РККА комдиву Левину Серия "г" Качи Крыма 023 20 20/2 12 32
      Курсант Сталин Василий сегодня выпущен самостоятельно самолете У-два оценкой отлично Комбриг Иванов Верно: комдив подпись
      Телеграмма: управление ВВС РККА командованию качинской авиашколы 20 февраля 1939 г.
      Севастополь Кача авиашкола Иванову Семенову Лично проверьте не допускалось ли перескакивания в летном обучении при проведении вывозных полетов курсанта Василия С.
      Впредь лично и тщательно за этим следите и этого не допускать, не торопиться. Продолжать дальнейшее обучение выдержкой не переутомлять тщательным контролем и отшлифовкой с инструктором всех элементов полета особо расчета на посадку удлинить тренировку с инструктором Исполнение донести Локтионов ВАСИЛИЙ СТАЛИН отцу И.В. СТАЛИНУ
      13 ноября 1939 г. г. Кача Здравствуй дорогой отец!
      Как твое здоровье Я здоров. Настроение хорошее. Занимаюсь и летаю хорошо. Оказывается я не понял того твоего письма. Светлушка перепутала и сказала тебе, что я хочу к праздникам приехать в Москву, а ты разрешил приехать.
      Папа! Я не приеду больше до тех пор пока не кончу школу, хотя очень соскучился по тебе. Осталось недолго и я решил выдержать, потому что я думаю тебе будет приятней встретиться со мной уже окончившим школу, да и мне это будет во много раз приятней. Я думаю, что поймешь меня и согласишься со мной. Вот обо мне как будто все.
      Погода у нас хорошая но понемножку уже начинает портиться. Так что летать приходится меньше, но пока достаточно.
      Вот обо мне и о Каче как будто все.
      Большой, большой привет из Крыма.
      Надеюсь, до скорого свидания.
      Твой Вася 13.11.1939 г. Кача
      На этом можно было бы поставить точку, если бы не сведения, содержащиеся в книге А.Н. Колесника1.
      Цитирую:
      "О том, какую квалификацию Василий получил за годы учебы в училище, к сожалению, сведений в его документах не сохранилось. И этот отрезок его жизни, наверное, так и остался бы неизвестным, если бы не письмо жителя Ленинграда Евгения Петровича Цуканова, присланное мне 19 декабря 1988 года, после публикации в "Аргументах и фактах" фрагмента очерка о Василии Сталине:
      "Тов. Колесник!
      Простите, но не знаю Вашего имени. Я хочу сообщить несколько слов по поводу публикации. Я далек от мысли подвергать критике или сомнению Ваше выступление. Уверен, что Вами добросовестно изучены имеющиеся материалы. Да к тому же в те годы я был крайне мал, и утверждать "я помню" было бы неуместно, хотя кое-что запечатлелось и в моей памяти.
      Мне известно, что Василий Иосифович Сталин вышел из Качинской авиашколы в звании младшего лейтенанта без диплома о присвоении квалификации летчика ВВС. Ему была выдана справка, что прослушал курс вышеназванной школы... и только.
      Виною тому его пристрастие в алкоголю. В это время мой отец был командиром полка в Люберцах под Москвой1. Этот полк регулярно принимал участие в воздушных парадах (7 ноября, 1 мая, 18 августа) и был хорошо известен И.В. Сталину.
      Обязательным приложением к параду являлся торжественный ужин в Кремле, на который приглашались командиры частей и соединений, участвовавших в параде. Из-за близости к Москве Люберцы неофициально называли "дворцовым гарнизоном". Однажды вечером к нам на квартиру позвонил И.В. Сталин и попросил отца ознакомиться со способностями В.И Сталина и дать заключение о целесообразности делать из него летчика.
      Так отец стал инструктором Василия. Пришлось давать ему летную программу в объеме авиашколы - сначала на У-2, потом на И-16, на УТП-4 и самостоятельно на И-16.
      Не исключено, что этот период (4-6 месяцев) зафиксирован в документах как служба в качестве летчика в 16 ИАП 24 ИАД после окончания авиашколы.
      Все неприятности у В.И. Сталина были в тот период на почве пьянства, хотя объективности ради надо отметить, что летчик он был способный, летать умел и любил.
      Сразу же после этого моего отца Цуканова Петра Николаевича назначали начальником Егорьевской авиашколы".
      Сразу скажу, что в небольшом письме Е.П. Цуканова, без проверки "поставленном" в книгу А.Н. Колесника, все перевернуто с ног на голову. Василий Сталин действительно после окончания Качинского училища был направлен в 16 ИАП в г. Люберцы и проходил там службу, что отражено в его послужном списке (см. личное дело):
      1. Воинское звание лейтенант 2. Чей приказ Народный комиссар обороны СССР
      3. № приказа 01332
      4. Дата 1940 г.
      5. Должность младший летчик 16 ИАП
      (МВО)
      (Приказ НКО № 01332 от 3.4.1940 г.)
      Все остальное, написанное Е.П. Цукановым, является очередной неправдой.
      Еще раз обратимся к документам из личного дела генерал-лейтенанта авиации, военного летчика 1-го класса Сталина Василия Иосифовича.
      ВЫПУСКНАЯ АТТЕСТАЦИЯ
      На курсанта Качинской Краснознаменной Военной Авиационной Школы имени А.Ф. Мясникова.
      СТАЛИНА Василия Иосифовича 1921 г. рождения. Грузин. Учащийся. Кандидат ВКП(б) с 1939 г. Образование общ. - средн. В РККА с 1938 г. декабря мес.
      Политически грамотный, предан делу партии Ленина-Сталина и социалистической родине. Политически и морально устойчивый. Может хранить военную тайну. Хорошо разбирается и живо интересуется вопросами международного и внутреннего положения страны. Общее развитие хорошее. Пользуется хорошим, деловым и политическим авторитетом среди товарищей, активно участвует в общественной жизни части. Энергичный, инициативный, настойчивый, принятое решение доводит до конца, требовательный к подчиненным, как старшина отряда, внимательный к запросам подчиненных, резковат в обращении, иногда в разговорах с вышестоящими командирами. Лично дисциплинированный, может служить примером для других, охотно делится с товарищами своими знаниями. Теоретическая успеваемость отличная. Техника пилотирования отличная. Больше интересуется практическими занятиями по всем предметам, недооценивает теоретическую часть их. Хорошо усвоил полеты в закрытой кабине и штурманские, отлично выполнял полеты на высоту с кислородом, отлично летает строем. Летать любит, но недостаточно тщательно готовится к полетам, необходим контроль за подготовкой к полетам. Физически развит хорошо. Строевая подготовка отличная.
      По личным и летным качествам может быть использован в истребительной части, как летчик-истребитель и достоин присвоения воинского звания "ЛЕЙТЕНАНТА", т.к. все предметы и технику пилотирования сдал на отлично1.
      Инструктор-летчик капитан (Маренков)
      Аттестацию читал В. Сталин.
      21 марта 1940 г.
      ЗАКЛЮЧНИЕ СТАРШИХ НАЧАЛЬНИКОВ:
      С аттестацией согласен.
      Командир отряда капитан (Слюсаренко)
      22.III. 40 г.
      ЗАКЛЮЧЕНИЕ АТТЕСТАЦИОННОЙ КОМИССИИ
      Школу закончил по теоретической и летной успеваемости с круглой оценкой "отлично".
      Достоин присвоения звания "ЛЕЙТЕНАНТ" и назначения летчиком в истребительную часть на И-15.
      Командир 2 эскадрильи майор Коробко Комиссар 2 эскадрильи ст. политрук Мясников 23.III.40 г.
      ЗАКЛЮЧЕНИЕ НАЧАЛЬНИКА И ВОЕНКОМА ШКОЛЫ
      Летным делом интересуется. Летает отлично и любит летать. Теоретические предметы, пройденные, усвоил отлично. Достоин выпуска младшим летчиком в истребительную авиацию с присвоением воинского звания "ЛЕЙТЕНАНТ".
      Врид. Н-ка школы полковник Рябченко Военком школы полковой комиссар Семенов 25.III.40 г.
      ПАРТИЙНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НА В.И. СТАЛИНА
      29 марта 1940 г.
      Копия.
      Политически развит хорошо. В вопросах международных событий, внутренней жизни страны разбирается правильно. Краткий курс Истории ВКП(б) на госзачетах сдал на "отлично". Идеологически выдержанный, морально устойчив. В партийной жизни активен. Предан делу Ленина - Сталина и социалистической родине.
      Награжден грамотой Военсовета ХВО1 и ЦК ЛКСМУ.
      Утверждена на общем собрании первичной парторганизации 2 АЭ протокол № 6 от 23.III-40 г.
      Секретарь Партбюро - Булыгин С подлинным верно: Начальник 1 отдела 3 управления ВВС Красной Армии Полковник (Садовников)
      "29" марта 1940 г.
      Сейчас в Москве живет и здравствует Герой Российской Федерации заслуженный военный летчик СССР Федор Федорович Прокопенко. В те далекие годы, когда Василий Сталин осваивал летное дело, он служил в Качинском училище сначала в должности летчика-инструктора, а потом - командира учебной группы.
      Становление Василия как летчика проходило у него на глазах и при его участии.
      Федор Федорович рассказывает, что действительно Василию сначала предоставили определенные льготы и привилегии. Потом все отменили. Жил в общей казарме, был старшиной отряда. Курсанты его любили. Одна привилегия у него все же была - на полеты ему давали парашют, тогда как все летали без них. Василий противился, возмущался, но вынужден был согласиться. "Учили мы его летать на простой машине И-15. Он ведь был без аэроклуба, - говорит Прокопенко. - Надо отдать должное Василию, он освоил И-15, догнал курсантов, имевших навыки, полученные в аэроклубе, и даже превзошел некоторых по летному мастерству. Достаточно сказать, что за первые два с половиной месяца учебы он совершил более 60 полетов".
      В Москве живут и ветераны нашей авиации, которые в те годы учились вместе с Василием в Каче: Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации Сергей Федорович Долгушин, Герой Советского Союза полковник Николай Михайлович Китаев, майор Иван Гаврилович Лобачев, капитан Василий Васильевич Лоханкин. Все они уже, естественно, в весьма преклонном возрасте, многие "разменяли" девятый десяток жизни, но, как сами говорят, "держатся". Они прекрасно помнят свои молодые годы в Каче. Они рассказывают, как Василия привезли в училище поздней осенью 1938 года, как комиссар перед строем всей 2-й эскадрильи (это 250 курсантов) громогласно и торжественно объявил, что "всем им в жизни повезло: теперь с ними вместе будет учиться сын самого товарища Сталина". И представил Василия.
      Одели Василия вначале лучше, чем других, - ходил в хромовых сапогах, в хорошем полушерстяном обмундировании, остальные же "пользовались" х/б и кирзой; спать разместили в отдельной комнате. Выделяли мотоцикл, на котором он уезжал на 1-2 дня в Севастополь. Занятия в УЛО (учебно-летный отдел) по теории проводили для него и ещё 2-3 человек отдельно. Обучали летному делу на простых самолетах У-2 и И-15. В полет ему давали парашют.
      Неожиданно, как вспоминают ветераны, все "льготы" отменили, поставили в общий строй и дали койку в казарме. Только парашют продолжали выдавать, который мешал ему в кабине, отчего он все время ругался.
      Ветераны рассказывают, что Василий быстро освоился, хорошо и легко вступил в летную работу, учебную программу проходил на отлично. Ребята его уважали. Командование назначило старшиной 1-го отряда. С этими обязанностями он справлялся нормально.
      Вспоминают такой случай.
      У Василия, пожалуй у единственного в отряде, были ручные часы - вещь в те годы весьма редкая.
      Так вот, часы эти украл у него курсант Р. Его быстро нашли. Кто жил в солдатской или курсантской казарме, тот знает, что делают в этом случае с виновником. Василий коротко сказал:
      - Не вздумайте его трогать!
      И того не тронули.
      Выпустили Сталина-младшего из училища лейтенантом, тогда как некоторых, кто освоил курс наук не очень хорошо, - младшими лейтенантами. Герой Советского Союза С.Ф. Долгушин, вспоминает, что в Качинском училище в 1940 году при выпуске комиссия была строгая. На экзамене по технике пилотирования он, Долгушин, не очень мягко посадил свой самолет. "Козла дал", как говорят в авиации. "Всего-то сантиметров на 20", - с улыбкой говорит Сергей Федорович. Но этой ошибки хватило для того, чтобы его выпустили в звании младшего лейтенанта. Василий на экзаменах ошибок не допустил и в звании лейтенанта уехал в истребительный полк.
      Добавим, что учили Василия и на самолетах типа И-15 потому, что он не имел за спиной аэроклуба и летного опыта, и здесь командование школы действовало, пожалуй, правильно.
      Ну а насчет парашюта - давайте простим начальнику Качинской летной школы комбригу Иванову: он ведь за сына вождя отвечал головой.
      Глава 3
      Накануне войны
      В апреле 1940 года Василий Сталин начал офицерскую службу в 16-м истребительном авиационном полку недалеко от Люберец под Москвой (на этом месте сейчас находится микрорайон Жулебино) в должности обычного младшего летчика.
      Как идет служба1 молодого пилота? Одно слово - полеты. Днем, ночью, вечером, утром. Дежурства. Совершенствование летных навыков, то, что коротко называется пилотаж, спорт, прыжки с парашютом - 2 раза в год. Ну и некоторые "мелкие" вопросы - политподготовка, уставы, тактика. Свободного времени немного.
      Перед убытием в полк Василий "представился" отцу в новенькой летной форме с лейтенантскими петлицами и авиационным трафаретом на рукаве.
      Увидевший его идущего по Кремлю в кругу друзей, К.Е. Ворошилов, любивший порядок и дисциплину, с восторгом воскликнул:
      - Вот он, сталинский сокол!
      Так описал эту сцену писатель В.В. Полянский.
      Говорят, отсюда и пошла эта фраза - "Сталинский сокол", вытесняя другую - "Ворошиловский стрелок".
      К этому времени относится и женитьба Василия на Галине Бурдонской. Воспоминания о том, что Сталин-старший был недоволен этим, читаем в книге В.В. Полянского "10 лет с Василием Сталиным".
      "...Что ты спрашиваешь у меня разрешения? Женился - черт с тобой! Жалею её, что вышла замуж за такого дурака".
      Откуда получены эти сведения не указывается. Я подтверждения этому не нашел.
      Есть интервью сына Василия и Галины - Александра Бурдонского, где он рассказывает об этой истории.
      Корр. - Вы знаете, как познакомились ваши родители?
      А.Б. - Их познакомил знаменитый хоккеист Володя Меньшиков, мамин жених. Был такой каток на Петровке, там Володя и познакомил свою невесту Галю с моим отцом... И потом, им было всего по 19 лет.
      Корр. - В общем, сын Сталина отбил у друга невесту.
      А.Б. - Отбил. Но в нем было что-то, что привлекало женщин. Помимо того, что он был сыном Сталина. В нем шарм был, особое обаяние. Он умел красиво ухаживать. Способен был пролететь над её домом на Кировской на самолете и бросить цветы в окно. Или на мотоцикле на одном колесе провезти её вокруг станции метро. Они познакомились в январе 1940-го, а поженились в декабре. Причем отец её был категорически против.
      Корр. - Против того, чтобы его дочь вышла замуж за сына Сталина?!
      А.Б. - А вы допускаете, что он неглуп был? Он говорил моей маме: за Василия Сталина ты замуж пойдешь только через мой труп. А бабушка, мамина мама, отвечала ему: нет, пускай выходит, пусть моя дочь будет царицей.
      Между прочим, мой отец маминого отца, тестя своего, побаивался. Очень хвост поджимал перед ним.
      Корр. - А почему Василий Сталин обратил внимание на вашу маму? Ведь у него наверняка не было недостатка в девушках?
      А.Б. - У неё тоже не было недостатка в ухажерах. Мама была типичная девушка 30-х годов - занималась спортом, писала стихи, хорошенькая была очень. Ей было из кого выбирать. Но она его любила. У неё было потом ещё два мужа, романы, но все-таки, говорила она, Васька - это была любовь.
      Насчет пролетов над домом невесты на Кировской и цветов в окно - это, конечно, "перебор". Но то, что Галя Бурдонская была хорошей девушкой, факт. В.Ф. Аллилуев - двоюродный брат Василия - с нежностью пишет:
      "Эта милая, симпатичная девушка легко вошла в нашу семью, её полюбили".
      Шел 1940 год. В 1941 году у них родился сын Александр. Он родился в Куйбышеве в эвакуации, где тогда находилась Галина. В 1943 году в Москве у них родилась дочь - Надежда, названная в честь бабушки - Надежды Сергеевны Аллилуевой.
      Но вернемся в полк.
      Документ № 1
      Начальнику ОО НКВД МВО Майору государственной безопасности тов. БАЗИЛЕВИЧ
      СПЕЦЗАПИСКА
      В обслуживаемый Особым отделением 57-й авиабригады 16-й истребительный авиаполк для прохождения дальнейшей службы прибыл лейтенант СТАЛИН Василий Иосифович.
      Учитывая авторитет отца СТАЛИНА В. И. - тов. СТАЛИНА политкомандование 57-й авиабригады в лице комиссара авиабригады - полкового комиссара ВОЕВОДИНА и нач. политотдела авиабригады - батальонного комиссара СОЛОВЬЕВА, ставят лейтенанта СТАЛИНА в такие условия, которые могут привести к антагонизму между ним и другими военнослужащими авиаполка.
      Лейтенант СТАЛИН командованием авиабригады поселен в квартире-общежитии летного состава 16-го АП в отдельной комнате нового 8-го дома гарнизона, который ещё не радиофицирован. По распоряжению нач. политотдела бригады - СОЛОВЬЕВА, с занятием комнаты л-том СТАЛИНЫМ был сделан специальный ввод радиоточки в комнату л-та СТАЛИНА, даже несмотря на то, что в квартире было 4 комнаты и остальные 3 комнаты остались нерадиофицированными.
      Комиссар авиабригады - полковой комиссар ВОЕВОДИН на один из последних концертов в ДКА привел с собой л-та СТАЛИНА, причем раздел его не в общей раздевалке, а в кабинете начальника ДКА, где всегда раздевается и сам, посадил вместе с собой на 1-й ряд, отведенный для руководящего состава авиабригады.
      После концерта среди военнослужащих было много разговоров, сводившихся к тому, что вот достаточно л-ту СТАЛИНУ иметь отца, занимающего высокое положение в стране, так сразу же к нему совершенно другое отношение, даже со стороны комиссара авиабригады.
      Сообщается на Ваше распоряжение.
      Начальник ОО НКВД 57 АБ
      Сержант государственной безопасности (Титов)
      [апрель] 1940 года
      Документ № 2
      НКВД СССР
      Особый Отдел Московского Военного Округа 3 июля 1940 г.
      СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
      Начальнику ОО ГУГБ НКВД СССР
      Комиссару госбезопасности 3 ранга тов. БОЧКОВУ
      28 июня 1940 года на Люберецком аэродроме во время тренировочных полетов командир эскадрильи 16 АП 57 Авиабригады - Герой Советского Союза старший лейтенант ПЬЯНКОВ Александр Петрович, кандидат ВКП(б), пилотируя самолет И-153 № 8209, произвел посадку самолета с невыпущенным шасси, на фюзеляж.
      Герой Советского Союза - ст. лейтенант ПЬЯНКОВ невредим.
      Посадка самолета с невыпущенным шасси на фюзеляж была произведена вследствие невыпуска при посадке правой ноги шасси.
      (примечание на полях: "Ознакомлен Смушкевич")
      Причиной невыпуска правой ноги шасси явилось заклинение задней кромки подвижного щитка между лопухом и амортизационной стойкой шасси из-за изгиба задней кромки подвижного щитка в силу недостаточной его жесткости, что является производственным дефектом серии самолетов И-153.
      В связи с выявленным производственным дефектом на самолетах И-153 командованием 57 АБ задержаны полеты самолетов И-153, имеющих штампованные подвижные щитки. Полеты на данном типе самолетов будут возобновлены после усиления подвижных щитков.
      По справке командования 57 АБ, самолет И-153 № 8209 был специально заказан для летчика 16 АП СТАЛИНА В. И. заводу № 1 ВВС Красной Армии начальником Главного Управления Авиационного снабжения АЛЕКСЕЕВЫМ через военинженера 2-го ранга ФРАНЦЕВА.
      ФРАНЦЕВ, после получения наряда на самолет И-153, дал указание начальнику летно-испытательной станции з-да № 1 военинженеру 3-го ранга КУТИЦЫНУ, который инженеру ПЕТРОВУ, принимавшему самолеты И-153 для 57-й Авиабрцгады, самолет № 8209 сдал как самолет, готовившийся по спец. указанию.
      При поступлении самолета И-153 № 8209 в авиабригаду, командир 57-й авиабригады - полковник СБЫТОВ приказал командиру эскадрильи 16 АП - Герою Советского Союза ПЬЯНКОВУ самолета И-153 № 8209 лейтенанту СТАЛИНУ не передавать до тех пор, пока на самолете не будет произведен общий налет не менее 10 часов с опробованием самолета как на пилотаже, так и при стрельбе и бомбометании.
      Приложение: Материал расследования на 6 листах.
      Начальник ОО НКВД МВО
      Майор госбезопасности (БАЗИЛЕвич).
      Тем временем у молодого летчика Василия Сталина начинается небывалый взлет.
      В сентябре 1940 года, всего через неполных 5 месяцев после начала службы в полку, Василий поступает в Военную академию командного и штурманского состава ВВС, созданную приказом наркома обороны СССР от 19 марта 1940 года на базе соответствующих факультетов Военно-воздушной академии проф. Н.А. Жуковского.
      Воинское звание нового слушателя этого престижного вуза - лейтенант. Как сдавал он экзамены в академию, история, как говорится, умалчивает.
      И все же учеба в академии, видимо, тяготила молодого пилота по тем же причинам, что и в ранней юности - в артиллерийской спецшколе. До академии он тогда явно не дорос. Проучившись 3 месяца, Василий вместе с Галиной уезжает на курсы усовершенствования командиров авиационных эскадрилий в Липецк. Делает "шаг назад".
      Липецкий аэродром - один из старейших военных аэродромов России. Он был основан в 1916 году, когда созданные здесь во время Первой мировой войны самолетостроительные мастерские начали сборку самолетов-истребителей типа "Моран". На аэродроме проходили их заводские испытания.
      Летом 1918 года на аэродроме разместили дивизион тяжелых воздушных кораблей "Илья Муромец": их использовали в боевых действиях против войск Мамонтова и Шкуро, наступавших на Москву с юга. В 1922 году в Липецке была авиационная школа, два года спустя её расформировали, а на аэродром перевели 1-ю отдельную разведывательную авиаэскадрилью имени В.И. Ленина (4 марта 1925 года она была преобразована в 1-ю легкобомбардировочную авиаэскадрилью, с 1 октября 1926 года стала 40-й легкобомбардировочной авиаэскадрильей). Вместе с 10-м корпусным авиаотрядом они составили Липецкую авиагруппу. В 1925 году открылась новая, "немецкая" страница в истории Липецкого аэродрома.
      По условиям Версальского мирного договора Германии было запрещено иметь военную авиацию, и она встала перед реальной угрозой навсегда отстать в этой области от Франции и Англии. В то же время началось сближение Германии с Советской Россией, не питавшей, мягко говоря, особых симпатий к странам Антанты и вполне обоснованно рассматривающей Версальский мирный договор и установленную им систему, как направленные не только против Германии, но и против СССР. Правовой основой этого сотрудничества стало соглашение в Рапалло от 16 апреля 1922 года и советско-германский договор о нейтралитете от 24 апреля 1926 года. Первоначально предполагалось создать военный союз, имеющий антипольскую направленность (в те годы Польша была главной опорой Антанты в Восточной Европе), однако ограничились военно-техническим сотрудничеством. При этом в Москве справедливо полагали, что немецкая армия того времени, численность которой по Версальскому договору определялась в 100 тысяч человек, в том числе только 4 тысячи офицеров, без военной и морской авиации, танков и тяжелой артиллерии, да ещё при отсутствии общей границы, никакой опасности для нашей страны представлять не могла, а сотрудничество было взаимовыгодным. С мая 1925 года в Липецке стала действовать немецкая авиашкола.
      Всего за время существования школы в ней прошли подготовку около 400 немецких летчиков, летчиков-наблюдателей и других авиаспециалистов.
      На рубеже 1930 года, когда тиски Версальского договора стали ослабевать, интерес немецкой стороны к функционированию Липецкой авиашколы стал снижаться. В тот же период советская сторона начала сближаться с Францией, стоявшей за спиной Польши. В результате немецкая авиашкола в Липецке стала свертываться. С приходом же к власти Гитлера, 30 января 1933 года, военное сотрудничество между нашими странами было прекращено. В сентябре 1933 года весь немецкий персонал покинул Липецк. Но остались легенды, одна из которых связана с Германом Герингом. Коренной житель города расскажет о том, как Геринг проживал в одноэтажном домике на улице Липовской. У него, мол, там была русская жена и несколько детей, а в Тамбове - любовница, к которой он ездил на мотоцикле.
      Документально это не подтверждается. В армии Веймарской республики Геринг не служил, после мюнхенского пивного путча он скрывался и жил за границей (в Австрии, Италии и Швеции), вел шумный бракоразводный процесс со своей первой женой. На русской девушке, молодой учительнице В. Писаревой, женился не Геринг, а немецкий летчик Карл Булингер.
      После ликвидации немецкой авиашколы на Липецком аэродроме начали функционировать летно-тактические курсы по подготовке командиров авиационных подразделений и частей. Оборудование-то осталось первоклассное.
      Учебный процесс был организован здесь проще, чем в академии, но для Василия интереснее. Главное - полеты.
      Сохранилось одно письмо, написаное Василием отцу из Липецка.
      ВАСИЛИЙ СТАЛИН отцу И.В. СТАЛИНУ
      4 марта 1941 г.
      Здравствуй, дорогой отец!
      Как твое здоровье? Как ты себя чувствуешь?
      Я недавно (22, 23-го и половина 24-го) был в Москве по вызову Рычагова, очень хотел тебя видеть, но мне сказали, что ты занят и не можешь.
      Рычагов вызывал меня по поводу учебы. Летать мне тут опять не дают. Боятся как бы чего не вышло. Он меня вызывал и очень сильно отругал за то, что я начал вместо того, чтобы заниматься теорией, ходить и доказывать начальству о том, что необходимо летать. И приказал об этом вызове разговоре доложить тебе, но я тебя не видел.
      Все же Рычагов приказал давать мне летать столько же, сколько летают и остальные. Это для меня самое главное, так как я уже 2 месяца не летал и если так пошло бы и дальше, то пришлось бы учиться сначала летать.
      Вообще от курсов ожидали все слушатели большего.
      В Люберцах и многих других частях летают на новых машинах Миг, Як, Лаг, а у нас на курсах командиры эскадрилий летают на таком старье, что страшно глядеть. Летают в большинстве на И-15.
      Непонятно, кем мы будем командовать. Ведь к июню м-цу большинство частей будет снабжено новыми машинами, а мы, будущие командиры эскадрилий не имеем понятия о этих новых машинах, а летаем на старье. Проходим в классах И-16 и мотор М-63 и М-62. По-моему, лучше было бы нас учить мотору 105 и 35 и самолету Як и Миг, потому что когда мы придем в часть, нам не придется летать на И-15 и И-16. А тот командир, который не знает новой материальной части, не может командовать летчиками, летающими на ней.
      Слушатели получают письма от товарищей из частей и правду говоря жалеют о том, что не находятся в части, летают на старых машинах без охоты, а лишь для того, чтобы выполнить задание. Да это вполне понятно. Люди тут собрались по 1000 и 2000 часов летавшие, почти все орденоносцы. У них очень большой практический опыт. И вполне понятно, что им надоело летать на старье, когда есть новые хорошие машины. Это мне все равно на чем летать, так как у меня этого практического опыта мало. А им, конечно, хочется нового.
      К тому же были случаи, когда эти старые самолеты не гарантировали благополучного исхода полета. Например, отлетали фонари, отлетали щетки крепления крыльевых пулеметов. А такие случаи очень редко кончаются благополучно. В данном случае все обошлось хорошо только благодаря тому, что на этих самолетах были старые и очень опытные летчики.
      Вот отец обо мне и курсах пока все.
      Отец, если будет время, то напиши хоть пару слов, это для меня самая большая радость, потому что без тебя ужасно соскучился.
      Твой Вася
      Писем Сталина-старшего сыну в Липецк, к сожалению, мы не обнаружили. Но имеется интересный документ - речь И.В. Сталина в Большом Кремлевском дворце 5 мая 1941 года на торжественном собрании, посвященном выпуску командиров, окончивших военные академии.
      Вот выдержка из его доклада:
      "Авиация. Раньше скорость авиации считалась идеальной 400-450 километров в час. Теперь это уже отстало. Мы имеем в достаточном количестве и выпускаем в массовом количестве самолеты, дающие скорость 600-650 километров в час. Это самолеты первой линии. В случае войны эти самолеты будут использованы в первую очередь. Они расчистят дорогу и для наших относительно устаревших самолетов И-15, И-16, И-153 (Чайка) и СБ.
      Можно иметь хороший начальствующий состав, но если не иметь современной военной техники, можно проиграть войну".
      Невооруженным взглядом видно, что И.В. Сталин прислушался к письму сына от 4 марта 1941 года. И они оба в этом вопросе были правы. Война, начавшаяся через полтора месяца, это подтвердила.
      Проучившись в Липецке полгода, Василий возвращается в Москву и назначается на должность инспектора-летчика в Главный штаб ВВС. Тогда это называлось 2-й отдел Главного Управления ВВС КА. Штаб находился на Пироговке.
      Ветераны авиации поговаривают, что эта инспекция была создана специально "под" Василия. Василий к тому времени получил звание старшего лейтенанта. Это было 5 июня 1941 года. Сохранились интересные документы НКВД за это время.
      СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
      Народный Комиссариат обороны Союза ССР
      3 Управление Агентурное донесение 14 июня 1941 года Начальнику 3-го (истребительного) отдела 1 Управления ГУ ВВС полковнику тов. Гращенкову поручено выпустить на самолетах "Лаг-3" и "Як-1" сына тов. СТАЛИНА, ст. л-та тов. СТАЛИНА.
      Ст. л-т т. СТАЛИН ежедневно приезжает к полковнику ГРАЩЕНКОВУ в 16-17 часов, и едут на аэродром на полеты. Перед полетами ст. л-т т. СТАЛИН много ездит на автомашине, тренируется на скаковой лошади, и уже к концу дня едет на аэродром летать уже достаточно усталым.
      По рассказам полковника ГРАЩЕНКОВА (со слов ст. л-та т. СТАЛИНА), ст. л-т т. СТАЛИН почти ежедневно порядочно напивается со своими друзьями, пользуясь тем, что живет отдельно от отца, и утром похмеляется, чтобы чувствовать себя лучше.
      Ст. л-т т. СТАЛИН очень молодой, горячий, не встречал соответствующего руководства, а наоборот, поощряемый т. ГРАЩЕНКОВЫМ, может в один из дней, никого не ставя в известность, взять в полет кого-нибудь из приятелей, и думая удивить их, может позволить себе то, что приведет к катастрофе, а это вызовет непоправимые последствия в здоровье т. СТАЛИНА.
      Необходимо установить надзор за поведением ст. л-та т. СТАЛИНА и исключить возможность попыток к полетам вне программы его подготовки.
      Капитан госбезопасности (подпись неразборчива)
      СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
      Народный Комиссариат Внутренних Дел Союза ССР
      Управление Особых отделов Агентурное донесение 2 отделение 2 отдел 9 сентября 1941 г.
      8 сентября 1941 г. т. ВАСИЛИЙ в 1500 прилетел с завода №301 с механиком т. ТАРАНОВЫМ и приказал подготовить самолет через 30 минут, в 1800 подъезжает на автомашине с двумя девушками, авиатехник т. ЕФИМОВ запускает мотор и выруливает на старт. Дает приказание т. ТАРАНОВУ сесть в автомашину и привезти девушек на старт, чтобы видеть, как он будет летать. Во время полета он делал резкие виражи и проходил на большой скорости бреющим полетом, делая затем горки. После полета самолет поставил в ангар и уехал. В ночь с 8 на 9 сентября 1941 года, во время воздушной тревоги т. ВАСИЛИЙ приехал на аэродром, вместе с ним приехала молодая девушка, он въехал на своей автомашине в ангар. Приказал автомеханику т. ТАРАНОВУ запустить мотор и стал требовать, чтобы его выпустили в воздух. Время было 015, причем он был в нетрезвом состоянии. Когда его убедили, что вылет невозможен, он согласился и сказал: "Я пойду лягу спать, а когда будут бомбить, то вы меня разбудите".
      Ему отвели кабинет полковника ГРАЧЕВА, и он вместе с девушкой остался там до утра.
      Данный факт является серьезным и опасным, тем что он своим приказом может разрешить себе вылет.
      Вылет же ночью очень опасен тем, что он ночью на этом типе самолета не летал, и кроме этого, была сильная стрельба из зенитных орудий.
      Мероприятия: к сведению нач. 2 отдела.
      Подпись неразборчива
      В созданной инспекции служили тогда 10 в общем-то молодых, но очень опытных пилотов. Почти все "испанцы", участники испанских событий середины 30-х годов.
      Инспекция - это только кажется, что очень просто и легко. На самом деле сплошные выезды в части, проверка состояния авиационных частей, учебно-боевой работы, связи, снабжения материальной частью, горючим, боеприпасами. И ещё целая "куча" вопросов, которые нужно проверять, а потом вместе с командованием устранять недостатки. Причем во всех военных округах страны - от Запада до Дальнего Востока.
      В Инспекции ВВС в те годы служили летчики-асы, мастера пилотажа и боевого применения Ф.М. Пруцков, А.С. Писанко, А.Ф. Семенов, Н.И. Власов. Все они прошли Испанию, Китай, Финляндию.
      Глава 4
      Война
      Уже 22 июня 1941 года летчики вступили в бой. Друг Василия по учебе в Каче - младший лейтенант Сергей Долгушин, будущий Герой Советского Союза, первый самолет врага сбил, к слову сказать, 22 июня 1941 года, а Героем Советского Союза стал 5 мая 1942 года.
      В Инспекции ВВС дел прибавилось в сотни раз.
      Инспектора почти постоянно "сидели" в боевых частях. Василий тоже. Кстати, служба в инспекции с первого дня считалась как участие в боевых действиях на фронте.
      В архиве есть документ.
      ЗАПИСКА СЕКРЕТАРИАТА РАЗВЕДУПРА ГЕНШТАБА РККА ОТДЕЛУ УПРАВЛЕНИЯ КАДРОВ ЦК ВКП(б) О ВЫЕЗДЕ НА ФРОНТ ВАСИЛИЯ СТАЛИНА
      26 августа 1941 г.
      Заведующему Отделом кадров ЦК ВКП(б) тов. СИЛИНУ (лично).
      Сообщаю - после Вашего телефонного запроса о том, что имеется ли согласие отца на выезд в командировку тов. Иванова В.И.1 , я позвонил Зам. Нач. Штаба ГУВВС КР Армии полковнику тов. БЕЛЯЕВУ, который мне сообщил, что согласие отца имеется, о чем ему якобы сказал сам т. ИВАНОВ и это ему подтвердил тов. ЖИГАРЕВ. Это сообщение мною и было Вам передано.
      Во время моего телефонного разговора с полковником т. БЕЛЯЕВЫМ присутствовал лейтенант тов. ЕФИМЕНКО, который работает со мной в одной комнате.
      ПАНОВ1 26 августа 1941 года
      В 1941-1942 годах несколько инспекторов погибло в воздушных боях.
      В 1942 году Василий Сталин под Сталинградом курировал знаменитый 434-й истребительный авиационный полк, которым командовал Герой Советского Союза майор Иван Клещев. Василий немало времени провел в этом полку: по указанию командующего ВВС А.Новикова он руководил там авиагруппой из трех полков, участвовал в боевых операциях, делал боевые вылеты.
      30 декабря 1941 года ему присваивается внеочередное звание - майор, минуя капитана, а за успехи в боевой работе он награждается первым орденом Боевого Красного Знамени. Этот Указ Президиума Верховного Совета СССР подписан 20 июня 1942 года. И к этому времени, прослужив в звании майора неполных два месяца, Василий получает ещё одно внеочередное звание. Он становится полковником, минуя подполковника (Приказ НКО СССР №1192 от 19.2.1942 г.).
      Полковнику было на момент издания приказа 20 лет. Через месяц исполнился 21 год.
      Василий проверяет не только боевые части, но и подготовку ВВС в тылу. Здесь с ним приключилось небольшое ЧП.
      В книге Л.Н. Васильевой рассказывается о том, как Василий, когда служил в инспекции, на транспортном самолете доставлял в составе экипажа попутным рейсом Марфу Пешкову - внучку А.М. Горького и впоследствии жену Серго Лаврентьевича Берия (сына наркома НКВД) из Ташкента в Куйбышев зимой 1942 года. Самолет начал падать: отказал мотор, но Василий его легко посадил на заснеженное поле. Чуть не разбились. Потом два часа выбирались через леса. Едва не замерзли.
      Грешным делом я подумал, что все это придумано недавно. На одном литературном вечере я случайно встретил М.М. Пешкову. Спросил её об этом. Она ответила, что все это было именно так, страху натерпелась, до сих пор тот полет забыть не может.
      Бесспорно нужно признать, что в начале войны Василия "тащили" по службе: полковник в 20 лет, без особых заслуг и подвигов - это, прямо скажем, слишком. Нет сомнения и в том, что это делалось с ведома вождя, которому кадровики докладывали и "приносили" на подпись представления и приказы о присвоении внеочередных званий Василию. Он соглашался. Видимо, где-то подсознательно видел в росте Василия некую "компенсацию" за плен Якова.
      Кстати, в Архиве Президента РФ (фонд № 45, опись № 1, дело № 1554) сохранился интересный документ. Это письмо Василию Сталину, присланное сослуживцем Якова полковником И.Сапегиным.
      Дорогой Василий Иосифович!
      Ни по службе, ни по взаимоотношениям по данным вопросам я не имел права непосредственно апеллировать к Вам. Надеясь на то, что Вы меня знаете как товарища Якова Иосифовича, с которым я несколько лет учился в Артакадемии и являлся наиболее близким его другом, пишу это письмо.
      Я - полковник, который был у Вас на даче с Яковом Иосифовичем, в день отъезда на фронт. Перед войной за пять дней я принял артполк в 14 танковой дивизии, куда Яков Иосифович был назначен командиром батареи. Это его и мое желание служить вместе и на фронте. Я целиком, следовательно, взял на себя ответственность за его судьбу. Причем я был уверен, что с этой задачей справлюсь вполне. Но я и Яков Иосифович ошиблись. Сразу по приезде в полк против меня повелись интриги, и начальник артиллерии 7 мехкорпуса генерал-майор КАЗАКОВ решил сразу заменить меня своим кандидатом, ссылаясь на то, что я больной человек (но это только придирка). Правда, на должность командира полка я пошел исключительно ради Якова Иосифовича, так как по состоянию здоровья я к строевой службе не пригоден (хронический нефрит). Все же никто не давал права нарушать приказ Наркома, которым я назначен на эту должность.
      Когда этого материала оказалось недостаточно, началось подсиживание, клевета, подтасовка в глазах у всех. Вдруг в боевой обстановке, когда боевые действия полка были исключительно успешны, меня отзывают в штаб армии, где начальник артиллерии 20-й армии, ссылаясь на материал начальника артиллерии 7 мехкорпуса (14 танковая дивизия входила в состав 7 корпуса), заявил мне, что я допустил беспорядочный отход полка, а за это откомандирован в распоряжение штаба Западного фронта.
      На самом деле никогда, а тем более беспорядочно полк не отступал. После моего ухода такой случай был, когда командовал полком ставленник генерала КАЗАКОВА. Генерал КАЗАКОВ из одной породы с СИВКОВЫМ и САВЧЕНКО и видел во мне ярого врага этих типов, поэтому решил подлыми путями удалить меня, о чем он высказал мне почти в глаза.
      В тот момент, когда меня командировали из одного штаба в другой, Яков Иосифович был всеми забыт и его бросали куда попало. При мне он все время не выходил из моего поля зрения, а дивизион, где он служил, я держал подручным. Правда, это было сделать не всегда возможно, но условие создать можно было всегда. И, наконец, 12 июля без боеприпасов полк был брошен с малой горсткой пехоты в 10 раз превосходящего противника. Полк попал в окружение. Командир дивизии бросил их и уехал из боя на танке. Проезжая мимо Якова Иосифовича, он даже не поинтересовался его судьбой, а сам в панике прорвался из окружения вместе с начальником артиллерии дивизии.
      Я докладывал в Военный Совет 20 армии и комиссару дивизии, которые мне заявили, что они решили создать группу добровольцев на поиски Якова Иосифовича, но это делалось настолько медленно, что только 20 числа группа была брошена в тыл врага, причем успеха не имела.
      Из этого ясно, на что способны типы, подобные генералу КАЗАКОВУ и СИВКОВУ. Это бездарные люди, но умеют, благодаря связям, выдвинуться и стоят во главе больших соединений.
      Можно много привести ярких примеров, но рамки письма этого сделать не дают. Увижу Вас - расскажу подробно все.
      Я виню за судьбу Якова Иосифовича начальника артиллерии 7 корпуса генерала КАЗАКОВА, который не только не проявлял о нем заботы, но и ежедневно делал мне упрек, что я выделяю Джугашвили как лучшего командира. На самом деле так и было. Яков Иосифович был одним из лучших стрелков в полку, а особое внимание в личной жизни, которое я уделял ему как товарищу, на службе не отражалось.
      Вот на что способны эти люди. Вместо того, чтобы хорошо руководить, они занимаются интригами, боясь разоблачения их жалкого недалекого ума. Поэтому-то они и подбирают себе подчиненных подобных себе и при том "беззубых". Ныне я по милости этих интриганов назначен в легкий артиллерийский полк командиром.
      О дальнейшей судьбе Якова Иосифовича мне больше ничего неизвестно. 10 июля последний раз я видел Якова Иосифовича, он мне сказал, что эти интриги не пройдут им безнаказанно и что эти интриги ведутся косвенным путем против него. Я же оказался козлом отпущения.
      Убедительно прошу, если можете, отозвать меня в Москву, откуда я получу назначение по соответствию, так как я все время служил в тяжелой артиллерии.
      Юлии Исааковне прошу об этом не говорить.
      Буду весьма благодарен.
      И.САПЕГИН
      Мой адрес: Действующая армия. Западный фронт, 20 армия, командиру 308 легкого артполка.
      Простая корреспонденция направляется по адресу: Действующая армия. Западный фронт, база литер 61 ПС 108, 308 лап. САПЕГИНУ Ивану Яковлевичу.
      5.VII-41 г.1
      Адрес на конверте: В. Срочно. Москва, Управление Военно-воздушных Сил РККА СТАЛИНУ Василию Иосифовичу.
      Действующая армия, САПЕГИН И.Я.
      Так что рост Василия для авторитета был, можно сказать, необходим. И не случайно дети других вождей честно исполняли свой долг. Сын Фрунзе Тимур - стал Героем Советского Союза и погиб. Сын Микояна - Владимир и сын Хрущева - Леонид погибли в воздушных боях. Воевали обычными летчикам другие два сына Микояна - Степан (позже он станет Героем) и Алексей. Степан Микоян сажал горящий самолет. Сам был ранен, обгорел, чуть не погиб, но самолет спас. Сражались за Родину сын Ярославского и сын Берия, сын маршала Говорова и сын маршала Мерецкова. Ну и, конечно, сын Сталина - Василий.
      Василий был "на виду" у всех. 20-летний полковник, хороший летчик и сын вождя. Никто не упрекнет в том, что сын вождя занимается не тем, чем миллионы других сыновей.
      Василий хочет на фронт. Он уже освоил целый ряд командных должностей. Во время инспектирования войск он исполнял обязанности и командира эскадрильи, и командира полка.
      Сохранилась написанная Василием автобиография.
      Родился в 1921 г. в г. Москве в семье профессионального революционера. С 1921 г. по 1938 г. жил на иждивении родителей и учился.
      В 1938 г. после окончания 9 классов средней школы поступил учиться в Качинскую Краснознаменную военную школу летчиков, которую окончил в 1940 году, и был назначен летчиком в 16 истребительный авиаполк 24 истребительной авиационной дивизии, в котором прослужил до сентября 1940 года. В сентябре 1940 г. поступил учиться на командный факультет Военно-воздушной Академии, где проучился до декабря 1940 г.
      В январе 1941 г. был направлен в Липецкие авиационные курсы усовершенствования командиров эскадрилий, которые окончил в мае 1941 г. В июне 1941 г. был назначен на должность инспектора-летчика Управления ВВС КА.
      В этой должности прослужил до сентября 1941 г., после чего до января 1943 г. служил начальником инспекции ВВС КА.
      В. Полянский пишет в своей книге "10 лет с Василием Сталиным", что в первый год войны Василий якобы был командиром эскадрильи в 42-м ИАП и совершил аварию, самовольно вылетев на Як-1, при посадке повредив его. Никакими документами это не подтверждено. Там же указано, что Василий был заместителем командира 32-го ИАП. Это тоже не так. Он сразу после инспекции был назначен командиром 32-го полка. Есть там и ещё ряд неточностей.
      В. Полянский утверждает, что секретной директивой Берия Василию было запрещено участвовать в воздушных боях. Такой директивы не было. Правда, запрещения шли устно, о чем рассказывал мне дважды Герой Советского Союза генерал-полковник А.Е. Боровых - фронтовой друг Василия. Он же рассказывал о том, что Василий звонил по этому вопросу отцу, но тот с ним на эту тему даже разговаривать не стал, отрезав:
      - Мне одного пленного уже достаточно!
      Ряд авторов, "смакуя" любовную интрижку Василия с женой Р. Кармена Ниной в 1942 году, пишут о распоряжении И.В. Сталина, отданном им прокурору СССР, Власику и Берия.
      - Верните эту дуру Кармену, а полковника Сталина - арестовать на 10 суток.
      Интрижка, зародившаяся на даче в Зубалове, действительно имела место. Об этом можно почитать в книгах Светланы Аллилуевой. Я думаю, что этого достаточно.
      Но вернемся в 1942 год. Василий служит ещё в инспекции. Сталинградская битва. 434-й истребительный авиаполк ведет тяжелые бои. Авиаполк - основная тактическая единица ВВС - это 32 самолета. Через 2 недели боев полк отводится на переформирование, потому что теряет до половины своих летчиков и самолетов. После переформирования - снова на передовую, а через 2 недели - снова в тыл. Одно слово - война. Василий отвечает за полк и воюет вместе с ним. Командир полка Герой Советского Союза двадцатитрехлетний майор Иван Клещев - друг Василия. Кстати, именно Василий познакомил Клещева с артисткой Зоей Федоровой, а тот возьми да и женись на ней.
      К концу 1942 года полк совсем обескровился. Здесь погиб 17-летний летчик Володя Микоян, сын Анастаса Ивановича Микояна. Федор Федорович Прокопенко рассказывает, что Микоян погиб у него на глазах. Me-109 зашел ему сверху и расстрелял. Самолет падал, не горя. Видимо, Володя был убит уже в кабине. "Мы ничего не могли сделать", - с грустью вспоминает Ф.Ф. Прокопенко.
      31 декабря 1942 года погиб и сам Иван Клещев. Погиб по нелепой случайности. Перегонял самолет, решил залететь к Зое в Москву. Кончилось тем, что при плохой видимости Иван разбился во время посадки на полевом аэродроме в Рассказово под Тамбовом. Василий увозит в Москву лучших оставшихся пилотов, некоторое время они служили у Василия в инспекции, а потом он начал переформировывать 434-й полк в 32-й. Что такое переформировать полк? Это значит получить директиву Генштаба, печать, знамя, штатное расписание, собрать летчиков, техников, обеспечить службы тыла и связи, получить самолеты и вооружение, "отдать" все приказом и отправиться опять в бой. Все это Василий сделал за месяц, и 2 февраля 1943 года полк был на передовой. В полку этом были теперь опытные пилоты, почти все "качинцы", много Героев: Макаров, Пашкевич, Горбатюк, Долгушин, Куманичкин, Луцкий, Шишкин, Прокопенко, Астахов, Шульженко, Пономаренко, Баклан, Холодов, Власов.
      "С такой братвой никакой враг не страшен", - шутил Василий.
      Полк, которым командовал Василий, организационно входил в 210-ю ИАД, которой командовал полковник, а позже генерал-майор авиации В.П. Ухов.
      Рассказывают, что Ухов после войны нелестно отзывался о Василии, хотя сохранились хорошие аттестации, подписанные на фронте им же, Уховым.
      Я попытался разобраться в причине этих противоречий. Вот что у меня получилось.
      Судьба боевого авиационного командира генерал-майора авиации В.П. Ухова сложилась трагически: 30 ноября 1950 года он был арестован 3-м Главным управлением МГБ СССР за антисоветскую деятельность.
      Военная коллегия Верховного суда СССР 2 сентября 1952 года признала Ухова виновным в том, что он в 1945 году среди сослуживцев и в 1949 году в кругу близких знакомых вел антисоветские разговоры, содержащие клевету в отношении отдельных руководителей Советского государства, а также на условия жизни трудящихся в Советском Союзе. В 1945-1946 годах, командуя 10-й авиационной дивизией, перевозил на самолете посторонних лиц, продал автомашину, выданную ему для личного пользования, длительное время хранил у себя после окончания в 1949 году академии таблицы и записи лекций по военным вопросам, содержащие государственную и военную тайну.
      Перечисленные действия Ухова были квалифицированы по ст. 58-10 ч. 1 и 193-17 п. "а" УК РСФСР, и ему назначено наказание - 10 лет лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях.
      Он был лишен боевых наград, среди которых два ордена Ленина, три ордена Красного Знамени, орден Богдана Хмельницкого II степени, орден Суворова III степени, орден Красной Звезды.
      Непосредственно после смерти Сталина 27 июля 1953 года Ухов был реабилитирован.
      Полковник юстиции Н.Г. Смирнов вспоминает, что при вручении в Военной коллегии Верховного суда В.П. Ухову справки о реабилитации в 1954 году он, Ухов, нелестно отзывался о Василии Сталине.
      Я думаю, что генерал-майору авиации В.П. Ухову, незаконно пробывшему около трех лет в сталинских застенках (если точно, то в Волжском ИТЛ МГБ СССР под номером 338644), эти нелестные высказывания в адрес сына тирана можно простить.
      Валентин Петрович Ухов умер от болезней, не дожив и до 50 лет. Светлая ему память.
      А вот выдержки из журнала боевых действий 434-го ИАП, который вел бои с участием Василия Сталина под Сталинградом.
      17 сентября 1942 г. Капитан С. Микоян вылетал в паре с Клавдией Блиновой. Потом они же ходили на задание в составе звена. В тот день полк уничтожил 7 самолетов противника. Погибла К. Нечаева1.
      18 сентября 1942 г. Полк прикрывал станцию Котлубань и уничтожил 15 вражеских самолетов. Погиб Владимир Микоян. Ранен Н. Шульженко.
      20 сентября 1942 г. Истребители 434 ИАП сбили 12 самолетов противника. Не вернулись братья Гарам, Иванов, Трутнев.
      21 сентября 1942 г. Полк сбил 9 самолетов противника. Не вернулся Долгушин2.
      20 сентября 1942 года. Полк прикрывал Котлубань. Сопровождал на задание группу штурмовиков, вел разведку войск противника. В. Сталин два раза вылетал на задание в паре с Н. Власовым. Сбито 3 самолета противника. Не вернулся Прокопенко.
      Заметим, это было 25 сентября 1942 года. Василий ещё не командир полка. Он "просто" в командировке под Сталинградом. Ничего себе "командировка"!..
      Из письма Алексея Микояна брату Владимиру:
      "Знаешь, а Степан в больнице. Попал в аварию и вот лежит. Была ясная зимняя погода. Дул северный ветер. Ярко блестевшая на солнце машина Степана горела как факел. Не растерявшись, он не бросил машину, а повел её на посадку. Огонь жег уже руки, лицо. Но земля была ещё далеко. Степа мужественно спасал машину. Он посадил её на полянке в лесу. Позже знающие люди говорили, что теоретически сесть здесь невозможно. Но машина была посажена прекрасно. Последний момент посадки Степа не помнит: от боли потерял сознание. Он обжег руки, лицо, поломал ногу. А спасли его деревенские ребята. Они повезли Степана на лыжах к дороге, а потом в санях лошадью - до полевого госпиталя. Сейчас раны заживают, скоро будет ходить, потом опять летать. Он передает тебе привет..."
      Напряженность боевой работы в марте 1943 года нарастает. В начале марта Василий, к тому времени командир 32-го полка, вылетал на задания почти ежедневно. Делал по 2-3 боевых вылета в день.
      Из политдонесения от 9.03.1943 г. 32 гв. ИАП.
      С 1 по 7 марта 1943 г. сделано на сопровождение самолетов ИЛ-2 в район цели, а также на прикрытие своих войск 227 боевых вылетов, проведено 10 групповых воздушных боев. Сбито 20 самолетов противника, из них ФВ-190 8 самолетов. Me-109 - 12 самолетов. Образцы боевой работы показали летчики-коммунисты:
      Гв. старший лейтенант Лепин, сбивший 2 самолета Me-109 гг.
      Гв. капитан Почечуев, сбивший 1 ФВ-190 и 1 Ме-109ф.
      Гв. лейтенант Марков, сбивший 1 ФВ-190 и 1 Ме-109 гг.
      Гв. младший лейтенант Разуванов, сбивший 2 самолета ФВ-190.
      Один самолет ФВ-190 сбит лично гв. полковником Сталиным. Исключительную отвагу проявил в воздушном бою в районе Коломна и западнее коммуны имени Крупской Герой Советского Союза гв. капитан Холодов. Патрулировавшие наши 4 самолета, где старшим был тов. Холодов, встретили до 5 Ме-109гг и 5 ФВ-190. В завязавшемся неравном бою, видя явное превосходство сил противника, после нескольких атак гв. капитан Холодов таранил Ме-109гг, сам выбросился на парашюте. Таран подтверждает пленный немецкий летчик, тоже выбросившийся на парашюте.
      В этом же бою, беря пример со своего командира, гв. капитан Коваль пошел на таран и таранил самолет противника ФВ-190, отрубив ему винтом хвост, сам произвел посадку на р. Ловать, был доставлен в тяжелом состоянии в госпиталь, поломав при посадке ввиду неуправляемости самолета обе руки и ногу. На тараненном немецком самолете ФВ490 оказался летчик-майор. Таран подтверждают командиры зенитной батареи и летчики Лепин и Макаров...
      В архиве хранится и другой интересный документ.
      Политдонесение 2 марта 1943 г. во время осмотра самолета ЯК-9, принадлежащего командиру 32-го гвардейского истребительного авиаполка гвардии полковнику Сталину В.И. (техник самолета - старший техник-лейтенант Поваренкин) обнаружено в соединении первой тяги от хвоста рулей глубины воткнутое техническое шило, которое заклинивало управление самолетом.
      Предварительным расследованием выяснилось, что самолет последний полет имел 26.2.43. С тех пор на нем производилась работа по проверке шасси и съемка бензобаков.
      Считаю совершен акт с диверсионной целью.
      Необходимо немедленно для личной охраны гвардии полковника Сталина, штаба полка и самолетов полковника Сталина В.И. и капитана Микояна С.А. прикомандировать к полку 2 отделения по 10 человек автоматчиков из внутренних войск НКВД.
      Заместитель командира 32 гв.иап по политической части гв. майор Стельмашук 2.03.1943 г.
      Предложения замполита не реализованы в связи с отсутствием возможности.
      Но вернемся в полк.
      Герой Советского Союза С.Ф. Долгушин был тогда командиром эскадрильи. Недавно он рассказывал мне:
      "Василий полком командовал старательно, прислушивался к нам, более опытным летчикам: ведь хорошо летать и хорошо воевать - это не одно и то же. Как командир полка он по своему усмотрению мог делать боевые вылеты в составе любой эскадрильи, но чаще летал почему-то в составе моей. В течение февраля-марта 1943 года мы сбили несколько самолетов врага. С участием Василия - три. Причем первым в этих случаях атаковал их он, именно после его атак эти самолеты теряли управление, а мы их уже потом добивали. По нашим летным законам их можно было засчитывать Василию, но он их считал "сбитыми в группе". Я однажды сказал ему об этом, но он махнул рукой и сказал коротко: "Не надо!" 5 марта 1943 года в составе другой эскадрильи нашего полка он сбил самостоятельно ФВ-190. Но я этого боя не видел. Однажды в бою он допустил ошибку, характерную для молодых летчиков, хотя был уже "стариком" (22 года. - Авт.). Погнался за "фоккером", в горячке оторвался от ведомого Володи Орехова и был атакован шестеркой. Всей эскадрильей мы его выручали; вернулись на аэродром. Василий был полковник, а я капитан, он - командир полка, а я комэск, правда, по возрасту он моложе был: я родился в сентябре 20-го, а он - в марте 21-го. В Каче учились вместе. В авиации у нас чинопочитание не очень развито. Отвел я его в сторонку и устроил свой "разбор полетов": отматерил его как следует. Бить, правда, не стал. Потом спросил у него: "Все понял?" Он ответил: "Bce! Пошли на ужин". Вообще-то мы все его уважали, любили и даже немного гордились, что нами командует Сталин".
      В истребительной авиации, как правило, летают парами. Некоторые полагают, что Василию давали в ведомые опытного аса Героя Советского Союза капитана В. Орехова, чтобы он его надежнее защищал.
      Но в документах есть данные о том, что в паре с Василием вылетает и Степан Микоян - в то время совсем молодой летчик, а 8 и 9 марта 1943 года Василий вылетал на "свободную охоту" один. Ф.Ф. Прокопенко вспоминает:
      "Шел воздушный бой. Василий со своим самолетом "пропал". Кричу по радио своему ведомому Шульженко: "Коля! Командир где?" Тот мне отвечает: "А х... его знает". Материться в воздухе Василий разрешал.
      Смотрю, справа от меня метрах в 200 такая картина. Летит "худой" (Ме-109. - Авт.), за ним - Василий, а за Василием ещё один "худой". И море огня. Василий метров со 150 бьет по первому "мессеру", а второй - наверное, такой же "опытный", как и Вася, тоже метров со 150 бьет по Василию.
      Никто ни в кого, конечно, попасть не может. Хотя первый "мессер" пошатывается. Видимо, Вася его "зацепил". Про себя думаю: "Эх молодежь! Разве так надо воевать?" Скорость у "мессера" больше, чем у Як-1. 2-й "мессер" Василия догоняет. Тут уже не до шуток. Точно так же убили Володю Микояна. Кричу Шульженко:
      - Коля! Командира справа зажали. Пошли вверх на 70.
      Коля меня понимал с полуслова. Дали боевой разворот вправо на 70° с созданием максимальной перегрузки, а тут и этот "мессер", что Василия атакует, у меня внизу под носом, метров 50. Ну, здесь я и дал по нему короткую очередь. По кабине. Чтобы не мучался. Это ведь только молодежь по хвосту бьет. А мы, старики, работаем наверняка. (Прокопенко тогда было 27 лет. - Авт.) Самолет этот упал, не горя...
      Уже после войны Василий в одной компании подарил мне свою фотографию, на которой написал:
      "Спасибо за жизнь. Жизнь - это Родина".
      Из личного дела Василия видно, что в течение 1941-1942 годов ещё во время службы в инспекции он принимал участие в боях на Юго-Западном, Западном, Северо-Западном и Донском фронтах, а на командных должностях - с 1943 по 1945 год на Северо-Западном, 1-м Прибалтийском, 3-м и 1-м Белорусских фронтах.
      Из архивных документов видно общее число его побед - 5. Все во время командования 32-м полком. За неполных три месяца. 2 сбил лично и 3 - в группе.
      Федор Федорович Прокопенко рассказывает, что за годы войны, которые он прошел вместе с Василием Сталиным, было много интересного.
      В 1943 году Василий отправил его в бой на своем самолете. Федор Федорович говорит, что это был обычный самолет, только приборную панель на заводе зачем-то полировкой покрыли.
      Так вот, во время боя на самолете Василия по Прокопенко "прошлись" очередью. Когда стал садиться, увидел в полу кабины возле левой ноги пробоину от крупнокалиберного пулемета. Вспоминает Федор Федорович:
      "Э, нет, думаю. Там ведь тяга левого закрылка находится. А если её перебило, то при посадке меня просто от выпущенного одного правого закрылка перевернет воздушным потоком. И все, конец тогда. Нужно проверить. "Забираюсь" метров на 800. Потянул кран закрылков, ну, самолет и перевернуло. Я ещё раз. Опять перевернуло. Тяга левого закрылка не работает, перебита, как я и думал. Здесь слышу по радиосвязи Василий матерится: "Ты что там высший пилотаж показываешь?" Я ему отвечаю: "Левый закрылок перебило. Буду садиться без торможения".
      Короче, не хватило мне тогда полосы, но самолет сохранил, хотя и повредил немного шасси, выкатившись в поле. Грустно так говорю Василию, когда он ко мне подъехал на мотоцикле:
      - Вот самолет сломал!
      А он меня обнимает и говорит:
      - Да хрен с ним, с самолетом этим! Сделают! Главное сам живой. Пошли скорее в столовую!"
      Вообще-то о Федоре Федоровиче Прокопенко можно написать отдельную книгу. Как учил он в Каче молодых летчиков Микоянов - Степана и Владимира, Тимура Фрунзе, Василия Сталина, Сергея Долгушина. Как воевал вместе с ними. Как его сбили 2 раза, как он "капотировал", т.е. переворачивался через капот при посадке в лес, как списали с летной работы из-за ранений, но потом вернули. Как пришла его жене Елизавете - тоже летчице - похоронка на него, а после этого через неделю он сам приехал к ней в отпуск. Но самое интересное, наверное, в другом.
      За один год боев он сбил 14 самолетов. Василий Сталин - командир полка послал на него представление на Героя. Представление вернули с рекомендацией, чтобы было 15 сбитых. Василий опять послал это же представление и указал, что среди 14 сбитых - 6 бомбардировщиков, а это особые заслуги. Бюрократы-кадровики снова вернули - давай 15, и все.
      Василий вызвал Прокопенко:
      - Федор, нужно ещё один сбить!
      Федор Федорович в очередном бою сбил сразу два.
      Василий - за телефон:
      - Теперь хватит?
      Там отвечают:
      - Хватит!
      Послал Василий опять представление, и тут его "сняли" с полка. За что - чуть позже.
      А представление это на Ф.Ф. Прокопенко ходило... 53 года.
      И вот 27 марта 1996 года Б.Н. Ельцин своим Указом № 428 реализовал то представление и присвоил Федору Федоровичу звание Героя Российской Федерации.
      Федор Федорович в кругу друзей за столом иногда бурчит:
      - Спасибо, конечно! Но хотелось бы Героя Советского Союза, как Василий представлял, а то еще, не дай бог, подумают, что за первую чеченскую кампанию.
      Но вернемся к командиру 32-го ИАП гвардии полковнику В.И. Сталину.
      Зимой и весной 1943 года полк ведет бои на Северо-Западном направлении. Периодически отводится на переформирование. Здесь и произошло ЧП.
      Чем занимаются летчики во время переформирования? Известное дело чем. Отдыхают.
      В воскресенье, 4 апреля 1943 года Василий надумал вывезти пилотов "на природу". Нужно согласиться, что плохого здесь нет ничего. Командир решил, что самое интересное будет отдых с ухой. Сидеть с удочкой летчику-истребителю явно не с руки. Василий решил: "глушанем" реактивными снарядами и гранатами. На "рыбалке" собрался весь цвет полка - почти все Герои. Приехали на трех машинах "виллисах". Расположились. Выпили по первой. Инженер полка по вооружению Женя Разин - специалист по взрывам приступил к "работе". Сначала бросил пару гpaнат. Слабо! Перешел к реактивным снарядам. Установил детонатор на 22 секунды и бросил снаряд в воду. Снаряд взорвался на глубине. Землю и лед тряхнуло. Через 2 минуты начала всплывать глушеная рыба. Собрали.
      - Мало, - сказал Вася. - Давай еще!
      Инженер взял другой снаряд. Опять установил взрыватель на 22 секунды, бросил снаряд в прорубь. Тишина. Взял ещё один, поставил на 10 секунд. Бросил в воду. Опять тишина. Василий возмутился:
      - Ну скоро там у тебя? Будет сегодня что-нибудь или нет?
      - Будет! Сейчас на 5 секунд поставлю.
      Поставил. И снаряд взорвался у него в руках.
      От инженера ничего не осталось. Василия и летчика А.Котова ранило осколками. Василия - в голову и в ногу - в голеностопный сустав.
      Дважды Герой Советского Союза В.И. Попков рассказывает, что в момент взрыва он стоял недалеко от Василия. От взрывной волны улетел метров на пять. Когда очнулся, увидел, что всех летчиков раскидало, а Василий лежит в крови, матерится и стонет. Разрезали ему сапог, перевязали раненую ногу портянкой, а голову - рубашкой Попкова. В машину - и в полк. Солдат-шофер ехать не может, перепугался парень насмерть. За руль сел Попков. Довезли Василия до самолета Ли-2 и в Москву. Доложили командующему 1-й ВА М.Громову по телефону. Приезжала комиссия разбираться. ЧП "списали на Василия". Его положили в Москве в кремлевскую больницу.
      В архиве хранится документ:
      ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЛЕЧСАНУПРА КРЕМЛЯ
      О СОСТОЯНИИ ЗДОРОВЬЯ В.И. СТАЛИНА
      4 апреля 1943 г.
      Секретно Зам. Начальника 1-ого Отдела НКВД СССР
      Комиссару Госбезопасности 3-го ранга т. ВЛАСИКУ Н.С. т. СТАЛИН В.И. доставлен в Кремлевскую больницу 4/IV-43 г. в 11 часов по поводу ранений осколками снаряда.
      Ранение левой щеки с наличием в ней мелкого металлического осколка и ранение левой стопы с повреждением костей её и наличием крупного металлического осколка.
      В 14 часов 4/IV-43 г. под общим наркозом проф. А.Д. Очкиным произведена операция иссечения поврежденных тканей и удаления осколков.
      Ранение стопы относится к разряду серьезных.
      В связи с загрязнением ран введены противостолбнячная и противогангренозная сыворотки. Общее состояние раненого вполне удовлетворительное.
      Начальник Лечсанупра Кремля Бусалов Запомним дату донесения - 4 апреля 1943 года.
      В архиве сохранились документы расследования этого происшествия.
      Об обстоятельствах ранения В.И. Сталина его адъютант Полянский B.C. на допросе 27 апреля 1953 года сообщил следующее: "В 1943 году я, будучи адъютантом авиаэскадрильи, принимал участие в рыбной ловле, которая была организована Василием Сталиным на реке в районе гор. Осташков, Калининской области. Эта рыбная ловля кончилась тем, что один из авиаснарядов "PC", которыми мы глушили рыбу, взорвался в руках участвовавшего в ней полкового инженера. Взрывом этот инженер был убит, а летчик Котов и Василий Сталин ранены".
