Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Восхождение на Эверест

ModernLib.Ru / Путешествия и география / Хант Джон / Восхождение на Эверест - Чтение (стр. 12)
Автор: Хант Джон
Жанр: Путешествия и география

 

 


Кроме того, на очень больших высотах аппарат закрытого типа, несмотря на его больший вес, позволяет двигаться заметно быстрее. Подтверждения этих двух ценных качеств мы ждали от только что проведенных испытаний на стене Лходзе. В отношении штурма пирамиды Эвереста была надежда, что при помощи аппаратов закрытого типа можно достигнуть вершины непосредственно из лагеря на Южной седловине, расположенного на расстоянии 1,5 км. от вершины и ниже ее на 900 м. В противоположность этому при использовании аппаратов открытого типа практически не было никакой надежды дойти до вершины, не установив еще одного промежуточного лагеря. Эффективность аппарата открытого типа была существенно меньшей; хотя он и давал значительные преимущества по сравнению с движением без кислорода, все же следовало ожидать, что темп продвижения восходителя с аппаратом открытого типа сильно замедлится на больших высотах. Нет нужды объяснять ту экономию во времени и силах, которую дает возможность обойтись без добавочного лагеря. Кроме того, чем дольше продолжается штурм, тем больше становится риск оказаться застигнутым непогодой; быстрота – основа безопасности восхождения на любую вершину, и тем более на Эверест. Именно поэтому я одобрительно относился к тому, чтобы Том Бурдиллон продолжал испытания своего специального оборудования, хотя оно имело ряд явных недостатков, и, несмотря на очевидную ненадежность использования двух разных типов кислородных аппаратов, успех при использовании любого аппарата определяется степенью уменья обращаться с ним и точным знанием его особенностей. Моя настойчивость объяснялась также тем, что проблема переноски грузов на последних 900 м. подъема от Южной седловины до вершины Эвереста, очевидно, будет решающей и что мы должны довести до минимума вес багажа, который придется нести нескольким участникам, выделенным для штурма.

План двух штурмов допускал, в сущности, только два альтернативных варианта его проведения. Или обе штурмовые группы используют аппараты открытого типа, или же одна группа идет с аппаратами закрытого, а другая – с аппаратами открытого типа. Третий вариант, в котором обе группы пользуются аппаратами закрытого типа, я считал неприемлемым из-за риска, связанного с использованием аппаратов этого типа: неисправность механизма грозила потерей сознания вследствие резкого перехода от вдыхания стопроцентного кислорода к вдыханию окружающего сильно разреженного воздуха. Надежность же и бесперебойность действия механической части оборудования могла быть окончательно проверена только при самом штурме. Из двух приемлемых вариантов по соображениям, изложенным выше, второй был существенно более экономичным по времени, весу аппаратов и требуемым человеческим усилиям. Эти обстоятельства были для нас очень важны, ввиду необходимости иметь в нашем распоряжении все эти три ресурса, чтобы в случае надобности предпринять третью попытку штурма. Этот вариант был также более безопасен в отношении использования благоприятной погоды, так как при его проведении мы экономили целые сутки. С другой стороны, первый вариант, если бы нам удалось осуществить его, был значительно более безопасным в другом, не менее важном, отношении. Именно, аппараты открытого типа являлись испытанным оборудованием, которое вряд ли могло испортиться. Но даже и в этом последнем случае восходитель подвергался гораздо меньшему риску пострадать от внезапности перехода к дыханию в разреженной атмосфере, так как часть атмосферного воздуха все время попадала к нему в легкие, смешанная с дополнительным кислородом, поступавшим из аппарата. Выбор между двумя вариантами был очень труден.

