Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Боевые роботы - BattleTech (№15) - Список потерь

ModernLib.Ru / Фантастический боевик / Лонг Джеймс / Список потерь - Чтение (Весь текст)
Автор: Лонг Джеймс
Жанр: Фантастический боевик
Серия: Боевые роботы - BattleTech

 

 


Джеймс Лонг

Список потерь


(Боевые роботы — BattleTech)

ПРОЛОГ

Год 3057-й. Человечество заселяет звезды, но вместе с собой приносит на них и свою жажду войн. Тысячи миров Внутренней Сферы, заселенных человеком, некогда были единой Звездной Лигой, могущественной и процветающей. С распадом Лиги в 2781 году для каждой из пяти оставшихся звездных империй наступил «черный век». Почти три сотни лет пять Лордов-Наследников бились между собой в нескончаемых конфликтах, получивших затем название войн за Наследие. Захватывались чужие миры, миллионам людей нескончаемые военные действия принесли смерть, однако, несмотря на многочисленные жертвы и разрушения, эти войны мало что изменили. Но в страшном 3049 году на Внутреннюю Сферу обрушились кланы — свирепые и жестокие воины, не знающие жалости.

Это были потомки некогда легендарной, но затем исчезнувшей армии Звездной Лиги, возглавляемой Александром Керенским. Ныне, превосходя всех в военной мощи, имея в своих рядах пехотинцев-сверхлюдей, они пришли потребовать назад свои земли. Никто не мог противостоять им, и только через три года Ком-Гвардия смогла в жесточайшей битве на Токкайдо победить их. Победа, оплаченная бесчисленными жизнями, принесла наследным государствам пятнадцатилетнее перемирие. Но несмотря на перемирие, обе враждующие стороны время от времени совершали нападения друг на друга в попытке нарушить военное равновесие. И вот снова Внутренняя Сфера находится на грани новой военной катастрофы. На этот раз война не принесет победы никому, она грозит уничтожить все живое.

I

Хьюстон, Боргезе

Федеративное Содружество

1 октября 3056 г.


Эсмеральда шла по подземному переходу к двойным дверям, расположенным в конце коридора. Перед тем как войти, она ненадолго остановилась и услышала три мужских голоса.

Эсмеральда вошла в тот самый момент, когда самый высокий из мужчин гаркнул:

— Нет, черт подери, они еще недостаточно выросли, чтобы иметь таких воинов, как я и мой «Стернсахт»! — Свое резкое заявление он подтвердил залпом из громадного пистолета. Звук выстрела прозвучал не громче, чем на открытом воздухе, очевидно, хозяева-боргезиане установилидополнительный слой звукоизоляции, на чем так долго настаивал капитан Роуз. Эсмеральда посмотрела в конец комнаты — туда, где стоялипластиковые мишени. Как обычно, выстрел Хога из «Стернсахта» был идеален — в сердце мишени появилась огромная дыра. Такое попадание будет смертельным даже для того, на ком надета легкая броня.

— Да и мне они тоже не очень-то нужны, — отозвался Джереми Роуз, слегка кивнув вошедшей Эсмеральде. Эсмеральда покрутила палец у виска, но ничего не сказала. Роуз удивленно поднял брови, однако промолчал и, повернувшись к Хогу, продолжил начатый разговор:

— Ты мне все уши прожужжал про этого чокнутого Сун-Цу, но, мне кажется, я знаю кое-кого похлеще. Это Азиза, у нее крыша съехала еще до того, как я ушел из Ком-Гвардии. Черт подери, как давно все это было. — Роуз вскинул свой любимый лазер и, почти не целясь, трижды выстрелил в мишень.

— Из того, что я знаю, — продолжал Роуз, — секта «Слово Блейка» отыскала какое-то вполне безопасное местечко в Лиге Свободных Миров. Правда, ничего удивительного тут нет, Томас Марик — старый приверженец Ком-Стара.

Эсмеральда с завистью смотрела на бесшумно работающий лазер Роуза, затем обратила внимание на мишень, во лбу которой зияла внушительных размеров дыра. Эсмеральда еще раз полюбовалась лазерным пистолетом. Она не раз видела его в действии, но всякий раз восхищалась оружием. Пистолет этот выглядел не совсем обычным, во-первых, он был больше по размерам, но не только.

По отполированной до блеска рукоятке можно предположить, что владельцев у пистолета было очень много. На первый взгляд лазер очень напоминал модель «Накджама», и в этом не было ничего странного. В то время, когда Роуз служил в Ком-Гвардии, он долгое время находился на Люсьене, а все воины Дома Куриты вооружены пистолетами системы «Накджама».

Но сходство с «Накджамой» было только внешним, на самом деле пистолет Роуза сильно отличался от них. Сам Роуз утверждал, что его пистолет послужил основой для системы «Накджама», а не наоборот. Впрочем, Эсмеральда считала это не важным, ей нравился лазер Роуза. Во-первых, диаметр ствола у него был на целый миллиметр больше, чем у любого лазера, а это значит, что прицел у него точнее и убойная сила много больше. Дальность прицельной стрельбы по сравнению с другими лазерными пистолетами тоже была больше, почти на порядок. Очень многие люди видят не очень далеко и не стреляют на предельные расстояния. Водители боевых роботов не являются здесь исключением. Роуз же стрелял вдаль, туда, где предположительно должна находиться цель.

Но самое главное качество лазерного пистолета Роуза — бесшумность. Он не производил ни единого звука при выстреле. Напрасно Эсмеральда прислушивалась, пытаясь уловить знакомый шум конденсаторов, выстрелы сопровождались только быстрыми вспышками ярко-красного цвета. Причем эти вспышки даже не видны глазом, просто после выстрела по роговице глаза пробегал ярко-красный огонек, который свидетельствовал о том, что выстрел сделан.

Роуз удовлетворенно посмотрел на мишень и медленно опустил лазерный пистолет.

— Нам не стоит рассчитывать на то, что Томас Марик будет возглавлять Лигу Свободных Миров до окончания нашего контракта. Наш следующий контракт нужно заключать с таким правителем, который может обеспечить стабильность, а положение Марика весьма шатко.

— Но Лига сильно пострадала от агрессии кланов, — возразил Хог. Роуз кивнул.

— Все правильно. И теперь, когда Изида Марик и Сун-Цу поженятся, ко всем их проблемам добавятся новые.

— Я согласен, — вставил третий присутствующий. До сих пор он угрюмо молчал, чему Эсмеральда очень удивилась, так как она еще ни разу не видела Антиоха Белла таким мрачным.

— Если мы не хотим иметь над собой такого начальничка, как Сун-Цу, — продолжал Белл, — нам не стоит рассматривать Марика в качестве нашего потенциального командира. С ним всегда может что-нибудь произойти. Честно говоря, я не думаю, что Сун-Цу такой уж чокнутый, как о нем говорят, да мне это и безразлично. Меня заботит больше другое — его отношение к людям, он ведет себя со всеми слишком высокомерно, и мне не хотелось бы, чтобы «Черные шипы» стали еще одной марионеткой в его руках.

Эсмеральда согласно кивнула вместе с Роузом и Хогом. У нее также не было никакого желания продолжать контракт с Домом Марика.

— Ну что ж, — продолжил мысль Хог, — пожалуй, пора показать, что моя мамочка родила меня не совсем придурком. Я предлагаю исключить Объединение Святого Ива, Тиконов и другие миры Периферии. Деньгами их правители не особенно богаты, да и с кланами они воевать, похоже, не собираются. — Хог поднял свой «Стернсахт» и выстрелил. В том месте, куда попал Роуз, появилось еще большее отверстие.

— Я совершенно согласен с тобой, — ответил Роуз. — Не для того я организовывал наш отряд, чтобы сидеть сложа руки. Мы должны драться с кланами и будем это делать. Поэтому нам и дальше придется иметь дело или с Федеративным Содружеством, которое до сих пор неплохо оплачивало нашу службу, или с Синдикатом Драконов. — Роуз посмотрел на Антиоха Белла и показал глазами на мишень. Белл очнулся от своих мыслей и потянулся к кобуре. Он выхватил свой лазерный пистолет и выстрелил с пояса не целясь. Эсмеральда услышала знакомый шум, бросила быстрый взгляд на мишень и увидела, что правый глаз мишени исчез. Когда Эсмеральда перевела взгляд на Белла, его пистолет «Солнечный Луч» уже находился в кобуре.

— Мне кажется, мы совсем забыли про Расалхаг. — Услышав голос Эсмеральды, Белл и Хог повернулись к ней. — Несмотря на потери, они продолжают войну с кланами. И Ком-Стар помогает им в этом.

— Это тебе только так кажется, — произнес Белл. — Там не все так просто. Власти Расалхага окончательно деморализованы. Народ — тот действительно хочет продолжать войну с кланами, но правительство этого уже не желает. Похоже, они никак в себя прийти не могут с того момента, как их драгоценный принц Рагнар отказался от освобождения. Поразительно, но он предпочел остаться в плену у клановцев.

— Но они могут предложить нам контракт с повышенной степенью риска, — настаивала Эсмеральда.

— Не кипятитесь, — вмешался Роуз. — Вы оба правы. Работу мы там найти, несомненно, сможем, но это будет совсем не та работа, которую мы ищем. Прежде всего хочу заметить, что контракт с повышенной степенью риска не так уж высоко оплачивается. Наш будущий работодатель должен удовлетворять двум основным условиям: он, как и мы, не побоится столкновений с кланами, но не только — он должен быть еще и кредитоспособен.

— А такими могут быть либо федералы, либо Дом Куриты, — закончил мысль Хог. — Только они хотят продолжать войну с кланами и имеют для этого необходимые средства. — Хог прицелился и дважды выстрелил. Первый выстрел закрыл собой попадание Белла, второй — пробил отверстие в левом глазу мишени.

— Ты Думаешь, что мы сумеем продлить контракт, предложив свои услуги одному из этих Великих Домов? — спросила Эсмеральда. — А тебе не приходило в голову, что они могут отказать? Нет, нам следует подумать о том, что придется заключать еще один, местный, контракт — такой же, как сейчас.

— Эсмеральда права, — вставил Роуз. — Нужно учитывать все. Да, мы неплохо сработались, и у нас отличные роботы, но мы не единственные в своем роде. Согласен, что работа на Федеративное Содружество или Дом Куриты предпочтительна, но и не идеальна. Хотя лично мне больше импонирует Курита, но это, повторяю, дело вкуса.

— С какой стати ты вдруг, полюбил этих змееедов? Или все еще не можешь забыть, что федералы сделали с твоей семьей? — В голосе Белла звучали обида и недовольство тем, что Роуз отверг Федеративное Содружество, Белл раньше служил в Вооруженных Силах ФС и до сих пор с гордостью вспоминал то время.

Роуз наклонил голову и искоса посмотрел на Белла. Эсмеральда знала, что тот готовит Беллу ответ, тщательно обдумывая каждое слово. Джереми Роуз был старшим сыном воина — водителя боевого робота, служившего в элитарном подразделении наемников Горцы Северного Ветра. Когда в 3039 году разразилась война. Горцы, сражаясь на стороне принца Хэнса Дэвиона, совершили ряд сокрушительных рейдов вдоль границ Федеративного Содружества и Синдиката Драконов. В тяжелых и кровопролитных битвах они завоевали часть миров, принадлежащих Дому Куриты. Но Теодор Курита нанес ответный удар и вернул себе часть потерянных земель. В кошмаре этой войны, жестокой и разрушительной, Роуз потерял свою мать, она была убита в одном из боев. По сей день Джереми Роуз считал, что в смерти его матери виновен только Дэвион, и никто другой. Это убеждение внесло раскол в его отношения с отцом. После неоднократных ссор молодой Роуз покинул Горцев и перешел на службу в Ком-Гвардию.

— Нет, Белл, — парировал Роуз, — моими решениями руководят не эмоции, а знание политической ситуации. — Казалось, что Белл не слушает, но Роуз тем не менее продолжал: — Послушай, именно в этом самом месте Внутренней Сфере грозит наибольшая опасность. Подобной напряженности здесь не было с того времени, когда на Федеративное Содружество обрушился Стивен Амарис. Сейчас Федеративное Содружество решает важнейший для себя вопрос — быть ли ему единой большой и счастливой семейкой или нет. И все эти таинственные новые мальчики — самое лучшее подтверждение моих слов.

Эсмеральда понимала, что Роуз имеет в виду Серый Легион Смерти Грейсона Карлайла. Вряд ли этим наемникам, прозванным «бешеными», понравилось бы, как их называет Роуз, но Эсмеральда чувствовала, куда он клонит, и мысленно была с ним совершенно согласна.

— Тебя никогда не интересовало, почему это у Грейсона Карлайла Смертоносного такие тесные контакты с Таркадом и семьей Штайнер? — спросила она. — Да, формально и внешне они подчиняются Виктору Дэвиону. Он посылает им свои приказы, а Легион их добросовестно выполняет, но при этом легионеры остаются лояльными Штайнерам, а своей родиной считают Содружество Лиры. Там он создавался еще тогда, когда Федеративное Содружество не имело достаточного влияния. Нет, Легион крепко связан со своим прошлым.

— А Федеративному Содружеству еще далеко до единства. Подавляющее большинство простых людей, а значит, и военных не считают себя единой семьей. В душе они остаются верными кто — Дому Дэвиона, кто — Дому Штайнера. Сейчас они связаны одним общим делом — воюют против общего врага, но по многим очень важным понятиям у них нет и не может быть единства взглядов. Временами их расхождения очень велики.

— И ты можешь привести хотя бы один пример? — спросил Белл.

— Конечно, — ответил Роуз. — Например, война с кланами. Кто пострадал больше всех, кто пролил больше крови и потерял больше планет? Те, кто считает себя верными Штайнерам. Лиранцы не только удивляются, но и недовольны тем, что их союзники не помогают им вернуть потерянное, сами же дэвионовцы и не собираются этого делать.

— Да, все так запутано, — тихо сказал Роуз, поднял свой пистолет и нажал на спуск. — Политика, сплошная политика, но кто знает, к чему она нас приведет.

— Только не к Дому Куриты, — произнес Белл. — Пойми меня правильно, Антиох. Я не идеализирую Синдикат Драконов и не питаю к нему особой любви. Его правители ничем не лучше остальных политиканов, но у Синдиката есть определенные преимущества, которых нет у других. — Роуз не смотрел на друга, один за другим он посылал выстрелы из своего лазерного пистолета.

— Во-первых, — спокойно продолжил Роуз, — несмотря на многочисленные потери. Синдикат Драконов умудряется сохранять на своих границах некоторую стабильность. Далее. В отличие от других правителей, Теодор Курита хочет отвоевать потерянные миры и в этом пользуется полной поддержкой народа. Я абсолютно уверен, что наш воинственный Тедди направит всю свою энергию на борьбу с кланами, а не с Федеративным Содружеством. И не придется нам воевать с твоим разлюбезным Федеративным Содружеством, чего ты так опасаешься. Теперь, во-вторых, Теодор Курита — самый опытный и способный военачальник, какого я только знаю. Тедди отличается от самоуверенного Виктора Дэвиона или религиозного фанатика Марика тем, что он одновременно прекрасный воин и умный политик. Хочу сказать, что в наше время это большая редкость, и поэтому склоняюсь к тому, чтобы предложить свои услуги именно Теодору Курите.

— Но эти чертовы Змеи славятся своим отвратительным отношением к наемникам, — вставил Белл.

Роуз утвердительно кивнул и отвел глаза от мишени. За время разговора он изрешетил и изрезал ее вдоль и поперек. Джереми вытащил из пистолета разряженную батарейку, вставил новую и опустил лазер в кобуру.

— Тут ты прав, — ответил Роуз. — Но, как мне кажется, не совсем. По моим сведениям, отношение к наемникам в Синдикате Драконов начинает меняться к лучшему.

— Да что ты говоришь? — усмехнулся Хог. — Я говорю то, что знаю, — парировал Роуз. — Повторяю, отношение к наемникам меняется в лучшую сторону. И началось это с того времени, когда Волчьи Драгуны и Гончие Келла помогли спасти планету Люсьен от вторжения кланов. Именно с тех пор Курита начал охотно вербовать наемников, причем на вполне приличных условиях. Эта информация пришла ко мне из Зоны Недосягаемости.

При упоминании о Зоне Недосягаемости Эсмеральда поморщилась.

— Что-нибудь не так? — спросил ее Роуз. — С вашими спорами я совсем забыла, зачем пришла сюда, — ответила Эсмеральда. — Поступило сообщение от Аякса. — Она посмотрела на свой хронометр. — Рия прилетела в Зону Недосягаемости приблизительно тридцать шесть часов назад и зарегистрировала нас в журнале «Обозрение солдата удачи» и в Комиссии по связям с наемниками. Она пишет, что уже приступила к поискам приемлемых контрактов, и спрашивает, нет ли у нас каких-нибудь дополнительных замечаний или условий.

Роуз оглядел присутствующих. За исключением Аякса и сестры Роуза — Рии, в комнате находились все командиры соединения «Черные шипы». Правда, Белла и Хога пока еще официально зачислили в штат в качестве офицеров, но их опыт и преданность «Черным шипам» были известны всем и на подобных импровизированных совещаниях они имели право голоса.

— Насколько я понимаю наше общее настроение, мы все хотим воевать, — сказал Роуз и оглядел присутствующих. — Мое предложение остается в силе — рекомендовать Рии, чтобы она начала поиск контракта с Синдикатом Драконов. Если с ними у нее ничего не выйдет, пусть приступает к переговорам с представителями Федеративного Содружества. — Роуз снова обвел глазами своих товарищей. Эсмеральда и Хог согласно кивнули. Немного помедлив, к ним присоединился и Белл.

— Ну что ж, тогда все решено. Если Тедди согласится принять нас — так тому и быть. Если нет, будем искать дальше.

— Мне кажется, что искать не придется, — улыбнулась Эсмералада. — Курита нас примет с радостью.

— Не может такого быть? — поддразнил ее Белл. — Откуда в тебе столько уверенности в любви Куриты к нам?

Эсмеральда с наигранным высокомерием посмотрела на Белла.

— Если он такой умник, каким его все расписывают, он просто не может не взять к себе на службу одно из лучших подразделений, каким являются «Черные шипы».

II

Харлеч, Зона Недосягаемости

Маршрут Сарна

Федеративное Содружество

15 октября 3056 г.


Рианнон Роуз шла по тихой небольшой улице Харлеча в стороне от центра и любовалась происшедшими за год переменами. Изменился не город, наоборот, он остался все таким же, изменилась она сама, и ей нравилась та женщина, которой она стала.

Оглядываясь назад в прошлое, она вспоминала, какое доверие оказал ей брат, впервые послав сюда с той же миссией, что и сейчас. Тогда Харлеч, столица Зоны Недосягаемости и родина прославленных Волчьих Драгун, поразил воображение Рии. Она часто терялась, очутившись в незнакомом мире и неожиданной обстановке. Харлеч всегда служил своего рода биржей наемников. Здесь воины и их потенциальные хозяева искали и находили друг друга.

Рия смотрела по сторонам больше из любопытства и прирожденной осторожности. Она знала, что здесь ей ничто не грозит, но в беспокойной жизни водителя боевого робота предусмотрительность никогда не считалась отрицательным качеством. Врат многому обучил Рию, рассказывал, как надо избегать ошибок, которые могут стоить воину жизни.

«Разумеется, — думала Рия, — воин может быть убит и тогда, когда его поведение безошибочно, даже безупречно. Например, Ангуса убили только потому, что он строго следовал получаемым приказам».

Боевой робот ее двоюродного брата был поражен, а сам Ангус погиб, сраженный первым же выстрелом клановца из ПИИ, очень точным, или, скорее, просто удачным. Произошло это в битве на Боргезе. Рия непроизвольно поежилась от этого воспоминания. Боевую машину Ангуса разнесло на куски, и от ее брата остались только окровавленные части тела, которые ей пришлось везти своему дяде. Она страшно не хотела ехать, плакала и умоляла Джереми не посылать ее, но тот был непреклонен, и Рия поехала. Хотя, согласно уставу, ехать следовало бы командиру «Черных шипов», то есть Роузу, именно Рии прищлось встречаться и с дядей, и с другими родственниками. До сих пор Рия не могла забыть тех ужасных минут. От скорбных мыслей ее отвлекла голодная боль в желудке, и Рия вспомнила, зачем она, собственно, забрела сюда. Девушка снова посмотрела вокруг и, заметив небольшой ресторан, направилась к нему. Она вошла внутрь и вдруг увидела перед собой еще одну дверь. Поискала глазами ручку и не нашла ее. К ужасу Рии, дверь сама приближалась к ней. Рия попятилась; подняв глаза кверху, она поняла свою ошибку: это была не внутренняя дверь, из ресторана выходил элементал. Не раздумывая, Рия быстро отступила в сторону. Гигант элементал, казалось, не заметил ее, а если и заметил, то не придал никакого значения. Не останавливаясь, он шел вперед. Перед выходом мужчина согнулся и с трудом протиснулся через узкий для него проем на улицу.

Рия упрекнула себя в трусости. Разве может водитель боевого робота так легко уступать дорогу всякому встречному? Она серьезно задумалась, в уме взвешивая свои шансы против элементала, но, не найдя быстрого ответа, решила выяснить эти возможности немедленно. Она резко повернулась и вышла из ресторана. Элементал неторопливо шел сквозь толпу, расталкивая людей направо и налево. Казалось, он не только не видит их, но и вообще не подозревает об их присутствии. Держась метрах в десяти от элементала, Рия осторожно пошла следом. Она знала, что элементалы — это искусственно выведенные кланами люди-гиганты. У них потрясающая реакция, значительно выше, чем у среднего водителя боевого робота. С детства их приучают к битвам в специально разработанных доспехах, и тренированные могучие элементалы считаются непобедимыми в единоборстве. Рия видела закованных в доспехи, которые представляли собой легкую броню, элементалов в фильмах, когда училась в Академии. Пятерке элементалов ничего не стоило снести броню с любого боевого робота, обстрелять его обнаженные и беззащитные внутренности из своих лазеров и уничтожить воина. На Боргезе боевой робот ее брата «Атакующий Удар» подвергся нападению вот таких пехотинцев. Их натиск и бесстрашие решили судьбу Ангуса. Рия видела запись всей битвы, сделанную внутренней видеокамерой робота, и поразилась мужеству и бесстрашию элементалов.

Вдруг шедший впереди нее элементал повернул налево, и Рия потеряла его из виду. Она почти побежала вперед, завернула за угол и тут же недалеко от себя увидела знакомую громадную фигуру. Никогда она не представляла, что будет вот так выслеживать элементала, сама мысль об этом могла показаться ей дикой и неуместной. Однако здесь, в Зоне Недосягаемости, становятся возможными и реальными самые фантастические мысли и планы. Например, Волчьи Драгуны, уже давно переставшие служить кланам, до сих пор имеют с ними очень тесные связи. Обучаясь в Академии, Рия часто слышала, что попавшие в плен воины кланов приносят клятву верности своим новым хозяевам.

Внимательно разглядывая покачивающуюся перед ней спину элементала, она думала, что и в этом кажущемся предательстве есть некий здравый смысл. Зачем уничтожать прекрасного солдата? Лучше переманить его на свою сторону. К тому же победитель, как правило, сильнее побежденного.

Преподаватели Академии уверяли слушателей, что у кланов существует свое, особое понятие воинской чести, которому они неукоснительно следуют. Эта теория, точнее факт, находила подтверждение в различных битвах на сотнях миров, но, как ни старались водители боевых роботов Внутренней Сферы, как ни ломали головы над, казалось бы, пустяковой задачей, ни одному из них так и не удалось разгадать тайну «воинской чести» клановцев. Да у них для этого не было достаточно времени, в битвах с кланами чаще думаешь не об их воинском уставе, а о том, как бы уцелеть в схватке. И только когда удавалось победить клановцев и взять некоторых из них в плен, многие поражались их поведению. Они были образцовыми пленными — совершенно миролюбивыми и покорными.

— Взять, например, этого парня, — задумавшись над феноменом элементала, Рия произнесла эту фразу вслух. Никто не обернулся, казалось, никто и не слышал, что она сказала. Здесь, на планете, где переплетались сотни разных, порой прямо противоположных интересов миров и правителей, никому не было ни до кого дела. Рия опустила голову и прошла так какое-то время. «Он идет себе спокойно и даже не подозревает, что я слежу за ним. Какая беззаботность, даже расхлябанность». Когда девушка подняла глаза, элементала нигде не было.

— Эй, постой... Ты где? — тихо произнесла Рия, но осеклась, почувствовав, как на ее плечо легла тяжелая рука и толкнула к ближайшей двери какого-то здания. Рия попыталась вывернуться, ударила по этой руке кулаком и резко качнулась в сторону, но результат оказался совершенно бесполезным. С громким стуком она ударилась о дверь, попыталась опереться на нее, но мощная рука развернула ее. Тут же она получила не сильный, но болезненный удар в солнечное сплетение, и мощный локоть прижал шею девушки к двери, лишив легкие доступа воздуха.

— Я здесь, — произнес элементал. — Зачем ты преследовать меня?

Рия посмотрела на него и ужаснулась — вблизи элементал оказался еще больше. Он внимательно рассматривал ее своими голубыми глазами. Ледяными глазами-щелками. Черты лица у него были даже очень красивы, но только намного крупнее, чем у любого обыкновенного человека. Вместо ответа Рия попыталась ударить элементала в то место, где, по ее мнению, находилось колено воина. Удар не произвел на элементала никакого эффекта, он только улыбнулся, показав великолепные зубы.

— Ты, казаться, новичка на Зона Недосягаемости? — на ломаном английском спросил он. — Я дать тебе урок, как себя вести тут.

Рия не отрываясь смотрела на смеющегося гиганта. Она кивнула, кровь стучала у нее в висках, она еле могла говорить.

— Я никогда раньше не видела элементалов так близко, — еле слышно прохрипела Рия. Она хотела добавить «живьем», но ей не хватало воздуха, она почти задыхалась. Гигант отпустил ее шею. Рия воспользовалась свободой и попыталась обхватить руку элементала своими крошечными ладошками и вывернуть.

Видя ее хилые попытки, элементал усмехнулся. — Я драться за Волчьи Драгуны. Я пленный, но я воин и не позволять тебе следовать и смеяться надо мной. — Вдруг улыбка элементала стала зловещей, и он начал заносить над головой Рии свой громадный кулак. Девушка поняла, что сейчас последует страшный окончательный удар, и из последних сил лягнула элементала. Если он и заметил эту попытку, то не придал ей никакого значения. Его кулак поднимался все выше, в ужасе Рия закрыла глаза и сжалась. Ожидая сокрушительного удара, она чуть не потеряла сознание от страха и нехватки кислорода, но вдруг элементал отпустил ее, и она чуть не рухнула на землю. Девушка не понимала, что произошло, — может быть, в планы элементала входило только напугать Рим до полусмерти и, вдоволь насладившись беспомощным и жалким видом жертвы, гигант отпустил ее? Но главное сейчас — не сгибаться. Рия знала, что после такого удушья нужно стоять прямо, только так легкие можно наполнить воздухом. Через некоторое время дыхание стабилизировалось, и она осмотрелась. Элементал был уже довольнодалеко, не обернувшись, он продолжал медленно идти вперед. «Ну почему я не представляю для него никакой угрозы?» — чуть не плача, думала Рия.

— Как ты себя чувствуешь? — раздался чей-то голос. Рия с трудом повернула голову и увидела стоящую рядом долговязую девицу с копной ярко-рыжих волос. Она широко улыбалась, хотя, скорее всего, хорошо понимала самочувствие Рии.

— Как я себя чувствую? — переспросила Рия. — Как будто по мне прокатился мой боевой робот. А ты как себя чувствуешь?

— Я-то? — Улыбка рыжеволосой стала еще шире. — Очаровательно.

Рия пришла к выводу, что эта рыжеволосая особа начинает ей не нравиться, и тут к ним подошла еще одна.

— Двигаться можешь? Если нет, мы тебе поможем, хотя, думаю, вам лучше пойти своей дорогой.

Рия посмотрела на подошедшую и заметила, что кобура ее пистолета расстегнута.

— Он ушел, завернул вон за тот угол, но нам лучше смыться. Я не хотела бы встретиться с ним, если он вздумает вернуться. Так что, можешь ты двигаться иди нет? — снова спросила новоприбывшая.

— Да, могу, — ответила Рия, не особенно задумываясь. — Тогда пошли.

Некоторое время, пошатываясь, Рия шла между двумя женщинами. Она старалась восстановить дыхание, и, когда они подошли к гостинице, где остановилась Рия, ей удалось привести себя в норму.

— Спасибо за помощь, — поблагодарила она своих провожатых и предположила: — Похоже, что я немного переоценила свои способности.

— Скорее всего, — охотно согласилась рыжеволосая. — Впредь соразмеряй свои возможности со своими потребностями. Или тебе нравятся очень большие мужчины? — подмигнула она покрасневшей Рии.

— Не обижайся на Киттен, она со всеми так разговаривает, — сказала ее подруга. С улыбкой от уха до уха Киттен ответила:

— Не взыщите, я такая, какая есть, но только с тех пор, как мы тащим тебя, я все хочу задать один вопрос. — Заметив, что Рия собирается перебить ее, быстро спросила: — Слушай, у тебя есть братья?

— Ладно, Киттен, оставь ее в покое. Она и так до сих пор в себя прийти не может,

— одернула рыжую ее подруга. — Ты в порядке? — спросила она Рию. -Если да, то в таком случае мы пошли, — сказала она, и обе повернулись, чтобы уйти. Рия задержала их, слабым движением руки ухватив Киттен за рукав.

— Подождите, — ответила Рия. — У меня действительно есть брат, но он сейчас не в Зоне Недосягаемости, а в другом месте.

— Какая удача, — засмеялась Киттен и всплеснула руками.

— Да, — подтвердила Рия, — Джереми здесь нет, но это не значит, что я не могу отблагодарить вас. Как вы смотрите на то, чтобы мы вместе пообедали?

Киттен, не дав своей подруге времени на отказ, радостно вскрикнула:

— Бесплатный обед? Да у меня сегодня, оказывается, праздник. Куда пойдем? — тут же спросила она Рию.

Рия предложила пойти в ресторан «Регалия», который находился как раз напротив гостиницы.

— Мы согласны, — немедленно отозвалась Киттен. — Пошли быстрей. — Она обходительно взяла Рию под руку, оставив свою серьезную подругу плестись сзади. Ни Рия, ни ее новые приятельницы не были должным образом одеты для посещения ресторана, но, поскольку время было дневное, владелица ресторана не сделала им никаких замечаний, ограничившись брезгливым взглядом в сторону женщин. Возле их столика роем вились официанты и охотники до бесплатных развлечений, но после того, как они сделали заказ, все вмиг исчезли. Один из официантов, надменный и величественный, принес бутылку белого вина — особую, из специальных хранилищ Дома Дэвиона, и наполнил бокалы. Рия предложила тост:

— За моих спасительниц, кто бы они ни были. — Она чокнулась со всеми и отпила маленький глоток. — Меня зовут Рианнон Роуз, но вы можете называть меня Рией. Я офицер по особым поручениям подразделения наемников «Черные шипы». Сейчас они находятся на Боргезе.

— Это где-то на границе с кланами? — спросила Киттен. Рия утвердительно кивнула.

— Ну, а меня зовут Катарина Киттиаллен, но все предпочитают называть меня Киттен, хотя мне это не всегда нравится. Я водитель боевого робота «Пантера», правда, смешно? Только сейчас, — Киттен расстегнула воротник и невесело вздохнула, — я просто безработная. — Ее грусть выглядела очень наигранно, очевидно, девушка была не из тех, .кто легко пасует перед трудностями. Рия усмехнулась и в первый раз пристально посмотрела на собеседницу. Киттиаллен обладала длинной, как жердь, и совершенно плоской фигурой, а черты лица казались угловатыми, резко очерченными. Она постоянно улыбалась, и ее узкие глаза весело блестели. Волосы у девушки были густые и огненно-рыжие и в свете ресторанных ламп переливались всеми оттенками красного цвета.

— А меня зовут, — строго произнесла ее подруга, — Грета Поделл — бывшая подданная Свободной Республики Расалхаг. Я тоже водитель боевого робота, но в настоящее время у меня его нет. А проблема та же, что и у нее. — Она кивнула в сторону Киттен. — То есть сижу без работы.

Рия знала, что среди водителей боевых роботов не принято Признаваться в том, что они не у дел, тем более незнакомым. По неписаному закону чести, такое положение считалось крайне постыдным. Она настороженно всматривалась в Грету. Та говорила серьезно и с достоинством. Если она и переживала свою нынешнюю ситуацию, то, во всяком случае, не выдавала своих чувств. Рия улыбнулась. Грета была немолода, но удивительно красива. Даже поблескивающая в ее черных волосах седина прибавляла ей очарования.

— Сюда я приехала в надежде поступить наемником, — продолжала говорить Грета. — Куда? К кому? В принципе, несущественно. — Я тоже, — сказала Киттен. Рия попеременно смотрела на женщин. Грета была мускулистой, но женственной, с приятными округлыми формами. Рия легко представила, как бросились бы за ней ухаживать Хог и Бадикус, будь они здесь.

— Ну что ж, может быть, у нас у всех сегодня праздник, — весело сказала Рия, наблюдая, как официант расставляет перед ними принесенные блюда. — Я, как вы понимаете, не безработная и нахожусь в Зоне Недосягаемости не с целью развлечений, а подыскиваю наемников.

Грета и Киттен внимательно вслушивались в слова Рии. Казалось, что они не очень замечают кружившего вокруг стола официанта.

— Мой брат, — продолжала Рия, — командует «Черными шипами». Он организовал подразделение недавно, но нас уже хорошо знают. В отряде даже есть несколько свободных боевых роботов, — прибавила Рия. Она сознательно не глядела на женщин, но прекрасно знала, как загорятся у них глаза от такого сообщения. — Так что моя задача — укомплектовать наш отряд до приезда брата.

— Ты собираешься одна заниматься набором? — спросила Киттен с набитым телятиной ртом. — Да это ж чертова уйма работы!

Рия посмотрела на стоящее перед ней блюдо с курицей и, немного подумав, ответила:

— Это моя работа. Хотя обычно я занимаюсь материально-техническим обеспечением, Джереми послал меня сюда рекрутировать водителей боевых роботов, этим я и буду заниматься. Если мне кто-нибудь подойдет, я сообщу Джереми и этот человек будет зачислен к нам.

— А к чему такая спешка? — поинтересовалась Грета. — Если он сам предполагает появиться здесь через пару месяцев, почему бы ему самому не заняться набором воинов?

— У него нет на это времени, — возразила Рия. — Оно часто важнее денег. У нас есть такие дорогостоящие роботы, что обслуживание их требует значительных средств. Если в ближайшее же время мы не подпишем с кем-нибудь контракт, то нам придется продать одного-двух роботов, чтобы уменьшить расходы.

— И их водители уйдут вместе с ними? — спросила Киттен. — К сожалению.

— Понятно. Ну, и где мне нужно расписаться? — вдруг спросила Киттен, засовывая в рот последний кусок мяса.

— Расписаться? — переспросила ее Рия. — Но ты же ничего не знаешь о нас. Да и откуда ты знаешь, что подойдешь нам?

— Ты ошибаешься, — наклонив голову, очень серьезно произнесла Грета, — мы очень хорошо знаем и тебя, и ваши «Черные шипы». Вы разделали Нефритовых Соколов на Боргезе пару месяцев назад, не так ли? — Рия молча кивнула. — Даже если вам в большинстве случаев просто везет, вы отличная команда. Нам, то есть мне, Киттен и Лизе, вы, несомненно, подходите, другой вопрос, подходим ли мы вам. Рия вопросительно посмотрела на Грету. — А кто такая эта Лиза?

— Лиза Риппитикью? Это наша подруга, мы вместе снимаем комнату, так дешевле, — ответила Киттен. — Почти месяц мы ищем какой-нибудь отряд, и все без толку. По идее, Лиза должна быть сегодня с нами, но ее попросили поучаствовать в тренировочной битве с одним новичком с Периферии. Она согласилась не из-за денег, а потому, что ей это нравится, и еще она не хочет терять форму.

— Черт, я и забыла обо всем, что случилось со мной! — вдруг воскликнула Рия. — Еще немного, и хирургам пришлось бы долго склеивать меня. — Она засмеялась. Грета усмехнулась и посмотрела на Киттен. Та сидела, откинувшись на стуле. Впервые Рия не увидела на ее лице дурашливой улыбки.

— У тебя были серьезные осложнения, и мне пришлось отвлечь внимание того высокого и довольно недружелюбного господина небольшим кусочком стали.

— Ты пырнула его ножом? — спросила Рия. — Не совсем. Я ткнула его такой не очень тяжелой металлической тросточкой. А когда он обернулся, Грета выхватила свой пистолет, сунула ему под нос и вежливо попросила побыстрее убраться. Остальное ты знаешь.

Только теперь Рия поняла, какой опасности она подвергала себя из-за простого детского любопытства. — И никто не помог вам?

Грета покачала головой.

— Как только элементал увидел у меня в руках оружие, он понял, что мы девушки серьезные. — Она усмехнулась. — Дотянуться до меня или использовать тебя в качестве щита он не, мог, поэтому тут же убрался.

— Он не долго раздумывал. — Киттен снова улыбалась. — Как только почувствовал в своем ухе ствол моего пистолета, так сразу и ушел. Тихо и незаметно. Очень понятливый и послушный солдатик оказался. Люблю таких.

Рия задумчиво качала головой. Она знала, что ее спасительницы серьезно рисковали. Опасность грозила им со стороны не только элементала, но и городских властей. Если бы девушек заметили стражи порядка, тюрьмы всем трем не миновать.

— Спасибо вам еще раз, — тихо произнесла Рия. — Я не хочу вас преждевременно обнадеживать, но, по-моему, то, что вы сделали, дает вам преимущества перед другими кандидатами. Я сделаю все, что смогу, но для начала пришлите свои послужные списки на мое имя в Зал найма, чтобы я смогла начать работать с ними немедленно. Да, пусть ваша подруга Лиза также пришлет мне свои документы. А я сама подыщу всем вам подходящих спарринг-партнеров для тренировочной битвы.

Грета подняла свой бокал:

— Да будет так.

III

Харлеч, Зона Недосягаемости

Маршрут Сарна

Федеративное Содружество

30 октября 3056 г.


Последующие две недели прошли для Рии очень быстро. Она сидела до самой поздней ночи, разбирая горы разнообразнейшей документации. Здесь были послужные списки водителей боевых роботов, отчеты секретных служб, постановления о дисквалификации и много других важных бумаг. Она назначала переговоры, смотрела записи тренировочных битв и, кроме того, в поисках подходящих кандидатур частенько захаживала в Зал найма. Нередко на нее наваливалось столько работы, что когда Рия отрывала глаза от документов и смотрела в окно, то с удивлением обнаруживала приближение рассвета. Она забывала про еду и сон и вскоре стала замечать, что работа начинает ее изматывать.

Иногда ей очень хотелось, чтобы кто-нибудь из шипов был рядом и помог ей. Нет, не гигантского объема работы боялась Рия, просто иногда ей нужен был дельный совет. Но никого из товарищей рядом не было, и Рии приходилось уповать только на себя, на свой маленький опыт и интуицию. Снова и снова она просматривала порой одни и те же документы, вникала в сухие строки официальных отчетов и донесений. Но страшная усталость брала свое, и часто Рия засыпала над бумагами, пропуская существенные детали.

Рия скрупулезно проверилавсе документы Греты, Киттен и их подруги Лизы. Все трое подходили для «Черных шипов», и для официального зачисления необходима была только подпись Джереми. Рия нашла еще одного подходящего воина — водителя боевого робота Джамшида Аль-Калиби. Она предполагала, что он будет управлять одним из многофункциональных роботов, доставшихся «Черным шипам» в качестве трофея.

Конечно, Рии здорово повезло, что она смогла сразу найти трех женщин-водителей, но от этого ее последующая работа не стала легче. Большого труда стоило найти Джамшида, который, как она полагала, был значительно опытней. Ростом он был чуть выше Рии, худощавый и стройный, с волосами, зачесанными на идеальный пробор. Разговаривал Джамшид спокойно и свободно, в его ответах Рия не обнаружила ни лести, ни высокомерия. Это был умелый и знающий себе цену воин, хладнокровный, мужественный и изысканно вежливый.

Сначала Рии показалось, что Джамшид хочет убедить ее взять его без детального изучения документов. При встрече с Рией Джамшид спокойно объявил, что имеет квалификацию воина-универсала, способного управлять любым типом роботов, выпускаемых во Внутренней Сфере, включая многофункциональных роботов кланов. Зная, что с последнего места службы его уволили, Рия, разумеется, не поверила ни единому его слову. Однако, проверяя и перепроверяя его документы, она, к стыду своему, обнаружила, что все сказанное Джамши-дом — истинная правда. В течение последних шести лет Джамшид был инструктором подразделения «Стрельцы», он обучал новобранцев навыкам управления боевыми роботами. Что у него произошло со «Стрельцами», никто не знал, но сам Джамшид о них отзывался спокойно, без обиды или недовольства. В Зону Недосягаемости он приехал месяца три назад и сразу приступил к тренировкам на двух свободных многофункциональных боевых роботах — «Дикой Кошке» и «Фенрисе». Рия хорошо понимала, что квалификация, полученная в тренировочных битвах, и квалификация, заслуженная в битвах реальных, — совсем не одно и то же, но по сравнению с другими претендентами Джамшид имел несомненные преимущества. Он был на голову выше их не только ростом, но и опытом, и знаниями.

Немногие знали о том, что «Черные шипы» — одно из нескольких воинских подразделений Внутренней Сферы, имевших на своем вооружении многофункциональных боевых роботов, отбитых в свое время у кланов. После сокрушительного удара по Нефритовым Соколам и победы над ними на Боргезе, «Черные шипы» долго преследовали отступающих клановцев. Те бросали своих многофункциональных боевых роботов и в панике покидали планету. В горячке боя «Черные шипы» сначала громили их машины, но затем одумались и сохранили для себя четырех таких роботов и необходимое количество запасных частей к ним.

Например, брат Рии управлял восьмидесятипятитонной громадой— многофункциональным боевым роботом «Секира». Имеет ли он этого робота в данный момент — Рия не могла знать, но во всяком случае так было несколько месяцев назад. Из многофункциональных боевых роботов у «Черных шипов», кроме «Секиры», были еще две «Дикие Кошки» и один «Таран». «Дикие Кошки» впечатляли и размерами, и набором вооружения.Рии казалось, что Эсмеральда уже давно глаз не сводит с одной из «Кошек» и готова ради нее пожертвовать даже своим более тяжелым роботом "Мародер. "Если брат одобрит, — думала Рия, — то Джамшид мог бы управлять второй «Кошкой».

«Бросок» был самым легким роботом, используемым кланами, по крайней мере так считалось во Внутренней Сфере. По скорости этот многофункциональный робот намного превосходил «Саранчу», и это без включения миомерной ускорительной сигнальной схемы. МУСС, установленная поверх двигателя «Броска», работала как обычный старинный турбоускоритель. Она усиливала мощность электрического импульса, поступающего на ноги робота, и с ее помощью можно было довести скорость перемещения «Броска» до двухсот километров в час и выше. Новичок на таком высокоскоростном роботе рискует разбиться о первое же препятствие, поэтому управлять им может только очень подготовленный воин, обладающий незаурядным опытом и реакцией.

Из списка наиболее подходящих для вождения «Броска» кандидатур Рия выделила двоих. Теперь ей предстояло сделать окончательный выбор, и на этом набор воинов в «Черные шипы» можно считать законченным. Подразделение будет полностью укомплектовано водителями боевых роботов, если, конечно, Джереми не внесет каких-нибудь изменений. Во всяком случае, будущий контракт «Черные шипы» будут подписывать в полном составе — семь проверенных в боях старых воинов и пятеро новичков-ветеранов, набранных Рией. И теперь ей предстояло сделать окончательный выбор между оставшимися двумя претендентами.

В дверь ее гостиничного номера постучали. «Ну что ж, будем решать», — подумала Рия. Она встала с кресла и, поправив на ходу форму, направилась к двери. Открыв ее, она увидела стоящих рядом двух воинов, женщину в форме лейтенанта вооруженных сил и мужчину в форме, но без знаков отличия.

— Приветствую вас, — сказала Рия. — Я лейтенант Роуз. — Она дружелюбно улыбнулась и пригласила гостей войти. — Надеюсь, — она посмотрела на вошедших, — эта комната ничем не хуже обычного экзаменаторского кабинета. Вы простите мне мою маленькую бесцеремонность.

Кандидаты-конкуренты переглянулись и внимательно посмотрели на Рию.

— Я представлю вас друг другу, — продолжила она. — Лейтенант Дональдсон, познакомьтесь, это Юрий Догдорвич. Господин Догдорвич, — Рия внимательно посмотрела на мужчину, — представьте, что я не верю вам, когда вы заявляете, что служили в армии. Как вы можете доказать мне, что я ошибаюсь?

Рия заметила, как оба кандидата напряглись. Они хорошо знали, что для одного из них результатом встречи будет подписание контракта, также они знали и то, что любой воин, не служивший в армии, подозревается если не в самом пиратстве, то уж во всяком случае в связях с пиратами. Рука Дональдсон скользнула к кобуре и остановилась в нескольких сантиметрах от нее.

Не моргнув глазом, Догдорвич простодушно кивнул.

— Я не собираюсь вас разочаровывать, — ответил он. — Интересно, как вы догадались, до сих пор этот пункт в моем досье ни у кого не вызывал никаких вопросов.

— Вам не повезло. У меня есть приятель, он когда-то служил в Лиранской гвардии. Я связалась с ним и спросила, знает ли он вас и тех воинов, имена которых вы назвали. Приятель ответил мне, что ваше имя ему неизвестно, а тех, кого вы называете в качестве своих бывших сослуживцев, уже давно нет. Вот и все.

— Весьма прискорбно, — спокойно ответил незадачливый претендент. — И что самое противное, что за такую липу я выложил кучу денег. Я так предполагаю, — прибавил он, вопросительно глядя на Рию, — что вы сейчас позовете Драгун.

Рия пожала плечами.

— Ну, пока я этого делать не собираюсь. — Она посмотрела на Догдорвича. — Мне нужен водитель робота, внутренними делами Харлеча я не занимаюсь. — Рия посмотрела на Дональдсон и снова обратилась к Юрию. — Квалификация лейтенанта Дональдсон мне известна, а какова ваша квалификация, господин Догдорвич?

— Здесь у меня все в порядке, квалификация и участие в битвах — подлинные, я действительно много сражался.

— Я верю в то, что сейчас вы говорите мне правду, — ответила Рия, — но поймите меня правильно — вас двое, а воин мне нужен всего один. — Рия внимательно посмотрела на претендентов. — Что вы будете делать, если я скажу вам, что место достанется только настоящему воину?

Пока Дональдсон наклоняла голову, силясь понять вопрос, Догдорвич упал на пол. Одной ногой он подсек ноги Дональдсон, а другой толкнул ее. «Ножницы» сработали, Дональдсон пошатнулась и стала падать. Она попыталась удержаться, на лету лейтенант схватилась за ручку кресла, но кресло только покачнулось и, упав, накрыло ее. Уложив конкурентку, Юрий тут же вскочил. Взбешенная поражением, Дональдсон вместо того, чтобы попытаться встать, расстегнула кобуру и достала пистолет. В ответ Юрий выхватил из-за одного из наплечников длинный и острый стилет с черной, до блеска отполированной ручкой. Доля секунды — и он метнул бы его в Дональдсон.

— Все, достаточно! — резко крикнула Рия, и оба претендента замерли в своих позах. И только после того как Рия повторила приказание, оба поняли, что испытание закончено.

— Извините меня, лейтенант, — обратилась Рия к поднявшейся женщине, — за то, что я оторвала вас от других, может быть более важных, дел. Надеюсь, что вы мне простите и нетрадиционный подход в подборе кадров. До свидания, я вас больше не задерживаю.

Пылавшая негодованием женщина хотела что-то сказать, но сдержалась и, с ненавистью посмотрев на Догдорвича, повернулась на каблуках и вышла из комнаты. Рия ходила по комнате, изредка поглядывая на Догдорвича. Тот убрал стилет в ножны и молча посмотрел на Рию. — У вас неплохая реакция.

— Там, откуда я приехал, с худшей реакцией, как правило, долго не живут, — спокойно ответил он. — Могу я считать, что принят?

— Время покажет, — уклончиво ответила Рия, — но начало у вас очень неплохое. — Она пристально посмотрела на Догдорвича и твердо произнесла: — Завтра в восемь часов утра у меня в руках должен быть ваш послужной список. Настоящий. То, что вы служили пиратам, у меня сомнений не вызывает, и, полагаю, переубеждать меня вы не собираетесь. Но если хотите стать наемником, начните сейчас. Наше основное и единственное условие — только правда. — Рия посмотрела в глаза Догдорвичу. «Скорее всего, ему столько же лет, сколько и мне, — подумала она, — но выглядит он намного старше».

— В восемь вы получите тот документ, о котором говорите, — решительно ответил Догдорвич, — и в нем не будетни капли лжи. Но смотрите, как бы вам не испугаться правды. — Небрежно отсалютовав, он повернулся к двери, собираясь уйти.

— Подождите, Догдорвич, у меня к вам есть еще один, последний вопрос. Уже взявшись за дверную ручку, он обернулся. — Можете звать меня Юрий. Так звали меня друзья, — он наклонил голову, — когда они у меня были. Что вы хотели узнать?

— Вы действительно можете управлять «Саранчой»?

Он впервые улыбнулся, и Рия заметила в его глазах озорной блеск.

— Да, лейтенант, я действительно являлся водителем этого робота и сейчас мог бы им быть, просто пока у меня нет боевой машины.

— А вы не хотели бы стать водителем какого-нибудь другого робота?

Догдорвич посмотрел в потолок. — Конечно, можно, но мне больше по душе роботы скоростные. Я не хотел бы тратить время на тихоходы, не люблю я их. Вы понимаете меня? — Он посмотрел на Рию. — Конечно, я мог бы сесть и на такого, но если говорить честно, то «Саранчу» я не променял бы на другого робота. — Неужели? — насмешливо спросила Рия. — Да, — улыбнулся Догдорвич, — ни на «Мародера», ни на «Беркута», ни на что. — Продолжая улыбаться, он открыл дверь и замер. В дверях стоял пожилой незнакомец в строгом сером костюме. Правая рука у него была поднята, видимо, он собирался постучать в дверь, когда ее открыл Догдорвич. Рия разглядывала незнакомца, одновременно размышляя о том, что заставило Юрия так резко остановиться.

— Добрый день, — сказал незнакомец, внимательно разглядывая Рию. — Я ищу представителя «Черных шипов», и мне кажется, я нашел его.

IV

Харлеч, Зона Недосягаемости

Маршрут Сарна

Федеративное Содружество

30 октября 3056 г.


Не обратив ни малейшего внимания на вопросительный взгляд Юрия, Рия торопливо попрощалась с ним и пригласила незнакомца войти. Она протянула ему руку: — Меня зовут...

— Рианнон Роуз, — перебил ее вошедший. — Вы сестра Джереми Роуза. — Он, казалось, не замечал ее руки, и Рии пришлось опустить ее. — Странно, — произнес незнакомец, — я слышал, что прислуга здесь весьма аккуратная. — Он кивнул на перевернутое кресло, — и не допускает беспорядка в комнатах.

— Сегодня мне пришлось разговаривать с посетителями.

— Я понимаю, — ответил незнакомец и стал неторопливо прохаживаться по комнате. Он останавливался возле висевших на стене картин, внимательно осматривал стены и, слегка отодвинув шторы, выглядывал на улицу. Он вел себя совершенно спокойно, но на Рию его поведение оказывало обратный эффект. Она начала тревожиться.

— Кто вы? — спросила она незнакомца. — И откуда вы меня знаете?

— Вы можете называть меня Приам, — равнодушно ответил таинственный незнакомец, — хотя, как вы догадываетесь, это не настоящее мое имя. А знаю я вас потому, что уже давно взял за правило заранее узнавать все о людях, которые, возможно, мне понадобятся.

Рия заметила, что незнакомец сделал ударение на слове «возможно», но не показала вида, что его сообщение заинтересовало ее. Она начала понимать, что это один из потенциальных нанимателей, для бойца он выглядел слишком старым и медлительным. Судя по серенькому, хорошо выглаженному, но несколько старомодному костюму, незнакомец не был богачом. В костюмчиках подобного покроя, универсальных, пригодных как для официальных, так и для неофициальных встреч, щеголяют преимущественно коммивояжеры средней руки. Следовательно, он мог быть одним из таких проныр. Но не исключено, что этот человек — крупная птица и его примитивный костюмчик — просто камуфляж. Но все это выяснится в процессе беседы, если он потенциальный работодатель, то должен уметь хорошо вести переговоры. Рия посмотрела на Приама и вздрогнула, почти физически ощутив его пристальный взгляд.

— Вы задумались? Пытаетесь разгадать, кто я такой? — спросил он.

— Нет, просто обдумываю ваше возможное предложение, — отозвалась Рия.

— Напрасно, — улыбнулся Приам. — Я никогда не делаю скороспелых выводов и предложений. Но все-таки сознайтесь, что я прав. Вы пытались разгадать, кто я такой. Ну, и к чему вы склоняетесь?

Рия немного подумала и решила сказать правду. — Вы пришли по поводу заключения контракта с нами. Кто вы, я не знаю, тут возможны два варианта — либо за вами стоят большие люди, либо вы ординарный мошенник, которыми Харлеч кишмя кишит. Только эти две крайности? — с фальшивой обидой в голосе спросил Приам. — Нечто среднее между ними вы не допускаете?

Рия не удостоила его ответом и продолжила свой анализ.

— Скорее всего, вы представляете не Периферию, народ там стеснительный и сам на контакт не выходит. Вы также не имеете никакого отношения и к Ком-Гвардии, те, в отличие от жителей Периферии, народ хваткий и приступают к делу сразу. «Слово Блейка» вербовкой наемников не занимается, а представители Федеративного Содружества, как правило, ходят парочками. Ляоисты прибывают только втроем, а представители Дома Куриты... — Рия немного помолчала, — вот те всегда удивляют.

— Вы неплохо ориентируетесь на местности. — Приам отошел от окна и подошел к бару. — Не возражаете, если я налью себе немного минеральной воды?

— Позвольте, я сама налью вам. — Рия подошла к нему и пригласила сесть в кресло у стола. Приам сел и молча наблюдал, как Рия наполнила бокалы минеральной водой и поставила их на край стола. Затем она подняла перевернутое кресло и тоже села. Рия и Приам сидели почти рядом, но в то же время сохраняли необходимую дистанцию. Приам пил воду и рассматривал Рию. — Вы правы, — продолжила разговор Рия, — эту территорию я знаю достаточно хорошо.

— Вы, должно быть, многому здесь научились, — засмеялся Приам, — быстро схватываете.

— Научилась? — удивленно переспросила Рия. — Вот уж этого я не сказала бы, Приам. Я здесь уже шесть недель и все это время только и делаю, что общаюсь с наемниками. Я переговорила с десятками людей, перерыла килограммы документов и просмотрела гору голозаписей. Короче, занималась всем тем, чем здесь принято заниматься.

— За шесть недель можно многое сделать, если, конечно, тебя никто не отвлекает, — сказал Приам и отпил из бокала. — Однако мне известно, что здесь находится много представителей разных подразделений. И хотя некоторые по численности меньше вашего, подобную работу они делают чаще всего вдвоем, а то и втроем. — Он посмотрел на Рию и приподнял свой бокал.

— Да, — согласилась Рия, — иногда наваливается так много работы, что рук не хватает. Но я только, как говорится, закладываю основы. Когда приедут остальные, они помогут мне окончательно разобраться во всем.

Приам отпил еще глоток и поставил бокал на стол. Сцепив пальцы, он несколько секунд пристально смотрел на Рию и заговорил:

— Да, вы правы, я пришел предложить вам контракт. Кого я представляю — это пока не важно. Сначала ответьте мне на несколько вопросов. — Рия пыталась заговорить, но Приам вытянул руку и остановил ее. — Я все понимаю. Вы не можете принять мое предложение, пока отсутствует ваш брат, но я и не требую окончательного решения. Просто ответьте на мои вопросы — и все. Согласны?

Рия кивнула. Приам снова сцепил пальцы и положил руки на стол.

— Сначала самый трудный вопрос. Контракт может подписывать подразделение, которое полностью укомплектовано. Насколько я понимаю, вы наняли здесь нескольких бойцов и ждете теперь приезда своего брата, чтобы он одобрил ваш выбор. Допустим, что я предлагаю вам контракт. Тогда мой первый вопрос будет — какова численность «Черных шипов»?

— Шестеро воинов «Черных шипов» находятся на Боргезе, я седьмая. Четверых я наняла здесь и думаю, что Джереми согласится с моим выбором. Завтра я нанимаю последнего бойца, это будет означать, что подразделение «Черные шипы» насчитывает двенадцать человек.

— Тот молодой человек, с которым я столкнулся в дверях, и есть ваш последний кандидат?

Очевидно, что Приам предполагал, какой будет реакция, но что-то заставило Рию помедлить с ответом. Ей внезапно показалось, что за мягкостью манер и тихим голосом Приама скрываются коварство и какой-то расчет. Она решила быть начеку, иначе можно оказать «Черным шипам» плохую услугу. Рия сосредоточилась, внимательно посмотрела на улыбающегося Приама. Он понял ее затруднение и сам прервал затянувшуюся паузу.

— Мне, собственно, это безразлично. Я вижу, что у вас зародились некоторые подозрения относительно меня, поэтому, пожалуй, лучше начать с другого. -И он серьезно посмотрел на Рию. — Чтобы в дальнейшем не было недопонимания ни у нас с вами, ни у моего спонсора с мистером Роузом, я постараюсь быть с вами откровенным, насколько возможно. Вот что знаю я. Контракт «Черных шипов» с Боргезе заканчивается через три недели, после чего бойцы садятся на корабль, которым управляет капитан Макклауд, и направляются в Зону Недосягаемости. С этого момента защищать Боргезе будет один из отрядов Серого Легиона Смерти Грейсона Карлайла. Отметьте про себя — я знаю и то, что Виктор Дэвион заменяет немногочисленный отряд «Черных шипов» целым батальоном отборных воинов. Это, пожалуй, лучшая рекомендация. Рия не ответила на недвусмысленный комплимент, но в душе ее распирала гордость за себя и своих товарищей. Конечно, многое на Боргезе изменилось в результате политической активности Федеративного Содружества, но и бессмысленно было отрицать, что «Черные шипы» приложили свою руку к установлению порядка на планете.

— В настоящее время «Черные шипы» насчитывают семь человек, — продолжал Приам, — и двенадцать боевых роботов. Основной ударной силой являются четыре многофункциональных боевых робота, отбитые «Черными шипами» у Нефритовых Соколов. Если я не ошибаюсь, то это один робот «Секира», два робота «Дикая Кошка», и один робот «Бросок». Назову и остальных восемь. Это «Атакующий Удар», «Банси», «Мародер два», «Повелитель Битв», «Молот Войны», «Беркут», «Ворон» и, разумеется, ваш «Феникс». Извините, но я вынужден добавить, что два боевых робота — «Мародер» и «Беркут» — скоро будут проданы.

Приам замолк и посмотрел на Рию. Она взяла свой бокал и сделала несколько глотков. «Да пусть он делает любые выводы, — думала Рия. — К сожалению, нам приходится продавать две машины. Но иначе расходы по обслуживанию многофункциональных роботов съедят нас полностью». Однако сведения о материальном состоянии отряда были строго конфиденциальными, и Рия отчетливо это понимала. Появись такая информация на публике — и шансы «Черных шипов» получить выгодный контракт значительно бы поубавились.

Приам остался доволен произведенным эффектом и продолжал:

— Пойдем дальше. Вы наняли четырех воинов, двое из которых имеют своих роботов, одна — «Меркурия», другая — «Пантеру». Таким образом, ударная мощь «Черных шипов» исчисляется четырнадцатью боевыми роботами. Для отряда, созданного всего год назад, очень даже неплохо. — Приам поднял свой бокал и, перед тем как пригубить его, слегка наклонил голову.

«У него абсолютно точные сведения, — размышляла Рия над словами Приама. — „Черным шипам“ везло, довольно быстро им удалось удвоить количество роботов. Но самое главное — качество самих роботов. Мощные, тяжелые, нашпигованные первоклассным вооружением. Немногие соединения могли похвастать такими машинами. Конечно, при определенных обстоятельствах эти громоздкие неповоротливые роботы мало что могли сделать, но подкрепленные четырьмя высокоскоростными многофункциональными боевыми роботами, отбитыми у кланов, они представляли собой грозную боевую силу».

— Если принять во внимание вес и боевые качества роботов, — продолжал ораторствовать Приам, — то можно считать, что ваше подразделение технически подготовлено для выполнения практически любой операции. Но у вас есть и недостаток — один, но весьма существенный. Он подрывает саму основу существования отряда, хотя и не имеет никакого отношения ни к качествам воинов, ни к слаженности всего подразделения в боевых условиях. Обслуживание и запасные части к вашим четырем многофункциональным роботам и пяти обычным, вес которых превышает шестьдесят тонн, скоро станет для отряда почти непреодолимой проблемой. Волей-неволей «Черным шипам» придется продавать некоторых роботов, чтобы материально обеспечить уход за остальными. Несомненно, существует и другой выход — немедленно заключить выгодный контракт и тем самым избавить себя от необходимости расставаться с прекрасными машинами. Правда, будь я на вашем месте, то предпочел бы некую комбинацию из этих двух вариантов, и вот почему. Наличие роботов высокого класса — это ваша сила, но одновременно и недостаток. Нет, — поправился он, — скорее беда. Дело в том, что, во-первых, столь необходимые вам запасные части порой невозможно достать. А во-вторых, вы не обладаете достаточной квалификациях, чтобы проводить ремонт и обслуживание машин своими силами. Технических специалистов у вас нет, вы их с Боргезе не привезете, так как же вы собираетесь в дальнейшем выкручиваться из такого положения? — Приам снова умолк. Ответа не последовало.

«И здесь этот проныра оказался дальновиднее, — размышляла Рия. — Для нас обслуживание роботов действительно большая проблема. Особенно это касается многофункционалов. Подчас они требуют ремонта не только в полевых условиях, но даже и на базе. Техи Внутренней Сферы, которые когда-то имели дело с такими машинами и умеют с ними обращаться, заламывают такие цены, что голова идет кругом. Даже неумеха тех, чьи слабые способности видны невооруженным глазом, и тот старается содрать с „Черных шипов“ за ремонт бешеные деньги».

— Ну, что вы скажете о моей осведомленности? — поинтересовался Приам.

— Вы знаете наши дела не хуже нас самих, — пришлось признать Рии, — но только до сих пор я не услышала от вас ничего интересного. То, что вы говорите, известно всем и каждому. Всю информацию, на которой вы основываете свой анализ, можно получить в любом наследном государстве Внутренней Сферы. А что касается наших новых водителей, то меня это вообще не впечатляет. Имея минимальное желание и наблюдательность, кто угодно может сделать соответствующие выводы. Я так часто появлялась в Зале найма, что только слепой мог не увидеть, чем я там занималась. Так что боюсь вас разочаровать, но пока я не могу сказать, чтобы ваш монолог меня сильно заинтриговал или огорошил.

— Все ваши роботы находятся в рабочем состоянии? — спросил Приам, не обращая внимания на комментарии.

— Разумеется, — ответила Рия не задумываясь. В действительности же положение «Черных шипов» было почти критическим. Деньги таяли на глазах, некоторые роботы участвовали в битвах, хотя и не были отремонтированы, с изношенными компонентами. Техи, эти настоящие акулы, скоро станут вообще недоступны. Да и если уж говорить начистоту, то в наличии у «Черных шипов» сверхсовременных роботов не было ничего неожиданного. У многих подразделений наемников есть прекрасные боевые роботы, но они не используются полностью, в лучшем случае их берегут для самых трудных ситуаций.

— Хотите еще воды? — предложилаРия, увидев, что Приам снова собирается заговорить.

— Не знаю, пожалуй... — неуверенно ответил он и потянулся к своему бокалу. Рия уже шла к бару.

Ей нужно было морально подготовиться, похоже, что Приам выложит сейчас свой основной козырь. — Вы будете продолжать управлять своим «Фениксом»? — спросил Приам. Стоя у бара, Рия обернулась и посмотрела на него. Тот сидел, откинувшись в кресле, и смотрел прямо перед собой. Казалось, он обращается не к Рии, а к воздуху. Девушка подошла к гостю и наполнила его бокал.

— Разве Это имеет какое-нибудь отношение к контракту? — удивилась она.

— Да, действительно. Меня просто интересовало, будете ли вы водителем того робота, который вы знаете, или пересядете на новый. — Глядя в пустоту перед собой и думая о чем-то своем, Приам отпил маленький глоток.

— Ну, если это не имеет никакого значения, то скорее всего я останусь водителем «Феникса», я знаю этого робота лучше, чем другие. По крайней мере, сейчас. Может быть, в будущем, когда мы подпишем контракт и отправимся на место, там я попробую пересесть на другого робота...

— Вот мы снова подошли к цели моего визита. — Приам повернулся к Рии и посмотрел на нее своими хитрыми проницательными глазами. — Я предлагаю вашему подразделению уникальную возможность — заключить контракт, в котором фактически содержится два контракта, и по каждому из них вы получите значительные суммы, в то время как выполнять их вам придется одновременно. — Приам выдержал паузу, ожидая вопросов. Рия молчала, она решила сначала выслушать все предложение. — По первому контракту вам придется выполнять обычные гарнизонные обязанности. Срок действия — один год, но по взаимному соглашению он может быть продлен автоматически после истечения данного срока. Второй контракт, назовем его дополнительным, пока не сформулирован, мы обговорим его условия после приезда «Черных шипов» на базу.

Приам снова посмотрел на Рию, ожидая ее комментариев. И снова Рия не проронила ни единого слова.

— Некоторые пункты контракта вам придется выполнять беспрекословно, поэтому, я думаю, имеет смысл оговорить их сразу. Прежде всего должен сообщить вам, что могу и не обсуждать с вами пункты дополнительного контракта, поскольку формально они не зависят от первого. Их можно назвать контрактом одновременного действия. Далее. Транспортировка должна производиться наемным подразделением, в данном случае «Черными шипами», но на каждом корабле будет находиться дополнительный отряд, нанятый работодателем. Затем, согласно контракту, касающемуся гарнизонной службы, вы не имеете права на трофеи. Любое имущество, обладателями которого вы станете в результате военных действий, становится собственностью работодателя. Да, вполне естественно, вы можете ввести какие-то свои условия в дополнительный контракт. И последнее. — Приам откинулся на спинку кресла. — Все приказы будут передаваться наемникам через офицера связи нанимателя. — Приам умолк, ожидая вопросов или комментариев. Он выложил свои условия, теперь пришла очередь говорить Рии.

Некоторое время Рия сидела молча, обдумывая туманные намеки и странные недомолвки. Она просчитывала в уме десятки вариантов и комбинаций, припоминая все известные ей формы контрактов. Нигде, ни в одном из известных ей случаев никогда не шла речь о дополнительном, или сопутствующем, контракте. Что это за нововведение такое и каких можно ожидать от него последствий? Минуты шли, а Рия все раздумывала над сказанным. В голове у нее вертелось много вопросов, во основными были, пожалуй, только два.

— Какие гарантии получат «Черные шипы»-, что им оплатят работу по дополнительному контракту, если мы согласимся с предложением нести гарнизонную службу?

Приам наклонился и поставил на стол свой пустой бокал.

— Вижу, что вас беспокоит наличие дополнительного контракта как такового. Скажу вам, что он есть всегда. О нем предпочитают не говорить, но его всегда заключают, поскольку и исполнитель, и работодатель предпочитают выполнять их пункты.

— Вы говорите, что уполномочены подписать контракт, касающийся гарнизонной службы? — спросила Рия. Приам утвердительно кивнул. — Тогда предлагаю направить сообщение моему брату на Боргезе. Вы изложите ему пункты основного контракта и сообщите ту информацию, с которой ознакомили меня. Если Джереми согласится, то «Черные шипы» сразу с Боргезе отправятся в гарнизон. Всегда следует думать об экономии средств. — Рия с улыбкой посмотрела на Приама.

Однако для Приама это предложение, казалось, прозвучало совершенно неожиданно. Он был просто ошарашен, но быстро овладел собой и, улыбнувшись, произнес:

— Я согласен, но предлагаю воспользоваться гиперимпульсной системой связи.

Рия обрадовалась, что ее предложение принято. Те деньги, которые «Черные шипы» сэкономят, помогут им подремонтировать несколько роботов. Если Джереми заочно одобрит ее выбор воинов и согласится с пунктами контракта гарнизонной службы, то тогда Рия вместе с набранным экипажем отправится отсюда сразу же в гарнизон. Это было бы прекрасно!

— Приам, — сказала она игриво, — если уж вы собрались стать моим боссом, то не сочтите за труд покормить меня. Сейчас время обеденное, и я с удовольствием принимаю ваше приглашение. А завтра мы спокойно отправим Джереми сообщение и вскоре узнаем, что он обо всем этом думает. Вы согласны?

Приам поднялся и жестом пригласил Рию пройти вперед.

— Когда я проходил возле ресторана, — в том же шутливом тоне сказал Приам, — мне показалось, что несколько официантов накрывали для нас столик. Пойдем проверим, не ошибся ли я. А что касается сообщения для вашего брата, — вдруг серьезно продолжил Приам, — то не исключено, что нам удастся отослать его даже сегодня вечером.

V

Низшая точка прыжка, Форт Лудэн

Федеративное Содружество

28 ноября 3056 г.


Почувствовалось легкое дрожание, корабль развернулся и снова вошел в нормальное космическое пространство. Все пассажиры и команда облегченно вздохнули и вернулись к своим обычным занятиям.

— Послушай, что я хочу сказать, — не унимался Антиох Белл. — Это далеко не самый лучший план, который я когда-нибудь слышал. — Он сел на койку и скрестил руки на груди. Роуз сидел за столом, разбирая какие-то бумаги. Чтобы не плавать в невесомости, руки и ноги они закрепили в специальных петлях. Такие петли-фиксаторы были на корабле везде — в полу, стенах и на разных предметах.

— Не волнуйся, — уже не в первый раз отвечал товарищу Роуз. — Я полностью с тобой согласен. План действительно не завораживает, даже более того — он очень плох. Но поскольку данное предложение — самое лучшее, следовательно, давай и наш план считать лучшим из всех худших. Или наименее худшим, если хочешь. Такой подход тебя, надеюсь, устраивает? — спросил Роуз, не ожидая ответа. Спор, начавшийся между ними всего каких-нибудь двадцать пять световых лет назад, ни к какому разумному решению привести не мог. Бесполезные, пустопорожние разговоры начали надоедать Роузу, и временами он едва сдерживался, чтобы не нагрубить Беллу.

