Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Рагнаради (№1) - Шпага гроссмейстера

ModernLib.Ru / Научная фантастика / Дихнов Александр / Шпага гроссмейстера - Чтение (стр. 11)
Автор: Дихнов Александр
Жанры: Научная фантастика,
Космическая фантастика
Серия: Рагнаради

 

 


То, что они сейчас так настойчиво собираются совершить, наверное, послужит началом событий, последствия которых трудно предсказать. Как знать, может, наша жизнь не столь уж и бессмысленна. Не должна так бесславно погибнуть великая цивилизация, и не исключено, что судьба могикан – свершить нечто важное, оказавшееся не под силу всему Человечеству. Но это всего лишь мои предположения или, если хочешь, предчувствия, вселяющие надежду, ведь восемьсот лет я воюю, а с настоящим врагом так и не повстречался. Должна быть награда за столь показательное терпение? – Я расправил плечи, гордо выпятил грудь и, сверкнув лезвием Шпаги, подмигнул девушке. Она улыбнулась, и я закончил свой рассказ. – Ну а что будет дальше – покажет время!

Несколько минут мы молчали, принцесса, как зачарованная, смотрела на накатывающие на серебряный пляж валы, а я постепенно терял лирический настрой, возвращаясь к реальности, тревожной как никогда. Не говоря уж о Клубе и Фигуре, надо было что-то решать с Марцией, ведь не может же, в конце концов, молодая и прекрасная девушка сидеть в этом очарованном мире с огромным одиноким зверем. С другой стороны, по возвращении в нормальный мир я предвидел крупные неприятности…

– Когда же мы вернемся домой, Рагнар? – Вот-вот, именно этого я и ожидал.

Скрепя сердце я все же решил в первую очередь доставить Марцию в Дагэрт, под защиту отца, а затем уже заниматься собственными проблемами, поэтому мой ответ был таков:

– Мы сделаем это немедленно!

Марция захлопала в ладоши:

– И ты отвезешь меня к отцу?

– Конечно…

Она огляделась по сторонам, словно прощаясь с Грезой, ставшей ненадолго ее пристанищем, и вдруг попросила:

– Рагнар, отдай мне, пожалуйста, бусину, ведь тебе она все равно не нужна. – Я передал ей кусочек янтаря и едва разобрал, как она прошептала: – Не печалься, Малыш, я обязательно вернусь…

– Погоди секундочку! – Мне неожиданно пришло в голову, что неплохо было бы на всякий случай посмотреть на Доску, и, раскрыв ее, я получил очередной сюрприз: на 28-м поле, то есть в Местальгоре, стояла Большая Белая Фигура! Я окинул взглядом все поле и удивился еще больше, потому как еще одна Большая Фигура по-прежнему находилась на 144-м… Мне совершенно расхотелось возвращаться, но я взглянул на Марцию, притопывающую ножкой от нетерпения, и решил рискнуть.

– Поехали…

В следующее мгновение мы уже вновь стояли посреди рабочего кабинета Джарэта, основательно прибранного после побоища, устроенного Клинтом. Я не успел и подумать, что делать дальше, как вдруг услышал хорошо знакомый хрипловатый голос:

– Добрый вечер, Марция! Добрый вечер, Рагнар! Как прекрасно, что вы все же собрались меня навестить!

Я обернулся – за столом, приветливо улыбаясь, сидел, закутавшись в расшитый золотом халат, Король Местальгора.

– Что вы, черт возьми, здесь делаете? Вы должны быть там… – Я на секунду замялся, не зная толком, куда ткнуть пальцем, и в результате покрутил им у виска.

– Там, Рагнар, у нормальных людей мозги, – рассмеялся Джарэт, и вдруг глаза его сверкнули. – Я уже битых два часа сижу здесь, раздумывая, как связаться с вами…

– Зачем? – Я внутренне напрягся и вдруг как-то затосковал: очевидно, предыдущие события были ж более чем прелюдией к тому, что начнется сейчас…

– Я хочу рассказать вам сказку, Рагнар. О, простите, и вам, принцесса, тоже. Это и вас касается.

