Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Полет к свободе

ModernLib.Ru / Лэки Мерседес / Полет к свободе - Чтение (стр. 4)
Автор: Лэки Мерседес
Жанр:

 

 


      Через пять минут ему начало казаться, что на этот раз он, пожалуй, все же останется в живых. Желудок успокоился; головная боль постепенно стихала. Озноб, пронизывающий его теперь, был вызван холодными потоками воды, иглами впивающимися в его тело. Стараясь как можно дальше уклониться от них, он изо всех сил вжимался в стену.
      — Не могли бы вы вернуть мне мою одежду, ребята? — взмолился он.
      Внутрь просунулась рука и выключила воду. Ему дали полотенце и положили на полку чистую летную форму.
      Один из медиков, тот, что повыше, прыснул со смеху, глядя, как вышедший из-под душа Хантер осторожно обтирается полотенцем. Он все еще чувствовал себя так, будто с него соскребли верхний слой кожи, — повышенная чувствительность и восприимчивость были результатами второго укола.
      — Сколько раз это уже случалось, Хантер? Четыре? Пять?
      Хантер свирепо глянул на него.
      — Сегодня это в последний раз, вот так-то, — сказал он, быстро вытеревшись и обернув полотенце вокруг бедер. — Я больше никогда не дам вам, профессиональным садистам, повода так издеваться надо мной.
      — Именно это ты говорил и в прошлый раз, — заметил второй медик.
      Хантер увидел, как тот ухмыльнулся, и у капитана появилось огромное желание врезать ему, чтобы стереть эту улыбку с ненавистного лица, но он решил, что препровождение на гауптвахту сотрудниками Службы безопасности стало бы еще худшим завершением так отвратительно начавшегося дня.
      Ну а после того, как они всадили в него этот третий укол, у него не осталось ни малейшего шанса проспаться, чтобы избавиться от остатков похмелья. Ему казалось, будто его веки приклеены к бровям, и по прошлому опыту он знал, что в последующие двадцать четыре часа он будет порхать, как мотылек.
      — Ну, пока, джентльмены. Благодарить вас не за что, — сказал он, стараясь, чтоб его голос звучал как можно бодрее (но это ему не очень удалось), и направился к двери лазарета.
      — Эй, Хантер… а форму? — окликнул его высокий медик, протягивая ему комбинезон и широко улыбаясь.
      — Сукин ты… — Хантер сгреб рукой форму и прошествовал в ванную, чтобы переодеться, продолжая бормотать под нос ругательства.
 

x x x

 
      — Как вы видите, возможные траектории полета начинаются в Точке прыжка «один» и Точке прыжка «два». — Полковник Хэлсиен обернулся к двери конференц-зала и посмотрел на Хантера, усаживающегося в кресло заднего ряда. — Доброе утро, Хантер. Рад, что вы смогли присоединиться к нам.
      Хантер поморщился, уловив издевательские нотки в голосе полковника.
      — Как я говорил, мы считаем, что вражеский крейсер… если это действительно вражеский крейсер… направляется к нам от одной из этих точек. Конечно, в системе Фирекки есть одна особенность, о которой некоторые из вас, возможно, знают. Эта особенность может несколько затруднить обнаружение килратхского конвоя. Система Фирекки похожа на знаменитый сектор Энигма, уменьшенный во много раз. Если Энигма характеризуется наличием одной-единственной точки, из которой можно преодолеть этот сектор весь за один прыжок, то Фирекка буквально усеяна точками прыжка, что позволяет совершать мини— прыжки в пределах этой системы. Если килратхи знают об упомянутой мной особенности, то нас ждут трудные поиски. — Он нахмурился. — Если там вообще есть что искать. В Тактическом отделе полагают, что обнаружили корабль, совершающий прыжки внутри системы, но в тот момент они производили перенастройку оборудования слежения, поэтому что там могло быть на самом деле, одному богу известно.
      — Пилоты, даже если там ничего и нет, мы должны убедиться в этом. Мы не можем допустить, чтобы коты сорвали подписание договора.
