Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Безымянное семейство (с иллюстрациями)

ModernLib.Ru / Исторические приключения / Верн Жюль Габриэль / Безымянное семейство (с иллюстрациями) - Чтение (стр. 1)
Автор: Верн Жюль Габриэль
Жанр: Исторические приключения

 

 


Жюль Верн

Безымянное семейство

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава I

НЕСКОЛЬКО ФАКТОВ, НЕСКОЛЬКО ДАТ

«Воистину достоин сожаления бедный род человеческий, готовый идти на смерть из-за нескольких десятин[1] льда», — говорили философы в конце XVIII столетия, и это было отнюдь не самое удачное изречение, ибо речь шла о Канаде, владение которой французы оспаривали тогда у англичан.

А двумя столетиями ранее по поводу тех же американских территорий, права на которые предъявили король испанский и король португальский, Франциск I воскликнул: «Хотел бы я узреть ту статью в духовном завещании Адама, по коей им отписано столь шикарное наследство!» Французский король вполне мог претендовать на него сам, тем более что части этих территорий суждено было вскоре именоваться Новой Францией.

Великолепную американскую колонию французам, правда, не удалось удержать за собой, однако население ее, в большинстве своем осталось французским и, было связано с древней Галлией[2] теми узами крови, племенной общностью и природными наклонностями, истребить которые не под силу никакой политике.

На самом деле поименованные столь презрительно «несколько десятин льда» образуют государство, площадь которого равна площади всей Европы.

В 1534 году этими обширными территориями завладел один француз.

Некто Жак Картье[3], родом из Сен-Мало, храбро двинулся в поход в самую глубь материка, поднявшись вверх по течению реки, названной в честь Св. Лаврентия. На следующий год смельчак двинулся далее на запад, добрался до нескольких хижин («канада» на языке индейцев) — на их месте впоследствии возник Квебек, — затем достиг небольшого селения Гошелага[4], которое превратилось потом в Монреаль. Два столетия спустя оба этих города становились поочередно столицами, соревнуясь с Кингстоном и Торонто, пока, дабы положить конец политическому соперничеству, резиденцией правительства колонии, которую Англия в настоящее время именует «Канадским доминионом», не была объявлена Оттава.

Нескольких фактов и нескольких дат будет достаточно, чтобы показать читателю развитие этой крупной колонии с момента ее основания до периода 1830—1840-х годов, когда и произошли события, изложенные в настоящем повествовании.

В 1595 году, в царствование Генриха IV[5], в Европу из своего первого путешествия, во время которого было намечено место основания Квебека, возвращается Шамплен[6] — один из отважных мореплавателей своего времени. Он принимал тогда участие в экспедиции де Монта, владельца грамот на монопольную торговлю мехами, дававших также и право жаловать земли в Канаде. Шамплен, по натуре склонный к авантюрам, что никак не соответствовало занятию торговыми делами, действуя по своему усмотрению, снова поднялся вверх по течению реки Св. Лаврентия и в 1606 году приступил к постройке Квебека. За два года до того положили основание своему первому поселению в Америке — на берегах Вирджинии[7] — англичане. С той поры и идет вражда между Англией и Францией на землях Нового Света.

С самого начала индейцы силой обстоятельств оказались вовлеченными в эту борьбу. Алгонкины[8] и гуроны[9] взяли сторону Шамплена и выступили против ирокезов[10], пришедших на помощь солдатам Соединенного Королевства. В 1609 году войско ирокезов было разбито на берегах озера, за которым закрепилось имя французского мореплавателя.

Во время двух следующих экспедиций, в 1613 и 1615 годах, Шамплен достигает почти не исследованных западных территорий, расположенных по берегам озера Гурон[11], после чего покидает Америку и в третий раз возвращается в Канаду. Наконец, ловко распутав разного рода интриги, он в 1620 году получает звание губернатора Новой Франции.

