Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Лимонов против Жириновского

ModernLib.Ru / Лимонов Эдуард / Лимонов против Жириновского - Чтение (стр. 13)
Автор: Лимонов Эдуард
Жанр:

 

 


Или бывая в компании подобных людей, Жириновский пытается отмыть с себя папу Вольфа? Но это же детские надежды. Ведь появится не один Барух Гур и в Москве, и в Израиле, и повсюду, люди, с которыми вы вместе участвовали в еврейском движении, заговорят и говорят. На что вы надеетесь? Впрочем вы уже бросили «Маарив», что «я никогда не скрывал, что мой отец был евреем». Да хоть японцем, Владимир Вольфович, да хоть в японском движении, но зачем же лгать? Ведь президент России нужен как минимум честный.
      Всегда, когда мне приходится иметь дело с еврейской темой, я чувствую себя на скользкой почве. И сама эта тема практически табу, и подходы вокруг нее заминированы. Свободно говорить здесь невозможно. А жаль, ибо никаких расистских убеждений у меня нет.
      Я трезво и холодно, без эмоций, способен рассуждать о национальных характерах: есть арабский национальный характер, русский, японский, еврейский национальный характер. Жириновский понятен только в контексте еврейства. В коллекции русских национальных типов таких нет. Зато находим таких среди героев Бабеля или даже Шолом-Алейхема. Тип Жириновского — это часто встречающийся тип «мешугена» — эксцентрического еврея.
      «Мешуген» не значит прямо-таки сумасшедший или безумный. В быту, в еврейских местечках в Белоруссии «мешугенами» называли эксцентричных, часто талантливых, артистичных типов. Артистичных до карикатурности. Но Владимир Вольфович все время загибает в карикатуру.
      Я в моей жизни встретил немало эксцентричных «мешугенов». В 70-х годах в Москве на Луковом переулке (недалеко от Рыбникова!) жил художник Виталий Стесин. Среди других странностей: он ходил летом в меховом пальто, и приклеивал свои уши к черепу клеем БФ. Он считал, что неприклеенные уши у него торчат. Однажды, сковырнув прыщ, он получил заражение крови и чуть было не отдал богу душу. Спас его наш общий приятель доктор Олег Чиковани, случайно обнаруживший «мешугена» в горячечном жару. Тот наотрез отказывался от врача, и Чиковани силой отвез его на «скорой» в больницу. Немножко «мешуген» израильский журналист Робер Давид, — пусть он меня простит, этот талантливый человек. В Париже живет художник Вильям Бруй, эмигрировавший из России с четверть века назад. Одно время он щеголял в бейсбольных брюках до колена, да и сейчас, хотя ему под полтинник, носит свою коллекцию азиатских халатов, и способен одновременно гулять в ковбойской шляпе, во фраке и белых джинсах. «Мешугены», как правило, люди творческие и талантливые. Странные только. Тот же Вильям Бруй долгое время брил себе волосы надо лбом. Видок у него был тот еще. Сам он, по-своему, объяснял мне, что волосы он бреет потому что попал некогда в автокатастрофу, но меня он не убедил. В Нью-Йорке был у меня товарищ, Валентин Пруссаков. Я о нем писал е статье «Извращения Национализма», в первой ее части. Чтобы не повторяться, — цитирую.