      — К вероятным траекториям полета этого корабля мы будем высылать патрули с интервалом в пятнадцать минут, — продолжал он. — Я комплектую звенья так, чтобы в паре с нашими опытными пилотами летели некоторые из новичков, прибывшие с КЗК «Остин». Айсмен, вы полетите в паре с Думсдэем, Хантер — с Джазом. Спирит, вашим ведомым будет Пума. Сейчас все вы спускаетесь на полетную палубу для немедленного вылета. В следующем патруле Паладин летит…
      Вместе с другими пилотами первого патруля Хантер вышел из конференц-зала. Ему казалось, что его сердце бьется с удвоенной частотой.
      «Все эти проклятые лекарства, из-за них я чувствую себя так, словно через меня идет электрический ток. Если мне удастся пережить ближайшую пару часов, то потом со мной все будет в порядке…»
      Спускаясь на лифте на взлетную палубу, Хантер прислонился к стенке кабины, стараясь унять сердцебиение. Спирит, подтянутая и аккуратненькая в своей летной форме, смотрела на него, слегка улыбаясь.
      — Похоже, ты неплохо провел время в увольнении, Хантер. Он криво улыбнулся:
      — Все шло просто замечательно до тех пор, пока эта девица из военной полиции не вытащила меня из постели. И чего ради? Все это смахивает на погоню за привидениями.
      — Нам нужно перекрыть все возможные траектории полета, и поэтому каждый пилот на счету, — серьезно ответила Спирит. — Полковник прав, подписание договора между Фиреккой и Конфедерацией слишком важное событие, чтобы подвергать его риску быть сорванным килратхами.
      — Да, но почему обязательно я? Она одарила его улыбкой, и ему стало так тепло, словно она прикоснулась к нему; в следующий момент двери лифта раскрылись и перед ним предстала взлетная палуба, шумная и заполненная техниками, готовящими звездные истребители для своих пилотов.
      — Удачного полета, мой друг, и счастливого возвращения, — тихо сказала Спирит.
      — Спасибо, леди, — ответил он и быстро взял свой шлем со стойки у дверей лифта.
      Он направился к своему истребителю и тут заметил, что за ним кто-то идет. Юноша, одетый в летный комбинезон, лет, наверное, двадцати, с копной непослушных каштановых волос и темными серьезными глазами. Под мышкой он держал шлем, на котором было написано его прозвище «Джаз» и красовались несколько нотных знаков.
      «Ах да. Мой ведомый».
      Колсон, вот как его зовут. Один из молодых пилотов с «Остина». Хантер припомнил, что на прошлой неделе слышал его игру на рояле в комнате отдыха. Мальчишка вытянулся по стойке «смирно».
      — О Господи! Вольно, парень. — Хантер потер виски. Голова еще болела, несмотря на лекарства. — Ты Джаз, так ведь? Джаз Колсон?
      — Лейтенант Захари «Джаз» Колсон готов к выполнению задания, сэр! — громко отрапортовал Джаз.
      — Хорошо, хорошо. Ты играешь на рояле, да? Я слышал тебя на прошлой неделе. Ты хорошо играешь. Чертовски хорошо. Посмотрим, сможешь ли ты так же хорошо летать. Сколько боевых вылетов на твоем счету, Джаз?
      — Два. Я сбил «Салтхи» и «Дралтхи». — На лице юноши заиграла гордая улыбка.
      — Неплохо, дружище. Ну а теперь слушай. Предполагается, что мы выполняем простой патрульный полет, но я убедился, что ничего простого не бывает, особенно в этой войне. Ты должен находиться рядом со мной как приклеенный, понятно? Скорее всего, мы котов не встретим, но если это произойдет… то никакого геройства, никаких фантазий, просто грамотное пилотирование. Следуй за мной, за моим крылом, и это все, что от тебя требуется. — Во время этой короткой речи Хантер облокотился о ближайший истребитель; больше всего на свете ему хотелось теперь просто ненадолго прилечь и отдохнуть. Голова его, возможно, и работала прекрасно благодаря действию стимуляторов, но на ногах он по-прежнему держался не очень уверенно.