Какой бы вариант кислородного оборудования мы ни выбрали, план проведения штурма в обоих случаях был примерно один и тот же. Каждая штурмовая группа должна состоять из двух человек. Многое говорило о том, чтобы увеличить число людей в группах до трех или даже четырех, но это было невозможно из-за довлевшей над нами ограниченности запасов продовольствия. Каждой штурмовой группе должна быть придана вспомогательная, помогающая в переноске грузов, готовая встретить штурмовую группу при возвращении, способная заменить ее и, наконец, в случае необходимости, идущая на выручку. Вторая попытка должна сразу же следовать за первой. В самых верхних лагерях из-за трудностей заброски будет ограниченное количество продовольствия и спальных мест, поэтому интервал между двумя штурмами должен быть не меньше двадцати четырех часов. Тем самым вторая штурмовая группа в известном смысле страховала первую, а в случае неудачи была готова сама выйти на штурм. Вторая группа должна содержать страхующую в своих собственных рядах и быть соответственно многочисленнее первой.

Обе штурмовые группы начнут восхождение с Передового базового лагеря, которым, напомню, должен был стать нынешний лагерь IV, расположенный на 6460 м. высоты, и двигаться к Южной седловине, имеющей высоту 7880 м, по следующему графику: первый день – до лагеря V у подножия стены Лходзе, второй день – до лагеря на полпути вверх по стене Лходзе (мы называли его «лагерем стены Лходзе»); третий день – подъем на седловину, где будет установлен еще один лагерь. Ни одна группа не должна будет задерживаться на седловине, если ее не вынудит к этому непогода или ветер. Последний пункт был очень важен, так как задержка людей на седловине грозила физическим изнурением и требовала дополнительных запасов продовольствия.

В отношении употребления кислорода оба варианта штурма также имели много общего. Находясь под сильным впечатлением от неприятного эксперимента во время предварительной разведки стены Лходзе 1 и 2 мая, мы предполагали начинать пользоваться кислородом не от Передового базового лагеря, а лишь от лагеря V. Начиная от него, обе штурмовые группы будут пользоваться кислородом во время восхождения. Планировалось также снабдить лагери над цирком баллонами с «ночным кислородом», используя для этой цели и швейцарские баллоны. Снабженные специальными легкими масками, участники штурма ночью будут получать кислород в небольшом количестве из расчета 1 литр в минуту и тем самым смогут сохранить свои физические силы.

В частности они смогут спать более спокойно и лучше переносить холод.

Все эти основные пункты плана были разработаны давно. Для обоих вариантов плана была составлена подробная таблица необходимых грузов (приведена в приложении V). В то утро 7 мая мне оставалось решить только два вопроса: во-первых, какой из двух вариантов плана принять, и, во-вторых, что именно персонально поручить каждому участнику штурмовой группы. Именно эти два вопроса я обсуждал с Эдом Хиллари и Чарльзом Эвансом в нарастающей жаре этого памятного дня. Наше совещание было коротким, так как обнаружилось полное согласие мнений. Мы пошли к главной палатке, где уже собрались все остальные участники.


В палатке явно чувствовалась атмосфера ожидания и напряжения. Действительно, это был момент, которого с нетерпением все ожидали. Происходило важнейшее событие в экспедиции, если не считать самого штурма. Каждый, безусловно, был лично заинтересован в ответе на вопрос: «Что именно поручат выполнить мне?». Прежде чем начать говорить, я окинул быстрым взглядом моих товарищей. Некоторые из них сидели на ящиках, другие лежали на своих спальных мешках. Джемс Моррис приготовился делать заметки, чтобы после составить по ним важное сообщение для своей газеты. Тенсинг находился рядом со мной у входа в большую палатку. Все мысленно задавали себе один и тот же вопрос. Было тихо и душно.

Основное содержание моей речи сводилось к следующему: мы будем продолжать работу по заброске грузов, с тем чтобы быть готовыми к выходу на штурм в любой день после 15 мая. В течение этого времени необходимо провести большую работу по подготовке пути по стене Лходзе, что, повидимому, отнимет больше – времени, чем предполагалось. Тем не менее эту работу необходимо выполнить к указанному сроку.