      «Еще один идеолог подполья — Валентин Пруссаков — автор книги «Оккультный Рейх». /…/ Пруссаков был в 1975–1980 гг. моим другом и соавтором нескольких написанных вместе политических документов. (Например, «Открытого письма Сахарову», пересказ его напечатан был в 1975 году лондонской «Таймс»). Пруссаков сидел против меня за корректорским столом нью-йоркской газеты «Новое Русское Слово», у нас были общие идеи в ту пору. (Кстати говоря, это Пруссаков выведен у меня в романе «Это я — Эдичка!» под именем Альки, Александра. И его же можно найти в нескольких рассказах под именем Львовского. /…/ Впоследствии дороги наши разошлись. Пруссакова изрядно помяло жизнью за эти годы, и, может быть, закономерно он ударился во все тяжкие. Я с остолбенением обнаружил его уже в качестве чуть ли не идеолога гитлеризма в России. /…/ для меня важна не национальность человека, но его духовная раса, однако не могу удержаться от возгласа изумления: Валентин, вы же полуеврей, как вы увязываете свои новые убеждения со своей совестью?! И что говорит ваша старая мама, насколько я понимаю, она еще жива».
      Пруссаков ближе всех находится к Жириновскому. Однако близок Жириновскому психологически, как тип и человек, который с первого взгляда абсолютно и тотально далек ему. Понаблюдайте за обеими на экране теле: не правда ли, Егор Тимурович — тихий брат буйного Владимира Вольфовича? И тоже талантлив, спору нет. И тоже экстремист, только он экстремист в экономической сфере, его «бзик» — экономика, а Владимир Зольфович нашел свой «бзик» в геополитике или в прикладной географии для очень неразвитых детей. Я вовсе не намекаю здесь на то, что оба — евреи, нет, такими «тонкими намеками на толстые обстоятельства» (выражение моей бабушки Веры) я занимаюсь. Гайдар и Жириновский, оба эксцентрики, у обоих странные голоса, разорванные не с той какой-то скоростью совершаются их движения. Пусть каждый из них простит меня, если этим сближением я их обидел.
      Можно быть евреем на все сто процентов, и одновременно не быть еврейским типом. Такое тоже бывает, и очень часто. Но, как там выразился «один из тогдашних руководителей» Шолома, с которым беседовал Александр Минкин? «К тому же лицо и акцент Жириновского достаточно характерны.» (Это поработали гены, сделав эндокринные железы Жириновского копией желез папы Вольфа, а не мамы Александры. Именно функционированием этих желез различаются человеческие группы.) Мне пришло в голову, что Жириновский мог бы сыграть Остапа Бендера. Почему нет? Пазолини когда-то хотел пригласить Евтушенко на роль Иисуса Христа в фильме «Евангелие от Матфея». И я уверен, что Владимир Вольфович имеет достаточно «кюлотт», то есть трусов, чтобы бесстрашно взяться за такую роль. Значение этого французского выражения я уже объяснил ранее.
      Даже стилистически Владимир Вольфович изъясняется на характерном языке. С национальными интонациями и оборотами. Вот он объясняет калифорнийской газете «Панорама», что у ЛДПР
      «четкая политическая направленность: умеренная право-центристская партия. Допустимый предел: двадцать градусов правее центра. Ни двадцать пять, ни девяносто, а только чуть-чуть правее».
      А вот великолепный еврейский парижский писатель Кирилл Флейшман рассказывает о своем персонаже, который
      «никогда не выезжал из Парижа. Не только из четвертого округа, но даже на сотню метров влево или вправо, на север или юг из его дома, на углу улицы Карон и площади Базар Святой Катерины».
      Похоже, правда ведь? Действие рассказов Флейшмана происходит в еврейском квартале в Париже. Симпатичные фольклорные «мешугены» населяют его книжку «Свидание у метро Сент-Поль»: это и веселый жулик Техниский, владелец магазина электротоваров, продающий неработающие телевизоры; интеллектуал фармацевт Золотов, мечтающий поставить «Гамлета» на идиш, председатель ассоциации еврейских поэтов Преверман. Нашлось бы среди них место и Владимиру Вольфовичу.
      Причудливая смесь Хью Лонга и персонажа еврейского фольклора Владимир Вольфович Жириновский еще и советский человек. А советский человек так или иначе всегда немножко жлоб. За жаргонным словечком этим (в Америке жлобов называют «рэд нэк» — красная шея, во Франции — «плук») скрывается сырой недоделанный человек, широко распространенный тип.