      — Вы хорошо себя чувствуете, капитан? — участливо спросил Джаз. — Выглядите вы неважно, сэр.
      — Я в порядке, в полном порядке. Иди-ка лучше займись предполетной проверкой. Мы должны стартовать уже через пару минут. После вылета выходи из зоны посадки и жди меня приблизительно в пяти тысячах километров по правому борту.
      Хантер пошел дальше через полетную палубу к своему истребителю, вокруг которого все еще суетилась команда техников.
      Неподалеку от его «Рапиры» Паладин негромко разговаривал со странного вида молодым человеком, на смуглом лице которого была нанесена сложная татуировка. Спирит точно так же вела разговор со своим ведомым Пумой, лейтенантом Янгбладом. «Жаль, что ты оказалась в одной упряжке с этим парнем, Марико, — подумал Хантер, взбираясь по лесенке в кабину своего истребителя. — „Никому не пожелал бы такого ведомого“.
      Когда Хантер поднимался в кабину своей «Рапиры», из-под левого двигателя выполз белобрысый парнишка, знакомый ему по недавнему полету на шаттле. Как и все вокруг в это утро, он выглядел весьма резвым и жизнерадостным.
      — К полету готов, сэр, — отрапортовал он, козырнув.
      «Что-то уж слишком много сегодня утром козыряющих», — сварливо подумал Хантер.
      — Благодарю вас, младший лейтенант, э-э-э… — Он скосил глаза, стараясь разглядеть нашивку с именем на комбинезоне парня. — младший лейтенант Кафрелли, благодарю вас.
      — Всегда рад. Можете называть меня Джимми, если хотите, сэр. — Парень с трудом сдерживался, чтобы не рассмеяться. — Послушайте, сэр, вы выглядите сейчас гораздо лучше, чем сегодня утром на шаттле, сэр.
      — Не напоминай мне, — пробурчал Хантер, затем, повысив голос, крикнул: — Всему персоналу, покинуть палубу для старта! — Он подсоединил к шлему провод комлинка и, нажав кнопку, задвинул фонарь кабины.
      — Эй, Хантер, как жизнь? — услышал он в наушниках характерный голос южанина, и на экране видеомонитора появилось слегка размытое зеленоватое лицо офицера управления полетом.
      Хантер широко улыбнулся. Из всех офицеров управления полетом «Миссисипи» Стив был самым веселым.
      — Просто прекрасно, Стив. Как скоро я стартую?
      — Вы первый в очереди, капитан, и должны немедленно освободить зону вылета. План полета сейчас как раз загружается в ваш навигационный компьютер. Удачного патрулирования и счастливого возвращения, сэр.
      — Спасибо, Стив. — Хантер завершил предстартовую проверку и пристегнулся. Еще раз проверил, не стоит ли кто-либо из палубной команды рядом с истребителем. Затем защелкал переключателями и запустил двигатели.
      Даже через закрытую кабину рев двигателей заглушил все другие звуки на полетной палубе. Хантер прибавил громкость комлинка; истребитель мелко вибрировал, едва сдерживаемый тормозной системой. Он осторожно подвинул вверх ручку дроссельного клапана и направил громадную машину к ярко обозначенной взлетной полосе.
      Он вырулил на стартовую позицию. Дежурный офицер по палубе поднял одну руку вверх, другой рукой крепко прижимая к уху шлемофон, чтобы рев работающих двигателей не заглушал голос в наушниках. Хантер еще немного приоткрыл дроссельный клапан и почувствовал, как вся машина заходила ходуном. Дежурный дал рукой резкую отмашку вниз, и Хантер, включив двигатели на полную мощность, начал разгонять машину вдоль пускового тоннеля. Мгновение спустя истребитель почти без всякого сопротивления прошел сквозь магнитное защитное поле и вырвался за пределы авианосца и его искусственной гравитации.
