Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Полет к свободе

ModernLib.Ru / Лэки Мерседес / Полет к свободе - Чтение (стр. 8)
Автор: Лэки Мерседес
Жанр:

 

 


      Наверное, будет лучше, если он объяснит им все.
      — Мы готовимся провести самую главную религиозную церемонию года, — сказал он. — Эта церемония называется Сивар— Есхрад. Все боевые корабли килратхов, которые могут быть освобождены от несения повседневной службы, направятся сюда, чтобы вступить в бой. И я должен вам сказать, что они будут сражаться с такой яростью, с какой прежде вам не приходилось сталкиваться.
      Он замолчал и закрыл глаза. Воцарилась полная тишина, нарушаемая только шумом работающих вентиляторов.
      — Место Божественного Посвящения должно быть захвачено в бою, — продолжал он после длительного раздумья. — Сражение само по себе освящает место; чем оно яростнее, тем больше святости, тем более значимо оно в глазах Сивара. Жертвоприношение — необходимый элемент церемонии, а жертвы — это враги, убитые во время сражения. Все воины Империи мечтают стать слугами Сивара и принести во славу его как можно больше жертв, поэтому каждый из них будет стремиться попасть сюда и принять участие в церемонии.
      Ралгха открыл глаза и увидел, что земляне очень сильно побледнели.
      «Это означает, — решил он, — что они более чем встревожены, они охвачены страхом. И у них есть для этого причины. Сюда уже устремилась целая армада кораблей, заполненных воинами, распаляющими себя до состояния неистовой ярости. Не имеет значения, с чем им приходилось сталкиваться до сих пор, потому что та битва, которую им предстояло увидеть, не шла ни в какое сравнение ни с чем».
      — Пока я не знаю, как мне следует реагировать на ваше сообщение, — наконец прервал молчание Торн. — Благодарю за предупреждение.
      Земляне обменялись еще несколькими загадочными взглядами, затем Торн поднялся со стула.,
      — Я должен связаться с Верховным командованием Конфедерации, — сказал он. — Надеюсь, вы извините меня.
      С этими словами он вышел, не дожидаясь ответа, из комнаты. Но Ралгха не стал осуждать его за это. Наверное, полученное известие оказалось для землян полнейшей неожиданностью, причем крайне неприятной.
      — Ну а как насчет вас, лорд Ралгха? — спросил Хэлсиен. — Вы намеревались принять участие в этом побоище?
      Ралгха отвел уши назад.
      — С тех пор как погиб мой храи, я больше не ищу расположения богов.
      — Хм-м… — Хэлсиен долго молчал. — Я полагаю, что в таком случае мне не остается ничего другого, как проводить вас на допрос, — произнес он наконец.
      Ралгха молча встал, выражая таким простым способом свое согласие. Хэлсиен немедленно вскочил на ноги, охранники, стоявшие до сих пор молча и неподвижно у дверей, словно изваяния, вдруг ожили.
      Дверь отъехала в сторону. Хэлсиен плавным жестом указал на нее, и Ралгха первым вышел из комнаты. Они шли по коридорам корабля, и Ралгха подумал, насколько мало отличаются базовые корабли различных цивилизаций, если представители этих цивилизаций являются двуногими прямоходящими существами. Наверное, члены его экипажа могли бы свободно ходить и здесь; и если повсюду укрепить таблички с поясняющими надписями, то уже на следующий день могли бы пилотировать его в любом районе Галактики. Еще через три дня они, вероятно, могли бы вести этот корабль и в бой.
      Возможно, сказалась усталость; возможно, он слишком глубоко погрузился в размышления. Возможно, что теперь, когда его задача была в основном выполнена, он несколько утратил чувство осторожности. Но что бы ни было тому причиной, он оказался совершенно не готов к неожиданностям.
      Однако неожиданности не заставили себя долго ждать.
