Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Рагнаради (№1) - Шпага гроссмейстера

ModernLib.Ru / Научная фантастика / Дихнов Александр / Шпага гроссмейстера - Чтение (стр. 14)
Автор: Дихнов Александр
Жанры: Научная фантастика,
Космическая фантастика
Серия: Рагнаради

 

 


Итак, все получилось очень складно, но у меня не было никаких реальных доказательств, а одними логическими выводами мои коллеги не удовлетворились бы. Проблема оказалась серьезной, и сколько времени было потрачено на безуспешные поиски выхода, точно сказать не берусь, потому как я вернулся к реальности, когда солнце уже приблизилось к закату и в лесу стало холодно. К этому моменту уже было ясно, что своими силами мне не обойтись, но я не представлял, кто и чем смог бы мне помочь, кто бы мог владеть необходимой информацией. И все же я еще раз настойчиво прокрутил события. Поначалу ничего не клеилось, и тут вдруг мое внимание привлек последний эпизод, а именно, наша короткая беседа с Кнутом. Я вспомнил его странное поведение, удивившее меня тогда. Неужели он что-нибудь знал? Конечно, на данный момент откровенный разговор с ним был чрезвычайно опасен и последствия его были непредсказуемы. К сожалению, в моем положении выбирать не приходилось. Я не очень любил риск, но за последнее время научился воспринимать его как очевидную неизбежность.

Я раскрыл Доску, где все было по-прежнему, и долго выискивал Башню Кнута среди скопления Фигур на 39-м поле. Было бы досадно ошибиться, поэтому я тщательно прицелился, и через несколько секунд в воздухе повис туманный кокон, медленно преобразившийся в массивную фигуру Кнута, сидящего на кровати в своей комнате.

– А, Рагнар! Рад вас видеть! – Кнут улыбнулся.

– Взаимно, – ответил я и быстро, но подробно изложил ему историю с Фигурой Гроссмейстера. По мере моего рассказа глаза Кнута заблестели, а улыбка на лице стала заметно шире.

– Прекрасно! Так я и думал! Жаль, что вы не обратились ко мне сразу… Перебирайтесь сюда! Перебирайтесь быстрее! Наконец-то мы разоблачим измену. Наконец-то! – Кнут был в восторге, морщины на его лице разгладились, и в этот момент он был просто красив.

– Хорошо, ждите! – необычайно обрадованный грядущим успехом ответил я и, как только образ Кнута растаял, прикоснулся к Фигуре Всадницы.

Джейн тоже ответила сразу и тоже оказалась одна, так что я мог лишь возблагодарить Судьбу за такие подарки.

– Что вам нужно, Рагнар? – Джейн, естественно, была настроена неприязненно.

– Найдите, пожалуйста, Юлиана и после этого скорректируйте мой переход. Я все вам объясню, но только вам двоим!

Джейн заметно потеплела, но все же спросила:

– Почему только нам? И где все-таки Фигура?

– Где Фигура, я пока не знаю, но скоро узнаю и именно поэтому настаиваю на встрече только с вами.

– Хорошо, ждите моего сигнала. – Джейн повернулась и исчезла.

От нетерпения я не мог усидеть и буквально прыгал вокруг бревна, яростно размахивая руками в тщетных попытках отогнать комаров. Все-таки правильно говорят, что ждать и догонять – занятия для идиотов. Так прошло минут пять, и наконец я почувствовал что-то похожее на осторожное покалывание в висках. Как ни странно, это был первый в моей жизни случай, когда по Доске вызывали меня, и я внутренне раскрылся, давая молчаливое согласие на ответ. Тотчас же прямо передо мной на фоне могучего дерева возникла Джейн.

– Рагнар, вы готовы?

Я кивнул, раскрыл Доску и переставил своего Рыцаря на 39-е поле…

Джейн и Юлиан стояли у письменного стола в большой библиотеке Форпоста, явно ожидая от меня объяснений.

– Добрый вечер! – поздоровался я и, не предоставив им даже возможности ответить, предложил: – Проводите меня, пожалуйста, в комнату Кнута, и мы раскроем вам небольшое предательство, которое у нас тут завелось.