      Хантер заложил крутой вираж вправо, выходя из зоны посадки и направляясь в открытый космос. Через несколько секунд он уже был в пяти тысячах кликов от авианосца и после короткого включения реверса, позволившего погасить скорость до нуля, выключил двигатели и завис в невесомости в ожидании своего ведомого. Все вокруг дышало покоем, который не мог нарушить даже гомон, доносившийся из наушников комлинка, настроенного на открытый канал.
      «Ради этого можно вынести все, — подумал он, оглядываясь на „Тигриный коготь“, за которым виднелся зеленовато-голубой шар планеты Фирекка. — Вот так просто дрейфовать в космосе, сидя в кабине истребителя; такие мгновения стоят всей этой военной рутины, всего того, чем мне приходится заниматься в армии».
      Он увидел, как из авианосца вылетела еще одна «Рапира», и, сделав крутой вираж, направился в его сторону. «А вот и парнишка, — подумал он. — Смотрится неплохо, легко управляет машиной. Не дергает, не делает слишком резких поворотов. Думаю, из этого парня будет толк».
      Приблизившись к его истребителю, ведомый сбросил скорость. Экран видеомонитора ожил, и Хантер увидел на нем закрытое шлемом улыбающееся лицо Джаза.
      — Лейтенант Колсон готов к выполнению задания, сэр.
      — Хорошо, давай теперь проверим наши навигационные точки одну за другой, Джаз. Установка компьютера на Точку «один», включай автопилот по моей команде. Три… два… один… Пошел!
      Хантер последовательно нажал несколько кнопок, и, когда включился автопилот, он почувствовал, как истребитель начал набирать скорость. Он откинулся в кресле, наслаждаясь полетом и лишь изредка бросая взгляд на навигационную карту, чтобы сверить маршрут.
      На расстоянии трех тысяч кликов от навигационной точки автопилот выключился, и Хантер взялся за ручку управления, чтобы вести истребитель дальше самому.
      — Датчики не фиксируют наличия килратхских кораблей, капитан, — доложил Джаз по видеосвязи.
      — Похоже, что в этой точке чисто, — сказал Хантер. — Теперь установи автопилот на Точку «два»…
      Изображение Джаза на видеомониторе внезапно исчезло, и вместо него на экране появилось лицо полковника Хэлсиена. Хантер замер на полуслове, зная, что без крайней необходимости полковник никогда не выходит на связь с пилотами.
      — Хантер, ваше задание изменилось. Возьмите курс на Точку «три» и затем продолжайте полет на расстояние еще в пять тысяч кликов в том же направлении. Спирит и Янгблад оказались в опасном положении. Два тяжелых крейсера с полным комплектом истребителей на борту. Быстрее, дружище!
      — Принято, полковник. Считайте, что я уже лечу туда. Отсылаю Джаза обратно на авианосец.
      Полковник еще не успел освободить канал видеосвязи, а из комлинка уже донесся голос Джаза:
      — Капитан, вы не можете со мной так поступить!
      — Слушай, парень. У тебя — два боевых вылета… а у меня — не один десяток. А теперь подумай, каковы твои шансы вернуться живым с этого задания. Я спасаю тебе жизнь, мальчик. Выполняй мой приказ и возвращайся на «Коготь».
      — Слушаюсь, капитан.
      Хантер бросил взгляд в боковое окно кабины, чтобы убедиться, что истребитель Джаза взял курс в указанном направлении. «По крайней мере, мальчишка подчиняется приказам». Он ввел в компьютер новые навигационные координаты и проверил запас топлива, необходимый для форсажного режима. Его было достаточно для полета к новому месту назначения при условии периодического включения форсажных камер и для использования, в случае необходимости, во время боя. К счастью, главные двигатели его истребителя работали на ядерных элементах, так что острая нехватка топлива ему не грозила. Он включил форсаж и почувствовал, как завибрировали двигатели, выходя на полную мощность.
      «Ну, пошел, пошел!»