      Еще секунду назад он шел рядом с Хэлсиеном и тешил себя надеждой, что, когда он попадет в руки здешних медиков, они еще раз осмотрят его раны и дадут необходимые лекарства. Один из них уже сделал все, что мог, оказав первую помощь килратхам, раненным во время захвата их собственного корабля, но раны, полученные Ралгхой, все еще беспокоили его. Это было все, что занимало его мысли в тот момент, когда они сворачивали в очередной коридор.
      В следующее мгновение он лежал на палубе, сбитый с ног ударом Хэлсиена, и горячая струя, пронесшаяся между его ушей, свидетельствовала о том, что его пытались убить.
      Через мгновение он увидел, как охранники бросились на истошно кричащего и размахивающего пистолетом землянина, и повалили его на пол.
      Ралгха медленно поднялся на ноги, равнодушно наблюдая, как охранники надевают наручники на своего сородича. По некоторым взглядам, бросаемым в его сторону, он понял, что многие из окружающих были бы рады, если бы наручники надели на кое-кого другого, и что, если бы обезумевшему землянину удалось убить его, их настроение явно улучшилось бы.
      Чего-то в этом роде и следовало ожидать. Теперь он еще острее почувствовал свое одиночество.
      Тем временем Хэлсиен пытался принести извинения за попытку покушения, сделанную одним из членов экипажа корабля, и говорил при этом так быстро, что электронный переводчик едва поспевал за ним, запинаясь и завывая.
      — Он недавно потерял всю семью, при нападении на колонию Годдард. Он был не в себе…
      Устало махнув рукой, Ралгха прервал дальнейшие объяснения.
      — А весь мой род погиб во время эвакуации перед вашим нападением, — сообщил он, больше всего желая сейчас, чтобы все это как можно скорее осталось позади. Слишком много обе стороны потеряли в этой войне, и не имело смысла пытаться установить, чьей крови пролито больше. — Я все понимаю, и это никоим образом не обесценивает ни данной вами гарантии безопасности, ни сдачи вам моего корабля. По крайней мере, он оказался более расторопным, чем последний килра'хра, который тоже пытался меня убить.
      И пока Хэлсиен смотрел на него, слегка приоткрыв рот и вытаращив глаза, что, видимо, выражало удивление, он двинулся дальше по коридору — туда, где находились медики. В число химических препаратов, используемых при допросе, будут, несомненно, входить средства, повышающие тонус и снимающие боль.
      В данный момент ему было необходимо и то и другое.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

      Он летел на своей «Рапире»… нет, это был килратхский истребитель, такой необычный, с плавно изогнутой крышей кокпита, и повсюду — причудливые надписи на чужом языке. Он обвел взглядом кабину, пытаясь сообразить, как же все-таки управлять этим незнакомым кораблем, но так ничего и не понял. А с истребителем творилось что-то неладное, он летел как-то очень странно, раскачиваясь из стороны в сторону… 
      …Нет, это просто кто-то расталкивает его.
      — Отстаньте, — пробормотал Хантер, зарываясь лицом в подушку.
      — Ну же, Хантер, вставай! Через десять минут инструктаж!
      Хантер с трудом разлепил веки и увидел перед собой Джо Кхумало, насмешливо глядящего на него сверху вниз своими черными глазами.
      — Отстань, Кнайт. Я вернулся из патрулирования в четыре ноль-ноль. С тех пор не прошло еще и двух часов! Дай мне передохнуть, не могут же меня сейчас снова послать в патрулирование!
      Джо стащил с него одеяло, и он сразу задрожал от холода под мощными потоками воздуха от вентиляторов.
      — Ты включен в список, Хантер. Да все мы, черт возьми, в нем! Со вчерашнего вечера каждый из нас патрулирует по четыре часа согласно графику, плюс еще по четыре часа дополнительно. Это приказ полковника.
      Хантер сполз с койки, отыскал на вешалке в шкафу последний чистый летный комбинезон и торопливо оделся.
      «Нет времени даже побриться, не говоря уж о том, чтобы принять душ…»
      Пока Хантер одевался, Джо принес из находящейся по соседству кают-компании две чашки кофе, одну из которых вручил Хантеру.
      — Спасибо, приятель, — искренне поблагодарил Хантер и, отхлебнув глоток, скорчил гримасу — кофе оказался очень крепким.