Штурм будет проводиться по варианту с комбинированным использованием аппаратов закрытого и открытого типов. Первой будет произведена попытка штурма в аппаратах закрытого типа, так как они обеспечивали большую быстроту передвижения и экономию сил. В случае успеха незачем предпринимать вторую попытку, тем более, что вряд ли благоприятная погода продлится достаточно долго для выполнения двух восхождений. Тем самым можно будет обойтись и без лагеря на Юго-Восточном гребне. Первый штурм будет предпринят Томом Бурдиллоном и Чарльзом Эвансом, которые прекрасно сработались в связке друг с другом и приобрели большой опыт в обращении с кислородными аппаратами закрытого типа. Говоря о штурме с аппаратами закрытого типа, я пояснил, что его ближайшей целью будет Южный пик, так как эти аппараты носили экспериментальный характер, а при восхождении на вершину надо было пройти большое расстояние, причем частично по совершенно незнакомому пути. Только в том случае, если действие кислородных аппаратов и снабжение будут вполне удовлетворительны, если погода окажется устойчивой и если характер пути между двумя пиками окажется таким, что это расстояние можно будет пройти туда и обратно, не подвергаясь серьезной опасности, только в этом случае они могут попытаться идти дальше. После этой первой связки немедленно выйдут Хиллари и Тенсинг с аппаратами открытого типа. Они уже, вне всяких сомнений, заслужили право на штурм вершины. Второй штурмовой группе будет придана вспомогательная, в которую входили я, Грегори и четыре-пять выбранных шерпов, которых мы тренировали и держали в резерве специально для этой цели. Мы последуем совету, данному мне Нортоном и Лонгстафом; нашей специальной задачей будет организация последнего лагеря как можно выше на Юго-Восточном гребне. Я полагал, что это будет высота порядка 8540 м, хотя, конечно, все зависело от различных непредвиденных обстоятельств, среди которых не последним была возможность найти площадку, пригодную для установки небольшой палатки.

Я должен сделать небольшое отступление и отметить, что впоследствии организация вспомогательных операций была изменена. По ряду веских соображений все участвующие в заброске снаряжения для верхнего лагеря должны были двигаться единой группой, однако я чувствовал, что гораздо важнее организовать еще одну вспомогательную группу, предназначенную для страховки первой штурмовой группы, так как мы не могли быть уверенными в том, что интервал между двумя попытками не окажется больше суток вследствие непогоды или иных причин. Чтобы находиться на седловине во время обеих попыток, я решил включить себя вместе с двумя шерпами в состав вспомогательной группы при первой штурмовой связке; Грегори с тремя шерпами должен составить вспомогательную группу при Хиллари и Тенсинге.

В случае если обе штурмовые группы не встретят особых препятствий на пути от цирка к седловине, то вторая группа должна будет подняться на седловину в тот же день, когда первая связка с аппаратами закрытого типа спустится вниз после окончания своей удачной или неудачной попытки восхождения. Тогда на месте же будет принято решение о том, следует ли продолжать штурм и предпринять вторую попытку. Я надеялся, что она будет предпринята в любом случае. Проведение этой попытки займет два дня – один день уйдет на заброску палатки и запасов для ночевки возможно выше на гребне, ведущем к Южному пику.