— Наименее худший, ты говоришь? Интересно. И как я должен понимать твои слова?

Роуз потер уставшие глаза и умоляюще посмотрел на Белла.

— Вот как ты их понимаешь, так и продолжай понимать. Нет у нас другого выбора! У нас самые лучшие роботы, мы экипированы лучше всех отрядов, действующих по эту сторону границы с кланами. Потрясающие роботы, глаз не оторвешь! Но как же ты не уразумеешь, что если мы собираемся поддерживать наших многофункционалов в рабочем состоянии, то остальные роботы пойдут на продажу. Да помолчи ты, дай договорить. — Роуз раздраженно махнул рукой на Белла. — Попытайся осознать простую вещь — нам нужно приложить все усилия, чтобы спасти многофункционалов, оставить их в строю. Если бы у нас их не было, — а до Боргезе их действительно не было, — тогда совсем другое дело. Но сейчас они у нас есть. Я улавливаю твою мысль, контракт гарнизонной службы — не подарок, оплачивается он не так, как тебе хотелось бы. Но другого-то у нас нет. Ты что, думаешь, у нас куча денег? Ошибаешься, без контракта мы протянем месяц, ну, два, максимум три, а что дальше? Ты об этом не думал? Вот поэтому я и говорю, что контракт, предложенный Приамом, — это наименее худший вариант. Мы в тисках и вынуждены хвататься за такое предложение. И все, на этом закончим!

Роуз отвернулся и снова углубился в чтение отчетов о состоянии дел в подразделении. Белл понял намек, отцепился от фиксаторов и, недовольно сопя, оттолкнувшись от койки, поплыл к двери. Нарочно громко хлопнув замком, он открыл дверь и приготовился дрейфовать в сторону узкого коридора, но Роуз остановил его полет:

— Эй, постой, Антиох, у меня есть к тебе одна просьба. — Наполовину выплыв из комнаты, Белл остановился и, не оборачиваясь, завис в дверном проеме. — Пожалуйста, собери всех бойцов в кают-компании на нижнем уровне. — Белл повернулся к Роузу и с удивлением увидел, что тот улыбается. — Я хочу сделать сообщение для всех, а затем поговорить с каждым в отдельности, разъяснить, чем нам придется вскоре заниматься. Я так понимаю, Антиох, — продолжал Роуз сквозь накатывающий на него смех, — что если даже такой уравновешенный человек, как ты, — тут он рассмеялся, — места себе не находит, то остальные должны ломать голову над нашими планами круглосуточно. Давай успокоим людей, вселим в их мятущиеся души мир и покой. Тебе хватит пятнадцати минут, чтобы всех оповестить?

— По какому случаю собираемся? — спросил вконец сбитый с толку Белл.

— Собираемся для того, чтобы разъяснить всем наше сегодняшнее положение. Мы все-таки одна команда, и я хотел бы, чтобы мои планы были известны и понятны всем. Тебя это удивляет? Белл, я командир и знаю, что мои приказы будут выполнены сразу. Но мы-то с тобой также знаем, что приказы будут выполняться охотнее, а действия подчиненных дадут лучший результат, если каждый воин поймет суть моих распоряжений.

Белл улыбнулся и махнул рукой, пытаясь изобразить салют,

— Действуй, Белл. Капитана Макклауд я предупрежу сам, она тоже должна присутствовать на нашем сборе.

Улыбка Белла стала еще шире, и он исчез за дверью.

Переговоры с капитаном Макклауд Роуз не доверял никому, он всегда вел их только лично.

Подождав, когда за Беллом закроется дверь, Роуз нажал на кнопку внутренней связи и соединился с капитаном.

— Макклауд слушает, — раздался недовольный голос.

— Доброе утро, капитан. Или сейчас уже полдень? — спросил Роуз. Женщина засмеялась. Роуз тоже улыбнулся, хотя знал, что на «Бристоле» не было видеосвязи.

— Насколько я могу судить, сейчас уже ночь, — ответила капитан. — А вы все не спите?

— Не спят лишь силы тьмы... — начал цитировать Роуз.

— Сон праведников крепок, — закончила она. — Ну, а если серьезно, что у вас там случилось?

— Хотим провести небольшой импровизированный сбор в комнате на нижнем уровне. Цель — отработка тактики. Я подумал, что и вам захочется поприсутствовать.

— До чего же вы, военные, любите затуманивать нормальным людям мозги малопонятными терминами. Полагаю, что ваша таинственная «отработка тактики» — это всего лишь отчет о состоянии дел и виды на будущее. Я угадала?

— Разумеется, — ответил Роуз.

— Так почему бы так прямо и не сказать?

— Мне кажется, я это и сделал. — Роуз почувствовал в голосе капитана нотки раздражения. — Мы собираемся через пятнадцать минут. Надеюсь увидеть вас. — Роуз старался говорить бодро и весело, но понимал, что вся его бравада звучит довольно фальшиво. Он потянулся к кнопке, но не успел выключить внутреннюю связь, как ему послышалось что-то вроде «чертовы солдафоны». Роуз улыбнулся.

Макклауд уже долгое время работала с «Черными шипами», но продолжала считать себя лицом сугубо гражданским. Являясь владельцем «Бристоля», или, как она называла себя, «частичным владельцем» корабля (значительная его часть принадлежала банку), вне зависимости от политической и иных ситуаций Речел Макклауд всегда рассматривала находящихся на корабле людей и оборудование только как груз.

«Черные шипы» зафрахтовали «Бристоль» для переброски их на свою новую базу, и, хотя свободного места на корабле оставалось вполне достаточно, Роуз платил Макклауд за полную загрузку. Он понимал, что «частичному владельцу», находящемуся по уши в долгах, деньги сейчас очень нужны.

В одной из последних битв «Черных шипов» с Нефритовыми Соколами на Боргезе капитан Макклауд пилотировала самолет-истребитель обычного типа. Задача у нее была простая — обнаруживать и уничтожать вражеских роботов. К сожалению, битва закончилась для нее не совсем удачно: истребитель был сбит, и хотя крушения удалось избежать, но с посадкой вышла небольшая неувязка — Макклауд приземлилась прямо на больничную койку, в гипс и под капельницу. Только через семь месяцев она смогла вернуться на свой корабль, тщетно пыталась наверстать упущенное в битвах время и в конце концов очутилась на грани финансового краха. Выкарабкаться ей помог Роуз, за перелет он заплатил Речел авансом всю сумму, но для полного расчета с долгами Макклауд даже и этой суммы было мало. Роуз неоднократно предлагал Речел включить содержание «Бристоля» в свои контракты, но она постоянно отказывалась. Макклауд считала себя по духу и обстоятельствам человеком сугубо штатским и не желала становиться частью воинского подразделения. Сразу после излечения она втайне решила порвать с «Черными шипами», и только давние дружеские связи с Роузом удерживали ее от этого шага. Деньги Приама затормозили надвигающийся разрыв, и на последующие несколько месяцев корабль «Бристоль» и сама Макклауд, как бы она ни противилась, поступали в полное распоряжение «Черных шипов».

Роуз взял последнее сообщение, пришедшее по ГИСС от Рианнон и Приама, и направился в комнату, где должны были собраться воины. Он оказался первым и, впрыснув из распределительной колбы чашку кофе, принялся ждать. Вскоре один за другим в комнате начали появляться члены команды. Как Роуз и ожидал, его бойцы были заняты своими обязанностями и прибывали в самой разной одежде. Основной состав был одет в обычную форму, а Хог и Эсмеральда явились в тяжелых защитных костюмах, явное свидетельство того, что они работали в ангаре с многофункциональным роботом. Последней пришла недовольная Макклауд, которую Роуз, несмотря на явное нежелание капитана, тоже считал частью подразделения «Черные шипы». Когда все расселись, Роуз начал свою речь.

— Бойцы, — Роуз по очереди оглядел всех присутствующих, — считайте, что наша встреча носит характер дружеской беседы, поэтому, если кто захочет высказаться, — прошу не стесняться. Я буду говорить кратко, и, смею надеяться, вы также не захотите тратить на разговоры много времени. Цель нашего сбора — обсудить состояние «Черных шипов» на сегодня. — Макклауд фыркнула. — К сожалению, ничего другого пока предложить не могу. Роуз с улыбкой посмотрел на Речел. — Сначала суть дела. Как вы все знаете, в последнее время мы вели переговоры с господином Приамом, предложившим нам довольно необычный для наемников контракт. Правда, Комиссия по связям и надзору за наемниками наш контракт одобрила, и он вступил в законную силу. Так что отныне в соответствии с этим документом мы обязаны нести гарнизонную службу.

— Разрешение получено только что? — спросил Бадикус О'Ши, самый непосредственный из всех. Роуза ни удивил, ни обеспокоил его вопрос, он знал, что как только в мозгу Бадикуса заводилась какая-нибудь мысль, она тут же вылетала у него с языка.

— Официально — да, — не задумываясь ответил Роуз, — мы с Приамом закончили работу над последними пунктами контракта буквально за несколько минут до отлета с Боргезе. Только так нам удалось получить задаток и отправиться в это путешествие. Я предпочел отправить контракт на рассмотрение Комиссии, ведь если бы им занимался Ком-Стар, волокита могла тянуться несколько месяцев и еще неизвестно, чем бы все это закончилось. Ну да ладно, во всяком случае сейчас мы действуем на законных основаниях, деньги нам идут — и это главное. Несколько минут назад мы прибыли в низшую точку прыжка, в Форт Лудэн, расположенный на территории Федеративного Содружества. Пару дней нам придется побыть здесь, корабль будет дозаря-жаться, после чего мы продолжим наш путь. Капитан Макклауд, у вас есть какие-нибудь особые дополнения к моим словам?

— Наверное, нет, — сухо ответила капитан. — Командир «прыгуна» сообщил, что никаких других шаттлов он брать не будет, дозарядка уже началась, так что все идет по плану. — Она удивленно пожала плечами. Ей в самом деле нечего было добавить, разве что только объяснить, как происходит доза-рядка. А что тут рассказывать? Нужно просто сидеть и ждать, пока батареи «прыгуна», несущего их корабль, не наберут достаточно энергии, и тогда — очередной прыжок. Конечно, непредвиденные задержки возможны, но, как правило, цикл дозарядка — прыжок — и снова дозарядка остается неизменным.

— Отлично, — подвел итог Роуз, кивком поблагодарив Макклауд, — тогда я сообщу вам то, чего вы еще не знаете.

Он внимательно посмотрел на капитана Макклауд. Формально Роузу и его людям следовало подчиняться капитану корабля, держать его в курсе всех своих планов и обязательно сообщать о специальных приготовлениях, если таковые будут иметь место.

— Наш следующий прыжок будет в Пильхуа, это местечко находится на территории Синдиката Драконов. Но и там мы долго не задержимся и полетим дальше. Не буду утомлять вас перечислением миров, скажу только, что нашим конечным пунктом будет Люсьен — столица Дома Куриты. — Роуз пристально всматривался в лица своих воинов.

Джереми предполагал, что особой радости от его сообщения никто не испытает. Информация была принята; опустив глаза, все молча слушали, что еще скажет командир.

— Я прекрасно понимаю ваше настроение, — начал Роуз, тактично выдержав паузу. — И у меня тоже никогда не было особой любви к этим змееедам, но поскольку отныне они будут выписывать нам чеки, прошу в моем присутствии их так не называть. Озабоченность ваша мне понятна, но в конце концов нам не важно, кому служить, главное, чтобы к нам относились нормально. Не волнуйтесь, об этом я позаботился.

Правящий Дом Куриты, символом которого был дракон, уже долгое время пользовался дурной репутацией среди наемников. И не потому, что последний правитель Синдиката издал закон «О предании наемников смертной казни», в соответствии с которым были подвергнуты гонениям легендарные Волчьи Драгуны. Семейство Куриты славилось своей непоследовательностью и непредсказуемостью в отношении к наемникам, которое постоянно и стремительно менялось. Шарахаясь из одной крайности в другую, их попеременно объявляли то спасителями отечества, то жестокими убийцами. Разумеется, все эти определения имели вполне реальные последствия — давались награды, ставились памятники, затем происходило изгнание, и памятники слетали, чаще вместе с головами наиболее прославленных наемных воинов. Именно поэтому одно только упоминание Синдиката Драконов надолго лишало воинов душевного равновесия. Но в последнее время положение несколько стабилизировалось, наемников стали не только допускать на территорию Синдиката, но и активно принимать на службу.

— Стало быть, мы будем защищать Люсьен? — спросил Аякс. Роуз не ответил, капелланец и сам знал это не хуже Роуза. Аякс говорил очень мало, редко и всегда не к месту. Несколько секунд Роуз смотрел на Аякса, пытаясь понять, куда он клонит, но неразговорчивый воин сидел с непроницаемым лицом. «Когда-нибудь, — подумал Роуз, — я все-таки узнаю, что творится у тебя в мозгах. Вот тогда мы и выясним, почему ты у нас такой сообразительный».

— Нет, Аякс, находиться мы будем не на Люсь-ене. — Только сейчас Роуз обратил внимание, что в комнате стоит поразительная тишина. Все воины напряженно слушали своего командира, пытаясь угадать, в чем же будет заключаться их будущая работа. Только Макклауд казалась совершенно спокойной, да так оно и было, догадливая Речел уже знала, куда они направляются. — Мы будем нести гарнизонную службу на планете, которая называется Уолкотт. Слышал кто-нибудь про такую?

— Да, — задумчиво произнес Бадикус. — Адское местечко. Неудивительно, что они отвалили нам такой аванс. У меня складывается впечатление, что остальную сумму нам уже никогда не получить.

Пытаясь разрядить обстановку, Роуз засмеялся, но глаза его оставались серьезными, он понимал, что многие воины разделяют пессимизм Бади-куса.

— Ладно, ребята, — произнес Роуз, потянувшись за колбой с кофе, — не все так плохо, как вы себе представляете. Да, действительно, Уолкотт находится в зоне, оккупированной кланами, но не думаю, чтобы планете кто-нибудь сильно угрожал. Вторжения на нее, во всяком случае, не будет. Вы сами знаете, что, если кланы не могут взять какую-нибудь планету с налета, они обходят ее стороной и согласно Кодексу Чести кланов никогда не сделают второй попытки завоевать ее. Так что Тедди Курита и его воинство вполне могут использовать относительно безопасный Уолкотт как передовую базу.

— Относительно безопасный? — переспросила Эсмеральда.

— Да, — подтвердил Роуз. — Как сказал Приам, а ему можно верить, поскольку он связан с самыми верхами, кланы вряд ли сунутся на Уолкотт. Однако небольшие отряды кланов могут эпизодически совершать рейды на планету, и к этому нужно быть постоянно готовым. Честно говоря, я не вижу особой разницы между словами «рейд» и «нападение», но Приам говорил мне, что разница есть. Ну что ж, будем надеяться, что кланы хотя бы не вторгнутся на планету всей своей мощью, это им запрещает Кодекс Чести. Тем не менее Тедди будет весьма нелегко удержать в своих руках Уолкотт.

— Насколько я понимаю, — вмешалась Эсмераль-да, — происходит полная блокада планеты, не так ли?

— По крайней мере, так было, когда мы покидали Боргезе, — ответила Макклауд. — Дымчатые Ягуары будут сразу атаковать любой корабль, появившийся в системе, до тех пор, пока их либо не отгонят вооруженные силы Синдиката Драконов, либо они не подойдут к планете на недопустимо близкое расстояние.

— Не буду скрывать, да вы уже и сами это поняли, работа предстоит нелегкая, — сказал Роуз. — Поэтому-то мы и летим сначала на Люсьен.

— В основном все поставки продовольствия, вооружения и всего остального осуществляются с Люсьена. «Прыгуны» змееедов, о, прошу прощения, Куриты, подходят к планете через пиратскую точку в системе Уолкотт. Шаттлы отцепляются, и корабль тут же выпрыгивает. Так что, ввиду затруднительности поставок, «прыгуны», как правило, летят с полной загрузкой.

Информация, сообщенная Роузом, произвела на команду ошеломляющее впечатление, скрыть которое никто из бойцов даже не пытался. Они поразились типу используемых Т-кораблей. «Прыгуны», способные совершать два прыжка без дозарядки, стоили очень недешево.

— На Люсьене к нам присоединятся Рианнон и водители боевых роботов, которых она набрала в Харлече, — продолжил Роуз. — С нами полетят также несколько технических специалистов Дома Куриты. Им уже не раз доводилось летать на Уолкотт, и они сделают необходимые приготовления. — Роуз посмотрел на Макклауд. Для нее подобное сообщение не было новостью, тем более приятной. Никакому капитану не понравится, когда у него под ногами крутятся чужаки. Макклауд в этом смысле не составляла исключения и неоднократно высказывала Роузу свое недовольство данным пунктом контракта.

Роуз в очередной раз проигнорировал ее взгляд и снова обратился к воинам.

— После того как мы впрыгнем в систему, к планете нам придется пробиваться. После приземления мы обустраиваемся, и тут-то для нас начинается самое интересное. Мы летим на Уолкотт не только для несения гарнизонной службы, наши обязанности будут несколько шире, потому что к моменту приземления в действие вступит вторая часть контракта. — Роуз снова замолк, давая своим бойцам время прийти в себя от обилия важной информации. — Я так и предполагал, что эта часть вызовет у вас наибольший интерес и озабоченность. Дело вот в чем. Условия дополнительного контракта мы будем обговаривать с местным командованием наемников. Комиссия по связям и надзору за наемниками никогда не одобрила бы такое, инициатива принадлежит самому Теодору Курите. Ему хочется подправить свою репутацию среди наемников, продемонстрировав небывалую для себя честность и порядочность в отношениях с ними. Какие пункты будут содержаться в дополнительном контракте, я могу только предполагать, благие намере ния Теодора Куриты — факт очень приятный, но все равно нам следует держать ухо востро. «Черным шипам» предстоит выполнять все контракты сразу. Помимо гарнизонных дел нам, как я думаю, придется самим совершать рейды на клановцев. Дополнительные деньги мы за это получим не сразу, но Теодор Курита откроет нам кредитную линию. Это все, что касается плохого. Теперь о хорошем. — Роуз попытался улыбнуться, но улыбка вышла довольно кислой. — После того как мы выполним этот дополнительный контракт, мы имеем право снова заключить такой же и поступать так вплоть до окончания действия основного контракта. Для этого не нужно отправляться в Зону Недосягаемости. И самое главное; как только кончится действие основного контракта, а это, как вы знаете, произойдет через год, продлевать его не потребуется, мы просто оговорим условия дополнительного контракта — и все.

— Очень похоже на мышеловку. — Эсмеральда подозрительно посмотрела на Роуза. — Каков будет дополнительный контракт, мы не знаем, условий его тоже.

— Это верно, — согласился Роуз. — При желании можно выдумать тысячу уловок, и мы будем торчать тут до гробовой доски, но есть и неоспоримое преимущество. Если нам повезет и мы выполним все условия, то будем обеспечены работой надолго. Все, что нам сейчас нужно, — быть всегда начеку и не дать нас втянуть в какую-нибудь авантюру, а для этого требуется максимально прикрыть возможные пути отступления. И второе — подготовиться к прибытию на Люсьен, особенно к приземлению на Уолкотт.

Несмотря на невесомость, у Роуза немного болела поясница, вероятно, сказывалось долгое сидение на импровизированном совете. Он потянулся и потер спину.

— Ну как, вопросы есть? — спросил он и обвел глазами присутствующих. Воины «Черных шипов» угрюмо сидели молча, некоторые проговорили нечто неразборчивое. Казалось, только Макклауд чувствовала себя вполне комфортно, она откинулась на спинку кресла так, чтобы никто не увидел ее лица, и многозначительно подмигнула Роузу. — В таком случае закончили, — бодро произнес Роуз, — а то мне через двенадцать часов заступать на дежурство, так что я пошел спать и советую всем не пропускать время для отдыха, очень скоро у нас его будет очень мало.

VI

Низшая точка прыжка, Люсьен

Синдикат Драконов

16 февраля 3037 г.


Как и ожидалось и о чем втихую молились все на корабле, путешествие на Люсьен прошло без приключений.

Пока Т-корабль, постепенно приближаясь к конечной цели путешествия — планете Уолкотт, перемещался с одной станции на другую, Роуз и все остальные воины «Черных шипов» не выходили за пределы «Бристоля». Это тоже являлось одним из условий контракта. Другим пунктом был запрет на разговоры с любым членом команды «прыгуна» или людьми, находящимися в нем. Роуз не видел в подобных запретах ничего странного, но чувствовал себя довольно неуютно, ему тоже передавалась нервозная и тревожная обстановка на корабле. Т-корабль приближался к Уолкотту. Для кланов не было секретом, что Курита не только продолжает снабжать Уолкотт всем необходимым, но и увеличил поставки вооружения и войск на планету, но предполагалось, что прилет «прыгуна» с «Черными шипами» будет для них неожиданностью. Роуз безусловно доверял своим бойцам, он знал, что даже в разговорах между собой они не упоминали планету, но для Приама доверие Роуза ничего не значило. Поэтому воины «Черных шипов» контактировали только между собой и командой своего шаттла.

Приам настаивал на том, чтобы Рия и завербованные ею бойцы вылетели из Зоны Недосягаемости по возможности побыстрее и незаметно. Таинственность, быстрота и четкость всех приготовлений даже немного напугали Рию, ей показалось, что она попала сама и затащила остальных в какую-то ловушку, но спокойствие и деловитость Приама развеяли ее страхи. Перелет на Люсьен они совершили на каком-то коммерческом судне, которое никак не походило на транспортный военный корабль. Это привело к некоторым задержкам, пришлось частенько останавливаться, где-то брать какие-то грузы, а где-то выгружать их. Будущий перелет на Уолкотт ее беспокоил не меньше, чем остальных. Хладнокровными оставались только те, кого Рия набрала на Харлече. У них хоть было какое-то занятие, они могли знакомиться не только с ветеранами, но и друг с другом.

Когда «Бристоль» прибыл в систему Люсьена, даже многоопытная Макклауд, видавшая не один десяток станций, поразилась быстроте действий персонала и царящим на станции повышенным мерам безопасности. «Похоже, тут всегда находятся в состоянии полной боевой готовности», — подумала она и была совершенно права. Люсьен однажды уже подвергался нападению кланов, и уже имеющийся опыт подсказывал Курите, что с такими соседями лучше не ограничиваться полумерами. В непосредственной близости от точки прыжка в воздухе барражировало с десяток бронированных шаттлов, готовых атаковать любой корабль, который не ответит на поданный ему сигнал соответствующим шифром.

Включив двигатели горизонтального перемещения, «Бристоль» пристроился к другим кораблям, направлявшимся в ту же систему. В это же время пара аэрокосмических истребителей облетела «Бристоль». Не прошло и часа, как Макклауд отцепила свой шаттл от «прыгуна»-носителя и переместила его к станции. Для этого здесь, в безвоздушном пространстве, капитану пришлось использовать двигатели позиционирования, которые в обычном режиме включаются только в момент приземления.

Через установленную на внешней стороне шаттла камеру Роуз вместе с некоторыми своими бойцами рассматривал станцию. Это было внушительное по размерам сооружение, оборудованное по последнему слову техники, с домами для обслуживающего персонала и ученых, а также казармами для солдат. После налета кланов подобных комплексов осталось очень немного: их уничтожали в первую очередь, поскольку станция такого типа могла полностью зарядить литиевые батареи «прыгуна» не за четырнадцать суток, как это делали обычные станции, а за двадцать четыре часа.

Разумеется, многие корабли, каким был «Бристоль», могли дозаряжать батареи и сами, выкидывая громадный солнечный парус. Он собирал солнечную энергию и аккумулировал ее в батарее корабля, и этой энергии вполне хватало для одного прыжка из одной солнечной системы в другую. Прыжок через гиперпространство совершается мгновенно, но зарядка батарей при помощи паруса занимает целый день, а то и больше. После зарядки парус складывался и помещался в специальный отсек, столь нежная конструкция не выдержала бы прыжка. Что касается времени, то в зависимости от яркости солнца, качества паруса, системы передачи энергии в батареи и самих батарей такой зарядки может хватить дней на десять — четырнадцать. Строго говоря, самое главное — время зарядки, именно от него зависит скорость прыжка.

Космическая станция дозарядки, расположенная в низшей точке прыжка в системе Люсьена, изначально предназначалась для обслуживания военных кораблей. Сердцем ее были огромных размеров коллектор и аккумулятор солнечной энергии, откуда она передавалась на батареи кораблей. За триста лет войн за Наследие станция трижды подвергалась нападениям, ее пытались взять с налета, брали в осаду, блокировали, бомбили и расстреливали, но никому не удалось вырвать ее из рук Ку-риты. Станция выстояла благодаря мужеству ее защитников.

В последнее время многие станции дозаправки приходили в упадок. Сказывалась нехватка запасных частей и специалистов, и в этих условиях станция в системе Люсьена приобретала для Синдиката Драконов первостепенное значение. Ее берегли как зеницу ока. С воздуха все подходы к ней блокировали аэрокосмические истребители, а в пределах станции день и ночь несли вахту пехотинцы, готовые пристрелить на месте любого провокатора или пробравшегося диверсанта. Издали станция казалась могущественной и неприступной, она поражала своими размерами. При ближайшем же рассмотрении, как это заметил Роуз, можно было легко увидеть следы прошлых битв и разрушений.

Все ближе и ближе корабль подходил к станции. Воины «Черных шипов» все яснее чувствовали, как слабеет притяжение корабля, и такие моменты являлись для них самым тяжелым испытанием. Отсутствие силы тяжести было невыносимым состоянием для людей неподготовленных. Во время быстрого полета корабля к станции за счет ускорения притяжение еще как-то чувствовалось, но когда «Бристоль» начал вплотную подходить к ней, оно почти исчезло. Напрасно Роуз носился по комнатам в поисках сосудов с какой-либо жидкостью — они оказались уже давно пустыми, «Черные шипы» выпили все свои запасы.

Притяжение совсем исчезло, и Роуз взмыл вверх. — Подготовиться к посадке, — раздался голос Мак-клауд. Роуз тяжело сглотнул и начал помогать остальным менять местами внутреннее оборудование комнат.

Причаливание шарообразных кораблей, каким был «Бристоль», оказалось для команды и пассажиров делом очень нелегким, даже изматывающим. «Все нормальные корабли, — всегда думал Роуз, — подходят максимально близко к станции, как правило носом вперед, затем переворачиваются двигателями к посадочному месту и производят посадку. Этот же, зараза, крутится как волчок». Действительно, «Бристоль» подходил к станции носом, а затем переворачивался к посадочному месту двигателями. Но поскольку его причальный воротник находился недалеко от двигателей, ему приходилось переворачиваться еще раз, но не самому — корабль вращала станционная стрела. Ничего удивительного, что Роуз, как и многие другие, от души ненавидел эту процедуру. Конечно, если исключить неприятности типа превращения пола в потолок, и наоборот, к перевернутому миру привыкали быстро, но Роуз знал, что во всех этих опрокидываниях, особенно в последнем, таится очень большая опасность. Даже кратковременное пребывание на станции в перевернутом состоянии ведет к потере ориентации. Единственную радость Роузу доставляла мысль, что они закрепили свои боевые роботы с учетом всех кувырканий.

Изображение станции заполнило собой весь экран «Бристоля». Макклауд подвела корабль к стреле и зафиксировала его на ней. Сначала «Бристоль» раскачивался, затем показалось, что корабль замер. На самом же деле это было не так, стрела медленно перевернула его, и вскоре почувствовался легкий толчок — это причальный воротник коснулся поверхности станции. В ту же секунду по внутренней связи корабля раздался голос капитана Макклауд:

— Внимание, корабль «Бристоль» причалил к станции Люсьен, находящейся в низшей точке. Нам придется пробыть здесь некоторое время, прошу приготовиться, сейчас представители местных властей произведут досмотр корабля. Старшим офицерам предлагается собраться в каюте для переговоров и предварительно обсудить дальнейший перелет на Уолкотт. Это сообщение касается меня, — продолжала капитан, — вас, Роуз, и еще одного человека. Всем остальным приказываю оставаться на своих местах на корабле вплоть до особого распоряжения. Корабль, на котором прибудет Рианнон Роуз, прилетит на станцию через четырнадцать часов и причалит рядом с нами, в шестом доке. От вашего лица поздравляю капитана Макклауд, команду корабля и сам корабль, несомненно, самый лучший из всех, со счастливым перелетом. Благодарю за внимание. Роуз и остальные члены отряда «Черные шипы» дружно рассмеялись и поспешили к своим местам. Прибытие в любой новый пункт всегда сопровождается большим объемом работ, и каждый из воинов «Черных шипов» знал, что ему нужно делать. Когда у двери причального шлюза Роуз столкнулся с Макклауд, он все еще улыбался.

— Мы пойдем вдвоем? — удивленно спросила капитан, увидев Роуза одного. Он молча кивнул, поправляя воротник своей форменной рубашки.

— Я думал, что было бы полезно взять с собой Антиоха, но он подготавливает док к приему корабля, на котором прибудет Рианнон и ее компания. Кого еще можно взять? Эсмеральду и Аякса? — Роуз помолчал, подыскивая слова. — Мне показалось, что они там будут не совсем на месте.

Макклауд подошла к Роузу и одернула его рубашку, убрав складки.

—Понятно, -сказала она. -Поскольку больше приглашать некого, пойдем вдвоем. Я, кстати, не очень хотела, чтобы ты брал еще кого-нибудь, мы и сами вполне способны поставить на место хозяев, если потребуется.

— Вдвоем? Хорошее слово, особенно когда с тобой говорит женщина. Но только как давно я от нее ничего подобного не слышал.

Макклауд отодвинулась от Роуза, лукаво посмотрела на него и понимающе улыбнулась.

— Отправимся вдвоем, — повторил Роуз. — Анти-ох — нормальный парень и неплохой сосед по каюте, но я предпочел бы разделить ее с тобой, как раньше, на Боргезе.

— Роуз подошел к Макклауд и попытался ее обнять, но она ловко ускользнула от его рук. — Это не моя вина, дорогуша, — засмеялась она. — Жить в разных каютах — твоя идея, не моя. Но, — продолжила она мягче, — это совсем не значит, что мы незнакомы. Роуз пожал плечами и неуверенно произнес:

— Я подумал вначале, что, находясь на корабле, командирам имеет смысл жить отдельно друг от друга.

Макклауд подняла руки и поморщилась, она уже много раз слышала эту фразу.

— Я понимаю, и не нужно мне ничего объяснять. — Она нажала на кнопку открытия шлюза, и внутренняя дверь пошла вверх. — Это было правильное решение, и я пока ничего против него не имею.

Взобравшись вверх по лестнице к люку, Речел нажала на другую кнопку, и внутренняя дверь закрылась как раз позади Роуза. Он медленно взбирался по лестнице, удивляясь странности своих взаимоотношений с Макклауд. Начиная с того злосчастного полета на Боргезе и погони за Нефритовыми Соколами они то ругались, то мирились, то снова ругались. Возможно, виной всему была Рианнон, она взяла на себя командование «Черными шипами», предоставив Роузу возможность находиться вместе с Речел, пока та выздоравливала. Когда же Макклауд вышла из больницы и их пути должны были разойтись, Роуз почувствовал, что привязался к этой женщине. Он проводил с ней все свое свободное время, однако в тот период их отношения еще не переросли стадию дружеской привязанности, хотя Джереми помнил о словах любви, вырвавшихся у него в минуту страшной опасности, угрожавшей Макклауд. Роуз не знал, чем конкретно закончится их взаимная симпатия. Из задумчивости Роуза вывел голос Речел. — Как ты думаешь, я одета соответственно серьезности момента? — игриво спросила она.

— Что? — переспросил Роуз — А, да нет, наверное. — Он оглядел Макклауд. В отличие от Роуза, Речел не переваривала форменную одежду и старалась ее не носить. Да она ей абсолютно не шла.

Обычно она носила костюм астронавта или повседневную женскую одежду. Роуз подумал, что облегающая форменная одежда на Макклауд может вызвать только смех со стороны женщин и восхищенные взгляды мужчин. — Они тоже астронавты, так что пусть думают, что у нас так принято одеваться, — сказал он.

Дверь станции открылась, Роуз и Макклауд посмотрели вверх и увидели перед собой совершенно белый пустой потолок. Они полезли к нему по лестнице и, когда вышли из шлюза, лицом к лицу столкнулись с двумя солдатами, одетыми в легкую броню. Немного позади них стоял маленький человечек в довольно странной униформе коричневого цвета. Он вежливо поклонился и произнес:

— Приветствую вас, капитан Роуз и капитан Макклауд. Меня зовут Уроши, мне выпала честь быть вашим гидом, пока вы будете находиться на нашей станции. Прошу вас. — И человечек пошел вперед по залу. За ним в сопровождении солдат последовали Роуз и Речел. Обменявшись короткими взглядами, они убыстрили шаг и почти поравнялись со своим провожатым. — Вы скоро заметите, — начал говорить Уроши, — что на станции нет указателей. Это сделано в целях безопасности на случай нападения. Я один из немногих, кому известен полный план станции.

— А как же солдаты? Как они перемещаются по всем этим лабиринтам? — спросила Макклауд.

Уроши посмотрел на открытое наивное лицо Макклауд и улыбнулся.

— Каждый из них знает только свой маршрут. — Столь уклончивый ответ был для Речел недостаточным, но она сочла за лучшее воздержаться от комментариев, а просто следовать за Уроши. Они проходили мимо бесчисленных дверей, на которых ничего не было написано, поворачивали то направо, то налево, шли по длинным коридорам и каким-то странным пешеходным развязкам. Порой Макклауд казалось, что они кружат вокруг одного и того же места, но вскоре она окончательно запуталась и следила только за спиной человечка, который оказался довольно проворным ходоком.

В свою очередь Роуз, казалось, вообще не хотел ничего видеть и замечать. Он шел, слегка опустив голову, размышляя над последним разговором с Ре-чел. Постепенно от сиюминутных разговоров мысль Джереми устремилась в будущее, и, как он ни старался, постоянно выходило таким образом, что его личное будущее ассоциировалось с Речел.

«А почему, собственно, и не с ней?» — окончательно пришел к выводу Роуз и чуть не натолкнулся на провожатого, который внезапно остановился возле одной из сотен безымянных дверей. Уроши взялся за ручку и пропустил гостей внутрь. Они вошли в довольно просторную прямоугольную комнату, в центре которой располагался широкий пластиковый стол, вокруг которого стояло несколько кресел. Роуз отметил про себя, что все предметы прикручены к полу: еще одна мера предосторожности, на случай отсутствия притяжения. Роуз осмотрелся и увидел двух мужчин в форме вооруженных сил Синдиката Драконов. Он немного разбирался в знаках отличия и понял, что перед ним подполковники.

«Прекрасно, — с раздражением подумал Роуз, — опять подсунули начальничков». С кислой улыбкой он поклонился им. Макклауд тоже поклонилась, но по ее хитрой физиономии нельзя было понять, делает ли она это из вежливости или просто паясничает.

Подполковники тоже поклонились, не так низко, как Роуз, но с почтением, вполне достаточным для капитана.

— Мы рады приветствовать вас, — произнес один из них. При этом на его лице играла легкая улыбка. — Надеюсь, что ваше путешествие было приятным. — Он указал на кресла недалеко от себя. Роуз также изобразил вежливую улыбку. — Полет прошел вполне благополучно благодаря умению командира корабля. — Театральным жестом он повел рукой в сторону Речел. — Перелеты с капитаном Макклауд для меня всегда больше, чем перемещение в пространстве. — Роуз сел напротив говорившего. Речел отблагодарила Роуза за топорный комплимент, кинув на него косой взгляд, но молча кивнула и села рядом.

— Я подполковник Лэнгли, — произнес тот, кто приветствовал их, — а это — подполковник Вэйнс. Наша задача — координировать ваш перелет на Уолкотт.

«Ну, начинается», — подумал Роуз. В то же время его лицо оставалось абсолютно спокойным.

Офицеры армии Дома Куриты в таком звании никогда не координировали перелеты «прыгунов» даже на планеты, находящиеся на вражеской территории.

— Поскольку вас рекомендовал Приам, то я не думаю, что у нас будут какие-либо недоразумения по этому вопросу. Мы очень высоко ценимого мнение, мы знаем также и вашу высокую репутацию"— продолжал Лэнгли. Роуз ждал, он понимал, что за набором дежурных цветистых комплиментов должно последовать самое главное. Что именно — он пока не представлял, но то, что приятного будет мало, — в этом Джереми был убежден полностью.

— Вам известна ситуация на Уолкотте? — спросил Лэнгли и, получив утвердительный кивок, продолжил своим тихим мягким голосом: — Дымчатые Ягуары держат в своих руках обе точки прыжков. Это означает, что войти в систему Уолкотт и подойти к планете можно только через так называемые пиратские точки. Но раз вы знакомы с положением дел на Уолкотте, это для вас не окажется неожиданностью. — Роуз снова кивнул и теперь понял все.

Основная масса прыжков через гиперпространство происходит либо много выше, либо много ниже орбитальной плоскости солнечной системы, то есть в низшей или высшей точке системы, точке надир и точке зенит. Местоположение двух «официальных» точек прыжка в какой-либо системе, в зависимости от размеров его солнца, строго определено и неизменно. Что касается пиратских точек, то это нечто совершенно иное.

Пиратские точки прыжков могут быть где угодно, их высчитывают на основе сложной математической модели определенной солнечной системы, где берется во внимание текущее положение различных планет. Но, как и во всех сложных расчетах, здесь случаются ошибки, поэтому прыгать с пиратской точки — занятие очень небезопасное. Малейшая ошибка в расчетах сил притяжения ближайших планет — и полет может кончиться весьма плачевно. Пользуются пиратскими точками в случаях исключительных, и несколько прыжков с пиратских точек Роузу были известны. Ими пользовалась на Боргезе «пятая колонна», то есть те, кто сочувствовал кланам. Они выпрыгивали через пиратские точки к Нефритовым Соколам и через пиратские же точки приводили на планету захватчиков.

— Поскольку планета находится в окружении Дымчатых Ягуаров, вам придется впрыгивать через пиратскую точку.

Роуз понимал, что этого требует жесткая необходимость, но сама идея ему определенно не нравилась. У него не было опыта прыжков с пиратских точек, а у Макклауд и подавно.

— Я понимаю вашу растерянность и беспокойство по поводу прыжков с пиратских точек, — продолжал смелый подполковник, — но мы летаем на Уолкотт таким образом уже довольно долгое время, практически с тех пор, как на нашу землю вторглись кланы, и ни разу у нас не было осечек. — Он посмотрел на Роуза. — Что такое прыжок с пиратской точки или в пиратскую точку? Всего лишь учет многих факторов и точный расчет. Но это только начало вашей миссии, так сказать, первый шаг к успеху.

— Вы хотите сказать, что к планете нам придется пробиваться с боями? — спокойно произнес Роуз. Лэнгли сокрушенно покачал головой. — Я уже говорил вам, что мы делаем это в течение нескольких месяцев и у нас уже имеется большой опыт. Конечно, некоторый риск все же есть. Пиратские точки — вещь специфическая, они существуют только непродолжительное время. Как только одно окно захлопнулось, начинаются трудности. Следующая пиратская точка может находиться не только на границе системы, но и много дальше.

Роуз нахмурился и посмотрел на Макклауд. Она резко встала и начала объяснять:

— Я человек не военный, но если я вас правильно поняла, то пиратская точка высчитывается с использованием данных о времени и пространстве. Нас интересует та точка, которая откроется между Люсьеном и Уолкоттом в определенный период времени, разумеется, поближе к Уолкотту. А если мы не успеем, просрочим время, то следующая точка может открыться в совершенно другом месте, так?

— Вы начинаете видеть проблему, — одобрительно кивнул Лэнгли. — Ягуары прекрасно понимают, что мы должны прилететь, но куда и когда — это им, разумеется, неизвестно. Пространство слишком большое, и патрулировать его полностью они просто не в состоянии. Они не способны даже засечь приближающийся к планете корабль. И все-таки каждый «прыгун», появляющийся в системе, подвергается определенному риску. Капитан корабля должен определить точку своего появления и выполнить прыжок обратно, не давая обнаружить себя.

Как правило, вся процедура занимает лишь несколько часов. В это время каждый корабль идет к планете своим маршрутом, и курс его постоянно меняется. То есть если он обнаружен, это не значит, что «прыгун» также засечен. Корабли, следующие из системы, точно так же поодиночке добираются до корабля-матки, пристыковываются к нему и выпрыгивают вместе с ним.

— В таком режиме полета батареи садятся почти полностью, — угрюмо отметил Роуз.

— Совершенно верно, — подтвердил Лэнгли. Они смотрели друг на друга, понимая всю опасность ситуации. Если в расчеты вкралась ошибка и «прыгун» не попадет в намеченную точку, неспособный перемещаться в пространстве самостоятельно, он потеряется.

— Риск достаточно велик, — тихо сказал Роуз. — Вот за это вам и заплатили такие деньги, капитан Роуз, — ответил Лэнгли. — Поэтому мы и принимаем суровые меры предосторожности. Нам необходимо снабжать Уолкотт, и мы это делаем, пользуясь не только высококлассными специалистами, но и компьютерами, которых вы не найдете нигде во Внутренней Сфере.

Роуз сравнил потребности «Черных шипов», вспомнил, что Рианнон вечно ломает голову над проблемами материально-технического снабжения отряда, попытался представить, что приходится делать в этом плане Курите, и от одной этой мысли ему стало страшно.

— Да, и хочу сказать еще, — продолжал подполковник, — на «Бристоле» будет находиться подразделение нашей службы внутренней безопасности.

"Вот сейчас вы кое-что услышите — радостно подумал Роуз и не ошибся.

VII

Низшая точка прыжка, система Люсьен

Синдикат Драконов

16 февраля 3057 г.


Что?! — Макклауд вскочила с кресла. Роуз попытался остановить ее, он схватил ее за рукав, но та выдернула руку с такой силой, что ткань затрещала. — Какие еще чертовы силы безопасности? Вы тут, ребята, как я вижу, окончательно спятили. Этот корабль — мой, и команда тоже моя, и на этом все! Дискуссия окончена! Это я говорю вам! — И Макклауд ткнула пальцем в офицеров. Они спокойно сидели в своих креслах и, казалось, с большим интересом следили за Речел. Ее страстный монолог они считали чем-то само собой разумеющимся. Когда Макклауд закончила и снова села в кресло, они, похоже, были разочарованы непродолжительностью и недостаточной экспрессивностью ее речи. Лэнгли подождал еще несколько секунд, затем продолжил тем же тихим ровным голосом:

— Я очень сожалею, что заставил вас так волноваться, капитан Макклауд.

Роуз уловил слабое ударение на слове «капитан» и понял, что они с Речел проиграли эту словесную дуэль еще до того, как она началась.

— Вы, несомненно, правы, — произнес Лэнгли, — относительно окончания дискуссии, но в том, что на «Бристоле» не будет наших людей из СВБ, вы заблуждаетесь. Они на вашем корабле обязательно будут и тем обеспечат его прибытие на Уолкотт.

— У вас нет на это никакого права! — выкрикнула Макклауд и для убедительности ударила ладонью по столу.

— Есть, — возразил Лэнгли с мягкой улыбкой. — У нас есть все права, какие нам только нужны. «Черные шипы» подписали с правительством Синдиката Драконов контракт, в котором совершенно ясно оговариваются условия командования. Мы с самого начала говорили, что настаиваем на военном взаимодействии, и вы соглашались с этим. Видите ли, — Лэнгли говорил как учитель, которому приходится втолковывать непонятливому ученику прописную истину, — вся система Уолкотт является военной зоной, вследствие чего она находится под полным контролем наших вооруженных сил. Поэтому когда вы появитесь на Уолкотте, то автоматически и вполне официально переходите под защиту и контроль нашей армии. — Он посмотрел на недовольное лицо Речел и поправился: — Или патронаж, если вам так не нравится слово «контроль». И это значит, что мы имеем полное право и даже обязаны осуществлять свою деятельность где угодно, включая и ваш корабль.

Пока Лэнгли говорил, Роуз думал, как спасти ситуацию. Он понимал чувства Речел, которой был дорог ее «Бристоль». Сам он не имел ничего против того, чтобы исполнять приказы других командиров. Главное, чтобы они были грамотные и дельные. Найдя, как ему показалось, вполне приемлемый выход, он обратился к Лэнгли с самой ласковой улыбкой, на которую только был способен.

— Уважаемый подполковник, я нисколько не сомневаюсь в том, что вы не стремитесь лишить капитана Макклауд функций командира... — Тут он замялся, якобы подыскивая нужные по сердечности слова, а на самом деле предлагая Лэнгли продолжить мысль самому. Тот нахмурился, силясь постичь сказанное, но так и не постиг. Спас его Вэйнс, он заговорил впервые за всю встречу:

— Капитан Макклауд, пожалуйста, окажите нам любезность, войдите в наше положение. Уолкогт имеет для нашей страны чрезвычайное значение. Другой такой планеты у нас нет. Мы не можем позволить себе отдать ее, и это обстоятельство вынуждает командование принимать такие серьезные меры предосторожности.

«Вэйнс прав, — размышлял Роуз. — Уолкотт находится в самом пекле, в центре зоны, оккупированной кланами, и нужно быть полным идиотом, чтобы потерять его из-за элементарной небрежности или халатности. Хотя Дымчатых Ягуаров и связывает Кодекс Чести, не позволяющий им атаковать саму планету, все, что находится около нее, может быть предметом для военных споров. В создавшихся условиях задача кланов очевидна — любой ценой прервать поставки на Уолкотт, уморить его защитников голодом, после чего войти на Уолкотт без боя».

Макклауд, наклонив набок голову, взвешивала аргументы Вэйнса. Она то поднимала голову, то хмурила брови, морщила нос. В общем, она сдавалась, и Вэйнс решил добить ее.

— Ну, разумеется, капитан Роуз, — радостно воскликнул он, — мы никоим образом не стремимся изолировать капитана Макклауд или того хуже — не давать ей командовать своим кораблем. Мы только просим, чтобы на корабле, принадлежащем капитану Макклауд и находящемся под ее командованием, для укрепления его боеспособности находилось несколько наших людей из СВБ, вот и все. А докладывать свои соображения и подчиняться они будут капитану Макклауд.

Роуз знал, что представляют собой эти люди из СВБ. Элитные специальные части Синдиката Драконов, они проходили все виды тренировок для проведения операций разведывательного характера. Прыжок в глубокий тыл противника, а именно так эту операцию и следует называть, это как раз то, для чего их готовят.

— Кто кроме сотрудников СВБ, кто еще будет на «Бристоле»? — довольно спокойно спросила Макклауд. Роуз посмотрел на нее и отметил, что уравновешенный тон дается ей нелегко. Речел еще не совсем успокоилась, она, скорее, пыталась справиться со своими эмоциями, но по опыту общения с ней Роуз знал, что окончание беседы никакими осложнениями уже не грозит.

— Кроме бойцов, будет один офицер связи и один пилот. Он будет выполнять функции второго пилота «Бристоля».

— Зачем он мне нужен? У меня нет места для второго пилота.

— Пилот, который полетит с вами, уже четырнадцать раз летал на Уолкотт, у нас он стал уже чем-то вроде легенды, — мягко заметил Лэнгли. — В его задачу входит довести ваш корабль до планеты, — он помялся, — в экстренном случае. В этот момент он должен находиться рядом с вашим пилотом, если же полет будет проходить нормально, он и пальцем не притронется к штурвалу.

— Не думаю, — пробурчала Макклауд. Роузу стало ясно, что пришло время вступить в разговор и закончить его на дружеской ноте.

— Благодарю вас, господа, за сделанные вами сообщения. Я рад, что мы нашли взаимопонимание. — Он встал с кресла и пожал офицерам руки. — Будем надеяться, что особых сложностей у нас не возникнет.

— Насколько я понимаю, господа, — ответил Лэнгли, — вы хотели бы покинуть станцию как можно быстрее. Ну что ж, мы идем вам навстречу. «Бристоль» по характеру находящихся в нем людей и груза получает статус корабля особой значимости. — Это сообщение застало Роуза и Макклауд врасплох, лица у них вытянулись. — Следовательно, как только прибудет корабль с остальными воинами «Черных шипов», они тут же перейдут на «Бристоль». — Лэнгли учтиво поклонился оторопевшей Макклауд. — Следом за ними в корабль войдут наши люди, и вы сразу пристыкуетесь к «прыгуну».

— Вы направите на Уолкотт первый попавшийся «прыгун»? А как же расписание? — Макклауд во все глаза смотрела на Лэнгли.

— Не волнуйтесь, это наша забота. Мы часто направляем корабли на Уолкотт, — ответил Вэйнс. — Правда, военные отряды прилетают туда крайне редко, но когда это случается, мы стараемся, чтобы их полет был максимально легким. Если быть точным, то вы отправитесь на Уолкотт через пять дней. К тому моменту прибудут остальные члены вашего отряда, «прыгун» и, согласно нашим расчетам, откроется пиратская точка.

Роуз кивнул. В отличие от Макклауд, он сразу понял, почему Курита так торопится отправить свежие силы на планету. В дверях показался Уроши. Он поклонился, и Роуз с Речел направились к выходу.

— Не знаю, успокоит ли вас мое сообщение, — Вэйнс обратился к Макклауд, — но вы далеко не первый капитан корабля, которого беспокоят наши маленькие требования.

— Она ничего не сказала в ответ, даже не обернулась. Гордо глядя вперед. Ре-чел заторопилась к выходу. Последним вышел Роуз.

Когда дверь за ними закрылась, Лэнгли и Вэйнс переглянулись и тихо рассмеялись. Всю обратную дорогу до «Бристоля» Роуз решил молчать, такого же мнения, очевидно, придерживалась и Речел. Но когда капитаны вошли в шлюз, Роузу захотелось нарушить тягостное молчание, однако Макклауд была настроена воинственно. Она не собиралась так быстро забыть недавнюю встречу и ее последствия. Мысленно кляня во всем свою злую судьбу, свалившееся ей на голову сотрудничество с «Черными шипами», а заодно и свою мягкотелость, она тут же пошла на верхнюю палубу, туда, где размещалась команда. Роуз справедливо сделал вывод, что в такой момент Речел лучше не трогать, и отправился вниз, где в непосредственной близости от двигателей находился отсек для пассажиров. Чем ближе становилось время отлета, тем меньше работы оставалось у «Черных шипов». Все операции по маневрированию кораблем Макклауд выполняла сама с помощью диспетчеров станции. Роуз был уверен, что в компьютеры корабля постоянно поступает информация о пиратской точке и предстоящем полете, но оставался в полном неведении, поскольку не имел доступа ни к ним, ни к самой Речел. В конце концов он решил побольше времени отводить сну и посоветовал всем остальным членам отряда заняться тем же. Проспав несколько часов, он встал и прошел в кают-компанию, чтобы от нечего делать выпить пару чашек кофе. Джереми не успел допить и первую, как в помещение с шумом и гамом ввалилась команда новичков во главе с Рианнон. Ветераны встретили ее радостными криками, они обнимали и целовали ее, задавали разные вопросы, требовали на них немедленного ответа, причем все старались сделать это одновременно, пока Роуз не вмешался и не предложил для начала познакомиться друг с другом.

Вскоре все воины «Черных шипов», ветераны и новообращенные, собрались в кают-компании и слушали рассказы Рианнон о ее приключениях в Зоне Недосягаемости. Роуз так увлекся, что потерял счет времени. Захватывающие истории были прерваны сухим, бесстрастным голосом капитана Макклауд, раздавшимся из громкоговорителей внутренней связи. Речел сообщала, что «Бристоль» вылетает через десять минут, и посоветовала проверить крепления боевых роботов. Роуз отправил Хога, Эсмеральду и Бадикуса выполнять инструкции капитана корабля, а Рия с Антиохом пошли показывать новоприбывшим их места.

Сам Роуз помчался к шлюзу встречать парней из СВБ, где нос к носу столкнулся с Макклауд. Она была вне себя, но старалась держаться корректно. Приветствуя сотрудников безопасности, она деланно улыбалась, пожимала им руки, но было видно, что эта вежливость многого ей стоит. Вместе с небольшой группой сотрудников Роуз пошел по кораблю, но почти все время молчал. Поскольку предполагалось, что парни из службы безопасности не задержатся на «Бристоле» надолго, Речел не особенно позаботилась об их комфорте. Бойцы располагались на полках рядом со своим оружием, а теха по связи и второго пилота, пользующихся особой ненавистью Речел, она засунула в тесную каморку, не так давно служившую кладовкой. Как ни странно, чулан куритянам очень понравился, поскольку от него до мостика было значительно ближе, чем от кают. «Бристоль» взлетел и стал кружить вокруг «прыгуна», которому предстояло транспортировать его на Уолкотт. Сначала Роуз хотел остаться на мостике, но посчитал, что в такой момент ему больше пристало находиться вместе со своими бойцами, и ушел к ним. Он также надеялся, что в его отсутствие Ре— чел найдет общий язык с помощниками из службы безопасности. Сойдя вниз, он получил отчет от Эсмеральды о том, что все готово к старту. «Черные шипы» снова собрались в кают-компании. Ветераны приходили по одному или парами, новички пришли всей группой. Роуз подождал, пока все не расселись, и в наступившей тишине сказал, обращаясь к воинам:

— Прошу отнестись к моим словам с должным вниманием. — Он вдруг почувствовал прилив радостного волнения, чувства, которого давно не испытывал. — Сейчас, пока я говорю с вами, наш корабль направляется к «прыгуну», и это ни для кого не является новостью. Новостью будет то, что мы выпрыгиваем очень скоро, как только причалим. — Несколько человек замерли и удивленно посмотрели на Роуза. — Но и это еще не все. Уолкотт, куда мы направляемся, по сути представляет собой военный лагерь, и прыжок нам придется совершать в боевых роботах. Если на «Бристоль» будет совершено нападение и корабль окажется поврежденным, система жизнеобеспечения, имеющаяся в боевом роботе, очень нам пригодится. — Здесь насупились даже видавшие виды ветераны.

— Охотно вас понимаю, — продолжал Роуз, — но отдых как раз тем и приятен, что когда-нибудь кончается. Теперь самое интересное. Мы направляемся в пиратскую точку. Где она — знают астронавты, нам остается только довериться им. Печально, но иным способом на планету попасть невозможно. Если прыжок пройдет нормально, будет дан отбой, но и в этом случае я советую всем быть настороже. Я сторонник коллективных действий, и мне хотелось бы, чтобы каждый ветеран работал в паре с новоприбывшим. — Роуз помолчал и улыбнулся. Заметив, что некоторые из новичков посмотрели на него с явной обидой, он решил обратить дело в шутку.

— Послушайте меня, я далек от того, чтобы сомневаться в ваших способностях, — не глядя ни на кого конкретно, заговорил Роуз, — но до тех пор, пока я не смогу убедиться, что все вы можете работать попарно, не смогу спать спокойно. Так что пожалейте своего командира, очень вас прошу. — Он посмотрел на Рианнон. Та молча кивнула. Теперь Роуз знал, что она соберет и разделит всех бойцов на пары. — После прыжка мы с вами еще раз соберемся и немного поболтаем, а пока у меня все. У вас есть ко мне вопросы? Нет? Вот и прекрасно, тогда я вас покидаю. Если у меня появится дополнительная информация, я вам ее тут же сообщу.

Как бы в заключение разговора из громкоговорителей снова раздался голос Речел:

— Внимание, всем пассажирам и членам команды! Говорит капитан корабля Макклауд1 «Неплохо, — подумал Роуз, — на корабле много новых людей, надо представиться».

— «Бристоль», — продолжала Речел, — только что выполнил стыковочный маневр и пристыковался к «прыгуну» «Эллиохиппус». Через тридцать пять минут мы совершим прыжок в систему Уолкотт. — Роуз посмотрел на свой хронометр, затем на остальных и с радостью отметил, что они сделали то же самое. Сверка часов — одна из важнейших привычек бойца, она должна въесться в него навсегда.

— Я дам обратный отсчет времени за десять минут до прыжка, — сообщила Макклауд. — До этого времени прошу всех подготовиться к полету.

В динамике послышался щелчок, это Речел отключила свой микрофон. Роуз поднялся.

— Нас это касается в первую очередь. Прошу всех сесть в свои роботы и быть готовыми к горячему приему в системе Уолкотт. «Черные шипы»! Мы начинаем действовать. Вперед!

VIII

«Бристоль», пиратская точка 3ALu2334Zulu

Система Уолкотт, Синдикат Драконов

17 февраля 3057 г.


В космической темноте системы Уолкотт вдруг появилось слабое мерцание. Так, появившись из ничего, из гиперпространства, заявил о своем существовании гигантский корабль, «прыгун» «Эллиохиппус». Ни команда, ни пассажиры даже не почувствовали прыжка с Люсьена. Только когда «Бристоль» начал отходить от «прыгуна», все поняли, что уже находятся на территории Уолкотта.

Тоненькая струйка пота текла по лбу Роуза. Сидя в кабине своего боевого робота, он внимательно наблюдал за показаниями приборов, обращая особое внимание на внешнюю связь, хотя, даже если бы в это время на противоположную часть «Бристоля» кланы совершили нападение, Роуз был бы бессилен что-нибудь сделать, его сканер попросту ничего не засек бы.

Оставалось только одно — напряженно ждать. Роуз не разрешил остальным воинам «Черных шипов» пользоваться внутренней линией связи и разговаривать между собой, поскольку это всегда делалось только в исключительных случаях. Боевой робот Роуза «Секира», в отличие от остальных, был связан непосредственно с капитанским мостиком. Открыв все каналы связи, Роуз только вслушивался в звуки, он слышал все, что там происходило, но сам молчал.

Роуз не был астронавтом, хотя, как и любому другому водителю боевого робота, ему часто приходилось перелетать на космических кораблях с одного места на другое. Когда-то давно он понял, что для космических перелетов нужно быть человеком особенным, готовым выдерживать длительное одиночное пребывание в открытом космосе. И хотя Роуз был человеком гордым и независимым, он считал, что для него космос слишком велик и пуст.

Несмотря на такое отношение к пространству, его большой опыт, особенно дружба с Макклауд, многому научили его. Именно поэтому он сейчас вполне отчетливо представлял, что происходит на капитанском мостике, даже когда не слышал никаких разговоров на нем. Когда один из сотрудников службы безопасности запросил сведения о возможности появления врага в непосредственной близости от корабля, Макклауд пробурчала что-то на жаргоне пилотов, но Роуз тут же понял, что пока все тихо. Зато более отчетливо она произнесла фразу о том, что сотруднику сил безопасности больше пристало заниматься своими собственными обязанностями, а не лезть на капитанский мостик, где ему делать абсолютно нечего.

«Бристоль» медленно отходил от «прыгуна». Прошло десять долгих и томительных минут, пока он не оказался на почтительном расстоянии от «Эллиохиппуса». Капитан Т-корабля сейчас, конечно, уже судорожно прокладывает с помощью компьютера дорогу назад, на Люсьен. Роуз вдруг подумал, что команда «Эллиохиппуса» сейчас работает так шустро, что могла бы поспорить в быстроте с тем компьютером, куда капитан вводит данные о месторасположении корабля, притяжении планет и времени. Правда, что происходит на мостике межзвездного корабля, — об этом Роуз не имел ни малейшего представления.

Прошло уже двадцать минут после прибытия, но на экранах не было ничего подозрительного. Очевидно, кланы не заметили присутствия корабля в системе, и Роуз дал «Черным шипам» команду отбоя. Водители вылезли из кабин роботов и поплыли в кают-компанию, ставшую по молчаливому согласию их штаб-квартирой. Роуз в кают-компанию не попал. Связавшись с Макклауд, он сообщил ей, что отменил боевую готовность, и очень удивился, когда в ответ она попросила его как можно быстрее прийти к ней на капитанский мостик.

Спускаясь по лестнице своего многофункционала, Роуз подумал, что перед встречей с Речел неплохо бы переодеться, но, оглядев себя, решил, что этого делать не стоит. В костюме водителя боевого робота он будет лучше чувствовать себя в незнакомой обстановке, а астронавты его поймут.

Вдруг ему показалось странным, что он стесняется находиться на мостике «Бристоля». Никогда раньше с ним такого не было, Роуз всегда смело заходил на капитанские мостики других кораблей. А уж одежда его тогда совершенно не беспокоила. Но то были другие корабли. И капитаны были другие. Однако в присутствии Речел он временами начинал чувствовать себя очень неловко. Ему постоянно казалось, что здесь, на «Бристоле», он всегда делает что-то не то и не так. А на капитанском мостике это болезненное ощущение становилось еще острее. Сначала Джереми винил в этом Речел, точнее, свои отношения с ней. Размышляя сейчас над странностями своего поведения, Роуз пришел к выводу, что частично это так.

До встречи с Макклауд Роуз практически не доверял ни одному из известных ему капитанов кораблей, хотя никогда не сомневался ни в их компетентности, ни в опыте. Не сомневался он и в их кораблях, а просто не доверял им — и все. Летая с ними, он всегда чувствовал какой-то дискомфорт. Иное дело — Макклауд, с ней он летал абсолютно спокойно. Будучи солдатом, Джереми верил во внутреннюю убежденность, в чутье. Речел же считала все его ощущения просто псевдоромантической чушью, неуклюжей попыткой неотесанного чурбана, который хочет казаться таким же умным и интересным человеком, каким является всякий штатский. Горячо и неоднократно она убеждала его в том, что нормальным индивидуумом ему не быть никогда.

Роуз немного постоял у двери, ведущей на капитанский мостик, провел ладонью по волосам и вошел внутрь. Ему показалось, что помещение несколько уменьшилось в размерах. Он огляделся и понял, в чем дело, — на приставных стульях сидели два сотрудника службы безопасности и что-то высматривали на экранах сканеров. Роуз подошел к Макклауд и посмотрел через ее плечо на экран сканера дальнего радиуса действия. Речел не обернулась, но Роуз мог поклясться, что она чувствует его присутствие.

— Только что мы засекли два приближающихся объекта, — спокойно сказала Речел. — Кланы?

Макклауд покачала головой.

— Не думаю, но на всякий случай я сказала, чтобы наши гости, — она кивнула в сторону двух парней, — были наготове. Но возможно, что это всего-то лишь два корабля, решившие найти какой-нибудь «прыгун», чтобы на нем добраться до Люсьена.

Роуз знал, что никаких кораблей в это время здесь не ожидается, но сама идея не показалась ему странной. Почему бы, собственно, и нет? Не уходить же «прыгуну» пустым?

— Ты пришел в хорошей компании, — поморщилась Речел, показывая глазами на его лазерный пистолет. Роуз пожал плечами и ничего не ответил. Он посчитал неуместным объяснять ей, что пистолет — такая же часть его экипировки, как нейрошлем или охлаждающий костюм.

Он нахмурился, заметив, что объекты на экране приближаются к ним.

— Думаешь, что у нас будут неприятности? — Он посмотрел на Речел. Та, не особенно вслушиваясь, глядела на своих помощников из службы безопасности.

— Скажем так, — ответила Макклауд, — надеяться надо на лучшее, а готовиться к худшему. Вот этим я и занимаюсь.

— Смотри только не переоцени свои силы, — усмехнулся Роуз. — Играть можно только в том случае, если уверен в своем выигрыше. — Он снова посмотрел на экран. Объекты стремительно увеличивались. Кто-то из команды быстро проговорил: — Это корабли класса «Оверлорд». — И в это время на экране сканера погас красный огонек.

— Что у вас? — спросила Речел. Роуз чувствовал напряженность обстановки на мостике и посмотрел на Макклауд. Она оставалась совершенно спокойной.

— Четыре объекта, — ответил один из операторов. — Судя по профилю полета, это истребители.

— Они еще не заметили нас? — Голос Макклауд звучал, как обычно, ровно. Роуз вспомнил, что присутствие «Бристоля» в системе известно немногим, а уж кланы об этом событии тем более не оповещали. «Бристоль» обладал лучшей сенсорной системой, чем любой истребитель, правда, это преимущество сомнительное, корабль, в отличие от истребителя, свой курс изменить не может. Максимум, на что он способен в открытом космосе, — это, заметив неприятеля, увеличить скорость и попробовать уйти.

—Пока они нас не видят, — откликнулся оператор, — у нас есть еще минута или даже две. — Переходите на два-три-три и увеличьте скорость. Роуз и Макклауд обернулись и посмотрели на второго пилота, приставленного к ним на Люсьене. Это он скомандовал.

— Может быть, подождете командовать? — огрызнулась Речел. — Здесь все-таки есть командир.

— Ждать некогда, — хладнокровно ответил куритянин, — у нас почти нет времени.

— Действительно? — На этот раз Макклауд говорила вполне искренне. Оператор не оборачиваясь кивнул. — Еще немного, и они почти вплотную подойдут к тем двум кораблям, — вдруг сказал он и тихо прибавил: — И к тому моменту увидят «прыгун».

—Смогут они атаковать сразу две цели? — спросила Речел. Оператор помедлил с ответом. — На такой высокой скорости едва ли. Им придется выбирать. Скорее всего, они набросятся на корабли.

Два корабля стремительно летели по направлению к «прыгуну». Истребители, пытаясь перехватить их, также постоянно увеличивали скорость, но теперь она будет им помехой. Они на бешеной скорости просвистят мимо них, а когда развернутся и снова зайдут для атаки, корабли будут уже далеко. Роуз подумал, что в таком случае и «прыгуну» тоже ничего серьезного не грозит.

— Давай разворачиваться, — сказал сотрудник службы безопасности своему пилоту.

— Встревать в их схватку — не наше дело, — настаивала Макклауд. — Изменим мы курс или нет, истребители все равно будут атаковать те корабли.

— Может быть, и не будут. Если те поймут, что истребители атакуют именно их, они изменят курс и станут отходить от «прыгуна».

— Но это самоубийство, — воскликнула Макклауд. — Если они не приблизятся к «прыгуну» сейчас, он выпрыгнет из системы без них. У кораблей просто не будет времени, чтобы вернуться к моменту прыжка.

—И тем неменее, чтобы не подставлять «прыгун» под огонь истребителей, они сделают именно так. Разворачиваемся.

— Ни под каким видом, — отрезала Макклауд. — Так мы можем не попасть на Уолкотт. Да и тем кораблям мы все равно не поможем. Пока мы тут будем маневрировать, у нас кончится горючее.

Роуза охватил ужас. Он понял, что сейчас от случайного человека, имени которого он даже не знает, зависит его жизнь. У него не заняло много времени решить, на чью сторону он станет в этом споре. Джереми расстегнул кобуру и стал ждать последствий.

Пилот-куритянин отмахнулся от Макклауд, как от надоевшей мухи.

— Перестаньте ныть, я разворачиваю корабль, — проговорил он. — Мы будем спасать «прыгун» даже ценой своих жизней. — Он встал и направился к креслу Макклауд. «Пора», — подумал Роуз и, вытащив свой лазер, навел его на неистового пилота.

— Только не так быстро, — произнес он. — И вообще, советую вернуться на место. Не пытайся сделать хотя бы один шаг ко мне, пристрелю на месте. — Роуз знал, что ребята из сил безопасности Синдиката Драконов — мастера рукопашного боя, и был готов выстрелить, как только куритянин сделает любое подозрительное движение. Тот стоял не шевелясь, и Роуз понял, что выиграл. — Медленно повернись через левое плечо и садись вон туда. — Левой рукой Джереми указал на свободное кресло. Пот застилал глаза пилота. Он никак не предполагал, что так лихо распоряжаться чужой жизнью значительно легче, чем смотреть в направленный на тебя ствол пистолета. Он выполнил приказание Роуза.

— Вы лишаете меня моих прав, — вдруг жалобным голосом сказал пилот.

— Сиди спокойно, парень, а не то я лишу тебя большего, — ответил Роуз.

Куритянина бросило в дрожь.

— Это мой корабль, понял ты?! — крикнула Макклауд.

— Но я здесь выполняю особое задание, — слабо оправдывался куритянин. — В критические моменты я должен принимать решения.

— Считай, что мы взбунтовались, — спокойно парировала Речел. — А если тебе так не терпится помочь кому-нибудь, отправляйся к своему «прыгуну» один. — Она наклонилась к микрофону и произнесла: — Курс прежний, без отклонений. — Речел посмотрела на экран. — Все, истребители нам больше не страшны, мы вышли из их боевой зоны. Да, тут не расслабишься, не исключено, что у нас еще будут сюрпризы. — Макклауд замолкла. Сжимая в руке лазер, Роуз сидел, не спуская глаз с обоих куритян. Ему очень хотелось посмотреть на экран, но он понимал, что каким бы захватывающим ни был вид на сканере, от просмотра лучше воздержаться, компания слишком неподходящая. Излишне бедовая компания попалась.

— Истребители поворачивают к нам, — вдруг сообщила Макклауд. — Через несколько секунд они нас атакуют.

Роуз досчитал до десяти, но ничего не произошло. — Они направляются к тем двум кораблям, — послышался голос Речел.

— Ты видишь «прыгун»? — спросил Роуз.

— Нет, — ответила Макклауд, — он слишком далеко от нас. Один из кораблей бросается вперед. — Речел комментировала происходящее.

— Где истребители? Ты их видишь? — снова спросил Роуз. Ему страстно хотелось, чтобы оба корабля сделали последний бросок и достигли «прыгуна».

— Истребители атакуют один из кораблей, второй, похоже, успевает к «прыгуну» вовремя.

— А что с первым кораблем? — не унимался Роуз, захваченный волнением битвы. Макклауд тихо вздохнула. — Не знаю, сканер не достает. Роуз опустил затекшую руку и, засунув пистолет в кобуру, снова обратился к Речел: — Как ты думаешь, он успел? — Не знаю, возможно. Может быть, и нет. Кто знает? — Она попыталась улыбнуться, и, как ни странно, улыбка у нее получилась, только слабая и немного грустная. Речел снова наклонилась к микрофону. — Приготовиться к первой корректировке курса, — скомандовала она.

Роуз вышел с мостика и направился в свою каюту. У него не выходил из головы тот шаттл, первый, который сбавил скорость и принял на себя атаку истребителей. Жаль. А может быть, ему все-таки повезло и он тоже успел к «прыгуну» вовремя? Или нет? Действительно, кто знает?

IX

«Бристоль», космопорт Уолкотта

Система Уолкотт, Синдикат Драконов

17 февраля 3057 г.


Три последующих дня Макклауд без сна и отдыха провела на капитанском мостике в ожидании нападения, но ничего опасного не произошло. Скорее всего, пиратская точка, которой они воспользовались, находилась достаточно далеко от основных сил кланов и появление их патруля в этих местах можно объяснить только случайностью. Поэтому тем двум кораблям или просто не повезло, или они сами где-то допустили ошибку, результатом которой и стало нападение истребителей.