– Что? – в один голос спросили мы.

– Сказка, сказка, друзья мои! Присаживайтесь, да поудобнее, говорить я буду долго.

– Вы что, смеетесь? – Я был несколько сбит с толку. – Какую сказку?

– Обо мне, Оракуле и еще кое о ком, кто эту сказку испортил. – По лицу Джарэта пробежала мгновенная судорога, а затем он начал:

– Это было давным-давно, Рагнар, когда на вашей родной планете еще не было и намека на разумную жизнь. – Я мысленно разинул рот. – Вы ведь наверняка не имеете ни малейшего представления о тех временах, а вы, Марция, тем паче, – Человечество никогда о нас и не подозревало.

Тогда в этой Галактике существовали две развитые цивилизации: ректифаи на планете Эгрис на этой планете, и мы, кипэ… Наш мир назывался Яфет – это была огромная планета в звездной системе, соседней с этой, и наш мир был стар и прекрасен.. Мы практически достигли совершенства в управлении природой, в знаниях, связанных с разумом и его ипостасями, и все-все сотворенное нами было создано силой ума и души, а не холодными механизмами, как у вас, Рагнар. Мы умели силой мысли перемещаться в пространстве, и лишь великое время было неподвластно нам… – Джарэт внезапно перебил себя: – Черт с ним, это к делу не относится. Ректифаи, наши соседи, были похожи на нас и в то же время другие. Они также не строили механизмов, но больше нас занимались точными науками и в итоге овладели ментальной, или тонкой, энергией и пользовались ею. Они также свободно перемещались в пространстве, используя, правда, другие принципы, но еще они создавали, уж не знаю как, ирреальные, нефизические миры – Королевства Грез… Ни мы, ни они никогда не помышляли о захвате или использовании других планет, нам вполне хватало родных…

Проходили целые эпохи, обе цивилизации неуклонно развивались, достигая все больших высот в знании и искусстве, а затем их энергетики и наши философы обнаружили забавную вещь: как оказалось, наши цивилизации находились словно в системе сообщающихся сосудов, то есть чем лучше жили одни, тем лучше жили и другие, соответственно наши неудачи также были общими. Естественно, после этого открытия наши отношения стали более чем дружескими, мы и ректифаи принялись совместно решать проблемы бытия, и в первую очередь проблемы времени и бессмертия, ведь хоть наш век и был не в пример дольше нынешних жизней малых народов, но все же смерть всегда стояла в конце пути… – Джарэт, казалось, опять укорил себя за лирическое отступление и обретшим твердость голосом заметил: – Впрочем, это все я знаю только из древней истории, собственной древней истории, ибо потом появились сканки. Я и сейчас толком не знаю, где их родина, но находится она за пределами нашей Галактики, да и у нас они обосновались в каком-то медвежьем углу. Сканки были очень мудры и охотно делились своими знаниями, поэтому наши цивилизации с искренней радостью приветствовали их приход. Какая это была ошибка! – Джарэт чуть не сорвался на крик, но – уже который раз! – моментально взял себя в руки. – Вы, наверное, удивитесь, друзья, но о том, что это была ошибка, я узнал пятнадцать тысяч лет спустя, а точнее, сегодня…