      Обратите внимание на дату допроса - 27 апреля 1953 года. К этому ЧП вернулись только через 10 лет. А в 1943 году ограничились секретным служебным расследованием. Сохранился документ следующего содержания:
      Секретно. Экз. № 1
      Донесение о чрезвычайном происшествии в 32 гвардейском ИАП
      Происшествие произошло при следующих обстоятельствах:
      4 апреля 1943 г. утром группа летного состава, состоящая из командира полка полковника Сталина В.И., Героев Советского Союза подполковника Власова Н.И., капитана Баклан А.Я., капитана Котова А.Г., капитана Гаранина В.И., капитана Попкова В.И., капитана Долгушина С.Ф., командира звена старшего лейтенанта Шишкина А.П. и других, а также инженера по вооружению полка капитана Разина Е.И. выехала на реку Селижаровка, находящуюся в 1,5 км от аэродрома, на рыбную ловлю.
      Бросая в воду гранаты и реактивные снаряды, глушили рыбу, собирая её с берега сачком. Перед бросанием реактивного снаряда инженер полка капитан Разин предварительно ставил кольцо детонатора на максимальное замедление (22 секунды), отворачивал ветрянку, а затем бросал снаряд в воду. Так им лично было брошено 3 реактивных снаряда. Готовясь к броску последнего реактивного снаряда, инженер-капитан Разин максимально вывернул ветрянку и мгновенно произошел взрыв снаряда в руках, в результате чего 1 человек капитан Разин Е.К. - убит, полковник Сталин В.И. и капитан Котов А.Г. тяжело ранены.
      Через полтора часа Василий был уже на операционном столе в кремлевской больнице. Над ним "колдовал" профессор А.Д. Очкин. Этим днем (4 апреля 1943 г.) датирован доклад начальника Лечсанупра Кремля профессора Бусалова на имя Власика о состоянии здоровья Василия.
      Что должен был сделать верный Власик? Немедленно доложить об этом Сталину-старшему.
      Не сомневаюсь, что так и было.
      И что же Сталин-отец? Да ничего. Он пропускает это сообщение мимо ушей. Жив и ладно.
      Только 26 мая 1943 года, через месяц и двадцать дней после ЧП, "разразился" приказом:
      ПРИКАЗ НАРКОМА ОБОРОНЫ СССР
      26 мая 1943 года.
      Командующему ВВС Красной армии маршалу авиации тов. НОВИКОВУ
      ПРИКАЗЫВАЮ:
      1) Немедленно снять с должности командира авиационного полка полковника СТАЛИНА В.И. и не давать ему каких-либо командных постов впредь до моего распоряжения.
      2) Полку и бывшему командиру полка полковнику Сталину объявить, что полковник Сталин снимается с должности командира полка за пьянство и разгул и за то, что он портит и развращает полк,
      3) Исполнение донести.
      Народный Комиссар Обороны И. Сталин 26 мая 1943 года.
      Указанный документ хранится в архиве в виде черновика, написанного лично вождем.
      Из "раздраженного" текста видно, что Василий в этот день попал под горячую руку отца.
      Слово "полк" в двух предложениях повторяется пять раз.
      Народный комиссар обороны, кроме этого, "забыл", что о наказании командира всему личному составу в нашей армии не объявляется, т.к. этим подрывался авторитет начальника в глазах подчиненных.
      Итак, Василий снят с должности. Рана тяжелая. Нога долго не заживает. По документам он теперь числится летчиком-инструктором 193-го авиаполка.
      В послужном списке о снятии с должности и назначении на новую неправильно указана дата предписания - 6.5.43 г., на самом деле это было 26.5.1943 г. - в день подписания приказа И.В. Сталиным.
      Более полугода Василий живет на подмосковной даче и ходит на костылях.
      "Этими руками волков давить, - говорит он своей тетке А.С. Аллилуевой, - а я здесь сижу!!!" Он рвется на фронт.
      Более полугода он не летал. В январе 1944 года (16.01.44) он назначается на должность инспектора-летчика 1-го гвардейского истребительного авиакорпуса. Это, конечно понижение по службе. Но зато на фронт.
      Прерванные месяцы своей командирской карьеры Василий не хочет отражать в автобиографии. Видимо, понимает: не украшают.
      "В период пребывания на фронтах Отечественной войны ранений и контузий не имел. В плену и окружении не был. Член ВКП(б) с 1940 г. Женат жена Бурдонская Галина Александровна и двое детей - сын Александр и дочь Надежда. Семья проживает в г. Москве. 18 июня 1945 г. В. Сталин".
      Обратите внимание: "ранений не имел". Тяжелое "рыбацкое" ранение он не считает вообще. Кстати, уже потом, после войны, левая нога, в которую попал осколок, болела, сохла, и в 40 лет он уже пользовался тростью.
      С мая 1944 года Василий опять на передовой. На сложной и трудной новой должности. Теперь он - командир истребительной авиадивизии. В подчинении 4 полка. Более 100 самолетов.
      Обратимся к документам.
      После снятия с должности командира полка Василий "исправлялся" в должности инспектора-летчика по технике пилотирования 1-го ИАК. И опять лез в самое пекло. Командир корпуса генерал-лейтенант авиации Евгений Михайлович Белецкий пишет на Василия очередную характеристику:
      "...Проявил себя весьма энергичным, подвижным и инициативным командиром, руководил воздушными боями истребителей, анализировал и разбирал бои с летным составом частей.
      Провел большую работу по проверке техники пилотирования у летчиков корпуса. Обладает отличной техникой пилотирования, в течение трех дней изучил и самостоятельно вылетел на самолете Ла-5. Пользуется авторитетом у личного состава корпуса, достоин выдвижения на должность командира дивизии".
      Итак, Василий "исправился" и 18 мая 1944 года он назначается командиром 3-й ИАД в составе 1-го гв. корпуса генерал-лейтенанта Белецкого, а потом - 286-й, которая в составе 1-го Белорусского фронта идет на Берлин. Не знаю, по какой причине Василия "перебросили" на 1-й Белорусский фронт. Мне кажется, что не случайно. Сын вождя должен расписаться на рейхстаге!
      Документы, характеризующие Василия, противоречивы. В наградных листах, как и положено, отражаются его успехи, а в аттестациях говорится и о недостатках. Вообще-то так и надо. Но только при условии, чтобы все было объективно.
      В книге А.Н. Колесника1 дается выдержка из аттестации на Василия от 20 июля 1945 года за подписью командующего 16-й Воздушной армией генерал-полковника С.И. Руденко:
      "В личной жизни допускает поступки, не совместимые с должностью командира дивизии.
      В обращении с подчиненными допускает грубость, крайне раздражителен.
      Перечисленные недостатки в значительной степени снижают его авторитет как командира-руководителя. Лично дисциплинирован, идеологически выдержан".
      Я разыскал в архиве полный текст этой аттестации.
      СЕКРЕТНО
      АТТЕСТАЦИЯ на командира 286 истребительной авиационной Нежинской Краснознаменной ордена Суворова дивизии гвардии полковника СТАЛИНА Василия Иосифовича По состоянию на 10 июня 1945 года 1920 г. рождения, грузин, член ВКП(б) с 1940 г. Образование: общее - 10 кл., военное - Качинская ВАШП в 1940 г., ЛВАКУ в 1941 г., 1-й курс при ВВА не окончил политического образования не имеет. В КА и ВВС с 1938 г. На фронтах Отечественной войны 3 г. 9 м. Офицер кадра с 1938 г. Первичное офицерское звание присвоено в 1940 г.
      Состояние здоровья слабое: болезнь ноги, позвоночника, особенно на перегрузке, переутомление и расстройство нервной системы. До начала Отечественной войны занимал должность инспектора-летчика по технике пилотирования Управления ВВС КА. Награжден: орденом Красного Знамени в 1942 г., орденом Александра Невского в 1943 г., орденом Красного Знамени в 1944 г., орденом Суворова 2 степени в 1945 г., медалью "За оборону Сталинграда" в 1942 г., ранений и контузий не имеет. В занимаемой должности с февраля 1945 года.
      Летает на самолетах: По-2, Ут-1, Ут-2, И-15, И-5, И-153, Ли-2, И-4, МиГ-З, ЛаГГ-З, Як-1, Як-7, Як-9, Харрикейн, Ил-2, Бостон-3, ДС-З, Ла-5, Ла-7, общий налет - 3145 ч. 45 мин. За время участия в Отечественной войне произвел 27 боевых вылетов, в проведенных воздушных боях сбил 2 самолета противника.
      Участвуя на фронтах Отечественной войны с 22.6.41 г., занимал должности - пом.нач. отдела истребительной авиации ВВС КА, командира истребительного авиаполка. За успешное выполнение боевых заданий полк под командованием тов. Сталина неоднократно отмечался благодарностями в приказах Верховного Главнокомандующего.
      С января по май 1944 г. работал инспектором-летчиком по технике пилотирования 1 ГИАК, после чего командиром 3 гвардейской ИАД.
      Дивизия под командованием тов. СТАЛИНА принимала участие в боевых действиях по освобождению городов: Минск, Вильно, Лида, Гродно, Поневежье, Шауляй и Елгава, где произведено 1781 боевой самолетовылет, проведено 30 воздушных боев, в ходе которых сбито 16 самолетов противника.
      Наряду с боевой работой вводился в строй молодой летный состав, не имеющий боевого опыта. С этой задачей дивизия справилась хорошо.
      В феврале 1945 г. тов. СТАЛИН назначен командиром 286 ИАД. В период подготовки к Берлинской операции в части поступило 50 самолетов ЛА-7, за счет которых перевооружен целый полк.
      За время переучивания на новую матчасть лично тов. СТАЛИН произвел 11 учебно-тренировочных полетов, успешно справился с переучиванием и подготовил в целом весь полк для ведения боевой работы на самолетах ЛА-7.
      За период проведения Берлинской операции частями дивизии произведено - 961 успешный боевой самолетовылет, проведено - 15 воздушных боев, в ходе которых сбито 17 самолетов противника, из них только в первый день Берлинской операции сбито 11 самолетов при своих потерях 1 экипаж.
      Сам тов. СТАЛИН обладает хорошими организаторскими способностями, как летчик подготовлен, свой боевой опыт может передавать подчиненным.
      В работе энергичный, инициативный, требовательный, этих же качеств добивается от подчиненных. В выполнении приказов точен. Командующий 16 Воздушной армии генерал-полковник авиации РУДЕНКО
      20 июля 1945 г.
      А где же "сказано о поступках, не совместимых с должностью командира дивизии? Где о грубости и крайней раздражительности? Где "идеологически выдержан"?
      Или, может быть, командующий 16-й Воздушной армией генерал-полковник авиации С.И. Руденко вел по Василию "двойную бухгалтерию" и 20 июля 1945 года дважды садился за стол и брался за перо?
      В архиве хранится наградной лист от 11 мая 1945 года (за два месяца до указанной выше аттестации), подписанный тоже С.И. Руденко.
      В состав 16-й Воздушной армии тов. Сталин прибыл в период подготовки частей к Берлинской операции. С первых дней командования дивизией, энергично взялся за подготовку частей её к предстоящим боевым действиям на Берлинском направлении.
      За период проведения Берлинской операции частями дивизии под непосредственным руководством товарища СТАЛИНА произведено 949 успешных боевых самолетовылетов, проведено 15 воздушных боев, в ходе которых сбито 17 самолетов противника. Кроме того, штурмовыми действиями уничтожено и повреждено большое количество живой силы и техники противника, чем оказано большое содействие наземным войскам в прорыве сильно укрепленной, глубоко эшелонированной обороны немцев на подступах к БЕРЛИНУ и в самом БЕРЛИНЕ.
      Летный состав частей дивизии сколочен и способен выполнять сложные боевые задания в сложных метеоусловиях днем и ночью всем составом.
      Лично тов. СТАЛИН за время участия на фронтах Отечественной войны произвел 26 боевых вылетов, сбил лично два самолета противника.
      Дисциплинирован, требователен к себе и подчиненным.
      За умелую организацию боевой работы и личные боевые заслуги достоин правительственной награды - ордена СУВОРОВА ВТОРОЙ СТЕПЕНИ.
      КОМАНДУЮЩИЙ 16 ВОЗДУШНОЙ АРМИИ ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК АВИАЦИИ /РУДЕНКО/
      11 мая 1945 г.
      Сохранилась и справка о боевой работе 286-й ИАД за подписью командира дивизии полковника Сталина и начальника штаба подполковника Пономаренко.
      2 мая 1945 года, в приказе Верховного Главнокомандующего за овладение Берлином особо отмечались летчики Главного маршала авиации А.А Новикова, Главного мешала авиации А.Е. Голованова, генералов С.И. Руденко, С.А. Красовского, Е.Я. Савицкого, Е.М. Белецкого, Г.Н. Тупикова, Е.Ф. Логинова, Г.С. Уткина, Б.К. Токарева, И.В. Крупского, А.З. Каравацкого, И.П Скока, Б.А. Сиднева, И.М. Дзусова, С.В. Слюсарева, В.М. Забалуева, П.П. Архангельского, Г.И. Комарова, полковников В.И. Сталина, Д.Т. Никишина, А.И. Покрышкина, В.И. Александровича.
      Противоречивость характеризующих документов по Василию "бросается" в глаза.
      Вот выдержка из аттестации от 25 января 1945 года:
      По характеру горяч и вспыльчив, допускает невыдержанность; имели место случаи рукоприкладства к подчиненным.
      В личной жизни допускает поступки, несовместимые с занимаемой должностью командира дивизии (опять об этом же. - Авт.), имелись случаи нетактичного поведения на вечерах летного состава (хорошо, что не в бою. Авт.), грубость по отношению к отдельным офицерам, имелся случай легкомысленного поведения - выезд на тракторе в г. Шауляй (мог бы и на "мерседесе". - Авт.) с конфликтом и дракой на контрольном посту НКВД...
      Командир 1-го гвардейского истребительного авиакорпуса генерал-лейтенант авиации Белецкий
      А вот выписка из наградного листа от 1 июля 1944 года, подписанного им же, Е.М. Белецким:
      За умелое руководство частями и дивизией в боевых операциях на фронте борьбы с немецкими захватчиками, за достигнутые успехи в боевой работе дивизии на участке 3-го Белорусского фронта, за лично произведенные 12 боевых вылетов и один сбитый лично самолет противника гвардии полковник СТАЛИН В.И. достоин правительственной награды ордена "КРАСНОЕ ЗНАМЯ".
      Командир 1-го гвардейского истребительного авиакорпуса гвардии генерал-лейтенант авиации Белецкий
      А вот какие выдержки из его служебной характеристики приводит А.Н. Колесник в газетной публикации 5 января 1988 года (газета "Красное знамя"):
      Тов. Сталин В.И. исполняет должность командира дивизии с мая месяца 1944 г.
      Боевую работу полка и дивизии организовать может.
      ...Наряду с положительными качествами лично гвардии полковник Сталин В.И. имеет ряд больших недостатков.
      По характеру горяч и вспыльчив, допускает несдержанность, имели место случаи рукоприкладства к подчиненным.
      Недостаточно глубокое изучение людей, а также не всегда серьезный подход к подбору кадров, особенно штабных работников, приводил к частым перемещениям офицерского состава в должностях. Это в достаточной мере не способствовало сколачиванию штабов.
      Состояние здоровья слабое, особенно нервной системы, крайне раздражителен: это оказало влияние на то что за последнее время в летной работе личной тренировкой занимался мало, что приводит к слабой отработке отдельных вопросов летной подготовки (ориентировки).
      Все эти перечисленные недостатки в значительной мере снижают его авторитет как командира и несовместимы с занимаемой должностью командира дивизии,
      Дивизией командовать может при обязательном условии изжития указанных недостатков.
      Командир 1-го гвардейского истребительного авиационного Минского корпуса гвардии генерал-лейтенант авиации Белецкий 25 января 1945 г.
      С характеристикой и выводами согласен:
      Командующий 3 Воздушной армией генерал-полковник авиации Папивин 11 февраля 1945 г.
      В личном деле В.И. Сталина этого документа нет. Откуда получены эти сведения - не сообщается.
      Я думаю, достаточно о том, как служил и воевал Василий Сталин.
      Нормально воевал. Честно. Как мог. Недостатки были. Были и заслуги. О них говорят 4 боевых ордена. В целом немного, но и немало. В самый раз.
      Глава 5
      9 мая 1945 года. Победа
      Василий в составе своей 286-й ИАД, входящей в состав 16-й Воздушной армии, остается в Германии. Две другие воздушные армии, штурмовавшие Берлин, 2-я - Красовского С.А. и 4-я - Вершинина К.А., выведены с территории Германии в течение года, расположились по соседству - одна в Австрии, другая - в Польше. Оставшееся войско называлось ГСОВГ - Группа советских оккупационных войск в Германии. Некрасивое слово "оккупационных" убрали в 1949 году, и получилось знакомое всем ГСВГ, а позже ЗГВ - Западная группа войск.
      Штаб 286-й дивизии находился на окраине Берлина, сначала в городке Рансдорф, а затем в городке Дальгов, там же, где и большой "придворный" аэродром, и штаб 3-го корпуса, которым командовал Е. Савицкий. Штаб группы базировался в Вюнсдорфе (там в войну был Генштаб вермахта). Штаб 16-й воздушной армии находился вначале в городе Вердер, а позже ему выделили специальный отдельный 3-й военный городок в штабе группы в Вюнсдорфе. Полки и другие части дивизии Василия располагались неподалеку от штаба 286-й ИАД в радиусе не более 100 км. Так что он без особых сложностей занимался любимым делом - командовал. Размещал и расквартировывал личный состав, обеспечивал поступление техники, вооружения, средств связи, "облагораживал" места базирования и аэродромы своих полков, "пробивал" все то, что нужно авиации, организовывал боевую учебу в мирных условиях. Надо сказать, что это у него получалось превосходно. Спорить с ним желающих не находилось. В том числе и среди начальников. Ветераны вспоминают, что он любил проводить соревнования по воздушному бою. Один летчик - на нашем истребителе, а другой - на трофейном. Дважды Герой Советского Союза В.И. Попков рассказывает, как они с Василием ухитрились "наказать" самого комкора Е. Савицкого. Тот вызвал на учебный воздушный бой Попкова. Савицкий на Як-3, а Попков - на Ла-7.
      Попков с Василием тайком сняли с самолета Виталия Ивановича все пушки и пулеметы, заменили бронеспинку матрацем и слили половину горючего. Самолет стал на 450 кг легче. Короче, зашел-таки В. Попков в хвост Е. Савицкому на виду у всех. Савицкий, не зная о хитрости своих молодых командиров, был недоволен. Зато Василий потирал руки, хлопал Виталия Ивановича по плечу и говорил: "Молодец, Виталька! Лихо ты его! Пусть знает наших!"
      После этого "боя" генерал Е. Савицкий целый год ставил Попкову за технику пилотирования оценку "4", а не "5". Виталий Иванович до сих пор возмущается. Кроме этого, В.И. Попков рассказал ещё несколько интересных случаев. Он был командиром полка в дивизии Василия. Его полк стоял рядом со штабом дивизии. Дело было летом 1945 года в Дальгове под Берлином. В столовой за ужином сидели летчики-командиры и выпивали. Во главе стола Вася Сталин. Вдруг увидели все, что повариха - тетя Маша, как они её все звали, плачет. Оказалось, что дочка её в Москве не может поступить в МГУ. Баллов не хватает. Василий, хоть и был крепко пьян, сказал коротко: "Поступит!" На следующее утро все пришли на завтрак. Василий поздравил повариху с поступлением дочки: ночью позвонил в Москву и все решил.
      1 марта 1946 года он, Попков, был оперативным дежурным по дивизии (ими тогда ставили только командиров полков и их заместителей). Ночью, около 2 часов, по дальней связи "ВЧ" раздался звонок, говорил В.М. Молотов:
      - Передайте Василию Иосифовичу: только что подписано постановление и ему присвоено звание генерал-майора.
      Далее Виталий Иванович рассказывает:
      "Я сразу же позвонил Василию домой и говорю ему в трубку:
      - Здравия желаю, товарищ генерал!
      Василий спросонья отвечает:
      - Ты что, выпил что ли?
      Отвечаю:
      - Никак нет. Сегодня ещё не пил!
      Далее доложил, что звонил Молотов.
      - Сейчас приеду, будем разбираться!
      Через 15 минут он приехал в генеральской форме. Оказывается, она у него уже давно была сшита. Его несколько раз представляли к званию генерала, но отец не подписывал Постановление СНК".
      Взлет Василия продолжается. С 18 июля 1946 года он командир 1-го гвардейского истребительного авиационного корпуса.
      Перед его назначением на эту должность командира 1-го ИАК генерал-полковник авиации Руденко С.И. представил на Василия следующий документ.
      АТТЕСТАЦИЯ
      Генерал-майор авиации Сталин летает на самолетах: По-2, Ут-1, Ут-2, И-15, И-153, МиГ-3, ЛаГГ-З, Як-1, Як-7, Як-9, Ил-2, "Бостон", "Зибель", Ла-5, Ла-7, "Харрикейн". Общий налет 3174 часа 15 минут.
      286-й дивизией командует с февраля 1945 г., под его руководством частями дивизии по выполнению плана УБП в 1946 г. произведено всего 1411 вылетов с налетом 8376 часов 12 минут, из них ночью налет составил 1357 часов 47 минут.
      Летным составом частей дивизии отработаны взлет восьмерки и посадки парами и четверками. Летчики хорошо овладели стрельбами по воздушным и наземным целям. Большое внимание в дивизии уделяется стрельбам из фотокинопулеметов. Всего проведено из фотокинопулеметов 7635 стрельб. Учеба с летно-техническим составом дивизии организована хорошо и проводится планомерно в учебном кабинете дивизии, который состоит из 16 хорошо оборудованных классов. Технико-эксплуатационная служба дивизии организована хорошо, о чем свидетельствует тот факт, что за аттестационный период не было случаев отказа материальной части по вине технического состава... Штаб дивизии сколочен и работает хорошо: за упомянутый период дивизией проведено 3 двухсторонних летно-тактических полковых учения с охватом летного состава 4 полков по взаимодействию с бомбардировщиками.
      За первое полугодие 1946 года произведено 22 летно-тактических учения, все они прошли организованно, без происшествий. В целом дивизия по выполнению плана всех видов учебно-боевой подготовки занимает первое место в корпусе. За время, прошедшее после войны, 286-я дивизия заметно выросла, стала более организованной. Летный состав полностью подготовлен к выполнению боевых задач на средних высотах. 40 процентов летчиков могут летать на больших высотах и в сложных метеоусловиях. Сам генерал-майор авиации Сталин обладает хорошими организаторскими способностями, оперативно-тактическая подготовка хорошая. Свой боевой опыт умело передает летному составу. Энергичен и инициативен, этих же качеств добивается от подчиненных. В своей работе большое внимание уделяет новой технике, нередко подает новаторские мысли и настойчиво проводит их в жизнь. Летную работу организует смело и методически правильно.
      Состояние здоровья слабое. Вспыльчив и раздражителен, не всегда умеет себя сдерживать. В общении с подчиненными допускает грубость, иногда слишком доверяет подчиненным даже в то время, когда они не подготовлены и не способны выполнить решение командира. Эти недостатки личного характера снижают его авторитет как командира-руководителя. Лично дисциплинирован, идеологически выдержан, морально устойчив.
      Вывод: занимаемой должности вполне соответствует, может быть назначен на повышение, целесообразно было бы использовать в инспекторском аппарате Главного управления Воздушных Сил Красной Армии.
      18 июля 1946 года Василий назначается не в инспекторский аппарат, как рекомендует С.И. Руденко, а командиром 1-го гвардейского авиационного корпуса.
      А.Н. Колесник в своей книге "Мифы и правда о семье Сталина" приводит письмо жителя г. Таганрога И. Кравцова:
      "...Ни в одной из публикаций не нашел того факта его (В. Сталина. Авт.) биографии, когда он командовал авиационным корпусом в ГСОВГ. Я лично в этом городе Виттниток в 1946-50 гг. проходил службу (после Победы я ещё 5 лет служил в ГСОВГ, именно в этом городе, где стоял штаб авиакорпуса, которым в то время командовал В.И. Сталин).
      Хорошо помню, что он в то время занимал двухэтажный особняк, охраняли его пограничники в зеленых фуражках. За продовольствием для него всегда ездили пограничники на тележке, в упряжке два ишака. О его жестокости знали и боялись его не только мы, военные, но и, особенно, немецкое население. После его инцидента с капитаном комендатуры г. Виттниток он примерно через 2-3 недели уехал в Москву. Мы все легко вздохнули и, как обычно, в тайне думали, что батя - И.В. Сталин сделает внушение сыну. Однако, какое было наше удивление, когда мы увидели на обложке журнала "Огонек" командующего военно-воздушным парадом в кабине самолета - В. Сталина. Причем обратили внимание на погоны, оказывается ему было присвоено очередное звание "генерал-лейтенант".
      Могу сказать, что это письмо И. Кравцова из Таганрога нужно отнести именно к категории мифов. Во-первых, город назывался не "Виттниток", а Виттшток. В этом городе, на севере Германии, действительно располагался штаб авиационного корпуса. Только не 1-го, которым командовал Василий, а 2-го. Штаб 1-го корпуса с 31 июля 1946 года находился в городе Виттенберге, что на Эльбе, недалеко от Торгау. До Виттштока от этих мест добрых 500 км, и там Василий корпусом не командовал. Он принял его там и через 10 дней передислоцировал. Это "северный" корпус, а он командовал в течение 1946-1947 годов "южным". А во-вторых, раз автор письма неправильно указывает место дислокации штаба корпуса, ошибаясь на "пол-Германии", то его воспоминания об ишаках для комкора и пограничниках в зеленых фуражках в авиационном городке вызывают улыбку, а звание генерал-лейтенанта Василию было присвоено 11 мая 1949 года после назначения его в Москву 15 июля 1947 года, т.е. почти через два года.
      После войны советские войска в Германии насчитывали около 2 миллионов человек. Невиданная сила осела в центре Европы. 1-й корпус, который принял Василий, состоял, естественно, из авиационных полков и дивизий, среди них прославленные гвардейские 3-я и 4-я. Полки дивизий расположились в недавних военных авиационных городках противника: Мерзебург, Фалькенберг, Альтенбург, Гроссенхайн, Фюрстенвальде, Бранд, Цербст, Кётен, Альтеслагерь. Все это входило в корпус Василия, и все это нужно было приводить в соответствие с обстановкой. Перечисленные авиационные гарнизоны - это только основные, "по наследству" доставшиеся от немцев, а ещё масса вспомогательной авиационной силы без аэродромов: транспортные и ремонтные части, склады, базы хранения вооружения и ГМС...
      Штаб корпуса в 1946 году перевели в городок Киритц, а потом в Виттенберг-Лютерштадт. Старинный, красивый, тихий город на Эльбе. В самом центре лютеранский храм, перезвон колоколов...
      Начав командовать корпусом, Василий решил "расположить" штаб на окраине города, "чтобы людям не мешать", как он говорил. Начальник штаба полковник Н.М. Лобахин возразил:
      - Лучше бы в центре города, там около дома офицеров танковый полк разместили.
      На это Василий ответил:
      - Зачем нам с дураков пример брать-то?!
      Взял линейку и на карте Виттенберга на окраине его, недалеко от Мауэрштрассе, "обойдя" городское озеро, расчертил квадрат:
      - Здесь теперь штаб корпуса будет. В этих домах сам штаб, а в этих офицеры жить будут. Все обслуживающие подразделения из города убрать за Эльбу в район Протау1.
      Так и стояло все до окончательного вывода войск из Германии летом 1994 года.
      Особенно интересно получилось с домами для офицеров и их семей, которые "попали" под карандаш и линейку Василия. Полдома - наши семьи, полдома - немецкие. Песочницы для детей - общие. По указанию Василия тыловики и инженеры целый месяц оборудовали эти "интернациональные" песочницы, где потом десятилетиями играли советские и немецкие дети. (Семьям военнослужащих было разрешено проживать там с 1946 г.)
      В штабе корпуса, как вы понимаете, аэродромов и самолетов нет. Все это - в полках. Так что Василий основное время проводил, как и положено командиру, в частях. Ветераны ВВС ГСВГ ничего плохого о Василии в этот период сказать не могут.
      Глава 6
      Мирное время
      Итак, Василий командует истребительным авиакорпусом, в личной жизни у него не все в порядке. Супружеские отношения с Галиной Бурдонской прекращаются, а дети - сын Саша и дочь Надя - остаются почему-то с ним. Распад брачных союзов - дело у нас не новое, но чтобы двое маленьких детей остались "на руках" у молодого генерала - командира авиакорпуса - это что-то, согласитесь, необычное. Как и почему происходил разлад первой семьи Василия, установить нам не удалось, документов в личном деле о разводе нет, судебных решений - тем более. Да и были ли они, эти судебные решения? Василий просто прервал отношения с Галиной, оставил в Германии двух маленьких детей и соединил свою судьбу с Екатериной Тимошенко - дочерью известного полководца, Маршала Советского Союза, которую знал ещё с детства, когда Катя жила на улице Грановского с отцом и мачехой, и которая была младше Василия на два года.
      Надо сказать, что отношения Екатерины Тимошенко с детьми Василия не сложились. Внимания она им не уделяла, заботы, естественно, тоже. Запомнилась она им настоящей мачехой из детских сказок - недоброй, хмурой, властной. Да и сама она, похожая на "пиковую даму", как-то не располагала к себе. Семен Константинович Тимошенко - Маршал Советского Союза и одно время нарком обороны - имел трех детей: Екатерину - 1923 года рождения, Ольгу 1927 года рождения, Константина - 1930 года рождения. Катя была его дочерью от первой жены. Она унаследовала от матери кавказскую внешность и строгий, властный характер. Даже Василий недоумевал, как она может, обидевшись на него, неделями не разговаривать. Рожденные уже после войны их дети, Василий и Светлана, умерли в молодом возрасте: Василий-младший употреблял наркотики, от чего и скончался в 1972 году, а дочь Света неоднократно лечилась в психоневрологических лечебницах... И осталась Екатерина Семеновна в огромной 4-комнатной квартире на улице Горького одна, где и скончалась в одиночестве в 1988 году.
      Но вернемся в 1946 год. Василий Сталин - теперь командир корпуса. Новые обязанности его многогранны: он отвечает за авиацию, расположенную на половине всей Восточной Германии. Бесконечные выезды в гарнизоны, проверки, обеспечение. Впрочем, все это было для него не ново.
      15 июля 1947 года опять повышение - в Москву. Теперь его должность называется "помощник командующего ВВС Московского военного округа по строевой части".
      Командующим ВВС округа, т.е. непосредственным начальником Василия, был тогда генерал-лейтенант Н.А. Сбытов - опытный авиационный командир, у которого Василий начинал службу в 1940 году в Люберцах.
      После войны, когда служба стала спокойней, в армии появилась возможность для активного развития физкультуры и спорта. Физподготовка опять, как и до войны, стала составной частью боевой подготовки. А в штабах появилась новая должность - начальник отдела физподготовки.
      Он отвечает за развитие не только массового спорта и физподготовки в войсках, но и за успешное выступление сборных команд на уровне первенств частей, соединений, округа, Вооруженных сил, спартакиад.
      Составлялся план спортивно-массовой работы, по этому плану проводились спортивные мероприятия и показательные выступления по всем основным видам спорта. Сейчас, например, их около сорока. Все это нравилось Василию. Он был, как говорят, "в своей тарелке".
      Василий рьяно взялся за дело, несмотря на то что по итогам 1947 года ВВС МВО по основным показателям занимали в ВВС страны одно из последних мест. Удивительного здесь нет ничего. Что такое ВВС МВО после войны? Это центр России, где прошла война. Какие там полеты? Какие соревнования?
      17 января 1948 года командующего ВВС МВО Н.А. Сбытова в середине учебного года "неожиданно" направили учиться в Академию Генерального штаба. Назначение помощника командующего по строевой части - в данном случае Василия Сталина - И.О. командующего "через головы" пяти заместителей - вещь единственная в истории послевоенной авиации. Это самый неприкрытый подхалимаж военного министра Н. Булгарина перед "отцом народов".
      Восхождение Василия продолжается. 18 июня 1948 года он назначается командующим ВВС МВО. Теперь он - первое лицо в авиации округа и продолжает с утра до ночи трудиться и наводить порядок. И это у него неплохо получается. Уже по итогам 1948 года ВВС МВО поднимаются на второе место в ВВС страны, а забегая вперед, скажу, что все последующие годы - с 1949-го по 1952-й - ВВС МВО прочно удерживали первое место.
      Службу Василий в новой должности начал с того, что переехал из общего штаба МВО, в районе станции метро Новокузнецкая, в здание, которое находилось тогда на летном поле Центрального аэродрома, бывшее Ходынское поле. Это в районе теперешней станции метро "Аэропорт", где сейчас ЦСКА и городской аэровокзал. То, что летчики теперь "сидят" в штабе вдали от общего "красного" штаба МВО, нравилось всем, и прежде всего самому Василию: не будет повседневной ненужной опеки командующего округом маршала К.А. Мерецкова - человека крутого и требовательного, но далекого от авиации.
      За годы службы Василия Сталина здание штаба превратилось в этакое произведение искусства, чем чрезвычайно гордились и сам Василий, и все его офицеры и генералы.
      Писатель В. Полянский пишет: "Из Германии шли эшелоны со стройматериалами, дорогими отделочными материалами (мрамор, сантехника и т.д.), кабинетной мебелью, коврами и многим другим. Дворец получился на славу. Над центральной частью здания с величественной колоннадой возвышался купол, над которым развевался флаг Военно-воздушных сил. В самом дворце было множество кабинетов и приемный актовый зал. Везде стояла шикарная мебель, висели ковры и т.д.
      Чего стоила хотя бы ограда территории: гранит, чугунное литье, скульптуры на воротах. Даже сейчас этот архитектурный ансамбль очень впечатляет. Он находится на Ленинградском проспекте возле спортивного комплекса ЦСКА".
      Впоследствии в этом здании разместили Штаб Объединенных Вооруженных Сил стран - участниц Варшавского Договора.
      Согласно действовавшему тогда порядку летному составу был положен два раза в год двухнедельный отдых в профилактории.
      А раз так, значит, все должно быть и в ВВС МВО у Василия Сталина. Причем лучше всех.
      Так появился профилакторий ВВС МВО "Марфино", 30 минут езды по Дмитровскому шоссе. Сейчас здесь расположен один из лучших Центральных военных санаториев МО РФ. Он по-прежнему называется "Марфино".
      В. Полянский описывает его так: "Этот великолепный комплекс В. Сталин отвоевал у правительственных структур для личного состава авиации округа. Дворец и все окружающее его поместье - это был великолепный парк с вековыми соснами, архитектурными ансамблями, а самое главное - огромный рукотворный пруд с насыпными островами посередине. Пруд был соединен с рекой, через которую были перекинуты два каменных моста. В 1947-1952 годах это изумительное творение зодчества и русского народа было реставрировано по приказу В. Сталина. Усадьба по его настоянию была передана в ведение авиации Московского военного округа. Была проведена полная и скрупулезная реставрация дворца, фонтанов, эспланады с каменными лестницами, арочных каменных мостов. Одним словом, этот санаторий ВВС МВО стал сказочным уголком для летчиков, специалистов авиации и их семей, всего личного состава округа. Путевки выдавались бесплатно. Летом там был пионерский лагерь".
      Заместитель командующего МВО по тылу Герой Советского Союза генерал-лейтенант М.Ф. Манакин как-то рассказывал мне, что по периметру того пруда по распоряжению Василия Сталина были установлены скульптуры женщин-спортсменок, причем только водных видов спорта: "женщина-пловец на старте", "спортсменка с веслом" и т.д.
      Говорили, что Василий так пытался увековечить свою жену - пловчиху Капитолину Васильеву1. Со временем фигуры стали разваливаться, и он, М.Ф. Манакин, приказал их сломать.
      В те годы Василий служил с такими заместителями, о которых можно было только мечтать. И это не упрек ему, a констатация факта и свидетельство того, что Военно-воздушные силы МВО тогда действительно были укреплены надежными и проверенными кадрами. Заместителем Василия Сталина вначале был генерал-майор авиации Б. Сиднев, а затем его сменил старый боевой друг Василия генерал-майор авиации В. Редькин. Заместителем по боевой подготовке у Василия был его фронтовой друг, Герой Советского Союза, полковник, а затем генерал-майор авиации Е. Горбатюк, а заместителем по тылу генерал-майор С. Теренченко.
      Инспекторами по технике пилотирования - это очень важная и серьезная должность в авиации - в те годы были дважды Герой Советского Союза А. Смирнов, Герой Советского Союза А. Макаров. "На местах" служили его боевые друзья - Герои Советского Союза В. Луцкий, С. Долгушин, Ф. Прокопенко, В. Корякин, А. Шишкин. Трижды Герой Советского Союза полковник И. Кожедуб служил в те годы в Кубинке в должности заместителя командира дивизии, а потом и командира этой дивизии.
      Там же служил и другой ас - дважды Герой Советского Союза полковник А. Боровых - близкий друг Василия ещё с войны. Потом он станет генерал-полковником авиации и заместителем главкома ПВО.
      В те годы в ВВС МВО началось освоение реактивных истребителей, новых типов штурмовиков, а также нового самолета - фронтового бомбардировщика Ил-28. На базе ВВС МВО стали испытывать и вводить в строй новые радиолокационные системы самолетовождения и посадки, позволявшие управлять авиацией, руководить посадкой и наводить самолеты на цель в условиях плохой видимости или вообще "вслепую".
      Директивой Генерального штаба в 1948 и 1949 годах были созданы новые подразделения ВВС - штатные спортивные команды.
      Служил все эти годы В.И. Сталин нормально. Обеспечивал летную работу, проводил военные советы и инспекторские проверки, контролировал строительство, занимался бытом летного и технического состава, развитием спорта и сам был председателем Федерации конного спорта СССР.
      Ветераны вспоминают, что именно В.И. Сталин "пробил" 500 финских домиков, в которых расселились семьи офицеров-летчиков и техников в трех гарнизонах, ютившиеся до этого в бараках и казармах. Это он своим письменным приказом заставил офицеров ходить в вечерние школы, чтобы у всех было 10-классное образование.
      Когда в 1950 году была поставлена задача подготовить одну дивизию для оказания помощи Корее, В. Сталин в Кубинке лично готовил летчиков.
      Дивизия эта во главе с полковником И. Кожедубом с задачей справилась и вместе с 29-м гв. ИАП (командир полковник А.Пашкевич) уничтожила в Корее 251 самолет врага, 6 летчиков получили звание Героя Советского Союза. Евгений Пепеляев сбил 23 реактивных самолета противника, тоже став Героем. При В.И. Сталине летный состав начал переучиваться летать на реактивной технике, стала развиваться вертолетная авиация - её в МВО возглавил Ф.Ф. Прокопенко - тот самый, который в 1943 году спас в бою Василия, выбив у него из-под хвоста "худого".
      За успехи в службе командующий войсками МВО Маршал Советского Союза К.А. Мерецков представил В.И. Сталина к ордену Ленина, вышестоящее начальство утвердило ему орден Красного Знамени.
      В.И. Сталин был избран депутатом Верховного Совета РСФСР по Щелковскому избирательному округу Московской области. Он освоил новый реактивный самолет МиГ-15бис. Ему присваивается квалификация "Военный летчик 1-го класса".
      11 мая 1949 года Постановлением Совета Министров СССР № 1880 Василию Сталину присваивается очередное воинское звание "генерал-лейтенант авиации". Постановление подписал И.В. Сталин.
      Ветераны рассказывают, что решать вопросы положительно доставляло Василию удовольствие. Все сходилось здесь в одну точку: и авторитет отца, и авторитет сына, и депутатский мандат, и масса вариантов с использованием возможностей служб штаба ВВС.
      Сколько вопросов решил! Сколько просьб удовлетворил! А когда не мог, то действовал оригинально. Генерал-полковник авиации А.Е. Боровых рассказывал мне, как они с Василием как-то выпивали у него в кабинете в штабе. Адъютант С. Капелькин доложил, что в приемной уже час сидит их общий друг - боевой летчик - капитан, уволенный в запас. Он пришел к Василию что-то просить. Василий пригласил этого летчика в кабинет, угостил его водочкой, послушал, поговорили. Вопрос был сложный, что-то насчет пенсии. Василий его решить сразу, конечно, не мог, - вспоминал Андрей Егорович. Тогда он вызвал адъютанта:
      - Бери грузовую машину, солдат из комендантской роты и отвези капитану домой трофейное пианино из клуба.
      Капелькин говорит:
      - Товарищ командующий! Там не пианино, а рояль.
      Василий ответил:
      - Значит, вези рояль. Какая разница? Неужели непонятно? Совсем ты у меня распустился...
      Д.С. Землянский - секретарь парторганизации штаба и управления ВВС МВО вспоминал, что Василий и к партийной работе относился добросовестно. Принимал участие и в партсобраниях, и в партийных конференциях, выступал с докладами. В 1951 году после комсомольской конференции для делегатов был концерт мастеров искусств. Артисты, привлеченные к этому концерту не без помощи Василия, в клубе штаба ВВС округа пели и плясали до... 4 часов утра. С часу до двух ночи там был антракт на "второй ужин". И все это было для комсомольских делегатов, в основном солдат и сержантов срочной службы.
      Василий тогда остался доволен работой политотдела.
      Капитолина Васильева рассказывает, как они с Василием в 1950 году летели отдыхать в Сочи на служебном самолете. На подлете к аэропорту Адлера Василий сам сел за штурвал и начал показывать над пляжем "высший пилотаж". Закончил его пикированием на пляж и уходом над самой землей в сторону моря.
      Капитолина ругала его за это хулиганство, на что Василий несколько растерянно оправдывался:
      - Капочка! У меня же ещё метров сорок до земли оставалось!
      Приключения с Василием случались постоянно. Владимир Аллилуев вспоминает, как однажды дома у Василия собрались друзья поиграть в преферанс. Всех обыгрывал его заместитель по тылу генерал Теренченко. Василий в кульминационный момент игры решил выполнить первый закон преферанса - "посмотри в чужие карты: свои всегда увидишь" - и обратился к Теренченко:
      - Сёма, сходи, пожалуйста, на кухню. Посмотри в окно, стоит ли там моя машина?
      Теренченко положил карты и ушел.
      Василий тем временем заглянул в его "прикуп", молча показал другим игрокам - Василькевичу и Соколову. Вдруг вбегает бледный Теренченко:
      - Товарищ командующий! Машины нет! Угнали!
      Василий на это спокойно ответил:
      - Это бог нас наказал. Он все видит!
      Желание делать добро поддерживалось у Василия возможностью его делать.
      Владимир Аллилуев вспоминает, как в 1951 году на похоронах их бабушки, О.Е. Аллилуевой, Василий Сталин узнал, что его двоюродного брата Сергея - сына Павла Сергеевича - после успешного окончания МГУ не принимают в аспирантуру. Причем потому, что его мать, Евгения Аллилуева, и сестра, Кира, находятся в тюрьме по "политическим" статьям. Василий был взбешен и коротко бросил - "разберемся". На следующий день Василий позвонил ректору МГУ и послал к нему своего адъютанта Мишу Дагаева, который разъяснил академику, что при подготовке молодых ученых кадров, как считают Василий Сталин и он, Дагаев, нужно прежде всего обращать внимание не на анкетные данные, а на знания, способности и наклонности человека к научно-педагогической и исследовательской работе. Сергей был принят в аспирантуру.
      Сейчас доктор физико-математических наук, профессор Сергей Павлович Аллилуев имеет множество научных трудов, исследований, изобретений и учеников.
      Мой хороший приятель, Виктор Николаевич Гастелло, сын легендарного летчика - героя Великой Отечественной войны, - рассказывал, что в 1951 году он заканчивал Калининское суворовское военное училище и разнарядка для выпускников была только в военные училища Сухопутных войск. А он хотел в авиацию. Его мать знала Василия Сталина и обратилась к нему.
      Через два дня в Калинин прибыл начальник отдела вузов Сухопутных войск генерал-лейтенант В.И. Морозов и объявил Вите Гастелло, что, по распоряжению В.И. Сталина, он направляется для дальнейшей учебы в Чугуевское высшее авиационное училище летчиков. Вопрос был решен за два дня. Виктор Николаевич Гастелло служил в ВВС, закончил Военную академию им. Н.Е. Жуковского, кандидат военных наук. Сейчас в отставке. Живет в Москве.
      Все идет у Василия хорошо. За исключением, пожалуй, личной жизни. При всей симпатии к Василию, надо признать, что выпивал он, конечно, больше чем "положено". Это даже нашло отражение в документах.
      П. ЕГОРОВ И.В. СТАЛИНУ
      9 декабря 1950 г.
      Лично!
      Товарищу Сталину Иосифу Виссарионовичу.
      Считаю своей обязанностью доложить Вам о состоянии здоровья Василия Иосифовича.
      Василий Иосифович страдает истощением нервной системы, хроническим катаром желудка и малокровием. Причиной указанных заболеваний является чрезмерное злоупотребление алкоголем.
      16 ноября с/г у Василия Иосифовича внезапно (дома около часу ночи во время просмотра кинокартины) развился эпилептический припадок - полная потеря сознания, общие судороги мышц тела, прикус языка и выделение из полости рта пенистой жидкости.
      На другой же день Василий Иосифович был помещен в санаторий "Барвиха", где удалось задержать его только лишь до 26 ноября. Однако за этот короткий срок наступило в состоянии здоровья Василия Иосифовича явное улучшение - он прибавил в весе до 51/2 клгр., наладился аппетит, улучшился сон и значительно уменьшилась возбудимость нервной системы.
      К сожалению, за последние 7-10 дней Василий Иосифович вновь стал много пить и в связи с этим снова появились симптомы резкой интоксикации (отвращение к пище, похудение, повышенная раздражительность, плохой сон).
      Убеждения и требования врачей прекратить употребление спиртных напитков ни к чему не привели.
      Прошу Вашего воздействия.
      Со своей стороны полагаю целесообразным поместить Василия Иосифовича на более длительный (не менее чем на 2 месяца) в санаторий "Барвиха", где всегда удавалось быстро восстановить его здоровье, которое, к сожалению, после выписки скоро расшатывалось и только потому, что Василий Иосифович резко нарушал общий режим, возобновляя злоупотребление алкоголем.
      Начальник Лечебно-Санаторного Управления Кремля П. Егоров 19/XII50г.
      Вероятно, на этой почве происходит его окончательный разрыв и с Екатериной Тимошенко. Поскольку нет документов об их бракосочетании, то, естественно, нет документов и об их разводе.
      Родственники Василия говорят, что брак с Екатериной вообще не оформлялся, потому что ранее не был расторгнут брак с Бурдонской. Вообще-то командующий ВВС МВО был парень "лихой": на эти "мелочи" он внимания не обращал. А строгие политработники - блюстители морали и нравственности делать какие-либо замечания по этому поводу Василию не решались.
      Еще во время войны Василию Сталину была выделена квартира на пятом этаже знаменитого "Дома на набережной". Полный адрес: ул. Серафимовича, дом 2, кв. 181. В квартире было пять больших комнат: столовая, гостиная, спальня, охотничий кабинет и ещё одна комната, предназначавшаяся для гостей. Все было обставлено дорогой мебелью, стены отделаны деревом и задрапированы тканями. Во всяком случае, так описывают квартиру очевидцы.
      Уже после войны, в конце 40-х годов, когда Василий стал командующим ВВС МВО, он переехал из этой квартиры в особняк на Гоголевском бульваре, дом 7.
      Кстати, в квартире в "Доме на набережной" сейчас живет известный московский писатель Эдуард Хруцкий. А его жена, между прочим, - дочь бывшего председателя КГБ Ивана Александровича Серова...
      В 1949 году у Екатерины Тимошенко и Василия Сталина родился сын. Его назвали Васей. А на год позже - дочь Светлана. В эти годы Василий уже связывает свою жизнь с Капитолиной Васильевой, известной спортсменкой, чемпионкой СССР по плаванию. С конца 40-х годов они с Василием живут одной семьей. Капитолина работает тренером в спортивной команде ВВС, сама выступает в соревнованиях. Живут в особняке на Гоголевском бульваре, где раньше жил Власик - начальник охраны Сталина. Брак не регистрируется.
      Особняк на Гоголевском бульваре, 2-этажный, с роскошными, заново отреставрированными помещениями: два больших приемных зала, кабинет, бильярдная (и кинозал), спальни, столовая, адъютантская и т.д.
      Стены отделаны дорогими тканями и ценными породами дерева, мебель тщательно подобрана по направлению и стилям. Так описывает его В. Полянский.
      Но Капитолина Васильева говорит, что дом этот для проживания был неудобен.
      Имеется интересное интервью К.Г. Васильевой газете "Комсомольская правда" (1997 г.):
      "К.В. - С финансами в нашей семье было не очень хорошо. Денег, как и всем, не хватало. Отец его - И.В. Сталин - как-то послал нам свою зарплату. Прислал пакет с десятью тысячами. Я обрадовалась, позвонила Светлане, зная, что она "на мели". Предложила ей половину суммы. Как она меня отчитала! Гордая была - раз с отцом в размолвке, то никаких "подачек" от него не надо...
      Корр. - Капитолина Георгиевна, злые языки утверждают, что Ваш брак с Василием был с расчетом...
      К.В. - Что тут скажешь? Нежности в нашем браке хватило на два-три месяца. Потом начались проблемы. Я отдала молодость, чтобы спасти Василия от рюмки. Мне оказалось это не под силу. Известный врач Виноградов предупреждал меня, что я взвалила на себя непосильную ношу. Мы приглашали нарколога, умеющего внушить отвращение к водке... Оказалось, этот "специалист" сам алкоголик. Василий так смеялся надо мной!
      Какой у меня был расчет? Одни бабьи слезы. Я до встречи с Василием была самостоятельной личностью, газеты обо мне писали едва ли не больше, чем о нем. В 1949 году у меня был пик спортивной формы. Я была 19-кратной чемпионкой и рекордсменкой Союза по плаванию, газеты сообщали о моих рекордах. Я выигрывала заплывы по Москве-реке, что считалось очень престижным. Соревнования в побежденном Берлине...
      Но дело даже не в том, что с момента знакомства с Василием начался закат моей спортивной карьеры. Василий лишил меня звания "Заслуженный мастер спорта", чего я ему не могу простить.
      Корр. - Как можно лишить того, к чему не имеешь отношения?
      К.В. - Приревновал к спорту, к успехам. Мне позвонили из спорткомитета и сообщили, что мое удостоверение ЗМС давно лежит в сейфе, надо забрать. Я обрадовалась несказанно! Ответила, что завтра зайду. Василий переспросил, кто звонил. Я рассказала. Он тут же попросил адъютанта соединить его с председателем спорткомитета и сказал тому звания ЗМС мне не присуждать. "Покончено со спортом!" - вынес мне приговор.
      Я побежала в свою комнату, притащила все свои медали и швырнула ему в лицо: "На, подавись тем, что тебе не принадлежит!"
      За каждый рекорд спорткомитет платил мне по 8-10 тысяч рублей. До встречи с Василием на моей книжке скопилось около сорока тысяч рублей Василию и не снились такие деньги. Так что и в меркантильных интересах меня заподозрить трудно".
      Капитолина Георгиевна рассказывает, что Василий много времени отдавал службе, и возмущается воспоминаниями Н.П. Старостина и других авторов, которые говорят о его беспробудном пьянстве. Вообще-то мне тоже не понятно, как можно служить, "неделями не появляясь на службе". Именно так отдельные исследователи "пишут" о службе Василия. Главком ВВС Жигарев и командующий войсками МВО Мерецков были тогда его прямыми начальниками. Было установлено контрольное время выхода на связь. Для командующего ВВС округа - 1 час. Это значит, где бы он ни находился, но через 1 час после звонка оперативному дежурному штаба Василий должен был быть готовым к докладу. Где бы, когда бы и с кем бы он ни был! Такой порядок сохранен до сих пор. Это армия, а не институт благородных девиц.
      Бывают, конечно, ситуации, когда командующий "занят" личными делами, - в этом случае хороший начальник десять раз "подстрахуется" своим заместителем. Но, согласитесь, "загуливать" по несколько дней командующему никто не позволит - ни начальники, ни подчиненные.
      Ветераны ВВС МВО, офицеры штаба, генералы и не генералы, которые и сейчас здравствуют, в один голос говорят о том, что сведения о Василии как о "горьком" пьянице сильно преувеличены. Во всяком случае, на службе пьяным его никто не видел.
      Или воспоминания нашего знаменитого футбольного тренера Н.П. Старостина о том, что он, Старостин, спал с Василием у него в доме на Гоголевском бульваре на одной кровати.
      Капитолина Васильева говорит, что хотела позвонить Николаю Петровичу и спросить: "А я-то в это время где была?"
      Кстати, она же вспоминает, что Н.П. Старостин у них вообще в доме появился всего один раз, и Василий его отправил в охотхозяйство в Переславль-Залесский, где он и скрывался, без прописки, от МГБ.
      Надо сказать, что этот период жизни Василия изобилует небылицами. В. Полянский-младший (сын адъютанта) пишет, что по указанию Василия группа автоматчиков ворвалась в здание Бутырского следственного изолятора МГБ СССР и освободила из-под стражи футболиста Федорова, осужденного за хулиганство. История этого СИЗО такого факта не подтверждает.
      Игрок-ватерполист П. Мшвениерадзе вспоминает, что Василий Сталин отдал его под суд за неявку на тренировку. Подсудимый был оправдан. Интересно, где увидеть оправдательный приговор по этому делу? Какой суд рассматривал его? Кто вел следствие? По какой статье обвинялся подсудимый? Пусть меня простит уважаемый ватерполист, по-моему, эта очередная фантазия - реклама самому себе.
      В книге В. Полянского описываются беспробудные пьянки Василия при инспектировании им частей и соединений, особенно авиационного гарнизона "Мигалово" в Калинине (теперь Тверь), где командиром дивизии тогда был Герой Советского Союза полковник С.Ф. Долгушин - тот самый комэск из 32-го полка в 1943 году.
      Более того, в книге сообщается, что Василий самолетом доставил к Долгушину на эти проверки в дивизию... девочек.
      Недавно я спросил у Сергея Федоровича обо всем этом.
      Он ответил:
      - Василий один раз проверял мою дивизию. После проверки, как водится, выпили у меня дома. Жена моя ужин приготовила. Саша Бурдонский - сын его в увольнение пришел. Он тогда учился у нас в Калинине, в суворовском училище. Вот и все.
      Я спросил Сергея Федоровича:
      - А насчет девочек?
      - В хорошей компании за подобные публикации морду бьют!
      В те годы на авторитет армии работала вся страна. Сил и средств не жалели. Даже лозунг был: "Армия - любимица народа". Именно тогда появилась песня со словами:
      Непобедимая и легендарная,
      В боях познавшая радость побед.
      Парады - это тоже путь утверждения авторитета армии.
      В те годы в Москве проходило для авиации три парада: 1 мая, 7 ноября и летом (июль-август) в День Воздушного флота СССР.
      Что такое воздушный парад?
      Это 300 самолетов в назначенный час, назначенные минуты и секунды собираются (!) в воздухе в установленном месте, поднявшись с разных аэродромов, как правило - Раменское, Чкаловский, Кубинка и иногда Мигалово.
      Все это войско в воздухе выстраивается в установленный порядок или строй, самолетами "пишутся" слова "Ленин", "Сталин", "КПСС".
      И не дай бог что-нибудь не так. А для того, чтобы ничего не случилось, эти 300 самолетов и их летчиков, а также не одну тысячу наземных специалистов нужно в течение двух месяцев готовить и тренировать.
      Заслуженный военный летчик СССР генерал-лейтенант авиации в отставке В.А. Коробейников рассказывает, что он летал на своем самолете в слове "Сталин" в букве "Л" в верхней точке. Самая "трудная" буква. Эти полеты ему до сих пор снятся.
      Отвечает за подготовку воздушных парадов Василий как командующий ВВС округа. Каждый день тренировки, сначала отдельно в "зонах" (не путать с местами лишения свободы. О тех "зонах" ещё поговорим), потом все вместе в общем строю. Каждый день риск: техника, связь, погода - все должно работать на успех. Таких парадов Василий провел четырнадцать. На крыше гостиницы "Москва" оборудовали командный пункт. Во время основных тренировок и генеральных репетиций Василий забирался туда и по радиообмену организовывал весь этот чудо-полет. Ветераны рассказывают, что эфир содрогался от его нелитературных выражений.
      А в день парада это место на КП занимал его заместитель - Герой Советского Союза полковник Е. Горбатюк, и уже он руководил полетами с земли, а Василий на большом самолете, бомбардировщике Ту-4, именуемом по-флотски "флагманский", возглавлял воздушный парад. На весь мир неслись слова диктора:
      "Воздушный парад возглавляет генерал-лейтенант авиации Василий Сталин! Ура-а-а!!!"
      Восторг людей был неописуем. На Мавзолее - особенно.
      Позже эти воздушные парады - дорогостоящие и опасные пропагандистские акции - отменили.
      Последний парад состоялся летом 1952 года. О нем чуть позже.
      А пока расскажем о даче Василия Сталина в Одинцовском районе в дачном поселке Усово. Место знаменитое. Именно в этом районе находятся Барвиха, Жуковка, Зубалово и другие "правительственные" точки.
      В те годы участки выделялись бесплатно и специальное строительное объединение "Дачтрест" возводило строения для того или иного начальника. Дачи эти переходили, в зависимости от ситуации, от одного владельца к другому. Никакой приватизации тогда, естественно, не было. Все эти служебные дачи были местом отдыха тогдашней партийной и военной элиты. Историю служебной дачи Василия Сталина в Усове нам полностью установить не удалось, но известно, что до него ею пользовался Главный маршал авиации А.А. Новиков, а после Василия, как говорят сведущие лица, она "перешла" Е.А. Фурцевой.
      Вот как описывает дачу В.В. Полянский:
      "Дача была двухэтажная с множеством помещений различного назначения и размеров. Огромный зал для приема гостей имел площадь метров сто, он же использовался как кинозал.
      На огромной территории вокруг дачи располагались служебные постройки: гаражи, конюшня, дом для охраны и прислуги. Имелся теннисный корт, оранжерея, фруктовый сад. К Москве-реке вела великолепная гранитная лестница, на набережной находилась пристань с пришвартованными к ней катерами. У Василия было несколько породистых собак. На даче - Бэн (овчарка), ранее принадлежавшая Герингу и попавшая Василию от И.В. Сталина. Бэн был огромных размеров, сидел на стуле рядом с Васей и глухо рычал, когда, по его мнению, кто-то мог обидеть хозяина. В особняке в Москве у него была ещё охотничья собака Барри, которая по заказу хозяина приносила в зубах с кухни бутылку водки"1.
      Дачи эти были однотипные - до ста соток земли и соснового леса на берегу Москвы-реки, с прекрасным теплым домом и хозяйственными постройками. Дополнительные постройки и облагораживание дач возлагались на дачевладельца, точнее, на его возможности и вкус.
      У Василия эти возможности, естественно, были. Солдаты обслуживающего подразделения штаба ВВС МВО работали там исправно. Благо работы эти особой строительной квалификации не требовали. Сделали мраморную лестницу к реке, рассадили саженцы, построили теплицу, помещение для двух коней и другой живности. "Запустили" холодильную установку, которую откуда-то притащил зам. по тылу Теренченко. Все это потом запишут Василию в приговор Военной коллегии по п."б" ст. 193-17 УК РСФСР как злоупотребление служебным положением при особо (!) отягчающих обстоятельствах.
      Мера наказания, между прочим, по п. "б" ст. 193-17 УК РСФСР только одна: "Высшая мера социальной защиты". О том, как Василию удалось избежать этой "высшей меры социальной защиты", будет ещё отдельный разговор.
      Хотелось бы подробно рассказать о спортивной работе в ВВС МВО. Спортивные историки по известным причинам обходили многие годы эту тему. А жаль. Мой хороший товарищ, известный спортивный журналист Владимир Пахомов оказал мне огромную помощь в подготовке этой главы. Вот что у нас получилось.
      Глава 7
      Меценат
      В истории отечественного спорта есть немало примеров, когда армейские работники, решая кадровые проблемы, старались получить сильного футболиста или хоккеиста из клубов-конкурентов. Для этого прибегали к помощи военкоматов, а самых несговорчивых и строптивых, не желавших выступать под спортивными армейскими стягами, доставляли в соответствующую команду с места приписки патрули с автоматами.
      Пользуясь своим положением и возможностями, генерал Сталин немало сделал для спорта и спортсменов. Страна, не оправившись после страшной войны, жила бедно, никто и не мечтал об улучшении жилищных условий, а могущественный генерал предоставлял жилье приходившим в команды ВВС в районе бурно застраиваемых тогда Песчаных улиц или на Хорошевском шоссе, где появлялись коттеджи, построенные пленными немцами.
      Помимо санаторного лечения и внеочередного получения жилья, спортсмены ВВС имели ещё и особые материальные условия. Члены команд зачислялись в кадры ВВС, им присваивались офицерские звания (но быть при погонах в спортклубе ВВС было необязательно, прекрасный хоккейный вратарь Григорий Мкртычан не захотел стать военным, оставшись служащим Советской Армии). Баскетболиста Евгения Казакова, кстати самого молодого в команде, например, провели по штату начальником столовой, где ему полагалось 2000 рублей и 200 рублей пайковых.
      Неудивительно, что в "золотых" составах ВВС оказались такие волейбольные звезды, как Константин Рева, Владимир Саввин, известные ватерполисты Евгений Семенов, Гиви Ахвледиани (из тбилисского "Локомотива"), Семен Щербаков (из московского "Спартака"), Мирон Винер (из столичного "Локомотива"), ватерполист Борис Гойхман (из московского "Торпедо"), прославленный конькобежец Евгений Гришин.
      Баскетбольная команда ВВС возникла в 49-м году из слияния московского "Строителя" и ЦДКА с подключением двух игроков из "Трудовых резервов". Не было равных велосипедистам ВВС как на треке, так и на шоссе. Были приняты под флаг ВВС знаменитые динамовцы Леонид Шелешнев и Федор Тарачков, многократные чемпионы СССР Вениамин Батаен (из "Спартака"), Игорь Ипполитов (из ЦДКА), любимец московской публики Алексей Логунов, прекрасный шоссейник, семь раз побеждавший в традиционной гонке по Садовому кольцу на приз газеты "Московский большевик". Стоило ленинградцу Ростиславу Чижикову в 1950 году победить в этом очень престижном соревновании, как он моментально оказался в команде ВВС. В. Сталин не ошибся - Чижиков позднее успешно выступал как в нашей стране (после расформирования спортклуба ВВС стал выступать за армейцев), так и за рубежом, например в составе сборной СССР в велогонке Мира.
      С помощью известного мотогонщика экс-динамовца Прокопия Соколова была скомплектована мотокоманда ВВС, которая первенствовала на всех соревнованиях, включая популярные зимние кроссы - "чкаловский" и "ворошиловский". А сам Соколов в знак признания его заслуг был назначен начальником отдела физподготовки и спорта штаба ВВС МВО.
      Под стягом Военно-воздушных сил оказались также сильнейшие легкоатлеты. Метательница диска Нина Пономарева, первой среди наших спортсменов завоевавшая золотую медаль на Олимпийских играх 1952 года, когда дебютировали посланцы СССР, представляла ВВС.
      Известно немало именитых болельщиков из числа крупных партийных или советских работников, которые старались порадеть любимой команде. Но почти все они, как правило, дальше сиюминутных щедрот не шли: крупные подъемные, помощь в приобретении автомашины, телевизора, полушубка, когда все это было дефицитом. Круг забот Василия Сталина был намного шире. Если знаменитые тренеры Анатолий Тарасов, Михаил Якушин неодобрительно относились к своим подопечным, которые желали закончить среднюю школу или подались в студенты, то генерал приветствовал тягу спортсменов учиться в институтах, а в случае с Александром Стригановым и Всеволодом Бобровым - в Военно-воздушной академии.
      Василий Сталин понимал, что невозможны высокие спортивные результаты без крытых стадионов. На Центральном аэродроме были перестроены три ангара: один под манеж, другой - под конюшню, третий - под мотовелобазу. Так было положено начало прекрасному спортивному комплексу на Ленинградском проспекте, принадлежащему теперь ЦСКА.
      Игровой зал, после расформирования команд ВВС перешедший в ведение ЦСКА, до середины 70-х годов считался одним из лучших в Москве. Здесь проходили встречи волейболистов и баскетболистов как с зарубежными соперниками, так и в рамках чемпионатов СССР. Бассейн - первый 50-метровый в Москве - до открытия "Олимпийского" - в зимнее время был местом проведения чемпионатов СССР по плаванию, водному поло, международных соревнований. Футболисты ЦСКА если не отправлялись на юг, то тренировались в манеже с грунтовым покрытием, возведенном при Василии Сталине.
      Василий задался целью открыть первый в стране каток с искусственным льдом. Но строительство уникального сооружения, который мыслился как спортивный центр Дома офицеров ВВС МВО, не было завершено. Фундамент, сваи как памятник долгострою были уничтожены лишь незадолго до московских Олимпийских игр.
      К соревнованиям волейболисты и баскетболисты готовились в Тушино и размещались в одном из уютных коттеджей, принадлежавших летчикам. Случалось, волейбольную и баскетбольную команду ВВС отправляли в санаторий ВВС МВО в подмосковном Марфине или под Сухуми, где располагался авиаполк и дислоцировалось военное училище. Хоккеист и футболист Александр Стриганов вспоминает, что футболисты ВВС тренировались в Кобулети, а однажды генерал В. Сталин уступил им свой домик около Внукова. Именно тогда на сборы в польский город Легнице выехали наши спортсмены. Это сейчас поездки футболистов или хоккеистов на тренировки перед "домашними" чемпионатами за рубеж в порядке вещей, а тогда первыми из советских спортсменов за границу отправились на предсезонные сборы игроки ВВС. Благодаря генералу Сталину.
      Так что было немало обстоятельств, привлекавших спортсменов в ВВС. А вот к становлению самых известных команд ВВС - по футболу и хоккею Василий Сталин не имел никакого отношения. Еще в довоенные годы на московских стадионах появились футболисты и хоккеисты, представлявшие 1-е Московское Краснознаменное военное авиационно-техническое училище связи. В войну на какое-то время футбольно-хоккейную команду летчиков "замаскировали" - она стала называться "часть Василькевича". Потом у команды появилось новое имя - "команда авиаучилища". В её составе на исходе лета 44-го года и дебютировал Всеволод Бобров.