      Он пощелкал переключателями каналов радиосвязи, наконец поймал голос Спирит, едва слышный сквозь шорохи статических разрядов:
      — Янгблад, где… ты… встань… за крылом… НЕМЕДЛЕННО!
 

x x x

 
      Спирит резко завалила свой «Рэптор» вправо, стараясь не дать оторваться килратхскому истребителю, с отчаянием глядя на индикаторы накопителей мощности нейтронных пушек своей машины, медленно набирающих полный боевой заряд. Небольшой генератор энергии ее истребителя, перезаряжающий орудия, работал на полную мощность… Она терпеливо выжидала и в тот самый момент, когда килратхский истребитель резко повернул в сторону, нажала на гашетку, выпустив ему вслед залп смертоносного красного огня. Хвостовой двигатель вражеского корабля взорвался, разнося на куски всю машину. Спирит снова резко ушла в сторону, уклоняясь от разлетающихся осколков, одновременно стараясь отыскать на экране радара истребитель Янгблада. 
      Она не видела его ни сзади, ни справа, ни слева от себя. Mо зато она увидела два тяжелых килратхских крейсера и вылетающие из них один за другим вражеские истребители.
      Как только соберется все их соединение, они тут же ринутся за ней.
      Они с Янгбладом напоролись на этих килратхов совершенно неожиданно, сразу же, как только вышли из поля астероидов. Сейчас их атаковал лишь один вражеский истребитель, но через несколько секунд здесь их будет не меньше дюжины.
      — Янгблад, где ты? Встань за крылом, немедленно!
      И хотя лейтенанта по-прежнему нигде не было видно, на экране появилось его изображение.
      — Спирит, я на хвосте у одного из этих типов! Не могу прекратить преследования!
      — Янгблад, их здесь слишком много! Вернись в строй, нам надо убираться отсюда!
      Теперь, когда атаковавший ее истребитель уничтожен, перед ней открылся свободный путь назад к астероидам. Ни один из истребителей не смог бы перехватить ее прежде, чем она окажется под сомнительным прикрытием поля астероидов. По крайней мере, среди этих обломков скал противник не сможет воспользоваться своим численным превосходством. В поле астероидов у них будет хотя бы крошечный шанс вырваться живыми из этой западни.
      — Янгблад, вернись немедленно!
      — Спирит, я почти захватил цель… Вот-вот раздастся сигнал захвата…
      — К черту, Янгблад!
      Спирит рванула ручку управления, круто разворачивая назад свой истребитель. Она не могла оставить ведомого, хотя прекрасно понимала, что, возможно, идет на самоубийство, пытаясь спасти его.
      Она поймала в перекрестье прицела преследуемый им истребитель и стала ждать, когда прозвучит сигнал захвата цели. Услышав резкий звук, она в тот же миг выпустила ракету и сразу же развернула машину назад, к полю астероидов.
      — Он уже в аду, Янгблад! А теперь вернись в строй! — прокричала она в комлинк.
      — Черт побери, он же был мой, Спирит!
      — Встань за мое крыло, Янгблад, или мы оба погибнем! Не видишь, что ли, идиот, что нас сейчас будут атаковать новые истребители!
      Оглянувшись, Спирит увидела, как ракета с головкой теплового самонаведения преследует килратхский истребитель, пилот которого, стараясь освободиться от захвата, бросает свою машину из стороны в сторону. Секундой позже полыхнула ослепительная вспышка, и с вражеским истребителем было покончено. Янгблад наконец занял свое место за ее крылом, и они устремились к астероидам.
      Слишком поздно, поняла Спирит, оглядываясь назад. В их сторону уже неслось по меньшей мере с десяток вражеских машин. Они перехватят их еще до того, как им удастся достичь поля астероидов. Спирит старалась сохранить присутствие духа, следя в экран заднего вида за приближающимся врагом. Когда килратхи приблизились к ним на расстояние в несколько сот метров, они рассыпались веером, занимая позиции для атаки на землян сразу со всех сторон.
