Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Сказки под ивами

ModernLib.Ru / Сказки / Хорвуд Уильям / Сказки под ивами - Чтение (стр. 11)
Автор: Хорвуд Уильям
Жанр: Сказки

 

 


      — На нашей стороне, уважаемые господа, естественное право и справедливость, а также неотъемлемые права граждан и жителей графства. Тем не менее наш протест против решения о вырубке носит исключительно законный и чрезвычайно миролюбивый характер.
      С улицы донеслись выкрики демонстрантов, быстро заглушившие речь Барсука, еще пытавшегося обратить внимание присутствующих на ненасильственный характер протестов со стороны общественности.
      Из-за окон послышался шум борьбы, ржание лошадей, отчаянные крики и команды.
      — …Исключительно миролюбивый характер… — это были последние слова Барсука, расслышанные участниками слушаний.
      А тем временем события за стенами приобретали совсем иной характер. Пока что констеблям удавалось сдерживать напирающую толпу демонстрантов и зевак, включая и присоединившихся к протестующим самых грубых и неотесанных представителей племени ласок и горностаев.
      Тоуд тотчас же узнал их — в основном это были постоянные посетители «Шляпы и Башмака».
      Может быть, в этот миг сомнения и закрались в его душу, страх проснулся в сердце, навеянный всплывшими в памяти кошмарными образами тюремной камеры, но, как всегда, Тоуд не внял призывам внутреннего голоса.
      Слишком велико было искушение: граждане Латбери избрали его своим лидером и он не мог не оправдать их чаяний.
      — Ведите нас, мистер Тоуд! — кричала толпа. — Смотрите все: это мистер Тоуд, борец за справедливость, это его друзья и сподвижники, а это — злобные полицейские, которые хотят арестовать его. Не дадим в обиду нашего Тоуда! Вперед, ребята!
      Такой анализ ситуации не был, прямо скажем, абсолютно точным, но ведь Тоуд сам заявил, что нет смысла добиваться цели обсуждениями и переговорами.
      Граждане графства воодушевленно объединились в своем протесте. Кто-то сунул в руки Тоуду зонтик — как символ власти предводителя. Взмахнув им, он издал боевой клич:
      — За справедливость! Вперед!
      Последовавшие за этим события не были похожи ни на что происходившее в Городе с тех пор, как в ходе беспорядков, случившихся в 1355 году, простой городской люд был едва ли не поголовно уничтожен власть имущими.
      В течение каких-то нескольких минут полицейское оцепление было прорвано и смято. Более того, три конных констебля лишились своих скакунов, в седла которых толпа усадила воодушевленных Тоудов и упиравшегося Крота. Остальные конные полицейские, не в силах стерпеть такого позора, устроили погоню за самозванцами по всему городу — с опрокидыванием тележек уличных торговцев, переворачиванием лотков и битьем витрин.
      В довершение всего Тоуда обуяло уже порядком подзабытое, но весьма свойственное ему безумие: он раздобыл где-то полицейский шлем и водрузил сверкающую каску себе на голову. Чтобы не отставать от него, Мастер Тоуд загнал своего скакуна на ступени парадной лестницы местного собора и произнес краткую, но надменную речь, в которой если и не было откровенной ереси, то уж недостатка в резкой критике отдельных земных служителей культа никак не наблюдалось.
      Что же касается Крота, куда менее опытного наездника, чем Тоуды, то после недолгой скачки он остался висеть на крюке для лестницы фонарщика на самом верху уличного фонаря, откуда его сняли и торжественно препроводили в участок те же констебли.

* * *

      На следующее утро в городском суде слушалось громкое дело, пунктов обвинения было хоть отбавляй: срыв общественных слушаний, запугивание его светлости господина епископа, оскорбление действием комиссара полиции и Самого Старшего констебля (которых сковали двумя парами наручников спиной к спине), а также покушение на жизнь его чести господина судьи. Все это вменялось в вину участвовавшей в беспорядках самой презренной части граждан Латберии, разумеется, зачинщикам.