Джейн и Юлиан переглянулись, судя по виду, весьма довольные.

– Значит, все-таки не зря я отказалась помогать преследовать вас, Рагнар. – Джейн улыбнулась и двинулась к выходу из библиотеки.

Мы шли молчат и быстро и, оставшись незамеченными, вскоре уже стучали в дверь комнаты Кнута. Как ни странно, ответа не последовало, и Юлиан дернул за ручку. Дальнейшее показалось мне каким-то кошмаром: с приглушенным возгласом мой друг отпрянул назад, и через раскрытую дверь в слабом свете ночника я увидел распростертое на полу тело Кнута. Из его шеи торчал длинный тонкий кинжал, а у левой руки лежала злосчастная Фигура Гроссмейстера. Я бросился вперед и склонился над телом Человека, еще десять минут назад весело разговаривавшего со мной. Кнут умирал, и у него хватило сил прошептать мне лишь одну фразу:

– Рагнаради приближается… Теперь это твоябитва…

ЧАСТЬ IV

ПОСЛЕДНИЙ УДАР

Глава 1

Я сидел на кровати, тупо уставившись на бездыханное тело Человека, которого вполне мог считать своим другом. Юлиан прохаживался по комнате, насвистывая траурный марш, а Джейн стояла у темного окна и, судя по всему, плакала.

– Ладно! Очнитесь, друзья! – Юлиан остановился и хлопнул в ладоши.

На мгновение я разозлился, но это вывело меня из апатии…

– Чего вы хотите?

– Глупейший вопрос! – Юлиан вперил в меня взгляд и, отчеканивая каждое слово, произнес: – Рагнар, вы должны взять себя в руки и заставить думать!

Я лишь отмахнулся – этот внезапный удар показался мне фатальным.

– Правда, Рагнар, еще не все потеряно. – Это Джейн неслышно подошла сзади и нежно потрепала меня по голове.

Меня затрясла лихорадка эмоций, я впадал то в ярость, то в безысходность, то чувствовал благодарность друзьям за поддержку, то тут же ненавидел их за назойливость… Похоже, у меня начиналась истерика. Нагнувшись, я выдернул длинный кинжал из шеи Кнута и провел им по запястью левой руки, вид собственной крови слегка привел меня в чувства.

– Острый! – усмехнулся я и поднял голову. – Я к вашим услугам!

– Расскажите нам, что, собственно, произошло, – попросила Джейн.

Я постарался максимально сконцентрироваться и повел свой рассказ от кражи Фигуры из библиотеки. Дабы не разводить пока лишних дискуссий, я опустил все, что касалось сканков, Джарэта и освобождения Гроссмейстера, поэтому рассказ получился недолгим.

– Ну, теперь многое понятно, – кивнул Юлиан. – Я был уверен, что из библиотеки Фигуру взяли вы, и совершенно не мог понять мотивов… Но почему вы сразу все мне не рассказали, черт возьми?!

Я покрутил пальцем у виска.

– Да уж, – согласился мой друг. – Так вот, я тоже подумывал о том, что Фигуру у вас могли украсть, и попытался кое-что разведать…

– Простите, – я обратился к Джейн, – а вы точно никому не говорили, где моя комната?

– Нет, конечно, чего ради. – Джейн все же подумала немного. – Нет, однозначно – нет!

– Вот-вот. Рагнар, именно поэтому ваша версия кажется мне очень убедительной. Кроме того, мои собственные изыскания подтверждают, что Эрсин в то утро был чрезвычайно активен – его видели то там, то здесь.

– А мы сможем заставить его признаться? – поинтересовался я, вновь возгораясь желанием отомстить.

– Если бы Фигура не нашлась, то еще можно было бы попытаться, ну а теперь он неуязвим.