После инцидента на капитанском мостике куритяне стали относиться к команде корабля и «Черным шипам» как к потенциальным преступникам, те же считали их мерзавцами. Куритяне посовещались и, увидев, что сделать ничего нельзя, продолжали скрепя сердце выполнять свои обязанности бок о бок с командой, с нетерпением ожидая приземления, чтобы по возможности рассчитаться с обидчиками. К тому времени, когда «Бристоль» вошел в защитную зону Уолкотта и появились первые истребители Синдиката Драконов, Макклауд валилась с ног от усталости. Роуз был уверен, что она не сможет управлять кораблем дальше, но ошибся, Речел продолжала вести «Бристоль». Скоро к ним присоединились истребители защиты — эскадрилья «Шилоне». Как и ожидалось, куритяне тут же бросились к передатчикам и взахлеб принялись рассказывать о том, что случилось на пути корабля к планете, и о тяжелых взаимоотношениях с командой. Роуз ожидал, что в космопорту встретят их соответственно, и крайне удивился тому, что вышло все как раз наоборот. Обычно, прибыв на новое место службы, Роуз выводил свое соединение из корабля в боевых роботах. Па Уолкотте эти машины были не в диковинку, но боевые роботы «Черных шипов», к удовольствию Роуза, привлекли всеобщее внимание. Несмотря на свои небольшие размеры, они были великолепно вооружены.

Первым из корабля вышел Роуз в своем многофункционале «Секира», жемчужине соединения. Он достался «Черным шипам» в качестве трофея после бегства Нефритовых Соколов с Боргезе. Общеизвестно, что кланы не знают передышки в боях, поскольку при начинке робота вооружением используют модульную технологию. Всего два часа требуется для того, чтобы заменить вооружение на многофункционале или переоборудовать его. Единственным недостатком было то, что воины «Черных шипов», захватив «Секиру», не нашли к роботу достаточного количества запасных частей и вооружения.

Внешне «Секира» напоминала фигуру человека, только плечи у робота возвышались над головой, превращая восьмидесятипятитонную машину в устрашающего горбуна. Основным его оружием были сдвоенные ПИИ, размещенные на обеих руках. Еще одним ударным вооружением служила пусковая установка ракет дальнего действия, выстреливающая десяток ракет каждые три секунды. Установка размещалась прямо под головой робота, то есть непосредственно над кабиной водителя, и когда Роуз впервые решил опробовать робота и дал залп, у него чуть сердце не разорвалось от дикого свиста и рева снарядов, летящих над головой. Со временем Джереми попривык и к шуму, и к дыму, но идея конструкторов разместить установку именно там все же казалась ему малопонятной.

Сразу за Роузом шел Антиох Белл в своем роботе «Баней». Вид этого робота не производил сильного впечатления, но, начиненный самой современной технологией, он превосходил любого робота аналогичного класса. В бою Белл всегда прикрывал Джереми, был его ангелом-хранителем. Однажды он уже спас жизнь Роузу, и ветераны соединения знали, что Белл не задумываясь сделает это вторично. Следующими из корабля вышла пара длинноногих и длинноруких «Диких Кошек». Это тоже были многофункциональные роботы, отбитые у Нефритовых Соколов. Несмотря на свой вес в семьдесят пять тонн, эти роботы могли передвигаться с такой же быстротой, как и более легкие машины. Достигалось это за счет использования в них облегченного термоядерного двигателя. На каждой руке «Кошки» вместо пальцев располагался блок вооружения, состоящий из лазера большой дальности и лазера средней дальности. Оба лазера были оборудованы специальным покрытием, рассеивающим гигантское тепло, которое возникало при их действии. Особенно восхитили куритян плечи «Кошек», на каждом из которых помещались двадцатиствольные установки ракет дальнего боя. Эти установки делали «Кошек» похожими на боевого робота «Катапульта», но никто из водителей не позавидовал бы тому, кто в бою спутал бы его с «Кошкой». Первого робота вела Эсмеральда, во втором находился Джамшид. Он вел «Кошку» впервые, но делал это с таким изяществом, что никто и не усомнился в том, что в кабине робота находится профессионал высшего класса.

На корабле открылась вторая дверь, и из нее вышли Бадикус О’Ши, Хог и Аякс. Строем они обошли корабль и направились к остальным. О'Ши вел принадлежащий Эсмеральде «Молот Войны», и, хотя впервые в жизни находился в кабине громадного и тяжелого робота, вел его прекрасно. Робот ступал неторопливо, важно. «Ну и пижон, — подумал Роуз. — Посмотрим, как ты поведешь себя в менее дружелюбной обстановке. А вообще-то надо бы подумать об усилении огневой мощи робота. Похоже, придется немного довооружить его. Но прежде нужно поговорить с Бадикусом». За О'Ши шли Хог в своем «Повелителе Битв» и Аякс в «Вороне». Находясь между двумя мощными, внушительных размеров роботами, сутуловатый и колченогий «Ворон» больше походил на детскую игрушку, чем на боевого робота. Предназначался он для операций разведывательного характера, для боя он был слишком хрупок, но водители, управлявшие «Вороном», всегда пользовались искренним уважением остальных воинов. Па своих невзрачных роботах разведчики проделывали опаснейшую работу. Чуть не вплотную они приближались к врагу и определяли класс машин. Но это была только первая часть работы, вторая ее часть состояла в том, чтобы уйти невредимым. Из всех известных Роузу воинов-разведчиков Аякс был самым лучшим, о чем свидетельствовал хотя бы тот безусловный факт, что после десятков разведывательных полетов он еще оставался живым.

Последнюю группу боевых роботов, вышедших из недр корабля, возглавляла Рианнон. Сидя в кабине «Феникса», она изо всех сил старалась выстроить своих новобранцев в стройный ряд. Ей это не удалось, водители, никогда не работавшие вместе, никак не могли поймать шаг и подошли к остальным членам отряда маленькой тесной кучкой. Роуз слышал в наушниках голос Рианнон. Она отдавала приказы, но тщетно, тактика и построение никогда не были ее сильными сторонами. Некоторое время Джереми угрюмо смотрел на неуклюжие движения роботов, слушал сбивчивые приказы Рианнон и в конце концов, передав командование группой железной Эсмеральде, попросил Рию заняться каналами внутренней связи между боевыми роботами. С помощью О'Ши Эсмеральда быстро навела надлежащий порядок, короткими, четкими приказами она умудрилась выстроить новичков в некое подобие шеренги. Эсмеральда была прирожденным командиром. Еще не так давно, на Солярисе, она считалась ведущей в отделении, которым командовал О'Ши, и удачно участвовала в битвах на аренах. На Солярисе Роуз не только познакомился с Эсмеральдой, но и бился под ее началом. Именно там Роуз раскрыл талант Эсмеральды как великолепного тактика и командира. На Боргезе Эсмеральда показала себя еще прекрасным преподавателем и тренером. В одиночку, без чьей-либо помощи, она занималась обучением и подготовкой местной боргезианской милиции.

Рия занимала в соединении две самые неблагодарные должности: офицера связи и организатора материально-технического снабжения. К этим работам у нее был несомненный дар. Более того, и в том, и в другом случаях она была просто гением. Никто, кроме нее, не мог совмещать и великолепно выполнять две столь несовместимые задачи — в мирное время обеспечивать «Черные шипы» всем необходимым, а в бою мгновенно сообщать важнейшую информацию каждому. Ни за какие деньги «Черные шипы» не расстались бы с Рией; при одной мысли о том, что они могут ее лишиться, бойцы впадали в уныние.

Остальные члены отряда также были сверхмастерами в своем деле. Досконально зная устройство всех типов роботов, каждый мог сделать необходимый ремонт своей и чужой машины. Те же, кто не был классным специалистом в чем-то, стремились учиться у других, поэтому в обычной жизни учителя и ученики часто менялись местами, все зависело от вида деятельности.

Между двумя зданиями космопорта вдруг появилась машина командования. Пока Роуз наблюдал, как она приближалась, Рианнон сообщила ему, что в машине находится дежурный офицер. «Кто бы там ни был, — подумал Роуз, — приличия требуют, чтобы нас хотя бы поприветствовали». Не останавливаясь, машина прошла мимо «Черных шипов» и, прибавив скорость, направилась к главным воротам космопорта. Роузу ничего не оставалось, как отдать приказ своему соединению следовать за ней. Машина привела Роуза и его отряд к небольшой кучке зданий, стоящих в двадцати километрах от космопорта, прямо на краю одного из многочисленных болот Уолкотта. Некогда на этом месте размещался довольно большой производственный комплекс, но многочисленные войны за планету превратили его в развалины. Возводить заново весь завод никто не решился, построили только несколько зданий. Они и предназначались по контракту для проживания «Черных шипов». Причем и в контракте это место также именовалось «комплексом».

Все место было обнесено высоким забором из сетки, а в одном из углов находилась трехэтажная сторожевая вышка. Самым внушительным зданием из всех было убежище для роботов. Точнее, это было не совсем здание, стен у него не имелось, видимо, они также были снесены войнами, осталась только крыша, на вид исключительно прочная, покоившаяся на красного цвета массивных колоннах. Это место называлось в документах «ангаром».

К северу от него еще сохранились останки завода. Неизвестно, что он производил и какие размеры имел, но то, что Роуз видел сейчас, представляло собой довольно печальное зрелище, атаки воинственных кланов превратили производственный комплекс в груду кусков бетона и балок. Вероятно, их где-нибудь и можно было использовать, но, видимо, у людей они вызывали очень неприятные ассоциации, поэтому вот уже шесть лет здесь никто не появлялся.

Неподалеку от останков завода, в северо-восточной части комплекса, на том месте, где раньше стояло здание управления, находилась сама казарма. Она ничем не отличалась от всех тех серых, безликих и безжизненных строений, какие Роузу так часто встречались за годы службы. Он, собственно, и не ожидал увидеть здесь ничего экстраординарного — незатейливый армейский дизайн всегда отличается спартанской строгостью как по форме, так и по содержанию.

Поскольку «Черные шипы» еще не закончили разбивку на отделения, Роуз, не соблюдая строгого порядка, ввел свое воинство на территорию комплекса, а затем и в ангар. Здесь все заметили, что ангар уже подготовлен для приема новых хозяев, поскольку залитая бетоном площадка для роботов имела следы маркировки. Роуз занял место 1-1, Белл встал на номер 1-3, оставив место 1-2 для Риан-нон. Эсмеральда, командир второго отделения, поставила своего робота на место, отмеченное цифрами 2-1. Места 2-2 и 2-3 быстренько заняли 0'Ши и Хог. Аякс удовлетворился номером 3-1, остальные места по своему усмотрению заняли новички. Отключив энергию и закрепив роботов, воины стали потихоньку собираться у подножия «Феникса», боевого робота Рианнон, где уже находились Роуз и Белл. Роуз подождал, пока собрались все его бойцы, выдержал небольшую паузу, дав им возможность обменяться своими соображениями, затем коротко поговорил с каждым в отдельности. Он был доволен. Если выход из корабля и выглядел немного сумбурным, в комплекс «Черные шипы» вошли уже более-менее ровным строем. Когда к ним присоединилась Рия, Роуз обратился к членам соединения.

— Ну что, ребята, — сказал он, — думаю, что все не так уж плохо, но поработать нам придется много. Пара дней у нас пройдет в интенсивных тренировках, но, как только мы отшлифуем некоторые мелочи, свободного времени у нас будет более чем достаточно. И, честно говоря, мне не хотелось бы, чтобы оно у нас пропадало зря. Поэтому мы займемся тем, что будем постоянно держать форму.

Послышалось недовольное ворчание. С момента вступления на борт «Бристоля» большинство ветеранов работали практически постоянно. Они возились с роботами, проводили время в тактических занятиях, отрабатывали приемы защиты и нападения, в общем, у них ни минуты свободной не было. Новички тоже даром времени не теряли, Рианнон не давала им ни минуты покоя.

— Первая заповедь в нашей работе — обеспечение собственной безопасности, -сказал Роуз. — Аякс, возьми двух добровольцев и начинай этим заниматься. К ночи должно быть все готово. В экстренных случаях ты будешь выходить первым, следовательно, укладывай свои принадлежности последним. Извини, но тебе сегодня придется лечь попозже.

— Понятно. — Аякс улыбнулся и кивнул. — Что касается добровольцев... — задумчиво произнес он, — ты и ты, — Аякс указал на Юрия и Киттен, — пойдете помогать мне.

— Да, с тобой у нас недостатка в добровольцах не будет, — беззлобно заметил О’Ши. Роуз улыбнулся и продолжил: — Рия, возьми двоих и установи командный пункт. Делай что хочешь, но бесперебойная связь нам нужна как можно быстрее. Антиох, ты с Джам-шидом подготовишь помещения для команды «Бристоля». Мы не должны оставлять их незащищенными ни на секунду! Я не хочу повторения того, что случилось на Боргезе.

Ветераны угрюмо закивали. Они хорошо помнили тот страшный день. На Боргезе «Черные шипы» располагались недалеко от космопорта, но тем не менее, когда они прибыли туда, корабль вместе со всей командой был захвачен.

— А Макклауд согласна? — спросила Эсмеральда. Роуз хотел просто кивнуть, но вместо этого пожал плечами и ответил:

— Во всяком случае, она не была против, когда я предложил ей эту идею. Как будут развиваться наши отношения дальше — не могу сказать. Официально ни она, ни ее экипаж не являются частью «Черных шипов», а сама Макклауд не хочет устанавливать с нами слишком тесных связей. Если мы будем настаивать на чем-либо, она просто улетит вместе со своей командой. Но независимо от настроения капитана, обеспечить безопасность корабля и его экипажа мы попросту обязаны.

— Давайте разместим их в северной части казармы, в комнатах для обслуживающего персонала, — вдруг предложила Рия. Роузу мысль понравилась, и он согласился. Обычно все подразделения наемников, даже такие небольшие, как «Черные шипы», не могли обходиться без определенного числа постоянных техов. Подразделение удачливое могло позволить своему обслуживающему персоналу путешествовать с семьями и даже слугами. «Черные шипы» выполняли все ремонтно-технические работы сами.

Хог показал Роузу глазами на приближавшегося к ним дежурного офицера.

— Кажется, пришло время отдавать рапорт, — пробормотал Роуз. Дежурный офицер был довольно пожилым, если не сказать старым человеком, лысым и толстоватым. Он шел долго, медленно переставляя ноги, кренясь попеременно то вправо, то влево. Со стороны он производил впечатление израненного и измученного человека. Роузу стало жалко старика, он решил избавить его от лишних мучений и пошел ему навстречу.

— Капитан Джереми Роуз прибыл для выполнения своих обязанностей, — четко произнес он. Старик кивнул и махнул рукой в знак приветствия.

— Рад видеть вас, — ответил он, не выражая при этом никакого удовольствия. Морщась, он вручил Роузу видавшую виды пластиковую сумку и, подождав, когда Роуз заглянет внутрь, сказал:

— Здесь все ключи от комплекса и небольшой отчет о положении дел на Уолкотте. Официальные документы, ничего нового для себя вы из них не узна— ете. Формально вы будете считаться частью наших вооруженных сил, вольнонаемными.

— Благодарю вас... — начал было Роуз. — А, бросьте, капитан, все это не стоит внимания. Главное — это то, что вскоре вы будете командиром данной базы и ответственным за ее сохранность. Если вдруг до вашего официального рапорта на базу нападут кланы, то все соответствующие случаю инструкции вы найдете в этой сумке. Надеюсь, что у вас хватит благоразумия затем уничтожить все бумаги. — Роуз утвердительно и уверенно кивнул, но равнодушный толстяк, кажется, не заметил его положительной реакции. Он продолжал говорить еще несколько минут, но Роуз его уже не слушал, ему все было ясно. Перед ним стоял великолепный образчик выпускника Академии воинских искусств Синдиката Драконов. Древний и желтый, как пергамент, старик был из тех, кто считает наемников пушечным мясом. А какому нормальному человеку в здравом уме и твердой памяти придет в голову разговаривать с куском мяса?

— Вопросы? — простонал он напоследок.

— Только один. Большая часть оборудования осталась у нас на «Бристоле», и мы хотим как можно быстрее перевезти его в комплекс.

Старец снова махнул рукой.

— Ну, разумеется. Все инструкции об использовании транспортных средств вы найдете в сумке. Еще вопросы?

Роуз немного подумал и кивнул. Куритянин ответил таким же коротким кивком, повернулся и, ни слова не говоря, пошел прочь. Роуз посмотрел на его трясущуюся фигуру, с сомнением покачал головой и отправился обратно к «Черным шипам».

— Как прошел первый контакт с представителями местной цивилизации? — спросил Хог.

— Очаровательно, — ответил Роуз. — Мне все время казалось, что я разговариваю с привидением. — Дедушка из мглы веков, — засмеялся О'Ши. — Будем надеяться, что остальные будут получше, — сказал Роуз. — Слушай, Бадикус, давайте вместе с Рией организуйте доставку нашего имущества с «Бристоля». Попробуйте взять там некоторое количество людей. Повара и двух-трех парней для охраны ворот и всего комплекса в наше отсутствие, а также шофера.

— С удовольствием. — О'Ши низко поклонился. — Может быть, пригласить несколько официанток или горничных из местных?

— Извини, но я не могу допустить, чтобы ты обленился, — в том же шутливом тоне ответил Роуз. Хог легонько ткнул 0'Ши под ребро, и Роузу показалось, что они что-то от него скрывают. Хог широко улыбался, у О'Ши также улыбка была от уха до уха. «Возможно, опять затеяли какую-нибудь шуточку», — подумал Джереми, но решил сделать вид, что ничего не понимает.

— Эсмеральда, — Роуз повернулся к девушке, — нам с тобой предстоит составить график работ и связаться с местными властями.

Эсмеральда молча кивнула.

— У кого есть вопросы? — обратился к своим бойцам Роуз.

— Как насчет той склоки на «Бристоле»? — спросил Хог. — Пока никакой реакции?

Роуз пожал плечами. Прошло уже три дня, как местное командование получило отчет от своих людей из службы безопасности и контротчет Макклауд иРоуза, но до сих пор оно хранило полное молчание. Роуз пытался узнать что-нибудь у офицера по связи с наемниками, но все попытки войти с ним в контакт оканчивались безрезультатно, офицер как в воду канул, и никто не мог сказать, где он находится и как его найти. Кто бы ни был тот офицер, но скрываться и молчать он умел. Во всяком случае, никаких угрожающих признаков не чувствовалось. Скорее всего, инцидент, что называется, замяли, но надолго ли? И не всплывет ли он когда-нибудь позже?

— Тут нам остается только ждать, — ответил Роуз, — но пока никаких оснований для беспокойства я не вижу. Надеюсь, что все прояснится со временем. Что еще? — спросил он. Джереми посмотрел на своих бойцов, прошедших кровавые битвы, не раз смотревших в лицо смерти и не понаслышке знавших о жестокостях кланов. Эти люди были готовы пойти за своим командиром куда угодно. Роуз мог поручить им выполнение как самой нудной работы, так и самого опасного задания и быть абсолютно спокойным — все будет сделано на совесть и даже с радостью. На таких воинов он мог положиться.

— Нет вопросов? Прекрасно. Тогда по местам. Эсмеральда, бери все, что тебе нужно, и — за мной!

X

Район гарнизона наемников

Уолкотт, Синдикат Драконов

20 февраля 3057 г.


Так получилось, что Роузу не удалось выехать из комплекса ни на следующий день, ни через день, ни даже через два. После того как Аякс немного подчистил территорию, потребовалось привести в порядок казарму, изрядно запущенную ее последни-ми обитателями. Для этого О’Ши нанял местных рабочих, все остальные части комплекса обустраи-вали сами члены отряда в полном составе. Во всех работах Роуз принимал самое активное участие. Рия, пользуясь дополнительным аккумуля-тором принадлежащего Аяксу “Ворона”, установила центр связи, и Роуз смог наконец поговорить с офи-цером по связи с наемниками. Роуз попросил отло-жить его официальный рапорт еще на три дня, мо-тивируя задержку необходимостью закончить все приготовления. Он ожидал немедленного отказа и приготовился к длительному спору, но совершенно неожиданно получил разрешение. В совершенном изумлении он передал трубку Рии. На память при-шел Люсьен. Находясь там, Роуз и его бойцы стра-дали от безобразного отношения к себе. Местные куритяне относились к наемникам как к существам низшего порядка, по недоразумению или по некоей необъяснимой биологической случайности научив-шимся немного говорить и мыслить. Здесь же, на Уолкотте, все было совершенно наоборот.

Возблагодарив Бога за ниспослание маленьких милостей, Роуз с нетерпением взялся за работу. Его раздражали и одновременно умиляли возникавшие время от времени странные нештатные ситуации. Рия, правда, называла их мягче — “маленькие про-исшествия”. Например, Юрий и Лиза взялись под-водить к казарме электричество и вдруг вернулись с работы вдрызг мокрые и с ног до головы заля-панные болотной тиной. Роуз очень удивился, но, поскольку все работало, он не стал выяснять, поче-му их внешний вид не соответствует норме. Ближе к вечеру произошло более радостное событие — с “Бристоля” прибыл отправленный Макклауд не-большой караван с остатками имущества “Черных шипов”. Остаток вечера прошел за разборкой, отбой Роуз объявил уже после двух. Хог весело повино-вался, но едва за Роузом закрылась дверь в его ком-нату, он тут же куда-то улизнул. Впоследствии вы-яснилось, что часть ночи он провел с Эсмеральдой, занимаясь починкой системы водопровода. Полно-стью прочистить канализацию им, правда, не уда-лось, но чистая вода стала поступать бесперебойно. Роуз похвалил здоровую инициативу Хога и Эсме-ральды, но на всякий случай решил в дальнейшем держать их друг от друга подальше. “Даже такое почтенное занятие, как очистка канализационного канала, может иметь для женщины нежелательные последствия, если она занимается этим вместе с мужчиной”, — подумал Джереми.

Весь следующий день Роуз посвятил установке сигнализации вокруг комплекса. С помощью Аянса, Джамшида и следившей за ними из своего центра связи Рианнон им удалось смонтировать и прове-рить новую систему безопасности. За бешеные деньги Роуз купил ее еще на Боргезе. Но расходы на безопасность, справедливо считал Роуз, никогда не бывают лишними. К ночи Рия установила монито-ры и проверила звуко— и видеодатчики. Система ра-ботала превосходно. Кроме того, во избежание про-никновения на комплекс мелких воришек и круп-ных уголовников, Аякс установил еще и мины, часть из которых была на виду, а остальные зама-скированы под обломки бетона.Когда Роуз с Аяксом пришли на ужин, казарма блистала стерильной чистотой. Каким образом О’Ши доставил на комплекс местных строителей, которые наладили канализацию, так и осталось тайной, но только с того дня здесь стал ощущаться полный комфорт. Из первобытной хижины казарма превратилась в жилище цивилизованного общества. Последний штрих добавил Юрий: один, без чьей-ли-бо помощи, он провел освещение в ангар, где на-ходились боевые роботы, и в ремонтные мастерские. За обедом Рия, весь день сидевшая в своем центре связи, сообщала последние известия. Все, что слу-чалось на Уолкотте, не проходило мимо ее присталь-ного внимания, она запоминала каждую мелочь и умела дать ей логическое объяснение. После обеда воины занялись распаковкой последних контейне-ров с оборудованием. Не только новички, но и не-которые ветераны дивились тому, как много требу-ется, чтобы “Черные шипы” всегда находились в полной боевой готовности.

Армейским соединениям в этом плане живется легко, заботливое командование отечески снабжает их всем необходимым без ограничений. Достаточно командиру батальона пожаловаться на нехватку че-го-нибудь, даже самого пустяка, и к нему тут же ручьем потекут поставки. Полковые интенданты, подгоняемые суровым начальством, будут носиться день и ночь и не успокоятся до тех пор, пока не обеспечат нуждающегося всем необходимым, только бы он смог драться. “Черные шипы” такой роскоши не имели, им приходилось все добывать самим или делать своими руками.

Даже зеленый юнец, находящийся на пороге окончания школы водителей боевых роботов, уже знает, что такое питание, одежда и запчасти для бое-вого робота. Но никто не знает, что может понадо-биться бойцу в следующую минуту. Простое обеспе-чение жизнедеятельности нуждается в постоянном источнике ресурсов. Кроме основных вещей, требуется множество вспомогательных. Безопасность и медпо-мощь, питание и запчасти, средства личной гигие-ны и оборудование для тренировок, одежда и многое другое — все это “Черным шипам” приходилось за-рабатывать и доставать самим. Точнее, Рианнон, это она держала в голове все заботы по снабжению.

Наутро Роуз вместе с остальными бойцами отпра-вился оборудовать ангар. Эсмеральда и Хог нашли площадку и устроили на ней нечто вроде ремонт-ного центра. Остальные занимались тем, что обуст-раивали свои места и распаковывали инструменты и оборудование, необходимые каждому для текуще-го ремонта боевого робота. Капитальный ремонт ро-ботов “Черные шипы” делать не собирались, для этого ни у кого из них не было ни опыта, ни ква-лификации, но мелкие неисправности они устра-нить могли и предпочитали заниматься этой рабо-той в конце каждого дня. Обед в тот вечер ничем не отличался от предыдущего, только Рия сообщи-ла, что обнаружила на восточной стороне комплекса довольно большую территорию, пригодную для не-больших маневров. Роуз приказал Эсмеральде на следующий день устроить небольшую разминку, сам же он в сопровождении Джамшида собирался отправиться на доклад к офицеру по связи с наемниками. Эта информация вызвала заинтересованные взгляды всех присутствующих.

Наутро, задолго до назначенного времени, боль-шинство бойцов уже были на ногах. Роуз и Джамшид на своих роботах отправились к офицеру связи, остальные, обесточив на всякий случай вооружение, направились на тренировку. Основной целью являлась проверка работы общей и индивидуальных компью-терных систем в условиях, приближенных к боевым. Конечно, их системам было далеко до тех, которы-ми располагали Волчьи Драгуны, но в тренировоч-ных битвах на Боргезе “Черные шипы” использо-вали их вполне успешно. Неутомимая Эсмеральда завела все соединение в болото, связала всех в еди-ную схему и ввела боевую программу. Не прошло и пятнадцати минут, как появился первый “убитый”.

Смертельный удар нанес Роуз. Его “Секира”, до-толе прятавшаяся в зловонной болотной жиже, вдруг ожила и нанесла по “Атакующему Удару” Греты четыре точных выстрела из своего ПИИ. Все они попали в грудь робота, компьютер рассчитал по-терю брони и выдал результат — прямое попадание в сердце и, как следствие, выведение из строя дви-гателя и гироскопов. Он же оповестил остальных членов отряда, что Грета “убита”. И все это ком-пьютер Греты сделал мгновенно, многие бойцы даже не успели понять, кто стрелял и откуда.

Эсмеральда и сама не заметила внезапной атаки Роуза, только спустя несколько минут до нее дошло, что Роуз ввел изменения в программу. Оказывается, он изменил свои планы и никуда не поехал. Что же касается самого боя, то два многофункциональ-ных робота вполне могли противостоять всем осталь-ным боевым роботам “Черных шипов”. Получив ин-формацию о “смерти” Греты, Эсмеральда тут же вы-стрелила в Роуза. Компьютер зарегистрировал одно попадание из большого лазера и несколько попада-ний ракетами средней дальности. Вдруг справа от себя она увидела, как из болота вырастает робот Джамшида, и поняла, что ее машина обречена.

Отвечая на выстрелы Роуза, она повернулась спиной к Джамшиду, и его “Дикая Кошка” откры-ла по Эсмеральде огонь из всего своего вооружения. Хотя прицел был взят не совсем точно, попаданий было множество. Один из лазеров Джамшида про-жег отверстие в спине, срезав всю броню с правой части корпуса робота Эсмеральды, второй лазер вы-вел из строя его правую ногу. Последовали еще зал-пы из лазеров, вслед за ними в робота полетели ра-кеты. На экране своего компьютера Эсмеральда уви-дела, как возле отверстия, прожженного лазером, взорвались пять ракет. Пламя охватило пусковую установку и ракеты дальнего боя, расположенные на правой стороне ее робота.

Раздался взрыв, и всю правую часть робота Эс-меральды затянуло густым черным дымом. Разру-шения были не просто значительны, но смертельны. Приближался финал, начала подниматься температура обреченного двигателя, расположенного в по-врежденной части робота. Эсмеральда поняла, что из боя она выбыла, она “погибала”. К ее удивлению, робот продолжал бороться со смертью, срабатывали многочисленные системы защиты, но никаких иллюзий на свой счет Эсмеральда уже не питала.

Роуз и Джамшид бились, пренебрегая элементарными мерами безопасности. Оставшиеся “в живых” воины “Черных шипов” взяли их в кольцо и осыпали лавиной снарядов, но те, стоя в полный рост, открыли ураганный ответный огонь. Когда Роуз объявил об окончании тренировки, насчитывалось девять “убитых”: сам Роуз, его боевой товарищ Джамшид, а также Аякс, Эсмеральда, Грета, Киттен, Юрий, Бадикус и Рианнон.

— Давайте еще раз, — приказал Роуз по общему каналу связи. — Аякс, отведи всех на базу и через двадцать минут возвращайтесь. Эсмеральда, остаешься со мной и Джамшидом.

Тренировочные битвы продолжались весь день, и результаты их постепенно становились все лучше и лучше.

Вечером в комплекс приехала Макклауд со всей командой “Бристоля”, и обед прошел в приподнятом настроении. Роуз постоянно переводил разговор на результаты тренировок и в конце концов так всех заинтересовал, что после обеда команда корабля осталась послушать полный разбор битв. Большинство же воинов, вначале не слишком расположенных к разговору о своих успехах или поражениях, тоже постепенно увлеклись и даже не заметили, как прошел вечер. Уже ближе к полуночи Роуз встал и, собираясь уходить к себе, обратился ко всем присутствующим:

— Завтра я с капитаном Макклауд отправляюсь на доклад к офицеру по связи с наемниками. Джамшид, только благодаря твоим сегодняшним выдаю-щимся успехам я хочу, чтобы ты пошел с нами. — Высокий, худощавый, почти изящный Джамшид изысканно поклонился.

— Эсмеральда, примешь командование и займешься тренировками, но смотри, держи ухо востро, мы снова можем оказаться по-близости. — Роуз кивнул всем на прощанье, пошел в свою комнату и сел за небольшой рабочий стол. Когда через несколько минут появилась Речел, он почти не удивился.

— Ну как? — спросил он, глядя на нее. — У тебя все в порядке? Документы готовы? — Речел пожала плечами, движение, означавшее у нее положительный ответ.

— Есть какие-нибудь сложности? — поинтересовался Роуз.

Макклауд покачала головой, подошла к кровати и села. Роуз посмотрел на разбросанные по всему столу документы и встал.

— Ты знаешь, — произнесла Речел, — чего мне не хватает на моем космическом корабле, так это про-странства. — Она усмехнулась. — Я имею в виду — свободного места. У тебя здесь свободного простран-ства больше, чем в моей каюте. Какое это счастье — свободно двигаться.

— Да, — глухо заметил Роуз. — Конечно, лишняя площадь — это хорошо. — Он подошел к кровати, сел рядом с Речел и обхватил се за плечи. Она по-вернула к нему печальное лицо.

— О чем ты думаешь? — спросил Джереми.

— О чем? — переспросила она, похлопывая ладонью по подушке. — Я думаю о том, что нам делать.

Роуз почесал подбородок, размышляя над ее странным ответом. — В каком смысле что делать? — В том смысле, что где мне жить, когда я сойду с корабля? — пояснила Речел.

— Ну... — неуверенно начал Роуз, не осмеливаясь сказать Речел все то, что он думает по этому поводу, хотя, разумеется, у него были определенные пред-ложения. Только Джереми не знал, как она на них отреагирует, а обидеть Речел ему не хотелось. Он долго мялся, но решил предпочесть голос сердца го-лосу разума:

— Хорошо бы тебе жить здесь, у меня. Прошло несколько напряженных секунд, прежде чем Речел спокойно ответила: — Ты знаешь, я и сама так думала.

Джереми почувствовал, как с них обоих спало напряжение, он крепче прижал к своему плечу женщину, но та легонько отстранилась.

— Но прежде нам нужно с тобой кое о чем до-говориться, — вдруг неожиданно строгим голосом сказала она. Таким строгим, что он даже опешил.

— О чем же нам следует договориться? — завол-новался Роуз.

— Прежде всего, запомни. — Она стала загибать пальцы на левой руке. — Команда корабля — это моя команда и подчиняется только мне.

— Разумеется, — согласился Роуз, — какие могут быть разговоры. Да я и половины имен-то их не знаю, для меня они все — просто команда.

— Затем еще, — продолжала загибать пальцы Ре-чел. — Запомни накрепко: “Бристоль” — это мой ко-рабль, и он ни в коем случае не является частью “Чер-ных шипов”. То, что ты смог заманить меня сюда, — касается только нас с тобой. Ты просто воспользовался моей симпатией к тебе. Да, я согласна полететь с тобой куда угодно, но не всегда на “Бристоле”.

Искренность Речел ошеломила Роуза, он вдруг почувствовал себя неуютно. Он знал о своих чувст-вах к этой женщине, но ее отношение к нему всегда было для него загадкой. Речел никогда не давала ему никакого повода не то что подумать, но даже заподозрить, что она питает к нему такое же силь-ное чувство. Чтобы снять робость и напряжение, ему захотелось сказать какую-нибудь шутку, но он по-нимал, что практичная Речел может расценить его шутливость как легковесное отношение к начавше-муся разговору. Джереми продолжал молчать, пони-мая, как важно для Речел то, что она сейчас говорит.

— Так что же ты думаешь делать? — как ни ста-рался Роуз, лучшего вопроса он не придумал. Мыс-ленно Джереми проклинал и свое косноязычие, и недалекость. Речел, казалось, не заметила глупого вопроса Ро-уза, она продолжала свою мысль.

— И самое главное. Я вполне взрослый человек и не нуждаюсь в нравоучениях. Из-за событий на Боргезе у меня возникли серьезные финансовые за-труднения. Меня не спасает даже полет сюда, мои кредиторы все равно возьмут “Бристоль” за долги. Я, конечно, могла бы убежать, но такая жизнь не по нутру ни мне, ни команде корабля. “Черные шипы” всегда хорошо относились ко мне, но мне хотелось бы, чтобы ты понял оконча-тельно — я не солдат. Я никогда не была им и не собираюсь быть. Тебе может показаться странным, но мне не нравится, когда в меня стреляют. Наверное, у меня болезненная неприязнь к армии, поэтому мне не нравится даже присутствие солдат на корабле.

— Как же ты тогда перевозила боевых роботов? — перебил ее Джереми.

— Боевой робот для меня — всего лишь груз, не более того. Я ни в одной битве-то толком не участ-вовала и не хочу. Даже те мои три так называемые схватки с пиратами были не более чем обменом гру-бостями на почтительном расстоянии. Самая большая опасность, какую мне довелось испытать за все го-ды, — это истребители клановцев, которые меня сбили.

— В том бою ты держалась превосходно, — заме-тил Роуз.

Макклауд недовольно фыркнула, и вдруг совер-шенно неожиданно Роуз увидел у нее на глазах слезы.

— После того как ты ушел, я проплакала всю ночь.

Джереми с недоверием посмотрел на Речел. Не ее реакция шокировала его. Он сам однажды плакал, когда кланы разгромили его бригаду на Токкайдо. Разозлило и раздосадовало его то, что Речел не об-ратилась тогда к нему, не попросила поддержки.

— Ну почему ты мне ничего не сказала? Почему не попросила помочь тебе? — В волнении Роуз вско-чил на ноги, в его голосе слышались и упрек, и не-годование, и обида.

— Нет, Джереми, нет. Я должна была пережить это одна. Никто не должен видеть моих слез.

— Зачем же ты мне говоришь это сейчас?! — не сдержавшись, Роуз закричал на Речел.

— Потому что сейчас мы с тобой здесь, в ком-нате, а не на “Бристоле”! — крикнула в ответ Речел. Роуз отупело смотрел на Макклауд, пытаясь уви-деть нечто большее, чем ее слезы и свое возмуще-ние. Он пытался заглянуть в глубину своих и ее чувств. Так же пристально Речел смотрела на Роуза. Молча они смотрели друг на друга не шевелясь. Прошло немного времени, и вдруг с очевидной яс-ностью Джереми понял, почему она не позвала его. Осознание причины обдало его холодным душем. Он постиг то, что было раньше так непонятно ему. Ро-узу стало стыдно, он не мог передать словами, объ-яснить своим бедным языком всю простоту и оче-видность того, что сейчас, в доли секунды, сказали ему се взгляд и его сердце. Он взял узкую ладонь Речел в свою и улыбнулся.

— Прости меня. Теперь я все понимаю.

Слезы текли из уголков закрытых глаз Макклауд.

— Я отдам все деньги, которые “Черные шипы” вложили в мой “Бристоль”. И ты возьмешь их, ты не посмеешь отказаться.

— Ну, конечно, — с легкостью согласился Роуз. Он смотрел на Речел и улыбался. — Больше никаких условий нет?

— Есть. — Она попыталась улыбнуться. — Помоги мне перенести мои вещи. — Она оглядела чистень-кую, совсем недавно прибранную комнатку. — Ведь это теперь наш дом?

XI

Район гарнизона наемников

Уолкотт, Синдикат Драконов

28 февраля 3057 г.


На следующий день ранним утром Роуз вызвал машину и в радужном настроении поехал к офицеру связи. Джамшид, зажатый на заднем сиденье меж-ду Роузом и Макклауд, заметил перемену в настроении командира и улыбнулся. Ехали в полном мол-чании. Не отрываясь от бокового окна машины. Речел с любопытством разглядывала город и людей на его улицах.

Через полчаса машина остановилась возле внушительного строгого здания, все вышли и, поправив униформу по широкой мраморной лестнице напра-вились внутрь. Несмотря на ранний час, площадь перед зданием была заполнена воинами в обычной и парадной униформах. Многих привели сюда личные интересы, но некоторые просто гуляли, пристально рассматривая и провожая глазами всех без исключения прохожих. Роуз вначале подумал, что это агенты охраны, но потом решил, что с таким же успехом это могли быть и просто воины, которые ищут работу или жилье. Большой просторный холл делал здание больше похожим на штаб-квартиру крупной промышленной корпорации, чем на военный объект. Несколько справочных бюро располагалось у самого входа. Роуз подошел к одному из них, где за столиком сидела маленькая опрятная женщина, назвал себя и цель прихода. Женщина что-то набрала на стоящем перед ней компьютере и, вежливо наклонив голову, указала на лестницу, едва заметную в правом пролете, напоминавшем арку. Роуз был крайне удивлен, он ожидал более жесткой проверки.

Роуз вежливо и с достоинством поклонился, Макклауд повела плечами, Джамшид улыбнулся своей приятной улыбкой, и наемники двинулись к лестнице. Пройдя на второй этаж, они уткнулись в стальную дверь, расположенную в стороне от других. Джамшид открыл ее, пропустив Роуза и Макклауд вперед. Наемники увидели просторный коридор и в начале его невысокую молодую женщину, прижимавшую обеими руками к груди увесистую стопку документов.

— Вы, вероятно, капитан Роуз, — сказала она с уверенностью. — А я лейтенант Рэйдза Мето. — Она улыбнулась легкой застенчивой улыбкой, поклонилась, насколько это позволила ей тяжелая ноша, и протянула Роузу правую руку. Бумаги угрожающе поползли вниз. Она быстро отдернула руку, поправила свой груз и снова протянула руку для приветствия. Учитывая необходимость действовать быстро, Роуз тут же схватил ее, легонько потряс и сразу отпустил. Слегка вспотевшая ладонь девушки была маленькой, но удивительно крепкой.

— Позвольте представить вам, лейтенант Мето, капитана Макклауд, командира корабля “Бристоль”, и водителя боевого робота Джамшида Аль-Калиби, — торжественно произнес Роуз. Госпожа Мето вежливо поклонилась каждому и прощебетала:

— Не будете ли вы любезны пройти со мной? — Она попыталась показать рукой, куда надо идти, но, поскольку бумаги снова опасно зашелестели, хихикнула и, подхватив их, пошла вперед. — Я хочу пригласить вас на совещание к генералу Циммеру. — Услышав знакомую фамилию, Роуз чуть не споткнулся и пошел медленнее. Макклауд заметила это и настороженно посмотрела на него. — Все документы, касающиеся вашего прибытия, у меня здесь, — продолжала говорить Мето. — Коекакие бумаги, правда, еще не готовы, но это несущественно.

— Благодарю вас, лейтенант, — сказал Роуз и обратился к Джамшиду: — Уж если здесь находятся наши бумаги, вполне уместно было бы помочь госпоже Мето. Джамшид не раздумывая подхватил всю стопку, и женщина поблагодарила его серией мелких поклонов.

— Вы назвали фамилию Циммер. Не Адриана ли Циммера вы имеете в виду? — спросил Роуз.

— Да, конечно, — радостно отозвалась лейтенант. — Генерал Адриан Циммер является начальником отдела по связи с наемниками, находящимися в рядах вооруженных сил Синдиката Драконов на Уолкотте.

Роуз стиснул зубы. Уж кого-кого, но Адриана Циммера он знал очень хорошо, даже значительно лучше, чем хотелось бы. Когда-то Роуз поклялся, что постарается никогда больше не встречаться с Циммером, но жизнь, как обычно, распоряжается по-своему.

— Вот проклятье, — прошептал он сквозь сжатые зубы.

К счастью, Мето ничего не расслышала. — Вы что-то сказали, капитан? — спросила она. — Нет, лейтенант, ничего особенного, — ответил Роуз. — Просто мне уже доводилось встречаться с генералом Циммером. Больше того, я не побоюсь сказать, что мы с ним старые знакомые.

Тем временем они подошли к нужной двери, расположенной на левой стороне коридора. Мето слегка провела по двери рукой, и она открылась. За ней оказался довольно просторный кабинет с красивым столом посредине. В центре расположился высокий грузный человек, еще один мужчина и одна женщина сидели рядом по одну сторону стола.

Увидев вошедших, высокий толстяк вскочил со своего места и пошел им навстречу.

— Роузи, — заревел он, протягивая руку, но, как только Роуз коснулся ее, толстяк обхватил его за плечи и радостно затряс. — Роузи, дорогой, я знал, что мы встретимся.

Роуз молча пережил крепкие объятия старого знакомого и, когда тот отпустил его, произнес без видимой радости:— Циммер, я просто счастлив видеть тебя. Как твой глаз?

Циммер дотронулся до правой стороны лица. — Слушай, с тех пор я им почти не вижу, да и голова частенько побаливает. Медики, пропади они пропадом, не могут сказать ничего определенного. Ты видишь? — показал он. — Они даже не могут затянуть мою искусственную челюсть кожей.

— Ну, хорошо.

— Не понял, — произнес Циммер и уставился на Роуза.

— Я хочу сказать, что ты стал большим человеком. — Роуз изобразил некое подобие улыбки. — На-долго мы у тебя застрянем?

— Да нет. — Глаза Циммера внезапно сузились. — Небольшое официальное поздравление с прибытием. А это кто с тобой? — Генерал Циммер, — вдруг чеканным голосом заговорил Роуз, — позвольте представить вам капитана Макклауд, командира корабля “Бристоль”. — Речел наклонила голову и протянула генералу руку. Тот с поклоном принял ее и стал подносить к губам, но Макклауд вовремя отдернула ее.

— Рада познакомиться с вами, генерал Циммер, — сказала Речел.

— Давайте без церемоний, ребята, — обиженно произнес генерал. — Все мои друзья зовут меня про-сто Адрианом.

— Какие друзья? — поинтересовался Роуз, ухмыляясь. Циммер обернулся к Роузу и внимательно по-смотрел на него.

— Ты все еще сердишься на меня, Роузи? А я-то думал, что время залечивает раны.

— Раны — да, но залечивать смерть время еще не научилось и, боюсь, никогда не научится.

— Роузи, — огрызнулся Циммер. — Не ты один, все мы теряли друзей на Токкайдо. — Генерал приблизился к Роузу, казалось, сейчас он ударит его. Роуз тоже напрягся, Макклауд видела, как сжались его кулаки. Вдруг Циммер тряхнул крупной, покрытой густыми седыми волосами головой и с искренним сожалением произнес: — Не понимаю, Роузи, за что ты меня так не любишь. — Не расстраивайся, поймешь когда-нибудь. Циммер ухмыльнулся, он уже овладел собой и был совершенно спокоен.

Роуз не только не любил Циммера, он его ненавидел. Его и всех тех высших офицеров, кто способствовал истреблению его отряда на Токкайдо. Сейчас они, и Циммер в том числе, разыгрывают из себя святую простоту, но вина их и вина самого Циммера очевидна. Он вместе с другими, себе подобными, прятался на Токкайдо по щелям и слал оттуда свои дурацкие приказы. А Роуз и его парни умирали, выполняя их.

Повисшую в комнате тяжелую тишину нарушил приятный мелодичный голос сидевшей за столом женщины.

— Генерал, может быть, вы представите нас? — произнесла она и, встав из-за стола, направилась к Роузу и его спутникам. Джереми поразился ее красоте. Классические восточные черты немного округлого лица сочетались с непередаваемым изяществом фигуры в приятно облегающей униформе вооруженных сил Синдиката Драконов. Особое внимание Роуз обратил на глубокий многообещающий взгляд ее прекрасных миндалевидных глаз.

— Познакомься, Роузи, — очнувшись, сказал Циммер. — Это капитан Сириван Тоширова, мой непосредственный заместитель. А это, — генерал указал на подошедшего мужчину, — капитан Джозеф Патти. Он занимается составлением и проверкой выполнения контрактов и заданий. То есть работает с разными подразделениями и соединениями. У. тебя ведь есть подразделение, не так ли, Роузи?

Роуз холодно кивнул. Он продолжал пристально разглядывать Циммера, поскольку понимал, что, стоит ему взглянуть на красавицу Тоширову, оторвать от нее взгляд будет практически невозможно. Роуз решил просто игнорировать ее, не замечать присутствия столь мощного раздражителя. Мысленно он возблагодарил Господа за своевременное выяснение отношений с Макклауд и за последующую за этим ночь. Задержись они с Речел хотя бы еще на сутки, Джереми оказался бы беззащитным перед лицом такого противника, как Тоширова. Легко и непринужденно она взяла бы его голыми руками.

— Давайте перейдем к делу, — предложил Циммер и направился к столу. Дойдя до своего кресла, он схватил со стоящей на столе вазы пирожное и, пока остальные рассаживались, в две секунды рас-правился с ним. Стряхивая с пальцев сахарную пудру, Циммер наблюдал, как представители “Чер-ных шипов” занимали места напротив его сотруд-ников.

— Обычно совещания такого рода ведет Патти, — начал Циммер, — но, учитывая, Роузи, что мы с тобой старые друзья, я решил сам провести се-годняшнее совещание.

Циммер улыбнулся такой зловещей улыбкой, что Роуз почувствовал, как у него мороз пробежал по коже. “И снова Циммер решает мою судьбу”, — с горьким сожалением подумал он.

— Итак, Роузи, давай сразу перейдем к делу, мы с тобой давно знаем друг друга, так что скрывать нам нечего. Обстановку на планете ты знаешь. Пра-вительство тут довольно снисходительное, а нравы очень простые. Наемников, и тебя самого, разумеется, здесь органически не переваривают, но терпят как необходимое зло. — Циммер выдержал паузу, чтобы Роуз смог яснее понять значение слова “зло”. — То есть мы подошли к самому главному. Я служу Дому Куриты, ты служишь мне. — Роуз хотел возразить, но Циммер отчаянно замахал руками. — Знаю, знаю все, что ты хочешь мне сказать, но практически дело обстоит именно так, как я говорю. И твои бумаги большой роли не играют. У нас тут сложилась уникальная ситуация, и частенько слу-чается так, что нам приходится подходить к решению тех или иных вопросов творчески.

Роуз на своей собственной шкуре испытал тот “творческий подход”, о котором говорил Циммер. Еще в бытность командиром одного из соединений Ком-Гвардии Циммер славился тем, что проводил вдвое больше операций, чем любой другой, постоянно опережая своих соперников по службе. И причиной его успехов перед сослуживцами были нали-чие того пресловутого “творческого” мышления и отсутствие совести.

— Что у тебя есть сейчас в активе? — спросил Циммер и сам же ответил: — Обычный контракт на несение гарнизонной службы. Я не хуже тебя знаю условия оплаты, стало быть, в недалеком будущем вам придется продать один из своих драгоценных многофункциональных боевых роботов, иначе ты будешь не в состоянии содержать другие в исправности.

Может быть, ты прямо сейчас хотел бы это сделать? — задал прямой вопрос Циммер.

— Тогда скажи, я поговорю кое с кем из отдела по приобрете-нию оборудования, и они на приличных условиях возьмут у тебя даже такой слабенький боевой робот, как “Бросок”.

Стиснув зубы, Роуз отрицательно покачал головой. — Ну, как хочешь. Ты в любом случае будешь продавать роботов, если не подпишешь с нами дополнительный контракт. Правда, есть и другой вариант — воспользоваться помощью компании. Если и существовало какое-нибудь понятие, которое наемники по всей Внутренней Сфере ненавидели больше всего, то это как раз “помощь компании”. Большинство работодателей, разумеется, предпочитало, чтобы наемники покупали для себя все необходимое только у них. Как правило, стоимость всего вычиталась из контрактных денег, но очень скоро наемники с удивлением обнаруживали, что их затраты начинают потихоньку превышать стоимость контракта. К примеру, починка роботов после одной только битвы стоила таких сумм, которые наемники могли отдать своему кредитору только через несколько лет.

Работодатель без чести и совести иногда делал материальные проблемы наемников вовсе неразрешимыми. Поскольку только он, работодатель, ста-вил перед наемниками боевые задачи, то имел право услать их за десятки световых лет от тех мест, откуда они получали все необходимое. При этом мошенник брал на себя материальное обеспечение наемников и делал это, но по драконовским ценам. Термин “помощь компании” включал в себя поставку всего того, что требовалось наемникам, плюс техническая экспертиза. Соединение, которое хотя бы раз воспользовалось такого рода “помощью”, впоследствии неминуемо становилось сначала постоянным должником “компании”, а затем и частью его регулярной армии. Иногда соединению разрешали сохранить свое название, но независимость при этом терялась навсегда.

— Волей-неволей, но все мы оказались на Уолкотте, — заключил Циммер и добавил: — Со всеми его уникальными возможностями. Патти, какой у тебя самый заманчивый контракт?

— Операция “Белый Рыцарь”, — ответил капитан. — Действия на самой границе с кланами. Уже три месяца как не могу найти людей, желающих заняться этим.

— А отчего же нет желающих, Патти? — вопросил Циммер, изображая изумление, но в то же вре-мя не отводя глаз от Роуза.

— Это операция по спасению, но объект находится под усиленной охраной Дымчатых Ягуаров. Их там десятки, если не сотни. Все считают это дело безнадежным и самоубийственным.

— Спасибо за откровенность, Патти. А как оно оплачивается? — поинтересовался Циммер.

— Категория оплаты Альфа-один, — не задумы-ваясь ответил Патти.

— Это значит, Роузи, что цену назначаешь ты. Говори, и я либо одобрю, либо откажусь. А если не хочешь, назови, пожалуйста, того, кто не откажется, буду тебе крайне признателен. Роуз покачал головой.

— Чтобы получить такой контракт, совершенно не обязательно тащиться на Уолкотт, мне предлагали такие дела многократно.

— Знаешь, Роуз, — Циммер забарабанил пальцами по столу, — мы почти каждую неделю посылаем наемников выполнять самые разные задания: небольшие рейды, разведка, даже атаки на кланы. Соединения уходят на пару месяцев, а затем возвращаются. То есть я хотел сказать, что возвращаются самые везучие. Потом они ремонтируют своих роботов, на что у них уходят почти все контрактные деньги, переживают, собачатся с нами и снова уходят на задание. Это замкнутый круг, Роузи. Выбраться из него ох как трудно.

Роуз кивнул. Он понял это давно, еще из разговоров с Приамом. Тот предупреждал, что параллельно с несением гарнизонной службы придется выполнять рискованные, но высокооплачиваемые операции.

— Все ваши так называемые задания не входят в поле зрения официальной Комиссии по связям с наемниками. Чем ты мне можешь гарантировать, что я получу деньги, когда вернусь? Циммер хмыкнул и посмотрел на Тоширову. — Деньги положат на ваше имя в одном из банков Зоны Недосягаемости. Это будет депозитный вклад, то есть получить их вы не сможете до срока окончания вашего основного контракта. — Она мило улыбнулась. — Как только контракт заканчивается, эти деньги ваши.

— Не думаю, чтобы вы были такими доверчивыми и клали деньги авансом.

— Кладем! — захохотал Циммер. — Еще как кладем. Ведь все очень несложно. Если тебе повезло и ты смог просто возвратиться, то получишь половину договорной суммы. Каждый контракт имеет основную и второстепенную цели. Выполнил основную — получил все, привез доказательства выполнения второстепенной цели — получишь две трети суммы.

— А если я не вернусь? — спросил Роуз.

— В таком случае, — сказал Циммер, — Синдикат Драконов оставляет деньги себе.

— Как насчет страховки?

— Такие вещи здесь не практикуются, Роузи. Да, и еще. — Циммер стукнул себя ладонью по лбу. — Чуть не забыл — никакие деньги на руки не выдаются.

— Что-то слишком заманчивые условия, — заметила Макклауд.

— Только на первый взгляд, — ответила Тоширова. — На самом деле при любой оплате в выигрыше всегда остаемся мы. Если исполнитель возвращается, не выполнив ни одной из поставленных целей, мы все равно выигрываем, правда, выигрыш тут моральный, но все равно. А если исполнитель не вернулся, мы, конечно, несем потери, но они несопоставимы со стоимостью всего контракта.

— Есть еще одна маленькая деталь, — вмешался Роуз. — Вы кладете деньги в банк, а как только мы улетаем на задание, вы возвращаете их обратно.

— Вот за это я и ценю тебя, Роузи, за твою природную сообразительность. — Циммер покачал головой и скроил издевательскую улыбку. — Да сделай мы такой номер хотя бы раз, и наемников нам больше не видать как своих ушей. Нет, Роузи, для нас главное — репутация. Это приказ самого Теодора Куриты, и едва ли найдется на Уолкотте какой-нибудь смельчак, который решится его нарушить. Ну, так как? Что скажешь? — Циммер знал ответ заранее, но ему хотелось услышать его от самого Роуза.

— Мы согласны, — ответил Роуз.

— Я знал это с самого начала, Роузи, ты авантюрист, искатель приключений и не пройдешь мимо возможности пощекотать себе нервы. Патти, — обер-нулся он к своему заместителю. — Позаботься о том, чтобы капитан Роуз получил копии всех самых выгодных контрактов и всю полагающуюся информацию.

Патти посмотрел на всеми забытую Мето.

— Все бумаги уже у лейтенанта Мето.

— Прошу меня простить, лейтенант, — повернулся к девушке Циммер. — Я так увлекся разговором со старым добрым другом, что совсем забыл о вас. Генерал снова повернулся к Роузу. — Роузи, я уверен, ты помнишь тот пункт контракта, в котором говорится, что командование твоим подразделением осуществляется через офицера связи? — Роуз прикрыл глаза и мысленно помолился. Как бы ему хотелось оглохнуть и не слышать того, что он, несомненно, сейчас услышит. — Так вот, Роузи, наша милая лейтенант Мето и есть тот самый офицер. Поскольку это задание у нее первое, прошу тебя отнестись к ней со всем присущим тебе пониманием и заботой. — Роуз сморщился. Видя его реакцию, Циммер оглушительно рассмеялся.

— Как только ты выберешь что-нибудь стоящее, свяжись с Патти, и он все организует. — Циммер повернулся к своему помощнику: — А тебе приказываю снабжать Роуза абсолютно всем без каких-либо вопросов. — И Циммер посмотрел на Роуза. — Как бы ты ни относился ко мне, я все равно считаю тебя своим другом. Роуз встал, за ним немедленно последовали Джамшид и Макклауд. Коротко поклонившись, они пошли к двери, у которой, поджидая их, стояла улыбающаяся Мето. Уже подходя к ней, Роуз вдруг услышал за спиной голос Циммера:

— Можешь особенно не торопиться, Роузи, в кон-це недели цены на запчасти обычно падают.

Закрыв за собой дверь Роуз все еще слышал громкий раскатистый смех генерала.

XII

Район гарнизона наемников

Уолкотт, Синдикат Драконов

1 марта 3057 г.


В то время, когда «Черные шипы» проводили время в бесконечных тренировках или работали на базе, Роуз занимался разбором документов. Он выбирал наиболее подходящее дополнительное задание. В конце концов Джереми выяснил одну закономерность. Если задача оказывалась довольно трудной, информации было очень много, и наоборот. В большинстве случаев задания предполагали рейд на определенную планету, где находился гарнизон клановцев, по численности не превышающий обычное подразделение.

Когда на следующее утро после совещания у Циммера возле ворот комплекса появилась Мето в тяжелом боевом роботе «Великий Дракон», Роуз не на шутку разозлился. Битый час он выпытывал у терпеливо ожидающего его решения офицера связи, зачем она появилась здесь и почему прибыла в боевом роботе. Роуз уговаривал, просил, горячился и доказывал, но настырная Мето держалась стойко и на все его упреки и уговоры только вежливо извинялась. Поняв бессмысленность дальнейшего «разговора», Роуз разрешил ей войти на территорию и присоединиться к «Черным шипам».

Собственно, Роуз не имел ничего против назначения Мето. Немного суетливая, но вполне сообразительная и профессионально подготовленная девушка вполне его устраивала. Информация, представленная ею, была прекрасно подобрана, чувствовалось, что она умеет работать. Не это беспокоило Роуза, его озадачило совсем другое — решение о командировании офицера связи в расположение «Черных шипов». Не возражая против самого офицера связи, Роуз никак не предполагал, что она будет находиться рядом с «Черными шипами». Такое решение казалось ему несколько необычным. Хотя и все те офицеры связи, с которыми Роузу доводилось сталкиваться, а ими преимущественно являлись комгвардейцы, тоже казались личностями, мягко говоря, странноватыми. Как правило, это были унылые субъекты на закате службы, которых интересовало только одно — скорейший и по возможности почетный выход на высокооплачиваемую пенсию. Реже встречались новоиспеченные молодые офицерики и как исключение — проштрафившиеся офицеры средних лет. «А вообще-то, если подходить к делу серьезно, — иногда задумывался Роуз, — роль посредника между работодателем и наемниками должен выполнять человек, обладающий большим опытом или даже талантом. Лучше, конечно, если он обладает и тем и другим, но таких среди известных мне офицеров связи я что-то припомнить не могу».

Но даже при наличии этих двух качеств обмануть «связника», или, точнее сказать, обвести его вокруг пальца для опытных наемников не составляло большого труда. Взять хотя бы запасные части. Их можно всегда достать на черном рынке, и подавляющее число воинов так и делало, поскольку не всегда работодатели располагали нужными деталями. Правда, сделки на черном рынке запрещались, так как открывалась возможность для мошенничества, но тут уже наемникам приходилось применять всю свою сообразительность. Если Мето собирается постоянно следить за деятельностью отряда, Роузу и Рианнон придется дополнительно поломать голову над вопросами материально-технического снабжения.

Роуз знал, что Мето имеет полное право находиться вместе с подшефными наемниками, но не думал, что ей всерьез придет в голову воспользоваться своим правом. Большинство офицеров связи предпочитали жить на своих комплексах, как правило лучше оборудованных. Жизнь там протекала для них покойно и комфортно. Нахождение Мето вблизи «Черных шипов» Роуз считал ограничением свободы, а подобная назойливая опека до чертиков надоела ему еще на Боргезе. Роуз пытался про себя охарактеризовать Мето и выработать определенную стратегию поведения с ней. Будучи еще довольно молодой, она не производила впечатления восходящей звезды. Скорее всего, ее можно назвать человеком, который не совсем правильно выбрал свой жизненный путь. Но возрасту девушке полагалось бы находиться в зените своей военной карьеры, а вместо этого она была всего лишь связным офицером, должность, которую с трудом можно назвать эффектным началом пути в безбедное будущее, особенно в рядах вооруженных сил Синдиката Драконов. Раздумывая таким образом, Роуз нажал на кнопку внутренней связи и приказал дежурившему О'Ши впустить Мето, покорно стоящую у ворот. Пока Антиох Белл сопровождал ее в ангар, Роуз размышлял, как ему дальше вести себя с офицерами Синдиката Драконов вообще и особенно с Циммером. Подумать только, этот бездарь и трус уже стал генералом! Роуз всем своим нутром чувствовал, что Циммер еще заявит о себе, он еще потреплет нервы со своим «творческим подходом», но пока придется его терпеть, нейтрализовать генерала невозможно. Тяжело вздохнув и кляня свою горькую судьбу, Роуз поднялся и пошел встречать неугомонную Мето, чтобы извиниться перед ней за непредвиденную задержку.

В течение последующей недели Роуз трижды проработал с «Черными типами» всю операцию и проанализировал с ними полученную информацию. Кроме того, в многочисленных тренировках он выяснил одну деталь — Мето оказалась превосходным водителем робота и отвратительным стрелком. Устранить подобный недостаток можно было бы довольно легко, но на это у «Черных шипов» не было времени, а у Мето — желания. И тем не менее она охотно соглашалась идти на боевые тренировки вместе с Роузом.

Через неделю после того скандального совещания у Циммера Роуз отправился в офис к Патти с одной тоненькой папкой в руках. Войдя в комнату, Дже-реми весело улыбнулся.

— Я выбрал задание, — сказал он и протянул Патти свою папку. Высокий, худой как жердь Патти принял ее, прочитал название и тихо присвистнул.

— Я предполагал, что вы не страдаете от избытка скромности, — произнес он, просматривая подготовленные Роузом документы. — Ну что ж, — Патти помял пальцы, — все отчеты разведки вполне современны, нового я вам ничего сообщить не могу, — сказал он в заключение и отложил папку в сторону.

— Я знаю, — ответил Роуз. — Лейтенант Мето вчера вечером представила мне самые последние отчеты. Прочитав их, я и сделал окончательное решение. Хочу добавить, что в подборе информации у нее богатый опыт и интуиция. — Роуз немного помолчал. Вдруг его осенило: — А кто такая вообще лейтенант Мето? — прямо спросил он.

Патти принялся заполнять какой-то бланк. Не отрывая глаз от письма, он ответил:

— Разве она вам ничего не сказала?

— Нет, — насторожился Роуз.

— Интересно. — Патти почесал подбородок, что, видимо, свидетельствовало о глубокой задумчивости, покачал головой и, погрозив Роузу тощим узловатым пальцем, наконец произнес: — Если она вам ничего не сказала, тогда и я ничего не скажу. — Патти захихикал и продолжил свою писанину. Роуз молча смотрел на него. Скоро тот закончил оформление, отложил ручку и, щелкнув по краешку документа пальцами, послал его по гладкой поверхности стола прямо в руки Роуза. Джереми принялся читать.

— Это предварительный контракт, — пояснил Патти. — Там нет ничего сверхъестественного. Просто стороны обязуются по доброй воле соблюдать определенные условия и приличия. Еще говорится о том, что именно обе высокие договаривающиеся стороны, а именно «Черные шипы» и Синдикат Драконов, должны, а что не должны делать. Затем вы прочтете пункты о вознаграждении, о праве на приобретенное в результате операции имущество, условия транспортировки, обязанности командования и много другой столь же полезной и интересной информации. — Пока Роуз читал, Патти потянулся к стоящему рядом шкафу, покопался в нижнем ящике и извлек оттуда трубку.

Патти долго раскуривал ее и наконец выпустил клуб приятного дыма.

— Если я правильно оценил вашу задушевную беседу с генералом, то вы, Роуз, являетесь личным другом моего овеянного легендарной славой начальника, — заговорил Патти. — Поэтому сообщаю вам, что вы взяли самое лучшее с точки зрения оплаты задание. Дальнейших переговоров не будет, комментариев тоже. Обычно с теми, кто получил задание, мы долго не разговариваем, но для вас я сделаю исключение и сообщу то, что вы не услышите здесь ни от кого. Облокотившись локтями на стол, Роуз наклонился вперед, собираясь внимательно слущать откровения Патти. Не ожидая такой живой реакции, тот заерзал в своем кресле, но продолжал говорить:

— Полагаю, что вы уже прочитали самый обширный пункт контракта, где говорится о вознаграждении.

Чтобы не смущать собеседника, Роуз откинулся назад и углубился в контракт. Пункт о вознаграждении казался ему не столько обширным по тексту, сколько впечатляющим по сумме оплаты, она в четыре раза превышала все полученное им на Боргезе. Его приятно поразил и срок выплаты — через четыре месяца после выполнения задания. Кроме того, «Черные шипы» сохраняли за собой право на трофеи, захваченные во время проведения операции.

Роуз оторвался от контракта и перевел взгляд на Патти. Тот задумчиво рассматривал потолок комнаты. Очевидно, он не впервые сталкивается с подобным оживлением при виде столь головокружительных сумм, но никак не может к этому привыкнуть. Роуз снова углубился в документ.

Циммер и Приам были совершенно правы, предупреждая, что никаких авансов не будет. Правда, наемники могли взять кредит, равный тридцати пяти процентам от суммы контракта, но только под двадцать два процента годовых. Роуз внутренне содрогнулся. Избави Бог от такого кредита. Он продолжал внимательно изучать контракт пункт за пунктом.

— Почему вы так не любите Циммера? — ни с того ни с сего вдруг спросил Патти. Роуз презрительно хмыкнул.

— Есть какие-нибудь особые причины? — улыбнулся куритянин. Роуз кивнул и сказал хмуро: — На Токкайдо он угробил массу хороших людей.

— Мое замечание о степени вашей скромности остается в силе, — проговорил Патти.

— Совершенно справедливо, — охотно согласился Роуз.

— Здесь у меня нет никаких комплексов.

— Но ведь Ком-Гвардия победила.

Роуз оторвался от контракта, немного отодвинул папку от себя и взглянул прямо в глаза Патти.

— Мы действительно выиграли войну, — неторопливо заговорил он. — Но кто знает, сколько мы проиграли битв? Победа, оплаченная реками крови. Это была война на уничтожение своих воинов. Циммер посылал на смерть батальон за батальоном. Я был практически во всех битвах, которые он планировал, и могу подтвердить под присягой — это дурак из дураков.

— Простите, Роуз, но вы ведь воин, участвовать в битвах — ваша профессия.

— В битвах — да, но не в мясорубках. — Роуз за молк. В памяти у него всплыли леденящие душу сцены жесточайших битв. Когда он снова заговорил, взгляд его был далеко. — Хотите, я вам расскажу об одной операции, которую разработал Циммер? Шедевр его тактического гения! — Голос Роуза был полон пренебрежения и сарказма. Патти молча кивнул. — Он назвал ее «Двигающаяся стена». Расчет был прост. Перед кланами выстраивалась стена из боевых роботов, кланы врезались в нее, выбивали бойцов, оставшиеся в живых отходили назад. К ним присоединялись все новые бойцы, кланы рвались вперед, снова опустошали наши ряды, а мы снова отходили. И так несколько раз до тех пор, пока противники, ободренные успехом, не потеряли чувство меры и не стали продвигаться вперед слишком быстро. Я представляю, как они упивались своей мнимой победой, находясь на самом деле на волосок от гибели. Клановцы продвинулись слишком далеко вперед, и резервные части Ком-Гвардии отрезали их от источников снабжения. Пиррова победа, в которой погибло очень много водителей боевых роботов, вся функция которых состояла в принятии на себя шквала огня.

Роуз замолчал и посмотрел на Патти, ожидая его комментариев, но тот не проронил ни слова. Роуз снова взял в руки контракт и несколько минут смотрел на него так, будто видел в первый раз в своей жизни. Тряхнув головой и придя в себя от воспоминаний, он снова начал сосредоточенно читать бумаги. Заканчивая последнюю страницу, Роуз уже хотел было сказать, что это самый прекрасный документ, который ему когда-либо доводилось видеть, как что-то в последних строках его насторожило. Вдруг он понял. Как же раньше он не обратил на это внимания?

— Постойте! — воскликнул Джереми. — На кой черт мне нужны ваши транспортные услуги? У меня есть и корабль, и команда. — Роуз отшвырнул контракт.

Патти наклонился вперед, неторопливо засунул трубку в специальный чехол и, не глядя на Роуза, снова подвинул к нему бумаги.

— Я уже говорил вам, что ни единый пункт контракта обсуждению не подлежит.

— В таком случае я не согласен. «Черные шипы» отказываются выполнять этот контракт. Я просмотрю другие, и через неделю мы продолжим разговор. — Роуз встал и направился к дверям.

— В любом контракте, который вы получите, будет содержаться такой же пункт, капитан Роуз. Нравится вам или нет, но транспортировку берет на себя Синдикат Драконов.

Роуз остановился и повернулся к Патти. Он понимал неизбежность принятия дополнительного контракта. Все — и он, и Патти, и Циммер — понимали, что «Черным шипам» необходимы деньги, но Роузу даже в голову не приходило, что Речел не может быть допущена к проведению операций.

— Почему мне нельзя работать с Макклауд? — спросил он.

Патти опять потянулся к своей трубке. Лицо у него было в этот момент очень жалкое, такое лицо бывает у человека, которому приходится говорить то, что неприятно не только собеседнику, но и ему самому. Однако Джереми понимал, что Патти всего лишь разыгрывает перед ним спектакль, никаких моральных мук Патти не испытывал.

— Это вина не моя и не Циммера, — начал Патти заученную роль. — Дело в том, что у капитана Макклауд нет сертификата, позволяющего ей работать в зоне, занимаемой кланами. Она может летать в любую точку территории Синдиката Драконов, но не имеет права заниматься перевозкой воинских соединений.

— Почему бы вам не выдать ей такое разрешение, это же сущие пустяки, она занималась этим всю жизнь, — потребовал Роуз. Патти покачал головой.

— Мы не можем этого сделать. — Он вдруг посмотрел на Роуза и тихо произнес: — Действительно не можем. Нам запретили представители службы внутренней безопасности. Так они отреагировали на ту стычку, что у вас произошла, когда Макклауд отказалась изменить курс. — Он с сомнением покачал головой. — Думаю, что сам Курита не в состоянии изменить решение.

— Но что хорошего произошло бы, если бы курс был изменен? — возмутился Роуз. — Истребители кланов все равно атаковали бы свою цель. На нас они, возможно, не обратили бы никакого внимания. — Роуз посмотрел на понурившегося Патти и понял всю бессмысленность ненужного спора.

— Я отлично представляю себе ситуацию, Роуз. Более того, «прыгун» смог улететь с одним из кораблей.

— А что стало с другим? — спросил Роуз, втайне надеясь, что ответ будет не таким, каким он его себе представляет.

Но Патти только угрюмо покачал головой. — Видимо, истребители клановцев подумали, что корабль, сделавший рывок к «прыгуну», является приманкой, и бросились за другим. Тот сначала уходил от них, а затем, убедившись, что находится далеко от «прыгуна», пошел в атаку. Все шесть истребителей погибли, а вместе с ними и сам отважный корабль.

