Современная электронная библиотека ModernLib.Ru

Рагнаради (№1) - Шпага гроссмейстера

ModernLib.Ru / Научная фантастика / Дихнов Александр / Шпага гроссмейстера - Чтение (стр. 7)
Автор: Дихнов Александр
Жанры: Научная фантастика,
Космическая фантастика
Серия: Рагнаради

 

 


Марция завершила свой рассказ. Многое к нему можно было бы добавить, но я решил, что этого ей знать пока вовсе не обязательно, хотя бы ради ее же спокойствия. К тому же я сильно замерз, ветер здесь был ледяным, а сама Греза совершенно реальна, вплоть до мелочей типа серебристо-зеленого мха на деревьях…

– Марция, будь добра, поищи какое-нибудь более уютное местечко!

Марция вновь передернула янтарные четки, и я успел заметить еще одну подробность: когда находишься в Грезе, обозначенной этой бусиной, кусочек янтаря заметно увеличивается…

Теперь мы стояли на берегу черного озера, в теплой пещере, освещаемой причудливыми зеленоватыми сталактитами на стенах. Пол пещеры устлан, словно ковром, зарослями невысокой белой травы…

– А куда и как мы можем выйти из Грез? – Это был главный вопрос, который в данный момент меня волновал.

– К сожалению, выйти мы можем только туда, откуда вошли, то есть в кабинет Джарэта… – Марция на секунду задумалась. – Точнее, не исключено, что мы можем пройти и в другое место, но я не знаю как. А вообще, выйти мы сможем в любой момент…

Марция присела на берег озера и стала кидать камешки в темную воду. Ее фигура в белом платье отчетливо выделялась на фоне темных стен… Но, к сожалению, в тот момент мне некогда было любоваться девушкой, нужно было размышлять кое о чем другом. После недолгих колебаний я выбрал кажущийся мне приемлемым вариант дальнейшего развития событий и собрался его изложить, но внезапно вход в пещеру заслонила неопределенной формы тень, раздался громкий и явно злобный рык, после чего в пещеру впрыгнуло нечто…

Реакция Марции оказалась ничуть не хуже моей – она схватила меня за руку, и через миг мы уже стояли на сверкающем в лучах синего солнца арочном мосту, правый край которого упирался в потухающий вулкан. Я узнал эту неуютную, но красивую Грезу, я проходил здесь на пути к Оракулу, лишь вулкан с тех пор уменьшил свое буйство…

Еще один переход; теперь они происходят мгновенно, без просветов стеклянного блеска… Горы, песочно-коричневые горы, переплетение хребтов и ущелий… Мы парим над ними выше птиц…

– Марция, а ты помнишь Грезу, где ты была, когда я тебя разбудил?

Она в ответ лишь слегка пожала мне руку, и через секунду мы оказались на серебряном берегу черного океана.

– Послушай! – Я обнял Марцию за плечи. – Мне нужно вернуться одному, а ты пока останешься в этой или какой-нибудь другой безопасной Грезе. Когда же я разберусь с Джарэтом, то вернусь за тобой, и мы спокойно отправимся домой.

Марция согласно кивнула головой, с небольшим, как мне показалось, оттенком грусти.

– Хорошо, я буду ждать тебя здесь…

– Только тогда тебе придется отдать мне эту бусину, чтобы я мог за тобой вернуться.

– А ты уверен, что сможешь пройти сюда?

Да, я в этом не сомневался, доверяя своему предчувствию… Тем не менее, чтобы успокоить принцессу, я сообщил:

– Я проходил через Оракула!

Марция сгорала от любопытства, но молчала, видимо догадываясь, что вопросы будут мне неприятны, и я был благодарен ей за это. Неожиданно она неуловимым движением вынула бусину из ожерелья и протянула ее мне. Я осторожно взял янтарный шарик и поцеловал Марцию… В следующее мгновение я уже стоял рядом с письменным столом Джарэта, правой рукой обнажая Шпагу, а левой засовывая в нагрудный карман ключ от черно-серебряного мира.