– Да, все вопросы с Фигурой можно считать снятыми. Теперь нужно искать убийцу! Время преступления очень ограничено, и если мы прибегнем к уже апробированному методу, то наши шансы будут не так уж малы… – Внезапно Юлиан запнулся и горько усмехнулся: – Но только Эрсин не может быть убийцей! Он сидел со мной в библиотеке до той минуты, пока туда не пришла Джейн…

– А почему бы, выйдя, он не мог направиться прямо сюда и опередить нас всего на несколько секунд? – Мне очень не хотелось принять версию, что Эрсин может оказаться чист.

Юлиан задумался, но мне возразила Джейн:

– А как он мог узнать, что Кнут стал настолько опасен?

Подозрение в убийстве с Эрсина пришлось снять, а вот вопрос, поставленный Джейн, актуальности не утерял, ведь само по себе убийство Кнута означало, что кто-то подслушивал наш с ним разговор.

– Давайте обыщем комнату! – предложил я.

– Здравая мысль, – подхватил Юлиан, и, включив верхний свет, мы принялись за дело.

Я осмотрел стены и потолок и не нашел ровные счетом ничего интересного, а затем принялся за прикроватную тумбочку. Примерно через минуту раздался приглушенный возглас Юлиана, и, разогнувшись, я увидел его выныривающим из-под кровати. Сперва я не понял, в чем дело, но потом заметил в руке Юлиана какую-то бусинку.

– Как вы полагаете, Джейн, это то, что я предполагаю? – Юлиан передал бусину ей.

– Да. Взгляните, Рагнар, это миниатюрное подслушивающее устройство! Я и не думала, что такие еще существуют.

Я подошел и осмотрел стальной шарик, покрытый с одной стороны каким-то клейким веществом.

– А кто же у нас интересуется техническими достижениями прошлого?

– Насколько я знаю, Илайдж и Клинт.

– И Вотан, – добавил Юлиан, – но он специализируется на оружии.

Это наталкивало на мысль, что Эрсин – не единственный предатель в Клубе, и я поделился своими соображениями с коллегами.

– Да, похоже. Надо понимать, что вы намекаете на Вотана и Диану?

– На Диану и Вотана, – поправил я, – ведь, насколько мне известно, из всего Клуба у Эрсина самые теплые отношения с Дианой.

– Это верно, – поддержала меня Джейн.

– Может быть, но Вотан никогда не убил бы собственного брата, а Диана просто физически не смогла бы это осуществить, – возразил Юлиан, характерно усмехаясь.

Я мог только развести руками, и мы продолжили обыск. Больше ничего найдено не было, если не считать картинки, лежавшей в глубине тумбочки. Я сразу узнал портрет: это был Альфред, и это означало, что Кнут действительно раскрыл их заговор и собирал доказательства… В этот момент я вспомнил еще кое-что, уверившее меня в правильности собственных предположений.

После нашей беседы с Кнутом вечером, накануне кражи, у меня осталось ощущение, будто он пытался разузнать про мои отношения с Дианой. Я решил пока об этом промолчать, а друзьям подкинул другую мысль:

– Вы уверены, что стоит поднимать шум немедленно?

Джейн пожала плечами, а Юлиан взглянул на меня, явно ожидая продолжения.

– Представьте, какой поднимется переполох. Все будет стоять вверх дном, и расследование толком провести не удастся. Если же мы сделаем вид, что ничего не случилось, то до утра, по крайней мере, сможем работать спокойно.

– Так будет сложнее, – проронил Юлиан.

– Не факт. К тому же мы можем обратиться за помощью…

– К кому же? – не без иронии спросил мой друг.

– К Александру.

– Думаете?..

– Уверен!

– Что ж, прекрасно. Я давно его не видел, – согласился Юлиан, а Джейн вместо ответа раскрыла Доску и прикоснулась к Фигуре Охотника.

– Обычно он не отвечает, – заметила она, но в этот момент зареял туманный кокон, и через секунду мы увидели Александра, занимающегося уборкой кабинета.

– А, это вы, Джейн. Не ожидал. – Александр вгляделся в ее лицо и, похоже, заметив следы недавних переживаний, мягко спросил: Что-то случилось?

– Убит Кнут. Рагнар предложил обратиться к вам за помощью.