      Имелись в деле и смягчающие обстоятельства. Главным из них явилось отменное мастерство Тоуда в искусстве верховой езды, благодаря которому (а также полицейскому шлему, сползшему ему на глаза, застрявшему в таком положении и полностью перекрывшему всаднику обзор) был спасен судья (разъяренная толпа собиралась вздернуть его на наскоро сколачиваемой на рыночной площади виселице). Ничего не видя перед собой, Тоуд сделал круг по площади, а затем его лошадь галопом ворвалась в толпу линчевателей; судья сумел ухватиться за поводья и, таким образом, был увезен в безопасное место.
      Наутро, когда все синяки и ссадины судьи, полученные во время вчерашних событий, еще горели огнем, он зачитал приговор:
      — Я склонен снисходительно отнестись к зачинщикам беспрецедентных беспорядков в основном благодаря тому, что в последний момент главарем хулиганов, а именно мистером Toy дом, были проявлены здравый смысл, человеколюбие и готовность рисковать собой ради спасения представителя законной власти. Таким образом, все участники беспорядков приговариваются к месяцу тюремного заключения, а зачинщики — мистер Тоуд, Мастер Тоуд, мистер Крот и мистер Барсук — дополнительно к выплате десяти шиллингов штрафа каждый. Я бы хотел лично обратиться к господам Кроту и Барсуку, которые вплоть до вчерашнего дня были известны мне как добропорядочные и трезвомыслящие граждане: не рискуйте совершать противоправные деяния в зоне моей юрисдикции. В противном случае штраф окажется неизмеримо выше, а тюремное заключение, весьма вероятно, пожизненным.
      — Слушаюсь, ваша честь, — кивнул Крот.
      — Непременно последуем вашему совету, — пробурчал Барсук.
      — Слушание закончено! — объявил секретарь суда.
      — Победа! Вот так повезло! — вопил Тоуд по пути к камере — он-то готовил себя к смертному приговору или в лучшем случае к пожизненному заключению, и месяц в тюрьме, к тому же с перспективой досрочного освобождения за примерное поведение, показался ему не слишком большой платой за то, как от души повеселились они накануне.
      — Повеселились? — рявкнул Барсук, подведенный конвоиром к дверям камеры. — Победа, говоришь? Мы собирались вести борьбу за спасение нашего леса, а не за то, чтобы просидеть месяц за решеткой. Готов поспорить, что городские власти воспользуются нашим вынужденным отсутствием на берегах Реки и вырубят весь Дремучий Лес подчистую! Никакая это не победа, Тоуд, а начало конца всего того, что мы так любили и так берегли.

X ПРОЩАНИЕ С ДРЕМУЧИМ ЛЕСОМ

      Барсук не сильно ошибался, предсказывая Дремучему Лесу мрачную судьбу. Нет, когда четверо заключенных вернулись в свои дома, он все еще стоял нетронутым, в полной красоте первого месяца лета. Но дни его были сочтены.
      Каждого из бывших арестантов ждало дома официальное извещение о Вторых общественных слушаниях, и лишь два из этих извещений (пришедших на имя Крота и Барсука) были с личными приглашениями принять участие в заседании. В том, что касалось выбора кандидатур, Барсук был абсолютно согласен с мнением секретариата Городского совета.
      Впрочем, ждать чудес от Вторых слушаний не приходилось. Нет, разумеется, и Крот, и Барсук явились на заседание, но положительного результата это не дало. Голос протестующей общественности был задавлен процедурными уловками, обработкой граждан через прессу, а кроме того, соотношение сил было существенно изменено тем, что некоторым фермерам и землевладельцам были сделаны властями выгодные предложения, отказаться от которых те посчитали для себя неудобным.