Глава 4

В кабинете никого не было, и вообще во дворце было тихо. Я осмотрел стол, порылся в бумагах – ничего. Попробовал открыть один за другим несколько ящиков, но все оказались заперты. Внезапно я услышал звук шагов в коридоре и едва успел отойти от стола. Бесшумно распахнулась дверь, в кабинет вошел старый слуга и начал зажигать свечи.

– Здравствуйте, милорд, – поклонился он. – Вы поспешили, совет начнется минут через десять.

– Так вышло, – усмехнулся я.

Когда наконец этот старый дурак вышел из кабинета, я облегченно вздохнул и выхватил Доску… Представлялась возможность выяснить много интересного, однако я очень рисковал, и запастись подмогой было не грех. Я коснулся фигурки Джейн, и через секунду в воздухе повис туманный кокон. Это была удача.

– Здравствуйте, Рагнар, – улыбнулась Джейн. – В чем дело?

– Видите ли, я в кабинете Джарэта…

– Вас вытащить?

– Нет. А не смогли бы вы перейти ко мне… например, с Илайджем?

Джейн понимающе кивнула.

– Илайдж еще плох, но как вы смотрите на то, что я доставлю Клинта?

– Отлично!

– Тогда подождите минуту.

Вскоре позиция на Доске изменилась: разрывающий цепи Атлант передвинулся в Форпост к Фигуре Всадницы, затем они обе двинулись снова, и тотчас же в комнате появились Джейн и Клинт, а еще через мгновение я остро почувствовал опасность.

– Быстрее, Джейн, исчезайте! – крикнул я. – И будьте готовы вытащить нас.

Хлопок воздуха.

– Клинт, за мной! – Я выскочил в коридор, времени осталось в обрез. К счастью, неподалеку от двери в кабинет нашлась замечательная глубокая ниша, в которой и спрятался Клинт.

– Когда мне вылезать? – спросил он из темноты.

– Когда все пройдут.

Я кинулся обратно в кабинет, потому как на лестнице уже звучали шаги. Черт, я даже не успел как следует разглядеть физиономию Клинта!

Разместившись в уютном кресле в углу кабинета, я спокойно наблюдал, как комната наполняется людьми. Блестящие дворяне, офицеры, волшебники – цвет местальгорской знати.

Резко хлопнула дверь, и в комнату вошел Джарэт, как всегда одетый в узкий черный плащ, к его поясу была пристегнута короткая серебряная шпага, а голову венчала высокая корона, сплошь усыпанная мелкими голубоватыми алмазами. Король Местальгора поздоровался за руку с несколькими дворянами и магами, кивнул остальным и уселся на краешек письменного стола. Меня он явно не замечал.

– Господа! – начал он.

Тут дверь снова распахнулась, и в комнату вошел высокий русоволосый Человек в кожаных брюках и куртке, украшенной по швам яркой бахромой.

Прищурившись, он окинул кабинет быстрым взглядом и улыбнулся.

– Как вы сюда попали? – невозмутимо поинтересовался Джарэт.

– Какая разница… – с отсутствующим выражением лица произнес вошедший.

– Вас должны были задержать.

– Да они и не пытались. – Он повернулся к моему углу – Это ты, Рагнар? Я тебя толком не разглядел.

Я встал с кресла.

– Здравствуй, Клинт! – сказал я, судорожно соображая, какую игру затеял здесь этот ненормальный.

– Насколько я понимаю, Рагнар, раз я тебе понадобился, то здесь происходит нечто важное?

– Простите, что вмешиваюсь в вашу беседу, – перебил его Джарэт, – но, по-моему, я должен вас убить. Эй, взять их!

– Это вы мне? – Клинт обернулся к Джарэту.

– Это я о вас, – в тон ему ответил Король.

– Напрасно, будут человеческие жертвы.

– А как же, – усмехнулся местальгорец, – например, вы.

Дальнейшие события разворачивались очень быстро. Я отскочил в угол, выставив перед собой клинок и нащупывая Доску, а Клинт спокойно стоял и ждал, пока устремившиеся к нему люди не окажутся совсем близко, потом его рука дрогнула, и из нее словно выпрыгнули четыре световых зайчика. Раздался свист, хрип – и четверо офицеров упали, хватаясь за рассеченные шеи. Остальные остановились.