      Она всем телом ощутила вибрацию двигателей, когда устремила своего «Рэптора» вперед на предельной скорости, пытаясь проскочить оставшееся до астероидов расстояние и скрыться среди обломков скал…
      Первые два килратхских истребителя пристроились за ними сверху, выходя на позицию, удобную для стрельбы. В следующее мгновение она увидела вспышки пушек и, резко накренив машину, ушла из-под обстрела.
      — Сверни влево, Янгблад! — крикнула она в микрофон, понимая, что он, возможно, уже не успеет среагировать.
      Выстрел лазерной пушки настиг его истребитель, попав в один из двигателей, который тут же взорвался, рассыпавшись миллиардами искр. Машина Янгблада, потеряв управление, беспомощно завертелась на месте, ее понесло навстречу преследующим их килратхам. Два килратхских истребителя резко ушли в сторону, чтобы избежать столкновения с ней; третий же врезался прямо в нее. Ослепительно белая вспышка полыхнула в глаза Спирит, на мгновение совершенно ослепив ее. Ударная волна настигла ее истребитель долей секунды позже, и она включила форсаж, изо всех сил стараясь не потерять управление машиной.
      С экрана ее видеомонитора еще не исчезло застывшее на полуслове лицо Янгблада, глаза — от удивления и ужаса — широко открыты. Через мгновение изображение пропало.
      «Будьте вы прокляты!» Спирит продолжала жать кнопку форсажа, понимая, что теперь единственное ее спасение — скорость. «Если мне удастся уйти под прикрытие астероидов, у меня еще останется шанс выбраться отсюда живой…»
      — Эй, голубушка, что там у вас происходит? — послышался в наушниках голос Хантера, и через секунду на экране видеомонитора возникло его лицо.
      — Хантер! Ты где? — Она посмотрела на радар и увидела на краю экрана голубую светящуюся точку, обозначающую его корабль.
      «Слишком далеко, не сможет помочь…»
      — Я среди астероидов, иду к вашей последней позиции, которую знаю. Если вам удастся добраться до скал, леди, мы справимся с этими ублюдками. Я насчитал пятерых у тебя на хвосте, и еще несколько штук направляются к тебе с крейсеров.
      — Хантер, не ввязывайся! Возвращайся на «Коготь», ты теперь уже не сможешь мне помочь.
      — Эй, ты ведь не собираешься сбросить меня со счетов, леди! Неужели ты думаешь, что можешь устроить это сафари на котов без меня? Ты только доберись до скал, а я уж буду там через минуту-другую…
      Она влетела в поле астероидов на предельной скорости, ведя истребитель интуитивно и полагаясь на удачу. Навстречу ей проносились и тут же исчезали расплывчатыми пятнами обломки скал… Уклоняясь и уворачиваясь от них, она прокладывала свой путь, затем ей пришлось резко перебросить ручку управления, чтобы нырнуть под один из астероидов. В наушниках раздался вопль килратха, затем грохот взрыва, когда один из преследователей врезался в скалу, с которой ей только что удалось разминуться.
      Мимо правого крыла пронесся заряд, выпущенный по ней из лазерной пушки; она метнулась влево в самую гущу астероидов, сбросив скорость ровно настолько, чтобы успевать уклоняться от столкновения со скалами.
      Она бросила взгляд на экран радара: судя по движению светящейся точки, Хантер летел к ней на предельной скорости. «Еще чуть ближе… еще ближе…»
      Внезапно в наушники ворвался вой сигнала, предупреждающего о ракетном захвате. Она обернулась и увидела ракету, устремившуюся к ней по тепловому следу ее двигателей. Времени на маневры уже не оставалось, его уже не было ни на что, она вряд ли успела бы даже вскрикнуть…
      Она резко включила реверс для экстренной остановки, а когда истребитель замер неподвижно, мгновенно выключила двигатели. От внезапной остановки ее бросило сначала вперед, затем назад, с такой силой вдавив в спинку кресла, что ей показалось, что она вот-вот потеряет сознание. Ракета пронеслась мимо и, врезавшись в астероид, взорвалась, не причинив ей вреда. Преследовавший ее килратхский истребитель ушел в крутой вираж, чтобы избежать столкновения. «А они кое— чему учатся», — мрачно подумала она… Три вражеских истребителя развернулись, готовясь к атаке.