      Вот Владимир Вольфович мечтает в «Броске»:
      «…У каждой семьи будет дом, какой он хочет, — в большом и малом городе, в кишлаке, в ауле, в тропиках, в лесу, на склоне горы, и в этом доме будут те, кого вы хотите. Одна жена или три, или ни одной. Один ребенок или десять. У вас могут быть коровы к овцы или научные приборы».
      Своей склонностью к библейским перечислениям предметов, пейзажей и явлений природы Владимир Вольфович сближается с русским национальным поэтом Иосифом Бродским, а «коровы и овцы или научные приборы» выносят его в категорию жлобов. Вместе с иностранными языками, которыми он владеет. Якобы.
      Гитлер… Ишь ты куда хватили…
      «Нельзя полностью избавить человечество от болезней. Мы всегда будем простывать, это будет называться ОРЗ, грипп, тонзиллит, фарингит. Конфликты неизбежны все равно. Как нельзя избежать конфликтов между мужчиной и женщиной. Мы никогда не сможем сделать счастливыми всех без исключения. Чтобы все женщины вышли замуж, чтобы все мужчины женились, и у всех были дети, и все они были живы и здоровы. Этого не получится никогда.»
      — этот текст (стр.127 «Последний бросок на юг») так далек от текстов фюрера, как коровье мычание от членораздельной человеческой речи. Даже для районной многотиражки в глухом медвежьем углу в тундре подобный текст был бы оскорбителен.
      Но это не все, читатель. В своем поведении, во всех своих проявлениях вышеописанных Владимир Вольфович Жириновский может быть охарактеризован и как тип исторический. Какой?
      Историк и филолог Александр Михайлович Панченко в диалоге с Львом Гумилевым в книге «Чтобы свеча не погасла», пишет о времени после смерти Ивана Грозного так:
      «Тирания не только разорила страну, она ее развратила. Ставка на худших, воплотившаяся в опричнине, удалила от власти порядочных людей, а худших делала еще хуже. (При вступлении в «сатанинский полк» было обязательным клятвенное отречение от родителей, то есть прямое нарушение пятой заповеди.) Ложь стала поведенческим принципом тех, кто хотел «выбиться в люди», и это выразилось в самозванстве». /…/ «В Смуту одновременно подвизалось до десятка самозванцев. Никто не верил, что все они подлинные царевичи. В лучшем случае верили одному, а от всех других открещивались. Самозванство интересно с социальной точки зрения (низы пришли к мысли о соперничестве с властью, но в этой же монархической оболочке)».
      Без сомнения, сталинская диктатура и диктатура КПСС развратили страну Россию не менее, чем сумасбродное правление Ивана Грозного. Ложь была поведенческим принципом тех, кто хотел «выбиться в люди», и членство в КПСС было в известной степени вступлением в опричнину, пусть и в легких формах после смерти Сталина.
      «Самозванство», — пишет далее Панченко, — незаконнорожденное дитя опричнины, хотя их, если не ошибаюсь, никто не сопоставлял и не связывал. Для тех и других становится недействительным отречение от дьявола, которое совершается в таинствах крещения и миропомазания. /…/ Он неизбежно оказывается в бесовских сетях, то есть в сфере зла. Все это азбука православия, и каждый опричник, каждый самозванец не мог сомневаться в том что душу погубил (ибо тогда еще верили в бессмертие души). Ему уже нечего было терять».