– Ждите моего вызова через несколько минут! – Александр махнул рукой в знак прощания, и контакт прервался.

– Замечательно, – кивнул Юлиан и рассмеялся, – теперь убийце будет оч-чень плохо. Александр шутить не любит и шуток не понимает.

– Погодите-ка. – Меня вдруг заинтересовала другая мысль. – Никто не видел раньше этого кинжала?

Юлиан лишь отрицательно качнул головой, а Джейн, всмотревшись в рукоять, сказала:

– Сейчас я припоминаю, что такой или очень похожий видела в оружейной коллекции Вотана… – Джейн отвела глаза. – Господи, неужели все-таки он…

– Нет! – решительно возразил Юлиан, и я был с ним согласен.

Разговор ненадолго затих, а затем Джейн чуть повернула голову, и рядом с телом Кнута возник Александр, облаченный в боевые доспехи, с луком за спиной, мечом у пояса и щитом в руке. Причем если лук и меч я видел и раньше, то щит впервые. Он был точной копией его герба…

– Добрый вечер! – Александр повернулся ко мне. – Итак, Рагнар, что же произошло с момента нашего расставания?

Вкратце я рассказал о своих встречах с Илайджем и Альфредом, последующем возвращении в Форпост и смерти Кнута.

– Черт возьми, кто же такой этот Альфред? – незамедлительно спросил Юлиан, и я осознал, что проболтался. Теперь не оставалось ничего иного, кроме как предложить:

– Александр, будьте так любезны, расскажите друзьям о событиях давних дней. Я что-то сильно устал.

Александр согласно кивнул и, сложив оружие в одно кресло, уселся в другое, приступив к рассказу о том, кем были Оракул, Джарэт и Альфред на самом деле. Джейн и Юлиан внимательно слушали, все более проникаясь серьезностью происходящего, а я углубился в поиски решения проблемы: как раскрыть заговор.

В тот момент я практически не сомневался, что в заговоре участвуют по крайней мере двое: Диана и Эрсин, под большим подозрением оказывался и Вотан. Но все же, как вытекало из предыдущего разговора, ни один из них не мог убить Кнута… У нас не было ни одного реального доказательства, а возможность получить их прямым путем казалась мне маловероятной. «Опять тупик», – с тоской подумал я, прекрасно отдавая себе отчет, что найти выход необходимо быстро.

Несколько минут я рассматривал возможность вытянуть признание у Эрсина, ведь доказательства, пусть и косвенные, в краже Фигуры у меня были. В конце концов, можно было попытаться действовать методом грубой силы… Однако, поразмыслив, этот план отверг, потому как Эрсин произвел на меня впечатление Человека, которого так просто не проймешь, да и получи такая история огласку в Клубе – мои акции падут до нуля… Требовалось что-то неопровержимое, но кто мог располагать такой информацией, помимо участников заговора? Неожиданно я нашел ответ на этот, по сути, риторический вопрос, но в экстаз меня это не ввело…

– Рагнар, вы не заснули? – услышал я вдруг заботливый голос Джейн.

– О нет, я далек от этого, – улыбнулся я и прислушался к их беседе.

Александр уже завершил свой исторический экскурс и теперь, вместе с Юлианом и Джейн, составлял план первоочередных мероприятий. Я и не пытался вникнуть в хитросплетения его умозаключений, меня интересовало только одно: да или нет!

– А что вы думаете по этому поводу, Рагнар? – между делом поинтересовался Александр.

– Ничего, – искренне ответил я и, сделав выбор, сообщил: – Я, пожалуй, схожу к Оракулу!

– Господи, зачем? – воскликнула Джейн, а мужчины лишь недоуменно посмотрели на меня.

– За разгадкой этой тайны. Кто, кроме Оракула, сможет нам помочь?

Возражения были очевидны, но никто, надо отдать должное, даже не стал спорить, лишь Александр заметил:

– Благородно, но чересчур рискованно!