      Спирит быстро нажала кнопку запуска двигателей своего «Рэптора»… Несколько кошмарных мгновений из двигателей слышалось лишь жалкое тарахтение — они никак не хотели запускаться… Но вот, наконец ожив, они взревели, и Марико тут же включила форсаж, В следующий миг она была уже далеко впереди, вышла из-под удара пикировавших на нее килратхских истребителей и скрылась за астероидами от губительного огня их пушек. Но она понимала, что не может играть с ними в эту игру до бесконечности… Рано или поздно они возьмут ее в «клещи», загонят под огонь своих пушек, и все будет кончено.
      Она заложила крутой вираж, чтобы перелететь через крупный обломок, затем обогнула другую беспорядочно кувыркающуюся скалу. Килратхи старались зайти сбоку, затем один из них нарушил строй, чтобы пристроиться ей в хвост. Она метнулась влево, но тут же услышала предупреждающий вой сигнала ракетной атаки. Через какую-нибудь секунду килратхский пилот выпустит по ней ракету.
      Вдруг мимо нее, не далее чем в полутора метрах от кокпита, пронеслась «Рапира», палящая изо всех своих пушек. Она вела огонь по сидевшему у нее на хвосте врагу. Она увидела промелькнувшее совсем рядом широко улыбающееся лицо Хантера. Потом ее машину сильно тряхнуло от близкого взрыва преследовавшего ее килратхского истребителя. Оглянувшись назад, она увидела разлетающиеся в разные стороны обломки вражеского корабля.
      Два других заметались в панике, почувствовав, что легкая и столь близкая добыча вдруг превратилась в грозного противника, имеющего равные с ними шансы на победу. Спирит, резко перекинув ручку управления, сделала крутой разворот и, выпустив в упор в одного из килратхов ракету «свой-чужой», ушла вправо, чтобы избежать удара взрывной волны. На экране ее монитора промелькнуло изображение последнего килратха, проверещавшего что-то на своем языке за мгновение до того, как врезаться в астероид в тщетной попытке уклониться от смертоносного выстрела Хантера.
      — Ты в порядке, голубушка? — На экране появилось лицо Хантера, сквозь стекло шлема были видны его встревоженные глаза. — Еще какие-нибудь коты гонятся за тобой?
      Она кивнула:
      — Да, но мы успеем убраться отсюда, если только поторопимся. Им придется поискать нас среди этих астероидов.
      — Тогда уходим на предельной скорости к «Когтю», Марико. А что с Янгбладом?
      — Он погиб…
      — Проклятье, — выдохнул Хантер. — Ну, давайте-ка двигаться, леди. Нужно сообщить обо всем на базу. Как ты думаешь, почему эти два кошачьих крейсера вдруг ни с того ни с сего объявились черт знает откуда в этой отдаленной окраине космоса?
      Она знала, о чем он думает. «Какого черта им здесь нужно?» Она бы тоже хотела знать ответ на этот вопрос.
      — Понятия не имею. Но уверена, что мы скоро узнаем это, Хантер-сан.
 

x x x

 
      Конференц-зал на «Тигрином когте» был переполнен пилотами и офицерами других служб. Хантер и Спирит с трудом пробрались в зал и еле нашли себе место, где они смогли встать. 
      «Единственное», чего бы я хотел сейчас, так это холодного пивка» — подумал Хантер. — «Черт; а Спирит до сих пор бледна, как полотно и вся дрожит. Слишком тяжелым оказался для нее этот вылет. И еще Янгблад. Судя по тому, что рассказала Марико,, у него не было ни малейшего шанса. Хорошо, что я отослал Джаза Колсона назад на „Коготь“… А то он тоже обязательно попробовал бы стать героем, и у нас оказалось бы два погибших юнца, а не один».