Под таким же названием создается в ту пору компания, учреждение которой получает в 1628 году одобрение Людовика XIII[12]. Компания «Новая Франция» берет на себя обязательства перевезти в Канаду в течение тринадцати лет четыре тысячи французов-католиков[13]. Первые из нескольких судов, отправленных через океан, попадают в руки англичан. Те, добравшись по долине реки Св. Лаврентия до Квебека, предлагают Шамплену сдаться. Отважный мореплаватель отвечает отказом, однако вскоре все же вынужден из-за недостатка средств и отсутствия подкрепления пойти на капитуляцию[14] — впрочем, не унизительную, — по условиям которой в 1629 году Квебек отошел к англичанам. В 1632 году Шамплен с тремя судами вновь отправляется туда из Дьеппа[15], опять вступает во владение Канадой, возвращенной Франции договором от 13 июля того же года, проектирует основание новых городов, учреждает первый канадский коллеж[16] под управлением иезуитов[17] и в 1635 году умирает в день Рождества Христова — в той самой стране, что была завоевана благодаря его решимости и отваге.

На какое-то время между французскими колонистами и Новой Англией завязываются торговые отношения. Но французы вынуждены бороться с ирокезами, которые становятся опасными в силу своей многочисленности, ибо европейское население составляет пока только две тысячи пятьсот душ. Поэтому компания, дела которой сильно пошатнулись, обращается за помощью к Кольберу[18], и тот снаряжает эскадру во главе с маркизом де Траси. Оттесненные было, ирокезы вскоре вновь начинают наседать, чувствуя за спиной поддержку англичан, и близ Монреаля происходит ужасная резня.

Хотя к 1665 году население Канады, как и ее территориальные владения, удваивается, в ней насчитывается лишь тринадцать тысяч французов, тогда как в Новой Англии — уже двести тысяч жителей саксонской расы. Сражения возобновляются. Театром военных действий становится та самая Акадия[19], которая в настоящее время образует Новую Шотландию, затем война распространяется до Квебека, откуда англичан в 1690 году вытесняют. Рисвикский трактат[20] 1697 года закрепляет за Францией владение всеми территориями, что были обретены в Северной Америке благодаря смелости первооткрывателей, мужеству ее сынов. Одновременно непокоренные племена — ирокезы, гуроны и другие — подпадают по Монреальскому соглашению[21] под протекцию французов.

В 1703 году маркиз де Водрель[22], сын первого губернатора де Водреля, провозглашается генерал-губернатором Канады, которую теперь уже легче защищать от нападений колонистов Великобритании: ирокезы соблюдают нейтралитет. Борьба возобновляется на территории Нью-Фаундленда[23], принадлежащей англичанам, и в Акадии, которая в 1711 году ускользает из рук маркиза де Водреля. Эта потеря дает англо-американским силам возможность соединиться для завоевания канадских владений, где тайно подстрекаемые ирокезы снова становятся опасной силой. Именно тогда потеря Акадии закрепляется Утрехтским договором[24] 1713 года, обеспечившим тридцатилетний мир с Англией.

В продолжение этого периода спокойствия колония поистине процветает. Французы строят несколько новых укреплений, чтобы обеспечить владение ею своим потомкам. В 1721 году население Канады составляет двадцать пять тысяч душ, а в 1744 году — пятьсот тысяч. Все говорит о том, что тяжелые времена миновали. Но не тут-то было. Начинается война за Австрийское наследство: Англия и Франция вступают в противоборство в Европе и как следствие этого — в Америке. Война идет с переменным успехом, пока, наконец, Аахенский[25] договор 1747 года не возвращает того положения вещей, которое существовало после подписания Утрехтского мира.

И хотя отныне Акадия считается британским владением, она остается французской по чаяниям и настроениям своего населения. А потому Соединенное Королевство всячески способствует эмиграции в страну англосаксов, дабы обеспечить национальный перевес в завоеванных провинциях. Франция пытается сделать то же самое в Канаде, но с меньшим успехом, а тем временем оккупация территории Огайо[26] снова ставит соперников лицом к лицу.