      И далее:
      «Будучи добровольными отщепенцами, они знают, что надежды на спасение души у них нет. Им остается одно — «погулять» покуда живы, и они гуляют, разрешают себя от уз нравственных правил, дают волю страстям и порокам…» «Лжедмитрий, влюбленный в Марину Мнишек, в ожидании ее приезда растлил Ксению Годунову и вступил в противоестественную связь с молоденьким князем Иваном Хворостининым (пример можно было брать с того же Грозного, у которого в любовниках состоял Федька Басманов, сын человека, выдвинувшего идею опричнины)». «Самозванцы, — заключает Панченко, — в большинстве своем были людьми одаренными. В нравственно здоровом обществе они, быть может, и совершили бы нечто дельное и доброе. Но большая ложь и тирания Грозного, его религия силы надорвали русскую душу. Не прошло и двадцати лет после того, как архангел Михаил исторг душу из тела своего самозванного ученика, — И на Руси началась Смута, гражданская война, когда все воевали против всех, а страна и нация повисли на волоске. /…/ Опять пришлось каяться и размышлять о грехах, и долгим было покаяние».
      Добавлю от себя, что в царствование Василия Шуйского (увы, оно оказалось лишь короткой передышкой в Смуте) вызвали из старицкого монастыря престарелого патриарха Иова в Москву и он отпустил грехи народу русскому за то что присягал народ Лжедмитрию. (На обратном пути в старицкий монастырь умер Иов). Этот трагический и мощный пример НАРОДА РУССКОГО, кающегося в грехе признания ложного царя, вызывает у меня мороз по коже. Одновременно он учит нас на простом и бесстрашном примере наших предков, что народ не безгрешен, что он способен ошибаться и ошибается. В истории Соловьева этот эпизод рассказан великолепно. Народ рыдал в покаянии.
      Увы, каяться народу можно уже и сегодня. Он уже навыбирал себе (и этим присягнул) лжелидеров. Но вернемся к Владимиру Вольфовичу Жириновскому. Сравним его поведение с архитипом САМОЗВАНЦА. Цель самозванца — Царство. Для Владимира Вольфовича — Президентство. Он единственный из политических лидеров, кто с самого начала объявил о том, что хочет быть президентом. Он стремится к президентству жадно и не скрывает этого. Самозванец отрекается от родителей и присваивает себе чужих.
      «Подьячий Тимошка Акундинов, выдававший себя то за сына, то за внука Василия Шуйского, — пишет Панченко, — Незадолго до казни ему устроили очную ставку с матерью-инокиней Стефанидой (в миру Соломонидой). Тимошка и от нее отрекся… А Лжедмитрий, напротив, «приписался» к чужой матери, к последней супруге Ивана Грозного».
      Отношения Владимира Вольфовича с его отцом прослежены были на предыдущих страницах этой книги. Жириновский отказывался от национальности своего отца, от сильной преобладающей в нем крови — еврейской. (Теперь он, кажется, меняет курс, говорит «Маарив», что его отец еврей. Но повторит ли он это в России? Сомневаюсь.) Случай Самозванца Владимира Вольфовича еще более серьезный, потому что Гришка Отрепьев не должен был отказываться от своей нации (согласно Панченко, «Гришка, русский по рождению и воспитанию, был в сущности европейским авантюристом, поскольку свою роль он выучил в Польше»), а Владимир Вольфович — должен. Жириновский скрывает свою принадлежность к еврейской нации.
      Самозванцев, лжеличностей окружают всевозможные обманы. Обман — основной принцип их существования. Владимиру Вольфовичу удалось, например, уверить всех что, он ультранационалист. Радио БиБиСи и западные газеты называют его так жедневно: «Лидер ультранационалистов Владимир Жириновкий». Но как может быть ультранационалистом человек, который в проект Конституции России не включил русский народ? Нет русского народа в России, есть вообще расплывчатый «народ, который». В «Последнем броске на юг» Жириновский все время выкрикивает как раз антинациональные лозунги. На странице 106:
      «Каждый из них (народов) сам себя вправе назвать принадлежащим к той или иной нации. Но в паспортах не будет графы «национальность», в анкетах не будет этой графы».
      На странице 112:
      «Мы должны снять с повестки дня национальный вопрос»,
      на странице 117 еще раз:
      «Национальность, вероисповедание, семейное положение и прочее — личное дело каждого из нас».