– Всех прочих тоже убивать? – поинтересовался Клинт у слегка растерявшегося Джарэта.

– Не знаю… – пробормотал тот, – наверное, не стоит.

– Хорошо, не буду.

Я обратился в Джарэту:

– Будьте любезны отдать нам Фигуру, и мы вас покинем.

– Эй! – неожиданно резко крикнул Джарэт. – Их же всего двое! Что вы стоите?!

В руках Клинта появилось новое приспособление, больше всего напоминавшее палку с петлей из толстой проволоки на конце. Клинт держал свое оружие опущенным и по-прежнему спокойно ждал, только светло-голубые глаза его слегка заблестели. Местальгорцы оробели, они не знали, что делать с этим почти не вооруженным Человеком, так легко убившим четверых несколько секунд назад. Наконец кто-то двинулся вперед. Рука Клинта быстро и плавно поднялась, серебристая проволока, словно атакующая змея, прыгнула вперед, оплела шею офицера, а потом рванулась обратно. Раздался отвратительный чмокающий звук, и срезанная голова упала на пол. Клиит стремительно обернулся, из его оружия еще раз выскользнула проволочная петля, и арбалет Джарэта, появившийся у того в руках, развалился пополам.

Убрав своеобразное оружие во внутренний карман куртки, Клинт, не обращая внимания на местальгорских дворян, обратился к Джарэту:

– Так что имел в виду Рагнар?

– Вот это! – Джарэт медленно достал из кармана Фигуру Гроссмейстера, и тотчас же его рука метнулась к свече. Вспышка белого света на миг ослепила меня, а затем сквозь мельтешащие перед глазами блики я увидел, как Джарэт входит в неведомо откуда взявшийся на полу знак в виде искаженной руны, как поднимается рука Клинта с еще одним новым оружием… Негромкий хлопок, свист рассекаемого воздуха, и в стене напротив того места, где должна была находиться голова Джарэта, мелко дрожит метательный нож.

– Ублюдок! – выругался Клинт. – Удрал. Почему они все любят устраивать себе лишние проблемы? Ведь чик, и все… Кстати, Рагнар, что это была за статуэтка?

– Фигура Гроссмейстера.

Молчание Клинта было весьма выразительно. Исчезновение Джарэта окончательно деморализовало оставшихся в кабинете местальгорцев, и они поспешили ретироваться, мы с Клинтом мешать им не стали. Уже через несколько минут весь дворец знал о происшедшем, однако либо нас посчитали законными наследниками бежавшего монарха, либо просто боялись, но так или иначе мы беспрепятственно добрались до темницы – Джарэт держал своих пленников глубоко внизу, на самом дне лабиринта подвалов. После непродолжительной, но пылкой беседы с одним из тюремщиков тот согласился показать нам дорогу.

Не знаю уж, с какой целью были сооружены эти подвалы, но Джарэт и его предшественники не поскупились. Огромные залы с теряющимися в темноте сводами, коридоры со множеством разветвлений и тупиков, мрачные идолы, смотрящие со стен пустыми глазницами, фосфоресцирующая плесень – все это производило тягостное впечатление.

– Неужели нет более короткого пути? – не выдержал наконец Клинт. – Я не верю, будто всех пленников ведут такой дорогой.

– Обычно нет, но каков пленник, такова и камера, – съязвил тюремщик.

Вскоре мы вышли в большой зал, в стенах которого чернело с десяток отверстий. Наш проводник свернул в третий слева узкий проход. Вначале темноту разгонял лишь свет факела, но затем впереди появилось слабое зеленоватое свечение.

– Что это? – поинтересовался я у проводника.

– Не знаю, мы туда не суемся, – пробормотал тот.

– Тогда иди вперед! – приказал Клинт и вытащил из кармана руку, затянутую в какую-то странную перчатку.

Тюремщик затравленно оглянулся, и Клинт взмахнул рукой: свет факела заиграл на оттопыренных стальных когтях.

– Хорошая перчатка, – заметил я.