      После весьма формальных дебатов, в которых принимали участие не столько представители общественности, сколько говорливые юристы в кудрявых париках, было решено принять к исполнению первоначальный план с небольшими изменениями, касающимися в первую очередь личных интересов тех, кто отказался от противостояния официальным планам под тем или иным благовидным предлогом.
      Оппозиция, состоявшая теперь в основном из представителей Дремучего Леса — Барсука, Крота а также части наиболее достойных ласок и горностаев, — была признана несущественной по сравнению с большим числом тех, кто, по мнению организаторов слушаний, получал от проекта значительную выгоду.
      В итоге было решено приступить к вырубке леса «в течение тридцати дней».
      Было также решено настоятельно рекомендовать мистеру Тоуду — «в целях рационального осуществления землепользования» — продать свою усадьбу под угрозой предстать перед судом общественного совета за саботаж и неисполнение воли общества и государства. Разумеется, председательствовали в том совете все же те персонажи — епископ, комиссар и судья.
      В неприкосновенности оставалась лишь часть восточного берега Реки, известная как Кротовый тупик. Эти земли, принадлежавшие ближайшей Деревне, Деревенский совет сумел отстоять, доказав их нужность для сельского хозяйства и предоставив права находящихся под защитой Совета полноправных землепользователей Кроту и нескольким семьям проживавших по соседству с ним кроликов.
      Барсук и Крот вернулись из Города подавленными и угрюмыми. За время их отсутствия в Тоуд-Холл успели наведаться бесчисленные визитеры — от скромных клерков до весьма важных чиновников. Все они под разными предлогами настаивали на встрече с хозяином усадьбы, но в разговоре очень быстро выяснялось, что целью всех визитов было уговорить Тоуда продать свою землю, получить компенсацию за моральный ущерб и проваливать отсюда под угрозой того, что «иначе хуже будет».
      Доложив об этом друзьям, Тоуд вздохнул и добавил:
      — Я им говорил, говорю и говорить буду, что ничего не стану делать, не предприму ни единого шага, не посоветовавшись со своими друзьями по Берегам Реки и не получив их одобрения, не говоря уже о том, что и в этом случае потребуется совпадение многих и многих условий.
      — Это очень благородно с твоей стороны, — сказал Тоуду Барсук, — но не стоит, наверное…
      — Друг мой, — перебил его Тоуд, — единственное, о чем я сейчас жалею, так это о том, что мой отец некогда не купил Дремучий Лес, который ему предлагали по сходной цене несколько десятков лет назад. Сделай он это — и теперь у нас была бы более прочная база для отстаивания наших интересов.
      — Но даже при всем этом…
      — Даже при всем этом, уважаемый мистер Барсук, цена, предлагаемая этими господами, растет на глазах. Она уже вдвое превышает ту, с которой они начинали торговаться. И если информация от моего агента — я имею в виду Мастера Тоуда, который отлично знаком по школе с сыновьями всех троих наших почтенных оппонентов, — верна, то они готовы торговаться и дальше, вплоть до весьма и весьма существенной суммы. Так что прошу выпить по бокалу шампанского. Сдается мне, я вполне могу позволить себе угостить друзей, а вам, ребята, судя по вашим физиономиям, это сейчас никак не помешает.
      — Но, Тоуд, — запротестовал Крот, — ты же знаешь, что это не в моих правилах…
      — Брось, старина, ты всегда так говоришь. От одного бокала плохо еще никому не было.
      — Но…
      — Никаких «но»! А ты, Барсук, надеюсь, не будешь отказываться? Мне кажется, нам всем было бы неплохо утопить наши печали в шипучем вине.
      — Знаешь что, Тоуд, — заявил Барсук, — а я ведь отказываться не буду!
      Барсук вдруг понял, что за последние месяцы, пребывая в неизвестности, он изрядно устал и даже физически ослаб. Теперь же, когда мучившее его дело разрешилось, хотя бы и наперекор его желаниям, мудрый зверь почувствовал даже некоторое облегчение: сейчас, по крайней мере, можно было заняться другими делами и начать обдумывать будущее житье-бытье в изменившихся обстоятельствах.