      Чуть ранее он рассуждает:
      «И паспорт должен быть чистый. Имя, фамилия, дата и место рождения — все, больше ничего не должно интересовать государство». «Придет время — не будет паспортов в России»,
      — мечтает Жириновский.
      «И решающий фактор, — пишет он на последней странице «Броска», — ни в коем случае не должна национальность человека использоваться как дискриминирующий фактор».
      Для человека, начинающего свою книгу с оправдательного пассажа о своем отчестве, — законные желания. Чтоб ни национальности, ни отчества, только имя и фамилия. А еще лучше, чтоб и фамилии не было, а то ведь и фамилия у меня… «из Польши», так, очевидно, размышлял Жириновский. А еще лучше, чтоб и паспорта не было. Тогда можно было бы назваться Иваном ИВАНОВЫМ.
      Это все никакие не догадки, читатель, но подтвержденная многими проговорками самого Жириновского истина. (Он хочет быть ИВАНОВЫМ. Иначе откуда все эти абсурдности «национальность — личное дело каждого из нас».) А если Владимир Вольфович не может быть русским и ИВАНОВЫМ, то тогда долой национальности! Точно так же в проекте Конституции России ЛДПР, кто может быть президентом России? Ну конечно, «может быть избран гражданин России не моложе 40 и не старше 65 лет». Как раз Владимир Вольфович! Но уж никак не Ельцин, которому в 1996 году будет как раз 65!
      Как же человек с подобными идеями, с программой ЛДПР, которая не смутит и Ельцина (приватизация, продажа земли, и пр.), сумел прослыть «ультранационалистом»? А путем иллюзионизма. Крича громче всех о «России больше чем СССР», о том, что Финляндия будет наша, в Прибалтику — радиоактивные отходы, я буду защищать русских… ну вы уже знаете репертуар. Все, что Жириновский обещает, — вещи неосуществимые. Финляндию в первые же часы атаки защитит НАТО, в этом нет сомнений, и на каждое обещание Жириновского существует разумный контраргумент. Однако разумные аргументы неуместны в таком контексте, когда обман громоздится на обман, одна химера на другую. Все поливы Владимира Вольфовича по телевидению перед выборами — суть подметные грамоты Самозванца. Их цель — смутить дух, таким образом чтобы в избирательном бюллетене в 1996 году избиратель поставил бы крест (или любой другой знак) против фамилии Жириновский. Странным образом отец Жириновского Вольф Андреевич происходит из Польши («родители папы, правда, из Польши»), откуда, как известно и прибыли к нам подавляющее большинство Самозванцев, начиная с Гришки Отрепьева.
      Гришка, согласно Панченко,
      «европейский авантюрист, поскольку свою роль он выучил в Польше, которая в ту пору была раем для проходимцев, мечтавших о какой-нибудь короне или хотя бы о предводительстве в крупном мятеже».
      Что касается нравственности Владимира Вольфовича (им остается одно — «погулять», покуда живы, и они гуляют, разрешают себя от уз нравственных правил, дают волю страстям и порокам»), я нашел намек на это в газете «Голос России», № 5 за 93 год, органе национально-республиканской партии. В рубрике «Национальный телеграф» читаем:
      «Аналитический центр НРПР представил Центральному Совету Национально-республиканской партии специальный доклад, посвященный анализу /…/ Либерально-демократической партии.» «…Образ политического мышления рядовых членов партии, сратегические ориентиры большинства в руководстве ЛДП делают так называемую «партию Жириновского» наиболее близким к национал-республиканцам политическим движением… Эти и многие другие соображения делают сближение НРПР и ЛДП не только возможным, но и весьма желательным. Главная причина существующего расхождения — личность самого Жириновского, провокационность его политических суждений и действий, а также все более широко распространяющиеся слухи о его специфической сексуальной ориентации…»,
      — говорится в отчете Аналитического Центра».