– Подарок Вотана, – хмыкнул Клинт и поднес руку к лицу тюремщика. – Ну, что там, говори!

– Не знаю, никто, кроме Джарэта, никогда не входил туда, к зеленому свечению.

– Гордись, ты будешь первым, – сообщил я.

– Или не будешь вообще, – уточнил Клинт, убирая и вновь выдвигая когти.

Мы прошли еще несколько сотен шагов и, миновав арку из молочно-прозрачного камня, оказались в огромном овальном зале. Открывшаяся нам панорама поражала нереальной красотой и исходящей отовсюду угрозой. Зеленоватое мерцание лилось из потолка и части задней стены, то есть, насколько я понял, зал находился под морским заливом, и солнце, пробиваясь сквозь толщу вод и прозрачный материал, освещало его этим странным светом. Посреди зала стоял огромный, покрытый странной вязью каменный обелиск, окруженный нешироким рвом, в котором по кругу двигалась какая-то бурая жидкость. Впрочем, при свете факелов она скорее казалась темно-красной. Через ров к стеле вел каменный мост в виде сказочного зверя, глаза которого также отсвечивали красным…

В прозрачных стенах зала было выдолблено несколько камер, в некоторых из них лежали лишь скелеты или полуразложившиеся трупы, но в других пленники еще жили и, припав к прозрачным дверям своих узилищ, следили за нами обезумевшими глазами… Мы с Клинтом двинулись вдоль стен в поисках Лауры. Прозрачный камень вызывал у меня отвращение, я все ускорял и ускорял шаг, и вот… Хочу открыть дверь, как вдруг дрожащие красноватые линии окутали замок… Страх… Это опять предчувствие? Крик Клинта. Я обернулся: вязь на обелиске зашевелилась, превращаясь в замысловатый рисунок, а от самого камня по всему залу начал растекаться густой темно-фиолетовый туман, в котором очертания предметов искажались и начинали таять. Раздался скрежещущий звук, из тумана как будто вынырнула голова зверя, сверкнула оскаленная пасть, глаза плеснули молниями… Я даже не успел испугаться – наваждение исчезло так же быстро, как возникло.

– Что это было? – севшим голосом спросил я у Клинта.

– Не знаю, – пожал плечами тот, – но мне это кое-что напомнило.

– И что, если не секрет?

– Я видел нечто похожее. Этот камень… Он стоял на черном холме, омываемом красным потоком, и с запада, где садилось солнце, надвигалась гроза… Это было, когда я проходил Оракула.

Меня, конечно, очень удивило, как фантазия Оракула могла совпасть с картиной, увиденной мной в реальности, но раздумывать было некогда.

– Как, черт возьми, нам открыть дверь? – Вопрос был скорее риторическим, однако Клинт ответил без колебаний:

– Я думаю, стоит воспользоваться Шпагой.

– Ой ли? – усомнился я.

– Однозначно, – ответил тот. – Эта Шпага, если верить легендам, может снять любое заклятье.

Я вытащил Шпагу и осторожно провел ею по двери. Этого оказалось достаточно – линии коротко блеснули и исчезли, а вслед за этим рассыпалась и прозрачная стена. Я шагнул вперед навстречу Лауре. Несколько секунд она стояла, словно не узнавая меня, потом выдохнула: «Рагнар…» – и чуть не упала. Я едва успел подхватить ее на руки.

Вынося Лауру из этого жуткого зала, я попросил. Клинта:

– Вызови, пожалуйста, Джейн, – у меня руки заняты.

Лаура слабо улыбнулась.

В руке Клинта раскрылась Доска, мелькнул туманный силуэт, и через несколько секунд мы очутились в уже знакомом мне зале Форпоста.