      «Вот уж кому его прозвище в точности подходит, — подумал Хантер. — Он всегда ведет себя как настоящий рыцарь и джентльмен, даже по отношению к неотесанному австралийцу, которому не дали выспаться!»
      — Увидимся в конференц-зале, — сказал Кнайт, направляясь к двери.
      — Я буду там через пару минут, — пообещал Хантер.
      Он допил кофе, который не то чтобы окончательно прояснил его мысли, но все же несколько взбодрил. По крайней мере, до него начал доходить смысл того, что сказал Джо.
      За неделю, прошедшую с тех пор, как они привели «Фралтхи» капитана-перебежчика на позицию поблизости от «Когтя», количество кораблей противника в системе Фирекки возросло по меньшей мере раз в десять. Хантер уже начал сомневаться в том, что такое наращивание здесь боевой мощи врага связано только со сдачей «Фралтхи». Было бы понятно, если бы они отправили вдогонку «Рас Ник'хре» пару своих кораблей, чтобы попытаться найти и уничтожить ее, прежде чем земляне смогут увести крейсер из системы, но посылать сюда такую армаду…
      Он вел учет всех замеченных ими кораблей, а также, лично для себя, учет всех уничтоженных кораблей противника и потерь землян. До сих пор пилоты «Тигриного когтя» и «Остина» действовали превосходно, они не потеряли ни одного человека, и всего лишь несколько истребителей были повреждены настолько, что не подлежали ремонту. Такое положение дел объяснялось главным образом тем, что коты, по-видимому, не ожидали присутствия противника на такой далекой окраине космоса. Но ситуация неизбежно должна была измениться. Рано или поздно килратхи что-нибудь заподозрят. Рано или поздно кто-нибудь отправит донесение своему Верховному командованию, или как там оно у них называется.
      И, наконец, рано или поздно, пилоты Конфедерации неизбежно начнут совершать ошибки. Особенно если и он, и все остальные будут вынуждены так часто вылетать в патрулирование, что из-за переутомления окажутся не в состоянии четко мыслить.
      Но этой ситуации должен быть положен конец. Либо им пришлют солидное подкрепление, либо их всех отзовут отсюда. О втором варианте Хантер старался не думать. Он хорошо себе представлял, что произойдет с несчастными фирекканцами, если их единственные защитники покинут систему.
      «Этот птичий народ не имеет никакой оборонительной системы ни на своей планете, ни в околопланетном пространстве, равно как и эскадрилий перехватчиков… Приходи и бери их голыми руками… Надеюсь, вскоре здесь все же появятся подкрепления, — мрачно думал он. — Мы не можем оставить фирекканцев один на один с котами, но и не в состоянии одни защищать систему длительное время. Очень скоро у нас кончатся ракеты и запасные части для истребителей, не говоря уже о том, что начнется, когда килратхи начнут нас атаковать и мы станем терять наших пилотов».
      Он старался прогнать от себя эти мысли. «Но ведь все это — только вопрос времени, если такое громадное численное превосходство килратхов будет сохраняться. Сколько же килратхских кораблей мы обнаружили на прошлой неделе?»
      Он стал вспоминать. Еще один крейсер типа «Фралтхи». Два «Доркира». Авианосец «Снакейр». Несколько сторожевиков. И бессчетное количество истребителей.
      И перечень этот все растет…
      «Это не ударный флот, это настоящие адские силы! Проклятые коты! Ну что ж, настало время и мне принять участие в их разгроме».
      Он натянул ботинки и направился к конференц-залу.
      Хантер, как всегда, опоздал. Полковник, стоя на возвышении, уже начал инструктаж. На этот раз, однако, он не прервал своего монотонного перечисления маршрутов патрулирования и полетных заданий, чтобы подшутить над Хантером, как он обычно делал. Тот уже и сосчитать не мог, сколько раз ему приходилось слышать от полковника язвительное: «Как я рад, что вы решили присоединиться к нам, капитан Сент— Джон».