Ну ладно, об этом позже, потому как моя сказка продолжается. Сканки гостевали на наших планетах примерно с век, а затем сгинули, будто их и не было! Я тогда был еще совсем молод, но все же помню, сколько споров и гипотез вызвал вопрос: почему они ушли?.. Тем временем жизнь продолжалась, и продолжалась как-то странно. Внезапно у нас стали просыпаться давно забытые чувства: зависть, алчность и тому подобное. – Джарэт невольно поморщился. – Вы, Рагнар, я думаю, меня понимаете, а вам, принцесса, такие знания не нужны. Постепенно все эти негативные устремления обратились на наших соседей, повсюду стали раздаваться голоса, что ректифаи, дескать, обманывают нас, скрывают свои открытия и даже лелеют планы захвата Яфета. Прошло еще немного времени, и наш ослепленный народ стал втихую готовиться к войне с ничего не подозревающими соседями… – Король чуть помедлил, а затем с усмешкой заметил: – Должен сказать, что, к своему глубочайшему сожалению, я тоже поддался этой нелепой пропаганде, и даже более того – принимал активное участие в подготовке внезапного вторжения на Эгрис. Да и вплоть до последних дней я ненавидел их всеми фибрами души и именно поэтому пытался уничтожить последнего представителя этого некогда могущественного народа, как вы его называете, Оракула. Однако бредовым планам моей цивилизации сбыться было не суждено, ибо, как это частенько бывает, нарождающееся чудовище пожирает самое себя… Я не знаю, из-за чего на Яфете вспыхнула междоусобица, я совершенно не следил за политикой, занимаясь научными исследованиями. Война началась и окончилась через три, всего лишь три дня, оставив после себя обугленную планету без единой живой души, возможно, немного кинэ осталось в иных мирах, но их судьба мне неизвестна. Из пребывавших же на Яфете спаслись лишь двое: мой друг Вайар и я. Мы занимались новейшим оружием и попутно, совершенно случайно, открыли возможность отделения сознания от тела. Своей находкой мы ни с кем поделиться не успели, но сами ею с успехом воспользовались… О том, как развивались общегалактические события дальше, я могу лишь догадываться – долгие тысячелетия я блуждал по Вселенной лишь как комбинация полей…

…Теперь о том, что я узнал сегодня. Оказывается, столь трагическим концом моя цивилизация обязана этим подлым сканкам, а ректифаи воистину были наши верные друзья. Дело было так: вскоре после того, как появились у нас, сканки решили, не знаю уж почему, захватить нашу Галактику, но начинать открытую войну побоялись и использовали для уничтожения наших цивилизаций очень древний принцип: разделяй и властвуй. За короткое время была создана сеть шпионов на Яфете, и в итоге произошло то, что произошло. Правда, насколько я понял, сканки рассчитывали на более благоприятный для себя эффект: мы и ректифаи взаимоуничтожимся, будучи связаны энергетической цепью. Однако этот их план, к счастью, рухнул…

– Откуда вы все это узнали? – перебил я Джарэта, старательно переваривая рассказ, который, с одной стороны, напоминал фантастические романы не самого высокого пошиба, но с другой – вполне мог оказаться правдой, очень грозной и печальной правдой…

– Знаете ли, Рагнар, пространство, куда я попал благодаря вашей находчивости, наделено многими удивительными свойствами, в частности по нему можно очень точно перемещаться к Фигурам, стоящим на Доске Судеб. Обнаружив это, я, в силу природного любопытства, – Джарэт усмехнулся, – отправился к черту на рога, то есть на 144-е поле, к Большой Белой Фигуре. Там я рискнул и, высунувшись в реальный мир, обнаружил, что нахожусь на весьма странной мертвой планете, в атмосфере которой ухитрился выжить, лишь используя специальные приемы. Я немного побродил по горам, мало что понимая, как вдруг почувствовал нечто, меня поразившее… Вам это не представить, друзья, но я не зря был одним из ведущих ученых своего народа. Это было похоже на разговор двух очень мощных разумов, и, осторожно настроившись, я их подслушал, узнав таким образом давнюю историю собственного народа и еще некоторые события того времени… Это все я вам и рассказал, за исключением главного: сканки вновь пришли в эту Галактику и вновь мечтают захватить ее, а мы с вами должны остановить их!

Глава 4

Минуту-другую в кабинете висела тишина. Джарэт испытывающе смотрел на меня, Марция полузакрыла глаза и казалась дремлющей, а я думал. Конечно, Король мог и беззастенчиво лгать, но, во-первых, я не видел в этом ни малейшей выгоды для него, во-вторых, такими вещами не шутят, и, в-третьих, ощущения подсказывали мне, что весь его рассказ – чистая правда… Но в таком случае возникало множество вопросов, первым среди которых был:

– Почему именно мы, и что мы можем сделать?