Глава 5

После непродолжительных приветствий я сдал Лауру с рук на руки и, предоставив Клинту возможность рассказать о нашей не слишком удачной эскападе, отправился отдыхать. Не без труда я отыскал комнату, в которой очнулся после прохождения Оракула и которую почему-то считал своей. С удовольствием обнаружив, что там ничего не изменилось, я приготовил себе постель и начал раздеваться, как вдруг из кармана выкатилась янтарная бусина. Несмотря на страшную усталость, спать мгновенно расхотелось…

На время всей этой кутерьмы во дворце Марция просто вылетела из головы, заслоненная Джарэтом, Лоуренсией и Фигурой Гроссмейстера. Теперь же ко мне вновь вернулось чувство ответственности за ее судьбу. Я попытался сообразить, что мне надлежит сделать, но мысли не клеились. Тогда я решил все же отложить это на завтра, надеясь на помощь Джейн и ее умение перемещаться в пространстве.

Утром меня разбудил скрип двери. Перевернувшись на спину и приоткрыв глаза, я увидел входящую Джейн. Несколько удивленный отсутствием церемониала, я все же поздоровался.

Судя по румянцу, появившемуся на ее бледном лице, она ожидала увидеть не меня.

– Ох, извините, Рагнар! Вообще-то это комната Илайджа, поэтому я и вошла без стука. Извините! – Джейн повернулась к двери.

– Подождите, Джейн. – Я улыбнулся возможно дружелюбнее. – Боюсь показаться навязчивым, но мне необходимо поговорить с вами – мне вновь требуется помощь.

Джейн довольно-таки кисло улыбнулась.

– Знаете, у меня есть несколько весомых причин не только не любить вас, а попросту ненавидеть, но вы мне даже нравитесь. Странно! – Джейн вновь двинулась к выходу.

– Но…

– Рагнар, я с удовольствием выслушаю вас, но, как мне кажется, вам следует подняться с постели. Я жду вас в гостиной!

Ее замечание было не чуждо известной логики, и минут через пять я уже входил в гостиную. Джейн сидела за невысоким столиком, по-видимому, это было ее любимое место. Я обратил внимание на удивительной красоты кольцо, украшавшее ее левую руку, вероятно, оно было очень старым, ибо нигде на этой планете я не видел такого рубиново-черного, с сетью тонких белых прожилок камня. Сев в кресло напротив нее, я заметил:

– Несколько минут назад, Джейн, вы почему-то были откровенны со мной, хотя это не входит в привычку большинства наших соратников. Так вот, я хотел бы знать: почему вы сказали о нескольких причинах ненавидеть меня?

Джейн пожала плечами.

– Не вижу смысла этого скрывать. Ну, во-первых, вы убили моего брата. Хотя наши отношения с Гансом были, мягко говоря, прохладными, и все же… Во-вторых, из-за вас недавно чуть не погиб Илайдж. – При упоминании этого имени глаза Джейн затуманились, и до меня дошло, почему она была столь добра к нам месяц тому назад. Неясно было лишь, что по этому поводу думает сам Илайдж. – И наконец, в-третьих… Поймите, Рагнар, с вашим появлением события начали, как бы это сказать… чрезмерно ускоряться, что ли, приближается развязка…

– С чего вы взяли?

– Месяц назад Юлиан сказал мне, что на вас лежит печать рока, только не пояснил, что именно имел в виду.

Это сообщение было интересно, даже как-то свежо, но я проглотил его молча, потому как она продолжала развивать свою мысль:

– Причем поймите, Рагнар, я в отличие от Юлиана не проповедую невмешательство и самоуспокоение, но и развязка, какой бы ни была, меня… нет, даже не пугает… – По-видимому, Джейн сама удивилась этому внезапному душеизлиянию и через секунду стала прежней – спокойной, холодной и гордой. – Одним словом, все это неприятно, и тем не менее я помогу вам, Рагнар, если это в моих силах.

Я вкратце объяснил Джейн ситуацию с Марцией, попросив по возможности не посвящать в это весь Клуб, а затем предложил:

– На мой взгляд, лучший вариант таков: я иду за Марцией, возвращаюсь в Местальгор, а потом вы скорректируете наш переход в Дагэрт.