Однако, для того чтобы полностью подготовиться к штурму, необходимо было сделать еще многое. Прежде всего мы должны были снабдить лагерь IV достаточным количеством продуктов, чтобы иметь возможность дожидаться в нем периода хорошей погоды. По нашим планам мы должны были осаждать Эверест в течение двух недель. Если вершина окажет более длительное сопротивление, то нам придется пополнять наши запасы из Базового лагеря. В то же время все грузы, требуемые для штурма, то есть предназначенные для использования выше цирка, необходимо доставить в лагерь V, который, таким образом, явится складом для штурмовых грузов. Точное количество и вес этих грузов были уже известны, и, следовательно, число шерпов высотной группы для их переноски было уже установлено. Потребуется не меньше двенадцати человек, не считая резерва. Эти шерпы будут совершать свои переходы двумя отрядами, каждый под руководством одного из восходителей. В качестве руководителей этих важнейших операций штурма были избраны Чарльз Уайли и Уилфрид Нойс, оба они превосходно сработались с шерпами. Эта окончательная транспортировка грузов на Южную седловину может быть выполнена вне зависимости от сроков штурма; но если к завершению транспортировки погода не испортится, то первая штурмовая группа выйдет немедленно за этой группой. Чтобы избежать ненужной организации большого лагеря на стене Лходзе и свести к минимуму задержки при движении, отрядам Нойса и Уайли лучше было идти, как и штурмовым группам, с суточным интервалом.

Перед нами, однако, встанет еще одна задача, которую необходимо будет выполнить до начала заброски на седловину: надо подготовить путь по стене Лходзе хотя бы до траверса от верхнего конца ледника Лходзе влево по направлению к Женевскому контрфорсу. Некоторое представление о масштабах этой проблемы дала нам разведка, но 7 мая мы еще не представляли ее действительной трудности. Эту работу я решил поручить Джорджу Лоу, прекрасно владеющему ледовой техникой, а также Джорджу Бенду и Майклу Уэстмекотту, дав им в помощь четырех из наших лучших шерпов. Все эти люди, за исключением Уэстмекотта, уже находились в лагере III, то есть на полпути к подножью стены; чтобы окончить свою работу к 15 мая, они должны тотчас же приступить к ее выполнению, а в лагере III их должны заменить другие люди. Мы с Эдом Хиллари должны были выйти наверх завтра; Эд – для того чтобы сопровождать основную транспортировочную группу от лагеря III к лагерю IV, а я, отобрав в лагере III четырех людей, – чтобы обосноваться в лагере IV и начать переноску грузов на место швейцарского лагеря V. Грегори и Тенсинг в течение некоторого времени будут продолжать руководить субвысотной транспортировкой грузов по ледопаду. Разведывательная группа должна будет спуститься в Лобудже для вполне заслуженного отдыха.

Очевидно, что для выполнения стоящих перед нами многочисленных задач практически необходимы все участники восхождения. Этот план был довольно оптимистичен, так как начиная с этого момента и впредь можно было серьезно надеяться на успех только при полной пригодности каждого из членов экспедиции. Вне собственно штурмового отряда я имел в резерве только одного человека – Майкла Уорда. Мне казалось важным, чтобы на время самого штурма Майкл оставался в Базовом лагере на случай какого-либо несчастья, вызванного обмораживанием, истощением и пр. Но до этого он мог принести большую пользу, заменяя уставших или больных людей.

Я был не менее чем раньше озабочен тем, чтобы не задерживаться на Эвересте дольше, чем это было необходимо. Если к середине мая погода будет такая же плохая, как и за последний месяц, и если в метеосводках будет предсказываться продолжение такой погоды, то мы, возможно, спустимся вниз и, сравнительно удобно расположившись ниже ледника, будем выжидать улучшения погоды.

Таков был развернутый план. Насколько я могу судить, атмосфера напряженности и ожидания сменилась теперь атмосферой уверенности и удовлетворения. Исчезли всякие сомнения в отношении будущей работы; каждый представлял себе общий план действий, знал, какую именно задачу он должен был выполнять, и понимал, насколько тесно связаны между собой различные операции, направленные к достижению конечной цели экспедиции. Каждый чувствовал, что выполнение порученной ему задачи будет играть важную роль в достижении цели.