      Так они сидели за столом еще долго-долго, впервые за длительное время, прошедшее после отъезда Рэта. Барсук и Крот говорили куда больше обычного, а Тоуд, как ни странно, значительно меньше. Ему нравилось просто сидеть и слушать тех, кто, казалось, всегда был с ним, кто, даже не всегда одобряя то, что он делал, тем не менее постоянно давал ему возможность почувствовать себя желанным гостем в их домах и сердцах.
      Может быть, им говорилось так хорошо, потому что рядом не было молодежи, — впрочем, несмотря на то, что младшее поколение до сих пор называлось молодежью, это уже давно не соответствовало истине.
      Неожиданно Тоуд глубоко вздохнул, встал из-за стола и подошел к огромному окну оранжереи, выходившему на реку. Постояв молча, он вдруг резко обернулся и воскликнул:
      — А знаете… я уверен… наверняка… абсолютно точно — выход должен быть!
      — Выход из чего? — осведомился Барсук, удивленный таким приливом воодушевления.
      — Выход из той неприятной ситуации, в которой мы все оказались, — пояснил Тоуд. — Нет, идея эта не моя, а Мастера Тоуда. Когда он впервые предложил ее, я был склонен отказаться. Теперь же, когда сражение за Дремучий Лес проиграно и судьба его решена, я начинаю видеть в предложении моего воспитанника зерно истины!
      Он запрыгал с лапы на лапу, глаза его загорелись столь знакомым друзьям деловитым огоньком. Впрочем, нельзя сказать, что Барсук и Крот сразу же вдохновились и приняли на веру предложение Тоуда. Слишком часто его «гениальные» планы приводили к весьма плачевным результатам.
      — Я знаю, о чем вы подумали, — подмигнув друзьям, сказал Тоуд. — Но все же выслушайте меня, и, если кто-то из вас придумает лучший выход из западни, в которую мы угодили, я с удовольствием уступлю пальму первенства и присоединюсь к этому плану. Так вот, мой юный друг Мастер Тоуд завел в Городе немало полезных знакомств. Собрав и проанализировав всю доступную ему информацию, он пришел к следующему выводу: после вырубки Дремучего Леса жить в Тоуд-Холле станет совершенно невозможно. Он изрядно потеряет в цене из-за близости к новым городским кварталам, а главное — из-за бесчисленных хибар и развалюх, которые понастроят вокруг полугородские ласки и горностаи. Поэтому следует продать его за максимальную предлагаемую цену и, сорвав на этом немалый куш, купить другой участок — побольше, такой, чтобы его уже нельзя было испоганить окрестным строительством.
      — Да в какой же глуши теперь можно будет найти такое место? — со вздохом спросил Барсук. — И потом, это, разумеется, не мое дело, но ты уверен, что у тебя хватит средств на такое предприятие?
      — Предложения, которые я получил в отношении Тоуд-Холла, весьма и весьма серьезны, и цена все растет, — заявил Тоуд. — Есть основания полагать, что это даст намнеобходимые средства…
      Барсук чуть не прослезился: каким бы несносным ни был подчас Тоуд, его щедрость и великодушие никогда не подвергались сомнению. Вот и сейчас он подыскивал путь не только к собственному благополучию, но и жаждал помочь друзьям, а по возможности — и всем обитателям Берегов Реки и Ивовых Рощ.
      — В любом случае, — сообщил Тоуд, — я собираюсь купить усадьбу где-нибудь в глухом, уединенном уголке. За счет удаленности от цивилизации, полагаю, можно будет недорого приобрести и изрядный кусок близлежащих земель. Тогда я смогу наконец расправить крылья и почувствовать вокруг себя достаточный для моей свободолюбивой души простор.
      Барсук откровенно рассмеялся, услышав, как Тоуд чувствует себя стесненно в своем внушительном особняке.