Джейн с сомнением покачала головой, а затем в ее руке появилась раскрытая Доска. Расстановка Черных на ней, естественно, изменилась, но ничего неожиданного не было, и мое внимание привлекли Белые Фигуры – одна из них стояла на 14-м поле, другая находилась где-то в космосе и медленно, но заметно для глаза смещалась. Заметив мое недоумение, Джейн прокомментировала:

– Плавающая Фигура – это Марция, она находится в нефизическом пространстве, но Доску покинуть не может. А вот Джарэт каким-то чудом ускользнул далеко, на Западный континент… Я сама не понимала, что к чему, но после того, как вы рассказали о своих приключениях, все стало предельно ясно. – Джейн сделала паузу. – Что же касается вашей просьбы, то трудность в том, что я не могу переправить вас в Дагэрт.

– ?!

– Понимаете, Рагнар, я умею корректировать переходы только на себя или могу сама точно перейти к Черной Фигуре, но не более…

Это было неожиданное и очень неприятное известие. Я еще раз глянул на Доску – поблизости от Дагэрта не было никого, так что мой вариант действительно смысла не имел. Джейн пожала плечами с видом человека, от которого мало что зависит, и поднялась с кресла.

– Да, кстати, в ночь третьего дня вы не заметили ничего необыкновенного?

Меньше всего я ожидая чего-нибудь подобного, однако, думаю, мне удалось сохранить невозмутимое выражение лица и беззаботно ответить:

– Да нет! А что случилось?

– В эту ночь в 28-м квадрате, рядом с вами, побывала Большая Белая Фигура… – Джейн вышла из гостиной.

Примерно минут пятнадцать я просидел в одиночестве, размышляя о своих дальнейших действиях и катая на ладони янтарный шарик. Надо сказать, мне не очень хотелось немедленно отправляться в Грезы, чтобы затем продираться с Марцией через Местальгорское королевство к ее дому. Я устал, мне порядком надоело постоянное физическое напряжение и малоприятное ожидание внезапного удара, тем не менее жизнь и судьба Марции были мне далеко не безразличны… Я так и не пришел к определенному решению, когда в гостиную вошли Лоуренсия и Клинт.

– Привет! – Улыбаясь, Лаура подошла ко мне и потрепала по голове. – Мы только что встретили Джейн, и она сказала, что Джарэт удрал далеко на запад. Мы отправимся в погоню за ним сегодня же.

– Кто «мы»? – без улыбки поинтересовался я.

– Клинт, ты и я.

Я с трудом удержался, чтобы не вспылить. Терпеть не могу, когда мне приказывают или что-нибудь за меня решают, да и вообще среди бессмертных навязывать что-либо было не принято, что, похоже, Лауру ничуть не смущало. Возможно спокойнее я ответил:

– У меня несколько другие планы, к тому же тебе стоило бы оправиться после тюрьмы. Джарэт никуда не денется и через неделю.

– За меня не беспокойся! – Лоуренсия отвернулась и отошла к окну.

Я взглянул на Клинта, но, судя по отсутствующему выражению лица, он тоже не придерживался моего мнения. Я колебался, мчаться на запад мне хотелось еще меньше, чем в Местальгор, но я прямо-таки кожей чувствовал стену, появляющуюся между мной и Лаурой… Молчание затянулось, и я не знал, как его прервать, но затем Лаура, по-прежнему разглядывая полуденное солнце, заговорила вновь:

– Это просто трусость. Сейчас, когда после стольких лет бесплодных поисков, мы наконец нашли Фигуру и надо лишь ее отобрать, отказаться от участия в походе… Это трусость!

Мне стало, мягко говоря, обидно, но купиться на столь простую уловку было бы еще обиднее.

– Пустые слова, дорогая.

– Вот как! – Стена разрасталась и крепла, но гордость не позволяла мне оправдываться.

Посидев еще с минуту в тишине, я встал и направился к двери, решив, что дальнейший разговор столь же бесполезен, сколь и неприятен, но был остановлен окриком:

– Рагнар! – Лаура повернулась, и на лице ее появилось странное выражение, которое я бы определил как растерянное. – Но я рассчитывала на тебя и на твою Шпагу. Рагнар, я прошу тебя!

«Интересно, на что ты все-таки рассчитываешь: на меня или на Шпагу», – подумал я, отвечая:

– Хорошо, будь по-твоему!