– Как я понял из услышанного, – не задумываясь, ответил Джарэт, – лишь на Эгрисе остались силы, достойные дать им отпор, и главными своими противниками они считают Оракула и ваш Клуб…

– Извините, но я не понял ваших слов об Оракуле…

– Вас, по-видимому, удивило, что Оракул – живой разум, а не мертвая система?

Я покачал головой:

– Нет, об этом я и сам догадывался.

Неожиданно в разговор включилась Марция:

– А что вы вообще знаете об Оракуле?

– Оракул – это разум одного из ректифаи, – ответил ей Джарэт. – Я не знаю, почему погибла их цивилизация, почему уцелел он один и как ему это удалось. Я даже не знаю, кто это, а ведь, может быть, когда-то мы были знакомы… Забавно, не правда ли? – Король иронически рассмеялся, а после длительной паузы продолжил: – Я полагаю, что Вайар знал об этом значительно больше, ведь после катастрофы он остался на Яфете. С тех пор мы так и не встречались, но, как я узнал в последние годы, Байар вел с Оракулом и его слугами весьма жестокую войну, окончившуюся знаменитым подвигом Гроссмейстера. Кстати, меня чрезвычайно интересует, как землянину удалось проделать такой трюк и было ли это его гениальной догадкой или инициативой Оракула…

Еще одна важная новость! Теперь я знал то, чего мог не знать сам Гроссмейстер, а именно – кто же этот пресловутый враг Человечества. Однако тут получалась неувязка.

– Погодите, Джарэт, вы говорите, что ваш друг враждовал с Оракулом, а у нас в Клубе принято считать, что он пытался уничтожить Человеческую цивилизацию.

– Чушь! – резко ответил Король. – Вы – неглупый Человек, Рагнар, и должны понимать, что один, пусть даже сверхмощный, интеллект не в состоянии уничтожить целую культуру. Вайар по старой памяти ненавидел Оракула и, естественно, хотел нанести ему ущерб, но Человечество в целом не должно было его волновать. – Это было удивительно, но Джарэт тут же возразил сам себе: – Впрочем, Вайар так же, как и я, мог не жаловать Людей, поэтому точный ответ на вопрос, кому он причинил больше неприятностей, может дать только он сам. Между прочим, стараясь уничтожить Оракула, я надеялся освободить и своего друга, но теперь эти планы придется оставить.

– Вы недовольны? – не удержался я и тотчас же пожалел о сказанном.

Джарэт встал, сверкнув глазами.

– Не прикидывайтесь дубиной! Как вы думаете, какие чувства я испытал, узнав о судьбе своего единственного родича, навеки выброшенного из жизни нашим старым врагом с помощью представителя вновь объявившейся малозначительной цивилизации?

– Не волнуйтесь так! – вмешалась вдруг принцесса. – Вы же сами сказали, что мы должны быть за одно. К тому же разве нет других способов освободить Вайара и Гроссмейстера?

– Для того чтобы вернуть их в наш мир, нужны Шпага Гроссмейстера, его Фигура и…

– Это все я знаю, – перебил меня Джарэт. – Но как это сделать?

Я развел руками:

– Не представляю. Как поговаривают, это знает Яромир!

– Этот толстый козел? – Джарэт расхохотался. – Я вожу его за нос уже добрых лет десять, вытягивая из него информацию о вашем Клубе и обещая одни лишь химеры.

– Так Яромир действительно ведет двойную игру? – полуутвердительно-полувопросительно сказал я.

– Разумеется. Он страдает манией величия и мечтает стать властелином сам не зная чего. Яромир не опасен, так что вернемся к делу.

– Я больше ничего не знаю, – искренне признался я.

– А вы, принцесса, тем более, – подытожил Король Местальгора и задумался, что-то бормоча себе под нос.

Ну что ж, теперь на первый план выходил принципиальный вопрос, уже долгое время занимавший меня, а ныне приобретший особую остроту.

– Простите, Джарэт, я заранее прошу вас спокойно отнестись к тому, что я скажу. Вы уверены в том, что Вайара и Гроссмейстера стоит освободить?