      Он потихоньку сел на свободное место рядом с Кнайтом и прислушался к речи полковника, уточнявшего состав звеньев.
      — Звено «Гамма» — Ангел и Боссмэн — патрулирует зону вокруг точки прыжка. Звено «Дельта» — Спирит и Айсмен — патрулирует пространство за точками прыжка. Звено «Эпсилон» — Хантер и Кнайт — остается вблизи «Когтя» и выполняет задачу обычного патруля охранения. Не зная точного количества вражеских кораблей в этом районе, мы не можем подвергать наш авианосец риску внезапной атаки килратхов.
      — Снова сидим в няньках, — прошептал Хантер Кнайту.
      — Не забывайте, что вам теперь придется нести боевое дежурство через каждые четыре часа, — напомнил полковник. — Постарайтесь как можно больше спать в промежутках между вылетами. Все свободны.
      Полковник спустился с возвышения, все собравшиеся поднялись со своих мест и направились к полетной палубе.
      — Я думаю, нас отправили в патруль охранения из-за тебя, — сказал Джо, когда они медленно брели к своим машинам, слишком усталые для того, чтобы нестись сломя голову, как они делали еще несколько недель тому назад. Хантер бросил на него недоуменный взгляд:
      — Из-за меня? Это почему же?
      — А ты сегодня смотрел на себя в зеркало? — спросил Джо с мрачной улыбкой.
      Ему не хотелось думать о том, как он выглядит. Наверное, не хуже, чем все остальные.
      — Я буду в норме, если выпью еще чашечку кофе, — пробормотал Хантер.
      На полетной палубе царило оживление. Пока Хантер направлялся к своему истребителю, перейдя с шага на вымученную трусцу, один за другим взлетели два «Хорнета». Под его «Рапирой» лежал техник. Собственно, самого техника видно не было, только из-под крыла торчала пара ног, обутых в сапоги.
      — Доброе утро, Джимми, — приветствовал его Хантер, силясь придать голосу бодрое звучание.
      Лицо, которое появилось из-под истребителя, явно не имело ничего общего с лицом Джимми. Более того, оно вообще не принадлежало мужчине. Перед ним стояла молоденькая девчушка с озорным лицом и коротко подстриженными рыжими волосами. Ее щека была испачкана смазкой.
      — Джимми здесь нет, сэр.
      — А вы кто такая?
      Чертовски симпатичная особа, вот кто, подумал Хантер, пряча восхищенную улыбку. В конце концов, он никогда не уставал настолько, чтобы не обратить внимания на привлекательную даму.
      — Я — Джанет Маккаллоу, новый техник с «Остина», сэр. Но, пожалуйста, зовите меня «Спаркс». Меня все так зовут.
      Действительно, вся она искрилась жизнерадостностью, создавая вокруг себя этакий островок хорошего настроения посреди океана всеобщего уныния и усталости.
      — Джимми уже несколько дней работает на «Рас Ник'хре». Завтра они собираются отправить «Фралтхи» в ставку Верховного командования Конфедерации, и Джимми понадобился им, чтобы перепроверить некоторые системы корабля.
      Хантер был не против еще немного поболтать с ней — то, что она рассказывала, будет интересно узнать и всему остальному экипажу.
      — Итак, они наконец забирают эту посудину на станцию «Сол»?
      Она кивнула:
      — Это то, что я слышала, сэр. Но в таком случае возникает несколько неясных моментов. И один из них самым непосредственным образом касается его, Хантера.
      — А что насчет тех килратхов, которых мы сняли с корабля?
      Задумавшись, она прищурила глаза:
      — Большинство из них уже переправлены за пределы системы. Мне кажется, единственные, кто остался на «Когте», — это те двое, что сотрудничают с ними. Они все еще находятся здесь, но, разумеется, под охраной.
      — Да-да.