      В хоккее с мячом команда авиаучилища в начале 45-го года, когда Василий Сталин ещё воевал и не помышлял ни о каком спорте в ВВС, вышла в финал Кубка СССР, проиграв ЦДКА (1:2). За армейцев выступали будущие хоккеисты ВВС Всеволод Бобров, Евгений Бабич, Анатолий Тарасов, Александр Виноградов, играющим тренером был Павел Коротков, который приведет летчиков на второе место в чемпионате СССР 1949 года по хоккею с шайбой.
      При формировании состава участников футбольного чемпионата СССР 1945 года военным авиаторам не повезло - их команду ВВС (прежде команда авиаучилища) не включили в первую группу, отправив во вторую, где она оказалась на втором месте, вслед за футболистами команды "Крылья Советов" (Куйбышев). Но зато в следующем сезоне футболисты ВВС вышли победителями соревнования, став самой молодой в стране командой мастеров. Но и к ним не имел никакого отношения Василий Сталин, служивший в то время командиром истребительного авиационного корпуса в Группе советских оккупационных войск в Германии.
      На исходе 46-го года был сформирован состав участников первого чемпионата СССР по хоккею. Набралось 12 команд, включая представителей ВВС, будущих трехкратных чемпионов СССР. Но и при этом не было генерала Сталина, все ещё несшего службу в Германии.
      В один из июльских дней 47-го года к футболистам ВВС приехал генерал-майор Василий Сталин, только что назначенный помощником командующего авиацией Московского военного округа по строевой части.
      Появление В. Сталина в футбольной команде вскоре после начала его службы в МВО было неудивительно. Ведь она была тогда единственной, представлявшей во всесоюзных соревнованиях Военно-воздушные силы.
      И тогда же зафиксировано первое вмешательство Сталина в жизнь спортсменов ВВС: он освободил тренера футболистов А.В. Тарасова. И вовсе не потому, что команда шла на последнем месте. Всесоюзный комитет по делам физкультуры и спорта "за слишком твердый характер" объявил Тарасову, будущему знаменитому хоккейному тренеру, выговор и вывел его из тренерского совета. После этого Василий Иосифович тоже не захотел работать с таким "жестким" тренером и освободил его, о чем Анатолий Владимирович до конца жизни вспоминал с возмущением, а имя Сталина не мог слышать.
      Перед чемпионатом 1948/49 года в хоккейную команду ВВС пришло мощное пополнение - вратарь Николай Исаев из "Спартака", защитники Борис Бочарников из "Динамо" и Александр Виноградов из ЦДСА (он уже летом выступал в футбольной команде ВВС), спартаковская тройка нападения Зденек Зикмунд, Иван Новиков, Юрий Тарасов, одна из сильнейших в стране. Немаловажным, если не решающим обстоятельством перехода Зикмунда и Новикова, к тому же отличных теннисистов (Зикмунд в паре с Николаем Озеровым на протяжении нескольких сезонов не имел равных в стране, а Новиков к моменту перемещения в спортклуб ВВС был шестой ракеткой в СССР), было то, что их прельщали не только материальные блага, но и возможность прогрессировать на отличных спортивных площадках, чего им подчас не могли предоставить другие общества.
      Поразительно, но факт: с кем бы из тренеров или спортсменов ВВС мы ни говорили, все они сохранили неизменным свое доброе мнение о бывшем командующем: ни конъюнктура, ни опыт прожитых лет оказались не в состоянии изменить точку зрения бывших членов спортклуба ВВС на своего покровителя, несмотря на то что он был капризен, временами груб, даже жесток.
      ...В первых трех матчах чемпионата СССР 1951 года, сыгранных на тбилисском стадионе "Динамо", футболисты ВВС набрали пять очков, оказавшись в лидирующей группе. Но затем проиграли в гостях "Шахтеру" - 0:2.
      Из Сталино (сейчас Донецк) команда ВВС возвращалась 30 апреля на самолете Василия Сталина. Неожиданно машина приземлилась в Туле оказалось, генерал, рассердившись на футболистов за поражение, приказал высадить игроков. Самолет порожняком полетел в Москву, а футболисты добирались домой на попутных машинах.
      Василий Сталин мог при всем честном народе крикнуть пожилому генералу: "Ну что ты городишь, дурак!" Но его беспричинный гнев обходил стороной тренеров или спортсменов, которые были старше его. Отсюда уважение к Анатолию Акимову, забота о его здоровье, которая проявлялась, например, в снабжении заболевшего вратаря дефицитными лекарствами. Наталья Петухова, жена Акимова, не устает повторять, что Василий Иосифович продлил жизнь её мужу.
      Однажды генерал, видимо забыв, что направил Акимова на лечение в Яузскую больницу, очень удивился, не увидев его среди многочисленных гостей, собравшихся в особняке на Гоголевском бульваре. Василию Иосифовичу пояснили, почему нет Акимова. Генерал, ни слова не сказав гостям, несмотря на поздний час, вскочил в машину и помчался на Яузу.
      В больнице припоздавшего, мягко говоря, посетителя не хотели пускать, заметив, что больные, в том числе и Акимов, уже спят. Нетрудно представить состояние дежурного врача, когда приехавший, выслушав все, что ему сказали, взревел: "Я - Сталин!" Вскоре появился заспанный Акимов. Василий усадил его в машину, и они вернулись на Гоголевский. Под утро та же машина доставила Акимова в больницу. Все гости Василия терпеливо дожидались его, пока он ездил на Яузу за вратарем.
      Гайоз Джеджелава прекрасно играл за тбилисское "Динамо" (о нем есть стихотворение у Евгения Евтушенко, наряду с поэтическими строками в честь Алексея Хомича, Всеволода Боброва, Константина Бескова, Льва Яшина), но он был скромным тренером в грузинской столице, когда его пригласил в команду ВВС генерал Сталин, позволив прихватить в Москву двух братьев - средний стал вторым тренером, младший играл нападающим.
      Гайоз Иванович, проработав два сезона, оставил команду ВВС: против него резко выступили московские игроки. Когда же Василий Сталин оказался в опале, по существу, лишь Гайоз встретился с ним, не побоявшись возможного гнева властей. Выходит, Василий Иосифович не ошибся в порядочности Джеджелавы.
      Устав от частой смены тренеров футбольной команды ВВС, генерал вызвал из Комсомольска-на-Амуре репрессированного Николая Старостина. От лишних глаз Василий Сталин поместил основателя "Спартака" в охотхозяйстве, стремясь уладить все дела его с пропиской в Москве.
      Однако Старостин рвался к семье, которую не видел почти 10 лет, и однажды уехал домой, наутро был схвачен МГБ и отправлен с Курского вокзала в Краснодар, где в городском управлении МГБ ему предстояло получить направление в Майкоп. Старостину повезло - в Москве перед самым отходом поезда он случайно встретил на перроне знакомого спартаковского бегуна, которому сообщил, куда его везут.
      Василий Иосифович, узнав о высылке Старостина, организовал погоню во главе с начальником отдела контрразведки ВВС МВО В. Головановым. Николая Петровича сняли с поезда в Орле и самолетом вернули в Москву. Сын вождя тем временем отправлялся на футбольный матч на стадион "Динамо". Он без колебаний взял с собой Старостина. Более того, он демонстративно сидел с ним в той же ложе, в которой находилось руководство МГБ.
      Николай Петрович позднее вспоминал, что, как только он предстал перед Василием, тот позвонил какому-то генералу: "Вы генерал-лейтенант трепло, - рявкнул он, - я с вами разговаривал два часа назад, спрашивал, где Старостин, а вы сказали, что не знаете, хотя вам докладывали с вокзала, что его отправили в Краснодар. - И добавил: - Вы должны знать, что в нашей семье обид не прощают. Это говорит вам генерал-лейтенант Сталин!" И бросил трубку.
      Разговаривал он с генерал-лейтенантом Сергеем Огальцовым, заместителем министра госбезопасности.
      Администратор команды ВВС Охотников, как правило, сам звонил спортивным работникам и хорошо поставленным голосом говорил: "С вами сейчас будет говорить товарищ Сталин!" У снявшего трубку душа уходила в пятки. И хотя ни для кого из руководителей футбола не было секретом, какой именно товарищ Сталин звонит, все же любой человек после вводной Охотникова на миг терял дар речи - а вдруг на этот раз сам Иосиф Виссарионович?!
      Телефонный разговор в таких случаях был короток, любая заявка ВВС в каждом виде спорта удовлетворялась. Так было и в случае с Кудрявцевым, который тогда оказался в составе военных летчиков четвертым вратарем. Лишним голкипером тренеры Гайоз и Джуаншер Джеджелава посчитали Акимова, которому, по просьбе генерала Сталина, тут же дали разрешение на переход в "Торпедо", где он доиграл чемпионат, начавшийся для него в ВВС.
      Футбольная команда ВВС за шесть сезонов ни разу в чемпионатах СССР не вошла в призовую тройку (лучшее достижение - 4-е место в 1950 году), не добивалась успеха и в кубковых турнирах (лишь в 51-м году достигла полуфинала, где проиграла армейцам, сделавшим тогда дубль, а судьбу поединка решил единственный гол, забитый защитником летчиков Евгением Роговым в свои ворота).
      "Вся беда" футбольной команды ВВС была в том, что, в отличие от других видов спорта, в которых преуспели летчики, в неё из настоящих "звезд", за исключением Боброва, никто не пришел. Василий Сталин не сумел прельстить никого из ведущих футболистов ЦСКА, "Динамо" или "Спартака".
      Кстати, о Боброве. Его партнерами в ВВС оказались игроки, которые не шли ни в какое сравнение с теми, кто был с ним в "команде лейтенантов" в ЦДКА. Не случайно годы, проведенные Бобровым в футбольной команде ВВС, мягко говоря, не самые лучшие в его славной биографии.
      В девяти матчах чемпионата 52-го года легендарный нападающий, непревзойденный бомбардир всего два раза поразил ворота соперников. На исходе зимы он был играющим тренером команды ВВС, ставшей чемпионом и завоевавшей Кубок СССР по хоккею с шайбой. Потом генерал Сталин определил его на такую же должность в футбольной команде ВВС. Это совпало с приглашением Боброва в сборную СССР для дебюта на Олимпийских играх, где Мастер творил чудеса, особенно в первом поединке с югославской командой.
      Василий Иосифович боготворил Боброва, даже мечтал, чтобы сын (ныне известный театральный режиссер), если станет спортсменом, был бы похож на Боброва.
      Однажды после хоккейного матча "Локомотив" - ВВС генерал Сталин снял с руки часы и вручил их Боброву. В тот день железнодорожники, безнадежные аутсайдеры чемпионата, дали бой летчикам. Выручил Бобров, забросивший четыре шайбы, последняя из них под занавес матча позволила команде ВВС победить - 5:4.
      Но и на Боброва Василий порой обрушивал упреки, грубые, унизительные, несправедливые. Видимо, поэтому Всеволод не любил вспоминать время, проведенное под началом Сталина. И не только потому, что тот мог ни за что ни про что направить его на гауптвахту. Был случай похлеще.
      В футбольном чемпионате СССР 1951 года Бобров участвовал всего в десяти матчах - на него рассердился командующий ВВС МВО и отправил служить в Серпухов без права играть в футбол. Но потом, видимо сообразив, что переборщил, вернул, позволив Мастеру играть лишь в московских соревнованиях - в чемпионате и кубковом розыгрыше. Кстати, тот турнир в 1951 году на Кубок Москвы закончился победой футболистов ВВС в составе с Бобровым.
      А весной следующего года Василий Сталин словно забыл, как он отлучал Боброва от большого футбола, и как ни в чем не бывало предложил включить его в заявку ВВС для участия в чемпионате и Кубке СССР. Более того, Всеволода назначили играющим тренером, не считаясь с тем, что ему предстояло выступать за сборную СССР, что влекло длительную отлучку.
      В спорте Василий был капризным. Дошло до того, что он сам определял, кому, например, из футболистов выходить на поле в ближайшем матче. Сам проводил установки на игры. Однажды генерал удивился, что не видно на собрании команды Евгения Бабича, которому он уготовил место в основном составе на ближайший матч. Кто-то из генеральской свиты робко напомнил Хозяину, как летчики называли между собой своего покровителя (ему нравилось такое прозвище), что он сам накануне отправил футболиста за какую-то провинность в дальний гарнизон. Генерал молча выслушал сообщение и тут же приказал вернуть Бабича, ещё не успевшего добраться до места назначения...
      Некоторые задания игрокам ВВС были просто абсурдны. Спортсмены в таких случаях, слушая командующего, молча смотрели в потолок. Генерал мог дать указание волейболистам начать принципиальную встречу без лидера, Константина Ревы ("пусть это будет тактической ловушкой"), а выпустить его лишь в третьей партии и выиграть матч с сухим счетом! Или даст команду хоккеистам "запутать соперников", а для этого следовало защитнику Виноградову играть впереди, а Боброву и Бабичу - сзади.
      О взаимоотношениях Сталина со спортсменами и тренерами написано немало воспоминаний, но, к сожалению, почти все они необъективны. Ибо авторы сделали упор на перепады в настроении сына вождя, капризы, самоуправство. Так, Галина Хинчук, считающая себя знатоком истории легкой атлетики, уверяет, что в 51-м году Василий Сталин, оказавшись главный судьей традиционной эстафеты на приз "Вечерней Москвы" по Садовому кольцу, мешал бегунам - на мотоцикле носился в непосредственной близости от спортсменов, пугая их, а затем, обдав выхлопными газами лидирующую группу, мчался вперед, чтобы опять возвратиться и повторить свои рискованные маневры. А когда эстафета закончилась и оказалось, что команда ВВС не смогла победить, то главный судья якобы в гневе отменил результаты соревнования.
      На самом деле Василий Иосифович в тот день приехал на эстафету в легковой машине, не выходил из неё в ожидании старта, а потом ехал на приличном удалении от бегунов. Результат динамовцев, занявших первое место, генерал действительно аннулировал, а эстафету "переиграл", но не потому, что не смогли победить легкоатлеты ВВС, а потому, что бегуны "Динамо" грубо нарушили правила проведения эстафеты. От наметанных глаз генерала не ускользнуло, как на одном из этапов руководитель динамовской команды Иван Степанченков, офицер госбезопасности, посчитал, что ему все дозволено, и, вклинившись на своем мотоцикле в кавалькаду работников ОРУД (ныне - ГИБДД), обслуживающих соревнования, какое-то время вел динамовца.
      Говоря о "спортивных делах" Василия Иосифовича Сталина, нельзя не вспомнить историю с гибелью хоккейной команды ВВС. 7 января 1950 года на посадке в свердловском аэропорту Кольцово разбился "дуглас", погибли 19 человек, включая 11 игроков.
      Машину вел опытный пилот, участник финской и Великой Отечественной войн, майор Иван Зотов.
      Из-за плохой погоды Зотов повел самолет не на Челябинск, имевший захудалый аэродром, а на Свердловск, расположенный на правительственной трассе, которую он прекрасно знал. "Дуглас" пришлось сажать в полном "молоке". В Кольцове, как говорят, решили помочь самолету и включили на полную мощность прожекторы вдоль посадочной полосы. Видимо, хоккеисты, увидев в сплошной снежной мгле отраженный от иллюминаторов свет, решили, что за бортом пожар. Предполагается, что началась паника, все бросились в хвост машины. Она из-за этого потеряла центровку, Зотов уже не мог выправить самолет. И "дуглас" потерпел катастрофу.
      В действительности причина катастрофы была совсем в другом пресловутая НОРП - неудовлетворительная организация руководства полетами.
      Дело в том, что рядом с аэродромом Кольцово под Свердловском находится другой аэродром - Арамиль. Из-за халатности наземных служб приводные радиостанции на аэродроме Кольцово и на аэродроме Арамиль работали практически на одних и тех же частотах. Штурман самолета ВВС МВО "попал" на частоты приводных радиостанций Арамиля, а садился в Кольцове, Зотов направлял самолет по курсу и глисаде, которые ему давали радиостанции Арамиля, и шел по их командам. В авиации это называется "золотая стрелка".
      Выполняй четко указания с земли, приземлишься как положено. Даже при видимости "0". Но если строишь маршрут по коробочке для захода на посадку по частотам одной радиостанции, а садишься на другой аэродром, то будет то, то случилось с самолетом Зотова: с 30 метров он рухнул на землю за пределами аэродрома, потеряв пространственную ориентировку.
      Все это отражено в акте расследования.
      В авиакатастрофе погибли хоккеисты ВВС X. Мелупс, А. Исаев, Р. Шульманис, В. Воронин, Б. Бочарников, И. Новиков, Ю. Тарасов, З. Зикмунд, Ю. Жибуртович, Ю. Моисеев, врач В. Галкин.
      Погиб и экипаж - 6 человек.
      Часто обвиняют в этом ЧП Василия: мол, он распорядился лететь при такой погоде. Но из акта расследования летного происшествия, хранящегося в Центральном архиве МО, усматривается, что вины его нет.
      Первая информация о случившемся на свердловском aэpoдpoмe появилась лишь в 1969 году, спустя 19 лет после трагедии.
      А тогда Василий Сталин распорядился довольно быстро скомплектовать новый состав для матча в Челябинске. Срочно призвали игроков, уже выступавших за ВВС, но попавших под увольнение в связи с приходом легионеров. Привлекли молодых хоккеистов. Наконец, выручило то, что на "дугласе" не полетели четыре игрока, без которых было бы невозможно возвращение хоккеистов ВВС в лидеры отечественного хоккея.
      Виноградова от полета спасла дисквалификация за грубую игру в проигранном летчиками матче с армейцами. Шувалову Хозяин приказал не летать в Челябинск - зачем бередить души челябинских болельщиков, недовольных уходом Виктора в ВВС? Бабичу дали разрешение на переход в ВВС, когда "дуглас" уже взял курс на Урал. А холостой Бобров, будучи накануне полета в гостях, проспал и опоздал к отлету самолета.
      Поскольку о гибели 11 хоккеистов ВВС ничего не сообщалось, то об игре, по существу, заново созданной команды в газетах стали сообщать очень своеобразно - "летчики забросили шайбу", "летчики пропустили шайбу". Иначе читатели, поклонники хоккея, стали бы недоумевать: почему перестали забивать голы Новиков, Зикмунд, Юрий Тарасов?
      Упоминались лишь изредка фамилии оставшихся в живых - Боброва, Бабича, Виноградова, Шувалова, называли, тоже редко, и новичков - Архипова, Тихонова. Иначе говоря, у болельщиков создавали впечатление, что в команде ВВС наряду с Бобровым, Бабичем сражается молодняк. А потому о какой авиакатастрофе может идти речь? Нет места слухам - в команде ВВС все в строю!
      Мелькала порой фамилия Жибуртовича. Но никогда при этом не указывали его имя или инициалы. С 1939 года в команде 1-го Московского Краснознаменного военного авиационно-технического училища играл Юрий Жибуртович, а теперь на льду был его брат Павел. А Юрий погиб под Свердловском с десятью другими хоккеистами ВВС...
      Любили ли на трибунах выступавших за ВВС? Летчики, конечно, "болели" за своих, хотя симпатизировали спортсменам ЦДКА-ЦДСА, особенно фронтовики. Страшный свист поднимался, когда в форме, цветами напоминавшей стяг советских Военно-воздушных сил, появлялись спортсмены, ещё недавно выступавшие за другие команды. Молва быстро окрестила подопечных Василия Сталина "матрасниками", флаг ВВС ассоциировался с матрацами, и футболки авиаторов были цветов авиационного флага, желто-голубыми.
      Бобров до перехода в ВВС был общим кумиром, но стоило ему надеть футболку или хоккейную рубашку ВВС, как зрители скандировали "Бобра с поля!" буквально на каждом футбольном или хоккейном матче.
      Однажды, спустя несколько дней после матча с участием летчиков, Бобров выкатился на лед с ромбиком "М" на форме - играла сборная Москвы. Трибуны моментально ответили другим скандированием - звучало теперь "Боб-ров, Боб-ров!", то и дело слышалось: "Сева, давай!" А через короткое время играли летчики. На Боброве, естественно, была экипировка спортсмена ВВС. Трибуны опять взорвались: "Бобра с поля!"
      Евгений Евтушенко однажды до того увлекся сочинением мемуаров, что придумал, как в свое время большая группа болельщиков, среди которых преобладали инвалиды войны, в том числе лишенные ног и передвигавшиеся на досках, закрепленных на подшипниках, возмущенные переманиванием спортсменов в ВВС, решила устроить Василию Сталину своеобразный суд Линча. Разъяренная толпа якобы окружила генерала, покидавшего стадион "Динамо". Кто-то из-за спины генерала, по утверждению Евтушенко, сбил у него фуражку, и началось...
      Инвалиды, если верить Евтушенко, расправлялись с Василием Иосифовичем не только за сманивание спортсменов, но и за тоталитарный режим отца.
      Надо же такое придумать - инвалиды обрушились на генерала Сталина! Такой расправы не только никогда не было, её просто не могло быть! Что бы ни писали о Иосифе Сталине после XX съезда КПСС, а особенно в последние годы, никуда не деться от того, каким было отношение к вождю сразу после войны - он казался Богом, казался мудрым, справедливым, он был идолом. Ни у кого в мыслях не было атаковать цесаревича, что означало бы поднять руку на Бога, любимого вождя.
      Правда, был один случай, когда футболистам ВВС пришлось играть в ненормальной обстановке. Под улюлюканье толпы, одурманенной алкогольными парами. На стадионе "Метрострой" в 1951 году проводился финал Кубка Москвы. Летчики встречались с командой "Крылья Советов", представлявшей 23-й авиационный завод. На игру её болельщики прибыли на нескольких заводских автобусах, успев по дороге на стадион неплохо "заправиться".
      Поначалу крики, оскорбления адресовались арбитру, а потом нетрезвые зрители переключились на игроков ВВС, в них полетели комья грязи, мелкие камни, а потом и песок в глаза футболистов, пробегавших у кромки поля или вводивших мяч из аута. Неимоверную выдержку пришлось проявить Боброву и его товарищам, чтобы довести матч до победного конца и завоевать право участвовать в розыгрыше Кубка СССР.
      Сколько лет прошло, но болельщики со стажем не перестают удивляться той неприязни, которая порой выпадала на долю спортсменов ВВС. В чем была их вина? В желании перейти в команды, где их ждали нормальные условия для совершенствования мастерства.
      Позже на допросах в КГБ тема заботы генерала о спортсменах была одной из главных. Он не отвергал обвинения, исправно давал показания. Однажды Василий Иосифович заявил, что он перетянул нападающих хоккейного "Спартака" "способом, развращавшим спортсменов". Так и записано в протоколе допроса.
      Ныне подобные признания Василия Сталина нельзя читать без улыбки. У многих прославленных чемпионов, надевших офицерские погоны, вся служба в армии (СКА и ЦСКА) оказывалась сведенной к дежурству (не более двух раз в месяц) по армейскому клубу. Если говорить о знании уставов, строевой подготовке, караульной службе, обо всем том, чем должен владеть офицер, то все это равно нулю.
      Ничего не изменилось в стране после суда над генералом Сталиным, если говорить о создании особых материальных условий для спортсменов.
      Василия Иосифовича обвиняли в увлечении спортивным строительством, в расходовании государственных средств на это. Но генерал, даже обладая грозной фамилией, ничего не смог бы сделать для большого спорта, для спортсменов, не получай он соответствующую поддержку.
      Ассигнования на сооружение бассейна дважды выделял военный министр Маршал Советского Союза А.М. Василевский. Согласие на возведение спортивного центра в Чапаевском переулке было получено от секретаря ЦК ВКП(б), первого секретаря МК и МГК ВКП(б), председателя исполкома Моссовета Георгия Попова, который разрешил передать под строительную площадку территорию парка культуры и отдыха Ленинградского района.
      Для каркаса первого в нашей стране катка с искусственным льдом потребовался демонтированный в Германии ангар, и на помощь генералу Сталину пришел генерал-полковник Василий Белокосков, заместитель военного министра по строительству и расквартированию войск. Но никто из этих руководителей по делу Василия Сталина не привлекался даже в качестве свидетелей.
      В 1951 году Советский Союз включился в олимпийское движение. Никто из наших спортивных руководителей и в мыслях тогда не держал, что Москва когда-нибудь пригласит Олимпийские игры, а потому понадобятся прекрасные арены. А вот Василий Сталин об этом задумывался. "А какой необходимостью вызывалось сооружение бассейна?" - спросили его на допросе. Вот его ответ: "Приступая к строительству бассейна, я исходил из того, что в Москве нет ни одного 50-метрового бассейна для проведения в будущем олимпийских соревнований". "Явно неубедительное объяснение", - посчитал следователь... и не поленился записать эти свои слова в протокол.
      Как памятник Василию Сталину стоят в Москве сегодня спортивные арены ЦСКА: бассейн, гимнастический зал, теннисные корты. Ветераны между собой называют эти объекты примерно так: "бассейн имени Василия Сталина", "спортзал имени сына Сталина" и т.д.
      Глава 8
      Перед закатом
      Светлана Аллилуева в книге "Двадцать писем к другу" уделила своему брату несколько страниц. Читая их, невольно думаешь, что отношения у них, видимо, не сложились. Во всяком случае, в главе о Василии она, скажем так, искажает факты. Чего стоят её утверждения о том, что "Василий, будучи алкоголиком, сам с 1947 года уже не мог летать". Повторюсь - 26 сентября 1950 года ему была присвоена квалификация "Военный летчик 1-го класса". И он освоил МиГ-15 - реактивный самолет-истребитель.
      Рассказывая о злополучном параде, С.И. Аллилуева сообщает: "1 мая 1952 г. при посадки разбилось несколько самолетов". В действительности разбился один самолет, и то не по вине Василия. "Генерал авиации А.А. Новиков попал в тюрьму с легкой руки Василия", - сообщает далее Светлана. Во-первых, не генерал, а Главный маршал авиации, а, во-вторых, из уголовного дела А.А. Новикова и А.И. Шахурина видно, что Василий к их аресту и привлечению к уголовной ответственности никакого отношения не имел. Он даже по этому делу не допрашивался.
      С. Аллилуева пишет, что после парада 1 мая 1952 года с должности командующего ВВС МВО его снял отец. Это не так. С должности его никто не снимал, и он никаких приказов не нарушал. Их просто не было. Архивные документы свидетельствуют что 13 августа 1952 года Василий зачислен в распоряжение главкома ВВС, а 5 сентября 1952 года - слушателем Военной академии Генерального штаба. (Кто-то из авторов написал, "без экзаменов". Успокойтесь - в эту академию экзамены сдавать не надо.) О снятии с должности никаких отметок в документах нет.
      ЧП с самолетом на параде было 1 мая 1952 года, а освободили Василия 13 августа 1952 года, т.е. через 3,5 месяца. С должности так не снимают. Приказ о зачислении сначала в распоряжение главкома ВВС, а затем о поступлении в академию подписан министром обороны (тогда эта должность называлась "Военный Министр СССР". Им был А.М. Василевский), Председатель Совета Министров СССР И.В. Сталин здесь ни при чем, по крайней мере согласно архивным документам.
      Однако любители развить эту версию не перевелись. Так бывший корреспондент "Сталинского сокола", а ныне известный писатель А.З.Анфиногенов в романе "Таран" повествует о "позорище первомайского воздушного парада, когда флагман бомбардировщиков генерал Сталин просчитался с выходом на Москву и в районе Садового кольца истребители едва не врезались в его колонну...". В действительности же никакой "его колонны" не было. В.И.Сталин, пилотируя флагманский бомбардировщик Ту-4, вывел его и эскортирующих истребителей (по два слева и справа) в сложнейших метеорологических условиях на Красную площадь в точно установленное время и на заданной высоте.
      Э.А. Хруцкий в опубликованной 29 августа 1999 года в "Московском комсомольце" статье "Тайны квартиры Василия Сталина, в которой я живу", пишет: "1 мая 1952 года последовал запрет командования: не использовать авиацию во время парада из-за погодных условий. Но генерал Сталин приказал поднять две эскадрильи. В результате разбился самолет. Разгневанный папаша снял его с должности и направил учиться в Академию Генштаба".
      В действительности же в параде участвовало не две эскадрильи, а три авиационные дивизии, не было запрета на полеты, не было и снятия с должности.
      Рассказывает генерал-лейтенант авиации в отставке Герой Советского Союза С.Ф. Долгушин - непосредственный участник того парада:
      "Мою дивизию фронтовых бомбардировщиков Ил-28 в тот раз готовили к параду на аэродроме Чкаловский, под Москвой. Еще в начале апреля я "перегнал" из Калинина с нашего основного аэродрома Мигалово на Чкаловский 216 самолетов (3 полка по 72 самолета в каждом) и начал их готовить на парад.
      Дело это для нас было знакомое, и ничего особенного в этом не было. К тому времени я лично таких парадов провел уже штук 10. В день 1 мая 1952 года мои самолеты должны были в 10 часов 45 минут пройти контрольный командный пункт в Куркино. Это в районе Химок. А потом по установленному курсу, строем, ориентируясь по спецдымам и проблескам спецпрожекторов лететь вдоль Ленинградского шоссе, Ленинградского проспекта и улицы Горького под облаками на Красную площадь. Последняя "отсечка" Исторический музей. На крыше гостиницы "Москва" был установлен командный пункт. Там должен был находиться заместитель Василия по боевой подготовке полковник Е. Горбатюк, а в Куркино на ЗКП1 - начальник отдела боевой подготовки полковник Б. Морозов. Они вели контроль полетов, вводили коррективы. Имели радиосвязь с нами. Командующим воздушным парадом, по приказу министра обороны, был В. Сталин. Всем парадом руководил командующий войсками МВО П.А. Артемьев. Принимал парад Л.А. Говоров. В параде было задействовано еще, по-моему, 50 самолетов дальней авиации Ту-4. Это мощный 4-моторный бомбардировщик, скопированный с американского Б-29. Может нести бомбовую нагрузку - 5 тонн, экипаж 11 человек.
      Дивизия Ту-4 шла первой. Ее вел Василий Сталин вместе с командиром соединения полковником Лукиным. Они взлетали со своего аэродрома в Раменском. Потом шла моя дивизия фронтовых бомбардировщиков - 210 "основных" самолетов и 6 запасных. Я летел первым. А после нас шла Кубинская дивизия - истребители МиГ-15. Их было 150. Вел эту дивизию в тот раз командир одного из полков Алексей Микоян.
      Заранее разрабатывалась плановая таблица, устанавливался строй "троек" и "девяток", рассчитывался пролет по времени, порядок стыковки колонн в воздухе, временной разрыв между колоннами и т.д.
      Надо сказать, что работать здесь нужно очень точно. Время в воздухе измеряется секундами. Летит такая армада. Скорость для Ту-4 была установлена 450 км/час, для моих Ил-28 - 700 км/час, для МиГ-15
      800 км/час. Разрыв между колоннами - 600 м. На карте-двухкилометровке каждый летчик имел свой маршрут и минутные "отсечки". Короче, все это у нас было отлажено до автоматизма. Все летчики - опытные, дисциплинированные асы. Шутить здесь нельзя.
      1 мая 1952 года я встал в 5 утра, чтобы проверить готовность дивизии к параду. Погода была плохая. Особенно меня смущала низкая облачность. Видимость была сносной. Я распорядился связаться с гидрометеослужбой. Они дали облачность над Красной площадью 600 м. Это значит, что нижняя кромка облаков над землей находится на высоте 600 м. На параде летают, естественно, под облаками, а не над ними. Обычно мы перепроверяем сведения гражданской метеослужбы. Метеослужба Главного штаба ВВС дала облачность над Красной площадью уже 250 м. Тут позвонил Василий Сталин. Он выезжал на машине в Раменское, откуда должен был взлетать с дивизией Ту-4. Спросил про сводку. Я доложил, что дают противоречивую высоту облачности над Красной площадью - 600 м и 250 м, а в Чкаловском у меня над головой - 170 м. В Орехово-Зуеве, который мне нужно пролетать, вообще 40 м - все в тумане.
      Василий приказал мне немедленно связаться с ЦКП1 ВВС и выяснить, как действовать. Я доложил дежурному по ЦКП метеосводку, тот доложил главкому ВВС Жигареву. После этого дежурный передал мне его приказ: "Работайте по плану!"
      Следовательно, никакого запрета на полеты от В. Сталина не поступило. И не могло поступить. Это мог решить только главком ВВС, получив сведения о погоде. Кстати, были случаи, когда из-за метеоусловий воздушные парады отменялись. Ничего необычного здесь нет.
      Я поднял дивизию в воздух. Провел её вокруг Москвы под облаками до Куркина, снижались мои "орлы" до 40 м. Вышел точно по времени на ЗКП. Здесь я увидел, что мы нагоняем дивизию Ту-4. Оказывается, последний полк этой дивизии "растянулся" и прошел ЗКП с опозданием на 1 минуту и 20 секунд.
      Б. Морозов с земли принял абсолютно правильное решение и с командного пункта приказал мне:
      - "Беркут"! Всем разворот влево на 45° и уходить домой!
      Я понял, что это сделано во избежание столкновения в воздухе моих самолетов с Ту-4. Начиналась, как у нас в авиации говорят, "каша".
      Я по радиосвязи отдал приказ своим летчикам развернуться на 45° и уходить на Чкаловский. До Красной площади в тот раз мы так и не долетели.
      При посадке на Чкаловский один самолет из моей дивизии, который пилотировал старший лейтенант Пронякин, разбился, упав в лес в районе аэродрома. Пронякин и ещё два члена его экипажа погибли.
      Расследованием, которое сразу же проводила комиссия, было установлено, что Пронякин по своей ошибке на посадке выключил правый двигатель, из-за чего самолет потерял управление. Был обнаружен кран, которым управляются обороты двигателя. Он находился в крайнем заднем положении. Погода к этому ЧП не имела никакого отношения. Налицо ошибка летчика в технике пилотирования.
      5 мая 1952 года меня и членов комиссии вызывали в ЦК к Булганину. Разобрались. Никаких оргвыводов не было. Ни я, ни Василий Сталин виновными в этом ЧП признаны не были.
      Помню, Булганин, прочитав распечатку радиообмена, которая лежала у него на столе, сделал мне замечание:
      - Товарищ Долгушин! Но нельзя же в воздухе так материться, как у меня здесь написано!..
      Я пообещал маршалу, что материться в воздухе так больше не буду.
      Кстати, на этом же параде, 1 мая 1952 года, из-за плохой погоды Алексей Микоян провел дивизию МиГ-15 поперек Красной площади, а не с севера на юг, как положено. Он просто "заблудился" в низкой облачности. А дивизия Ту-4, которую вели Василий и Лукин, пролетела нормально. Только последний полк растянулся.
      Отсутствие моей дивизии на параде 1 мая 1952 года и плохой пролет МиГ-15 почти никто не заметил.
      Это заметили только настоящие специалисты-профессионалы. Вот как это все было".
      Выслушав рассказ Сергея Федоровича, я вспомнил авиационную шутку, рожденную неизвестным автором:
      И с кровью сплевывая воск,
      Сказал Икар, смежая веки:
      "Предвижу: в этом роде войск Бардак останется навеки".
      Продолжая тему службы В.Сталина в 1952 году, нужно сказать, что в архиве Дома авиации и космонавтики в Москве хранятся документы о другом параде - в День Воздушного флота, который проходил в тот год 27 июля; военной частью парада командовал не кто иной, как Василий Сталин. Парад прошел прекрасно. Сталин-старший объявил всем летчикам благодарность. Это тоже говорит о том, что летное происшествие на майском параде для В. Сталина осталось без последствий, его вины в нем не было и летом 1952 года он оставался в своей должности.
      В воспоминаниях ветеранов иногда можно прочитать, что Василий руководил тем парадом в нетрезвом состоянии. Видя это, его помощники перевели радиообмен на другие частоты, и летчики команды пьяного командующего не выполняли.
      Справедливости ради надо сказать, что эпизод, описанный многими авторами, когда Василий позволил себе уже после парада пьяным прийти на банкет для его участников, вступил в пререкания с отцом и обматерил при всех главкома ВВС П.Ф. Жигарева, действительно произошел в банкетном зале в Тушине 27 июля 1952 года.
      Именно после этого он уже был выведен в распоряжение главкома ВВС и позже сдал должность новому командующему - генерал-полковнику авиации С.А. Красовскому.
      Однако перевод Василия в Академию Генерального штаба это, скорее, ступенька перед очередным взлетом: ведь образования у Василия действительно не хватало, что ещё в войну отмечалось в аттестациях. Полноценно командовать войсками, имея за спиной всего лишь летное училище, - вряд ли возможно. Об этом не раз ему говорил и отец. Об этом пишет Светлана Аллилуева. Серго Берия, приятель Василия, вспоминает, что Сталин-старший, увидев Василия и его, Серго, как-то вместе, сказал сыну:
      - Бери пример с Серго. Академию закончил. Адъюнктуру...
      - А ты-то у нас что закончил? - недовольно отозвался Василий.
      Сталин-старший махнул рукой и ушел, видимо поняв бесполезность разговора.
      А вот рассказ Капитолины Васильевой:
      "Я отдыхала в Карловых Варах, а в Москве был парад ВВС. Над Красной площадью должны были лететь "красные соколы", летчики Василия. Праздник. Я наказала маме, чтобы она взяла детей на Красную площадь - и парад посмотреть, и за Василием Иосифовичем приглядеть: воздушные асы ещё и не начинали, а в палатку, где был "штаб" Василия, несут уже второй графин водки. Мама предостерегала зятя: "Васенька, тебе ещё парадом командовать..." Он рассердился: "Бери детей в охапку и уезжай!"
      Мама с детьми уехала. Вскоре приехал Василий и лег спать. И вдруг звонок: срочно вызывают к И.В., он собрал у себя "мальчишник" в честь праздника, приглашены все высшие военные чины, Политбюро...
      Василия, когда он пьян, никто не мог разбудить, кроме меня. А я-то в Карловых Варах! Словом, едва растрясли, в машине его ещё больше укачало. Василий вошел, когда все сидели за столом. Качнулся вправо. Ему подвинули стул. Плюхнулся. И.В. сидел на другом конце стола, через весь стол спросил: "Ты пьян?! Выйди вон!" Василий заплетающимся языком отрицает очевидное. И.В. повторяет приказ: "Выйди вон!" Василий, пятясь, как японец, вышел. На следующий день он уже не был командующим ВВС округа. Жестоко?"
      Некоторые неточности есть. Во-первых, парад был в Тушине. Во-вторых, Василий с того парада не уезжал - на трибуне-то был отец и все его окружение. Как он мог уехать? А в-третьих, на "следующий день", по документам, он оставался на своей должности.
      Но эти неточности, я думаю, можно простить Капитолине Георгиевне: времени прошло много.
      Если разбираться в этом параде, то, по моим подсчетам, времени на пьянку в ходе его проведения не было.
      Парад на Тушинском аэродроме, согласно архивным документам, в День Воздушного флота СССР состоял из трех отделений. Сначала мастерство показывали летчики ДОСААФ, ими руководил генерал-лейтенант авиации Н.П. Каманин, потом - летчики ВВС МВО - руководитель полетов генерал-лейтенант авиации В.И. Сталин. Впервые военные летчики показали пилотаж двух звеньев реактивных истребителей на встречных курсах с участием лучших летчиков ВВС округа В. Фокина и В. Лапшина.
      После этого мастерство показывали парашютисты и десантники. Ими командовал генерал-полковник А.В. Горбатов.
      По свидетельству многих очевидцев, на командном пункте пьяных не было. Во всяком случае, во время летной работы.
      Но вот как описывает события последнего для Василия парада С.И. Руденко:
      "После парада состоялся традиционный обед на даче Сталина. Присутствовало все Политбюро, командование ВВС и Василий. Даже в такой обстановке он не удержался и пришел пьяным. Сталин-отец приказал его вывести. В сердцах приказал снять сынка с должности и послать на Дальний Восток, в самую отдаленную часть. Но письменного приказа не последовало".
      Есть воспоминания очевидцев о том, что Василий грубо оборвал главкома ВВС Жигарева.
      И.В. Сталин спросил пьяного Василия:
      - И часто ты так отдыхаешь?
      За Василия ответил Жигарев:
      - Часто!
      Это и "взорвало" Василия.
      После сдачи должности С. Красовскому к Василию как депутату Верховного Совета РСФСР приказом министра обороны был прикреплен "начальник секретариата" подполковник B.C. Полянский, который должен был вести его "депутатское хозяйство".
      Ветераны вспоминают, что Василий освобождал место командующего без удовольствия, не пускал комиссию, назначенную для приема-передачи должности, позже часто приезжал в штаб, ругал всех и вся, давал советы бывшим подчиненным. Красовский распорядился забрать у Василия пропуск в штаб. Василий пропуск не отдал. Несмотря на все это, Красовский, судя по всему, отдавал должное Сталину как командиру.
      С.Ф. Долгушин рассказывает, что Красовский на Военном совете сказал однажды:
      - Задача ваша состоит в том, чтобы служить так же, как и при Василии Иосифовиче Сталине.
      Период с 5 сентября 1952 года по март 1953-го отмечен для Василия приближающейся бедой.
      К занятиям он не приступил, в академии не появился. Из академии ему на дачу адъютант Полянский доставил целый грузовик учебников, на что Сталин сказал, что это слишком много и ему хватит и одного.
      Светлана Аллилуева дополняет картину: "Он сидел на даче и пил. Ему не надо было много пить. Выпив глоток водки, он валился на диван и засыпал. В таком состоянии он находился все время".
      Это подтверждается и рассказом Капитолины Васильевой. Именно к этому времени относится их разрыв. Позже она обратилась к министру обороны Н.А. Булганину, и ей с дочерью Линой выделили другую квартиру - в Чапаевском переулке, где она живет и по сей день. Василий остался один.
      Впоследствии в своих письмах Василий напишет, что к учебе в академии он не приступил по "своей глупости и болезни". Ну по глупости - понятно. А болезнь? Никаких данных о болезни Василия в тот период нет.
      Итак, Василий "бездействует" с сентября 1952 года по март 1953-го, полгода.
      5 марта 1953 года умирает И.В. Сталин. Перед смертью три дня разбитый параличом он лежал в беспамятстве. Его соратники, Светлана и Василий находились рядом с ним. Василий, как пишет Светлана, "был, как обычно в последнее время, пьян. В служебном доме (на даче в Кунцеве. - Авт.) он ещё пил, шумел, разносил врачей, кричал, что отца убили".
      Интересные детали рассказала мне Елена Александровна Смирнова. Ее отец, cтaрший лейтенант Тюрин Александр Александрович, был призван в армию и служил в штабе ВВС МВО, отвечая за кинематографическую деятельность: он закончил ВГИК, работал в этой области - снимал парады, праздники, спортивные мероприятия, готовил сценарии и т.д. Кроме этого, естественно, отвечал и за кинофонд, который имелся в штабе, и при необходимости "крутил" фильмы Василию Сталину у него дома и на даче. 1 марта 1953 года у матери Елены Александровны, Антонины Ивановны, был день рождения, они всей семьей были дома. Жили они в самом центре - ул. Арбат, дом 4. Уже около 11 часов вечера позвонил Василий Сталин по телефону, который до сих пор помнит Елена Александровна: "Г-1-13-50", он просил привезти ему на Гоголевский бульвар и показать какой-то фильм. В ВВС МВО уже был новый командующий, но Александр Тюрин относился к Василию по-прежнему с уважением и выполнял тайком от Красовского его просьбы-поручения. Но в этот вечер он сделать этого не мог: день рождения жены. Василий заявил, что он сейчас приедет и поздравит именинницу. Через 15 минут Василий и Екатерина Тимошенко приехали к ним с цветами, шампанским и огромными бронзовыми настольными часами, в которые для чего-то были вмонтированы ещё и авиационные часы. Часы до сих пор хранятся в их семье.
      Василий Сталин и Екатерина Тимошенко были у них около часа. Уже поздно ночью раздался звонок. Звонил Полянский и сказал, что Иосифу Виссарионовичу плохо. Василий повез Тимошенко домой, а потом собирался поехать на "ближнюю" дачу. Он был практически трезв, и утверждение Светланы Аллилуевой, что в момент приезда на дачу Василий был, "как всегда, пьян" неправда. Елене Александровне было тогда 13 лет, и она хорошо помнит все это. Она даже помнит то, что 2 марта, на следующий день - в понедельник, Василий Сталин собирался ехать в академию.
      Последние дни жизни И.В. Сталина описаны многими, нет смысла повторять все это. Напомню только, что днем 1 марта у него произошел инсульт и в ночь на 2 марта на "ближнюю" дачу приехали соратники, вызвали врачей - светил медицины того времени. Приехали дети - Светлана и Василий. Здесь же были Каганович, Хрущев, Берия, Маленков. Позже подъехали Молотов, Ворошилов, Микоян. Сталин лежал в беспамятстве. Прислуга плакала навзрыд.
      5 марта 1953 года в 21 час 50 минут там же, на "ближней" даче в Кунцеве, практически не приходя в сознание, И.В. Сталин умер.
      Что же касается смерти И.В. Сталина и мифов о том, что его убили, нужно, как мне кажется, сказать следующее: никто его не убивал. Он ушел из жизни так же, как и все смертные, прожив ровно столько, сколько ему было "отмерено".
      Многие годы он страдал гипертонической болезнью, и 1 марта 1953 года с ним произошел на этой почве инсульт - острое нарушение мозгового кровообращения по геморрагическому типу. Или, как раньше говорили, "инфаркт мозга".
      Лечение здесь, конечно, есть. Терапевтическая тактика и методика интенсивной терапии известны давно. Но, как говорят врачи, многое зависит от Бога или от того, кому как повезет: в какой части полушарий головного мозга и в каком количестве произошло кровоизлияние. И.В. Сталину не повезло. Кровоизлияние произошло в самом опасном для жизни месте. Врачи между собой называют это проще - "стволовой отдел мозга" или просто "ствол". Это значит, что нарушение мозгового кровообращения происходит в области продолговатого мозга. Человек теряет сознание, находится в коматозном состоянии. Может начинать задыхаться. В современной медицине это ещё называется "синдром Валленберга-Захарченко". Так все было и у И.В. Сталина. Только произошло ещё и кровоизлияние в левом полушарии мозга наступил паралич правой части тела, отнялись правая рука и правая нога.
      Правильно диагноз заболевания И.В. Сталина в первые дни звучал так: "Гипертоническая болезнь, общий атеросклероз с преимущественным поражением сосудов головного мозга, правосторонняя гемиплегия вследствие кровоизлияния в бассейне левой мозговой артерии, атеросклеротический кардиосклероз левой мозговой артерии, атеросклеротический кардиосклероз, нефросклероз".
      Консилиум врачей состоял из лучших специалистов Лечсанупра Кремля, во главе с его новым начальником профессором И.И. Купериным. Здесь же были профессора Н.Е. Лукомский, И.С. Глазунов, Р.Л. Ткачев, доцент В.К Иванов-Незнамов.
      Сохранилась история болезни И.В. Сталина с указаниями реанимационных мероприятий:
      2 марта 1953 г. Назначения:
      Абсолютный покой, оставить больного на диване; пиявки за уши (поставлено 8 шт.), холод на голову, гипертоническая микроклизма (1 стакан 10 %-го раствора сернокислой магнезии). Снять зубные протезы. От питания сегодня воздержаться. Установить круглосуточное дежурство невропатолога, терапевта и медсестры. Осторожные введения с чайной ложечки жидкости при отсутствии поперхивания1.
      Я показал эту запись начальнику Центрального военного клинического госпиталя им. А.А. Вишневского генералу Ю.В. Немытину. Он грустно улыбнулся и от комментариев отказался.
      Вот ещё выписка из истории болезни И.В. Сталина:
      2 марта 1953 г. 7 часов утра. Больной лежит на диване на спине, голова повернута влево, глаза закрыты, умеренная гиперемия лица. При попытке врача прощупать пульс на левой артерии появилось двигательное беспокойство в левой руке и левой ноге. Дыхание не расстроено. Пульс 78 ударов в 1 минуту с редкими выпадениями. Тоны сердца глуховаты. Кровяное давление 190/110. В легких спереди хрипов нет. Больной в бессознательном состоянии. Правая носогубная складка опущена. При поднимании век глазные яблоки уходят то влево, то вправо. Зрачки средней ширины, реакция на свет снижена. Движение в правых конечностях отсутствует, в левых - временами двигательное беспокойство.
      Сохранился дневник реанимационных мероприятий врачей в эти дни.
      5 марта 1953 г. 11 ч. 30 м. Наступило резкое побледнение лица и верхнего отдела туловища. Дыхание стало весьма поверхностным, с длительными паузами. Пульс частый, слабого наполнения. Наблюдается легкое движение головы, 2-3 тикообразных подергивания в левой половине лица и судорожные толчки в левой ноге.
      12.00 час. Расстройство дыхания усилилось. У больного появилась не обильная кровяная рвота, которая закончилась тяжелым коллапсом, из которого больного с трудом удалось вывести.
      21 ч. 30 мин. Резкая потливость. Больной влажный. Пульс нитевидный. Цианоз усиливается. Число дыханий 48 в 1 минуту. Тоны сердца глухие. Кислород (1 подушка). Дыхание поверхностное.
      21 ч. 40 мин. Карбоген (4% СО) 30 секунд, потом кислород. Цианоз остается. Пульс едва прощупывается. Больной влажный. Дыхание учащенное, поверхностное. Повторен карбоген (6% СО) и кислород. Сделана инъекция камфары и адреналина.
      В этот же вечер 5 марта 1953 года И.В. Сталин умер. Медицина оказалась бессильной. Тело И.В. Сталина уже ночью увезли на патологоанатомическое исследование. Подлинник протокола этого исследования с установленной причиной смерти И.В. Сталина мне, к сожалению, найти не удалось, но убежден, что в своих высказываниях о том, что отца убили, Василий был не прав. Его отец - Иосиф Виссарионович Сталин умер естественной смертью.
      А вот как описывает последние минуты жизни И.В. Сталина его дочь Светлана.
      "Агония была страшной. Она душила его у всех на глазах. В какой-то момент - не знаю, так ли на самом деле, но так казалось, - очевидно в последнюю минуту, он вдруг открыл глаза и обвел ими всех, кто стоял вокруг. Это был ужасный взгляд, то ли безумный, то ли гневный и полный ужаса перед смертью и перед незнакомыми лицами врачей, склонившихся над ним. Взгляд этот обошел всех в какую-то долю минуты. И тут, - это было непонятно и страшно, я до сих пор не понимаю, но не могу забыть, - тут он поднял кверху левую руку (которая двигалась) и не то указал ею куда-то наверх, не то погрозил всем нам. Жест был непонятен, но угрожающ, и неизвестно, к кому и к чему он относился. В следующий момент душа, сделав последнее усилие, вырвалась из тела".
      Итак, умер И.В. Сталин. Кто-то горевал, кто-то радовался, кто-то делил портфели. Возгласы пьяного Василия типа "отца убили", с явным намеком на соратников, воспринимались ими с большой обидой. Чтобы сдержать Василия, на период похорон к нему приставили трех сотрудников МВД. Кстати, они потом и станут основными "источниками" его обвинения.
      Но жизнь продолжалась.
      9 марта 1953 года утром, после трех дней траура, страна хоронила Сталина. Гроб с телом вождя был установлен в Колонном зале Дома союзов. Допуск в зал был, естественно, по пропускам. У гроба сменялся почетный караул, в нем стояли известные всей стране люди. Играла траурная музыка, пел женский хор.
      Василий и Светлана находились здесь же, у гроба. Здесь же была Катя Тимошенко. Гроб накрыли крышкой с плексигласовым "окном" над лицом. Говорили, что крышку эту изготовили на одном из московских авиационных заводов, а "окно" сделали из самолетного фонаря. Подняли гроб с телом и вынесли на улицу. Процессия к Красной площади двигалась медленно. У артиллерийского лафета, запряженного лошадьми, с четырех сторон шли четыре солдата роты почетного караула с винтовками в положении "на плечо". Штыки торжественно сверкали. Рядом с гробом шли руководители страны.
      Гроб поставили у Мавзолея. Начался траурный митинг.
      В 12.00 часов под звуки артиллерийских выстрелов и гудков московских заводов Маленков, Берия, Молотов и другие соратники внесли гроб с телом Сталина в Мавзолей.
      Василий Сталин был здесь же. Он плакал как ребенок. Светлана вспоминает, что он и здесь пытался обвинять руководство и членов правительства. Приставленные к нему сотрудники МВД еле его сдерживали. Светлана пишет: "Он совершенно утратил чувство реальности. Конечно, ведь Василий всю свою жизнь ощущал себя наследным принцем. А теперь - все кончилось".
      Глава 9
      Начало конца
      26 марта 1953 года, через 21 день после смерти отца, приказом министра обороны Н.А. Булганина Василия Сталина увольняют в запас без права ношения военной формы одежды. Тогда это называлось уволить но ст. 59 п. "е" "Положения о прохождении действительной военной службы" - за проступки, дискредитирующие высокое звание военнослужащего.
      Вообще-то за то же самое можно было смело уволить самого Николая Александровича, поскольку пил он не меньше Василия, а Большой театр, как свидетельствуют очевидцы, посещал в основном для выбора балерин и использования их, так сказать, не по целевому назначению. Его, понятно, из армии никто не уволил, более того, с 1955 года он возглавил правительство.
      В личном деле В. Сталина есть служебная записка начальника Главного управления кадров МО СССР генерал-полковника А. Желтова на имя министра обороны Н.А. Булганина о том, что В.И. Сталина целесообразно уволить в запас по состоянию здоровья с установлением военной пенсии.
      Но мнение ГУКа не учтено, и В. Сталин увольняется по дискредитирующим основаниям, но каким?
      Из приказа понять невозможно.
      Но это было только начало конца. 28 апреля 1953 года Василия арестовывают. За что? До последнего времени никто толком этого не знал: ни его сестра Светлана, ни его двоюродный брат Владимир, ни Капитолина Васильева, ни дети Надя и Саша. Во всех публикациях пишется примерно одно и то же - за злоупотребления по службе. В основном вспоминают строительство какого-то бассейна.
      Я внимательно прочитал книгу Э. Радзинского "Сталин" и библиографию к ней. Там указано, что в Архиве Президента РФ хранится "следственное дело" В. Сталина.
      Вот там-то и можно все прочитать, подумал я и поехал в архив.
      Правда, я знал, что уголовные дела хранятся только в судебно-следственных архивах тех органов, которые их расследовали или рассматривали. Увы, я оказался прав: в Архиве Президента этого дела не было и быть не могло.
      Я снова отправился в Подольск в Центральный архив МО, где Военная коллегия Верховного суда России имеет свой фонд со старыми уголовными делами. Дела В. Сталина не оказалось и там. Пришлось официально с письмом Совета ветеранов ВВС МВО прибыть на прием в Военную коллегию Верховного суда РФ, и снова неудача. Дела и здесь не было. Хранится оно, как мне разъяснили, в архиве бывшего КГБ, а в Военной коллегии имеется только небольшое судебное производство с внутренней перепиской. Мне показали тоненькую папку этого СП, и глаза у меня от удивления и от ощущения грядущей сенсации полезли на лоб: на обложке папки в графе, где указываются статьи УК, по которым был осужден Василий Сталин, зловеще чернела цифра "58". Это означало, что сын вождя был арестован и осужден за совершение контрреволюционного преступления. Там, правда, ещё фигурирует и ст. 193 УК РСФСР - злоупотребление властью, но это уже "довесок" к ст. 58 УК РСФСР.
      Чем же и кому помешал Василий Сталин, что его в таком спешном порядке упрятали в печально известную всем "нутрянку", во внутреннюю тюрьму КГБ на Лубянке?
      Из всех источников следует - Берия.
      Так ли это? Давайте разберемся.
      В 21 час 50 минут 5 марта 1953 года умер И.В. Сталин. Жизнь ещё теплилась в нем, как начал работу внеочередной пленум ЦК: распределялись портфели. Власть перешла в руки Г.М. Маленкова, возглавившего правительство, за ним шли В.М. Молотов, Л.П. Берия, Н.С. Хрущев, К.Е. Ворошилов, Н.А. Булганин. МВД объединило два известных ведомства во главе с Л.П. Берия.
      После смерти Сталина Берия "отпускает вожжи": инициирует прекращение "дела врачей", ставит точку в "мингрельском деле", наводит порядок с паспортной системой в сельской местности, участвует в разработке амнистии. Стал бы он в этот момент репрессировать сына Кобы, слезы по которому ещё не просохли у народа? Бесспорно, нет.
      Хрущев. Он находится в тени и проявит себя только на июльском 1953 года Пленуме ЦК, до которого ещё долгих 2 месяца. Именно он станет для Василия злым гением.
      Молотов, Булганин, Ворошилов - самостоятельно не решают ничего.
      Остается Маленков. Эти 2 месяца он - первый человек в государстве, расправа с сыном вождя - только через него и под его руководством. Так что своими нарами на Лубянке Василий обязан товарищу Маленкову, столь любимому Сталиным, он даже по-дружески называл его иногда "Маланя".
      Чем же не угодил им далекий от политики Василий? В нашей истории расправы с членами семей царей, вождей, генеральных секретарей были всегда "в почете". Этим способом новая власть утверждала свою силу, показывала народу, что возврата к старому не будет, будет по-другому, лучше. Может быть, этим способом они сводили счеты с вождем, рассчитывались с ним и показывали миру его ошибки, провалы в политической, экономической и социальной жизни?
      И все же я думаю, что здесь было все намного проще. Никакой опасности Василий для них не представлял. Власть захватывать не собирался, свергать никого не хотел. Василий просто мешал "новым" вождям как сын Сталина, который много знает и много "разговаривает", подрывая их авторитет в глазах советского народа.
      Служить он не может, учиться - не хочет, пьет. Лечить его в психушке - не солидно: ещё "заграница" узнает. А вот завести следствие на пару лет, а потом потихоньку - в тюрьму - это самое то.
      Забегая вперед, скажу, что друг Василия С.Ф. Долгушин после освобождения Василия из тюрьмы однажды спросил у него о причинах осуждения.
      Василий ответил: "За мой язык. Не постеснялся при всех напомнить Берии, что он насильник, да и Булганин - большой бабник: трехкомнатную квартиру в Москве любовнице подарил и обставил её дорогой мебелью".
      Среди офицеров Управления ВВС МВО был известен и другой вариант этого разговора, в ходе которого В.Сталин, находясь в состоянии легкого подпития, гневно бросил H.А. Булгaнину: "Дядя Коля! Beдь это отец вас всех из дерьма вытащил, людьми сделал, а вы и отца угробили и надо мной измываетесь, когда у отца ещё и ноги не остыли".
      Такую "родственную" несдержанность сталинский маршал вполне мог проглотить, но В. Сталин рассказал об этом разговоре сослуживцам, он стал достоянием широкого круга офицеров штаба, а затем и частей, да плюс ещё постоянная угроза В. Сталина встретиться с иностранными корреспондентами и "порассказать им все". Вот этого уже власть не могла оставить без последствий. И вряд ли стоит здесь искать того, кто в этом деле "потрудился" больше. Это как раз один из тех случаев, когда все коллективное руководство проявило полное единодушие: и Берия, и Маленков, и Хрущев, и будущие его смертельные враги - лидеры "антипартийной группы" Молотов, Каганович, Булганин, и "примкнувший к ним Шепилов", и ни к кому не примкнувший Микоян, и соратник вождя Ворошилов. Невероятно, но факт: за несколько дней до ареста Берия в июне 1953 года Булганин согласовывал о ним обвинительный материал против Сталина и получал консультации о ходе следствия по делу Василия.
      Это была и месть сталинских холопов за то унижение, которому подвергал их самих "отец и учитель", за постоянный страх расправы да ещё и боязнь разоблачения.
      Когда же в сентябре 1953 года главой государства стал Н. Хрущев, он просто молча согласился.
      С.И. Аллилуева пишет, что Хрущев в 1954-1955 годах хотел помочь Василию, освободить его из тюрьмы и отправить на лечение, сначала в санаторий "Барвиха", а потом домой.
      Уж не знаю, что там планировал Н.С. Хрущев, только уверен, что если бы Хрущев действительно захотел помочь Василию, то он был бы освобожден через час.
      Но он просидел под стражей почти 8 лет.
      За что?
      Из УК РСФСР тех лет:
      ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ. ГЛАВА ПЕРВАЯ
      Преступления государственные 1. Контрреволюционные преступления 581. Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти Рабоче-крестьянских советов и избранных ими на основании Конституции Союза ССР и конституций союзных республик Рабоче-крестьянских Правительств Союза ССР, союзных и автономных республик, или к подрыву или ослаблению внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции.
      В силу международной солидарности интересов всех трудящихся такие же действия признаются контрреволюционными и тогда, когда они направлены на всякое другое государство трудящихся, хотя бы и не входящее в Союз ССР.
      5810. Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений (ст.ст. 582-589 настоящего Кодекса), а равно распространение или изготовление или хранение литературы того же содержания влекут за собою: лишение свободы со строгой изоляцией на срок не ниже шести месяцев.
      Те же действия при массовых волнениях или с использованием религиозных или национальных предрассудков масс или в военной обстановке или в местностях, объявленных на военном положении, влекут за собою меры социальной защиты, указанные в ст. 582 настоящего Кодекса.
      В санкции ст. 582 УК РСФСР имелся широкий спектр наказаний, в том числе и "высшая мера социальной защиты".
      Ст. 582. Вооруженное восстание или вторжение в контрреволюционных целях на советскую территорию вооруженных банд, захват власти в центре или на местах в тех же целях, в частности, с целью насильственно отторгнуть от Союза ССР и отдельной союзной республики какую-либо часть её территории или расторгнуть заключенные Союзом ССР с иностранными государствами договоры, влекут за собой: высшую меру социальной защиты - расстрел или объявление врагом трудящихся с конфискацией имущества и с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда.
      При наличии смягчающих обстоятельств - понижениие лишения свободы со строгой изоляцией на срок не ниже трех лет с конфискацией всего или части имущества.
      Я не собираюсь сейчас рассматривать теорию уголовно-правовых вопросов того времени. Но, думаю, читателю будет интересно почитать выдержки из Уголовного кодекса тех лет, под который попал сын вождя.
      Вот, например, ст. 583 УК РСФСР:
      Сношения в контрреволюционных целях с иностранным государством или отдельными его представителями, а равно способствование каким бы то ни было способом иностранному государству, находящемуся с Союзом ССР в состоянии войны или ведущему с ним борьбу путем интервенции или блокады, влекут за собой меры социальной защиты, указанные в ст. 582 настоящего Кодекса.
      Эту "меру" вы уже читали.
      А вот - ст. 584 УК РСФСР:
      Ст. 584. Оказание каким бы то ни было способом помощи той части международной буржуазии, которая, не признавая равноправия коммунистической системы, приходящей на смену капиталистической системе, стремится к её свержению, а равно находящимся под влиянием или непосредственно организованным той буржуазией общественным группам и организациям, в осуществлении враждебной против Союза ССР деятельности влечет за собой...
      Ну и так далее.
      Для того чтобы внимательно разобраться в этих вопросах, учеными-юристами тогда был разработан Комментарий к этому уголовному кодексу.
      Вот комментарий ко всей ст. 58 УК РСФСР
      ...Мы считаем излишним комментировать статьи, предусматривающие отдельные виды контрреволюционных преступлений. Их содержание настолько специфично и выпукло изложено в законе, что при правильном усвоении изложенных выше тезисов вряд ли могут возникнуть затруднения в их понимании и применении.
      Каково?
      Итак, идет следствие в новоиспеченном КГБ СССР. Тысячу раз права С.И. Аллилуева, которая написала:
      "Выплыли аферы, растраты, использование служебного положения и власти сверх всякой меры. Выплыли случаи рукоприкладства при исполнении служебных обязанностей. Обнаружились интриги на весьма высоком уровне.
      Теперь все были против него. Теперь уж его никто не защищал, только подливали масла в огонь. На него "показывали" все - от его же адъютантов до начальников штаба, до самого министра обороны1 и генералов, с которыми он не ладил. Накопилось столько обвинений, что хватило бы на десятерых обвиняемых".
      Для "успешного" расследования арестовали целую группу бывших сослуживцев Василия. Эта группа и стала основным "ведром", откуда черпались преступные эпизоды, вмененные позже Василию. Были арестованы и в течение полугода по получении нужных показаний освобождены генералы В.Э. Василькевич, С.Д. Теренченко, полковник П.Н. Соколов, адъютанты С.М. Капелькин, B.C. Полянский, М.И. Дагаев, М.А. Степанян, шоферы А.М. Выборнов, А.З. Февралев, парикмахерша М.П. Кабанова. Не обошли своего коллегу - начальника отдела контрразведки подполковника В.И. Голованова.
      Из показаний адъютанта Полянского B.C.:
      "Пьянствовал генерал Сталин почти ежедневно, неделями не появлялся на работе, ни одной женщины не пропускал. Этих связей у него было так много, что если бы меня спросили, сколько, то я не смог бы ответить.
      За счет средств ВВС он создал охотничье хозяйство в районе Переславль-Залесского в 55 гектаров, где были выстроены 3 дачи, соединенные узкоколейной дорогой. Были приобретены по его приказу и доставлены в хозяйство 20 пятнистых оленей, белые куропатки".
      Из показаний свидетеля писателя В.:
      "Зимой в конце 1949 г., приехав на квартиру бывшей своей жены, актрисы Марии Ц., я застал её в растерзанном виде. Она сказала, что только что у неё был в гостях Василий Сталин и пытался принудить её к сожительству. Я поехал к нему на квартиру, где он пил в компании летчиков. Василий встал на колени, назвал себя подлецом и негодяем и заявил, что сожительствует с моей женой. В 1951 году (через 2 года. - Авт.) у меня были денежные затруднения, и он устроил меня в штаб референтом. Работы я не выполнял никакой, а зарплату получал как спортсмен ВВС".
      Из объяснений шофера Брота А.Г.:
      "У него в штабе был свой большой гараж. Для него дорожных правил не существовало. Когда он был выпивши, он сидел рядом со мной, нажимал ногой на педаль газа, требовал мчаться. Требовал часто, чтобы мы выезжали на встречную полосу.
      Василий Сталин женился в третий раз на дочери героя войны маршала Тимошенко. Она была очень строга и даже жестока. Детей Василия Сталина она не любила. Их тайно подкармливали мы с поварихой. Как-то адъютант сказал мне, что придет грузовая машина с вещами и подарками для высшего командования из завоеванной Германии. Действительно, пришел грузовик, адъютант отобрал кое-что для Василия, в основном письменные приборы, а остальное приказал отвезти на дачу жене Екатерине. Это были золотые украшения с бриллиантами и изумрудами, десятки ковров, много дамского белья, мужские костюмы в огромном количестве, пальто, меховые шубы, горжетки, каракуль. Дом у неё после войны и так ломился от золота, немецких ковров и хрусталя. Она просила меня все это продать в комиссионках. Целый месяц я возил это туда, деньги сдавал Екатерине".
      Из показаний адъютанта Капелькина С.М.:
      "Как-то ночью перед ноябрьскими праздниками он по телефону вызвал меня на квартиру. Сказал: "Мы должны допросить террориста". Он был пьян и сообщил, что начальник контрразведки подполковник Голованов арестовал группу террористов, которые имели будто бы намерения совершить теракт против И.В. Сталина.