Не знаю, какие чувства одолевали Лауру, мое же настроение, пока я гулял по Форпосту, было отвратительным. Я был сам себе неприятен. Вместо того, чтобы поступить так, как предписывала элементарная честность, или уж вообще ничего не делать, я поддался секундному порыву. Однако слово есть слово, и я мог лишь утешаться мыслью, что за неделю и Марция никуда не денется из своей спокойной Грезы.

Уже час я бродил по чертогам Форпоста, медленно успокаиваясь, – было светло, холодно, пусто и красиво. Замок напоминал покинутую страну, над которой не властны время, пространство и Судьба, и мне это нравилось… Меня внезапно перестала раздражать происходящая вокруг суета, казалось, я на секунду прикоснулся к Вечности и даже успел что-то уловить, что-то очень важное… Но в этот момент я отвлекся, услышав отзвуки чьих-то голосов.

Пройдя на звук парочку поворотов, я увидел приоткрытую дверь и, постучав, вошел в библиотеку Форпоста: огромный зал, беспорядочно уставленный стеллажами с книгами, микрофильмами и еще черт знает чем. Библиотека, как и гостиная, сразу показалась мне местом обжитым и уютным, несмотря на большие размеры. Возможно, так получилось потому, что эти две комнаты – единственные в замке – были сделаны, что называется, под старину и без излишней монументальности. В левом углу зала располагался большой, заваленный непонятно чем стол, над которым висел лист бумаги, изображающий Доску Судеб, а у стола, что-то обсуждая, стояли Джейн и Эрсин. Подслушивать чужие разговоры в мои привычки не входило, и я поздоровался.

– О, Рагнар! Я рад вас видеть… – Эрсин улыбался приветливо, но руки не протянул.

– Я вам не помешал?

– Нет, разумеется, – ответила Джейн и, повернувшись к Эрсину, раздраженно сказала: – Я повторяю – это слишком опасно, я не буду так рисковать сама и не позволю тебе.

Эрсин пожал плечами и, бросив:

– Все равно, это единственная возможность! – ушел в глубь библиотеки.

– О чем вы спорили, если не секрет?

– Да все о том же. – Джейн взяла со стола две небольшие черные пластинки в серебряной оправе и протянула их мне. – Взгляните! Здесь зашифрованы местоположения Фигур, в каждой по одной. Уже много лет я пытаюсь прорваться сквозь блок, но увы!.. Однажды Марк случайно снял блок с одной такой же, но с этими и он ничего поделать не смог.

Я взял пластинки и стал в них всматриваться, а Джейн тем временем продолжала:

– Последнее время Эрсин все упорнее настаивает на том, что единственная, возможность их расшифровать – отправиться с ними к Оракулу и попробовать это сделать там, но тогда придется проходить его еще раз, а этого никто никогда не делал. Риск слишком велик!

Вспомнив свой поход к Оракулу, я согласно кивнул головой и поинтересовался:

– Я полагаю, эта карта отражает результаты поисков на данный момент?

– Да.

Я глянул на лист. Белых Фигур на нем не было, но они, как я представлял, по каким-то соображениям не волновали. Черных же было всего 9. Из них 8 мне известны: Илайдж, Марк, Юлиан, Елена, Яромир, Лоуренсия, Диана, Александр, и еще Фигура Черного Ангела. Я разочарованно хмыкнул.

– Да, всего 9 из 14, но и эта расстановка, признаться, вызывает у меня сомнение, – задумчиво проронила Джейн.

– Почему? – Я знал, что услышу нечто очень важное.

– В последний раз, когда здесь был Александр, – лет тридцать назад, – я показала ему карту, а он лишь рассмеялся.

– Почему?

– Не знаю. Спросите у него, – усмехнулась Джейн. – Мне это, по правде говоря, очень не понравилось.

Мне наскучили мои «почему», и я сформулировал вопрос иначе:

– А кстати, что за человек Александр?

Джейн окинула меня странным взглядом и после продолжительной паузы лаконично ответила:

– Загадочный.

Это было уже немало, однако задавать вопросы уже надоело, и я собрался продолжить свою прогулку, но тут меня посетила интересная мысль.