      «Старый седой капитан и молодой килратх. Как же его зовут? Ах да. Кирха. Преподнесенный мне в качестве подарка. Подарочек что надо. Теперь я понимаю, что чувствовали в древние времена раджи, когда им дарили белых слонов. Правда, нынешний „белый слон“ знал, какая участь его ожидает. — Хантер едва сдержал улыбку, вспомнив выражение полного замешательства на физиономии юного килратха. — Ну ладно, теперь это уже не моя проблема. Моя проблема состоит в том, чтобы позаботиться обо всех его приятелях, которые хлынули сюда, намереваясь захватить эту систему».
      — Как скоро эта добрая старая птичка будет готова взлететь? — спросил он девушку, которая уже нырнула обратно под истребитель.
      — Сейчас… еще несколько минут, сэр, — послышался голос снизу. — Я должна закрепить топливозаборник на этом двигателе.
      — Не торопись, голубушка, — сказал Хантер и прислонился к корпусу истребителя. В конце концов, чем дольше она будет возиться, тем меньше времени он будет сидеть внутри, пристегнутый к креслу. «Возможно, полковник не учитывает, сколько времени уходит на техническое обслуживание этих „Рапир"“.
      — Скажите, вы, случайно, не любите ходить на концерты джазовой музыки, а?
      Ее голос донесся из-под истребителя несколько приглушенно:
      — Я несколько раз слышала, как играет лейтенант Колсон, если вы это имеете в виду, сэр. По-моему, он делает это здорово.
      Совершенно превосходное начало. И Хантер собрался использовать его полностью.
      — Верно, он классный музыкант. Так вот, я подумал, что…
      — Хантер, что ты так долго копаешься? Я жду старта! — прогремел голос Джо Кхумало из установленного над палубой динамика. Все, кто находился на палубе, прервали свои дела и подняли вверх головы. В следующий момент голос Кхумало несколько смущенно продолжил: — О, он включен на канал громкоговорителя? Извините меня, я сейчас переключу его на…
      — Ваша машина готова к старту, сэр, — доложила Спаркс, поднимаясь на ноги и лихо отдавая честь. Лицо ее порозовело, и Хантер подумал, что причиной тому была не только напряженная работа, но и смущение.
      Ну вот, такое хорошее начало, и все насмарку.
      — Спасибо, Спаркс, — со вздохом сказал Хантер. — Очень вовремя ты влез, Джо, — пробормотал он, забираясь в кокпит.
      Спустя пять минут он летел в космосе и аккуратно отрабатывал рычагами управления, подтягивая свою «Рапиру» к истребителю Кнайта. Перед ними висел «Тигриный коготь», огромный и впечатляющий на фоне звездного неба и контура Фирекки. Сразу же за «Когтем» виднелся плененный «Рас Ник'хра».
      — Что тебя так задержало на палубе? — спросил Кнайт. Комлинк немного искажал голос, придавая ему «металлический» тембр.
      — Ты человек женатый, Джо, — произнес Хантер, задумавшись о том, удастся ли ему еще раз встретить эту девушку, а потом — сможет ли он найти время, чтобы провести его с ней, если он ее увидит. — Ты все равно не поймешь. Итак, где там наша зона патрулирования?
      Кнайт ничем не проявил своего любопытства, если оно у него вообще возникло.
      — В пяти тысячах кликов отсюда, маршрут полета — в форме ромба. Это займет у нас не больше часа.
      — Хорошо, — отозвался, позевывая, Хантер. — Тогда я, пожалуй, введу эти данные в свой навигационный компьютер и подключу к нему автопилот. Разбуди меня, если произойдет что— нибудь занятное, ладно?
      — Хантер! — воскликнул ошеломленный Джо.
      «У него что, совсем нет чувства юмора?»
      — Все в порядке, приятель. Я просто пошутил. — «Неужели он и впрямь подумал, что я собирался дрыхнуть?» — Ввожу первую навигационную координату и включаю автонавигатор по твоей команде.
      Кнайт снова взял деловой тон:
      — Принято. Два… один… Пошел! Два истребителя, одновременно заложив крутой вираж, устремились в направлении первой навигационной точки.
      Час спустя Хантера одолела такая скука, какой он, кажется, не испытывал никогда в жизни. Если не считать нескольких минут, в течение которых он беседовал и перебрасывался непристойными шуточками с палубным вахтенным офицером КЗК «Остин», когда их патруль пролетал мимо него, то за время патрулирования не произошло ровным счетом ничего.