Патти продолжал качать головой.

— Такова оказалась цена вторжения истребителей. Силы безопасности обвиняют Макклауд не в том, что она явилась причиной гибели корабля, а в отказе следовать указаниям второго пилота. Мне не следовало бы говорить вам это, капитан Роуз.

Роуз понял, как он ошибался в этом человеке. Джереми представил себе, что будет вытворять Макклауд, когда она все узнает. Речел всегда шарахалась от всякого подобия драки, но теперь, после того как Роуз сообщит ей, что, по мнению местных властей, для битв у нее нет достаточной квалификации, она почувствует себя оскорбленной и может выкинуть такое, что любому Циммеру тошно станет.

— Хорошо, капитан, я беру этот контракт. — Роуз вернулся к столу и поставил свою подпись под документом. Где-то в глубине души Джереми сознавал, что предает Макклауд, но он твердо знал одно: его долг — сохранить «Черные шипы», не дать им погибнуть. Этот ли контракт, другой ли, какая разница, лишь бы отряд мог существовать и чувствовать себя независимо. Это сейчас для Роуза было самым главным.

— Прекрасно, капитан Роуз, — сказал Патти, стараясь скрыть покровительственный тон, выработанный им за годы общения с наемниками.

Контракт, только что подписанный Роузом, вызвал бы стоны зависти у любого подразделения наемников Внутренней Сферы, однако Роуз чувствовал себя скорее подавленным, чем удовлетворенным. Ему казалось, что минуту назад он проиграл одну из самых значительных битв в своей жизни. Патти взял контракт и положил его в ящик стола. — Окончательные бумаги будут подготовлены на будущей неделе, а к моменту встречи с генералом Циммером в Зоне Недосягаемости на ваш счет поступят деньги, — сказал он.

— Тренировки нужно начать немедленно? — спросил Роуз.

— Я уверен, что вы начнете тренироваться независимо от моего ответа, — улыбнулся Патти и прибавил: — Как только контракт будет подписан, вы сразу получите все доклады разведки. У вас есть ко мне вопросы?

— Когда мы начнем тренировки вместе с новой командой корабля? — спросил Роуз. Побежденный или нет, он оставался командиром «Черных шипов» и никогда не терял рассудка.

— Недели через две-три, — ответил Патти, просматривая графики. — Согласно' контракту, в операции будут задействованы все. Мето займется обеспечением безопасности полета и приземлением, а за это время вы вполне успеете подготовиться.

Глядя на улыбающегося Патти, Роуз чувствовал непреодолимое желание выбежать из кабинета. Вместо этого он медленно встал с кресла и пожал протянутую ему руку.

— Буду держать вас в курсе, — пообещал он и повернулся к выходу.

Через пять минут после ухода Роуза Патти снял телефонную трубку и набрал номер. Глубокий голос на другом конце провода произнес:

— Циммер слушает. Что у тебя хорошего, Патти?

— Только что был Роуз. Он выбрал контракт.

— Ты сказал ему насчет Макклауд? — спросил своего помощника генерал.

— Да, конечно.

— Ну, и как он это воспринял?

— Как залп из ПИИ в голову. Он даже не предполагал, что такое может случиться.

Циммер немного помолчал.

— Что с деньгами?

Патти почувствовал, как у него екнуло сердце.

— Я предложил ему максимальную оплату, — еле слышно произнес он.

— И совершенно правильно сделал. Он их получит после выполнения задания. — Циммер снова замолчал, и Патти ощутил на лбу маленькие предательские капельки пота.

— Генерал, — сказал он, — мне показалось, что он не слишком симпатизирует вам. Он считает, что вы виновны во всем, что происходило на Токкайдо.

— Мне известно его отношение ко мне, но оно меня мало волнует, — уверенно произнес Циммер. — Он умеет делать свое дело, и это все, что мне нужно, — произнес Циммер и положил трубку.

Патти успокоился, потянулся к столу и взял в руки большую красную папку. Осталось последнее — выбрать для «Черных шипов» корабль и капитана. После этого работа Патти с Роузом была практически закончена. Патти раскрыл папку и стал перелистывать страницы. Он остановился на одной из фотографий. Пристально посмотрев на знакомый профиль, Патти немного подумал, затем уверенно кивнул и, выложив лист с фотографией из красной папки, вложил его в документы Роуза. Все, начальная стадия подготовки задания закончилась.

XIII

Район гарнизона наемников

Уолкотт, Синдикат Драконов

1 марта 3057 г.


Роуз сидел за столом и смотрел, как в комнату по одному и группами входили воины «Черных шипов». Скоро все соединение было в сборе. В отличие от прошлого сбора, нынешний начинался не так весело, не было ни веселой болтовни, ни тем более беззаботного смеха. Бойцы и команда корабля молча заходили в комнату и тихо рассаживались.

Джереми посмотрел на Речел. Она ответила ему нежной улыбкой, но Роуз видел, что Макклауд измотана. Она настаивала на том, чтобы присутствовать на сборе вместе с командой, и Роуз охотно уступил. Джереми несколько секунд смотрел на Речел, затем оглядел собравшихся.

Роуз не захотел собирать всех днем раньше, сразу после того, как вернулся от Патти. Вместе с Макклауд он засел в комнате и не выходил оттуда. Только вечером дежурные по кухне услышали в трубке голос Джереми, он попросил принести им с Макклауд обед в комнату. «Черным шипам» было не в диковинку работать без командира, его присутствие не являлось таким уж обязательным. На учениях Роуза вполне заменяла Эсмеральда, а Ри-аннон не нуждалась в объяснениях, как пользоваться каналами внешней и внутренней связи. В общем, на первый взгляд все шло как обычно, но каким-то особым чутьем бойцы заметили в поведении Роуза некоторую нервозность. Наутро Джереми вместе с членами отряда присутствовал на разминке и сообщил, что в шесть часов вечера ждет всех в общей комнате. Мрачные предчувствия овладели большинством бойцов, и в рядах «Черных шипов» воцарилась атмосфера уныния, близкого к отчаянию.

В общих чертах ситуацию на Уолкотте представляли все, но только немногие знали точно, что происходит. Среди таких осведомленных были сам Роуз, Рианнон, Белл и еще два командира отделений. Мнение своих бойцов Роуза, конечно, интересовало, но окончательное решение всегда оставалось за ним. Увидев, в каком подавленном настроении Роуз вернулся от Патти, «Черные шипы» стали готовиться к самому худшему, и, глядя на лица входящих в комнату бойцов, Роуз отметил одно — ими овладели паника и пессимизм. Последней, как и всегда, в комнату вошла Рианнон, уселась у самой двери и водрузила на голову наушники. Какими бы ни были обстоятельства, Рия не собиралась выпускать из своих рук связь ни на секунду. Роуз еще раз оглядел собравшихся, встал и начал говорить:

— Как вы все знаете, в последнее время я занимался тем, что выбирал дополнительное задание и составлял под него контракт. Некоторые из вас помогали мне, и я хочу поблагодарить их за участие в работе. Итак, сейчас я познакомлю вас с принятым решением. Вчера от лица «Черных шипов» подписан предварительный контракт на проведение операции «Зеленый кинжал». — Роуз прервал свою речь и оглядел бойцов. — Уверяю вас, что я выбрал именно эту операцию не потому, что у нее такое яркое название.

Роуз заметил несколько слабых улыбок, но лица многих воинов «Черных шипов» оставались серьезными.

— Наша задача будет состоять в совершении рейда на занятую кланами территорию завода на Курчевале. Сначала мне предложили отбить завод у кланов, но потом решили оставить эту затею. Мы долго совещались и пришли к следующему решению. — Роуз начал шагать взад-вперед по комнате. — Через пиратскую точку мы войдем в систему и окажемся позади защищающих ее кланов. Как и многие, я не особенно понимаю, как это будет сделано, но меня убедили в том, что это возможно, и я согласился. В любом случае мы появляемся в тылу у кланов и пробираемся на планету. «Прыгун» ожидает нашего возвращения, умело скрываясь от противника. — Раздались смешки, Роуз внутренне обрадовался: смех — признак отсутствия агрессивности и стремления к согласию. — «Черные шипы» приземлятся с боями в районе завода, — продолжал он. — Приказано после приземления уничтожать все, что попадается на глаза. Понравившиеся предметы разрешено взять с собой.

— В качестве сувенира или напоминания о светлом боевом прошлом, — раздался тихий голос.

Роуз повернулся и посмотрел на Хога. Только он позволял себе давать пояснения по ходу речи командира.

— Правильно, Хог, — ответил Роуз и улыбнулся. — Тем временем наш корабль приземлится в нескольких километрах от нас на одном из разрушенных заводов. Более чем вероятно, что это место не защищается, там попросту нечего защищать — завод сровняли с землей еще полгода назад. Корабль будет лететь на малой высоте, и радары противника не смогут его засечь. После приземления «Черные шипы», уничтожая все, двинутся к кораблю зигзагами. — Роуз стал подходить к бойцам, разъясняя каждому его задачу. Казалось, что таким образом он разъединяет свой отряд, но на самом деле происходило как раз обратное. Роуз сплачивал «Черные шипы», превращал их в отделения, где каждый боец, зная свою задачу, был способен действовать независимо и при этом не терял чувства локтя, причастности к действиям своих товарищей. Такая методика привела к тому, что «Черные шипы» представляли собой не шайку псевдогероев, а монолитный коллектив, состоящий из ярких индивидуальностей.

Путешествуя по комнате, Роуз оказался в самом ее центре.

— После того как мы благополучно — а я верю в это — доберемся до нашего шаттла, садимся в него и мчимся к «прыгуну», причаливаем к нему и совершаем еще один головокружительный прыжок — на Уолкотт. — Роуз сложил руки на груди и с улыбкой уверенного в себе человека посмотрел на внимательно слушающих его бойцов. — Как видите, все очень просто, — резюмировал Джереми. — Главное — рассчитать время и не останавливаться ни на секунду, действовать слаженно и быстро. Все должны подойти к шаттлу одновременно, без задержки.

— А в корабле нас будет ждать радостная капитан Макклауд, — весело произнес О'Ши, и Роуз понял, что настала критическая минута. О'Ши заметил его растерянность. — Или она не будет нас ждать? — спросил он.

Смущение Джереми не осталось незамеченным другими бойцами. Посыпались вопросы и возгласы удивления.

— Похоже, что сейчас что-то будет, — прошептал Хог на ухо Грето. — С полетом Макклауд, кажется, происходят какие-то сложности. И тут поднялась сама Макклауд.

— О'Ши прав, — тихо сказала она. — На это задание «Бристоль» не полетит. Вы знаете, я всегда говорила о том, что не желаю, чтобы мой корабль стал частью воинского соединения. Я никогда не хотела участвовать ни в каких военных операциях, но, попав сюда, переменила свое мнение. Теперь у меня появилось желание отправиться с вами, но на сей раз этого не хотят змеееды.

Она понурила голову, затем медленно подняла ее и посмотрела на бойцов и членов своего экипажа.

— Я кое-кому подпортила нервную систему здесь, на Уолкотте, и поэтому мне не разрешают лететь с вами. Причина? Отсутствие сертификата для ведения боевых действий на территориях, занятых кланами. — Роуз слышал, как дрожал ее голос. Слава Богу, никто, кроме него, этого не замечал. Заявление дорого стоило Речел, но она продолжала говорить: — Хотелось бы, чтобы все было иначе, однако во время проведения этой операции вам придется пользоваться другим кораблем. Но не волнуйтесь за нас, пока вы будете громить кланы, «Бристоль» совершит несколько полетов по территории Синдиката Драконов.

Роузу показалось, что сейчас она не выдержит и расплачется, однако Макклауд выдержала. Быстро произнеся последнюю фразу, Речел тут же опустилась в кресло. Не давая никому прийти в себя от ошарашивающего сообщения, Роуз подхватил линию Макклауд: — «Бристоль» не покидает нас, корабль будет отсутствовать временно. Вы прекрасно понимаете, что всем нам нужны деньги, и астронавты не являются в этом смысле исключением. Поэтому нет ничего удивительного в том, что «Бристоль» станет эпизодически совершать коммерческие полеты.

В комнате воцарилась задумчивая тишина. Ощущение было такое, что «Черные шипы» теряют близких друзей. Ветераны и недавно присоединившиеся к отряду бойцы уже успели полюбить Макклауд и ее команду, хотя все знали, что официально «Бристоль» не связан с «Черными шипами».

Роуз подождал, пока бойцы соберутся с мыслями, и снова заговорил:

— Через две-три недели нам дадут корабль и команду. После этого мы пару месяцев потренируемся как на земле, так и в воздухе. Мне не стоит говорить вам, что времени маловато, но подчеркну еще раз: с учетом сложности задания времени на тренировки отпущено очень немного.

Чтобы всем была понятна важность сообщения, Роуз повысил голос;

— Тренироваться начинаем с завтрашнего дня, и условия будут максимально приближены к боевым. И вот еще что. Мне и дальше хотелось бы, чтобы наши отношения не ограничивались только подчинением, давайте вместе сохраним дружескую атмосферу, но вместе с этим обстоятельства требуют, чтобы «Черные шипы» превратились в армию. Так получилось, что мы не сформировали отделений, и сейчас мне хотелось бы этим заняться. — Роуз посмотрел на напряженные лица воинов. Все внимательно слушали его. — После собрания все бойцы должны встретиться отдельно со своими командирами отделений.

Итак, начнем. — Роуз еще раз оглядел собравшихся. — Отделение разведки возглавит лейтенант Аякс. — Роуз обратился к Догдорвичу: — Юрий, в твоем распоряжении будет боевой робот «Бросок». Лиза, у тебя есть твой «Меркурий», поэтому разведка не доставит неожиданностей. Поздравляю, Киттен, ты также входишь в это отделение вместе со своей «Пантерой», Аякс, я тебе завидую, в твое распоряжение попали сильные бойцы, теперь надо только превратить их в сильную команду.

— Постараюсь, — с легкой улыбкой отвечал Аякс. — У меня с детства страсть к педагогической деятельности.

Роуз продолжал объяснять:

— Наше разведотделение отличается скоростью, вооружение у него тоже впечатляющее. Достаточно только посмотреть на роботов «Пантера» и «Бросок», как все становится ясным. Однако прошу не увлекаться, не забывайте, что ваша прямая задача — только обнаружить противника и сообщить его местонахождение остальным двум отделениям. Теперь переходим к отделению, которое должно непосредственно вести боевые действия. Командовать им будет Эсмеральда. В него войдут Хог и О'Ши со своими роботами «Повеоитель Битв» и «Молот Войны». Надеюсь, что свою роль вы ясно себе представляете. — Роуз посмотрел на воинов и, к своему прискорбию, увидел, что только О'Ши слушает командира предельно внимательно. Взгляд его был необычайно серьезен, и это порадовало Роуза. — К вам присоединяется Грета на боевомроботе «Атакующий Удар».

Роуз повернулся к Грете.

— Это прекрасная машина, когда-то я начинал с нее. Присмотрись к этому роботу повнимательнее и ты поймешь, что в бою он незаменим и абсолютно надежен, главное — научиться его водить.

— Не беспокойтесь, я буду заботиться о нем, как о родном сыне, — ответила Грета.

— Лучше порадуй таким отношением своего командира, — посоветовал Роуз и легкомысленно подмигнул ей.

Грета, женщина очень серьезная, с сомнением посмотрела на Роуза, пытаясь понять, шутит ли он. Заметив ее недоумение, Хог легонько толкнул Грету в бок и рассмеялся.

— Остальные находятся в распоряжении командира, — продолжал наставлять бойцов Роуз, — а, как вам известно, командиром «Черных шипов» являюсь я. Что касается Антиоха Белла, то он по-прежнему будет прикрывать меня. Рианнон, — обратился к сестре Роуз, — ты, как всегда, занимаешься связью. — Роуз немного подумал, оглядел присутствующих и, встретившись с удивленным взглядом Джамшида, сказал: — Похоже, что без боевого робота остается у нас только Джамшид. Ему передается «Дикая Кошка».

Все посмотрели на радостное лицо Джамшида. Он старался держаться с достоинством, хотя каждый заметил, как его распирало от гордости. — У кого есть ко мне вопросы? — спросил Роуз.

— У меня, — поднялась Эсмеральда. — Командир, я понимаю, что существует военная тайна, но, может быть, вы скажете нам, на какой из кланов мы набросимся?

— Надеюсь, что мои слова не услышит никто, кроме тех, кто здесь находится, — проговорил Роуз. — Мы атакуем Кошек сверхновой звезды.

— Вот это да! — вдруг воскликнул Юрий, все время тихо и незаметно сидевший в самом дальнем углу комнаты. Роуз обернулся и придавил его своим грозным взглядом. — Извините, командир, извините, — забормотал тот.

— Ну, тогда все. Пошли вон отсюда, — со смехом произнес Роуз. — Мне это уже надоело, торчу тут перед вами как гвоздь. Давайте, давайте! — Он замахал на бойцов руками, и через несколько минут в комнате осталась только Макклауд. Она сидела у окна, облокотившись на подоконник.

— Все прошло прекрасно, — произнес он, подошел к ней и сел рядом. Речел молча кивнула.

— Я все время об этом думаю, но ума не приложу, что можно сделать в такой ситуации, — грустно произнесла она. — Что тебя тревожит?

— Естественно, отсутствие денег. — Макклауд пожала плечами. — На мне лежит ответственность за всю команду, я должна найти для нее работу! — Она посмотрела на Роуза. — Но где? — Речел отвернулась и стала глядеть в окно. — Нужно попробовать подыскать контракт на отправку какой-нибудь команды обратно на Люсьен. — В словах Макклауд сквозило презрение.

— Подожди пару недель. — Роуз положил руку ей на плечо. — Давай еще немного побудем вместе.

— О, я прекрасно представляю, как это будет происходить, — засмеялась Речел. — Сейчас, когда ты получил задание, — она повернула к нему свое красивое лицо, — ты с головой уйдешь в работу и дома я тебя не увижу с утра до поздней ночи.

— Да, но ночью-то я все-таки появлюсь, — пробурчал Джереми. Макклауд прислонилась к его плечу, Роуз обнял ее и прижал к себе.

— Ладно, — со вздохом сказала она. — Две недели, но ни минутой больше. Если я пропущу очередной срок платежа, кредиторы просто взвоют.

Роузу хотелось как-то утешить ее, он хотел сейчас же, сию минуту, придумать что-нибудь умное и навсегда избавить Маккдауд от материальных забот. Но его романтические иллюзии вдребезги разбивались о жесткий практицизм и предусмотрительность Макклауд. В глубине души он прекрасно понимал, что работа ей нужна в срочном порядке.

— Я все понимаю, — обреченно вздохнул Джереми, сознавая неизбежность расставания с Речел. — Я знаю, у тебя есть свои обязательства, которые мало меня касаются, но я так привык к тебе. Мне страшно думать, что когда-нибудь наступит момент расставания с тобой. — Роуз почувствовал, как у него сдавило грудь. Он понимал, что Речел не сможет найти никакой другой работы, кроме полетов на Люсьен, а это значит, что ей придется прорываться через блокаду, устроенную Дымчатыми Ягуарами. Патти говорил Роузу, что это очень непростое и далеко не безопасное занятие.

— Не волнуйся, — прошептала Макклауд, угадав его мысли. — Со мной все будет хорошо, и я не убегу от тебя. — Роузу стало стыдно, и он опустил глаза. Речел хихикнула: — Я прилечу назад еще до того, как ты вернешься со своей операции, и буду встречать тебя.

— Я надеюсь, — задумчиво произнес Роуз. В его мозгу мелькнула и прочно засела мысль о возможной гибели Макклауд. Он отгонял се, считал диким, болезненным бредом, но подленькая мысль тихонечко возвращалась и продолжала сверлить его сознание. Джереми тряхнул головой, пытаясь отогнать мрачные предчувствия.

— Пойдем домой, — произнесла Речел и медленно поднялась с кресла. — Или ты уже не мыслишь своего существования без «Черных шипов»? Ничего не говоря, Роуз тоже встал. — Командиры отделений справятся без меня, — задумчиво произнес он. — Неприятности может доставить только Джамшид, но о нем позаботится Антиох. — Роуз улыбнулся, глядя на Речел. — Вечер у нас с тобой полностью свободен.

— Тогда не будем терять его понапрасну, займемся чем-нибудь полезным, — сказала Речел и, взяв Роуза под руку, повела его домой.

XIV

Район гарнизона наемников

Уолкотт, Синдикат Драконов

5 марта 3057 г.


Следующие два дня прошли в бесконечных тренировках. Джереми вертелся волчком. Каждый день вместе с воинами, включая и Мето, он отправлялся на болота и до вечера совершал там различные маневры, отрабатывая все возможные варианты предстоящей операции. «Черные шипы» завели новое правило: бойцы, слабо проявившие себя на тренировках, отправлялись мыть боевых роботов, после чего присоединялись к остальным. Правда, остальные в это время тоже не сибаритствовали — Роуз подковывал их теоретически. Когда все устало разбредались по местам, Роуз оставался и планировал работу подразделения на следующий день, после чего присоединялся к Рианнон. Вдвоем они продумывали вопросы по снабжению «Черных шипов».

Рия была сильна в бухгалтерии, но не могла предвидеть будущие потребности отряда. Ориентируясь в основном, она забывала про частности. Точнее сказать, второстепенные вещи ее попросту не интересовали, и Роузу приходилось учить сестру. В голове Джереми будущая операция уже сложилась, он хорошо представлял, что для нее потребуется и когда. Роуз составлял для Рии перечень поставок и устанавливал сроки" а она просчитывала стоимость.

После обеда, по времени больше напоминавшего запоздалый ужин, Роуз обычно занимался с недостаточно подготовленными воинами, но нередко поступал и наоборот, оставался с теми, кто, по его мнению, давным-давно готов к операции. Такими он считал Хога и Велла и охотно засиживался с ними допоздна. Иногда к ним присоединялись еще несколько воинов, а чаще все. Вскоре такие импровизированные совещания превратились в традицию. Домой Роуз возвращался к ночи. Бывало, что к ним заходили Эсмеральда или еще кто-нибудь, но по большей части они с Речел оставались одни.

Макклауд проводила все дни в поисках контракта и однажды вечером объявила Роузу, что согласилась транспортировать группу пилотов вместе с их боевыми роботами на Пешт. Роуз не удивился, он уже подготовил себя к временной разлуке с Ре-чел, но все равно неприятное известие потрясло его. Он не спал всю ночь. Положив под голову руки, Джереми лежал, тупо уставившись в потолок. Речел не сказала ему главного, но он и сам знал, что эта ночь была последней перед разлукой. Завтра капитан Макклауд переезжала на «Бристоль».

Упрашивать ее остаться было занятием бесполезным, говорить о своих чувствах Роуз и не решался, и не умел. Что ему оставалось делать? Разве что просто помочь Речел с укладкой вещей и проводить ее в космопорт к кораблю. Так Роуз и решил сделать. В конце концов, перед отлетом они смогут еще встретиться, правда ненадолго и вполне официально, к тому времени Речел уже снова станет для него капитаном Макклауд, владелицей корабля «Бристоль», выполняющего полет на Пешт. Возможно, что им не удастся даже поговорить, во всяком случае так, как они это делали в последнее время.

Утром неожиданно раздался звонок из космопор-та. Сначала Роуз подумал, что это звонят Речел, но оказалось, что звонят именно ему. Дежурный по кос-мопорту передал сообщение от командира корабля капитана Синклера Дэйнса. Тот приглашал Роуза к себе для обсуждения деталей предстоящей операции и решения всех вопросов, касающихся тренировок в воздухе. Строго говоря, Роузу следовало бы обидеться на невежливого капитана. Вместо того чтобы приглашать Роуза, тому стоило бы самому прийти в комплекс и хотя бы посмотреть на тех, с кем он собирается лететь, но неприятный звонок по сравнению с отъездом Речел показался Роузу таким ничтожным событием, что он решил не придавать ему большого значения. Он сообщил воинам, что предоставляет им возможность вволю потренироваться без него, сам же отправился в космопорт.

Всю дорогу до космопорта Роуз сидел как сомнамбула. Он настолько погрузился в свои мысли, что растерявшийся шофер был вынужден криком и подталкиванием в плечо выводить своего странноватого пассажира из полуобморочного состояния. Выйдя из машины, Роуз окинул корабль невидящим взглядом, но вдруг сознание его проснулось. Роуз встряхнулся и внимательно оглядел корабль, на котором «Черным шипам» предстояло отправиться в недолгую, неопасную экспедицию. Осмотрев корабль снаружи, Роуз не знал, что ему делать — плакать или смеяться. Это был шаттл такого же класса, что и «Бристоль», но на этом сходство заканчивалось. Безымянная громада стояла на четырех ногах, уверенно кренясь на одну из них, северную. Роуз только взглянул на нее и сразу определил, что механическая часть ноги серьезно повреждена. Корпус корабля выглядел не лучше. Большинство компонентов двери отсутствовало — либо они были в ремонте, либо отстрелены. Возле нее копошились трое техов. Роуз еще раз посмотрел на корпус корабля и увидел, что часть брони недавно заменена.

Идя к двери, ведущей в грузовой отсек, Роуз продолжал осматривать корабль. Исцарапанный снарядами и ракетами, местами изрядно покореженный, корпус Корабля вблизи производил грустное впечатление. Сама дверь висела только на верхних петлях, нижние отсутствовали, а на лестнице не хватало нескольких ступенек. Внутри на стенах корабля были явственно видны следы недавнего пожара. «Похоже, — с горечью подумал Роуз, — судно пережило либо горячую встречу, либо такое же жаркое расставание».

Пока Роуз входил, или, точнее, карабкался по лестнице наверх, везде он обнаруживал следы ремонта и обстрела. Когда и что ремонтировалось, определить было невозможно, но только все части корабля, попадавшиеся на глаза Роузу, несли следы разрушения. С большим трудом Джереми удалось проникнуть в грузовой отсек, и первыми, кого он там увидел, были два угрюмых человека, стоящих возле кучи обломков. Разговаривали они очень тихо, их слов Роуз не слышал, но видел только отчаянную жестикуляцию спорящих. Джереми пошел к ним. Они заметили Роуза и, опустив руки, перестали беседовать. Один из них, маленький и вертлявый, вдруг бросился к выходу из корабля и, промчавшись мимо Роуза, скрылся. Второй продолжал стоять. Услышав за спиной шаги приближающегося Роуза, он обернулся. Джереми узнал в нем капитана корабля, его фотографию показывал Патти. «Вот, стало быть, с кем мне предстоит лететь на Курчевал», — подумал Роуз, всматриваясь в капитана.

Это был высокий, не ниже самого Джереми, тонкий в бедрах и талии, широкоплечий здоровяк, одетый в черные потертые брюки и короткую рубашку красного цвета. Поджав губы, с тонкой линией усов над ними, он несколько секунд изучающе осматривал наемника, улыбнулся и пошел навстречу, осторожно пробираясь среди обломков. Последний метр он преодолел легким прыжком и очутился рядом с Джереми.

Левой рукой он пригладил волосы, а правую протянул Роузу.

— Синклер Дэйнс, — представился он. — А вы, должно быть, капитан Джереми Роуз. — Рука у Дэйнса была широкая, он сгреб своей клешней ладонь Роуза и крепко сжал ее. — Очень рад встретиться с вами, — произнес капитан и отнял руку. Роуз был удивлен искренностью приветствия.

— Надеюсь, у вас все в порядке? — кивнул он в сторону груды обломков.

— Все в полном порядке, — засмеялся Дэйнс. — Только мой помощник немного возбужден. Вы, наверное, его видели?

— Это тот малыш, который пронесся мимо меня, как ураган? Видел, — кивнул Джереми.

Капитан обнял Роуза за плечи и подтолкнул к двери, ведущей во внутреннюю часть корабля.

— Не хотите взглянуть на нашу шхуну? — предложил он.

— С большим удовольствием. — Роуз согласно кивнул.

— Мне сказали, что вы впервые на Уолкотте. Это правда? — спросил Дэйнс. — Ничего, пообвыкнете. — Он дружески похлопал Роуза по плечу. — И не волнуйтесь за мой корабль. Благодаря ему я несчетное количество раз ускользал от кланов. — Дэйнс засмеялся. — Прошу прощения, вы не курите? — вдруг спросил он и, получив отрицательный ответ, замотал головой. — А я курю. Проклятая привычка, но надеюсь, не самая худшая, — подмигнул он Роузу, доставая из небольшого кармана, будто специально пришитого для этого, длинную коричневую сигарету и старую истертую зажигалку. Прикурив, капитан выпустил большой клуб сизого дыма. Роуз поморщился. Дэйнс с ненавистью посмотрел на свою сигарету и покачал головой.

— Мой врач сказал, что она меня когда-нибудь угробит, сволочь.

Роуз решил помалкивать, от комментариев воздерживаться, а только смотреть и слушать. Первое впечатление от корабля у командира «Черных шипов» создалось отнюдь не блестящее, и последующий осмотр помещений его нисколько не улучшил. Дэйнс познакомил Роуза с несколькими членами своей команды, имена которых Джереми тут же забыл. По кораблю тут и там шныряли техи и ремонтники, все что-то чинили и латали. Дэйнс говорил не умолкая, он рассказывал о кланах, своем неуязвимом и неистребимом славном корабле, о Курите и вообще обо всем, что только приходило ему в голову. Роуз не перебивал капитана, мнение о нем и корабле у Джереми уже сложилось, и единственной мыслью было поскорее убраться отсюда. Разумеется, он немедленно свяжется с Патти и потребует себе другого капитана.

Приняв такое решение, Роуз собрался направиться к выходу, мимо которого они с Дэйнсом как раз проходили, как вдруг неистовый капитан взял приунывшего Роуза за локоть и мягко втолкнул в какую-то дверь. Сначала Роузу показалось, что он попал в один из аварийных проходов, но, пройдя по короткому коридору, мужчины уткнулись в следующую дверь. Войдя в нее вслед за Дэйнсом и оглядевшись, Роуз понял, что это каюта. Дэйнс закрыл за Роузом дверь и щелкнул выключателем. В комнате загорелся теплый неяркий свет. Капитан, потирая руки, подошел к бару.

— Черт подери, — сказал он. — У меня от этой экскурсии все горло пересохло. — Наполнив два бокала жидкостью янтарного цвета, он протянул один Роузу и спросил:

— Не рановато, как вы думаете? — Роуз колебался недолго. «Все равно скоро обед», — подумал он и ответил:

— Да нет, в самый раз. — Дэйнс поднял свой бокал. — За братьев по оружию, — серьезно сказал он. Сначала Роуз подумал, что тост предназначается ему, и хотел было уже поблагодарить капитана, но, взглянув на него, увидел устремленный в пространство взгляд, суровое, внезапно постаревшее лицо и понял, что капитан имеет в виду совсем других, тех, кто не так давно находился с ним, но кого уже нет. Роуз тоже повторил тост и выпил. Горло обожгло шотландским виски. «Однако совсем неплохо, — подумал Джереми. — Возможно, Дэйнс и не такой уж никчемный пустозвон, каким старается казаться».

— Вы не могли бы мне рассказать кое-что о себе? — вдруг произнес Дэйнс. — Понимаете, — замялся он, — хочется немного отдохнуть, этот затяжной монолог меня немного утомил.

— Разве? — ответил Роуз. — Я был совершенно уверен, что он вам доставляет огромное удовольствие. — Бросьте вы, — отмахнулся капитан. — Это все не для вас, а для команды. Часть моих людей работает на службу внутренней разведки, а часть по личной инициативе доносит на меня офицеру связи, так что, понимаете, — он развел руками, — приходится соблюдать конспирацию. — Он вдруг задумался. — Конечно, нелепая ситуация, ведь среди команды есть и отличные парни. Но, к сожалению, я не знаю, кто именно следит за мной, поэтому не доверяю никому.

— Но мне вы, похоже, доверяете, — уверенно сказал Роуз. Дэйнс задумался и, посмотрев на Роуза, совершенно серьезно ответил:

— Я вынужден доверять вам, — и поправился: — Хотя бы частично. Вы терпели мою дурацкую болтовню, а я считаю, что терпение — одно из основных положительных качеств в человеке. Терпение и выносливость. А вы так не считаете? — спросил он.

— Считаю, — согласился Роуз и отхлебнул из бокала. Виски оказалось отменным. — Где мы сейчас находимся? — спросил Джереми и указал бокалом на лампу. — Кажется, она соединена с генератором подавления шумов?

— Совершенно верно, — ответил Дэйнс с улыбкой. — Считайте, что мы в комнате для ведения конфиденциальных переговоров, хотя официально она значится кладовой. Во всяком случае, эта комната — одно из немногих мест на корабле, где мы можем говорить совершенно открыто, не боясь, что нас могут подслушать. — Он пристально посмотрел в глаза Роузу. — После года работы с генералом Циммером я стал как-то ценить еще одно качество — замкнутость.

— Хорошо понимаю вас, — с брезгливой ухмылкой произнес Роуз. — Так за чем же дело стало? Мы могли бы прекрасно поговорить и у нас в комплексе.

— Да, но мне хотелось посмотреть на вас в незнакомой вам обстановке. Роуз понимающе кивнул. — Ну и каковы ваши впечатления?

— Слишком рано делать какие-то выводы, — произнес Дэйнс, — но на первый взгляд вы мне кажетесь человеком порядочным.

— Спасибо за доверие.

— Не торопитесь, Роуз, впечатление еще не окончательное. Сначала посмотрим, как у вас с честностью.

— Хотите услышать мое мнение о корабле? — Роуз вздохнул. — Что я могу сказать о нем? Покорежен прилично, одна нога подбита. Предстоит большой ремонт. — Роуз позволил себе немного расслабиться. — Где это его так отделали? Или он у вас всегда в таком состоянии?

Дэйнс допил остаткивиски и весело рассмеялся. — Да нет, Роуз, не всегда. Только тогда, когда приходится летать на Токкайдо и возвращаться оттуда.

Роуз откинул голову и осушил свой бокал. — Было так жарко? — поинтересовался он, немного отдышавшись. Дэйнс кивнул.

— Брони почти нет, имеются определенные неполадки с распределением питания. Двигатель в полном порядке, да он и не такое выдерживал, — махнул рукой Дэйнс. — За него я совершенно спокоен. Повреждены некоторые системы, но электрики обещали сделать все к концу недели.

— Скажите честно, — обратился к капитану Роуз, — ваш корабль сможет лететь?

— Если очень нужно, то, разумеется, да, но предпочтительно перед полетом дней тридцать — сорок провести здесь, на земле. Нужно не только отремонтировать системы, но и проверить их, откалибровать. Только после этого можно брать на борт пассажиров и лететь.

— Времени для тренировок почти не остается, — заметил Роуз. Дэйнс потрогал усы и кивнул. — Да. Я, конечно, постараюсь закончить ремонт как можно быстрее, но месяц у вас есть. Пока корабль не приведут в нормальное состояние, я с места не тронусь. — Роуз был обескуражен, и Дэйнс заметил это. Он пожал плечами. — Извините, но ничем другим порадовать не смогу. Да и сама операция не стоит более длительной подготовки. Долетим и вернемся как-нибудь. А впрочем, нужно бы познакомиться с деталями.

— Вы еще не знакомы с ними? -удивился Роуз. — Я знаю об операции уже больше полмесяца.

Дэйнс потер щеку, посмотрел на свои ботинки и вздохнул.

— А я узнал о ней только вчера вечером, сразу после того, как приземлился.

Роуз почесал в затылке. Дело складывалось совсем не так, как он предполагал.

— Я всегда думал, что вы, астронавты, относитесь к своим кораблям с большим почтением. Я просто сужу об этом, зная, как водители заботятся о своих боевых роботах. Я никогда не допустил бы, чтобы мой робот...

— Послушайте, — оборвал его Дэйнс. — Эта кувалда никогда не была моим кораблем. Точнее сказать, она стала им совсем недавно. Если бы это был мой корабль, я никогда не довел бы его до такого омерзительного состояния.

Роуз понял, что переборщил. Он принял готовность капитана говорить о корабле за любовь к нему, но ошибся, не разглядев очевидного. Он извинился, но не был уверен, что его поведение не оставило у Дэйнса неприятного осадка, и решил объясниться.

— Еще раз прошу прощения, капитан, если я вас обидел. Видит Бог, я не хотел этого, просто сболтнул лишнего, не подумавши. Теперь я вижу, что вы командуете этим кораблем совсем недавно. Простите меня еще раз, я очень сожалею о своих словах.

— Ладно, капитан, — буркнул Дэйнс, — хватит, я принимаю ваши извинения и понимаю вас, но давайте больше не будем говорить на эту тему. — Он постарался улыбнуться. Роузу нестерпимо хотелось узнать, что же случилось с его собственным кораблем и как это ему удалось так быстро получить другой, но задавать подобные вопросы Дэйнсу сейчас было бы верхом идиотизма. Роуз решил перевести разговор на предстоящую операцию. — Вам показывали контракт? — спросил он. Дэйнс кивнул.

— Показывали. Ничего особенного. На все дается четыре месяца, так что времени почти в обрез. Считайте сами — две недели на перелет к пиратской точке здесь, в системе Уолкотт, и две недели на саму операцию. Так что остается всего три месяца.

— И учтите, — добавил Роуз, — что две недели уже прошло. А нам еще нужно успеть потренироваться в воздухе.

— Черт подери, — пробормотал Дэйнс. Роуз охотно разделял его чувства. — Можно, конечно, ремонт и убыстрить, но совсем ненамного. Ну, ладно. — Он обратился к Роузу: — Если я закончу ремонт за шесть недель, как вы думаете, хватит нам времени для тренировок?

— Конечно нет, — уверенно произнес Роуз. — Но разве у нас есть другой выбор? Будем рады и этому. Мне хотелось бы хоть раз поднять свою команду в воздух и посмотреть, на что она там способна.

— Понимаю вас, — кивнул Дэйнс. — Тогда будем ориентироваться на шесть недель, но если я смогу закончить ремонт раньше, то сразу сообщу вам.

— Кстати, — небрежно заметил Роуз, — у вашего корабля есть какое-нибудь имя? — Он осторожно посмотрел в лицо Дэйнса. — Мои люди могут спросить меня об этом.

Дэйнс опустил голову.

— Имя у него есть, — медленно произнес он. — Зовите его «Трэйси».

— Очень интересное имя. Оно что-нибудь означает? — спросил Роуз. Дэйнс с отсутствующим видом посмотрел на Роуза. — Нет, оно не означает ровным счетом ничего, — медленно проговорил капитан и вдруг неожиданно резко спросил: — А почему вас это интересует?

XV

Район гарнизона наемников

Уолкотт, Синдикат Драконов

29 марта 3057 г.


Однажды днем Роуз вернулся с тренировки, зашел в коммуникационный центр и увидел Макклауд. Она ждала его, и он сразу понял почему. Они поговорили о том, как идут дела у «Черных шипов», об операции, затронули каждую мелочь, и когда оба вполне осознали, что напрасно пытаются оттянуть начало того разговора, ради которого Речел, собственно, и пришла, сразу перешли к делу.

Макклауд неоднократно слышала о Дэйнсе как о человеке, который любит корабли, любит летать и ненавидит сидеть на земле сложа руки. Роуз знал, что таким качеством обладает и сама Речел, и ее замечание много сказало о характере Дэйнса. Поговаривали, что в недавнем прошлом Дэйнс был пиратом, но прямых доказательств ни у кого не было, так что догадки остались только догадками. Лишь на территории, принадлежащей Дому Штайнера, его еще лениво разыскивали для дачи показаний относительно нескольких таинственных полетов, но Макклауд сомневалась, что все это выглядело так уж серьезно.

— Жена его тоже была капитаном корабля, — продолжала рассказывать Макклауд, наблюдая, как Роуз переодевается к обеду. — Они довольно долго работали в одном из полков Содружества Лиры, пока на страну не обрушились кланы. После нападения кланов он решил, что транспортировка грузов для армии — занятие опасное, и улетел, но жена его еще некоторое время совершала небольшие перелеты с одним из батальонов Лиранской гвардии. Роуз натянул ботинки и посмотрел на Речел. — Ее фамилия, случайно, не Трэйси? Речел немного подумала и ответила: — Нет, насколько я помню. Кажется, Келли или Кимми, как-то так, но во всяком случае не Трэйси.

Она посмотрела на Роуза. Тот сидел с ботинком в руке и смотрел куда-то вдаль.

— А что? — спросила Макклауд.

— Не понял, — откликнулся Роуз.

— О чем ты?

— Зачем тебе фамилия жены Дэйнса, я спрашиваю? — повысив голос, поинтересовалась Речел.

Роуз вздохнул и снова принялся натягивать ботинок.

— Дэйнс получил новый корабль. Точнее, стал новым капитаном древнего корабля и назвал его «Трэйси». — Макклауд с интересом слушала Роуза. — И я спросил его, означает ли это имя что-нибудь. Он ответил, что нет, но явно соврал. Да, он показался мне слишком вежливым, а такие люди, несмотря на свою внешнюю открытость, не сразу посвящают чужих в свои личные тайны.

— Ты думаешь, не назвал ли он свой корабль в честь своей покойной жены? — спросила Макклауд.

— Покойной? — поразился Роуз. — Почему ты мне раньше не сказала?

— Я только хотела сказать, но ты меня перебил, — оправдывалась Речел.

— Что с ней случилось?

Макклауд глубоко вздохнула. — Определенно никто ничего сказать не может, расскажу только то, что знаю сама. В то время, когда она продолжала работать с лиранцами, те, как правило, отступали. Однажды один из кланов напал на базу Лиранской гвардии, все бросились по кораблям и стали улетать. Некоторым это удалось, но несколько кораблей было захвачено. В том же бою погибли два корабля, и один из них принадлежал капитану Дэйнсу. Роуз присел на край кровати и осмысливал полученную от Речел информацию. Если все, что она сказала, правда, тогда Дэйнс может оказаться довольно опасным человеком. Не исключено, что он задумал рассчитаться с кланами и тогда будет лезть в драку везде, где только захочет. Однако не исключено, что он все забыл и только ищет случая, чтобы уединиться в каком-нибудь заброшенном уголке Федеративного Содружества и жить дальше без печальных воспоминаний.

— Как он воспринял известие о смерти жены? — спросил Роуз. Макклауд пожала плечами.

— Откуда я знаю? Все, что я рассказала тебе, только слухи, вполне достоверные, но с самим Дэйнсом я не знакома.

Речел понимала, что разговор идет не просто о капитане Синклере Дэйнсе, а о человеке, которому вскоре будет доверена жизнь Роуза и всех остальных воинов «Черных шипов». Она представляла, с каким интересом Роуз воспринимает все сведения о Дэйнсе, но едва ли могла помочь своему другу чем-либо существенным.

— Послушай, — внезапно ей пришла в голову спасительная мысль. — Кажется, Белл сражался в Лиранской гвардии?

— Точно, в двадцать шестом гвардейском полку! — воскликнул Роуз. — Как же я мог забыть! — Он схватил трубку внутренней связи: — Рия, пригласи ко мне на минуту Антиоха Белла. Спасибо. — Он положил трубку, поднялся с кровати и сел за стол. — А ты не знаешь, что случилось с его последним кораблем?

— Знаю, — ответила Макклауд и собралась рассказать, но тут в дверь постучали. — Войдите! — крикнул Роуз. Появился улыбающийся Антиох Белл. — Вы звали меня, капитан? — Заходи, заходи. — Роуз махнул рукой, приглашая Антиоха Белла войти в комнату.

Вначале Белла встревожила торопливость, с какой Роуз приглашал его войти. Антиох посмотрел на командира. Лицо Джереми казалось озабоченным, но не растерянным, и Белл успокоился, решив, что дело, из-за которого его позвали, не столь серьезно.

— Привет, Речел, — весело произнес Белл. — Не останешься поужинать с нами?

Макклауд усмехнулась и посмотрела на Роуза. — Слава Богу, есть еще воспитанные мужчины. Спасибо, Белл, конечно, останусь, хотя твой командир не пригласил меня.

— Антиох, — Роуз, казалось, не заметил шутливого замечания в свой адрес, — нужна информация об одном человеке.

Белл пристально посмотрел на Роуза, облокотившись о дверь. Комнатка была столь мала, что даже три человека почти полностью заполнили все пространство. Можно было, конечно, присесть на кровать, и Роуз нормально воспринял бы это, но вежливый Белл не решился позволить себе фамильярность в отношении командира и Макклауд.

— Тебе знакома фамилия Дэйнс? — спросила Антиоха Речел. Белл нахмурился.

— Вы имеете в виду капитана корабля, которого нам дали?

— Мы имеем в виду его покойную жену, — пояснил Роуз.

Белл перевел удивленный взгляд с Роуза на Речел.

Джереми вкратце обрисовал Антиоху ситуацию.

— Насколько нам известно, — продолжал Роуз, — ее корабль был или уничтожен, или захвачен кланами где-то на границе с территорией, принадлежащей Дому Штайнера. — Роуз замолк, давая Беллу возможность напрячь память, но рыжеволосый Антиох угрюмо молчал. — Ну что, не припоминаешь? — спросил Джереми. Белл молча рассматривал пол. — А кроме фамилии, у вас ничего нет? — спросил он. — Может быть, какие-нибудь факты, детали. Так вспомнить очень трудно, — извиняющимся тоном произнес он.

Макклауд попыталась вытянуть из своей памяти дополнительные подробности, но тщетно. На этом ее знания о капитане Дэйнсе и его жене заканчивались.

— Ничего больше вспомнить не могу, — сказала она. Белл собрался уходить.

— Ну что я могу сказать? — оправдывался он. — У нас в двадцать шестом полку таких не было, это определенно. Да и согласитесь, трудно запомнить имена всех капитанов, ведь пять лет уже прошло. — Он открыл дверь. — Я спрошу остальных, может быть, они что-нибудь смогут прояснить.

— Пока не стоит, — сказал Роуз. — Пожалуйста, Белл, ни с кем на эту тему не разговаривай.

Лицо у Антиоха вытянулось. — Это так важно, командир? — спросил он. — Не знаю. — Роуз сомневался, говорить дальше или нет, но в конце концов решил довериться старому товарищу. — Дело в том, что тут все непонятно. Возможно, что Дэйнс — отличный парень, но не исключено, что он отпетый мерзавец.

Белл загрустил.

— У нас с ним могут быть неприятности?

Роуз колебался с ответом. На помощь ему пришла Речел.

— Совсем наоборот, Белл, — она старалась говорить бодрым голосом. Джереми также решил успокоить Белла. — Совершенно верно. Я разговаривал с ним пару дней назад, он показался мне вполне порядочным и общительным человеком. Вежливый, корректный, правда, немного возбудимый, но и это понятно — мы беседовали с капитаном сразу после его прилета. Дело не в нем самом, — Роуз говорил так, будто объяснял ситуацию самому себе, — а в корабле. Это такая развалюха, что смотреть противно. И еще этот его первый помощник. Я своими глазами видел, как он орал на Дэйнса. Все это странно...

— Ты ничего не говорил мне о первом помощнике. — Макклауд попыталась вмешаться в ход размышлений Роуза.

— ...и потом, это название корабля. — Роуз продолжал говорить, не замечая вопросительного взгляда Речел. — «Трэйси». Что это? Имя его покойной жены? Или что-то другое? — Он обернулся и посмотрел на Макклауд.

— Все понятно, — заключил Белл. — Вы подозреваете, что капитан Дэйнс — пират. — Белл затворил полуоткрытую дверь и снова оперся на нее.

Роуз в сомнении пожал плечами, в отличие от него Макклауд согласно кивнула.

— Ты действительно так думаешь? — спросил ее Роуз.

— Я нисколько не сомневаюсь в этом, — решительно произнесла она.

— Но здесь он находится по просьбе правительства Синдиката Драконов, — возразил Роуз, — а оно далеко не приветствует связи с пиратами.

— Официально да, — ответила Речел. — Но посмотри внимательно, где мы находимся. Ведь это место — самое странное во всей Внутренней Сфере, — убеждала Речел. — Мы сидим в самом центре территории, находящейся под властью Дымчатых Ягуаров. Да посмотри же на свой дополнительный контракт! — Речел собиралась перейти на крик, и только присутствие Белла останавливало ее. — А то, чем вы собираетесь заняться, мало чем отличается от пиратского налета. Конечно, — соглашалась она, — ваша предстоящая операция — это исключительный случай, тут вы атакуете врага, но знаешь, сколько капитанов кораблей служили разным хозяевам одновременно? Macca — кипятилась Макклауд. — Они совершали налеты попеременно то на одну, то на другую сторону, в зависимости от того, кто больше заплатит. Не исключено, что и Дэйнс был среди них, и Курита может знать об этом не хуже остальных. — Речел помолчала, собираясь выразить свою основную мысль. — Я подозреваю, что Дэйнс совершал рейды именно на базы Федеративного Содружества.

— И сейчас скрывается от пристальных глаз правосудия? — спросил Белл. — А заодно скрывает свое прошлое от работодателей, поскольку, что ни говори, а Тедди Курита к пиратам относится плоховато. Хотя использовать их в своих целях не побрезгует, — прибавил он.

Роуз кивнул. Логическая конструкция получалась достаточно сложной, но правдоподобной, или, по крайней мере, вероятной. Под завесой сплошной секретности, окружающей Уолкотт, доподлинно установить, кто здесь находится, практически невозможно. Затаиться на время, спрятаться здесь — пара пустяков. Нужно только оставаться лояльным Дому Куриты, уметь хорошо драться и помалкивать — тогда все будет в полном порядке.

— Если принять ваши утверждения за аксиому, — поделился своими размышлениями Роуз, — тогда Дэйнс — порядочная скотина. Но ведь прямых доказательств относительно капитана у вас нет, одни подозрения, в то же время поведение Дэйнса можно рассмотреть и растолковать иначе.

— Да, — неохотно согласилась Макклауд. — В пиратстве никто Дэйнса напрямую не обвиняет, и если бы куритяне что-нибудь и подозревали, тогда дорога ему на Уолкотт была бы заказана.

— И тем не менее ты уверена, что он был пиратом, — недоумевал Роуз. — Как же тебя нужно понимать?

— Да, я абсолютно в этом уверена, — ответила Речел, глядя на оторопевшего Белла.

— Это мой вывод из всего того, что я знаю о Дэйнсе. Он, конечно, занимается этим не постоянно, а эпизодически. Я думаю, что Дэйнс — обычный авантюрист, который перевозит сомнительные грузы в опасные точки, а параллельно совершает пиратские рейды.

Аргументы Макклауд звучали неубедительно, по крайней мере, вид Роуза и Белла показывал, что они не согласны с ее утверждениями.

— Вам меня не понять, — махнула рукой Макклауд. — Нужно быть астронавтом, тогда ты инстинктивно способен почувствовать пирата. Вот послушайте меня еще раз, но только вдумайтесь во все то, что я вам буду говорить, — продолжала настаивать Речел. — Джереми, — она повернулась к Роу-зу. — Ты задумывался когда-нибудь над тем, почему я ненавижу драки? Нет? Совсем не потому, что это опасное занятие, а потому, что в этом случае финансовые потери будут несоизмеримо больше прибылей и мне придется расстаться со своим кораблем значительно раньше, чем я рассчитывала. Ты знаешь, сколько стоит отремонтировать боевого робота? Так вот, отремонтировать корабль стоит в тысячи раз больше. Если ты независимый капитан, такой же, как твой Дэйнс, то одна битва будет стоить около миллиона. Чем же тебе придется расплачиваться? Даже если предположить, что ты доставил груз по назначению, никакой самой повышенной оплаты не хватит на ремонт. Ни один капитан не в состоянии оплатить самостоятельно ремонт своего корабля после битвы. Поэтому, — втолковывала Макклауд внимательно слушавшим ее Роузу и Беллу, — все капитаны либо работают на какой-либо правящий Дом во Внутренней Сфере, либо ищут легких денег.

— Никогда не подумал бы, что твой бизнес связан с таким риском, — грустно пошутил Белл.

— Для некоторых капитанов он очень рискованный, но для многих — не очень. Владельцами большого числа кораблей являются гигантские торговые компании, и капитаны таких кораблей считаются их наемными рабочими. Они могут мнить себя независимыми, считать корабли, на которых летают, своими, но это все иллюзия, они делают и всегда будут делать то, что им приказывает их компания, точнее, ее директорат. В подобной же ситуации находятся и капитаны военных кораблей. Весь вопрос — в независимости. Я могу снять с себя всю головную боль, подписав подобный контракт. Тогда ремонт моего корабля будут оплачивать работодатели, но цена этого — моя свобода. Если то, что я слышала о Дэйнсе, — правда, то могу предположить, что он сбежал от банкиров Федеративного Содружества. И на этот отчаянный шаг его могли толкнуть только два обстоятельства — либо смерть его жены, либо боязнь возмездия.

— А возможно и третье — попытаться все забыть и начать жизнь сначала, — закончил Роуз монолог капитана Макклауд.

— Я понимаю твое желание доверять этому человеку, — саркастически заметила Речел. — Но если он всего лишь честный коммерсант, каким образом у него оказался корабль, принадлежащий Внутренней Сфере? Напичканный всевозможным оружием, да еще поврежденный до такой степени, что на него просто страшно смотреть?

— А ты-то откуда это знаешь? — удивленно спросил Роуз.

— Ты, наверное, забыл, что я живу в зоне космопорта, — фыркнула Макклауд. — Я видела, как он приземлялся. Все спасатели были на ногах, ждали, что одна нога у корабля отломится. Наверное, сам видел?

Роуз кивнул. Разговор закончился сам собой, Роуз и Белл молчали, размышляя над словами Речел. «Возможно, что она права, а возможно, и нет», — думал Роуз. Доверить свою жизнь и жизни воинов «Черных шипов» пирату? Одна эта мысль приводила его в бешенство. Пираты, эта нелюдь, извлекавшая выгоду из приносимых кланами бедствий и страданий, были бичом Внутренней Сферы, что казалось Роузу пострашнее самих кланов. Джереми хорошо знал о том, что вытворяли пираты, но темне менее отказывался думать о Дэйнсе как о пирате. Однако независимо от своего личного мнения он был обязан предупредить отряд «Черные шипы» о таком предположении.

— Спасибо, что зашел, Антиох. Давай пока не будем никому ничего говорить. — Белл кивнул и отсалютовал Речел. — Через пару минут мы присоединимся к вам, — сказал Роуз. — Пожалуйста, предупреди Рианнон, чтобы она тоже подошла. — Белл весело подмигнул Макклауд и вышел из комнаты. Тяжело вздохнув, Роуз покачал головой. Речел присела к нему.

— Какой ужас, — проговорила она. Джереми почесал кончик носа. — Еще ничего не ясно, — проронил он. — Предположим, что все так и есть, но в этом случае наша задача остается той же — выжить. По правде говоря, Дэйнс показался мне неплохим парнем. Человек с сомнительным прошлым? — Роуз пожал плечами. — Что ж такого? Некоторые и обо мне говорят нечто подобное, — усмехнулся Роуз. — Ком-Гвардия никогда не пользовалась хорошей репутацией во Внутренней Сфере.

От Роуза веяло спокойствием, и Макклауд почувствовала, как с нее сходит напряжение разговора. Она положила голову ему на плечо, и Джереми понял, что сейчас она скажет что-то неприятное. — Я улетаю, — почти прошептала Речел. — Я так и понял, — ответил Роуз. — И когда? Скоро?

Макклауд встала и подошла к окну. Роуз смотрел на нее, он заметил, как сначала немного вздрогнули ее плечи, ему казалось, что, не в силах сдержать свои чувства, она вот-вот зарыдает. Но капитан Макклауд овладела собой, она глубоко вздохнула и посмотрела на свой хронометр.

— До взлета осталось тридцать восемь часов и двенадцать минут.

Услышав такую невеселую новость, Роуз даже присвистнул от неожиданности.

— Отсчет времени начался, — попробовал пошутить он. — Значит, задание очень серьезное.

Макклауд попыталась улыбнуться, но глаза ее снова стали влажными.

— Не очень серьезное, — произнесла она. — Просто нам нужно подойти к «прыгуну» в строго определенное время, ни секундой раньше и ни секундой позже. В противном случае...

Речел замолчала, они оба знали, что может случиться с «Бристолем», если он подойдет не вовремя.

Шли минуты, Роуз продолжал сидеть на краешке кровати. Он чувствовал, что Речел сказала ему не все. Но что еще?

— Речел, — заговорил он. — Видишь ли, я... — Постой, Джереми, — прервала его женщина. — Я знаю, что ты хочешь сказать, поэтому прошу тебя, попридержи свое признание до моего возвращения, — прошептала она и посмотрела на него глазами, полными слез. — Ровно через месяц я вернусь. Ты еще будешь здесь? Ошарашенный напористостью подруги, Роуз покорно кивнул.

— Да, буду. Дата вылета пока не назначена. Нам придется еще совершить пару тренировок в воздухе, так что, когда ты вернешься, мы еще будем на месте. И после твоего прилета нам здесь придется долго проторчать.

Макклауд не перебивая выслушала сбивчивое объяснение Роуза. Она видела, что Джереми хотел поговорить с ней серьезно, однако понимала, что сейчас не самое подходящее для этого время. Но Роуз все-таки выговорился, он сказал ей все, что так долго копилось в его душе. Он говорил, что перенесет разлуку с ней спокойно, и обещал, что будет любить ее так, как она того заслуживает. Он сомневался в ней, но только в самом начале, потому что слишком хорошо знал ее прошлое, но сейчас оно для него ничего не значит и ему нужна только она, Речел. Джереми замолчал, и после они долго сидели в тишине, каждый раздумывая о своем будущем. Вдруг Роуз хлопнул себя по коленям.

— Пошли скорее, нас ждут. — Он потянул Речел за руку. — У меня тоже теперь все рассчитано по секундам. Сейчас, например, обед, и все ждут нас с тобой. Речел улыбнулась и пошла вслед за ним. У двери большой комнаты, превращенной «Черными шипами» в столовую, она взяла Роуза под руку и шепнула: — А ведь это наш с тобой первый прощальный обед.

XVI

Зона тренировочных полетов

Уолкотт. Синдикат Драконов

13 июля 3057 г.


Раздался долгий пронзительный звонок, и Роуз почувствовал, как пол корабля уходит у него из-под ног. Началось свободное падение. Джереми показалось, что желудок начал подниматься вверх, к горлу подступила отвратительная тошнота. «Еще секунда, — подумал Роуз, — и весь мой завтрак будет летать рядом со мной». Но секунда прошла, и тошнота внезапно прекратилась. Роуз испытывал непередаваемое наслаждение полета, он парил и кувыркался в воздухе. Только теперь Джереми наконец понял, почему астронавты так гордятся своей профессией и так любят свои корабли.

Внезапно Джереми ощутил легкий толчок, и на приборной доске его боевого робота мигнула лампа стабилизации. Находящийся в пятидесяти километрах от планеты корабль продолжал падать. Роуз прыгал с корабля последним, он знал, что всех воинов «Черных шипов» уже вытолкнули с борта «Трэйси» прямо над целью, и тем не менее, как только его боевой робот оторвался от корабля, Роуз ощутил себя слепцом, полностью отрезанным от живого мира.

Проверив по приборам высоту и траекторию полета, Джереми определил, что падение идет по плану. Находясь в металлическом кожухе, предназначенном для спуска боевых роботов с корабля, или «гробу», как астронавты называли эту конструкцию, Роуз продолжал следить за показаниями высотомера. На высоте сорока километров над целью, безлюдной пустыней, Джереми почувствовал рывок, такой сильный, что даже ноги робота согнулись в коленях, а сам Роуз снова ощутил приступ тошноты. Это раскрылся первый парашют.

Когда до земли оставалось не больше тридцати километров, легкое покачивание возвестило Роузу, что раскрылся громадных размеров основной парашют. Джереми знал, что до выхода у него осталось две минуты, и приготовился покинуть свой железный кокон.

Наступал самый ответственный момент падения — собственно приземление. Его можно было совершить и в кожухе, пользуясь сверхзвуковыми двигателями, предназначенными для совершения прыжков, но Роуз чувствовал, что многие воины «Черных шипов» еще не имеют опыта, достаточного для подобного приземления, и настоял на использовании парашютов.

Первый парашют стабилизировал падение и снял вибрацию. Громадную скорость падения он практически не гасил, это сделал уже второй парашют. Кстати, на нем тоже можно было приземлиться, но Роуз предпочитал поступить иначе. Он в последний раз проверил зажимы.

В большинстве случаев водители боевых роботов отцепляют основной парашют на определенной высоте, от пяти до десяти километров над землей, в зависимости от места посадки и типа робота. Водители легких роботов, работающих на легковоспламеняющемся горючем, стараются отцепиться пониже к земле, чтобы не стать легкой добычей в воздухе. Тяжелым же роботам требуется более мягкая, плавная посадка, и поэтому легкие роботы обычно покидают корабль первыми.Если робот отцепится от парашюта слишком поздно, никакой двигатель не в состоянии погасить скорости его падения и он неминуемо разобьется, оставив после себя громадный кратер. Если же отцепиться слишком рано, легковоспламеняющееся горючее может загореться в воздухе и тогда на землю упадет бесформенный кусок горячего металла.

Не отрывая глаз от показаний высотомера, Роуз положил ладонь на кнопку отстрела парашюта. Если сейчас хоть один из приборов покажет неисправность, Джереми приземлится на главном парашюте. В этом случае его робот повредится, может быть даже рассыплется на части, но Роуз, скорее всего, останется жив. Каждый водитель робота знает, что самый лучший способ выйти на пенсию по инвалидности или с блеском закончить свой земной путь — это приземление в боевых условиях. Роуз не хотел отдавать будущую операцию на волю случая и поэтому настоял на учебных прыжках. Как бы опасны они ни были, уверял он себя, отправляться на задание с воинами, не имеющими опыта приземления, еще опасней. Когда накануне полета выяснилось, что только сам Роуз, Белл, Джамшид и Мето имеют подобный опыт, Джереми нисколько этому не удивился. Поразило его другое. Оказалось, что наиболее опытной из всех оказалась та самая внешне суетливая и робкая Мето, у нее была даже специальная награда — «посадочные ботинки». Наверное, поэтому Роуз решил избавить ее от прыжков. К тому же «Трэйси» могла взять на борт только двенадцать человек. Оставлять кого-нибудь из ветеранов «Черных шипов» Роуз не хотел, ибо надеялся, что воины во время приземления хотя бы минимально сработаются.

Джереми понимал, что своим решением он обидел Мето, но она выслушала его с непроницаемым лицом и согласилась остаться на земле, чтобы контролировать полет и приземление. И в этом не было ничего странного, каждый день лейтенант проводила с «Черными шипами», пройдя полный курс тренировок. К ней постепенно привыкли, изредка подшучивали, но всегда удивлялись тому, что офицер связи отдает все свое время своим подшефным. Наблюдалась в ее поведении и еще одна странность. Дело в том, что, хотя по званию Мето была ниже Роуза, ее статус давал девушке определенные преимущества. Поскольку «Черные шипы» были наемниками, Мето совершенно свободно могла отстранить Джереми от командования, но вместо этого покорно несла все тяготы службы, подчиняясь приказам Роуза, и выполняла любую работу наравне с другими.

За последние восемь недель тренировок хорошего стрелка из Мето так и не получилось, она умудрялась не попадать даже в самые легкие мишени, в такие, мимо которых выстрелит разве что слепой. Роуз забеспокоился. Вначале он подумал, что в программу компьютера вкралась какая-то ошибка. Эс-меральда и Хог тщательно проверили компьютер, но никаких ошибок или неисправностей не нашли. Тогда Роуз понял, что Мето всего-навсего не умеет стрелять, и поручил Беллу заняться с ней огневой подготовкой. Мето, как обычно, безропотно подчинилась и стала учиться стрелять из легкого оружия.

Сигнал в нейрошлеме мгновенно вернул Джереми к действительности. Через десять минут произойдет отстрел парашюта. Роуз еще раз посмотрел на панель управления, все показания были в норме. Прошло пять секунд. Он снова проверил датчики, никаких изменений не было. Вверху загорелся зеленый Свет, и Роуз нажал на кнопку.

Парашют отлетел, и Джереми принялся считать секунды. На шестой секунде он нажал еще на одну кнопку, прозвучало несколько взрывов, и кожух, в котором спускался Роуз, разлетелся на куски. Над головой появилось голубое небо, а внизу под ногами — коричнево-зеленая земля Уолкотта. Немедленно заработало радио, в наушниках что-то заскрежетало и защелкало, это Рианнон устанавливала связь. Роуз проверил показания высотомера и, убедившись, что крушение ему пока не грозит, посмотрел на сканер ближнего обзора.

Роуз прыгал последним и видел приземление остальных членов отряда. По наличию связи он убедился, что с воинами «Черных шипов» все в порядке. Затем проверил датчик определения «свой-чужой», маяки на других роботах отозвались нужными сигналами. Следом на экране начали появляться имена водителей.

— Говорит «Черный шип-один», докладывайте, как проходил полет, — произнес в микрофон Роуз. — Докладывает «Разведка-четыре», зеленый.

Роуз облегченно вздохнул, он очень волновался за Киттен, которая не имела опыта приземления. К тому же она была моложе всех, и все привыкли смотреть на нее как на младшую сестру. Даже Рия и та называла Киттен не иначе как малышкой. Хотя Киттен и не была совсем зеленым новичком, ее опыт по большей части исчерпывался многочисленными церемониальными обязанностями в армии и несколькими незначительными схватками. В душе Роуз сильно сомневался в боевых способностях Киттен. Этот полет тревожил Джереми не меньше самой Киттен, случись с ней что-нибудь в воздухе, девушке пришлось бы рассчитывать только на саму себя. Теперь, когда она находилась на земле, у Роуза отлегло от сердца.

— «Разведка-три», зеленый, — раздалось в наушниках. Это докладывала Лиза, тоже немалый объект для беспокойства Роуза, но, кажется, как и у Киттен, приземление у нее вышло удачным.

— «Разведка-два», желтый, — доложил Юрий. Роуз удивленно посмотрел на экран своего радара. Перед полетами члены отряда договорились, что о результатах приземления они будут докладывать словами, обозначающими цвета. Слово «зеленый» означало, что приземление прошло удачно, «желтый» — есть неполадки, не несущие угрозы жизни водителю. Слово «красный» свидетельствовало о том, что в результате приземления возникла угроза жизни воина. О красном сигнале должны быть информированы по радио все бойцы «Черных шипов» немедленно после освобождения пострадавшего робота от кожуха. Независимо от повреждений, неудачно приземлившийся водитель должен был ждать, пока командир не примет сообщения от остальных бойцов. — «Разведка-один», зеленый. — «Боевой-четыре», зеленый. — «Боевой-три», зеленый. — «Боевой-два», зеленый. — «Боевой-один», желтый. Это говорила Эсмеральда. Роуз нахмурился, внимательно следя за боевым роботом Эсмеральды. Он заметил, что полет у девушки проходил плохо с самого начала, ее сильно отнесло от остальных. — «Командир-четыре», зеленый. После этого сообщения наступила тишина. Роуз сосчитал до трех и нажал на кнопку связи.

— «Командир-три», отзовитесь. — Ответа не было. — «Командир-три», готовьтесь к связи, сообщите состояние после посадки, — произнес Роуз, посмотрел на высотомер и чертыхнулся.

— «Командир-два», зеленый, — продолжали отзываться воины.

Не сводя глаз с высотомера Роуз продолжал обшаривать сканером все близлежащее пространство в поисках Белла. Многофункциональный боевой робот «Секира» в принципе для прыжков не приспособлен и прыжковых двигателей не имеет" но поскольку ему приходится и прыгать, а главное" приземляться, то на его ногах и спине устанавливались специальные устройства. Они-то и помогают ему, как и всем остальным неспособным прыгать роботам, нормально приземляться. Эти устройства громоздки и, разумеется, не столь эффективны, как настоящие прыжковые двигатели, монтируемые внутри корпуса боевой машины, да и работают они на слишком легком горючем. Пользоваться ими было, конечно, опасно, но «Черные шипы» постоянно применяли их для приземления.

— Командиры отделений, определите степень желтого и доложите, — произнес Роуз. Ведя правой рукой поиск Белла с помощью сканера, левой рукой Роуз стал включать посадочные устройства. Такое решение тоже было не самым правильным, при этом рассеивается внимание, но на Роузе лежала ответственность за жизни членов отряда. Нужно было срочно найти Белла и узнать, что с ним стряслось. Роуз на ощупь включилтриггер. Раздалась серия слабых взрывов, за которыми последовал сильный продолжительный взрыв, падение резко замедлилось, и в этот момент Роузу наконец-то удалось поймать Белла, силуэт его робота «Баней» появился на экране. Осматривая его, Роуз увидел, что правая сторона головы робота почернела, а расположенное на спине посадочное устройство практически сгорело. То, что сам Белл не пострадал, было очевидно, но связь вышла из строя. Роуз еще раз бросил взгляд на высотомер и снова запустил двигатели. Горючее кончалось, но скорость падения снизилась до минимума, еще несколько взрывов — и Роуз будет на земле. «Слава Богу, что Белл не пострадал», — подумал Роуз. Немного успокоившись, он переключил все свое внимание на высотомер. Приближались последние секунды перед посадкой. Роуз проверил скорость и произвел три коротких взрыва. Кончилась качка. В ста метрах от земли Роуз включил двигатель на постоянную работу. Робот окутало дымом, землю Джереми уже не видел, перед его глазами были только показания высотомера. Стараясь держать робота прямо, в десяти метрах от земли он выключил двигатель и согнул ноги робота в коленях. Оставалось еще немного горючего, Роуз в последний раз включил двигатель и, окончательно загасив скорость, почувствовал посадку.

Одна нога его «Секиры» прочно увязла в глинистой, каменистой почве, и робот стал крениться. Роуз сделал шаг в направлении крена и выправил равновесие. Выдернув ногу из грунта, покачиваясь, он еще раз шагнул, затем еще и, вступив на твердую землю, уверенно двинулся навстречу остальным воинам «Черных шипов».

— Доложите посадку. Как разведка? — спросил Роуз.

Аякс ответил почти сразу.

— Разведка в полном порядке, поломок и повреждений нет.

— Почему докладывали желтый?

— Ничего страшного, боеспособность не пострадала. Это оказалось хорошей новостью. Если считать, что отделение состоит наполовину из новичков, результаты были просто великолепными. — Боевое, как прошла посадка? — Посадка в порядке, небольшие повреждения в боевом-один, но боеспособность в норме. — Связь, докладывайте, — приказал Роуз. — Приземление прошло нормально, связь установлена, — ответила Рианнон ровным спокойным голосом. Несмотря на первый в своей жизни прыжок, Рия держалась превосходно. — Не отвечает «Командир-три», в его роботе технические неполадки.

— Лежит наш «Командир-три», отдыхает, но шевелится, то есть подает признаки жизни, — вдруг послышалось в наушниках.