Именно тогда возле укрепления Дюкен[27], недавно возведенного соотечественниками маркиза де Водреля, во главе большой колонны англо-американских солдат появляется Вашингтон[28]. А ведь совсем недавно Франклин[29] заявлял, что Канада должна принадлежать лишь французам! Из Европы в Канаду направляются две эскадры[30], одна — французская, другая — английская. После жесточайшей бойни, залившей кровью Акадию и территории Огайо, Великобритания 18 мая 1756 года официально объявляет войну.

В том же месяце, в ответ на настоятельные просьбы де Водреля о подкреплениях, создается регулярная армия Канады — всего четыре тысячи человек, — командование которой берет на себя маркиз Монкальм[31]. Этот посланец не смог получить в свое распоряжение более значительных сил, так как американская война была во Франции непопулярна, тогда как в Соединенном Королевстве она была популярна на редкость.

В начале кампании первые успехи выпадают на долю Монкальма. Он овладевает укреплением англичан Уильям-Генри, построенном на южном берегу озера Георга — продолжения озера Шамплен. Затем следует поражение англо-американских войск в битве при Карильоне[32]. Но, несмотря на эти блестящие военные удачи, французы оставляют форт Дюкен и теряют форт Ниагара[33]. Форт был сдан слишком слабым гарнизоном, а прийти ему на помощь в нужный момент помешало предательство ирокезов. Наконец в сентябре 1759 года генерал Вольф[34] во главе десанта из восьми тысяч человек берет Квебек. Французы, несмотря на выигранное ими сражение у Монморанси[35], не могут избежать окончательного поражения. Монкальм убит, Вольф тоже. Англичане становятся хозяевами почти всех канадских провинций.

На следующий год французы предпринимают попытку вернуть Квебек, город-ключ на реке Св. Лаврентия. Им это не удается, а некоторое время спустя вынужден капитулировать и Монреаль.

Наконец 10 февраля 1763 года заключается мирный договор. Людовик XV[36] отказывается от притязаний на Акадию в пользу Англии. Он уступает ей в полное владение Канаду и зависимые от нее территории. Новая Франция существует теперь лишь в сердцах канадских французов. Англичане никогда не умели сблизиться с подчиненными себе народами: они умели лишь истреблять их. Однако нельзя истребить нацию, когда большая часть населения сохраняет любовь к своему былому отечеству и свои прежние устремления. Напрасно Великобритания создает три губернаторства — Квебек, Монреаль и Труа-Ривьер[37], напрасно стремится навязать канадцам английские законы, принудить их принести присягу верности. В результате резких протестов в 1774 году принимается билль[38], возвративший колонию под власть французского законодательства.

Впрочем, если теперь Соединенному Королевству нечего опасаться со стороны Франции, то оно рискует оказаться лицом к лицу с американцами. И действительно, американские отряды, переправившись через озеро Шамплен, берут Карильон, захватывают форты Сен-Жан[39] и Фредерик и под началом Монтгомери двигаются сначала на Монреаль, которым овладевают, а затем на Квебек, взять который приступом им не удается.

В следующем году, 4 июля 1776 года, провозглашается Декларация независимости Соединенных Штатов Америки.

И тут для франко-канадцев наступают тяжелые времена. Англичане опасаются, как бы канадская колония не ускользнула от них, вступив в состав Северо-Американской федерации, и не нашла прибежище под звездно-полосатым флагом, маячившим на американском горизонте. Однако ничего подобного не произошло, и об этом, памятуя об интересах истинных патриотов, можно только сожалеть.

В 1791 году новая конституция делит страну на две провинции: Верхнюю Канаду — на западе и Нижнюю Канаду — на востоке, со столицей в Квебеке. Каждая провинция имеет свой Законодательный совет, назначаемый Британской Короной, и палату депутатов, избираемую на четыре года свободными предпринимателями городов. Население составляет к тому времени сто тридцать пять тысяч жителей, среди них лишь пятнадцать тысяч человек английского происхождения.

Цели, которые преследуют притесняемые Великобританией колонисты, сформированы в девизе газеты «Канадец», основанной в Квебеке в 1806 году: «Своих институтов, своего языка и своих законов!» Канадцы упорно сражаются за свои права, и подписанный в Ганде в 1814 году мир подводит черту под войной, в которой успехи и неудачи следовали попеременно с обеих сторон.