Джарэт внял моей просьбе, но, казалось, слегка удивился.

– Почему же нет? Сейчас, в преддверии серьезнейшей войны, нам стоит собрать как можно больше сил, а уж Вайар с основателем вашего Клуба всяко не окажутся лишними. Более того, я полагаю, что их освобождение – теперь наша первоочередная задача, и главным образом для вас, Рагнар, потому как я здесь бессилен, пока…

– А вы не боитесь, что они могут встать на сторону врага? – Меня очень беспокоила мысль, что Вайар, зараженный идеями сканков, может помочь им, а не нам.

Неожиданно Джарэт задумался всерьез.

– Признаться, мне раньше такая чудовищная мысль просто в голову не приходила, однако, если быть до конца честным, ваше предположение имеет под собой почву.. Хм, а что вы думаете поэтому поводу, Марция?

Я удивился подобному вопросу, предполагая, что юная девушка вряд ли смогла разобраться в этой донельзя запутанной ситуации, тем не менее Марция ответила сразу же и своими разумными словами подложила спору конец:

– Во-первых, вы все-таки оба считаете, что Гроссмейстер и Вайар скорее всего примкнут к силам добра, во-вторых, даже допуская теоретическую возможность ошибки, отказываться от реальной помощи неумно, и наконец, в-третьих, чисто по-человечески, стоило бы вернуть их к нормальной жизни.

Не согласиться с этими доводами было трудно, и я обратился к насущным проблемам:

– Поймите, друзья, все это верно, но на деле мне неизвестна расстановка Фигур, неизвестен сам механизм освобождения, да к тому же Фигура Гроссмейстера вновь пропала!

– То есть как?! – Джарэт аж подскочил.

Я поведал о событиях последнего дня, ничего не утаивая и припоминая мельчайшие подробности. Закончил я предположением:

– Вероятно, Фигуру похитил Яромир, но как это доказать?

– Очень сомневаюсь, – мрачно покачал головой Джарэт. – У Яромира ни ума, ни наглости не хватит. Я боюсь, что в вашем Клубе уже кроется измена, я там не обошлось без сканков. Что же вы собираетесь делать теперь?

Было очевидно: мне необходимо как можно быстрее наладить отношения с Клубом, дабы сообщить им выяснившиеся факты и вызнать все об освобождении Гроссмейстера. Но рядом со мной сидела Марция, которую нужно было доставить домой. По-видимому, принцесса почувствовала мои колебания, потому как вдруг сказала:

– Не беспокойтесь обо мне, Рагнар. Я думаю, Его Величество не откажет мне в гостеприимстве на некоторое время. – Марция взглянула на любезно поклонившегося ей Джарэта и улыбнулась. – К тому же, мне кажется, здесь я буду даже под более надежной защитой, чем дома.

Это была сущая правда, но на миг ко мне вернулась подозрительность: уж не было ли все это тонкой игрой, предполагающей подобный исход? Нет, я вновь почувствовал уверенность в честности Джарэта, к тому же весомым аргументом было и видоизменение его Фигуры на Доске, ее переход в более высокий ранг…

Я кивнул головой в знак согласия. Логика подсказывала, что для выполнения моей миссии необходима помощь Людей Клуба, большинство из которых находились в Форпосте, куда мне путь был заказан. Вне Форпоста оставались Марк, Илайдж и Александр, и так как первые двое для меня интереса в тот момент не представляли, я напряг память, пытаясь припомнить все, связанное с Александром. Ничего конкретного, естественно, в голову не пришло, но в итоге создалось впечатление, будто это именно тот Человек, который мне нужен, поэтому я решил отправиться к нему, в правый нижний угол Доски. Предварительные переговоры, на мой взгляд, смысла не имели, а стоило сразу переместиться к его Фигуре способом, аналогичным тому, каким только что путешествовал Джарэт. Осталось выяснить только одно:

– Джарэт, а вы узнали, когда сканки начнут войну? И что это будет за нападение?