Я пожал плечами и, встав, предложил:

– Когда разработаете план, сразу начинайте действовать. Чем больше вы узнаете к моему возвращению, тем лучше…

– Если оно будет… Я имею в виду возвращение. – Юлиан вновь пронзил меня взглядом.

– Будет, будет, – проронил я и направился к выходу?

– Ну да, рыцарям суждено погибать в бою!

Я так и не понял, шутил тогда Юлиан или нет… Было около девяти вечера, Форпост был полон жизни, и я пошел к Чертогу Оракула кружным путем, избегая жилых помещений. Встреча с кем-либо была чревата непредсказуемыми последствиями, поэтому я был осторожен до предела и на время выкинул из головы мысли о своих проблемах. Так, тихо и быстро, я прошел почти полный круг по внешней галерее и уже собрался сворачивать в коридор, ведущий непосредственно к Чертогу, как вдруг заметил в полутьме идущего мне навстречу Человека. Секунду я потоптался в нерешительности, и тут раздался удивленный возглас:

– Вы, Рагнар? Удивительно! Зачем вы здесь? – Я узнал голос Эрсина и, мгновенно приняв решение, пошел к нему.

Подойдя вплотную, я холодно улыбнулся и прошептал:

– Около двух часов назад в своей комнате был убит Кнут, заколот кинжалом в шею. – Я даже при плохом освещении заметил, как невероятно побледнел Эрсин, и поэтому добавил: – У его тела нашли Фигуру Гроссмейстера, как это ни странно. Я иду к Оракулу!

Не дожидаясь ответа, я развернулся и ушел. Я не корил себя за этот жест, ведь если Эрсин не знал, что Кнут убит, то теперь мог как-нибудь себя выдать, если же знал, то мои слова практически ничего не меняли.

Ну вот, я стоял на пороге комнаты, в дальней стене которой находились памятные мне ворота. Теперь я выбросил из головы все неприятности, важно было лишь одно: дойти!

Три шага, и створки закрылись, не оставляя возможности повернуть назад.

Глава 2

На этот раз переход из реального мира в Грезы оказался значительно быстрее и легче – лишь мгновение абсолютной темноты. Похоже, я уже хорошо натренировался в перемещениях между мирами, отметил я и принялся оглядывать окружающий пейзаж. С некоторых пор мне доставляло удовольствие наблюдать Грезы, постигать их красоту и смысл…

Однако сейчас антураж был крайне прост: посреди безбрежного темно-серого океана – маленький остров, заросший необычными, сиреневого цвета деревьями. Задерживаться здесь смысла не имело, и я шагнул вперед… Ничего не произошло! Я лишь на метр приблизился к берегу. Такой поворот событий озадачил меня: это означало, что теперь меня никто за ручку вести не будет и добираться до Оракула придется самому. Вот только я не знал как…

Что ж, я закрыл глаза и стал вспоминать свой первый поход, пытаясь найти какую-либо зацепку. Тогда я оказался в степи, ничуть не отличающейся от реального мира. Высокая зеленая трава, вершины горных хребтов на горизонте… Сквозь зажмуренные веки я почувствовал изменение освещения и открыл глаза. Я снова был там, в той Грезе, которую когда-то увидел первой! Правда, не в том же самом месте, а скорее по другую сторону гор, но это было неважно. Итак, способ перемещения я нашел и, естественно, успокоился, меня заинтересовало лишь, работает ли такой метод, если оказаться в Грезе каким-то другим способом…

«Прекрасно, но как же ты попадешь непосредственно к Оракулу?» – внезапно поинтересовался я у собственной находчивости. Та пробурчала что-то невразумительное, и я решил переместиться в Грезу Столицы, после которой началось тогда путешествие сквозь миры. Сконцентрировавшись, я представил себе дворцы и храмы, мосты и аркады, представил точно, до мельчайших деталей, но остался на месте.