      — Я сказал Мастеру Тоуду, что не согласен с его планом, но он, как оказалось, на свой страх и риск продолжал, используя свои знакомства, подыскивать мне подходящее имение взамен этого. Я уже известил его, что мое мнение, вполне вероятно, переменится в самом ближайшем будущем. В конце концов, отец учил меня быть дерзким и решительным, так же я учил своего воспитанника, и вот результат!
      Барсук одобрительно кивнул. Какой бы непродуманной ни была эта идея, какие бы почти непреодолимые препятствия ни стояли на пути ее осуществления, он был вынужден признать, что другого выхода и вовсе не предвиделось.

* * *

      Через несколько дней на берегах Реки произошло то, что заставило всех окрестных обитателей вздрогнуть и задуматься о своем будущем. Ранним утром, когда жители Берегов Реки только-только отдергивали занавески — посмотреть, что готовит им очередной летний день, — воздух содрогнулся от небывалого рокота. Это шла от Города к лесу колонна тракторов. Многие видели вереницу этих чудищ, переваливающую через Железный Мост. Вскоре со стороны Дремучего Леса послышались визг пил, треск дерева, стук топоров — первые вековые дубы падали один за другим.
      Не прошло и нескольких дней, как глубокая, широкая у опушки и острая, как стрела, просека рассекла Дремучий Лес до самого его центра; за считанные дни уничтожалось то, что росло, формировалось, менялось и приспосабливалось к себе и к миру десятилетиями, веками, а может быть, даже тысячелетиями.
      До сих пор Барсуку удавалось стойко противостоять обрушившимся на него бедам. Немалую роль сыграли в этом и обсуждения планов спасения с Кротом и Тоудом. Но вид уничтожаемого леса, дровосеков, укладывающих одно дерево за другим, бульдозеров, копающих ямы под первые фундаменты, просто сломил его.
      По мере того как просеки приближались к его дому, как исчезали с горизонта кроны самых высоких деревьев леса, Барсук становился все угрюмее и раздражительнее. Внуку Барсука, ожившему вместе с дедом, приходилось совсем тяжело. Он точно так же переживал за уничтожаемый лес, но к тому же был вынужден терпеть ставший совершенно невыносимым характер Барсука. Друзья стали частенько встречать Внука на берегу Реки, сердитого, усталого и жалующегося на то, что Барсук совсем измучил его своим бесконечным брюзжанием и придирками.
      Крот, хорошо зная Барсука, его склонность к раздражительности и в то же время способность внимать трезвым, разумным советам и доводам, решил навестить друга как раз в тот день, когда внук Барсука с его собственным племянником собрались погулять вдоль Реки.
      Крот постучал в дверь и стал ждать, осматривая тем временем то, что осталось от Дремучего Леса. Смотреть особо было не на что. Радоваться — тем более. От сумрака лесной чащи не осталось и следа, небо и солнце легко проникали сквозь кроны редких остававшихся не спиленными деревьев, из-за которых доносился рев и грохот работающих машин.
      Наконец за дверью послышались шаркающие шаги, и хриплый голос неприветливо осведомился:
      — Кто там?
      — Это я, Крот! — крикнул гость погромче, помня об ослабевшем слухе Барсука.
      Хозяин открыл дверь и появился на пороге — в очках на носу, в домашнем халате, непричесанный и неумытый.
      — Ты посмотри, что они наделали! — взмолился Барсук. — Ты только посмотри! Что стало с нашим Дремучим Лесом!
      Барсук даже не стал переодеваться, не стал запирать входную дверь — и это он, привыкший жить в чаще, знавший все опасности леса и прекрасно понимавший, что здесь всегда нужно держать дверь закрытой на хороший засов.
      — Никого здесь больше нет, Крот. Один я остался, — вяло сказал Барсук, заметив удивленный взгляд друга. — Все соседи разъехались кто куда, ласки и горностаи переселились во временные жилища — до тех пор, пока им не построят новые дома. Ладно, пойдем прогуляемся. Эту прогулку ты никогда, слышишь? — никогда! —не забудешь.