      «Абсолютная скучища, — подумал Хан-тер. — Наверное, и в самом деле можно было поспать».
      Кнайт, словно угадав мысли Хантера, тут же вышел на связь. Его голос пробивался сквозь потрескивание помех.
      — Тебе не мешало бы посерьезнее относиться к своей службе, Хантер, — сказал Джо, когда они оказались вблизи «Тигриного когтя» и автонавигаторы, выполнив полетную программу, отключились. — Жизнь ведь состоит не только из шуток и пива.
      «Будь с ним помягче; он, видимо, надеется на повышение».
      — До сих пор она для меня была именно такой, приятель, — ответил Хантер улыбаясь, словно принял упрек Джо за очередную шутку. Затем он переключил видеомонитор на канал прямой связи с «Тигриным когтем».
      — «Тигриный коготь», просим разрешения на посадку.
      — Принято. Посадку разрешаю, — почти сразу же ответил палубный вахтенный офицер.
      — Я за тобой, Джо, — сказал Хантер. Он откинулся в кресле и смотрел, как истребитель Кнайта плавно развернулся, снижаясь для посадки на палубу.
      — Хантер, посадка вам разрешена, — повторил вахтенный офицер несколько секунд спустя, полагая, что Хантер сразу же последует за Кнайтом.
      «Ничего он не ожидает…»
      — «Тигриный коготь», вас не понял, ваш сигнал пропадает. Нарушение связи, я вас почти не слышу. Повторите ваши новые указания.
      — Хантер, немедленно заходите на посадку! — Судя по голосу, офицер заподозрил неладное. И имел для этого основания. Особенно если ему была известна репутация Хантера.
      Хантер старался сохранить серьезное выражение лица, зная, что вахтенный офицер хорошо видит его на экране видеомонитора, даже если выдуманное им нарушение связи якобы не позволяет ему слышать распоряжений последнего.
      — Принято, «Тигриный коготь», следую вашим новым указаниям. — Он увеличил скорость истребителя и, развернув его, направил к зависшей невдалеке «Рас Ник'хре».
      «Она даже больше, чем мне показалось в прошлый раз», — удивился Хантер, маневрируя для последнего захода к посадочному отсеку необычной круглой формы. Он сбавил скорость, но немного ошибся в определении угла снижения, и поэтому, когда резко затормозил, чтобы удержать машину в пределах посадочного отсека, «Рапиру» слегка подбросило вверх.
      На экране все еще маячило сердитое лицо вахтенного офицера «Когтя», выкрикивавшего какие-то приказы, когда Хантер, выбравшись из кабины истребителя на палубу, оглядывался вокруг. Он увидел знакомую худощавую фигуру в космическом комбинезоне, стоящую на крыле истребителя «Дралтхи» и изучающую открытую приборную панель. Он включил внутренний комлинк в комбинезоне.
      — Привет, Джимми!
      Молодой техник обернулся и увидел Хантера.
      — Хантер?
      Хантер подошел к «Дралтхи».
      — Хотелось посмотреть, как тут идут у тебя дела. И бросить последний взгляд на этот «Фралтхи», прежде чем его заберут отсюда. Послушай, это один из новых «Дралтхи», верно?
      Джимми кивнул, при этом шлем его комбинезона слегка качнулся.
      — Да, это одна из тех машин, которые мы называем «Дралтхи», модель два. На ней установлено новое вооружение, улучшена защита и внесены еще некоторые усовершенствования. — В его голосе послышалось воодушевление, когда он начал подробно рассказывать об отличиях новой модели от старой;
      Джимми, несомненно, принадлежал к категории людей, одержимых техникой, и, как все подобные люди, обожал вести разговоры о различных технических новинках и хитроумных устройствах.
      — Она намного лучше, чем первая модель «Дралтхи», тут, похоже, уже не существует перегрузки генератора защитного поля, которая случалась в прежних машинах после первого же более или менее мощного удара по ним. Именно поэтому старую модель этого истребителя было легко уничтожить, поскольку после трех-четырех прямых попаданий генератор защитного поля входил в режим перегрузки.