Роуз чертыхнулся, ему вдруг показалось, что это он сам говорит. Но, разумеется, это был Хог, он умел подделываться под любой голос, и только он мог позволить себе шутить в любой ситуации. Несмотря на серьезность обстановки, Джереми рассмеялся.

— Разговоры закончить, — приказал он. — Приготовиться к марш-броску. Разведка, вперед! Рианнон, доложи команде контроля о результатах приземления и сообщи, что встреча произойдет в зоне основного приземления.

Ну что ж, — произнес через несколько минут Роуз, — результаты неплохие, но прошу запомнить, что в следующий раз приземление может оказаться не таким комфортным, кланы обычно приветствуют незваных гостей выстрелами.

XVII

Район гарнизона наемников

Уолкотт, Синдикат Драконов

15 июля 3057 г.


— Джереми, проснись, проснись же.

Роуз повернулся, протер глаза и увидел Рианнон. Она толкала его в плечо. Роуз потянулся к выключателю и зажег лампу. Щурясь от ярко вспыхнувшего света, он покосился на часы, они показывали двенадцать минут пятого.

— Что случилось, сестрица? — спросил Роуз. — Какие-нибудь неприятности?

— Только что нам передали вот эту шифровку. — Она сунула ему в руки лист бумаги. Еще не читая, Роуз посмотрел на сестру и увидел, что она одета в шорты и майку. Сначала он подумал, что это ее спальный костюм, но вдруг вспомнил, что Рия всегда одевается так перед тем, как облачиться в охладительный костюм и сесть за штурвал робота.

Роуз трижды прочитал текст, затем посмотрел на сестру. — Кто еще знает об этом?

— Никто, — ответила Рианнон. — Линия экстренной связи соединена только с моим терминалом и сигналом тревоги комплекса. Сигнализацию я пока отключила, решив сначала пойти к тебе. Точнее, сначала поставила кофе, а потом уже пошла к тебе.

— Она улыбнулась.

— Отлично, — кивнул Роуз. Он снова посмотрел на часы, взял в руки микрофон внутренней связи и включил линию. — Внимание, внимание! Всем «Черным шипам» объявляю подъем, готовность номер один, дата нашего вылета передвинута. Отнеситесь к моему сообщению серьезно, это не учебная тревога. Повторяю — готовность номер один. Ровно в пять всем находиться в своих боевых роботах. Мы выступаем в пять тридцать. — Прикрыв ладонью микрофон, Роуз посмотрел на Рианнон. — Кофе будет подан в общей комнате через пятнадцать минут. Командиры отделений, проследите за своими бойцами. Антиох Белл, зайди ко мне. — Роуз отложил микрофон и выключил связь.

К концу своего сообщения Роуз уже совершенно стряхнул остатки сна, он чувствовал обычную бодрость и подъем.

— Рия, — обратился он к сестре. — Попроси Мето зайти ко мне после того, как я поговорю с Беллом. И еще — к пяти часам переведи командный пункт связи с комплекса на своего робота. Сколько времени тебе нужно, чтобы полностью быть готовой?

— Минут десять — пятнадцать, — ответила Рианнон.

— Приходи в ангар как можно быстрее и установи связь с «Трэйси».

Как будто прочитав мысли Роуза, Рия тихо произнесла: — Я свяжусь с «Бристолем».

— Спасибо, — ответил Роуз.

Раздался стук. Роуз поднял голову и увидел улыбающегося Антиоха. Торопясь разбудить Роуза, Рия забыла закрыть за собой дверь, но вежливый Антиох не мог зайти даже в открытое помещение, предварительно не постучав. Рия встала и, едва протиснувшись между громадным Беллом и косяком двери, побежала выполнять приказания брата. Роуз знал эти минуты нетерпеливого ожидания, предвкушения будущих схваток и опасностей. Скоро это настроение охватит всех членов отряда «Черные шипы», и подразделение заработает как хорошо отлаженный механизм. В душе каждый будет испытывать не только стремление побыстрее почувствовать опасность, но и страх. Да, да, тот самый страх, боязнь быть убитым, без которой воин становится смертником, идиотом-псевдогероем, лишенным инстинкта самосохранения. Такой воин бесполезен в битве, он думает не о том, как победить и выиграть сражение, его задача проще — умереть красиво.

— Антиох, Рия сейчас будет занята, поэтому сделайка две вещи. — Белл кивнул. — Давай оседлай своего робота, выходи за пределы комплекса и займись проверкой сигнализации и защиты. Я не думаю, что за время нашего отсутствия может произойти что-нибудь серьезное, но на всякий случай сделать это нужно. — Мне предстоит кое-где покопаться. — Совершенно верно, но с внешней стороны комплекса. Оттуда ты включишь сигнализацию и защиту, когда все выйдут за ворота. Да, и напомни Рианнон, чтобы она передала все коды офицеру по связи с наемниками. Если что-нибудь произойдет, она будет оповещена немедленно. — Есть еще приказания? — спросил Белл. — Да, скажи Хогу, пусть приготовит каждому водителю индивидуальный, паек на несколько дней. «Трэйси», конечно, полетит, но когда именно и сколько времени займет полет, мы не знаем, так что лишние продукты не помешают. В последний раз, когда я отправлялся на операцию, нам пришлось сидеть без еды несколько дней, и с тех пор я твердо усвоил, что такое "дополнительный запас еды и питья.

— Я тоже так считаю, — согласился Белл. — Тогда все отлично, выполняй, — сказал Роуз, и Белл повернулся к двери.

Ожидая прихода Мето, Роуз торопливо надел свой летный костюм. В отличие от остальных бойцов «Черных шипов», Роуз носил не шорты и майку — стандартный набор водителя боевого робота, а полный боевой костюм времен Звездной Лиги. Кабины всех без исключения боевых роботов имели теплозащитное внутреннее покрытие, но тем не менее жара в них была временами почти нестерпимой и воинам приходилось надевать дополнительно теплозащитные охлаждающие костюмы. В то же время водитель боевой машины должен иметь на себе минимум одежды, поэтому шорты и майка считались наиболее подходящей формой. В дополнение к охлаждающему костюму водитель надевал еще и охлаждающий жилет, по внутренним капиллярам которого циркулировал охладитель. С помощью этой одежды необходимое охлаждение, конечно, достигалось, но Роуз предпочитал пользоваться своим более надежным старомодным костюмом.

Будучи еще офицером Ком-Гвардии, Роуз имел доступ к высокотехнологичным изделиям, производящимся в Звездной Лиге, пользоваться которыми могли только воины Ком-Гвардии. Одним из таких изделий и являлся боевой костюм Роуза. Создаваемым в то время оборудованию и изделиям не было равных даже сегодня. Сохранилось таких изделий крайне мало, но кое-что и кое-где достать еще было можно.

На первый взгляд костюм Роуза ничем не отличался от стандартной одежды аналогичного типа. Однако при ближайшем рассмотрении нельзя не отметить множество различий. Во-первых, ткань костюма была совсем иной. Тело в такой одежде оставалось постоянно сухим, а после подключения костюма к охлаждающей системе охладитель циркулировал по всему телу воина. На локтях и коленях костюм имел дополнительную защитную подкладку, а его ткань, значительно более мягкая, чем ткань нынешнего костюма, имела свойство рассеивать лазерные лучи. Правда, на вид костюм казался довольно неказистым, но Роуз предпочитал пожертвовать красотой ради дополнительной безопасности, которую ему обеспечивала такая одежда. Он как раз поправлял рукава, когда в комнату вошла Мето.

— Лейтенант, капитан Дэйнс закончил ремонт и переоборудование корабля? — спросил ее Роуз.

— Так точно, капитан, — отрапортовала Мето. — Еще вчера вечером.

— Хорошо, — сказал Роуз. — Кажется, лейтенант, что вы все-таки полетите с нами вместе со своим «Великим Драконом». — Мето поклонилась. Роузу показалось, что слишком низкий поклон был не случаен: Мето просто решила скрыть мелькнувшую на ее губах улыбку.

Дело в том, что «Черные щипы» состояли из двенадцати боевых роботов и полностью занимали грузовой отсек корабля класса «Юнион». Когда Роуз сказал Мето, что она полетит без своего боевого робота, девушка тут же выступила с контрпредложением.

Поскольку робот «Бросок», принадлежащий Юрию, и Лизин «Меркурий» весили меньше, чем обычный тяжелый робот, то они могли занять одно отделение грузового отсека, и тогда в корабль можно было взять и «Великого Дракона».

«Теоретически, — думал Роуз, — это возможно, но на практике осуществить такое нельзя, потребуется длительная и кропотливая подготовка грузового отсека, на которую не каждый капитан корабля решится. Кроме того, дополнительный боевой робот — это перегрузка корабля, и если на переделку отсека еще кто-то и согласится, то лететь на перегруженном корабле не отважится даже смельчак». Однако после неоднократных разговоров и настойчивых просьб Роуз согласился с Мето при условии, что ей удастся уговорить Дэйнса. Неизвестно, как проходил ее разговор с капитаном «Трэйси», но очень скоро Мето поразила Роуза своим сообщением о том, что капитан Дэйнс, по ее словам, «с нескрываемой радостью воспринял предполагаемые изменения грузового отсека своего корабля». То обстоятельство, что Мето летела вместе с «Черными шипами», Роуза не только не расстраивало, а даже наоборот, подбадривало: лишний боевой робот в битве никогда не может быть помехой.

— Вы знали что-нибудь об изменении даты отправки? — спросил Роуз лейтенанта.

— Нет. — Мето энергично замотала головой. — Я связывалась со своим начальством не один раз, но о возможном перенесении полета мне никто ничего не сообщал. Впервые я узнала об этом только сейчас, когда вы нас разбудили.

Роуз попытался проанализировать ответ Мето. «Вполне допустимо, что она говорит правду, однако трудно поверить в то, что она не знала о готовящемся переносе. Но если бы Мето действительно знала об этом, то тогда команду о готовности должна была отдатб именно она, а не ждать сообщения Роуза. Но возможно, что она хитра до такой степени, что, прекрасно зная обо всем, предпочла не раскрывать себя, а ждать. Ну и задача!»

— У меня есть к вам один вопрос, довольно сложный. Вы можете не отвечать на него, я к такому повороту событий готов, но если вы согласитесь ответить, то тогда вам придется сказать правду. Ваш ответ очень важен для меня. Согласны?

Мето посмотрела на Роуза холодным пристальным взглядом. «Просчитывает варианты», — глядя на нее, подумал Роуз.

— Согласна, задавайте ваш вопрос, — решительно сказала Мето.

— Мне нужно знать только одно, — начал Роуз. — Что вы здесь делаете? Как вам удалось получить свое назначение и каковы ваши настоящие функции? Хотя должность офицера связи не очень популярна, все равно ее нужно заслужить. Учитывая ваш возраст, особых заслуг у вас быть не может, значит, вы получили эту должность по блату. Но если у вас есть связи, тогда почему вы тянете лямку в этой Богом забытой дыре, где и находиться-то опасно?

Мето ответила не сразу. Роуз терпеливо ждал, когда она все обдумает. Наконец она заговорила:

— Вы задали мне очень сложный вопрос, я давно его ожидала и готова на него ответить, но только при одном условии.

— Что это за условие? — удивился Роуз.

— Вы обещаете мне, что ничего из того, что я вам сейчас сообщу, не выйдет за пределы этой комнаты. Я Скажу правду, но мне не хотелось бы, чтобы ваши люди знали ее. — Она замолкла, ожидая реакции Роуза.

— Договорились, — не отводя вопрошающего взгляда от лейтенанта, согласился Роуз.

— Дело в том, что я родственница Теодора Куриты.

Такого сообщения Роуз не ожидал, и для того чтобы сдержать возглас изумления, Джереми потребовалось все его самообладание. Крепился он еще и потому, что любое проявление удивления будет воспринято Мето как сомнение или недоверие ее словам, а это для жителя Синдиката Драконов, тем более родственницы Куриты, считалось оскорбительным. Мето помолчала, давая ошарашенному Роузу время прийти в себя.

— Будучи родственницей Куриты, — продолжила Мето, — я занимала особое положение в обществе с самого момента своего рождения. Это положение да и мой пол делали для меня неосуществимой мечту стать водителем боевого робота. Тому было много препятствий, и мне пришлось так или иначе преодолевать их все, но даже в этом случае максимум, чего я смогла достичь, — чин лейтенанта. Мое теперешнее назначение, должность офицера связи, самое лучшее из всего того набора дрянных должности-шек, которые мне в свое время предложили на выбор. Я просилась на передовую линию, но в этом мне категорически отказали. — Мето понурила голову, выражение ее лица было очень обиженным, даже страдальческим.

Только теперь в голове Роуза все сложилось в стройную логическую схему. Как одна из членов семьи Куриты, Мето имела определенные обязанности перед страной. В большинстве случаев это означало, что она должна была посвятить себя государственной службе, и, скорее всего, на гуманитарном поприще. Роль военного для девушки напрочь исключалась. Роуз хорошо представлял себе, через какие преграды пришлось ей пройти, прежде чем стать офицером. Родственники были, естественно, далеко не в восторге от ее выбора, поскольку Мето нарушала сложившиеся в Синдикате Драконов традиции. Несмотря на то что в стране постепенно ломался действующий стереотип женщины и многие девушки успешно служили в армии, это не распространялось на аристокрятию, тем более на членов правящего Дома.

— И как же вас угораздило попасть сюда? — Роуз не нашел лучшего вопроса.

— Я попала на Уолкотт, как и все остальные, добровольцем. Сначала мне хотели отказать и в этом, но потом нехотя разрешили. Здесь всегда ощущалась нехватка офицеров по связи с наемниками.

— А ваш «Великий Дракон»? Где вы научились обращаться с ним?

— Я получила его в качестве подарка от одного из моих покровителей, пожелавшего остаться неизвестным. Скорее всего, это кто-то из родственников.

— Вы получили его в подарок после окончания офицерского училища? — усмехнулся Роуз.

— Нет, — покачала головой Мето. — Мои отметки не позволяли мне надеяться на получение боевого робота. — Она продолжала сверлить взглядом пол у своих ботинок. — Я была средненькой ученицей, высшие баллы мне ставили только по истории. Честно говоря, это был единственный предмет, которым я увлекалась с детства и всегда занималась им серьезно.

— Да, дела, — вздохнул Роуз и поскреб себя по небритой щеке. Все, что рассказала ему Мето, было вполне похоже на правду. Постоянно наблюдая за ней, Роуз пришел к выводу, что это целеустремленная девушка и ею двигает страх оказаться хуже других. Немного суматошная и несобранная, она привлекала симпатии воинов своим желанием стать полноправным членом команды Роуза не за счет официального положения, а постоянно повышая свое мастерство. Она не требовала себе никаких поблажек и этим заслужила уважение остальных воинов «Черных шипов».

— Ну, ладно, лейтенант, спасибо за откровенность. Извините, что устроил вам этот допрос, но вы сами понимаете, что как командир я обязан знать о своих людях все. Наш разговор, конечно, останется строго между нами.

Мето оторвала взгляд от пола и посмотрела на Роуза.

— Я все прекрасно понимаю, капитан Роуз. — Она снова потупилась и тихо произнесла: — Я буду стараться и не подведу вас на задании.

— Я надеюсь, — сказал Роуз и вдруг, будто вспомнив что-то малозначительное, прибавил: — Да, лейтенант, совсем забыл сказать. Я хочу назначить вас в боевое подразделение. С вашей стороны нет возражений? — Мето энергично замотала головой. — Ну вот и прекрасно.

Время истекало, и нужно было уходить, но Мето продолжала стоять посреди комнаты с видом человека, собирающегося поведать о чем-то сокровенном.

— Капитан Роуз, я понимаю, что вы не очень высокого мнения о моих воинских качествах, однако вы всегда относились ко мне с уважением. С остальными бойцами «Черных шипов» у меня тоже сложились очень хорошие отношения. В других условиях я даже назвала бы их дружескими. Но теперь и вы поймите мои затруднения, ведь мне нужно, чтобы и мое начальство думало обо мне так же хорошо.

— Вы имеете в виду свои доклады Циммеру?

— Да, капитан.

Роуз снова поскреб щетину на подбородке, обдумал не очень приятное, но честное признание Мето и наконец сделал заключение:

— Не переживайте, лейтенант, и честно исполняйте свою работу. Я лично считаю, что вы находитесь на перепутье. Вы зажаты в тиски: с одной стороны на вас давит уходящая в прошлое ваша старая гвардия, а с другой — вы питаете симпатии к нам, наемникам. Я прекрасно вас понимаю и думаю, что окружающие вас тупицы и снобы не очень-то любят вас. — Мето угрюмо кивнула. — Будьте дипломатичней, попытайтесь хотя бы немного угодить своему начальству, поиграйте на его слабых струнах, этим вы обезопасите себя. А что касается нашего отношения к вам, то оно останется неизменным. Я понимаю ваше затруднительное положение и далек от того, чтобы осуждать вас.

— Я вам отвечу на вашу искренность. — Мето внимательно посмотрела на Роуза. — Первый доклад Циммеру уже составлен и передан. В нем я написала, что ваша подготовка показывает абсолютную заинтересованность «Черных шипов» в выполнении контракта и присутствие здесь дополнительных наблюдателей не вызывается особой необходимостью. Координировать ваши действия на земле я не собираюсь, хотя бы потому, что слаба в тактике, но, учитывая степень тренировок и вашей готовности, могу сделать вывод о том, что нашему правительству можно не беспокоиться, отряд примет все меры к выполнению задания.

— Мне кажется, вы неплохо осведомлены о предстоящей операции, — сказал Роуз, — и умеете держать язык за зубами.

— Я просто делаю свою работу так же, как вы и все остальные члены «Черных шипов». Кстати, пока шла просто подготовка. Только сейчас мы вступаем в следующую фазу выполнения контракта. И я всегда на первое место ставлю выполнение своих обязанностей, а не личные впечатления.

— Кажется, лейтенант, вы хотите кому-то что-то доказать или кого-то в чем-то убедить, — вставил Роуз. Он очень надеялся, что ответ Мето будет отрицательным, поскольку воины, испытывающие тягу к славе, чаще всего не остаются в живых после первой же битвы. Потеря воина и робота — это трагедия, но потеря только робота — еще большая трагедия, в этом случае всем приходится расплачиваться за глупость одного.

— Доказать? — в раздумье ответила Мето. — Да, но не кому-нибудь, а самой себе. — Роуз ожидал иного ответа, но и такой его тоже вполне устроил. «Наверное, — подумал он, — подобные чувства и двигают воинами, идущими в битву».

— Ну, хорошо, — сказал Роуз, заканчивая несколько затянувшийся разговор по душам. — К счастью, я лишен возможности общаться с вашим начальством, так что, как вы решите с ними ваши вопросы, меня мало интересует. Мое право — определить вас в боевое отделение, поэтому сообщаю, что на время проведения операции вашим непосредственным командиром будет Эсмеральда. Я предупрежу ее об этом сам. — И Роуз отсалютовал лейтенанту.

Мето вскинула руку и, повернувшись, вышла из комнаты.

Роуз повернулся к шкафу, достал из него небольшой рюкзаки стал быстро наполнять его. Кроме самого необходимого, он положил в рюкзак портативный компьютер, где хранилась подробная информация о «Черных шипах». Роуз собирался работать с компьютером до высадки, перед самым приземлением он введет все данные в компьютер своего боевого робота.

Джереми вскинул рюкзак на плечо и поспешил в общую комнату, чтобы успеть выпить чашку кофе. Его уже охватил азарт, он едва справлялся с охватившим его волнением, но разум подсказывал, что задание заданием, а все-таки о желудке забывать не стоит. Он не удивился, увидев, что Аякс и его развод-отделение уже направлялись к ангару. Невысокий крепыш Аякс уже успел внушить своим подчиненным, что основная задача разведки состоит в постоянном движении. В боевых условиях Роуз вполне полагался на Аякса, еще не было случая, чтобы информация о противнике, собранная им, не соответствовала действительности. Аякс постоянно тренировался и нещадно гонял своих бойцов. Они шипели, злились, шепотом ругали своего командира, но втайне гордились тем особым положением, которое они занимали в отряде. Роуз старался не вмешиваться в методику Аякса, да и сами разведчики не очень-то хотели его вмешательства.

Антнох и Рианнон уже ушли, оставив Джамшида закрывать помещение командного отделения. Это заняло не так много времени, поэтому Джамшид позволил себе немного задержаться. Эсмеральда и О'Ши уже копошились на площадке для боевого отделения. Они двигались быстро и четко, их не нужно было учить, что делать в подобных случаях.

В комнате также находились Грета и Хог. Провизией и контейнерами с водой они наполняли сумки, рюкзаки, мешки и, в общем, все, что смогли найти на территории комплекса. С лица Хога не сходила обычная улыбка. Казалось, что он работает медленно, с ленцой, но бедная Грета еле успевала за ним. Увидев вошедшего Роуза, они поприветствовали его и снова принялись за работу. Джереми подошел к столу и налил себе кофе. Он пил медленно, ожидая появления Эсмеральды и О'Ши. Закончив свое занятие, Хог подхватил три здоровых мешка и, подмигнув Грете, легко закинул их себе на спину. Он постоял, немного подумал и, нагнувшись, другой рукой взял еще несколько сумок и направился к выходу. Грета взяла оставшиеся рюкзаки и, волоча их по земле, потащилась за Хогом.

Глядя на ее полусогнутую фигуру, Роуз сокрушенно покачал головой. «Дотащить такую тяжесть до кабины боевого робота — задача не из легких, но Хог, как истинный джентльмен, конечно, поможет Грете», — подумал он. Джереми посмотрел на свой хронометр, и в этот момент в комнату вошли Эсмеральда и Бадикус. Немного времени еще оставалось, и Роуз налил им по чашке кофе. Несколько глотков все сделали молча, первым нарушил тишину Бадикур. Он процитировал строчку популярной среди наемников песни: — Опять идем в прорыв, покой бойцу неведом. Роуз усмехнулся, но Эсмеральда совершенно серьезно посмотрела на О'Ши и кивнула.

— Ты прав, — согласилась она. — Похоже, будет жарко.

Бадикус засмеялся и направился к выходу. Роуз вышел последним и запер за собой дверь. В свете прожекторов все трое увидели, как в ангаре у боевых роботов кипит работа. «Черные шипы» заканчивали свои последние приготовления. Когда Джереми подошел к ангару, из него вышел первый боевой робот — «Баней» Белла. Немного помедлив, могучая машина направилась к воротам. Операция началась.

XVIII

Борт «Трэйси», пиратская точка 5NLu0013Zulu

система Уолкотт, Синдикат Драконов

25 июля 3057 г.


Уставившись на компьютер, Джереми сидел в каюте корабля, ожидая связи. Слабая надежда услышать голос Макклауд перед отлетом постепенно угасала. Джереми перевел взгляд на стопку поступивших сообщений. Уже давно пора познакомить с ними бойцов «Черных шипов», но Роуз все тянул время. Так прошел еще час, больше медлить было нельзя, но Роуз решил еще немного подождать.

После того как «Черные шипы» вступили на борт «Трэйси», они оказались в ловушке. Другого слова к теперешнему положению отряда Роуз подобрать не мог. Нервы у него были напряжены до предела. Уже третий день корабль носился по космосу, прыжок постоянно откладывался, а тут еще от Речел не поступало известий. Взлет корабля «Трэйси» прошел без осложнений. Под прикрытием эскадрильи аэрокосмических истребителей успешно преодолел блокаду кланов, вырвался в открытый космос и вовремя прибыл в назначенную точку. Сейчас оставалось только дождаться «прыгуна», но он все не появлялся. Пока «Трэйси» ничто не угрожало, но долго оставаться в системе Уолкотт без прикрытия становилось опасно. Вся операция зависела от синхронизации действий всех кораблей. Малейшая ошибка в расчетах времени и места могла стоить жизни всем пассажирам, находившимся на «Трэйси». «Прыгун» долго ждать не будет. Появившись в системе, он оставит принесенные корабли и тут же совершит обратный прыжок. Тут важно учесть с точностью до тысячных долей секунды разницу во времени между пиратской точкой в системе Уолкотт и местом доставки «Черных шипов».

Роуз еще раз посмотрел на сообщения, перелистал их и вдруг вскочил как ошпаренный. Схватив один из листков, он опрометью вылетел из своей каюты и помчался в кают-компанию. Как обычно, воины «Черных шипов» облюбовали самое большое помещение на корабле и использовали его для своих собраний. Когда Роуз влетел в помещение, там, к его удивлению, никого не оказалось. Он бросился к микрофону внутренней связи и призвал членов отряда к себе. Ожидая прихода своих бойцов, он лихорадочно думал, с чего начать свое обращение к ним. Воины давно уже сидели на местах, а Джереми все ломал голову. Его растерянность объяснялась просто — до сих пор он не имел никакой информации с «Бристоля». Наконец Роуз собрался с мыслями и заговорил:

— Ну что ж, уважаемые дамы и господа, поздравляю вас, мы приближаемся к месту встречи с нашим «прыгуном». Каким образом капитан Дэйнс умудрился не промчаться мимо него — мне неизвестно, только прибываем мы абсолютно вовремя, согласно установленному расписанию. Если не случится ничего сверхъестественного, то ровно через две минуты мы увидим «прыгуна», а приблизительно через час совершим прыжок.

У Роуза пересохло в горле, и он налил себе кофе. В комнате стояла поразительная тишина, Роуз вдруг почувствовал, что все ожидают не только самого главного — сообщения о начале боевой операции, но и каких-нибудь известий от Макклауд. Она много значила для остальных бойцов, им была небезразлична ее судьба, и странное отсутствие каких-либо сведений их серьезно волновало. Роуз пытался выяснить о Речел хоть что-нибудь, он обращался в космопорт, запрашивал сведения по официальным каналам, но все безрезультатно, о капитане Макклауд никто не мог сказать ничего вразумительного. Она и ее «Бристоль» просто исчезли. Сделав несколько глотков кофе, Роуз продолжал: — Как только мы появляемся в системе Курчевал, «Трэйси» немедленно отделяется от «прыгуна» и направляется к планете на полной скорости. Нам придется лететь через астероидное поле, и это очень хорошо. Во-первых, если нас заметят кланы, им будет трудно атаковать нас, а во-вторых, они не смогут выследить «прыгуна». Кроме того, уменьшается вероятность того, что нас засекут с поверхности планеты. — Роуз потер виски и заставил себя пошутить: — А кто-то еще говорит, что в открытом космосе негде спрятаться. В общем, мы приблизимся к планете, как говорится, с черного хода.

— Очень сомневаюсь, — покачала головой Эсмеральда, — чтобы кланы оставили незащищенным такой большой участок пространства.

— Это пространство защищено, — возразил Роуз, — но защищено недостаточно. Сенсорные устройства, видеообзор — все это там есть, но в таком плотном облаке едва ли они смогут разобрать, где корабль, а где астероид. Патрулирование же этогорайона кланами не ведется, поскольку они считают, и вполне справедливо, что подход к планете с этой стороны очень опасен. Максимум, что мы можем ожидать, и то маловероятно, это эскадрилью истребителей. Да и сами истребители не очень-то страшны. В воздухе пилоты кланов уступают пилотам Внутренней Сферы, поэтому задача истребителей — запугать и отогнать противника, а не ввязываться с ним в большую драку. Разумеется, нервы они нам потреплют и спокойно приземлиться не дадут, но это только вопрос времени, мы все равно сядем.

— Все это время наш корабль будет беззащитен, — произнесла Рианнон.

— Значительно меньше, чем можно предположить, — ответил Роуз. — Конечно, если мы приземлимся неподалеку от какого-нибудь радара или случайно появившегося отряда боевых роботов, успех нашей миссии будет равен нулю. Правда, такое практически исключено. Ну хорошо, продолжим, — Джереми вздохнул. — Как только мы отойдем от «прыгуна», он включит коллектор солнечной энергии и помчится в сторону от планеты. Двигаться он будет бесшумно, и клановцы его не обнаружат. Даже уних нет такого оборудования, чтобы засечь корабль на территории в миллион квадратных километров. Пока мы будем шуровать на планете, «прыгун» дозарядит свои литиевые батареи, и этой энергии ему хватит еще на два таких же прыжка. После выполнения задания мы приблизимся к нему, со-стыкуемся и совершим обратный прыжок в систему Уолкотт.

— Кто пилотирует «прыгун»? — задала вопрос Эсмеральда.

— Корабль принадлежит Синдикату Драконов, — ответил Роуз.

— Надеюсь, они не выпрыгнут без нас? — неожиданно спросила она.

Такого вопроса Роуз никак не ожидал. Он в растерянности посмотрел на Эсмеральду и покачал головой. Понимая, что воинам потребуется концентрация всех усилий, Роузу хотелось отвлечь их от неприятных мыслей. Он отлично понимал, что, если бойцы начнут сомневаться в возможности возвращения назад, они психологически не смогут выполнить поставленную перед ними задачу полностью.

— Это совершенно исключено, — резко ответил он. — Прежде всего, не забывайте, что мы имеем дело с куритянами, людьми, которые будут выполнять свои обязанности, даже если это крайне неприятно. Долг и честь для куритянина превыше всего, даже превыше смерти. Я прав, лейтенант? — Роуз обратился к Мето, тихонько сидевшей позади всех. Та молча кивнула.

— И еще, — выкладывая основной козырь, Джереми старался держаться и говорить бодро, хотя на душе у него скребли кошки. — Обратный прыжок должен происходить также в строго определенное время, ни секундой раньше и ни секундой позже, поскольку пиратская точка в системе Уолкотт действует строго ограниченное время. К моменту прыжка «прыгун» успеет дозарядить свои батареи. — Джереми заметил, что напряжение понемногу начало спадать, люди стали держаться более спокойно. И хотя умиротворил их не ностальгический рассказ о гипертрофированном чувстве долга, свойственном куритянам, а всего лишь законы физики, Роуз был рад и этому. Взвинченные, издерганные бойцы — не самая лучшая компания при выполнении сложной операции.

— То есть корабль не совершит прыжка, пока не дозарядит батареи и пока не откроется пиратская точка на Уолкотте, так что любые сомнения относительно нашего возвращения не имеют под собой никакого основания. — Последнюю фразу Роуз произнес очень эмоционально и убедительно. «Черные шипы» согласно закивали. — И, поскольку, — Роуз перешел на задушевный тон, — мы с вами уверены в честности наших партнеров-куритян, я прошу и вас всех так же отнестись к своим обязанностям. Правда, если кланы устроят нам жесткий прессинг по всей посадочной площадке, придется сразу возвращаться. — Роуз отхлебнул несколько глотков кофе. Своей цели он достиг, «Черные шипы» уже не волновались относительно возвращения, теперь оставалось только заставить их понять, что в предстоящей операции главное — согласованность действий. — Перейдем к самой операции, — продолжил Джереми, отставив чашку. — Если наше приземление пройдет нормально, то мы действуем следующим образом. Приблизившись к Курчевалу, мы совершаем боевой прыжок на планету. Высота будет почти такая же, как и во время наших тренировочных прыжков на Уолкотте, то есть ничего неожиданного в этом плане для нас не предвидится.

Со стороны бойцов послышался удовлетворенный гул.

— Антиох, ты выяснил, что случилось с твоим роботом во время последних прыжков? — спросил Роуз. Белл кивнул.

— Неполадки в кожухе, его повредило взрывами, и произошло воспламенение вторичной горючей смеси. Она взорвалась прямо у моей головы, кожух не выдержал и треснул. Образовалась дыра, а кусками кожуха повредило бок моего робота, где находилось устройство связи. Куритяне провели проверку и сказали, что такое случается раз в десять лет.

— Прошу иметь в виду и такие случайности, — предупредил бойцов Роуз. — Трижды проверьте свои кожухи, на этот раз никаких неожиданностей быть не должно. Даже такая незначительная поломка в боевых условиях может стать роковой. Ну, ладно, вернемся к нашему заданию. Как только мы выпрыгнем с корабля, «Трэиси» направится к местечку под названием Кладбище. Это довольно обширная равнина, кое-где покрытая горными образованиями, напоминающими надгробия. Отсюда и такое веселое название. — Джереми снова потянулся к своей чашке, увидел, что она пуста, и кивнул Хогу. Тот передал Роузу кофейник. — «Трэиси» сможет спрятаться в горах и оставаться там достаточно долго, поскольку до ближайшего населенного пункта довольно далеко.

После прыжка мы группируемся и направляемся к цели номер один. Подойдя к ней, оценим ситуацию. Если цель охраняется небольшими силами, то есть доступна для нападения, мы атакуем ее. Наша задача состоит в том, чтобы в кратчайшее время превратить цель в руины и побыстрее уйти оттуда. Если все пойдет так, как мы наметили, дальше двигаемся к цели номер два и проделываем с ней то же, что и с первой.

— А что вообще представляют собой эти цели? — спросил Хог.

— Какие-то промышленные объекты. В данное время они не работают, но кланы собираются запустить их в действие к концу года. Изначально ими владела производственная фирма, выпускавшая бытовую электронику. Сейчас Кошки сверхновой звезды хотят производить там военное оборудование. Если говорить более точно, то на первом объекте будут собираться дисплеи для боевых костюмов, а на втором — системы связи. Из того, что мне известно, эти системы используются в бронекостюмах, предназначенных для элементалов, а также для обычной пехоты. Как я уже говорил, оба объекта не работают, поэтому сказать определенно, защищены они или нет, попросту невозможно, это выяснится на месте. Одно знаю точно — оба этих объекта в будущем могут сыграть большую роль в обеспечении Кошек оборудованием, необходимым для вторжения в другие миры. Полагаю, что если мы сможем их прилично разрушить, то этим хотя бы на немного отсрочим нападение на Внутреннюю Сферу. Так что снарядов и ракет рекомендую не жалеть. Чувствую ваше нетерпение, — усмехнулся Роуз. — Всем, несомненно, очень хочется узнать, с кем и с чем отрлду придется столкнуться. Спешу вас успокоить: предположительно на планете находится, во-первых, четырнадцатый гарнизон «Галактика Омега». О них почти ничего не известно. Знатоки утверждают, что они как-то странно организованы и применяют особую тактику ведения боя. Многие из вас, конечно, знают, что основная структура воинского соединения кланов — это звезда. Обычно в нее входят только пять боевых роботов. На Курчевале в каждой звезде есть еще и пехотинцы-элементалы. Известно также, что кланы переняли структуру гарнизонов у Внутренней Сферы. На вооружении у них обычно имеются переоборудованные боевые роботы Внутренней Сферы, правда не лучшего класса, но не советую успокаиваться преждевременно, помните, что их поддержку осуществляют элементалы. Скорее всего, нам придется иметь дело с модифицированными боевыми роботами типа «Молот Войны», «Повелитель Битв» и «Беркут». Тактика борьбы с ними известна, она ничем не отличается от принятой во Внутренней Сфере, но будьте всегда настороже. Кланы модифицировали роботов и ввели в них много своих технических новинок, поэтому и дальность стрельбы, и огневая мощь могут отличаться. — Вращая в руках чашку, Роуз оглядел напряженные лица воинов «Черных шипов». — А теперь несколько слов о войсках, которых стоит опасаться.

— Послушайте, командир, разве те, о которых вы только что говорили, не являются основными силами? — осторожно спросил Хог.

— Совсем нет, — замотал головой Роуз. — Настоящая опасность грозит от сорок шестого Рыцарского полка Кошек сверхновой звезды, и Курчевал является их основной базой.

Роуз предполагал, что эту новость «Черные шипы» воспримут без энтузиазма, и не ошибся. Послышались возгласы удивления, постепенно переходящие в недовольное ворчание.

— Как правило, — продолжил Роуз, не замечая реакции бойцов, — этот полк занимает передовую линию, так что будьте готовы к встрече с сорок шестым полком, а это около шестидесяти многофункциональных роботов и полная огневая их поддержка. Известно, что они никогда не несут гарнизонную службу, но возможно, что их вызовут, когда мы обнаружим себя. Если это произойдет, уходите любыми способами, в лапы к Кошкам попадать не советую. — Роуз оглядел ошеломленные лица бойцов, до которых начала доходить ситуация, в которой они оказались. Сорок шестой Рыцарский полк запросто мог уничтожить отряд, превышающий численность «Черных шипов» раз в пять, а то и больше. Дерутся они отчаянно, и никаких сомнений на этот счет у Джереми не было. — У кого есть вопросы ко мне? — спросил Роуз. Вопросов не было, как не было в комнате и спокойствия. Последнее сообщение отозвалось в ушах воинов погребальным колоколом, и даже ветераны заметно приуныли. Джереми надеялся, что, когда первый шок пройдет, вопросы появятся, а сейчас каждый некоторое время взвешивает свои возможности и прячет страх. Роуз посмотрел на свой хронометр: если капитан Дэйнс не ошибся, то «прыгун» появился несколько минут назад. — Нет вопросов, — оживленно констатировал Роуз. — Вот и прекрасно, готовьтесь к прыжку. Как только мы окажемсяна той стороне, сразу отправляйтесь в грузовой отсек и проверьте боевых роботов и кожухи. Особое внимание обратите на прыжковые двигатели. О любой неполадке или неисправности тут же докладывайте командиру отделения. — Произнося последнюю фразу, Роуз заметил, как в комнату бесшумнр вошел астронавт из состава команды корабля и остановился у двери. — После прыжка режим у нас устанавливается боевой — есть, спать и отдыхать не придется. — Роуз посмотрел на воинов и почувствовал, что если лицо — зеркало состояния души, то в их душах сейчас творилось то же, что и в его собственной. Джереми видел напряженное ожидание и страх. «Ничего, — успокаивал он себя, — после прыжка для паники и ненужных сомнений времени у них не будет». — Итак, все, — закончил. Роуз. — Всем разойтись и подготовиться к прыжку.

Воины начали медленно расходиться. Проталкиваясь через них, астронавт направился к Роузу. Подойдя, он протянул небольшой листок бумаги. Джереми посмотрел на него и схватил посыльного за руку.

— Когда вы это получили? — В волнении Роуз почти кричал. Оставшиеся в комнате люди обернулись и посмотрели на своего командира. Глаза астронавта расширились, он явно испугался.

— Совсем недавно, — ответил он дрожащим голосом. — Всего несколько минут назад.

— Почему вы сразу же не передали мне это сообщение? — пытал Роуз запуганного пилота, с силой тряся его руку.

— Понятия не имею, — лепетал астронавт. — Сообщение не утверждено официальными лицами, по сути, это нелегальное послание. Капитан Макклауд не имела права отправлять его, для нее это очень опасно.

— Послание от Макклауд? — взволнованно спросила Рия. Она подошла к брату и положила руку на его плечо. Роуз отпустил перепуганного астронавта и стал читать сообщение.

— Если вы собираетесь послать ответ, то не надейтесь. Капитан Дэйнс не разрешит, — произнес астронавт, но Джереми его уже не замечал и не слышал. Он не отрывал от бумаги глаз. Воспользовавшись замешательством Роуза, астронавт выскользнул из комнаты.

— Что там? — спросила Рианнон. Роуз откинулся на спинку кресла и протянул послание сестре. Она посмотрела на ошарашенного Роуза, прочитала сообщение про себя, снова посмотрела на брата и стала читать вслух: -"Сообщение. Капитану Роузу от капитана Макклауд. Все в порядке, «Бристоль» возвращается на базу в добром здравии и в хорошем настроении. С Божьей помощью прибудем как раз к вашему возвращению". Подписано капитаном Макклауд. Приписка. — Здесь Роуз посмотрела еще раз на брата и улыбнулась. — «Ты скоро станешь отцом».

XIX

Борт «Трэйси» пиратская точка 43P/Wol632Zulu

Система Курчевал

Зона оккупации Кланом Кошек сверхновой звезды

27 июля 3057 г.


Прошло всего несколько секунд после выхода гигантского звездного корабля из гиперпространства. «Трэйси», отстыковавшись, стала медленно отходить от «прыгуна» и, постепенно набирая скорость, вошла в спасительное астероидное поле.

— Добро пожаловать в систему Курчевал, — раздался из динамиков голос капитана Дэйнса. — Через тридцать семь часов и пятнадцать минут мы начнем подходить к поверхности планеты, а пока можете чувствовать себя совершенно свободно.

Роуз слышал, как разговаривают между собой его воины, но сам в разговоры не вступал. Даже игривый тон Дэйнса не развеселил его. Единственное, на чем Роуз мог концентрировать свои мысли, — сообщение от Речел. Оно его обрадовало, хотя радостное настроение немного портило сознание невозможности послать ей ответ. Тот астронавт был прав: капитан Дэйнс запретил «Черным шипам» доступ в каюту, где располагались связисты. Напрасно Роуз пытался проникнуть туда, команда держалась стойко и дружно отбивала все его атаки. Тогда он набросился на Дэйнса, но тот был неумолим, и в конце концов Джереми смирился. Сообщение от Речел, сколь приятным оно ни было, не принесло успокоения в его мятущуюся душу. Роуз спал мало, плохо, и даже во сне его не покидало тревожное чувство. Все свое свободное время Джереми посвящал преимущественно анализу сложившейся ситуации. Ему никогда не приходила в голову мысль, что он может стать отцом. То есть он знал, что от теплых взаимоотношений между женщиной и мужчиной рождаются младенцы, но думал об этом как о чем-то постороннем, его не касающемся. Уход за детьми, чувство отцовства — да он даже не представлял себе, что это такое. О скольких полезных вещах ему нужно было подумать, а тут еще это задание. Сейчас оно камнем висело на шее, отвлекало от сладких и волнующих мыслей о Речел и будущем ребенке.

Но задание надо выполнять, и Роуз заставил себя работать. Он проверял и перепроверял оборудование и вооружение, осматривал все, что хотя бы минимально вызывало тревогу, и расспросил всех бойцов о состоянии боевых роботов. Больше всего Роуза заботило приземление, и все устройства, задействованные при посадке, подвергались тщательной тройной проверке. Когда проверки закончились, а воины доведены дотошным и придирчивым командиром до белого каления, Джереми удовлетворенно вздохнул и, ко всеобщей радости, отправился к себе в каюту. Там он засел за карты и отчеты и после нескольких часов их изучения понял, что засыпает. Он залез на подвесную койку и уснул. Роуз проспал всего пять часов, но даже такой короткий сон восстановил его силы. Он встал и вышел из каюты. Джереми решил еще раз проинструктировать своих бойцов и направился к ним. Переходя из каюты в каюту, он беседовал с людьми. Некоторым он в который уже раз объяснял их задачу и действия, с некоторыми просто разговаривал. Роуз знал, что должен проводить со своими бойцами много времени, даже если ему ничего особенного говорить не нужно. Спокойствие и уверенность командира всегда помогают другим успокоиться, взять себя в руки и сконцентрироваться на выполнении боевой задачи.

За шесть часов до приземления Роуз собрал всех воинов «Черных шипов» для окончательного разбора предстоящей операции. Решили, что первой будет прыгать разведка, за ней пойдут командное отделение Роуза и связь, последним прыгает боевое отделение. Если разведка встретит сопротивление со стороны противника, она обязана сообщить полную информацию о нем Роузу, который вступит в бой. Главное -приземлиться в непосредственной близости друг от друга, быстро сгруппироваться и затем рассредоточиться. Предполагалось, что отделения совершат посадку в километре друг от друга, но знающие дело ветераны считали, что расстояние может быть и много больше. Конечно, надеяться нужно на лучшее, но планировать операцию желательно исходя из худшего.

После короткого последнего совещания воины «Черных шипов» направились в грузовой отсек к боевым роботам. Начиналась подготовка к прыжку. Снова проверялись системы и приборы. Командиры отделений осматривали роботов своих бойцов, окончательную проверку провел сам Роуз. Закончив, он приказал всем занять места в кабинах машин и, забравшись в своего робота «Секира», попросил подсоединить прыжковые двигатели. Включив питание, Джереми дважды проверил все системы своего робота и только после этого стал проверять внешнюю связь. Он щелкнул переключателем и произнес в микрофон:

— Говорит «Черный шип-один», проверка общей командной связи.

— «Черный шип-одии», вас слышим, — раздался в наушниках голос одного из связистов корабля.

— Запросите готовность к прыжку и состояние атмосферы планеты.

— «Черный шип-один», готовность к прыжку — зеленый, безоблачно. Время входа в верхнюю атмосферу планеты — девяносто три минуты, продолжайте проверку, о начале прыжков объявим дополнительно.

Роуз удовлетворенно кивнул и переключился на прослушивание внутренней связи. Как он и ожидал, послышался шум переговоров между командирами отделений и их бойцами. Роуз несколько минут внимательно слушал их, но вскоре воспоминания о прошлых битвах заглушили голоса в наушниках. Роуз быстро вернулся к действительности и снова стал прислушиваться к разговорам. «В конце концов, — думал он, — „Черные шипы“ — не первые и не последние, кому приходится совершать атаки на кланы». Роуз продолжал прослушивать линию внутренней связи и удивился слаженности команд и действий. В бою, конечно, все будет выглядеть иначе, точнее, те же команды и такие же ответы, только голоса станут другими, глухими и напряженными. Роуз знал, что многие бойцы регулярной армии посмеиваются над наемниками, называя их игрушечными солдатиками, но, видя перед собой своих воинов, вслушиваясь в их переговоры, Роуз верил в «Черных шипов» и гордился ими. Он понимал сарказм воинов регулярных частей, но сознавал и другое — наемники дерутся за то же самое, что и регулярные части. Они сражаются за лучшее будущее, за жизнь чужих, незнакомых людей, их семьи, за их детей.

И снова в сознании Роуза возникла мысль о своем будущем ребенке. Как много с этим связано вопросов и как мало мог он получить ответов! Роуз ненавидел кланы, ненавидел их за то, что они сделали с ним на Токкайдо, и в нем поднималась копившаяся долгое время злость. Он отомстит, рассчитается с ними за позор отступления, за погибших друзей и за все то зло, которое кланы принесли с собой.

Роуз никогда ни с кем не разговаривал о своем отношении к кланам, но именно оно и определяло в последние годы все его поступки. Он и «Черные шипы» организовал только для того, чтобы продолжать драться с кланами. Даже то, что Роуз использовал для борьбы с кланами трофейного боевого робота, ранее принадлежавшего клановцам, имело для него особый смысл. Джереми хотел только одного — кланы должны заплатить по его счетам ровно столько же, сколько он заплатил им в свое время сам. И продолжает платить сейчас. На панели управления внешней связью мигнула красная лампочка. Роуз переключился на командный канал.

— «Черный шип-один», готовность к прыжкам номер один. — Роуз сразу узнал голос капитана Дэйнса. — Нас преследует эскадрилья истребителей, но пока ничего страшного нет, не волнуйтесь. Правда, следует поторопиться, иначе истребители приблизятся к нам до того, как мы подойдем к зоне прыжков.

— Вас понял, — ответил Роуз, обдумывая полученную информацию. Во время прыжков боевые роботы, беззащитные в своих кожухах, могут стать легкой добычей истребителей. Роуз переключился на внутреннюю связь, немного послушал разговоры и решил связаться с командирами отделений на командном канале. Обычно он использовался для передачи особых приказов и сообщений. Не считая самого Роуза, к этому каналу могли подключиться Эсмеральда, Аякс, Антиох Белл и Риавнон.

— Говорит «Командир-один». Командирам отделений перейти на командный канал. — Роуз дал им время, чтобы перейти на нужную частоту, и продолжил: — Слушайте меня внимательно. У нас могут быть неприятности. Не советую очень расстраиваться, но и утешать понапрасну не буду. К кораблю приближается эскадрилья истребителей. Приземление, скорее всего, окажется не слишком гостеприимным, но все равно прыгаем, как планировали. Я попрошу Дэйнса спуститься пониже, то есть прыжок станет более опасным, зато сократится время пребывания в воздухе. Есть вопросы?

— Роуз подождал несколько секунд, но линия молчала. — Отлично, тогда запомните, что вы несете ответственность за своих бойцов. Как только приземлитесь, сразу старайтесь собраться вместе и двигайтесь к остальным. Ну, желаю удачи и до встречи на планете!

Роуз вновь связался с Дэйнсом и попросил его снизиться. Тот сначала наотрез отказался, но в конце концов Роуз сумел убедить капитана, и тот согласился. Даже небольшое уменьшение пребывания в воздухе давало бойцам дополнительную защиту. После жаркого разговора с Дэйнсом Роуз попытался ни о чем не думать и расслабиться, но впервые за много лет система медитации, которой его научили во время пребывания в рядах Ком-Стара на Люсьене, не срабатывала. В голову лезли самые разные мысли, как радостные, так и не очень. Отставив в сторону медитацию, он открыл глаза и стал просто ждать команды к прыжку. Внезапное покачивание удивило его, но поскольку взрывов слышно не было, Роуз отнес его за счет вхождения корабля в верхние слои атмосферы.

Через некоторое время покачивание превратилось в постоянную тряску, за которой последовало нечто ужасное. Казалось, что корабль несется вскачь по стиральной доске, то стремительно взлетая вверх, то входя в резкий штопор. Ухватившись за поручни, болтаясь из стороны в сторону, Джереми посмотрел на хронометр и, к своему изумлению, обнаружил, что в атмосферу корабль вошел уже семнадцать минут назад. До района приземления оставалось меньше десяти минут. Возможно, корабль попал в турбулентный поток, но тут Роуз предположил, что виной всему не поток, а взрывная волна от ракет, выпускаемых истребителями кланов. Как бы в подтверждение его догадки перед глазами зажглась зеленая лампочка командного канала связи, и Роуз щелкнул переключателем. В наушниках раздались обрывки фраз, произносимых незнакомым голосом. Роуз усиленно пытался поймать нужную частоту, но из-за страшной болтанки никак не мог настроиться. После очередного приступа трясучки корабль вдруг страшно тряхнуло, но оказалось, что именно этого недоставало для нормальной командной связи — линия стабилизировалась и послышалась отчетливая речь капитана «Трэйси».

— «Черный шип-один», у нас большие неприятности.

— Говорите! — прокричал Роуз, боясь, что связь снова прервется. На этот раз он узнал голос Дэйнса. — Я слушаю вас.

— «Черный шип-один», нас атакуют истребители. Черт подери, их тут больше, чем блох на шелудивой собаке. — По тому, с какой быстротой говорил капитан, Роуз понял, что от его сдержанности и хладнокровия не осталось и следа.

— Спокойнее, — сказал Роуз. — Я понял вас. Как вы считаете, до зоны прыжков дотянем? — Роуз подключил к линии связи боевого робота Рианнон, ей тоже следовало знать реальную обстановку.

— Если так пойдет и дальше, не знаю. Едва ли, — ответил Дэйнс. — Мы приближаемся, но вот вопрос — удастся ли нам к тому времени оторваться от этих проклятых истребителей.

Роуз внимательно слушал капитана и заметил, что к нему возвращается обычная уверенность. Профессионализм и участие в битвах не подводят закаленных бойцов, их невозможно вывести из равновесия надолго; собранность, превратившаяся в привычку, сознание постоянной опасности — это школа, которая никогда не забывается.

— А ну-ка, поддай еще разок вон тем четырем сволочам, — послышалось в наушниках Роуза. Видимо, Дэйнс одновременно отдавал приказы своим стрелкам. Корабль сильно накренился, ушел вверх, снова вниз, но с курса не сбился.

— Повреждения есть? — спросил Роуз, но не из любопытства, а просто для того, чтобы только вызвать капитана на разговор и отвлечь его от мрачных мыслей. Ответ Дэйнса насторожил его.

— Какие-то повреждения есть, но какие именно, точно сказать пока не могу, есть тут некоторые, мешают провести технический осмотр.

Повреждения в грузовом отсеке, там, где находятся боевые роботы, могут не только серьезно осложнить высадку, но и сделать ее для некоторых боевых машин вовсе невозможной.

— Незначительные повреждения в приборном отсеке, — услышал Роуз чей-то голос. — И два попадания в капитанский мостик.

— Где Дэйнс? — спросил Роуз.

— На месте, он занят, — послышался ответ.

Совсем близко раздался оглушительный мощный взрыв, и сразу же следом за ним прогремел второй. Роузу показалось, что гул от второго выстрела шел изнутри корабля. «Если это так, то двигатели корабля серьезно повреждены», — подумал он. Внезапно линия связи оборвалась, но тут же снова заработала.

— Роуз, говорит капитан Дэйнс. Извини, но вам следует прыгать немедленно, другой возможности не будет.

Роуз посмотрел на хронометр: до запланированной зоны оставалось еще несколько минут, а до первой цели — несколько тысяч километров.

— Понял вас, — ответил он и вдруг почувствовал, что во рту у него пересохло. Он справился с волнением и попытался пошутить: — Прогуляемся пешком.

— Спасибо, старина, — ответил Дэйнс. — Я попробую продержаться еще немного, но будьте начеку, я открою люки в любую секунду.

— Не волнуйся, мы и это переживем, — ответил Роуз, в душе вознося молитвы за удачное приземление менее опытных бойцов отряда. Корабль продолжал содрогаться от взрывов, вибрация усиливалась. Джереми подумал о том, что случится, если корпус корабля будет серьезно поврежден, но тут же отогнал эту мысль.

— Открывай пошире дверь, Дэйнс! — весело крикнул Роуз. — Мы прыгаем. Держись, кэп, встретимся на Кладбище

— Типун тебе на язык, — рассмеялся Дэйнс. Роуз включил внутреннюю связь с отрядом. — Всем «Черным шипам». Говорит командир, приготовиться к аварийной высадке. Повторяю, приготовиться к аварийной высадке! — Вибрация корабля становилась угрожающей. — Действуем согласно установленному плану, — продолжал Роуз. — После приземления немедленно сгруппироваться. Сбор — место приземления командного отделения. Прыгаем далеко от цели, впереди у нас увлекательная и вполне познавательная пешая прогулка, поэтому командирам отделений приказываю...

Командиры отделений так и не узнали, что же хотел напоследок приказать им Роуз. Перед их изумленными глазами пол под ногами робота командира вдруг исчез, и Роуз стремительно полетел вниз. Аварийное приземление началось. Спускаясь, Роуз попытался установить связь с остальными членами отряда через линию корабельной связи, но линия молчала. «Придется ждать, пока не спадет кокон, тогда можно будет воспользоваться передатчиком, установленным в боевом роботе», — подумал Роуз и посмотрел на высотомер. Прибор автоматически перестраивался, вводя в программу новые данные. До земли оставалось сорок четыре тысячи триста пятьдесят метров. Роуз удивился. Для внесения изменений в программу было еще довольно высоковато. Одно успокаивало — на такой высоте аэрокосмические истребители летали не часто, и можно чувствовать себя относительно спокойно. Дэйнс сдержал слово, он вошел в верхние слои атмосферы и, насколько мог, обезопасил полет «Черных шипов».

Роуз почувствовал, как раскрылся первый парашют, а затем второй. Пролетев на нем некоторое время, Роуз внимательно вслушивался, не раздадутся ли выстрелы случайно залетевшего истребителя, но ничего опасного не услышал. Пока полет проходил спокойно. Джереми положил руку на кнопку отстрела парашюта и подождал, пока не загорится зеленая лампа индикатора высоты. Как только она загорелась, Роуз сразу нажал на кнопку, гигантский парашют отлетел в сторону, и сразу мягко, почти бесшумно заработал посадочный двигатель.

Он прощупал сканером окружающее пространство. Темнота и полная пустота вокруг очень удивили Джереми. Роуз еще раз посмотрел на экран и снова не обнаружил присутствия других роботов. Он увеличил обзор и только тогда заметил небольшую точку, которую компьютер сразу опознал как боевого робота Рианнон. Вслед за ним так же внезапно появились роботы Джамшида, Белла и Хога. Роуз посмотрел на высотомер и приготовился к посадке. «Скорее всего, — подумал он, — боевое отделение отнесло немного правее, а разведка должна по идее сесть где-то рядом, может быть, чуть влево».

— Командное отделение, доложите обстановку, — произнес Роуз в микрофон. — «Командное-четыре», зеленый. — «Командное-три», зеленый. — «Командное-два», зеленый. С командным отделением было все в порядке, и это Роуза немного успокаивало.

— Вижу боевое, третьего, — сообщил он. — Кто видит остальных, отзовитесь.

— «Командное-один», я держу в поле зрения все боевое отделение, — послышался в наушниках голос Джамшида. — Они приземлятся, видимо, далеко к востоку.

«Разброс приличный, но это уже мелочи, — думал Роуз. — Главное, что все на месте». У него отлегло от сердца. «Черные шипы» в полном составе покинули корабль и приближались к земле целыми и невредимыми. При мысли о «Трэйси» Роуз успокоил себя тем, что, не имея на борту «Черных шипов», верткий, маневренный корабль легко уйдет от истребителей. Если, конечно, предположить, что он останется цел после недавней атаки. О другом исходе Роузу не хотелось думать.

— «Командное-один», вижу всю разведку, — послышался в наушниках голос Рианнон. — Они приземляются к северо-востоку от нас.

Роуз приготовился к посадке. Он чувствовал себя прекрасно — все в полном сборе. Правда, членов отряда немного разбросало, но в сравнении с тем, что могло быть, задержись они с прыжком хотя бы на минуту, теперешнее положение выглядело вполне сносным.

Согласно плану, они должны были садиться на равнину, в легкий песочек, но жизнь внесла свои коррективы, и командное отделение приземлялось в негустом лесу. Возникала опасность наткнуться на макушку какого-нибудь дерева, и Роуз внимательно обшаривал сканером поверхность в поисках удобного места для посадки. «Ничего подходящего, — с горечью подумал он. — Ну, никуда не денешься, садиться все равно нужно». Переведя взгляд с высотомера на радар, Роуз увидел, как на нем загораются красные треугольники. Сначала появился один, вслед за ним возникли еще два, затем еще и еще. «Итак, — подвел итог Роуз, — теплый прием начался. Однако пять боевых роботов прямо в месте посадки — это слишком почетный караул даже Для меня».

XX

Курчевал

Зона оккупации Кланом Кошек сверхновой звезды

28 июля 3057 г.


Роуз внимательно смотрел на изменяющиеся показания высотомера. Он периодически включал посадочные двигатели, раздавались взрывы, и снижение замедлялось. Вскоре горючее кончилось, двигатели заглохли, и последние пятнадцать метров до земли Джереми преодолел в свободном полете. Чтобы смягчить удар, Роуз поджал ноги робота, но это мало помогло: «Секира» согнулась чуть ли не вдвое и грозила перевернуться через голову. Стараясь выправить баланс" Роуз немедленно сделал шаг вперед, ударился о дерево и выкорчевал с корнем молодой кедр.

Он нажал на переключатель, и фиксаторы прыжкового блока разлетелись вдребезги от взрыва. Освободившись от громоздкого устройства, Роуз почувствовал, что двигаться стало легче. Он еще дважды щелкнул переключателем, и посадочные двигатели, громыхая по земле, покатились вслед за ставшим ненужным прыжковым блоком. Джереми включил сканер и перевел его на дальний обзор. По чистой случайности остальные бойцы командного отделения приземлились довольно далеко к западу, и Роуз оказался ближе всех к боевым роботам клана. Понимая, что никто ему помочь не сможет, он переключился на канал внутренней связи.

— Командное отделение, собраться у горной гряды и следить за мной, — скороговоркой произнес Роуз и повернул робота в ту сторону, где виднелись горы. Он нажал на газ, увеличил скорость и бегом устремился туда. Из-под громадных ног «Секиры» полетели глыбы земли и камни. Роуз бежал, не спуская глаз с экрана сканера, наблюдая за идущими по его следу вражескими роботами.

Добежав до вершины ближайшей горы, Роуз посмотрел вниз. Противоположный склон не так густо зарос лесом, и спускаться по нему будет относительно легко. Роуз обернулся и увидел силуэты своих преследователей. Он снял все свое вооружение с предохранителей и начал наводить прицел на переднего робота. Несколько раз Джереми видел, как тот перебегал от дерева к дереву, но густая листва мешала взять точный прицел.

Роуз продолжал следить за роботом и в конце концов поймал его, когда враг, оказавшись у самого края гряды, выслеживая Роуза, ненадолго показался на открытой местности. Эта маленькая неосторожность дорого ему стоила. Роуз тут же поймал его в прицел и определил класс. Это был боевой робот «Гриф IIС», улучшенный кланами робот «Гриф», разработанный и созданный во Внутренней Сфере. Хотя модифицированный кланами робот внешне ничем не отличался от своего почтенного собрата, внутренняя начинка его была совершенно иной. Робот кланов мог двигаться значительно быстрее как на земле, так и в воздухе, и брони на нем имелось значительно больше. Кроме того, он обладал лучшей дальностью стрельбы. За счет такой модификации робот кланов свободно противостоял любому роботу не только своего класса, но и более тяжелому. Холодно усмехнувшись, Джереми спокойно рассмотрел противника и включил первую систему синхронизации вооружения. Внезапно Роуз почувствовал прилив тепла — так всегда происходило, когда машина включалась в боевой режим.

Имеющаяся в боевой машине система синхронизации вооружения, или просто ССВ, позволяла водителю боевого робота одним нажатием на триггер стрелять из нескольких видов вооружения одновременно. В «Секире» было предусмотрено три такие системы, которые запускались тремя триггерами, находившимися на рычаге управления. Кроме того, Роуз мог использовать каждый вид вооружения отдельно от другого, нажимая на различные переключатели и кнопки на панели управления вооружением, располагавшейся в кабине слева от него. С помощью первой системы синхронизации вооружения Джереми вводил в действие все дальнобойное вооружение, в частности ПИИ. Стреляя из него не на ходу, а в стационарном положении, да еще пользуясь для корректировки наведения компьютером, Роуз никогда не промахивался. Не произошло этого и сейчас. Четыре ярких луча, блеснув, впились в грудь «Грифа ПС» и превратили его броню в легкое облачко пара. Защитное покрытие термоядерного двигателя разлетелось на куски, но смертоносные лучи продолжали свою работу. Насквозь прошив двигатель, они вспороли обшивку гироскопов и повредили большой лазер. С правого бока робота на землю полетели куски брони.Водитель машины, видимо, еще не до конца понял степень полученных повреждений. Он попытался уйти в сторону, но его робот был обречен. Покачнувшись, он стал падать. Размахивая руками, клановец попытался удержать равновесие, но это было бесполезно. «Гриф IIС» с шумом рухнул на камни. Роуз ринулся вниз — навстречу вражеским роботам. Он бежал между невысокими деревьями, используя их как прикрытие для ног «Секиры». Водители вражеских машин пытались спрятаться за редкими деревцами и перегруппироваться. Роуз нисколько не сомневался в том, что перед ним — роботы четырнадцатого гарнизона. Об этом ему говорил их тип. «Гриф», считавшийся очень неплохим боевым роботом во Внутренней Сфере, с точки зрения кланов представлял собой слабую машину и не шел ни в какое сравнение с многофункционалами, используемыми на передовой. Воины, преследующие его, похоже, тоже были далеки от совершенства. Чаще всего сюда посылали тех, кто по каким-либо причинам не проходил требований, предъявляемых к водителям, направляемым на передовую линию. Ухмылка Роуза стала угрожающе зловещей и одновременно презрительной. Если бы они были профессионалами с передовой, то с удвоенной энергией побежали бы вперед и вверх по гористому склону, а не топтались на месте. Клановцы должны были знать, что даже секундная пауза со стороны противника дает им большое преимущество, а если еще они поведут по нему огонь сверху, то в этом случае их шансы на успех вырастут втрое.

Но враги этого не знали, и теперь инициатива будет принадлежать «Черным шипам». Роуз спокойно сбежал вниз, пересек небольшую безлесную равнину и, поведя по сторонам сканером, ринулся вправо. Он знал, что командное отделение карабкается сейчас вверх по противоположному склону. Клановцам следовало бы догадаться об этом, но у Джереми уже сложилось свое мнение о них. Он включил связь и быстро произнес:

— «Командное-четыре», принять влево, «Командное-три и два», занять центр, я иду вправо.

Не дожидаясь подтверждения приема команды, Роуз отключил микрофон и начал осторожно продвигаться вправо. Враги тоже зашевелились, но их перемещения носили оборонительный характер, подойти в своих роботах вплотную к многофункцио-налу Роуза и остаться при этом в живых у них не оставалось никаких шансов. Еще не видя роботов противника, Роуз нащупал их своим сканером и шел, наведя прицел в нужную сторону. Иногда среди деревьев возникало какое-то подозрительное шевеление, но Джереми никак не удавалось увидеть вражеского робота открытым. Роуз почувствовал, как в кабине постепенно спадает температура, это работали поглотители тепла, включившиеся после залпа из ПИИ. Протонно-ионные излучатели, получив новый заряд, опять находились в состоянии боевой готовности. Роуз посмотрел на экран и увидел Белла и Рианнон. Они находились чуть выше подножия гряды. Роуз повел сканером и увидел Джамшида, тот стоял с другой стороны почти напротив.

— Готовность номер один, — произнес Джереми и пошел вперед. Роботы клана начали приближаться к нему, сначала медленно, но постепенно их скорость увеличивалась. «Вот дурачье, — мелькнуло в мозгу у Роуза. — Вместо того чтобы напасть на других, охотятся за мной. Придурки, да им в своих середняках никогда не одолеть моего многофункционала».

Тем не менее роботы шли прямо на Роуза. Неизвестно, что ими руководило, — незнание техники, отсутствие опыта или желание отомстить за смерть своего товарища, только они упорно шли вперед, не обращая внимания на остальных противников. Внимательно прислушиваясь, Роуз уловил треск ломаемого дерева и понял, что его второй неприятель будет потяжелее «Грифа IIС». Он остановился и навел прицел на то место, где, по его предположениям, должен появиться вражеский робот. Немного помедлив, Роуз снова двинулся вперед и тут увидел перед собой вражеского робота. Он был похож на своего древнего прародителя «Пехотинца», с той лишь разницей, что на каждой его руке вместо сдвоенных стволов находился один, но усиленный. Ломая на своем пути деревья, подобно лесному монстру, робот двигался навстречу Роузу, выставив руки вперед.

Он тоже заметил Роуза и сразу открыл бешеный огонь, но без предварительного наведения прицела его выстрелы не достигали цели. Срезая ветки и превращая в пыль небольшие камни, снаряды, выпущенные из мощного оружия, просвистели мимо «Секиры». Роуз поправил прицел и нажал на кнопку первой системы синхронизации. Выстрел получился не такой удачный, как в первый раз, но весьма ощутимый для противника. Джереми почувствовал, как в кабине поднялась температура, а воздух снова рассекли четыре безжалостных луча, выпущенных «Секирой». Один из них прошел как раз между левой рукой робота и его торсом, но три других врезались в центральную часть корпуса «Пехотинца».

Один луч прочертил черную линию на внутренней части его левой руки. На ней появился глубокий разрез, но Роуз полагал, что толстая броня тяжелого робота этот выстрел все-таки выдержала. Два других луча попали в грудь робота и прожгли его насквозь. Роуз ожидал, что сейчас раздадутся взрывы внутри машины, но его предположения не оправдались, никаких взрывов не последовало. Водитель «Пехотинца» пришел в себя и открыл по Джереми огонь из винтовки Гаусса. Роуз сжал зубы, глядя на огонь, появившийся из стволов. Выстрелы, однако, не нанесли «Секире» никакого вреда. С поврежденной рукой дальность стрельбы «Пехотинца» не превышала ста метров. Только один снаряд попал в робот Роуза, но прочная броня многофункционала выдержала удар.

Бросив взгляд на панель управления вооружением, Роуз увидел, что ПИИ еще заряжались, и дал по «Пехотинцу» залп дальнобойными ракетами. После выстрела Джереми двинулся в сторону, ожидая окончательной зарядки ПИИ. «Пехотинец» пошатнулся, но, сумев сохранить равновесие, повернул влево и двинулся следом за Роузом.

Уже подбегая к подножию горы, Роуз услышал за собой выстрелы клановца и приготовился к очередной контратаке сразу из двух систем синхронизации. Одна включала в себя ПИИ, расположенные на правой руке «Секиры», вторая приводила в действие вооружение на левой руке робота. Как только «Пехотинец» приблизился, Роуз мгновенно выбросил вперед правую руку и выстрелил, повредив его колено. Клановец тут же спрятался за деревьями.

Джереми посмотрел на экран и увидел приближавшихся к нему Белла и Рианнон. Если Роузу удастся продержаться еще немного, они нападут на клановцев сразу с двух сторон, сверху и снизу. В этой схватке мог бы здорово помочь Джамшид, но он находился еще далеко. Роуз решил поиграть с врагами, вступая в единоборство с ними поочередно, но они разгадали его намерения и выскочили из-за своих укрытий одновременно.

Джереми услышал слева от себя шум прыжковых двигателей и сразу догадался, что это один из роботов клана. Если бы он выпрыгнул позади, то Роузу пришлось бы очень туго. Джереми попытался прицелиться в прыгающего робота, но этому мешали толстые ветки деревьев. Роуз поднял правую руку и повернулся вправо, и этим тут же воспользовался один из вражеских роботов.

Из-за деревьев вдруг выскочил боевой робот, каких Роуз раньше не видел. Внешне напоминая фигуру человека, с мощными плечами и короткими толстыми ногами, он бежал, смешно вскидывая и опуская руки. Несмотря на диспропорции, робот был по-своему красив. Вид корпуса машины, покрытого броней, которая имела множество причудливых изгибов, прямо-таки завораживал. Ломая на бегу деревья, странный боевой робот быстро приближался к Роузу, и, несмотря на всю его эстетичность, сближение с красавцем ничего хорошего не обещало.

Роуз поднял левую руку «Секиры» и, не целясь, выстрелил из ПИИ. Подобный трюк он проделывал неоднократно и надеялся, что ему повезет и впредь. Почти все водители боевых роботов считают, что их противник ничем не отличается от других, то есть думают, что основная действующая рука у неприятельского робота — правая. Так подумал и водитель внезапно появившегося робота. Увидев, что правая рука «Секиры» повернута в другую сторону, он осмелел и выскочил из укрытия. И напрасно, лучше бы он там и оставался, поскольку наивность стоила ему жизни. Роуз, который был левшой, дважды выстрелил из ПИИ в надвигающегося на него незнакомого робота. Тот споткнулся и стал крениться набок. Дальнейшее Роуз знал достаточно хорошо, отвернувшись, он снова побежал вперед.

Видимо, быстрые и убедительные действия Джереми и смерть товарищей вывели из равновесия клановцев. Робот, похожий на «Пехотинца», внезапно вынырнул из-за деревьев и открыл по Роузу лихорадочный огонь. По броне «Секиры», не причиняя ей, впрочем, особого вреда, забарабанили снаряды, выпущенные из винтовки Гаусса. Один из них пролетел всего в метре от головы «Секиры», но сыграл лишь роль самого эффектного выстрела.

Опустив правую руку, Роуз неторопливо прицелился в поврежденный корпус робота, задержав дыхание, проверил прицел, затем снова медленно поднял правую руку и выстрелил. Остальное произошло в считанные секунды. Два ярких луча вспороли внутренности вражеского робота, и он загорелся. Раздался жуткий скрежет, и правая рука робота отвалилась.