      Когда привезли Кашина, Василий Сталин ударом кулака сбил его с ног. После такого вступления начался допрос Кашина, который не признавал себя виновным. Тогда мы все начали бить Кашина, чтобы он сознался. Когда он падал, били ногами. А потом все начали пить".
      Из протокола расшифровки телефонного разговора В. Сталина с шофером А. Февралевым 9.03.1953 г.:
      Голос В.И.Сталина:
      "Сколько людей подавили, жутко! Я даже с Хрущевым поругался. Был жуткий случай в Доме союзов. Приходит старуха с клюкой. У гроба в почетном карауле стоят Маленков, Берия, Молотов, Булганин. И вдруг говорит им старуха: "Убили, сволочи, радуйтесь! Будьте вы прокляты!"
      Сразу скажу, весь этот неоднократно опубликованный "бред" - хороший материал для персонального дела на партсобрании, но никак не для следствия и уголовного дела.
      "Изобличает" Василия и акт проверки комиссии Министерства обороны. На судебно-бухгалтерскую и строительно-техническую экспертизу ума в следственном отделе КГБ не хватило. Ограничились актом из Министерства обороны, "забыв", что сам министр А.М. Василевский прямой участник почти всех служебных нарушений. О какой объективности работы комиссии может идти речь?
      В архиве хранится копия протокола допроса В.И. Сталина, направленная в ЦК КПСС в порядке информации.
      Допрос проходил, как записано там, "9-11 мая 1953 г.". Интересно, без перерывов, что ли? Допрашивали его Влодзимирский и Козлов из ведомства Л.П. Берия.
      Сначала приведу сведения из уголовного дела в отношении одного из них - Влодзимирского Л.Е., расстрелянного в том же 1953 году по одному делу с Берия - за нарушения соцзаконности и фальсификацию уголовных дел, чтобы были видны его "способности".
      Генерал-лейтенант Лев Емельянович Влодзимирский родился в Барнауле в 1903 году, прошел путь в ВЧК-ОГПУ-НКГБ-НКВД и ещё с довоенного времени был приближенным Берия, являлся начальником следственной части по особо важным делам НКГБ (позже МГБ).
      8 июля 1939 года по указанию Берия он возглавил руководство спецоперацией по ликвидации в вагоне поезда ехавшего на курорт в Цхалтубо посла СССР в Китае И.Т. Бовкун-Луганца1 и его жены Нины Валентиновны. В чем они провинились перед советской властью, до сих пор неизвестно.
      Установлено, что Влодзимирский лично молотком убил в вагоне жену посла. А самого посла убил другой приближенный Берия - Ш. Церетели из НКГБ Грузии. После убийства Влодзимирский вместе с А.Н. Рапавой, возглавлявшим тогда НКГБ Грузии, инсценировали автокатастрофу.
      В 1940 году Влодзимирский по указанию Берия участвовал в похищении жены маршала Г.И. Кулика, которая после непродолжительной изоляции была расстреляна без суда и следствия. Жене Кулика, кстати, было 18 лет - она была подругой его дочери.
      В бытность Влодзимирского начальником следственной части по особо важным делам были расстреляны как шпионы и враги народа в начале войны наши военачальники (между прочим, авиаторы) Я.В. Смушкевич - дважды Герой Советского Союза, Герои Советского Союза - П.В. Рычагов, Г.М. Штерн, И.И. Проскуров, генералы А.Д. Локтионов, Г.К. Савченко, М.М. Каюков, Ф.К. Арженухин.
      Это после "следствия" Влодзимирского генерал-полковник Александр Дмитриевич Локтионов 16 июня 1941 года написал в своем заявлении, которое до сих пор хранится в архиве:
      "Я подвергаюсь огромным физическим и моральным испытаниям. От нарисованной перспективы следствия у меня стынет кровь в жилах. Умереть, зная, что ты не был врагом, меня приводит в отчаяние... Я пишу последние слова - крик моей души: дайте умереть честной смертью в труде за интересы моей Родины - Советского Союза. Умоляю свое правительство - спасите жизнь.
      Я не виновен в измене Родине, генерал-полковник Локтионов".
      После пыток, проводимых лично Влодзимирским с ведома зам. наркома НКВД Меркулова, и расстрела этих генералов 28 октября 1941 года в Куйбышеве, куда их вывезли с началом войны, Влодзимирский вместе с другим зам. наркома НКВД - Кобуловым, а также бывшим Прокурором СССР (с 7.08.1940 г. по 13.ХI.1943 г.) Бочковым "задним числом" составили заключения, в которых Штерн, Смушкевич, Савченко и другие расстрелянные обвинялись в различных тяжких преступлениях. Таким способом "блюстители законности" пытались замести следы и оправдать то, что по делу этих людей не было даже постановлений Особого совещания НКВД, не говоря уже о решениях судебных органов.
      Теперь, в 1953 году, в руки Влодзимирского попал Вася Сталин. Он, Влодзимирский, вместе со своим заместителем Козловым участвовали в первых допросах Василия.
      Лично меня в протоколах этих допросов очень настораживает полная "идиллия" между Василием, с одной стороны, и допрашивающими - с другой. "Самобичевание" Василия, его запротоколированные слова "я строил", "я создавал", "я уподобился собаке на сене", "я, игнорируя советские законы и обманывая руководство...", "я, будучи тщеславным...", "я отнял у трудящихся", "я переманивал игроков способом, развращавшим спортсменов" "режут" слух, во всяком случае у меня, и невольно вспоминаются рассказы ветеранов юстиции о следователях-"писателях" и следователях-"забойщиках", которые существовали тогда в наших органах.
      А даты допросов, указанные в протоколах, типа "9-11 мая 1953 г." напоминают мне печально известный "лубянский ковер" с его "ноу-хау", - так называемыми "обобщенными протоколами". Это значит, протоколы пишутся следователем отдельно от допрашиваемого, а потом последнего всеми правдами и неправдами заставляют его подписать.
      И после этого уже действует старая русская пословица: "Что написано пером - не вырубишь топором".
      Настораживает и то, что Василий в протоколе допроса называет себя "командующим округом", тогда как был командующим ВВС округа и спутать этого не мог. Ведь это далеко не одно и то же. А то, что до Кубинки не 30 км, как записано в протоколе, а 70, знает каждый солдат ВВС МВО, не говоря уже о Василии, который ездил туда в течение нескольких лет. Так ошибаться он тоже не мог.
      Но это записано в протоколе и им подписано. Почему? Уже никто не ответит. Тем более что сам "литзаписчик" - Л.Е. Влодзимирский был расстрелян в том же 1953 году вместе с Л.П. Берия.
      Прочитайте, пожалуйста, протокол допроса В.И. Сталина и его, так сказать, литературное оформление, и вы поймете, что основания сомневаться в их объективности имеются.
      ПРОТОКОЛ ДОПРОСА арестованного Сталина Василия Иосифовича от 9-11 мая 1953 года Сталин В.И., 1921 года рождения, уроженец гор. Москвы, грузин, член КПСС, быв. Командующий ВВС Московского военного округа.
      Вопрос: На предыдущих допросах вы признали, что в бытность вначале заместителем, а затем Командующим ВВС Московского военного округа допускали незаконное расходование государственных средств. Правильны ли эти ваши показания?
      Ответ: Да, правильны. Действительно с 1947 по 1952 г. включительно я, занимая вначале пост заместителя, а затем Командующего ВВС Московского военного округа, допускал разбазаривание государственного имущества и незаконное расходование денежных средств, чем нанес большой материальный ущерб Советскому государству.
      Я не отрицаю и того, что ряд моих незаконных распоряжений и действий можно квалифицировать как преступления.
      Вопрос: В распоряжении следствия имеются данные о том, что Вы, злоупотребляя своим служебным положением, кроме того, присваивали казенное имущество и денежные средства, Вы это признаете?
      Ответ: Расхищения государственных средств и казенного имущества в целях личного обогащения я не совершал и виновным в этом себя признать не могу.
      Я намерен правдиво показать обо всем, в чем я виноват. Будучи в 1948 г. назначен на должность Командующего ВВС МВО, я в первую очередь занялся переоборудованием переданного ВВС под помещение штаба округа здания Центрального аэропорта, на что было израсходовано несколько миллионов рублей, но сколько именно, точно не помню. Значительная часть этих средств по моему распоряжению была растрачена на излишне роскошную внутреннюю и внешнюю отделку здания и на приобретение дорогостоящей обстановки, которая была специально заказана в Германии.
      В ноябре 1951 г. я задумал и начал осуществлять строительство пятидесятиметрового водного бассейна на территории Центрального аэродрома. На это строительство было затрачено до четырех миллионов рублей.
      Вопрос: Какой необходимостью вызывалось сооружение этого водного бассейна?
      Ответ: Необходимости строить водный бассейн для военнослужащих ВВС МВО, безусловно, не было, причем сметных ассигнований на это строительство также не было и оно было начато без разрешения Военного Министерства. Так как вскоре выяснилось, что для окончания сооружения бассейна необходимо затратить ещё четыре с половиной миллиона рублей, а такими средствами ВВС МВО не располагали и для меня было ясно, что Военное Министерство требовавшихся на это денег нам не даст, строительство бассейна было "законсервировано", а вложенные в него крупные средства омертвлены.
      Однако я считаю необходимым пояснить, что, приступая к строительству бассейна для плавания, я исходил из того, что в Москве нет ни одного пятидесятиметрового водного бассейна для проведения Олимпийских соревнований.
      Вопрос: Явно неубедительное объяснение. Какое отношение имели ВВС Московского военного округа к спортивным сооружениям?
      Ответ: Бесспорно, что я занимался не своим делом и никто, конечно, мне не поручал строить водный бассейн. Одной из побудительных причин к этому явилась мастер спорта по плаванию моя сожительница ВАСИЛЬЕВА Капитолина. ВАСИЛЬЕВА меня подбивала на сооружение водного бассейна и, желая угодить ей, а также рассчитывая популяризировать себя сооружением бассейна, я поставил перед собой задачу осуществить эту затею. Бассейн строился на территории одного из ангаров Центрального аэродрома без утвержденного технического проекта и смет. И только после начала строительства в конце 1951 г. я решил добиться в Военном Министерстве получения ассигнований на сооружение бассейна. В ноябре 1951 г., обратившись за получением денег на строительство бассейна к Военному Министру Советского Союза ВАСИЛЕВСКОМУ, я ввел его в заблуждение, сказав, что мне поручено отцом организовать спортивную работу в ВВС. ВАСИЛЕВСКИЙ отпустил на это строительство вначале 700.000 рублей, а затем в конце января 1952 года по моему настоянию он же дополнительно утвердил расходы ещё на 1 миллион 500 тысяч рублей. Как я уже показал выше, это строительство так и не было закончено и в августе 1952 года, т.е. к тому времени, когда я был освобожден от занимаемой должности, работы по постройке водного бассейна находились только в начальной стадии.
      Помимо сооружения водного бассейна, я занимался и другими строительными делами.
      Вопрос: А именно?
      Ответ: В 1950 г. на территории парка культуры и отдыха Ленинградского района г. Москвы по моему распоряжению было начато строительство так называемого "спортивного центра" Дома офицеров ВВС МВО. Получив согласие Военного Министра ВАСИЛЕВСКОГО на это строительство, я добился через бывшего секретаря МК ВКП(б) и председателя Московского городского Совета ПОПОВА Г.М. передачи под строительную площадку территории парка культуры и отдыха Ленинградского района, в связи с чем этот парк был закрыт для пользования трудящимися.
      Генерал-полковник БЕЛОКОСКОВ также поддержал мою инициативу о постройке "спортивного центра", предложив использовать под каркас здания демонтированный в Германии ангар. Металлические конструкции ангара были доставлены из Германии в Москву. На это ушло много времени и средств. Когда, наконец, каркас ангара был доставлен в Москву, то и здесь при его разгрузке, доставке на строительную площадку и установке мы имели много хлопот, так как ни у нас в ВВС, ни в Военном Министерстве не было таких мощных подъемных кранов, которые могли бы поднять отдельные металлические части конструкций этого ангара.
      В 1952 г. и это сооружение было "законсервировано", так как у нас не хватило средств на дальнейшее строительство. Насколько я помню, на это строительство было израсходовано более 5 млн. рублей.
      В этом деле я повинен ещё и в том, что, отняв у трудящихся Ленинградского района гор. Москвы их излюбленное место отдыха - парк культуры и отдыха, разрушив кинотеатр, уничтожив зеленые насаждения и не выстроив "спортивного центра", я фактически уподобился "собаке на сене".
      Полтора миллиона рублей с санкции Военного Министра ВАСИЛЕВСКОГО я израсходовал на строительство двухэтажного здания контрольно-пропускного пункта в Куркино, чтобы наблюдать пролеты самолетов, принимающих участие в воздушных парадах в Москве, в то время как в этом не было никакой практической необходимости.
      Вопрос: Следствию известно, что вы незаконно расходовали государственные средства не только на эти "строительства".
      Покажите об этом.
      Ответ: Я уже показал, что, используя свое служебное положение, игнорируя советские законы и обманывая руководство Военного Министерства, я разбазарил крупные суммы государственных средств на мероприятия, не вызывавшиеся никакой необходимостью для боевой подготовки вверенных мне воинских подразделений.
      Кроме того, своим недостойным поведением, выражавшимся в систематическом пьянстве, сожительстве с подчиненными мне по службе женщинами, различного рода скандальными происшествиями, получавшими широкую огласку, я фактически дискредитировал себя как Командующий округом. От решения насущных вопросов, связанных с повышением качества боевой и политической подготовки подчиненных мне воинских подразделений, отвлекало меня также и то, что большую часть своего времени я уделял спортивной деятельности. В этой связи я должен остановиться на созданных по моему указанию при ВВС МВО спортивных командах, которые содержались за счет средств, ассигнованных на боевую и физическую подготовку войск ВВС МВО.
      В период с 1947 по 1949 год в ВВС МВО были сформированы команды мастеров почти по всем видам спорта: конноспортивная, хоккейная, мотоциклетная, конькобежно-велосипедная, баскетбольная, гимнастики, плавания и водного поло. Кроме того, я добился передачи из ВВС Советской Армии футбольной команды. Во всех этих спортивных командах числилось более 300 человек, содержание которых обходилось в сумме свыше 5 млн. рублей в год.
      В связи с организацией конноспортивной и мотоциклетной команд, я приказал за счет средств ВВС МВО перестроить три ангара на Центральном аэродроме. Один из них был переоборудован под манеж, в другом устроена конюшня, а третий ангар был перестроен под мото-велобазу. На это была незаконно израсходована значительная сумма, но сколько именно, я не помню.
      Вопрос: Созданные вами спортивные команды состояли из военнослужащих ВВС МВО?
      Ответ: Нет. Военнослужащих ВВС округа в этих командах не было. Они комплектовались спортсменами-профессионалами и мастерами спорта, которые по поему указанию различными незаконными способами переманивались из других спортивных коллективов.
      Так, по моему указанию в 1951 г. в гор. Таллин была командирована тренер по плаванию МАКАРОВА с целью уговорить перейти в команду пловцов ВВС МВО эстонских пловцов ПРАНГЕЛЬ и МЯГИ.
      Я поручил МАКАРОВОЙ обещать ПРАНГЕЛЬ и МЯГИ большую заработную плату и обеспечение в Москве жилищной площадью. МАКАРОВА сумела выполнить мое задание и перетянула в Москву ПРАНГЕЛЬ и МЯГИ. В 1952 г. ПРАНГЕЛЬ и МЯГИ выступали в соревнованиях за коллектив ВВС МВО, а я создал для них обещанные условия. Так мне удалось усилить команду пловцов.
      Таким же способом, безусловно, развращавшим спортсменов, я перетянул из добровольного спортивного общества "Спартак" в коллектив ВВС МВО мастеров спорта НОВИКОВА, ЗИКМУНДА и ТАРАСОВА, которым предоставил квартиры и присвоил офицерские звания.
      Путем предоставления квартиры удалось также переманить в ВВС МВО и заслуженного мастера спорта велосипедиста ТАРАЧКОВА, ранее являвшегося членом спортивного общества "Динамо".
      Особенно активное участие я принимал в устройстве на работу в ВВС МВО СТАРОСТИНА Н.П. Стремясь перетянуть к себе СТАРОСТИНА, я не только незаконно стал выплачивать ему и его жене зарплату за счет спорткоманд ВВС МВО, но и в обход советских законов предпринимал меры к прописке СТАРОСТИНА на жительство в Москве, хотя я и знал о том, что СТАРОСТИН, как судимый за антисоветские преступления, не имел права проживать в Москве.
      Когда органы милиции отказали, несмотря на мое вмешательство, в прописке СТАРОСТИНА, я предложил моему адъютанту ПОЛЯНСКОМУ вывезти его из Москвы в охотничье хозяйство ВВС МВО.
      Однако через некоторое время СТАРОСТИН милицейскими работниками был обнаружен в Москве на квартире своей жены и ему было предложено немедленно покинуть Москву.
      Узнав, что СТАРОСТИН выехал из Москвы, я предложил бывшему начальнику отдела контрразведки ВВС МВО ГОЛОВАНОВУ и своему адъютанту ПОЛЯНСКОМУ немедленно на самолете догнать поезд, в котором следовал СТАРОСТИН, и доставить его ко мне на квартиру, что было ими и выполнено.
      Вопрос: Какое же, в таком случае, отношение имели эти спортивные команды к повышению боевой и физической подготовки личного состава ВВС МВО?
      Ответ: Никакого. Дело в том, что я, будучи тщеславным, пытался популяризировать свое имя и для достижения этой цели решил заняться "спортивной деятельностью". Этому "делу" я уделял основное внимание, не считаясь с затратами государственных средств. Для того, чтобы перетащить в спортивные команды ВВС МВО лучших спортсменов из других спортивных обществ, по моему указанию им создавались особые материальные условия.
      По моим распоряжениям члены спортивных команд ВВС МВО зачислялись в кадры ВВС, им присваивались офицерские звания и выплачивалась зарплата по повышенным ставкам. Спортсменам, кроме того, выдавались премии, обмундирование, предназначенное для личного состава ВВС МВО, предоставлялись в неочередном порядке квартиры и санаторное лечение. Ясно, что эти мои действия ослабляли другие столичные спортивные коллективы, так как из них переманивались в команды ВВС МВО лучшие спортсмены, которые к тому же развращались созданными им особыми материальными условиями. Все это, конечно, не могло не вызывать недовольства летного офицерского и летно-технического состава, так как указанные выше льготы и преимущества спортсменам предоставлялись за их счет.
      Вопрос: Только ли спортсмены пользовались этими, как вы говорите, "особыми материальными условиями"?
      Ответ: Я не могу отрицать, что в расходовании средств на содержание спортивных команд мной допускались и другие злоупотребления. Ряд лиц, числившихся инструкторами и тренерами спортивных команд, фактически не имели никакого отношения к спорту и, получая зарплату за счет ВВС МВО, обслуживали меня лично.
      Так, например, подполковник ДАГАЕВ, являвшийся моим адъютантом, был проведен по штату инструктором конноспортивной команды, мои адъютанты майор КАПЕЛЬКИН и капитан КУПЦОВ получали зарплату в качестве инструкторов 1 категории хоккейной команды и команды гимнастов.
      В 1950 году был зачислен на должность инструктора второй категории хоккейной команды ЕВСЕЕВ Н.В., который в действительности являлся комендантом моей дачи.
      За счет спортивных команд содержались преподавательницы моих детей НОВИКОВА К.И. и АВГУСТОВСКАЯ М.И.
      Приглашенные мною из Сочи для художественной отделки и росписи моей дачи и квартиры художники ЛОШКАРЕВ и его помощник, фамилию которого не помню, в течение нескольких месяцев оплачивались за счет хоккейной команды по ставке инструкторов высшей квалификации.
      В таком же положении находились мои личные шоферы, массажист и даже моя сожительница ВАСИЛЬЕВА Капитолина, получавшая зарплату как тренер команды пловцов, хотя в действительности она ничего в этой команде не делала.
      Всем лицам, которые меня лично обслуживали, в том числе и ВАСИЛЬЕВОЙ, ежемесячно выплачивалось до двух тысяч рублей каждому. Кроме того, большинству из них мною были предоставлены квартиры в домах военведа и также систематически выдавалось высококачественное военное обмундирование, предназначенное для летчиков, штурманов и другого летного состава ВВС МВО.
      За счет средств, предназначенных на боевую и физическую подготовку личного состава ВВС МВО, я содержал ещё "охотничье хозяйство".
      Вопрос: Что собой представляло это "охотничье хозяйство", когда и для чего оно было вами создано?
      Ответ: "Охотничье хозяйство" было мною создано в 1948 году на месте закрытого по моему распоряжению Переславль-Залесского полигона ВВС МВО.
      Это "хозяйство" занимает территорию в 55 тысяч гектаров. По моему указанию там построены три финских дома, переделана и исправлена имевшаяся узкоколейная железная дорога, для которой была специально изготовлена автодрезина. Из заповедника "Аскания-Нова" в охотничье хозяйство были завезены двадцать пятнистых оленей, которые обошлись в 80 тыс. рублей, а также доставлены, не знаю откуда именно, бобры и белые куропатки.
      Кроме штата специальных егерей, в "охотничьем хозяйстве" содержалась охрана из военнослужащих срочной службы.
      При ВВС МВО я организовал специальное "управление охотничьим хозяйством", начальником которого назначил находившегося в запасе капитана интендантской службы УДАЛОВА Георгия Иосифовича, числившегося инструктором первой категории футбольной команды. В аппарате "управления" также находилось ещё 9 человек, проведенных по штатам различных спортивных команд ВВС МВО, и в их числе ЕВСЕЕВА Мира Ивановна, являвшаяся женой коменданта моей дачи, которая числилась инструктором первой категории команды гимнастов.
      Фактически все "работники" этого "управления", так же как егеря и вооруженная охрана охотничьего хозяйства, бездельничали, так как в этом "охотничьем хозяйстве" я был всего два раза, а больше туда никого не допускали. Если же кто-либо из охотников осмеливался появиться в этом "хозяйстве", то стража отбирала у них ружья.
      Мои поездки на охоту, конечно, выглядят весьма неприглядно. На охоту я вылетал на самолете "Дуглас" в сопровождении ВАСИЛЬЕВОЙ, шофера ЧИСТЯКОВА и ряда сослуживцев, моего помощника по физической и строевой подготовке ВАСИЛЬКЕВИЧА, инспектора истребительной авиации полковника МАКАРОВА и бывшего начальника отдела военно-учебных заведений округа полковника МОРОЗОВА. Одновременно на Переславль-Залесский аэродром направлялся самолет ЯК-12. Этот самолет использовался мною для связи с Москвой и доставки оттуда продуктов, водки и вина, так как на охоте мы находились по несколько дней. Эти мои поручения выполнял мой адъютант КАПЕЛЬКИН.
      Кроме того, из Москвы в охотничье хозяйство по моему распоряжению прибывали несколько автомашин, в том числе и "Виллис" со специальной радиоустановкой ЦСР-399. Этой радиоустановкой я пользовался для связи с Переславль-Залесским авиационно-техническим училищем, которое имеет радиотелефонную связь с ВВС МВО. Когда мне надо было во время пребывания на охоте вызвать самолет или дать какое-либо иное распоряжение для штаба ВВС МВО, я делал это, используя свою радиоустановку через Переславльское училище, поскольку мощность её была недостаточной для связи с Москвой.
      Из Тулы доставлялся известный охотник на волков САФОНОВ со своей сворой собак. Конечно, такая охота стоила государству немалых расходов, так как эти расходы целиком производились за счет государства.
      Кроме того, я виноват в больших излишествах, которые допускал за государственный счет, используя свое положение. Особенно это имело место в оборудовании и обслуживании занимаемой мною дачи. Так, например, за счет Военного министерства СССР была построена водокачка, способная обеспечить водой около тридцати тысяч человек. По моему же ходатайству на берегу Москвы-реки, прилегавшему к моей даче, была сооружена бетонная дамба и бетонированная лестница от дачи к Москве-реке, на которые было израсходовано около полумиллиона рублей.
      На этом строительстве продолжительное время использовался батальон солдат Военно-строительного управления Военного министерства СССР, выделенный по моей просьбе и письменному ходатайству ТЕРЕНЧЕНКО заместителем министра БЕЛОКОСКОВЫМ. Эти же военнослужащие строили двухкилометровую асфальтированную дорогу от Успенского шоссе до моей дачи и из шлакобетонных блоков скотный двор, рассчитанный на двух лошадей, трех коров, шесть овец, свиней и большой птичник.
      На даче за счет средств ВВС МВО моим заместителем по тылу генерал-майором ТЕРЕНЧЕНКО и начальником административно-хозяйственного отдела ВВС МВО КАСАБИЕВЫМ был сооружен специальный холодильник с компрессорной установкой, рассчитанный на длительное хранение большого количества продуктов. Он же ТЕРЕНЧЕНКО построил для меня баню и насадил на территории дачи за счет средств, отпущенных для озеленения штаба округа, фруктовый сад - более ста корней яблонь и вишен, доставленных из гор. Мичуринска, а также большое количество малины, смородины, шиповника и лекарственных растений.
      Должен сказать, что по моему распоряжению имевшиеся в моем личном пользовании две лошади, три коровы, шесть овец, свинья, полсотни кур, цесарки и фазаны снабжались вплоть до моего ареста фуражом из ВВС МВО. Все это бесплатно обеспечивал ТЕРЕНЧЕНКО по заявкам моего адъютанта КАПЕЛЬКИНА. Продукты же этого моего хозяйства: молоко, масло, яйца, фрукты и овощи моя сожительница ВАСИЛЬЕВА Капитолина сбывала на рынке при помощи своей матери и сестер, которые постоянно проживали на даче. Это хорошо известно коменданту дачи ЕВСЕЕВУ.
      При посредстве своего помощника генерал-майора ВАСИЛЬКЕВИЧА я взял из ВВС МВО в личное пользование две байдарки и четырехместную моторную лодку.
      Кроме того, я в течение 1952 года держал в своем пользовании катер Министерства речного флота, за эксплуатацию которого ВВС МВО был предъявлен счет около семидесяти тысяч рублей. Из ВВС МВО мною была взята автоматическая телефонная станция, причем телефонные аппараты были установлены не только в жилых комнатах, но и в коридорах, ванной, бане, скотном дворе и даже в уборной дачи.
      Вот и все, чем я лично пользовался за счет государства, если не считать присвоения мной автомашины "Паккард".
      Числящаяся моей личной собственностью автомашина марки "Паккард" была приобретена в Германии в 1952 г. за несколько сот тысяч марок (точно её цену не помню) для автомотокоманды ВВС МВО. Мне эта машина очень понравилась, и я решил её присвоить, сдав взамен принадлежащую мне изношенную, дешевую и менее комфортабельную автомашину марки "Корд", которую я ранее привез из Германии.
      Для покупки "Паккарда" я специально посылал в Германию своего адъютанта ДАГАЕВА, который затем по моему распоряжению оформил документы на "Паккард" как на мою собственную автомашину.
      ДАГАЕВ и начальник отделения физической подготовки ВВС МВО СОКОЛОВ не раз выезжали в Германию, где закупали для ВВС МВО специальный инвентарь на большие суммы. Наряду с этим ДАГАЕВ и СОКОЛОВ выполняли некоторые мои личные поручения.
      Вопрос: Какие именно поручения?
      Ответ: ДАГАЕВ и СОКОЛОВ приобретали для меня в Германии за валюту в больших количествах различные ценные вещи, материалы на десятки костюмов, несколько комплектов ценных сервизов и много других предметов домашнего обихода, счет которым я потерял. Об этом могут сказать мои жены ВАСИЛЬЕВА и ТИМОШЕНКО, которые распоряжались этими ценностями. ВАСИЛЬЕВА, например, после размолвки со мной увезла от меня двенадцать чемоданов различных вещей. Не отставала от неё и другая моя бывш. жена - ТИМОШЕНКО Екатерина, которая, уезжая от меня в апреле 1953 г., также вывезла большое количество ценностей и другого имущества.
      Вопрос: Где вы брали иностранную валюту для приобретения вещей, которые вам привозили ДАГАЕВ и СОКОЛОВ?
      Ответ: Я не имел валюты, и вещи, которые привозили мне ДАГАЕВ и СОКОЛОВ из Германии, были куплены за счет валюты, выделенной для ВВС МВО. Обычно все вещи из Германии доставлялись самолетами ВВС МВО на военный аэродром в Кубинке в 30 км от Москвы, а оттуда - ко мне на дачу.
      Вопрос: А где должны были совершать посадку самолеты по установленным правилам?
      Ответ: На Московском Центральном аэродроме. Здесь по установленным правилам производится таможенный досмотр прибывших на самолете грузов. С тем, чтобы не платить пошлину за доставлявшиеся из Германии ДАГАЕВЫМ и СОКОЛОВЫМ вещи, я давал распоряжение о приземлении самолетов в Кубинке, где доставленные мне из Германии вещи разгружались из самолета, грузились адъютантами на автомашину и перевозились ко мне на дачу.
      Теперь я в основном показал все о своих делах, связанных с незаконным расходованием, разбазариванием и присвоением государственных средств и казенного имущества. Возможно, я не сказал о некоторых отдельных фактах, которые сейчас не помню, но я постараюсь вспомнить все, что было, и не буду ничего скрывать.
      Протокол записан с моих слов верно, мною прочитан В. СТАЛИН
      Допросили:
      Начальник следчасти по особо важным делам МВД СССР генерал-лейтенант (ВЛОДзимирский)
      Зам. начальника следчасти по особо важным делам МВД СССР полковник (КОЗЛОВ)
      Мы не имеем данных, каким образом получались эти показания.
      Я далек от мысли, что к сыну вождя применялись такие незаконные методы ведения следствия, как избиения, пытки голодом, холодом, бессонницей во внутренней тюрьме на Лубянке и в изоляторе в Лефортово, где его держали около полутора лет. Но к арестованным "свидетелям" по его делу - вполне допускаю: их показания нужны как воздух и издевательства над ними были. Во всяком случае, об этом рассказывают сын Полянского B.C. - Виктор Викторович, дочь Соколова П.Н. - Светлана Прокопьевна, жена М.А. Степаняна - Евгения Мкртычевна.
      Светлана Соколова, дочь полковника П.Н. Соколова, рассказывала, что, когда 6 ноября 1953 года её отец вернулся из тюрьмы, они с матерью его не узнали. Он был крайне истощен, тяжело болен. Позже он рассказывал, что его, 59-летнего, больного эмфиземой легких человека, держали в Лефортово в так называемой "безвоздушной" камере, избивали и не оказывали помощь, когда начинались гипертонические кризы.
      Жена Михаила Степаняна, Евгения Мкртычевна, вспоминает, что когда её муж, Михаил Арменакович, пришел из тюрьмы домой, то она с трудом узнала его: у него были выбиты два передних зуба, на теле - следы побоев. Кроме того, он рассказывал ей, что его пугали тем, что жену выселят из квартиры, - эту квартиру они получили в ВВС МВО. Евгения Мкртычевна живет там и сейчас, Михаил Арменакович уже умер.
      А чтобы не возникало больших сомнений о том, что такие "методы" следствия в МГБ существовали, приведу несколько характерных примеров из других уголовных дел того периода.
      Из заявления обвиняемого генерал-майора авиации В.П. Ухова от 20 июня 1953 г. на имя Генерального прокурора СССР:
      "Следователь Комаров1 заявил мне по поводу моих жалоб в ЦК: "Я тебе партия, я тебе Советская власть", и избил меня".
      Из заявления обвиняемого генерал-лейтенанта авиации Жарова Ф.И. от 18 июля 1953 г. на имя Председателя Верховного Суда СССР:
      "Следователь майор Хорьков на допросе говорил мне: "Ну, что, бандит, докрутился? Рассказывай, куда разбазарил на два миллиона трофейной мебели?" Он избивал меня, выбил зуб и повредил левое ухо, на которое я в течение 15 суток не слышал. Хорьков требовал от меня оклеветать генерал-полковника авиации П.Ф. Жигарева. Когда я отказался и сказал ему, что напишу в ЦК и правительство, он заявил: "Мы - ЦК партии! Мы - правительство! У нас министры между ног болтаются, а не такая мелочь, как ты, вражина. Больше передач и дополнительного питания не увидишь, сука!"
      Справка о боевых наградах Ф.И. Жарова:
      Два ордена Ленина, два ордена Красного Знамени, два ордена Кутузова II ст., ордена Отечественной войны и "Знак Почета".
      Справка о боевых наградах В.П. Ухова:
      Два ордена Ленина, три ордена Красного Знамени, орден Богдана Хмельницкого II ст., орден Суворова III ст., орден Красной Звезды.
      Из показаний арестованного заместителя министра МГБ Рюмина М.Д.:
      "Следователь Герасимов в 1945 г. принудил маршала авиации Худякова С.А. признаться в принадлежности к английской разведке, в том, что он, Худяков, принимал участие в расстреле 26 бакинских комиссаров. Худяков подписал протокол, где признавался в шпионской связи с англичанами, в службе в дашнакском отряде в 1918 году. Худяков был приговорен к расстрелу".
      Справка о боевых наградах маршала авиации С.А. Худякова:
      Два ордена Ленина, два ордена Красного Знамени, орден Суворова II ст., орден Богдана Хмельницкого II ст., два ордена Красной Звезды.
      До сих пор среди ветеранов ВВС ходят разговоры о причастности Василия к арестам Главного маршала авиации А.А. Новикова, министра авиационной промышленности А.И. Шахурина и других. Василий-де нажаловался отцу на плохое качество самолетов. А тот распорядился "разобраться" с Новиковым.
      Материалы уголовного дела А.А. Новикова говорят о другом. Василий по этому делу вообще не допрашивался, к нему не причастен, и в деле Новикова никаких документов, изобличающих Василия в оговоре Новикова, нет. Причина была в другом - фигура Новиков в 1946 году была выбрана для дискредитации маршала Г.К. Жукова. И эта "акция" состоялась. Подручным B.C. Абакумова удалось выбить из Новикова заявление в ЦК ВКП(б) о том, что Жуков "принижает роль И.В. Сталина в Победе в годы Великой Отечественной войны и восхваляет себя". Этого хватило для того, чтобы Г.К. Жукова снять с поста Главнокомандующего Сухопутными войсками и "сделать" командующим войсками Одесского военного округа.
      Василий Сталин хотя и не был доволен качеством авиационной техники, но от всех этих закулисных дел был далек и служил тогда в должности командира дивизии в Германии.
      А чтобы придать видимость законности при расследовании уголовного дела А.А. Новикова, А.И. Шахурина и других, оно было оформлено по всем правилам и передано для рассмотрения в Военную коллегию Верховного суда СССР.
      Председательствовал в судебном заседании генерал-полковник юстиции Ульрих В.В., членами суда являлись генерал-майор юстиции Дмитриев Л.Д. и полковник юстиции Сюльдин В.В. 11 мая 1946 года был вынесен обвинительный приговор.
      Военная коллегия признала, что в системе Наркомата авиационной промышленности и Военно-воздушных сил Советской Армии существовала антигосударственная практика, приводившая к тому, что на протяжении войны и в послевоенный период Народным комиссариатом авиационной промышленности выпускались бракованные самолеты и авиамоторы, которые затем "преступным путем протаскивались на вооружение авиационных частей". Основными виновниками признаны семь человек. По их вине, утверждалось в приговоре, на вооружение ВВС Советской армии в годы войны поступали крупными партиями заведомо бракованные самолеты и моторы, что приводило к большому числу аварий и катастроф в строевых частях ВВС, гибели летчиков, а на аэродромах в ожидании ремонта скапливалось большое количество самолетов. По данным Управления технической эксплуатации ВВС, с ноября 1942 года по февраль 1946 года в частях и учебных заведениях ВВС по причинам конструктивнопроизводственных недоделок самолетов и моторов имели место более 45 тысяч невыходов самолетов на боевые задания, 766 аварий и 305 катастроф.
      Шахурин, утверждалось в приговоре, в погоне за цифровыми показателями выполнения плана, запускал в серийное производство самолеты и моторы, имевшие крупные конструктивные недоделки. Так он поступал и в отношении самолетов и моторов, не прошедших государственных и войсковых испытаний. Этой антигосударственной деятельности способствовали заведующие авиационными отделами ЦК ВКП(б) Будников и Григорьян, которые знали об указанных выше действиях Шахурина, но никаких мер к прекращению такой практики не принимали. В ряде случаев, в угоду Шахурину, сознательно помогали протаскивать на вооружение ВВС Советской Армии бракованные самолеты и моторы.
      Руководство ВВС в лице Новикова, Репина, Шиманова и Селезнева не только не вело борьбу за качество выпускавшейся авиационной техники, но по сговору с Шахуриным, Будниковым и Григорьяном принимало на вооружение частей ВВС заведомо недоброкачественные самолеты и моторы, имевшие конструктивно-производственные дефекты.
      В приговоре утверждалось, что в результате преступной деятельности подсудимый государству был нанесен значительный материальный ущерб и в частях ВВС погибло большое число летного состава и самолетов.
      Вмененные в вину Шахурину действия Военной коллегией Верховного Суда СССР квалифицированы как злоупотребление служебным положением, повлекшее тяжкие последствия (ст. 193-17 п. "а" УК РСФСР), и как выпуск недоброкачественной промышленной продукции, равносильный вредительству (ст. 128 п. "а" УК РСФСР), по которым ему назначено наказание в виде 7 лет лишения свободы.
      Действия Будникова и Григорьяна, признанных виновными в пособничестве Шахурину в его преступных действиях, квалифицированы по ст. 17, 193-17 п. "а" и ст. 17, 128 п. "а" УК РСФСР, по которым каждому из них назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы.
      По ст. 193-17 п. "а" УК РСФСР приговорены к лишению свободы: Репин сроком на 6 лет, Новиков - на 5 лет, Шиманов - на 4 года и Селезнев - на 3 года.
      Интересно, что Г.М. Маленков, отвечавший в годы войны за авиационную промышленность и получивший в 1943 году за успехи в этой работе звание Героя Социалистического Труда, от этого уголовного дела вообще никак не пострадал.
      Всего нескольких слов в заявлении, выбитых МГБ у Новикова, о "происках" маршала Г.К. Жукова было уже достаточно для того, чтобы начать травлю полководца.
      Возникает вопрос: при чем здесь Василий Сталин?
      Глава 10
      После ареста
      После ареста Василия в ВВС МВО начались перемены. Друзей Василия разогнали по другим округам. Полковник Сергей Долгушин, Герой Советского Союза, поехал командовать дивизией тех же фронтовых бомбардировщиков Ил-28 на станции Обозерская Архангельской области, полковник и тоже Герой Володя Луцкий из подмосковной Кубинки уехал командовать истребительной дивизией в пос. Алакурти на Кольский полуостров. Потихоньку начали "стирать" память о Василии. Штаб ВВС округа позже перенесут на задворки Центрального аэродрома на Хорошевское шоссе, упразднят газету "Сталинский сокол", расформируют и знаменитый 32-й ИАП, тот самый, где было выращено 18 Героев и который в войну сбил более 500 самолетов врага. Им, как вы помните, начинал командовать Василий Сталин.
      Адъютантов "разогнали" ещё раньше, тоже по войскам. Оставили одного Полянского. Он был положен Василию как помощник депутата Верховного Совета РСФСР. Михаил Степанян, например, поехал в Серпухов на должность коменданта гарнизона, где через полгода был арестован по делу Василия и ещё полгода провел в тюрьме.
      Кстати, Михаил Арменакович, пожалуй, единственный из адъютантов, которого КГБ сломить не удалось. Дело на него прекратили, не добившись ничего, и Василий относился к нему по-прежнему с любовью и уважением. Три раза Михаил Степанян ездил к нему в тюрьму во Владимир, писал ему письма и получал их от Василия. Вдова Михаила Арменаковича, Евгения Мкртычевна, с нежностью хранит письма Василия, и с её разрешения я приведу часть этой переписки.
      Василий, сидя под стражей в ходе следствия, надеялся на нового председателя КГБ И.А. Серова, которого знал ещё с войны. Сын Л.П. Берия Серго о Серове пишет:
      "Очень хорошо знал я Ивана Александровича Серова, возглавлявшего КГБ СССР в 1954-1958 годах. Это был безупречно честный человек, немало сделавший для укрепления законности. Серов блестяще окончил Военную академию имени Фрунзе и был направлен в распоряжение нового наркома НКВД. Владел японским языком. Те, кто служил под началом Героя Советского Союза генерал-полковника И.А. Серова, запомнили его талантливым, очень мужественным и чрезвычайно образованным человеком".
      Надо сказать, что первые годы ареста Василия пришлись именно на становление И.А. Серова в новой должности председателя КГБ СССР.
      Никакой помощи Василий от бывшего сослуживца, естественно, не получил. Да это и понятно. Ведь все начиналось в те годы не с Лубянки, а со Старой площади или с Кремля. Позже и сам Серов за то, что не распознал шпиона в Пеньковском, будет с позором изгнан со всех постов, понижен в воинском звании с генерала армии до генерал-майора, лишен звания Героя и отправлен служить в Ташкент. Но это уже другая история.
      Из обвинительного заключения и приговора от 2 сентября 1955 года по делу Василия.
      Озлобленный заслуженным увольнением из рядов СА, В. Сталин неоднократно высказывал резкое недовольство отдельными проводимыми Партией и Советским Правительством мероприятиями. В частности в связи с опубликованием сообщения о реорганизации государственного аппарата и перемещениях руководящих деятелей Советского государства, а также в связи с изданием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 27.03.1953 г. "Об амнистии", В. Сталин дошел и до прямых, явно антисоветских, высказываний. Так, в присутствии Капелькина и Февралева В. Сталин высказывал свои намерения сделать иностранным корреспондентам или сотрудникам иностранного посольства клеветническое заявление, направленное на дискредитацию руководителей Партии и Советского Правительства.
      Антисоветская настроенность В. Сталина ярко выявилась и в том, что он в своем озлоблении допустил выпад террористического характера в отношении одного из руководителей Партии и Советского Правительства.
      Для успешного расследования этого "преступления" КГБ арестовал группу офицеров и генералов, включая старика-шофера Февралева (он вместе с Гилем возил ещё Ленина, Сталина-старшего, Калинина, Свердлова). Около года всех их держали в тюрьме по делу Василия, потом освободили, получив нужные показания.
      Это сейчас Василий по данной статье подлежит безоговорочной реабилитации. А тогда по ст. 58-10 ч. I УК РСФСР он получил 8 лет лишения свободы в ИТЛ с поражением в политических правах на 2 года. Этим же наказанием было поглощено наказание, определенное по ст. 193-17 п. "б" УК РСФСР - 8 лет лишения свободы в ИТЛ (смертную казнь суд не применил). Из УК РСФСР тех лет:
      Ст. 193-17. а) Злоупотребление властью, превышение власти, бездействие власти, также халатное отношение к службе лица начальствующего состава Рабоче-крестьянской Красной Армии, если деяния эти совершались систематически, либо из корыстных соображений или иной личной заинтересованности, а равно если они имели своим последствием дезорганизацию вверенных ему сил, либо порученного ему дела, или разглашение военных тайн, или иные тяжелые последствия, или хотя бы и не имели означенных последствий, но заведомо могли их иметь, или были совершены в военное время, либо в боевой обстановке, влекут за собой: лишение свободы со строгой изоляцией или без таковой на срок не ниже шести месяцев; б) те же деяния, при наличии особо отягчающих обстоятельств влекут за собой: высшую меру социальной защиты; в) те же деяния, при отсутствии признаков, предусмотренных пунктами "а" и "б" настоящей статьи, влекут за собой: применение Правил Дисциплинарного устава Рабоче-крестьянской Красной Армии.
      Для того чтобы расследовать первое преступление В. Сталина, опытному следователю потребовалось бы не более недели. Допросить Сталина, Февралева, Капелькина, приобщить пленку с подслушанным разговором и получить характеристику на обвиняемого.
      Постановление ЦИК СССР о порядке расследования дел этой категории от 1 декабря 1934 года устанавливало 10 суток. Это постановление вышло в связи с убийством в 1934 году С.М. Кирова "троцкистско-зиновьевскими собаками" в г. Ленинграде. (Вообще-то его убил скромный партслужащий Николаев за то, что Сергей Миронович вроде бы сожительствовал с его бывшей женой.)
      Дело Василия Сталина расследовалось около двух с половиной лет. Все это время он был под стражей, сначала во внутренней тюрьме на Лубянке, потом на спецдаче в Кратово, затем - в Лефортово. В начале 1954 года Василий заболел. Можно было изменить меру пресечения. Но власть поступила иначе. В Центральном клиническом госпитале МВД СССР, который находится и сейчас в районе метро "Октябрьское поле", недалеко от Серебряного бора, оборудовали тюремную палату, выставили у дверей часового, и Василий там в течение месяца проходил курс лечения в терапевтическом отделении.
      После излечения его оставили под стражей на спецдаче. Не хватает только слов "для санаторного лечения". Следователи КГБ стали теперь разбираться в служебной деятельности авиационного генерала. Это, конечно, сложнее, чем расследовать телефонную болтовню. Замечу, что после сдачи должности В. Сталиным С. Красовскому прошел почти год. Акт о приеме-передаче должности утвержден главкомом ВВС, все службы штаба ВВС МВО представили письменные акты о том, что у них порядок.
      И вот теперь, через 8 месяцев, начинается следствие.
      Большое сложное хозяйственное дело. Работа предстоит тяжелая. Здесь должен трудиться следователь по особо важным делам Главной военной прокуратуры, он ближе к этим вопросам, чем следственный отдел КГБ. Но дело ведет КГБ, коль скоро в обвинении есть ст. 58 УК РСФСР. Создали специальную комиссию МО СССР, члены которой, не зная, что от них требуется, "устанавливали" все подряд, а это "все подряд" потом автоматически переехало в обвинительное заключение и приговор.
      Из приговора:
      Генерал-лейтенант авиации В. Сталин от партийно-политической и воспитательной работы самоустранился. Пьянствовал. На работу часто не являлся. Доклады своих подчиненных принимал у себя на квартире или на даче. Насаждал в подчиненном ему аппарате угодничество, окружил себя близкими, пользующимися его особым доверием людьми, пристраивал их. Лично участия в партийной работе не принимал, партийные собрания не посещал.
      Морально разложившись, В. Сталин часто вел себя недостойно: дебоширил в общественных местах и чинил произвол.
      Не собираюсь комментировать всю эту глупость и давать ей юридическую квалификацию. Это все - от бессилия. И незнания задач уголовного судопроизводства.
      Из приговора:
      Генерал-лейтенант авиации В.И. Сталин в частях бывал редко, их состояния не знал, руководством оперативно-тактической подготовки не занимался, лично на сборах и КШУ на местности, как правило, не участвовал, необходимых мер к укреплению дисциплины и ликвидации катастроф и аварий не принимал, скрывал их от руководства МО СССР.
      Для сведения:
      Из доклада главкома ВВС генерал-полковника авиации П. Ф. Жигарева в 1952 году:
      "Военно-воздушные Силы МВО прочно удерживают 1 место в ВВС страны в течение последних 2 лет, в чем немалая заслуга командующего генерал-лейтенанта В.И. Сталина".
      В архиве хранится следующий документ:
      Итоги БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ АВИАЧАСТЕЙ ВВС МВО
      В КОРЕЕ (1951 ГОД)
      Соотношение потерь самолетов 1:4,4.
      Я думаю, что нет необходимости напоминать читателям, против какого противника велись тогда боевые действия в Корее.
      Из этой справки видно, что боевая подготовка в этих частях ВВС МВО нормальная.
      Из приговора:
      Вместо того, чтобы повседневно заниматься боевой и политической подготовкой, в целях популяризации своего имени и создания мнимого авторитета В.И. Сталин занялся строительством различного рода спортивных сооружений. В 1949 г. он приступил к строительству, так называемого, "спортивного Центра ВВС". Это строительство было включено в титул под другим названием. Истрачено свыше 6 млн. рублей. В 1951 г. В. Сталин задумал и начал осуществлять строительство водного бассейна на территории Центрального аэродрома. Это строительство осуществлялось без ведома Правительства.
      По указанию В. Сталина были ликвидированы 3 ангара, один из них был отведен под манеж, другой - под конюшни, третий - под мото-велобазу.
      В 1949 г. В. Сталин самолично приступил к созданию охотничьего хозяйства ВВС, на что было израсходовано св. 800 тыс. рублей. Только на покупку оленей было израсходовано более 80 тыс. рублей.
      Для сведения:
      Справка В обязанности командира, согласно Уставу внутренней службы ВС СССР, заниматься практическим строительством не входило и не входит сейчас. Этим должны заниматься строительные войска и их структуры. Контроль за расходованием финансов, выделенных для этих целей, ведет финансовая служба. Она же должна контролировать финансирование любого ремонта и строительства, для чего в ней есть соответствующие специалисты. О всех случаях финансовых нарушений и не титульного строительства фин. служба должна докладывать по команде.
      Ежегодно проводится ревизия финансово-хозяйственной деятельности вышестоящим органом.
      Из приговора:
      В.И. Сталин занялся комплектованием при ВВС МВО спортивных команд. Им были созданы конноспортивная, конькобежно-велосипедная, баскетбольная, гимнастическая, плавания, водного поло.
      Спортсмены переманивались из других команд, им незаконно присваивались офицерские звания, создавались привилегированные услуги.
      Премиальный фонд В. Сталин расходовал для награждения спортсменов. Им было премировано 307 спортсменов и только 55 человек летно-технического состава.
      Из 227 квартир, полученных ВВС МВО, спортсменам предоставлено более 60 квартир. На обеспечение спортсменов летно-техническим обмундированием израсходовано 700 тыс. рублей. Предоставление таких привилегий спортсменам не вызывалось деловыми соображениями.
      Надо сказать, что организация армейского спорта тогда только начиналась. Это позже в каждом округе и флоте были свои спортивные клубы. В Москве - Спортивный комитет Министерства обороны во главе с генерал-майором, созданы ЦСКА и ЦСК ВМФ, в Самаре - ЦСК ВВС. В каждой армии - свой СКА. Генеральным штабом для этих спортивных подразделений и частей разработаны и утверждены штаты. Назначены начальники клубов, их заместители, старшие тренеры, тренеры и инструктора, начальники отделов и служб. Установлены штатные категории для присвоения им офицерских званий. И многое другое.
      О спортивном мире ВВС МВО своеобразно написала Светлана Аллилуева:
      "Какие-то темные люди: футболисты, массажисты, спортивные тренеры и "боссы" толкались вокруг него, подбивая его на разные аферы, на махинации с футбольными и хоккейными командами, на строительство за казенный счет каких-то сооружений, бассейнов, дворцов культуры и спорта. Он не считался с казной, ему было дано право распоряжаться в округе огромными суммами, а он не знал цены деньгам".
      Здесь можно согласиться со Светланой Иосифовной и добавить, что такой командующий - это находка для "темных" людей от армейского спорта, а если ещё и сын вождя, то это вообще почти "манна небесная". Решается любой вопрос. Подписал командующий приказ, и 50 человек будут месяц жить и бесплатно питаться на сборах, подписал другой - и команда уехала на юг, на море, подписал третий документ - и спортсмен перемещен на вакантную должность, на которой можно получить очередное звание и прибавку к окладу. На моих глазах такое было и в 60-е, и в 70-е, и в 80-е годы. Дело доходило до того, что приказом командующего одной из армий ПВО спортсменов-офицеров "переводили" по бумагам "служить" на Север, в Норильск, в то время как они жили все время в Новосибирске. Им "шел" двойной оклад и двойная выслуга, год службы - за два. Да что там в Новосибирске! В одной дивизии ПВО той же армии мы "обнаружили" трех олимпийских чемпионов - хоккеистов ЦСКА, которые на тех же основаниях "служили" в льготном районе в том же Норильске, а жили в Москве. И все это было с ведома Д.Ф. Устинова - министра обороны СССР.
      В послевоенные годы за злоупотребление служебным положением были привлечены к уголовной ответственности десятки должностных лиц, отвечающих за армейский спорт. Из командующих за всю историю - один Василий Сталин.
      Надо, конечно, признать, что В. Сталин занимался спортивными делами больше, чем следовало бы командующему.
      О.М. Белаковского - врача команды ВВС - Василий за "плохое лечение спортсменов" несколько раз утром "снимал" с должности, а к обеду "восстанавливал".
      Во время соревнований, в перерывах он бесцеремонно входил в раздевалку к спортсменам, кричал на игроков и давал установки тренерам - и А.В. Тарасову, и позже В.М. Боброву, чем они были крайне недовольны, потому что в хоккее и футболе нужно тоже разбираться профессионально.
      Когда в 1952 году на Олимпиаде в Хельсинки армейские футболисты проиграли команде Югославии, их разогнали, команду ВВС по футболу директивой Генштаба расформировали, Василий приказал С.Ф. Долгушину "пристроить" у него в гарнизоне Всеволода Боброва. 6 месяцев Бобров "болтался" по стадиону в Калинине.
      Василия избрали председателем Федерации конного спорта СССР. Заседания федерации он проводил у себя в кабинете, в штабе, угощая всех членов федерации чаем, и не только им. Всем нравилось.
      В конном спорте он разбирался лучше, чем в футболе и хоккее, и однажды, вспоминают ветераны-конники, очень профессионально "разгромил" корреспондента "Советского спорта", который допустил какую-то неточность при освещении соревнований. Досталось и главному редактору, приглашенному в штаб.
      Во время Олимпийских игр в Хельсинки в 1952 году заставил лошадям "нашу" воду из Выборга возить, чтобы кони лучше выступали и чтобы не отравились "чужой" водой. Соревнования по мотокроссу на Минском шоссе он контролировал лично и весьма оригинально. Взлетал на легком самолете с Центрального аэродрома, с воздуха снимал гонку на камеру, следил, как идет борьба мотогонщиков. Сопроводив таким образом спортсменов до Кубинки, он разворачивался и возвращался на старт.
      Однажды прилетел в Ташкент проверить ход учебно-тренировочного сбора футболистов. Два дня выходил с ними на тренировку и играл в двусторонней игре нападающим. Благо футбольные навыки у него были.
      Заслуженный мастер спорта СССР футболист А.А. Парамонов вспоминает, что "с подачи" С. Капелькина - тренера футбольной команды ВВС и будущего адъютанта Василия, его, Парамонова, отчислили из команды ВВС за то, что он был внешне чем-то похож на Анатолия Тарасова, а Тарасов в то время попал в немилость к Василию. Капелькин рассказал об этом Василию Сталину, а тот распорядился Парамонова из команды убрать. Парамонов перешел в "Спартак" и вскоре стал олимпийским чемпионом.
      Другой знаменитый спартаковец, футболист Н.П. Симонян, вспоминает, как Василий Сталин долго уговаривал его перейти из "Спартака" в ВВС, а когда он, Симонян, отказался, в страхе ожидая гнева Василия, последний неожиданно похвалил Симоняна за верность "Спартаку", и они оставались друзьями долгие годы.
      А заслуженный мастер спорта СССР боксер Л.М. Сегалович рассказывает о другом. Василий Сталин был взбешен, когда группа знаменитых боксеров: Николай Королев, Сергей Щербаков и он, Сегалович, - отказались войти в предполагаемую команду ВВС по боксу.
      Хоккеист В.Г. Шувалов вспоминает, что вся хоккейная команда просто боготворила Василия Сталина. Лучшего мецената для хоккеистов, чем Василий, как говорит В.Г. Шувалов, никогда не было и, наверное, уже не будет: все имели квартиры, заработок, жены и дети устроены, получали паек, обмундирование. Что ещё надо?
      Теперь о кадрах в спорте.
      Ситуация с кадровой работой в армейском спорте всегда была сложная. Хочешь получить хорошего спортсмена - создай ему условия: квартира, зарплата, машина. Официальный штат ЦСКА или СКА ограничен. Зарплату командирским решением не поднимешь. Вот и идут кадровики вместе со спортивным начальством на хитрость. Находят в округе вакантную должность и "подсовывают" приказ командующему через его заместителя, ответственного за спорт, о назначении туда спортсмена. Командующий может, конечно, и не подписать приказ. Но, как правило, подписывает, чтобы иметь хорошего спортсмена, который прославит округ. Я помню, в СКА МВО в бытность командующим П.Г. Лушева в округе так "служили" около 300 человек. Кончилось тем, что П.Г. Лушев в 1983 году за успехи в службе получил звание Героя Советского Союза.
      Василий тоже подписывал все, но получил, как известно, другое.
      Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации П.В.Базанов в 60-е годы был командующим авиацией на Дальнем Востоке. Он рассказывает, что по площади его войска занимали местность раз в 5 больше, чем ВВС МВО, и задачи были посложнее. У него, Базанова, в ВВС округа было почти все то же, что и у Василия: и строительство, и спортсмены, и команды мастеров. Спортсменов в приказном порядке списками ставили на вакантные должности в войска. Причем даже в льготные районы на Север и на Курилы, где двойной оклад и выслуга шла год службы за два. Спортсменов этих он никогда не видел, все они жили в Москве.
      Он, Базанов, пытался возмущаться, но ему быстро, как он сам выразился, "заткнули рот".
      Заметьте, это было уже "после Василия Сталина". Так было всегда.
      Должен отметить, что весь этот спортивный хаос будет у нас до тех пор, пока в государстве не начнет действовать закон о спорте. Пока законодательно не установят, чту профессиональный спорт, а чту любительский, и не решат, наконец, вопросы, которые возникают уже не одно десятилетие.
      А в последние годы появилась ещё одна предпосылка к посещению спортивными деятелями нашей армии мест лишения свободы: аренда - мера вынужденная, но что, скажите на милость, делать, когда у государства нет денег на развитие спорта!
      Почти весь ЦСКА сдали в аренду. На территории этого армейского объекта расположились рынок, коммерческие магазины, ночной клуб, несколько фирм. А в здании Дворца спортивных единоборств - даже был одно время коммерческий банк. Под него отдали все левое крыло, две боксерские раздевалки, гардероб, душ. Въезд в ЦСКА стоит 50 центов, правда, в рублевом эквиваленте. Вот где бы развернуться нашим правоохранительным органам, общему надзору военной прокуратуры.
      Василию Сталину такое и не снилось.
      Такая же система процветает, кстати, и в спортивном обществе "Динамо", где тоже собирают со всей страны хороших спортсменов, им тоже выделяют квартиры, машины, поощряют ценными подарками, премиями.
      Да что там в "Динамо"! Это решается и на самом высоком уровне. За большие успехи в спорте спортсмены, как и прежде, награждаются орденами и медалями, а некоторые теперь имеют даже звания Героев России. Так что премирование спортсменов ВВС теплыми куртками, штанами и летными унтами, я думаю, не подорвало устоев Советской армии и государства.
      Спортивное общество "Динамо", кстати, тоже имеет штатные спортивные команды, спортсмены числятся на должностях во внутренних и пограничных войсках, а теперь ещё и в налоговой полиции.
      После окончания спортивных выступлений все они, как и армейские спортсмены, остаются, как правило, служить.
      Лев Яшин имел звание полковника, футбольный тренер Константин Иванович Бесков, хоккеисты Виталий Давыдов и Александр Мальцев - тоже полковники, мои близкие друзья биатлонист Александр Тихонов и боксер Александр Мельников - подполковники, Саша Карелин - полковник налоговой полиции, а заслуженный мастер спорта СССР фехтовальщик Леня Романов - уже генерал-майор.
      Все они первые офицерские звания получали за выдающиеся спортивные достижения, и ни у кого не повернется язык сказать, что это было неправильно.
      А вот в отношении армейских спортсменов ВВС сказали и обвинили в этом Василия Сталина. Так и записали ему в приговор: "Спортсменам присваивались офицерские звания".
      А в чем криминал? Присваивались. Министром обороны и командующим войсками МВО. Ну и что?
      Теперь о стройках.
      Советская армия - была и оставалась до последнего времени одной из немногих армий мира, которая строила сама себе. Дабы не утомлять читателя, скажем, что собственно строительство к Василию Сталину, как и он к нему, отношения не имело. Для этого есть специальные строительные силы.
      У Василия Сталина для настоящих строек своих сил не было. Был телефон, по которому он просил начальников, а они соглашались. Начальников больших - вплоть до министра обороны. Так кто виновен больше? Кто просит или кто незаконно дает?
      Думаю, что спрашивать за все эти стройки надо начинать прежде всего с министра обороны Василевского и его заместителя по строительству.
      Заместителем министра обороны СССР по строительству и расквартированию войск в те годы был известный военачальник, генерал-полковник В.Е. Белокосков. Грудь его украшали два ордена Ленина, четыре ордена Красного Знамени, орден Трудового Красного Знамени, орден Красной Звезды.
      Это он через своих подчиненных строил все эти объекты, контролировал и следил за вводом их в эксплуатацию, носил на подпись Василевскому и в Госплан проектно-сметную документацию, определял вместе с финансистами денежные расходы, безропотно выполнял все просьбы Василия, кстати, своего подчиненного.
      Он и должен был отвечать за все это, хотя бы и вместе с Василием. Но Белокосков ещё 5 лет оставался в должности заместителя министра, а затем перешел в группу генеральных инспекторов. В "райскую группу", как её называли сами военачальники. Главной задачей членов "райской группы" была обязанность один раз в месяц своевременно посещать финансовое отделение, чтобы получить денежное содержание, равное двум окладам директора крупного завода.
      Василию инкриминировали, что объекты были построены чуть ли не тайком.
      Я понимаю, что на полигоне, в лесу такой объект, как баня, тайком можно сделать, но как можно строить тайно, например, 50-метровый бассейн в центре Москвы - не представляю.
      Когда закладывался бассейн, вспоминает К.Г. Васильева, был огромный митинг. Генералов было больше, чем солдат. Присутствовало строительное начальство Министерства обороны.
      Играл оркестр. Работал буфет. Василий и зам. министра по строительству В. Белокосков заложили символические кирпичи в фундамент под музыку и всеобщее "ура".
      Потом в приговор Василию запишут: "Строительство этого бассейна велось без ведома Правительства".
      От себя скажу: адрес этого строительства - Москва, Ленинградский проспект, дом 39. До Кремля 6 км.
      То же самое происходило и с гимнастическим залом, и мотовелобазой. Под них переоборудовались старые самолетные ангары. По приговору - это, оказывается, преступление.
      Решение на такие вещи вправе принимать командующий самостоятельно без участия правительства. На то он и командующий. А если он не прав, то на это есть две проверки в год. Да и вообще, при чем здесь уголовное дело?
      Кстати, в авиационном гарнизоне в Кубинке 50-метровый бассейн тоже имеется, под него переоборудовали тоже старый ангар. Есть в этом бассейне сауна, комната отдыха для начальства, камин, телевизор, холодильник. Я там был.
      А в Кантемировской танковой дивизии прекрасный бассейн с подогреваемой водой по учету КЭЧ идет до сих пор как "пожарный водоем". Он уже лет 30 существует вот так, без титула и штатов. От КЭЧ выделили туда двух слесарей. Один именует себя директором бассейна, другой - его первым заместителем.
      Когда я там был в 80-е годы военным прокурором и мы обнаружили эти нарушения, я доложил своему начальнику - военному прокурору МВО генерал-майору юстиции И.Ф. Янгаеву и спросил: "Что делать?"
      Он ответил:
      - Если тебе нечем больше заниматься, я пришлю комплексную проверку. Работа тогда у вас там у всех появится.
      Если так разбираться по другим служебным нарушениям Василия Сталина, то ком обвинений тает на глазах.
      А за жадность своих жен Василий Сталин заслуживает максимум строгого выговора. Во всяком случае его личный интерес во всем этом не идет ни в какие сравнения с "прибылями" некоторых наших современных "полководцев".
      Передо мной лежит опись арестованного имущества. 949 пунктов. Самое ценное - это коллекция ружей, в основном подаренных отцом, и шашек, подаренных К.Е. Ворошиловым. Больше ничего интересного нет: настольные часы, охотничьи сапоги, ремни, фотоаппарат, киноаппарат, 2 байдарки, 2 велосипеда, 2 мотоцикла (подарок И.В. Сталина), автомашина "Паккард". По обвинению, он забрал её в мотокоманде, но вместо неё отдал другую. Ущерб не подсчитан.
      В 1946-1947 годах Василий был командиром корпуса в Германии. Одна его дивизия стояла в городе Гроссенхайне. До Дрезденской картинной галереи 30 минут езды. Полк стоял под Потсдамом. Это резиденция прусских королей. Да при желании он имел возможность столько вывезти оттуда добра, что до сих пор бы наши немецкие друзья искали формы обмена и никакой Закон о реституции не помог бы.
      При обыске у Василия изъяли и нарезное оружие - автомат ППШ, винтовку, три пистолета. Хранение нарезного оружия без разрешения МВД тогда было тоже запрещено и являлось преступлением.
      Однако Василий на все это оружие имел соответствующие справки. Оружие забрали и отправили на склад МВД, в том числе и пистолет "вальтер" с дарственной надписью К.Е. Ворошилова.
      Военная коллегия по делу В.И. Сталина с 31 августа по 2 сентября 55-го года заседала так называемым "коронным составом", т.е. состояла из трех штатных судей: генерал-лейтенант, генерал-майор и полковник (без народных заседателей). Председательствовал в суде генерал-лейтенант юстиции Евлампий Лаврович Зейдин - первый заместитель председателя Верховного суда СССР. Он не был членом Военной коллегии, но имел воинское звание генерал-лейтенанта юстиции. Это был опытный судья. Он входил в состав Специального судебного присутствия и по делу Берия, был в составе суда и по делу Абакумова, и по другим громким послевоенным политическим делам. Адвокат к делу не допускался. Тогда действовало указанное Постановление ЦИК СССР 1934 года об особом рассмотрении дел "врагов народа". Приговор критики не выдерживает. Доказательств не приводится, год рождения подсудимого указан неправильно, юридическая аргументация выводов суда отсутствует, в списке наград пропущена медаль "За оборону Сталинграда", квалификация не мотивирована, хотя, чтобы "уйти" от смертной казни по п. "б" ст. 193-17 УК РСФСР, суд применяет ст. 51 УК.
      Мотивировки нет не случайно. Если её делать или переходить на п. "а" ст. 193-17 УК, то нужно либо на 2-3 страницах хвалить Василия и указывать его заслуги, либо критиковать предварительное следствие. И первое, и второе нежелательно. Лучше просто скромно промолчать и допустить невинную ошибку, которая умещается в два слова - "нет мотивировки".
      Приговор "засорен" такими выражениями, как "насаждал в подчиненном ему аппарате угодничество", "окружил себя близкими, пользующимися его особым доверием людьми", "в частях бывал редко и фактически их состояния не знал", "не принимал необходимых мер к укреплению воинской дисциплины", "лично участия в партийной работе не принимал, партийные собрания не посещал", "в целях популяризации своего имени и создания мнимого авторитета занялся строительством различного рода спортивных сооружений".
      Виртуозная работа. Не так ли?