– К сожалению, нет, но, как я понял, это будет скоро…

– В таком случае, я немедленно отправляюсь искать Человека по имени Александр, – сообщил я свое решение, не вызвавшее комментариев.

Как выяснилось, сказать легче, чем сделать, поскольку для осуществления перехода под Доской требуется море энергии, которого у меня, естественно, не было. Сперва я решил обратиться за помощью к Джарэту, но тут вспомнил о Марции, ведь она – живой проводник огромного потока энергии… Я попытался настроиться на этот поток, почувствовать его, однако из этого ничего не выходило. Тогда я закрыл глаза и представил себе картинку: черную скалу с белым замком и стоящую поодаль Марцию, – а затем стал мысленно протягивать от фигурки девушки к Оракулу красную ниточку, олицетворяющую эту самую энергию. По мере продвижения ниточка крепла, и постепенно я начинал что-то чувствовать… В какой-то момент я догадался положить левую руку на рукоять Шпаги, и ощущение текущей силы стало явственней, полней. Я поместил рядом с Марцией фигурку, изображающую меня, и повел к ней тоненькое ответвление. Как только воображаемый поток достиг воображаемой фигурки, ток энергии многократно усилился, по всему телу волной прокатилось тепло, а через несколько секунд открыв глаза, я понял, что покинул пределы реального мира и нахожусь под Доской.

До этого сей способ передвижения был мне знаком чисто теоретически, и я с большим интересом огляделся. Увиденное напрочь переворачивало мои и без того уже изменившиеся представления о пространстве, времени и прочих, как некогда думалось, аксиоматических понятиях. Прежде всего поражало многоцветие мира вокруг, непрерывный калейдоскоп тонов, оттенков и сочетаний цветов, казалось, несовместимых. Все это ежесекундно менялось, переливалось, искрилось, вдруг собираясь вместе и вновь рассыпаясь.

Поразительно, но явственно ощущалось, что все вокруг подчинено некой закономерности и находится в строгом порядке. К тому же здесь абсолютно отсутствовало и такое понятие, как плоскость, и я попросту висел в густой атмосфере силовых полей. Попривыкнув, я уже различал картины, плавно переходящие одна в другую. Вот огромное дерево, полное жизни; его изумрудные листья разговаривают с облаками и ветром, и я слышу их мелодичный шелест, слышу, как гудят соки в могучем стволе, как на коричневой коре, что образует изящный узор, открывается маленькая трещинка, и из нее сочится искрящаяся слеза, вижу, как вздымаются полные сил корни, повинуясь ритму дыхания матери-земли. Но вот дерево уже становится башней, кладка которой покрыта древним мхом; теперь все сумрачно, и лишь на самом верху фигура в красном устремляет руки к солнцу. Уже звучит иная музыка: песня воинской доблести и в то же время какой-то щемящей девичьей скорби. Я видел как-то сразу и всю картину, и малейший завиток чугунной решетки на окне, я ощущал тончайшие запахи и одновременно уже не чувствовал самого себя, словно растворяясь в этой чудесной сказке. Мое тело двигалось неожиданно легко, меня понесло вроде бы никуда, но строго в направлении, выбранном мной. Я чувствовал, как тает усталость, напряжение последних дней, я очищался и набирался силы, а в глубине души вновь распускались цветы давно забытых чувств… Я двигался все быстрее и быстрее, мчался в круговерти цветов и обрывков картин.

Это напоминало мой путь к Оракулу и в то же время было чем-то совершенно иным, ибо Грезы представляли собой пусть фантастические, но все же отдельные и законченные миры, здесь же все перемешалось в единую панораму образов, постоянно меняющих форму.

Так продолжалось довольно долго, час или более, а затем я по-прежнему без всякой своей воли начал замедлять полет и вскоре остановился. Если я правильно понимал происходящее, то согласно моему желанию это сказочное пространство само перенесло меня туда, куда я стремился, то есть к Фигуре Охотника, и оставалось лишь вернуться в реальный мир. Не успел я подумать, как это сделать, и уже оказался стоящим посреди саванны, заросшей густой травой.