Вскоре борьба между двумя народами, распределенными в Канаде столь неравным образом, возобновляется. Сначала она завязывается на политической арене: депутаты-реформисты вслед за своим коллегой — героическим Папино[40] — выступают с постоянными нападками на власти метрополии[41] по всем вопросам — будь то о выборах, о землях, предоставляемых в неограниченном количестве колонистам английского происхождения, и т. д. Тщетно губернаторы то откладывают заседания, то распускают палаты — ничто не помогает. Оппозиция ни на минуту не падает духом. Королевским чиновникам — лоялистам[42], как они себя называют, — приходит идея упразднить конституцию 1791 года, объединить Канаду в одну провинцию, чтобы придать больший вес английской прослойке, окончательно запретить французский язык, еще остававшийся парламентским и судебным, однако Папино и его товарищи протестуют столь яростно, что Британская Корона отказывается от осуществления этого гнусного замысла.

Разногласия обостряются. Выборы приводят к серьезным столкновениям. В мае 1831 года в Монреале вспыхивает мятеж, стоивший жизни трем франко-канадским патриотам. Население городов и сел собирается на митинги. По всей провинции ведется активная пропаганда. Наконец появляется манифест, в котором в «девяноста двух тезисах» перечислены претензии канадцев к англосаксам и содержится требование о привлечении к суду генерал-губернатора лорда Айлмера. Манифест этот принимается палатой, несмотря на возражения нескольких реформистов, посчитавших его недостаточным. В 1834 году проводятся новые выборы; Папино и его сторонники избираются на второй срок. Верные решениям предыдущего созыва, они настаивают на предании генерал-губернатора суду. Но в марте 1835 года палату распускают, а министерство заменяет лорда Айлмера королевским комиссаром лордом Госфордом которому даются в помощники два комиссара, призванные изучить причины сотрясающих колонию волнений. Лорд Госфорд протестует против примирительных распоряжений Британской Короны в отношении своих заокеанских подданных, зато не добивается признания депутатами полномочий комиссии по расследованию.

Тем временем благодаря иммиграции английская прослойка мало-помалу растет — даже в Нижней Канаде. В Монреале и Квебеке образуются конституционистские союзы, ставящие своей целью подавление реформистов. И хотя губернатор вынужден распустить их, как созданные вопреки закону, они, тем не менее, пребывают в готовности к действию. Борьба обещает быть упорной с обеих сторон. Англо-американская сторона становится дерзкой как никогда. Ребром ставится вопрос о том, чтобы англизировать Нижнюю Канаду, во что бы то ни стало. Патриоты сопротивляются как законными, так и незаконными методами. При столь напряженной ситуации можно было ожидать ужасных стычек; кровь представителей двух народов вот-вот могла обагрить землю, завоеванную некогда благодаря отваге французских первооткрывателей.

Таково было положение в Канаде в 1837 году, к которому и относится начало настоящего повествования. Нам важно было пролить свет на истоки непримиримой вражды французов и англичан, показать жизнестойкость одних и твердость других.

Кстати сказать, Новая Франция являлась точно таким же кусочком родины, как Эльзас[43] и Лотарингия[44], грубо оторванные от Франции тридцать лет спустя в результате прусского нашествия. И разве усилия, предпринятые франко-канадцами, чтобы добиться для своей страны хотя бы автономии[45], не служат примером, который никогда не должны забывать французы Эльзаса и Лотарингии?

Предвидя возможное восстание, и собрались вечером 23 августа для принятия необходимых решений у губернатора лорда Госфорда главнокомандующий сэр Джон Кольборн[46], полковник Гор и полицеймейстер[47] Джильберт Аргал.