      В приговоре не решен вопрос о возмещении ущерба (если считать, что он был, то нужно было заявлять гражданский иск) и не решен вопрос с арестованным имуществом. Только 5 марта 1962 года (за 2 недели до смерти Василия) Военная коллегия исправила свою ошибку. По заключению Главной военной прокуратуры, "вдогонку" к приговору через 8 лет своим определением она обратила в доход государства часть его имущества как добытое "незаконным путем и на государственные средства". Среди этого имущества 9 подаренных отцом ружей, 17 шашек и ножей, подаренных Ворошиловым, и т.д. Все передано в АХУ Министерства обороны.
      Кое-где можно прочитать, что суда над Василием вообще не было. Это неправда. Уголовное дело в отношении его в 9 томах хранится в архиве бывшего КГБ. В Главной военной прокуратуре имеется наблюдательное производство по этому делу. Ветераны Военной коллегии помнят, как Василия привозили на машине под охраной из Лефортово в здание Военной коллегии Верховного суда, на улицу Воровского1, заводили в подъезд со стороны гаража и вели "в судебный зал" - кабинет Е. Зейдина на второй этаж. Все трое судьей и два секретаря по его делу уже ушли из жизни. Но я спросил у одного из ветеранов юстиции, почему допущены такие нарушения по делу Василия Сталина. Он мне ответил:
      - Эх, голубчик, время-то какое было?! Если ты не нарушишь, то в отношении тебя нарушат!
      Василию определена мера наказания 8 лет лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях с поражением в политических правах на 2 года. Последнее - поражение политических прав - вообще-то не очень страшно, а вот - первое...
      Для отбытия наказания Василия направляют во Владимирскую тюрьму.
      Никто не может объяснить, почему Василий отбывал наказание в тюрьме, хотя по приговору он должен находиться в исправительно-трудовом лагере. Кто хоть чуть-чуть знаком с этим вопросом, тот знает, что "крытая" тюрьма и лагерь - это далеко не одно и то же. День тюрьмы идет за три дня лагеря.
      Итак, Василий Сталин по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР 2 сентября 1955 года, как говорят в народе, "получил" 8 лет лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях. В те годы судебная система уже не позволяла судить людей с помощью Особых совещаний, Специальных судебных присутствий и некоторых других, как теперь выясняется, незаконных судебных органов. Василия Сталина судили вообще-то законным, конституционным органом - Военной коллегией Верховного суда СССР. Процедура судебного заседания была, правда, незаконной, но это уже не самое главное. Хотя как посмотреть. Почему-то когда через 5 лет та же Военная коллегия по тем же законам судила американского летчика-шпиона Фрэнсиса Гарри Пауэрса, то ему в судебное заседание выделяли адвоката, назначали государственного обвинителя - Р.А. Руденко. Значит, власть все-таки понимала и знала, что, если судить иностранца по этим средневековым правилам, по которым судят "нашего брата", то может случиться большой скандал.
      По Василию никаких скандалов не ожидалось. Два с половиной года его продержали под следствием в КГБ, изолировав ото всех, - это тоже своего рода внесудебная расправа. Его почти забыли - готовится XX съезд КПСС с разгромом Сталина-старшего, вопросов по Василию почти никаких не задается.
      Можно потихоньку и осудить, точнее, "засудить": без адвоката, без прокурора и даже без права кассационного обжалования. Вот тебе оттепель!
      К концу 1953 года Василий Сталин обратил внимание, что в кабинете следователя со стены исчез портрет Берия. Далее, как говорится, дело техники: от охранников он узнал, что Берия и "его банда" расстреляны.
      После суда Василий должен немедленно отправиться в исправительно-трудовой лагерь. Это новая проблема. Сын Сталина будет в лагере (?!). И тогда власть принимает очередное незаконное решение - местом отбывания наказания Василию избрать тюрьму. Это намного страшнее, хуже, тяжелее. Еще почти полгода Василий сидит в Лефортово. Приговор в отношении его не исполняется. Прокуратура, точнее, её подразделения, осуществляющие надзор за местами лишения свободы и исполнением наказаний, "естественно", бездействуют. В это время КГБ ведет подготовительную работу с тем, чтобы по возможности приравнять условия содержания Василия в тюрьме к лагерным условиям. Нужно создать видимость законности.
      Для этого выбрана Владимирская тюрьма, знаменитый Владимирский централ, где держали инакомыслящих. Кстати, не очень далеко от Москвы сейчас 2 часа на машине. Говорят, тогда даже на допросы в Москву некоторых возили. Утром увезут, ночью привезут, "обед" - в дороге.
      В архиве сохранился документ о том, как КГБ "готовил" место для Василия во Владимирской тюрьме.
      На документе стоит гриф "совершенно секретно", а фамилия, имя и отчество заключенного вписывается исполнителем документа ручкой. Конспирация...
      Вот что удалось установить журналисту Б. Солдатенко.
      3 января 1956 года Василий помещается в тюрьму № 2 Управления МВД Владимирской области.
      ...Для сохранения его инкогнито, казалось, было сделано все. Однако первый "сюрприз" произошел того же 3 января. Вмешался случай. Из госпиталя внутренней тюрьмы его забрал "автозак" Управления КГБ по Владимирской области. Личное дело заключенного конвоирам выдали в запечатанном пакете, но при этом в попутном списке и справке по личному делу фамилия, имя и отчество арестованного были названы полностью.
      Во Владимир "автозак" прибыл глубокой ночью. Конвоирам-"гэбистам" пришлось общаться с дежурным помощником начальника тюрьмы. Те, передавая Василия, не могли, разумеется, не похвастать: гляди, мол, кого привезли.
      ДПНТ1, не зная, как поступить с ним, позвонил на квартиру Козику2, называл его настоящую фамилию. Таким образом, с первого момента прибытия в тюрьму многим стало известно имя этого таинственного зека.
      На этом "сюрпризы" не закончились. Слухи поползли среди заключенных. И вновь начальник тюрьмы вынужден был оправдываться перед руководством.
      "Из числа заключенных его подлинное лицо знает заключенный Кальченко, работающий в тюрьме переплетчиком. Кальченко в 1946-1947-м годах учился в академии и там видел его несколько раз. Однако заключенный Кальченко это держит в секрете".
      Васильев Василий Павлович - так он значился во всех официальных документах тюрьмы. Так вел и переписку с родственниками.
      Тюремная биография "ЗК Васильева" складывается достаточно своеобразно. Его помещают в камеру с двумя заключенными, "отсиживающими" по 58-й. Козик констатирует: "Оба осуждены... на длительные сроки заключения, уже давно содержатся у нас в тюрьме, нами изучены, один из них наш источник".
      16 января 1956 года в соответствии с рекомендациями КГБ стало днем начала трудовой деятельности Василия Сталина. С утра его впервые привели в механическую мастерскую тюрьмы. "Для изучения... специальностей металлиста, - отчитывается Козик, - к нему прикреплен высококвалифицированный (до ареста преподаватель ремесленного училища, наш источник), заключенный из хозяйственной обслуги". Под его руководством Василий Сталин обучается работе на сверлильном, а позже и токарном станке. И делает успехи. В том же 1956-м Козик фиксирует в документах систематическое перевыполнение плана. "Заключенному Васильеву зачтено в январе 18 рабочих дней, в феврале 45, в марте 52, в апреле 56 рабочих дней".
      В донесениях начальника тюрьмы № 2 содержится немало любопытных подробностей. "В обращении с администрацией Васильев ведет себя вежливо. Много читает, физически у нас значительно окреп... К заключенному Васильеву приезжает жена в среднем два раза в месяц, им предоставляется личное свидание, в январе месяце к нему приезжала сестра".
      1998 год. В эту тюрьму решил съездить и я. По печально известной "Владимирке", теперешнему Горьковскому шоссе, от Москвы до Владимира мы доехали за 2 часа. Политкаторжане в прошлые века тратили на этот переход неделю. На светофоре при въезде во Владимир через открытое стекло спросили у случайного таксиста:
      - Где здесь тюрьма?
      - Какая? - спросил таксист. - У нас их три!
      - Ну эта, знаменитая.
      - А, это вам надо политическую. Езжайте через центр. На улице Фрунзе она.
      А ещё через 15 минут я сидел в кабинете заместителя начальника Владимирской тюрьмы - теперь она называется "Учр. ОД-1/СТ-2 УИН Владимирской области", и мы пили чай, "конвойный", с двойной порцией заварки. "Чтобы КПП не было видно", - шутят конвоиры. Н.И. Шилов рассказал о знаменитых заключенных: певице Л. Руслановой, актрисе З. Федоровой, шпионе Ф. Пауэрсе, разведчике П. Судоплатове, нынешнем министре в правительстве Израиля, а в прошлом нашем соотечественнике Н. Щаранском, членах "банды Берия" Мамулове, Людвигове и Шарии, А.С. Аллилуевой - родной сестре жены Сталина-старшего. Ну и, конечно же, упоминает Василия Сталина. А вот рассказывает о Василии ветеран Владимирской "крытки" А. С. Малинин:
      "Василия Сталина привезли ночью в январе 1956 г. Я тогда был на дежурстве. Привезли его из Москвы. Одет он был в ватник и летную кожаную куртку, худощавый такой, с усиками. Мы уже знали, что его должны привезти и что он будет числиться по тюремному делу под фамилией "Васильев Василий Павлович". Это было согласовано с Москвой. Я определил его в камеру во 2-й корпус на 3-м этаже, в обычную камеру. Там он был около 1 месяца. После этого по распоряжению оперчасти его перевели в 3-й корпус на 2-й этаж, в 31-ю камеру. С ним там сидели ещё двое заключенных. А ещё через месяц его перевели в 4-й корпус на 3-й этаж, в угловую камеру. Там он и отбывал весь срок - до осени 1958 года, когда его опять увезли в Москву, в Лефортово. Официально от всех скрывали, что это - сын Сталина, но почти все мы это знали и звали его просто Василий. Раза два он болел, нога у него сохла, с палочкой ходил, лежал в нашем лазарете. По его просьбе, ему разрешили работать в нашей слесарной мастерской. В тюрьме в то время работать было нельзя, нужно было только "сидеть", но ему сделали исключение и перевели в хозобслугу. В мастерской он вытачивал несложные детали. Они у нас сейчас в музее лежат.
      Ничего плохого о нем я сказать не могу. Вел себя он спокойно, корректно, и мы относились к нему так же.
      Где-то читал, что когда вели Василия на свидание с женой и дочерью, то били его прикладами. Глупость какая-то и ложь откровенная. Никто его не бил. А с оружием у нас во все помещения тюрьмы вход категорически запрещен. Начальник тюрьмы М.А. Дедин приказал сделать ему в камере дощатый пол, чтобы было теплее, а прокурор по надзору В.И. Пегов на это "закрыл глаза".
      Личных свиданий тогда в нашей тюрьме было не положено, а ему давали, причем и с "законными" женами - Бурдонской и Тимошенко, и с "незаконной" Васильевой. "График" посещения Василий устанавливал сам. Из-за этого потом они поругались. Однажды во время моего дежурства ему привезли из Москвы большой чемодан. М.А. Дедин позвонил мне и сказал: "Занеси этот чемодан ко мне в кабинет".
      Я взялся за ручку чемодана, а оторвать его от пола не могу, такой тяжелый. Я позвал ещё двух ребят. Втроем еле дотащили этот чемодан до кабинета начальника тюрьмы. Положили его ему на стол, открыли и ахнули: чемодан был доверху набит слесарными инструментами - резцы, сверла и всякая всячина из металла. Оказывается, Василий заказал все это с "воли" для работы в мастерской. И все это привезла ему Капитолина Васильева1. 24 марта 1956 года я был на дежурстве. Вдруг меня вызывает начальник тюрьмы М.А. Дедин. Я зашел. В кабинете стоят он и его зам. по оперативной работе Д.И. Крот. Говорит мне Матвей Ананьевич Дедин:
      - У твоей жены сегодня ведь день рождения, вот возьми и передай от нас поздравления.
      С пола он поднял большую корзину, а в ней, как потом оказалось, 35 свежих алых роз. Я сначала не понял, почему эта такая забота о моей жене у руководства. Взял, конечно, поблагодарил и отдал жене. А через неделю Д.И. Крот мне рассказал, что 24 марта Василию исполнилось в тюрьме 35 лет, ему передали корзину цветов, а он в камеру нести их отказался. "Завянут, говорит, - быстро без света. Отдайте кому-нибудь из женщин". Вот мы и отдали твоей жене.
      Цветы тогда были совсем свежие. А отдавали мне их в 10 часов утра, из Москвы привезти так рано их никак не могли.
      Потом выяснилось, что это на свои деньги купили корзину цветов для Василия начальник тюрьмы М.А. Дедин и его заместитель Д.И. Крот.
      Жена моя до сих пор этот букет забыть не может. Таких цветов ей ни до этого, ни после никогда не дарили.
      Василий в тюрьме переписывается со многими. С Бурдонской, с детьми Надей и Сашей, с Капитолиной Васильевой. Сохранился оригинал конверта, в котором Василий посылал письмо Капитолине. На конверте рукой Василия написана его новая фамилия "Васильев В.П." и обратный адрес: г. Владимир, п/я-21. Это и есть Владимирский централ.
      Капитолина Георгиевна Васильева показала мне оригинал записки, которую Василий тайком отдал ей на "коротком" свидании.
      В записке на одной стороне карандашом написано его рукой, кого ей нужно найти по его делу: Молотова В.М., Алексея (видимо, Микояна), Артема (видимо, Сергеева), Е.Т. (Екатерину Тимошенко), Козырева, Каллистова, судью Зейдина. Далее - "старая песня": сахару, какао, еды...
      Василий ведет переписку с Хрущевым и другими некогда близкими ему людьми. Эту переписку мы приведем в конце книги. Почитайте её внимательно, и вы увидите, что Василий далеко не глуп.
      Капитолина Георгиевна Васильева до сих пор хранит его письма из тюрьмы. Она показала мне пачку этих писем, аккуратно перевязанных желтой детской ленточкой.
      Надо сказать, что ничего особенного в них нет. Обычные теплые, хорошие письма.
      9 января 1956 г.
      Нахожусь: город Владимир (Владимирская тюрьма). По приезде надо обратиться к начальнику тюрьмы или его заместителю. Это письмо предъявить, и оно сослужит службу пропуска. Короче, меня вызовут. Добираться из Москвы можно:
      1. Автобусом - 5 часов езды.
      2. Поездом - 6 часов езды.
      3. Автомашиной - 3-3,5 часа езды.
      Хорошо бы тебе приехать вместе со Светланой (Светлана Аллилуева). Но если она не сможет или задержится, приезжай одна, не оттягивай приезд из-за нее. Без денег здесь туго. Купи сигарет "Ароматные" (100 пачек) и спички, и сахару.
      Об остальном объясню и договоримся здесь, на месте. Ни с кем (даже с родными) пока не говори ни о чем. То же скажи Светлане. Сначала нужно повидаться. Жду.
      Василь 18.2.56 г.
      Мамка милая!
      Первая ласточка, хотя и небольшая, но все же долетела. Хотя ты далеко, но с письмом как будто приблизилась и находишься рядом. Не думал, что листок бумаги может так взволновать. Ты не представляешь, как приятно в этом "дворце" получить даже такое небольшое и бестолковое, но теплое посланьице!... Твое письмо лучше всяких лекарств, и раз оно греет меня мне сам черт не страшен!..
      Крепко целую.
      Твой Василь 2.4.56 г.
      Мамка-родинка!
      To, чего так боялся, произошло. Простудилась не только ты, так что это не автобус. Проклятая конура. Но почему нет больничного? О чем думают ваши блюстители здоровья? Ты обязательно должна отлежаться. Это не шутка здоровье. Сколько тебе ни говорил, ты бравируешь им. Очень рад, что наконец сама решила серьезно обследоваться. Очень правильно. Если мы на разных полюсах начнем хворать, то кроме (неразборчиво), ничего не получится. Надо привести здоровье в порядок. Сделай это как следует и пойми, что от нашего здоровья очень многое зависит в жизни. Кроме нас самих, о нем заботиться никто не будет. (...).
      Настроение у меня отвратительное, но твердость духа моего может тебя не беспокоить. Хоть и трудно, но ничего. Отец часто говорил: "Для того, чтобы из железа получилась сталь, его надо бить". Это, конечно, образно, но смысл в том, что за одного битого двух небитых дают. Сильный человек должен стать сильней от такой передряги, а слюнтяй расклеится... Мне очень трудно, вернее, тяжело, но рассеиваться не собираюсь. По крайней мере, стараюсь держаться. К тому же ты знаешь мое мнение в принципе, а детально можно спорить в принципе до решения - теперь же уж поздно. Остается переварить и сделать вывод на будущее. В общем, жизнь - сложная штука, но вешать нос и предаваться полному отчаянию нет никакого смысла. (...).
      Жду, скучаю. Очень жду. Крепко целую.
      Твой Василь Расцелуй Линушку1. Родинку мою целуй.
      27.5.57 г.
      Здравствуй, золотко!
      Ну и погодка!... Все наоборот: в марте ходили раздетые, а в мае замерзаем. В такую погоду только пить - под Вертинского. Но он взял и душу Богу отдал.... Прочитал об этом сегодня в "Советской России" и вспомнил его песенку: "А мы пьем горькое пиво...". Песенка очень неплохая и как раз к этой погоде и моему настроению. С фокусами был старик, но пел, по-моему, хорошо. Душевно по крайней мере, а не орал, что есть силы, как это делают некоторые молодые "таланты". Чем сильнее орет, тем лучше как такой петух. Тогда лучшими певцами должны были бы считать себя ишаки - уж орут-то они действительно непревзойденно. Чтобы согреться - замерз! - сегодня после работы работал. "Впихнул" в рамку твое Величество1. Получилось неплохо и настроение поправилось хоть немного...
      22.4.58 г.
      Здравствуй, Капа!
      27-го числа этого месяца исполняется ровно пять лет, как я не был дома. Ты спрашиваешь: "Кто тебя навещает и бывает у тебя". "Я интересуюсь, когда у тебя была последний раз твоя первая жена и когда вторая?" "Если тебе нежелательно говорить об этом, не настаиваю..."
      Почему нежелательно? У меня нет тайн от тебя. Я тебя действительно люблю!
      Сейчас не навещают ни одна, ни другая. Екатерина не навещает и не пишет, так как каждое навещание кончалось руганью из-за тебя. Я не скрывал от нее, да и ни от кого, свое к тебе отношение. Ее условие - бросить даже думать о тебе. А я этого не хочу! Изредка пишут Света и Вася. Вот и вся связь с ними... Были они около года тому назад в последний раз. Галина приезжала два раза с Надей. Одна не приезжала. Оба раза в феврале этого года. Никогда и ни перед кем я не постесняюсь тебя назвать человеком, которого я действительно люблю! Приезжай и ни о чем не думай, кроме того, что тебя любят и ждут. Целую родинку свою дорогую и любимую, хотя и упрямую, как тысяча ослов, и колючую, как ежик: но мою любимую...
      Вот интересная выдержка из письма Василия дочери К.Г. Васильевой Лине:
      Я очень крепко овасильевился2. Да это и не случайно, ибо все лучшие мои дни - семейные дни были с вами, с Васильевыми...
      Вот ещё одно письмо, ей же.
      10 июня 56 г.
      Линушка, дорогая моя! Запомни на всю жизнь: когда человек на коне - у него тысяча "друзей", а когда человек под конем - у него только истинные друзья. Так было, так есть и так будет всегда. На эту mемy есть очень неплохой стишок у Беранже - "Гений". Советую вообще почитать Беранже. Есть такая книга - "Песни Беранже". Ее очень полезно и очень нужно почитать и тебе и маме. Обязательно купи сама. Не пожалеешь. Много посмеешься и в часы отдыха получишь колоссальное удовольствие.
      Сохранилась карикатура из журнала, которую вырезал Василий и послал Лине, шуточно прокомментировав: "Линок! Это стрельба по не в меру увлекшимся..."
      На этой карикатуре изображены двое влюбленных, по которым из лука стреляет Амур.
      А вот письма В.Сталина своему адъютанту М.А. Степаняну.
      Открытка от 2.01.1958 г.
      Сегодня (задержала почта) получил телеграмму от Жени1 и тебя. Благодарю за понимание. Желаю всех благ, а основное здоровье. Привет малышам твоим, а также всем друзьям.
      Василий 4 января 58 г.
      Привет Миша!
      Ментоловые кончились, хорошо бы пополнить. Начинаю с этого "шкурного" вопроса т.к. смена табака, это кашель, да и хороши сигареты.
      К тебе просьба: сходить к Екатерине и помочь ей наладить телевизор, жалуется что плохо работает, а сейчас детские передачи и надо его подправить. Кроме того напомни ей с негативами, она тебе сама скажет, что и как.
      Если это не трудно, я помню что у тебя в январе подготовка к зачетам, но сделай пожалуйста, не отказывая. Буду очень благодарен, ибо в каникулы телевизор очень немаловажная штука для детей. Чувствую себя не плохо обо мне не беспокойся. Спасибо за все твои хлопоты. Еще раз большое спасибо тебе и Жене за поздравления и понимание.
      Желаю всем вам успехов и главное здоровья Всех благ.
      Вас.
      Василию Сталину сочувствовали многие его друзья, родные. Переживали за него, просили. Но что они могли сделать?
      В 1958 году Сергей Федорович Долгушин вместе с женой отдыхал в военном санатории в Гурзуфе. К тому времени ему наконец-то присвоили звание генерала. Он был командир дивизии Ил-28 под Архангельском. И надо же такому приключиться - за один стол с ним в столовой посадили главного военного прокурора генерал-лейтенанта юстиции А.Г. Горного с женой.
      Молодой генерал и Герой Советского Союза набрался храбрости и спросил прокурора:
      - Артем Григорьевич! А как можно помочь Василию Сталину?
      А.Г. Горный на это грустно ответил:
      - Сережа! Не лезь ты лучше в эти дела. Если хочешь, поехали сегодня со мной на катере по морю кататься. Командующий флотом приглашает, катер дает.
      В тюрьме Василий начинает болеть. Это и понятно: тюрьма - не Центральный санаторий "Архангельское". А хорошим здоровьем Василий никогда не отличался. Еще во время войны, как вы помните, ему в аттестацию записали "состояние здоровья - слабое", а после войны, 9 декабря 1950 года, начальник Лечсанупра Кремля профессор П.И. Егоров, позже репрессированный по "делу врачей", сообщал И.В. Сталину о плохом состоянии здоровья Василия.
      За эти шесть лет тюрьмы его здоровье, естественно, не улучшилось. Несколько раз он болел. Нога сохла. Ходил с тростью. Лежал в лазарете.
      К 1958 году болезнь обострилась. Администрация тюрьмы доложила об этом по команде. Дошло до руководства КГБ. А.Н. Шелепин информировал Н.С. Хрущева не только о состоянии здоровья Василия, но и о том, что в тюрьме он "расшифровался": кто он такой, стало известно всем.
      Что думал Хрущев по этому поводу, мы, конечно, не знаем. Можно только догадываться о том, что он испугался главным образом того скандала, который разразится, если Василий в тюрьме умрет. И Никита Сергеевич принимает решение - готовить Василия на освобождение. Вообще-то сложного здесь нет ничего. Если захотеть, то можно все оформить за неделю. Но это если захотеть.
      Хрущев распорядился иначе. И пошел "вялотекущий процесс". В 1958 году Василия этапируют в Москву и помещают в Лефортовский следственный изолятор КГБ СССР. Сразу скажем - незаконно. Изолятор служит совсем для других целей. Снова вопрос - где прокурорский надзор?
      Имеется документ от 24 апреля 1958 года - Постановление КГБ и МВД. Причина беззакония объясняется так: "За злоупотребление своим прошлым и угрозу расшифровать себя перед лицами охраны и заключенными".
      Подчас можно слышать о том, что расправа над Василием Сталиным - это как бы месть Хрущева Сталину за своего сына Леонида, о котором ходит разговоров и сплетен не меньше, чем о Василии Сталине. Суть этих домыслов в том, что Леонид Хрущев, попав в плен, служил немцам. По распоряжению Сталина его выкрали партизаны и расстреляли. Хрущев просил за своего сына, но Сталин был неумолим. Ну что можно сказать? Ни одного документа, подтверждающего эту версию, никто не видел. Родственники Леонида Хрущева и военные историки располагают неопровержимыми доказательствами того, что он погиб в воздушном бою. Недавно обнаружен самолет с его останками.
      Рискну предположить, что эту версию придумали "сталинисты", чтобы отомстить Хрущеву по принципу обратной связи за развенчание вождя.
      Есть и еще. Если Хрущев так ненавидел Сталина, что дошел до незаконного ареста Василия, то почему в том же 1953 году он подписал Постановление Совета Министров СССР об установлении всем внукам Сталина, в том числе детям Василия (а их было 4), персональной пенсии до окончания вузов. И пенсии, кстати, немалой - по 1000 рублей.
      Рассказывает бывший начальник следственного отдела КГБ генерал-лейтенант юстиции Н.Ф. Чистяков.
      "Меня вызвал Шелепин и стал советоваться со мной как с юристом: можно ли освободить Василия Сталина?
      Я говорю: "Можно! Он отбыл уже больше половины срока. Никаких замечаний нет, тюремного режима не нарушал". После этого состоялась наша встреча с Василием Сталиным в Лефортово в следственном изоляторе. С ним встречались генеральный прокурор Руденко, Шелепин и я. Весь разговор сводился к тому, что он просил освободить его из заключения, заверяя нас в том, что он больше пить не будет.
      Надо сказать, что меня поразил его вид. Я увидел его, 40-летнего генерала, в ужасном состоянии. Реденькие рыжие волосы на голове, маленькая "метелка" рыжих усов. Изможденное, больное лицо. Он был в тяжелом состоянии. Врач Лефортовского изолятора сказал, что он очень болен. У него больная печень, больное сердце, закупорка вен на ногах.
      После этой встречи Шелепин говорит мне:
      - Отвезите Василия в Кремль. С ним будет разговаривать Хрущев.
      Я повез Василия на машине в Кремль. Охрану не брал. Сказал по дороге, что его будет принимать Хрущев. Он был очень обрадован. Приехали в Кремль. Прошли в приемную Хрущева. Я остался в приемной, а Василия увели в кабинет.
      Потом Шелепин мне говорил, что Василий в кабинете упал на колени и стал умолять его освободить. Хрущев был очень растроган. Называл его "милым Васенькой", спрашивал: "что с тобой сделали?" На глазах Хрущева появились слезы. Василий и ему обещал не пить, вести себя правильно, просил дать ему работу.
      Когда мы возвращались, Василий мне говорил, что очень доволен встречей..."
      Ненадолго прервем рассказ Н.Ф. Чистякова и поговорим о другом. О новом вожде - Н.С.Хрущеве.
      Я думаю, в тот раз Н.С. Хрущев прослезился правильно. Если бы он знал, какие факты о нем подготовит Д.С. Полянский для доклада на октябрьском (1964 г.) пленуме ЦК КПСС, то Василия за его "злоупотребления" он освободил бы прямо у себя в кабинете.
      Вот выдержки из того секретного документа:
      ...В 1963 г. Хрущев находился в поездках за границей и по стране 170 дней, а сейчас, когда 1964 год ещё не закончился, он отсутствовал на работе 150 дней. Если к этому добавить, что в 1963 году им было проведено 128 парадных приемов, обедов и завтраков, т.е. каждый третий день, то сколько же времени остается на работу?
      Он ездит с огромной свитой, причем в отдельные поездки берет, кроме родственников, много других людей. Например, в США с ним ездили 150 человек. Он как-то резко критиковал Молотова за то, что тот хотел поехать в ГДР с женой и подарить немцам два автобуса. А сам что делает? В США ездил с женой, сыном, дочерью, зятем и возил туда огромное количество подарков. В Париж ездил с женой, дочерью, зятем и также возил подарки. Семья сопровождала его в ОАР, Индию, Индонезию и другие страны. В Скандинавские страны поехал с женой, тремя дочерьми, двумя зятьями.
      Причем в каждую поездку он берет дорогостоящие подарки: самолеты, автомашины, меха, ружья по спецзаказу и т.п. Иногда дает их людям недостойным, например Секу Type подарил "Ил-18". В Египет для подарков повез две автомашины "Чайка", автомашины "Москвич" для детей Насера и других лиц.
      Хрущев все время утверждает, что он ленинец и будто бы делает все для народа. Однако на практике он поступает как последний обыватель, позволяет себе такие вещи, которые совершенно недопустимы для члена партии. Порой и царь не позволял себе того, что позволяет этот человек. Приведу примеры: по его указанию построены бассейны на его дачах в Крыму и Пицунде (на Кавказе); на них израсходовано около 5 млн. рублей.
      А посмотрите, сколько в его семье автомашин! Сын имеет их 4, зять 2, жена и дочь поскромнее - по одной машине. Кроме того, за семьей закреплено ещё 4 машины. В составе обслуживающего персонала и охраны насчитывается 110 человек. Вот вам и "ленинская скромность и простота".
      А до чего падок этот "ленинец" на награды и подарки - трудно даже представить! Он берет их ото всех: и от трудящихся, и от капиталистов. Наград нахватал столько, что их ему уже и вешать некуда. Когда заговорили о подарках в связи с его юбилеем, он, как говорится, без ложной скромности заявил, что примет подарки от союзных республик, хотя этого никто не намерен был делать. А недавно взял даже шевченковскую премию, которой он был удостоен неизвестно за что, разве только за то, что иногда цитировал Шевченко из произведений, заранее подобранных для него.
      Принимая награды для себя, он заботится о наградах и для своих родственников. Сын его Сергей, зеленый мальчишка, ничего пока серьезного за плечами не имеет, а уже удостоен звания лауреата Ленинской премии и Героя Социалистического Труда, ему присвоена ученая степень доктора технических наук. Дочь, Рада, награждена орденом, хотя на работе почти не бывает. Зять Аджубей получил два ордена Ленина и тоже удостоен звания лауреата Ленинской премии..."
      Читая это, я думаю вот о чем. Если бы Н.С. Хрущева, как и Василия Сталина, обвинили по ст. 193-17 п. "б" УК РСФСР, то какую меру наказания ему нужно определять, ведь его, Хрущева, деяния выглядят, мягко говоря, намного "колоритнее".
      Продолжает Н.Ф. Чистяков:
      "Через некоторое время мне было поручено готовить документы для Президиума Верховного Совета СССР о применении к Василию частной амнистии, о его досрочном освобождении из заключения. Вскоре он был освобожден".
      Этот рассказ подтверждается совершенно секретной запиской.
      А.Н. ШЕЛЕПИН, Р.А. РУДЕНКО в ЦК КПСС 5 января 1960 г.
      2 сентября 1955 года Военной коллегией Верховного суда СССР осужден к 8 годам лишения свободы Сталин Василий Иосифович за злоупотребления служебным положением и антисоветскую агитацию (ст.ст. 193-17 п. "б" и 58-10 ч. 1 УК РСФСР).
      Сталин В.И. признан виновным в том, что, будучи командующим ВВС Московского военного округа с января 1948 по август 1952 года, преступно халатно относился к исполнению служебных обязанностей, систематически пьянствовал, злоупотреблял своим служебным положением, разбазаривал государственные средства и материальные ценности.
      Кроме того, Военная коллегия в приговоре указала, что он проявлял недовольство проводимыми партией и правительством мероприятиями о реорганизации государственного аппарата, изданием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 года "Об амнистии" и высказывал намерения сделать иностранным корреспондентам заявление, направленное на дискредитацию руководителей партии и правительства.
      Сталин В.И. содержится в заключении 6 лет и 8 месяцев. За этот период времени администрацией мест лишения свободы характеризуется положительно.
      В настоящее время он имеет ряд серьезных заболеваний (заболевание сердца, желудка, сосудов ног и другие недуги).
      Учитывая вышеизложенное, просим ЦК КПСС рассмотреть следующие предложения: применить к Сталину В.И. частную амнистию, освободить его от дальнейшего отбывания наказания и снять судимость; поручить Моссовету предоставить Сталину В.И. в г. Москве трехкомнатную квартиру; поручить Министерству Обороны СССР назначить Сталину пенсию в соответствии с законом, предоставить ему путевку в санаторий сроком на 3 месяца и возвратить изъятое при аресте лично принадлежащее ему имущество; выдать Сталину В.И. 30 тысяч рублей в качестве единовременного пособия.
      Проекты постановлений ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и распоряжения Совета Министров СССР прилагаются.
      Председатель Комитета Госбезопасности А. Шелепин Генеральный прокурор СССР
      Р. Руденко 5 января 1960 г.
      Глава 11
      Свобода и смерть
      Итак, 11 января 1960 года Василий Сталин освобожден из Лефортовского следственного изолятора КГБ СССР. Прямо из Лефортова он едет к первой жене - Галине Бурдонской. Почему к ней? Это не наше дело. Во всяком случае именно там его дети Надя и Саша и Галина - его первая любовь.
      В книге С. Аллилуева пишет, что ему вернули все: партбилет без перерыва стажа, генеральское звание, ордена, машину.
      Здесь требуются пояснения. Генеральского звания его никто не лишал и орденов - тоже. Так что возвращать их не требовалось. О партбилете и партийном стаже - в архивах нет ничего. Видимо, это уже из области фантазий С.И. Аллилуевой. Машина "паккард" действительно была ему возвращена, на основании приведенного решения Президиума Верховного Совета об освобождении. Вот только непонятно, почему остальное-то имущество не вернули. Ведь в постановлении было ясно написано: "Возвратить изъятое при аресте лично принадлежащее ему имущество".
      Хотя можно и так: "при аресте" на нем были следующие вещи (т.е. имущество): рубашка - 1 шт.; штаны - 1 шт.; ботинки - 1 пара; носки - 1 пара. Это и вернули.
      И все-таки в этот раз власть к Василию отнеслась по-человечески.
      В 1953 году он был уволен в запас без права ношения военной формы. Теперь же "задним" числом, правда, уже другой министр обороны, Р.Я. Малиновский, "увольняет" его по болезни. Это значит, что теперь он имеет право носить генеральскую форму и получать повышенную пенсию. Об этом издается новый приказ МО. Изменение в 1960 году приказа министра обороны СССР об увольнении В.И. Сталина из армии по другим основаниям по большому счету можно считать незаконным. Ведь теперь получалось, что он не совершал проступков, "дискредитирующих высокое звание военнослужащего". А за что же он тогда отсидел 7 лет? Ему выделяют из фонда КГБ трехкомнатную квартиру на Фрунзенской набережной. Виктор Иванович Кучеров рассказывает, что квартира была запущенна, в ней поставили солдатскую кровать, стол, тумбочку и трофейный радиоприемник. Но все-таки квартира в центре Москвы - это уже немало. 30 тысяч рублей и бесплатная путевка в Кисловодск на 3 месяца - это тоже хорошо. Во всяком случае, другим освобожденным из мест лишения свободы без реабилитации этого не давалось. Может, власть так извинялась перед Василием за незаконное осуждение и расправу?
      Вспоминает Н.Ф. Чистяков:
      "Я лично ему вручил ордер на трехкомнатную квартиру на Фрунзенской набережной. Я ему передал 30 тысяч рублей, я решал вопрос о путевках. Помню, он все просил работу, а я ему говорил, что ему нужно пока лечиться, т.к. он тяжело болен".
      После освобождения с ним встречаются его боевые друзья С.Ф. Долгушин, Ф.Ф. Прокопенко, А.Е. Боровых, Е.М. Горбатюк. С дочерью Надей Василий уезжает в Кисловодск в санаторий. Возвратился оттуда раньше. Надоело.
      Евгений Джугашвили - племянник, сын Якова Джугашвили, - рассказывает о том, что в 1960 году, когда Василий Сталин первый раз был выпущен из тюрьмы, его дочь Надя приехала к нему, Евгению, и попросила две военные рубашки, так как у отца ничего не осталось из военной формы. Евгений тогда был капитаном ВВС, а по комплекции полностью соответствовал фигуре Василия. Он отдал Наде две свои рубашки, которые Василий и взял в санаторий в Кисловодск.
      Он все время просит работу. Был у Булганина, Ворошилова. Те ничего стоящего предложить не смогли. Справедливости ради надо сказать, что вопрос этот был тогда далеко не простой. Кем должен работать сын Сталина? Директором бассейна ЦСКА?
      Василий снова попивает. К нему приставлен офицер КГБ. Об этом свидетельствует С.Ф. Долгушин, он видел этого офицера - полковника, когда приезжал в гости к сыну вождя.
      В архиве сохранилась стенографическая запись беседы Василия с Ворошиловым от 9 апреля 1960 года В конце книги мы её приведем. Ворошилов тогда был Председателем Президиума Верховного Совета СССР. Из беседы видно, что проблемы у Василия остаются.
      К.Е. Ворошилов, как истинный партиец, докладывает Н.С. Хрущеву об этой встрече.
      "Беседа записана почти слово в слово. Василий Сталин вел себя скромно, "немножко испуганно", как мне показалось, но был вежлив и предупредителен в разговоре. Просит дать ему работу, связывая её с своим поведением, - "дайте мне работу и я исправлюсь", все время твердил об этом. Сообщи, пожалуйста, свое мнение и предложение по существу. С большим братским приветом К. Ворошилов".
      Письмо шло от Ворошилова к Хрущеву по кремлевскому коридору (между их кабинетами около 20 шагов) неделю. Василий, тем временем окончательно разочаровавшийся в возможностях ЦК КПСС (надо же до такого додуматься), идет в китайское посольство, просит помощи в переезде в Китай, трудоустройстве там и лечении. Оставляет свое заявление. Это расценено как просьба "о политическом убежище" и вновь "антисоветская агитация и пропаганда".
      Старшее и среднее поколения помнят, что отношения с КНР не всегда были ровными, а к 1969 году вообще испортились, дело дошло до вооруженных конфликтов.
      Советско-китайские отношения начали ухудшаться ещё с 1958 года, когда в Китае пошла кампания за создание народных коммун. Мао хотел построить коммунизм через 5 лет, а Хрущев обещал только через 20. Личные отношения Хрущева и Мао складывались не просто. На них лежала тень Сталина-старшего, который с Мао был почти в дружеских отношениях. Это било по самолюбию Хрущева. В конечном итоге все это и привело к известной полемике между КПСС и КПК, к международным осложнениям и даже к пограничным конфликтам конца 60-х годов.
      Надо сказать, что 1960 год - это был, если хотите, год чрезвычайно сложной дипломатии Советского Союза, трудных переговоров за всеобщее и полное разоружение, большой закулисной борьбы СССР и с Западом и с Востоком за прекращение гонки вооружений. А проще - очередной виток "холодной войны".
      Сообщения информационных агентств в 1960 году порой напоминали сводки боевых действий с фронтов: У-2 - под Свердловском, РБ-47 - в Баренцевом море, Куба, Берлин, Конго, Лаос.
      Да и внутри страны не все спокойно. Растет недовольство первым лицом - Никитой Хрущевым. Он-де узурпировал внешнеэкономическую деятельность: все решает сам, а не коллегиально, как учил Ленин. Он Хрущев - привел к венгерскому восстанию, реабилитировал ярого антисоветчика Александра Солженицына, пошел на уступки Тито, отправил в отставку всеобщего любимца и народного героя Г.К. Жукова. На XX съезде устроил "разгром" Сталина, расколол партию.
      В 1960 году планировались с участием СССР большие международные переговоры. В частности, саммит в Париже, переговоры в Женеве. Должен был состояться ответный визит Эйзенхауэра в СССР, а в США в сентябре 1960 года - XV Генеральная Ассамблея ООН (это там Н.С. Хрущев будет стучать ботинком по столу).
      Ну и, наконец, в США должны были состояться выборы нового президента - событие тоже не рядовое, в том числе и для нашей страны.
      Во всех этих делах роль и авторитет СССР, естественно, были немалыми. Всякие антисоветские выпады и разговоры, а также иные способы подрыва авторитета страны и её руководства недопустимы.
      Так что нахождение Василия Сталина на свободе, с его непредсказуемым поведением и возможными пьяными высказываниями "враждебного характера" против советской власти, было для тех наших вождей нежелательно. Его лучше изолировать.
      Слова Ворошилова "к тебе липнут всякие иностранцы", сказанные в эти дни В. Сталину, говорят о многом. В частности, о том, что особые опасения или даже страх вызывает не столько здоровье Василия Сталина, сколько боязнь этих самых "иностранцев".
      На заседании Президиума ЦК КПСС 15 апреля 1960 года была негативно оценена беседа К.Е. Ворошилова с В. Сталиным из-за того, что К.Е. Ворошилов "не придал политического значения содержанию беседы, вел её невыдержанно". Президиум ЦК решил: "В связи с преступным антиобщественным поведением В. Сталина отменить постановление Президиума Верховного Совета СССР от 11 января 1960 года о досрочном освобождении В. Сталина от дальнейшего отбытия наказания и снятии судимости, водворить В. Сталина в места лишения свободы для отбытия наказания согласно приговору Военной коллегии Верховного суда СССР от 2.09.1955 г."
      Перед этим Василий на Арбатской площади, к тому же ещё на своей машине, "зацепил" машину какого-то дипломата и помял крыло. Короче, 16 апреля 1960 года он опять попал в Лефортово. Беззаконие полное! Для того чтобы лишить человека свободы или по старому приговору, или по новому, нужен суд. Пусть "тройка", "двойка", "особое совещание", "специальное судебное присутствие", но нужен приговор. Это по Конституции, даже по той, старой - по сталинской.
      Как видим, можно обойтись и без суда. Его функции с успехом выполняет ЦК КПСС и Президиум Верховного Совета СССР.
      Вспоминает Н.Ф. Чистяков:
      "КГБ следил за его поведением. Было бы глупо, если бы он был бесконтрольным. Было известно о том, что Василий продолжает пить. И более того, к нему стали приходить неизвестные лица, и прежде всего грузинской национальности, которые говорили о том, что он знаменитый человек, сын великого вождя, предлагали приехать в Грузию. Вот где будет для него все создано, обещали найти жену. Это все сопровождалось вином. Когда его освободили, ему машину отдали1. На этой машине он налетел на машину японского посла. К счастью, никаких серьезных последствий от этой аварии не было. Он был пьяный за рулем. Шелепин вызвал меня и генерала Гуськова и сказал - вызовите Василия и поговорите с ним самым строгим образом. Хорошо. Я говорю Гуськову: "Где будем? У вас в кабинете или у меня?" Он говорит: "Давайте у меня". Приходит Василий. Вид его был ужасен. С такого похмелья. От него воняло, как из пивной бочки. Он очень был в плохом состоянии. Я Гуськова предупредил: "Вы первый раз с ним встречаетесь. А я уже неоднократно. Будьте осторожны, с ним надо разговаривать корректно. Он не вынесет никаких оскорблений и грубого отношения к нему. Поверьте мне". "Да ну его к чертовой матери, он такой-сякой, я ему дам, понимаешь ли, прикурить, - сказал Гуськов".
      И начался этот разговор Гуськова с оскорблений. "Ты что? Тебя освободили, все эти блага создали, работать надо, лечиться надо, а ты..." Василий сидел, слушал, потом вдруг вскакивает и с палкой пошел на Гуськова. Я вскочил, говорю: "Василий Иосифович, не надо, не надо". Он отвечает: "А что он, сволочь такая? ...Вот Вы - Николай Федорович, - сколько со мной раз беседовали и ни одного грубого слова мне не сказали, общий язык мы находили. А ты что, сволочь такая, на меня орешь?" Это он на Гуськова говорил. Ну, думаю, до драки может дойти. Чего доброго палкой ударит генерала. Я встал между ними и говорю: "Давайте перейдем на деловой разговор, успокоимся". Ну, успокоились, более-менее разговор вошел в нужное русло. Василий дал слово, что он больше пить не будет, что будет вести правильно.
      Но пьянство продолжалось, и встал вопрос - что же с ним делать? А тут ещё его обращение к китайцам. Поведение его непредсказуемо. Тогда было доложено в ЦК. ЦК принял решение - вернуть его в следственный изолятор отбывать до конца наказание, которое было определено Военной коллегией Верховного суда в 1955 г.".
      По "старому делу", говоря полублатным языком, Василий "задолжал 1 год с хвостиком". Долг платежом красен. С 16 апреля 1960 года по 27 апреля 1961-го Василий досиживает свой год. ИТЛ - забыт. Владимирская тюрьма с деревянным полом - тоже. Лефортово - это попроще и поближе. Следственный отдел рядом - в одном здании. Следователи ходят на допросы к арестованным через коридор или к ним приводят их через 15 минут после заявки. Удобно. Законность? А зачем мелочиться, когда здесь все с самого начала незаконно!
      С 1 мая 1960 года в Лефортово у Василия Сталина стали появляться соседи-пилоты. Сначала в соседнюю камеру из-под Свердловска доставили американца Пауэрса1, сбитого нашими средствами ПВО с известными ошибками, допущенными при наведении на цель. (По своим сначала отстрелялись.) Кстати, руководил той неудачной стрельбой и перехватом цели сам "Дракон". Это позывной для радиообмена тогдашнего главкома ПВО генерал-полковника авиации Е. Савицкого - старого командира и сослуживца Василия Сталина. Летом в Баренцевом море "выловили" ещё двух летчиков-шпионов со сбитого там самолета. Их тоже сюда же.
      Короче, не политический следственный изолятор, а эскадрилья какая-то, точнее, звено. К Василию приходит на свидания его тетка - сестра матери Анна Сергеевна Аллилуева. Надо сказать, эта женщина заслуживает особого уважения. Ее муж С.Ф.Реденс - был репрессирован и расстрелян ещё в 1940 году, сама она просидела во Владимирской тюрьме 6 лет по политическим статьям и вполне могла бы обижаться и на Сталина, и на все его семейство. Но она - единственный, пожалуй, человек, для которого Василий всегда оставался любимым племянником. Еще с детства. Помните письмо от 12 сентября 1933 года И.В. Сталина коменданту дачи в Зубалово С.А. Ефимову:
      "Держите Васю подальше от Анны Сергеевны: она развращает его вредными и опасными уступками".
      О времени, проведенном Василием Сталиным в 1960-1961 годах в Лефортово, вспоминает Н.Ф. Чистяков:
      "В Лефортовском изоляторе он, безусловно, был лишен всех доступных простым людям вещей. Вино там не подносят. Он сидел в одиночке. Дали ему работу. Он любил работу на токарном станке. Давали ему литературу. Он хотел читать - пожалуйста. К нему часто приходила его тетка Анна Сергеевна Аллилуева. Я её принимал несколько раз. И, откровенно говоря, у меня осталось прекрасное впечатление об этой старушке. Она любила этого несчастного человека, считала его непутевым. В то же время любовно очень к нему относилась и всячески стремилась к тому, чтобы Василия освободили. Она и к Шелепину обращалась с этими просьбами.
      Однажды приходит ко мне начальник отделения, который ведает тюремными делами, и говорит: "Николай Федорович, Василий просит дать ему средств для укрепления волос". Я говорю: "Ну и что, в чем проблема-то? Я знаю, у него волосы вылезают, уже реденькие. Пусть укрепляет". Я говорю: "Скажите Анне Сергеевне, пусть в передаче привезет ему средство для укрепления волос". Прошло несколько дней, прибегают этот же сотрудник и начальник следственного изолятора и говорят: "Николай Федорович, Васька пьяный". Как пьяный? В изоляторе? Кто ему подносил?" А они говорят: "Выпил средство для укрепления волос". И спрашивают у меня: "Шелепину надо докладывать?" Я говорю: "А зачем? Ну, пройдет несколько часов, он проспится, и все. Скажите Анне Сергеевне и ему, что средство для укрепления волос он больше не получит. И все". Больше никаких событий, которые бы заставляли его упрекнуть, не было до окончания срока.
      Год пролетел почти незаметно. 1961 год. Осенью должен быть ХХII съезд КПСС. Планируется вынести тело И.В. Сталина из Мавзолея. Приедут иностранные гости, не только друзья, но и враги. Как быть с Василием? Он ведь может стать "подспорьем" для недругов, которые будут с его помощью обливать грязью советский строй и руководство страны. Да и Василия, как подменили. Вот архивный документ:
      Р.А. РУДЕНКО и А.Н. ШЕЛЕПИН в ЦК КПСС
      7 апреля 1961 г.
      СОВ.СЕКРЕТНО
      ЦК КПСС
      28 апреля 1961 года подлежит освобождению из тюрьмы в связи с отбытием срока наказания Сталин В.И.
      За период пребывания в местах заключения В.И. Сталин не исправился, ведет себя вызывающе, злобно, требует для себя особых привилегий, которыми он пользовался при жизни отца.
      На предложение, сделанное ему о том, чтобы после освобождения из тюрьмы выехать на постоянное жительство в гг.Казань или Куйбышев, Сталин В.И. заявил, что добровольно из Москвы он никуда не поедет.
      На предложение о смене фамилии он также категорически отказался и заявил, что если ему не будут созданы соответствующие условия (дача, квартира, пенсия и т.д.), то он "молчать не будет, а станет всем говорить о том, что осудили его в свое время необоснованно и что в отношении его чинится произвол". В неоднократных беседах с ним он постоянно подчеркивал, что по выходе из тюрьмы будет добиваться приема у товарища Н.С. Хрущева и у других членов Президиума ЦК КПСС, а также писать письма и заявления в различные инстанции. При этом он высказал мысль о том, что, возможно, снова обратится в китайское посольство с просьбой отправить его в Китай, где он будет лечиться и работать.
      Прокуратура СССР и Комитет госбезопасности убеждены, что Сталин В.И., выйдя на свободу, будет снова вести себя по-прежнему неправильно.
      В связи с этим считаем целесообразным Постановлением Президиума Верховного Совета СССР, в порядке исключения из действующего законодательства, направить В.И. Сталина после отбытия наказания в ссылку сроком на 5 лет в гор. Казань (в этот город запрещен въезд иностранцам). В случае самовольного выезда из указанного места, согласно закону, он может быть привлечен к уголовной ответственности. В гор. Казани предоставить ему отдельную однокомнатную квартиру.
      По заключению врачей состояние здоровья В.И. Сталина плохое и он нуждается в длительном лечении и пенсионном обеспечении. Как прослужившему в армии более 25 лет в льготном исчислении В.И. Сталину была назначена пенсия в размере 300 рублей (новыми деньгами). Однако, учитывая, что он своими действиями дискредитировал высокое звание советского генерала, предлагается установить для него по линии Министерства Обороны СССР пенсию в размере 150 рублей в месяц.
      По улучшении состояния здоровья его можно было бы трудоустроить на одном из авиационных заводов гор. Казани.
      Считаем также необходимым при выдаче В.И. Сталину паспорта указать другую фамилию.
      Перед освобождением из заключения тт.Руденко и Шелепину провести с ним соответствующую беседу.
      Проекты Постановлений ЦК КПСС и Президиума Верховного Совета СССР прилагаются. Просим рассмотреть.
      Генеральный Прокурор Союза ССР
      Р. Руденко Председатель Комитета госбезопасности А. Шелепин 7 апреля 1961 года Нельзя забывать, что в Казани тогда находилась ещё и печально знаменитая психиатрическая больница специального типа, где тоже держали инакомыслящих.
      На заседании Президиума ЦК КПСС от 24 апреля 1961 года все предложения генерального прокурора и председателя Комитета государственной безопасности СССР - очередной образец полного беззакония - были приняты. И Василий с документом, подписанным новым Председателем Президиума Верховного Совета СССР Л.И.Брежневым, уезжает 28 апреля 1961 года вместе с новой спутницей жизни - М.И. Нузберг (Шевергиной) (точнее, перевозится, фактически насильно этапируется) в Казань, в ссылку на 5 лет. Без суда и следствия, без приговора. В город, "куда запрещен въезд иностранцам". С указанием о новой фамилии "Джугашвили". Хорошо хоть так, а могли бы дать какую-нибудь типа "Шлагбаум". Со сниженной на 50 процентов пенсией. Это тоже что-то новое в пенсионном законодательстве.
      Присвоение неугодным насильственным способом новых фамилий для нашего руководства того времени было дело не новое.
      Например, Серго Берия - сын министра внутренних дел, а ранее наркома НКВД, - отсидев неизвестно за что полтора года в Лефортово и Бутырке, в 1954 году при освобождении неожиданно узнал, что теперь его фамилия будет не Берия, а Гегечкори (по матери), а отчество будет не "Лаврентьевич", а почему-то "Алексеевич".
      Тогда же он, Серго, узнал, что из полковников он "произведен" в рядовые, лишен орденов Ленина и Красной Звезды, медали "За оборону Кавказа" и направляется в ссылку на Урал.
      И все без судебного решения и без приговора, только при наличии которых допускаются подобные вещи.
      В Казани Василию выделяется однокомнатная квартира на ул. Гагарина, в доме 105, где он и поселяется с Марией Нузберг (Шевергиной) и её двумя дочерьми. Позже, 11 января 1962 года, в Ленинском районом загсе г. Казани он заключит с ней брак и удочерит детей.
      Василий вновь попал в тяжелые условия. Город чужой. Знакомых нет, работы нет. Новая семья. Очевидцы и соседи в Казани вспоминают, что ходил Василий этот год чаще в военной форме. Другой одежды у него не было.
      Сохранилось заявление Василия Сталина от 5 января 1962 года в ЦК КПСС, переправленное председателю Верховного суда СССР А.Ф. Горкину и доложенное ему 14 февраля 1962 года, накануне смерти Василия. Забегая вперед, скажу, что Василий умер 19 марта 1962 года, пробыв "на свободе" менее года. Заявление так и осталось не рассмотренным, а в апреле 1962 года в связи со смертью заявителя списано в архив.
      ЗАЯВЛЕНИЕ
      С апреля 1961 г. проживаю с новой семьей по вышеуказанному адресу без прописки и документов.
      Согласно метрики, а также всех документов я числился В.И. Сталиным.
      Однако, в течение более полугода паспорт, военный билет, пенсионную книжку и другие документы на новую фамилию Джугашвили не выдают. В сложной обстановке вынужден ставить этот вопрос перед Вами.
      Прошу Ваших указаний о переоформлении всех имеющихся в КГБ моих документов (паспорт, пенсионная книжка, военный билет и т.д.) на новую фамилию Джугашвили В.И. Прошу учесть то, что не имея указанных документов на эту фамилию, я лишен права работать, права прописки, оформления брака и других жизненно важных вопросов.
      Вопрос с личным имуществом затянулся настолько долго, несмотря на свою ясность и простоту, что вызывает удивление (под личным имуществом понимаются не только вещи, находящиеся на складах Министерства Вооруженных Сил, а также личное имущество, находящееся на складах КГБ, квартире: Гоголевский бульвар, 7 и даче).
      Одновременно довожу до Вас свое мнение по поводу смены фамилии. Прожил я под фамилией Сталин более 40 лет. Арестовывался в 1953 году под фамилией Сталин (хотя в первый же день ареста, чтобы не позорить память отца, ставил вопрос о смене фамилии на Джугашвили, в чем было отказано Серовым). При первом же допросе вновь поставил этот вопрос: прошу вести дело под фамилией "Джугашвили". Отказано следователем Козловым. Такой же вопрос ставил перед судом. Отказали. Во всех случаях меня оставляли Сталиным и все документы в 1960 г. были выданы на эту фамилию.
      Но последние два документа в 1961 г.:
      1. Справка на получение паспорта за подписью начальника тюрьмы полковника Троян.
      2. Документ о ссылке за подписью Председателя Президиума Верховного Совета СССР Брежнева. Л.И. - оформлены на фамилию "Джугашвили".
      И все другие распоряжения даны на эту новую фамилию.
      Если до XXII съезда КПСС и последующих мероприятий смена фамилии на Джугашвили для кого-то имела принципиальное значение, то сейчас я этого не вижу.
      И вполне мог бы жить и работать под той старой фамилией, под которой прожил и проработал более 40 лет - Сталин.
      Прошу понять меня правильно.
      Прошу Вашего вмешательства в разрешение вышеуказанных вопросов.
      В.И. Джугашвили Из этого письма видно, что одному Василию Сталину с нашим махровым бюрократизмом не справиться.
      В борьбу вступает его 70-летняя тетка А.С. Аллилуева.
      Вот одно из её писем председателю Верховного суда СССР А.Ф.Горкину, написанное ею ещё в 1957 году. Из текста чувствуется, что последствия 6 лет, проведенных Анной Сергеевной во Владимирской тюрьме, ещё сказываются.
      6.V.1957г.
      Многоуважаемый Александр Федорович!
      Я очень переживаю и за Васю. Я вернулась из тюрьмы - его уже не было. У него была очень сложная семейная жизнь с его 3-мя женами. Это первое его несчастье, которое и дает все остальные сложности.
      К счастью, все семьи после смерти И.В.Сталина обеспечены.
      Я знаю Васю, по головке его за все не погладишь. Но это человек не без заслуг личных. Этого у него нельзя отнять. Но имел он очень сложные отношения со своим отцом, со всеми нашими близкими и по линии родни, а также и новой родни. У него, конечно, были большие причины так идти. Это также все знают. Он также многого ещё боялся и шел по линии иной, но это не он один так поступал. Ошибались многие другие в силу партийных традиций и дисциплины, а также и в силу того положения, которое они заняли. Клевета не сразу ясна.
      Мой отец и мой муж и я шли в этих вопросах смелее, но даже и для нас это было не без риска. Но депутатство дало больше права нам, но кроме прав надо было много трудиться для того, чтобы помогать людям. Но кроме труда нужны были и знания.
      Все это оказывается не просто. Говорят, что у него какое-то строительство водного бассейна, имелся перерасход.
      Моя просьба, посмотрите, может, можно кое-что ему простить, иначе у него усыхает нога и он может остаться инвалидом. У нас их так много.
      Если можно, простите ему его ошибки и реабилитируйте его, принимая во внимание его военные заслуги.
      Буду очень Вам признательна. Он останется в семье.
      О нем я писала Генеральному прокурору Р.А. Руденко, писала Серову И.А. в Гос. безопасность, писала К.Е. Ворошилову, Н.А.Булганину, Н.М. Швернику.
      Но писала так не ясно, а как писать ясно сама не знаю. Хотя его жена у него бывает. Он вернулся к ней. Но она помочь ему также не может, а Светлана также не знает, как и кого просить.
      Сами понимаете, все для нас это не просто. Очень прошу помогите ему, в память о моей сестре и о матери.
      Я думаю, что он достаточно уже понял и в дальнейшем ошибок постарается не делать.
      А.С. Аллилуева P.S. Простите за неряшливое письмо. Нахожусь в ужасном нервном состоянии. В голове страшнейший хаос. Еще раз прошу меня простить за беспокойство. Если сможете, придите к нам на помощь.
      Мои сыновья: Леонид - работает, уже скоро 3 года. Здоровье неважное. Младший сын моряк. Учится в морском училище на кораблестроителя в Ленинграде.
      Василия дети у Гали - 1-ой жены. Саша и Надя 15-16 лет. Хорошие дети. Заканчивают семилетку. Также слабенькие. Но все живут прилично. Светлана и я помогаем. Но, конечно, нужно бы больше. Нет возможности.
      А.С. Аллилуева По мнению современных психиатров, письмо написано человеком, находящимся в болезненном состоянии. Но существо вопроса от этого не меняется.
      А вот резолюция на этом же письме вполне здорового человека.
      Тов. Борисоглебскому В.В.1
      Посылаю Вам переданное на мое имя заявление Аллилуевой А.С. Прошу переговорить.
      А. Горкин 7. V. 1957 г.
      Письмо пролежало без движения в Верховном суде СССР около 7 лет. Только 10 февраля 1964 года списано в архив.
      Последнее письмо А.С. Аллилуевой, направленное ею в ЦК КПСС Н.С. Хрущеву, написано незадолго до смерти Василия.
      В ЦК КПСС
      Секретарю Центрального Комитета КПСС товарищу ХРУЩЕВУ Никите Сергеевичу от А.С. Аллилуевой - персональной пенсионерки, автора книги "Воспоминания о семье Аллилуевых". Жены Станислава Францевича Реденса Народного Комиссара НКВД Казахской республики, комиссара 1-го ранга Госбезопасности. Матери двух его сыновей - Леонида и Владимира Реденс-Аллилуевых, инженеров-специалистов.
      Дорогой Никита Сергеевич!
      Спустя 23 года я получила реабилитацию моего мужа Станислава Францевича Реденса от Верховного суда СССР. Я поблагодарила товарищей через Вашего секретаря.
      Приношу лично Вам глубокую благодарность от себя и своих детей. Я позволю себе напомнить о нашем знакомстве. Это было в Серебряном Бору на даче, в связи с награждением работников НКВД Москвы и области наградами за добросовестную работу. Это было в 1937 году.
      Второй раз я с Вами встретилась на Одинцовском шоссе, наши семьи возвращались с несостоявшегося парада по случаю грозы.
      Следующая наша встреча была в Огареве. Куда мы были приглашены на встречу Нового года. Вскоре мы уехали в Казахстан.
      Вместе с Вашей семьей мы жили в Куйбышеве в ПриВО, где я немного ближе познакомилась с Вашей женой. Последний раз я виделась с Вашей женой на съезде писателей.
      Коротко о себе. Я просидела 6 лет и 4 месяца в тюрьме. Была полностью реабилитирована и освобождена в 1954 году. По мере сил принимала участие в общественной работе города, была Председателем шефской комиссии Красного креста города Москвы, занималась детством, сиротством, была доверенным лицом, а также попутно занималась писательской деятельностью.
      Мой муж - член партии с 1911 года, революционный стаж его с 1907 года. Он был членом ЦК, имел большие правительственные награды, человек он был тихий, безобразий никаких не делал, был немногословен, в этом и есть его вина. Дети мои также тихие, молчаливые, старший сын так и остался в комсомоле, в партию не вступил, младший сын - член КПСС. Старшему сыну 33 года - работает инженером в Гидроэнергопроекте по строительству. Младший в Министерстве Обороны. Я подала заявление в ЦК о партийной реабилитации моего мужа. Оба мои сына семейные, я имею двух внуков.
      Я очень больна и на моем сердце тяжелым бременем лежит очень сложный семейный вопрос. Я имею в виду Василия - моего племянника - сына моей сестры Надежды Сергеевны Аллилуевой-Сталиной. Он очень тяжело болен, поражена нога, заражение крови, сильнейшее общее истощение. Вызывал меня в Казань, где он сейчас проживает. Жизнь его находится в опасности. В Президиум ЦК он послал заявление об очень тяжелом своем положении, копия этого заявления находится у меня.
      Я пыталась узнать по телефону в ЦК, получено ли это заявление, но пока результатов нет, хотя уведомление он имеет.
      Я обращалась к депутату Бакулеву и он дал нам фамилию профессора, который должен был его там осматривать и помочь ему, дальнейшее мне пока неизвестно.
      Лично я живу не плохо, не считая болезнь, но мой бюджет подрывается тяжелым материальным положением Василия и его некоторых родственников, несмотря на то, что все имеют пенсию от государства, но причина истощения болезни.
      Самый же тяжелый и больной вопрос это Василий, помочь которому на таком расстоянии я не имею возможности ни физически, ни материально, как я это делала, когда он был в тюрьме.
      О его тяжелой жизни я получила сведения от семьи Марии Николаевны1 члена партии г. Казань ул. Баумана, которая специально ко мне приехала, чтоб убедиться действительно ли он мой родственник и просила помочь ему. Он нуждается в серьезной медицинской помощи.
      Прошу Вас, дорогой Никита Сергеевич, сделать все зависящее от Вас, чтоб его перевести на лечение в одну из московских больниц, если он будет находиться в домашних условиях в Казани, он погибнет. Если нужно, то я его возьму к себе домой, все-таки он будет находиться в семье под присмотром. Ему угрожает ампутация ноги или больше.
      Прошу Вас великодушно простить за беспокойство и не оставить нас в нашем семейном горе.
      А.С. Аллилуева 5.1.1962 г.
      При подготовке этой книги в архивах я нашел обращения Василия и его тетки А. С. Аллилуевой к Хрущеву, Швернику, Ворошилову, Булганину, Серову, Горкину с просьбой разобраться в его деле. Письма эти явно некстати: состоялся и XX съезд КПСС, и XXII. Ответы не даны, некоторые письма даже не зарегистрированы.
      В письме Хрущеву Анна Сергеевна Аллилуева, как видите, умоляет вернуть Василия из Казани. Она пишет, что Василий тяжело болен, может погибнуть. Письмо датировано 5 января 1962 года. Прошел XXII съезд КПСС, тело И.В. Сталина вынесено из Мавзолея. Реакции властей на письма никакой. Через 2,5 месяца, 19 марта 1962 года, Василий умер.
      Вспоминают его близкие.
      К.Г.Васильева:
      Корр. - Капитолина Георгиевна, историки все откровеннее говорят, что Василий Сталин умер не своей смертью. В свой последний приезд в Москву (1984 год) Светлана Аллилуева хлопотала перед правительством о перезахоронении её брата на Новодевичье кладбище, где могилы её и Василия матери, их няни, второй жены Василия - Екатерины Тимошенко, их сына Васи, погибшего от передозировки наркотиков... Вы были последней, кто видел Василия Иосифовича на смертном одре...
      К.В. - И до сих пор уверена, что в этой истории не все чисто. Последние полгода в казанской ссылке Василий жил с медсестрой Марией Нузберг и двумя её дочерьми. Он умер 19 марта, за несколько дней до своего дня рождения. Я планировала приехать в Казань на его день рождения. Думала, остановлюсь в гостинице, привезу ему деликатесов. Была рада, что он не один, что есть кому за ним присмотреть. Отношения наши к тому времени давно кончились, собиралась к нему как к брату.
      А тут звонок из Казани: приезжайте хоронить Василия Иосифовича Сталина.
      Я подхватила Сашу и Надю. Приехали. Василий лежит на столе. Спросила Машу, от чего он умер. Говорит, накануне пьянствовал с гостями из Грузии, выпил бочонок вина. Алкогольная интоксикация. Но при интоксикации делают промывание желудка, а он лежал и мучился 12 часов, как и его отец в свое время. "Скорую помощь" не вызвали. Почему? Эта дама говорит, что сама медик и сделала ему укол. Украдкой я осмотрела кухню, заглянула под столы, шкафы, тумбы, в мусорное ведро - никакой ампулы, подтверждающей, что делали укол, не нашла.
      Спросила, было ли вскрытие и что оно показало? Да, говорят, было. Отравился вином...
      Попросила Сашу постоять "на стреме" возле дверей комнаты, в которой лежал Василий, чтобы никто внезапно не вошел. Саша прикрыл плотно дверь. Я подошла к гробу. Василий был в кителе, распухший. Ощупала его грудь, живот. Характерного шва не нашла. Решила расстегнуть китель, чтобы окончательно убедиться в догадке. Расстегиваю... Руки трясутся... Расстегнула пуговицу, другую... Нет следов вскрытия. И тут в комнату врываются два мордоворота, отшвырнули Сашу так, что он ударился о косяк, Надю едва не сбили с ног. Оттолкнули меня... Кричат: "Что вы делаете?! Не имеете права!"