Метрах в десяти передо мной располагался небольшой двухэтажный дом, сложенный из отесанных глыб вишневого цвета, причем это было единственное строение посреди гладкой как стол равнины. Значит, здесь, в этом маленьком домике, в неизвестной мне стране, и жил загадочный Человек, помощь которого была мне столь необходима. На всякий случай я раскрыл Доску, и точно – мой Рыцарь стоял рядом с Охотником на 12-м поле.

Я подошел к массивной, окованной железом двери и громко постучал. Подождав минуту-другую и не услышав ответа, я прошелся вокруг дома, выкрикивая имя хозяина. Ни одно из плотно закрытых окон не отворилось, да и вообще изнутри не раздалось ни звука. «Никого нет», – догадался я и, вернувшись, присел на крыльцо у двери. Перспектива ночевать на свежем воздухе посреди голой равнины меня почему-то не вдохновляла, но, с другой стороны, и вламываться в чужой дом не совсем удобно. К тому же совершенно непонятно было, где же хозяин, если его Фигура тут…

Я подождал с часок, но Александр так и не появился. На улице заметно похолодало, и это окончательно утвердило меня в мысли, что в дом все-таки придется войти. Я подошел к двери и внимательно осмотрел замок. Ничего необычного он собой не являл, и будь у меня ключ, я уже был бы внутри. При отсутствии же ключа или отмычек мне был известен лишь один способ борьбы с замками, а именно – взлом при помощи грубой силы. Самым простым мне показалось отогнуть недлинный язычок замка при помощи кинжала, и я, недолго думая, попытался это проделать. Как только язычок под нажимом лезвия чуть-чуть отодвинулся, из щели вылетел сноп оранжевых искр, кинжал в моей руке переломился, а сам я отлетел метра на три назад, сорвался с крыльца и ударился затылком о землю. Через пять минут, когда я встал и отряхнулся, авторитет Александра в моих глазах заметно вырос, а проблема, как попасть в дом, стала значительно острее. Кинжалов у меня больше не было, ибо второй из этой нары я потерял, пытаясь убить Джарэта, да и будь он – получить в лоб еще раз я не стремился. Поразмыслив, я вспомнил слова Клинта, будто моя Шпага способна снять любое заклятье, в том же, что замок был зачарован, сомневаться не приходилось. Но как применить Шпагу в данном случае?.. Я вынул свое знаменитое оружие из ножен и вернулся к двери. Оставался один-единственный способ, но и он относился к разряду чудес: попасть клинком в щель между косяком и дверью и разрубить язычок. Тщательно примерившись, я рубанул. То ли рука дрогнула, то ли глаз подвел, однако я врезал по косяку и чуть не вывихнул себе кисть. Будучи Человеком упрямым, я ударил еще раз и, как ни удивительно, попал. Вновь вылетел рой искр, но никакого удара я не ощутил, а замок был разрублен вчистую.

Осторожно приоткрыв дверь, я вошел в комнату, оказавшуюся гостиной. По-видимому, Александр вполне полагался на прочность своего замка и никаких сюрпризов не подготовил. Я не спеша огляделся и, когда глаза освоились с темнотой, рассмотрел по бокам две двери, а впереди – лестницу, ведущую на второй этаж. Соблазн осмотреть дом немедленно был велик, но все же боязнь вляпаться в темноте в какую-нибудь ловушку урезонила меня, и, уютно устроившись в ближайшем кресле, я решил поспать. Последнее, на что я обратил внимание, – затхлый воздух в комнате и толстый слой пыли на мебели. Все это указывало на то, что, похоже, в доме давно уже не жили…

Я проснулся, когда первые лучи солнца, пробившись сквозь окна, заиграли на стенах комнаты. При ярком свете мои вчерашние предположения подтвердились: дом был законсервирован надолго и уже давно, так что я, не особо волнуясь, принялся его исследовать, благо двери в доме были открыты, да и, наверное, вообще никогда не запирались. На первом этаже находились гостиная, кухня и спальня, и здесь для меня ничего интересного не было, поэтому я отправился наверх. Второй этаж был спланирован так же, как и первый, но центральной комнатой тут была библиотека. Дверь направо вела в еще одну спальню, судя по виду, нежилую, а налево располагался небольшой кабинет с письменным столом у окна. Согласно уже выработавшейся привычке, я в первую очередь подошел именно к столу, и не напрасно…

На нем среди множества других бумаг лежал лист, привлекший мое внимание фосфоресцирующим свечением по краям. Склонившись, я прочитал:

«Тому, кто сумел отыскать мое Завещание».