Тогда я попытался припомнить, куда я попал из этой Грезы в прошлый раз. К сожалению, то видение было слишком мимолетным и малозапоминающимся, так что пришлось постараться. Там были какие-то деревья… Я стал воображать деревья, но стоял столбом посреди степи… И все же что-то там было необычное, свое… Ах да, горячие голубые снежинки! Стоило подумать об этом, и они посыпались мне на голову… Я осмотрелся повнимательнее: снежинки были те же, а вот деревья – другие, да и небольшого синего озерца вовсе не было. Теперь я знал два принципа смены Грез: идти надо последовательно, от своего мира к соседнему, раз, и у каждой Грезы есть свой ключевой образ, воссоздать который необходимо, два.

Вооружившись этими правилами, я продолжил свое путешествие. Узкие башни над островом, покрытым джунглями; и я рассматриваю этот город с высоты птичьего полета. Желтовато-зеленая земля, истекающая жидкостью с запахом цветов; на этот раз здесь безветренно. Фиолетовый океан и поле битвы; я вновь окунулся в абсолютную тишину. Арочный мост, упирающийся в вулкан; я стою на середине, глядя вниз в пронзительно-чистое пустое море. Бледные тени, синеватый огонь крови и огромные крысы… Уже в следующее мгновение я пожалел, что вспомнил о них. Раздвоенная голова одной из этих тварей оказалась прямо передо мной. Крыса метнулась вперед, но я успел отскочить в сторону и выхватить Шпагу. Следующий прыжок зверя стал последним в его жизни – мой клинок прошил его шею насквозь. Я решил побыстрее убраться отсюда, но тут мой взгляд скользнул по руке со Шпагой… Стоп!

Я повнимательнее рассмотрел хищника, истекающего омерзительно воняющей черной кровью. Действительно, ручеек крови и рана на его уродливой шее светились призрачной синевой, будто подожженный спирт. Точно так же светились моя рука, весь я и… рукоять Шпаги! Чуть подумав, я вспомнил, что и во время первого посещения этого места заметил едва различимый огонек. Сегодня он был ярче и четче, но что же это могло значить?..

Я огляделся по сторонам: других хищников поблизости не было, лишь слева, вдалеке, бродило какое-то небольшое животное, замеченное мной только из-за того же синего сияния. Убедившись, что в ближайшее время мне ничто не угрожает, я решил всерьез призадуматься над разгадкой этого очередного секрета, предложенного Шпагой. Из всего увиденного здесь выходило, что в этой Грезе голубое свечение характеризует собой жизнь, является отличительным признаком живого… Для проверки этой гипотезы я еще раз кинул взгляд себе под ноги и убедился, что стоило зверю испустить наконец-то последний вздох, и ни одна искорка больше не освещала его. Глаза же дракона в эфесе Шпаги по-прежнему отливали синевой…

Конечно, это было невероятно, невозможно и еще тысяча разных «не», но получалось, что Шпага – живая! Точнее, сам клинок-то уж никак не мог быть одушевлен, но в Шпаге билась жизнь. Что это могло означать? Чей-то дух, разум, какая-то частичка Оракула или просто животворящая сила создателя? Я мог лишь гадать. Любое предположение было парадоксальным, но я уже привык не удивляться подобным вещам… И все же я решил попытаться построить логичную гипотезу и обратился в прошлое, к многочисленным загадкам Шпаги. Восприятие тонкой энергии, преодоление заклятий, неоднократное спасение моей жизни и, наконец, подсказка выхода из Грез по Доске – все это говорило о весьма конкретных проявлениях разума, а посему варианты некой абстрактной одушевленности я отверг сразу. Кроме того, проанализировав свои ощущения, а точнее, отсутствие какого-либо потрясения, я пришел к выводу, что, по-видимому, подсознательно чувствовал разумность своего оружия, хотя и не хотел себе а этом признаться. Конечно, это было лишь предположение, ведь глубины нашего мозга скрыты от нас, но все же…