      Что имеют в виду под «специфической сексуальной ориентацией» Жириновского люди из НРП, затрудняюсь сказать. Я несколько раз замечал обостренное внимание Владимира Вольфовича к мальчикам среднего школьного возраста, один случай я привел в предыдущих главах, когда в сцене на берегу реки Кубань Жириновский направился прямиком к трем только что искупавшимся мальчикам и заговорил с ними. Если я не ошибаюсь, в самом конце октября 1993 г. после выставки в галерее «Реджина», устроитель ее Олег Кулик пригласил меня и присутвовавшего на выставке Жириновского на банкет в Дом Архитектора. Появившись в зале, Владимир Вольфович оглядел присутствующих и присоединился к двум миловидным отпрыскам семей художников (два маленьких сноба разговаривали между собой по-английски), позднее оба сидели с нами за столом. (В тот вечер произошло краткое перемирие между ВВЖ и мною.) Какого рода интерес испытывает Владимир Вольфович к мальчикам среднего школьного возраста, сказать затрудняюсь. Вполне возможно, что отеческий. Будущий биограф какой-нибудь анти-Плеханов, выяснит какого рода этот интерес. В Париже я водил Жириновского и группу ЛДПР на экскурсию на улицу Сен-Дени, известную своими секс-шопами и жрицами любви, но кто же бросит камень во Владимира Вольфовича за этот вполне нормальный интерес. На той улице бродят туристы многих стран мира… «Погулять» Жириновский любит, и гуляет. Банкет после пресс-конференции представления теневого кабинета, банкет «с икоркой и всем что нужно» для лидеров оппозиции (не явившихся) летом 1992 года, банкет в ресторане «Прага» по поводу 47-летия Владимира Вольфовича, несть им числа. При таком (упаси нас, Господи, и избави нас от лукавого!) президенте, страна будет праздновать, не просыхая, будьте уверены. До сих пор, пока не на что станет праздновать. Такой вариант событий куда более вероятен, чем «бросок на юг».
      А в самом деле, что будет, если к власти в России придет президент Жириновский? А скандал будет, глупость, пьеса по сценарию одесской песни «Ужасно шумно в доме Шнеерзона». Президент будет красоваться на экране телевизора с утра до поздней ночи. Устроит он помпезное царствование тщеславного дядьки-жлоба в бедной стране. Будет большую часть времени пребывать за границей и красоваться на тамошних трибунах. Ведь не случайно, все его СНЫ, иначе не назовешь, которые он, как птица-баба в фильме «Садко» распылял с экрана и со страниц своей единственной тощей брошюры, — это географические, международные сны. А где сны о работе, Остап Вольфович? Кто будет монотонно, без экзотики раздувать заледеневшие топки сталелитейных заводов, спускаться в жерла заколоченных шахт? Кто будет работать, кто поднимет страну? Вы лично будете это делать? Ваша партия, где нет ни единого работника?
      Идеология Жириновского — сам Жириновский, — «истинный президент, умеющий торговать». Идеологией Лжедмитриев был Дмитрий, «истинный царь».
      В любом случае, участь всех Лжедмитриев — сабля или пика казака.