Почерк угловатый, уверенный, написано шариковой ручкой, самой обыкновенной, если забыть, что последний раз я видел такую лет этак шестьсот назад. Вдруг волной накатило предчувствие и кровь ударила в голову, теперь я уже совершенно точно знал, что передо мной легендарное Завещание Гроссмейстера.

"Сейчас, когда Человечество стоит на грани катастрофы, когда его скорая гибель ясно видна каждому, кто умеет думать, и дальнейшая перспектива развития этой цивилизации не представляется реальной, считаю своим долгом вступить в решающий бой с силой, ведущей войну с любым живым разумом, заранее понимая невозможность полной победы.

Мною движет главным образом надежда на то, что последующие цивилизации, свободные от вмешательства извне, смогут победить не только пространство и время, но и самого страшного врага – свое животное начало.

Уходя, считаю разумным и нужным объяснить некоторые моменты: много лет назад я случайно столкнулся с наделенным разумом субъектом нематериальной природы, знания которого не имели ничего общего со знаниями Людей. Вступив с ним в контакт, я стал носителем этого знания, а созданная мной организация располагала подаренными им возможностями, существовала, поддерживаемая его силовыми полями, действовала под его контролем.

Последующие исследования и наблюдения убедили меня в правильности выбора, в том, что Оракул не только не враждебная структура, но напротив, – желает добра всем живым существам. Ведя свое летоисчисление со времен, когда на планете Земля разумная жизнь даже не существовала, он имеет достоверную информацию о силах общегалактического масштаба, и я счел разумным объявить себя врагом его врагов.

Ныне я считаю делом чести вступить в бой с силой, наделенной возможностью нанести ущерб даже такому титану, как Оракул, с силой, незаметно толкающей Человечество к последней черте.

Однако, допуская возможность ситуации, когда достигшим определенного уровня развития будущим цивилизациям сей враг не будет страшен, считаю благоразумным оставить возможность своего освобождения, надеясь на то, что все атрибуты будут найдены после неминуемою энергетического взрыва. Схема освобождения такова: тот, кто владеет Доской Судеб, моей Шпагой и моей Фигурой, тот, кто считает нужным это свершить и имеет достаточно сил, должен покинуть реальность, достичь Ментального Мира, соответствующего планете Яфет, там раскрыть Доску, где все Фигуры уже занимают положенное им место (те поля, где они находятся в данный момент), и затем поставить мою Фигуру на 77-е поле. Когда рядом с моей возникнет Большая Белая Фигура, освобождающий должен трижды ударить меж ними Шпагой. Не исключаю, что могут возникнуть какие-либо затруднения, впрочем, так же, как и не берусь предсказать возможные последствия для того, кто решится это проделать.

Это Завещание и этот дом я оставляю своему племяннику Александру, рассчитывая на их сохранность неограниченное время.

Только Судьба отныне властвует надо мной, только будущее покажет, была ли необходимость тратить время на написание этой бумаги…"

Подпись отсутствовала, не была проставлена дата, но я совершенно не сомневался, кем и когда это Завещание было написано.

Внезапно у меня перехватило дух, и перед глазами запрыгали разноцветные пятнышки. Все-таки череда потрясений за последние дни, кажется, сильно расшатала здоровье, подумал я и решил, что надо срочно проветрить мозги, иначе свихнусь ненароком. Я устремился вон из дома и, присев на крыльцо, обхватил голову руками, дабы она случайно не разорвалась. Прикрыв глаза, я попытался расслабиться, но…


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19