Клановец топтался на месте, изгибался, бросаясь то в одну, то в другую стороны, водитель робота тщетно пытался сохранить равновесие. Болтая в воздухе неповрежденной рукой, извиваясь и шарахаясь, боевая машина налетала на деревья, но продолжала стоять. Роуз сначала хотел подойти и добить врага, но, посчитав затею опасной, решил отойти от него на безопасное расстояние и подождать, когда тот упадет.

Снова посмотрев на экран, Роуз увидел отдаляющиеся силуэты вражеских роботов — они убегали. Оглянувшись, Джереми заметил, что его недавний противник лежит, стараясь подняться. Он бил о землю ногами, рукой, пытался опереться или перекатиться, но все это больше напоминало агонию. Роуз прицелился из ПИИ в кабину воина и выстрелил. Робот затих.

Роуз осмотрелся и увидел приближающихся к нему бойцов своего отряда. — Докладывайте, — отрывисто произнес он. — Говорит «Командное-четыре». У нас произошла перестрелка, но с кем, не имею понятия. Лес слишком густой, ничего не видно. Никто не пострадал. После наших выстрелов недалеко от нас раздался взрыв.

«Скорее всего, это был летающий робот, — подумал, слушая доклад, Роуз. — Разведчик. Видимо, пытался выяснить, где сели остальные».

— «Командное-три», у меня все прошло спокойно. — «Командное-два». Мне показалось, что надо мной что-то кружит, я выстрелил, но попал или нет, сказать не могу. Робот приземлился в чаще и ушел.

«А это был их первый разведчик, — констатировал Роуз. — Все-таки страх — это одна из основ доблести, причем ее главная основа. Он мог бы открыть по разведчику огонь, а вместо него уложить меня, стреляя сзади».

— Никогда таких не видел, — Джереми показал на лежащих перед ними роботов. — Вы записали формы атаковавших вас роботов?

Все ответили утвердительно, и Роуза это обрадовало. Встретиться с незнакомыми конструкциями роботов очень опасно, кто знает, что могли напри-думать за это время кланы. И чем больше сведений о противнике имеется у воина, тем легче ему будет справиться с неожиданным появлением незнакомого робота. Сам Роуз полностью записал свою схватку с аналогом «Пехотинца».

— Ну все, первичный обмен любезностями и срочной информацией закончен. Пошли, — сказал Роуз, переключив сканер на дальний обзор. Он сразу заметил два других отделения. — С разведкой и боевым отделением связывались? — спросил Роуз.

— Прямых контактов не было, — ответила Рианнон. — Но они приблизительно представляют, где мы находимся, так что связаться с ними будет нетрудно. Джереми согласился, хотя внутренне не был в этом убежден. Прыгать пришлось далеко от той точки, в которой планировалось приземление, к тому же их отделял густой лес. О том, что какое-то из отделений попало в засаду, Роузу думать не хотелось. — Рианнон, — обратился он к сестре. — Дай информацию о последнем местонахождении боевого отделения. «Командное-четыре», иди первым. Сначала попытаемся соединиться с ближайшим отделением, затем начнем искать разведку.

— Можно остаться и подождать здесь, — предложила Рианнон. — Мы встретимся быстрее, если они начнут искать нас. Зачем блуждать вслепую?

— Остаться здесь? Ни в коем случае, — возразил Роуз. — Водители тех двух роботов, скорее всего, уже на базе и докладывают о том, что произошло. И если я прав, то гарантирую, что меньше чем через полчаса, а то и раньше здесь появится очень теплая компания. Так что вперед, если не хотите, чтобы нас окружили.

— А что будем делать вон с тем парнем? — спросил Белл и показал на лежащего неподалеку от Роуза боевого робота.

Роуз немного подумал и направил к нему свою «Секиру». Подойдя поближе, он протянул правую руку к голове робота, где располагалась кабина водителя. Роуз не успел дотронуться до нее, как открылся люк и из него показалось перепуганное лицо воина. Увидев вражеского робота, он выскочил из кабины, покатился по грязи, затем вскочил и со всех ног бросился к лесу. Роуз выстрелил из ПИИ и разнес кабину на куски. Посмотрев вслед убегающему врагу, Джереми поднял правую руку и прицелился. Он долго смотрел в прицел на клановца, тот бежал, иногда оглядываясь назад. Увидев направленный на него ПИИ, он споткнулся, упал и пополз. Роуз долго смотрел на него, затем вдруг опустил руку и, отвернувшись, зашагал за Джамшидом.

XXI

Курчевал

Зона оккупации Кланом Кошек сверхновой звезды

28 июля 3057 г.


Вот уже свыше получаса звездный полковник Денард Деверо неподвижно сидел в кресле, уставившись на противоположную стену своего кабинета. Так же неподвижно стояли перед ним навытяжку два воина из четырнадцатого гарнизона. Одним из водителей был еще молодой мужчина, но сквозь бобрик его рыжих, коротко остриженных волос уже начинала проглядывать небольшая плешь. Исполнительного, но немного туповатого и флегматичного, в звезде его терпели, но не особенно любили. Никому из товарищей не пришло бы в голову назвать его другом. По существующим в клане стандартам, он считался неплохим стрелком и средненьким воином. Больше ничего положительного о нем сказать было нельзя, а это значило, что на всю жизнь он так и останется второразрядным воякой с сомнительными боевыми качествами, то есть неблагонадежным.

Рядом с ним стоял еще один воин, женщина, коротко остриженная яркая блондинка, с живым, привлекательным лицом. Ее боевые качества оценивались значительно выше, она считалась хорошим стрелком и способным водителем боевого робота, иначе говоря, она небезосновательно вполне могла мечтать и о хорошей должности, и о приличном месте службы. Если ей повезет и женщина переживет своих товарищей, то в будущем она могла бы претендовать на обладание одним из прекрасных многофункционалов.

Денард сидел не шевелясь, внимательно разглядывая лица стоящих перед ним навытяжку водителей. «Слюнтяй», — подумал он, глядя на мужчину. Тот начал уставать, на лице его то и дело пробегало выражение тоски. Полковник посмотрел на женщину. Та тоже устала, но держалась прекрасно, ни единый мускул ее красивого лица не дрогнул под суровым, пристальным взглядом Денарда Деверо. Только эти два воина остались в живых после короткого недавнего боя. Утром их ничего не подозревающая звезда, как обычно, проводила тренировочный бой и совершенно неожиданно для себя обнаружила вполне реального противника. Определив его как десант Внутренней Сферы, воины вступили с неприятелем в схватку, и вот результат — один вражеский боевой робот уничтожил трех членов звезды. Денард, разумеется, понимал, что звезда наткнулась на отбившегося от остальных воина, и его волновало, сколько же их еще явилось на планету. Подвели аэрокосмические силы, им надоело гоняться за одиноким кораблем, и вот теперь полковник вынужден ломать голову над тем, как найти и обезвредить врага. Сколько же их могло находиться на корабле? Наверное, звезды две, не больше. А ведь он предлагал не преследовать корабль, а дать ему возможность сесть и в открытой битве с десантом проверить боеспособность своих воинов.

Краем глаза полковник уловил, как мужчина пошевелился. Быстрое, едва заметное движение, вызвавшее легкое колыхание костюма, не ускользнуло от взгляда полковника. Теперь участь воина была решена.

Денард положил руки на стол ладонями вниз. — Вольно, — скомандовал он. Никто из водителей не пошевелился, не опуская головы, они продолжали стоять перед полковником навытяжку. — Мне нужно выяснить некоторые подробности вашего утреннего боя, — сказал Деверо и, растопырив пальцы, стал тереть ладонями по столу. — Прежде всего, вопрос к вам. — Он посмотрел на мужчину. — По какому праву вы ушли с поля боя? Кто отдал вам приказ к отступлению? — Голос полковника звучал тихо, но за этим показным спокойствием таилась немалая угроза, и воин знал это.

— Команды к отступлению не было, — облизнув пересохшие губы, произнес он дрожащим голосом.

Шли минуты. Денард, сгибая и разгибая пальцы, молча рассматривал свои ладони. Мужчина нервничал, не выдержав томительной тишины и нервного напряжения, он почти выкрикнул:

— Звездный командир Ортин погиб в сражения, отдавать приказ было некому. Денард индифферентно посмотрел на него. — Вы в схватке не участвовали? — Полковник обратился к женщине. — По чьему приказу?

— Мне приказал звездный командир Ортин, — не задумываясь ответила она. Денард молчал, раздумывая над ответом. Совершенно очевидно, что она не врала.

— Расскажите мне все, что с вами произошло, — вдруг почти по-отечески мягко и дружелюбно сказал ей Деверо. — Но только своими словами, а не так, как вы описали в своем отчете. — Внезапно в голосе полковника зазвучали металлические нотки. — Ту дрянь я уже читал и помню ее наизусть.

— Шла обычная тренировка. Мы развернулись полукругом, я в это время находилась в северной точке. Осматривая местность, я заметила в траве части посадочного двигателя и доложила об этом звездному командиру Ортину. Он решил, что здесь приземлилось командное отделение вражеского десанта. Затем мы сразу направились туда, где, по нашим данным, находился противник, и обнаружили двух боевых роботов, «Секиру» и «Дикую Кошку». После этого звездный командир Ортин приказал мне срочно возвращаться на базу. Вот, собственно, и все.

Денард кивнул и поднялся с кресла. Он с необыкновенной осторожностью прошел вокруг своего стола и остановился перед женщиной-водителем. Несколько минут полковник, громадного роста элементал, пристально рассматривал с ног до головы высокую стройную женщину, потом медленно наклонился и посмотрел ей в глаза долгим пронизывающим взглядом.

— Скажите, — прошептал он, — а почему вы так охотно подчинились приказу звездного командира Ортина? Вы верите, что он действительно хотел отправить вас на базу? — На какую-то долю секунды глаза женщины блеснули негодованием, но она быстро справилась со своим чувством. «Прекрасно, — подумал полковник, — она в бешенстве, ей не хочется, чтобы ее считали трусом. Она в самом деле выполняла приказ».

— Противник превосходил нас как по весу, так и по вооружению, — твердо сказала она, — и звездный командир Ортин принял решение послать меня на базу и сообщить органам разведки о том, что нами обнаружен десант Внутренней Сферы на многофункциональных боевых роботах.

Денард выпрямился и начал неторопливо прохаживаться по кабинету. Он зашел за спины воинов, и хотя они не видели его лица, по мерному стуку ботинок полковника и его тяжелой поступи могли определить, где он находится в данную минуту. Трижды Деверо прошелся вдоль стен своего кабинета, после чего направился к двери и распахнул ее.

— Звездный капитан Трэйси — крикнул он в открытую дверь. — Зайдите ко мне. Оставив дверь открытой, полковник подошел к столу и сел в кресло. Вскоре в кабинет влетела женщина-элементал капитан Трэйси. Несмотря на свой рост и крупное телосложение, она двигалась легко в проворно, чувствовалось, что в рукопашном бою она умеет пользоваться своими могучими мышцами. Трейси улыбалась, и ее улыбка немного разрядила гнетущую атмосферу, царившую в кабинете.

— Вы вызывали меня, звездный полковник? — весело спросила она своего начальника, и хмурый элементал не смог удержаться, чтобы не улыбнуться ей в ответ. Но его улыбка длилась недолго, лицо полковника быстро приобрело свое обычное грозное выражение.

— Как ваше имя? — спросил он женщину-воина.

— Айлбренн, звездный полковник.

— Запишите, капитан Трэйси, — бывший водитель боевого робота Айлбренн назначается звездным командиром "Преследующей «Лапы» тринария «Рык». И помогите ей найти замену погибшим.

— Хорошо, звездный полковник, — ответила Трэйси, и обе женщины вышли. Когда помощница вернулась, второго воина в кабинете уже не было. — Куда вы его дели? — удивилась Трэйси. — Уж не съели ли вы его?

— В этом не было никакой необходимости, — мрачно ответил полковник. — Его давно уже съел страх.

— В расход, квиафф?

— Афф. Ему не терпелось умереть в сражении, и я не стал его разочаровывать. — Денард указал помощнице на единственное кресло. — Садитесь, капитан. — Когда женщина села, полковник достал из ящика стола микросхему и вставил ее в стоявший на столе компьютер. Он нажал на несколько клавишей, затем повернул монитор к Трейси. Та прочитала текст на мониторе, и лицо ее сразу стало серьезным.

— Что может стоять за всем этим? — спросила она полковника. Деверо нахмурился, не такого вопроса он ждал от нее.

— Скорее всего, ничего, — ответил он. — Кто бы ни были наши гости, я не верю, что за их появлением кроется нечто большее. Обычный рейд десантной группы из Внутренней Сферы.

— В составе которой находятся как минимум два многофункциональных робота? — язвительно напомнила капитан.

Деверо подумал и утвердительно кивнул. — Какова сейчас тактическая ситуация? — спросил он, не сомневаясь, что его помощница уже была в тактическом отделе гарнизона и получила всю необходимую информацию.

— Все боевые роботы благополучно приземлились. Одно из подразделений натолкнулось на нашу звезду и разбило ее, второе преследовали наши летающие роботы, но противнику удалось ускользнуть.

Денард потянулся к клавиатуре.

— Какие роботы входят в группу?

— Что касается состава... Да, компания увесистая. Думаю, что в битве с их стороны участвовало командное отделение...

— Я вижу, вы в этом уверены, — перебил ее полковник. — Почему?

— Потому что это были роботы, которые прыгали с поврежденного корабля последними, — ответила помощница. — Я справлялась в органах внешней разведки, и они сказали, что практически всегда десант Внутренней Сферы прыгает в такой последовательности: разведка, затем боевое отделение и последним командное. Оно и координирует посадку, хотя, по моему мнению, эффективней было бы делать все как раз наоборот. Та женщина-пилот нашла посадочный двигатель, использующийся для боевых роботов типа «Лесной Волк». — Полковник задумался, внимательно слушая подробный доклад Трэйси. — Если мои подозрения правильны, — продолжала помощница, — то в сражении участвовал командир десантного отряда. Впервые полковник по-настоящему улыбнулся. — В этом случае мы имеем дело с довольно серьезным противником, квиафф? — Трэйси посмотрела на своего командира. Нежно-зеленый свет монитора падал на крупное мясистое лицо полковника, придавая ему зловещий кладбищенский оттенок.

— Возможно, — ответила Трэйси, пораженная видом Деверо. Не отрывая глаз, она смотрела, как он вводил в компьютер полученную информацию.

Как и многие до него, полковник заслужил кровное имя и право биться в авангарде клана, на самой границе с Внутренней Сферой. Начав службу в качестве звездного командира, он участвовал во всех крупных сражениях и всегда был на передовой. Отвага помогла ему, и довольно быстро Деверо произвели в звездные капитаны. В битвах молодому воину чертовски везло, он выходил победителем из самых, казалось, невероятно трудных положений и скоро стал живой легендой клана. Многие бойцы считали за честь служить под его началом, они боготворили своего командира и готовы были по его приказу пойти куда угодно и принять любую смерть. Трэйси добилась права сражаться под командованием Денарда в то время, когда тот был еще звездным капитаном, а после битвы за Люсьен стала его помощницей. С тех пор она всегда была рядом с ним, деля с Деверо и радость побед, и горечь поражений. Он стал для нее предметом поклонения, восторгов и обожания. Но, как ни странно, сокрушительная победа на Токкайдо и последовавший затем успех разрушили образ того бесстрашного воина, который Трэйси создавала и лелеяла столько лет. Ком-Гвардия вышибла отрезанных от снабжения Кошек сверхновой звезды с планеты меньше чем через неделю. Клан отступил. Сначала на Джодже, затем на Тост и дальше, на Лосидже. Некоторый перевес у клана все-таки еще оставался, и временами ему сопутствовал успех, но комгвардейцы дрались как одержимые, они расчленили войска Кошек сверхновой звезды на малочисленные отряды, и вскоре возникла реальная угроза их полного уничтожения. Это был абсолютный разгром, и если бы не поражение Нефритовых Соколов и не самоотверженные, дерзкие вылазки Денарда, то окончание войны можно было с полным основанием считать унизительным, просто позорным.

Во все время военных действий звезда элементалов под командованием Денарда держала Ком-Гвардию в постоянном напряжении. Говорили, что Деверо не снимал броню ни днем ни ночью, и Трэйси могла подтвердить это, поскольку сама ни на секунду не отходила от своего командира. Правда, тогда это уже мало что значило: клан был разбит наголову, последними планету покинули элементалы Денарда. Понимая состояние прославленного героя войны, Денарда Деверо жалели. Ему сочувствовали даже Ханы клана, и они же решили, что Деверо — их человек. Правда и полуправда о его смелых рейдах переплетались с легендами, и слава его постоянно росла. Иногда даже Трэйси, слушая захватывающие рассказы о доблестном воине от посторонних людей, не могла понять, где кончается действительность и начинается вымысел. Но и это тоже было не важно. Важно другое — у Клана Кошек сверхновой звезды появился свой герой, появилась вера в собственные силы и мужество, забрезжил, пусть слабенький, но все-таки лучик надежды на великие победы в будущем. Для Денарда Деверо начались повышения по службе. Очень просто, без излишней шумихи и помпы, звездный капитан Денард Деверо стал звездным полковником, командиром целого соединения. Такого почета удостаивались немногие в клане, но когда Трэйси узнала, что новоиспеченный полковник отправится командовать слабообученным соединением, каким-то гарнизоном, расположенным во втором эшелоне обороны, она обомлела. Она подумала, что эта новость наповал сразит ее гордого непобедимого командира, и ошиблась. Только тогда Трэйси увидела истинное лицо Денарда, поняла, что должность полковника — это предел его мечтаний. До нее дошло, что большего великий Деверо и не хочет, потому что никогда и не получит. Должность полковника — его потолок, и Денард был рад-радешенек, что наконец-то достиг его.

Трэйси рассматривала лицо полковника, выискивала на нем следы мелких морщин, предвестников неумолимо надвигающейся старости, но не нашла их на изрезанном рубцами и многочисленными шрамами лице Денарда.

Степень ответственности командира можно определить по глубине складок у губ и на переносице. В этом смысле Деверо не был исключением, только и они не старили его, а, как и у большинства мужчин, говорили о силе характера и делали его лицо более волевым. Черные глаза Денарда были так же ясны и чисты, как в тот первый день, когда Трэйси познакомилась с ним. Бели годы и раны лишили полковника былой подвижности и ловкости, то они же добавили ему мудрости и опыта. Денард был по-прежнему силен, ни один из элементалов его соединения не смог бы одолеть Деверо в рукопашном бою. Трэйси даже казалось, что во всей галактике не найдется такого, кто бы долго продержался против Денарда в Кругу Равных. Но ничего из его богатого боевого опыта и силы полковнику сейчас не требовалось. Гроза Ком-Гвардии, признанный герой клана медленно угасал, и Трэйси наблюдала его закат уже целый год. Иногда она начинала жалеть Деверо, но старалась гнать от себя эти чувства. Нет, такой человек, как Денард Деверо, заслуживал большего, чем просто жалость.

Погруженный в работу, Денард, казалось, не заметил длительного молчания. Оторвавшись от монитора, он посмотрел на свою помощницу и кивнул, предлагая продолжить объяснение.

— Данные разведки говорят, что десант состоит из одного отряда, — сообщила Трэйси. — То есть двенадцати боевых роботов. Из них четыре ударных атакующих робота, четыре тяжелых и четыре легких или средних. Определены только два робота, это два многофункционала типа «Лесной Волк» и «Ястреб Войны». Тип остальных роботов нам неизвестен.

Трэйси посмотрела на монитор и увидела, что полковник связался с главной тактической системой соединения. Пока она докладывала, Деверо делал световой ручкой нужные ему пометки. Одновременно он разговаривал с ней, не отрывая глаз от монитора.

— Они должны соединиться где-то здесь. — Денард очертил на карте небольшой круг и увеличил изображение. На экране возник участок приблизительно в десять квадратных километров. Трэйси посмотрела на экран старенького компьютера, и лицо ее приобрело брезгливое выражение. Она вспомнила, что на мониторах в тактическом центре можно было получить трехмерное голографическое изображение, значительно более четкое, но ничего не сказала об этом Денарду. Следя за перемещениями на экране, Трэйси понимала, что полковник готовит свою собственную операцию по уничтожению вражеских роботов, отличную от плана, разрабатываемого тактическим центром. Когда Деверо закончит, он познакомит со своим планом всех остальных, а пока это секрет, ее и полковника. — Надо послать тринарий «Клык» в этот район. В качестве загонщиков выступят тринарий «Рык» и бинарий «Апперкот». — Денард посмотрел на свою помощницу. — И прикажи им раздавить этот десант. Пленных не брать, если смогут не особенно повредить их многофункционалов — хорошо, а если нет — пусть не беспокоятся, квиафф?

— Афф. А что будем делать с их кораблем? В сердцах Денард ударил обоими кулаками по столу с такой силой, что компьютер подпрыгнул.

— Проклятье! Тоже мне «Рыцари»! В сорок шестом служат одни кретины! — Полковник снова грохнул по столу, и на этот раз компьютер взлетел так высоко, что Трэйси начала беспокоиться за его сохранность. Как бы в ответ на ее мысли внутри компьютера что-то щелкнуло, экран на мгновение погас, но тут же вновь засветился. — Они умудрились только слегка повредить корабль. — Денард схватил световую ручку и прочертил ею на карте длинную линию. — Капитан посадил корабль где-то здесь. — Полковник показал ручкой на равнину в северной части континента.

— Его подбили Рыцари? — спросила Трэйси.

— Нег, — рявкнул Денард. — Он разнес в клочья все аэрокосмические истребители и сел сам в полной сохранности, я самолично проследил траекторию его полета.

Трэйси нахмурилась, но промолчала. По законам клана, если бы корабль был посажен Рыцарями сорок шестого полка Клана Кошек сверхновой звезды, тогда он считался бы их изорлой, то есть собственностью. Заявив, что корабль сел сам, а не в результате полученных повреждений, Денард как командир гарнизона, защищающего планету, присваивал право собственности на корабль себе. Формально Рыцари не относились к гарнизону, их просто временно командировали на Курчевал. До сих пор между ними и гарнизоном, конечно, существовал некоторый дух соперничества, но он носил скорее дружеский характер. В принципе, отношения между двумя соединениями были очень хорошие, но сейчас, с появлением спорного корабля, все могло измениться в худшую сторону. Трэйси чувствовала, что звездный полковник Бондан не смирится с потерей целой звезды истребителей и потребует компенсации, то есть севший корабль.

— Дело в том, что Рыцари... — начала было Трэйси.

— Потребуют возмещения потерь, — продолжил ее мысль полковник и подвел черту под разговором на скользкую тему:

— На что мне совершенно наплевать. Корабль наш — и точка! — Полковник посмотрел на Трэйси своим сверлящим взглядом.

— У нас останутся боевые роботы, — попробовала слабо возразить капитан. — Из которых как минимум два многофункционала. Разве этого недостаточно, квиафф?

— Нег. — Лицо Денарда медленно расплылось в угрожающей улыбке. — Корабль — наш приз, а боевые роботы — наши законные трофеи.

— Но, звездный полковник, — удивилась Трэйси, — зачем нам эта рухлядь? Ведь у нас есть такие корабли, которые этим налетчикам и не снились.

— Афф, звездный капитан. Афф. Но разница в том, что данный корабль прилетел из Внутренней Сферы.

XXII

Курчевал

Зона оккупации Кланом Кошек сверхновой звезды

28 июля 3057 г.


Роуз медленно ступал сквозь густой лес, переводя взгляд с экрана сканера дальнего обзора на основной экран, где проецировались изображения отдельных участков местности. В бою так поступали многие, но в небоевых условиях к такому методу воины прибегали редко.

Последние четыре часа по пятам «Черных шипов» неотступно шли несколько групп вражеских боевых роботов. Пытаясь оторваться от преследователей, отряд часто уходил в сторону, но все было напрасно, противник снова появлялся на экране. Как хорошо натасканные гончие, клановцы неотвязно шли за Роузом. Командное отделение соединилось с боевым сравнительно быстро, всего лишь через час после приземления на Курчевал. В отличие от командного, боевое отделение село незаметно и не встретило никакого сопротивления. После посадки оно в полном составе двинулось навстречу командному отделению и вскоре столкнулось с ним. Где была в настоящее время разведка, никто из членов отряда не знал. Вот уже три часа Роуз пытался обнаружить их, но все попытки оказывались безуспешными. Иногда он бросал поиски, но тут же снова возобновлял. Много раз на экране появлялись боевые роботы. Роуз останавливался и вглядывался в них, надеясь узнать знакомые силуэты, но почти тут же возникали преследователи, и Роуз снова двигался дальше, на север. В последнее время ему стало казаться, что их стараются взять в тиски и прижать, заманить в плохо защищенное место, «загнать», как говорят воины, и делают это опытные загонщики.

«Черные шипы» вошли в довольно широкую лощину, образованную двумя рядами невысоких холмов. Лес заметно поредел, но не настолько, чтобы «Черные шипы» смогли увидеть затаившегося в нем элементала. Роуз выстроил свой отряд в линию, и хотя тактически это было не совсем правильно, зато увеличивался радиус охвата местности сканером, и Роуз посчитал это преимуществом, оправдывающим риск.

— Есть контакт, — раздалось вдруг в его наушниках. Роуз посмотрел на экран, но ничего подозрительного не увидел. Он шел в самом центре шеренги, другие роботы мешали его обзору, следовательно, контакт мог быть только справа или слева. — Определите, — ответил он.

— Четыре боевых робота движутся гуськом к востоку от нас. — Роуз узнал голос Греты, она шла крайней слева, поэтому и заметила роботов первой. — Похоже, они бегут, капитан.

— Приказ всем! Внимательно смотреть за появлением незнакомых роботов. «Командное-два», попытайтесь определить местонахождение «Разведки-один». Всему командному — развернуться влево. Скорее всего, мы встретим их на середине лощины. Роуз повернул «Секиру» влево и подождал, пока мимо него не прошли Рианнон и Джамшид. Белл, как обычно, должен идти позади него. Джереми двинулся за Рией. Бойцы шли строго на запад, так что если Грета обнаружила разведку, то очень скоро они появятся на экранах. Роуз несколько раз пытался вызвать Аякса, но пока его поиски заканчивались безрезультатно. С каждой неудавшейся попыткой Джереми все больше мрачнел. Происходящее казалось ему очень странным. Он начал нервничать.

Боевой робот Роуза «Секира» представлял собой вершину военно-технологической мысли кланов, но, как и любая другая боевая машина, он был сконструирован для выполнения строго определенных задач. Основной упор в роботе делался на возможность поражения противника на дальних дистанциях. Для этого на «Секире» имелось самое мощное оружие, которым когда-либо обладало человечество, — ПИИ. Их на машине было четыре, но, кроме столь мощного вооружения, робот имел самую совершенную систему компьютерного наведения, да и броня у него была значительно прочнее, чем на других машинах.

Однако на роль основного командного робота «Секира» подходила мало. Превосходя по своим характеристикам большинство боевых роботов Внутренней Сферы, «Секира» уступала настоящим первоклассным командным роботам. К примеру, боевой робот Аякса «Ворон», сделанный в Конфедерации Капеллана, имел более современную электронную начинку. У него был значительно шире радиус обзора сканера, кроме того, имелись устройства, затрудняющие обнаружение робота противником, и многое другое, чего не было у робота Роуза. Сделанный в Федеративном Содружестве, а точнее, на Новом Авалоне «Феникс», боевой робот Рианнон, был оборудован ультрасовременной системой связи, дававшей ему такие возможности, которыми не обладали даже многофункционалы.

Роуз надеялся, что Рии повезет больше, чем ему, и она сможет обнаружить разведотделение. Он продолжал идти вперед, постоянно бросая тревожный взгляд на экран, но шли минуты, а Рия продолжала молчать. Роуз переключил дисплей сканера с тактического обзора на топографический и проверил, нет ли где блокировки сигнала изгибами или подъемами местности, и то, что он увидел, повергло его в ужас.

«Черные шипы» подходили к западной оконечности лощины, где лес практически кончился, а холмы становились все круче и круче. Взобраться по таким отвесным холмам в случае опасности будет крайне тяжело. Только роботы, способные прыгать, смогут быстро добраться до вершины. Разведотделение двигалось в лощину по проему, проходившему между двумя рядами холмов, и если бы местность там была более лесистой, то для встречи и соединения с остальными членами отряда она могла бы стать идеальным пунктом. Однако необходимо учесть, что разведку тоже преследуют, поэтому картина приобретала безрадостный вид: весь отряд оказывался на открытом пятачке, простреливаемом со всех сторон. Окруженные боевыми роботами, элементалами, в кольце крутых труднопреодолимых гор, «Черные шипы» не смогут долго противостоять противнику.

Роуз остановил своего робота и повел сканером. Ловушку он обнаружил сразу. Она отличалась от классических «коробочек», устраиваемых новичкам на тренировках в горной местности, но к данной ситуации подходила просто великолепно. Теперь Джереми был абсолютно уверен, что их специально загнали сюда. Отряд провели, как детей. Роуз был вне себя, но постепенно чувство оскорбленной гордости переросло у него в злость, а затем в жажду мести.

— Боевое отделение, говорит «Командное-один». — Роуз переключил сканер на тактический обзор. — Противник разыгрывает вариант «коробочка». Следите вон за теми холмами, похоже, что там нас поджидают. «Командное-два», как связь с разведкой? — спросил он и сразу услышал торопливый ответ Рианнон:

— Контакта нет, что-то мешает прохождению сигнала.

Роуз попеременно включал все режимы сканирования, на которые только был способен его робот: тепловой, визуальный, электромагнитный и сейсмический. В самый последний момент он услышал слабый сигнал, идущий из-за холмов, расположенных в северной части лощины. Роуз крутил ручку настройки, пытаясь усилить сигнал, но это ни к чему не привело.

— Есть несколько контактов, — прервал Роуза голос Белла. — Степень четыре-семь. Думаю, что это противник.

Роуз не отрываясь следил за сканером, он переключил его на электромагнитный поиск, общепринятый режим обнаружения противника. Белл был прав — Роуз сразу засек пять вражеских боевых роботов. Они направлялись в лощину с северной стороны. По высокой скорости перемещения Роуз понял, что это роботы либо легкого, либо среднего класса. В бой они вступать не будут, их задача не дать «Черным шипам» вырваться из лощины. Все, подготовка закончена. Что должно произойти дальше, Джереми хорошо себе представлял.

— Контакты с северной стороны, — доложила Эсмеральда. — Количество — две звезды.

Джереми немедленно проверил ее сообщение и обнаружил десять вражеских боевых роботов. Они спускались с холмов, расположенных как раз перед отрядом Роуза. Крутизна холмов, служившая его бойцам препятствием, для противника стала преимуществом. Где бегом, а где скользя по песку, вражеские боевые роботы буквально летели на битву с «Черными шипами».

— Боевое отделение, развернуться к северу, — приказал Роуз. — Отсеките их от разведки, если та вдруг появится. Командное отделение, поддержите боевое. Отставшие, подходите быстрее, сгруппировываемся и двигаемся дальше.

Роуз развернул «Секиру» к северу и пошел вперед. Вражеские роботы пока еще были вне пределов досягаемости, но такое положение скоро изменится. Продолжая двигаться, Джереми навел компьютер корректировки прицела на то место, откуда, по его предположениям, должен показаться первый противник. Жаль, что в «Секире» не работала система опознавания «свой-чужой». После посадки на Курчевал Роуз уже пытался ее отремонтировать, но обнаружить поломку никак не мог. Его беспокоила эта неисправность, но возможно, что компьютер не узнавал роботов, поскольку Джереми заранее не ввел в него данные о них. В этом случае ошибки быть не может, впереди — враг.

Роуз подготовил к запуску ракеты дальнего действия и, как только зажглась зеленая лампочка, показывающая, что цель поймана, мгновенно выстрелил. Десять ракет вырвались с пусковых установок над головой «Секиры». Роуз не стал ждать результатов выстрела. Не останавливаясь, он поднял правую руку и дал залп из ПИИ.

Послышались взрывы, в клубах дыма Роуз увидел впереди себя невысокого боевого робота и рваные раны на его груди и боку. Еще пять шагов вперед, на этот раз поднялась левая рука «Секиры», и снова блеснули лучи ПИИ. Залп пришелся в правую ногу клановца, но он продолжал стоять. Не сбавляя скорости, Роуз продолжал идти вперед. Из-за его спины прогремело несколько выстрелов, это Белл добивал стоящего впереди робота. Еще один залп из НИИ, и с ним было все кончено. Несколько роботов клана начали стрелять по идущим вперед «Черным шипам» с дальней дистанции, но лучи лазеров только ослепили Роуза, не принеся его «Секире» никакого вреда. Он немного подождал, пока закончилась перезарядка, и дал еще один ракетный залп. «Пехотинец», наиболее активный робот из всех, покачнулся, но устоял. Роуз поднял правую руку «Секиры» и выстрелил в него снова, прочертив глубокую борозду на его плече и правой руке. «Пехотинец» оказался не только нахальным, но и довольно воинственным. Он сразу же ответил огнем по Роузу. Странно, но, несмотря на застилавший поле боя дым, клановец стрелял довольно метко.

Сразу четыре лазерных луча блеснули в сторону «Секиры». Два из них попали в правую руку робота, срезав с нее больше тонны брони. Еще один попал в правую руку, а последний — в ногу. Роуз почувствовал, как его робот угрожающе зашатался. Потеря брони разбалансировала машину, и с большим трудом Роузу удалось восстановить равновесие.

Джереми навел прицел на назойливого «Пехотинца» и вдруг почувствовал на губах привкус соли. Он даже и не заметил, как искусал себе губы, стараясь удержаться и не упасть. Роуз захрипел от ярости и с силой нажал на запуск первой системы синхронизации вооружения. Все четыре ПИИ врезались в ставшего опасным и ненавистным «Пехотинца». Вслед за яркими лучами, блеснув, в него врезались снаряды из винтовки Гаусса. Это подключился к схватке Белл. Его снаряды прошили броню робота и раздробили схемы управления вооружением.

«Пехотинец» встал. Он был беззащитен. Водитель, наверное, понимал, что его минуты сочтены. Сначала внутри робота раздался взрыв, и, подняв кверху кучу песка и пыли, он рухнул навзничь. В последний момент клановец попытался остановить падение, вытянув руки робота вперед, но, изрезанные лучами, они не выдержали веса машины и сломались. Роуза охватил восторг. Ему понравилось, как легко они с Беллом расправлялись с противником, но он сдерживал себя, Джереми знал, что опьянение чувством победы притупляет осторожность. Он выбрал другую цель и приготовился к атаке.

— Боевое, что у вас, докладывайте! — крикнул Роуз в микрофон, приближаясь к своему очередному противнику — роботу «Мародер». Роузу следовало бы атаковать его с длинной дистанции, но, имея такое прикрытие, как Белл, он решил немного пренебречь голосом разума. В конечном счете, если не рисковать, то «Черным шипам» никогда не выбраться из этой мышеловки живыми.

— Только что в лощину вошла разведка, — говорила Эсмеральда. — Аякс зайдет с южной стороны и направится к восточному выходу. — Голос Эсмеральды прервался, и Роуз услышал рев дальнобойных ракет ее «Дикой Кошки». Выпустив в сторону клановцев сорок смертоносных снарядов, Эсмеральда продолжила доклад: — Мы двигаемся с максимальной скоростью, но приходится постоянно отбиваться, эти мерзавцы здорово насели на нас.

— Есть потери? — спросил Роуз.

— Пока нет, но наверняка будут, — тревожным голосом ответила она. Роуз услышал звуки взрывов и прервал связь, чтобы не отвлекать ее от боя. Направив правую руку на приближающегося «Мародера», Роуз вызвал разведку.

— Разведка, продолжайте движение на восток, — быстро говорил он. — Ударьте по звезде в центре лощины. Встретимся с другой стороны холмов. — Роуз непроизвольно сжался, увидев, как раненый «Мародер» навел на него все свои три ПИИ и выстрелил. Снова Роуз почувствовал страшный удар, и снова ему удалось удержать громадную «Секиру» на ногах. Белл ответил «Мародеру» ураганным огнем. Тот споткнулся и стал медленно падать навзничь. Роуз этого уже не видел, он искал следующую цель для атаки. Джереми посмотрел на экран сканера, и то, что он увидел, ему очень не понравилось.

С северной стороны, переваливаясь, к нему приближался боевой робот таких размеров, каких Роуз никогда еще не видел. Внешне он напоминал «Мародера», но только значительно крупнее и массивнее. При каждом шаге ноги гиганта метра на два уходили в вязкую почву, но больше впечатляли его руки, они заканчивались невиданно большими тупыми жерлами орудий. «Интересно, — подумал Роуз. — Что может скрываться за такой защитой?» Несмотря на природное любопытство, Джереми надеялся, что ему никогда не придется узнать это на своей шкуре. Над горбатой спиной великана Роуз рассмотрел еще два таких же орудия. Роуз содрогнулся от одной только мысли о том, что произойдет, если все эти четыре монстра попадут в одну цель. Первым в устрашающего гиганта выстрелил Белл. Он понял, что Роуз не стреляет не потому, что испугался, вовсе нет, он всего лишь ждет, когда его вооружение перезарядится.

Получив два снаряда из винтовки Гаусса и один залп из ПИИ, робот как ни в чем не бывало продолжал ковылять навстречу Роузу. Увидев, что сигнальная лампочка окончания перезарядки мигнула, Роуз начал медленно отступать. Нащупав одну из кнопок ССВ, он только собрался нажать на нее, как вдруг гулко рявкнули все четыре орудия робота-гиганта.

«Секиру» осыпало градом снарядов Гаусса. Вслед за этим в робота врезались сдвоенные лазерные лучи, и опять Роузу пришлось выправлять равновесие, но на этот раз все было напрасно. Несмотря на лихорадочные попытки Джереми удержаться на ногах, его «Секира» начала медленно падать на спину. Роуз сильно ударился спиной и некоторое время неподвижно лежал лицом вверх. Странно, но он потерял ощущение битвы и с каким-то непостижимым любопытством и даже интересом разглядывал и голубое небо, и следы дальнобойных ракет, с жутким свистом пролетающих над ним. Правда, эти идиллические картинки скоро исчезли, и над Роузом появилась голова робота. Белл наклонился над «Секирой» и внимательно следил за ней.

Роуз решил перекатиться на правую сторону и, после того как это ему удалось, попробовал встать, но поднять «Секиру» оказалось трудным делом. Неспособные сгибаться полностью, руки робота мало чем могли помочь, и если бы не Белл, Роуз не смог бы поднять своего робота. Встав, Роуз тут же навел все свои ПИИ в сторону ближайшего противника. Им опять оказался «Мародер». Вместе с Беллом они быстро расправились с ним и снова обратили внимание на гиганта, продолжавшего двигаться вперед.

— Ну и здоров же он, черт подери! — воскликнул Роуз, рассматривая его исполосованную, но нигде не пробитую броню. — Боевое отделение, где вы, отзовитесь, — произнес Роуз в микрофон, отходя с Беллом от надвигающейся громады.

— Мы находимся у выхода из лощины. Быстрее идите сюда, пока они его не заблокировали.

От удивления и радости Роуз даже вскрикнул. «Черные шипы» находились к востоку от него, только несколько роботов оставались с ним и Беллом, основная группа ушла вперед. Джереми напряженно вглядывался в экран, считая «свои» сигналы. Насчитав ровно двенадцать, он облегченно вздохнул. Роуз осмотрел местность и увидел вокруг с десяток горящих и дымящихся останков вражеских роботов. И хотя на поле боя, кроме робота-гиганта, оставалось еще несколько боевых машин, главные их силы ушли, предоставив чертову бегемоту добивать отстающих.

— Белл, приготовься, стреляй по моей команде и сразу беги за мной, — приказал Джереми и начал отсчет: — Четыре, три, два, один, залп!

Роуз дал залп из всего своего вооружения и сразу бросился бежать. Белл поступил точно так же и теперь громыхал позади Роуза. Несмотря на тщательный прицел, Роуз попал только из одного ПИИ, а Белл — из ПИИ и винтовки Гаусса. Клановец продолжал идти, но вести прицельный огонь по более быстрым машинам Роуза и Белла ему было очень трудно. И тем не менее он попал. Выстрелив в последний момент вслед убегающей «Секире», бегемот прочертил по ее спине и ноге два огненных шрама. Больше он не стрелял.

Роуз пронесся мимо трех вражеских роботов, которые, видимо, и выполняли роль загонщиков. Он бежал вперед, к выходу, где с вытянутыми вперед руками, готовые шквальным огнем прикрыть отход своего командира, стояли боевые роботы О'Ши и Эсмеральды.

— Разведка, за мной, — только и сказал Роуз, пробегая мимо изрядно потрепанных бойцов, — да побыстрее. Мы, разумеется, победили, но еще одна такая победа — и наши роботы сгодятся разве что только на запчасти.

XXIII

Курчевал

Зона оккупации Кланом Кошек сверхновой звезды

28 июля 3057 г


«Черные шипы» шли гуськом. Находясь в середине, Роуз видел перед собой мерно покачивающуюся спину боевого робота Джамшида. Прощло уже почти два часа после битвы, но Роуз все еще продолжал ощущать некоторое волнение. В его теперешнем состоянии было что-то необычное, такого раньше с ним не происходило. Как и все воины, Роуз после схваток испытывал какую-то пустоту и спад. Азарт, возбуждение битвой и возможность смерти сменялись опустошенностью, почти депрессией. Сейчас же все было иначе: Роуза не покидало чувство тревоги. Его бойцы ощущали себя так же, это он понял по полному молчанию на линии внутренней связи. Что же все-таки произошло? Он включил сканер, посмотрел на вытянутую линию «Черных шипов», поднимающихся на холм, и сразу понял причину своего беспокойства. Ведь бойцов не двенадцать, а тринадцать, Роуз забыл, что с ними находится Мето. Он включил канал индивидуальной связи с «Боевым-один».

— Эсмеральда, — спросил он, — что у вас случилось?

Вместо ожидаемого Роузом по-военному лаконичного доклада, более свойственного закаленному в боях ветерану, он вдруг услышал тихий вздох и продолжительное молчание.

— Их было слишком много, капитан, — наконец заговорила Эсмеральда, и ее голос поразил Роуза. — «Боевой-четыре» получил повреждение, и его двигатель загорелся. Грета попыталась сбить пламя, и ей это удалось сделать, но она находилась под постоянным обстрелом. Мы отошли, надеясь потом вернуться к ней, но налетели еще несколько роботов и оттеснили нас. Отделение пыталось держаться, но клановцев было слишком много, и мы отступили. Я видела, как «Атакующий Удар» Греты упал. — Она помолчала. — Извините, капитан.

Роуз знал лучше всех, что Эсмеральда отступает только в одном случае, когда нависает угроза над всем ее отделением, то есть когда вражеские роботы кишмя кишат вокруг них. Если есть хотя бы мизерный шанс, Эсмеральда не раздумывая воспользуется им, чтобы спасти попавшего в беду воина. Роуз был далек от того, чтобы винить Эсмеральду или сомневаться в ее боевых качествах. Он понимал ее.

— Мы с тобой прошли не одну битву, Эсмеральда, — мягко произнес Роуз, — и знаем, что такое потерять в бою товарища. Мне тоже, к сожалению, приходилось переживать подобное, можешь мне поверить. Конечно, ты сделала все, что было в твоих силах, но часто война требует от нас невозможного. А силы наши не беспредельны, и кто будет винить нас за это? Это война, Эси, и без потерь она не бывает. — Спасибо, капитан.

— Перестань изводить себя, у нас впереди могут быть битвы и похлеще. — Голос Роуза вновь приобрел командные нотки. — Составь перечень повреждений и доклад о состоянии отделения на данный момент. Конец связи.

Роуз передал аналогичный приказ разведке, и через несколько минут на экране компьютера начали появляться мрачные данные. В командном и боевом отделениях повреждения различной степени тяжести получили все роботы без исключения. Наиболее серьезно пострадал робот Джамшида, его правая рука была почти отрезана и безжизненно болталась. Повреждений внутренних не было ни у кого, за исключением «Молота Войны» О'Ши, он получил залп ракет ближнего боя в двигатель. Кожух его треснул, и теперь избыточное тепло будет проникать в кабину воина, не говоря уже о том, что из-за перегрева двигателя заметно снизится эффективность робота.

Меньше всего пострадали бойцы разведотделения. Они появились на поле боя внезапно и сразу бросились к восточной части лощины, где сидели в засаде легкие и средние роботы клановцев. Окружив ничего не подозревающего противника, разведка почти в упор расстреливала не успевших прийти в себя врагов. Аякс и Юрий уничтожили по два боевых робота с налета, Лизе с Киттен достался один, последний. Самое крупное повреждение принес выстрел клановца в ногу боевого робота Киттен, и теперь ее «Пантера» немного припадала на одну ногу. Строго говоря, результат сражения казался Роузу не таким уж трагическим, случалось и похуже. Он включил канал индивидуальной связи с Аяксом, шедшим впереди группы.

— Какие будут соображения? — спросил Роуз.

— Пока никаких, — угрюмо ответил Аякс. — Кажется, эти холмы скоро кончатся, начнется равнина, и если мы выйдем на нее в таком порядке, с нами быстро расправятся.

— Вполне вероятно, — согласился Роуз. — Необходимо разделиться, но как? Может быть, рискнем, остановимся ненадолго и перегруппируемся?

— Ни в коем случае, — горячо возразил Аякс. — Здесь практически негде спрятаться. Посмотри сам, холмы стоят чуть не в полукилометре друг от друга, деревья чахлые, тоже не укроют. Одни камни, черт подери.

— Нужно подойти к какому-нибудь водоему, там хотя бы одна сторона будет прикрыта. Посматривай по сторонам и, если увидишь воду, сразу сообщи. Джереми снова погрузился в молчание. Положение «Черных шипов» было отчаянным, им предстояло с боями пройти свыше тысячи километров. Связи с «Трэйси» не было, и это тоже не радовало. Но что хуже всего — сам корабль находился в довольно опасном участке. Все складывалось совсем не так, как предполагалось при планировании операции.

— Есть контакт, прямо по курсу, — послышалось в наушниках. Роуз попытался угадать голос говорившего, но его размышления прервал раздавшийся взрыв.

— Впереди засада вражеских роботов, — раздался голос Хога. Джереми метнулся вправо, за ним последовал Белл. В наихудшей позиции оказалась разведка. Их роботы не были приспособлены для ближнего боя, особенно в гористой местности. Роуз поравнялся с Хогом, взбиравшимся на холм, за которым засели клановцы. «Идеальное положение выбрали, мерзавцы», — подумал Роуз. Первыми воинов встретили снайперы. Прячась за камнями, они осыпали «Черных шипов» градом выстрелов, но, видимо, это были еще зеленые новички. Во всяком случае, пока особого урона они не нанесли. Джереми мгновенно проанализировал ситуацию и понял, что позиция снайперов при ближайшем рассмотрении выглядела не такой уж блестящей, если снайперы надумают отступать, им придется очень туго. Клановцы рассчитывали на внезапность, на инициативу, но в чьих руках она окажется, покажет время.

Что же касается встретившей «Черных шипов» засады, то ее расположение было, мягко говоря, не только неудачным, но даже самоубийственным. Если снайперы, легкие и средние роботы, хотя бы находились в укрытии, то тяжелые боевые машины звезды были совершенно не защищены. Стоит бойцам «Черных шипов» пробиться через снайперов, и звезда сама окажется в положении загнанного. Оценив обстановку, Роуз решил пробиваться вперед. «Придется потерять одного-двух боевых роботов, зато остальные спасутся», — подумал он.

— «Командное-два», прощупай тыл, есть там кто-нибудь? — закричал Джереми. Он понимал, что клановцы напрасно понадеялись на неожиданность и на своих снайперов, «Черные шипы» опрокинут их, обязаны опрокинуть, и если не последует атаки с тыла, врагов тогда уже ничто не спасет. Их единственная возможность уцелеть — одновременно атаковать отряд с двух сторон. Но это понимали и клановцы.

— Вижу противника. — Роуз услышал голос Рианнон. — К нашей шестерке приближается звезда. Минут через пять, не больше, они уже будут в зоне обстрела.

— Прекрасно, — проговорил Роуз. На это он и надеялся. Пока подоспеет помощь, «Черные шипы» вырвутся. За пять минут и снайперов, и звезду можно убить трижды. Но неужели клановцы так недальновидны?

Джереми посмотрел вперед и увидел, как Хог и робот противника «Беркут» обмениваются ударами. Уходя из-под обстрела, Хог немного отошел назад и выпустил по вражескому роботу залп ракет ближнего боя. Клановец попытался спрятаться за валуны, но они оказались ненадежным укрытием, залп Хога попал в цель, и «Беркут» рухнул. На камни хлынула охладительная жидкость. Мимо пронеслись несколько ракет дальнего боя, и Джереми непроизвольно вздрогнул. Он поднял правую руку, направил ПИИ в сторону близлежашего холма и медленно двинулся вперед. За ним, как всегда, следовал Белл, немного позади шли Эсмеральда, О'Ши, Мето и остальные бойцы командного отделения. Внезапно впереди из-за укрытия выскочил вражеский робот. Он успел сделать только один выстрел в «Дикую Кошку» Эсмеральды и упал обратно за валуны, пораженный одновременными ударами пяти воинов «Черных шипов». Несмотря на серьезность ситуации, Роуз улыбнулся, ему понравилось, как среагировали на появление противника его бойцы. «Даже Мето умудрилась попасть, — подумал Роуз, — и сама, наверное, удивилась».

— Еще один, — прозвучал голос Хога. — ВСП. — Никто из членов отряда не откликнулся. Через некоторое время Хог снова появился на связи: — Внести в список потерь.

Хог говорил так спокойно, даже бесстрастно, что Роуз рассмеялся. Он продолжал медленно идти вперед, удивляясь хладнокровию Хога, неспособного, казалось, потерять присутствие духа в любой ситуации.

— Вижу... — Голос О'Ши прервало металлическим скрежетом. Роуз сразу понял, что происходит, этот скрежет он впервые услышал еще на Боргезе, когда во время одного из боев его пытался убить элементал.

— «Боевое-два», у тебя два элементала на плечах и один на голове, — раздался тревожный голос Эсмеральды. Джереми обернулся. Как бы ни были страшны боевые роботы впереди, нужно спасать О'Ши, его положение выглядело очень серьезным. Увидев О'Ши, Роуз понял, что его положение еще хуже, чем он предполагал.

Клановцы выбрали цель безошибочно, ведь у «Молота Войны» нет пальцев, вместо кистей рук у него установлены ПИИ. С одной стороны, это очень удобно, робот способен мгновенно направить свое страшное оружие в любую сторону, но отсутствие пальцев может привести и к гибели робота. И если О'Ши сейчас же не оказать помощь, элементалы его убьют.

Один из элементалов отодрал с плеча робота край листа брони и запустил свою здоровенную лапищу внутрь. Зацепившись на роботе, он повернулся и выстрелил из своего лазера в «Великого Дракона». Одновременно из закрепленных на своих плечах пусковых ракетных установок он выпустил по роботу Мето две ракеты ближнего действия. Мето пришлось стерпеть атаку, поскольку любой ее выстрел в элементала неизбежно повредил бы робота О'Ши.

Другой элементал попытался проделать то же самое, но О'Ши сбросил его, прижав робота спиной к дереву. Элементал свалился, но тут же поднялся. Падение с десятиметровой высоты мало подействовало на могучего пехотинца. Роуз прицелился и выстрелил в него из обоих ПИИ, расположенных на правой руке «Секиры». Столь мощное оружие не предназначалось для таких маленьких целей, как элементалы, и если бы Роуз не имел компьютерного наведения, то стрелять из ПИИ по элементалу было бы столь же бессмысленно, что и палить из пушки по воробьям. Первый луч прошел мимо элементала, однако второй попал в цель, и под действием страшного электрического удара элементал месте со своей броней просто расщепился на атомы.

Роуз посмотрел на О'Ши, тот продолжал бороться с двумя оставшимися элементалами. Согнув правую руку, он пытался стряхнуть элементала с головы робота, но это было бесполезно, тот находился как раз над плечом робота, и О'Ши не мог достать его. При обучении в качестве средства защиты от взобравшихся на корпус робота элементалов водителям советуют прыгать, и эта тактика чаще всего помогает. Но «Молоту Войны» и здесь не повезло: конструкторы не заложили в него такую способность, прыжковых двигателей у машины не имелось.

— «Боевое-пять»! — заорал Роуз. — Немедленно стреляй в элементала на плече О'Ши — Сам Джереми сконцентрировал все внимание на элементале, находящемся на голове робота. Тот рвался в кабину. Пользуясь лазерным пистолетом, он прожигал броню «Молота Войны». Направив на ненавистного врага левую руку, Роуз тщательно прицелился и дал залп из ПИИ. Роуз расщепил бы и этого элементала, но в самый момент выстрела О'Ши пошевелился, и яркий голубой луч прошел мимо, не причинив элементалу никакого вреда.

— Черт тебя подери! — кричал Роуз. — Стой и не двигайся! — У Джереми оставалась последняя возможность, после чего нужно было ждать зарядки ПИИ. Чтобы выстрел был верным, Роуз даже задержал дыхание и стал целиться. Выстрелить, однако, ему не пришлось. Второму элементалу, сидящему на плече робота, наконец удалось разрезать броневой лист. Он кромсал его, прожигая отверстие внутрь робота. Только Мето, которая находилась ближе всех к роботу О'Ши, могла убить элементала, и она это сделала. Ее выстрел был великолепен, но элементал успел сильно повредить машину. Своим ПИИ Мето не только уничтожила элементала, но и отсекла «Молоту Войны» левую руку. От неожиданной потери руки робот начал медленно крениться вправо.

Мысленно прочитав молитву, Роуз выстрелил в спину последнего элементала, и тот испарился так же, как и первый. Тем временем робот О'Ши упал на землю. Роуз направился к нему, но навстречу из-за деревьев вышла Мето, и он увидел, как по ее роботу ползали два оставшихся от пятерки элементала. Они уже находились на груди «Великого Дракона».

Роуз бросился к Мето. На ходу он заметил, как один из элементалов просунул лазерный пистолет внутрь ракетной установки. Блеснул маленький лучик, и раздался взрыв. Для элементала этот взрыв тоже был опасен, его могло сбросить, но он удержался, цепляясь за робота своей чудовищной лапой. Роуз побежал, хотя сознание подсказывало ему, что помочь Мето будет почти невозможно. Позади Джереми гремели выстрелы и сверкали лучи, грохот взрывов перемежался со страшными ударами падающих роботов, битва продолжалась, но его она сейчас не беспокоила, любой ценой он должен спасти Мето.

Один из элементалов дополз до головы робота. Роуз прицелился, но стрелять не стал. Во-первых, потому, что это было слишком рискованно, а во-вторых, у «Дракона» имелись возможности, которыми не обладал «Молот Войны». И Мето использовала их полностью. Быстрым движением руки она сгребла нахального элементала с головы и сдавила его пальцами робота. Роуз видел искаженное ужасом лицо и извивающееся тело воина, пытавшегося вырваться из стального кулака Мето. Скоро все было кончено, легкая броня элементала не выдержала и треснула, а через секунду Мето швырнула на землю перемолотое мощными пальцами боевой машины безжизненное тело элементала.

Оставшийся элементал, спасаясь от гибких рук робота, залез на плечо «Великому Дракону» и начал вгрызаться в его броню лазерным пистолетом. Роуз прицелился, но элементал заметил движение руки «Секиры» и сполз на спину «Дракону». Он постоянно переползал с одного места на другое, не давая Роузу прицелиться. Джереми начала охватывать злоба; хотя элементал не причинял боевой машине никакого вреда, его нужно было убить, а Роуз ничего не мог предпринять. В конце концов ему удалось снова загнать элементала на плечо «Великого Дракона», и тут в воздухе блеснули два тонких луча. Элементал покатился по роботу и упал на землю. И тут Роуз услышал странный звук. Он обернулся и увидел два аэрокара. На бешеной скорости они неслись к месту битвы. Роуз удивился мастерству и бесстрашию пилотов, на небольшой высоте они лихо лавировали между поросшими густым лесом холмами. Не было ничего странного в том, что они появились внезапно, холмы скрывали их от сканеров. Заметить их приближение мог только Роуз, но он был всецело поглощен битвой с элементалами.

Поверженный на землю элементал поднялся и прицелился из своего пистолета в приближающийся аэрокар. Он выстрелил, но промахнулся. Залп аэрокара был точнее, и клановец рухнул на землю.

Роуз включил свой сканер на ближний обзор и осмотрел поле боя. Клановцы были выбиты из своих укрытий и отступали. В наушниках послышался голос Хога. Он доложил, что убито четыре вражеских робота и пять элементалов. Через несколько минут один из аэрокаров снизился и сел. Из него выпрыгнул пилот. Роузу показалось, что это женщина, и он не ошибся. Когда она сняла шлем, чтобы протиснуться в кабину «Молота Войны», Роуз увидел длинные рыжие волосы. Она исчезла в кабине робота и, появившись через несколько секунд, направилась к своему аэрокару. Роуз включил систему внешней связи «Секиры».

— Что с О'Ши? — спросил пилота Роуз.

— Так его зовут? — Женщина-пилот показала на «Молот Войны».

— Да, — ответил Роуз.

— Он мертв, — произнесла женщина и села в кабину. Джереми был ошарашен. «Еще один ВСП, — подумал он. „Молот Войны“ принадлежал Эсмеральде, но Роуз догадывался, что дороже для нее был водитель робота. Для Эсмеральды это будет очень тяжелым ударом. — Еще одна битва, еще одна победа, но какой ценой... И сколько их еще может быть, таких страшных побед?»

— Кто вы? — спросил он пилота.

— Мы бойцы сопротивления кланам, — ответила женщина, натягивая на голову шлем. — Вы бьетесь за куритян?

— В данный момент — да, — просто ответил Роуз.

— Вы прилетели на корабле класса «Юнион»? — снова спросила она.

Роуз хмыкнул, информированность пилота заинтриговала его.

— Да, на «Трэйси».

— Мне неинтересно его название, — сказала пилот, — но если на этом корабле прилетели именно вы, то вам лучше следовать за мной. И поторопитесь. — Она уселась на сиденье и стала закрывать кабину.

XXIV

Курчевал

Зона оккупации Кланом Кошек сверхновой звезды

29 июля 3057 г.


Звездный полковник Денард Деверо бушевал. Стоя посреди комнаты, где в полном составе находился тактический отдел соединения, он давал такой разнос своим подчиненным, что даже самые отважные из них не осмеливались поднять глаза на своего командира. Уже в третий раз он просматривал запись битвы в лощине и видел всю ошибочность выбранной тактики. Недальновидность организаторов боя вывела его из себя.

— Мы потеряли целый тринарий! — ревел он. — Треть моего соединения уничтожена жалкой кучкой наемников-дилетантов из этой чертовой дыры, Внутренней Сферы. — Он остановил запись на том моменте, где элементал убивал «Молота Войны». Это был единственный эпизод, от которого сердце звездного полковника наполнялось гордостью и восторгом. Правда, запись вскоре обрывалась, и робот, который ее вел, был уничтожен. Хорошо хоть, что наемники очень торопились, иначе полковнику не видать бы и этой записи как своих ушей.

— Вы слышите меня или нет?! — орал он на своих помощников. Деверо посмотрел на одного из них, стоявшего поодаль. — Как вы посмели проиграть битву этим грязным варварам, этим ублюдкам! — Он презрительно оглядел сотрудников отдела. Не поднимая глаз, те сидели, вжавшись в свои столы. — Мне кажется, что здесь только один человек переживает случившееся — это я. Остальным абсолютно все равно. У вас что, совсем исчезло чувство гордости? А может быть, его у вас никогда и не было? Отвечайте, когда вас спрашивает командир!!!

— Афф! — раздался нестройный хор.

Денард занес свой громадный кулачище, и у Трэйси екнуло сердце. Ей показалось, что Денард собирается вдребезги разнести голографический проектор. В уме она уже составляла заявку на новый проектор в отдел снабжения и поставок, и совершенно вовремя. Полковник немного подумал, с силой опустил кулак на мудреный прибор, и он разлетелся на куски. Какая-то деталь просвистела прямо перед глазами Трэйси. Выместив всю свою злость на безответном проекторе, полковник немного успокоился. Он отошел от стола.

— Если подобное повторится хотя бы раз... — Он снова оглядел сотрудников. — Вы поняли меня?! — опять загремел его голос. — Отвечайте!

— Афф, звездный полковник! — слаженно рявкнули воины, втайне радуясь, что разнос подходит к концу.

Денард ткнул пальцем в звездного капитана.

— Ты сам поведешь тринарий «Рык» и уничтожишь наемников! — Полковник заходил по комнате. — Они изранены и не представляют большой опасности. — Деверо помолчал.

— Первой пойдет звездный командир Айлбренн, я подозреваю, что у нее есть личные счеты с этими бродягами из Внутренней Сферы.

— Афф, звездный полковник, — ответила капитан. Она отсалютовала и опрометью выскочила из комнаты. Денард пригладил свой бобрик и потер исполосованное шрамами лицо.

— Какова ситуация на данный момент? — спросил он уже совсем спокойно. Воин-консультант, сидевшая в дальнем углу комнаты, защелкала клавишами компьютера.

— Наши потери на сегодня... — Она на секунду запнулась. — Убито пять элементалов, двенадцать боевых роботов повреждено, из них пять незначительно, а четыре придется списать. Остальные нуждаются в серьезном ремонте.

— Когда они снова встанут в строй? — спросил полковник.

На несколько минут его вопрос повис в воздухе. Наконец консультант ответила:

— Через шесть часов одна звезда будет готова к бою полностью. Еще через семь часов будет подготовлена вторая.

— Вы уверены, что ответили на мой вопрос? — спросил полковник, повернувшись лицом к консультанту.

— Нет, звездный полковник, — залепетала девушка. — По правде говоря, подготовка займет больше времени. Потребуется кое-где заменить броню. До тех пор у нас не будет одной звезды роботов и одной боевой единицы элементалов.

— Понятно, — произнес полковник. — Насколько я понимаю, ты хочешь сказать, что мои доблестные воины уничтожили аж целых два вражеских робота, умудрившись при этом одну звезду потерять, а две другие сделать небоеспособными, так?

— Афф, — ответила консультант.

Денард повернулся к стоящему позади элементалу.

— Что-нибудь слышно от звездного полковника Бондан?

— Афф, звездный полковник. Она спрашивала, не требуется ли нам помощь. Я отклонил ее предложение.

Денард сжал губы и покачал головой.

— Ты превышаешь свои полномочия, Пэй. — Лицо полковника начало расплываться в улыбке. Элементал тоже заулыбался, но, чтобы не показать этого, низко наклонил голову. — Но я прощаю тебя. — Улыбка полковника стала еще шире. — В конце концов, нужно иногда делать поблажки тем, кому можно полностью доверять. А, Пэй? Как ты думаешь?

Пряча улыбку, элементал молча кивнул.

Потирая ладони, Денард заходил по комнате.

— У нас маловато времени, а ремонт предстоит все-таки большой. — И полковник ткнул пальцем в Пэя. — Отправишься в командный центр четырнадцатого и передашь звездному полковнику Бондан, что я прошу ее завтра отобедать со мной. Нам нужно дружить с ними, и личный визит этому не помешает. Кроме того, у меня есть одно предложение, которое может понравиться полковнику. — Получив приказание, Пэй вышел из комнаты. Денард подошел к другому воину и, ткнув ему в плечо указательным пальцем, произнес: — Проследишь за всеми приготовлениями. — Тот повернулся и вылетел вслед за Пэем.

Кроме Трэйси, в комнате оставался еще один помощник. Денард повернулся к нему.

— Каково состояние корабля налетчиков? — спросил он, криво усмехнувшись.

— Оставшиеся в живых доставлены сюда. Сейчас мы исследуем место крушения корабля.

— Прекратить! — отрезал Деверо.

— Почему прекратить, звездный полковник? — удивленно спросил помощник. — На корабле может находиться важная информация.

Деверо посмотрел на Трэйси, стоящую посреди комнаты. Она в сомнении пожала плечами, и полковник снова обратился к помощнику:

— Разумеется, там есть нужная информация, но я приказываю вам прекратить всякие исследования и немедленно заняться ремонтом корабля.

Помощник побледнел.

— Но, звездный полковник, корабль получил серьезнейшие повреждения.

Лицо Денарда побагровело, он ткнул в помощника пальцем и еле сдержался, чтобы не закричать на него.

— Да, — согласился Денард. Он сжал ладонь вытянутой руки в кулак и отвернулся. — Корабль должен быть отремонтирован, — медленно произнес полковник. — Он будет играть важнейшую роль в моем плане. Вы понимаете, что я вам говорю, квиафф?

— Афф, звездный полковник, — еле слышно произнес помощник.

— Ну вот, — усмехнулся Денард. — Неужели это так трудно произнести? Сколько дней вам нужно для ремонта?

Тот посмотрел на свой микрокомпьютер.

— Как я уже сказал, корабль сильно пострадал. — Несколько минут помощник внимательно смотрел на экран. — Чтобы он снова мог летать, мне нужно двадцать дней, звездный полковник. — И посмотрел на улыбающегося Деверо.

— Отлично, — сказал тот. — У вас есть пять дней и ни минутой больше.

Приступайте. У помощника опустилась челюсть.

— Но, звездный... — он не договорил. Деверо снова ткнул в него своим пальцем, и помощник осекся.

— Ровно пять дней, — прошипел Денард. — Если нужно, берите всех ремонтников, каких только найдете на Курчевале, прекратите ремонт боевых роботов, но через пять дней корабль должен летать.

Трэйси остолбенела. Глаза помощника округлились, Деверо давал ему практически неограниченную власть.

— И, кроме того, — продолжал полковник, — обращайтесь с командой корабля так, как если бы это были ваши друзья. Следите, чтобы они ни в чем не испытывали недостатка. Если услышу от них хотя бы одну жалобу на плохое обхождение... — И Деверо так посмотрел на своего помощника, что у того голова ушла в плечи. — Команда потребуется нам, они покажут, где у них находится самая важная информация.

— А что делать с водителем боевого робота десантников?

— Водителем робота? — переспросил полковник. — Разве я кого-то пропустил?

— После первой битвы мы захватили водителя боевого робота, женщину, — пояснила Трэйси. — Мы решили пока поместить ее вместе с командой корабля. Как с ней быть?

— Пусть пока остается там, где она есть, — ответил Деверо. — Потом посмотрим, что с ней делать. Кстати, как она дралась?

— Вполне прилично, — ответила Трэйси. — Она попала в плен только потому, что наши их здорово осадили. Ее пытались спасти, но не смогли. Сейчас она в больнице, приходит в себя.

Денард посмотрел на помощника.

— Я отказываюсь понимать вас, — ехидно произнес он. — Что вы, собственно говоря, здесь делаете? Нечем заняться? А я-то, бестолковый, думал, что у вас работы по горло. Или хотите еще каких-нибудь поручений? — Деверо вопросительно посмотрел на помощника.

— Heг, звездный полковник, — последовал быстрый ответ, и помощник пулей выскочил за дверь. В комнате остались только Деверо и Трэйси. Девушка не торопясь подошла к полковнику.

— Что у вас на уме, звездный полковник? — спросила она, улыбаясь.

Деверо изобразил притворное удивление.

— На уме? У меня? Да что вы. — Он махнул рукой. — Разве я, герой клана, могу до чего-нибудь додуматься? — спросил он, и в его словах послышалась неподдельная горечь. Лицо Трэйси стало серьезным. Она понимала, что он органически не переваривает ни свой пост, ни своих подчиненных. Трэйси смотрела на полковника, и в глазах ее мелькнула жалость. Вдруг Деверо засмеялся. — Трэйси, скажи, у тебя была когда-нибудь мечта? — спросил он и заходил по комнате. Она посчитала вопрос вполне риторическим и не затруднила себя ответом. — Мечта, которая не дает тебе спать ночами. Которая придает смысл всему твоему поведению, всей твоей жизни?

— Афф, — прошептала она так тихо, что полковник даже не расслышал, ему показалось, что Трэйси просто вздохнула. Невидящими глазами он смотрел на экран компьютера.

— У меня была такая мечта, — произнес он твердо и поглядел на девушку.

— Да? — спросила она. — И о чем же вы мечтали?

Денард посмотрел на свои руки. Маленькие ранки, причиненные защитным кожухом проектора, немного кровоточили.

— Я мечтал быть величайшим воином клана.

Трэйси еле сдержала смех. В подобной мечте не было ничего удивительного, об этом думал почти каждый элементал. Только те, у кого такая мечта была, выдерживали страшные, немыслимые нагрузки тренировок и доживали до настоящих битв. Считалось, что элементал обязан иметь подобную мечту. Трэйси посмотрела на полковника и увидела, что его эта мечта жгла сильнее, чем кого-нибудь, и не угасла даже сейчас.

— И что случилось с вашей мечтой? — спросила она.

Полковник вздохнул, и его могучие плечи поникли. Он весь как будто сгорбился.

— Я достиг ее, Трэйси, — ответил он и рассмеялся.

— На Токкайдо?

— Да, на Токкайдо. В течение недели я считался лучшим воином клана. Я один противостоял целой армии. Я сражался и убивал, я разрушал и упивался своей мощью. — Он сжал руки в кулаки и поднял их над головой. Трэйси восхищенно смотрела на полковника и видела, как он пытается вызвать к жизни свои былые ощущения.

Деверо опустил руки, разжал кулаки и печально произнес:

— И что я теперь? Командир второразрядного соединения, неспособного справиться с кучкой налетчиков?

Девушка молчала, слушая горестное признание своего командира. Все, что он говорил, было чистейшей правдой. Деверо стал великим воином клана, возможно даже величайшим. И таким его создал клан с помощью тщательно продуманной программы воспитания, основа которой состоит в том, что воинские качества только улучшатся в потомстве. Если воины, не важно кто, мужчина или женщина, показывали себя незаурядными бойцами, они знали, что будут жить вечно в своих будущих потомках. Им это гарантировало «взятие гена», священный ритуал клана, когда у великого бойца для использования в будущих поколениях брали его ген. Трэйси посмотрела в глаза Деверо, пытаясь увидеть в них страсть и огонь. Девушка хотела вновь увидеть того безжалостного и гордого воина, какого знала на Токкайдо, но бесцветные глаза полковника снова залила пустота. Перед Трэйси стоял только образ, оболочка, наполненная разочарованием и обидой.

— У вас есть какой-то план, — уверенно произнесла девушка. — Я это чувствую. — Она не могла поверить, чтобы ее герой не попытался вернуть хотя бы частицу тех качеств, которые он потерял.

— Да, у меня есть кое-какие соображения, — подтвердил полковник, — но все зависит от ремонта корабля куритян.

— Я предполагаю, что вы задумали. — Голос Трэйси задрожал. — Вы хотите улететь с Курчевала.