      Хоронили Васю без почестей, положенных генералу. Собралось человек 30 казанских зевак с авоськами да кошелками. Несмотря на весну, в Казани не было цветов, а Вася их любил, я объехала цветочные магазины, купила цветы в горшочках. Медсестра Маша принесла куцый искусственный венок. Ни одного военного! Только один мальчик пришел, курсант в форме летчика... Накрыли гроб какой-то пошлой тюлью, мне хотелось к Васе, сорвать её, но одумалась: "Зачем? К чему? Кто это поймет?"...
      Корр. - Подозреваете, что новая подруга Василия выполняла задание спецслужб?
      К.В. - Утверждать не могу, но не исключаю этого.
      Александр Бурдонский1:
      Корр. - А вы знаете, почему он действительно умер?
      А.Б. - На похороны в Казань я, конечно, приехал. Это был 62-й год. Там был чиновник из КГБ и мачеха моя, Капитолина Васильева, все его спрашивала: какой диагноз? Почему умер? Он отвечал что-то невнятное. Размягчение мозга... Пил... Упал и разбился на мотоцикле... Сердце... Никаких бумаг и документов нам не дали. Но за ним ведь тянулся шлейф того, что он пил. Поэтому легко говорить, что это естественная смерть. За год до смерти его смотрел Бакулев, знаменитый врач, который лечил его с детства. У него отец был вместе с моей сестрой. И когда отец переодевался после осмотра, Бакулев вдруг заплакал. И Надежда жутко перепугалась. А Бакулев говорит: подумать только, у него совершенно умирают ноги. И сердце бычье. У курильщиков такое бывает.
      Когда мы приехали в Казань, он лежал ещё даже не в гробу, и когда Капитолина подняла простыню, я сначала заметил, что вскрытие уже было сделано, но было странно, что у него синяки на запястьях. И лицо было разбито - будто он ударился перед смертью. Мне почему-то бросились в глаза эти синяки на руках.
      Корр. - Наручники?
      А.B. - He думаю. Впрочем, в России стольким царским детям помогали уйти из этой жизни...
      Корр. - А чем мог быть опасен ваш отец?
      А.Б. - Не знаю. Но все обвинения, которые ему предъявляли, выеденного яйца не стоят.
      Все это подтверждает и дочь Василия Надежда1. Ей тогда было 19 лет.
      Она рассказывает, что хоронили его тайком. На кладбище никого не было. Гроб поручили нести местным, неизвестным ей молодым мужчинам, и несли они гроб не так, как принято у нас - на плечах, а как-то на полотенцах, опущенных вниз. Объяснили, что это так положено по местным обычаям. Капитолина Васильева пыталась возмущаться. Почетного караула, трехразовой стрельбы не было. Прохождения маршем солдат и оркестра не было тоже. В квартиру, когда он лежал в гробу, приходили местные авиаторы. Надежда запомнила, что военную форму они все почему-то усиленно скрывали гражданскими пальто или куртками.
      На кладбище военных не пустили. Присутствовал один из руководителей местного КГБ - Салахов. Он возглавлял "организацию" похорон.
      Светлана Аллилуева в своей книге "Двадцать писем к другу" пишет иначе:
      "На похороны собралась чуть ли не вся Казань... На детей и Капитолину смотрели с удивлением, медсестра Маша, незаконно успевшая зарегистрировать с ним брак, уверяла всех, что она-то и была всю жизнь его "верной подругой". Она еле подпустила к гробу детей".
      Надо прежде всего сказать, что С.И. Аллилуевой на похоронах Василия вообще не было. Она просто туда не поехала, хотя находилась в то время в Москве. И что там происходило, она не видела, а поэтому и не может объективно описать. Кстати, за все время нахождения Василия в тюрьме она только один раз - зимой 1956 года - приехала к нему во Владимир на свидание. Василий на неё обижался и прервал с ней всякие отношения. Так что рассказ С.И. Аллилуевой о последнем пути Василия не соответствует действительности. За исключением, пожалуй, незаконности заключения брака. Он действительно предыдущий брак не расторгнул, а новый зарегистрировал незадолго до смерти с 30-летней медсестрой из клиники Вишневского Марией Игнатьевной Нузберг (Шевергиной), с которой был знаком ещё раньше. Незаконно? Может быть. Только если ему незаконно власть выдала новый "чистый" паспорт на новую фамилию, то почему он должен-то теперь поступать законно, а не так, как ему позволят его желание и ситуация?
      Вот что мне рассказал сосед Василия Сталина по дому, когда тот жил в Казани. Зовут моего собеседника Виктор.
      "Весной 1961 года в первом подъезде нашего дома поселился Василий Сталин. Весть об этом быстро прошла по городу, а уж по нашему дому тем более. Мы жили в 4-м подъезде, а Василий в 1-м. С ним жила его жена Мария. Она запомнилась мне красивой, стройной, молодой. А вот Василий, наоборот, был как старик: хмурый, сгорбленный, худой, с палочкой. Ходил он и в военной форме, и в гражданской. Не работал. За домом у нас был палисадник, скамейки, деревья. Мы там вечерами собирались с ребятами и девчонками. А днем там на скамейке часто сидел Василий. Поза у него была такая стариковская - сидит, опершись на трость двумя руками и на руки положив голову. Как-то пару раз я проходил мимо его, поздоровался с ним. Он ответил, и я увидел, что он сильно пьян.
      Машина "Волга-ГАЗ-21" иногда приезжала к нему. Такие "Волги" серого цвета давали нашим летчикам-испытателям, и поговаривали, что это кто-то приезжает к нему на этой "Волге" из наших авиаторов. Однажды я видел, как на этой "Волге" привезли домой Марию с продуктами.
      Когда он умер в марте 1962 года, я помню, что было не холодно и даже светило солнце. Возле подъезда стояла машина, несколько человек, немного венков и цветы - короче, ничего особенного. Я даже спросил у соседей: "Кого это хоронят?" Они ответили, что умер сын Сталина.
      Его похоронили на Арском кладбище рядом с "аллеей летчиков". Есть там у нас такая. На этой аллее похоронен наш родственник. Мы с братом ходили к нему на могилу и раза два видели там Марию на могиле Василия. Она сидела и плакала. На могиле было много цветов. Брат сказал, что это грузины с нашего рынка приносят цветы. Когда мы проходили мимо Марии, мой брат, увидев так много цветов на могиле Василия, зло бросил: "Ну что, до сих пор барином остался?" Я его одернул, а Мария просто промолчала".
      М.И. Джугашвили и сейчас жива. В 1965 году с детьми она переехала из Казани в Москву. Получила квартиру. Живет в центре.
      Две её дочери, Татьяна и Людмила, под фамилией Джугашвили также живут в Москве. Их мать в свое время хотела подать в суд за клевету, которую льют на неё некоторые авторы, подозревая в убийстве мужа. Потом отказалась от этой идеи. К КГБ никакого отношения никогда не имела. Работала в клинике Вишневского, что на Серпуховке. С Василием была знакома с 1960 года, когда он второй раз сидел в Лефортово, переписывалась с ним. Сохранились письма и фотографии.
      В 1978 году М. Джугашвили была на приеме у Н.Ф. Чистякова, обращалась к генеральному прокурору СССР Р.А. Руденко и главному военному прокурору А.Г. Горному о реабилитации Василия. Ей в этом было отказано. Получает пенсию. Инвалид I группы.
      Дочь её - Татьяна Васильевна Джугашвили по телефону недавно мне сказала, что встречаться со мной Мария Игнатьевна не желает. Жаль.
      В Казани живет доктор Таисия Михайловна Барышева. Ее врачебный стаж сейчас около 50 лет, она почти ровесница Василию - родилась в 1923 году. Во время жизни Василия Сталина в Казани она была его лечащим врачом. Мне удалось её найти.
      Она рассказывает, что Василий вместе с Машей и её двумя дочерьми поселился в доме на улице Гагарина. Квартира была однокомнатная, но полногабаритная. Большой коридор, большая кухня. Маша устроилась на работу не по специальности - контролером на завод "Элекон", две её дочери учились в школе. Василий вечерами занимался с ними математикой и, как мог, помогал.
      Доктор Барышева наблюдала за здоровьем Василия. Она работала в 12-й больнице Казани. Вел себя Василий тихо, на работу не устраивался, ездил иногда на ипподром, где проходили соревнования конников.
      Таисия Михайловна до сих пор хранит у себя дома тонометр и стетоскоп, которыми она измеряла давление Василию Сталину. Этот аппарат ей подарили на день рождения Василий и Маша. Они говорили ей, что вскоре должны получить другую квартиру - трехкомнатную. Здоровье у него было подорвано. Полный набор болезней.
      19 марта 1962 года днем она была у них дома. Василию было плохо. Она находилась возле него. Когда ему стало чуть лучше, отлучилась ненадолго: ей нужно было самой попасть к зубному врачу. Когда через час вернулась, он был уже мертв.
      Вскрытие его проводилось в морге 12-й больницы Казани. Т.М. Барышева хорошо помнит причину смерти, которая была записана в акт, - "острая сердечная недостаточность".
      В архиве 12-й больницы Казани акт вскрытия с установлением причины смерти В.И. Сталина нам обнаружить не удалось. Как сказали работники морга, акт этот, наверное, находится в КГБ.
      Но здесь не все гладко. В 1998 году в Главную военную прокуратуру с заявлением по делу В.И. Сталина обратилась его вдова (последняя жена) М.И. Джугашвили. Она пишет, что В.И. Сталин умер от "гангрены нижних конечностей на фоне тромбоза брюшной аорты". Как видим, у двух медиков имеются существенные противоречия.
      Теперь о причине смерти Василия. До сих пор близкие родственники Василия подозревают, что к смерти Василия причастна его последняя жена Мария Игнатьевна Джугашвили-Нузберг-Шевергина, состоявшая якобы на службе в КГБ. Серго Берия - близкий товарищ Василия - в своей книге написал, что Василия вообще убили ножом в пьяной драке. Спорить можно до хрипоты, если бы не рассекреченное недавно донесение КГБ, подписанное В.Е. Семичастным.
      В.Е. СЕМИЧАСТНЫЙ Н.С. ХРУЩЕВУ
      19 марта 1962 г.
      СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО Экз. № 1
      Комитет госбезопасности при Совете Министров СССР докладывает, что 19 марта 1962 года в 13 часов в г. Казани скончался ДЖУГАШВИЛИ (СТАЛИН) Василий Иосифович.
      По предварительным данным, причиной смерти явилось злоупотребление алкоголем. ДЖУГАШВИЛИ В.И., несмотря на неоднократные предупреждения врачей, систематически пьянствовал.
      Считаем целесообразным похоронить ДЖУГАШВИЛИ В.И. в г. Казани без воинских почестей. О смерти ДЖУГАШВИЛИ В.И. сообщить его ближайшим родственникам.
      Просим согласия.
      Председатель Комитета госбезопасности В. СЕМИЧАСТНЫЙ
      Я уверен, что В.Е. Семичастный, когда подписывал этот документ, не знал, что через 30 лет донесение будет рассекречено, и в 1962 году докладывал действительно то, чем располагал. Это же В.Е. Семичастный подтвердил и в недавнем интервью. Настораживает только фраза "по предварительным данным". А по окончательным как? Да ещё одна странная фраза - "злоупотребление алкоголем". Такой причины смерти судебная медицина не знает.
      Председатель КГБ, как я думаю, должен оперировать грамотными патологоанатомическими терминами. И законными. Его предложение похоронить боевого генерала, защищавшего Родину, без воинских почестей противоречит действующему законодательству.
      Даже несмотря на предположения Владимира Ефимовича о том, что там во время похорон могла собраться, как он сам недавно выразился, "всякая пьянь".
      Но это все издержки "производства". Из справки местного КГБ видно, что на похороны В.И. Сталина затрачено 426 рублей 05 копеек.
      Василий похоронен в Казани на Арском кладбище.
      На красивой черной стеле написано:
      Джугашвили Василий Иосифович 24. III. 1920 - 19. III. 1962.
      Единственному от М. Джугашвили А на слова "М. Джугашвили" появились "претенденты-самозванцы". Всплывает некая Мария Николаевна, скрывающая свою истинную фамилию, которая якобы в последние месяцы состояла в браке с Василием и которая вроде бы что-то знает о загадочной смерти его.
      Никакой Марии Николаевны - жены Василия не было. Была хорошая знакомая, попутчица, через которую Василий отправил незадолго до смерти письмо Анне Сергеевне Аллилуевой в Москву. Это письмо вы уже читали.
      В марте 1971 года в Казани проходил чемпионат СССР по боксу. Мой тренер - заслуженный тренер СССР Константин Александрович Бирк, хорошо знавший Василия Сталина, водил меня на его могилу. Я хорошо запомнил, что тогда стела лежала на земле.
      Могильщики сказали нам, что все время кто-то ворует фотографию со стелы.
      Через 28 лет, в 1999 году, когда заканчивал эту книгу, я опять поехал в Казань посмотреть на это же место.
      Стела стоит вертикально. Сделана ограда. Новые могильщики сказали, что кто-то все время ворует фотографию Василия Сталина.
      Я думаю, что на память.
      Глава 12
      По материалам уголовного дела
      Незаметно подошел к концу рассказ о нелегкой, трагичной судьбе Василия Сталина - младшего сына одного из самых страшных исторических деятелей нашей истории И.В. Сталина. Заканчивается книга, которой я посвятил почти три года своей жизни. Все было за это время: и успехи в сборе архивных материалов, и неудачи, встречи и беседы с известными и неизвестными людьми, героями и бывшими преступниками, спортсменами, рабочими и министрами, руководителями Верховного суда, прокуратуры, КГБ, ЦК КПСС. Хотелось бы поставить точку. Но одно обстоятельство не давало мне этого сделать. Оставалась в душе некая тяжесть от сознания невыполненной работы, и это заставляло идти дальше "обивать пороги" серьезных заведений, где принимали по-разному, нередко и враждебно. Один полковник юстиции вообще пообещал написать "куда следует". Интересно, куда? Тех мест, "куда следовало писать", с 1991 года у нас уже нет. Он, наверное, это забыл. Ну да ладно, Бог ему судья.
      Я понимал, что не дает мне покоя.
      За все это время я не видел оригинала уголовного дела Василия Сталина.
      Все документы, выписки из протоколов допросов, приговора и обвинительного заключения выдавались мне в виде заверенных копий. Я не хочу сказать, что они не соответствуют оригиналам, нет. В те далекие годы административная служба работала четко. Ксероксов не было, но на пишущей машинке исполнялись копии документов, которые были идентичны оригиналам. Еще в довоенное время Сталин-старший ввел порядок, согласно которому членам Политбюро ЦК направлялись копии документов предварительного следствия по наиболее "громким" делам. В тиши кабинетов руководители страны, не разбиравшиеся в тонкостях уголовного и уголовно-процессуального законодательства, внимательно и с интересом читали копии следственных материалов, посмеивались, потирали руки, видя знакомые фамилии, делали на полях цветными карандашами свои "исторические" пометки и резолюции. После чего сдавали документы в архивы, которые сохранены до сих пор.
      Этот порядок оставался и после смерти Сталина. Да и в мои годы, в конце 80-х, когда я был прокурором, нередко вместе со справкой в ЦК КПСС мы направляли копии некоторых процессуальных документов. Это тогда называлось так: "дело на контроле в ЦК".
      Так вот, по делу Василия Сталина, которое тоже было на контроле в ЦК, скопировано множество документов. Они до недавнего времени хранились в Архиве Президента Российской Федерации, а сейчас переданы в Российский государственный архив социально-политической истории.
      Документы тщательно учтены, аккуратно подшиты, хранятся в особых папках и специальных хранилищах, где поддерживается необходимый температурный режим. С этими документами я и работал. И все-таки это не то. Это все равно что прийти на концерт Руслановой, сесть в правительственную ложу и слушать, как она будет петь под фонограмму.
      Более того, ни один уважающий себя юрист никогда не будет настаивать на своей точке зрения до тех пор, пока не изучит все уголовное дело. От начала до конца. И никакие копии, справки, агентурные донесения и доносы, выписки из протоколов не могут его заменить.
      Для хранения уголовных дел, согласно разработанным правилам, согласованным с Верховным судом и Прокуратурой СССР, ещё в те, старые, времена было установлено время - 10 лет после истечения срока наказания, вынесенного подсудимому по приговору. Это если дело прошло через суд. Если прекращено - другие сроки. После этого дело уничтожается, о чем составляется акт. Данные правила относятся к делам по общеуголовным преступлениям. По государственным или, как раньше они ещё назывались, "контрреволюционным" преступлениям порядок другой: они хранятся с грифом "Вечно" или "Постоянного хранения". Архивисты говорят, что такой порядок ввел сам Л. Берия, а его последователи соглашались с ним. Я думаю, правильно делали.
      Короче, дело Василия Сталина цело и его можно почитать в архиве бывшего КГБ.
      И вот передо мной это дело. Все 9 томов. С оригиналом подписей В. Сталина, Л. Берия, Н. Булганина, Г. Маленкова, Л. Влодзимирского, с документами, написанными собственноручно Василием. Имею смелость сказать, что ранее писателям и исследователям это дело было недоступно. Я не собираюсь переносить в книгу содержание всего уголовного дела, 9 томов, в каждом томе по 300 листов. Скажу лишь коротко медицинским языком: после изучения мною этого дела "диагноз" полностью подтвердился. Имя этому диагнозу - беззаконие.
      Давайте полистаем материалы уголовного дела Василия Сталина.
      Изучение начинается всегда с конца. С приговора. Это делается для того, чтобы в этом главном документе сразу же увидеть, в чем человек признан виновным, что и когда он совершил, когда и кем он осужден, и прояснить многие другие вопросы. После этого открывается 1-я страница 1-го тома и подряд изучаются все остальные документы.
      Итак, 9-й том.
      ПРИГОВОР
      Именем Союза Советских Социалистических Республик Военная коллегия Верховного Суда СССР в составе председательствующего генерал-лейтенанта юстиции Зейдина, членов - генерал-майора юстиции Степанова, полковника юстиции Зайдина при секретарях майоре юстиции Сиротинском и капитане юстиции Лисицыне в закрытом судебном заседании в г. Москве 2 сентября 1955 г. рассмотрела дело по обвинению:
      Сталина Василия Иосифовича, 19201 г. р., уроженца г. Москвы, грузина, бывшего члена КПСС с 1940 г., образование общее среднее, военное среднее, в Советской Армии с 1938 г. по март 1953 г., генерал-лейтенанта авиации в запасе, семейное положение - разведен, имеет 4-х детей в возрасте от 8 до 13 лет.
      Награжден: 3 ордена Красного Знамени, ордена Суворова 2 ст., Александра Невского, медали: "За боевые заслуги", "За оборону Москвы", "За освобождение Варшавы", "За оборону Ленинграда", "За взятие Берлина", "За победу над Германией", "800 лет Москвы", "30 лет СА и ВМФ"2.
      Предварительным и судебным следствием установлено что В. Сталин, будучи командующим ВВС МВО с января 1948 г. по август 1952 г. преступно-халатно относился к исполнению служебных обязанностей, вопросами боевой и политической подготовки по существу не занимался, от партийно-политической и воспитательной работы в частях самоустранился и, злоупотребляя своим служебным положением, занимался разбазариванием государственных средств и материальных ценностей в крупных размерах и, кроме того, в корыстных целях прибегал к прямым подлогам и присвоению материальных ценностей.
      Не занимаясь надлежащим образом боевой и политической подготовкой вверенных ему частей и соединений, В. Сталин систематически пьянствовал, на работу часто не являлся, а доклады своих подчиненных принимал у себя на квартире или на даче, причем часто в нетрезвом состоянии.
      В. Сталин насаждал в подчиненном ему аппарате угодничество, окружил себя близкими, пользующимися его особым доверием людьми, пристраивал и зачислял в кадры лиц, никакого отношения к ВВС не имеющих.
      В. Сталин на протяжении 5 лет в период его командования ВВС МВО в частях бывал редко и фактически их состояния не знал, руководством оперативно-тактической подготовки генералов и офицеров Управления ВВС МВО и авиасоединений не занимался, лично в занятиях на сборах и командно-штабных учениях на местности, как правило, не участвовал.
      Являясь командующим ВВС МВО, В. Сталин не только не принимал необходимых мер к укреплению воинской дисциплины и ликвидации катастроф и аварий, но и скрывал их от руководства МО.
      В. Сталин устранился также от партийно-политической работы в частях. Лично участия в партийной работе не принимал, партийные собрания не посещал.
      Как установлено судебным следствием, В. Сталин вместо того, чтобы повседневно заниматься боевой и политической подготовкой войск округа, в целях популяризации своего имени и создания мнимого авторитета, занялся строительством различного рода спортивных сооружений.
      В 1949 г. он обманным путем за счет средств, отпущенных на строительство аэродромов, приступил к строительству так называемого спортивного Центра ВВС МВО. Это строительство было включено в титул под наименованием "проектирование и сборка металлоконструкций ангара".
      На это незаконное строительство в ущерб необходимым военно-строительным работам, имеющим важное государственное значение, было затрачено, а затем в связи с консервацией строительства омертвлено свыше 6 миллионов рублей.
      В 1951 г. В. Сталин задумал и начал осуществлять строительство водного бассейна в одном из ангаров на территории Центрального аэродрома. Сметных ассигнований на это строительство не было, оно осуществлялось без ведома и разрешения Правительства.
      На строительство было затрачено 4 миллиона руб.
      После того, как Военное Министерство, узнав, что деньги, отпущенные на реконструкцию ангара, незаконно израсходованы на сооружение бассейна, отказало в дальнейшем финансировании этого строительства, В. Сталин приказал продолжать производить работы за счет средств, предназначенных на капитальное строительство авиагородков и складов. В связи с этим по приказанию В. Сталина было законсервировано строительство авиационно-технических складов и склада медицинского имущества, а средства, предназначенные для этих целей, были израсходованы на строительство бассейна.
      Так как для окончания строительства требовалось затратить ещё свыше 4-х миллионов рубл., которых найти за счет средств ВВС МВО не было возможным, то строительство бассейна было законсервировано, а вложенные в него крупные средства омертвлены.
      По указанию В. Сталина были ликвидированы ещё 3 ангара, один из них был отведен под манеж, другой - под конюшни, а третий - под мотовелобазу.
      Переключив на строительство спортивных сооружений значительную часть средств и рабочую силу, В. Сталин не обеспечил при этом строительство предусмотренных в титулах по ВВС МВО военных объектов.
      В 1949 г. В. Сталин самолично приступил к созданию так называемого охотничьего хозяйства, на которое из бюджетных средств было незаконно израсходовано свыше 800 тыс. рублей. Только на покупку оленей было израсходовано более 80 тыс. рублей.
      Это охотничье хозяйство было создано на месте закрытого по распоряжению В. Сталина Залесского полигона ВВС МВО и занимало территорию в 55 тыс. га.
      Все строительные работы в охотничьем хозяйстве производились силами аэродромного отдела штаба за счет средств ВВС МВО.
      Охотничье хозяйство по указанию В. Сталина нигде зарегистрировано не было. Оно охранялось 12-ю военнослужащими Переславской школы младших авиаспециалистов (ШМАС) ВВС МВО. Кроме того, там имелись начальник хозяйства и 3 егеря. Все эти лица содержались за счет средств ВВС МВО.
      Для обеспечения охотничьего хозяйства использовались самолеты, автомашины, расходовалось горючее, была построена взлетно-посадочная площадка. Сумму этих дополнительных расходов на охотничье хозяйство не представляется возможным установить, т.к. учета этих расходов не велось.
      Отвлекшись от основных своих обязанностей и в ущерб делу боевой и политической подготовки, В. Сталин занялся комплектованием при ВВС МВО многочисленных спортивных команд, на которые израсходовал крупные денежные средства. Им были созданы: конноспортивная, хоккейная, мотоциклетная, конькобежно-велосипедная, баскетбольная, гимнастическая, плавания, водного поло и другие. Во всех этих командах числилось более 300 человек, причем военнослужащих в этих командах не было, они комплектовались спортсменами-профессионалами, которые различными способами переманивались из других спортивных коллективов. Им незаконно присваивались офицерские звания, устанавливались высокие оклады и создавались этим лицам привилегированные услуги.
      Используя свое служебное положение, В. Сталин в ущерб интересам ВВС МВО и в нарушение Приказа Министра Обороны расходовал средства премиального фонда, главным образом, для награждения спортсменов. Так, им было премировано 307 спортсменов, которым выплачено 215 800 руб., в то же время было премировано только 55 человек летного состава и офицеров различных специальностей, которым было выдано 46 650 руб., что составляет лишь 10% от общей суммы, израсходованной на премирование.
      Из 227 квартир, полученных ВВС МВО, спортсменам было предоставлено более 60 квартир. На обеспечение спортсменов различным дорогостоящим летно-техническим обмундированием было незаконно израсходовано около 700 тыс. руб.
      Предоставление таких привилегий спортсменам не вызывалось деловыми соображениями.
      Получив для личного пользования под Москвой дачу, В. Сталин израсходовал на различные пристройки, отделку дачи, приобретение мебели, посуды и на содержание обслуживающего персонала около 2 млн. рублей.
      За счет ВВС МВО с использованием самолетов в 1950-51 гг. из Мичуринска на дачу В. Сталина было привезено много плодово-ягодных и фруктовых насаждений. На даче было разведено большое подсобное хозяйство. Около полумиллиона рублей было затрачено только на бетонирование берега и постройку каменной лестницы.
      Эту работу выполнял батальон солдат из строительных частей ВВС МВО в течение 3-х месяцев.
      Дача была обставлена дорогостоящей мебелью, ковровыми дорожками и другим имуществом, взятым со складов ВВС МВО.
      В целях присвоения казенного имущества, завезенного к нему на дачу, В. Сталин понуждал подчиненных составить фиктивные акты на списание значительной части имущества, как якобы пришедшего в негодность. Причем, списание производилось и после того, как В. Сталин был отстранен с поста командующего, но акты датировались задним числом. Только одной мебели по фиктивным актам было списано на сумму 100 тыс. руб.
      Установлено, что одним из способов растранжиривания государственных средств являлась система фиктивных награждений военнослужащих.
      В. Сталиным подписывались фиктивные приказы о награждениях военнослужащих, последние расписывались в раздаточных ведомостях, денег же не получали, а они поступали в распоряжение В. Сталина и расходовались им по его усмотрению. Таким путем были "награждены" 22 офицера, однако премиальные деньги в сумме 69 500 руб. им вручены не были.
      В. Сталин в корыстных целях прибегал и к другим нечестным приемам приобретения денежных средств и ценностей.
      Значительные суммы государственных средств В. Сталиным расходовались на организацию банкетов, вечеров и различных угощений для спортсменов, артистов и других лиц.
      Так, в 1951 г. только на один из банкетов, устроенных в ресторане "Астория", было израсходовано 27 тыс. руб. Затраченные средства на банкеты, как правило, оформлялись по фиктивным документам, как якобы произведенные на обеспечение летно-технического состава, участие в первомайских или октябрьских парадах.
      О широких масштабах растранжиривания государственных средств свидетельствуют и следующие данные: общая сумма незаконно выплаченной заработной платы за счет ВВС МВО составляет 2,088 тыс. руб., из них 1,478 тыс. руб. было выплачено различным лицам, которые вообще никакой работы для ВВС МВО не выполняли; самолеты ВВС МВО зачастую использовались не по их прямому назначению. Так, было совершено незаконных 93 дальних вылета, из них 19 - за границу.
      Использование самолетов не по их прямому назначению причинило ущерб государству в размере 380 тыс. рублей.
      В ущерб государственным интересам, не считаясь с советскими законами, В. Сталин в корыстных целях на самолетах ВВС МВО неоднократно направлял в Германию своего адъютанта Дагаева для закупки ему различных вещей, причем денег на это не давал, а предлагал занимать наличную валюту у военнослужащих и приобретать на неё ценные вещи.
      В 1950-52 гг. в Управление ВВС было завезено из Германии много дорогостоящих вещей, которые по незаконным распоряжениям В. Сталина доставлялись ему на квартиру или на дачу.
      Во избежание таможенного досмотра и оплаты пошлины за ввозимые товары В. Сталин давал указания производить посадку возвращавшихся из Германии самолетов на подмосковном аэродроме ВВС МВО в Кубинке, где они разгружались и лишь после этого прибывали в Москву.
      Как установлено материалами дела, в результате систематических нарушений штатно-финансовой дисциплины, незаконных распоряжений по расходу денежных средств и корыстных злоупотреблений, а также отсутствия контроля за деятельностью Управления и отделов ВВС МВО за время командования В. Сталина было незаконно израсходовано 9 651 тыс. руб., нецелесообразно израсходовано 12 064 тыс. руб. и, кроме того, значительные суммы были присвоены и растрачены лично В. Сталиным и его подчиненными.
      Морально разложившись, В. Сталин часто вел себя недостойно, пьянствовал, дебоширил в общественных местах и чинил произвол.
      Занимался он и рукоприкладством, что имело место в отношении майора Горяченкова, адъютанта Полянского и других.
      В 1951 г. В. Сталин приказал начальнику отдела контрразведки ВВС МВО Голованову доставить к нему на квартиру арестованного офицера штаба ВВС МВО Кашина, который по его указанию был жестоко избит. Как указано в медицинском заключении, Кашину было причинено множество ушибов лица, затылочной области, туловища, конечностей, после чего он с явлениями сотрясения мозга был направлен в больницу, где продолжительное время находился на излечении.
      Указанными выше действиями подсудимый В. Сталин совершил преступления, предусмотренные ст. 193-17 п. "б" УК РСФСР.
      Будучи отстранен от должности Командующего ВВС МВО и направлен на учебу в академию, В. Сталин уклонился от учебы, вел прежний недостойный образ жизни, продолжал бездельничать и пьянствовать, в связи с чем и был уволен из рядов СА.
      Озлобленный заслуженным увольнением из рядов СА, В. Сталин неоднократно высказывал резкое недовольство отдельными проводимыми Партией и Советским Правительством мероприятиями, в частности, в связи с опубликованием сообщения о реорганизации государственного аппарата и перемещениях руководящих деятелей Советского государства, а также в связи с изданием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 27.03.1953 г. "Об амнистии".
      В. Сталин дошел и до прямых, явно антисоветских, высказываний.
      Так, в присутствии Капелькина и Февралева В. Сталин высказывал свои намерения сделать иностранным корреспондентам или сотрудникам иностранного посольства клеветническое заявление, направленное на дискредитацию руководителей Партии и Советского Правительства.
      Из показаний допрошенных в суде свидетелей Капелькина и Февралева устанавливается, что В. Сталин о своем намерении дать интервью иностранным корреспондентам или сотрудникам иностранного посольства высказывался в марте и апреле 1953 года.
      Антисоветская настроенность В. Сталина ярко выявилась и в том, что он в своем озлоблении допустил выпад террористического характера в отношении одного из руководителей Партии и Советского Правительства.
      Этими своими действиями он совершил преступление, предусмотренное ст. 58-10 ч. 1 УК РСФСР.
      На основании изложенного Военная коллегия Верховного суда СССР, руководствуясь ст.ст. 319 и 320 УПК РСФСР,
      Приговорила Сталина Василия Иосифовича по ст. 193-17 п. "б" УК РСФСР с применением ст. 51 УК РСФСР лишить свободы в ИТЛ сроком на 8 лет.
      Его же по ст. 58-10 ч.1 УК РСФСР лишить свободы в ИТЛ сроком на 8 лет с поражением политических прав сроком на 2 года.
      По совокупности совершенных преступлений на основании ст. 49 УК РСФСР окончательную меру наказания Сталину В.И. назначить по ст. 58-10 ч. 1 УК РСФСР - лишение свободы в ИТЛ сроком на 8 лет с поражением политических прав на 2 года.
      Срок отбытия наказания исчислять с 28 апреля 1953 г.
      Приговор окончательный и кассационному обжалованию не подлежит.
      Председательствующий Е. Зейдин Члены Б. Степанов Г.Зайдин Подлинный за надлежащими подписями Секретарь Военной коллегии Н. Лисицын Теперь нужно брать 1-й том и внимательно изучать дело. Однако я нарушил это правило. И вот почему. Следом за приговором в дело подшит конверт. Обычное явление. Мало ли конвертов подшивается в дела. Но это конверт не простой. На нем написано - "особое мнение судьи". Это очень важный, не часто встречающийся, документ. Он свидетельствует о том, что среди трех судей не было единства, их мнение по существу дела разделилось и один судья возражал против мнения двоих. Согласитесь, такое решение судьи в тех условиях и по такому делу требовало гражданского мужества. Это ответ тем, кто считает судей Военной коллегии Верховного суда СССР того времени беспринципными оформителями указаний ЦК.
      Дело Василия Сталина с первого дня находилось на контроле руководства страны. Председательствующим по делу был Е.Л. Зейдин - первый заместитель председателя Верховного Суда СССР. Говоря военным языком, прямой начальник1 для двух других судей. И вот один из них возражает и высказывает свое мнение. Письменно. Согласитесь, ситуация не простая. Судья, не согласившийся с решением по делу, заслуживает того, чтобы его назвать. Это член Военной коллегии Верховного суда СССР генерал-майор юстиции Степанов Борис Степанович. Вспоминается случай из истории Военной коллегии Верховного суда СССР, когда в 1954 году трех судей - И. Матулевича, И. Зарянова и И. Детистова - лишили занимаемых должностей, генеральских званий, исключили из КПСС и уволили без пенсии за судебную ошибку по так называемому "ленинградскому делу" А.А. Кузнецова и других. Так что эта работа тоже опасная. Ошибаться здесь нельзя. Ветераны вспоминают, что в те годы председатель Военной коллегии Верховного суда СССР генерал-лейтенант юстиции А.А. Чепцов нередко свой рабочий день начинал не в своем кабинете на ул. Воровского, а в Кремле, куда его по конкретным уголовным делам вызывали Хрущев и Каганович.
      По правилам судебной этики почему-то не принято широко комментировать особое мнение судьи.
      Скажу только, что судья Б.С. Степанов категорически возражал против осуждения Василия Сталина по ст. 58-10 ч. 1 УК РСФСР (антисоветская агитация и пропаганда), по которой на Василия легла основная тяжесть наказания, что видно из приговора. Он, Степанов, полагал необходимым в этой части В. Сталина оправдать, о чем написал в своем особом мнении 2 сентября 1955 года в совещательной комнате. Решение судьи принимают простым большинством голосов. Так что Б.С. Степанов остался в меньшинстве, и В.Сталин был осужден по этой статье, получил 8 лет лишения свободы и 2 года поражения в политических правах. Этим наказанием было поглощено наказание, назначенное по ст. 193-17 п. "б" УК РСФСР.
      Не буду вдаваться во все эти юридические "дебри". Скажу только ещё раз: обвинять ветеранов Военной коллегии Верховного суда СССР в беспринципности не следует. И дело Василия Сталина - один из характерных примеров этому. Кстати сказать, небольшой по судейским меркам приговор обсуждался и писался судьями в совещательной комнате согласно протоколу от 2 сентября 1955 года с 11.35 до 19.45. Это тоже говорит о том, что "идиллии" в совещательной комнате между судьями не было.
      Теперь о самом уголовном деле. Начинается оно почему-то не с постановления о его возбуждении, которого вообще нет, а с "постановления на арест". Ветераны говорят, что тогда это было вроде бы одно и то же. Документ подписан пятью уже известными лицами: Влодзимирским, Козловым, Кобуловым, Берия, Сафоновым - и датирован 29 апреля 1953 года. Интересно его обоснование.
      Генерал-лейтенант авиации Сталин В.И. систематически на протяжении многих лет широко применял антигосударственную практику, выражавшуюся в крупных расхищениях, присвоении и разбазаривании государственного имущества и денежных средств. В целях сокрытия этих преступлений и обмана государства Сталин занимался подлогами и мошенничеством, склоняя к этому и подчиненных ему по службе лиц.
      Кроме этого, Сталин неоднократно высказывал злобные, враждебные взгляды и гнусные антисоветские измышления клеветнического характера в кругу близких ему политически и морально разложившихся лиц, также разделявших враждебные высказывания Сталина.
      Вместе с тем Сталин в силу своих вражеских настроений вынашивал изменческие намерения...
      Далее идет резолютивная часть документа. "...Сталина В.И., проживающего по адресу: г. Москва, Гоголевский бульвар, 7, подвергнуть аресту и обыску".
      После этого в 1-м томе уголовного дела следует постановление об избрании меры пресечения от 29 апреля 1953 года аналогичного содержания и ордер № 74 на право ареста и обыска. Ордер подписан заместителем министра внутренних дел СССР Б. Кобуловым, но по небрежности следственных работников МВД дата документа не проставлена и В. Сталину под подпись ордер не объявлен. Ордер реализуется 29 апреля 1953 года, а на бланке написано "мая 1953 г.". Все это, конечно, "мелочи" по сравнению с тем, что будет дальше.
      Имеется протокол обыска, который начался, как записано, в 15.30 28 апреля, а закончился в 4.30 29 апреля 1953 года. Протокол большой, занимает почти весь 1-й том. Переписывается все, что есть в доме: от носовых платков до секретных записей о немецком заводе "Юнкерс". 949 пунктов арестованного имущества. После обыска В. Сталин заключается под стражу, документы изымаются, дом опечатывается и сдается под охрану 9-му Управлению МВД. Охотничье и нарезное оружие изымается и сдается на склад, ценности передаются на ответственное хранение.
      Забегая вперед, скажу что охрана дома В. Сталина велась, мягко говоря, не очень хорошо и 3 сентября 1953 года в особняке произошла кража. Неизвестные лица через окно на 2-м этаже проникли в дом и похитили шубу, ботинки, сапоги, пальто, кожаную тужурку.
      Об этом ЧП проинформирован МУР. Итоги его работы по этому делу неизвестны.
      Обыск проведен и на даче в Жуковке. Там тоже составлен большой протокол. Кроме всякого дачного барахла и утвари, изъято:
      1. Лошадь ломовая, жеребец 7 лет, под кличкой "Леля", темно-рыжей масти с белой лысиной на голове.
      2. Лошадь верховая, мерин, под кличкой "Томск", 12 лет, гнедой масти с белой лысиной на голове.
      3. Корова по кличке "Милка".
      4. Корова по кличке "Зорька".
      5. Теленок по кличке "Марта".
      6. Свинья по кличке "Машка".
      7. Собаки - сибирские лайки по кличкам "Эрза" и "Бандит".
      8. Овцы - 6 шт.
      9. Ягнята - 6 шт.
      Вся эта живность плюс ещё куры, индюки, голуби и пчелы сдаются по акту в близлежащий колхоз. Кроме этого, обнаружены и приобщены к делу 192 письма В. Сталину как депутату Верховного Совета РСФСР и 206 обычных писем, среди которых обращение спортсменов ВВС с просьбой о сохранении подлежащих расформированию команд, рапорт Голованова о переводе его в аппарат МВД, письмо с предложениями о реорганизации министерства приборной промышленности1, письмо о хищениях в Башкирской АССР, письмо МВД об отказе в прописке в Москве Н.П. Старостина. Изъято удостоверение судьи Всесоюзной категории по конному спорту на имя В.И. Сталина.
      Изъяты боевые награды: три ордена Красного Знамени, орден Суворова II ст., орден Александра Невского, медали.
      При доставке во внутреннюю тюрьму на Лубянке согласно справке, подписанной начальником тюрьмы подполковником Талановым, при В. Сталине находились: свитер, туфли, кожаные перчатки, тапочки, пижамные брюки цвета "бордо", трусы, носки, брючный ремень, носовые платки - 3 шт.
      С 30 апреля 1953 года начинаются допросы В. Сталина. Допросы, естественно, записываются в протокол. Интересно, что сначала протоколы написаны от руки, а затем, видимо для облегчения их прочтения, эти же протоколы дублируются в машинописном виде и подшиваются следом. Так не принято в следственной работе, но нарушений закона здесь нет.
      Допускаю и такую версию. По делу В. Сталина МВД было дано поручение все протоколы его допросов в копиях в необходимом количестве экземпляров представлять "наверх". Эти копии готовились, естественно, машинописным способом. Второй и последующие экземпляры рассылались по назначению, а первый - не пропадать же добру - подшивался в дело. Так "убивали двух зайцев": и "инстанцию" снабжали информацией, и облегчали прочтение протоколов непосредственно в деле надзирающими за следствием лицами, а потом и судьями.
      В. Сталин допрашивается часто: 30 апреля, 4, 9, 11, 13, 22, 23, 25, 28 мая, иногда по 2 раза в день. Далее интенсивность допросов падает. Первые допросы ведут следственные работники госбезопасности объединенного МВД Влодзимирский, Козлов, Еломанов. Протоколирует показания в основном Козлов. Протоколы большие - по 10-15 страниц. Показания записываются подробно, выясняются практически все вопросы, подлежащие установлению. Многие допросы ведутся ночью, о чем делаются отметки в протоколах. Бросается в глаза, что практически во всех протоколах время проведения допросов подписано чернилами более мелким почерком.
      Специалисты знают, что это свидетельствует о том, что время допросов записывалось уже после оформления всего протокола. Это недопустимо.
      Все протоколы подписаны В. Сталиным, никаких замечаний и возражений от него, согласно записям, не поступает. Кровавые пятна на протоколах отсутствуют. (Бывает и такое.)
      В первых протоколах В. Сталин практически полностью признает свою вину, позже "уходит" от контрреволюционного преступления, объясняя свои слова несдержанностью.
      Затем начинаются протоколы допросов свидетелей.
      Свидетели эти, как я уже писал, сами в то же время были арестованы MBД практически пo тем же статьям, что Василий, и заключены под стражу. Причем многие даже раньше его. Показания их полностью изобличают В.Сталина во всех его грехах. Правда, настораживает полное согласие допрашиваемых с допрашивающими. Никаких противоречий, никаких возражений.
      По материалам дела я составил таблицу, по которой, как мне кажется, легко разобраться в круге лиц, привлеченных в качестве так называемых свидетелей. Вот что у меня получилось:
      Еще раз отмечу, что Василий Сталин занял сомнительно-признательную позицию практически по всем эпизодам, и даже по тем, которые в конечном итоге ему в вину не вменялись. Среди этой признательной "шелухи" неожиданно появилось даже то, что он плохо воевал, не делал никаких боевых вылетов, а сбитые самолеты ему приписаны. Здесь же в деталях излагается любовная связь с женой Кармена, встречи с которой проходили в квартире друга Николая Власова на ул. Чкалова и на даче, способствование смещению с постов Рычагова, Смушкевича, Вершинина, оговор Новикова, намерение снять с должности главкома ВВС Жигарева путем "подсовывания" ему для этого своих адъютантов Дагаева и Куцыру. Ну и, конечно, подтверждение своей вины не только по контрреволюционному преступлению, но и по изложенным в акте комиссии МО СССР нарушениям финансово-хозяйственной деятельности в ВВС МВО за 1947-1952 годы. Об этом акте хотелось бы поговорить отдельно.
      В деле имеется документ от 29 апреля 1953 года, в котором Л. Берия и Л. Влодзимирский обращаются к министру обороны СССР Н. Булганину с просьбой назначить и провести "документально-финансовую ревизию в ВВС МВО за 1947-52 гг. включив в состав комиссии авторитетных военных специалистов". Надо сказать, что ничего особенного здесь нет. Делать это нужно только "до того", а не "после того". Ведь В. Сталин сдал должность ещё в августе 1952 года, а ревизию собираются проводить в конце апреля 1953 года - через 8 месяцев. Это что-то новое.
      При сдаче должности С. Красовскому в 1952 году уже была одна комиссия. Она работала и ничего плохого не вскрыла. А теперь вот ещё одна комиссия. Зачем? Булганин, естественно, идет навстречу и издает приказ МО СССР № 0091 от 5 мая 1953 года, в котором ставит задачу проверить ВВС МВО и закончить поверку к 1 июня 1953 года.
      Председателем комиссии назначается заместитель главного интенданта МО СССР генерал-лейтенант Н.Н.Карпинский. В комиссию включены 5 офицеров и генералов - из Инспекции Центрального финансового управления МО СССР1. Один генерал - из Инспекции Центрального вещевого управлений МО СССР. Один офицер (полковник) из Центрального продовольственного управления. Один офицер (полковник) - из "строительного аппарата" генерал-полковника В. Белокоскова.
      Но это ещё не все.
      Создается вторая комиссия, составленная из специалистов ВВС - коллег и вчерашних друзей Василия Сталина. Эта проверка возлагается на Инспекцию ВВС Главной инспекции МО СССР. Возглавляет эту комиссию генерал-майор авиации М.Н. Калинушкин и три его подчиненных (один генерал и два полковника). Для усиления этой комиссии от Главного штаба ВВС выделяются ещё Герой Советского Союза генерал-майор авиации Н.Г. Серебряков и полковник Л.И. Горегляд.
      Ну, конечно, и ГлавПУР не остается в стороне. В состав комиссии входят три полковника. Они проверяли партийно-политическую работу в ВВС МВО и подвергли разгрому подготовленный Политуправлением ВВС проект брошюры "Материалы об участии генерал-лейтенанта авиации В.И. Сталина в Великой Отечественной войне". Эта брошюра была подготовлена в 1951 году по просьбе Академии наук Грузинской ССР. Издать её не успели. Она приобщена в виде чернового варианта к акту проверки и хранится в уголовном деле как образец подхалимажа (53 страницы машинописного текста).
      Комиссия приступила к работе. Сначала в частях и соединениях, а затем и в штабе ВВС округа.
      Акт комиссии занимает весь 6-й том, почти 300 листов.
      Надо сказать, что В. Сталину с его знаниями, полученными в Качинской летной школе в 1940 году, отбиваться от ревизоров было тяжело. Он молча согласился, сказав примерно так: "Виноват во всем". Это устраивало всех.
      А между тем с комиссией можно и поспорить.
      Допустим, согласно акту спортсмену B. Боброву1 31 мая 1950 года приказом военного министра СССР присвоено воинское звание "капитан", а 5 сентября 1950 года - воинское звание "майор". Спортсмену Е. Бабичу2 министр 10 марта 1950 года присвоил звание "капитан", а 5 сентября 1950 года "майор". В 1951 году тот же министр понизил его в звании до капитана за "нарушение правил игры в хоккей", а 28 января 1952 года он же опять присвоил ему звание "майор".
      А при чем здесь Василий Сталин? Кто подписывал приказы? Министр? Вот с ним и разбирайтесь!
      Особенно отличились ревизоры-авиаторы. Они ввели новую методику инспектирования войск.
      В отделе боевой подготовки штаба ВВС МВО нашли двух недовольных полковников - Топтыгина и Погодина. Один представил рапорт о плохом проведении занятий В. Сталиным по боевой подготовке, а второй - об общих недостатках в этой работе. Невдомек этим "боевикам", что, например, ежегодная трехразовая подготовка летных частей ВВС МВО к воздушным парадам (по 2 месяца каждая) - это тоже занятия, которые надо учитывать. Их проводил все 5 лет лично В. Сталин. Не говоря уже о подготовке 324-й ИАД и 29-го ИАП к войне в Корее в 1950-1951 годах, где они уничтожили 251 самолет противника. Это, между прочим, тоже говорит об уровне боевой подготовки в ВВС МВО.
      Из оперативного отдела штаба ВВС МВО подполковник Белов представил рапорт о непосещении В. Сталиным командно-штабных учений (КШУ) и о не прочитанных им приказах МО. Об участии командующего в КШУ надо смотреть прежде всего годовой план и приказ на их проведение. Командующий участвует в КШУ не всегда.
      А насчет непрочитанных приказов министра обороны, то здесь главное не читка, а знание и выполнение этих приказов.
      Майор Бычков представил рапорт о неправильном использовании автотранспорта в ВВС МВО, а лейтенант Голоимов - о нарушениях штатной дисциплины среди служащих (осталось только ещё сержантов к проверке привлечь). К акту приложены развернутые справки по частям и соединениям ВВС МВО, из которых видны различные недостатки:
      1. Перечень скрытых летных происшествий в ВВС МВО.
      2. Справка об итогах боевой подготовки ВВС МВО.
      3. Справка о среднем налете в ВВС МВО.
      4. Справка о присвоении воинских званий.
      5. Количество не прочтенных приказов В.И. Сталиным.
      6. Справки о недостатках в подборе офицерских кадров.
      7. Справка о рабочих и служащих, не работающих по занимаемым должностям.
      Ну и так далее. Главное, как мне кажется, не в этом. А в том, что во всем признан виновным В. Сталин. Он, конечно, виноват. Все это было в его войсках. Но так ведь можно обвинить и главкома ВВС Жигарева, и командующего войсками МВО Мерецкова, а затем Артемьева, и министра обороны Василевского. Это ведь тоже было в их войсках. Ответственность должна быть персональной и конкретной.
      Во всяком случае, так учили меня.
      Нужно отдельно разбираться и с ревизорами-финансистами, и с ревизором-строителем с учетом того, что они, получается, проверяли "сами себя", т.к. именно их службы - Финансовое управление МО (позже ЦФУ) и строительный аппарат генерал-полковника В. Белокоскова - имеют ко всем этим стройкам и всему остальному в ВВС МВО самое непосредственное отношение. Но "самокритики" в разделе акта, представленного этими ревизорами, я не нашел.
      В томе 6 на листе 137 есть справка о создании штатных спортивных команд ВВС с указанием номеров директив Генерального штаба. Опять тот же вопрос: при чем здесь Василий Сталин? А ведь именно ему вменяется в вину то, что якобы он создал эти команды, будь они неладны. Директивы подписаны генералом армии С.М. Штеменко. С него и надо спрашивать. Из справок и рапортов летчиков и командиров авиационных частей видно, что ими сделано за эти годы 93 вылета, которые признаны комиссией незаконными. Вместе с тем на 90 процентов эти вылеты обеспечивали перевозку команд спортсменов и спортинвентаря для участия во всесоюзных и других крупных соревнованиях, спартакиадах и учебно-тренировочных сборах. Как я понимаю, эти команды для того и создавались, чтобы ездить на соревнования и тренироваться.
      К началу 1954 года активность следствия по делу В. Сталина совсем спала. Комиссия представила свой акт. Булганин переслал его Берия ещё 6 июня 1953 года со своими комментариями. В. Сталин допрошен много раз, почти все признает, от свидетелей получено все, что от них требовалось, и все они выпущены на свободу.
      Вроде бы можно и заканчивать дело. Но вот новая проблема.
      23 декабря 1953 года после полугодового следствия расстреляны Берия, Влодзимирский, Кобулов. Несколько раньше снят с должности генеральный прокурор СССР Сафонов. Прошли повальные аресты в следственном аппарате госбезопасности бывшего МВД. Вскрыты грубейшие нарушения законности при расследовании уголовных дел. Ситуация не простая. Ведь дело В. Сталина велось при Влодзимирском, Кобулове, Берия и их подручных, которые признаны преступниками. Как быть? В течение года следственные действия не выполняются, идут раздумья. Василий Сталин в этот период болел, лежал в госпитале МВД, о чем я уже писал. Из-под стражи его не освобождают, держат в изоляции в специально оборудованном КГБ загодном доме в Кратове.
      До него доходят сведения об изменениях в стране. Так прошел один год.
      И вот протокол допроса В. Сталина, составленный новой "следственной" властью. 16 мая 1955 года с 15.00 до 16.25 его допрашивают генеральный прокурор СССР Р.А. Руденко, новый председатель КГБ СССР И.А. Серов и новый руководитель следствия по его делу Н.Д. Каллистов1. Бесспорно одно: допрос В. Сталина с участием Руденко и Серова - это крайне редкое явление, не случаен. Ясно, что проводится он в связи с обращениями Василия в ЦК. В ходе допроса ему заданы абсолютно правильные вопросы о законности ведения следствия и его претензиях, на что он ответил неясно и уклончиво:
      "Следствие Влодзимирского в 1953 г. я не подтверждаю, а к Козлову претензий не имею".
      Дело-то в том, что Влодзимирский и Козлов допрашивали В. Сталина всегда вместе. Короче, не воспользовался В. Сталин удобным случаем, чтобы опорочить все протоколы, и как следствие этого - дело от нового следователя полковника Мотавкина в конечном итоге пошло в Военную коллегию Верховного суда СССР.
      Этот вопрос заранее был обсужден в ЦК не один раз, причем на самом высоком уровне, и по нему было принято соответствующее решение-постановление Президиума ЦК.
      27 августа 1955 года Военная коллегия Верховного суда СССР в том составе, о котором я уже писал, с участием заместителя главного военного прокурора полковника юстиции Д.П.Терехова, назначает на 31 августа 1955 года суд над В. Сталиным с вызовом трех свидетелей: двух адъютантов Полянского, Капелькина и шофера Февралева. В ходе суда ещё будет вызван и допрошен как свидетель генерал-майор Лебедев1. Так закончилось предварительное следствие по делу В. Сталина.
      Теперь о суде. Судебная процедура, как известно, идет согласно требованиям Уголовно-процессуального кодекса. Тогда действовал УПК в редакции 1923 года. После того УПК в 1961 году был принят новый кодекс, который действует и по сей день. Уголовно-процессуальный закон, по-моему, самый стабильный. Многие его принципы берут начало ещё с Вавилона (это XVIII в. до н.э.). Но, конечно, "все течет - все изменяется".
      По старому кодексу судебная процедура в различных судебных инстанциях была неодинаковой. Это сейчас нет различия в процедуре суда: что в районном суде, что в Верховном - правила одни и те же.
      Тогда было не так. В областном суде, в Верховном суде РСФСР и СССР судебная процедура при рассмотрении дел по I инстанции отличалась от судебной процедуры в "низовых" судах и значительно осложняла положение подсудимого. Причем это было установлено УПК РСФСР. В "низовых" судах судопроизводство было намного демократичнее и предоставляло подсудимому больше гарантий в соблюдении его прав и законных интересов, чем в вышестоящих судах. В Верховном суде, например, можно было по усмотрению суда слушать дело без вызова свидетелей, без оглашения документов, характеристик и заключений экспертиз, но ссылаться на доказательства, полученные в ходе предварительного следствия, и учитывать их при вынесении приговора разрешалось. Кроме этого, Постановление ВЦИК СССР 1934 года определяло, что по некоторым контрреволюционным преступлениям судебное заседание в губернских (областных) судах и выше, проводится без государственного обвинителя и без адвоката. Осужденный по этим делам не имел права кассационного обжалования приговора. Надо сказать, что все это решалось каждый раз отдельно, по согласованию с ЦК, и допускались исключения. Например, в эти же дни, с 7 по 19 сентября 1955 года, та же Военная коллегия Верховного суда СССР в составе председательствующего А.А. Чепцова, членов - полковников юстиции А.А. Костромина и А.А. Долотцева проводила в Тбилиси в клубе железнодорожников суд над бывшими министрами государственной безопасности Грузинской ССР А.Н. Рапавой, Н.М. Рухадзе, заместителем министра государственной безопасности республики Ш.О. Церетели и другими бывшими ответственными сотрудниками МГБ (НКВД) Грузинской ССР Н.А. Кримяном, К.С. Савицким, А.С. Хазаном, Г.И. Парамоновым, С.Н. Надарая. Все они обвинялись практически в тех же преступлениях, что и В. Сталин (ст.ст. 58; 193-17 УК РСФСР), даже в более тяжких их проявлениях - измена Родине, террористические акты, организационная деятельность, направленная на совершение контрреволюционных преступлений.
      Но по этому делу процедура была обычной. В рассмотрении дела участвовал государственный обвинитель Р.А. Руденко и адвокаты. В. Сталина все это не коснулось.
      Так что судебная система, в которую попал он, впрочем как и миллионы его предшественников, ставила Василия в трудные условия. Главным образом из-за того, что в этих делах Василий, хоть и был генерал-лейтенантом, не понимал ничего.
      В ходе судебного заседания секретарем1 велся протокол, куда почти дословно записывалось все то, что происходило в суде, какие вопросы задавались подсудимому и свидетелям, что они отвечали.
      Я приведу некоторые, наиболее интересные на мой взгляд, отрывки из этого протокола судебного заседания.
      Показания В. Сталина:
      ...На следствии в 1953 г. на свидетелей было оказано давление, и эти обвинения основаны на таких вынужденных показаниях...
      ...Я ничего не понимаю в юридических тонкостях, я не понимаю различия пунктов "а" и "б" в ст. 193-17...
      ...Мне трудно давать показания по каждому пункту акта ревизии, но считаю, что все пункты являются правильными.
      ...Я считал и считаю, это строительство спортивного Центра ВВС МВО было необходимым. Стройка была законсервирована из-за возникших трудностей. Мне трудно судить, почему строительство было заморожено. С 1950 г. прошло более 4-х лет и за это время можно было бы закончить строительство спортивного Центра. Он бы себя уже окупил и никакого ущерба государству не было бы.
      Вопрос суда:
      Вам оглашаются Ваши показания, что при строительстве Спортивного Центра Вы уподобились собаке на сене. Что можете показать по этому поводу?
      В. Сталин:
      Вы сами понимаете, что это не моя формулировка. Я эти показания подписывал, не читая их.
      Не согласен, что о строительстве бассейна никто не знал. Все знали. Сейчас бассейн достроен2. Главком ВВС Жигарев ежедневно бывал на строительстве.
      Вопрос суда:
      ...Вам оглашаются Ваши показания о том, что Вы хотели этим строительством популяризировать свое имя.
      В. Сталин:
      Это глупость. Протоколы 1953 года являются неверными. Следователь Козлов составлял протоколы, которые я отказывался подписывать. Меня довели до припадков.
      ...Полигон Академии им. Жуковского закрыл главком Жигарев. Землю под охотхозяйство выделил Ярославский облисполком. Был я там 1 раз. По одному разу были там генерал Батицкий, авиаконструктор Ильюшин, 2 раза - министр тяжелой промышленности Казаков. Покупка оленей была произведена не по моей инициативе. Их нам предложил один Дальневосточный питомник.
      ...На даче было 2 бани. Я лечил там ногу. Да, я употреблял квас для пара и не считаю это излишеством. Квас для пара употребляется издавна. Думаю, что брать это для моей характеристики было бы неправильно.
      ...Две лошади принадлежали отцу. На них отпускался фураж. Для ухода за ними выделялся коновод.
      Вопрос суда:
      Оглашаются показания о том, что Васильева продавала продукты, выращенные у Вас на даче. Это правда?
      В. Сталин:
      Кто это показал?
      Суд:
      Вы!
      В.Сталин:
      Я? Это, очевидно, протокол 1953 г.?
      Вопрос суда:
      Берег на реке стал оползать потому, что Вы срубили деревья на даче?
      В. Сталин:
      Срубленные деревья на даче не имели значения для укрепления берега.
      Ведь Вы не были там и не можете судить, можно ли было рубить деревья и какое значение это имело.
      ...Машину из Германии мне устроил Кобулов. Я отдал за неё две свои автомашины. Радиолу мне подарил тоже Кобулов.
      ...Товарищ Сталин вызвал меня и приказал создать спорт в ВВС. Я был по этому вопросу у Маленкова на заседании в ЦК КПСС. Был у Булганина. Он создал команды.
      Вопрос суда:
      Нужен ли конный спорт офицерам авиации?
      В. Сталин:
      Эта команда была создана по инициативе Булганина, а в 1952 г. была передана в Высшую кавалерийскую школу.
      ...Все команды были узаконены Министром обороны.
      ...Обмундирование выдавалось с разрешения Министра обороны.
      ...Банкет в "Астории" был проведен на "заигранные деньги", т.е. процентные отчисления от игрового сбора.
      ...Показания начальника АХО Касабиева об оформлении расходов по фиктивным документам я не подтверждаю.
      ...Адъютант Дагаев врет. Он от моего имени занимал в Германии деньги для себя и покупал там вещи. Теперь мне ясно, где он брал деньги.
      ...Фиктивное награждение спортсменов и присвоение денег - сплошная клевета.
      ...Военный Совет без меня вообще не мог собраться. Неправильно указано в акте, что я их не посещал. Есть протоколы заседаний и это можно проверить. Все приказы Министра Обороны я знал и не мог не знать. Партсобрания я не посещал только в нескольких случаях. Что касается катастроф, то скрыть их было невозможно, т.к. ПВО докладывало о каждом летном происшествии.
      ...Я считал, что сидеть нянькой над командиром дивизии не следует. Три раза в году я находился в частях безвыездно по месяцу и более. Это май-июнь-июль и перед октябрьскими праздниками1.
      Вопрос суда:
      Оглашается лист 23 том 6 - выдержки из акта проверки. "В. Сталин партийно-политической работой не руководил, партсобрания не посещал, членские взносы платил через адъютантов, причем не регулярно. Преследовал подчиненных за критические выступления. На 3-й окружной партконференции ВВС МВО резко оборвал выступавшего с критикой полковника Травникова, а после конференции приказал убрать его из округа.
      В. Сталин:
      Его фамилия "Травкин", а не "Травников". Он был заместителем начальника отдела контрразведки2 .
      ...Когда я принимал округ, он был на шестнадцатом месте, а на следующий год - на первом.
      ...О пьянках знали и Жигарев и Вершинин. Вершинин сам приглашал меня с ним выпивать.
      ...За Симоняном посылал самолет в Минводы. За Старостиным - в Орел. Мерецков подарил мне двух медвежат.
      Вопрос суда:
      Оглашаются показания Касабиева о том, как в 1944 г. В. Сталин поехал на тракторе в г. Шауляй, наехал на шлагбаум и сломал его. В Шауляе устроил дебош, был задержан, связан, посажен на гауптвахту. Будучи освобожденным, хотел поджечь комендатуру. Избивал Полянского, Горяченкова. Что можете показать по этому поводу?
      В. Сталин:
      Инцидент на КПП в Шауляе был, но никто меня не связывал, на гауптвахте я не сидел и не пытался поджечь комендатуру. Меня задержали в Шауляе потому, что я прилетел в штатском платье и этим вызвал недоумение работников комендатуры. К тому же у меня не было пропуска. С аэродрома я поехал в штаб дивизии. Никакого шлагбаума не ломал и задержали меня только ввиду отсутствия пропуска.
      Вопрос суда:
      А что за случай был на фронте с изнасилованием армянской артистки, о чем показывал на следствии Касабиев?
      В. Сталин:
      Показания Касабиева не имеют под собой никакой почвы. Дня рождения Черепова1 мы тогда не праздновали, армянский ансамбль я не вызывал, а он прибыл по приглашению Баграмяна. Соответствует только то, что я и Горбатюк оставались ужинать с артистами, а утром отправили их в штаб фронта самолетом.
      ...6.VII. 1950 г. Кашина, который готовил в Большом театре террористический акт на отца, у себя дома я не бил. Его били Капелькин, Степанян, Голованов и Лаврентьев.
      Вопрос суда:
      Оглашаются показания Голованова о том, что Вы потеряли моральный облик, имели трех жен. Проживая с...2 , сожительствовали с её сестрами. Кроме этого сожительствовали с женами подчиненных2, а также сожительствовали с сотрудницами штаба ВВС...2 , имея половые связи с ними у себя в кабинете. Что скажете на это?
      В. Сталин:
      Одна ложь...
      Вопрос суда:
      Ваши показания (т. 2, л.д.1 62) о том, что мысль построить водный бассейн возникла у Вас под влиянием сожительницы мастера спорта по плаванию К. Васильевой. Что, кроме этого, Вы рассчитывали популяризировать свое имя и с этой целью добились ассигнований, введя в заблуждение Военного Министра. Что можете показать об этом суду?
      В. Сталин:
      Это глупость. Записано неправильно. Я ещё раз докладываю, что протоколы следствия 1953 г. являются неверными. Там записано много вещей, за которые я не могу нести ответственность. Следователь Козлов составлял протоколы, которые я отказывался подписывать. В 1953 г. я узнал о судьбе Влодзимирского и остальных. Я сделал заявление полковнику Козлову в устной и письменной форме о том, что следствие в 1953 г. велось неправильно.
      В 1955 г. дело вел Каллистов, которому я заявил, что материалы 1953 г. не соответствуют действительности. Однако мое заявление учтено не было. Я написал заявление в ЦК с подробным изложением причин, но ответа не получил2.
      Вопрос суда:
      Вам оглашаются показания Теренченко С.Д. (т. 4, л.д. 86) о том, что строительство водного бассейна осуществлялось обманным путем за счет интересов аэродромного строительства.
      В. Сталин:
      Эти показания неправильны и я их не подтверждаю.
      Вопрос суда:
      Расскажите об использовании ангаров.
      В. Сталин:
      Ангары были маленькими, на 2 самолета, старыми, деревянными. Требовали ремонта. Они пустовали. Их все равно нужно было сносить. Я их отдал для нужд спорта.
      Вопрос суда:
      Вы признаете, что охотхозяйство - это не только Ваша вольность, но и преступная прихоть?
      В. Сталин:
      Нет, не согласен. Охотхозяйство - дело полезное. Хотели развести там оленей, куропаток, рыбу. Я запретил охоту там и сам не охотился. (Был только один раз.) Дичь не стреляли и не давали стрелять другим.
      Вопрос суда:
      Вам оглашаются показания Василькевича (т. 3, л.д. 168-169) о том, что охотхозяйство не было нигде зарегистрировано. На его организацию были затрачены значительные суммы и все это скрывалось от советского правительства. Именно поэтому Вы запретили регистрировать охотхозяйство. Вы хотели один там властвовать. Что можете показать по этому поводу?
      В. Сталин:
      Это глупость. В таком случае я не допустил бы туда высшее командование ВВС. И потом Василькевич сам занимался выделением земли для охотхозяйства в Ярославском облисполкоме.
      Вопрос суда:
      Вам оглашаются показания Полянского (т.3, л.д. 67) следующего содержания:
      "В. Сталин вел развратный образ жизни, он потерял счет любовницам. Состоя в браке с...1, сожительствовал с её тремя сестрами, причем муж одной из них приходил жаловаться. Кроме того, он пытался склонить к сожительству мать своей жены...1 - старушку 1889 г.р.
      В 1952 г., воспользовавшись отсутствием своего адъютанта...1 , пришел к нему на квартиру и принудил его жену к сожительству. Когда адъютант...1 пришел к нему с требованием объясниться, В. Сталин вызвал старшину Гуменюка - атлетического сложения - и тот выбросил адъютанта...1 за дверь".
      Что сможете показать по этому поводу?
      В. Сталин:
      Могу сказать, что меня удивляет наглость Полянского. Не понимаю, как он мог подписать эту ложь. Его показания не соответствуют действительности.
      Вопрос суда:
      Оглашается заявление гражданки Кармен Н.И. о том, что в Новый 1943 год Вы обманным путем привезли её к себе домой и 3-4 дня насильно удерживали у себя дома, добиваясь близости. Будучи пьяным, стреляли по картинам, бутылкам, люстрам. После этого увезли её на дачу и держали там более 4-х дней. Освободили только после вмешательства сверху. Что можете показать по этому поводу?
      В. Сталин:
      Это было в 1942 г. и в значительной степени вымышлено. Интересно, кто вызвал Кармен и заставил её дать показания о том, что происходило более 10 лет назад? Я дружил с Кармен. Когда она была у меня, её муж пожаловался отцу через Ярославского на то, что я незаконно задерживаю её. Отец приказал арестовать меня на 10 суток. Когда разобрались, то оказалось, что я также "насильно" возил Кармен на самолете, водил её во МХАТ и в Большой театр.