Собрание закончилось, и мы разошлись; Чарльз Эванс и Том Бурдиллон пошли сортировать и маркировать оставшиеся грузы, предназначенные к подъему по ледопаду. Тенсинг и Чарльз Уайли обсуждали, как распределить шерпов по отрядам, Уилфрид Нойс, только что возвратившийся из операции по переноске грузов, занимался подсчетом пайков, заменяя находившегося в лагере III Джорджа Бенда. Отсутствовали только оба Джорджа, но я смог вкратце изложить им план, когда поднялся к ним. Однако на следующий день вечером наше приподнятое настроение несколько упало из-за серьезных неприятностей. В 5 часов вечера я в разговоре по радио сообщил Джорджу Лоу о том, что мы с Эдом Хиллари намерены на следующий день подняться до него и выше. С нами будет Майкл Уэстмекотт, который вместе с двумя Джорджами освобождается от своих текущих обязанностей для другой важной работы. Подробные объяснения лучше было отложить до встречи. В ответ Джордж сообщил горестную весть: «Алло, Джон на базе, говорит Джордж Лоу из III. Джордж Бенд заболел: болит горло и высокая температура. Весь день лежит. Мало шансов на то, что он поправится здесь. Ему необходимо как можно скорее спуститься вниз. Конец». Таким образом, в головной группе, направляемой на стену Лходзе, уже не хватало одного человека. По крайней мере в течение нескольких дней ни только что вернувшегося с разведки Майкла Уорда, ни какого-либо другого участника экспедиции нельзя послать, чтобы заменить заболевшего. Я тотчас же согласился, чтобы Джордж Бенд спустился в Лобудже для лечения. Джордж Лоу продолжал: «Дошли до IV в полдень, после того как три с половиной часа непрерывно пробивали путь в глубоком снегу. Через час после выхода начался снегопад. Вышли обратно вскоре после двенадцати 800 м. шли по следам, далее снегопад при сильном ветре замел все следы. Маркировочные флаги не видны с расстояния 50 м. Топкие провалился в трещину. Некоторые шерпы испугались, но, конечно, не старик Дава Тхондуп. Гомпу совсем обессилел. Одежда обледенела. Все растерялись. Снег почти по колено. Все время петляли, разыскивая флаги. Путь в „Лощине Ханта“ был ужасен. Наконец переползли лестницу. Смертельно усталые, шатаясь, добрались до III».

Я попросил Джорджа устроить в лагере III день отдыха, чтобы все могли оправиться от такого тяжелого испытания.

Мне начинало казаться, что при проведении плана у нас могут возникнуть трудности, связанные с недостатком людей. Для всех это было началом периода нарастающей тревоги.

Глава XII

СТЕНА ЛХОДЗЕ. ВТОРОЙ ЭТАП

За время короткого перерыва в работе по заброске на ледопаде произошел ряд неожиданных изменений. 9 мая мы с Эдом Хиллари вышли в лагерь III, для того чтобы освободить Джорджа Лоу для выполнения его новой задачи на стене Лходзе. Приближаясь к крутому участку пути ниже «Дороги через пекло», мы не увидели привычного зрелища – изящного пальцеобразного ледяного серака, раньше отчетливо вырисовывавшегося на фоне неба у обрыва террасы, где был разбит лагерь II. В одном отношении отсутствие серака было для нас облегчением, ибо он угрожал падением каждой группе, проходившей мимо него вверх или вниз. С другой стороны, этот серак служил полезным ориентиром при отыскании правильного пути в лабиринте трещин при свеже-выпавшем снеге. Зато высокий ледяной столб, являвшийся следующим грозным стражем, навис теперь над самой «Дорогой через пекло», явно обнаруживая свои смертоубийственные намерения. Необходимо было срочно что-то предпринимать.