Денард удивленно посмотрел на нее. Девушке же хотелось в голос рассмеяться. Нужно быть очень наивным человеком, чтобы не догадаться, что именно замышляет полковник, а Трэйси не была наивной простушкой, она понимала Денарда и видела, что его поступками руководят одновременно гордость, жалость к себе и чувство уязвленного собственного достоинства.

— Не просто улететь, — запинаясь, произнес он, — а улететь с блеском.

— На захваченном корабле. — Трэйси покачала головой. — Да, это действительно впечатлит Хана.

Денард широко раскрытыми глазами смотрел на свою помощницу. Он поразился тому, как она разговаривает с ним. Он знал ее уже семь лет, и если бы не этот разговор, полковник никогда не подумал бы, что за ее мягкой улыбкой скрывается такой проницательный ум. Денард сознавал, что подобный тон в беседе со своим командиром недопустим, Трэйси сама обрубила бы первого, кто попытался бы так разговаривать с Деверо. Но странно, полковник не только не испытывал никакого недовольства, но и казался смущенным проницательностью девушки.

— Я расскажу тебе свой план, Трэйси. — Деверо подошел к ней. — И, пожалуйста, не выноси свое суждение преждевременно.

— Я и не стараюсь обсуждать ваши действия, звездный полковник, — не слишком энергично оправдывалась Трэйси. — Я только говорю то, что мне совершенно очевидно.

— Тогда просто слушай меня внимательно. Мы сядем в захваченный нами корабль и вернемся на «прыгун». Должен же он где-нибудь ждать их! Мы найдем его и пристыкуемся. Далее захватываем этот «прыгун» и возвращаемся на Уолкотт. — Денард остановил Трэйси: — Я знаю, что ты хочешь мне возразить, но прежде выслушай меня. Поскольку в «прыгун» уже будет введена программа полета, мы полетим на нем. Я думаю, что конечными пунктами может быть либо Пешт, либо Люсьен. В любом случае мы прилетаем и атакуем куритян на их территории.

Трэйси выслушала план полковника без особого восторга. Конечно, какое-то рациональное зерно во всей этой затее было, но вопросов набралось больше.

— Кто будет находиться в шаттле? — спросила она.

— Две звезды боевых роботов сорок шестого Рыцарского полка клана. Проведение полномасштабной агрессии на Уолкотте нам запрещено, но налет малыми силами вполне допустим.

— Все воины скорее всего погибнут, — заключила Трэйси.

— Конечно, — охотно согласился полковник. — Но не сразу. К тому же найти среди Рыцарей десяток воинов, готовых пойти на смерть, не представит труда. Кстати, — полковник задумался, — погибнуть могут далеко не все.

Вот уж в этом Трэйси очень сомневалась, но она знала и то, что успокаивать Рыцарей не придется, в сорок шестом найдется достаточно воинов, желающих умереть славной смертью.

— После того как мы прилетим на Люсьен, как же мы вернемся обратно в пространство клана? — спросила Трэйси.

И тут Деверо впервые за все время пребывания на Курчевале искренне и от всей души рассмеялся.

— На Люсьене мы будем чувствовать себя, как лиса в курятнике. Мы сотрем в порошок их станцию и улетим. Если же нас занесет в Пешт, просто разгромим все, что под руку попадется.

Трэйси заметила, что на лице полковника вновь появилась дежурная улыбка.

— Захват «прыгуна» не представляет для элементалов сколько-нибудь сложной задачи, — продолжал Деверо. Трэйси кивнула и подумала, что полковник даже не помышляет о том, что она не согласится участвовать в подобной авантюре. И она, конечно, согласится, но на условиях, о которых никогда не скажет Денарду.

— Но все же, полковник, — спросила Трэйси, — зачем вам все это нужно? — С лица Деверо мгновенно слетела его показная улыбка, и перед Трэйси снова появился все тот же опустошенный человек, которого она каждый день видела уже в течение целого года.

— Не знаю, — ответил Денард. — Может быть, только для того, чтобы доказать самому себе, что я еще могу что-либо сделать. И еще. — Он помолчал в нерешительности. — Мне хотелось бы, чтобы мои потомки когда-нибудь снова оказались на Терре, но уже в качестве победителей.

— Не понимаю вас. — Трэйси тряхнула головой. — Что вам еще нужно? У вас есть Кровное Имя, вы звездный полковник, участвовали в ритуале взятия гена. — Трэйси горячилась. — Вам этого недостаточно?

— Афф, звездный капитан, тысячу раз да! Если я еще раз не докажу свою храбрость, мои потомки появятся только через сто лет, а я не хочу ждать так долго. Мой сын или моя дочь должны превзойти меня, они достигнут таких высот, о которых я только начинаю мечтать!

Трэйси молча кивала. Полковник обратился к ней по званию, давая понять, что их откровенный разговор закончился. Они снова стали командиром и подчиненной. В последний раз девушка бросила быстрый проницательный взгляд на Деверо. Нет, в его глазах она не обнаружила прежних столь знакомых ей искр, они снова были пусты.

Капитан повернулась и направилась к двери. Ей было абсолютно ясно, что полковник и не планирует возвращаться на Курчевал, ему это не нужно. Его ген надежно хранится в генном банке, ожидая своего часа. Денарду требуется только одно — умереть в бою, погибнуть с блеском и славой. А ей? Нужно ли это Трэйси? Ну уж нет. И, выходя из комнаты, девушка дала себе клятву — что бы ни случилось и чего бы ей это ни стоило, но она вернется на Курчевал. Она обязана вернуться!

XXV

Курчевал

Зона оккупации Кланом Кошек сверхновой звезды

29 июля 3057 г.


По неровной, еле заметной дороге Джереми шел за аэрокарами. Он узнал этот класс, военные аэрокары «Хозяин Саванны». Впритык за Роузом в полном молчании двигались остальные члены отряда. Все переживали смерть О'Ши. Сам Роуз, долгое время знавший его, управлял роботом как во сне, неоднократно ему поступал сигнал о каком-либо препятствии, которое Джереми даже и не замечал.

Наступала ночь, и пилоты аэрокаров включили прожектора. Боясь быть обнаруженными, они заглушили свет максимально, так что сами едва различали дорогу. «Черным шипам» ничего не оставалось делать, как только перевести сканеры на работу в режиме слабого освещения, и перед их глазами запрыгали зеленые пятна. На небольшой скорости так перемещаться еще кое-как можно, но быстрая ходьба в таком режиме быстро выматывает. Ориентация, восприятие местности теряются полностью, и каждый шаг превращается в сущую нервотрепку. Вдруг аэрокары остановились и зависли. В кромешной темноте Роуз увидел перед собой гору, одна сторона которой была почти полностью срезана. Казалось, чья-то гигантская рука отхватила часть ее и перенесла на другое место. Впоследствии, правда, оказалось, что так оно и было. Из внутренности горы выступил какой-то человек и стал знаками объясняться с пилотами аэрокаров. Затем он исчез, и аэрокары двинулись вперед в темноту.

Роуз пошел следом за ними. Почти вплотную приблизившись к горе, Джереми увидел идущий вниз ход. Он находился в очень удачном месте, сверху его увидеть было невозможно, а складки местности и густые деревья скрывали лаз от посторонних взглядов на земле.

Сначала один, а затем и второй аэрокар исчезли внутри горы. За ними, низко наклонив своего робота, вошел Роуз. Пройдя в таком положении по довольно узкому тоннелю около ста шагов, Джереми очутился в большой пещере. Он выпрямился во весь рост и огляделся. Здесь было довольно светло, и Роуз перевел сканер на нормальный режим. Джереми пошел дальше, повернул за угол и остановился в изумлении. Перед ним находился громадный зал, по высоте и площади значительно превосходящий их ангар на Уолкотте. Высоко под потолком ярко горели галогеновые лампы, освещая и зал, и ниши, приспособленные для ремонта машин и боевых роботов. В некоторых нишах стояла различная техника, возле которой, как пчелы, копошились ремонтники. Роуз увидел платформу для запуска ракет, гусеницы от легких танков «Скорпион» и орудие Хетцера. Роботов в зале не было, но незнакомого Роузу вооружения имелось в избытке. На первый взгляд Джереми показалось, что местные умельцы собирают его из попавших в их руки запчастей. Было много машин, но все в основном военные, лишь две из них Роуз определил как гражданские.

Как только «Хозяева Саванны» скользнули в свои ниши, перед Роузом возник человек с флажками. Джереми пошел за ним по залу, ловя восторженные взгляды находившихся здесь людей. Пе сводя глаз с громадного многофункционала, они следили за каждым его движением. Роуз вошел в указанную ему нишу, за ним места были указаны и остальным воинам «Черных шипов». Отключив питание и заблокировав все системы, Роуз снял нейрошлем и положил его на полку возле кресла. Слегка пошатываясь, Джереми поднялся с кресла и открыл защелки люка. Пока по приставной лестнице он спускался на землю, у ног «Секиры» уже собралась небольшая толпа. Спустившись, командир «Черных шипов» оказался в самом ее центре.

Кое-кто из ремонтников ушел, насмотревшись на внушающего уважение боевого робота, остались только самые смелые и любопытные. Роуз поприветствовал их, но они, не обращая на него никакого внимания, обходили «Секиру» со всех сторон, качали головами и восхищенно перешептывались.

Вскоре к Роузу подошли несколько бойцов его отряда. Так же молча они осматривали зал, пока к ним не присоединилась пилот аэрокара. Когда она шла к ним, Роуз понял, что на иерархической лестнице руководства движением сопротивления Курчевала пилот занимает одно из главных мест. Это было видно по ее твердой, уверенной походке, манере держаться и той почтительности, с какой к ней обращались остальные. Кроме чувства собственного достоинства, написанного на лице девушки, у нее была еще и неплохая фигура. Невысокая, полная, с изящными формами, она наверняка многим нравилась, но на Джереми она не произвела особого впечатления, Роуз предпочитал женщин высоких, стройных и не слишком пышных. Рядом с ней шел второй пилот, долговязый и худой как жердь молодой мужчина, и более комичного спутника для миниатюрной красавицы трудно было вообразить. Коротко и неровно остриженный, он плелся за ней, путаясь в полах своего длинного плаща.

Джереми охотно бы усмехнулся, но незнакомец держал руки в карманах, а это всегда вызывало у Роуза настороженность, тем более в чужом незнакомом месте. Краем глаза он заметил, что и остальные бойцы не остались равнодушными к странному спутнику пилота, многие незаметно потянулись к поясам, где всегда держали наготове лазерные пистолеты.

Женщина первой подошла к Роузу и протянула ему свою руку.

— Добро пожаловать в наше подземелье, — улыбнулась она. — Вас приветствует майор Элайна Кантрелл.

Рука у нее была маленькая и пухленькая, Роуз хотел пожать ее осторожно, но вдруг ощутил такое крепкое пожатие, что невольно удивился.

— Капитан Джереми Роуз, командир подразделения наемников «Черные шипы». — Не скрывая своего восхищения, он оглядел гигантский зал. — Поздравляю, майор, место у вас тут просто замечательное.

Женщина криво усмехнулась.

— Моих заслуг здесь не так уж много, в основном я только охраняю наши военные объекты. Официально движение сопротивления возглавляет... — Она запнулась. — Впрочем, вам лучше самим познакомиться с ними. — Элайна повернулась к одному из ремонтников, внимательно осматривавших «Секиру». — Сколько вам нужно времени, чтобы привести робота в порядок? — спросила она его.

Тот пожал плечами.

— Не знаю.

— Посоветуйся с остальными и доложи мне. — Мужчина молча кивнул и полез осматривать колено робота. Кантрелл дотронулась до руки Роуза и кивнула в сторону одного из тоннелей. — Оставим их, пусть занимаются своей работой, — проговорила она. — Смотреть за ними нет необходимости, они прекрасно знают свое дело. Как только робот будет осмотрен, мы получим полные сведения и о повреждениях, и точный расчет времени, необходимого для ремонта.

Роуз согласно кивнул и последовал за ней. Проходя по залу, он убедился, что ремонтники здесь действительно собрались отменные. Устроить ремонтные мастерские тех машин, которые Роуз видел, без надлежащих специалистов просто невозможно. Джереми с удовлетворением покачал головой, похоже, что его побитая «Секира» наконец-то оказалась в надежных руках. «Тогда мы еще повоюем», — подумал он и улыбнулся.

Остальные бойцы отряда, переступая через разложенные на полу хитрые инструменты, следовали за Роузом и Кантрелл. Со стороны они скорее напоминали группу невесть как забредших сюда туристов. Удивленно поворачивая головы из стороны в сторону и ахая от изумления, воины наталкивались друг на друга, всплескивали руками и вообще вели себя очень раскованно. Если бы не необычность ситуации, Роуз покатился бы со смеху, глядя на своих бойцов.

— Извините меня, майор, — обратился он к своей провожатой, когда они вошли в боковой тоннель. — Не кажется ли вам, что вы слишком доверяете нам? Если я не ошибаюсь, мы с вами видимся в первый раз, отчего же такая открытость?

Кантрелл посмотрела на Роуза и рассмеялась.

— Дело в том, капитан, что это вы с нами незнакомы и видите нас в первый раз, — ответила она. — Мы же вас знаем давно и так же давно с нетерпением ждем. В свое время мы неоднократно посылали просьбы об оказании нам помощи, и вот наконец... но об этом вам лучше поговорить не со мной. — Элайна немного помолчала. — Во всяком случае, вы попали в наше поле зрения, как только показались на Курчевале. Мы следили за вашим кораблем и поняли, что вы направляетесь к одному из промышленных центров. Потом мы видели, как вас атаковали и как вы, кувыркаясь, вываливались из корабля. — Она тихо рассмеялась. — Извините, капитан, но это было именно так. Потом мы вас потеряли, и мне с Дастином пришлось потратить много часов и нервов, прежде чем мы все-таки вас нашли. Правда, Дасти? — Она обратилась к своему долговязому спутнику. Тот радостно закивал. — Дасти у нас не из разговорчивых, — пояснила Кантрелл.

— А почему вы стали нас искать? — спросил Белл, шедший за Роузом.

Кантрелл наклонила голову, как бы раздумывая, отвечать на каверзный вопрос или нет.

— Вы по счету третий десант, который пытался высадиться на Курчевале за последние два года, но главное не в этом, главное состоит в том, что, высадившись, вы потеряли свой корабль.

Роуз остановился и схватил Кантрелл за руку.

Элайна сочувственно посмотрела на него.

— Извините за плохую новость, — произнесла она. — Вы, похоже, этого не знали. — Кантрелл посмотрела на ошарашенного Роуза. — Еще раз прошу прощения, я понимаю ваше состояние. Может быть, мне не стоило сообщать вам это так сразу, но вы все равно когда-нибудь узнали бы правду. — Немного помолчав, она продолжила: — Ваш корабль сел километрах в двухстах от того места, где мы с вами находимся, и был захвачен кланом. Сейчас его исследуют ремонтники. Похоже, клановцы собираются восстановить его.

Роуз не обратил внимания на последние слова Кантрелл, он никак не мог прийти в себя от потери шаттла. Положение «Черных шипов» становилось ужасным, значительно хуже, чем предполагал Джереми. Если верить тому, что говорит Кантрелл, а врать ей не имеет смысла, то отряд попал в ловушку, и осознание этого печального факта явилось для Роуза окончательным ударом. Все окружающее потеряло всякий интерес, мысль о том, что его возвращение на Уолкотт может затянуться на неопределенное время, заслонила собой все.

Не видя ничего перед собой, Роуз покорно шел за Кантрелл. Они прошли через длинный коридор и свернули в одну из боковых комнат. Она оказалась значительно ниже остальных помещений, поэтому вместо галогеновых ламп в комнате горели обычные люминесцентные. Никакой мебели, кроме нескольких столов, стульев и прикрученных к стенам пещеры ящиков, не было. Кантрелл остановилась посредине комнаты.

— Пока можете располагаться здесь, — сказала Элайна. — Тем, кто жил здесь до вас, комната уже не понадобится. — Она помолчала, и Роуз догадался, что Кантрелл имеет в виду. — К сожалению, здесь нет водопровода, но поблизости имеются подземные источники. Я попрошу своих людей принести вам несколько ведер воды, а потом покажу сами источники. — Она посмотрела на бойцов. — Думаю, вам хотелось бы привести себя в порядок. — Она пошла к выходу, но внезапно, будто что-то вспомнив, обернулась. — Да, и еще. Куда бы вы ни пошли, никогда не выходите без фонаря. Не часто, но у нас бывают перебои с энергоснабжением, и если вы вдруг окажетесь в темноте, да еще в одиночку, — я вам не завидую, здесь полно летучих мышей, которые способны своим визгом и когтями напугать и разорвать кого угодно. Поэтому всегда имейте при себе оружие. Я чувствую, что вы с ним никогда не расстаетесь, и это очень хорошая привычка, особенно здесь, в пещерах. — Элайна пристально посмотрела на воинов. — Прежде чем сделать очередной шаг вперед, осмотритесь и подумайте, стоит ли его делать, даже если покажется, что впереди и вокруг вас все спокойно.

Кантрелл отвернулась, собираясь выходить.

— Подождите, майор, — остановил ее Роуз. — Все происходит так быстро, что я не успеваю ничего понять. Может быть, вы ответите мне на несколько вопросов?

— Пожалуйста, — торопливо откликнулась Кантрелл. — Только покороче, пожалуйста. — И она посмотрела на свой хронометр.

Роуз кивнул.

— Да, конечно. Объясните нам, почему мы ни разу не слышали об организованном сопротивлении кланам на Курчевале? Куритяне знают о вас?

Кантрелл посмотрела на Роуза и усмехнулась.

— Естественно, знают, мы выходим на связь с ними как минимум раза три в год. По большей части мы сообщаемся через пиратов, но иногда получаем инструкции и с военных кораблей.

Роуз хотел задать следующий вопрос, но женщина остановила его.

— Послушайте, детали вы узнаете позже, но все контакты происходят только тогда, когда возникает серьезная необходимость. Я надеюсь, что вы меня понимаете.

— Да, конечно, — ответил Роуз. — Но как вам удается сохранить в тайне вашу базу и саму организацию?

Кантрелл медлила с ответом. Она поправила волосы и, пожав плечами, сообщила:

— Скорее всего, нам просто везет. Что касается базы, она очень удачно расположена, вы сами это видели. А если говорить о нашей организации, то нас ведь не так уж и много, всего несколько сотен. В основном это пехотинцы, и мы редко ввязываемся в схватки с кланами.

— Но я видел у вас и боевую технику. Разве вы ею не пользуетесь?

— Очень редко, — ответила Кантрелл. — В основном мы используем только два аэрокара, это скоростные маневренные машины, они дают нам некоторое преимущество. Все остальное вооружение очень старое и не очень надежное. Мы держим его здесь больше для самоуспокоения, пользы от него в случае необходимости будет мало.

— Я что-то не понял, — вмешался Белл. — Вы что, повстанцы, партизаны?

Кантрелл посмотрела на него и кивнула.

— Почти, но мы действуем избирательно. Раньше мы не были слишком разборчивы ни в средствах, ни в выборе целей и тем сильно навредили себе. Сейчас нам пришлось сменить тактику, нападаем только на военные объекты, поэтому считаем себя не столько партизанами, сколько отрядами коммандос. Но если быть честными, мы и ни то, и ни другое, мы разведчики. В основном занимаемся обнаружением военных объектов, передаем эту информацию и время от времени уничтожаем небольшие слабо защищенные цели. — Она сокрушенно вздохнула. — На большее нас не хватит, мы недостаточно сильно вооружены.

«Что-то она больно скромничает, — подумал Роуз, но счел за лучшее не комментировать слова таинственного майора. — Во всяком случае, они в курсе всего, что делается на Курчевале, а это уже немало».

— Как вы узнали, что мы подлетаем к планете? — задал он самый каверзный вопрос.

Кантрелл спокойно посмотрела на свой хронометр.

— А мы и не знали этого вовсе, — хладнокровно ответила она. — Еще полгода назад мы просили куритян нанести удар по промышленному объекту, расположенному на севере планеты. Мы чувствовали, что там что-то затевается, но атаковать самим, — она поморщилась, — было бы безумием. Кстати, вы даже не представляете, как вам повезло. — Кантрелл посмотрела на Роуза. — Этот объект буквально кишит тринариями Рыцарей сорок шестого полка клана. Они недавно вернулись с передовой. Если бы вы сели рядом с ними, — она покачала головой, — мы с вами сейчас не разговаривали бы. Прошу простить меня. — Элайна сложила на груди руки. — Я не сомневаюсь в вашей храбрости, но их там столько...

— Не переживайте, вы нас не обидели, — ответил Роуз.

— Извините, но я должна идти, — твердо сказала Кантрелл. — К вам скоро придут и покажут, где тут у нас все находится. Роботов ваших мы отремонтируем. — Она улыбнулась. — И не вешайте носа, ребята, все еще не так плохо, как могло бы быть.

— Один вопрос, — воскликнула Рия. — Можно?

— Только один.

— Как называется место, где мы находимся?

— Когда-то эти шахты принадлежали компании «Силверстон и сыновья». В этой комнате была одна из раздевалок. Прямо напротив — первичный проход номер сорок семь, он ведет непосредственно в шахты, они располагаются несколькими уровнями ниже. Весь комплекс — это жуткий лабиринт, сплошное переплетение тоннелей и шахт, так что хорошенько запомните, что я вам говорила про фонари и оружие.

— Если бы я была на месте кланов, — угрюмо заметила Эсмеральда, — то первое, что я сделала бы, — прочесала этот лабиринт вдоль и поперек.

— И они тоже так поступили, — засмеялась Кантрелл. — Но в то время мы были еще не организованы и не думали оседать где-нибудь. Эти пещеры мы заняли всего год с небольшим назад.

— И клановцы никогда не повторяли поход сюда? — спросил Белл.

— Нет, — покачала головой Кантрелл. — Фирма «Силверстон и сыновья» закрылась пять лет назад, когда весь комплекс был объявлен аварийным. Подозреваю, что он находится в сейсмоопасном месте. Тогда в правительстве планеты поднялся шум, и компания была вынуждена закрыть шахты. Когда клановцы исследовали комплекс, он уже не работал.

— Я так понимаю, что весь этот комплекс может исчезнуть в любую минуту? — нервно спросил Белл.

Дастин засмеялся, и воины «Черных шипов» удивленно посмотрели на него.

— А вы что, собираетесь жить вечно? — спросил он сквозь сжатые зубы. Белл попытался улыбнуться в ответ, но улыбка получилась не слишком оптимистичной, ответ Дастина его явно не успокоил, и он нахмурился. Весело подмигнув, Кантрелл ткнула Белла в плечо и подняла кверху большой палец. Белл отсалютовал в ответ, и Кантрелл со своим спутником вышли из комнаты. Белл в сомнении оглядел комнату.

— Что-то не нравится мне это местечко, — мрачно произнес он. Некоторые бойцы отряда согласно закивали.

— Позже составим план действий, — предложил Роуз, на которого последнее сообщение, казалось, не произвело никакого эффекта. — А пока давайте устраиваться. Не думаю, что нам придется пробыть здесь долго, но советую получше запомнить все, что майор сказала о фонарях и оружии. Прошу вас поодиночке не выходить. — Джереми посмотрел на лица своих бойцов. — Поняли меня?

— Мне кажется, что у нас случилась беда, — пискнула Мето, стоявшая позади всех.

— Ну-ка, ну-ка, — повернулся к ней Белл. — Что там может быть еще хуже? — И он показал глазами на потолок.

— Может. — Голос Мето звучал очень тревожно. — Если Кантрелл сказала правду и наш корабль захвачен, клановцы получат доступ к информации в компьютерах.

— Ну и что? — Рианнон удивленно смотрела на Мето.

— А то, что в руках у них окажутся шифры управления и файлы шифрованных сообщений, — ответил Роуз.

Мето кивнула.

— И тогда... — Слабый от волнения голос Мето был еле слышен, — они могут вполне связаться с «прыгуном» и отправиться на «Трэйси» к нему вместо нас.

— «Трэйси» превратится в троянского коня, — подвела итог Эсмеральда.

— Они так и сделают, — шептала Мето. — А потом захватят «прыгун» и смогут полететь на нем не только к Уолкотту, но и куда угодно.

— Например, на Люсьен, — предположила Рианнон. Мето закрыла глаза и обхватила руками лицо.

— По сравнению с этим наши битвы на Курчевале — просто детские прогулки, — угрюмо заметила Эсмеральда. — Похоже, что мы отдали Кошкам ключи от главных ворот Люсьена.

— Это невозможно, — шептала Мето.

— Они могут сделать и не так, — вступил в разговор Юрий. — Они попробуют отрезать Уолкотт от снабжения, — предположил он, но остальные воины так посмотрели на него, что он сжался и залепетал: — Да нет, это я так, в качестве предположения.

— Ну вот, теперь все ясно, — подвел итог Роуз. — У нас есть задача, требующая немедленного разрешения, но думать над ней сейчас мы не в состоянии, поэтому давайте хотя бы отдохнем, нам еще понадобятся силы, и не раз. И не смотрите на меня так! — Джереми повысил голос. — Это приказ! Все, всем отдыхать! Рия, — обратился он к сестре, — нам с тобой необходимо сейчас же встретиться с командирами движения сопротивления. Мы отправляемся, остальным находиться здесь. Если удастся узнать еще что-нибудь, тогда и начнем детальную разработку операции.

— Хорошо, — ответила Рия.

Роуз посмотрел на свой хронометр.

— Тогда отправляемся.

— Постойте, капитан. — Роуз услышал грустный голос Киттен. — Наверное, нужно отслужить панихиду по Грете и Бадикусу. — Она опустила глаза.

— Конечно, конечно, — ответил Роуз. — Как только мы с Рией вернемся, сразу же и сделаем.

И снова Джереми почти физически ощутил постигшее «Черных шипов» горе. Так было, когда на Боргезе погиб Ангус. Небольшое соединение, «Черные шипы» всегда очень остро переживали потери. Даже время, зарубцовывающее раны, оказалось не в силах стереть из памяти бойцов лица погибших товарищей. Что мог Роуз сказать им? Никакие слова утешения не успокоят тех, кто испытал острое чувство потери воинов, с которыми они разделяли и горечь поражения, и радость побед.

— А теперь — спать, — произнес Роуз. — Ваше счастье, что вы не видите себя со стороны.

XXVI

Курчевал

Зона оккупации Кланом Кошек сверхновой звезды

30 июля 3057 г.


В сопровождении Трэйси звездный полковник Денард быстрым шагом мерил пространство вдоль строя вытянувшихся в струнку элементалов. Подойдя к большим двустворчатым дверям, он, не сбавляя скорости, распахнул их и вошел в небольшую комнату. Шедшая за полковником Трэйси обернулась и закрыла двери. Денард пересек еще один зал и вошел в самую большую комнату номера. Остановившись у дверей, он осмотрел помещение. Деверо увидел несколько столов с компьютерами на них, возле каждого стола находилось удобное мягкое кресло или кушетка. Справа и слева от входа красивые высокие двери вели в спальни. Расположенное в противоположной стене, прямо перед глазами полковника внушительных размеров окно открывало великолепный вид на равнину. С высоты четвертого этажа, на котором располагался гостиничный номер, пейзаж равнины выглядел просто захватывающим.

В комнате находились три человека, двое из которых равнодушно смотрели на экраны компьютеров. Третий не отрываясь глядел в окно. Денард нисколько не сомневался, что все трое слышали, как он вошел, но, пытаясь сохранить остатки гордости, никто из них даже бровью не повел в сторону полковника. Все это Денарду давно было знакомо, неоднократно он уже наблюдал подобное поведение и в душе принимал его за плохо поставленный спектакль. По законам любого клана плененный воин не имел права ни на гордость, ни на чувство собственного достоинства, а сидящие перед Денардом люди считались пленными.

— Наконец-то мы встретились с вами, капитан Дэйнс. Я звездный полковник Денард Деверо, — произнес он и, протягивая на ходу руку, направился к капитану шаттла. Вообще-то рукопожатия в клане не были приняты, но советники полковника сказали ему, что сам акт рукопожатия помогает установить с человеком нужный душевный контакт, успокаивает его и даже может сделать пленника более сговорчивым. Полковник воспользовался данным советом. Он подошел к Дэйнсу и, широко улыбаясь, протянул ему свою могучую правую руку, но тут же внутренне обругал своих советников. Правая рука капитана, закованная в гипс, болталась на перевязи. Денард спокойно убрал руку и кивнул в сторону окна.

— Потрясающее зрелище, квиафф?

— Да, — согласился Дэйнс. — Вид действительно прекрасный.

Денард возвышался над Дэйнсом как башня, но капитан старался не замечать этой разницы.

— Надеюсь, вы довольны своим положением? — спросил полковник. Дэйнс молча кивнул. Двое других пленных переглянулись и тихо вышли. Теперь, кроме Дэйнса и Деверо, в комнате оставалась только Трэйси, она стояла поодаль, но не так далеко, чтобы не слышать разговора.

— Должен сказать вам, — нарушил молчание Дэйнс, — что меня удивляет ваше отношение к пленным, оно противоречит всему тому, что я слышал о кланах. Скажите, у вас что, изменилось настроение? Вы всех пленников содержите в таких шикарных условиях или только некоторых?

Деверо пригладил свои коротко стриженные волосы.

— Если честно, то, разумеется, не всех, — ответил он, ухмыляясь. — Но вас мы решили выделить ввиду вашего, я бы сказал уникального, статуса.

Дэйнс сразу понял ситуацию. Ему стало ясно, что он знает нечто такое, что очень интересует Клан Кошек сверхновой звезды, и пока он не выдаст интересующую клановцев информацию, обращаться с ним и командой будут вполне сносно. Что им от него нужно, пока догадаться было трудно, легче предположить, что с ним будет, если они не получат нужную информацию. В этом случае его ждет рабство или что-нибудь похуже.

— Как чувствует себя водитель боевого робота Поделл? — вдруг спросил Денард. Таким не относящимся к делу вопросом полковник рассчитывал сбить с толку Дэйнса, и это ему вполне удалось.

Дэйнс кивнул, по его лицу пробежала легкая улыбка.

— Ваши врачи заслуживают всяческих похвал. Я виделся с Поделл сегодня утром, ей уже лучше. Думаю, что она скоро совсем поправится.

— Это прекрасно, — произнес полковник. — Хороший воин стоит дорого, и относиться к нему следует соответственно.

— Скажите, полковник, чем я обязан вашему визиту? Врачи предупредили меня, что вы очень важная персона здесь, на Курчевале. Думаю, что вы пришли совсем не для того, чтобы поболтать со мной о здоровье воина, даже если он просто бесценен.

«Если бы ты знал, как важен для меня этот разговор с тобой, ублюдок», — подумал Деверо.

— Может быть, мы устроимся поудобнее, квиафф? — Денард показал на стоящую рядом пару кресел.

Дэйнс сел у окна, Денард расположился в кресле напротив и оказался спиной к двери. Он забеспокоился, но, вспомнив, что сзади его прикрывает Трэйси, почувствовал себя спокойнее.

Сидя напротив Дэйнса, полковник изучал лицо капитана, пытаясь угадать его натуру. Из прочитанных накануне докладов полковник узнал, что Дэйнс тяжело переживает крушение своего корабля, и надеялся извлечь для себя пользу из подавленного состояния капитана. «Чуть-чуть напористости — и я психологически задавлю его», — думал Деверо.

В результате крушения корабля в живых из всего экипажа осталось всего трое — сам Дэйнс, штурман и мастер грузового отсека. Капитанский мостик был разрушен полностью. Дэйнс уцелел только потому, что после удара его отбросило в штурманскую рубку. Несомненно, руку он повредил при падении, хотя в докладе ничего об этом не говорилось. Правда, это и неудивительно, ран на теле Дэйнса оказалось так много, что-то могли сразу и не заметить.

Единственное, что уцелело, — штурманская рубка, вся остальная часть капитанского мостика превратилась в груду рваного и помятого металла. Погнулись и лопнули даже опорные балки. Одной из них наповал был убит второй пилот, остальных членов команды придавило потолком. Можно считать чудом, что корабль не загорелся, тогда не спасся бы никто, ведь на шаттле не имелось даже подавителей пламени, срабатывающих при посадке с высокой степенью риска. Явно, что эти трое родились в рубашке, особенно мастер грузового отсека. Как он уцелел, не мог понять никто. Денард смотрел на бледное лицо капитана и никак не мог понять, всегда ли он так бледен или это — результат переживаний пленника.

— Как ни говори, но посадить корабль вы все-таки смогли, — начал разговор полковник. Дэйнс хмыкнул и, стараясь не смотреть в глаза элементала, начал оглядывать комнату.

«Похвала не подействовала, — отметил про себя Деверо, — даже больше того, он стал нервничать».

— Вы можете думать что угодно, но сесть в таких условиях способен не каждый, — продолжал полковник. — Мне, во всяком случае, не приходилось видеть экипажи, оставшиеся в живых после подобных посадок. Учитывая те повреждения, которые вам нанесли Рыцари сорок шестого полка, вы совершили немыслимое.

Дэйнс смотрел на Деверо и пытался разгадать, к чему тот, собственно, клонит. Ведь не похвалить же за удачную посадку это чучело притащилось к нему? Что, черт подери, ему нужно? Внезапно Дэйнса осенило, он начал понимать, что от него потребуется. Да, точно, именно это, но в данном случае сделать ничего нельзя. Когда после того страшного удара он очнулся на борту «Трэйси», то сразу попытался включить механизм самоуничтожения. Но что-то повредилось в его схеме, и механизм не сработал. Время еще оставалось, и если бы Дэйнс смог вовремя добраться до компьютера, он уничтожил бы его магнитные сердечники. Капитан полз к компьютеру, голова кружилась, он потерял сознание, а когда очнулся, то рядом увидел элементалов. Каких-то пять метров он не дополз до своей цели. Магнитные сердечники, компьютерная память — вот что им нужно!

— Вы, разумеется, догадываетесь, зачем я здесь, квиафф? — произнес Денард.

— Догадываюсь, — ответил Дэйнс.

— У нас принято отвечать или «афф», то есть «да», или «нег», что значит «нет», — поправил капитана полковник. — Вас не затруднит, капитан, отвечать мне, как положено у нас, квиафф? — Полковник смотрел в глаза Дэйнса, тот долго молчал, но в конце концов медленно кивнул. — Вот и прекрасно. Правильная речь — залог успеха при ведении переговоров. — Глаза Денарда сузились и превратились в угрожающие щелочки-амбразуры. — Мне не хотелось бы, чтобы наш разговор, начавшийся столь приятно, принял иное направление из-за досадного непонимания. Совершенно неожиданно Денард улыбнулся широко и ласково.

— Я знаю, что вам не удалось уничтожить корабль, капитан, равно как вы не смогли и стереть память компьютера.

Дэйнс не отрываясь следил за выражением лица элементала.

— Таковы факты, капитан. Будь вы в тот момент поздоровее, не сомневаюсь, что так и поступили бы, квиафф?

— Афф, — прошептал Дэйнс.

Денард позволил себе уважительно наклонить голову.

— Иного я и не ожидал от настоящего воина, тем более от офицера. Но так получилось, что вы не смогли ничего предпринять, и теперь у меня есть одна очень редкая возможность. — Оправдывая название клана, элементал плотоядно улыбнулся и облизнул губы. — Вы догадываетесь, что мне известны координаты, в которых вас будет ждать «прыгун», квиафф?

— Афф, — ответил Дэйнс. — Я бы сказал, что они у вас скоро будут, но воспользоваться этой информацией вы едва ли сможете.

Денард посмотрел на Трэйси, которая, казалось, слушала разговор без всякого интереса, и поднял бровь. «Я же говорил вам», — обозначал этот победный знак, но Трэйси встретила его совершенно равнодушно.

— Heг, капитан, воспользоваться имеющейся информацией будет легче, чем вы предполагаете.

Под пристальным взглядом элементала Дэйнс почувствовал себя неуютно и заерзал в своем кресле.

— Вы хотите сказать, что все файлы закодированы, квиафф? — спросил полковник.

— Афф, — ответил Дэйнс, слабо улыбаясь.

— И при первой неверной попытке раскодировать их они самостираются, квиафф?

— Афф.

Денард сжал губы. Ничего другого от компьютера, установленного на военном корабле и начиненного сверхсекретной информацией, он и не ожидал. Его люди уже вытащили из него такое количество взрывчатки, которого хватило бы, чтобы уничтожить десять таких компьютеров. Теперь оставалось только получить доступ к программам.

— Моя идея состоит в следующем. — Полковник говорил совершенно бесстрастным голосом, и от этого его слова приобретали еще более зловещий оттенок. — На вашем корабле я подлетаю к «прыгуну», пристыковываюсь и захватываю его. Я это сделаю, и помешать вы мне не сможете. — Денард наклонился к самому лицу капитана. — Я очень целеустремленный человек, поймите меня правильно и дайте мне всю необходимую информацию. Если вы не сделаете этого добровольно, я вырву ее из вашего мозга с помощью медикаментов. Поверьте, наши медики не только умеют возвращать в строй бойцов, но и обладают иными возможностями. Например, они способны взять из мозга такую информацию, о наличии которой и сам владелец-то не всегда подозревает. — Денард снова вальяжно откинулся на спинку кресла. — Правда, в результате подобного вмешательства мозг пациента разрушается. Если вы доведете меня до такой крайности, остаток своей жизни вы проведете полным идиотом.

— Не думаю, что на такой метод можно полагаться стопроцентно, — возразил Дэйнс.

— Стопроцентно — нет, — охотно согласился Денард. — Как правило, успех составляет семьдесят шесть процентов, то есть три шанса из четырех, и это меня вполне устраивает. — Он помолчал. — А вас?

— Вы так уверены, что я дам вам правильные пароли, — усмехнулся Дэйнс. — Но я могу и обмануть вас. В этом случае вся информация исчезнет, и что вы будете делать? — Дэйнс, казалось, поддразнивал полковника.

Полковник снова приблизился к Дэйнсу.

— Мстить, — просто ответил он и снова повторил, но уже жестче: — Мстить. Сначала я замучаю пилота Поделл, знаете такую? Затем возьмусь за ваших товарищей, а затем за ничего не подозревающих мирных жителей Курчевала. Вы же при этом будете жить здесь как почетный гость клана и ежедневно получать сведения о проделанной мной работе. Ну как? Сможете ли вы после этого спать спокойно, капитан?

Дэйнса передернуло. Он много слышал о зверствах кланов, и у него не было и тени сомнения в том, что полковник выполнит свою угрозу не только без какого-либо сожаления, но даже с удовольствием.

— Ну, а что будет со мной, если я предоставлю вам информацию для дешифровки?

Денард снова повернулся и посмотрел на Трэйси. На этот раз она слушала разговор предельно внимательно. С капитаном все ясно, он настроен сотрудничать. Странно только, что он так быстро согласился. Трейси думала, что пленник будет просто тянуть время, боясь, сделать последний шаг. Трэйси была очень рада этому, иначе ей пришлось бы принимать участие в пытках. Конечно, она истязала бы пленных со всем своим умением, но все-таки хорошо, что капитан избавит ее от этого. Как ни говори, но уничтожать воина, неспособного ответить тебе, — честь не большая.

— Вы и все ваши друзья отправятся с нами, — ответил Денард, — и при первой же остановке мы отпустим вас. Вы пойдете своей дорогой, а мы — своей.

— То есть вы предлагаете обмен. Жизнь моя и моих товарищей, с одной стороны, и коды — с другой, так?

Денард немного подумал.

— Афф, таковы условия нашей сделки, — уверенно произнес он.

Дэйнс прикинул свои возможности. Выбор, конечно, небогатый. Умереть достойно? Конечно, можно, смерти Дэйнс не боялся, а на своей жизни поставил крест сразу, как только оказался в лапах элементалов. Интересно, что произойдет после того, как он выдаст код этому монстру? Скорее всего, его ждет рабство, никуда он его не отпустит. Так выглядит цена его предательства. Нет, нужно хотя бы немного потянуть время.

Дэйнс и не предполагал, что элементалам придет в голову захватывать «прыгун». Да, ради такой цели полковник ни перед чем не остановится. Но что делать ему, Дэйнсу? Только принимать предложение, тогда останется хоть какой-то шанс, ведь «Черные шипы» должны быть где-то рядом. Может быть, они смогут как-то узнать о судьбе корабля и помочь ему? Дэйнс не слишком верил в такую возможность, но, кроме хрупкой надежды, у него не было ничего, никакой идеи. А если он не примет предложение полковника? Ну, это проще — тогда прольется кровь невинных людей.

— Я могу обдумать ваше предложение? — спросил он.

— Да, конечно, — уважительно наклонив голову, сказал полковник. — Завтра я буду у вас в это же время и мы продолжим наш разговор.

Деверо встал. За ним поднялся Дэйнс и хотел проводить полковника до двери, но тот остановил его, положив громадную руку на плечо Дэйнса.

— Не трудитесь, капитан, я сам найду дорогу обратно, — сказал он и отвернулся. Выйдя из комнаты, Деверо с веселой улыбкой посмотрел на Трэйси и подмигнул. Все шло прекрасно.

Трэйси с непроницаемым лицом следовала за своим командиром. Ее поразило, как быстро капитан корабля согласился сотрудничать. Теперь план полковника, казавшийся ей с самого начала полубредовым, начинал обретать вполне реальные очертания. Если он удастся хотя бы наполовину, это будет фурор. Но окончательно все решит сегодняшний вечер, точнее, встреча звездного полковника Денарда Деверо и звездного полковника Бондан, командира Рыцарей. В случае договоренности между двумя командирами последние преграды на пути осуществления плана Деверо исчезнут.

XXVII

Курчевал

Зона оккупации Кланом Кошек сверхновой звезды

30 июля 3057 г.


Как Роуз и предполагал, его встреча с руководителями сил сопротивления Курчевала окончилась ничем. Партизан больше беспокоили свои заботы: как сохранить силы и не дать клановцам обнаружить их базу. Только Кантрелл понимала, что может произойти, если Кошки воспользуются захваченным кораблем, но что она одна могла сделать против других членов совета, которых волновали в основном пустячные политические вопросы. Конечно, в принципе они соглашались, что «Трэйси» в руках клановцев представляет серьезную угрозу для Синдиката Драконов, но, поскольку для самого Курчевала никакой прямой опасности не существовало, основная часть лидеров склонялась к тому, что вступать в схватку с кланом в данном случае крайне неразумно. Риск проиграть был слишком велик, а положительный исход выглядел довольно сомнительно. «Короче говоря, — констатировал про себя Роуз, — политики в очередной раз проявили свойственную им близорукость». Он с этим уже сталкивался.

В начале разговора, еще как-то надеясь на успех, Джереми горячился, убеждал, приводил доказательства. Политики согласно кивали, но все, что они смогли предложить Роузу, — это починить роботов «Черных шипов». Спасибо, что они вообще разрешили отряду покинуть базу после ремонта, если бы не дипломатичность Рианнон, Роуз не смог бы добиться и этого. Руководители повстанцев были страшно напуганы, в их головах гвоздем сидела мысль о том, что если клановцы захватят хотя бы одного воина отряда, то все их движение окажется под угрозой. Разговора, каким его ожидал Роуз, не получилось, но роботов обещали отремонтировать. Правда, немногие роботы получили внутренние повреждения, но брони с них посшибали достаточно.

Вернувшись к себе, Роуз и остальные воины «Черных шипов» провели традиционный церемониал, посвященный памяти павших товарищей, О'Ши и Поделл. Первого Роуз знал очень давно и мог сказать о нем много хорошего, но с воспоминаниями о Грете вышла заминка. Знакомство с ней было недолгим, и Рианнон с трудом находила нужные слова. Не выдержав нудного монолога, Киттен вскочила со своего стула и начала сбивчиво рассказывать бойцам, какой была Грета Поделл. Роуз внимательно слушал и сквозь высокопарные слова и патетику речи чутко улавливал, как глубоки были отношения Киттен и Греты. Он понял, что Киттен потеряла не просто боевого товарища, а часть своей души.

Следующие два дня для «Черных шипов» прошли на редкость тихо и безмятежно. Их самих удивляла царящая в отряде спокойная обстановка. Роуз продумывал варианты дальнейших действий, а Эсмеральда и Хог руководили работами по приведению в порядок боевых машин. Много времени с бойцами «Черных шипов» проводила майор Кантрелл. Она снабжала их необходимой информацией о положении на Курчевале и вообще сообщила очень много нужного и интересного о Клане Кошек сверхновой звезды.

«Черные шипы» познакомились с местными названиями боевых роботов, с которыми им приходилось драться. Большинство второстепенных роботов клана были всего лишь модификацией уже известных им машин, изготавливаемых во Внутренней Сфере. Так, боевой робот, напоминавший по внешнему виду «Пехотинца», здесь назывался «Галаад». Громила, с которым встретился Роуз, действительно имел название «Бегемот». К глубокому сожалению Роуза, гарнизон клановцев располагал как минимум тремя машинами такого класса. Как ни странно, но и эта махина считалась в клане далеко не лучшей.

К вечеру второго дня Джереми окончательно пришел к выводу, что «Черные шипы» обязаны либо захватить «Трэйси», либо уничтожить корабль. Оставалось только найти способ, как это сделать быстро и эффективно. Больше всех радовалась Мето, она предлагала эту идею с самого начала, но осторожный Роуз пришел к подобной мысли только после всестороннего анализа всех имеющихся возможностей. Наиболее убедительным аргументом в пользу решения, принятого Джереми, рисовались последствия использования корабля кланом.

В район крушения «Трэйси» отправились разведчики, которым удалось довольно близко подойти к кораблю. Они вернулись с новыми данными, потребовавшими дополнительного изучения. Роуз снова засел за карты и рисунки. Уже почти ночью в комнату к «Черным шипам» вошла Кантрелл. То, с чем она явилась, повергло в шок даже всегда невозмутимого Хога.

— Посмотрите-ка вот на это, — сказала она и бросила на стол пачку голоснимков. Посмотрев на снимки, Рианнон тут же узнала Дэйнса.

— Да, — подтвердил Роуз, — это он. — Дэйнса засняли в тот момент, когда он в сопровождении элементалов подходил к «Трэйси». Снимок был сделан одним из разведчиков из укрытия неподалеку от корабля.

— Он все еще там? — спросил Роуз, внимательно изучив одну за другой все фотографии.

— Нет, — ответила Кантрелл. — Он пробыл в корабле около часа, затем вышел, и элементалы отвезли его обратно.

Роуз еще раз стал просматривать снимки. За свою службу в армии ему доводилось видеть такие не раз, и он сразу заметил одну общую особенность. Во-первых, все снимки были сделаны с помощью мощного объектива, что вполне понятно — приходилось снимать издалека, ведь вся площадка строго охраняется. Использование подобного объектива, где стояли специальные линзы, обычно давало очень хорошее качество снимка, но слабую глубину. Снимали автоматической камерой; сложив все снимки в определенном порядке, можно было даже проследить все движения Дэйнса.

— Ваши разведчики знают свое дело, — похвалил Роуз майора Кантрелл и передал снимки Рианнон. Кантрелл смущенно покраснела.

— Я сама готовила их. Конечно, моим людям еще нужно кое-чему подучиться, но и сейчас они действуют очень неплохо.

— Как элементалы доставили Дэйнса на площадку? — спросил ее Джереми.

— На аэромобиле вертикального взлета и посадки, сокращенно АВВП. Для их приема Кошки оборудовали небольшую посадочную площадку к северу от места аварии. Я уже говорила вам, что в наземном бою клановцы аэромобилями не пользуются, но несколько АВВП различной грузоподъемности и мощности у них есть.

— Дэйнс выглядит не лучшим образом, — заметила Рия.

— Его корабль тоже, — вмешалась Кантрелл. — Но благодаря клану оба быстро идут на поправку. — Элайна деликатно подождала, пока Роуз окончательно рассмотрит снимки, и спросила: — Вы допускаете, что он будет работать на клан?

— Добровольно? — переспросил майора Джереми. — Исключено. А вот если они будут его чем-нибудь шантажировать, например, пригрозят убить членов его экипажа, — тогда он, скорее всего, уступит.

Кантрелл и Роуз понимающе переглянулись. Будучи оба командирами, они хорошо понимали, что такое ответственность за жизни своих бойцов. Этим качеством и определяется командир, но сейчас оно становилось крайне опасным.

— В другом случае я оценила бы поведение Дэйнса по достоинству, — задумчиво произнесла Кантрелл. Роуз кивнул. Кажется, зловещее предсказание Мето относительно использования клановцами корабля для нападения на Синдикат Драконов начинало оправдываться. И в осуществлении этого плана Дэйнс будет играть определенную роль. Да, ситуация приобретала драматический оттенок.

— Вы не знаете, где они его держат? — поинтересовалась Рия.

— Точно не знаю, но предполагаю, что где-нибудь на территории гарнизона. Зданий там много, но зачем это вам? Надеюсь, вы не собираетесь биться с целым гарнизоном?

Почти на каждом снимке рядом с Дэйнсом находилась какая-то женщина. Первой на нее обратила внимание Рия.

— Кто это? — спросила она Кантрелл. Та покопалась в пачке и нашла снимок, где эта женщина была сфотографирована крупным планом.

— Вот, посмотрите, — показала майор. — Это звездный капитан Трэйси, правая рука командующего гарнизоном.

— Женщина впечатляющая, — заметил Роуз. — Я имею в виду ее габариты.

— Такими в детских книжках рисуют ведьм, — презрительно скривила губы Рия. — А что касается роста, то да, наш Хог едва достанет ей до груди.

— Кто там поминает меня всуе? — вдруг раздался его голос.

— Не всуе, а в связи, — смеясь, ответил Джереми. Хог подошел к столу, и Рия, покраснев, сунула ему под нос голоснимок.

— О-о, вот это да! — усмехаясь, протянул Хог. — Знойная женщина моей мечты.

— Эта дама будет потяжелее тебя килограммов примерно на двадцать, — произнес Роуз. — И нисколько не уступит тебе в силе.

— Тем слаще окажется вкус победы. — Хог повернулся к Кантрелл. — Что представляет собой эта мадам? — спросил он.

— Элементал, как видите. Занимается разного рода текущими вопросами в гарнизоне, — рассказывала Элайна. — Ее шеф, звездный полковник Денард Деверо, тоже элементал, большая шишка на Курчевале. Оба они — заслуженные герои войны, с ними считаются. Что касается лично ее, то, по нашим сведениям, она неглупа и симпатична, но при личной встрече я посоветовала бы вам держаться от этой особы подальше.

Хог рассмеялся и бросил голоснимок на стол.

— Ее присутствие на всех снимках далеко не случайно, — продолжала рассказывать Элайна. — Если Деверо поручил ей присматривать за Дэйнсом, значит, он для них представляет особую ценность.

— Это дает нам еще больше пищи для размышления, — произнес Роуз. — Ваши разведчики не выяснили, сколько времени они еще провозятся с кораблем?

— В том-то все и дело, что на корабле происходят какие-то странные вещи, — торопливо заговорила Элайна. — Обычно Кошки снимают с компьютеров захваченного корабля всю информацию, после чего сжигают его.

— На этом корабле действительно много технических новинок, — согласилась Рианнон.

— Нет, — возразила Кантрелл. — Можете мне поверить, тут происходит что-то не то. Технологические новинки Внутренней Сферы никакого отношения к тому, что делается на корабле, не имеют. К тому же технологии кланов и Внутренней Сферы абсолютно различны, я бы сказала, что они взаимоисключаемы. Нет, — решительно произнесла женщина. — Я говорю вам совершенно точно — идет ремонт корабля.

Рия посмотрела на брата.

— Не знаю, как ты, а я чувствую, что Мето оказалась права.

— Внутренние работы уже закончены, — горячилась Кантрелл. — Отчеты начали поступать еще вчера, а сегодня состоялась последняя инспекция. А что там они сделали внутри — мы не знаем.

— Понятно, — произнес Роуз. — Я почти уверен, что Кошки сверхновой звезды планируют использовать «Трэйси» для возвращения на Уолкотт. А уж там они развернутся на полную катушку. Следовательно, мы обязаны предотвратить нападение, не дать им поднять корабль в воздух. Если они взлетят и пристыкуются к «прыгуну», произойдет катастрофа.

— И вообще, я считаю это свинством, — встрял в разговор Хог. — На этом корабле, по идее, должен возвращаться на Уолкотт я, а не какие-то шелудивые коты. Да как они смеют отнимать мой корабль?!

В шутке Хога было слишком много правды, о чем все как-то позабыли.

— Пока время есть, — продолжал Джереми. — Мы начнем действовать не раньше, чем они вплотную займутся погрузкой. Тогда вся операция займет ровно два часа. Хог, — приказал Роуз. — Через час собери всех «Черных шипов» в этой комнате. — Джереми взял со стола снимки и протянул их Кантрелл. — Майор, мне нужно поговорить с вашим начальством как можно быстрее. Строго говоря, немедленно. Я понимаю, что они считают захват корабля нашим личным делом, но в корне не согласен с такой поверхностной оценкой. Я должен в последний раз попытаться убедить их в том, что они заблуждаются и эта прискорбная ошибка может дорого нам всем обойтись. Попытайтесь образумить своих лидеров, объясните им мою позицию и возможные последствия. Пойдемте!

Кантрелл и Роуз вышли из комнаты. Проходя мимо сидящей у стола Рии, Хог улыбнулся и как бы случайно провел рукой по ее плечу. Рия вскинула голову, но Хог уже выходил из комнаты, направляясь в основную пещеру, где ремонтировались роботы «Черных шипов».

Рия знала, что именно потребуется Роузу для планирования операции, и, пользуясь голоснимками и устными рассказами Кантрелл, начала составлять план площадки, на которой располагался корабль. На первый взгляд работа была нетрудной, но сказывались отсутствие детальной информации и нехватка времени. Рия нервничала, постоянно возвращаясь к различным частям плана, и заново переделывала их, но в конце концов что-то у нее получилось.

Она начала работу с описания расположения корабля. Корабль класса «Юнион» должен приземляться на четыре громадных ноги. Однако при вынужденной, внезапной посадке шарообразный корабль начинало болтать из стороны в сторону с такой силой, что иногда ему просто не удавалось сесть строго вертикально. Судя по имеющимся голоснимкам, «Трэйси» садилась при сильном крене. Скорее всего, перед посадкой корабль летел параллельно поверхности земли, а при самой посадке сильно ударился. Отсюда и появился большой наклон.

Но корабль ударялся о землю не один раз, а целых три. Последние секунды посадки он практически скакал по земле. Первый удар смягчили ноги корабля, но при этом его левая нога не выдержала нагрузки и отломилась. «Если бы ее нормально отремонтировали на Уолкотте, — подумала Рия, — то она выдержала бы». После второго удара отвалился крепеж еще одной ноги. Хорошо, что хоть сама нога выдержала, иначе корабль просто перевернулся бы. Вскоре последовал третий удар. Таким образом, пропахав по земле многокилометровую борозду шириной в тридцать метров, «Трэйси» остановилась. Вторая нога корабля, как ни странно, выдержала этот удар. Только благодаря тому, что та отвалилась не сразу, а уже после посадки, корабль хоть и с большим наклоном, но остался стоять и не упал набок. Третья нога корабля тоже переломилась, но не отлетела, а оказалась зажатой между первичным фиксатором и корпусом. На всем корпусе корабля не оставалось ни одного метра неповрежденного металла. Рия изумилась. По ее мнению, корабли в таком состоянии уничтожают, этот же спешно готовился к полету. Невероятно! Возле наиболее поврежденной северо-восточной стороны корабля клановцы быстро возвели несколько маленьких зданий. Согласно данным разведчиков, в них находились аппаратура и различный инструмент для ремонта, а также и небольшая подстанция. С западной стороны строители поставили небольшой городок из сборных домиков. Они были поставлены, что называется, на скорую руку всего за полдня и предназначались для рабочих, ремонтирующих корабль. На южной стороне находился только один домик, по-видимому, в нем размещалась столовая. С северной стороны располагались два домика, один из них предназначался для администрации, а другой — для продовольственного склада. Все домики находились недалеко друг от друга, из каждого можно было увидеть, что делается в соседнем. Рия посчитала, что это — очередная мера предосторожности, предпринятая клановцами на всякий случай. Учитывая скорость возведения городка, небывалую даже для кланов, а также их предусмотрительность, Рия предположила, что домики, вероятно, имеют между собой устойчивую связь.

Охрану городка осуществляло специальное подразделение, включающее звезду из четырех боевых роботов и пяти элементалов. «Состав для кланов довольно необычный, — подумала Рия. — Похоже, что и в самом деле в четырнадцатом гарнизонном соединении используется какая-то своя тактика». Элементалы, как правило, находились недалеко от базы и помогали поднимать на корабль тяжелое оборудование и инструменты, а боевые машины методично обходили всю территорию. Хотя ни один из роботов не повторял за день один и тот же маршрут, разведчики сообщили места, которые подвергались осмотру чаще всего. Клановцы не поставили ни вышек, ни забора, да этого и не требовалось. Корабль лежал как на ладони, вокруг него на многие километры простиралась равнина, где даже деревце или пригорок были большой редкостью. Защитники корабля пребывали в уверенности, что заметят любое приближение противника издалека и смогут приготовиться к встрече. Сразиться со звездой клана могли себе позволить только «Черные шипы», силы сопротивления не обладали вооружением, способным причинить роботам хоть какой-нибудь ощутимый вред. «Сомнительно, чтобы боевые роботы и элементалы находились у корабля для отражения возможной атаки бойцов отряда, скорее всего, — думала Рия, — это всего лишь обычные меры предосторожности». Но как раз этой звезде и предстояло схватиться с «Черными шипами».

Рия расстелила карту посреди стола и начала делать последние приготовления. Она поместила на карте маленькие камешки, это были места, где постоянно находятся элементалы. Камешками чуть побольше девушка обозначила боевые машины клана. Затем она встала, подошла к своему шкафу и вынула из сумки кошелек с монетами. Рия рассыпала монеты на столе и на каждой из них написала имя одного из воинов «Черных шипов». Она только закончила надписывать монету с названием робота Киттен, как в комнату вошел Хог с первой группой бойцов отряда. Почти вслед за ними появился Роуз. Он подошел к столу, с уважением посмотрел сначала на карту, потом на сестру и улыбнулся.

— План составлен очень вовремя, — произнес он. — Я убедил их, мы будем захватывать корабль.

XXVIII

Курчевал

Зона оккупации Кланом Кошек сверхновой звезды

4 августа 3057 г.


Кантрелл ворвалась в комнату и сразу включила свет.

— Подъем и к бою, ребята! Выступаем немедленно. — Она оглядела комнату и улыбнулась. Несмотря на то что воины легли спать всего несколько часов назад, все они вскочили почти мгновенно. Некоторые успели даже одеться и уже проверяли оружие.

Внезапно за ее спиной раздался угрожающий щелчок спускаемого предохранителя. С лица Кантрелл тут же слетела улыбка, а сердце с такой же скоростью ушло в пятки. Она повернула испуганное лицо и увидела Аякса. Мило улыбаясь, он опускал свой пистолет в кобуру. Элайна даже не заметила, как ему удалось зайти ей за спину. «По воздуху он, что ли, летает?» — пронеслось у нее в голове.

— Совсем неплохо, — пробормотала она, когда ее сердце вернулось на прежнее место. — Вы, случайно, не пехотинец?

— Ну что вы, куда мне до них. — Аякс отрицательно замотал головой, все еще продолжая улыбаться.

— Что случилось? — спросил Джереми, протирая глаза.

— В сторону площадки двигаются Рыцари, — коротко ответила Кантрелл. — Целый тринарий боевых роботов.

— Я думал, что операция будет проводиться силами гарнизона, — удивился Юрий. — Что там собираются делать Рыцари?

— Представления не имею, — Кантрелл пожала плечами, — но как бы там ни было, они направляются к кораблю. Пока мои разведчики следят за ними, однако когда Рыцари выйдут на равнину, мы их потеряем.

— Как давно они вышли? — спросила Эсмеральда. Кантрелл посмотрела на свой хронометр.

— Около часа назад. Они пройдут мимо последнего разведчика меньше чем через полчаса, и до площадки им останется идти часа четыре, самое большее — пять.

— Следовательно, у нас есть как минимум два часа форы, — заметил Роуз. — Вы не знаете, что происходит у Денарда?

— Да ничего особенного, — не очень уверенно отозвалась Кантрелл. — Вроде бы все как обычно. Правда, в сторону холмов из гарнизона отправились несколько боевых роботов, аэротранспортер с пехотой и несколько элементалов, но какое отношение это имеет к нам? Они же идут совсем в другую сторону.

— Так, все понятно, дети мои, — покачал головой Хог. — Похоже, началось.

— В каком-нибудь из этих отрядов есть АВВП? — тут же спросил Роуз.

— Да нет, они все в гарнизоне, и никто не знает, пустят их в дело или нет.

— Сколько времени конвой будет в пути? — Кантрелл удивленно посмотрела на Роуза. Тот сразу понял и пояснил: — Ну, тот караван, который направляется к кораблю.

— А, примерно через час, если двигаться на полной скорости.

Джереми торопливо пошел к дверям, за ним последовал Белл. Стараясь не отставать от Роуза, рядом с ним семенила Кантрелл.

— Перехватить их нам не удастся, — заметил Белл, поправляя охлаждающий жилет. Роуз молча кивнул. Быстрым шагом они вошли в главную пещеру и остановились. Вскоре к ним присоединились остальные «Черные шипы», и каждый направился к своему роботу.

Ремонтники потрудились на славу, на некоторых роботах им удалось заменить броню, но часть внутренних систем, поврежденных в битвах с Кошками, по-прежнему не работала. Стараясь сделать свои машины вновь боеспособными, «Черные шипы», не уступая техам, работали не покладая рук. Днем и ночью они копались в своих машинах, выискивая неполадки, но из-за нехватки оборудования и необходимых инструментов многое осталось несделанным. Больше всех пострадал «Великий Дракон», его пусковая установка так и осталась неотремонтированной.

— Все готовы? — спросил Роуз Аякса. Тот утвердительно кивнул.

Странные отношения складывались у Роуза с этим коротконогим крепышом. Старше Роуза и наверняка более опытный, он никогда не кичился своими заслугами, не встревал в разговор без необходимости и не совался к Роузу с советами. Если тот ошибался, Аякс никогда не торопился с критикой. Роуз понимал, что, хотя Аяксу наверняка есть что сказать, молчит он вполне сознательно, давая ему, Роузу, возможность самому понять свои ошибки, чтобы никогда не повторять их впредь.

— Ты понимаешь, что от вас зависит, выиграем мы или вся наша затея пойдет прахом, — произнес Роуз. Молчаливый Аякс низко наклонил голову, давая понять, что он хорошо сознает меру своей ответственности. Роуз рассмеялся. — Ну, желаю удачи, — сказал он и хлопнул Аякса по широкой крепкой спине.

— Наша задача очень проста, капитан, — весело ответил он, — стрелять как можно точнее, а это мы делать умеем. Уж если кто и нуждается в удаче, так это ты. — Он подмигнул Роузу и направился к своему «Ворону». Роуз подумал, что командир разведотделения совершенно прав. Удача ему сейчас была крайне необходима. Кантрелл хлопнула Роуза по руке и направилась к своему «Хозяину Саванны». Джереми посмотрел, как она, на ходу надев шлем, подошла к аэрокару. Видимо, чувствуя на себе его взгляд, она вдруг обернулась, и Роуз помахал ей. Махнув в ответ, Кантрелл села в кабину. Дастин, запустив винты, уже сидел там. Кантрелл подняла машину и направилась к выходу. Роуз подождал, пока в пещеру не вошел последний воин «Черных шипов», и только после этого направился к своей «Секире». С момента появления Кантрелл прошло всего двадцать минут, а все бойцы уже находились в своих боевых роботах. Хотя время поджимало, Роуз не стал сразу включать термоядерный двигатель. Процедура его холодного запуска занимает всего пять минут, но при этом возрастает износ систем, что может сказаться в дальнейшем, и Джереми решил сначала прогреть двигатель и все внутренние системы. Снова перед его глазами всплыл образ Речел. Что с ней? Роуз помнил о Речел постоянно, мысли о ней и будущем ребенке не покидали Джереми никогда. Они отходили на задний план во время разных встреч и совещаний, во время разговоров и битв, но стоило Джереми остаться одному, он сразу вспоминал о Речел. Уже в сотый раз он думал о том, что ждет их в будущем. А будет ли у него будущее? Затрещал канал внешней связи.

— «Ровер-один» вызывает «Черных шипов». Как слышите меня? — раздался голос Кантрелл.

Роуз переключился на канал индивидуальной связи.

— Говорит «Командное-один», слышим вас хорошо.

— Направляюсь на площадку и надеюсь скоро встретиться. «Ровер-один», конец связи.

Роуз отключил передатчик и проверил системы своего робота. Все системы работали нормально. Уже заканчивая проверку панели управления, он увидел, как Аякс в сопровождении своих бойцов направился к выходу из пещеры. За ними последовала Рианнон. Проходя мимо Роуза, она подняла правую руку своего «Феникса». Роуз включил канал индивидуальной связи.

— Как самочувствие, сестричка? — спросил он.

— Все в полном порядке, Джереми, — задорно ответила Рия. — А ты, мне кажется, нервничаешь. Что-нибудь не в порядке?

«Да все тут не в порядке, — подумал Роуз. — Но разве об этом можно говорить сейчас?» Он быстро произнес:

— Не забудь, что твое сообщение должно восприниматься клановцами просто как посторонний шум, поняла? Наложи побольше помех и постарайся передать побыстрее.

— Все будет хорошо, братик. — Рия хихикнула. — Не слишком высовывайся навстречу Кошкам и не переживай, я скоро вернусь. — Рия выключила связь, прежде чем Роуз смог ей ответить.

«А может быть, это и правильно, — размышлял он. — Что-то я сегодня не в настроении, мог ляпнуть ей какую-нибудь чепуху, и оба потом переживали бы». Он включил главный обзор и увидел, что в пещере оставались последние шесть роботов «Черных шипов». Датчики показывали, что они готовы двигаться, и Джереми перешел на канал общей внутренней связи. Теперь он мог говорить с любым воином боевого отделения.

— Говорит «Командное-один». Вперед! — скомандовал Роуз.

При первых звуках голоса командира Хог на «Повелителе Битв» двинулся с места и первым устремился к выходу. За ним последовали Мето и две «Дикие Кошки», замыкали строй Роуз и Белл.

Для более эффективного выполнения задания Роуз решил разбить отделение на две группы. Первую составили все легкие роботы, а тяжелые, ударные машины вошли во вторую. Кроме того, сами группы Роуз поделил на двойки. Такая тактика хорошо зарекомендовала себя на Боргезе, где «Черным шипам» постоянно приходилось биться с противником, превосходящим их в численности.

Вслед за Эсмеральдой Роуз шел вверх по тоннелю навстречу последним лучам заходящего курчевалского солнца. На холмы Курчевала ложилась вечерняя мгла, длинные тени деревьев переплетались на земле и склонах холмов, образуя причудливые узоры. Отдалившись от пещеры, «Черные шипы» свернули на север. Уходя от своего убежища, Роуз подумал, что, даже если клан и не обнаружит базу сопротивления Курчевала, дни его сочтены. Кошки сверхновой звезды не уничтожили движение сопротивления до сих пор только потому, что считали его пока что не слишком назойливой мухой, на которую жалко тратить и время, и силы. Даже не исключено, что клан знал о существовании базы.

Роуз переключил внимание на идущую впереди него «Дикую Кошку». Робот выходил на равнину.

Наступил вечер, на неприютном курчевалском небе зажглись первые звезды. Выйдя на равнину, роботы развернулись и пошли шеренгой, внимательно наблюдая за флангами и тылом. Роуз шел в самом центре, но не потому, что был командиром, а потому, что его робот, начиненный самым современным вооружением, обладал большой ударной силой и мог в считанные секунды опрокинуть внезапно появившегося противника.

«Черные шипы» двигались по направлению к «Трэйси» со скоростью шестьдесят километров в час. Роуз посмотрел на хронометр — они шли уже сорок с лишним минут. Внезапно в наушниках раздался голос Хога.

— Есть контакт.

Роуз сбавил скорость и повел робота вправо, чтобы встать между Хогом и противником. Через несколько минут его догнали Джамшид с Эсмеральдой и пошли рядом. Три многофункционала медленно подходили к цели. Теперь и сам Роуз увидел противника — четыре боевых робота клана из отряда охранения площадки. «Черные шипы» появились перед клановцами неожиданно, и хотя те находились в зоне обстрела, Роуз не стал открывать огонь, а повел своих роботов на сближение с ними. На ходу он навел придел на ближайшего робота — «Повелителя Битв». Разглядывая вражескую машину на экране основного обзора, Роуз подумал, что при таком слабом освещении отличить его от робота Хога практически невозможно. Включился канал внутренней связи, и одновременно раздались голоса Джамшида и Эсмеральды, они запрашивали командира, что им делать. Не отвечая, Роуз навел прицел на шею вражеского робота и, согнув левую руку, дал залп по нему из всех своих ПИИ. Не прошло и секунды, как прогремели выстрелы «Диких Кошек», и вся равнина превратилась в пылающий ад.

Роуз был абсолютно уверен, что до его выстрела охрана площадки принимала «Черные шипы» за приближающийся отряд Рыцарей. «Кантрелл постаралась на совесть», — отметил Роуз. И действительно, ее ремонтники раскрасили машины «Черных шипов» в цвета Рыцарей так здорово, что даже у Кошек не возникло никаких сомнений. Единственное, чего не смогли сделать люди Кантрелл, так это подобрать частоту, на которой работают передатчики Рыцарей, поэтому атакующим бойцам пришлось идти на клановцев с максимальной скоростью, чтобы не дать противнику времени разобраться, кто же, собственно, приближается к ним. Однако нужно заметить, что клановцы среагировали быстро, они открыли огонь по «Черным шипам» сразу после первых же залпов.

Все четыре выстрела Роуза попали в цель. Грудь «Повелителя Битв» оказалась изрезанной яркими голубыми лучами. Прошив робота насквозь, они дошли до самого его сердца. Добили «Повелителя Битв» «Дикие Кошки». Своими мощньщи лазерами они разрезали кожух двигателя робота и вывели из строя его массивный гироскоп. Боевая машина начала падать, но водитель успел выскочить из кабины и тут же исчез в темноте.

Навстречу Роузу вышел робот «Галаад» и дал по нему залп из спаренных винтовок Гаусса. Урановые пули застучали по груди «Секиры», заставив ее на секунду остановиться. Джереми отдавал себе отчет, что при такой острой нехватке времени их главный козырь — внезапность. Задача «Черных шипов» — любой ценой не дать клановцам опомниться. Стараясь сохранить равновесие после ударов, он выпустил в неприятеля десять ракет.

Его залп тут же был поддержан «Дикими Кошками». В общей сложности навстречу атакующему «Галааду» полетело девяносто ракет, и все они попали в цель. Робот исчез в клубах черного дыма, раздались взрывы, в центральной части его вспыхнул огонь, и «Галаад», покачнувшись, упал навзничь.