      Вопрос суда:
      Были ли случаи, когда Вы не выходили на работу и принимали подчиненных дома в нетрезвом состоянии?
      В. Сталин:
      Случалось, что я принимал работников оперативного отдела штаба у себя на квартире. Это бывало 3 раза в год перед парадами, т.к. окончательную сводку о состоянии парадных частей к 7 часам утра надо было доставить Министру Обороны.
      Вопрос суда:
      Почему были прекращены строительные работы на спортивном Центре и бассейне?
      В. Сталин:
      Маршал Василевский сказал: "Подожди до конца года, я сам доложу в Совет Министров и средства выделят".
      Вопрос суда:
      Вы вели антисоветские разговоры?
      В. Сталин:
      Даже мыслей таких не было. Могу лишь предположить, что некоторые мои высказывания истолковывались как антисоветские.
      Говоря о неудовлетворительной организации похорон в присутствии врача Мартынушкиной, я резко выразился в адрес Берии и милиции и выразил сожаление в адрес Хрущева.
      Высказал недовольство, что Берия и Маленков не сняли шапки. Булганина я знаю хорошо. Многим ему обязан, но все же сказал Васильевой, которой он дал квартиру:
      - Какой же он благодетель, если уволил меня? Убить его мало, такого благодетеля!
      Это не было ни террористическим намерением, ни агитацией. Это безобразное, циничное, просто похабное выражение и только.
      Я сам рассказал о нем Каллистову, но не на допросе, а в беседе, и он внес это потом в протокол.
      ...Меня вызвал Желтов1 и вручил мне приказ об увольнении. Что мне делать дальше, я не знал. Я позвонил Зам. министра авиапромышленности Хруничеву и попросил его взять меня к себе на работу как генерала запаса. Он сказал, что может дать мне работу, но только надо сначала позвонить министру Устинову.
      Когда я позвонил Устинову, он начал мне читать мораль. Я попросил его прямо мне ответить, возьмет он меня на работу или нет. Он сказал, что позвонит через два дня.
      Тем временем у меня на квартире сняли "вертушку" и я не смог связаться с Устиновым. После этого я выражал недовольство и ругал Устинова.
      ... Булганин меня принял, у него был Желтов. Булганин сказал: "Поедешь начальником аэроклуба в Моршанск2". Я ответил, что это должность для старшего лейтенанта и на неё я пойти не могу.
      Булганин тогда ответил:
      - Тогда у меня для тебя места в армии нет.
      Вопрос суда:
      Вам оглашаются показания Полянского о том, что во время болезни И.В. Сталина Вы говорили, что руководители партии и правительства только и ждут смерти вождя. Это правда?
      В. Сталин:
      Это абсолютно не соответствует действительности. Это выдумка, клевета со стороны Полянского. Я прошу дать очную ставку с ним3.
      Вопрос суда:
      Вам оглашаются Ваши показания о том, что в присутствии своих сослуживцев Макарова, Луцкого, Лебедева, Василькевича, Полянского, Степаняна, Капелькина, Дагаева, жены - Е. Тимошенко, шофера Выборнова и машинисток Вдовиной и Ефимовой Вы высказывали клевету в отношении руководителей КПСС и Советского правительства, вели антисоветские разговоры с моряками, прибывшими в Москву на парад, с которыми случайно познакомились в "Коктейль-Холле" (т. 2, л.д. 100).
      В. Сталин:
      Эти показания сплошная ложь. Они были составлены в 1953 г. не в моем присутствии1, подписывал я их не читая и не признаю их.
      Следователь Козлов писал протоколы без меня, а затем предлагал подписывать их. За эти показания я не отвечаю.
      Вопрос суда:
      Зачем Вам столько охотничьих патронов?
      В. Сталин:
      Патроны мне передали в подарок из Германии. Они мне были не нужны. Ни один охотник не будет охотиться прошлогодними патронами.
      Показания в суде свидетеля Полянского В.В.:
      ...Я давал показания на предварительном следствии под давлением Влодзимирского. По поводу хозяйственной деятельности давления не было.
      Показания в суде свидетеля Лебедева B.C.:
      ...Я что-то не помню такого разговора.
      ...Вообще подсудимый как выпьет стопочку, так и начинает выражать недовольство.
      Показания в суде свидетеля Февралева А.З.:
      ...Я работал в Смольном, возил Свердлова, Калинина, Сталина. После 1953 г. меня не допрашивали, я ничего не помню.
      Показания в суде свидетеля Капелькина С.М.:
      ...Это не мои показания. Я таких показаний не давал. Не было такого ничего. Один раз подсудимый пытался забрать мотоцикл у сотрудника ОРУД, который остановил нас на Минском шоссе. Был случай ещё на Ленинградском шоссе, когда он забрал милиционера и увез его в штаб. Кашина он не бил. А мы били его со Степаняном.
      Вопрос суда:
      Что Вы знаете о футболисте Никите Симоняне2? Правда ли, что его хотели убить?
      Полянский B.C.:
      За Симоняном я ездил в Кисловодск. Он приезжал к В.И. Сталину, который уговаривал его перейти в команду ВВС. Но он был парень твердый и отказался. Подсудимый сказал ему, что он молодец и пожал ему руку. О том, что его хотели "убрать", я ничего не знаю.
      В. Сталин:
      ...Я с 28 апреля 1953 г. нахожусь в одиночном заключении. Полтора месяца находился в госпитале. Потом был на даче около года, но опять-таки под арестом.
      В день смерти отца у меня был сердечный приступ. Я упал, сломал ребро и поэтому шел на похоронах в конце процессии.
      У меня был гастрит, перешедший в язву 12-перстной кишки, лечился в госпитале. Сейчас здоровье улучшилось, нервы отказывают. Спать - не сплю. Переживаю.
      На этом 2 сентября 1955 года судебное следствие было закончено Согласно нормам уголовно-процессуального законодательства после окончания судебного следствия подсудимому предоставляется "последнее слово". Это значит, он может сказать суду то, что наболело у него на душе, что он думает, хочет.
      Последнее слово подсудимого дословно записывается в протокол судебного заседания. Записано оно и в уголовном деле Василия Сталина. Вот выдержки из него:
      ...Это не значит, что я снимаю с себя вину за проявленные мною в ряде случаев резкость, вспышки гнева, но все это не является антисоветской агитацией и террористическими высказываниями.
      Мои показания, заявления Войтехова1 и показания других свидетелей на суде могут быть подтверждением того, что в 1953 году следствие велось необъективно, с упором на обвинение меня в несовершенных преступлениях. Я не могу не быть благодарен суду за полное исследование всех материалов и за предоставление мне возможности изложить свое мнение по существу дела. По обвинению по ст. 193-17 п. "б" я считаю необходимым доложить следующее.
      Обвинения, содержащиеся в актах проверки, в общем справедливы. Я не могу противопоставить им что-либо. Однако и там имеются противоречия, вызванные тенденциозностью следствия. Составление акта проверки происходило под председательством генерала Карпинского под непосредственным воздействием Влодзимирского. Только его воздействием я могу объяснить изменение точки зрения генерала Красовского на состояние дел в частях ВВС МВО. Влодзимирский давал указания и генералу Карпинскому по материалам хозяйственной деятельности.
      Основным объектом замораживания государственных средств является Спортивный Центр. Василькевич и Теренченко показали, что это была моя прихоть, но это неверно. Действительно, нарушения финансовой дисциплины были допущены. Но не к лицу им преувеличивать и тенденциозно освещать факты. Все это опять-таки влияние Влодзимирского. Комиссии я был представлен как враг народа, и она не могла не исходить из того, что в течение 5 лет округом командовал враг. Я виновен по ст. 193-17, но не стоило все возводить в квадрат. Я не жалуюсь на строгость подхода. Но терпеть ложь я не мог, требовал очных ставок, пытался делать заявления в ЦК КПСС, но мне отказывали в этом. Я считаю это грубым нарушением моих прав и порядка ведения следствия...
      Я два с половиной года "проверял" свое прошлое поведение. Да, я во многом виноват и достоин сурового наказания...
      В течение всего дня совещались судьи Военной коллегии Верховного суда СССР и в 19.45 2 сентября 1955 года огласили приговор - 8 лет лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях с поражением политических прав на 2 года.
      В соответствии с действовавшим тогда законодательством Василий Сталин был лишен права кассационного обжалования приговора. Но это не значит, что человек не может письменно изложить свое мнение о справедливости и законности решения суда.
      Сидя в подвале в одиночной камере внутренней тюрьмы КГБ на Лубянке, куда его доставили из здания Верховного суда СССР с улицы Воровского в ночь с 2 на 3 сентября 1955 года, сразу же после суда, Василий попросил листок бумаги, ручку с чернилами и написал:
      "Председателю Верховного суда СССР1
      А.А. Волину 2 сентября 1955 г. Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила меня к 8 годам лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях с поражением в правах на 2 года по ст.ст. 58-10 и 193-17 п. "б" УК РСФСР.
      Приговор гласит: "Считать, что показания свидетелей Февралева и Капелькина подтверждают виновность Сталина по ст. 58-10".
      Свидетель Февралев А.З. - пожилой, больной, перепуганный человек твердил только одно: "Да, да! От показаний 1953 г. не отказываюсь!" и 90% своих свидетельских показаний посвятил рассказу, как его при аресте во времена Ежова били, и о том, что в то время у него погибли жена и дети. Что он (Февралев) - запуган.
      Из объяснений Февралева можно было понять только то, что он рад, что выпутался из тюрьмы в 1953 г., и поэтому подтверждает свои показания того времени.
      Я категорически отрицал и отрицаю, т.к. всего этого не было.
      Свидетель Капелькин С.М. (хотя и завербован при аресте 1953 г.2) не дал показаний о моих антисоветских словах или действиях. По вопросу об иностранных корреспондентах Капелькин сослался на Полянского, сказав: "При этом был Полянский".
      Свидетельствующий на заседании суда Полянский не подтвердил показания Капелькина. Да если бы и подтвердил, то они, эти высказывания, ничего общего с антисоветской агитацией не имеют и подробно излагаются в моих показаниях и заявлениях Президиуму ЦК КПСС в феврале 1955 г.
      Виновным себя в преступлении, предусмотренном ст. 58-10, не признаю.
      Решение суда о моей виновности по cт. 58-10 состоялось благодаря тенденциозно составленному обвинительному заключению, которое ввело суд в заблуждение.
      Следователь КГБ Каллистов Н.Д., благодаря своему личному ложному "патриотизму" (чисто ведомственному), встал на путь замазывания "дел" следствия 1953 г., чем ввел в заблуждение, вернее, обманул лиц, утвердивших обвинительное заключение и суд.
      Фальсификацию следствия Влодзимирским в 1953 г. полностью подтверждают заявления Войтехова и показания на суде свидетеля Полянского В.С.
      Обвинительное заключение, составленное Каллистовым, почти целиком (99%) составлено на основании показаний при Влодзимирском в 1953 г. (апрель-май-июнь). Фальсификацию этих показаний Каллистов не знать не мог. Но Каллистову показалось и этого мало. Я сам, и более никто, в дальнейшей беседе о своих грехах рассказал Каллистову, что был со мной нехороший, безобразный случай, когда я в адрес уважаемого мною человека1, не подумав, бросил фразу: "Убить его мало, такого благодетеля". Рассказал Каллистову, что это случилось благодаря провокации Берии2.
      Каллистов прервал разговор: "Теперь беседа окончена. Я следователь, а Вы - подследственный".
      И заставил меня подписать протокол со словами в адрес одного из членов правительства "убить его мало".
      Вообще-то, говоря такие слова Каллистову, я их не из пальца высосал, но вряд ли честно было так поступать.
      Между мною и Каллистовым проходило немало частных разговоров, которые я тоже мог бы и могу употребить не в пользу для Каллистова. Суть не в том. Даже эта имевшая место беседа не давала права Каллистову утверждать о моих террористических намерениях и тем более строить на них обвинение по ст. 58-10.
      Суд происходил вполне объективно, но незнание юриспруденции мною и отсутствие квалифицированной защиты, с одной стороны, а также нагромождение фальсифицированных обвинений, с другой стороны, направили суд по ложному пути.
      Прошу Вашего рассмотрения моей виновности по ст. 58-10 и исключения этой статьи из обвинения.
      Виновным в преступлении, предусмотренном ст. 193-17 УК, себя признаю. Действительно виноват.
      Прошу, если сочтете возможным, изменить меру наказания по cт. 193-17 п. "б", определив наказание условно. Обращаюсь к Вам с просьбой изменить наказание по ст. 193-17, т.к. за 2 года и 6 месяцев одиночного заключения вину свою полностью осознал. Считаю себя не потерянным для Советского государства человеком. Заверяю Вас, что честным трудом оправдаю доверие Верховного Совета и Советского правительства. Только трудом на благо Родины я смогу смыть с себя действительную вину и доказать свою преданность Родине, Партии, Народу.
      Внутренняя тюрьма КГБ
      В.И. Сталин 3.9.55 г."
      Такое письмо написал осужденный В.И. Сталин руководителю судебной власти нашей страны - председателю Верховного суда СССР А.А. Волину. И что же?
      Да ничего. Далее добросовестный работник Военной коллегии Верховного суда СССР Коля Лисицын оставил на этом письме для потомков свою почти историческую запись:
      "Справка По указанию т. Волина ответ на жалобу не посылался.
      Судебный секретарь ВК капитан а/с1
      Лисицын".
      Комментарии, как говорят, излишни.
      Вместо послесловия
      При изучении уголовного дела меня ждала писательская удачa. Дело в том, что Главная военная прокуратура по многочисленным жалoбaм и просьбам приняла это дело к производству и назначила по нему дополнительное расследование, производство которого было поручено Следственному управлению ФСБ России. Явлeние этo в следственной работе довольно-таки частое. Пишется подробное задание, которое обязательно для исполнения Следственным управлением. И здесь надо отдать должное работникам ФСБ и Главной военной прокуратуры. Oни не ограничились только теми вопросами, которые ставились заявителями, только реабилитацией Василия Сталина, а решили расследовать и проверить многие другие вопросы, среди которых и один очень интересный для нас - причина и обстоятельства смерти Василия Сталина 19 марта 1962 года. К уголовному делу теперь приобщены материалы расследования обстоятельств смерти Василия Сталина. Оказывается, ещё в марте 1962 года Управление КГБ по Татарской АССР по данному факту проводило отдельную проверку, результаты которой не оставляют места для всевозможных вымыслов, версий и предположений о том, что Василий Сталин умер не своей смертью.
      За свою прокурорско-следственную жизнь я видел не одну сотню, если не тысячу, актов и заключений судебно-медицинских экспертов по установлению причин смерти человека. Расследовал даже уголовные дела, в которых основным предметом доказывания являлось качество работы судебных медиков.
      Заключение судебно-медицинской экспертизы по установлению причины смерти В.И. Сталина свидетельствует о том, что эта работа проведена на высоком научном уровне и выводы экспертов не вызывают никаких сомнений. На ocновании постановления УКГБ по Татарской АССР вскрытие проводила комиссия ученых, которую возглавлял судебный медик, имевший звание доцента. Вскрытие проводилось в присутствии представителя Управления КГБ. Произведено исследование всех полостей и внутренних органов тела умершего, для чего применены необходимые специальные методы, в том числе и гистологическое исследование органов и тканей в целях установления патологических процессов. Тщательно исследованы череп и головной мозг.
      Причина смерти В.И. Сталин следующая:
      Общий атеросклероз на фоне хронической алкогольной интоксикации, острая сердечно-сосудистая недостаточность, хронический бронхит, эмфизема легких.
      От совокупности этих заболеваний и наступила смерть 19 марта 1962 года.
      Кроме этого, УКГБ провело расследование и обстоятельств, предшествовавших смерти Василия Сталина. Картина, откровенно говоря, неприглядная. Жизнь в новой семье складывалась, скажем так, не совсем удачно. Мария Джугашвили несколько раз уезжала в Москву из Казани, оставляя его одного. В этот период и появлялась та самая Мария Николаевна, о которой я уже писал.
      Она фигурирует в материалах расследования УГКБ. Василий Сталин действительно прикладывался к рюмке. 18 марта 1962 года накануне смерти, у него были гости из Грузии. Все они установлены и опрошены. Остатки привезенных ими напитков в нескольких бутылках взяты на химическое исследование, и проведена экспертиза. Ядовитых веществ не выявлено. Обыкновенная "чача", которую в Грузии пьют веками. Так что Василий Сталин ушел из жизни своей смертью и искать убийц его нет никакого смысла. Кстати сказать, никаких следов насилия на теле Василия Сталина судебно-медицинская экспертиза не установила.
      "Отказной" материал приобщен к делу.
      Приложение
      Газета "Вечерняя Казань"
      (Орган Казанского горкома КПСС и городского Совета народных депутатов) № 248 (2548) от 28.10.1988 г.
      Осквернители
      Осквернить - опозорить, подвергнуть поруганию, запятнать чем-нибудь (Ожегов С.И. Словарь русского языка).
      Есть на Арском кладбище ничем не приметная могила. В десяти метрах от неё застыл в скорбном молчании воин-освободитель, отдающий последний долг памяти павшим. Справа от могилы той - захоронение старшего сержанта Якова Дмитриевича Горяинова, слева - майора Хатиба Шарифовича Дивеева. Чуть поодаль в братской могиле покоятся скончавшиеся от ран Великой Отечественной в госпиталях Казани.
      И вот стоим мы у скромной ограды. За нею чистота, порядок. На свежем золотистом песке цветы и... небольшой листок из школьной тетради. На нем неумелой, скорее всего, старческой рукой выведены печатные буквы: "Гражданин казанский! Не пора ли тебе прекратить издеваться над покойником. Он ведь все равно не встанет и ничего не скажет. Но судьбой тебя крепко накажет. Покойники свое берут, знай это. Ты третий раз поганой рукой обливаешь нитрой памятник. Проснись. Опомнись, что ты делаешь! Постыдись окружающего народа. А дальше бог тебе судья".
      Стоят в оцепенении люди около железной ограды. Читают. Не смотрят в глаза друг другу. Краской стыда горят их негодующие лица.
      - Памятник, он что? Он все вынесет, - причитает старушка.
      - Вандализм какой-то!... - возмущается юноша-студент. Девушка достает из сумочки белоснежный платок и пытается стереть с черного мрамора застывшую нитрокраску. Нет, не получается... Кто-то плеснул на золотистые буквы серной кислотой. Сквозь рыжие подтеки они еле проступают:
      "Джугашвили Василий Иосифович 24.III. 1920-19.III.1962
      Единственному от М.Джугашвили".
      Да, судьба распорядилась так, что последние годы своей недолгой жизни Василий Джугашвили - сын Сталина - провел в Казани. До этого воевал, прошел Великую Отечественную войну, потому и похоронили рядом с братской могилой. Здесь и он обрел последний свой приют...
      Была когда-то на мраморном обелиске фотография Василия Джугашвили. Но её десятки раз выбивали железом, в неё стреляли из малокалиберной винтовки, выкорчевывали вместе с осколками черного камня чьи-то злые руки.
      Зачем? Почему? Кто? Откуда эта патологическая ненависть к человеку, который был виноват лишь в том, что был сыном Сталина? "Сын за отца не отвечает", - изрек когда-то Сталин и... уничтожил тысячи ни в чем не повинных сынов и дочерей "врагов народа"... Так неужели и мы будем пользоваться сталинскими методами? Ответьте мне те, кто вот уже около 25 лет оскверняет безвинную могилу...
      Ю.Фролов
      В редакцию газеты "Вечерняя Казань"
      Уважаемые товарищи!
      Посылаю Вам отклик на опубликованную в Вашей газете 28 октября 1988 г. статью тов. Ю.Фролова "Осквернители", в которой рассказывается о вандализме в отношении могилы В.И. Сталина. С искренним уважением и наилучшими пожеланиями Ответственный секретарь Совета ветеранов Военно-воздушных Сил ордена Ленина Московского военного округа А.Синикчиянц 15.XII.1988 г.
      ОН БЫЛ НАШИМ КОМАНДИРОМ
      Мы никогда не мстили мертвецам.
      Константин Симонов
      Ветераны Военно-воздушных Сил ордена Ленина Московского военного округа глубоко возмущены и потрясены циничным глумлением над могилой боевого летчика-истребителя и авиационного командира, активного участника Великой Отечественной войны генерал-лейтенанта авиации Василия Иосифовича Сталина. Нельзя оправдать или объяснить это варварство стихийным протестом против культа личности Сталина и его преступлений. В.И. Сталин не был создателем или активным деятелем этого страшного режима, скорее, он является его порождением и в то же время жертвой.
      В 11 лет оставшись без матери, он жил в удручающей и разлагающей обстановке, которая характеризовалась, с одной стороны, жесточайшими репрессиями, обрушившимися на родственников и друзей семьи, в том числе и на самых близких, а с другой стороны, интригами, раболепством и заискиванием перед ним многих высокопоставленных лиц. Но и в такой ситуации он не стал искать легкой жизни, не пошел в МГИМО или Академию внешней торговли, нет, самым престижным вузом для него оказалась Качинская военная авиационная школа летчиков - старейшая в нашей стране кузница летных кадров. Вот туда и поступил Василий Сталин на восемнадцатом году жизни, даже не закончив среднюю школу, хотя не мог не понимать, что после окончания летной школы у него на всю оставшуюся жизнь (короткую или долгую) будет единственная профессия - летчика-истребителя.
      В апреле 1940 года после выпускных экзаменов он начинает службу в должности младшего летчика 16-го истребительного авиаполка ВВС Московского военного округа, - службу трудную и опасную. Командовавший в те годы 57-й авиабригадой, в состав которой входил и 16-й ИАП, генерал-лейтенант авиации Н.А. Сбытов вспоминал, как однажды во время полета на самолете, на котором обычно летал В. Сталин, возникла сложная аварийная ситуация. И только потому, что самолет в тот раз пилотировал другой летчик, гораздо более сильный и опытный, а им был Герой Советского Союза старший лейтенант A.П. Пьянков, полет завершился благополучно.
      Во время войны В.И. Сталин был инспектором-летчиком Управления ВВС Красной Армии. Офицеры этой категории никогда не были штабными бумагомарателями, а во время войны тем более. Они постоянно находились на фронтах, активно вникали в организацию боевой работы авиачастей, систематически анализировали её, вскрывали недостатки, по крупицам собирали передовой опыт. При этом инспекторы-летчики и сами активно участвовали в боевых вылетах. Многие из них погибли на фронтах, а подполковник Н.И. Власов, попав в бессознательном состоянии в плен, стал одним из руководителей подпольной организации сопротивления в концентрационном лагере "Маутхаузен", за что расстрелян гестапо 9 января 1945 года.
      Но В. Сталин рвется к постоянной активной боевой деятельности и в январе 1943 года добивается назначения на должность командира 32-го гвардейского истребительного авиаполка. Этот полк, сформированный в МВО в начале войны, защищал Ленинград, дрался под Сталинградом, где получил гвардейское звание, сражался на Курской дуге, в небе Белоруссии, Прибалтики, Польши и закончил войну в Берлине. За время войны летчики полка сбили 501 самолет противника, в полку воспитано 18 Героев Советского Союза. Полк награжден орденами Ленина и Кутузова, удостоен почетного собственного наименования "Виленский".
      В 1944 году В.И. Сталин назначается командиром дивизии (сначала 3-й гвардейской, а затем 286-й ИАД). Эти дивизии также неоднократно отмечались в приказах Верховного Главнокомандующего как особо отличившиеся в боях за Советскую Родину. Об этом пишет в своих мемуарах "Крылья победы" и маршал авиации С.И. Руденко. Конечно, в этом была заслуга и их командира.
      В боевых характеристиках на него отмечается хорошая тактическая подготовка, умение грамотно разбираться в оперативной обстановке, быстро и правильно ориентироваться в вопросах ведения боевой работы, высокие организаторские способности. Подтверждением этому служат и боевые награды В.И. Сталина: три ордена Красного Знамени, ордена Суворова и Александра Невского, а также ряд медалей.
      В послевоенный период В.И. Сталин командует истребительным авиакорпусом, служит в должности помощника командующего, а с февраля 1948 до июля 1952 года - командующего ВВС МВО.
      В истории советских Военно-воздушных сил это были годы бурного роста, массового освоения первых реактивных самолетов, двигателей, новых видов вооружения и самолетного оборудования, полетов в сложных метеорологических условиях, совершенствования способов боевого применения авиации и управления авиационными подразделениями и частями с помощью радио - и радиолокационных средств. А роль первопроходца в решении этих больших, сложных и ответственных задач выполняли Военно-воздушные силы Московского военного округа.
      О той огромной нагрузке, которая выпадала тогда на наши части, можно судить хотя бы по тому, что все летные экипажи ВВС МВО регулярно более чем в два раза превышали установленные нормы годового налета.
      Авиаторы округа тогда ежегодно участвовали в трех воздушных парадах, демонстрируя отличные боевые качества советских самолетов и свое высокое летное мастерство. И это отрезвляюще действовало на горячие головы поджигателей войны. За особые заслуги в укреплении оборонного могущества советской Родины и проявленный при этом героизм шесть наших летчиков были удостоены в эти годы звания Героя Советского Союза. Немалую роль в решении всех этих задач играла энергия и настойчивость командующего.
      Конечно, нельзя и идеализировать личность В.И. Сталина. Были у него и весьма отрицательные качества: злоупотребление спиртным, горячность, вспыльчивость, несдержанность, переходящая в взбалмошность, легкомыслие, несовместимое с теми высокими и ответственными постами, которые он занимал. Но и это было в значительной степени порождено влиянием среды: всякого рода его выходкам и даже капризам всячески потакали высшие военные руководители, начиная с министра обороны Н.А. Булганина, которые прямо-таки пресмыкались перед сыном "великого вождя". Положение усугублялось тем, что к В.И. Сталину прилипали всякого рода подхалимы, карьеристы и даже откровенные проходимцы и жулики.
      Суд над В.И. Сталиным был не только закрытым, но о нем даже не сочли нужным информировать офицерский состав и партийный актив ВВС округа. И сегодня нельзя со всей достоверностью сказать, насколько основательными выглядят предъявленные ему обвинения. Более того, возникает законный вопрос: а не свели ли с ним счеты те, кто из подхалимских побуждений ранее поощрял его во всех действиях - законных и незаконных, в превышении власти, в незаконном расходовании средств на спортивные команды, ансамбли и спортивные сооружения, которое они сами же санкционировали. Не было ведь спортивных команд ВВС МВО, а были команды ВВС Советской армии. Это не оправдывает, конечно, и самого В.И. Сталина, но и глумиться над его могилой никому не должно быть позволено. Каждый, кто поднимает на неё руку, должен знать, что он оскорбляет прах солдата, который защищал Родину и служил ей (а на счету В.И. Сталина есть и боевые вылеты, и сбитые самолеты). Он оскорбляет и нас, его однополчан, живых и мертвых; тех, у кого, как у летчика 32-го гвардейского ИАП Евгения Михайлова, повторившего подвиг капитана Н.Ф. Гастелло, даже нет могилы. Должен каждый знать, что, как сказал А.Т.Твардовский, "...мертвых проклятье - эта кара страшна". Должен каждый знать, что осквернение могилы есть преступление, предусмотренное статьей 229 УК РСФСР.
      В правовом социалистическом государстве, в эпоху перестройки и гласности, когда на первый план выдвигаются такие моральные категории, как справедливость, честность, порядочность, совестливость, подобных явлений быть не должно. И очень жаль, что в славном авиационном городе Казани они ещё имеют место.
      Редакции газеты "Вечерняя Казань" и автору статьи "Осквернители" тов. Ю. Фролову большое спасибо за то, что подняли этот вопрос, привлекли к нему внимание общественности.
      Ответственный секретарь Совета ветеранов ВВС МВО
      А. Синикчиянц, член КПСС, участник Великой Отечественной войны, полковник в отставке 15.ХII.1988 г.1
      НАГРАДНОЙ ЛИСТ
      Фамилия, имя, отчество: СТАЛИН Василий Иосифович Военное звание: гвардии полковник Должность, часть: командир 32 гвардейского истребительного авиационного полка Представляется к ордену "КРАСНОЕ ЗНАМЯ"
      1. Год рождения: 1921
      2. Национальность: Грузин.
      3. С какого времени состоит в Красной Армии: с 1938 г.
      4. Партийность: чл. ВКП(б) с 1940 г.
      5. Участие в боях (где и когда): В Отечественной войне с июня 1941 года.
      6. Имеет ли ранения и контузии: Не имеет.
      7. Чем ранее награжден (за какие отличия): Орденом "КРАСНОГО ЗНАМЕНИ"
      8. Каким РВК призван: К а д р. РККА.
      9. Постоянный домашний адрес: гop. Москва, Кремль
      I. Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг:
      По инициативе гвардии полковника СТАЛИНА В.И. в мае 1942 г. был сформирован 434 ИАП. В течение трех недель, работая с большим напряжением, полк при личном участии гвардии полковника СТАЛИНА продолжил тренировку летного состава и был подготовлен для ведения боевой работы.
      В июне 1942 года 434 ИАП был перебазирован в район ВАЛУЙКИ, вступил в боевую работу на Харьковском направлении. С тех пор полк непрерывно участвует в боях: на ЮГО-ЗАПАДНОМ, СТАЛИНГРАДСКОМ, КАЛИНИНСКОМ И С. ЗАПАДНОМ фронтах.
      За образцовое выполнение боевых заданий в ноябре м-це 1942 г. 434 ИАП был преобразован в гвардейский истребительный полк. Из состава полка 5 человек удостоены звания "ГЕРОЕВ СОВЕТСКОГО СОЮЗА" и 61 человек награжден орденами и медалями Союза ССР.
      Гвардии полковник СТАЛИН на протяжении всего периода боевой работы полка систематически следил за его подготовкой, лично руководил боевыми операциями и обучением молодого летного состава, чем в большой мере способствовал боевым успехам полка. За отличную подготовку летного состава полка и личное руководство боевыми операциями истребителей под Харьковом и Сталинградом гвардии полковник СТАЛИН награжден орденом "КРАСНОЕ ЗНАМЯ".
      В февраля м-це 1943 г. гвардии полковник СТАЛИН вступил в командование 32 гвардейского истребительного авиаполка.
      Под его руководством полк, участвуя в ДЕМЯНСКОЙ операции на С. Западном фронте, произвел 566 самолетов-вылетов, из них 225 боевых. Проведено 28 воздушных боев, в результате которых сбито 42 самолета противника.
      Гвардии полковник СТАЛИН лично водил на боевые задания своих подчиненных и вел воздушные бои, в которых сам сбил 1 ФВ-190.
      За большую и плодотворную работу по подготовке 32 ГИАП, за образцовое руководство боевыми действиями полка в ДЕМЯНСКОЙ операции и лично проявленное мужество и отвагу в воздушных боях с противником гвардии полковник СТАЛИН В.И. достоин Правительственной награды ордена "КРАСНОЕ ЗНАМЯ".
      Командир 210 истребительной авиадивизии полковник (Ухов)
      "9" марта 1943 г.
      II. Заключение вышестоящих начальников:
      Достоин правительственной награды ордена "АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО"
      Командир 1 истребительного авиакорпуса генерал-майор авиации (Белецкий)
      "10" марта 1943 г.
      НАГРАДНОЙ ЛИСТ
      Фамилия, имя, отчество: СТАЛИН Василий Иосифович Военное звание: Гвардии полковник Должность, часть: Командир 3-й гвардейской истребительной авиационной Брянской дивизии Представляется к ордену "КРАСНОЕ ЗНАМЯ"
      1. Год рождения: 1920 года 2. Национальность: грузин 3. С какого времени состоит в Красной Армии: с 1938 года.
      4. Партийность: чл. ВКП(б) с 1940 г.
      5. Участие в боях (где и когда): В Отечественной войне с июня 1941 года 6. Имеет ли ранение и контузии: Не имеет 7.Чем ранее награжден и когда, № приказа (за какие отличия): орд. "КРАСНОЕ ЗНАМЯ" - (Указ) 1942 г., орд. "АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ" пр. ВВС КА № 012/н от 11.3.44 года, вручен 22.3.44 года.
      8. Каким РВК призван: кадровый 9. Постоянный домашний адрес: гор. Москва, Дом Правительства, кв.181
      I. Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг Тов. СТАЛИН В.И. на фронте борьбы с немецкими захватчиками с 22 июня 1941 года.
      С июня 1941 года по май 1943 года тов. СТАЛИН В.И. работал помощником начальника отдела истребительной авиации ВВС КА, начальником инспекции ВВС КА и в последний период командовал истребительным авиационным полком.
      В период командования тов. СТАЛИНА В.И. полком, в связи с достигнутыми большими успехами в боевой работе полка и проявленное при этом высокое мужество и героизм личного состава на фронте борьбы с немецкими захватчиками, полк руководимый товарищем СТАЛИНЫМ В.И. преобразован в гвардейский.
      За умелое руководство боевыми действиями, за достигнутые успехи в боевой работе и за личную самоотверженную боевую работу тов. СТАЛИН В.И. награжден орденом "КРАСНОЕ ЗНАМЯ", орденом "АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ" и медалью за ОБОРОНУ СТАЛИНГРАДА.
      С января м-ца по май 1944 года тов. СТАЛИН В.И. работал инспектором-летчиком 1-го гвардейского истребительного авиационного корпуса.
      За это время он проявил себя весьма энергичным, подвижным и инициативным офицером. Сразу по прибытии в корпус включился в боевую работу частей корпуса. Провел большую работу по проверке техники пилотирования у летного офицерского состава частей корпуса.
      В своей повседневной работе систематически находился в полках, оказывал большую помощь командиру корпуса в контроле за организацией боевой работы на аэродромах корпуса.
      Во время проведения операции на Витебском и Полоцком направлениях (январь-февраль 1944 года) и Идрицком направлении (март 1944 года), часто находился на ВПУ командира корпуса и руководил по радио воздушными боями истребителей корпуса. Анализировал и разбирал с летным составом частей корпуса проведенные воздушные бои, указывал на основные недостатки в боевой работе, давал правильные указания и настойчиво требовал их выполнения.
      В мае 1944 года тов. СТАЛИН В.И. был назначен командиром 3-й гвардейской истребительной авиационной Брянской дивизии.
      Прибыв в дивизию в момент, когда дивизия находилась на тыловом аэродроме для доукомплектования материальной частью и летным составом и готовилась к предстоящей летней боевой работе, тов. СТАЛИН В.И. энергично взялся за доукомплектования и подготовку молодого летного состава, являясь сам энергичным боевым летчиком, он личным примером показывал летному составу образцы ведения воздушного боя, смелости и отваги, уделяя при этом максимум внимания на отработку техники пилотирования, групповой слетанности, воздушного боя и ведения работы с полевых площадок.
      Тов. СТАЛИН В.И. быстро со свойственной ему прямотой, настойчивостью и заботой взялся за руководство дивизией, укомплектовал её на 100% летным составом и материальной частью, сколотил штаб и в течение месяца весь личный состав высококачественно подготовил к предстоящей боевой работе.
      С 23.6.44 года дивизия приступила к боевой работе на участке 3-го Белорусского фронта.
      С переходом в наступление наших войск на данном фронте дивизия активно обеспечила успех прорыва наземными войсками оборонительной линии противника с воздуха, показывая в боях высокую боевую выучку и умение разить отступающего фашистского зверя.
      В операциях на этом направлении дивизия показала высокую боевую выучку, организованность и отличную маневренность. В течение 8 дней наступательных операций дивизия в полном составе, не прекращая боевой работы ни на одну минуту, 3 раза меняла аэродромы базирования.
      За период действий на данном фронте дивизия произвела 590 боевых вылетов, из них 51 на штурмовку аэродромов и войск противника с налетом 517 часов 44 минуты, провела 22 групповых воздушных боя, в которых летчиками уничтожено 29 самолетов противника, потеряв при этом в бою 3 своих летчика и 5 самолетов.
      Наряду с ведением боевой работы велась огромная работа по окончательному вводу в строй молодого летного состава, которым дивизия доукомплектовалась на 36% из школы воздушного боя и ЗАПов, а последние имели недостаточную летную подготовку и совершенно не имели боевого опыта.
      Несмотря на большой контингент молодого летного состава, дивизия отлично справилась с поставленными боевыми задачами, непрерывно ведя боевые действия с полевых площадок, находящихся вблизи линии фронта.
      Тов. СТАЛИН В.И. обладает отличной техникой пилотирования, летное дело любит. Летает на всех типах самолетов истребительной авиации.
      За период Отечественной войны произвел 12 боевых вылетов, в воздушных боях сбил один самолет противника типа ФВ-190.
      Тактически громотен, обладает хорошими командирскими качествами.
      За умелое руководство частями и дивизией в боевых операциях на фронте борьбы с немецкими захватчиками, за достигнутые успехи в боевой работе дивизии на участке 3-го Белорусского фронта, за лично произведенные 12 боевых вылетов и один сбитый лично самолет противника гвардии полковник СТАЛИН В.И. достоин Правительственной награды ордена "КРАСНОЕ ЗНАМЯ"
      Командир 1 гвардейского истребительного авиакорпуса гвардии генерал-майор авиации (Белецкий)
      "1" июля 1944 года НАГРАДНОЙ ЛИСТ
      На командира 286 истребительной авиационной Нежинской Краснознаменной дивизии гвардии полковника СТАЛИНА Василия Иосифовича Представляется к ордену СУВОРОВА ВТОРОЙ СТЕПЕНИ
      1921 г. рождения, грузин, член ВКП(б) с 1940 г., участник Отечественной войны с 1941 года, ранений и контузий не имеет. В Красной армии с 1938 г., кадровый, награжден: двумя орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, медалью "За оборону Сталинграда" и медалью "За оборону Москвы".
      Домашний адрес: Москва, дом Правительства, улица Серафимовича, дом № 2, кв. 181.
      Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг:
      В состав 16 Воздушной армии тов. Сталин прибыл в период подготовки частей к Берлинской операции. С первых дней командования дивизией энергично взялся за подготовку частей её к предстоящим боевым действиям на Берлинском направлении.
      За период проведения Берлинской операции частями дивизии под непосредственным руководством товарища СТАЛИНА произведено 949 успешных боевых самолетовылетов, проведено 15 воздушных боев, в ходе которых сбито 17 самолетов противника. Кроме того, штурмовыми действиями уничтожено и повреждено большое количество живой силы и техники противника, чем оказано большое содействие наземным войскам в прорыве сильно укрепленной, глубоко эшелонированной обороны немцев на подступах к БЕРЛИНУ и в самом БЕРЛИНЕ.
      Летный состав частей дивизии сколочен и способен выполнять сложные боевые задания в сложных метеоусловиях днем и ночью всем составом.
      Лично тов. СТАЛИН за время участия на фронтах Отечественной войны произвел 26 боевых вылетов, сбил лично два самолета противника.
      Дисциплинирован, требователен к себе и подчиненным.
      За умелую организацию боевой работы и личные боевые заслуги достоин правительственной награды - ордена СУВОРОВА ВТОРОЙ СТЕПЕНИ.
      Командующий 16 Воздушной армии генерал-полковник авиации (РУДЕНКО)
      "11" мая 1945 г.
      Достоин правительственной награды - Ордена Суворова II ст.
      Командующий войсками 1 Белорусского фронта маршал Советского Союза (ЖУКОВ)
      Член военного совета 1 Белорусского фронта генерал-лейтенант (ТЕЛЕГИН)
      "15" мая 1945 г.
      НАГРАДНОЙ ЛИСТ
      1 Фамилия, имя, отчество; СТАЛИН Василий Иосифович 2. Звание: Генерал-майор авиации 3. Должность, часть: Командующий Военно-воздушными Силами Московского Военного Округа.
      Представляется: к ордену ЛЕНИНА.
      4. Год рождения: 1921 г.
      5. Национальность: Грузин 6. Партийность: Чл. ВКП(б) с 1940 г.
      7. Участие в гражданской войне, последующих боевых действиях по защите СССР и Отечественной войне (где, когда): участник Отечественной войны с июня 1941 г. по 9 мая 1945 г.
      8. Имеет ли ранения и контузии в Отечественной войне: Не имеет.
      9. С какого времени в Красной Армии: 20 октября 1938 г.
      10. Каким РВК призван: Добровольно.
      11. Чем ранее награжден (за какие отличия): Два орд. "Кр. знамя", орд. "Суворова 2 ст." "Александра Невского", медалями: "За оборону Москвы", "За оборону Сталинграда", "За победу над Германией", "За взятие Берлина", "За освобождение Варшавы".
      1. Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг Гвардии генерал-майор авиации тов. В. Сталин, командуя Военно-воздушными Силами Московского Военного Округа, добился хороших показателей в выполнении плана учебно-боевой подготовки частями округа. Тов. В. СТАЛИН, будучи Командующим воздушным парадом 1 мая 1948 г., хорошо провел организацию парадных частей и отлично подготовил летный и технический состав. За период подготовки к параду было произведено: 3961 посадка с общим налетом 2785 часов, в том числе 1168 посадок с налетом 508 часов на реактивных самолетах без каких-либо происшествий.
      В день 1 Мая, генерал В. СТАЛИН командовал воздушным парадом, находясь на борту флагманского корабля. Обеспечил пролет 284 самолетов над Красной Площадью в точно назначенное время и в строгом соблюдении строя.
      ВЫВОД: - За отличную подготовку и проведение воздушного парада, достоин награждения орденом ЛЕНИНА.
      Командующий войсками МВО маршал Советского Союза (К.МЕРЕЦКОВ)
      "5" мая 1948 г.
      Примечание:
      НАГРАЖДЕН ОРДЕНОМ КРАСНОГО ЗНАМЕНИ.
      Командующий Войсками МВО
      Маршал Советского Союза (К.Мерецков)
      27 мая 1948 г.
      Записка в ЦК КПСС
      C.H. КРУГЛОВ Г.М. МАЛЕНКОВУ
      8 августа 1953 г. В Президиум ЦК КПСС товарищу МАЛЕНКОВУ Г.М.1
      28 апреля 1953 года был арестован Сталин В.И., 1921 года рождения, уроженец гор. Москвы, член КПСС.
      Сталину В.И. было предъявлено обвинение в том, что, являясь Командующим ВВС МВО, в течение 1947-1952 гг., совершал уголовные преступления, выражавшиеся в незаконном расходовании, хищении и присвоении государственного имущества и денежных средств, склоняя к этому подчиненных ему по службе лиц.
      Кроме того, допускал враждебные выпады и антисоветские клеветнические измышления в отношении руководителей КПСС и Советского государства, а также высказывал намерение установить связь с иностранными корреспондентами с целью дать интервью о своем положении после кончины Сталина И.В.
      В процессе следствия арестованный Сталин В.И. признал себя виновным в том, что он, занимая пост Командующего ВВС МВО в течение 1947-1952 гг., систематически допускал незаконное расходование, разбазаривание казенного имущества и государственных средств, а также использовал служебное положение в целях личного обогащения. Как это установлено комиссией Министерства обороны СССР, проверявшей в мае 1953 года хозяйственную и финансовую деятельность штаба ВВС МВО, и признаниями Сталина В.И. и других арестованных по этому делу, в результате допускавшейся Сталиным В.И. антигосударственной практики были произведены незаконные и нецелесообразные расходы в сумме более 20 миллионов рублей.
      Стремясь к популяризации своего имени, Сталин В.И. добился создания при ВВС МВО 8 штатных спортивных команд численностью до 300 человек, на содержание которых ежегодно расходовалось свыше 5 миллионов рублей. Эти спортивные команды комплектовались из числа спортсменов-профессионалов, которые переманивались из других спортивных обществ.
      Для спортсменов ВВС МВО создавалось привилегированное положение, им в первую очередь предоставлялись квартиры, присваивались офицерские звания, выдавалось летно-техническое обмундирование и отпускались значительные средства на премирование и удовлетворение других их прихотей, чем ущемлялись интересы личного состава ВВС МВО.
      Для обеспечения спортивных команд спортивными базами, оборудованием и инвентарем, Сталин В.И. самовластно перестроил и переоборудовал четыре ангара под манежи, конюшни, спортивные залы, на что израсходовал 1 миллион 200 тысяч рублей из средств, предназначенных на боевую подготовку.
      В 1950 году, также самочинно, начал строительство спортивного центра под видом переоборудования ангара, под который занял территорию парка культуры и отдыха Ленинградского района гор. Москвы. Это строительство было начато без необходимой комплексной технической документации и продолжалось в 1951 году, несмотря на то, что ассигнований Военного министерства не было. На строительство спортивного центра было израсходовано свыше 6 миллионов рублей, а в 1952 году Военным министерством оно было законсервировано.
      В 1951 году без наличия технической документации и утвержденных сметных ассигнований Сталин В.И. развернул строительство водного бассейна на территории одного из ангаров и добился затем, путем использования имени Сталина И.В. отпуска на это строительство средств в сумме свыше 3 миллионов рублей. Кроме того, Сталин В.И. добился перед Военным министерством СССР разрешения на размещение в Германии заказов оборудования для бассейна за счет аэродромного строительства, дислоцировавшейся близ Берлина 261 воздушной армии, в сумме более 250 тысяч марок.
      В 1952 году Сталин В.И. получил разрешение Министерства внешней торговли СССР на закупку в Германии спортинвентаря для ВВС МВО в сумме более 250 тысяч марок. На эту сумму с санкции КОБУЛОВА Б.З. был доставлен из Германии в Москву различный спортинвентарь - лодки, велосипеды, фотоаппараты, а для личного пользования Сталина B.И - автомашина "Паккард".
      Используя служебное положение в корыстных целях, Сталин В.И. израсходовал вместо отпущенных ему на дооборудование своей дачи 296 тысяч рублей - 635 тысяч рублей.
      Кроме того, сверх указанной суммы на благоустройство территории дачи и строительство различного рода хозяйственных построек израсходовано до двух миллионов рублей.
      Так, на сооружение мощной подземной водокачки затрачено 500 тысяч рублей, на строительство бани, конюшни и оранжереи израсходовано 300 тысяч рублей из средств, предназначенных на аэродромно-технические сооружения, на бетонирование приусадебного берега реки - 500 тысяч рублей, и значительные суммы израсходованы на устройство компрессорной холодильной установки, насаждение фруктового сада, устройство телефонной автоматической станции и др.
      Также за счет средств ВВС МВО систематически закупал фураж для принадлежащего ему скота, и с помощью своих адъютантов присвоил 69 тысяч рублей государственных средств путем издания фиктивных приказов о награждении сотрудников ВВС МВО денежными премиями.
      Систематически нарушал штатную дисциплину и за счет спортивных команд содержал обслуживавших его пять адъютантов, коменданта дачи, трех шоферов, двух преподавательниц для детей, создал аппарат по обслуживанию охотничьего хозяйства и в течение нескольких месяцев выплачивал зарплату девяти близким ему лицам, вовсе не работавшим в ВВС МВО, на что израсходовал свыше 2-х миллионов рублей.
      Создал на территории Переславль-Залесского полигона охотничье хозяйство, на оборудование и содержание которого, а также покупку оленей, фазанов, куропаток и бобров было израсходовано из бюджетных средств, отпускавшихся на боевую подготовку, 842 тысячи рублей.
      Допускал излишество в строительстве контрольно-пропускного пункта в Куркино, стоившего 1 млн. 223 тысячи рублей, причем только установленная вокруг пункта железокаменная ограда обошлась в 250 тысяч рублей.
      Таким образом, своими незаконными антигосударственными действиями и распоряжениями Сталин В.И. нанес государству материальный ущерб в сумме более двадцати миллионов рублей.
      Увлекшись спортивной деятельностью и другими, не свойственными ему функциями, Сталин В.И. не занимался вопросами организации боевой и политической подготовки соединений округа, месяцами не появлялся на службе, в соединениях и частях округа почти не бывал, приказов Военного Министра и Главнокомандующего ВВС Советской Армии не читал, издававшиеся штабом ВВС МВО приказы не подписывал и от Военного Министерства скрывал факты нарушений воинской дисциплины и чрезвычайных происшествий в соединениях округа.
      Эти показания подтверждены арестованными соучастниками преступлений Сталина В.И. - бывшими его заместителями: генерал-майорами авиации ТЕРЕНЧЕНКО и ВАСИЛЬКЕВИЧЕМ, начальником АХО КАСАБИЕВЫМ, адъютантами КАПЕЛЬКИНЫМ, ПОЛЯНСКИМ, ДАГАЕВЫМ и СТЕПАНЯНОМ, а также актом специальной комиссии Министерства Обороны СССР, проверявшей боевую и политическую подготовку в соединениях округа и финансово-хозяйственную деятельность штаба ВВС МВО.
      Сталин В.И. также признал, что он был недоволен решением Сталина И.В. о снятии его с поста Командующего ВВС МВО, в связи с чем, не желая учиться в Военной академии, вел праздный образ жизни и систематически пьянствовал.
      После кончины Сталина И.В. стал высказывать клеветнические измышления против руководителей КПСС и Советского правительства, якобы незаслуженно уволивших его из Советской Армии и стремящихся представить его как пьяницу и разложившегося человека.
      Вместе с тем Сталин В.И. осуждал мероприятия Советского правительства, направленные на обеспечение бесперебойного руководства страной после кончины Сталина И.В., а также высказывал недовольство тем, что Советское правительство якобы не проводит достаточных мероприятий по увековечению памяти Сталина И.В.
      Окончательно морально разложившись, Сталин В.И. в конце марта и апреле с.г. своей жене ТИМОШЕНКО, адъютантам ПОЛЯНСКОМУ, СТЕПАНЯНУ и КАПЕЛЬКИНУ, слушателю Военной академии им. Ворошилова полковнику ЛЕБЕДЕВУ и шоферу ФЕВРАЛЕВУ высказывал настроения встретиться с иностранными корреспондентами и дать им интервью о своем положении после кончины Сталина И.В.
      Кроме того, Сталин В.И. признал, что в конце апреля с.г., встретившись у себя на квартире с парикмахершей штаба ВВС КАБАНОВОЙ, склонял её к составлению клеветнического анонимного письма в адрес Главы Советского правительства от имени группы летчиков, которые якобы высказывают беспокойство за его судьбу.
      Эти показания Сталина В.И. подтверждены арестованными КАБАНОВОЙ, шофером ФЕВРАЛЕВЫМ и адъютантами ПОЛЯНСКИМ, СТЕПАНЯНОМ и КАПЕЛЬКИНЫМ.
      Во всех предъявленных обвинениях Сталин В.И. признал себя виновным, и следствием совершенные им преступления полностью доказаны.
      Свою преступную деятельность объяснял тем, что ему легко удавалось осуществлять все свои прихоти, поэтому в нем развились дурные качества, такие, как зазнайство, тщеславие и карьеризм, результатом чего и явилось его морально-бытовое разложение, а затем и политическое падение.
      В течение последнего месяца Сталин В.И. неоднократно просил следователя, ведущего его дело, ускорить прием к БЕРИЯ, объясняя это тем, что хотел бы знать, какое решение по его делу будет принято Советским правительством.
      Докладываю на Ваше распоряжение.
      С. Круглов
      В.И. СТАЛИН В.М. МОЛОТОВУ
      21 декабря 1953 г. Уважаемый Вячеслав Михайлович,
      Берия должен ответить на ряд вопросов, касающихся нашей семьи. Это необходимо для истории. Многое становится ясным. Если невозможно это сделать мне, то должны сделать Вы, так как при постановке вопросов надо знать трагедию нашей семьи с 1930 года. Лучше Вас это знал только Киров. Многое и мне неизвестно, так как я был слишком мал. Многое мне рассказывал Отец и многое ему было не понятно. Все это необходимо выяснить.
      Ваш В. Сталин 21 декабря 1953 г.
      В.И. СТАЛИН Н.C. ХРУЩЕВУ
      10 апреля 1958 г.
      Никита Сергеевич!
      Сегодня слушал Вас по радио из дворца спорта и - опять вам пишу. Знаю, что надоел, но что же мне делать, но что же мне делать, Никита Сергеевич?!
      Душевная тоска и опустошенность доводят до страданий невыносимых.
      Я смотрю на действительных врагов - они легко переносят заключение, гордятся им.
      Их стимул: "будущего мщения, ненависти" дает им силы легче, и самое главное, проще переносить заключение.
      Но какая у меня может быть ненависть и к кому?! Сегодня я Вас слушал и вспоминал 30-е годы, которые Вы упоминали. Вспомнил, как мать возила меня на ткацкую фабрику, как брала с собой на лекцию, на которой может быть и Вы были. Знаю, что вы знали друг друга по учебе, т.к. она много говорила о Вас.
      Хорошо помню похороны, ибо они, как и смерть матери, врезались на всю жизнь в мою память. Помню Ваше выступление на похоронах матери, а фотографию Вашего выступления на Ново-Девичьем все время хранил в семейном альбоме.
      Все эти воспоминания нахлынули на меня сегодня, когда слушал Ваше простое, до души доходящее выступление.
      Бывают моменты, когда сливаешься с выступающим в одно-единственное целое. Такое ощущение было у меня сегодня, когда я слушал Вас. Буду откровенным до конца, Никита Сергеевич! Бывают и бывали моменты, когда я ругаю в душе Вас. Потому что невозможно не ругнуться, глядя на 4 стены и беспросветность своего положения со всеми этими: зачетами, работой, содержанием и т.д. Ведь по всем законам 4 февраля 1958 года я должен был быть дома. Но слушая Ваши выступления, а особенно сегодняшнее, вся злость пропадает и кроме уважения и восхищения ничего не остается. Ведь верно говорите и замечательно действуете! Нельзя не радоваться: за Вас, Родину и не восхищаться! Действительно, очевидно не знающие Вас думали, что Вы способны испугаться поездки в Венгрию. Но, Никита Сергеевич, кто видел Вас под Калачом, когда была разбита Ваша автомашина и вообще положение было не из легких, не может сомневаться в Вашей стойкости и личной отваге!
      Хочется быть с Вами, помогать Вам! Хочется, чтобы Вы испытали меня в деле и поверили в меня! Вы, Никита Сергеевич, Вы сами, а не по докладам третьих лиц. Я изголодался по настоящей работе, Никита Сергеевич!
      Но оглянешься... опять 4 стены, глазок и т.д. Берет злость, дикая злость, Никита Сергеевич, на того, кто Вам представил меня в таком виде, что Вы соглашаетесь, даже сверх срока, держать меня в тюрьме, ибо я "враг"!
      Ну, как мне убедить Вас в обратном?!
      Уверяю Вас, я мог бы быть действительно преданным Вам человеком, до конца! Потому что (это мое глубочайшее убеждение) мешает такому сближению и взаимопониманию не разность политических убеждений, ибо они одни; не обида и желание мстить за отца - у меня этого в голове нет; - а Ваша неосведомленность о истине моих взглядов и помыслов о дальнейшей своей жизни.
      Например: Я считаю, что у отца адвокат сильнее меня, - партия! Вы достаточно ясно говорили по этому вопросу (я Вам писал) и мне лучше не сказать!
      И вообще я считаю, что все полезное для партии должно восприниматься как полезное! Это я о Вас говорю, Никита Сергеевич! Потому что верю, что Вы пошли на борьбу с культом, не с радостью, а в силу необходимости так поступить, ради партии. Были и другие - приспособленцы. Но это мелочь, а не люди. Были и враги принципиальной линии XX съезда. Многие вначале не поняли всей величины Ваших действий, всей Вашей принципиальности (а не кощунства) ради партии. Не осознали сразу, что так надо было поступить, не от хорошей жизни, а во имя партии.
      Это не была месть, за что-то, кому-то, а был большой политической значимости акт, вызванный необходимостью, а не личным отношением!
      Уверяю Вас, что я это понял!
      Но тем больнее мне быть неверно понятым Вами и находиться не в числе Ваших ближайших помощников, а в числе "врагов" Ваших.
      Поймите меня, Никита Сергеевич, и согласитесь, что мне невыносимо тяжело не только физически, но и морально.
      Разрубить этот "Гордеев узел" может только личная встреча, Никита Сергеевич!
      В.Сталин 10.4.58 г.
      В.И. СТАЛИН в ЦК КПСС
      19 января 1959 г.
      Центральному Комитету КПСС
      Считаю своим долгом поделиться с ЦК некоторыми своими наблюдениями, касающимися к членам антипартийной группы: Маленкова, Кагановича, Булганина и Шепилова.
      С Молотовым и Кагановичем мне не приходилось работать, а эпизодические встречи не могут служить мерилом знания мною этих людей, Шепилова я вообще не знал.
      Полностью присоединяюсь к выводам ЦК о этих людях, ибо ЦК лучше меня их знает. Другое дело Маленков и Булганин. С тем и другим мне приходилось встречаться по служебным вопросам и наблюдать их деятельность.
      Булганин. Должен признаться, что до разоблачения на суде постыдной роли Булганина в мой адрес, я был самого высокого мнения об этом человеке. Теперь я понял, что Булганин то же, что и Маленков - карьерист, фарисей, только в 10 раз хитрее и скрытнее. Особое внимание обращает на себя выступление его на пленуме ЦК. Создается впечатление, что он чувствует за собой какую-то силу (?!) или считает партию настолько глупой, что позволяет себе слишком свободно каламбурить. Номинальный лидер..?! Нет, он собирался быть не номинальным лидером, как это видно из его же выступления! Номинальным же лидером (то есть пустышкой) он стал не по своей воле (ибо сие не от него зависело), а по воле партии. Выступление его не искреннее, а смесь фарисейства с трусостью.
      Маленков. Об этом человеке стоит поговорить подробнее. С Маленковым, которому были поручены дела ВВС, мне пришлось сталкиваться часто: в 1941-1942-1943 и в 1945 г., когда ЦК отстранило его от шефства над ВВС и должности секретаря ЦК за обман ЦК. Мне доподлинно известно, что в так называемом Ленинградском деле Маленков видел возможность своего возвращения на пост секретаря ЦК и с этой целью создал дело, извратил действительность. Прямо говоря, на костях ленинградцев при помощи (очень активной) со стороны Берия, - опять занял пост секретаря ЦК. Вообще, если проследить за ходом карьеры Маленкова и Берия, то легко заметить, как они друг друга тянули и выручали. Вот довольно характерный факт их взаимного сотрудничества на заре их обоюдной карьеры ещё до войны. Речь идет о С.Ф. Реденсе - одном из старейших чекистов-дзержинцев. Я его хорошо знал, ибо он являлся мужем сестры моей матери А.С. Аллилуевой. Когда Берия назначили в НКВД, Реденс был для него помехой на должности Нач. упр. НКВД Москвы, ибо Реденс знал Берия по работе в Закавказье с отрицательной стороны и был вхож к Сталину в любое время. Берия решил убрать Реденса с дороги. Когда Берия заговорил с т. Сталиным о необходимости ареста Реденса (я случайно был при этом разговоре), т. Сталин резко возразил Берия и, казалось, что вопрос этот больше не поднимется. Но как было ни странно для меня, Берия, был поддержан Маленковым. Маленков сказал, что знает Реденса по работе в Москве и поддерживает мнение Берия о аресте. Сейчас я не помню, кем работал в то время Маленков, но кажется, он имел отношение к кадрам партии, ибо хорошо помню слова т. Сталина: "Разберитесь тщательно в кадрах с товарищами в ЦК, - я не верю, что Реденс - враг". Как провел в ЦК этот разбор Маленков, я не знаю, но факт, что Реденса арестовали. После ареста Реденса по наушничеству Берия вход в наш дом Анне Сергеевне был закрыт, но по её просьбе я просил т. Сталина принять её. Мне за это посредничество попало и было сказано: "Я не поверил Берия, что Реденс враг, но работники ЦК то же самое говорят. Принимать Анну Сергеевну я не буду, ибо ошибался в Реденсе. Больше не проси".
      Такова история этого эпизода, который врезался мне в память, ибо дело шло о знакомом, уважаемом и близком человеке.
      К тому же я видел и слышал, как т. Сталин защищал и отстаивал Реденса и как переживал свою ошибку (?!) доверия Реденсу. Вот как Маленков и Берия обманывали т. Сталина и убирали с дороги честных людей. Таких фактов можно привести немало. Так подробно об этом факте я пишу не случайно. Вся система Берия и Маленкова была построена на принципе - не наш человек к т. Сталину не должен быть вхож. Создавалась некая изоляция, дабы любая информация к т. Сталину могла поступать только через них или контролироваться ими же.
      Из-за молчания и нежелания портить взаимоотношения с Маленковым и Берия (многие члены Президиума ЦК того времени, конечно, могли разоблачить эту пару) чаще всего этот обман сходил с рук. Кто же пытался возражать Берия и Маленкову, убирался, дискредитировался или арестовывался.
      Вот другой факт взаимной выручки. В 1945 г., когда на фактах ВВС было доказано, что Маленков лжец, доверие к нему было поколеблено и он был освобожден от должности секретаря ЦК. Но из-за заступничества Берия окончательное разоблачение Маленкова не удалось. Я ни в коей мере не сторонник умалять вину Шахурина и Новикова, этих холуев Маленкова, но их арест выручил Маленкова. Этим арестом Маленков как бы отошел на задний план и вывернулся, свалив все на этих людей, отведя вину от себя. В 1953 году, реабилитируя Шахурина и Новикова, Маленков полностью предал это дело забвению, извратив суть дела и выставив всю эту группу (и самого себя) как невинно пострадавших. Это гнусная ложь! Маленков был наказан верно, но недостаточно.
      Странно, что Серов, знавший это дело, на следствии взвалил на меня вину в желании дискредитировать честного Маленкова...?! Хороша честность! Эта хитрая комбинация (в 1945 г.) снятия основной вины с Маленкова арестом с шумом и треском была тонко разыграна Берия и Меркуловым. Таким образом, Берия и компания выручили Маленкова. Все же Маленков вынужден был притихнуть. К тому же бороться с Ждановым ни Маленков, ни Берия не решались. Ибо Жданов пользовался абсолютным доверием и был безгранично уважаем. После смерти Жданова дело изменилось. Маленков опять начал набирать силу и, как я выше указывал, на костях ленинградцев опять стал секретарем ЦК. После партийной конференции Москвы, когда Попов вел себя возмутительно (будучи делегатом конференции и членом МГК, я рассказывал т. Сталину о многих фокусах Попова), т. Сталин сделал серьезное замечание Маленкову: "Как же так, в одном городе, рядом и не видите...?!" Маленков обрушился на меня, но меня поддержал Поскребышев, и Маленков умолк.
      Тогда же т. Сталин сказал: "Надо обязательно усилить ЦК твердым и честным человеком". Через непродолжительное время мы (москвичи) видели секретарем МК Н.С. Хрущева, а ЦК получил твердого и честного секретаря ЦК. Из всего этого видно, что т. Сталин уже перестал безгранично верить Маленкову, но до полного разоблачения этого человека не дожил.
      Маленков и Берия - одно целое. Поэтому, говоря о Маленкове, нельзя не упомянуть и о Берия. Примерно в этот же период времени (подробности знает т. Игнатьев, бывший в то время мин. гос. без.) мною было передано письмо т. Сталину о неполадках (а вернее, безобразиях) в Грузии. В этом письме был прозрачный намек на роль Берия в этих неполадках. Дело дошло до того, что т. Сталин решил сам поехать в Грузию и присмотреться, и поехал (причем Берия хотел ехать вместе с т. Сталиным, но ему было в этом категорически отказано), но на этот раз Маленков выручил Берия. Он прилетел в Боржоми и свел все не к тщательному разбору, а к снятию Чарквиани, чем и замял дело, которое повело бы к разоблачению Берия. Все это факты, и их легко проверить. Вмешательства в грузинские дела Берия мне простить не мог, а Маленков - за дела ВВС и МГБ. Попов полностью был солидарен с Берия отсюда и их месть мне. Ибо т. Сталин начал проверять, как Берия, так и Маленкова. Смерть т. Сталина на время спасла Маленкова и Берия от разоблачения, но разоблачение должно было наступить, и оно наступило. Таковы далеко не полные некоторые наблюдения за поведением Маленкова как коммуниста и государственного деятеля. Ложь, обман, карьеризм и опять ложь - его конь.
      Еще раз подчеркиваю, что Маленков был единым целым с Берия. Берусь это доказать, где угодно. Еще несколько слов о Берия. Т. Сталину я называл его (причем при самом Берия): подлецом, лжецом, лицемером и т.д. - то есть доказывал, что он морально нечестный человек-карьерист. Для выражения политического недоверия у меня не было фактов - я этого не заявлял и не предполагал. Но в связи с разоблачением Берия как врага народа, мне кажется, надо в новом свете взглянуть на людей, бывших его друзьями, и на людей, которым он доверял. Конечно, неверно всех работавших с Берия лишать доверия, но людей с грешками, которых Берия брал под свое крылышко, защищал от ЦК и лелеял, надо тщательно проверять. Ибо вряд ли выгодно было врагу защищать от ЦК неверных ему людей и скрывать их грешки и грехи от партии. Известно также, что именно на грешках чаще всего ведется вербовка. Для примера можно назвать историю с Жигаревым в ВВС. Я не могу сказать, что Жигарев - враг, я этого не утверждаю, но история стоит того, чтобы её подробно описать. Мне приписывают (Серов), что я имел отношение к снятию Жигарева в 1942 г. Это не верно! Меня в это время в Москве не было, и причины снятия Жигарева я узнал от Власика и Поскребышева. Вот что они рассказывали. Жигарев совершенно пьяный явился на вызов в ГКО к т. Сталину и был снят с работы за пьянство в боевое время. Из ГКО он был доставлен в кабинет Берия (Серов был в то время зам. Берия и членом военного совета ВВС, он не мог этого не знать и его обвинения в мой адрес, что я - причина снятия, как он выразился при Генеральном прокуроре Руденко: "Хорошего и честного Жигарева", - просто не понятно), и ему грозила очень серьезная кара. Но усилиями Берия он был освобожден по собственной просьбе (?!) и направлен на ДВК1. Характерно, что хозяином (?) ДВК в это время был Гоглидзе. К нему-то и направил Берия Жигарева... О чем говорили Берия и Жигарев, неизвестно. Но известно, что с этого времени Жигарев стал пользоваться неограниченным доверием Берия и стал близким другом Гоглидзе.
      Назначение Жигарева вновь на пост Главкома ВВС в 1950 г. было для меня, как и для всех ВВС, полнейшей неожиданностью. Мне приписывают инициативу этого назначения, видимо потому, что я первый об этом сообщил Василевскому - Министру Обороны того времени. Вот как было дело. Т. Сталин отдыхал в Сочи, и я был там в это время, но на другой даче. Ночью меня вызвал т. Сталин и спросил:
      - Знаешь, где отдыхает Жигарев?
      - Да, знаю, - ответил я, - в санатории М.О. - Фабрициус2.
      - Поезжай и привези его сюда!
      Я поехал и привез, не зная, в чем дело. Входим.
      - Справитесь с должностью Главкома ВВС? - спросил т. Сталин у Жигарева.
      - Да, - ответил Жигарев.
      Мне было сказано:
      - Иди отдыхай.