      Долго еще Крот не мог не то что забыть, но хотя бы на миг отключиться от воспоминаний о тоске и горечи на физиономии Барсука в тот день, когда они гуляли по опустошенным, обезображенным окрестностям.
      — Они оговорили наш лес, они утверждали, что деревья здесь стары и непродуктивны, — сказал Барсук. — Многие из них якобы опасны, потому что толстые ветки то и дело ломаются и падают. Ну да, так оно и есть, Крот. Но ведь это обычное дело для любого леса, для самой маленькой рощицы. Ломается ветка, засыхает ствол, дерево падает — но на его место приходит новое. Тис растет быстрее дуба и прикрывает его от излишнего солнца, пока тот маленький. Потом дуб догоняет и перегоняет окружающие его деревья. Его ломающиеся под ветром сучья падают на растущие внизу кусты, но так они дают место и воздух слабым, совсем нежным росткам тиса, пробивающимся сквозь густой подлесок. И так было всегда. Понимаешь — всегда! Мы, старики, должны уступать место под солнцем молодым — и это правильно. Но не так, как здесь. Не так!
      Пейзаж вокруг был действительно безрадостным. Старые и молодые деревья были спилены без разбора и отброшены в сторону, чтобы рабочие и машины могли добраться до следующих стволов. До слез трогали все еще отчаянно зеленевшие листья на ветвях рухнувших деревьев. На самых молодых жертвах листья уже начали увядать: никакое упорство, никакая тяга к жизни не могли заменить отсутствие корней и питания. Листья желтели и сохли, словно осень уже наступила — почти на полгода раньше срока. У поваленных деревьев было много сломанных веток: одни сломались под собственной тяжестью, другие — под грузом навалившихся на них стволов. И на каждом изломе, на каждом спиле выступил сок, блестевший на солнце, как слезы умирающего леса.
      Барсуку не хватало слов на то, чтобы выразить всю горечь и глубину постигшего его несчастья. Он, знавший Дремучий Лес как никто другой, проживший в нем всю свою долгую жизнь, оказался свидетелем смерти того, чья жизнь была для него не менее важна, чем его собственная.
      — Мы, живущие у Реки, сопереживали в основном ей, но ведь Река — это единое целое с той землей, по которой она течет. Частью этой земли был и наш Дремучий Лес.
      Крот молча слушал Барсука, не в силах как-то ободрить или поддержать его. Он не мог представить для Барсука пытки страшнее, чем входная дверь дома, от порога которой начинается смерть и запустение.
      Барсук оказался прав: этот день Крот не забыл бы никогда, даже если бы очень захотел.
      Но ни он, ни Барсук не знали, что самое худшее еще впереди. Еще должно было случиться что-то страшное, чудовищное в своей неотвратимости и коварной внезапности.
      Неожиданно затихли лесопильные машины, ушли из леса рабочие. Никто не приходил на работу на следующий день и еще день спустя. Словно смерч пронесся над Дремучим Лесом, поразив его в самое сердце, а затем улетел, оставив после себя страшные разрушения и никаких объяснений.
      Прошла неделя, затем еще одна, а вырубка так и не возобновлялась. Питая какую-то слабую надежду, Барсук отправил в Город письмо, потом, не получив ответа, второе.
      Лишь на третье послание ему ответили коротко и невразумительно.
      Наступил июль, и там, где лежали останки Дремучего Леса, начала пробиваться новая жизнь. Тут и там сверкали свежей зеленью не задетые пилами рабочих тонкие, совсем молодые деревца. Еще ярче заявили о себе кусты, сохранившие в целости корни. Теперь, когда ничто не закрывало от них солнце, они разрастались прямо на глазах, а шиповник, раньше едва заметный на опушке и лесных полянах, даже зацвел, распустив множество розовых хрупких бутонов. И повсюду на каждом шагу из-под поваленных стволов и обломанных веток тянулась к свету трава, кое-где — вперемежку со жгучей крапивой.