«Район атомной бомбы» был неузнаваем. Мы потратили несколько минут на поиски нового пути через окружающий хаос и отметили необходимость деревянного моста через вновь открывшуюся трещину. Несколько позже, когда я отдыхал в лагере II перед тем, как приступить ко второй части путешествия к вершине ледопада, прибыл Грег с субвысотным отрядом. Нисколько не пытаясь сгущать краски, он рассказал мне, как они сегодня спаслись лишь благодаря счастливому случаю, когда прямо под лагерем II огромная глыба льда сорвалась над их головами и пронеслась позади Грега, слегка задев его охраняющего. Это был, пожалуй, самый близкий к катастрофе случай за все время нашего восхождения на Эверест.

Опасная трещина, выше лагеря II, с нависшими над ней непрочно держащимися ледяными глыбами теперь раскрылась так широко, что мост, состоявший из двух секций металлической лестницы, еле касался ее краев. Мы отметили и это обстоятельство, чтобы упомянуть о нем в вечерней радиопередаче для Базового лагеря. Двигаясь вдоль траверса верхней части склона, усеянного обломками льда, мы очутились как бы совершенно в незнакомом месте и шли по порошкообразному льду среди обломков всех размеров – от гальки до огромных голубых глыб в три с половиной метра высотой, недавно оторвавшихся от ледяных стен над нами.

Вечером в лагере II я разговаривал по радио с Уилфридом Нойсом. Он должен был на следующий день вести группу шерпов с грузами вверх, и я просил его заняться двумя самыми срочными проблемами: сераком, угрожающим «Дороге через пекло», и мостом над лагерем II, который в настоящее время находится в опасности и может свалиться в трещину под ним.

Я узнал позже, что Нойсу пришлось хорошенько поработать, подрубая серак у основания в течение сорока пяти минут; затем при помощи мостового бревна сераку был дан здоровенный толчок; к огромному удовлетворению Нойса, он, наконец, зашатался, накренился и упал, как подрубленное дерево, разбившись на бесчисленные обломки, засыпавшие путь, по которому наши многочисленные группы совершали свои утомительные переходы.

В течение первых двух недель мая, когда шла заключительная заброска через ледопад всех необходимых грузов, сам лагерь II, расположенный, казалось, в спокойном месте среди окружающего хаоса, стал небезопасным. Шум подвижек льда раздавался чаще и становился грознее; одной тревожной ночью появились во льду под палатками хотя и небольшие, но, по общему признанию, имевшие предательский вид трещины. После этого носильщики предпочитали заносить грузы в лагерь III и в тот же день спускаться в Базовый лагерь, чтобы не ночевать на леднике, несмотря на то, что такой переход требовал большого напряжения сил.

Майкл Уэстмекотт также поднялся в этот день наверх, чтобы присоединиться к Джорджу Лоу. Он так и не оправился окончательно после своей болезни, перенесенной им примерно месяц назад, в первые дни разведки ледопада, но самоотверженно продолжал помогать нам. Теперь, когда для Майкла наступило время выполнить свою важную миссию на стене Лходзе, стало очевидно, что он не в состоянии полностью справиться с этой задачей. Однако, несмотря на болезненный кашель, боль в горле и расстройство пищеварения, Майкл, вопреки очевидности, настаивал, что ему гораздо лучше. Не убежденный его уверениями, я не мог не восхищаться твердостью его духа; мы так нуждались в его помощи теперь, когда заболел Джордж Бенд, что я не предложил ему вернуться в Базовый лагерь.

В эту ночь в лагере III было много народу – четыре сагиба и не менее девятнадцати шерпов, так как мы взяли с собой дополнительных людей, чтобы усилить группу Джорджа Лоу, направлявшуюся на стену Лходзе. Эд Хиллари и я считали, что в любом случае в течение нескольких дней Эд будет руководить транспортировкой грузов из лагеря III в лагерь IV, в то время как я, взяв четырех из четырнадцати находящихся сейчас в лагере III людей, двинулся к лагерю IV, чтобы забросить в лагерь V грузы, предназначенные для штурма.