      — Это полезно знать, — заметил Хантер, внимательно разглядывая машину. «Еще как полезно, черт побери! Это может спасти нам жизнь. Почему никто никогда не заботится о том, чтобы пилоты получали подобную информацию?» — Интересно, а хорошо ли летают эти милашки?
      — Я сидел в кабине, но двигателей не запускал, — ответил Джимми. — Обзор не очень хороший, и органы управления несколько необычные, но, по-моему, летать такая машина должна хорошо. Стабилизаторы крыльев просто отличные, они…
      — Ну ладно, — прервал его Хантер, взобравшись на крыло и встав рядом с Джимми. — А как они попадают в кабину?
      — В кабину можно попасть только снизу, — ответил Джимми, слегка нахмурившись. — Кокпит здесь не откидывается, как у наших истребителей, и, похоже, система катапультирования тоже отсутствует. Было бы ужасно оказаться в гибнущем истребителе и не иметь надежды избежать смерти.
      — По моему разумению, коты не очень-то заботятся об этом, — отозвался Хантер, спрыгнув с крыла на палубу и заглядывая вниз, под корпус машины. — Вот что, Джимми, сейчас я, пожалуй, немного прокачусь на этом «Дралтхи», чтобы попробовать, как он управляется. Ты лучше отойди-ка в сторону.
      Даже сквозь стекло гермошлема Хантер заметил, как у Джимми округлились глаза. — Но, сэр… — начал он протестующе. Хантер не обратил на это никакого внимания откинул крышку нижнего люка и заполз внутрь истребителя. «До чего же не по-людски все сделано!» — подумал он, пробираясь в кокпит и усаживаясь в кресло пилота. Он закрыл крышку люка, прислушиваясь, как автоматически сработала система герметизации. Приборы внутри его комбинезона показывали, что кабина постепенно заполняется пригодным для дыхания воздухом. Отлично.
      Он поерзал в кресле, устраиваясь поудобнее. Сиденье кресла было сплетено из расти тельных волокон, сзади в нем имелось отверстие значительных размеров. «Наверное, для хвоста», — решил он. Кресло оказалось слишком велико для него, но ему все же удалось как-то устроиться в нем с помощью пристежных ремней. Когда индикаторные лампочки в его комбинезоне загорелись зеленым светом, показывая, что давление воздуха в кабине поднялось до нормального, он откинул лицевой щиток своего гермошлема. В аварийном баллоне комбинезона имелся запас воздуха на двадцать минут, расходовать его сейчас не стоило.
      — Хантер, а у вас есть разрешение на это? — Голос Джимми в динамиках шлемофона звучал встревоженно.
      — Нет проблем, приятель! — ответил Хантер, в некотором замешательстве разглядывая приборную панель. На всех органах управления были непривычные вертикальные надписи на килратхском языке, читать на котором Хантер так и не удосужился научиться.
      «Ну вот эта штука похожа на ручку управления, а это, наверное, манометр давления воздуха; не знаю, что это, но думаю, оно мне не понадобится. А вот, похоже, указатель мощности двигателя… Интересно, а что это за кнопка рядом с ним?»
      Он нажал ее, и машина внезапно задрожала, взревев мгновенно ожившими двигателями.
      — Берегись! — крикнул Хантер с явным опозданием.
      — Не беспокойтесь, Хантер, я стою в шлюзовой камере, здесь безопасно, — успокоил его Джимми, в голосе которого явно слышались растерянность и тревога. Бедный малый, наверное, размышлял о том, как он будет объяснять все происшедшее своему начальству.