      Полковник Хэлсиен прошел, вперед и остановился перед возвышением в конце зала, он выглядел встревоженным больше обычного, и, казалось, в волосах его прибавилось седины.
      — Как большинство из вас уже слышало, — начал он свое сообщение, — каждый из высланных патрулей обнаружил наличие крупных сил килратхов в этой системе. В Тактическом отделе пока нет ни одного приемлемого объяснения с чем может быть связано появление такого большого количества килратхов в этой системе. И пока мы не получили ответов на некоторые вопросы, нам придется вести непрерывное патрулирование, дабы быть уверенными, что «Когтю» и «Остину» не грозят никакие сюрпризы. А это означает круглосуточную готовность всех пилотов к вылету по боевой тревоге и отмену всех увольнений и отпусков.
      Среди собравшихся в зале пробежал глухой ропот.
      «Надеюсь, мне все-таки удастся поговорить с К'Каи до того, как мы покинем эти места, — подумал Хантер. — Однако зачем, черт возьми, килратхи явились в эту систему? Что им нужно от Фирекки?»
 

x x x

 
      Нагрянуть в родовое гнездо вместе со всей своей стаей — или явиться одной, гордой и не стыдящейся своей непохожести. Вот что сейчас предстояло решить К'Каи. Сегодня в полдень она получила приглашение, первое с тех пор, как порвала со своей стаей «Белый Цветок», чтобы летать в космосе. И теперь ей предстояло решить: принимать его или нет?
      Выбор необходимо было сделать в течение ближайшего часа. Земляне сообщили, что где-то на подступах к системе собираются килратхи… Как скоро они вторгнутся в нее? Когда это случится, ее фрахтер будет постоянно задействован для доставки грузов союзникам-землянам. Она должна помириться со своей семьей сейчас, потому что ее корабль может стать главной целью килратхов. У нее, возможно, не будет другого случая.
      К'Каи старалась не думать о том, что килратхи могут действительно вторгнуться в их мир. Так было проще, именно так всегда поступали ее сородичи: решали только насущные проблемы, считая, что будущее должно складываться само по себе. Учение Огненных Ветров гласило, что мир находится в состоянии непрерывного изменения, и любое такое изменение способно полностью перечеркнуть все, что задумано. Поэтому бессмысленно что-либо тщательно планировать — с ветрами лучше бороться тогда, когда они приходят.
      Проблема, которая стояла перед ней теперь, — это примирение со своей семьей. В свете грядущих событий ее решение требовалось немедленно. Стая была важнее любого ее члена; в это она всегда свято верила. Хотя существовал другой, менее известный принцип верований фирекканцев, изложенный в учении Живой Искры.
      «Поступки вожака формируют стаю. Поступки вожака формируют будущее». И мнение выдающегося вожака важнее желания стаи, которая, возможно, пребывает в плену устаревших догм. Бунтарь может оказаться единственным в стае, кто обладает видением, которое позволит привести стаю к новым источникам жизненных сил — в прямом и переносном смысле.
      Кумиром К'Каи был Ларрхи, первый фирекканец, осмелившийся покинуть родную планету, сейчас он летал на истребителях сил Конфедерации. Так кто же он — выдающийся вожак или заблудший бунтарь? А сама К'Каи, последовавшая по его стопам, устремившаяся вслед за ним к звездам, кто она?
      Да, она собрала стаю. Достаточно большую, чтобы укомплектовать команду фрахтера.
      Но вожак ли она? Или просто личность, вокруг которой собираются представители новой разновидности бунтарей?
      Она-то считала себя вожаком — и поэтому не сомневалась, что и Ларрхи такой же. Но что думают о ней другие?
      Именно это ей нужно было узнать. И, если удастся, изменить их мнение.
      Она решила, что отправится без своей стаи, одна. К тому же и так известно, что у нее есть стая, но если она явится вместе с ней, то это может быть расценено как силовое давление, как преднамеренная попытка нарушить гармонию власти в родовой стае.

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16