Индейцы называют всякое сужение реки, когда ее берега вдруг резко сближаются, словом «кебек» — отсюда и произошло название столицы, построенной на высоком мысе, выступающем над тем местом, где река Св. Лаврентия, расширяясь, образует нечто вроде пролива. Верхний город, стоящий на крутой горе, возвышающейся над рекой, Нижний город, вытянувшийся вдоль реки, где сооружены склады и доки, узкие улочки с дощатыми тротуарами, деревянные, в основном, дома, несколько строений без всяких претензий на стиль, дворец губернатора, здания почтового и морского ведомств, английский и французский кафедральные соборы[48], набережная — излюбленное место гуляний, крепость с довольно внушительным гарнизоном — таким представал в то время старый город, заложенный Шампленом, гораздо более живописный, чем современные города Северной Америки.

Из сада губернатора открывался прекрасный вид вдаль на реку, воды которой в низовье, разветвляясь, делились островом Орлеан на два русла. Вечер был чудесный; жара спала, и в воздухе не чувствовалось ни малейшего дуновения норд-веста[49], столь опасного в другие времена года, когда он разгуляется в долине реки Св. Лаврентия. В сумерках парка залитая с одной стороны лунным светом высилась четырехгранная пирамида, возведенная в память англичанина Вольфа и француза Монкальма, которых в один день соединила смерть.

Вот уже целый час генерал-губернатор и трое сановников беседовали о серьезности ситуации, вынуждавшей их постоянно быть начеку. Брожение умов проявлялось слишком очевидно; следовало ожидать взрыва.

— Сколько людей в вашем распоряжении? — спросил лорд Госфорд у сэра Джона Кольборна.

— К сожалению, слишком мало, — ответил генерал, — даже если мне придется отозвать часть стоящих в графстве войск.

— Уточните, командующий.

— Я смогу выставить только четыре батальона и семь рот пехоты, так как из крепостных гарнизонов Квебека и Монреаля нельзя забрать ни одного солдата.

— Что у вас есть из артиллерии?

— Три-четыре полевых орудия.

— А из кавалерии?

— Только один пикет[50].

— Если потребуется распределить наличный состав по соседним графствам, — заметил полковник Гор, — этого будет явно недостаточно! Остается пожалеть, господин губернатор, что ваша милость распустили конституционистские союзы, сформированные лоялистами. Мы имели бы сейчас несколько сот карабинеров-волонтеров[51], помощь которых была бы весомой.

— Я не мог допустить организации этих союзов, — ответил лорд Госфорд. — Их соприкосновение с населением порождало бы ежедневные стычки, а мы должны избегать всего, что могло бы вызвать взрыв. Мы с вами сидим в пороховом погребе, хочешь, не хочешь — приходится ходить на цыпочках.

Генерал-губернатор отнюдь не преувеличивал. Это был человек большого ума и уживчивого нрава. Со дня своего прибытия в колонию он проявил много предупредительности в отношении французских колонистов, обладая, как отметил историк Гарно[52], «ирландской живостью характера, которая удачно сочетается с живостью канадской». Если мятеж еще не вспыхнул, то это была заслуга лорда Госфорда, привнесшего в отношения с подчиненными осмотрительность, мягкость, такт и справедливость. Как по своей натуре, так и по складу ума он был противником жестких мер.

«Сила, — повторял он, — подавляет, но не пресекает. В Англии что-то начинают забывать, что Канада соседствует с Соединенными Штатами, завоевавшими, в конце концов, себе независимость! Как я вижу, министерство в Лондоне жаждет воинствующей политики, а потому по совету комиссаров палата лордов[53] и палата общин[54] приняли большинством голосом решение о привлечении к суду депутатов оппозиции, о бесконтрольном использовании общественных средств, изменении конституции таким образом, чтобы удвоить в уездах число избирателей английского происхождения! Однако это отнюдь не свидетельствует об их мудрости. Как с той, так и с другой стороны может пролиться кровь!»

Действительно, этого приходилось опасаться. Последние меры, принятые английским парламентом, вызвали недовольство масс, достаточно было ничтожного повода, чтобы спровоцировать взрыв. От слов скоро могли перейти к делу. И в Монреале и в Квебеке вспыхивали стычки между реформистами и сторонниками англосаксонского правления — в особенности бывшими членами конституционистских союзов. Полиции стало известно, что в округах, графствах и приходах был брошен клич «К оружию!». Дело даже дошло до того, что кое-где вешали на виселице чучело генерал-губернатора. Надо было немедленно принимать меры.