      — Ты не веришь в меня, приятель? — Хантер улыбнулся и слегка потянул ручку на себя. «Дралтхи» поднялся на несколько метров над палубой. Хантер осторожно направил машину вперед, к круглому выходу из отсека. «А для чего вот этот переключатель?» — подумал он, глядя на рычажок, расположенный в середине пульта. Он надавил на него, и двигатели внезапно взревели, заработав на полную мощность. Глаза Хантера широко раскрылись, когда «Дралтхи» пулей пронесся над палубой и вылетел за пределы корабля. Он тут же сбросил скорость, и незнакомая машина плавно понесла его в открытом космосе. Он медленно развернул истребитель, чтобы можно было посмотреть на «Рас Ник'хру», величественно плывущую на фоне звездного неба.
      «Ну, и куда теперь?» — задал он себе вопрос.
      Он направил истребитель прочь от «Фралтхи» и прибавил скорость, на этот раз в разумных пределах. «Дралтхи» отлично слушался Хантера. Да, истребитель оказался очень послушным, даже. слишком чувствительным, и, безусловно, пилотировать его было не менее приятно, чем любой из истребителей Конфедерации. Может, даже немного приятнее, из-за лучшей устойчивости. «Может, именно для того они и построили его в форме „летающей сковородки“, — подумал он, — чтобы, разместив стабилизаторы на большей площади, обеспечить лучшую устойчивость на высоких скоростях. Хотя броня и защитное поле на этих штуковинах паршивые… Сколько же их я уже поджарил? По крайней мере пять или шесть. Возможно, именно из-за того дефекта, о котором говорил Джимми, они и были такой легкой добычей».
      Он начал наугад включать тумблеры и кнопки на пульте, чтобы выяснить, чем же они управляют. Одна из кнопок погрузила кабину в полную темноту, и он испытал несколько весьма неприятных мгновений, пока отыскивал на ощупь злосчастную кнопку, чтобы снова включить освещение. После нажатия другой кнопки включился видеомонитор. На нем во весь экран красовалась физиономия килратха в шлеме, хорошо были видны кошачьи усы и все остальное.
      — Краджксх най вариксх х'хассран? — спросил килратх. Хантер инстинктивно поискал взглядом кнопку включения передатчика, чтобы сказать что-нибудь многословное и выразительное вражескому пилоту по-английски, но тут же остановил себя, мгновенно сообразив, что должно означать появление этого кота на экране. Ничего хорошего.
      «Вот черт! Как же сумел килратхский патруль приблизиться к „Тигриному когтю“ и к „Остину“ на расстояние прямой связи? Значит, они как-то проскочили мимо наших патрулей. Этот кот должен быть где-то не очень далеко, видеосигнал от него идет очень четкий. Проклятье! У меня нет времени, чтобы разобраться, как заставить эту штуковину передать сообщение на частотах Конфедерации. Значит, я не смогу предупредить авианосец!»
      Хантер посмотрел по сторонам в поисках передающей видеокамеры, отыскал, ухватился за нее и дернул что есть силы. Она осталась у него в руках вместе с пучком перепутанных проводов.
      «Теперь, по крайней мере, они не узнают, что в этом „Дралтхи“ сидит землянин, хотя бы до тех пор, пока не приблизятся настолько, чтобы увидеть меня своими глазами. Я должен выследить этот патруль как можно быстрее. И как только это мне удается вляпываться в подобные истории?»
      Он снова обвел глазами пульт управления, пытаясь понять, каким образом включаются датчики дальнего обнаружения. На мгновение он подумал, что надо повернуть обратно и лететь к «Когтю» на максимальной скорости, но тут же отбросил эту мысль. Во-первых, у него на это, скорее всего, уже не хватит времени, а во-вторых…
      Вот он здесь, сидит во вражеском истребителе — это же прекрасная маскировка! Вражеский патруль никак не сможет узнать, что одну из их машин пилотирует он. Может, дела обстоят вовсе не так уж плохо!
      «Я просто не могу позволить себе упустить такую возможность, — подумал он, усмехаясь при мысли о собственном безрассудстве. — А разве кто-нибудь другой смог бы?»
      Десять минут спустя, после того как наконец разобрался, как включается установка дальнего обнаружения, он смог с ее помощью воочию увидеть килратхский патруль. Это было звено из пяти истребителей «Гратха», они летели сомкнутым строем в форме клина.

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16