Внезапно меня отвлек шорох за спиной. На этот раз я спасся от гибели, лишь благодаря обострившейся в последнее время реакции. Я обернулся прежде, чем успел подумать о необходимости этого, и тем не менее чуть не опоздал. Огромная, почти в мой рост, невиданная тварь была уже в прыжке, и я едва успел выставить перед собой клинок. Плотные роговые пластины на брюхе не защитили зверя от стали, но и я не смог устоять от страшного толчка. В общем-то мне очень повезло, что Шпага, очевидно, попала в какой-то жизненно важный орган, и монстр сдох мгновенно, иначе он мог растерзать меня за пару секунд. Выбравшись из-под туши и осмотревшись, я заметил еще парочку тварей малоприятного вида, приближающихся ко мне с боков, и решил срочно покинуть этот негостеприимный мир. Положение дичи как-то не располагает к серьезным раздумьям…

Не без труда вспомнив, куда следует отправиться дальше, я представил себе серый мир и разрушенный город. Что ж, через мгновение я вновь парил над ним, окруженный своими двойниками. Прямо скажем, уютной эту Грезу не назовешь, зато здесь было безопасно, так что я вложил оружие в ножны и вернулся к своим мыслям.

Итак, я решил, что моей Шпагой, по крайней мере время от времени, руководит разум. Но чей, Оракула или свой собственный? Более вероятным казался первый вариант, ибо они действовали совместно, как, например, в бою с Джарэтом на Западном континенте. Но, с другой стороны, Шпага не раз выручала меня в схватке, как это было на крыше дома Александра, и я очень сомневался, что Оракул смог бы управлять ею в подобных случаях. Кроме того, мне вспомнился очень яркий, эпизод, когда Шпага, написала на песке комбинацию цифр. Если бы это была инициатива Оракула, то, с моей точки зрения, ему незачем было выбирать столь сложный способ освободить меня из Грез, где он был полновластным, хозяином, а значит…

Чем дольше я размышлял, тем больше склонялся к мысли, что в Шпаге находится разум еще одного представителя исчезнувшей цивилизации Эгриса, и, естественно, мне хотелось вступить с ним в прямой контакт.

Однако одного желания здесь явно не хватало, ибо я вместе со Шпагой уже побывал во множестве фантастических мест, в том числе и у Оракула, где обстановка для контакта казалась максимально благоприятной. Вздохнув с сожалением, я решил все же двигаться к своей главной цели, но тут меня посетила неожиданная идея. Разум в Шпаге… Очень вероятно, что он принадлежит тому, чей призрак я видел в далеком горном колодце, а если так, то не будет ли Греза, соответствующая этому месту, еще более удобной для установления контакта… Если, конечно, такая Греза вообще существует, решил я, уже чувствуя разгорающееся любопытство. В конце концов, я не терял ничего, кроме нескольких минут, и поэтому…

Закрыв глаза, я начал воссоздавать картину боя призраков. Черные базальтовые скалы, одинаковые по высоте, солнце, движущееся к закату, неровное дно колодца, покрытое мелкой галькой… Я чувствовал, что по-прежнему пребываю в сером мире, но очень хотел найти нужную Грезу, хотел, чтобы она просто была… По одной из скал идет неглубокая диагональная расщелина, с другой нависает карниз, напротив которого чернеет отверстие входа. Я все еще не перемещался, но уже не принадлежал целиком к серому миру, находясь в состоянии амбивалентности… Еще несколько деталей, которые я запомнил пятнадцатого июля, и последний штрих – призрак высокого человека с моей Шпагой. Я, насколько смог, восстановил его одежду и черты лица и тянулся, изо всех сил тянулся к тому миру.

Внезапно я перестал парить, увлекаемый воздушным потоком, и ощутил под ногами твердый камень. Открыв глаза, я в реальности увидел перед собой картину, которую до этого рисовал в своем мозгу, поэтому я даже не удивился, когда стоящий метрах в трех от меня призрак заговорил:

– Браво, Рагнар! Я рад наконец-то представиться вам! При жизни меня звали Гэлдор.

– Очень приятно. – Я был весьма доволен собой и, обведя вокруг себя рукой, заметил: – Значит, такая Греза все-таки существовала!

Призрак с улыбкой покачал головой.

– Доселе ее не было. Ее создали вы, Рагнар!

– Каким образом? – Вопрос был не из самых умных, но я слегка растерялся.