Вечером 10 мая Джордж уже был в лагере V. Майкл вынужден был остаться отдыхать с моей группой и надеялся присоединиться к Джорджу на следующий день. Я был в лагере IV, а Эд вернулся в лагерь III, доставив первую партию грузов этого второго этапа операций по заброске.

Эти транспортировочные работы на ледопаде и в цирке продолжались в течение последующих восьми дней. Хотя никаких особых инцидентов и не произошло, все же это было невеселое время, так как непогода, начавшаяся 9 апреля, то есть с того времени, как мы приступили ко второму акклиматизационному периоду, безжалостно мешала нашей работе. Если погода и менялась, то к худшему. 10 и 11 мая с середины дня и до полной темноты шел сильный снег, образовавший покров более 30 см глубины, по которому было очень тяжело продвигаться в цирке по утрам в сильную жару при полном безветрии. Во второй из этих дней группа Эда Хиллари потратила не меньше четырех с половиной часов на переход из лагеря III в лагерь IV. При благоприятных условиях этот путь совершался человеком с грузом не более, чем за три часа. В своем дневнике на 12 мая я нашел такую запись: «Очень трудно не чувствовать горькой досады от столь ужасной погоды. За сегодняшний день выпало еще около 18 см снега, и к вечеру я увидал, что все следы в цирке замерены». Это подействовало даже на состояние духа группы, находившейся в Базовом лагере. В одном из дневников записано: «Ужасный день. Даже здесь, внизу, 8 см снега». Выше нас, на стене Лходзе, Джордж Лоу по пояс увязал в опасном рыхлом снегу. Учитывая все это, следовало удивляться бодрой готовности всех и особенно шерпов. Чарльз Уайли сообщил, что, несмотря на условия, сложившиеся на ледопаде, группы вышли в очередной рейс. Выбывших из строя по болезни было меньше, чем до перерыва. Дурная погода – оружие Эвереста – замедлила наше движение, но не смогла его остановить.

Затем погода изменилась с драматической внезапностью. Предсказание об этом мы услышали по радио, но почти не решались поверить ему. «Снежные шквалы» прекратились, и ясная погода сохранялась и после полудня. Длинная трасса через ледопад и цирк к подножию стены Лходзе превратились в хорошо протоптанную тропу. Группы двигались вверх и вниз гораздо быстрее и легче и со значительно меньшими помехами, чем раньше. Несомненно, общая ситуация улучшилась, ибо новости со стены в этот период были очень обнадеживающими. Но об этом будет речь впереди, а сейчас я должен окончить историю операций по заброске.

К 15 мая эти операции еще не были завершены. В этот день – после прибытия 14 мая свежей группы, состоявшей из Чарльза Эванса, Тома Бурдиллона, Грега и Уилфрида Нойса, – я спустился вниз по цирку, чтобы поменяться местами с Эдом Хиллари, как мы с ним условились раньше. После пяти дней переноски грузов и руководства транспортировочными группами, курсировавшими между лагерями IV и V, настало время организовать окончательное перемещение всех восходителей в Передовой базовый лагерь. Лучше всего было начинать эту операцию из лагеря III, в котором с 6 мая в основном сосредоточивалась наша деятельность. Там находились Грифф Паф и еще двое, спускавшиеся вниз: Майкл Уэстмекотт, вынужденный теперь спуститься для отдыха, и Джемс Моррис, который не только вторично прошел ледопад, но и сопровождал в то утро Чарльза Эванса и других до Передового базового лагеря. Все мы были восхищены его достижением; он вполне заслужил право считаться полноправным членом экспедиции. Вечером мне удалось связаться по радио с Чарльзом Уайли. Я сказал ему, чтобы он свернул субвысотные заброски, расплатился с ненужными больше людьми и к 18 мая поднялся с Тенсингом в Передовой базовый лагерь. Сведения, которые передавал по радио Лоу с высоты, из лагеря VI, как будто подтверждали такое решение, и с установлением долгожданной благоприятной погоды нам пора было выходить на старт. План распределения палаток всегда отличался большой сложностью, и я попросил ведавшего этим Майкла Уэстмекотта, чтобы он, перед тем как спуститься в Лобудже, составил вместе с Чарльзом Уайли окончательную схему. Выяснилось, что прямая радиосвязь между лагерем IV и Базовым лагерем невозможна, хотя, между прочим, интересно отметить, что, будучи в лагере III, я сумел установить двухстороннюю связь с лагерем IV через Джорджа Лоу, находившегося в лагере VI.