– Джейн, вы не могли бы дать мне эти пластинки на пару часов?

– Уж не собираетесь ли вы к Оракулу?

– Упаси Бог! – не совсем искренне ответил я.

Сунув пластинки в карман и кивнув, я вышел из библиотеки. Я уже немного ориентировался в Форпосте и поэтому, найдя факел и быстро отыскав дорогу, минут через пять спускался по винтовой лестнице, ведущей к гавани замка. В общем-то я собирался к Оракулу, но не внутрь системы, я хотел лишь максимально приблизиться к нему. Наконец, после долгого и утомительного спуска по ступеням, я оказался перед тремя дверьми, в том самом месте, где месяц назад испытал столь необычные ощущения. Несколько минут я постоял, чего-то ожидая, но вокруг все было тихо, и я принялся изучать двери. Правая и левая открывались элементарными сенсорными замками, у средней ничего похожего не было. Железная дверь при отсутствии замка или килограмма взрывчатки всегда воспринималась мной как непреодолимое препятствие, но в этом случае я знал, что могу попасть внутрь…

Я стал размышлять об Оракуле, пытаясь представить его как нечто, имеющее конкретную форму, однако из этого ничего не получалось. Я видел перед собой лишь яркий зеленый свет, тянулся к нему, словно снова летел по стеклянному лабиринту. Некоторое время это все казалось бесполезным упражнением, а затем я почувствовал слабый энергетический поток, подталкивающий меня вперед. Постепенно поток усиливался, и внезапно я понял, что не стою на месте, а действительно двигаюсь к Оракулу. Мне стало не по себе, я резко остановился, и, к счастью, это удалось…

Надо мной и вокруг меня раскинулись переплетения стеклянного цветка… Не без страха обернувшись, я увидел в десяти шагах от себя дверь, успокоился и вспомнил, зачем, собственно, сюда пришел. Достав из кармана черный квадратик, я стал рассматривать его. Сначала пластина была просто матовой, затем стала глубокой и объемной, на секунду я даже успел различить что-то и снова намертво увяз в серо-черном тумане. Вокруг меня бушевала энергия, я просто кожей чувствовал ее и, лишь подивившись, почему все так просто получается, стал ее использовать. С точки зрения моих ощущений это выглядело, будто я ловлю импульс, чуть изменяю его направление и разряжаю в пластинку.

Впоследствии я прикинул, что потратил на первую пластину около двух часов, но внутри скалы мне казалось, что время практически замерло. Наконец в квадратике начались метаморфозы: черный цвет поменялся на серый, точь-в-точь как цвет Доски, затем на пластине возникла сетка и еще через мгновение – одна-единственная Фигура, похожая на мою, – тоже Рыцарь, только не конный, а пеший. Фигура находилась на 54-м поле. Это я проверил несколько раз, запомнил и позволил себе расслабиться…

Спустя немного времени, обнаружив, что блок на пластине не восстановился и, всмотревшись, легко можно увидеть Фигуру, я достал вторую. Вновь попробовав снять блок с ходу, я убедился, что это бесполезно, – преграда оказалась здесь еще мощнее, – и приготовился к длительной борьбе. Поймав подходящий импульс, попытался пробиться, и неожиданно у меня получилось. На этот раз я даже не заметил, произошло ли что-нибудь с пластинкой, ибо картинка Доски вспыхнула прямо в сознании. Здесь тоже была одна Фигура, она стояла на 12-м поле, – и это была Фигура Гроссмейстера!

Несколько секунд я изумлялся, еще несколько – радовался и гордился своей удачей, а потом припомнил одно старинное изречение: «Самое ценное в мире – это информация…» Эта не новая мысль тем не менее заставила меня призадуматься, и к тому же я внезапно понял одну общую ошибку членов Клуба, разубеждать в которой их было нельзя.

Я еще раз осмотрел лежащую на руке пластину и убедился в отсутствии блока, а это значило, что нужно ставить его обратно. Это, похоже, для меня проблемы не составляло: не отрываясь от мысленной картины Доски, я стал погружаться вглубь черного квадрата, пытаясь отключиться от всего окружающего.


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19