— А Водрель не появлялся в Монреале? — спросил лорд Госфорд.

— Похоже, он не покидал своего дома в Монкальме, — ответил Джильберт Аргал. — Но его друзья Фарран, Клерк, Винсент Годж постоянно посещают его и поддерживают ежедневно связь с депутатами-либералами, в частности с адвокатом Грамоном из Квебека.

— Если вспыхнет мятеж, — сказал сэр Джон Кольборн, — то не останется никакого сомнения в том, что готовился он ими.

— А потому, приказав арестовать их, — добавил полковник Гор, — ваша милость, возможно, задушит заговор в зародыше?..

— Или, напротив, заставит его вылупиться раньше времени! — ответил генерал-губернатор. Затем, обернувшись к полицеймейстеру, спросил:

— Если не ошибаюсь, имена де Водреля и его друзей уже фигурировали во время восстаний тысяча восемьсот тридцать второго и тысяча восемьсот тридцать пятого годов?

— Так точно, — ответил сэр Джильберт Аргал, — по крайней мере, их участие было вполне вероятным, но прямых доказательств не хватило, и их невозможно было подвергнуть судебному преследованию, как во время заговора тысяча восемьсот двадцать пятого года.

— Именно доказательства нам и важно добыть любой ценой, — заметил сэр Джон Кольборн, — и для того, чтобы раз и навсегда покончить с происками реформистов, надо позволить им зайти достаточно далеко. Нет ничего ужаснее гражданской войны, кому как не мне это знать! Но если дело дойдет до войны, ее надо вести беспощадно, так чтобы борьба закончилась в пользу Англии!

Выражаться подобным образом было в манере главнокомандующего британскими силами в Канаде. Тем не менее, хотя Джон Кольборн был призван подавлять восстания с крайней жестокостью, участие в тайных слежках, являющихся уделом полиции, претило его военной натуре. А потому забота неусыпно следить на протяжении нескольких месяцев за действиями франко-канадской стороны выпала исключительно на долю агентов Джильберта Аргала. В городах и церковных приходах, расположенных в долине реки Св. Лаврентия, особенно в графствах Вершер, Шамбли, Лапрери, Акадия, Тербон, Де-Монтань неустанно рыскали многочисленные тайные агенты полицеймейстера. В Монреале, за отсутствием конституционистских союзов, о роспуске которых сокрушался полковник Гор, целью уничтожения мятежников, во что бы то ни стало, задался «Дорический клуб»; его члены слыли ярыми лоялистами. Поэтому опасения лорда Госфорда, что в любой момент, средь бела дня или ночи, может произойти взрыв, были не напрасны.

Понятно, что независимо от личных пристрастий генерал-губернатора люди из ближайшего окружения толкали его на поддержку бюрократов — так называли сторонников власти Британской Короны — в борьбе против тех, кто ратовал за национальное освобождение. Сэр Джон Кольборн отнюдь не придерживался политики полумер, что он и доказал позднее, когда занял место лорда Госфорда в правительстве колонии. Что же до полковника Гора, старого вояки, имевшего награду за Ватерлоо[55], то, по его мнению, действовать следовало исключительно военными методами и без проволочек.

Седьмого мая того же года в небольшом селении графства Ришелье[56] — Сент-Урсе[57] состоялось собрание лидеров реформистов[58]. На нем были приняты резолюции, которые стали политической программой франко-канадской оппозиции.

Среди прочих стоит упомянуть следующую: «Канада, как и Ирландия, должна сплотиться вокруг деятеля, пылающего ненавистью к угнетателям и любовью к своему Отечеству, — человека, которого ничто — ни посулы, ни угрозы — не смогут поколебать в его решимости».

Таким человеком был депутат Папино, которого народная молва превратила в нового О'Коннела[59].

Кроме того, на собрании было решено «воздержаться, насколько это возможно, от употребления ввозимых в страну изделий и пользоваться лишь продукцией местного производства — дабы лишить правительство доходов от налогов на заграничные товары».