Роуз переключился на следующую цель. Это был «Гончий Ада», он перезаряжал свое вооружение после залпа по Джамшиду, и Джереми решил воспользоваться его временной беззащитностью. Подойдя к противнику как можно ближе, он нажал на триггеры и вполголоса выругался: его ПИИ тоже еще не зарядились. Опасаясь, что клановец убежит, Роуз держал его на прицеле и напряженно ждал, когда можно будет стрелять. «Гончий Ада» стоял на месте, видимо, перезарядка у него подходила к концу. «Черт подери!» — заорал Роуз и увидел, как перед его глазами загорелась зеленая лампочка. Джереми тотчас нажал на триггер и выпустил по клановцу два режущих луча. Один выстрел прошел мимо, другой попал в треугольную голову «Гончего», как раз туда, где находится кабина водителя боевой машины. Робот рухнул почти сразу, ударившись о землю, он обдал Джереми фонтаном грязи и песка.

— Это тебе за Ангуса, — прошептал Роуз.

Осмотрев поле боя, командир «Черных шипов» не увидел больше ни одного вражеского робота. Последний клановец юркнул за корабль, как только битва началась, и неудивительно. Очень легкий тридцатипятитонный «Сапсан» не мог противостоять тяжелым ударным роботам противника, в то же время догнать быстроногого клановца ни «Секира», ни «Дикие Кошки» не могли. Роуз включил линию внутренней связи.

— Один легкий робот бежит в твою сторону, — сообщил он Беллу и сразу же получил ответ:

— Уже прибежал... Отбегался: Мето догнала его и уложила.

Роуз крайне удивился. Он знал, что куритяне давно ведут эксперименты по созданию тяжелых высокоскоростных роботов, но поверить в их существование ему было. очень трудно. То, что внешне малоповоротливый грузный «Великий Дракон» мог оказаться таким прытким, представлялось Роузу почти невероятным.

Джереми еще раз осмотрел поле битвы и приготовился двинуться вперед, но вдруг с изумлением увидел, что дымящийся боевой робот «Галаад» пытается подняться. Если бы Роузу кто-нибудь сказал, что получивший девяносто ракет робот может остаться в живых, он посчитал бы такого человека или фантазером, или трепачом, но вот теперь Джереми собственными глазами наблюдал, как обгорелый почерневший робот, силясь подняться, перекатывался из стороны в сторону. Роуз поднял правую руку и только собирался дать по неприятелю залп, вдруг увидел, что к тому на полной скорости приблизилась «Дикая Кошка» Эсмеральды. Постояв немного, «Кошка» занесла ногу и с силой опустила ее на кабину поверженного клановца. Раздался страшный треск, и голова робота превратилась в месиво. Еще несколько раз нога могучей машины опускалась на врага, и только когда вместо человекообразной фигуры на земле появились кучи обломков, Эсмеральда прекратила свою жуткую работу. Она отвернулась от своей жертвы и направила робота на север.

Ни один павший в боях с ненавистными кланами воин не остался без отмщения «Черными шипами» в сегодняшней битве.

XXIX

Курчевал

Зона оккупации Кланом Кошек сверхновой звезды

4 августа 3057 г.


Разведотделение двигалось цепочкой на северо-восток, и с ним шла Рианнон. Соблюдая предельно высокую скорость, разведчики намного опережали идущую далеко позади них основную колонну «Черных шипов». В задачу Аякса и его бойцов входило занять удобную позицию и, встретив приближающихся клановцев шквальным огнем, остановить их. Рии на ее роботе было трудновато угнаться за скоростными машинами разведки, поэтому все внимание ока сконцентрировала на управлении. Как только отряд вступил на равнину, Рия остановилась и посмотрела на карту. К ней подошла Киттен, остальные же «Черные шипы», обойдя их, продолжили свой путь дальше.

— Доброй охоты, — тихо произнесла Рия вслед уходящему в опасную темноту Аяксу.

— И тебе удачи, — ответил командир. — «Разведка-четыре», — приказал он, — отвечаешь за ее сохранность. Рия теперь почетный разведчик нашего отделения, так что смотри!

— Смотрю! — ответила Киттен со смешком. — Не беспокойся, «Разведка-один», я в обиду Рию не дам, буду оберегать ее, как родную сестру.

Уходящие разведчики сначала скрылись из виду, а затем исчезли и с экранов сканеров. Девушки остались одни. Рия отключила двигатель робота и все его системы, кроме внешней связи, затем то же самое сделала и Киттен. Рия сидела в звенящей тишине кабины «Феникса» и ждала.

— Говорит «Разведка-четыре», я готова, как слышимость?

Рия покрутила ручку настройки и прошептала в микрофон:

— Говорит «Командное-два», слышу нормально. — Она посмотрела на установленный в панели управления хронометр и отметила время. Ей оставалось только ждать. Ждать, после чего приступить к выполнению своего задания.

Джереми настаивал, и Рия согласилась с ним, что в случае, если операция по освобождению корабля провалится, об этом следует сообщить на «прыгун». Рии не хотелось даже и думать о том, что их операция может кончиться неудачно, но Роуз всегда убеждал ее, что избежать худшего можно только одним способом — подготовиться к нему. Убедил он сестру и на этот раз. Поскольку силы сопротивления Курчевала не обладали достаточно мощной аппаратурой, передать в случае необходимости сообщение на «прыгун» мог только «Феникс» Рии, оборудованный ультрасовременным центром дальней связи.

Наиболее безопасным способом могла стать передача сообщения при помощи сжатого луча, в этом случае уменьшалась вероятность обнаружения его клановцами. Но в равной степени уменьшалась и вероятность попадания луча на приемник Т-корабля, малейшее отклонение — и луч пройдет стороной, мимо ожидающего «Черных шипов» корабля. Тогда Роуз решился на последнее — отправить сообщение на «прыгун» расширенным лучом.

В этом случае шанс ошибиться был равен нулю, но, хотя компьютер Рии смог сжать зашифрованную информацию до минимума, все равно полусекундное сообщение прозвучало бы на приемниках клановцев колокольным звоном.

Согласившись и на это, Джереми решил обезопасить Рию при перехвате неприятелем сообщения. Для этого Рия в сопровождении Киттен вышла на равнину, и обе они выключили двигатели роботов. Теперь, как только температура боевых машин станет равной температуре окружающей местности, Рия пошлет свое сообщение. Разумеется, враги тут же перехватят его и попробуют определить точку, откуда оно исходило. Обычно на прощупывание даже очень больших площадей хватает одного часа. Если при поиске клановцы заметят работающего робота, им все станет ясно, но, не обнаружив такового, они либо могут принять сообщение за странные атмосферные шумы, либо подумают, что его отправили силы сопротивления. Такой результат «Черных шипов» не волновал, главное, чтобы поиски не велись дольше, тогда Рия с Киттен успеют спокойно уйти.

Там, в пещере, разработанный план казался Рии великолепным, здесь же, в кромешной темноте и холоде кабины, мнение Рии начало постепенно меняться. В конце концов она успокаивала себя тем, что, если даже клановцы и обнаружат ее, замысел Роуза увенчается полным успехом.

Рия не хотела никого брать в сопровождающие, но Джереми не желал и слышать о том, чтобы отпустить Рию одну. Сейчас же она была бесконечно рада тому, что рядом есть Киттен, хотя не слышала и не видела ее. Сознавая, что она не одна, Рия уже не чувствовала себя покинутой и беззащитной.

Хронометр медленно отсчитывал минуты, Рия не сводила глаз с часов и, как только стрелка подошла к двенадцати, нажала на кнопку передатчика. Сообщение ушло, прежде чем Рия успела снять палец с кнопки.

Оставалось ждать еще один час. Напряжение понемногу спадало, и, несмотря на холод, Рия начала клевать носом. Из полудремотного состояния ее вывел приглушенный звук сигнала тревоги. Она посмотрела на хронометр: со времени передачи сообщения прошло полчаса.

— «Командное-два», прямо над нами истребитель, — услышала Рия шепот Киттен.

«Странно, — подумала Рия. — Роботы отключены. Как они смогли нас обнаружить?»

Она включила микрофон.

— «Разведка-четыре», откуда тебе это известно? Я ничего не вижу.

— Я слышу звук их моторов, — ответила Киттен. — Я немного приоткрыла люк. Они прямо над нами, — уверенно прошептала Киттен.

Рианнон чертыхнулась и стала запускать двигатель. Надрывать машину холодным запуском она не решилась и предпочла процедуру с предварительного подогрева. Если бы она могла знать, как дорого ей обойдется эта бережливость! Шум внутри робота подсказал ей, что термоядерный реактор начал подавать энергию на внутренние системы «Феникса». Рия включила сканер в режим дальнего обзора и облегченно вздохнула — экран оставался чист. Значит, у Рии было в запасе еще немного времени, ведь сканер оповещал о приближении опасности ровно за пять секунд до появления противника на экране.

Рия посмотрела на «Пантеру»: Киттен запустила холодный двигатель, и теперь робот был уже готов к встрече с неприятелем. Истребители — это не шуточный противник, Рии и Киттен придется туговато, если они хотят защитить себя. «Пантера» стала поворачиваться вправо, и тут Рия увидела на экране две быстро приближающиеся цели.

— Вижу две цели, — закричала она в микрофон. — Направление три-четыре-четыре. Истребители зашли для атаки на Рию. Ревя двигателями, они пикировали прямо на нее.

Рия рванула рычаг управления, но процесс запуска двигателя еще не закончился, и «Феникс» стоял неподвижно. Рия увидела, как к ней метнулись шесть ярких лазерных лучей, и закричала.

Взрывая землю, лучи приближались к роботу Рии. Она кричала и судорожно рвала рычаг управления, но все было напрасно: робот не двигался.

Меньше чем через секунду лучи приблизились и переполосовали робота вдоль и поперек. На спине и плече «Феникса» появились глубокие разрезы, местами лучи проникли внутрь робота. Видя беззащитную цель, истребители снова зашли для атаки. На этот раз им удалось поджечь установку для запуска антиракет, и робота потряс страшный взрыв. Один луч полоснул по приборной доске, посыпавшиеся искры больно обожгли руку и ногу Рии. Она металась по кабине и кричала, кричала... Внутри «Феникса» продолжали греметь взрывы, куски металла со свистом врезались в защитный кожух термоядерного двигателя и в конце концов разбили его. Повредилась магнитозащита термоядерного реактора, и сам двигатель оказался на грани взрыва. Сработала автоматическая система самозащиты, но помочь роботу было уже нельзя, жить ему оставались считанные секунды. Вне себя от ужаса, Рия попыталась выбраться из кабины, в панике она даже забыла, что конструкторы предусмотрели все: перед тем как отказывает система жизнеобеспечения водителя, специальная катапульта отстреливает кабину. Так и произошло. Теряя сознание, Рия вдруг ощутила толчок катапульты, и кабина взмыла вверх. Изрезанный лазерами, искромсанный взрывами «Феникс» непоколебимо стоял посреди равнины, отказываясь падать даже после смерти.

Киттен подготовилась к встрече с истребителями заранее, она даже не обратила внимания на возгласы Рии и повернулась навстречу подлетавшим клановцам. Киттен видела, как первый истребитель начал пикировать на нее, и подняла правую руку «Пантеры». Сразу стрелять по самолету Киттен не стала, хладнокровно подпустив его поближе, она поправила прицел и, как только лазерные лучи, взрезая землю, стали быстро приближаться к ней, выпустила по врагу залп ракет ближнего боя. Когда истребитель пролетал прямо над Киттен, она выстрелила из своего ПИИ прямо ему в брюхо.

С залитой лучами лазеров «Пантеры» слетело несколько листов брони. Киттен посмотрела на датчики и удивилась: все внутренние системы находились в полном порядке. Она снова проверила состояние внутренних систем и удовлетворенно хмыкнула.

Киттен промахнулась, ее ПИИ не прошил корпус самолета, он отрезал ему правое крыло, то самое, которое всего несколько секунд назад слегка повредил ракетный залп. Пилот истребителя так и не понял, почему от попадания в самый край крыла оно вдруг отвалилось и самолет, перевернувшись, стал с ревом приближаться к земле. Киттен проводила самолет прощальным взглядом, с большим удовольствием наблюдая, как он взорвался. Затем она стала просматривать местность, ища кабину с Рией. Несколько секунд, показавшиеся Киттен часами, она обшаривала все вокруг и наконец к западу от себя засекла радиомаяк. Киттен уже сделала несколько шагов, как вдруг вспомнила, что истребителей было два, и начала прощупывать сканером небо. Вскоре появился второй истребитель, на этот раз он заходил с юга, и Киттен приготовилась к битве.

Она встретила самолет ракетным залпом буквально за доли секунды до того, как пилот приготовился облить Киттен лазерным огнем. Выпустив, по истребителю несколько ракет, Киттен рванула робота вправо, и лазерные лучи прожгли черную борозду в метре от ноги робота. «Пантеру» качнуло, но Киттен смогла удержать машину и, развернув его, стала готовиться к очередной атаке. Однако ее не последовало, ракеты Киттен попали в цель, хвост самолета загорелся. И с таким повреждением пилот клановцев мог бы вполне продолжать атаковать Киттен, но, видимо, на него подействовала смерть товарища. Не став искушать судьбу, он развернул свой самолет и пошел на базу. Киттен неподвижно стояла до тех пор, пока не убедилась, что исчезнувший с экрана истребитель снова не вернется, и только после этого направилась к маяку. Внезапно Киттен поразилась тому, что в кабине слишком свежо. Девушка посмотрела вверх и оторопела — в разгаре боя она забыла закрыть крышку люка, и теперь она отсутствовала.

Менее чем в ста километрах от места битвы Киттен с истребителями клановцев, где-то на полпути между базой Клана Кошек сверхновой звезды и «Трэйси», Аякс вместе со своими разведчиками поджидал конвой неприятеля. Чтобы занять такое удобное положение, разведчикам пришлось нестись сюда на полной скорости, но зато теперь подход к кораблю был надежно перекрыт растянувшимися широкой цепью роботами «Черных шипов».

Аякс ожидал увидеть целую армаду и был очень удивлен, когда на экране сканера возникла только одна цель. Это был низко летящий аэромобиль вертикального взлета и посадки. Как говорил Роуз, в случае появления только одного АВВП Аяксу следует только посадить его, поскольку среди пассажиров обязательно должен находиться Дэйнс.

Аяксу было в общем-то безразлично, кто из разведчиков собьет аэромобиль, но, увидев, что это предстоит сделать именно ему, он даже обрадовался. АВВП шел прямо на него. Задачу командир разведчиков надеялся решить очень просто. Он выстреливает в АВВП, но не в него, а так, чтобы ракеты прошли у самого носа машины. В этом случае повредятся винты, АВВП не сможет лететь дальше, но вполне в состоянии сесть. Единственное, чего боялся Аякс, это того, что хрупкая машина развалится в воздухе.

Он навел на летевший АВВП все свое вооружение, но выстрелил только двумя ракетами ближнего действия. Пролетев мимо АВВП, они продолжили свой путь дальше. Аякс отключил взрыватели боеголовок. Хотя такое действие в положении «Черных шипов» выглядело крайним расточительством, пришлось пойти на это. Одна из выпущенных ракет даже ударила в корпус аэромобиля, но не взорвалась. Аякс внимательно вслушивался в звук мотора. Если его выстрел оказался удачным, грубый рокот мотора сменится свистом. Пока этого не происходило, и Аякс начал волноваться. Неужели он промахнулся? В этом случае включался в действие запасной вариант, и Аякс уже начал продумывать его выполнение, как внезапно послышался свист и АВВП стал снижаться.

Аякс, а вместе с ним Юрий и Лиза выскочили из своих укрытий, бросились к севшему аэромобилю и окружили его. Аякс включил мегафон.

— Внимание, всем находящимся в аэромобиле! Вы являетесь пленниками подразделения наемников «Черные шипы». Прошу всех выйти с поднятыми руками. В случае неповиновения или сопротивления открываем огонь.

Аякс включил расположенный на левом крыле «Ворона» прожектор, остальные разведчики сделали то же самое. Стало светло как днем, каждый камешек, каждая травинка были видны как на ладони.

Прошло несколько минут, и Аякс уже приготовился повторить приказ, но этого не потребовалось, боковая дверь АВВП стала медленно открываться. Первыми вышли два пилота, они отошли в сторону от двери, испуганно разглядывая направленные на них лазеры и ракетные установки. За пилотами выпрыгнули Дэйнс и двое его товарищей. Они смеялись, хлопали друг друга по плечам и размахивали руками, приветствуя Аякса.

Воинам «Черных шипов» показалось, что в машине больше никого нет, и они уже навели на нее свои лазеры, как вдруг дверь колыхнулась и на землю выпрыгнула звездный капитан Трэйси.

— Ничего себе, — прошептал Аякс. — Вот это удача!

На такой подарок никто и не рассчитывал. Предполагалось, что пленных не будет, но не взять Трэйси, первую помощницу Деверо, выглядело бы просто грубой ошибкой. Аякс снова включил мегафон.

— Звездный капитан Трэйси, признаете вы себя пленницей «Черных шипов» или нет? — Аяксу было противно разговаривать с клановцами, чью жестокость он испытал на собственной шкуре, тем более с такой изысканной вежливостью. Он прекрасно знал, что их пресловутый долг чести — всего лишь ханжеский гонор и апломб, но решил потешить самолюбие высокой пленницы.

Аяксу показалось, что рука женщины дернулась, он мгновенно навел на нее свой лазер и приготовился выстрелить в случае отказа. Звездный капитан посмотрела на лазер, кивнула и склонила голову.

— Прошу всех отойти от аэромобиля. — Аякс едва сдерживался, чтобы не закричать от радости. Когда все отошли, разведчики включили свои лазеры, и в считанные секунды аэромобиль превратился в груду горящего металла. — Капитан Дэйнс, разоружите со своими людьми пленных и держите их на мушке, я сейчас спущусь к вам.

XXX

Курчевал

Зона оккупации Кланом Кошек сверхновой звезды

4 августа 3057 г.


Капитан Джереми Роуз, стараясь не шуршать, вытянул руку и раздвинул густую траву, потом поднял к глазам бинокль со встроенным в него прибором ночного видения и навел его на «Трэйси». Между той картиной, что он видел на голоснимках, сделанных разведчиками сил сопротивления, и какую наблюдал сейчас, разницы почти не было. Уже в который раз он осматривал площадку, стараясь уловить малейшие изменения, но так ничего и не увидел. Роуз так же бесшумно расправил густорастущую траву и отложил в сторону бинокль. Изменений не было, он заметил лишь дополнения в виде еще одной звезды роботов, прохаживающихся по площадке.

Но это были не те второразрядные машины, с которыми Роузу и его друзьям уже приходилось драться здесь, на площадке находились вызывающе раскрашенные первоклассные многофункционалы с эмблемой Рыцарей сорок шестого полка Клана Кошек сверхновой звезды. Шипя в самое ухо Роуза, Кантрелл быстрой скороговоркой доказывала, что, по ее мнению, на площадке происходят очень странные вещи, но Роуз таковых не заметил. Будто стряхивая ненужные мысли, он мотнул головой.

— Это уже не важно, — прошептал он Элайне, и оба начали отползать, по-военному быстро и беззвучно. Низко пригибаясь и не переговариваясь, они направились в лес, к месту стоянки «Черных шипов». Наступила глухая ночь, и идти можно было не таясь, но осторожный Роуз предпочитал принимать меры предосторожности даже в тех случаях, когда другой человек забывает о них и думать.

Временная база «Черных шипов» находилась в центре небольших зарослей. Место оказалось очень удобным, оно находилось недалеко от «Трэйси», всего милях в пяти. Тонкие, но частые деревья полностью скрывали боевых роботов. Никто не заметил бы их в густой листве ни с земли, ни с воздуха.

«Черные шипы» расставили роботов плотным кругом, в центре которого находилась потрепанная «Пантера» — единственный боевой робот, получивший значительные повреждения в последней битве, все остальные машины вышли из боя без единой царапины и с почти полным боекомплектом. Учитывая обстановку, «Черные шипы» не выключали свои машины, в любую минуту водители могли ввести их в бой. Кроме того, в некотором отдалении постоянно находились разведчики Аякса. Они внимательно осматривали окружающую отряд равнину и следили за небом. Джереми оставался спокойным: с таким воином, как Аякс, безопасность бойцам гарантирована, поэтому некоторые из них мирно подремывали в своих роботах. Подойдя к лагерю, Роуз и Кантрелл увидели у ног «Секиры» сидящих Лизу, Дэйнса и звездного капитана Трэйси. Прежде всего, Джереми посмотрел в сторону «Пантеры», в кабине которой находилась его сестра. Несмотря на многочисленные заверения бывалого Аякса в том, что с Рианнон не случилось ничего опасного и она скоро придет в норму, Роуз не переставал волноваться за жизнь сестры. Когда Киттен нашла ее, она была без сознания. Серию страшных взрывов не выдержал даже нейрошлем, и Рия оглохла. Неоднократно бывавший в разных переделках Роуз понимал, что это состояние — временное и сестра придет в себя, но заставить сердце биться спокойно при взгляде на кабину «Пантеры» он не мог. Обнаружив Рию, опытная Киттен не стала пичкать ее ненужными медикаментами, она перетащила Рианнон к себе в кабину и направила побитую, но гордую «Пантеру» на базу. По дороге Рия иногда приходила в себя, пыталась встать, что-то кричала, размахивала руками, и Киттен пришлось призвать на помощь все свое умение и ловкость, чтобы одной рукой вести робота и не дать ему упасть, а другой удерживать Рию и не позволить ей случайно вывалиться из кабины. Роуз оторвал взгляд от «Пантеры» и направился к своему роботу, где уже находилась и Кантрелл. Лиза сидела на одном из пальцев ноги робота, держа в руках ручной пулемет. Словно заботливая молодая мать, она прижимала его к своей груди, направив тупой ствол оружия на звездного капитана Трэйси. Указательный палец правой руки Лизы прочно лежал на спусковом крючке. Роуз разрешил ей стрелять в Трэйси, если та сделает хотя бы шаг в сторону от роботов. Строго говоря, Трэйси начинала мешать «Черным шипам», толк от пленницы даже такого ранга был небольшой, а забот достаточно много. Правда, она сообщила, что Грета жива, и эта новость всех очень обрадовала. «Кажется, настал тяжелый час прощанья с доблестной девушкой, — подумал Роуз. — Прием окончен, пора расходиться по домам».

Как нахохлившаяся маленькая, но грозная птица, Элайна Кантрелл сидела недалеко от Лизы, следя за ней и за Трэйси. Сложив руки на внушительной груди, пленница стояла, опершись на робота, и с любопытством рассматривала приближающегося Роуза. Лицо Трэйси оставалось спокойным и надменным.

Подойдя, Роуз попытался сесть, но тут же встал и осмотрел свои штаны: на них налипло множество колючек. Он нагнул голову и стал методично выдергивать их. Кантрелл встрепенулась, вскочила и занялась тем же. Вскоре к ним подошла Эсмеральда.

— Разница все-таки есть, только вы ее не видите, — завела Кантрелл все тот же разговор. — Мои разведчики докладывали, что на площадке появились целый тринарий Рыцарей и звезда элементалов в полном боевом снаряжении. Видели вы их?

— Нет, не видел, — угрюмо согласился Роуз.

— Правильно, — подтвердила Кантрелл. — И не увидите, потому что они уже на корабле. — Элайна удовлетворенно улыбнулась и обратилась к Дэйнсу: — Капитан, я видела клубы пара, они идут откуда-то изнутри корабля, чуть выше его середины. Это что-нибудь означает?

— Да, они прокачивают позиционные двигатели.

Роуз и Эсмеральда переглянулись. Заметив их недоуменные взгляды, Дэйнс пояснил:

— Идет обычная предстартовая проверка всех систем.

— Насколько я знаю, — задумчиво сказал Роуз, — сначала проверяются основные системы, а затем вспомогательные. Следовательно, до старта остается не так уж много времени?

— Не больше часа, — сказал Дэйнс.

— А это значит, что нам пора действовать, — подвела итог Эсмеральда и улыбнулась какой-то волчьей улыбкой. Роуз посмотрел на нее и нахмурился: в последнее время ему не нравилось поведение Эсмеральды. Ее бесстрашие начинало перерастать в самоубийственность, она все меньше и меньше обращала внимание на опасности и вела свое отделение в самую гущу сражения. Она побеждала, но только благодаря случайностям. По мнению Роуза, отвага должна опираться на благоразумие, сами по себе бесшабашная удаль и надежда на слепую удачу ничего не стоят. Он все искал случая поговорить с ней наедине, но до сих пор ему это не удавалось.

— Вы знаете, что нужно делать? — спросил он Элайну, и та тут же кивнула.

— Ваша задача, железные человечки, расчистить мне путь, а об остальном я позабочусь. И не волнуйтесь — груз будет доставлен. — Для убедительности Кантрелл поднялась на цыпочки и похлопала Джереми по плечу.

— Ну ладно. — Роуз протянул ей руку, майор звонко хлопнула по его ладони своей и хитро подмигнула.

Дэйнс поднялся и вместе с Кантрелл направился к стоящим неподалеку боевым роботам. Эсмеральда пошла к своей «Дикой Кошке».

Роуз приблизился к Лизе.

— Извини, Лиза, но тебе не придется участвовать в сегодняшней битве, — сказал Роуз.

Не сводя глаз со своей пленницы, она улыбнулась.

— Ничего, в следующий раз повоюем. Кстати, сейчас это положение меня устраивает. Вы догадываетесь, на что я намекаю? — Роуз понимал, на что намекала Лиза, но ничего не ответил. Он немного отошел в сторону, чтобы не загораживать Трэйси от ее конвоира, и обратился к звездному капитану:

— Капитан, я ценю вашу помощь. — Трэйси отвернулась. Роуз посмотрел на рослую широкоплечую пленницу, покачал головой и продолжал: — Хочу вам сообщить новость, которая вас, несомненно, должна обрадовать. Дело в том, что я отдал приказ Лизе отпустить вас сразу же после того, как на площадке начнется стрельба.

Женщина резко повернула голову и с ненавистью посмотрела на Роуза.

— Вы понимаете, что говорите? — крикнула она. Лиза напряглась и повела стволом пулемета, но Трэйси не обратила на манипуляции Лизы никакого внимания.

Роуз вздохнул.

— Я все прекрасно понимаю, звездный капитан, но у меня с вами разные взгляды на жизнь, и в этом все дело. Поэтому я повторяю, элементал, как только мы пробьемся, вы можете идти куда вам будет угодно.

— Вы хотите сказать, что отпустите меня? — не веря своим ушам, переспросила она.

— Вот именно, — кивнул Роуз.

— Я не представляю для вас никакой ценности? Вы не собираетесь держать меня в качестве пленницы? — Голос Трэйси становился все более угрожающим, и Лиза снова заерзала, поудобнее устраивая пулемет.

— Мне не хотелось бы обижать вас, но вынужден ответить отрицательно, — смущенно проговорил Роуз. Зная законы кланов, он понимал, что, отпуская Трэйси, он тем самым оскорбляет ее как воина.

— Чем возвращаться в клан, не будучи выкупленной, я предпочитаю, чтобы вы меня убили. — Трэйси произнесла фразу спокойным твердым голосом.

— Ну что ж, это был ваш яичный выбор. — Роуз еще раз вздохнул. — Расстрелять, — приказал он, незаметно подмигнув Лизе.

Трэйси закрыла глаза и, ожидая исполнения приговора, подняла голову, но выстрелов не последовало. Постояв с минуту в своей гордой позе, она медленно открыла глаза и недоуменно повернулась к Лизе. Та сидела, беззвучно смеясь. Лицо Трэйси вспыхнуло.

— Простите нас, — сказал Роуз, — но я передумал, мы не будем вас расстреливать, но и пленницей вам оставаться никак невозможно. Прежде всего потому, что нам просто негде вас содержать. — Роуз немного подумал. — Ведь когда мы поведем наших роботов в атаку, вы же не собираетесь бегать за нами только для того, чтобы сохранить свой авторитет?

Трэйси остолбенело посмотрела на Роуза.

— Отпуская захваченного в плен воина просто так, без выкупа, — не замечая сарказма Джереми, говорила Трэйси, — вы наносите ему несмываемый позор. Своим действием вы демонстрируете абсолютное неуважение к нему, оскорбляете его достоинство и честь. О таких у нас говорят: «Вот идет воин, который стоит так мало, что за него даже не запросили никакого выкупа». Я слышала о том, что вы варвары, — глухо произнесла Трэйси, — но чтобы опуститься до такого издевательства над воином... Я даже не предполагала, что подобное отношение вообще возможно.

Роузу стала надоедать дикая патетика великанши, он почесал голову и полез в своего робота.

— А мне что прикажете с ней делать? — закричала ему вдогонку Лиза.

Роуз обернулся и махнул рукой.

— Да отпусти ты ее, пусть уходит на все четыре стороны, — рявкнул он, уже поднявшись к голове своей «Секиры». Вскоре он уже сидел в кабине. Закрыв люк, Роуз нажал на кнопку, и складная лестница начала втягиваться в робота. Не дожидаясь, когда подъемник окончательно втянет лестницу внутрь, Роуз двинул рычаг управления вперед. — Разведка, выходите на позицию, боевое, за мной, — произнес Роуз в микрофон. — И запомните все, это наш последний шанс выбраться из этого чертова местечка. — Роуз отключил микрофон, пристегнул ремни и повел «Секиру» в бой, к площадке, где находилось их единственное спасение — «Трэйси». Киттен, Рианнон и Лиза остались в лесу, с нетерпением ожидая развязки. План казался настолько невероятным, что в его возможность мало кто верил. Но Роуз не зря считал себя оптимистом, он был убежден, что их задача вполне осуществима, нужно только суметь претворить ее в жизнь. Суть плана состояла в следующем. Аякс и его разведчики должны были неожиданно напасть на площадку и любой ценой уничтожить все, что начнет двигаться перед их глазами, стараясь не повредить сам корабль. Через некоторое время к разведчикам присоединятся остальные воины «Черных шипов» и добьют оставшихся клановцев. Роуз не сомневался, что бойцам это под силу, даже если на их пути встанут многофункционалы. Главное, чтобы противники не привели в действие орудия корабля. Если клановцам удастся это сделать до подхода основных сил отряда, тогда сегодняшняя битва станет для «Черных шипов» последней, но об этом Роузу думать не хотелось, и он исключал возможность применения неприятелем орудий корабля.

После того как «Черные шипы» уничтожат охрану площадки, Кантрелл и Дэйнс как можно ближе подлетят к «Трэйси» с двумя тоннами военной взрывчатки на борту. Они оставят аэромобили, а сами спрячутся. Произвести взрыв Роуз сможет при помощи радиоуправляемого детонатора. Конечно, таким мизерным количеством взрывчатки сам корабль повредить нельзя, но его вполне хватит, чтобы вывести из строя стартовые двигатели. Они неминуемо взорвутся, а последующая цепная реакция взрывов внутренних систем разнесет корабль на куски. Роуз рассчитывал только на одно — Денард испугается и выйдет со своими рыцарями из корабля. То есть идея была простая — обменять жизнь звездного полковника Денарда на свободу для «Черных шипов».

План Роуза зависел от двух условий. Первое — корабль должен оставаться на месте, когда к площадке подойдут «Черные шипы». Об этом можно было почти не беспокоиться, маловероятно, чтобы клановцы успели проверить все системы за такое короткое время. Сложнее дело обстояло со вторым условием. Если рыцари уже погрузились на корабль, тогда их роботы уже зафиксированы и отключены, но если нет, то «Черных шипов» ждет беспощадная битва с превосходящими силами противника и финал ее очень нетрудно предсказать. Роуз увеличил скорость, его робот перешел на бег. Остались позади спасительные деревья, впереди простиралась только равнина, а дальше их ждала неизвестность.

Роуз до отказа отжал рычаг управления, и «Секира», рассекая воздух, на полной скорости помчалась к своей цели. На экране сканера уже давно появилась площадка. Она стремительно приближалась, до нее оставались считанные сотни метров. И вот перед Роузом появился первый боевой робот клановцев. Это был «Гладиатор». Не останавливаясь, Роуз навел на него прицел и тут же увидел, как от машины отделились несколько ракет и, визжа, пронеслись мимо низкорослых роботов разведотделения навстречу «Великому Дракону», грузно плетущемуся позади них. От удара робот пошатнулся и стал медленно валиться вперед. В падении Мето успела вытянуть руку машины и ударилась ею о землю. Роуз видел, как «Великий Дракон» делал попытки встать на ноги, и тут перед Джереми загорелась зеленая сигнальная лампочка. «Гладиатор» попал в прицел, и Роуз выпустил по нему две ракеты. Наведенные лазером ракеты летели точно в грудь робота, но, не долетев до него, резко ушли в сторону, это сработала антиракетная система клановца. Роуз включил микрофон.

— «Боевое-один», срочно нужна твоя помощь.

Навстречу «Гладиатору» с фланга двинулась «Дикая Кошка» Эсмеральды. Роуз попытался рассмотреть противника получше. Это был робот с человекообразной фигурой, отчетливо виднелась даже шея. Его угловатые руки были разной длины. Под правой, более длинной, находились ствол пушки и блок источника питания. Левая рука больше напоминала обрубок, она заканчивалась чуть ниже локтя широким стволом винтовки Гаусса.

«Гладиатор» выстрелил одновременно с Джереми и тоже попал, но титановая броня надежно защитила обоих. Решив уменьшить расстояние до клановца, Роуз рванулся вперед.

На поддержку «Гладиатору» из-за корабля вышел еще один боевой робот клановцев — «Тор».

— «Командное-три и четыре», возьмите на себя «Тора»! — закричал Роуз в микрофон и со всей силой нажал на кнопку второй системы синхронизации вооружения. Два ПИИ впились своими разрушительными лучами в броню «Гладиатора». Сбоку Эсмеральда послала в него два лазерных луча. Броня вражеского робота задымилась, от удара его качнуло в сторону, но водитель машины оказался не новичком. Ему удалось удержать на ногах «Гладиатора».

Роуз подошел еще ближе и дал по клановцу еще один залп из остальных ПИИ, но промахнулся. Медленно тянулись страшные секунды зарядки. Эсмеральда поняла, что Роуз беззащитен, и прикрыла его залповым огнем своих ракетных установок. Казалось, весь воздух наполнился диким воем, когда сразу двадцать ракет дальнего боя отделились от «Дикой Кошки» и устремились к «Гладиатору». Однако расстояние оказалось слишком маленьким, и большинство боеголовок ракет не успели даже включиться, только пять из них взорвались на корпусе вражеского робота.

— Черт подери! — заорал Роуз.

Как Эсмеральда, ветеран стольких битв, могла допустить такую непростительную ошибку! Да о чем она вообще думает!

Но если Роуз просто обозлился, то водитель «Гладиатора» от такой атаки окончательно остервенел. Он направил на Эсмеральду свой левый обрубок и осыпал «Дикую Кошку» таким роем снарядов, какого Джереми отродясь не видел. Словно бумажный лист, они прошили правую часть робота Эсмеральды и вгрызлись внутрь машины. Во все стороны полетели куски брони и внутренних систем «Дикой Кошки». Взорвался отсек с боекомплектом, и в мгновение ока робот исчез в столбе дыма и пламени.

Эсмеральда не готовилась к смерти, задыхаясь в своей кабине, она подняла левую руку «Дикой Кошки» и полоснула по противнику двумя слепящими лазерными лучами. Почти тут же правая рука «Дикой Кошки» с грохотом упала на землю.

— «Боевое-один», уходи! — ревел Роуз, но если Эсмеральда и слышала, отвечать она не собиралась. Загорелся сигнал готовности ПИИ, и Роуз выстрелил в «Гладиатора». Удар пришелся в левое бедро машины клановца. Джереми отчетливо видел, как робот зашатался и в ответ на выстрел Роуза навел на него правую руку. Одновременно левую он вытянул в сторону горящей Эсмеральды.

— «Боевое-один», слышишь меня? Уходи немедленно!

Роуз увидел, как из левой руки машины неприятеля вырвалась яркая молния и впилась в «Дикую Кошку». Ракета устремилась прямо в самое сердце робота, в его термоядерный двигатель, и коснулась ядерного реактора. Раздался взрыв чудовищной силы. Джереми с ужасом смотрел, как «Дикая Кошка» разваливается на части прямо перед его глазами.

Пошатываясь, «Гладиатор» начал наводить свой убийственный обрубок на «Секиру». Роузом овладела дикая злоба. Скрежеща зубами, он ринулся вперед, сокращая расстояние между собой и клановцем. Па ходу прицелившись, Джереми ударил кулаком по кнопке.

Сильная отдача от выстрелов ПИИ отбросила «Секиру» назад, но Роуз удержал робота и продолжал бежать на «Гладиатора», зашатавшегося под ударами ПИИ. Водитель вражеской машины еле удержался на ногах, и тут на него налетела «Секира». Роуз ударил по колену «Гладиатора», мгновенно переломив ему ногу. Клановец упал. Стараясь сохранить равновесие, Джереми отошел назад. Он слышал скрежет ломаемого металла вражеского робота, но знал, что враг еще боеспособен. Он приготовился ударить ногой по кабине водителя и начал снова подходить к «Гладиатору». Тот, чувствуя, что ему грозит, поднял правую руку и наугад выпустил по Роузу длинную очередь смертоносных ракет, которые ударили в левую ногу «Секиры». Однако броня выдержала такой удар.

Как бы Роузу ни хотелось рассчитаться с вражеским водителем, он не стал рисковать и подходить к «Гладиатору» еще ближе. Вместо этого Джереми поднял обе руки «Секиры» и направил их на поверженного, но все еще опасного врага. Джереми очень хотелось выстрелить в голову робота, наиболее уязвимое место, но в последний момент он передумал и направил свои ПИИ в грудь «Гладиатора». В считанные секунды корпус машины неприятеля оказался изрезанным четырьмя залпами ПИИ.

Робот и его водитель были мертвы.

XXXI

Курчевал

Зона оккупации Кланом Кошек сверхновой звезды

4 августа 3057 г.


Стараясь не перегружать раненую ногу робота, Роуз осторожно развернул «Секиру» и осмотрел поле битвы. Прямо перед глазами лежали поверженные «Тор» и «Локи». Чуть поодаль плашмя лежал еще один робот, но чей — среди дыма и огня было трудно определить. С трудом Роуз подошел поближе и узнал силуэт «Великого Дракона». Внезапно с противоположной стороны корабля послышалась, перестрелка, и Роуз направился туда.

Подойдя, Джереми увидел перед собой еще одного многофункционального робота Клана Кошек сверхновой звезды — «Грифа». Он стоял в центре, лихорадочно отстреливаясь от наседавших на него «Черных шипов», почти у самых его ног лежал другой многофункционал клана. С пробитой головой и покореженной грудью, с одной рукой, он был так изуродован, что Роуз с трудом узнал в нем «Грифа». В нескольких метрах от него Роуз заметил поверженного «Меркурия» Лизы. Он был почти цел, если не считать большого рваного отверстия в области сердца. Метрах в ста от места битвы пытался подняться и продолжить борьбу «Повелитель Битв» Хога. Ног у машины не было, опираясь на землю руками, робот тщетно старался сохранить равновесие. Роботы «Ворон» и «Бросок» отряда Роуза с двух сторон наскакивали на «Грифа», однако тяжелый, обладающий мощным вооружением многофункционал не обращал на них никакого внимания.

«Гриф» сорок шестого полка Рыцарей целился совсем в другую сторону, туда, откуда на него надвигались Белл и Джамшид. Заработали спаренные винтовки Гаусса, и град снарядов осыпал «Банши». Находясь позади «Грифа», Роуз прицелился и выстрелил ему в спину из всех своих четырех ПИИ. Блеснули молнии, и броня «Грифа» разлетелась. Обнажились внутренности робота, и жадные молнии вонзились в них. Водитель машины так и не понял, почему вдруг двигатель заглох и все внутренние системы боевой машины отказали одновременно. Он рвал рычаг управления, нажимал на кнопки и переключал тумблеры, но робот был недвижим. Внезапно клановец увидел, как сбоку его обходит многофункционал. Сначала он даже подумал, что это кто-то из своих, но, увидев занесенную для удара руку, дико закричал. С клановцами все было кончено.

— Дэйнс, — произнес Роуз в микрофон, — давай, действуй. Аякс, собери наших и потом сообщи состояние «Черных шипов» на текущий момент. — Не слыша ответов, Роуз действовал автоматически, он отдавал приказания и думал только о возвращении домой. Это было главной целью его плана.

Джереми увидел, как к площадке на бреющем полете несутся аэромобили Кантрелл и Дэйнса. Сейчас Роуза заботило только одно — откроет ли противник по ним огонь из орудий корабля или нет. Шли секунды, аэромобили беспрепятственно подлетели к «Трэйси» и опустились на землю у громадных стартовых двигателей корабля.

— Командир, — раздался в наушниках голос Аякса. — Джамшид перекрыл северный выход из грузового отсека. Я с Джамшидом возьму на прицел восточный и западный. Тебе ближе всего южный выход.

— Договорились, — ответил Роуз и спросил: — Каков счет?

Аякс усмехнулся, но ответил сразу же:

— Пять роботов в порядке, если считать «Пантеру», шестой неподвижен, но стрелять может.

— Меня интересуют люди, Аякс.

— Я знаю, — тихо ответил тот. — О некоторых наших воинах я ничего определенного пока сказать не могу, нужно проверить кабины всех наших уничтоженных роботов.

— «Разведка-один», докладывай, что тебе известно! — приказал Роуз.

— Некоторые действуют и постоянно выходят на связь, — начал Аякс. — От «Боевого-один», «Боевого-три» и «Разведки-пять» никаких сообщений не поступало.

— Понятно, — сдерживая волнение, .произнес Роуз. — Приготовиться к выполнению второй части плана. — Он переключился на внешний канал связи и стал крутить ручку настройки. Поймав нужную частоту, Роуз включил микрофон и повернул ручку громкости на полную мощность. — Звездный полковник Денард Деверо, к вам обращается командир отряда наемников «Черные шипы» капитан Джереми Роуз. Возле стартовых двигателей корабля находится взрывчатка, и если вы не примете моих условий, я, не задумываясь, отправлю вас к чертям собачьим вместе со всем вашим отребьем. Па размышление даю десять секунд.

Роуз не был уверен, что Деверо откликнется с первого приглашения, но на всякий случай посмотрел на хронометр. Через восемь секунд послышался хрипловатый голос Деверо:

— Говорит звездный полковник Деверо. Надеюсь, капитан, вы и ваши люди сдадутся немедленно, иначе мне придется, к сожалению, убить вас.

— Полковник, я не шучу, под задницей у вас две тонны взрывчатки, и если вы хотите проверить, так это или нет, я вам охотно помогу, но если вы не хотите бесславно закончить свой земной путь, предлагаю вам вывести своих солдат из корабля.

— Ну, а если я все-таки откажусь? — ответил полковник снисходительным тоном.

— Тогда помолись вместе со своими придурками, скотина, и желаю тебе приятного путешествия в ад! — со злостью выкрикнул Роуз. Он увидел, как перед ним загорелась лампочка боевой тревоги, и выключил канал внешней связи. Роуз соединился с Аяксом.

— Что случилось? — спросил Роуз командира разведчиков.

— Киттен только что передала сообщение. С юга на полной скорости приближается бинарий боевых роботов клана. Подозреваю, что это те самые роботы из гарнизона, которые охотились на нас. Гляди-ка, они все-таки нашли нас. — Голос ветерана звучал на удивление спокойно.

Джереми едва сдержался, чтобы не выругаться. Неужели весь план летит насмарку? Но что тогда?

Роуз взял себя в руки. Положение «Черных шипов» безнадежно. Бинарий из гарнизона, второразрядные вояки сейчас могут разделать наемников под орех своим количеством. И как только Роуз выпустил из головы информацию Кантрелл об этих чертовых железяках? Вот она, цена его забывчивости, да нет, головотяпства! Это из-за него, Роуза, через полчаса «Черных шипов» перережут, точно цыплят.

— Передай Киттен и Лизе, — приказал Роуз Аяксу. — Пусть идут к нам немедленно.

—...вам свое условие, — вдруг пробился голос Де-веро.

— Прошу прощения, звездный полковник, — сказал Роуз, стараясь сохранять уверенность в голосе. — Не могли бы вы повторить то, что сейчас говорили? Извините, но я вас не расслышал. — Роуз включил сканер на дальний обзор и увидел вдалеке одинокую точку, а позади нее десяток других. Это «Пантера», преследуемая бинарием, стремительно приближалась к «Черным шипам».

— Похоже, происходят кое-какие изменения, капитан? — съязвил полковник. — Может быть, вы все-таки рассмотрите именно мое предложение?

— Полковник, запомните, — голос Роуза звучал угрожающе, — что бы здесь ни происходило, какие бы подкрепления сюда ни спешили, вам и находящимся в корабле людям спасенья нет! Я взорву корабль сразу же, как только ваш бинарий покажется в опасной близости от «Черных шипов», а там посмотрим, кто кого. Только вы, я повторяю, результата не увидите, все вы сгорите вместе с кораблем, к которому так стремились. И если вы это понимаете, то я предлагаю вам третий вариант.

— И какой же?

— Я вызываю вас на поединок.

— Вы? Меня? Да вы с ума сошли!

— Сошел с ума? Да нет, для этого сейчас не самое подходящее время.

— Условия? — спросил полковник. Роуз знал, что полковник примет их, и примет с удовольствием.

— Единоборство. Никаких роботов и никакого оружия.

— Круг Равных? — раздался голос полковника. — Я согласен, не могу же я отказать себе в удовольствии задушить тебя собственными руками. Что получает победитель?

— Корабль, — ответил Роуз. — Если побеждаю я, «Черные шипы» заходят на борт «Трэйси» и вместе со всем его грузом беспрепятственно отлетают. Если побеждаете вы, корабль ваш, а «Черные шипы» сдаются.

— Неприемлемо, — резко ответил Деверо. — Давайте взрывайте, если, конечно, у вас есть что взрывать и чем...

— Хорошо, — перебил его Роуз. — Я знаю, что вам нужно. Добавлю еще шифры для связи с «прыгуном». Если вы не сообщите на «прыгун» о своем приближении кодовым посланием, в лучшем случае он не подпустит вас к себе, а в худшем — сразу же расстреляет.

— Если бы я вас не знал, — ответил полковник, — то предположил бы, что вы блефуете. Однако, — продолжил Денард, немного подумав, — если бы они существовали, капитан Дэйнс сообщил бы их мне.

— Их знаю только я, — ответил Роуз. — И ваше право верить мне или нет. — Роуз обернулся и увидел «Пантеру» Киттен. Бинарий находился менее чем в километре от площадки. Роуз похолодел: если роботы клановцев приблизятся, ему придется взрывать корабль. — Ваши истребители недавно обнаружили двух роботов «Черных шипов». Они как раз получали сообщение с «прыгуна», о котором вы ничего не знаете. Если бы вы перехватили и расшифровали его, то поняли бы, что на корабле вам делать нечего.

Наступила тишина. Полковник, видимо, проверял то, что сказал ему Роуз. Он искал доказательства, хотя сбитый Киттен истребитель и являлся самым лучшим доказательством слов Роуза. Бинарий находился уже в пределах видимости. Сбавив скорость, клановцы окружали площадку.

— Киттен, встань рядом с Аяксом, — приказал Роуз. — Приготовиться всем! Через четырнадцать секунд всем отойти от корабля не меньше чем на четыреста метров! — кричал в микрофон Роуз. — После взрыва...

— Я согласен, — послышался голос Деверо. — Где мы будем биться?

— На корабле, — не задумываясь ответил Роуз. — Полагаю, что вы находитесь на капитанском мостике?

— Меня всегда умиляла ваша редкая проницательность, капитан. Да, я именно там, — ответил Деверо.

— Откройте служебный вход для пилотов и южную дверь в грузовой отсек. Местом битвы будет весь корабль. Надеюсь на скорую встречу.

— А почему вы так уверены, что я не пристрелю вас, как только вы войдете в грузовой отсек? — засмеялся полковник.

— Вам не позволит этого сделать ваша гордость.

— О, вы, оказывается, знаете законы кланов? Какой сведущий попался капитанчик, — смеялся Денард. — Да, вы правы, у кланов есть честь и гордость, я не буду действовать подлыми приемами. Итак, капитан, можете входить в корабль. Роуз переключился на внутренний канал связи, сообщил ошеломленным «Черным шипам» о своем разговоре с Деверо и приказал им отключить двигатели роботов и ожидать развязки. Аякс первым возразил против плана Джереми драться с Деверо, он предложил просто отойти под прикрытием взрыва, и, слушая его, Роуз чувствовал, насколько старый ветеран прав. В другое время он и сам сделал бы так же, но только не сейчас.

Бинарий гарнизона почти вплотную подошел к «Черным шипам» и остановился. Клановцы также стали отключать двигатели своих роботов, и Роуз облегчённо вздохнул. Пока звездный полковник Деверо полностью выполнял принятые условия единоборства.

Один из роботов подошедшего бинария двинулся к «Трэйси» и стал очерчивать вокруг него круг. Открылась одна из дверей корабля, и оттуда вышли воины, сначала элементалы, после них — водители боевых машин. Вместе с воинами бинария они напряженно смотрели на «Секиру», ожидая появления Роуза.

Джереми отключил «Секиру», заблокировал все ее внутренние системы и приказал остальным «Черным шипам» выйти из своих роботов. Сняв нейро-шлем и отстегнув ремни, он вылез из кабины и начал медленно спускаться. Джереми ощущал на себе внимательные взгляды клановцев, но его сознание не реагировало на них. Роуз пытался сконцентрироваться на предстоящей битве. Стараясь дышать как можно глубже, полузакрыв глаза, он медленно пересек пространство, отделявшее его от входа в корабль, и, уже подходя к нему, ощутил полную гармонию духа и тела. По небольшой приставной лестнице Джереми поднялся на корабль. Еще два глубоких вдоха — и Роуз, закрыв за собой дверь, направился вниз, в грузовой отсек. Оглядевшись, он сразу заметил, что клановцы торопились с отлетом. В отсеке стояли два многофункциональных робота, повсюду виднелись следы недавнего ремонта. Роуз пересек грузовой отсек и подошел к боковой двери. Взяв из ближайшего шкафа с инструментами кувалду и клин, Роуз надежно заблокировал ее. Теперь в грузовой отсек можно было войти, только спустившись по трапу. Роуз снова подошел к шкафу с инструментами и взял тяжелую отвертку с длинным увесистым жалом. Внимательно осмотрев ее, он усмехнулся и сунул отвертку в карман куртки, затем, орудуя кувалдой, взялся за работу.

Через полчаса Джереми услышал легкий скрип двери. Посмотрев вверх, он увидел у трапа Деверо и тут же спрятался за ногу ближайшего робота. Из своего укрытия он не видел всю фигуру Деверо, а только ноги, медленно и осторожно нащупывающие каждую ступеньку трапа. Когда Роуз увидел его целиком, он удовлетворенно кивнул: в руках у полковника не было никакого оружия.

— Я рад, что вы меня хорошо поняли! — крикнул Роуз. Деверо чуть не прыгнул вниз на своего противника, но вовремя остановился, оценив расстояние. Он посмотрел на Роуза и рассмеялся. И это тот самый человек, который уничтожал его смелых воинов? Этот пигмей, который осмелился вызвать на единоборство его самого, звездного полковника Деверо?

— Вам не стоило вызывать меня на поединок, капитан, — с некоторым сочувствием и даже жалостью произнес Денард. — У вас нет никаких шансов. Вы умрете, и очень скоро, — констатировал полковник печальный для Роуза факт с абсолютным спокойствием врача, находящегося у постели смертельно раненного воина.

— Боюсь, полковник, что на этот раз вы ошибаетесь, — весело ответил Роуз. — Умереть придется вам.

Денард выдавил из себя смех, но он получился слишком наигранным. В нем чувствовалось страшное напряжение, но полковник умел владеть собой.

— Ваша наглость и тщеславие меня умиляют, капитан. Вы знаете, в несколько иных условиях... — Он задумался.

— Мы стали бы друзьями? — подсказал Роуз.

— Нет, — отверг это предположение полковник. — Я сделал бы вас своим денщиком.

Роуз пристально наблюдал за тем, как Деверо спускался. У одного из пролетов ступенька под ногой полковника вдруг обломилась и полетела вниз. Посмотрев туда же, Деверо увидел ряд торчащих отверток и ножей. Сойди он чуть менее осторожно, и торчать бы ему на всех этих инструментах, как на вертеле. Деверо посмотрел на Роуза глазами, полными ненависти.

— Совсем неплохо, капитан, поздравляю вас, вы можете перехитрить меня.

— Именно это и сказал мне Аякс перед самым поединком, — ответил Роуз.

— Забудьте про него, — тихо посоветовал Деверо. — Сегодня вы его больше не услышите.

Денард продолжал спускаться.

— А вы знаете, Роуз, напоследок я хотел бы поблагодарить вас.

— Вот как? — Джереми удивленно поднял брови. — И за что же? — спросил он, концентрируясь на своем дыхании. Сейчас, в присутствии смертельного врага, это было значительно труднее, чем вне корабля, но Роуз старательно делал мощные глубокие вдохи.

— Вы преподали мне неплохой урок, — продолжал говорить полковник, неумолимо приближаясь к Роузу. — Или, точнее, помогли посмотреть на некоторые вещи иначе. Вы застали меня врасплох. Никому и никогда раньше сделать это не удавалось. Я мог бы натравить на вас две звезды элементалов и пару-другую роботов и удавить вас, но я этого не сделал. Почему? Не знаю, может быть, стал ленив, а может, поверил вам. Да это все равно, скоро вас не будет, а вместе с вами уйдут и мои ошибки. Ответьте честно, капитан. — Деверо продолжал спускаться. — Вы действительно заложили под корабль взрывчатку?

— Да, действительно, — ответил Роуз.

— Я так и думал, что вы способны на такое, — произнес Деверо и ступил на скользкий, местами покрытый лужами пол грузового отсека. Клановцы — известные чистюли, они не допустят, чтобы полы, даже в грузовом отсеке, были хоть чуть-чуть грязными, и постоянно поливают их водой, смывая малейшие следы грязи. Только на это и рассчитывал Роуз. Он медленно залез на ступню робота и, не отрывая глаз, следил за приближающимся к нему элементалом. «Пора», — подумал он и полез в задний карман своего летного костюма. Деверо остановился как вкопанный.

— Что у вас там? — дрогнувшим голосом спросил он. — Пистолет?

— Нет, что вы, — замотал головой Роуз, — ни в коем случае, произнес он и, вытащив что-то, бросил предмет недалеко от ног полковника. — Это всего лишь карманный фонарик, — произнес Роуз.

Маленькое устройство состояло из двух контактов, изолированной рукоятки и двух литиевых батареек, таких мощных, что при случае их можно было использовать даже для разрезания тонких листов брони.

Денард понял, что произошло, только тогда, когда контакты батареек коснулись покрытой водой поверхности пола. Он подпрыгнул, но было уже поздно. Литиевые батарейки живут недолго, всего шесть секунд, но этого времени и заряда вполне хватило, чтобы превратить полковника в неподвижную тушу, как только он коснулся ногами пола.

Ровно через шесть секунд Роуз спрыгнул с ноги робота и, подбежав к Деверо, одной рукой обвил шею полковника, а другой с силой воткнул ему в глаз длинную тяжелую отвертку.

Отвернувшись от мертвого Деверо, Роуз еще раз сделал несколько успокаивающих глубоких вдохов, затем резко повернулся, схватил мертвого элементала за руку и поволок к двери. Он толкнул ее и, немного подождав, вышел наружу. Только убедившись в том, что никто из клановцев не собирается хвататься за оружие, Роуз спрыгнул на землю.

Не говоря ни слова, он прошел мимо пораженных элементалов, мимо Рыцарей Клана Кошек сверхновой звезды к «Секире» и начал быстро взбираться по лестнице. Провожаемый удивленными и восхищенными взглядами, он влез в кабину и тут же нажал на три переключателя, остановив хронометр. Лампочка отсчета времени мигнула и погасла. До взрыва оставалось меньше пяти минут.

XXXII

«Трэйси»

система Курчевал

Зона оккупации Кланом Кошек сверхновой звезды

4 августа 3057г.


Роуз сидел в кают-компании «Трэйси» и вращал в руках чашку с остатками недопитого кофе. Корабль находился уже в пяти часах полета от Кур-чевала и на полной скорости приближался к «прыгуну». Роуз потянулся к графину и налил себе еще чашку. Он сидел один, наслаждаясь необычной тишиной. Дэйнс не стал выпускать отвлекающие ракеты, в этом не было необходимости, скорость корабля позволяла не опасаться погони.

После того как несколько часов назад Дэйнс в очередной раз оповестил «Черных шипов», что вокруг корабля все чисто и бояться преследования не стоит, Роуз отправился в кают-компанию и, найдя ее пустой, принялся искать своих товарищей. Заглянув в несколько кают и никого не найдя там, Джереми предположил, что бойцы, скорее всего, находятся в грузовом отсеке, и пошел снова в кают-компанию, где и сидел все это время в полном одиночестве.

Его нисколько не поразило, что клановцы с абсолютной точностью исполнили приказ своего покойного командира: Роуз знал, что Кодекс Чести для них не пустые слова. Независимо от того, на какой ступеньке иерархической лестницы стоит воин клана, является опытным бойцом или новичком, он всегда руководствуется Кодексом, чего бы это ему ни стоило.

После того как два сурового вида элементала вынесли из корабля тело Деверо, бинарий гарнизона тут же погрузился в свои роботы и ушел. Звездный капитан Трэйси, с нескрываемой ненавистью глядевшая на «Черных шипов», особенно на Роуза, лично увела отряд, проследив, чтобы никто и не подумал воспользоваться оружием, хотя этого и не требовалось. Когда на площадке не осталось ни одного клановца, «Черные шипы» приступили к погрузке.

В кают-компанию вошел Белл, расположился рядом с Роузом и тоже налил себе чашку кофе. Они молча сидели, прихлебывая ароматный напиток. Роуз допил свой кофе и вытер губы рукавом.

— Все находятся в грузовом отсеке? — спросил он Белла.

Белл кивнул и, глядя на своего командира, улыбнулся. Джереми знал причину его радости: в грузовом отсеке корабля стоял целый бинарий первоклассных роботов клана и полный набор запасных частей. Что касается инструментов, то теперь «Черные шипы» были обеспечены ими надолго.

— Пойду посмотрю, как там наши раненые, — сказал Роуз. — Пойдешь со мной?

— Конечно, — ответил Белл.

Роуз направился к выходу, следом за ним шел Белл. Недолго проплутав по извилистым коридорам корабля, они подошли к двойным дверям с эмблемой медицинской службы аэрокосмических сил. Роуз нажал на переключатель, оповестил, что он пришел навестить раненых, и вошел в просторную каюту. К радости Дэйнса, там тоже произошли некоторые положительные изменения. Собираясь в свое далекое путешествие, клановцы установили много нового оборудования, и теперь медкаюта «Трэйси» была экипирована не хуже передвижного полевого госпиталя. На трех из четырех коек лежали раненые, но не спала из них только Рианнон. Роуз оглядел комнату и, не найдя мастера грузового отсека, согласившегося стать на время и медбратом, подошел к постели сестры и ласково пожал ее руку. В ответ она улыбнулась.

— Рад, что наконец-то ты пошла на поправку, — сказал Роуз. — Я очень переживал за тебя.

Рия попыталась подняться и сесть в кровати, но для этого девушка была еще очень слаба. Прекратив свои напрасные попытки, она слабо махнула рукой.

— Я не сказала бы, что мои дела так уж хороши, — тихо произнесла она. — Хотя, если сравнить с тем, что было раньше... — Она помолчала. — Слава Богу, что хоть жива осталась. Спать очень хочется, — прошептала она.

Роуз поднялся, посмотрел на ее бледное лицо и, стараясь не выдавать волнения, бодро произнес:

— Ничего, все будет нормально.

— Здесь есть эхо? — вдруг спросила Рия.

— Нет, — в один голос ответили Роуз и Белл.

— Это твое внутреннее ухо, — сказал Роуз. — Такое часто случается после очень сильного взрыва. Через два-три дня все пройдет, а до тех пор тебе будет казаться, что в уши тебе залилась вода.

— Значит, это был не сон, — произнесла Рия.

— Спи, тебе нужно хорошо отдохнуть, — сказал Роуз. Он посмотрел на закрытые глаза сестры, но что-то говорило ему, что заснуть ей будет очень трудно. — Спокойной ночи, сестрица.

— Значит, все кончилось? — еле слышным шепотом спросила его Рия.

— Да, конечно, — ответил Роуз. — Все давно кончилось. Мы летим домой.

— Они уничтожили моего робота, — прошептала Рия, и в глазах у нее заблестели слезы.

— Не переживай. — Роуз погладил ее по руке. — В Зоне Недосягаемости у нас есть еще и «Беркут» и «Мародер-два». Какой-нибудь тебе да понравится.

— Нам придется продать этих роботов. — Слезы ручьем текли из закрытых глаз Рии. — Ведь нужно-же как-то расплачиваться с Макклауд.

— Я уверен, что ничего нам продавать не придется, — мягко возразил Роуз. — Нам досталось небольшое наследство.

Рия перестала плакать и приоткрыла один глаз. Она внимательно посмотрела на брата, пытаясь определить, шутит он или нет, но ей мешали слезы. Она попыталась смахнуть их рукой и тихо застонала от боли.

— Он не обманывает тебя, — вмешался в разговор Белл, считая, что одного его свидетельства для Рианнон будет вполне достаточно.

Джереми пожал ее руку.

— Отдыхай и поправляйся, — сказал он с улыбкой. — И не волнуйся насчет своего будущего робота. — Позади хлопнула дверь. — Позже я тебе все объясню. — Рия не ответила, но Роуз знал, что она хорошо слышит его слова. Мастер грузового отсека, он же и медбрат, подошел к Роузу, похлопал его по плечу и увел мужчин в другой конец каюты.

— Вам пора уходить, — сказал он. — Раненых пока лучше не беспокоить.

— Скажите, как они чувствуют себя, и мы пойдем, — ответил Роуз.

Медбрат немного помолчал для солидности и вытер белоснежным платком лоб.

— Что касается вашей сестры, то она определенно идет на поправку. — У Роуза отлегло от сердца. — Думаю, что завтра ее можно будет выводить отсюда. — Он говорил медленно и важно. — У Хога дела похуже, — продолжал он. — Перелом бедра и берцовой кости, многочисленные рваные раны, ожоги лица второй степени. Подозреваю, что сожжена сетчатка правого глаза, но ничего определенного пока сказать не берусь. Сейчас прибор автоматически вводит ему обезболивающее и успокоительное лекарство, но часов через двенадцать он должен прийти в сознание.

— А что с Риппитикью? — спросил Роуз.

— Это железная женщина, — восхищенно произнес новоиспеченный медик. — Ей раздробило ступню, и мне пришлось ампутировать ее.

Роуз с изумлением посмотрел на безмятежно спящую Лизу и спросил:

— А она знает об этом?

— Да, знает, — кивнул медбрат. — Ей сказала приятельница, и если бы вы видели, как они при этом смеялись.

— Я их понимаю, — произнес Роуз. — По сравнению с тем, что им грозило...

— Вы только посмотрите на нее, — продолжил медбрат. — Она спит, как новорожденный младенец. Я скажу раненым, что вы приходили их навестить, а теперь уходите. — И мастер-медик стал легонько подталкивать Роуза и Белла к дверям. — И сообщите остальным, чтобы не заходили сюда.

— Хорошо, передам, — ответил Роуз, выходя из каюты.

Возвращаясь в кают-компанию, каждый из них думал об одном и том же: о раненых, а также тех, кто уже никогда не присоединится к своим товарищам, — Эсмеральде и Бадикусе.

Роуз вдруг остро почувствовал, как они были ему дороги и как ему будет не хватать их.

— Лиза вполне сможет управлять роботом, — прервал молчание Белл.

— Если вообще захочет это делать, — неопределенно ответил Роуз, входя в кают-компанию и снова усаживаясь в кресло. Белл пристроился рядом.

— Вот вы где, капитан Роуз, — послышался знакомый тонкий голосок. — Наконец-то я вас нашла. — В дверях показалась Мето. Роуз осмотрел лейтенанта. Она сильно прихрамывала, правая рука у нее висела на перевязи.

— Очень рад видеть вас в полном здравии. — В бодром голосе командира «Черных шипов» Мето сразу почувствовала неудачную попытку сделать ей комплимент, но притворилась, что ничего не заметила, и улыбнулась своей мягкой очаровательной улыбкой. — Присаживайтесь, лейтенант, — пригласил девушку Роуз.

— Вы можете называть меня Рэйдза, — с легким поклоном ответила Мето. Она с трудом устроилась в кресле, и Белл тут же пододвинул к ней чашку.

Молча они пили кофе, вслушиваясь в такие знакомые и успокаивающие звуки корабля. Роуз хмурился, иногда он тяжело вздыхал и качал головой. Вспомнив, что он не один, Джереми оторвался от своих размышлений и посмотрел на Мето, которая все это время сидела, не сводя с него глаз.

— Я очень сожалею, что так вышло с вашим роботом, — проговорил Роуз.

— Ничего страшного, — пожала плечами Мето. — Робот погиб в бою.

— А вы здорово деретесь, — вдруг сказал Белл. Мето подозрительно посмотрела на него, стараясь понять, не подшучивает ли он над ней, но в голосе Антиоха не было и тени насмешки, и Мето успокоилась. Она с сомнением посмотрела на Роуза. Тот утвердительно кивнул.

— Действительно, лейтенант, вы бились прекрасно. — Роуз помолчал. — Вы знаете, что пустопорожних комплиментов я не делаю, но без вас отряду пришлось бы туговато. — Он посмотрел на смутившуюся и покрасневшую Мето. — Я обязательно отмечу в своем отчете ваш вклад в спасение «Черных шипов». Если хотите знать мое мнение, — Мето быстро кивнула, — вы прошли очень большой путь. Из кабинетного дилетанта вы превратились в настоящего воина.

— Благодарю вас, капитан. — Мето поклонилась. — Но вы можете и не говорить о моих заслугах в своем отчете. Все, что мне хотелось узнать, я только что услышала.

Роуз подмигнул ей и, как бы продолжая недавно прерванный разговор, спросил:

— Ну и как, удалось вам что-нибудь выяснить о себе?

— Да, — ответила Мето.

— И что же, интересно, вы выяснили?

— Перспективу, капитан. Я обнаружила, что если правильно мыслить, расставляя все по своим местам, то вполне можно увидеть будущее. Пусть не очень отчетливо, в общих чертах, но увидеть можно. Вот это мне и было нужно. — Все трое погрузились в молчание.

— Ну что ж, неплохое открытие, Рэйдза, — согласился Роуз. — А будущее в свою очередь может быть ключом к оценке нынешней ситуации, правильно? — Джереми неожиданно хлопнул ладонями по столу и поднялся. Тяжелое, мрачное настроение куда-то улетучилось. Он все еще переживал и долго будет переживать потерю боевых товарищей, но горечь потерь стала постепенно сменяться жаждой новых целей в жизни. Эсмеральда и Бадикус погибли, и Роуз обязан сделать так, чтобы их гибель не была напрасной.

Глядя прямо перед собой, Роуз пошел к себе в каюту. Потеряны прекрасные воины, но «Черные шипы» живы, они возродятся, и возродить их должен он, Джереми Роуз. На место ветеранов станут новые воины, молодые, выносливые, сильные. Нет, боевые товарищи погибли не зря, «Черные шипы» вернутся, обязательно вернутся, и об этом следует помнить всем, и Курите и кланам.

ЭПИЛОГ

Район гарнизона наемников

Уолкотт, Синдикат Драконов

6 ноября 3057 г.


Роуз сидел в больничной палате, осторожно прижимая к груди два белоснежных посапывающих свертка. Уже давно наступил вечер, и час посещений закончился. Напыщенно-строгий персонал больницы выпроводил почти всех посетителей. Остались только те, кто обладал тугим кошельком, способностью уговаривать и напористостью.

Напротив спала Речел. Внезапно она зашевелилась, Роуз посмотрел на монитор и по появившимся на экране данным понял, что она просыпается.

— Миссис Роуз, вам не кажется, что вы многое можете проспать? — прошептал Джереми и посмотрел на Речел долгим нежным взглядом. Речел сначала что-то промычала спросонья, но, узнав знакомый голос, медленно повернулась на кровати и с удивлением посмотрела на Джереми.

— Как ты сюда попал? — прошептала она. — И кто тебе дал наших двойняшек?

Роуз улыбнулся. Речел явно ничего не видела в темноте комнаты, но материнский инстинкт и любовь к Роузу подсказали ей, что он сидит не один.

— Я оказался здесь, потому что здесь ты, — тихо произнес Джереми, — и еще вот эти малышки.

— Как они? — с внезапной тревогой в голосе спросила Речел.

— Думаю, они чувствуют себя прекрасно, — улыбнулся Джереми. — Мне показалось, что им хотелось бы побыть со своими родителями, вот я и сижу тут с ними. — Роуз встал и подошел к Речел. За стеклянной стеной комнаты сновали врачи и медсестры, заступала на дежурство ночная смена.

— Дай мне их, — попросила Речел, усаживаясь поудобнее на кровати и протягивая к Роузу обе руки.

— Тебе лучше взять одного. — Роуз нагнулся и с необычайной осторожностью положил ей в руки один из свертков. — Сестра сказала, что придет через десять минут и отнесет их в отделение для новорожденных. А пока мы можем их подержать.

Он сел на край кровати и обеими руками слегка прижал к себе драгоценный комочек. Во сне малыш чмокал губами и сопел, повернув головку к груди Джереми. Странное ощущение радости и глубокой нежности охватило Роуза.

— Нам надо их как-то назвать, — очень серьезно прошептала Речел.

— Время еще есть, — ответил Роуз. — Давай подождем до завтра. — Ему было достаточно и того, что он находится рядом с Речел и своими милыми близнецами.

— Нет, обсудить имена все равно нужно...

— Может быть, не сегодня, Речел? — умоляюще произнес Роуз. — Сегодня мне хотелось бы просто посидеть с вами и почувствовать, что значит быть отцом. Она молча разглядывала его и малышей.

Роуз закрыл глаза и откинул голову. Еще целых десять минут он будет сидеть здесь, в тишине уютной комнаты, вместе со своей женой и детьми. И не будет ни войны, ни битв, ни смертельной опасности. Не будет смерти, будет только жизнь. В душе Роуз считал себя воином, но десять минут — это так много. За эти короткие минуты можно почувствовать себя совершенно другим человеком. Но каким? Более сильным? Более мудрым? Или ни то и ни другое, может быть, этого времени хватит только на то, чтобы просто стать немного лучше? Но не в этом ли и состоит смысл жизни?


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19