Заключение

      В Ельцине возмущает его фанатичное, хмурое, молчаливое, неофитствующее старание, с каким он насаждает, то указом, то пушками, «демократию». Личность же его, хотя и хмуро-упрямая, без этой фанатичной веры неофита была бы выносима, пожалуй. Ну для меня, скажем, он, Ельцин, слишком неотесанный, сырой, не умеющий складывать свои мысли. Однако я охотно понимаю, процитированную где-то в середине книги секретаршу-машинистку, для которой Ельцин — «настоящий мужчина». Жириновский, излагающий (пусть в абсурдном виде) имперскую идею, казалось должен быть близок этой идеей мне. Но, во-первых, я открыто подвергаю сомнению его искренность, в книге я аргументировал почему, я считаю что убеждения Владимира Вольфовича всегда прямо противоположны убеждениям его политических противников: Владимир Вольфович империалист только потому что Ельцин — демократ. Вполне могло быть иначе. (О том, что у них та же социальная политика, я писал). Во-вторых, я утверждаю что если в Ельцине опасна его маниакальная вера, то в Жириновском опасен его характер, опасна его личность. Это его личные качества нас угробят(если, не дай Бог, у него будет власть), а не его идеология. У Жириновского характер человека, прущегося без очереди (в этом отношении характерно его столкновение в думской столовой с депутатом из Санкт-Петербурга), неприятный, нужно сказать характер. Одни называют его «клоуном», другие «фашистом», «одевшие его в лозунги» Жариков и Архипов называют его «одиноким человеком», я признаю его талант человека, умеющего «торговать» своей политикой, но никто никогда не назвал Жириновского хорошим человеком. Более того, ни один из его сторонников из тех, кто вопит: «Правильно говорит Жириновский!» не назовет его хорошим человеком. Первое впечатление от Жириновского: «вот неприятный тип!»
      И Владимир Вольфович таки неприятный тип. Никто не захотел бы жить с таким на лестничной площадке, идти на прием к такому в контору. Губы трубочкой, качающий права повсюду, ломящийся ко всем привилегиям, будь то депутатский зал ожидания аэропорта, когда он еще не был депутатом, ломящийся первым в столовой Думы, Владимир Вольфович — воинствующий обыватель («жлоб» говорили на Украине), подобных персонажей играл актер Папанов, помните?). Определенные его качества напоминают и гоголевского анти-героя Ноздрева, этого шумного вульгарного самодура. Ознакомившись с «Последним броском на юг», психиатр найдет в Жириновском патологическую (т. е. ненормально болезненную) жалость к себе. Детство, даже судя по его собственным признаниям, было у него как у всех у нас людей его поколения, но жалеет он себя до слез: и худой он был, и плохо одетый, и ничего у него не было. (А у кого что было тогда, Владимир Вольфович? В старших классах школы я ходил в отцовских военных брюках, откуда мать выпарывала кант, сын капитана. Жили в одной комнате). Обнаружит психиатр и большие дозы мании величия.
      Считаю ли я Жириновского психически больным? Нет, не считаю. На основании тех данных, которые я имею, не могу назвать его психически больным. У него есть самообладание. И хотя я видел его несколько раз и истеричным, всегда он находился под собственным контролем.
      Он хочет быть президентом России, этот человек, ни больше ни меньше. Подведем итог нашему суровому анализу. Он же не в директора продбазы просится. В ПРЕЗИДЕНТЫ РОССИИ.
      Он много наврал, налгал, насочинял, я приводил примеры. 1. То его отец не еврей, то он не отвечает на прямо поставленный вопрос, обходит его, то вдруг с вызовом бросает израильской газете что да, еврей! Нам не столь важна национальность вашего папы, Владимир Вольфович, как то, что вы, претендент в Президенты, лжете! 2. Умолчание о том, что участвовал в еврейском движении. Опять-таки не суть важно, в еврейском, в украинском ли, но какой же из вас Президент России, когда вы участвовали в другом, абсолютно далеком России национальном движении — еврейский же национализм называется сионизмом. Тут только рот остается открыть и хватать ртом воздух… Какая наглость — сегодня вы еврейский националист, завтра русский президент. Так?