      А Жигарев остался у т. Сталина. Уйдя, я, ошарашенный такой новостью (ибо, кроме хорошего, о Вершинине ничего не мог сказать и слышал от т. Сталина о Вершинине тоже только положительные отзывы), спросил у чекистов:
      - Не знаете, в чем дело?
      - Нет, не знаем.
      - А с кем-нибудь говорил т. Сталин перед посылкой меня за Жигаревым?
      - Да, говорил по В.Ч. с Берия.
      Вот все, что я мог узнать.
      Рано утром я улетел в Москву и доложил об этом Василевскому. А только через 2 дня этот вопрос был поставлен в повестку заседания Сов. Министров. Вот почему меня как первого вестника посчитали инициатором этого назначения. И только в Москве после приезда т. Сталина из Сочи я в разговоре с ним узнал, что это назначение рекомендовал Берия. Характерно, что это второе назначение, рекомендованное Берия, почти в одно и то же время. Первое было - Кузнецов - вновь назначенный на пост Главкома Военно-морского флота. И тоже с В.К.1 и тоже друг Гоглидзе по Д.В.К., и тоже с старыми грехами и грешками. Глядя на Берия в новом свете, - как на врага народа - эти рекомендации принимают новую окраску. Непонятно, почему член ЦК Серов извращает факт снятия Жигарева в 1942 г. и факт приближения Жигарева и Берия, излагая эти факты в более благоприятном для Жигарева тоже члена ЦК - виде. Как было дело, так и говорить надо, а не фантазировать. Этого же Жигарева слишком уважал Маленков. Дело, может быть, и не в Жигареве, а в том, что очень странна любовь Маленкова именно к тем людям, которым доверял Берия. И это не единичный случай. А система Маленкова - опираться на людей Берия.
      В 1956-57-58 годах, несмотря на десятки заявлений в адрес Серова с просьбой выслушать (причем в заявлениях прямо говорилось, что дело идет не обо мне, а о Маленкове, Берия и их людях) выслушать меня не захотели. Сейчас, когда до XXI съезда остались считанные дни, а вызова не видно, я решил обратиться прямо в ЦК. Ибо, быть может, кое-что из написанного окажет помощь в полном разоблачении Маленкова и его прихвостней. Это, конечно, далеко не все, что можно было бы написать, но я лимитирован даже в бумаге.
      Член КПСС с 1938 г. В. Сталин. 19 января 1959 г.
      P.S. Позволю себе написать несколько слов общего порядка о этой антипартийной группе в связи с преодолением культа личности т. Сталина.
      Очень характерно поведение этой группы в период борьбы с культом личности. Если на первом этапе, когда представлялась возможность все свалить на покойника, они ратовали (с недовольством для вида) за решения XX съезда, дабы отвести удар от себя, то когда развернувшаяся критика ошибок (и преступлений) дошла и до живых, - они стали болтать о кощунстве и под видом защиты Сталина пытались сорвать критику ошибок, ибо тряслись за свою шкуру.
      Двойные подлецы! Сначала все свалили на Сталина, а потом, прикрываясь любовью (?!) к Сталину (вот это действительно кощунство!), хотели сорвать свое разоблачение, не стесняясь обманывать партию и народ, - и в первом, и во втором случае. Якобы защищая Сталина от нападок Хрущева - повели борьбу с Хрущевым, - основной задачей, однако, имея свое собственное спасение от полного разоблачения. А отнюдь не думая о Сталине, ибо использовали это уважаемое имя, как фиговый листок, для скрытия своей отвратительнейшей действительности. Плохо то, что многие, не поняв истинных побуждений этой группы, клюнули на эту приманку. Это величайшая несправедливость и её надо пресечь! Надо открыть глаза партии и народу на эту двойную игру! Надо ясно и твердо объяснить, что нет и не может быть ничего общего между этими подлецами и человеком, отдавшим всю свою жизнь делу партии и прогрессу Родины. Надо твердо и ясно сказать, что Хрущев ни в каком кощунстве не участвовал! Что Хрущев боролся за прогресс Родины и является вождем нашего движения вперед - чему отдал всю свою жизнь Сталин - тогда, как эта группа именно кощунствовала и ради спасения своей шкуры шла на все, даже на отрицание истины нашего движения вперед.
      Нанесением вреда Родине, тормозом нашего движения вперед, обманом, интриганством и кощунством - вот чем характерна и пропитана вся деятельность этой группы!
      Позволю себе пожелать всяческого успеха XXI съезду Коммунистической партии Советского Союза.
      Член КПСС с 19381 г. В. Сталин.
      19 января 1959 г.
      ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ
      К.Е. ВОРОШИЛОВА с В.И. СТАЛИНЫМ1
      9 апреля 1960 года
      К.Е. Ворошилов. Ну, рассказывай, Василий, как дела, как ты живешь?
      B.И. Сталин. Плохо, Климент Ефремович, работать надо, прошу помочь, иначе без работы пропаду.
      К.Е. Ворошилов. Я тебя знаю со дня, когда ты появился на свет, приходилось нянчить тебя. И я желаю тебе только добра. Но сейчас буду говорить тебе неприятные, плохие вещи.
      В.И. Сталин. Слушаю.
      К.Е. Ворошилов. Конечно, тебе дадут работу, однако прежде всего ты должен стать другим человеком. Ты ещё молодой, а вон какая у тебя лысина, у отца твоего не было, хотя он дожил до 74 лет. Все это потому, что ты ведешь слишком бурную жизнь, живешь не так, как нужно.
      То, что с тобой произошло, не должно больше повторяться. У нас социалистическое государство, мы строим коммунизм, боремся за каждого человека. Ты носишь фамилию великого человека, ты его сын и не должен это забывать. Ради его памяти тебе иначе надо жить. Ты не ожидал этого разговора?
      В.И. Сталин. Ожидал, думал об этом.
      К.Е. Ворошилов. Помнишь, когда твой отец был безнадежно болен, а ты ходил пьяный по коридору, я тебе говорил: брось пить, отбрось всякие нехорошие мысли. А потом ты стал пить ещё больше.
      Как было горько видеть, когда Сталин не раз сожалел, что ты не умеешь себя вести.
      Сейчас вопрос так стоит: или тебя надо лечить, если ты не в состоянии сам начать новую жизнь, или ты соберешь свои моральные силы, возьмешь себя в руки и будешь вести себя, как следует.
      В.И. Сталин. Я Вас понимаю, Климент Ефремович. Вы во всем правы. Полностью с Вами согласен, мне надо исправляться, но для этого надо работать.
      К.Е. Ворошилов. Это не проблема. Работу дадут. Но надо понимать, что ты находишься до некоторой степени на особом положении. Я бы на твоем месте изменил фамилию.
      Прямо тебе скажу. К тебе всякая сволочь лезет. Недавно ты отдыхал с дочерью в Кисловодске, и как ты там себя вел? Безобразно. Об этом нам все известно, и мы не имеем права об этом не знать.
      В.И. Сталин. Я понимаю.
      К.Е. Ворошилов. К тебе потянулась всякая дрянь. Ты мог бы занять себя чем-нибудь полезным, читал бы хоть книги, писал бы что-нибудь. А ты вместо отдыха устраиваешь встречи со всякими сомнительными людьми, подхалимы тебя восхваляют. Имей в виду, эта братва тебя толкнет в какую-нибудь яму. Почему эти люди не помогут тебе встать на правильную дорогу?
      Вот у нас есть письмо, написанное на имя Н.С. Хрущева. Он сказал: будет у тебя Василий - прочитай ему.
      (К.Е. Ворошилов читает письмо полковника запаса Тимофеева на имя Н.С. Хрущева о поведении В.И. Сталина в Кисловодском санатории Министерства обороны).
      Во время чтения, там, где в письме говорится, что В.И. Сталин пьянствует и устраивает у себя в люксе оргии, В.И. Сталин говорит: "Тимофеев сволочь, подлец он. Такие люди и хорошее могут изобразить плохим".
      К.Е. Ворошилов. Я не согласен, что Тимофеев сволочь. Он член партии с 1914 года. Ему жаль тебя, и он хочет помочь. Понятно, тебе это не нравится, а он говорит то, что было. Ты продолжаешь пить. От тебя и сейчас пахнет водкой. Я в своей жизни насмотрелся на алкоголиков и знаю, что это такое. Если ты подвержен этому пороку, ты лишен объективности. Поэтому ты должен понять, что Тимофееву жаль тебя.
      B.И. Сталин. Он писатель, книги пишет.
      К.Е. Ворошилов. Значит, он тебя лучше видит, чем другие.
      В.И. Сталин. Он дал мне свою рукопись на рецензию, я прочитал и сказал, что книга дерьмо.
      К.Е. Ворошилов. Ты и обозлен на него. Но дело не в этом, надо вести себя, как полагается.
      В.И. Сталин. Я прошу, дайте мне работу.
      К.Е. Ворошилов. Работу дадут. Не в этом дело. Ты должен перестроить свою жизнь. Надо взять себя в руки и категорически прекратить пить. И это только от тебя зависит. Работу тебе дадут, но ты должен подготовить себя к этой работе, какая бы она ни была. Если ты этого не сделаешь, то тебя может постигнуть прежняя участь. У нас государство, а не лавочка, и нельзя терпеть, когда вокруг тебя околачивается всякая сволочь. Об этом к нам, кроме письма Тимофеева, поступают и другие сообщения.
      В.И. Сталин. Прошу зачитать.
      (К.Е. Ворошилов читает донесение заместителя начальника Главного военно-медицинского управления по политической части генерала Лайок. Во время чтения В.И. Сталин сначала возмущенно пожимает плечами).
      К.Е. Ворошилов. Напрасно ты возмущаешься. Люди не могут молчать, когда ты ведешь себя безобразно. Они отвечают за порядок в санатории, а значит, и за твое поведение и, если хочешь, за твою жизнь.
      В.И. Сталин. Да, я выпивал, но до утра не пропадал, ездил в Минеральные Воды и вернулся в этот же день около полуночи. Я Вас понимаю, Климент Ефремович. Знаю Ваше доброе ко мне отношение. После смерти отца считаю Вас вторым своим отцом.
      К.Е. Ворошилов. Но ты своего отца не слушался. Сколько раз он нам жаловался, когда ты ещё учился в школе.
      В.И. Сталин. Людям, которые пишут эти бумажки, делать, видимо, нечего. Пусть правду пишут, а здесь сплошная ложь.
      К.Е. Ворошилов. А что здесь неправда? Ты не отмахивайся. Пишут правду. В тюрьму ты был посажен не так просто, а по делам. Теперь выпущен надо ценить это. Вести себя, как следует.
      Вот твоя сестра Светлана живет, как полагается, и на неё никаких сигналов нет. Она любит тебя. А ты ведешь себя неправильно. Если наберешься сил, энергии, то можешь исправиться.
      В.И. Сталин. Спасибо, Климент Ефремович.
      К.Е. Ворошилов. Ты не согласен, вижу?
      В.И. Сталин. Нет, почему же? Но такие слова, конечно, не радуют.
      К.Е. Ворошилов. Дочь Надя, находившаяся с тобой в санатории, - от какой жены?
      В.И. Сталин. От Галины - первой жены.
      K.E. Ворошилов. Как же тебе не стыдно в присутствии 16-летней дочери устраивать пьянки?
      Ты можешь махать руками и возмущаться, но, прочитав эти письма, мы все, члены Президиума, им поверили.
      B.И. Сталин. Это и плохо.
      K.E. Ворошилов. Ты вышел из тюрьмы. Теперь ты на свободе, тебе помогают найти свое место в нашем обществе. Ты должен оценить это по достоинству.
      Повторяю, ты необъективен к своим поступкам. Ты должен об этом хорошо подумать.
      Имей в виду, в компании с тобой могут быть и провокаторы, и люди, подосланные нашими врагами.
      Сестра твоя ведет себя правильно, хорошо, к ней никто не придерется. Она считает тебя неплохим человеком. Она прямо говорит - во всем виновата проклятая водка.
      Повторяю, ты неправильно себя ведешь, за тебя душа болит. Наберись сил и возьми себя в руки.
      В.И. Сталин. Спасибо, Климент Ефремович.
      K.E. Ворошилов. Ты должен твердо заверить, что больше такие безобразия не повторятся. Ты даешь мне слово?
      В.И. Сталин. Что говорить. Надо делать. Я докажу делом.
      K.E. Ворошилов. Работа будет в зависимости от того, как будешь себя вести дальше. Если по-прежнему, то это не может быть терпимым.
      В.И. Сталин. Первое и главное - надо работать.
      K.E. Ворошилов. Прежде чем начать работать, надо покончить со всем тем, что тебе мешает жить и работать. Если ты не заверишь нас, что будешь вести себя хорошо, то работы не дадим.
      В.И. Сталин. Хочу просить Вас помочь мне встретиться с Никитой Сергеевичем.
      K.E. Ворошилов. Я обещаю помочь, но Никита Сергеевич сейчас в отъезде.
      В.И. Сталин. Куда он уехал?
      K.E. Ворошилов. На юг.
      B.И. Сталин. Я бы мог поехать к нему?
      К.Е. Ворошилов. Не следует этого делать. Он недели через три вернется.
      B.И. Сталин. Сегодня я был у Малиновского, просил у него работу, но он сказал, что без Никиты Сергеевича решить этого вопроса не может. Вы разрешите мне, Климент Ефремович, к Вам изредка приезжать?
      К.Е. Ворошилов. Не возражаю, если будешь приезжать трезвый.
      B.И. Сталин. Если приеду трезвый - пустите, пьяный - выгоните. Я сейчас одинок, не с кем посоветоваться.
      К.Е. Ворошилов. Какую ты хочешь работу?
      В.И. Сталин. Любую. Тяжело сидеть без дела. Выпрашивать неудобно, какую дадут.
      К.Е. Ворошилов. Если Министр Обороны не может, придется подождать. Еще раз говорю тебе - немедленно брось водку.
      В.И. Сталин. Не такой уж я отпетый пьяница, больше создали славу. Пойду работать, и все встанет на свое место, исправлюсь.
      К.Е. Ворошилов. И надо, у тебя есть сила воли, исправляйся. А из твоих слов выходит, пока не работаешь, можно выпивать. Возьми себя в руки.
      В.И. Сталин. Будет сделано, Климент Ефремович.
      К.Е. Ворошилов. Как живет сестра? Ты с ней встречаешься?
      В.И. Сталин. Не знаю, я у неё не бываю.
      К.Е. Ворошилов. Почему? Она любит тебя.
      В.И. Сталин. (С раздражением.) Дочь, которая отказалась от отца, мне не сестра. Я никогда не отказывался и не откажусь от отца. Ничего общего у меня с ней не будет.
      К.Е. Ворошилов. Это неправильно. Она не отказывается от всего хорошего, что сделал отец. Но в последние годы у твоего отца были большие странности, его окружали сволочи, вроде Берия. Было же так, когда он спрашивал меня, как мои дела с англичанами. Называл же он меня английским шпионом. Тысячи других невинных людей были расстреляны.
      В.И. Сталин. Какая низость!
      К.Е. Ворошилов. Это все мерзости Берия, ему поддакивали Маленков и Каганович. Я лишь потому уцелел, что он знал меня по фронту со времени Гражданской войны. Мы жили в Царицыне рядом - он с твоей матерью, тогда невестой, я - с Екатериной Давидовной и Петей. Он знал меня по делам. Когда на меня наговаривали мерзость, он гнал её от себя, зная, что я не способен на это. Но меня могли и убить, как убили многих. Эта сволочь, окружавшая Сталина, определяла многое.
      Никто не отказывается от хорошего, что сделал твой отец. Но было много и нехорошего. У меня при И.В. Сталине не раз дело доходило с Берия и Молотовым чуть ли не до драки.
      И ты не прав, когда говоришь, что Светлана отказывается от отца. Он любил её. Но ты не можешь сказать, что отец был во всем прав. Не будем об этом говорить. Светлана очень хороший человек.
      В.И. Сталин. Дай ей бог здоровья, желаю ей добра.
      К.Е. Ворошилов. Мы строим коммунистическое общество, авторитет которого и внутри страны, и за рубежом исключительно велик. И каждый советский человек должен беречь этот авторитет. Ты не просто гражданин, ты сын великого человека вчерашнего дня, да, повторяю, вчерашнего дня. Ты должен быть человеком, который активно работает, идет в ногу со всей страной в нашем обществе. Мы должны бороться за наши идеалы, за нашу страну. А кто вертит хвостом, тот не гражданин.
      В.И. Сталин. А какое ко мне имеет отношение "вертеть хвостом"?
      К.Е. Ворошилов. Ты не вертишь, но почему к тебе лезут подозрительные люди, где гарантия, что они не подосланы врагами, зачем они тебе?
      В.И. Сталин. Ко мне действительно много народа ходит. Вы правы, по лбу не узнаешь, кто хороший, а кто плохой.
      К.Е. Ворошилов. В том-то и дело. Почему эти люди тебе сочувствуют, тебе поддакивают?
      В.И. Сталин. Приходит много народа, во всех не разберешься.
      К.Е. Ворошилов. Среди них есть сволочь и болтуны и, возможно, связанные с заграничными учреждениями. Твое имя враги могут использовать за рубежом в ущерб интересам нашей страны.
      В.И. Сталин. Я все это понимаю. Но я тут не виноват.
      К.Е. Ворошилов. Гони прочь всех шептунов и включайся в общее дело советского народа.
      В.И. Сталин. Хочу помогать, работать вместе со всеми. Других помыслов у меня нет.
      К.Е. Ворошилов. Я доложу о нашем разговоре ЦК и Никите Сергеевичу.
      В.И. Сталин. А этот Тимофеев, письмо которого Вы мне прочитали, ругал Никиту Сергеевича и Аджубея. Я его за это изматерил, и на проекте его книги, которую он дал мне на отзыв, я написал, что это такое дерьмо, которое выпускать нельзя.
      К.Е. Ворошилов. Ты с ним разговаривал?
      В.И. Сталин. Раз пять разговаривал. Он пишет книгу очерков о штурмовиках. Во время одного из разговоров он ругал Аджубея за то, что тот, будучи редактором "Комсомольской правды", а затем "Известий", не напечатал два его очерка. Он говорит: "Не имей сто друзей, а имей Аджубея". Тимофеев, видимо, считает, что я к Никите Сергеевичу должен плохо относиться, а я, кроме благодарности, к нему ничего не имею. Я был у Никиты Сергеевича, он хорошо меня принял, много сделал для меня, я благодарен ему. И когда кое-кто о нем говорит глупости, я им даю резкий отпор.
      К.Е. Ворошилов. То, что ты говоришь сейчас, подтверждает мои слова. Прекрати встречи с подобными людьми. Ты сболтнешь что-нибудь в пьяном виде, они переврут, добавят, преувеличат, и для тебя это может кончиться большими неприятностями.
      В.И. Сталин. Полностью согласен с Вашими словами, Климент Ефремович. Я убежден, что Вы меня любите и желаете только добра.
      К.Е. Ворошилов. Люблю и хочу, чтобы ты жил другой, хорошей жизнью. Помирись с сестрой.
      В.И. Сталин. Я постарше её и первым к ней не пойду. Придет - приму хорошо.
      К.Е. Ворошилов. Ты давно с ней не встречался?
      В.И. Сталин. За семь лет она ко мне ни разу не приехала. Я это ей не прощу.
      К.Е. Ворошилов. Светлана много раз говорила тебе, чтобы не пил.
      В.И. Сталин. Никогда она мне это не говорила. Она странная, у неё тяжелый характер, но я её всегда поддерживал. Случись с ней, что случилось со мной, я бы все пороги обил. Не могла приехать, когда я сидел во Владимире, хотя бы на 15 минут, дети приезжали.
      К.Е. Ворошилов. Вижу, многого ты не понимаешь. Попал ты в свое время в канаву и, если не возьмешь себя в руки, опять соскользнешь с правильной дороги, на которую тебя вывели.
      В.И. Сталин. Я буду отвечать не словами, а делами.
      К.Е. Ворошилов. Не пей с сегодняшнего дня. Дай слово.
      В.И. Сталин. Я врать не умею. Возьмите над мной шефство, а я Вас не подведу.
      К.Е. Ворошилов. Вернется Никита Сергеевич, поговорим с ним, попрошу его принять тебя.
      В.И. Сталин. Пока нет Никиты Сергеевича, может быть, мне уехать куда-нибудь отдыхать? Он дал мне путевки на 4 месяца, а я использовал только один месяц.
      К.Е. Ворошилов. Я не уполномочен руководить тобой.
      В.И. Сталин. Я Вам бесконечно благодарен, дорогой Климент Ефремович, за эту беседу. Мое единственное желание, как можно скорее получить работу Беседу записали: Л. Щербаков, М. Морозов
      ГЛАВНОМУ ВОЕННОМУ ПРОКУРОРУ
      ДЕМИНУ Ю.Г. от СТАЛИНОЙ Н.В.
      ЗАЯВЛЕНИЕ о реабилитации
      2 сентября 1955 г. мой отец - генерал-лейтенант авиации СТАЛИН Василий Иосифович был осужден Военной коллегией Верховного суда СССР по ст.ст. 58-10 ч. 1 и 193-17 п. "б" УК РСФСР и приговорен к 8 годам лишения свободы в ИТЛ с поражением политических прав на 2 года. Данное решение Военной коллегии Верховного суда СССР является, по моему мнению, незаконным, и отец подлежит реабилитации по следующим основаниям.
      1. Никакого контрреволюционного преступления, связанного с антисоветской агитацией и пропагандой, он не совершал, а стал жертвой политических интриг, разразившихся в стране в 1953 г. после смерти моего деда - СТАЛИНА И.В.
      Даже те действия, которые ему вменяются в вину по приговору, в то время не образовывали состава преступления, не говоря уже о том, что по ныне действующему законодательству лица, осужденные по этому преступлению, подлежат безоговорочной реабилитации.
      2. Не содержат состава преступления и остальные действия, вменяемые ему в вину по ст. 193-17 п. "б" УК РСФСР, поскольку большинство этих действий относится к недостаткам в партийно-политической и воспитательной работе, а также в воспитании личного состава ВВС МВО, что само по себе не влечет за собой уголовной ответственности и не образует состава преступления. Недостатки в службе, приписанные отцу, являются ложью, поскольку по итогам соревнования в период 1949-1952 гг., по данным Главного штаба ВВС, ВВС МВО занимали 1-е место в стране.
      Создание спортивного центра ВВС, комплектование спортивных команд, присвоение воинских званий спортсменам и поощрения их производились на законных основаниях компетентными лицами и коллегиально. Спортивный клуб ВВС страны был образован не лично отцом, а Директивой Генерального штаба, ею же были и установлены штаты клуба.
      Строительство и финансирование его производилось строительными организациями и финансовыми органами, а не отцом, который являлся не строителем, а командующим авиацией округа.
      Все документы на строительство подписывались вышестоящим командованием, которое имело на это право и которое соглашалось официально с ведением этого строительства.
      Остальные недостатки в службе, вмененные в вину отцу, являются малозначительными и не образуют не только состава преступления по п. "б" ст. 193-17 УК РСФСР как совершенные при особо отягчающих обстоятельствах, но вообще не должны влечь за собой никакой уголовной ответственности, в худшем случае они являются дисциплинарным проступком и влекут за собой применение мер Дисциплинарного устава.
      Судом не учтены, кроме того, боевые заслуги отца на фронтах Великой Отечественной войны.
      В связи с изложенным прошу Вас решить вопрос о реабилитации моего отца - генерал-лейтенанта авиации СТАЛИНА Василия Иосифовича и восстановить его доброе имя.
      С уважением Н.В. Сталина "15 марта" 1998 г. г. Москва
      P.S. Доверяю представление моих интересов заслуженному юристу России Сухомлинову Андрею Викторовичу
      Зам. Генерального прокурора РФ
      Главному военному прокурору генерал-полковнику юстиции ДЕМИНУ Ю.Г.
      Уважаемый Юрий Георгиевич!
      С настоящим письмом к Вам обращаются ветераны ВВС СССР - члены Содружества воздушных асов. Как нам стало известно, к Вам обратилась дочь нашего боевого друга, командира и сослуживца генерал-лейтенанта авиации Сталина Василия Иосифовича - Надежда с просьбой о его реабилитации за якобы совершенные им преступления, за которые он был осужден 2 сентября 1955 года и приговорен к 8 годам лишения свободы.
      Нас ознакомили с копией приговора по его делу, после чего мы и решили высказать Вам свое мнение по существу предъявленного Василию Сталину обвинения, которое легло в основу приговора Военной коллегии Верховного суда СССР.
      Мы не собираемся "кривить душой" и представлять Вам В. Сталина как безгрешного ангела, у которого не было недостатков и отрицательных черт. Нужно признать и чрезмерное увлечение спиртным, грубость к подчиненным, особенно к нерадивым, непринятие критики, порой ненужное упрямство и т.п. Конечно, недостатков лучше не иметь, но они, к сожалению, бывают у каждого.
      Однако только служебные и личные недостатки, надо полагать, нельзя положить в основу приговора. Для этого нужны конкретные факты или, как у Вас говорят, преступные эпизоды.
      Уголовное дело в отношении В. И. Сталина было возбуждено органами госбезопасности 27 апреля 1953 года. Арест его санкционирован Генеральным прокурором СССР Г.Н. Сафоновым, утвержден руководством объединенного МВД Берия, Кобуловым и подписан Влодзимирским. Из истории известно, что вся эта группа в полном составе через два месяца была отстранена от руководства правоохранительными органами, а трое последних в том же, 1953 году за нарушения соцзаконности расстреляны.
      Нам думается, что уже этого было достаточно для того, чтобы усомниться в обоснованности возбуждения уголовного дела на В.И. Сталина и в объективности следствия. Однако власть того времени в стране думала, видимо, о другом, а расправа над сыном бывшего вождя была ей просто необходима,
      Теперь о самом обвинении. В. Сталин признан виновным в совершении контрреволюционного преступления по ст. 58-10 УК РСФСР - антисоветская агитация и пропаганда. Это выразилось в том, что он во время похорон отца 9 марта 1953 года и позже плохо отзывался о некоторых руководителях партии и государства, о неудовлетворительной организации похорон отца.
      Мы допускаем, что это могло иметь место, но мы хотим сказать о другом. Вот уже почти десять лет существует новый Закон, по которому эти действия не являются преступными и эти уголовные дела подлежат прекращению за отсутствием состава преступления, а лица, признанные в свое время виновными в их совершении, - безоговорочной реабилитации.
      Из средств массовой информации нам известно, что тысячам людей нашей страны восстановлены их права и добрые имена, государством оказана материальная помощь семьям. Однако до сих пор это почему-то не коснулось В. Сталина и его детей. Вместе с тем в последние годы во многих публикациях неоднократно сообщалось о том, что В. Сталин был осужден по тем статьям уголовного закона, которые теперь не образуют никакого состава преступления.
      Неужели российским военным правоохранительным органам нужны какие-то дополнительные напоминания, заявления и обращения по этому вопросу?! Теперь о другом.
      Об обвинении В. Сталина по ст. 193-17 п. "б". Все мы служили в те годы вместе с В. Сталиным и можем твердо сказать, что мы категорически не согласны с тем, что служба В. Сталина, а значит, и наша в те годы признана судом преступно-халатной. Это неправда. С 1948 года по 1953 год были созданы авиагарнизоны в Кубинке, Подольске, Калинине, Брянске, Рязани, Туле и других городах МВО. За годы службы В. Сталина на посту командующего ВВС МВО мы занимали три года подряд первое место в ВВС страны, налет часов летчиками доходил до 2-3 норм. Два раза в год нас проверяли комиссии главкома ВВС, командующего МВО и МО СССР. Недостатки были, но первое место отводилось ВВС МВО. В тот период впервые была освоена новая реактивная техника и вертолеты, мы успешно три раза в год выполняли важное правительственное поручение - проведение воздушных парадов. В 1950 году из ВВС МВО была направлена в Корею 324-я ИАД, которая выполнила поставленную задачу в реальных боевых условиях, уничтожив там вместе с 29-м гв. ИАП 251 самолет противника, за что шесть наших летчиков были удостоены звания Героя Советского Союза. Дивизию для выполнения этой задачи готовил лично В.И. Сталин. Мы помним, что, когда В. Сталина арестовали, в ВВС округа, которыми тогда уже почти год командовал другой командующий, генерал С.А. Красовский, в наших частях работала комиссия МО СССР, но она никаких существенных недостатков не вскрыла.
      Вместе с тем с нами никто не беседовал, нас не допрашивали и в суд не вызывали. Нам непонятно, на чьих показаниях основано обвинение В. Сталина.
      В. Сталин обвинен в строительных нарушениях, в создании спортивных команд, неправильном распределении квартир, в нарушениях в премировании спортсменов, в присвоении им офицерских званий. "Режут" слух безграмотные выражения, записанные в приговор. В. Сталин был командующим, а не строителем. Титулы на строительство и финансы под них выделялись вышестоящим командованием, а финансовые органы должны были следить за правильным расходованием выделенных средств. А если потом и были вскрыты недостатки, они, т.е. ревизоры-финансисты, и должны отвечать за это. Во всяком случае В. Сталин, пожалуй, единственный командир в истории нашей армии, осужденный за строительные излишества, в которых не установлено корыстных целей. Это же касается штатно-должностных и кадровых "нарушений", вмененных В. Сталину в вину. Все штатные расписания спортивных команд, охотхозяйства и других обслуживающих подразделений разрабатывались и утверждались ГОМУ ГШ ВС СССР, а правом присвоения воинских званий офицерам командующий ВВС округа по Закону вообще не наделен.
      В. Сталину по приговору вменяются в вину "незаконные" полеты, в т.ч. за границу, незаконные посадки самолетов на аэродроме в Кубинке для избежания таможенного досмотра. Следственным органам и Военной коллегии Верховного суда СССР, прежде чем обвинять В. Сталина в этом, следовало бы знать, что все полеты в ВВС за границу и возвращение их оттуда с посадкой на соответствующем аэродроме производятся только через ЦКП ГШ ВВС и по согласованию с МИД. К этому вопросу командующий ВВС МВО вообще никакого отношения не имел. Не могут быть признаны преступными факты благоустройства служебной дачи, обмен в мотокоманде одной машины на другую. А эпизод избиения майора Кашина вместе с начальником особого отдела Головановым вообще к В. Сталину отношения не имеет, т.к. организатором там являлся сам Голованов, который В. Сталину по службе не был подчинен.
      По приговору Василий Сталин обвинен в ряде нарушений, с которыми можно согласиться: для своих детей он привлекал учителей-репетиторов, которым эта работа им лично не оплачивалась, ему бесплатно привезли саженцы из Мичуринска, на даче содержались животные и птица, которым адъютанты возили корм за счет государства. Что ж, это, конечно, не красит командующего! Но по большому счету восемь лет лишения свободы за эти малозначительные деяния боевому генералу, честно защищавшему Родину в тяжелую годину - это чрезмерно суровая, а значит, и незаконная мера.
      Уважаемый Юрий Георгиевич! Ветераны Военно-воздушных сил убедительно просят Вас учесть наше мнение, изложенное в данном письме в отношении В. Сталина, и решить вопрос о восстановлении его доброго имени путем внесения протеста на незаконный приговор.
      Реабилитация генерал-лейтенанта авиации Сталина В.И. нужна не только его детям, нам - сослуживцам и боевым друзьям, но и нынешнему поколению авиаторов, а также и для объективного отражения нашей истории.
      Ветераны ВВС - воздушные асы желают Вам, уважаемый Юрий Георгиевич, крепкого здоровья, счастья и дальнейших успехов в укреплении законности и правопорядка в Вооруженных силах РФ.
      Председатель Совета ветеранов Военно-воздушных сил Московского военного округа, заслуженный военный летчик СССР, генерал-полковник авиации в отставке В.К. АНДРЕЕВ
      Дважды Герой Советского Союза, заслуженный военный летчик СССР, генерал-лейтенант авиации в отставке В.И.ПОПКОВ
      Герои Советского Союза: заслуженный военный летчик СССР, генерал-лейтенант авиации в отставке А.И. ВЫБОРНОВ
      Генерал-лейтенант авиации в отставке С.Ф. ДОЛГУШИН
      Генерал-майор авиации в отставке И. И. ЛЕЗЖОВ
      Полковник в отставке В.Д. ОРЛОВ
      Генерал-майор авиации в отставке В.Я. ПОЛЯКОВ
      Генерал-майор авиации в отставке Н.И. ПУРГИН
      Заслуженный военный летчик СССР, полковник в отставке Ф.Ф.ПРОКОПЕНКО
      Председатель Московского городского комитета ветеранов Вооруженных сил, полковник в отставке Е.М. КОНОХОВ
      Ответственный секретарь Совета ветеранов ВВС МВО, полковник в отставке А.М. СИНИКЧИЯНЦ
      18 мая 1998 г.
      Московский городской Комитет ветеранов Вооруженных сил Совет ветеранов ВВС МВО
      Конохову Е.М. г. Москва
      Сообщаю, что обращение ветеранов ВВС СССР - членов Содружества воздушных асов о реабилитации Сталина В. И. поступило в Главную военную прокуратуру и принято к рассмотрению.
      В настоящее время в связи с поступившим ранее аналогичным обращением Сталиной Н.В. - дочери осужденного Сталина В.И., по данному делу назначено дополнительное расследование, проведение которого поручено Следственному управлению ФСБ Российской Федерации.
      О принятом решении Вы будете уведомлены.
      Зам. начальника Управления реабилитации В.К. Кондратов 13 июля 1998 г. исх. № 5у-3237-78
      Московский городской комитет ветеранов Вооруженных сил Совет ветеранов ВВС МВО
      Ваше групповое обращение на имя Главного военного прокурора с просьбой о реабилитации Сталина В.И. вместе с протестом заместителя Генерального прокурора РФ - Главного военного прокурора и материалами уголовного дела для принятия решения направлено в Верховный суд Российской Федерации.
      В протесте поставлен вопрос об исключении из обвинения Сталина В.И. указания о признании его виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 58-10 УК РСФСР (антисоветская агитация и пропаганда) и о прекращении уголовного дела в этой части за отсутствием в его действиях состава преступления.
      Выводы суда о виновности Сталина В. И. в злоупотреблении служебным положением, халатном отношении к службе и превышении власти полностью подтверждаются имеющимися в уголовном деле материалами и не опротестовываются Главным военным прокурором.
      Ваши утверждения о том, что "недостатки в службе, вмененные в вину Сталину В. И., являются малозначительными и не образуют состава преступления", не соответствуют материалам уголовного дела.
      Судом бесспорно установлено, что в 1949 году по приказу Сталина В.И. на строительство спортивного центра ВВС МВО, в ущерб необходимым военно-строительным работам, имеющим важное государственное значение, затрачено, а затем в связи с консервацией строительства "омертвлено" свыше 6 млн. рублей. На незаконное строительство водного бассейна без разрешения Правительства затрачено около 4 млн. рублей, отпущенных на реконструкцию объекта военного предназначения.
      По указанию Сталина В. И. на неправомерное создание охотничьего хозяйства ВВС МВО незаконно израсходовано свыше 800 тыс. рублей.
      По указанию Сталина В.И. за счет штата различных спортивных команд содержались лица, обслуживающие охотничье хозяйство, дачу Сталина В., преподаватели музыки и иностранного языка для его детей.
      По его же указанию незаконно выплачивалась зарплата его знакомым, вообще не работавшим в ВВС МВО.
      По указанию Сталина В.И. значительные суммы бюджетных денежных средств тратились на организацию всевозможных банкетов.
      Около 2 млн. рублей затрачено на благоустройство служебной дачи, содержание подсобного хозяйства.
      Материалами следствия бесспорно установлена вина Сталина В. И. в организации и непосредственном участии в избиении арестованного офицера и причинении здоровью последнего значительного ущерба.
      Собранными доказательствами подтверждается виновность Сталина В. И. в совершении и других вмененных ему в вину преступных эпизодов.
      Содеянное им в совокупности полностью охватывается составом преступления, предусмотренного ст. 193-17 п. "б" УК РСФСР, за что он и осужден.
      О решении судебных органов, принятом по протесту Главного военного прокурора, ответ Вы получите из Военной коллегии Верховного суда РФ.
      Начальник отдела Управления реабилитации А.В.Чичуга 6 мая 1999 г. исх. № 5у-3237-78
      Московская городская общественная организация ветеранов Вооруженных Сил
      Конохову Е.М.
      103064, г. Москва,
      Земляной вал, 7
      В соответствии со ст. 27 Федерального Закона "О прокуратуре Российской Федерации" и приказом Генерального прокурора РФ "О порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации" обращения, не связанные с вопросами исполнения или нарушения законов, не подлежат разрешению в органах военной прокуратуры.
      В Вашем обращении от 1 февраля 1999 г. таковых сведений не имеется.
      Органами военной прокуратуры названные Вами лица не арестовывались и к уголовной ответственности не привлекались.
      Главная военная прокуратура не располагает сведениями об их осуждении. По этому вопросу Вы вправе обратиться в Центральный архив МО РФ (г. Пoдoльcк) или ФCБ РФ, указав при этом полные анкетные данные на интересующих Вас лиц, с указанием их должностного положения на момент ареста.
      По делу в отношении Сталина В.И. другие лица не привлекались к уголовной ответственности.
      Заместитель начальника отдела Управления реабилитации Главной военной прокуратуры А.В.Чичуга 8 февраля 1999 г. исх. № 5у-3237-78
      ГЛАВНАЯ ВОЕННАЯ ПРОКУРАТУРА
      ПОЛКОВНИКУ ЮСТИЦИИ
      КОНДРАТОВУ В.К. г. Москва, К-160
      Уважаемый Валерий Константинович!
      Комитет ветеранов Вооруженных сил вынужден вторично обратиться к Вам.
      Дело в том, что в феврале 1999 г. мы обращались к Вам с просьбой сообщить о решениях правоохранительных органов, принятых в отношении генералов и офицеров, арестованных в 1953 г. по делу В.И. Сталина. Нас интересовали:
      1. Генерал-майор авиации Василькевич В.Э. - заместитель командующего ВВС МВО.
      2. Генерал-майор авиации Теренченко С.Д. - заместитель командующего ВВС МВО по тылу.
      3. Подполковник Полянский B.C. - начальник секретариата штаба ВВС МВО.
      4. Майор Капелькин С.М. - адъютант командующего ВВС МВО.
      5. Полковник Соколов П.Н. - начальник отдела физ. подготовки ВВС МВО.
      6. Подполковник Дагаев М.И. - адъютант командующего ВВС МВО.
      7. Майор Степанян М.А. - адъютант командующего ВВС МВО.
      8. Сл. СА Кабанова М.П. - работница парикмахерской штаба ВВС МВО.
      9. Подполковник Косабиев В.А. - начальник АХО штаба ВВС МВО.
      10. Сл. СА Февралев А.З. - шофер штаба ВВС МВО.
      8 августа 1953 г. министр внутренних дел СССР С.Н. Круглов направил доклад в Президиум ЦК КПСС Г.М. Маленкову о том, что указанные лица арестованы по делу В.И. Сталина.
      С этой докладной запиской 10.09.1953 г. ознакомлены Молотов В.М. и Хрущев Н.С.
      Оригинал этого документа хранится в архиве Президента РФ (ф. 45, оп. 1, д. 1558, л. 1-6).
      Как сообщил нам работник Вашего Управления А.В. Чичуга, В.И. Сталин по делу проходит один, а данными на указанных лиц ГВП не располагает. Рекомендуется обращаться в другие органы.
      Дело в том, что по данному вопросу Советом ветеранов ВВС МВО ведется и будет вестись правозащитная работа, а указанный выше ответ противоречит существу вопроса. Более того, данный ответ ГВП свидетельствует о нежелании заниматься судьбой этих людей.
      Прошу Вас лично проверить уголовное дело В.И. Сталина и сообщить нам о судьбе наших офицеров и генералов и других лиц, арестованных по этому делу в 1953 г., что следует из доклада Круглова.
      Председатель Московского городского комитета ветеранов Вооруженных сил Е.М.Конохов 30 марта 1999 г. исх. № 62
      Комитет Московской городской общественной организации ветеранов Вооруженных сил Председателю Конохову Е.М.
      Земляной вал, 7, г. Москва, 103064
      На исх. № 62 от 30.03.99 г.
      Ваше обращение поступило в Главную военную прокуратуру и рассмотрено.
      Как Вам ранее уже сообщалось, по уголовному делу № 236, возбужденному в отношении Сталина Василия Иосифовича, обвинение было предъявлено только ему одному и приговор вынесен только в отношении Сталина В.И.
      Перечисленные в Вашем обращении лица допрашивались в ходе предварительного следствия по делу № 236 в качестве свидетелей, а Полянский В.С., Капелькин С.М. и Февралев А.З. в качестве свидетелей допрашивались и в судебном заседании.
      Упомянутого Вами доклада министра внутренних дел Круглова С.Н. от 8 августа 1953 года на имя Маленкова Г.М. в материалах уголовного дела нет.
      Проведенной проверкой установлено, что Василькевич В.Э., Теренченко С.Д., Полянский В.С., Капелькин С.М., Дагаев М.И., Соколов П.Н. и Степанян М.А.1 в 1953 году, каждый в отдельности, привлекались к уголовной ответственности за злоупотребление служебным положением (ст. 193-17 УК РСФСР, в ред.1926 года).
      В связи с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 года "Об амнистии" уголовные дела в отношении них были прекращены и они освобождены из-под стражи.
      Поскольку перечисленные лица привлекались к ответственности по Положению о воинских преступлениях, то Закон РФ "О реабилитации жертв политических репрессий от 18 октября 1991 г." на них не распространяется.
      Февралев А.З. и Кабанова М.П. арестованы в апреле 1953 г. по обвинению в совершении преступления (каждый в отдельности), предусмотренного ст. 58-10 УК РСФСР, а 5 октября 1953 года уголовные дела на них прекращены за отсутствием состава преступления и они освобождены из-под стражи, т.е. они были реабилитированы.
      Уголовных дел в отношении перечисленных выше лиц в Главной военной прокуратуре нет.
      В компетенцию управления ГВП по реабилитации не входит обязанность сбора какой-либо информации, не относящейся к вопросу реабилитации лиц, репрессированных по политическим мотивам.
      С уважением.
      Начальник управления реабилитации В.К. Кондратов 20 апреля 1999 г. исх. № 5у-3237-78
      ГЛАВНОМУ РЕДАКТОРУ ГАЗЕТЫ
      "МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ" г-ну ГУСЕВУ П.Н.
      123848, ГСП, Москва, Д-22 улица 1905 года, дом 7.
      Уважаемый Павел Николаевич!
      Московский городской комитет ветеранов Вооруженных сил и президиум Содружества воздушных асов до глубины души возмущены тем "подарком", который Вы сделали нам ко Дню Великой Победы, опубликовав 30 апреля 1999 материал "Василий Сталин, друг народа".
      Прежде всего возмущает тот факт, что ещё до судебного решения, до рассмотрения Военной коллегией Верховного суда РФ весьма спорного по содержанию протеста Главной военной прокуратуры по делу В.И. Сталина, в Вашей газете фигурирует заголовок "Сталина реабилитировали только по одной статье". Ставим вас в известность, что на сегодняшний день Василия Сталина ещё не реабилитировали ни по одной статье, ни по двум - его вообще никто ещё не реабилитировал, а только будут решать вопрос о реабилитации в судебном порядке и сейчас дело изучается в Верховном суде. Протест будет рассматриваться позже. Подобный заголовок мы расцениваем не иначе как попытку с Вашей стороны ещё раз сформировать негативное мнение о Сталине: и старшем, и младшем, чтобы таким образом повлиять на решение суда, что недопустимо не только с моральной и правовой точки зрения, но и противоречит фактическим обстоятельствам дела.
      В заметке автор, некомпетентная в юридических проблемах, увлеклась малозначительными вопросами вроде привоза Василию Сталину на дачу саженцев, фуража для животных и т.д., вместо того чтобы попытаться разобраться в той пользе, которую он принес людям и службе, заострить вопрос на проявлениях произвола и беззакония при расследовании данного дела, нелепости таких смехотворных обвинений, как "непосещение партийных собраний", "недостаточное участие в партийно-политической работе", "присвоение офицерских званий спортсменам" и тому подобных несуразностей.
      В заметке приводятся сведения, почерпнутые автором из уголовного дела, кстати незаконно предъявленного ей для ознакомления, о том, что Василий Сталин якобы не сбил самолет врага. Доводим до Вашего сведения, что 5 марта 1943 г. полковник В.Сталин в воздушном бою сбил самолет противника ФВ-190, в то время новейший истребитель люфтваффе, только появившийся на советско-германском фронте. Это подтверждено журналом боевых действий 32-го гвардейского истребительного авиаполка и другими отчетными документами, а также объяснениями летчиков И.Холодова, А.Баклана, С.Вишнякова и наблюдателей с земли. Данный журнал находится в Центральном архиве Министерства обороны РФ в Подольске. Остальные сбитые Василием Сталиным самолеты противника подтверждают наши ветераны Герои Советского Союза Ф.Ф.Прокопенко, С.А. Микоян и С.Ф.Долгушин, которые здравствуют и поныне. Вообще же сбитый самолет сам по себе никакого отношения к уголовному делу не имеет, а рассуждения газеты по этому поводу ещё раз свидетельствуют о Вашем большом желании сформировать у читателей отрицательное мнение о В.И.Сталине, боевом летчике и авиационном командире, и навязать это мнение суду.
      Просим Вас после рассмотрения данного уголовного дела в суде подготовить с нашим участием объективный материал по этому вопросу.
      Приложение: Выписка из журнала боевых действий 32-го гвардейского истребительного авиаполка.
      С уважением Председатель комитета ветеранов ВС
      Е.Конохов Дважды Герои Советского Союза В.Попков, В.Горбатко Герои Советского Союза:
      П.Базанов, Н.Пургин, Ф.Прокопенко,
      С.Долгушин, В.Поляков, В.Орлов Ответственный секретарь Содружества воздушных асов полковник А.Синикчиянц 20 мая 1999 г. исх. № 96
      РЕЧЬ
      А.В. Сухомлинова на судебном заседании Военной коллегии Верховного суда РФ
      30.09.1999 г.
      Уважаемые судьи!
      По поручению Комитета ветеранов Вооруженных сил и Совета ветеранов Военно-воздушных сил Московского военного округа я представляю интересы и права осужденного - бывшего командующего ВВС МВО генерал-лейтенанта авиации СТАЛИНА Василия Иосифовича, привлеченного к уголовной ответственности по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР 2 сентября 1955 г. и приговоренного по ст.ст. 58-10 ч. 1. и 193-17 п. "б" УК РСФСР к 8 годам лишения свободы с поражением политических прав на 2 года.
      В своем выступлении мне не хотелось бы говорить о политических предпосылках рождения этого уголовного дела и выходящих за его рамки причинах, по которым Василий СТАЛИН оказался на скамье подсудимых в период сложной общественно-политической ситуации, сложившейся в стране в 1953 г. и после в связи со смертью его отца - Иосифа Виссарионовича СТАЛИНА.
      Мы убедительно просим и Вас, уважаемые товарищи судьи, абстрагироваться от этих вопросов и применить при разрешении данного уголовного дела основной принцип советского и российского правосудия о том, что перед Законом все равны. А вопрос о причинах этой трагедии, разыгравшейся вокруг В. Сталина, оставить для исследования историкам, писателям и журналистам.
      Напомню, что после обращения названных ветеранских организаций и дочери осужденного Главный военный прокурор в 1999 г. внес протест, в котором предлагается реабилитировать Василия СТАЛИНА полностью по ст. 58-10 УК РСФСР и полностью оставить ему в обвинении преступление, связанное со злоупотреблением служебным положением и должностной халатностью по ст. 193-17 п. "б" УК РСФСР.
      Считаю возможным сказать о том, что первый вопрос, т.е. реабилитация осужденного по контрреволюционному преступлению, в настоящий момент никакой сложности не представляет. В соответствии с Законом РФ от 18.Х.1991 г. "О реабилитации жертв политических репрессий" лица, осужденные по ст. 58-10 УК РСФСР, подлежат безоговорочной реабилитации вне зависимости от того, содержался в их действиях состав указанного преступления или нет.
      Если же быть до конца последовательным, то необходимо сказать, что, по нашему глубокому убеждению, в действиях Василия СТАЛИНА в этой части полностью отсутствует состав данного преступления.
      Это видно даже из приговора, поскольку не могут быть признанными как антисоветская агитация да ещё и пропаганда его бытовые разговоры о Берия, о Хрущеве, об амнистии, о его намерении встретиться с иностранными корреспондентами. В этих действиях вообще нет никаких правонарушений. Что же касается неудачного высказывания Василия Сталина о том, что, говоря его же словами, "Булганина убить мало", произнесенного им в присутствии адъютантов своей бывшей жене Васильевой, то никакой реальной угрозы и никакой опасности для Н.А. Булганина, и тем более для государства, эти его слова не несли. По данному преступлению Василий СТАЛИН должен быть безоговорочно реабилитирован. И только уже поэтому приговор по его делу должен быть изменен, а мера наказания должна быть, естественно, иной.
      Однако автор протеста ставит вопрос об оставлении в обвинении Василия СТАЛИНА воинского преступления. Да ещё и в полном объеме, да ещё и квалифицированного по п. "б" ст. 193-17 УК РСФСР как совершенное при особо отягчающих обстоятельствах, где, между прочим, мера наказания, не предусматривая никакой альтернативы, звучала так - ВЫСШАЯ МЕРА СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ.
      По этому поводу могу сказать только одно: у нас взгляд на этот вопрос иной и объем обвинения Василию СТАЛИНУ по воинскому преступлению требует существенной коррекции.
      Разрешите, уважаемые судьи, несколько слов сказать по этому вопросу. Ну вот, например, такая часть объема обвинения. Я цитирую приговор:
      "Василий СТАЛИН устранился от партийно-политической работы в частях. Лично участия в партийной работе не принимал, партийные собрания не посещал".
      Ну что здесь можно сказать? Лучше всего спросить. Неужели кому-то уже сейчас, в 1999 году, неясно, что эти-то действия не образуют никакого состава преступления? И неужели для исключения этого эпизода нужно проявлять какое-то гражданское мужество?
      Хотя мне понятно: это все оставляется суду. Пусть суд исключает всю эту, извините, "галиматью". Так иногда делается. Практика, кстати, порочная, и с ней надо бороться.
      Невольно возникает вопрос: а может быть, и все остальное оставлено в обвинении В. СТАЛИНУ в надежде на инициативу суда? Я думаю, что основания для подобных сомнений имеются. Или вот ещё отдельные тезисы из обвинения:
      "...В. СТАЛИН вопросами боевой и политической подготовки не занимался, от партийно-политической и воспитательной работы в частях самоустранился. Не занимаясь надлежащим образом боевой и политической подготовкой вверенных ему частей и соединений, систематически пьянствовал, на работу часто не являлся, а доклады своих подчиненных принимал у себя на квартире или на даче, причем часто в нетрезвом состоянии..."
      Опять возникает вопрос: а при чем здесь уголовное дело? При чем здесь меры уголовного наказания? Более того, все это противоречит истине.
      Мы представили вам, уважаемые товарищи судьи, документы, из которых видно, что ВВС Московского военного округа в течение практически всей службы В. СТАЛИНА на должности командующего занимали первое место в ВВС страны. Создано 12 авиационных гарнизонов, освоена новая реактивная авиационная техника и вертолеты, сам Василий Сталин в те годы был избран депутатом Верховного Совета РСФСР, награжден третьим орденом Красного Знамени, лично освоил реактивный истребитель МиГ-15 и приказом МО СССР ему в 1951 г. была присвоена квалификация "Военный летчик 1-го класса". И по боевой подготовке ВВС округа также были передовыми. Сегодня мы представили вам документ, из которого видно, что во время боевых действий в Корее войска, подготовленные лично Василием СТАЛИНЫМ, в 1950-1951 гг. (324-я ИАД и 29-й ИАП) сбили 251 самолет противника, и 6 человек получили звание Героев Советского Союза.
      Василий СТАЛИН признан виновным и в других деяниях, которые нормами права не регулировались ни тогда, ни тем более сейчас. Ну вот, например, такой тезис:
      "В. СТАЛИН насаждал в подчиненном ему аппарате угодничество, окружил себя близкими, пользующимися его особым доверием, людьми, пристраивал и зачислял их в кадры ВВС".
      Действительно, кадры у него были хорошие: трижды Герой Советского Союза Кожедуб, дважды Герои Советского Союза Боровых и Попков, Герои Советского Союза Долгушин, Луцкий, Горбатюк, Орлов, Маресьев. Около 50 человек Героев Советского Союза служили тогда у него. Это о них, что ли, идет речь? Или о ком?
      Но опять все тот же вопрос: при чем здесь уголовное дело?
      Уважаемые товарищи судьи, мы убедительно просим вас исключить из обвинения Василия СТАЛИНА все это, как не подлежащее регламентации нормами уголовного права, а порой и не соответствующее материалам дела.
      На грани этого находятся и другие обвинения Василия Сталина в злоупотреблении служебным положением. Причем "злоупотребления" эти у него какие-то необычные, какого-то созидательного плана, с активным применением таких глаголов русского языка, как "делал", "строил", "создавал", "осуществлял" и т.д. Ну вот, например, такой тезис:
      "В целях популяризации своего имени занялся строительством различного рода спортивных сооружений - плавательного бассейна и спортивного центра ВВС".
      И далее в приговоре описываются миллионные суммы ущерба, причиненного этим строительством.
      Товарищи судьи, во-первых, авторы приговора не правы: имя у него и без того было довольно-таки популярным - СТАЛИН и в дополнительной популяризации оно не нуждалось. А плавательный бассейн - объект площадью 57 тысяч кв.м и спортивный центр строились согласно так называемым титулам. Титулы-разрешения были утверждены министром обороны маршалом Василевским, строительство велось войсками зам. министра обороны по строительству и расквартированию генерал-полковника БЕЛОКОСКОВА и финансировалось ЦФУ во главе с генерал-лейтенантом ХОТЕНКО. Вот с них-то и надо спрашивать за все эти стройки. Командующий ВВС округа к подобным строительным объектам никакого отношения не имеет, а к финансированию капитального строительства - тем более, строительных войск в подчинении у него вообще нет.
      В своих показаниях в ходе следствия В. СТАЛИН говорил обо всем этом, но ни один из указанных начальников не допрашивался и никакого разбирательства с ними не производилось. Выводы суда о том, что строительство было "омертвлено", противоречат фактическим обстоятельствам дела, поскольку названный бассейн, согласно представленному паспорту, был запущен в эксплуатацию уже в 1954 г. На момент суда этот бассейн эксплуатировался уже год и эксплуатируется до сих пор.
      Ну и самое главное - здесь отсутствует какое-либо корыстное намерение, нет корыстной цели, а строилось все это и построено для нужд советского народа, и не только советского - во время Олимпийских игр 1980 г. это был олимпийский объект, здесь проводились чемпионаты мира и Европы.
      В. СТАЛИН обвинен в создании охотхозяйства в Переславль-Залесском. Ну, во-первых, он его не создал, а только собирался создавать. Об этой его идее знал главком ВВС Жигарев, землеотвод осуществлен решением Ярославского облисполкома, оборудование выделялось Центральным советом военно-охотничьего общества Министерства обороны, а побывали и отдохнули там многие начальники, по званию и должности выше Василия СТАЛИНА. Однако никто к нему тогда претензий, естественно, не имел, а как только отец умер, эти претензии почему-то неожиданно появились, несмотря на то что он сдал должность командующего 8 месяцев назад, ещё в августе 1952 г.
      Разве это справедливо? Да, закупили они там сотню куропаток, 20 оленей выпустили в лес, построили пару охотничьих домиков без титула и отремонтировали дорогу от Ярославского шоссе до Плещеева озера. Неправильно. Незаконно. Но мне думается, что это все "находится" где-то в районе строгого выговора, но никак не "тянет" на 8 лет лишения свободы.
      Теперь про спорт.
      Тезис суда:
      "Отвлекшись от основных своих обязанностей и в ущерб делу боевой и политической подготовки, В. СТАЛИН занялся комплектованием при ВВС МВО многочисленных спортивных команд".
      Уважаемые судьи! Авторы приговора и протеста, видимо, невнимательно изучали уголовное дело Василия СТАЛИНА. В томе № 6 имеется лист дела № 137 - это директива начальника Генерального штаба о создании этих спортивных команд и там указаны все штатные категории. Все это объявлено приказом министра обороны и поручено для претворения в жизнь В. СТАЛИНУ. Так что, занимаясь комплектованием спортивных команд, В.И. СТАЛИН выполнял приказ вышестоящих начальников. А развитие физической культуры и спорта это, между прочим, составная часть боевой подготовки, за которую командир несет прямую ответственность. Это известно каждому командиру взвода.
      Или вот ещё часть обвинения:
      "Спортсменам незаконно присваивались офицерские звания".
      Опять та же оплошность у наших оппонентов. Дело невнимательно изучали. А именно документы в томе № 6, листы дела № 150-151. Там указано, что все офицерские звания спортсменам ВВС, в том числе и досрочные - В.М. Боброву и Е.М. Бабичу, - присваивались министром обороны. Да иначе и не могло быть, т.к. только министр обороны вправе по закону присваивать первичные и досрочные офицерские звания, а командующий ВВС округа такими правами не наделен.
      Дело дошло и до анекдотических обвинений. Так, В.И. Сталин обвинен в недостатках в тыловой работе. В томе № 7 на листе дела № 142 это конкретизировано документом о том, что, например, в 9-й ИАД в Кубинке в июле 1950 г. начальник политотдела дивизии полковник Руденко А.В. неправильно получил на складе дополнительный летный продовольственный паек за 2 парада. Ему было выдано: яиц куриных - 273 шт. птицы - 13,7 кг муки 127,2 кг.
      У меня опять вопрос. А при чем здесь Василий СТАЛИН? За это нужно спрашивать или с самого Руденко, или со сверхсрочника - начальника продовольственного склада, а может быть, с обоих, но никак не с командующего.
      В том же томе № 7 на листе дела № 173 имеется справка о затратах на угощение артистов. Там же указано, что все это делалось по распоряжению заместителей В.И. Сталина политработников Асауленко и Федорова. Однако перерасход продуктов и ущерб, связанный с угощением артистов, вменен в вину В. Сталину.
      Та же картина и с перерасходом ГСМ (т. 8, л.д. 152). Перерасход допущен по вине начальника тыла генерала Теренченко, а обвинен в этом В.И. СТАЛИН.
      Если внимательно читать уголовное дело В. Сталина, то даже неспециалисту видно, что обвинение почти полностью разваливается, как карточный домик.
      Том 7, л.д. 13:
      "Ведомость незаконных расходов, затраченных на охотхозяйство".
      Перечислено 1031 руб. за чучела, сети и бредни на расчетный счет ЦС ВОО1 Министерства обороны. Значит, все-таки ЦС ВОО Министерства обороны было официально известно об этом охотхозяйстве.
      Том 8, л.д. 1:
      "Список лиц, незаконно содержащихся за счет спортивных команд ВВС" (79 человек).
      Приказы В.И. Сталиным не подписывались.
      Том 8, л.д. 16:
      "Ведомость по расходованию наградного фонда".
      Награжденные денег не получали.
      Приказы о награждении подписывались заместителями командующего ВВС МВО Простосердовым, Василькевичем, Теренченко, Коренновым.
      Переговоры с офицерами об отказе их от денег вели работники политотдела Асауленко и Федоров.
      В.И. Сталин к этому не причастен.
      Или вот, например, такие факты.
      Из приговора:
      "Было премировано 307 спортсменов. На это израсходовано 90% наградного фонда. Спортсменам выдано 227 квартир".
      Позволительно спросить: а что, существуют какие-то квоты на эти вопросы? Авторам приговора и протеста следовало бы знать, что премирование в армии и выделение жилья производится по решениям соответствующих комиссий, коллегиально. Или вот ещё тезис из обвинения:
      "Подписывались фиктивные приказы о поощрении офицеров".
      Вопрос: кем подписывались? Отвечаю. Василькевичем, Теренченко и Простосердовым. На всех них уголовные дела прекращены, а совершенные ими дисциплинарные проступки вменены в обвинение почему-то В.И. Сталину. Разве это справедливо?
      Еще тезис обвинения:
      "Совершено 93 незаконных полета, из них 19 - за границу".
      Все эти "незаконные" полеты производились согласно полетной документации, в основном для перевозки спортивных команд к месту состязаний и незаконными признаны никак не могут быть. А полеты за границу проводятся в ВВС только по согласованию с МИДом, Главным штабом ВВС и через ЦКП.
      Еще тезис обвинения:
      "Морально разложившись, В. Сталин часто вел себя недостойно, пьянствовал, дебоширил в общественных местах и чинил произвол".
      Этот тезис суда вообще не должен фигурировать в обвинении В.Сталину, поскольку заседание Военной коллегии - это не персональное дело на партийном собрании. Обвинение должно быть конкретным. Это требовалось всегда - и тогда, и сейчас - по УПК РСФСР.
      Дело дошло до того, что Василия Сталина пытались обвинить в вынашивании цели убийства футболиста Никиты Симоняна. В уголовном деле имеются данные и об этом. Что здесь сказать? Очередной абсурд, поскольку Н.П. Симонян и В.И. Сталин всегда оставались друзьями. Это подтверждает ныне здравствующий заслуженный мастер спорта СССР, олимпийский чемпион Никита Павлович Симонян, который сегодня присутствует в зале суда.
      Уважаемые товарищи судьи!
      Мне хотелось бы закончить эту "ревизию" уголовного дела В. Сталина. Ее можно продолжать долго. Нам ясно одно. Василий Сталин в тот период был неугоден руководству страны по причине того, что слишком много знал, а поэтому и появились все эти смехотворные обвинения, рожденные Берия, Кобуловым, Влодзимирским, которые сами в 1953 г. были признаны государственными преступниками и расстреляны, по причине того что их руки оказались по локоть в крови. А теперь доказательства, полученные ими теми же руками, фигурируют до сих пор в деле Василия Сталина.
      Василий Иосифович Сталин 8 лет провел в заключении и бесславно умер в г. Казани в незаконной ссылке, с которой, кстати сказать, мы будем ещё разбираться отдельно. По его делу было арестовано 12 офицеров и генералов ВВС МВО. На нем до сих пор висит тяжесть обвинений, основанных на незаконно полученных в КГБ доказательствах. Эти обвинения никто не мог снять с него за прошедшие 46 лет.
      И только сейчас, в нашем почти правовом государстве, стало возможным то, чем мы сегодня занимаемся по этому делу.
      Уважаемые товарищи судьи, ветераны просят вас выполнить, если хотите, историческую миссию и восстановить справедливость по делу Василия Сталина.
      А. Сухомлинов ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
      ОПРЕДЕЛЕНИЕ № СП-001/62
      Военная коллегия Верховного суда Российской Федерации В с о с т а в е: председательствующего генерал-полковника юстиции Петухова Н.А., и судей:
      генерал-майора юстиции Захарова Л.М.,
      генерал-майора юстиции Хомчика В.В.
      рассмотрела в заседании "30" сентября 1999 года уголовное дело по протесту заместителя Генерального прокурора РФ - Главного военного прокурора на приговор Военной коллегии Верховного суда СССР от 2 сентября 1955 г., согласно которому бывший командующий ВВС МВО генерал-лейтенант авиации запаса Сталин Василий Иосифович, родившийся в 1921 году в г. Москве, ранее не судимый, проходивший военную службу с 1938 г. по 1953 г., награжденный 5 орденами и 8 медалями, арестованный по делу 28 апреля 1953 г., - осужден к лишению свободы на основании ст. 193-17 п. "б" УК РСФСР на 8 лет, а на основании ст. 58-10 ч. 1 УК РСФСР и по совокупности преступлений - на 8 лет в ИТЛ с поражением политических прав на 2 года.
      Заслушав доклад генерал-майора юстиции Хомчика В.В., выступления представителя Московской городской общественной организации комитета ветеранов Вооруженных сил Сухомлинова А.В. и заместителя начальника отдела Главной военной прокуратуры полковника юстиции Тюльпанова И.И., поддержавшего протест, Военная коллегия установила1:
      Выводы суда о проведении Сталиным антисоветской агитации и пропаганды являются необоснованными. В судебном заседании подсудимый свою вину в этом преступлении отрицал и заявлял, что после смерти отца из-за переживаний в связи с этим он иногда допускал в кругу своих знакомых в бытовой обстановке, в условиях нервных срывов резкие высказывания, связанные с похоронами и другими действиями, в том числе и в адрес высших руководителей государства. Однако не преследовал при этом цели подрыва государства или его безопасности. Убедительных доказательств, опровергающих это заявление Сталина В., в материалах дела не имеется. Поэтому обвинение в этой части нельзя признать соответствующим требованиям уголовного закона того времени. К тому же, в соответствии со ст. 5 п. "а" Закона РФ от 18 октября 1991 г. "О реабилитации жертв политических репрессий", высказывания такого рода признаются не содержащими общественной опасности и не могут рассматриваться как преступление. В связи с этим приговор в этой части подлежит отмене, а дело прекращению за отсутствием состава преступления, как это и предлагается в протесте.
      Фактические обстоятельства должностного преступления, за которое осужден Сталин В., материалами дела доказаны. Их по существу не отрицал в судебном заседании и он сам. Однако квалификацию их по ст. 193-17 п. "б" УК РСФСР Военная коллегия находит необоснованной. Данная квалификация предусматривает совершение должностного преступления "при особо отягчающих обстоятельствах". Между тем ни органы следствия, ни суд не сформулировали, какие конкретно обстоятельства они признали особо отягчающими ответственность Сталина В. Крупный материальный ущерб, причиненный его преступными действиями государству, сам по себе не может в данном случае рассматриваться как особо отягчающее обстоятельство, а может, как полагает Военная коллегия, быть отнесен к тяжким последствиям преступных действий должностного лица, ответственность за которое предусмотрена пунктом "а" статьи 193-17 УК РСФСР (1926 г.), на которую и надлежит переквалифицировать содеянное Сталиным в этой части.
      На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 УПК РСФСР, а также ст.ст. 5 п. "а" и 9 п. "а" Закона РФ от 18 октября 1991 г. "О реабилитации жертв политических репрессий", Военная коллегия Верховного суда РФ определила:
      Приговор Военной коллеги Верховного суда СССР от 2 сентября 1955 г. в отношении Сталина Василия Иосифовича в части его осуждения по ст. 58-10 ч. 1 УК РСФСР отменить, а дело в этой части прекратить за отсутствием состава преступления.
      Тот же приговор в части осуждения Сталина В.И. по ст. 193-17 п. "б" УК РСФСР изменить: переквалифицировать содеянное им со ст. 193-17 п. "б" УК РСФСР на ст. 193-17 п. "а" УК РСФСР, на основании которой считать его осужденным к 4 (четырем) годам лишения свободы. В соответствии со ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 г. "Об амнистии" считать Сталина В.И. освобожденным от этого наказания.
      Подлинное за надлежащими подписями.
      С подлинным верно:
      председательствующий судебного состава Военной коллегии Верховного суда Российской Федерации генерал-майор юстиции В.В. Хомчик Секретарь Л. Лупянникова

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21