На эти заявления лорд Госфорд был вынужден ответить 15 июня циркуляром[60], запрещающим любые мятежные сборища и предписывающим магистратам[61] и офицерам полиции таковые разгонять.

Таким образом, полиция развивала бурную деятельность, используя самых ловких агентов, не останавливаясь даже перед провоцированием предательства — как это уже не раз делалось — с помощью приманки в виде кругленькой суммы.

Однако кроме Папино, который был у всех на виду, существовал еще один человек, действовавший в тени и столь скрытно, что даже главные реформистские лидеры видели его крайне редко. Об этой личности слагались легенды, еще больше усиливавшие его влияние на умонастроения людей. Его знали лишь под таинственным прозвищем — Жан Безымянный. Неудивительно поэтому, что во время беседы генерал-губернатора с приглашенными о нем зашла речь.

— А удалось напасть на след этого Жана Безымянного? — спросил сэр Джон Кольборн.

— Еще нет, — ответил полицеймейстер. — Но я имею основания полагать, что он снова объявился в графствах Нижней Канады и недавно даже был в Квебеке!

— Как! И ваши агенты не смогли его схватить? — воскликнул полковник Гор.

— Это не так просто, генерал.

— Действительно ли этот человек обладает тем влиянием, какое ему приписывают? — вмешался лорд Госфорд.

— Несомненно, — ответил полицеймейстер, — и я, ваша милость, смею утверждать, что влияние это огромно.

— Кто он такой?

— Этого как раз и не удалось выяснить, — сказал сэр Джон Кольборн. — Не так ли, дорогой Аргал?

— Так точно, генерал! Что это за личность, откуда он явился, куда направляется — неизвестно. Он таинственным образом участвовал во всех последних мятежах, и не подлежит сомнению, что все эти Папино, Виже, Лакосты, Водрели, Фарраны, Грамоны, словом, все главари рассчитывают на его вмешательство в события в нужный момент. Этот Жан Безымянный слывет уже каким-то сверхъестественным существом у населения округов долины Св. Лаврентия, как выше Монреаля, так и ниже Квебека. Если верить легендам, у него есть все необходимое, чтобы за ним пошли города и деревни, — необычайное мужество, испытанная отвага. А, кроме того, как я вам уже говорил, он — тайна, он — неизвестность.

— Так вы считаете, что он побывал недавно в Квебеке? — спросил лорд Госфорд.

— По крайней мере, донесения полицейских позволяют предположить это, — ответил Джильберт Аргал. — А потому я задействовал одного из самых деятельных и ловких агентов — некоего Рипа, проявившего немало сообразительности в деле Симона Моргаза.

— Симона Моргаза? — спросил сэр Джон Кольборн, — того самого, который в 1825 году в обмен на золото так вовремя выдал своих сообщников из конспиративной организации в Шамбли?

— Того самого!

— А где он теперь?

— Известно только одно, — ответил Джильберт Аргал, — отвергнутый своими соотечественниками, всеми франко-канадцами, которых он предал, Моргаз бесследно исчез. Возможно, покинул Новый Свет... Может, умер...

— Так не может ли прием, удавшийся в случае с Симоном Моргазом, сработать и с одним из главарей реформистов? — спросил сэр Джон Кольборн.

— Оставьте эту мысль, генерал! — ответил лорд Госфорд. — Подобные патриоты, надо это признать, стоят выше всякого соблазна. Они — ярые враги английского владычества и мечтают о такой же независимости для Канады, какую Соединенные Штаты завоевали у Англии. Увы, это именно так. И надеяться, что их можно купить, склонить к предательству денежными посулами или обещаниями почестей, — нелепо! Я убежден, что изменника среди них вам не найти!

— То же самое говорили и о Симоне Моргазе, — иронично заметил сэр Джон Кольборн, — тем не менее, он предал своих товарищей! И кто знает, может, этот Жан Безымянный, о котором вы тут толкуете, тоже продается?..

— Не думаю, — убежденно ответил полицеймейстер.


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22