      Как-то раз, прогуливаясь с Барсуком среди этой странной смеси мертвой жизни и ожившей надежды, Крот вдруг увидел, как сильно постарел Барсук за последние месяцы. Его зрение изрядно ослабло, слух, и раньше не блиставший остротой, почти отказал ему; Барсуку даже пришлось приучиться носить с собой слуховую трубку. Более того, Барсук начал частенько говорить сам с собой, порой часами бурча что-то под нос.
      — Барсук! Барсук! — Крот был вынужден кричать, чтобы его услышали.
      — А? Да, Крот, тебе чего?
      — Из Города нет новостей? Что они еще задумали?
      — Пока ясно, что они передумали, и Дремучий Лес… он начинает… начинает опять…
      Он оглянулся вокруг, словно ища поддержки, но так и не смог сказать: «Лес возрождается». Барсуку было ясно, что за оставшееся ему время лес не станет таким, каким был раньше. Жизнь Барсука заканчивалась среди разорения и мертвых деревьев. Как бы ни старались, как бы ни торопились малина с ежевикой и другие кусты, они никогда не смогут заменить ему могучей тенистой чащобы древнего леса.
      С того дня Крот еще больше стал беспокоиться о здоровье Барсука, так как стало ясно, что, несмотря на явное торжество молодой жизни на вырубленных участках, Барсук был сломлен, подавлен и начинал на глазах сдавать.
      — Барсук?
      Но Барсук не отвечал; развернувшись, он медленно пробирался по узкой, едва заметной новой тропинке к своему дому, не услышав или не захотев услышать голос друга.
      Несколько дней спустя, уже ближе к началу августа, до берегов Реки докатились новости из Города. Привез их Мастер Тоуд, который, закончив обучение, занял весьма перспективное место в финансовом центре Города. Оказалось, что человек, оплачивавший работу лесорубов и строителей, обанкротился и кредиторам пришлось подавать на него в суд. Работы остановились, потому что денег на их оплату не осталось, и никто не мог сказать, когда удастся, и удастся ли вообще, возобновить строительство.
      Внимательно выслушав новость, а затем перечитав все, что было написано по этому поводу в привезенных Тоудом-младшим газетах, Барсук со вздохом заявил:
      — Ну уж наши знакомые — судья, епископ и комиссар — внакладе не останутся. Эти-то сумеют найти другого подрядчика и закончить начатое дело.
      Предчувствия не обманули старого Барсука. Не прошло и двух недель, как новые трактора с новыми рабочими пришли из Города, окончательно похоронив едва забрезжившую надежду на возрождение Дремучего Леса.
      В час отчаяния, когда внук Барсука, каждый день встречаясь с Кротом, докладывал тому о все ухудшающемся состоянии деда, Крот вдруг примчался к Барсуку — взволнованный и нетерпеливый:
      — Пойдем в Тоуд-Холл, Барсук. Пойдем сейчас же!Тоуд получил самое выгодное, на его взгляд, предложение по продаже усадьбы.
      — Я полагаю, он его принял? — буркнул Барсук, не считая эту новость достойной такой суеты.
      — В том-то и дело, что нет, то есть пока нет. Просто Мастер Тоуд подыскал ему отличное имение, как нельзя лучше подходящее под план Тоуда уехать отсюда. В общем, Тоуд посадил Выдру за штурвал своего катера и отчалил, сказав, что надеется не опоздать, но…
      — Что «но»?
      — Это твой сын Брок взбаламутил его, да еще Мастер Тоуд прислал подтверждающую телеграмму. Помнишь те места, которые я впервые увидел из окна дома, когда первый раз познакомился с твоим внуком? Помнишь это огромное пространство?..
      — Ты еще назвал это место Дальними Краями…
      — Для меняони всегда останутся дальними, — негромко сказал Крот, по щеке которого прокатилась одинокая слеза.