Примерно в то же время произошел несколько менее успешный разговор по радио между только что поправившимся Да Намгьялом, находившимся в лагере III, и Тенсингом в Базовом лагере. Тенсингу очень хотелось передать важное сообщение Да Намгьялу, и его уговорили использовать для этой цели переносный радиотелефон. В лагере III Да Намгьял неохотно взял другой аппарат. Ни тот, ни другой ни разу не пользовались этим аппаратом, и оба почему-то очень взволновались. Произошел примерно такой разговор: «О! Да Намгьял!» – «О! Тенсинг!» – «О! Да Намгьял!» – «О! Тенсинг!» Дальше этого дело не пошло, и совершенно растерявшимся шерпам пришлось оставить эту попытку.

Я пробыл в лагере III две ночи, каждый вечер переговариваясь с Джорджем Лоу и через него – с Хиллари в лагере IV. Пока я находился там, Грифф Паф дал мне испробовать «кислород для сна», что оказалось столь же приятным, как и полезным экспериментом. Для этой цели мы захватили специальные легкие маски того типа, который употребляется Британской трансокеанской компанией воздушных сообщений в самолетах без герметических кабин. Эти маски соединялись с кислородным баллоном так же, как и наши большие маски. Обычно два человека пользовались одним баллоном с Т-образной легкой резиновой трубкой, через которую и поступал каждому в одинаковом количестве кислород – около одного литра в минуту. Я не испытывал никаких неудобств от маски и по-настоящему отдохнул за ночь, наслаждаясь приятными снами.

Другой не менее важный эксперимент был проделан в это время на ледопаде. Мы старались сделать все возможное для того, чтобы обеспечить доставку к месту назначения грузов, необходимых для проведения двух штурмов, на которых был построен весь наш план. У Майкла Уорда среди медикаментов был бензедрин – лекарство, успешно применявшееся на войне для поддержания выносливости войск в периоды длительных боев. Его специфическое действие заключалось в подавлении желания спать. Майкл считал несколько рискованным проводить первые эксперименты на самой стене Лходзе, и поэтому попробовал это средство на двух добровольцах – шерпах, работавших на леднике. Когда Чарльз Уайли спросил их о впечатлении от эксперимента, один ответил: «Великолепно! Это излечило мой кашель». У другого впечатление было иным, но не более обнадеживающим: «Прекрасно! Это помогло мне уснуть».

17 мая я вернулся в лагерь IV вместе с Гриффом Пафом. Прекрасная погода сохранялась, и нам не терпелось окончить приготовления к штурму, пока вершина была столь доброжелательно расположена к нам. Среди этих подготовительных работ первостепенное значение имела та, которой Джордж Лоу уже в течение недели занимался на стене Лходзе. Настало время рассказать о его приключениях на этой гигантской преграде из льда и снега.


Джордж поднялся в лагерь V 10 мая во второй половине дня с четырьмя из наших лучших шерпов: Да Тенсингом, Анг Ньимой, Гьялдженом и Анг Намгьялом. Задача шерпов состояла в том, чтобы пополнить запасы Лоу и Уэстмекотта в их промежуточном лагере на стене Лходзе, а затем забросить грузы, необходимые для снабжения швейцарского лагеря VII; этот лагерь должен был служить для ночевок во время штурма на полпути вверх или вниз между Южной седловиной и цирком.


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22