– Вы просто захотели, чтобы она была, и представили ее себе с достаточной точностью, а я транслировал вам необходимую энергию…

– Погодите, Гэлдор, так вы действительно находились в Шпаге?

Улыбка сошла с лица моего собеседника. Он затянул с ответом, и я рассмотрел его повнимательнее. Длинные темные волосы, правильный овал лица, большие глаза, массивный нос, тонкие губы и маленькие уши. Лицо воина и аристократа.

– Собственно, Рагнар, я и сейчас нахожусь в голове дракона, просто с помощью призрака самого себя мне удается непосредственно общаться с вами… – Неожиданно он подмигнул мне: – Предвижу ваш вопрос. Нет, освободить меня невозможно, я навечно прикован к Шпаге, и жить или погибнуть нам суждено лишь вместе.

На мгновение мне стало жаль его: ведь неужели столь могучий разум может жить в столь малом пространстве. Тем временем Гэлдор продолжил:

– Вы сейчас пожалели меня, Рагнар, и, наверное, были правы. Действительно, так жить тяжело, невыносимо тяжело, помня о возможности мгновенно оказываться в любой точке Вселенной, об умении творить миры на свой вкус и многом другом. – Гэлдор говорил легко и спокойно, и я подумал, что при жизни нервы у него наверняка были железные. – Тем не менее я предпочел такую жизнь полному ее отсутствию и ни разу не пожалел об этом.

– Простите, – перебил я его, – вы что, читаете мои мысли?

– А вы считаете это неэтичным?

Я секунду подумал.

– Да, пожалуй.

– В таком случае не беспокойтесь. Особой необходимости в этом занятии я не вижу. Мне удалось установить четкий контакт с вашим подсознанием, поэтому я иногда могу управлять вашими органами. Это происходит, когда вы сами частично теряете контроль, например, глубоко задумались или сильно устали. Через подсознание я также передаю вам тонкую энергию и помогаю работать с ней… Что же касается мыслей, то пару раз мне удавалось настроиться на них, но это получалось случайно. – Гэлдор, казалось, был несколько озадачен. – Может быть, мы могли бы установить и постоянный контакт, но я не знаю, как это сделать. Спросите Джарэта, он глубже всех живущих проник в тайны подобных явлений.

– Непременно. А откуда вы берете энергию?

– Собственно, все дело в Шпаге. Это – уникальный прибор, одной из функций которого является конденсация тонкой энергии…

– А что еще может Шпага?

– Точно не знаю. Видите ли, она была создана так давно, что уже при моей жизни имя создавшего ее гения было забыто. Я не смог разобраться в ее тайнах, и никто не смог… – Гэлдор помедлил. – Боюсь, Рагнар, что сейчас на вашем поясе висит предмет, оставшийся от цивилизации еще более древней, чем моя…

Я невольно оробел, подумав о грузе веков, лежащем на моем оружии. Даже учитывая собственное бессмертие, я не мог этого постичь.

– Ректифаи не знали металла, из которого она выкована, – заметил мой собеседник. – К тому же если вы думаете, что это я помогал вам снимать различные заклятия, то заблуждаетесь, она делала это сама. Эту Шпагу не может остановить ничто!

Некоторое время мы молчали, а затем я поинтересовался:

– А Гроссмейстер знал все это?

Гэлдор лишь скривил губы:

– Нет, он использовал ее фактически лишь как источник энергии и универсальную отмычку. За две сотни лет он не догадался даже о моем существовании… Правда, надо отдать должное, он подозревал об истинной ценности Шпаги хотя бы потому, что она сделала его бессмертным.

– Владелец Шпага всегда становится бессмертным?

– Насколько я знаю, да. Однако все ее хозяева, были великими воинами и достаточно скоро погибали.

Я несколько удивился.

– Вы хотите сказать, что все великие воины обречены?

Теперь уже удивился он.

– А вы что, этого не знали? Любой, кто становится поистине великим воином, обрекает себя на непрестанный бой и погибает достаточно быстро. К сожалению, Рагнар, и вы – не исключение.


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19