      — …Далекое, дикое, неизведанное место, которое, как ты говорил, твой племянник, мой внук и остальная молодежь должны когда-нибудь исследовать.
      — Точно-точно, — улыбнулся ему Крот. — Так вот, выяснилось, что место это называется Латберийским Лесом, часть которого выставлена на продажу. Тоуд помчался договариваться, и если он успеет…
      — Какая часть леса продается? — спросил Барсук.
      — Думаю, лишь маленький кусочек, но, видимо, этого вполне хватит при наших-то скромных запросах.
      — Когда Тоуд должен вернуться?
      — Наверное, сегодня, а может быть, завтра. Ты же знаешь нашего Тоуда.
      — Сегодня вряд ли, — заметил Барсук. — Там по дороге — «Шляпа и Башмак», и я думаю, что не зайти туда наш приятель не сможет. Но завтра, Крот, как бы плохо я себя ни чувствовал, пусть это даже будет последним, что я сделаю в своей жизни, — завтра мы подкараулим почтенного мистера Тоуда и, если понадобится, вобьем ему в башку хоть какую-то толику здравого смысла. Одно дело — наш общий план, но куда это годится — отдавать Тоуд-Холл в обмен на клочок бросового леса, ни на что не годного ни людям, ни животным.
      Барсук сдержал слово, и на следующий день, когда Тоуд как раз к обеду вернулся домой, они с Кротом уже поджидали его в оранжерее.
      — Хорошо выглядишь, Барсук. Рад, что зашел. Привет, Крот, как дела?
      Тут Тоуд замолчал и как-то сник.
      — Вы пришли, чтобы отругать меня? — спросил он, поймав на себе взгляды друзей, — так они смотрели на него, только когда он делал большие глупости и причинял им большие неприятности.
      — Ну? И что ты натворил? — грозно спросил Барсук.
      — Натворил? Да так, самую малость. — Тоуд выудил из кармана кусок изрядно потертого, сложенного в несколько раз пергамента. —
      Кое-что, что вы, насколько я могу судить, вряд ли одобрите. В общем, в течение месяца мне предстоит покинуть Тоуд-Холл, а вам — уехать из Дремучего Леса (вернее, того, что от него осталось). При заключении сделки я потребовал этих гарантий. Разумеется, Кротовый тупик остается за Кротом и мы все можем остаться у него.
      Крот беспокойно поежился, но Тоуд лишь рассмеялся в ответ.
      — Ты продал Тоуд-Холл? — спросил Барсук.
      — Не то чтобы продал. Не совсем так. В общем, в конце концов агент церковных комиссионеров, предложивший лучшую цену за мою усадьбу, согласился на обмен.
      —  Обмен?— поразился Барсук. — Но на что?
      — Ну… — Тоуд явно засмущался. — Я не смог рассмотреть все досконально. Был туман, а времени оставалось мало…
      — Ты обменял фамильное имение на участок земли, который даже не был ясно виден?
      — Слушай, Барсук, откуда ты все знаешь? Вот и епископ говорил именно такими словами: «участок земли», «не ясно виден…»
      — Епископ?
      — Ну да, это он подписал контракт от имени церковных комиссионеров. Не доверят же они такую сделку какому-то агенту. Я бы и сам не осмелился на такое дело, если бы не мой партнер…
      — Какой еще партнер?
      — Какой-какой! Мастер Тоуд, конечно же. Он сегодня с раннего утра мотается но всему Городу, выполняя формальности и собирая все необходимые бумаги. Говорит, что хочет успеть все до того, как туман рассеется и они передумают. Ничего, он молодой, но свое дело знает. И потом, сами понимаете, как сейчас дела делают: все бегом, бегом — иначе не успеешь. В общем, Мастер Тоуд, который, как я говорил, изучал право, а именно вопросы права собственности на недвижимость и документов, необходимых для проведения сделок с такой собственностью, — так вот, он полагает, что нам следует…

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15