      Владимир Вольфович борется за президентское место так же, как за вход в депутатский зал, или за обслуживание без очереди в столовой, — нахрапом. Вы знаете, Владимир Вольфович, русская очередь вообще тихая и подавленная, но вдруг взорвется от вашей наглости даже самая безобидная божья старушка, и сумкой вас по голове, а там и мужики накинутся, озлобятся, и побитый, будете отосланы в самый хвост, ничего вам не достанется, хорошо еще если живы останетесь…
      Цель свою Жириновский не скрывает, потому что как раз обнародование этой цели в его интересах. Пусть даже вороны и воробьи орут «Владимир Вольфович хочет быть Президентом!» Но вот себя и свою суть Жириновский тщательно прячет под маску Иванова. (Недавно он даже перерядился в форму капитана, появившись в таком виде в Думе.) Он пытается пробиться в Президенты нарядившись в Иванова. Так иные умельцы пробивались без очереди, женщины подложив подушку под платье, выдавая себя за беременных; мужики, подвязав руку, с фальшивым пустым рукавом или с фальшивыми медалями. Но, пройдя под маской ИВАНОВА в президенты, будет он вести политику ИВАНОВА и для ИВАНОВЫХ? Нет, даже от победы ЛДП на выборах в декабре 1993 года он расхрабрился и, обнаглев, заявил «Маарив» 11 января 94 года не только, что его отец был евреем. Он договорился даже вот до чего. Цитирую текст «Маарив» по израильской же русскоязычной газете «Вести», среда 12.01.94 г.
      «Евреи в России занимают особое положение. Они составляли 90 % в партии Ленина. Поэтому многие уверены, что и сегодня демократическую революцию в России делают в основном евреи. Русские не имеют достаточно смелости влиться в этот процесс. 90 % членов моей партии — тоже евреи».
      Русские значит не имеют достаточно смелости. И организация Жириновского будет защищать несмелых русских, занимать в России особое положение. Если Жириновский говорит сегодня такие вещи, то что он будет, говорить если выиграет президентские выборы? И главное, что он станет делать?
      Легче сказать, чего он не станет делать. На интересы мальчиков-банкирчиков он не посягнет, ибо они его социальная база. К тому же делец от политики, именно к ним он принадлежит и социально, и психологически. С ними он развлекается, директор продбазы, применивший торговые методы в политике, среди них Жириновский в своей семье. Неусмиренные «коммерсанты», «предприниматели», «бизнесмены» будут продолжать разворовывать страну и ее богатства, а жизнь миллионов Ивановых, одураченных им, будет не лучше, чем при Ельцине.
      В поход на берега Индийского океана он не соберется. Это предвыборное обещание невозможно сдержать. Убивающие сейчас от скуки друг друга афганские моджахеты с удовольствием набросятся на Ивановых, мобилизованных в армию Жириновского. К ним радостно присоединятся пакистанцы, и все кому не лень. Жириновский знает это. Он знает, как нелегко пришлось русским в Афганистане. Поэтому на всякий случай в программе ЛДПР написано, что
      «ЛДПР — это партия, выступающая в области государственного строительства за постепенное воссоздание с помощью экономических и политических средств Российского государства (не СССР или СНГ) в границах бывшего СССР.»
      То есть, даны сразу две взаимоисключающие версии будущего: 1) Марширующие по берегам океана русские солдаты, Жириновский подобно Фантомасу всплывает в подводной лодке. 2) Постепенное, лет через …, когда истлеет в земле лидер ЛДПР, тогда и произойдет воссоздание. Приключения Владимира Вольфовича в стране дураков избирателей возможны потому лишь, что русский избиратель все еще никак не поймет (а ведь уже есть горький, о какой горький опыт!), что суть демократии — это соблазн, обман любыми средствами, вас, избирателей. Владимир Вольфович Жириновский обманывает вас, граждане, лучше всех потому, что он языком обывателя говорит вам то, что вы хотите услышать. Но, избрав его к власти, вы будете его слушать и выполнять. И избавиться от него будет труднее, чем от десяти Ельциных.
      Первое впечатление от Владимира Вольфовича, что он шарлатан, второе — шарлатан, и третье тоже — шарлатан. Так верьте же себе, а не телевизионному, после многих часов опыления мозгов, — внушению.

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14